Наследник кулаков 2: Рюрикова кровь. Книга 2. Великий князь — Аудиокнига — Алексей Кулаков

Содержание

Алексей Кулаков — Наследник » knigi-for.me: Электронная библиотека деловой и учебной литературы. Читаем онлайн. Cтраница 2

Ну а третьей странностью, вовсе уж не понятной, было то, что изредка ему виделось странное свечение вокруг собственных рук. Накатывало легкое тепло, приятно покалывало кожу…

Впрочем, были во всем этом и исключительно хорошие моменты. Иногда в голове проявлялись обрывки эмоций – невероятно, невозможно чистых и ярких. Таких, о которых сам он давно уже позабыл, омывающих его огрубевшую и порядком зачерствевшую душу потоком живительной влаги. Смех и обида, любопытство и настороженность, ликующая радость и подлинное горе… Соседи иногда косились – степенный вроде мужчина, а ходит весь день и улыбается, прямо как полоумный. Ну или там посреди разговора возьмет и нахмурится, чуть ли не заплачет.

– Передаем за проезд!

Хрипящий баритон вырвал Виктора из его мыслей и заставил вскинуть голову. И тут же констатировать, что он в очередной раз незаметно для самого себя добрался до остановки. После чего, не останавливаясь, чуть было не залез в троллейбус, идущий в обратном направлении от Публичной библиотеки. Впрочем… Ему подходил и этот маршрут, так как «своим» Виктор стал не только в областном собрании книг, но и в краеведческом (иного, увы, в городе не было) музее, попутно обзаведясь полезными знакомствами среди ученых-историков. Да и сам уже стал разбираться в реалиях и бытовых мелочах четырнадцатого-семнадцатого веков на весьма хорошем уровне – спасибо собственной шизофрении. Правда, попутно пришлось перелопатить и не желая того запомнить просто море ненужной информации… С другой стороны – а чем еще заниматься пенсионеру? Все лучше, чем днями глядеть в телевизор. Тем более что разбираться в свершениях и делах дней минувших оказалось очень занятно, а личный интерес и вовсе делал каждый прожитый день чертовски увлекательным!

«Ну что, в библиотеку или в музей?»

Легкое бурчание в животе заставило вспомнить, что кружка кефира и сдобная булочка утром никак не заменят хорошего обеда днем.

И уж тем более вечером, но до таких крайностей Виктор еще никогда не доходил. Мысленно сосчитав наличность, он все же сделал свой выбор – музей! Конечно, рядом с библиотекой тоже было где перекусить, но в его возрасте рисковать остатками здоровья не хотелось.

«Эх, были времена студенческие! Какую только дрянь не жрал, прости господи, и ни разу кишки не болели. Золотые годы!..»

Желудок опять напомнил о себе раздраженным бурчанием.

«Да иду я уже, иду!»

Пять лет спустя…

– Николаич, ты дома? А? Да вы проходите, чего стоять-то на пороге.

Услышав не по годам звонкий (и при этом отменно визгливый) голос соседки, Виктор едва слышно вздохнул. А различив чьи-то шаги, и вовсе отложил в сторонку одну из своих любимых книг, зачитанную даже не до дыр – до полнейшей потери родного переплета. Впрочем, хуже от этого небольшой труд одного хитроумного итальянца по имени Никколо не стал. Пожалуй, вполне можно было сказать, что новая обертка получилась даже лучше прежней, типографской – самодельная, из толстой кожи и с потертыми латунными уголками, она придавала невзрачной до того книжке вид настоящей рукописи.

И не просто настоящей, а еще и довольно часто читаемой, хотя далеко не все идеи Макиавелли были верными, но все же кое-какое рациональное зерно в них имелось. И именно это заставляло читателя раз за разом возвращаться к потрепанным страницам и думать. А еще вспоминать. Все то, чему он был свидетелем в последние двадцать лет, – перестройка, путч, ускоренная демократизация… Все же верно говорят о том, что все новое – это всего лишь хорошенько забытое старое.

– Вот ты где, Николаич! А к тебе тут человек из города.

Плечистый, подтянутый, но при этом как-то странно скособоченный мужчина неопределенно кашлянул и вопросительно уставился на хозяина. Который почему-то был совсем не похож на деревенского знахаря-костоправа – скорее уж на какого-нибудь профессора ну или библиотекаря. Кстати, последнее косвенно подтверждалось и подлинным изобилием печатных изданий, полки с коими покрывали почти все стены немаленького дома.

– Имя у человека есть?

