Наука о мозге и миф о своем я тоннель эго томас метцингер: Наука о мозге и миф о своем Я. Тоннель Эго | Метцингер Томас

Содержание

Наука о мозге и миф о своем Я. Тоннель эго

Жил-был мозг. Развивался, эволюционировал, а все равно туговато приходилось. Одиноко ему было в черепной коробке; все, что он видел, слышал, ощущал, доносилось откуда-то издалека, искаженным, неясным, неполным… Словно крот под землей, рыл он сквозь реальность узкий, слепой тоннель — и никакого света в конце. Взмолился мозг Ее Величеству Эволюции: доколе, мол, прозябать во тьме буду, озари истинным пониманием! Хорошо, — согласилась Повелительница Иллюзий и встроила в мозг крошечный органчик. И завел этот органчик нескончаемые речи про то, насколько всевидящ и всеведущ мозг, как доступен ему мир во всем многообразии, что свободен он в своих мыслях и действиях, мудр в понимании причин и целей… Убаюкал органчик мозг льстивыми сказками, убедил, что только он тут — гегемон реальности, так что теперь мозг никого другого, кроме своего органчика, не слушает, да и вообще спит давно, а органчик на автомате играет…

Примерно так можно выразить основную концепцию книги Томаса Метцингера о виртуальной мозговой я-модели и ее эволюционной роли. Читатели современной научной фантастики уже знакомы с именем автора и некоторыми его идеями по знаковому роману Питера Уоттса «Ложная слепота». В послесловии к нему Уоттс признается, что «Быть никем» Метцингера — «самое тяжелое, что ему доводилось читать». Словно отвечая канадскому фантасту (и прочей широкой публике), немецкий философ пишет более популярную книгу — рецензируемый «Тоннель эго». Он действительно читается легко, нисколько не снижая накал по части «крышесносных» идей и гипотез. Вот лишь некоторые из них: «Никакого Я не существует». «Мы живем в виртуальном мире». «Все мы автоматы». «Мозг — машина реальности». «Нет никакого процесса “выбора”: происходит лишь динамическая самоорганизация». «Мы — эго-машины, производящие осознаваемое Я».

Не менее интересна и аргументация Метцингера. Хотя он, будучи профессиональным философом, не может не упомянуть, например, Канта, но доказывает, что «мир всего лишь явление», отнюдь не цитатами из «Критики чистого разума». Вместо этого он использует результаты последних когнитивных и нейроэкспериментов («резиновая рука», фантомные конечности, связь «мозг — робот»), приводит обширные интервью со специалистами-нейрофизиологами (Галлезе, Хобсон, Зингер), смело привлекает такие неоднозначные темы, как осознанные сновидения, выход из тела в виде «эфирного двойника» и воздействие психоактивных веществ. А в случае выходов из тела Метцингер вдобавок делится богатым, как оказывается, личным опытом!

Большую и важную часть книги занимают этические выводы из тезиса «Мы — эго-машины». Философ признает его нигилистическую опасность для общества, но считает, что прежде всего нужно быть «интеллектуально честными». Поэтому он отвергает любую религию с ее иллюзиями понимания и предлагает новую «этику сознания», основанную на ощущении страдания. Такое ощущение должно объединить людей, большую часть животных и даже… будущие искусственные «эго-машины». Казалось бы, Метцингер должен приветствовать появление искусственного интеллекта — еще одной эго-машины среди прочих, однако он предостерегает от поспешных экспериментов в этой области, предполагая, что первые из них будут созданы несовершенными, ограниченными, с массой ошибок и будут очень страдать от этого. Я не встречал более гуманного аргумента против (а точнее, в пользу) искинов!

В целом, «Тоннель эго» производит внушительное впечатление и должен быть немедленно прочитан, тем более что других работ Метцингера на русском и нет, а книгам других нейроученых не хватает подобной философской глубины и мощи. В качестве критической стрелы позволю себе лишь одно возражение. Представляется, что его крестовый поход против «я» несколько несправедлив. Пусть «я» это виртуальное существо, которое живет в выдуманном им мире. Но ведь это не просто какая-то там химера, это и есть наш человеческий мир, мир культуры, мир смыслов и целей, мир идей и идеалов, представлений и фантазий, то есть всего того, чего, конечно же, «в реальности» не существует, но что оттого для нас не перестает значить ничуть не меньше и даже, пожалуй, больше, ибо мы сами суть это и ничто иное. И даже дорогие для Метцингера идеалы «интеллектуальной честности» и «солидарности против страдания» — не более не менее как идеалы все того же виртуального «я», без которого они не имеют смысла, как не имеет смысла вообще ничего в мире одних камней и фотонов. Так что не так уж и плох этот наш органчик, и песни его не только усыпляющие, но и делающие человека таким, каким он в самом деле и есть, безо всяких «как бы» и «якобы»…

Наука о мозге и миф о своем Я. Тоннель эго (Метцингер, Т.)

Метцингер, Т.

Эта книга одного из ведущих европейских философов-когнитивистов основана на последних научных исследованиях и посвящена радикальному переосмыслению природы человеческого сознания. Она объясняет, почему все наши интуитивные представления о собственном разуме неверны и почему человеческой личности просто не существует.

Полная информация о книге

  • Вид товара:Книги
  • Рубрика:Философия. История философии
  • Целевое назначение:Исследования
  • ISBN:978-5-17-091426-5
  • Серия:Золотой фонд науки
  • Издательство: АСТ
  • Год издания:2017
  • Количество страниц:415
  • Тираж:2000
  • Формат:60х90/16
  • УДК:159.9
  • Штрихкод:9785170914265
  • Доп. сведения:пер. с англ. Г. Соловьевой
  • Переплет:в пер.
  • Сведения об ответственности:Томас Метцингер
  • Код товара:919742

Томас Метцингер «Наука о мозге и миф о своем Я. Тоннель Эго»

*Видимо, год обещает быть щедрым на охапку отзывов по публицистике и научно-популярным работам, раз четвертый из пяти рецензионных комментариев я за январь составляю именно таким произведениям*

Не только художественная литература заставляет во время и после прочтения покопаться в своей голове, в слоях стародавних событий и заново оценить их и самих себя. Такими же по мощи, в каком-то смысле и крышесности, могут стать и труды по философии сознания и когнитивным наукам. Прочитав одну из глав рецензируемой ниже книги ночью, я долго старался уснуть. Но все эти теоретизирования, размышления и данные нейронаук по поводу устройства нашего разума, Я, сознания, самосознания и памяти не позволили мне этого сделать сразу. Они соблазнили меня на собственное миниатюрное исследования — путешествие вглубь собственных воспоминаний. Непрофессиональная интроспекция, если таковая вообще может быть профессиональной. И выводы, к которым я пришел, оказались плачевными, но об этом чуть после.

«Наука о мозге и миф о своем Я. Тоннель Эго» — научно-популярная работа Томаса Метцингера, немецкого философа, который стал известен лично мне не в ходе изучения литературы и прочих материалов по сфере изучения и философствования над изучением сознания, да и другим, думаю, из-за упоминания о нем у Питера Уоттса *которого я за едва успевший начаться год упоминаю уже в раз десятый*. Ведь предыдущая и, насколько я понимаю, более научная по специфике изложения книга данного исследователя, «Быть никем», серьезно подстегнула известного канадского «хард»-фантаста к написанию «Ложной слепоты». Видимо, не без влияния этого фактора, следующая, данная работа Метцингера, «Тоннель Эго», и была издана у нас в России.

Переходя уже к самому содержанию произведения немецкого философа и основным его тезисам, надо сказать, что все-таки не зря издали именно его, а не предыдущую книгу. Ибо если момент о наукоемкой лексике и специфическом повествовании и ходе мысли в качестве основных характеристик «Быть никем» верны, то это действительно благо. Помнится, что сам Питер Уоттс, по-моему, в послесловии к «Ложной слепоте», писал, что не до конца понял главные выводы этой книги. Так что если бы весь шквал подобного изложения переместился и сюда, то понять теорию Томаса Метцингера о тоннеле эго и я-модели как структуры и формы нашего сознания было бы для меня вовсе невозможно, раз уж подобное переварить целиком не получилось у ученого фантаста. Между тем, плюсом «Тоннеля Эго», сразу скажу, является то, что данная монография не являет собою лишь широкое развертывание объяснений и доказательств я-модели автора как сути нашего Я, в отличие от предыдущей. «Тоннель Эго» хорош больше как сборник более-менее, ибо такие делаются и в данный момент, последних результатов исследований и экспериментов когнитивистов и нейрофизиологов по работе нашего мозга. Тут имеются подробные описания работы и природы зеркальных нейронов, опытов выхода из тела, зеркальных фантомных рук, даже некоторые заметки по успехам робототехники, интервью с ведущими специалистами в областях исследования сознания и многое другое.

Доказательный ряд и повествование Метцингер выстраивает примерно следующим образом. В первой части Томас наиболее кратко излагает основные вопросы исследования и познания сознания, в основном философского характера, в тоже время выстраивая свою я-модель и тоннель эго как теорию, разрешающую и дающую ответы на эти вопросы. В том числе и в рамках проблемы эволюционной необходимости сознания. В следующей части своей работы Метцингер рассказывает об опытах выхода из тела и природе сна и осознанных сновидений, а также как исследования данных сфер помогает и уже помогло в изучении природы сознания. Здесь представлено очень много небезынтересной фактологии и пересказов некоторых экспериментов в данных областях — в том числе и такие опыты, в постановке которых участвовал и сам философ. А также здесь и в последнем разделе затрагивается тема использования медитаций для изучения сознания. В заключительной части автор описывает уже последствия всего того вала открытий, который, по его мнению, уже совсем скорого — а именно к 2050 году — обрушатся на человечество. Открытий в области сознания, конечно. Тут же, кстати, присутствуют сведения о наиболее недавних успехах в рамках разработки искусственного интеллекта. Здесь же Метцингер рассказывает о своих способах решения после момента крушения нашей этики и морали из-за деятельности когнитивистов и создании новой этики.

Так о чем же именно пишет Томас Метцингер? В чем заключается новизна его теории и как к ней можно относится? Ну, во всяком, как к ней отношусь я… Тоннель эго есть воображаемая аналогия нашему я. Стены этого тоннеля — наши восприятия реальности, за ними — вся та реальность, которую мы из-за ограниченности нашего восприятия не можем познать. И в этот же тоннель входит я-модель — представления мозга о собственном теле. Из всего выходит, что и реальность, которую мы якобы осознаем, и тело, которым якобы обладаем — лишь симуляции мозга. Симуляции, облегчающие переработку, обработку и выведение новой информации. И в данном случае, в рамках теории Метцингера, да и в принципе всех прочих подобных же гипотез функционалистов и большинства когнитивистов выходит, что так называемое Я, взгляд с первого лица — тоже своеобразная симуляция, созданная посреди прочих симуляций. И как такового Я, как сущности любого рода — физиологической ли, нематериальной ли — не существует. Это иллюзия, ошибка так называемой «народной психологии», лишь специально оставленный эволюцией более удобный способ понимания мира вокруг, повышающий шанс на выживание. Наверное так, в общих чертах и наиболее точно, без отсебятины и ложных интерпретаций, и можно описать теорию о природе нашего разума автора. На мой взгляд не-специалиста, доказательная база ученого местами провисает. В принципе, сам Томас Метцингер и говорит, что некоторые решающие открытия лишь впереди. И кажется, что иногда у автора мелькают софизмы (например, по вопросу редукционизма), притянутые за уши ответы на ряд вопросов, порой кажущееся умножение сущностей без надобности, обход стороной определенных специфик проблемы сознание-тело (откидывание квалиа, к примеру). Здесь для меня до сих пор убедительны критики функционализма и сильного ИИ вроде Нагеля, Серла (со стороны здравого смысла), Чалмерса. В данном же русле крайне интересна наша исследовательница мозга, нейроученый-лингвист Татьяна Черниговская (о начальном тезисе книги Томаса она отозвалась с некоторым недоумением — об иллюзорности Я), которую я, правда, пока только слушал, а не читал. Так вот, по ее мнению и к 50-ым годам до конца понять как мозг продуцирует сознание мы не сможем из-за чрезвычайной его сложности. Про нотки Радикального Переворота Всего, Технологической ли, Биологической ли Сингулярности от автора, приветствие подобного, я тоже молчу. Пусть и про проблемы, возникающие с исчезновением старых «духовных скреп» цивилизации до-открытия-истины-сознания Метцингер тоже не забывает. Ну, в данном случае понятно, откуда Уоттс «понабрался» частично некоторых идей.

В общем, подводя итог, «Тоннель Эго» — замечательная вещь в плане фактологии по современным данным когнитивистики, философии сознания и философии ИИ. Конечно, подход автора, на мой взгляд, опять же — человека, для которого «Китайская комната» есть символ критики целого ряда теорий в данной сфере знания — несколько узковат. Ибо функционализм. Но сама идея небезынтересна, да и вообще Томас Метцингер — один из немногих философов, вплотную работающих с нейрофизиологами и целым рядом специалистов смежных дисциплин самого высокого уровня. Конечно, плюс ко всему было любопытно узнать, откуда ноги «Ложной слепоты» растут. И язык автор постарался сделать максимальным образом доступным, стараясь объяснять большинство специфической профессиональной лексики. Так что прочитать стоит, разумеется.

А возвращаясь к моим собственным интроспекциям… Не знаю, ждут ли нас великие потрясения *России они не нужны, хах* и время перемен посреди наших эфемерных человеческих жизней. Не знаю, правильным ли путем идут когнитивные науки, Метцингер и функционалисты со сторонниками сильного ИИ. Понятия не имею, но одно я понял точно. Человек не совершен и совершенен одновременно. Не знаю, видимо, он ограничен своим уникальным безмерным мыслительным океаном. Как это проверить? Постарайтесь вспомнить свой самый лучший момент в жизни. Понимаю, их наберется не мало, но профильтровав и отсеяв их, выберете самый счастливый и значимый тем самым для вас. Да-да, при котором у вас наивысший духовный подъем, уровень счастья или всплеск эндорфинов — называйте как хотите. Не важно, как давно он произошел — десять, двадцать лет назад, или всего лишь минул год. А то и пара месяцев… Вы, думаю, сможете вспомнить в определенных подробностях распорядок того дня, хронологию событий, некоторую предысторию и все те мелочи, связанные с тем самым моментом. А сможете ли вы при этом вспомнить те эмоции, которые вы испытали при этом? К своему сожалению, я понял, что нет. Это невозможно. У меня получилось лишь воспроизвести воспоминания о воспоминаниях о тех чувствах. И на основе памяти о памяти о испытанном я делаю сравнение со всем остальным, что может быть соизмеримо. И знаете что? Не нахожу ничего подобного. Тот момент по эмоциональности ничего не переплюнуло в последствии. В те секунды, осознав эту мысль, я испытал одно из самых сильных разочарований в жизни. Я понял, что самое лучшее, что мог испытать, я уже испытал. А что хуже всего, я это понимаю даже на основе искаженных представлений о Том Моменте, исходя из воспоминаний о воспоминаниях о… Не знаю, возможно, все тщетно, смыслов нет, целей нет, ничего возвышенного нет, наша культура и цивилизация — блеф, человек ничего не значит, а постчеловеки в полном отрицании всего человечного тем самым нас во всем и перепрыгнут. Но даже если так, кто сказал, что мы не можем эти смыслы выдумывать, а наша несовершенная природа, позволяющая создавать и познавать что-то более совершенная — ошибка или слабость? Человек силен своим несовершенством, своей смертностью и всей той новой формой бытия, созданным им — языком и культурой, о которых Метцингер не слишком-то много и говорил *в этом плане мне гораздо симпатичнее мысли о бикамеральной возможности происхождения разума*. А дабы стать счастливее и совершеннее не обязательно становиться постчеловеками эпохи надвигающейся Технологической или бог знает какой Сингулярности. Достаточно думать о своих поступках и о людях, что с нами, с которыми мы делаем Те Самые Моменты. Берегите их, эгоистичные тоннельщики по Метцингеру, а по мне — совершенные несовершенностью человеки.