Под тяжелым взглядом пожилого «библиотекаря» приезжий непроизвольно вытянулся (вернее, попытался это сделать) и глухо представился:

– Георгий.

– Возделывающий землю, значит?.. В каком звании?

Мужчина странно дернул головой и с нотками изумления ответил:

– Капитан.

Виктор подошел поближе и как-то странно повел рукой, на мгновение расфокусировав взгляд. Еще раз оглядел просителя (а кем еще он мог быть?) и задумчиво пробормотал:

– Спина?

Коротко глянул на пышущую здоровьем и неуемным любопытством соседку и опять разомкнул губы:

– Иди, Лида.

Недовольно поджав тонкие губы, главная активистка и общественница деревни резко развернулась и поплыла на выход, всем своим видом показывая – как не было, так и нету на свете людской благодарности. Нет, Лидия Ильинична запросто могла бы и поскандалить насчет того, что ее так бесцеремонно выставляют за порог, но именно в этом доме делать сие было весьма и весьма чревато. Ближайшая больница в пятидесяти километрах, и до нее еще и доехать надо, – а Николаич всегда под рукой. Отварчику даст, рукой поводит – болячки как не бывало! А если сам сделать ничего не может, так говорит об этом честно и к врачу направляет, причем его предварительный диагноз, сделанный без всяких там рентгенов и анализов, всегда подтверждался.

Только последнюю пару месяцев он все чего-то не в духе… Нет, вообще-то и до этого мог так глазищами своими зыркнуть, что любой на месте обмирал, но теперь его взгляд и вовсе стало невозможно выдержать. Как-то еще молоко по деревне не скисает?..

Услышав тоненький скрип рассохшейся калитки, травник (по крайней мере, сам он предпочитал называть себя именно так) неслышно вздохнул и сел напротив нежданного гостя.

– Давно болит?

Капитан как-то рвано кашлянул, но ответил все же предельно спокойно:

– Два года.

– Встань. Повернись. Подними правую руку. Вот здесь и здесь у тебя немеет и перехватывает. Верно? Садись.

Стряхнув руки, словно бы они побывали в воде, хозяин дома спокойно поинтересовался:

– А что говорит наша бесплатная медицина?

Медицина, как это ни удивительно, говорила исключительно матом. И капитан, в меру своих скромных сил и возможностей, постарался это доказать.

– Меньше экспрессии, молодой человек, меньше. Карточку не догадались с собой прихватить? Вот и славно. Так, что у нас здесь?

Автор: Кулаков Алексей Иванович — 26 книг.Главная страница.

Алексей Иванович Кулаков
Родился: 10 февраля 1978 г.
Живет: Россия, Челябинск

Страница на СамИздате: http://samlib.ru/k/kulakow_a_i/

Завершив свой жизненный путь в веке двадцать первом, пройдя сквозь боль, смерть и перерождение, наш современник обрел в новой жизни то, что желал больше всего. К чему стремился душой, о чем страдал сердцем, тянулся и тосковал… И пусть за окном ныне… … Полная аннотация

Мало закатить камень на вершину горы. Нужно еще постараться, чтоб твой труд не пропал даром. Князь Агренев достиг вершин общества, признание и успех сопутствуют ему, но этого мало. Покатится ли его «камешек» вперед и вниз по склону, пробуждая к… … Полная аннотация

  В жаркий летний день, от городских окраин к проходной оружейной фабрики приближались трое высоких, статных, и удивительно жилистых мужчин. А еще вернее, полноправных казаков — чем ближе они подходили, тем отчетливей можно было различить фуражки и. .. … Полная аннотация

— Арман, что ты там застрял? Догоняй! Поздним вечером старший охранник Лувра в компании с тремя подчиненными шествовал прогулочным шагом по блестящему паркету музея-дворца, заканчивая свой первый за смену обход. На душе у Паскаля Бастьена царило… … Полная аннотация

Истаивает в прошлом девятнадцатый век – галантный, кровавый, голодный… Что же ждет на переломе времен Российскую империю, какой она войдет в новое столетие? Ведь камень перемен, что запустил своими действиями князь Агренев, все набирает ход и вес,… … Полная аннотация

Живые игры — это команда из 7 человек. Мы делаем игры, которые улучшают и помогают; решаем проблемы, играя. Проблемы бизнеса, студентов, преподавателей и госчиновников. В Москве, в Санкт-Петербурге, в Сибири, на Урале и Дальнем Востоке,… … Полная аннотация

Россия конца 19-го века. Экономический подъем и развитие промышленности Российской империи соседствуют с нищетой и безграмотностью подавляющей части населения… Какие возможности у обыкновенного подпоручика пограничной стражи из обедневшего.

.. … Полная аннотация

Мало закатить камень на вершину горы. Нужно еще постараться, чтоб твой труд не пропал даром. Князь Агренев достиг вершин общества, признание и успех сопутствуют ему, но этого мало. Покатится ли его «камешек» вперед и вниз по склону, пробуждая к… … Полная аннотация

Мало закатить камень на вершину горы. Нужно еще постараться, чтоб твой труд не пропал даром. Князь Агренев достиг вершин общества, признание и успех сопутствуют ему, но этого мало. Покатится ли его «камешек» вперед и вниз по склону, пробуждая к… … Полная аннотация

Мало закатить камень на вершину горы. Нужно еще постараться, чтобы твой труд не пропал даром! Наш современник, волей случая сменивший век двадцать первый на девятнадцатый и ставший молодым, родовитым и… практически нищим князем, вдобавок последним в… … Полная аннотация

Мало закатить камень на вершину горы. Нужно еще постараться, чтобы твой труд не пропал даром! Наш современник, волей случая сменивший век двадцать первый на девятнадцатый и ставший молодым, родовитым и… практически нищим князем, вдобавок последним. .. … Полная аннотация

Россия конца 19 века. Экономический подъем и развитие промышленности Российской Империи соседствуют с нищетой и безграмотностью подавляющей части её населения… Какие возможности у обыкновенного подпоручика пограничной стражи, из обедневшего… … Полная аннотация

Россия конца 19-го века. Экономический подъем и развитие промышленности Российской империи соседствуют с нищетой и безграмотностью подавляющей части населения… Какие возможности у обыкновенного подпоручика пограничной стражи из обедневшего… … Полная аннотация

Алексей Кулаков — Наследник » Страница 3 » Каждый день читать книги онлайн бесплатно без регистрации

Три месяца спустя…

– Эй, отец, принимай гостей дорогих!

На сей раз бравого офицера подвезли прямо к ограде дома, и ковылять ему через полсела никакой нужды не было. С ясно видимой натугой (зато самостоятельно!) покинув уазик грязно-зеленого цвета и с облегчением утвердившись на всех трех ногах (за последнюю была палочка-трость), Георгий облегченно вздохнул. Затем бросил взгляд на заднее сиденье и тут же зашипел на друга, громко хлопнувшего дверцей с другой стороны. Настороженно замер – но нет, дети и не думали открывать глаз. Разморенные и утомленные вначале ранним подъемом, затем долгой дорогой, а еще вдобавок и августовской жарой, разнополые, но удивительно схожие меж собой близняшки довольно забавно и в унисон посапывали курносыми носиками. Маленькие ангелочки…

– Спят?

– Тшш!..

– Сам ты тш! Иди давай к своему «экстрасексу», пока псины местные не набежали, – уж они-то им быстро побудку устроят.

Молчаливо согласившись с последним утверждением, бравый капитан проковылял сквозь тихонько скрипнувшую калитку, отдал дань вежеству, раза три-четыре постучавшись в дверь, и, не дождавшись никакой ответной реакции, прошел внутрь. Миновал небольшие сени-прихожую, прошел насквозь первую комнату и обнаружил хозяина спокойно сидящим в новеньком дорогом кресле-качалке. Учитывая закрытые глаза и руку, покоящуюся на очередной книжке с неразборчивым названием, можно было предположить, что его или сморило от долгого чтения, или он просто дает отдохнуть глазам.

– Кхм…

Никакого отклика на негромкий звук не последовало, и Георгий повторил свой кашель на бис – и на сей раз гораздо громче и ближе к ушам спящего старичка.

– Кхе!!!

И еще раз. И еще. Пока морщинистые, набрякшие веки не дрогнули, открывая совсем не сонные глаза. Тоскливые, недовольные, невероятно пронзительные и удивительно спокойные. Иссохшие губы шевельнулись, выпуская непонятные в своей бессмыслице слова:

– Опять серая хмарь. Что же с ним случилось?

– Отец?..

Совсем не шевеля головой, деревенский целитель охватил его взглядом и без удивления констатировал:

– Ты.

– Я, отец, я.

– Зачем приехал, Возделывающий землю?

В очередной раз подивившись (про себя) величине и обилию тараканов в голове собеседника, капитан пожал плечами.

– Решился?