Томас Метцингер: Наука о мозге и миф о своем Я. Тоннель эго

Томас Метцингер

Тоннель эго. Наука о мозге и миф о своем Я

Thomas Metzinger

The Ego Tunnel: The Science of the Mind and The Myth of the Self

Печатается с разрешения автора и литературного агентства Brockman, Inc.

Редактор: Юлия Плющ, канд. философских наук

Copyright © 2009 by Thomas Metzinger

© Галина Соловьева, перевод, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2017

***

Томас Метцингер, один из ведущих философов своего поколения, занимается проблемой сознания, но его подход крайне необычен. В отличие от большинства своих коллег, он рассматривает ее с позиций нейронауки. Взгляд Метцингера удивительно свеж и дает немало пищи для размышлений.

Антонио Дамасио,

профессор нейрологии, психологии и философии университета Южной Каролины

«Тоннель эго» – это невероятно увлекательная и доступная книга об очень важной проблеме: кто мы? Захватывающее путешествие в человеческое сознание, которое совмещает новизну и научную основательность.

Марк Дженнерод,

директор института когнитивных наук Лионского университета

Аудитория Метцингера в этой книге – не ученые, и он прекрасно справляется с тем, чтобы донести свою теорию и философские вопросы, связанные с сознанием, до самой широкой аудитории.

Library Journal

Томас Метцингер – это один из самых последовательных, интересных и информированных философов, работающих сейчас над проблемой сознания.

Нед Блок,

профессор кафедры философии и психологии Нью-Йоркского университета

Эта великолепная книга обязательна для всех, кто интересуется исследованием мозга. В «Тоннеле эго» Томас Метцингер показывает, что философские дискуссии о сознании могут быть кристально ясными и подкрепленными увлекательными психологическими экспериментами и наблюдениями за теми эффектами, которые оказывают на сознание различные заболевания мозга. Прочтите эту книгу и почувствуйте настоящее вдохновение.

Люк Стилс,

лаборатория искусственного интеллекта при Брюссельском университете

Потрясающе оригинальное исследование человеческого сознания. Из-за растущего интереса к сознанию, как с теоретической, так и с практической точки зрения, нужна работа, которая была бы интересна как для профессиональных исследователей, так и обыкновенных читателей, и «Тоннель эго» – именно такая книга.

Metapsychology.com

Метцингер чрезвычайно точен в своих аргументах и обладает настоящим даром вычленять ключевые идеи.

Bookforum

***

Томас Метцингер – Ведущий немецкий философ в области философии познания и когнитивистики, профессор теоретической философии в Майнцском университете имени Иоганна Гутенберга, профессор Франкфуртского университета передовых исследований. Автор таких монографий как «Сознательный опыт» (1995), «Нейронные корреляты сознания» (2000), двухтомной монографии «Основной курс философии сознания» и научного исследования, посвященного междисциплинарной теории сознания, «Быть никем: теория субъективности я-модели» (2003).

Также он – создатель интернет-проекта Open MIND (http://www.open-mind.net), посвященного исследованию разума и сознания.

***

Посвящается Ане и моим родным

Чтобы двигать познание вперед, теория должна поначалу быть контринтуитивной.

Дэниел К. Деннет. Интенциональная установка(Кембридж, Массачусетс, 1987. C. 6)

Он (Людвиг Витгенштейн) однажды встретил меня вопросом: «Почему люди говорят, что естественнее считать, будто Солнце движется вокруг Земли, чем что Земля вращается вокруг своей оси?» Я ответила: «Вероятно, потому, что выглядело все так, будто Солнце вращается вокруг Земли». Ну, ответил он, а что бы мы видели, если бы все действительно выглядело так, будто Земля вращается вокруг своей оси?

Элизабет Энском.Введение в трактат Витгенштейна(Лондон, 1959. C. 151)

Благодарности

Эта книга написана не для философов и ученых. Это – первая моя попытка познакомить широкую публику с тем, что я думаю о действительно важных проблемах современной науки о сознании. Подбор соответствующих философских тем и новых эмпирических открытий целиком мой собственный – и он, конечно, безнадежно неполный и неизбежно поверхностный. И все же я надеюсь, что эта книга даст заинтересованным читателям реалистичное представление о новом образе сознательного человеческого разума. В особенности это относится к чувству Я и теории самосознания, которые развиваются на сегодняшний день, – и к связанным с ними этическим проблемам, которым нам в будущем придется смотреть в лицо.

Читать дальше
КОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКА

Понравилась книга?


Вы можете купить эту книгу и продолжить чтение
Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Читать онлайн «Наука о мозге и миф о своем Я. Тоннель эго» автора Метцингер Томас — RuLit

Томас Метцингер

Тоннель эго. Наука о мозге и миф о своем Я

Thomas Metzinger

The Ego Tunneclass=»underline» The Science of the Mind and The Myth of the Self

Печатается с разрешения автора и литературного агентства Brockman, Inc.

Редактор: Юлия Плющ, канд. философских наук

Copyright © 2009 by Thomas Metzinger

© Галина Соловьева, перевод, 2016

© ООО «Издательство АСТ», 2017

***

Томас Метцингер, один из ведущих философов своего поколения, занимается проблемой сознания, но его подход крайне необычен. В отличие от большинства своих коллег, он рассматривает ее с позиций нейронауки. Взгляд Метцингера удивительно свеж и дает немало пищи для размышлений.

Антонио Дамасио,

профессор нейрологии, психологии и философии университета Южной Каролины

«Тоннель эго» – это невероятно увлекательная и доступная книга об очень важной проблеме: кто мы? Захватывающее путешествие в человеческое сознание, которое совмещает новизну и научную основательность.

Марк Дженнерод,

директор института когнитивных наук Лионского университета

Аудитория Метцингера в этой книге – не ученые, и он прекрасно справляется с тем, чтобы донести свою теорию и философские вопросы, связанные с сознанием, до самой широкой аудитории.

Library Journal

Томас Метцингер – это один из самых последовательных, интересных и информированных философов, работающих сейчас над проблемой сознания.

Нед Блок,

профессор кафедры философии и психологии Нью-Йоркского университета

Эта великолепная книга обязательна для всех, кто интересуется исследованием мозга. В «Тоннеле эго» Томас Метцингер показывает, что философские дискуссии о сознании могут быть кристально ясными и подкрепленными увлекательными психологическими экспериментами и наблюдениями за теми эффектами, которые оказывают на сознание различные заболевания мозга. Прочтите эту книгу и почувствуйте настоящее вдохновение.

Люк Стилс,

лаборатория искусственного интеллекта при Брюссельском университете

Потрясающе оригинальное исследование человеческого сознания. Из-за растущего интереса к сознанию, как с теоретической, так и с практической точки зрения, нужна работа, которая была бы интересна как для профессиональных исследователей, так и обыкновенных читателей, и «Тоннель эго» – именно такая книга.

Metapsychology.com

Метцингер чрезвычайно точен в своих аргументах и обладает настоящим даром вычленять ключевые идеи.

Bookforum

***

Томас Метцингер – Ведущий немецкий философ в области философии познания и когнитивистики, профессор теоретической философии в Майнцском университете имени Иоганна Гутенберга, профессор Франкфуртского университета передовых исследований. Автор таких монографий как «Сознательный опыт» (1995), «Нейронные корреляты сознания» (2000), двухтомной монографии «Основной курс философии сознания» и научного исследования, посвященного междисциплинарной теории сознания, «Быть никем: теория субъективности я-модели» (2003).

Также он – создатель интернет-проекта Open MIND (http://www.open-mind.net), посвященного исследованию разума и сознания.

***

Посвящается Ане и моим родным

Чтобы двигать познание вперед, теория должна поначалу быть контринтуитивной.

Дэниел К. Деннет. Интенциональная установка

(Кембридж, Массачусетс, 1987. C. 6)

Он (Людвиг Витгенштейн) однажды встретил меня вопросом: «Почему люди говорят, что естественнее считать, будто Солнце движется вокруг Земли, чем что Земля вращается вокруг своей оси?» Я ответила: «Вероятно, потому, что выглядело все так, будто Солнце вращается вокруг Земли». Ну, ответил он, а что бы мы видели, если бы все действительно выглядело так, будто Земля вращается вокруг своей оси?

Элизабет Энском.

Введение в трактат Витгенштейна

(Лондон, 1959. C. 151)

Благодарности

Эта книга написана не для философов и ученых. Это – первая моя попытка познакомить широкую публику с тем, что я думаю о действительно важных проблемах современной науки о сознании. Подбор соответствующих философских тем и новых эмпирических открытий целиком мой собственный – и он, конечно, безнадежно неполный и неизбежно поверхностный. И все же я надеюсь, что эта книга даст заинтересованным читателям реалистичное представление о новом образе сознательного человеческого разума. В особенности это относится к чувству Я и теории самосознания, которые развиваются на сегодняшний день, – и к связанным с ними этическим проблемам, которым нам в будущем придется смотреть в лицо.

Читать 👀 онлайн 📲 Наука о мозге и миф о своем Я. Тоннель эго

Томас Метцингер, один из ведущих философов своего поколения, занимается проблемой сознания, но его подход крайне необычен. В отличие от большинства своих коллег, он рассматривает ее с позиций нейронауки. Взгляд Метцингера удивительно свеж и дает немало пищи для размышлений.

Антонио Дамасио,

профессор нейрологии, психологии и философии университета Южной Каролины

«Тоннель эго» – это невероятно увлекательная и доступная книга об очень важной проблеме: кто мы? Захватывающее путешествие в человеческое сознание, которое совмещает новизну и научную основательность.

Марк Дженнерод,

директор института когнитивных наук Лионского университета

Аудитория Метцингера в этой книге – не ученые, и он прекрасно справляется с тем, чтобы донести свою теорию и философские вопросы, связанные с сознанием, до самой широкой аудитории.

Library Journal

Томас Метцингер – это один из самых последовательных, интересных и информированных философов, работающих сейчас над проблемой сознания.

Нед Блок,

профессор кафедры философии и психологии Нью-Йоркского университета

Эта великолепная книга обязательна для всех, кто интересуется исследованием мозга. В «Тоннеле эго» Томас Метцингер показывает, что философские дискуссии о сознании могут быть кристально ясными и подкрепленными увлекательными психологическими экспериментами и наблюдениями за теми эффектами, которые оказывают на сознание различные заболевания мозга. Прочтите эту книгу и почувствуйте настоящее вдохновение.

Люк Стилс,

лаборатория искусственного интеллекта при Брюссельском университете

Потрясающе оригинальное исследование человеческого сознания. Из-за растущего интереса к сознанию, как с теоретической, так и с практической точки зрения, нужна работа, которая была бы интересна как для профессиональных исследователей, так и обыкновенных читателей, и «Тоннель эго» – именно такая книга.

Metapsychology.com

Метцингер чрезвычайно точен в своих аргументах и обладает настоящим даром вычленять ключевые идеи.

Bookforum

***

Книга: Наука о мозге и миф о своем Я. Тоннель эго — Томас Метцингер

Загрузка. Пожалуйста, подождите…

  • Просмотров: 11432

    Просто делай! Делай просто!

    Оскар Хартманн

    Оскар Хартманн – известный предприниматель, филантроп, многодетный отец, спортсмен и…

  • Просмотров: 6015

    Путь офицера

    Алексей Гришин

    Продолжение истории ветерана российской контрразведки, превратившегося в юного барона из…

  • Просмотров: 3295

    Убийство в Пражском экспрессе

    Иван Любенко

    1919 год. В Пражском экспрессе обнаружены два трупа. На следующий день частного детектива…

  • Просмотров: 3216

    Ты и деньги

    Елена Друма

    Елена Друма – автор бестселлера «Ты – сама себе психолог» и трансформационных курсов для…

  • Просмотров: 2631

    Предел

    Сергей Лукьяненко

    Вырвавшись из альтернативной реальности, исследовательский звездолет «Твен» пытается…

  • Просмотров: 2604

    Лучше. Книга-мотиватор для тех, кто…

    Ольга Савельева

    Как заставить себя действовать, если отчаянно хочется бездействовать? Как простить обиды,…

  • Просмотров: 2324

    Истребитель

    Дмитрий Быков

    «Истребитель» – роман о советских летчиках, «соколах Сталина». Они пересекали Северный…

  • Просмотров: 1872

    Боги войны

    Виктор Мишин

    Их службу обычно не видно. Об их существовании узнают позже, когда видят результат. Они в…

  • Просмотров: 1838

    Родной. Чужой. Любимый

    Лилия Орланд

    Кто бы знал, что приезд родственников разрушит мир в нашей семье и перевернёт всё с ног…

  • Просмотров: 1825

    Тихий омут

    Юлия Диппель

    Я Изара. Бессмертное пламя. Неугасимая звезда. Я изменю этот мир. В лучшую или… худшую…

  • Просмотров: 1726

    Воля к жизни. Как использовать ресурсы…

    Андрей Беловешкин

    Замечали ли вы, как легко и весело работается после долгого и насыщенного отпуска? И…

  • Просмотров: 1626

    Стюардесса Кристина. В поисках Ковчега…

    Дарья Кова

    Кристина с виду обычная стюардесса в коммерческой авиакомпании. Красивая девушка,…

  • Просмотров: 1467

    Рекрут

    Алексей Рудаков

    Издательство «МедиаКнига» представляет книгу «Рекрут», вторую в новой серии «Возвращение…

  • Просмотров: 1358

    О чём молчит лёд? О жизни и карьере…

    Алексей Мишин

    Алексей Мишин – один из наиболее успешных тренеров в истории мирового фигурного катания,…

  • Просмотров: 1243

    Тренинг освобождения души. От…

    Михаэль Зингер

    В считанные недели после своего выхода в свет работа Михаэля Зингера стала самой…

  • Просмотров: 1237

    Продает каждый!

    Игорь Манн

    Известный американский предприниматель и автор многих классных книг Харви Маккей как-то…

  • Просмотров: 1180

    Спаси меня, пожалуйста!