Не дожидаясь ответа, впился своими глазами в глаза гостя и через мельчайшее мгновение сам же себе и ответил:

– Вот даже как.

Помолчал, затем попросил-приказал:

– Похвались, воин, прибавлением в семействе.

Следуя за хозяином дома к машине, Георгий все никак не мог отделаться от ощущения того, что в прошлый раз фигура знахаря была заметно плотнее, а походка – легче и энергичнее.

«Болеет, что ли?»

А затем терпеливо ожидал, пока тот вдосталь насмотрится на недавно обретенных, но уже по-настоящему дорогих сына и дочку. Одновременно вспоминая, каких нервов и взяток ему стоило оформить все документы, и тихо радуясь. Тому, что смог, успел, настоял и получил свою награду. Даже если старик соврал и его в дальнейшем ждет невеселое существование калеки-пенсионера, два его сокровища, его солнышко и луна – они останутся при нем и будут светить ему в радости и печали. Следовательно, и жизнь его приобретет новые краски и новый смысл.

Установившуюся тишину нарушил пробегающий по своим собачьим делам небольшой кобелек, но не лаем. Сделав небольшой крюк, безымянная и изрядно лохматая псина осторожно ткнулась носом в бедро пожилого мужчины и радостно фыркнула, бешено молотя в воздухе огрызком хвоста. Замерла, принимая немудреную ласку, а потом как ни в чем не бывало потрусила себе дальше.

Вздохнув, травник достал из кармана своей безрукавки небольшой блокнотик с карандашом и с минуту что-то писал. Затем с удивительно звонким треском вырвал страничку и протянул счастливому отцу:

– Все, что в списке, можно купить в любой городской аптеке. Сам с детьми ко мне в дом. Начинаем сразу, как прибудет заказанное.

Закончив последнюю фразу, он спокойно развернулся и ушел, оставив калитку открытой, а капитана и его друга-сослуживца в полнейшем недоумении.

– Чудной дед. А, Жора?

Тот только отмахнулся, с интересом разглядывая полученный «рецепт» и ровные строчки непонятной латыни. Ковырнув кончиком ногтя небольшой лиловый цветочек в самом верху записки и убедившись в том, что тот не приклеен, а являет собой одно целое с бумагой, «пациент» задумчиво хмыкнул. Чуть-чуть помял, понюхал и со вздохом передал товарищу:

– Дед как дед. Ты это – водки пару бутылок прихвати, а? Чувствую, пригодится…

Распаренная, пышущая жаром плоть упруго прогнулась под нажимом длинных костистых пальцев, пропуская острые кончики до самого позвоночника. Массирующее движение, еще одно – и где-то внутри человеческого тела раздался едва слышимый хруст.

– Выдохнул.

– Ха!!!

Узкая ладонь травника неспешно прошлась вдоль спины капитана, и тот, безропотно и безмолвно терпевший все три часа мучений, которые травник, словно издеваясь, назвал «подготовкой к лечению», не выдержал и зашипел. И было отчего – по его ощущениям, ему только что щедро плеснули жидким огнем вдоль спины.

– Сегодня переночуешь здесь, старайся попусту не шевелиться.

Пациент, не удержавший вздоха облегчения (пытки закончились!), нашел в себе силы повернуть голову и хрипло поинтересоваться:

– А если по нужде?

Та же ладонь плавно прошлась перед его глазами, и последним, что услышал мужчина сквозь внезапно навалившуюся на него дремоту и негу, было тихое:

– Спи.

Приоткрыв дверь парилки, Виктор Николаевич с еле слышным всхлипыванием втянул в себя глоток свежего ночного воздуха, отдающего летним разнотравьем и вкусным березовым дымком. Отер рукавом халата мокрое от пота лицо, присел на ступеньку и задумался.

«Уже не тяну, еще чуть-чуть – и прилег бы на полку рядышком с воякой».

Поглядел на руки и ноги, заметно высохшие за прошедшее время, и без сожалений, но с легкой ноткой грусти констатировал – его время на исходе. Конечно, жизненный путь окончится не завтра, не через год и даже не через три… Быть может. Если не лечить. Но в любом случае – прежняя резвость к нему уже не вернется, никогда.

– Н-да, никогда.

Как глупо и быстро все прошло! Сколько не узнал, сколько не успел, какие возможности упустил!.. Как поздно он понял, насколько интересной может быть жизнь!..