    Татьяна Бочарова

    Нелегко пришлось Ангелине этим летом – все знакомые взяли отпуск и уехали на море, а они…

  • Просмотров: 1117

    Альпийский узел

    Александр Тамоников

    Весна 1945 года. В одном из освобожденных городов Австрии действует особая группа СМЕРШ…

  • Просмотров: 984

    Обзор на книгу Анастасии Рыжиной…

    Диана Кусаинова

    Порой мы не задумываемся, как много времени тратим на бесцельное «зависание в интернете»,…

  • Просмотров: 939

    Человек в безлюдной арке

    Валерий Шарапов

    Лето 1945 года. За короткий срок в Москве совершено четыре похожих убийства. Все жертвы,…

  • Просмотров: 925

    Удержаться на краю

    Алла Полянская

    Люба давно не общалась со своей сестрой Надей и была шокирована ее внезапной смертью.…

  • Просмотров: 905

    Инопланетянка его мечты

    Евгения Чепенко

    Первый же рейд Забавы обернулся побегом конвоируемого психопата, гибелью экипажа и…

  • Просмотров: 864

    Преодоление

    Евгений Алмаз

    Книга о нашем выборе и жизни, где один неверный шаг может покалечить всю нашу судьбу, а…

  • Просмотров: 830

    Как приготовить кролика, спасти душу и…

    Элспет Марр

    Заметки викторианской леди расскажут обо всем понемногу: о готовке, о врачевании, о…

  • Наука о разуме и миф о себе (без сокращений) в Apple Books

    Хороший материал, интересный, увлекательный, но, в конце концов, несколько удручающий. На мой взгляд, у автора такой же взгляд на вещи, как у большинства работ Сьюзан Блэкмор, которые, если у вас есть надежда на продолжение индивидуальной духовной реальности за пределами физической жизни, их разрушат. Хотя автор не заходит так далеко, чтобы полностью отвергать такие возможности, как индивидуальная душа (по крайней мере, на некоторый период времени), он достаточно близок к ней, чтобы показаться антидуховным, поскольку я вижу истинную духовность выше и выше религий.Чтобы лучше сбалансировать эту работу, я хотел бы видеть больше ссылок на то, как сознание взаимодействует с измерениями квантовой физики, со всеми вытекающими из этого последствиями. Мы живем во вселенной, где сознание кажется более реальным, чем материя. Может быть, мы не существуем как «я» за пределами «организма», как он утверждает для нашей индивидуальной сознательной реальности как людей или любой другой жизни в этом отношении, но я действительно верю, что мы все являемся частью большего целого или сознательного коллектив, который в своем центре осознает все свои части, а также то, что люди называют Богом (я не люблю использовать это слово, потому что оно слишком загружено религиозным подтекстом).Это стоит прочитать (аудиокнига), но углубитесь в нее, понимая, что этот жизненный путь индивидуума разбил его надежду на продолжение существования сознания для живых существ в загробной жизни, но также имеет некоторые очень хорошие перспективы. Хотя в некоторых местах я обнаружил, что некоторые из его утверждений относительно его теорий были немного эгоистичными, такое отношение (хотя и намекалось только здесь и там) вполне может быть оправдано, поскольку большая часть его работ кажется обоснованной ломка.Возможно, некоторые из его новых идей — это просто еще одна часть головоломки, которой может не хватать в некоторых областях, но они определенно выглядят как очень надежные части, которые стоит понять. Каждая часть исследования сознания добавляет больше к общей картине, больше разрешения и ясности, хорошая работа, но следите за острыми гранями, касающимися духовности.

    Аудиокнига недоступна | Audible.com

    • Evvie Drake: более

    • Роман
    • От: Линда Холмс
    • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
    • Продолжительность: 9 часов 6 минут
    • Несокращенный

    В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

    • 3 из 5 звезд
    • Что-то заставляло меня слушать….

    • От Каролина Девушка на 10-12-19

    Туннель Эго Томаса Метцингера

    Теории о том, что такое сознание, имеют тенденцию распадаться либо на махание руками, либо на мистицизм.В то время как попытка Метцингера попадает в первую категорию, ему все же удается довольно хорошо бороться, прежде чем он проиграет: цели, которые он ставит перед собой, являются правильными, и когда он, наконец, начинает становиться неопределенным, это происходит только потому, что эмпирическая наука не согласилась ‘ т все же дошел до этой точки.

    Теория Метцингера состоит в том, что, хотя мы думаем о себе как о некоторой сущности — «я» — обитающей в теле, такой вещи не существует.Наш мозг создает модель мира, которая настолько хороша, что мозг не может рассматривать ее как нечто иное, чем реальное. В качестве примера: хотя вы можете видеть цвета, в реальном мире нет цветов — только различные спектры электромагнитного излучения, выходящие за пределы видимой части спектра. Голубое небо объективно не «голубое». Единственное, что мы можем сказать, это то, что когда вы наблюдаете это, ваш мозг создает субъективное ощущение голубого неба. Нам ничего не известно о том, что заставляет мозг создавать субъективное ощущение «синего», в отличие от какого-то другого цвета, когда мы сталкиваемся с определенным спектром дневного неба.Но поскольку мозг не может интуитивно уловить этот факт, мы думаем, что объекты имеют цвет, а небо голубое.

    Таким же образом мозг создает модель мира из сенсорных данных, и в эту модель мира помещает модель организма — самомодель. Тогда мозг не может увидеть в этом созданную модель и верит, что это реальность, и это приводит к субъективным переживаниям. Мозг создает «туннель эго» из названия книги — это туннель через реальность, в которой мы живем, но не можем распознать что-то созданное в нашем сознании.Когда мы что-то видим, мы видим только изображение объекта в туннеле эго. Когда мы чувствуем свои руки, мы чувствуем только себя-модель в туннеле эго.

    Именно здесь вы начинаете видеть, как руки Метцингера начинают размахивать руками. Потому что тогда возникает очевидный вопрос, как объяснить субъективные переживания, такие как синий цвет. Объяснение Метцингера о том, что субъективный опыт — это формат биологических данных , подводит нас к вопросу о том, какие форматы данных — биологические или нет — приводят к субъективным переживаниям в машине, которая их обрабатывает, и какие типы субъективных переживаний существуют? Что делает синий просто синим? Почему мы воспринимаем звук как просто звук, когда мы можем воспринимать колеблющееся давление как, например, давление или, может быть, как нечто совершенно иное? Именно здесь Метцингер опускает, почти как запоздалую мысль, то, что я бы сказал, является большой бомбой утверждения этой книги:

    Совершенно очевидно, и строго серьезным, неметафорическим и загадочным образом, сама физическая вселенная обладает внутренним потенциалом для возникновения субъективности.

    — Расположение 672

    Затем он начинает махать руками и переводит наше внимание обратно на туннель эго — но для меня это было предложение, которое запомнилось мне. Метцингер утверждает, что субъективный опыт является неотъемлемым свойством вселенной, в которой мы живем, и это поразило меня. Я не верю, что есть какое-то свойство Вселенной, которое делает субъективное восприятие зрения таким, какое оно есть, или что режимы субъективного опыта аналогичны, например, поколениям частиц в стандартной модели, которые оставит нас с субъективным опытом видения как одной из фиксированного числа модальностей, которые случайно оказались включенными во вселенную, в которой мы живем.Возможно, субъективный опыт автоматически адаптируется к представленным данным; тем не менее, я считаю, что вопрос о том, какие ограничения могут быть наложены на эту адаптацию и как она реализована, столь же важен для объяснения того, что такое сознание.

    Здесь Метцингер выдыхается. Он объясняет сознание, объясняя, почему мозг не считает себя мозгом, но проблема сознания переплетается с вопросом о том, как возникают субъективные переживания, поскольку они являются чем-то, что мы прочно ассоциируем с сознанием.Не освещать это — разочарование, хотя и понятное.

    Метцингер признает, что это сложный вопрос:

    У нас может скоро появиться функционалистская теория сознания, но это не значит, что мы также сможем реализовать функции, описываемые этой теорией, на небиологической несущей системе. Искусственное сознание — это не столько теоретическая проблема философии разума, сколько технологический вызов; Дьявол кроется в деталях.Настоящая проблема заключается в разработке не-нейронного типа аппаратного обеспечения с правильными причинными полномочиями: даже упрощенную, минимальную форму «синтетической феноменологии» может быть трудно достичь — и по чисто техническим причинам.

    — Расположение 2956

    В конце концов, однако, он предпочитает не идти туда. Что также хорошо — сила книги не только в том, что он задает правильные вопросы и с самого начала устанавливает правильные критерии для потенциальных ответов; а поскольку нейробиологические исследования еще не дали нам никаких надежных ключей, возможно, лучше промолчать, чем пытаться заполнить молчание дикими догадками.

    Подводя итог, можно сказать, что The Ego Tunnel — это настоящая поездка по этой штуке — чем бы она ни была — вы так думаете.

    Все о туннеле эго

    Интервью Ричарда Маршалла.

    Томас К. Метцингер — профессор и директор группы теоретической философии и исследовательской группы по нейроэтике / нейрофилософии на факультете философии Университета Йоханнеса Гутенберга в Майнце, Германия.С 2014 по 2019 год он является научным сотрудником Исследовательского колледжа Гутенберга. Он является основателем и директором группы MIND и научным сотрудником Франкфуртского института перспективных исследований, Германия. Его исследования сосредоточены на аналитической философии разума, прикладной этике, философии когнитивной науки и философии разума. MIT Press собирается опубликовать 2-томный набор наиболее полного сборника статей о сознании, мозге и разуме, доступный под редакцией Дженнифер Виндт и Дженнифер Виндт. В нем собраны 39 оригинальных статей лидеров в данной области, за которыми следуют комментарии, написанные начинающими учеными, и ответы авторов оригинальной статьи.Взятые вместе, статьи, комментарии и ответы представляют собой срез передовых исследований в области философии и когнитивной науки. Open MIND — это эксперимент как междисциплинарной, так и межпоколенческой стипендии, проект в стиле Робин Гуда, в котором он получил деньги откуда-то еще и выбросил весь материал БЕСПЛАТНО сначала для всех бедных стран мира, продемонстрировав, что они может сделать это быстрее и лучше, чем любой электронный журнал или издательство.В этом интервью он вслух размышляет о своем давнем интересе к сознанию, модели эпистемического агента самости, туннеле эго как метафоре сознательного опыта, проблеме с идеей точки зрения « от первого лица », интроспективном Супермене. и Суперженщины как продвинутые практики классической медитации осознанности, почему ничто не живет в туннеле эго, что показывает иллюзия резиновой руки, почему мы большую часть времени бессознательны и блуждаем по разуму, что делает повествовательный режим по умолчанию, влияние культура в туннеле эго, почему модные «разговоры об иллюзиях» раздражают его, что показывают нам сновидения, почему ИИ этически опасен, почему медитация и духовность нуждаются в холодной ванне хорошей аналитической философии, а также о проблемах, с которыми сталкиваются молодые философы когнитивной науки и пытается им помочь.Не торопитесь с этим: в конце концов, этот туннель эго, это вы …

    3: AM: Что заставило вас стать философом?

    Томас К. Метцингер: В 19 лет я никогда не мог понять, как кто-то может начать свою жизнь, не столкнувшись сначала и не прояснив действительно фундаментальные вопросы. Но потом я сильно разочаровался во Франкфуртском философском факультете. Конечно, я сильно сочувствовал Хабермасу и философам, представляющим Франкфуртскую школу, но я также видел недостаток концептуальной ясности и ощущал не столь революционное самомнение в эпигонах Хоркхаймера, Адорно и Хабермаса.Конечно, многие дебаты вначале были совершенно вне меня, но иногда я ощущал некоторую самоуспокоенность и претенциозность — молодые люди к этому весьма чувствительны. Но, прежде всего, для меня все это было недостаточно политически радикальным. В 19 лет я в основном придерживался мнения, что если вы интеллектуально честны и действительно хотите соприкоснуться с политической реальностью, то вы должны почувствовать запах слезоточивого газа. (Это было время больших протестов и жестоких демонстраций по поводу расширения аэропорта Франкфурта и сквотов в Вестенде.Честно говоря, я должен также признать, что большую часть времени — в отличие от нашего будущего министра иностранных дел и вице-канцлера Йошки Фишера — я принадлежал к тем парням, которые начали бегать первыми.) Я почти бросил философию, когда на семинаре о Декарте « Passions de l’Ame », молодой лектор по имени Герхард Гамм впервые показал мне, что если разум не имеет пространственных свойств, то не может быть пространственного локуса причинного взаимодействия с миром, ни шишковидной железы, ни где-либо еще в мозгу или физическом мире.Этот момент меня зацепил. В итоге я написал диссертацию о недавнем вкладе в проблему разума и тела от U.T. Место Джэгвона Кима, и он глубоко погрузился в англосаксонскую аналитическую философию разума.

    Но, конечно, есть и более ранняя личная история. Думаю, я всегда был немного критически настроен, и я ясно помню, как в 8 лет я плакал, когда впервые понял, что все должны умереть. И как меня разочаровали абсолютно глупые попытки этих взрослых утешить меня — они казались мне странными и просто не понимали сути.Примерно в 12 лет во мне проснулся маленький ученый, когда я купил и сразу же проглотил свои первые две книги. По сегодняшним меркам это были действительно плохие книги — научно-популярные книги, сообщающие о предполагаемых парапсихологических результатах, под заголовками «Радар психики» и «PSI: Психические открытия за железным занавесом». Но молодой исследователь во мне сразу же пришел к твердому выводу, что все это не только очень актуально, но и что совершенно очевидно, что существует поистине скандальный недостаток тщательного исследования! Итак, пока все остальные мальчики хотели стать машинистами локомотивов, исследователями космоса или парашютистами, я решил, что должен стать профессором парапсихологии.И, как я вскоре узнал, во всей Германии была только одна-единственная профессорская кафедра! Примерно к 15 годам в средней школе мы довольно много читали Сартра и Камю. Сегодня я считаю педагогически сомнительным давать такую ​​философию молодым людям в возрасте полового созревания. Следующую серьезную педагогическую ошибку тогда совершил мой отец, у которого на самом деле лежала копия книги Олдоса Хаксли « Doors of Perception ». Мой отец умер в прошлом году, и только недавно я заметил, насколько велико его влияние на мое раннее интеллектуальное развитие.В 16 лет (парапсихолог давно превратился в стойкого троцкиста) я заболел, лежал в постели три недели, и мне было ужасно скучно. На его прикроватной тумбочке я нашел копию книги Георга Гримма Die Lehre des Buddho . Еще один поворотный момент в моей интеллектуальной жизни, причем во многих отношениях. С тех пор я всегда время от времени читал индийскую философию, также много путешествовал по Индии и Азии, но я, возможно, мудро, а может быть, к сожалению, всегда держал это на частном, чисто любительском уровне.Я никогда систематически не интегрировал это в свое преподавание и / или в академические публикации, как это сейчас делают все большее число западных философов разума, причем очень интересными и новаторскими способами. Сразу после окончания средней школы я вылетел в Монреаль, автостопом доехал до Нью-Йорка, обратно по Трансканада-Шоссе до Ванкувера, до Беркли и обратно, всего 21 800 км. Я хорошо помню, что в течение этих 5 месяцев в моем рюкзаке все время лежали две книги: « Создание контркультуры » Теодора Росзака и « Йога-сутры » Патанджали.Потом я попал на философский факультет Франкфурта.

    3: AM: Вы интересуетесь философией сознания и себя.