А может, это его подкосила недавняя потеря? Внезапная и оттого еще более горькая? Его вторая жизнь, его сны, чудесные и красочные, переполненные яркими эмоциями и удивительно правдоподобными ощущениями, дающими силы и вдохновение, – исчезли. Теперь стоило ему смежить веки – и вместо ставших привычными и даже необходимыми картин чужой жизни приходила какая-то непонятная мутная хмарь. Серая, пронизанная редкими отголосками тоски и сильного страха, приносящая порой приступы долгой, ноющей боли…

– Что же с тобой случилось, малыш?..

Откинувшись спиной на дверь, набранную из толстых сосновых плашек, Виктор вспомнил о терпеливом капитане, рискнувшем всем ради одного только шанса на выздоровление. Затем мысли перескочили на его двойняшек, удивительно быстро освоившихся в доме и наполнивших его перезвоном своих голосов и удивительно кипучей энергией. За каких-то полдня они успели до полусмерти затискать дворового кота, набрать полные карманы всякой ерунды (вроде куриных перьев или камешков затейливой формы) и подружиться с половиной местных дворняжек. Попутно обзаведясь волдырями после знакомства с зарослями крапивы вдоль забора и едва не бултыхнувшись в колодец. Вспомнил, улыбнулся, еще раз вздохнул полной грудью… И резко замер от пронзившей его мысли. А может, и ему тоже? Поставить на карту все ради призрачной возможности продавить, пронзить, разметать ненавистную серую хмарь?. . В конце-то концов, ну что он теряет? Свои оставшиеся, весьма невеликие, годы? Или имущество, коим оброс? Его в могилу с собой все одно не утащишь. Так что?..

Словно бы от любопытства, замер и разом загустел ночной воздух. Затем утих тонкий комариный звон, и скромница-луна, покинув белое покрывало облаков, залила все вокруг своим нереальным серебряно-прозрачным светом.

– Решено.

Лечил Георгия старик-травник очень странно и непонятно, но одного у него было не отнять – уже после второго сеанса крайне болезненных «процедур» пациент перестал пользоваться своей тростью. После третьего посещения бани рискнул потихонечку нагнуться и разогнуться. Пятый-шестой сеансы окончательно вернули ему уже давно и прочно забытую легкость в движениях, ощутив которую, он едва удержал предательскую влагу в глазах.

Наследник читать онлайн, Алексей Кулаков

Автор Алексей Кулаков

Алексей Кулаков

Наследник

Посвящается моей супруге Евангелине, красивой, терпеливой и нежной половинке моей души…

Пролог

– Ну что же, неплохо. Я бы даже сказал – очень хорошо!

Врач еще раз посмотрел результаты анализов и сноровисто защелкал клавишами древней клавиатуры, внося в личное дело больного очередную запись.

«Последние десять лет я от вас, эскулапов, другого и не слышал. С тех самых пор, как обнаружили рак и вырезали половину желудка к чертям собачьим. Только и говорят, что все неплохо или даже вообще хорошо… А чувствую себя все хуже и хуже. Видимо, надо понимать так – вы неплохо приблизились к могиле, уважаемый пациент. Так держать!»

Черный юмор – это было одно из немногих удовольствий, доступных сидящему на приеме в онкологической клинике мужчине. Все остальные радости жизни в основном проходили по разряду «бывшие». Как и сам он. Бывший слесарь, токарь, да и вообще мастер на все руки. Даже металлург! Довелось как-то три года поработать в литейном цеху родного машиностроительного завода, пока в техникуме на заочном учился. Трижды бывший муж. Но самое главное – он ни единого раза не был счастливым отцом…

– Так. Вот это отдадите в нашей аптеке провизору, будет готово в следующий четверг. А вот это вы уж сами. Остальное как обычно, всего хорошего.

Выйдя в коридор, основательно пропитанный специфическим запахом хлорки и прочих больничных запахов, пожилой мужчина посторонился, пропуская в кабинет следующего в очереди. Вздохнул и без особой спешки похромал по хорошо знакомому маршруту – отоваривать исписанные непонятной латынью рецепты. С некоторых пор (особенно после химиотерапии) лекарства прочно вошли в его жизнь, став ее неотъемлемой частью: два раза в день, рано утром и поздно вечером, он глотал желтоватые горошины таблеток и очень радовался, что их только две. А не двадцать две и за один раз. Еще у него как-то незаметно появилась привычка постоянно молчать – все равно ведь разговаривать не с кем. Друзей-товарищей по жизни было достаточно, да только все они разбросаны по необъятным просторам бывшей империи Советов. Так, иногда письма приходят, да и то все реже и реже – увы, время не щадит никого. Вот и родители умерли, так и не дождавшись от единственного сына внуков. А жены?..

Проводив глазами тройку мальчишек, обогнавших его на тротуаре, Виктор непроизвольно вздохнул. М-да.

Семейная жизнь у него как-то и не сложилась. Нет, какое-то время все было хорошо, но стоило только женам узнать, что детей от него ждать не стоит… Дольше всех прожил с последней, третьей по счету. Целых пять лет. А ведь поначалу он только радовался, что предохраняться не надо!

«Потому что дурак был, и мозгов не хватило. Сам не можешь – так возьми и усынови из детдома маленькую ляльку. Или даже двух. Эх, раньше бы!»

За лекарствами пришлось постоять – впрочем, Виктор Николаевич все равно никуда не торопился. Выйдя на широкое крыльцо поликлиники, он первым делом уточнил, который нынче час, после чего все той же прихрамывающей походкой отправился к остановке, раздумывая по пути. Не о здоровье, как можно было бы ожидать, – нет. О том, собрали ли ему в областной публичной библиотеке, где он уже давно стал завсегдатаем, заказанные книги. А также о том, получится ли у него хоть когда-нибудь приблизиться к разгадке небольшой, но такой важной для него тайны. Тайны своих снов…

Глава 1

Когда мужику в возрасте «сильно за полтинник», воспитанному в классических традициях научного атеизма, приходят навязчивые сны о том, что он трехлетний мальчик, остается два выхода. Принять как факт, что собственная шизофрения цветет и крепнет прямо на глазах, – после чего безотлагательно напроситься на постой в профильное медучреждение. Или никуда не обращаться и тихо надеяться, что все как-нибудь рассосется само собой. Ну или с помощью народных сорокаградусных средств. Виктор выбрал второй вариант и довольно скоро выяснил, что водка абсолютно бесполезна. Как и вообще любые спиртосодержащие жидкости. Таблетки, от снотворного до успокаивающего, тоже. А вот фитотерапия, которую он попробовал совершенно случайно (вернее, просто от отчаяния), неожиданно помогла – сны хотя и не ушли совсем, но их содержание забывалось буквально сразу после пробуждения. За следующие два года Виктор из пользователя-«чайника» превратился в настоящего эксперта по лекарственным травам, грибам-ягодам и прочим полезным (и не очень) дарам природы, а также самым экзотическим смесям на их основе, – и все это благодаря здоровому восьмичасовому сну. Вернее, непрестанным попыткам сделать его таковым. Побочным, и очень приятным, эффектом невольного хобби стал отказ от половины лекарств, положенных ему по его многочисленным болячкам …

Алексей Кулаков — биография, список книг, отзывы читателей

дата рождения: 10 февраля 1978 г.

Биография писателя

Алексей Иванович Кулаков — современный российский писатель, автор исторической фантастики о попаданцах в прошлое.

Алексей Кулаков появился на свет 10 февраля 1978 года в Челябинске, где живет и сегодня. Сам писатель определяет жанр своих романов как «немного нетипичную альтернативную историю».

Кулаков является автором популярной среди поклонников жанра фантастики трилогии «Александр Агренев», посвященной приключениям героя из двадцать первого столетия, по вине случайного катаклизма перемещенного в девятнадцатый век и вынужденного приспосабливаться к новой, непривычной для него жизни. В первом романе трилогии, «На границе тучи ходят хмуро…», выпущенной издательством «Альфа-книга» в 2011 году в бумажном варианте, невероятное стечение обстоятельств переселяет нашего современника Александра в тело молодого выпускника Первого Павловского военного училища, живущего в конце девятнадцатого века, где на фоне экономического подъема и развития промышленности Российской империи царствует тотальная безграмотность и нищета преобладающей части населения.

Второй роман «Оружейникъ» рассказывает о том, удастся ли юноше достичь карьерного и финансового успеха в таких непростых условиях, ведь в заключительной книге «Промышленникъ» ему вновь придется переступить через собственную слабость, неуверенность и страх, чтобы понять себя и обрести наконец смысл жизни. Поклонники автора отмечают, что герои Кулакова проносят любовь к родине через века, благодаря чему динамичное, интригующее повествование, полное хорошо продуманных подробностей и достоверных сюжетных отступлений, соединяет в себе мистику и историческую реалистичность с трогательным патриотизмом.