    TM: Да, это правда, что я давно интересовался сознанием. В 1994 году я основал Ассоциацию научных исследований сознания вместе с Бернардом Баарсом, покойным Уильямом Бэнксом, Джорджем Бакнером, Дэвидом Чалмерсом, Стэнли Кляйном, Брюсом Манганом, Дэвидом Розенталем и Патриком Уилкеном. Я слишком долго просидел в Исполнительном комитете и различных комитетах ASSC, даже был президентом в 2010 году, но после пары тысяч электронных писем и 19 конференций приятно видеть, как кучке идеалистов на самом деле удалось это сделать. неожиданно создать устоявшееся исследовательское сообщество.Сообщество сознания теперь работает отлично, у него есть новый журнал, к нему постоянно присоединяются блестящие молодые люди, и мой личный прогноз таков, что к 2050 году мы будем изолировать глобальный нейронный коррелят сознания. Я также пытался поддержать весь процесс в целом. путем редактирования двух коллекций, одной для философов и одной междисциплинарного типа: Conscious Experience (1995, Imprint Academic) и Neural Correlates of Consciousness (2000, MIT Press)

    В начале ASSC фундаментальная концептуальная работа философов была очень важна, после чего последовала фаза, в которую нейробиологи пришли со своими собственными исследовательскими программами и вкладами.Наблюдая за этой областью уже более четверти века, у меня сложилось впечатление, что нам все больше нужны не столько одаренные молодые философы, которые эмпирически осведомлены в нейробиологии или психологии, сколько более молодые исследователи, которые могут сочетать философскую метатеорию с солидной математической подготовкой. . Первые формальные модели сознательного опыта уже появились на горизонте, и по мере того, как мы постепенно продвигаемся к первой унифицированной модели субъективного опыта, на концептуальной границе возникают проблемы, с которыми могут справиться только исследователи, разбирающиеся в математике.Теперь нам нужны непредубежденные молодые философы разума, которые могут видеть сквозь конкурирующие формальные модели, чтобы извлечь то, что концептуально проблематично — и то, что действительно актуально с философской точки зрения.

    В начале шестидесятых именно Хилари Патнэм в короткой серии основополагающих статей вдохновила Тьюринга и перенесла концепции из математической теории автоматов — например, идею о том, что «психология» системы будет дана машинным столом. физически реализует — в аналитическую философию разума, закладывая основы взрывного развития раннего функционализма и классической когнитивной науки.Одна из основных критических замечаний заключалась в том, что существуют некоторые загадочные и простые «внутренние» качества феноменального опыта (люди в то время называли их «квалиа») и что они не могут быть растворены в сети относительных свойств. Идея заключалась в том, что существуют несводимые и контекстно-инвариантные феноменальные атомы, субъективные универсалии в смысле Кларенса Ирвинга Льюиса (1929: 121-131), то есть максимально простые формы сознательного содержания, для которых интроспективно мы обладаем трансповременными критериями идентичности.Но это утверждение оказалось эмпирически ложным, и никто не мог в действительности сказать, что такое «внутренняя сущность» на самом деле. Затем мы получили междисциплинарный поворот, нейронные сети, теория динамических систем, воплощение эмоций, эволюционная психология и когнитивная робототехника стали непосредственно актуальными, обеспечивая ценные «восходящие ограничения» для философии разума. Одновременно мы стали свидетелями великого возрождения исследований сознания — многие из лучших умов начали разделять интуицию о том, что теперь они становятся эмпирически поддающимися обработке, созревшими для комбинированной междисциплинарной атаки.Сегодня старый философский проект по развитию «универсальной психологии» — например, общей теории сознания, независимой от аппаратных средств и видов — может вернуться в новом обличье. Возможно, интегрированная теория информации Джулио Тонони или подход прогнозирующей обработки, последовавший за предложением Карла Фристона в 2010 году о единой теории динамики мозга, уже предоставляют нам первые аналитические строительные блоки для действительно общей и абстрактной теории того, что такое сознание и индивидуальная точка зрения от первого лица на самом деле. во всех системах, в которых они есть.Возможно также, что в конце концов мы придем к новому и более глубокому пониманию того, почему просто не может быть универсальной теории того, что такое «феноменальность» или «субъективность». Но кажется очевидным, что кабинетная метафизика здесь не поможет. Сегодня ему нужны люди, способные проникнуть в математику теоретической нейробиологии.

    3: AM: Вы утверждаете, что никто не является и никогда не был самостью, что личность — это миф. Вы скорее говорите, что мы прозрачные самомодели. Можете ли вы распечатать для нас общую претензию?

    TM: О нет, это было бы серьезным недоразумением.Я, конечно, не говорю, что вы сейчас феноменальная самомодель, активная в мозгу! Вы — личность в целом, абстрактные, социальные, психологические свойства и все такое, человек, который сейчас задает этот вопрос. Этот человек в целом является эпистемическим субъектом, он хочет знать вещи, он когнитивный агент. Однако в голове этого человека находится сложное субличностное состояние, а именно непрерывная нейрокомпьютерная динамика, порождающая феноменальных самостей. Часто, но не всегда, сознательное репрезентативное содержание этой модели — это личность и эпистемический агент.

    Эта модель эпистемического агента, или сокращенно EAM, представляет собой весьма специфический и интересный с философской точки зрения слой содержания феноменального самосознания — по крайней мере, я так думаю. Например, понятие EAM может более точно определить, что мы на самом деле имеем в виду, когда обсуждаем «происхождение точки зрения от первого лица». Одним из центральных моментов является то, что переход от субличностного познания к познанию на личном уровне обеспечивается этой конкретной формой сознательной саморепрезентации, а именно глобальной генеративной моделью когнитивной системы как объекта, который активно конструирует, поддерживает и контролирует отношения знания. миру и себе.В недавних публикациях я показал, что мы обладаем EAM только около трети нашей сознательной жизни.

    Тем не менее, в рамках SMT («теория субъективности самомодели») решающим и более важным моментом является то, что из-за феноменальной прозрачности самомодели в наших головах мы — весь организм — отождествляем с его содержанием. . Если это модель человека, то организм начинает вести себя как человек. Меня всегда интересовали эти динамические отношения между эпистемическим субъектом (человеком или биологическим организмом в целом) и феноменальным Я (состоящим из субличностного состояния в мозгу): как именно мы впервые становимся эпистемологическими субъектами функционально и феноменологически? отождествлять себя с сознательной моделью познающего себя в нашем мозгу и действовать в соответствии с ней? Моя вторая немецкая монография называлась Subjekt und Selbstmodell (плюс неприлично длинный подзаголовок: «Перспективность феноменального сознания на фоне натуралистической теории ментальной репрезентации») — и, возможно, было ошибкой называть расширенный английский версия Быть никем .Но в то время я думал, что американцам просто нужно что-то подобное.

    Мне, возможно, следует также добавить, что SMT для меня — это не готовая теория, а самостоятельная исследовательская программа, которую я выполняю уже три десятилетия. Многие мои работы можно рассматривать в этом контексте: например, на фоне неудач немецких идеалистических моделей самосознания (например, у Фихте) мне всегда было ясно, что большая часть человеческого самосознания действительно «дорефлексивное» дело, как многие сегодня соглашаются.Таким образом, поиск минимальной формы самости был естественным, и промежуточный результат — результат наших экспериментов в виртуальной реальности и взаимодействия с исследователями сновидений — заключается в том, что я называю «прозрачным пространственно-временным я-местоположением» и принцип, не зависящий от какой-либо формы телесной или умственной деятельности, а также от эмоционального или явного пространственного содержания.

    Например, Дженнифер Виндт интересно показала, что может существовать прочная форма феноменального самосознания в так называемых «бестелесных снах», в которых самость сознательно представлена ​​как точка без протяженности в пространстве.Другой пример того, как я пытался постепенно заполнить пробелы, заключался в том, чтобы войти непосредственно в то, что недавно было названо «ловушкой репутации», а именно, читая (тонкую) эмпирическую литературу по внетелесному опыту и обсуждая это в Быть никем . Могу порекомендовать попытаться активно испортить себе репутацию. Это порождает новаторские исследования: Олаф Бланке вызвал ВТО путем прямой электрической стимуляции мозга в 2002 году и искал теоретическую основу, мы собрались вместе, и была проведена вся экспериментальная работа над иллюзиями всего тела, над виртуальными воплощениями в аватарах и роботах. из этого.Джош Вайсберг назвал это «методом удовлетворения междисциплинарных ограничений». Как философ вы определяете ограничения для любой хорошей теории, объясняющей то, что вас интересует, а затем отправляетесь искать помощи в других дисциплинах. Вы обнаруживаете, что эти люди намного умнее вас и что вы были совершенно неправы почти во всем, что думали по этому поводу до сих пор. Это действительно полезная стратегия, потому что она не только разрушает вашу репутацию и сводит к минимуму ваши шансы на рынке труда, но и оставляет вас в состоянии полного замешательства.

    Кстати, в последний раз я делал это, изучая эмпирическую работу по «блужданию ума» и «спонтанной мысли, не связанной с задачей». Двигаясь вверх от различных уровней содержания, составляющих опыт «воплощения» человеческой самомодели, пришло время взглянуть на когнитивную самомодель на некоторое время. Как оказалось, когнитивная деятельность (в отличие от того, что интуитивно думают многие философы) — очень редкое явление, как и ментальная автономия. Это открытие может помочь нам приблизиться к эмпирически обоснованному и гораздо более дифференцированному концептуальному пониманию того, о чем мы на самом деле просили, когда в прошлом мы говорили о перспективе от первого лица.Я думаю, что существует феноменальное самосознание без перспективности, и меня интересует переход.

    3: AM: Почему вы используете метафору сознательного опыта как туннеля эго? Почему туннель?

    TM: Потому что феноменальные свойства проявляются локально. Сознательный опыт как таковой является исключительно внутренним делом: как только все функциональные свойства вашего мозга зафиксированы, определяется и характер субъективного опыта.Если бы не было однонаправленного течения времени на уровне внутреннего опыта, то мы прожили бы нашу сознательную жизнь в пузыре, возможно, как некоторые простые животные или определенные мистики, запертые в вечном Сейчас. Однако наша феноменальная модель реальности не только трехмерна, но и четырехмерна: субъективное время течет вперед, феноменальное «я» внедряется в этот поток, разворачивается внутренняя история. Вот почему это не пузырь, а туннель: есть движение во времени. Но, конечно же, одной из интересных характеристик туннеля Эго является то, что он создает (как назвал его финский философ Антти Ревонсуо) устойчивый «опыт вне мозга», очень реалистичный опыт , а не , оперирующего внутренними моделями. но без усилий находиться в прямом и непосредственном контакте с внешним миром — и с самим собой.

    Обратите внимание, что «Туннель эго» — единственная неакадемическая книга, которую я когда-либо писал. Он был нацелен на заинтересованного мирянина, эксперимент в общественном понимании философии. Самое первое предложение этой книги гласит: «Эта книга написана не для философов или ученых». И метафора Ego Tunnel, конечно же, навеяна VR-технологиями. Если то, что я только что сказал, верно, тогда эмпирическая внешность виртуальна, как и «дорефлексивная» феноменология бесконечно близкого к самому себе — феноменальное сознание действительно есть вид .Виртуальная реальность — это представление возможных миров и возможных «я» с целью сделать их максимально реальными — в идеале, путем создания субъективного ощущения «присутствия» и полного погружения в пользователя. Интересно, что некоторые из наших лучших теорий человеческого разума и сознательного опыта описывают его очень похожим образом: ведущие современные теории динамики мозга, такие как Карл Фристон, Якоб Хоуи или Энди Кларк, описывают это как постоянное создание внутренних моделей мира. , прогнозирующая генерация гипотез — виртуальных нейронных представлений — о скрытых причинах сенсорного ввода посредством вероятностного вывода.Чуть ранее такие философы, как Ревонсуо и я, подробно указали на то, что сознательный опыт является в точности виртуальной моделью мира, динамической внутренней симуляцией, которую в стандартных ситуациях невозможно пережить как виртуальную модель , потому что она феноменально прозрачна, прозрачна. в смысле GE Moore — мы «смотрим сквозь это», как если бы мы находимся в прямом и непосредственном контакте с реальностью. Исторически новым и что создает не только новые психологические риски, но и совершенно новые этические и юридические аспекты, так это то, что одна виртуальная реальность теперь все глубже внедряется в , другая виртуальная реальность : по мере того, как VR-технология выходит на массовый потребительский рынок в 2016 году сознательный разум людей, который развивался в очень специфических условиях на протяжении миллионов лет, теперь становится причинно-следственным и информационным образом вплетен в технические системы для представления возможных реальностей.Все чаще он не только культурно и социально интегрирован, но и формируется технологической нишей, которая со временем сама быстро приобретает быструю автономную динамику и все новые свойства. Это создает сложную свертку, вложенную форму информационного потока, в котором биологический разум и его технологическая ниша влияют друг на друга способами, которые мы только начинаем понимать. Мы с Майклом Мэдари только что опубликовали первый в истории Кодекс этического поведения в отношении виртуальной реальности. При этом нашей основной целью было предоставить первый набор этических рекомендаций в качестве платформы для будущих дискуссий, набор нормативных отправных точек, которые можно постоянно уточнять и расширять по мере продвижения.

    3: AM: Кажется, есть проблема с привязкой описаний разума от третьего лица к описаниям от первого лица. Не потому ли, что мы можем исследовать онтологию туннеля эго с объективной, научной точки зрения от третьего лица, но можем испытать ее только от первого лица? Поэтому мы не можем воспринимать модели как модели?

    TM: Не совсем, это немного сложнее. Во-первых, совершенно неясно, что на самом деле означает «от первого лица» — все, что у нас есть, это визуально-грамматическая метафора.Иногда, в самые мрачные моменты, я думаю, что в философском сообществе продолжается заговор, организованная форма самообмана, как в культе, чтобы просто все вместе притвориться, что мы знаем, что такое «взгляд от первого лица» (или «Quale» или «сознание») означает, чтобы мы могли продолжать наши традиционные дебаты вечно. Во-вторых, сознательная модель прозрачна только в том случае, если наше интроспективное внимание не имеет доступа к лежащему в основе нейродинамическому процессу конструирования, к более ранним стадиям обработки в мозгу (к его «непреднамеренным» или «транспортным» свойствам, если вы предпочитаете более традиционную терминологию) .Бессознательные модели — подавляющее большинство репрезентативных процессов, разворачивающихся в мозгу, — не являются ни прозрачными, ни непрозрачными. Многие люди не видят того, что существует множество примеров феноменальной непрозрачности: это одна из самых интересных особенностей модели реальности человеческого сознания, которая, во-первых, может содержать элементы, которые не воспринимаются как независимые от разума, как однозначно реальный, как непосредственно данный, и, во-вторых, что существует «градиент реальности», в котором одно и то же содержание может восприниматься прозрачно или непрозрачно.

    Примерами феноменально непрозрачных состояний являются сенсорные иллюзии, псевдогаллюцинации, двумерные изображения, плавающие в пространстве перед вами (как в синестезии или в гипнагогических образах), и, что наиболее важно, феноменология сознательного мышления. В этих случаях это часть самой феноменологии, с которой вы сталкиваетесь или оперируете репрезентациями, которые могут быть истинными или ложными. Часто искажение информации носит субъективный характер, например: «Это нереально!» или «Это определенно не зависит от разума!» А насчет феноменологии «реальности» — я считаю, что нам действительно следует более серьезно относиться к нашей собственной феноменологии.Хорошая теория сознания должна объяснить отклонение в этом субъективном смысле реальности: явно существует феноменология «гиперреальности», например, во время религиозных переживаний или под влиянием определенных психоактивных веществ. Но, как показывают недавние исследования, при некоторых типах эпилептических припадков может быть чрезвычайно высокая степень «экзистенциальной уверенности». С другой стороны, во время травматических переживаний или, например, у пациентов, страдающих расстройством деперсонализации / дереализации, мы обнаруживаем сказочное, диссоциированное качество — мир и собственное тело могут восприниматься как искаженные и «нереальные».