Список произведений автора «Кулаков Алексей Иванович»

Кулаков Алексей Иванович

Список произведений

Сортировка по: Названию | Рейтингу | Дате добавления
Фильтр по размеру: Все | До 50 КБ | От 50 до 200 КБ | Больше 200 КБ

Кулаков Алексей Иванович.
прода

28.08.2020г. 00:35:01 Фэнтези

Собсна, накропал для затравки начало 1 главы. Немного, но зато начал…

Кулаков Алексей Иванович.
Прода наследника

28.08.2020г. 00:35:01 Фантастика

Кулаков Алексей Иванович.
Великий князь

15.08.2019г. 10:45:01 Фантастика

Полная Авторская версия второй части Наследника.

Кулаков Алексей Иванович.
Наследник

15.08.2019г. 10:40:02 Фантастика

Московская Русь шестнадцатого века… Смутное и тяжелое время. С юга рубежи молодой державы постоянно пробовало на прочность Крымское ханств…

Кулаков Алексей Иванович.
Военный советникъ (Агренев-5)

15.08.2019г. 10:40:02 Фантастика

Истаивает в прошлом девятнадцатый век — галантный, кровавый, голодный… Что же ждет на переломе времен Российскую империю, какой она войдет…

Таблица

15.08.2019г. 10:30:03 История

Давно обещал открыть новую тему… лучше поздно, чем никогда. Зарплаты, цены на продукты и вещи в 1880-1900 годах.

Флудоветка

15. 08.2019г. 10:30:03 Проза

Специально для разных тем

Доклад Министра

15.08.2019г. 10:30:03 Проза

Как жаль, что к нему не прислушались…

На границе тучи ходят хмуро… (Агренев-1)

15.08.2019г. 10:30:03 Фантастика

Россия конца 19 века. Экономический подъем и развитие промышленности Российской Империи соседствуют с нищетой и безграмотностью подавляющей …

Оружейникъ (Агренев-2)

15.08.2019г. 10:30:03 Фантастика

Бойтесь желаний своих, ибо они имеют свойство сбываться. Некогда обычный человек в веке двадцать первом и ставший титулованным аристократом …

Чего достиг Агренев к 1900 году.

15.08.2019г. 10:30:03 Проза

КОММЕНТАРИИ ОТКРЫТЫ ТОЛЬКО ДЛЯ ЗАЛОГИНЕННЫХ.

Владелец заводов, газет и пароходов… (Агренев-4)

15. 08.2019г. 10:30:03 Фантастика

Мало закатить камень на вершину горы. Нужно еще постараться, чтоб твой труд не пропал даром. Князь Агренев достиг вершин общества, признание…

Государь

15.08.2019г. 10:30:03 Фантастика

Третья часть ‘Наследника’.

Промышленникъ (Агренев-3)

15.08.2019г. 10:30:03 Фантастика

Как изменить мир?.. И сложно, и просто одновременно. Начни с себя, сделай первый шаг — и мир вокруг тут же измениться следом за тобой. Вот т…

Фанфик по миру Александра Агренева

15.08.2019г. 10:30:03 Фанфик

Чиновникъ Особых поручений

15.08.2019г. 10:30:03 Фантастика

Пролог Агренева-6

Там, где багряное солнце встает…

21.12.2016г. 01:05:03 Фантастика

bol.com | Рюрикова кровь. Книга 1. Наследник, Alexey Kulakov | 9781509419951

bol. com | Рюрикова кровь. Книга 1. Наследник, Alexey Kulakov | 9781509419951 | Boeken Sluit venster

Jouw cookievoorkeuren

Om bol.com voor jou nog beter te maken, gebruiken wij altijd functionele en analytische cookies (en daarmee vergelijkbare technieken). Ook willen we cookies plaatsen om je bezoek aan bol.com makkelijker en persoonlijker te maken. Met deze cookies kunnen wij en derde partijen jouw internetgedrag binnen en buiten bol.com volgen en verzamelen. Hiermee passen wij en derden onze website, app en advertenties aan jouw interesses aan. We slaan je cookievoorkeur op in je account. Als we je account op een ander apparaat herkennen, hoef je niet opnieuw de keuze te maken. Door op ‘accepteren’ te klikken ga je hiermee akkoord. Je kunt je cookievoorkeuren altijd weer aanpassen. Lees er meer over in ons cookiebeleid.