    В обычной жизни феноменология воплощенных эмоций является прекрасным примером динамических изменений между прозрачностью и непрозрачностью: вы можете «непосредственно воспринимать», что ваша жена обманывает вас, или вы можете осознать вероятность того, что, возможно, это вы у кого есть проблема, что ваше «непосредственное» эмоциональное представление социальной реальности на самом деле может быть искажением.

    Короче говоря, я считаю, что если мы будем осторожно применять различие между прозрачностью и непрозрачностью к различным слоям человеческой модели себя, глядя на самосознание гораздо более осторожно и детально, то мы также можем прийти к при новом ответе на ваш первоначальный вопрос: что такое «взгляд от первого лица» на самом деле.

    3: AM: Супермен с его повышенной скоростью, вероятно, не сможет оставаться в сознании на вашем поле зрения, не так ли, потому что он сможет видеть модели?

    TM: Неверно. Интроспективный Супермен будет наслаждаться нецентрированной феноменологией «глобальной непрозрачности»: все будет казаться ему тем, чем, по крайней мере, в соответствии с некоторыми популярными в настоящее время описаниями, на самом деле с точки зрения третьего лица, а именно содержанием одного большого представления, например одна большая мысль или одна большая псевдогаллюцинация.Он потеряет феноменологию наивного реализма и, самое главное, то, что я назвал «феноменологией идентификации». Интроспективное биологическое тело Супермена больше не будет эмпирически отождествляться с содержанием его нынешней сознательной самомодели.

    «Самозанятый Супермен»…. — Мне нравится твой мысленный эксперимент! У него большой потенциал, потому что он открывает прекрасную логическую возможность, которая исследовалась в буддийской философии или в Адвайте на протяжении многих веков: представьте себе интроспективную суперженщину, продвинутого практикующего классическую медитацию осознанности, плюс глобальное непрозрачное состояние сознания, подобное «Осознанное бодрствование» (как сон, в котором вы осознали, что спите, но во время бодрствования).Ее способность к вниманию была бы настолько сильной, что не было бы непрерывной феноменологии репрезентативности и никакого наивного реализма — ни в отношении компонента мира, ни в отношении самокомпонента модели. То есть не было бы никакой идентификации с эпистемическим агентом или «самоанализирующим я» — скорее можно было бы предсказать феноменологию «всего мира, без усилий смотрящего в себя».

    Ваш сценарий «Интроспективного Супермена» также позволяет нам задавать новые вопросы: будет ли возможность сохранить даже феноменологию идентификации, но привязать ее к феноменальности как таковой , а именно, повернув процесс сознательного опыта сам в блок идентификации? В этой феноменальной конфигурации, которая явно возможна с логической точки зрения, эмпирические состояния все равно будут возникать, но они не будут субъективными состояниями, потому что лежащая в основе субъект-объектная структура сознания была растворена.Другими словами, то, что сегодня мы неопределенно называем индивидуальной «перспективой от первого лица», исчезло бы, потому что ее происхождение (я называю это «единицей идентификации») теперь не было устранено, а увеличено до максимума. Возможно, именно так мы должны представить себе вашего самоанализом Супермена? Феноменологически такая аперспективная форма сознания больше не будет субъективной формой опыта — скорее, глобализированным сознательным опытом «взгляда на мир». Один интересный и остающийся философский вопрос будет заключаться в том, хотим ли мы для этого класса состояний все же сказать, что они составляют форму сознательного самопредставления .

    3: AM: Почему то, что вы называете эго, не является тем, что мы могли бы считать собой? В туннеле эго ничего не живет?

    TM: Ничто не живет в Туннеле Эго, как ничто не живет в 3D-фильме — даже если аудитория полностью погружена и полностью идентифицируется с героем. Вы знаете, я не привязан к терминологическим соглашениям — мы всегда можем сказать: «То, что мы называли собой в прошлом, на самом деле есть X» (где я попытался предложить теорию о том, что это за X).Мы могли бы назвать все системы, в настоящее время работающие в рамках прозрачной феноменальной модели себя, или все системы, обладающие «способностями», функциональным потенциалом, «самостью». Если это придает вещам более политически корректный оттенок с вашей предпочтительной идеологической точки зрения или если психологически это помогает вам с отрицанием смертности — хорошо. Там просто нет сущности, нет индивидуальной субстанции, и с научной точки зрения мы можем предсказать и объяснить все, что мы хотим предсказать и объяснить, гораздо более экономно.Если вас интересует краткий набросок некоторых метафизических вариантов, есть глава под названием «Альтернатива без-самости» в Оксфордском справочнике Шона Галгера «Я» .

    3: AM: Что делает сознание субъективным явлением и как, по вашему мнению, такие эксперименты, как эксперимент с резиновой рукой, помогают показать, что личность является чисто эмпирической?

    TM: Сознание феноменологически субъективно всякий раз, когда есть стабильная, сознательно переживаемая перспектива от первого лица.Я утверждал, что для того, чтобы иметь перспективу от первого лица в этом смысле, когнитивная система нуждается в модели самого отношения интенциональности: ей нужна внутренняя модель самой себя, которая в настоящее время направлена ​​на интенциональный объект, например, набор условий удовлетворения ( представление цели действия, как в практической интенциональности) или набора условий истинности (объект знания, как в теоретической интенциональности). Такая гибкая, непрерывно изменяющаяся модель динамически направленного на различные намеренные объекты позволяет системе сознательно ощущать себя не только как часть мира, но и как полностью погруженную в него через плотную сеть причинных, перцептивных, когнитивных и других причин. отношения внимания и агентские отношения.Основная идея, лежащая в основе этого понятия «феноменальная модель отношения интенциональности», состоит в том, что решающая черта, характеризующая репрезентативную архитектуру человеческого сознания, заключается в непрерывном совместном представлении самого репрезентативного отношения. Этот PMIR, однако, не имеет ничего общего с концепцией «интенциональности», и это также не что-то статичное, абстрактное или вневременное — я скорее думаю о воплощенном, динамическом, круговом потоке причинности, лежащем в основе нашего феноменального опыта того, что нас направляют. в мире — наш внутренний образ того, что Маргарет Анскомб однажды назвала «стрелой интенциональности».Субъективность означает поймать себя на месте преступления.

    И это может означать, что сознание является субъективным в эпистемологическом смысле : В нашем собственном случае это способность представлять знание в очень специфическом, нейронно-реализуемом формате данных. Субъективность — это способность, способность использовать новый внутренний способ представления того факта, что вы в настоящее время что-то знаете себе. Для человека обладание сознательно переживаемой перспективой от первого лица означает обретение очень специфического функционального профиля и отличительного уровня репрезентативного содержания в своей активной в данный момент феноменальной модели себя: она эпизодически стала динамической внутренней моделью человека. знающий себя .В последнее время я стал называть это «моделью эпистемического агента». Дело в том, что представление фактов в рамках такой модели создает новую эпистемическую модальность. Все знания теперь доступны в новом внутреннем способе представления, а именно как знания, которыми обладает самосознательная сущность, намеренно направленная на мир. Следовательно, это субъективных знаний . Это представление о сознательной модели себя как индивидуальной сущности, активно пытающейся установить эпистемические отношения с миром и самим собой, я думаю, очень близко к тому, что мы традиционно подразумеваем под такими понятиями, как «субъективность» или «обладание 1ПП».

    Это иллюзия резиновой руки, которая вовлекла меня во все эти исследования виртуальной реальности, ставший знаменитым проект VERE и попытку создать надежные иллюзии всего тела в лаборатории Олафа Бланке в Лозанне. Я пошел к этим нейробиологам и, по сути, сказал: «По философским причинам, связанным с пререфлексивным самосознанием и теорией воплощения, мне срочно нужны воспроизводимые внетелесные переживания у здоровых субъектов и вариант всего тела. иллюзия резиновой руки! » Они сказали: «Мы не совсем понимаем, что вы имеете в виду, к тому же мозг никогда не видит все тело со стороны — это невозможно!» Резиновая рука демонстрирует, как наш байесовский мозг очень чувствителен к статистическим корреляциям в окружающей среде, и как феноменология собственности просто следует этому примеру, если основная модель реальности изменяется.Вот цифра из нашей статьи 2007 года в SCIENCE:

    Создание полного аналога иллюзии резиновой руки . (A) Участник (темно-синие брюки) видит через шлем виртуальной реальности свое собственное виртуальное тело (голубые брюки) в 3D, стоя на 2 м перед ним и его гладят синхронно или асинхронно по спине участника. В других условиях участник видит либо (B) виртуальное поддельное тело (светло-красные брюки), либо (C) виртуальный нематериальный объект (светло-серый), который синхронно или асинхронно поглаживают сзади.Темные цвета обозначают фактическое местоположение физического тела или объекта, тогда как светлые цвета представляют виртуальное тело или объект, видимый на HMD. (Изображение использовано с любезного разрешения М. Бойера.)

    Теория самомоделирования — это не просто одна философская модель среди других. С самого начала она была задумана как междисциплинарная исследовательская программа, максимально прочно закрепленная на научных данных. Если основная идея теории самомодели верна, она дает целый ряд эмпирических предсказаний, которые должны быть экспериментально проверены.Одно из этих прогнозов состоит в том, что в принципе должно быть возможно напрямую связать сознательную самомодель в человеческом мозгу с внешними системами — например, с компьютерами, роботами, а также с искусственными изображениями тела в Интернете или в виртуальной реальности . Это предсказание недавно подтвердилось. В соответствии с концептуальными предпосылками теории самомодели, в принципе должно быть возможно связать человеческое самомодель прямо причинно-следственным образом с искусственными органами для действия и восприятия, минуя ненейронное, биологическое тело.Благодаря этому мы могли не только на собственном опыте, но и функционально позиционировать себя в технологически созданной среде совершенно новыми способами. Последние пять лет я работал в исследовательском проекте VERE, финансируемом Европейским Союзом, в сотрудничестве с учеными и философами из девяти стран. Одна из исследовательских целей этого амбициозного проекта состояла в том, чтобы выйти за рамки классических экспериментов 2007 года и стабильно передать наше чувство самости аватарам или роботам, которые могут воспринимать за нас, перемещаться и взаимодействовать с другими самосознательными агентами («ВЕРИ» ”Является аббревиатурой Virtual Embodiment and Robotic Re-Embodiment ).Но моя официальная философская позиция по-прежнему гласит, что нам это никогда не удастся.

    В ходе амбициозного пилотного исследования наши израильские коллеги Ори Коэн, Дорон Фридман и их коллеги из Франции продемонстрировали, что можно считывать намерения испытуемого с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии в реальном времени. Затем они могут быть напрямую переданы в виде моторных команд высокого уровня роботу-гуманоиду, который преобразует их в телесные действия, в то время как испытуемый может одновременно наблюдать весь эксперимент визуально через глаза робота.Этот процесс основан на сгенерированных образах движения, что позволяет испытуемым «напрямую действовать с помощью своего PSM» [путем дистанционного управления роботом-гуманоидом во Франции со сканера в Израиле.

    Эта техническая разработка интересна с философской точки зрения по ряду причин, поскольку она не только позволяет нам действовать в мире, в значительной степени «в обход биологического тела», но также проверять теории о возникновении чувства самости точнее, чем когда-либо прежде. Многие из этих разработок являются исторически новыми.Я до сих пор верю, что интуиция, чувство равновесия и пространственное самовосприятие настолько прочно связаны с нашим биологическим телом, что мы никогда не сможем покинуть его на постоянной основе на основе опыта. Самомодель человека привязана к интероцепции, ее нельзя просто «скопировать» из мозга. Все, что можно сделать, это то, что новые виды инструментов станут функционально интегрированными с собственной моделью в нашем мозгу — не только граблями или палками, но также аватарами или роботами, например. Но должен признаться, что начинаю сомневаться.Во-первых, это может быть просто различных и новых расширенных форм самосознания, которые в будущем будут генерироваться все более плотными связями между самомоделью и аватарами или роботами — а во-вторых, технический прогресс в этой области происходит неожиданно. быстрый.

    Для философов этот тип технологического развития — разработка того, что я называю «интерфейсом самомоделирования» — интересен по нескольким причинам: во-первых, из-за его этических и культурных последствий, но также потому, что он представляет собой исторически новую форму. актерского мастерства.Я ввел понятие «PSM-действие», чтобы иметь возможность более точно описать этот новый элемент. PSM-действия — это все те действия, в которых человек использует исключительно сознательную модель себя в своем мозгу, чтобы инициировать действие. Конечно, должны быть петли обратной связи для сложных действий, например, при просмотре через глаза камеры робота, возможно, для корректировки захватывающего движения в реальном времени (что все еще далеко от возможности сегодня). Но релевантная причинно-следственная отправная точка всего действия теперь — это не тело из плоти и костей, а только сознательная самомодель в нашем мозгу.Мы имитируем действие в собственной модели, на внутреннем изображении нашего тела, и машина выполняет это. Для философских теорий самосознания это интересно, потому что позволяет более внимательно исследовать «дорефлексивный» механизм отождествления с телом.

    Мы — системы, которые постоянно извлекают причинную структуру мира в попытке предсказать, каким будет наш следующий сенсорный ввод, и мы используем наши тела в активном умозаключении и наши механизмы внимания, чтобы постоянно повышать точность наших прогнозов.Я считаю большой заслугой таких философов, как Якоб Хоуи и Энди Кларк, то, что они сделали основополагающую и новаторскую работу британского математика и теоретического нейробиолога Карла Фристона доступной для философского сообщества. Я также предсказываю, что в эмпирически информированных кругах философии разума мы скоро увидим совершенно новый виток дебатов о классическом интернализме / экстернализме. Согласно этому новому подходу, самосознание — это непрерывный процесс предсказания глобальных свойств самих себя с использованием единой модели — модели себя.Большая часть этого недоступна интроспективно, большая часть нашего самопознания — это бессознательное самопознание. Мы можем направить наше внимание только на сознательное разделение этого динамического процесса — и, конечно, не все это «чисто эмпирическое», как вы говорите. Конечно, существует систематический самообман, когнитивные предубеждения, такие как мужская чрезмерная самоуверенность и нереалистичный оптимизм, плюс слепое пятно индивидуальных предубеждений, есть также иллюзия трансвременной идентичности и существует множество философски релевантных эмпирических доказательств функциональной адекватности. формы введения в заблуждение.Но все это не делает самосознание «чисто эмпирическим»: нас просто не было бы здесь, если бы самомодели в мозгу наших предков не извлекали релевантную причинную структуру наших тел, периферического пространства и нашей физической среды. , и других умов и нашей группы достаточно хорошо. Наши внутренние модели объединяют миллионы лет взаимодействия с этим миром, во многих областях модельные свидетельства и статистическая надежность чрезвычайно надежны — вот почему мы даже пришли к явному моделированию себя как «познающих себя», Homo sapiens sapiens .

    3: AM: Обычно сознательный опыт воспринимает как объект, являющийся центром мира. Отсюда возникает пара вопросов. Первый: что значит сказать, что сознательный опыт не просто связан с миром, но связан с ним как познающие себя и могут ли быть ментальные состояния, которые не являются сознательными, или все ментальные состояния сознательны на каком-то уровне даже в те пациенты, которые отрицают свое существование? Каким образом обследование пациентов, которые отрицают свое существование, помогает решить этот философский вопрос?

    TM: Во-первых, множество свидетельств показывает, что большая часть нашей когнитивной обработки является бессознательной — феноменальный опыт — это всего лишь очень маленький кусочек или раздел гораздо большего пространства, в котором происходит мысленная обработка.В качестве приближения первого порядка я бы сказал, что феноменальность — это «доступность для интроспективного внимания»: сознание — это свойство всех тех ментальных содержаний, на которые вы в принципе можете направить свое внимание. Это хорошая рабочая концепция для начала: нет необходимости формировать концепцию или внутреннее суждение, достаточно просто наличия подсимволического мета-представления и оптимизации ожиданий точности. Вот почему многие животные обладают феноменальным сознанием, даже если у них может не быть «мыслей» в более узком, философски заряженном смысле.Также обратите внимание, что «вступление» в «интроспективном внимании» не обязательно означает, что это внимание направлено на самомодель организма: направление внимания на некоторое сенсорное содержание, которое внутренне представлено как аспект внешнего, независимого от разума объекта — голубизна неба, краснота яблока — все еще «интро» в том смысле, что с точки зрения третьего лица оно действует только на исключительно внутренней модели в вашем мозгу. В любой момент времени будет марковское одеяло, отделяющее вашу активную в настоящее время сознательную модель реальности от внеорганической реальности или других частей мозга, все поведение, основанное только на вашем сознательном опыте, можно предсказать на основе событий внутри этой модели. статистическая граница.Это означает, что, говоря эпистемологически и методологически, ничто вне этого не добавляет никакой информации с точки зрения предсказуемости. Все внимание — самоанализ. Конечно, субъективно все это может восприниматься как «прямое» и непосредственное восприятие внешнего мира.

    Один интересный вопрос, тесно связанный с тем, который вы поставили выше, мог бы заключаться в том, справедлив ли тот же принцип для бессознательных ментальных состояний и процессов, для вещей, которые находятся за пределами сознательной модели реальности, но которые мы все равно называем «ментальными» или «Преднамеренные» состояния.Другой интересный вопрос заключается в том, насколько наше поведение действительно основано «только на вашем сознательном опыте». Это может зависеть от наших эпистемических интересов и временного масштаба, если хотите, «временного окна», которое мы выбираем для изучения человеческого разума. Возможно, почти все психические состояния имеют сознательную и бессознательную части?

    Я и моя аспирантка Юлия Плющ недавно изобрели «модель познания дельфина». Дельфины часто прыгают над поверхностью воды. Одна из причин такого поведения может заключаться в том, что при путешествии на большие расстояния прыжки могут сберечь энергию дельфинов, поскольку в воздухе уменьшается трение.Обычно животные совершают длинные баллистические прыжки, чередующиеся с периодами плавания внизу, но близко к поверхности. «Морская свинья» — это одно из названий этого высокоскоростного движения дельфинов и других видов, пронизывающего поверхность, при котором прыжки чередуются с относительно длинными заплывами, часто примерно в два раза превышающими длину прыжка. «Морская свинья» также может быть энергетически дешевым способом быстро и непрерывно плавать и одновременно дышать.

    Плющ и я думаем, что подобно тому, как дельфины пересекают поверхность, мыслительные процессы также часто пересекают границу между сознательной и бессознательной обработкой, причем в обоих направлениях.Например, цепочки когнитивных состояний могут происходить из бессознательных целевых обязательств, вызванных внешними стимулами, а затем временно интегрироваться в сознательную модель себя для интроспективной доступности и избирательного контроля только для того, чтобы исчезнуть в другом бессознательном «плавании» ниже уровня поверхность. И наоборот, информация, доступная в сознательной модели себя, может быть «вытеснена» в бессознательную модульную форму саморепрезентации, где она не подвергает опасности самооценку или целостность в целом.Однако в человеческом разуме временные окна, в которых разворачиваются прыжки в сознание и последующая «подводная» обработка, могут иметь переменный размер — и на самом деле может быть более одного дельфина. Фактически, там может идти целая гонка! Так же, как и ваш «Самозанятый Супермен», «модель познания дельфина» имеет то преимущество, что она может быть постепенно обогащена дополнительными предположениями. Например, мы можем представить ситуацию, когда только один дельфин одновременно может действительно выпрыгнуть из воды, на короткое время выпрыгнув из более крупной, постоянно конкурирующей группы.Мы можем представить процесс «осознания» как процесс преходящей, динамической интеграции когнитивного содержания нижнего уровня в расширенные цепочки, как процесс «когнитивного связывания» с новым интегрированным содержанием, которое становится доступным для интроспекции. Но мы могли бы также указать, что отдельные дельфины часто находятся так близко к поверхности, что фактически наполовину находятся в воде, а наполовину — в воздухе.

    Что именно представляет собой этот процесс, который мы в первую очередь называем «сознательным мышлением»? Сознательное мышление существует, например, также ночью во сне.Во время сна мы совершенно не контролируем наши мысли и не можем контролировать свое внимание произвольно. Иногда есть возможность «проснуться» в состоянии сна и восстановить психическую автономию. Такие сновидения называются «осознанными сновидениями», поскольку в таких сновидениях сновидец осознает, что он в данный момент спит, и, следовательно, он также восстанавливает контроль над мыслительными процессами и способность к произвольному контролю внимания.

    А как насчет сознательного мышления в течение дня? В зависимости от научного исследования, наш разум блуждает в течение 30-50% фаз сознательного бодрствования.Ночью, во время неосознанных сновидений и тех стадий сна, на которых у нас сложное сознательное мышление, но нет графических галлюцинаций, нам также не хватает способности приостанавливать или прекращать процесс мышления — способности, имеющей центральное значение для умственного самоконтроля. Вы не можете быть рациональным субъектом без вето-контроля на уровне умственной деятельности. Кроме того, существуют различные типы интоксикации или легкой анестезии, болезни (например, лихорадочные сны или депрессивные размышления) или бессонница, при которой мы находимся в своего рода беспомощном сумеречном состоянии, измученном постоянно повторяющимися мыслями, которые невозможно остановить.На всех этих этапах наш ум блуждает, и мы не можем контролировать свои мыслительные процессы или внимание. Согласно консервативным оценкам, часть нашей модели себя, которая наделяет нас реальной психической автономией, существует только в течение примерно одной трети всей нашей сознательной жизни. Мы точно не знаем, когда и как дети впервые развивают необходимые способности и уровни своей модели. Но это правдоподобное предположение, что многие из нас постепенно теряют его к концу своей жизни. Если мы рассмотрим все эмпирические данные о совместном блуждании разума, мы придем к удивительному результату, который вряд ли можно недооценить с точки зрения его философского значения: интеллектуальная автономия — исключение, потеря и отсутствие когнитивного контроля — правило.

    Что касается внутреннего действия, мы редко бываем по-настоящему самоопределенными людьми, поскольку большая часть нашей сознательной умственной деятельности, скорее, представляет собой автоматическую, непреднамеренную форму поведения на субличностном уровне. Когнитивная активность и агентство внимания — не стандартный случай, а скорее исключение; то, что мы привыкли называть «сознательным мышлением», на самом деле большую часть времени является автоматически разворачивающимся субличностным процессом. Один интересный аспект заключается в том, что мы не замечаем этого факта — это в высшей степени нелогично, по крайней мере, большинству из нас кажется «немного преувеличенным».Кажется, что существует не только широко распространенная форма «интроспективного пренебрежения», напоминающая форму анозогнозии или анозодиафории, связанной с частой потерей когнитивного самоконтроля, характеризующей нашу внутреннюю жизнь. Феномен блуждания разума также явно связан с отрицанием, конфабуляцией и самообманом. Однажды я выступил с докладом о блуждании разума перед группой поистине превосходных философов, указав на частые, краткие разрывы в нашей ментальной модели нас самих как эпистемических агентов, и один участник интересно заметил: «Я думаю, это есть только у обычных людей.Как философы, у нас этого просто нет, потому что мы интеллектуальные спортсмены! » Интроспективный опыт и соответствующие словесные сообщения о блуждании собственного разума кажутся сильно искаженными из-за предвзятости самоуверенности, иллюзий превосходства и иллюзий самоанализа (в которых мы ложно предполагаем прямое понимание происхождения наших ментальных состояний, рассматривая интроспекцию других как ненадежный). Не только философы разума, вероятно, также подвержены влиянию предвзятости подтверждения, связанной с собственными теоретическими предубеждениями и укоренившимися в культуре представлениями об «автономной субъективности», корыстной предвзятостью и, возможно, частыми иллюзиями контроля на ментальном уровне.

    Когда вы просто наблюдаете за своим дыханием, вы воспринимаете автоматически разворачивающийся процесс в вашем теле. Напротив, когда вы наблюдаете за своим блуждающим умом, вы также испытываете спонтанную активность процесса в вашем теле. Что это за физический процесс? Множество эмпирических исследований показывают, что области нашего мозга, ответственные за блуждающий разум, в значительной степени пересекаются с так называемой «сетью режима по умолчанию». Сеть в режиме по умолчанию обычно становится активной во время периодов отдыха, и в результате внимание направляется внутрь.Это то, что происходит, например, во время грез, непрошенных воспоминаний или когда мы думаем о себе и будущем. Как только необходимо выполнить конкретную задачу, эта часть нашего мозга отключается, и мы немедленно концентрируемся на решении текущей нерешенной проблемы.

    Моя собственная гипотеза состоит в том, что сеть в режиме по умолчанию в основном служит для поддержания стабильности и хорошей формы нашей автобиографической самомодели: как и программа автоматического обслуживания, она генерирует все новые истории, которые имеют функцию заставить нас поверить в то, что мы фактически один и тот же человек с течением времени.Сеть в режиме по умолчанию имеет высокую метаболическую цену, это стоит организму много энергии, и было показано, что блуждание разума снижает общее качество вашей жизни — как целостный человек, вы тоже платите психологическую цену. Что же такого драгоценного, что мы платим за это такую ​​высокую цену? Я считаю, что это создание прочной иллюзии вневременной идентичности. Только до тех пор, пока мы верим в нашу собственную идентичность с течением времени, для нас имеет смысл строить планы на будущее, избегать рисков и справедливо относиться к другим людям — потому что последствия наших действий, в конце концов, всегда будут касаться нас самих. .Моя гипотеза состоит в том, что именно это было одним из центральных условий в эволюции социального сотрудничества и возникновении больших человеческих обществ: вы сами будете наказаны или вознаграждены в будущем, вы сами либо получите удовольствие иметь хорошую репутацию в будущем или подвергнуться репрессиям. Для этого нам нужна нетронутая «нарративная самомодель», иллюзия тождества. Тогда «укол совести» может сделать нас еще более застенчивыми, интегрируя индивидуальные предпочтения с предпочтениями группы.

    Но при ближайшем рассмотрении я считаю, что повествовательный режим по умолчанию не вызывает мыслей. Он постоянно генерирует внутреннюю среду, которую я бы назвал «когнитивными возможностями», потому что они предоставляют возможность для внутреннего действия . На самом деле они являются лишь предшественниками мыслей, спонтанно возникающими мысленными содержаниями, которые как бы постоянно кричат: «Подумай обо мне!» нам. Интересно, что такие прото-мысли обладают чем-то вроде только что упомянутого «аффордансного характера», потому что они открывают возможность.Эта возможность не является свойством сознательного «я» и не свойством маленькой прото-мысли, возникающей в настоящее время — это возможность установления отношения путем отождествления с ним.

    Представьте, что вы пытаетесь похудеть и пытаетесь сконцентрироваться на написании статьи, но в вашем поле зрения стоит миска с любимым шоколадным печеньем — постоянное аморальное предложение. Если мы способны отклонить такие предложения или отложить их на будущее, то мы также можем сконцентрироваться на том, что хотим сделать в настоящее время.Точно такой же принцип справедлив и для наших внутренних действий: если мы теряем указанную способность только на один момент, нас немедленно захватывает агрессивное маленькое «Думай меня!» и наш разум начинает блуждать. Часто наш блуждающий ум автоматически следует внутреннему эмоциональному ландшафту. Как феноменолог, мне кажется, что значительная часть блуждания разума на самом деле является «поведением умственного избегания», попыткой справиться с неблагоприятными внутренними стимулами или защитить себя от более глубокой обработки информации, которая угрожает самооценке.Он попытается, например, убежать от неприятных телесных ощущений и ощущений и каким-то образом достичь состояния, при котором будет лучше, как у обезьяны, перебегающей с ветки на ветку. Не действие, кажется, является одной из важнейших человеческих способностей вообще, поскольку это основное требование всех высших форм автономии. Есть внешнее бездействие, например, при успешном управлении импульсами («Я не возьмусь за эту миску шоколадного печенья сейчас!»). И есть внутреннее бездействие, примером которого является отпускание цепочки мыслей и отдых в открытом состоянии осознанности без усилий, которое иногда может следовать.Таким образом, существует внешняя и внутренняя тишина. Тот, кто не может остановить свой внешний поток слов, скоро вообще не сможет общаться с другими людьми. Тот, кто теряет способность к внутреннему молчанию, теряет контакт с самим собой и вскоре больше не может ясно мыслить.

    Страниц: 1 2

    Впервые опубликовано в журнале 3: AM: четверг, 25 февраля 2016 г.

    Et Cetera: выбор Стивена Пула из научно-популярной литературы | Книги

    Туннель эго: наука о разуме и миф о себе , Томас Метцингер (Basic Books, £ 10.99)
    Ведущая фигура в «исследованиях сознания» предлагает здесь поразительно необычную работу нейробиологически обоснованной философии. По мнению Метцингера, мир, который, как мы думаем, мы переживаем, является всего лишь моделью мира мозга, упрощенным «туннелем» через невообразимо богатую реальность. Ощущение, что у нас есть «я», — это просто полезная модель: существует только процесс «самоопыления», а субъективный опыт — это просто «формат биологических данных». Неясно, удалось ли Метцингеру успешно избежать импликации гомункула, смотрящего телевизор в своей голове, что, кажется, неизбежно следует из его разговоров о «проекции» или «симуляции», хотя он признает, что некоторые из его метафор являются метафорами.

    Метцингер пишет с острым любопытством, освежая части, которые другие философы ума обычно не достигают. Вот аргументы об осознанных сновидениях, этике создания искусственного мозга и различных иллюзиях, неврологических расстройствах или даже внетелесных переживаниях: он неоднократно настаивает, что любая философская теория сознания должна быть способна «объяснить» такие аномалии. Есть несколько изощренных шуток (возможная школа мысли под названием «элиминативный феноменализм») и несколько диалогов между Метцингером и учеными, занимающимися мозгом, в которых автор демонстрирует ловкость удивительного и красивого вопроса: «Есть ли животные, которые мечтают, но не наслаждаться бодрствующим сознанием? » Нет; но спросить стоило.

    Изучение счастья , Сиссела Бок (Оксфорд, 18,99 фунтов стерлингов)
    Кажется, все больше и больше книг о счастье, чем больше несчастных становится каждый. Гуманное исследование философа Бока делает из разногласий веков добродетель, а не проблему, сравнивая конкурирующие версии счастья Аристотеля, Сенеки, Августина, Монтеня, Папы, Канта, Бентама и др. И задавая вопросы о том, что она называет «Да». но «сорт. Она изучает недавно процветающую «науку о счастье», принимая ее к сведению из-за ее неспособности взаимодействовать с философскими и литературными традициями.

    У Бока очень счастливая идея прочитать книгу Фрейда «Цивилизация и ее недовольство» вместе с книгой Рассела «Покорение счастья» (обе опубликованы в том же году), и он бросает некоторые резкие вызовы современной ортодоксии («стойкость» не всегда может быть будь хорошим). В противоположность этому, есть некоторая впечатляющая мрачность от француза XIX века Шарля Фурье: «У нас мало страстей и едва ли достаточно средств, чтобы удовлетворить четверть из них. Вот почему наш земной шар на данный момент является одним из самых несчастных во Вселенной. .«Мне понравилась эта« одна из ».

    Smart Swarm , автор Питер Миллер (Коллинз, 18,99 фунтов стерлингов)
    Не часто вы видите автора, обещающего в своем предисловии:« Вам понравится эта книга ». был с тех пор ненавидеть это, я должен сообщить сквозь стиснутые зубы, что он был прав. Речь идет об организованном поведении муравьев, термитов, скворцов, рыб и пчел, которое приводит к сложным, очевидно разумным результатам без каких-либо планов или лидеров. Что интересно, мы много слышать от ученых, изучающих маленьких тварей; один с любопытной любовью замечает его подопечных: «У них явно были маленькие муравьиные войны.Миллер рассказывает несколько улучшающих бизнес-историй (это такая книга), но также рисует яркую картину собрания мэрии в Вермонте, убедительно связанного с тем, как «охотящиеся за домом» пчелы голосуют за местоположение Новый улей. В конце автор предполагает, что люди могут найти способы лучше использовать свой распределенный интеллект, не становясь простыми овцами. Вместо этого мы должны быть похожими на героев этой книги, пчел. Теперь все вместе: пчелы — это хорошо.

    Сознание, 3-е издание

    Дополнительная биографическая информация

    Интервью с Ричардом Маршаллом, «Все о туннеле эго», для 3: AM Magazine

    Интервью с Майклом Тафтом для журнала Быть человеком , сентябрь 2012 г.

    Википедия

    Твиттер @ThomasMetzinger

    Публикации

    Список публикаций в Википедии

    Список бесплатных загрузок статей на английском и немецком языках

    цитирований в Google Scholar

    Котировки на Goodreads

    Избранные публикации, актуальные для сознания

    Фрит, К.Д., и Метцингер, Т. (2016). Какая польза от сознания? Как укол совести заставил нас по-настоящему осознать. В А. К. Энгель, К. Дж. Фристон и Д. Крагич (редакторы), Прагматический поворот: К ориентированным на действия взглядам в когнитивной науке (стр. 193–214). Кембридж, Массачусетс: MIT Press. Предварительный просмотр Google Книг здесь.

    Ленггенхагер Б., Тади Т., Метцингер Т. и Бланке О. (2007). Video ergo sum: Манипулирование телесным самосознанием. Science , 317 (5841), 1096–1099.Запись журнала, защищенного Paywall, здесь. Прямая загрузка комментариев коллег (препринт) в формате PDF здесь.

    Метцингер, Т. (1995a). Быстрее мысли: целостность, однородность и временное кодирование. В Т. Метцингере (ред.), Сознательный опыт (стр. 425–461). Торвертон, Девон: Imprint Academic. Предварительный просмотр Google Книг здесь.

    Метцингер, Т. (Ред.) (1995b). Сознательный опыт . Торвертон, Девон: Imprint Academic. Предварительный просмотр Google Книг здесь.

    Метцингер, Т.(Ред.) (2000). Нейронные корреляты сознания: эмпирические и концептуальные вопросы . Кембридж, Массачусетс: MIT Press. Предварительный просмотр Google Книг здесь.

    Метцингер, Т. (ред.) (2003). Быть никем: Самомодельная теория субъективности. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. Предварительный просмотр Google Книг здесь.

    Метцингер, Т. (2005). Внезапные переживания как источник концепции «души». Разум и материя , 31 , 57–84. Запись журнала, защищенного Paywall, здесь.Прямая загрузка PDF (финальная версия) здесь.

    Метцингер, Т. (2009). Туннель эго: наука о разуме и миф о себе . Нью-Йорк: Основные книги. Предварительный просмотр Google Книг здесь.

    Видео

    Список видео и аудиоматериалов на английском и немецком языках

    Прозрачный аватар в вашем мозгу. Обсуждение на TEDx, Барселона, июль 2013 г.

    Интервью со Сью Блэкмор, июнь 2015 г.

    Репрезентация тела и самосознание: от воплощения к минимальной феноменальной самости.Лекция (с аннотацией) о феноменальной самомодели, Институт Макса Планка, Лейбниц, февраль 2013 г.

    Быть никем: Сознание, феноменальное «я» и перспектива от первого лица. Лекция представлена ​​Альва Ноэ, Калифорнийский университет в Беркли, февраль 2005 г.

    Аудио

    Природа сознания. Разговор о сознании и себе, подкаст Сэма Харриса Waking Up

    Вы не личность: тела, мозги и природа сознания.Интервью (также касающееся свободы воли) для подкаста ABC All in the Mind , октябрь 2009 г. (включая стенограмму)

    Ты не сам! Тела, мозг и природа сознания — All In The Mind

    Наташа Митчелл : All in the Mind , здесь, на ABC Radio National, здорово, что у вас есть уши. Наташа Митчелл на борту.

    Сегодня, возможно, тревожная или, возможно, утешительная встреча с вашей внутренней жизнью.

    Томас Метцингер : Никто никогда не видел завещания.Сколько граммов будет весить завещание? Какого цвета у него? Мы точно не находим воли в мозгу. У нас есть сознательный опыт наличия свободы воли, фактического обдумывания, желания чего-то, сопоставления различных целей друг с другом и так далее, и этого сознательного опыта свободы воли, который будет объяснен наукой.

    И вопрос в том … многие люди в обществе испытывают беспокойство из-за этих дебатов о свободе воли. Представьте, что не было свободы воли, что, если бы у нас была теория, которая гласила бы это, мы не могли бы поверить в эту теорию, это сделало бы нас больными.Я имею в виду, как вы могли представить, что каждая мысль, каждое намерение, которое вы сознательно переживаете прямо сейчас, были предопределены чем-то бессознательным за пределами вашей реальности. Люди, у которых есть такой опыт, обычно находятся в психиатрических учреждениях. Наш мозг никогда не был создан для этого.

    Наташа Митчелл : Наш мозг никогда не был создан для этого, и именно поэтому, конечно, мы хотим говорить о таких вещах на All in the Mind .

    Итак, что делает вас вы ?

    Я надеюсь, что вы слышали о нашем проекте «Генофонд» на сайте ABC в социальной сети «Пул». Это тот самый вопрос, который мы задаем там в данный момент, и мы будем благодарны за ваш вклад, рассказы, стихи, изображения, звуки , все, что вам нравится.Pool.org.au — это то место, и мы будем транслировать некоторые из ваших предложений генофонда через несколько недель.

    Конечно, еще одна вещь, которая заставляет вас чувствовать себя , вы, , — это невыразимое чувство «я», которое есть у каждого из нас, — быть «я» внутри. Этим опытом веками занимались философы, в том числе и мой сегодняшний гость, но ученые в целом держались в стороне, видя в этом шаткую, субъективную проблему, которую невозможно разгадать эмпирически.

    Ведущий философ мысли Томас Метцингер играл центральную роль в глобальном стремлении изменить это положение, в рамках возрождения, которое включает в себя создание Ассоциации научных исследований сознания, в которой он собирается стать президентом.

    Профессор Метцингер работает в Университете Йоханнеса-Гутенберга в Майнце в Германии и давно сотрудничает с нейробиологами, исследователями искусственного интеллекта и другими специалистами. А в своей новой книге «Туннель эго: наука о разуме и миф о себе» он утверждает, что не существует такой вещи, как «я». Он мой гость сегодня на шоу.

    Наташа Митчелл : Добро пожаловать в Австралию, Томас, и на ABC Radio National, здорово, что вы присутствуете на шоу.

    Томас Метцингер : Я очень рад быть здесь.

    Наташа Митчелл : Послушайте, если бы я спросила вас, кто вы, личность, которую зовут Томас Метцингер из Германии, мне интересно, как бы вы ответили, потому что вы приводите провокационный аргумент, что нет такая вещь, как «я», которой никогда не было и никогда не будет.

    Томас Метцингер : Да, на самом деле это не так уж и провокационно, это совсем не оригинальная идея.Многие философы англо-саксонской вселенной Дэвид Хьюм говорили это в течение долгого времени. Кто я? Физическое тело, безусловно, существует, организм существует, но организмы — это не «я». Я не отрицаю, что есть чувство собственного достоинства. Я конечно чувствую себя кем-то, но такого нет. В области за пределами мозга или физического мира нет ничего нефизического, что мы могли бы назвать самостью, но в мозгу также нет ничего, что мы должны были бы назвать самим собой.

    Конечно, это было в буддийской философии 2500 лет назад.Итак, идея о том, что, как говорят философы, «я» — это не субстанция, что это что-то, что может оставаться и удерживать себя в существовании, даже если тело или мозг погибнут, это не очень захватывающая и новая идея. Мне интересно понять, почему мы просто не можем поверить в это. У нас есть ощущение, что в нас есть сущность, самое глубокое внутреннее ядро. У нас есть ощущение, что должно быть что-то неправильное в нейронаучных теориях самосознания, есть что-то помимо этого.И я хочу понять, что это за самое глубокое ядро, потому что это источник субъективности сознания.

    Наташа Митчелл : Но в некотором смысле сказать, что у человека нет души, это не бесспорно среди, я думаю, неверующих в религию, скажем, но, возможно, сложнее сказать, что у нас нет иметь «я», потому что тогда, как вы предположили в своей книге, это действительно расстраивает нас в глубине души, не так ли, потому что кто в таком случае чувствует ваши чувства и мечтатель вашей мечты, как вы выразились, тот человек, переживающий ваш сознательный опыт, и, что еще более спорно, кто является движущей силой нашей свободной воли?

    Томас Метцингер : Верно, в первом приближении можно было бы сказать, что то, что мы называли собой в прошлом, — это не вещь в мозгу и не вещь в какой-то метафизической сфере за пределами мозга, но это процесс…

    Наташа Митчелл : Значит, у нас в голове не маленький мужчина или женщина …

    Томас Метцингер : … который смотрит на картинки. Но переживание взгляда, ориентации на собственные чувства или чувственное восприятие внешнего мира — это само по себе изображение. Никто не смотрит на изображение, это как будто камера является частью изображения или просмотр сам по себе является частью процесса просмотра. Вот как в нашем случае возникает точка зрения от первого лица. Вопрос в том, хорошо, если это не вещь, если это не что-то в мозгу, что это за процесс? И я думаю, что, как говорят философы, это процесс репрезентации, то есть создание изображения, и этот процесс происходит не всегда.Вы знаете, что у вас есть сознательное «я» во сне, у вас оно есть в вашей жизни наяву. Во время анестезии или во время сна без сновидений не бывает такого процесса самооценки, если я могу это так назвать.

    Наташа Митчелл : Милая. Да, это хороший способ выразиться. Вы видите эго как своего рода игру в виртуальной реальности, на самом деле, что чувство, которое мы испытываем к себе, скорее похоже на виртуальную реальность, и что мы застряли в своего рода бесконечном симуляторе полета.

    Томас Метцингер : Верно, вещь должна также моделировать пилот, чтобы быть действительно хорошей, чтобы создать пользовательскую поверхность, как рабочий стол Windows, на ее собственной механике, которая слишком сложна для понимания, поэтому нам нужен упрощенная версия того, что на самом деле происходит в нас самих.И эта упрощенная версия — сознательный опыт. Сознательное я … это то, что мы сегодня называем сознанием. Я думаю, что это также что-то вроде вычислительного инструмента, который помогает нам ориентироваться в мире, например, указатель мыши, который говорит вам: «Вы здесь и сейчас, и вы можете контролировать то и это». Итак, у нас действительно есть что-то вроде симуляции мира, и я думаю, что удивительно то, что Мать-природа сделала это намного лучше, чем любой компьютер сегодня. Миллионы лет назад у нас было ощущение присутствия в мире как самих себя, и это большое достижение естественной эволюции и эволюции нервных систем, но оно виртуальное.

    Наташа Митчелл : Как интересно. Итак, сознание буквально является проявлением внутреннего мира, но этот мир является очень частичным представлением материального, реального мира, который мы переживаем, — это ваше предложение.

    Томас Метцингер : Верно, это точно так, как, возможно, говорил вам ваш учитель физики в старшей школе, перед вашими глазами просто бушующий океан смесей разных длин волн, нет цветных объектов. Цветные объекты — это модели, которые ваш мозг создает из визуальных объектов.Модель мира, создаваемая нашим мозгом, имеет много измерений, в том числе слуховое восприятие, звук, речь и музыку, цвета и запах. Но у него также есть эти внутренние ощущения, все восприятие нашего тела, настроения, эмоции, все это части … это похоже на тонкую пленку, которая создает границу для мира. Я не говорю, что внешнего мира нет, и я также не говорю, что мы не контактируем с ним и не действуем в этом мире, а просто для сознательного опыта, каким он кажется вам, это на самом деле внутреннее пространство, то есть нечто очень локальное в вашем собственном мозгу.В реальном мире нет «я» как одной существенной вещи. Это часть симуляции.

    Наташа Митчелл : Тем не менее, это немного тревожит ощущение, что мы на самом деле не переживаем мир, с которым соприкасаемся. Ваш интерес к сознанию проявляется и как академик, и как философ, но он также проистекает из серии очень ранних интенсивных личных переживаний, которые вы пережили в молодости. Расскажите о серии внетелесных переживаний, которые у вас были.

    Томас Метцингер : Многие люди сегодня любят говорить о методах от первого лица в исследовании сознания и никогда не применяют их сами.С одной стороны, я считаю, что у нас могла бы быть гораздо лучшая наука и гораздо лучшая наука о сознании, если бы многие из вовлеченных исследователей занимались такими вещами, как медитация или другие практики, скажем, в измененных состояниях сознания, но как философ я этого не делаю. Я не верю, что в строгом смысле слова мы можем просто заглянуть в собственное сознание и найти там факты. Я обычно держу это совершенно отдельно, это моя личная жизнь, но я также в первую очередь занимаюсь длительной медитацией и случайно, когда мне было чуть за 20, у меня было шесть или семь спонтанных переживаний выхода из тела.Ничего драматичного, только когда засыпаю. Они заставили меня много думать, потому что я как раз писал свою докторскую диссертацию по проблеме разума / тела и только что обнаружил, что все, кто занимается исследованиями, — материалисты …

    Наташа Митчелл : Итак, они помещают разум в в теле и очень много в мозгу.

    Томас Метцингер : Или до такой степени, что они говорят, что никогда не было ничего подобного разуму, это самая безжалостная форма элиминативного материализма, как мы ее называем.

    Наташа Митчелл : Просто разум есть мозг.

    Томас Метцингер : Мы тысячелетиями неправильно описывали государства в нашей голове. Нет никаких ментальных состояний, это один вариант, или какой-либо существенной сущности, стоящей за физическим мозгом, и затем внезапно в своей собственной жизни я понимаю, о, я действительно был вне своего физического тела, я лучше никому об этом не скажу .

    Наташа Митчелл : Каким был этот опыт? Потому что на самом деле внетелесные переживания невероятно распространены среди населения.Я имею в виду, что мы не говорим о странных интерпретациях похищений инопланетянами и тому подобного, но внетелесный опыт является естественной частью сознательного опыта многих людей.

    Томас Метцингер : От восьми до пятнадцати процентов населения он бывает один раз в жизни, после несчастного случая, при пробуждении от анестезии или в типичной естественной ситуации, если оставить в стороне такие вещи, как медитация или наркотики, это так -называется сонным параличом, и именно так он у меня начался.Это было совсем не приятно, я думал, что это ужасно. У вас когда-нибудь был опыт; вау, я больше не могу двигать своим телом, оно уже спит, а я все еще бодрствую …

    Наташа Митчелл : Что случилось? Вы лежали в своей постели … так что вы зависаете над своим телом, глядя на него?

    Томас Метцингер : Нет, для большинства людей это происходит только тогда, когда они пытаются сесть или около того, подпрыгнуть, а затем они внезапно действительно подпрыгивают и всплывают, и тогда они понимают, что это физическое тело находится позади них.Это был бы очень простой и естественный опыт выхода из тела, который пережили сотни тысяч людей на планете. Затем вы внезапно ощущаете, что ваше «я», ваш центр мышления, внимания, впервые находится вне вашего физического тела, и часто вы испытываете второй вид телесной формы, эфирное легкое тело, в котором вы можете летать. . Это, конечно, или так я утверждал, корень нашей веры в души, потому что человеческие существа имели этот опыт во все времена и во всех культурах, задолго до появления науки или философии, и люди высказывали теории о том, что могло это потому что это довольно реалистично, по крайней мере, так же реалистично, как ваши осознанные сны.Это по крайней мере так же реалистично, как бодрствование, и тогда у вас есть проблема. Я имею в виду, ты собираешься рассказать об этом людям или они отправят тебя к психиатру …

    Наташа Митчелл : Точно, ты много лет пытался объяснить это, но с научной точки зрения. И на самом деле вы описываете себя в своей новой книге как бесстрашного философского психонавта. Похоже, вы пробовали всевозможные эксперименты на себе, а также в сотрудничестве с учеными и их испытуемыми.Вы попросили своего хирурга изменить режим анестезии, когда однажды вам сделали операцию.

    Томас Метцингер : Да, они были действительно циничными. Они сказали: «Итак, молодой человек, вы писали свою диссертацию о проблеме разума / тела. Теперь понаблюдай за собой! ‘ И они вырубили меня, и это было очень противно, это была фаза пробуждения, ориентированная на смерть, не было ничего, что напоминало бы внетелесный опыт, это было отчасти пугающе. Никаких особенных открытий нет. Но если вы хотите улучшить свое осознанное сновидение, вы можете сделать одну вещь, простую старую классику, — это перестать пить в полдень, затем уставиться на стакан воды прямо перед сном, испытывая сильную жажду, а затем положить половину ложку соли в щеку, и ложитесь спать, и примите твердое обязательство, как только вы снова окажетесь там и поймете, что не можете поднять ее, чтобы выпить, вы поймете, что сейчас видите сон.Я могу гарантировать, что произойдет.

    Наташа Митчелл : Вы это сделали?

    Томас Метцингер : Я сделал это, это ужасно.

    Наташа Митчелл : Осознанные сновидения интересны для вас. Я тоже хочу вернуться к работе с внетелесным опытом, но осознанные сновидения, я думаю, — это окончательная внутренняя виртуальная реальность. Это когда вы мечтаете, но на самом деле вы можете когнитивно контролировать последовательность своих снов, не так ли?Почему они так интересуют вас, как философа, интересующегося природой сознания и тем чувством «я», которое у нас есть?

    Томас Метцингер : Я писал, например, о том, что происходит при переходе от обычного сновидения к этому осознанному сну. Полная ясность означает, что вы осознаете свою собственную свободу действий, что вы можете контролировать мир сновидений и свое собственное тело, вы можете проходить сквозь стены или проводить эксперименты, а также есть очень интересные эксперименты.Например, вы, как философ, можете спросить другого персонажа сновидений, действительно ли они думают, что обладают собственным сознанием, или же они на самом деле считают себя подсистемой вашего сновидящего мозга прямо сейчас. Это интересное обсуждение.

    Наташа Митчелл : Жуткий.

    Томас Метцингер : Но если серьезно, то, конечно, меня интересуют функциональные строительные блоки того, что я называю человеческой моделью себя. Так, например, при переходе от обычного к осознанному сновидению вы обретаете все эти воспоминания, которые вы потеряли, кем вы являетесь в бодрствующей жизни, что у вас, возможно, были осознанные сны, возможно, раньше, и, что наиболее важно, возможно, вы можете контролировать фокус свое внимание, сосредоточьтесь на собственном уме.Не знаю, осознавали ли вы это когда-нибудь, но в обычных снах вы не можете по-настоящему контролировать свое внимание.

    И тогда это, конечно, удивительное, уникальное состояние сознания с теоретической точки зрения, потому что это единственное состояние сознания, в котором вы не наивный реалист, когда вы на самом деле переживаете все как внутреннюю симуляцию и теряете это чувство. перемещения в реальном внешнем мире. Тогда вы знаете, что двигаетесь в симуляции, и можете пробовать все что угодно.

    Наташа Митчелл : Вы пытались купить действительно дорогое устройство, которое продавалось как идеальный инструмент для осознанных сновидений. Вокруг lucid много шумихи … Я имею в виду, что это может быть захвачено движением New Age, не так ли.

    Томас Метцингер : Да, потому что это так впечатляет, если у вас была одна или две, но потом я обнаружил, что все эти популярные книги в основном лгут людям. Это не так-то просто, и все эти книги, инструменты и машины пытаются убедить вас, что было бы легко стать частым и стабильным осознанным сновидцем.Это не так.

    Наташа Митчелл : Давайте вернемся к внетелесному опыту, потому что это очень интересная проблема для вас. Вы сотрудничали с немецким нейробиологом Олафом Бланке, и я уже приглашал его на шоу раньше, и вы разработали серию невероятных экспериментов, в которых вы заставляете людей испытывать это чувство, иллюзию внетелесного опыта, используя виртуальный проекция реальности. Таким образом, вы заставляете их чувствовать, что они находятся внутри виртуального тела, проецируемого перед ними.Это довольно необычно. Почему ты хотел это сделать?

    Томас Метцингер : То, что мы создали, фактически является тем, что мы теперь технически назвали иллюзией полного тела. Чего не происходит, так это того, что вы видите себя, так сказать, глазами этого аватара, как если бы вы были в полномасштабном внетелесном опыте, это не совсем то же самое.

    Наташа Митчелл : Почему вас это интересует с философской точки зрения?

    Томас Метцингер : Потому что один из многих элементов сознательного «я», который мне нужно понять, — это чувство собственности.Задолго до языка и концепций у вас возникает чувство «это я», и у нас это также есть, например, при использовании инструментов. Это может быть очень важно, когда вы используете грабли или палку в то время, пока вы используете их, чтобы фактически включить их в образ вашего тела. Что меня интересовало, так это что-то вроде глобального чувства собственности. Не просто чувство владения рукой или, может быть, владение мыслью, но владение телом в целом, и можно ли этим экспериментально манипулировать, вот в чем был вопрос.

    Наташа Митчелл : И в некотором смысле это чувство обладания телом как целым необходимо для ощущения, которое мы испытываем как себя, самость, заключенную в нашем собственном уникальном теле.

    Томас Метцингер : Совершенно верно. Моя теория — большая, непонятная философская теория — гласит, что мы отождествляем себя с этим образом нашего тела, потому что не можем распознать его как образ. И если моя теория верна, должен быть только этот единственный элемент глобальной идентификации, и его должно быть легко контролировать экспериментально.Это была идея. Но я также должен … одно предупреждение: идея глобального владения нашим телом в целом — опасная идея, потому что она вводит второе я, как маленький человечек, который владеет.

    Наташа Митчелл : Совершенно верно. От этой проблемы просто не уйти, философы!

    Томас Метцингер : Да, это ужасно, не так ли, но я думаю, что на самом деле происходит то, что сознательное я — это фантастический инструмент, появившийся в естественной эволюции, который позволяет телу владеть собой.Вот что на самом деле происходит, например, когда вы просыпаетесь утром и появляется сознательное «я», то есть когда спящее тело запускает этот инструмент виртуальной реальности, чтобы овладеть собой, контролировать себя по-новому. Вот откуда пришла самость.

    Наташа Митчелл : Говоря об эволюции, что, по вашему мнению, было наиболее адаптивным … наиболее полезным для нас как вида в этом уникальном чувстве самости, которым, кажется, мы обладаем?

    Томас Метцингер : Ну, в общем, конечно, для животного хорошо иметь модель собственного тела.Как быстро я могу бежать? Стоит ли мне сразиться с этим парнем? Или лучше нет? Как далеко я могу перейти к следующей ветке? Насколько я тяжелый? Каковы мои свойства столкновения? Это было важно. Так что я думаю, что телесные модели я существовали на этой планете долгое время.

    Следующим изобретением были эмоции, чтобы знать, что в ваших собственных интересах и в интересах вашего потомства, получить опыт бытия … Я полагаю, связь, как вы говорите по-английски, с другими сознательными я.

    Наташа Митчелл : Ваше собственное исследование рассматривает множество способов, которыми каким-то образом компрометируется ощущение себя внутри тела, поэтому внетелесный опыт работает.Есть синдром фантомной конечности, и это опыт, когда люди могут потерять часть себя из-за ампутации, конечность, но они все равно чувствуют, что она есть. Почему это чувство фантомной конечности вас интересует?

    Томас Метцингер : Это, конечно, очевидный пример номер один того, что я подразумеваю под телесной моделью себя. Модель все еще находится в мозгу после ампутации, хотя теряет входные данные. Допустим, вашей левой руки нет, и тогда в нормальном случае эта фантомная конечность становится короче, впадает в культю, а затем исчезает.Что происходит, так это то, что карта вашего тела в мозгу должна реорганизоваться после того, как вы потеряли эту конечность. Есть соседние районы, которые видят: «Ха, есть участок сада, которым больше никто не пользуется, я мог бы использовать эти вычислительные ресурсы», и они вторгаются в этот регион. И на уровне сознательного опыта вы переживаете это как боль в фантомной конечности и фантомной конечности, которая становится короче, а затем исчезает. Тогда ваша карта будет реорганизована.

    Тогда есть, конечно, более интересные и сложные вопросы, например, почти 25% детей, рожденных без конечностей, рук или ног, когда они начинают говорить, родители внезапно спрашивают: «Что вы там делаете?» А они говорят: «Ну, мы учимся считать в школе, я делаю четыре плюс три своими призрачными пальцами».’А они говорят:’ Что? У тебя все время были призрачные пальцы?

    Наташа Митчелл : Вау. Вы задаетесь вопросом, присуще ли это им, это что-то врожденное, с которым все мы рождены, чувство тела, или это что-то вроде усвоения.

    Томас Метцингер : Совершенно верно, но, конечно, есть вопрос; есть ли врожденный компонент самосознания? Или, скажем, если бы у вас не было социального окружения, без матери, возможно, у вас никогда не разовьется самоощущение? Конечно, это неэтичные эксперименты, которые мы не можем проводить, но все эти вопросы уже позади.

    Наташа Митчелл : Интрига. В своей работе вас также очень беспокоит изменение нашей концепции сознания с помощью нейробиологии, и это то, к чему вы относитесь с большим энтузиазмом, учитывая ваше многолетнее партнерство с учеными, но вы призываете к новой области этики, Томас, этика сознания. На чем будет сосредоточена такая этика и почему вы считаете ее столь важной?

    Томас Метцингер : У нас действительно есть эта совершенно новая дисциплина с 2002 года — нейроэтика, где исследуются этические последствия новых технологий, появившихся в результате нейробиологии, таких как новые детекторы лжи, усилители когнитивных функций, имплантаты мозга и так далее.Наш образ самих себя, образ человека, человечества меняется быстрее и драматичнее, чем в результате любой другой научной революции в прошлом. В некотором смысле мы разрушаем многое из того, во что человечество верило в течение последних 4000 лет, но также ясно, что в этом возникающем вакууме нейробиология не сможет добавить что-то новое в этот вакуум.

    Наташа Митчелл : Вы видите, что мы наблюдаем разочарование в себе, что интересно, потому что вы только что изгнали себя в этом разговоре.

    Томас Метцингер : Ну, кто готов это сделать, кто даже может понять, честно говоря, что это будет значить. Думаю, мы видим много хорошего, интересного. Например, через несколько десятилетий мы сможем гораздо лучше лечить психические заболевания, но мы также заплатим определенную цену. Мы заплатим эмоциональную цену, есть эти тревожные вещи о свободе воли, а также есть социально-культурная цена, которую мы собираемся заплатить за это, которую гораздо труднее оценить.

    Я имею в виду, как наша культура на самом деле отреагирует на натуралистический поворот в нашем образе человека, если больше нет сверхъестественного корня даже в нашем сознании, и мы действительно должны смириться с тем, что не только наши тела, но наш разум — результат процесса, у которого не было цели, который был вызван случайными событиями … Я имею в виду, как мы собираемся с этим смириться? Разовьем ли мы культуру отрицания или все мы станем вульгарными материалистами? И я думаю, что что-то, что могло бы помочь нам сделать этот шаг в интеграции всех этих совершенно новых знаний и новых возможностей для технологического изменения нашего мозга и нашего разума…

    Наташа Митчелл : И фармацевтически.

    Томас Метцингер : И с фармацевтической точки зрения, это то, что мы изучаем в моей группе усилителей познания … как мы собираемся оптимальным образом осуществить этот исторический переход? И я думаю, что, говоря очень просто, мы могли бы сделать это, просто думая не только о том, что является хорошим действием, но и о том, что такое хорошее состояние сознания. Какие состояния сознания мы хотим показать нашим детям? Как нейробиология может помочь нам оптимизировать образование? Какие состояния сознания мы можем навязать животным? Являются ли все эти эксперименты, скажем, в исследованиях на приматах, в исследованиях сознания, в нейробиологии этически приемлемыми? Какие состояния сознания должны быть незаконными в нашем обществе? Новые препараты.Какие состояния сознания мы хотим развивать и развивать?

    Это также вопрос сохранения нашего достоинства перед лицом этих иногда очень отрезвляющих дискуссий и выработки культурной реакции на них. Может ли мне помочь современная наука? Это не только защита самих себя, но и то, что я называю верховой ездой на тигре; могут ли все эти новые знания помочь нам улучшить нашу автономию, а может быть, и нашу рациональность? Как я могу взять на себя ответственность и взять на себя ответственность за то, как я распоряжаюсь своим собственным мозгом? Может ли это помочь нам умереть лучшей смертью? Кто знает? Но я думаю, что мы все, не только философы и ученые, но и все мы, должны начать думать о том, что мы хотим делать со всеми этими новыми технологиями мозга / разума.Если просто посмотреть в другую сторону, это не исчезнет.

    Наташа Митчелл : Томас Метцингер, большое спасибо за то, что присоединились ко мне в программе, это был действительно очень интересный разговор.

    Томас Метцингер : Большое спасибо.

    Наташа Митчелл : И новая книга философа профессора Томаса Метцингера называется Туннель эго: наука о разуме и миф о себе , издана Basic Books.На прошлой неделе он был в Австралии на конференции Австралазийского общества когнитивных наук в Университете Маккуори.

    И если вы хотите узнать больше о необычном опыте синдрома анархической руки, например, или об этических последствиях современной переделки нашего мозга, я добавил несколько дополнительных аудиозаписей в блоге All in the Mind .

    Спасибо сопродюсеру Аните Барро и инженеру студии Кэри Делл. Я Наташа Митчелл, я отправляюсь на поиски того неуловимого «я».Кажется неуловимым и призрачным!

    .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.