Ga naar zoeken Ga naar hoofdinhoud

Productbeschrijving

«Наследник» — фантастический исторический роман Алексея Кулакова, книга 1, входит в цикл «Рюрикова кровь».
Московская Русь на изломе шестнадцатого века… Смутное и тяжелое время было тогда. С юга рубежи молодой державы постоянно пробовали на прочность степняки Крымского ханства, с запада грозились войной королевство Шведское и Великое княжество Литовское, по стране время от времени прокатывались эпидемии и неурожаи — да и иных невзгод хватало с избытком. Кровь людская лилась, что водица — и не ручьями, а полноводными реками! Однако, нашему современнику, волей случая провалившемуся в прошлое, можно сказать, удивительно повезло. Потому что семья ему досталась хорошая. Да, хорошая, большая и дружная семья самого великого государя всея Руси Иоанна Васильевича — за исключительную живость характера, врожденное миролюбие и множество иных достоинств прозванного Грозным. ..

Содержание цикла «Рюрикова кровь»

  1. Наследник, книга 1
  2. Великий князь, книга 2

Аудиокнига. Историческая фантастика
Читает: Шабров Дмитрий

Запись 2016 г.

© Кулаков Алексей Иванович
© ИДДК

Tracklist

  • 1. Р
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1.
  • 1. mp3 — https://findawayworld.kobo.com/133291/133291_sample.mp3

Toon meer Toon minder

Productspecificaties

Inhoud

Bindwijze
Luisterboek
Verschijningsdatum
december 2009
Speelduur
13:25:29

Overige kenmerken

Taal
ru

Je vindt dit artikel in

Categorieën

Verkoop door bol. com

Luisterboek Op verlanglijstje

Wat je kan verwachten:

  • Kies uit meer dan 100.000 Nederlands- en Engelstalige luisterboeken
  • Download de speciale bol.com Kobo app
  • Luister je boek waar en wanneer je maar wilt – online en offline
  • Dag en nacht klantenservice
  • Veilig betalen

{«pdpTaxonomyObj»:{«pageInfo»:{«pageType»:»PDP»,»language»:»nl»,»website»:»bol.com»},»userInfo»:{},»productInfo»:[{«productId»:»9300000005983415″,»ean»:»9781509419951″,»title»:»Рюрикова кровь. Книга 1. Наследник»,»price»:»6.51″,»categoryTreeList»:[],»brick»:»10000926″,»chunk»:»80007266″,»publisher»:»Agentstvo Iddk»,»author»:»Alexey Kulakov»,»averageReviewRating»:»0.0″,»seriesList»:[],»sellerName»:»bol.com»,»uniqueProductAttribute»:»BINDING-Digitaal luisterboek»}]}}

{«pdpAnalyticsObj»:{«pageInfo»:{«pageType»:»PDP»,»country»:»NL»,»shoppingChannelContextTypeAndDeviceType»:»www.bol.com,DESKTOP»,»canonicalUrl»:»https://www.bol.com/nl/p/1/9300000005983415/»},»product»:{«productId»:»9300000005983415″,»title»:»Рюрикова кровь. Книга 1. Наследник»,»category»:»»,»brand»:»»,»brick»:»10000926″,»seller»:»0_»,»orderable»:true,»price»:»6.51″,»categoryNumbersFlattened»:[]}}}

кулак | Русский крестьянин

Кулак , (русский: «кулак»), в российской и советской истории богатый или преуспевающий крестьянин, обычно характеризуемый как владелец относительно большой фермы, несколько голов крупного рогатого скота и лошадей и материально обеспеченный возможность использования наемной рабочей силы и аренды земли. До революции 1917 года кулаки были главной фигурой в крестьянских деревнях. Они часто ссужали деньги, предоставляли ипотечные ссуды и играли центральную роль в социальных и административных делах деревни.

В период военного коммунизма (1918–21) Советское правительство подорвало положение кулаков, организовав комитеты бедняков для управления деревнями и надзора за реквизицией хлеба у более богатых крестьян. Но введение в 1921 году новой экономической политики благоприятствовало кулакам. Хотя Советское правительство считало кулаков капиталистами и, следовательно, врагами социализма, оно приняло различные стимулы для поощрения крестьян к увеличению сельскохозяйственного производства и обогащению.Наиболее успешные крестьяне (менее 4%) стали кулаками и взяли на себя традиционные роли в социальной структуре деревни, часто соперничающие с властью новых советских чиновников в сельских делах.

В 1927 году Советское правительство начало менять свою крестьянскую политику, увеличив налоги с кулаков и ограничив их право на аренду земли; в 1929 г. началось движение за быструю коллективизацию сельского хозяйства. Кулаки решительно противодействовали попыткам заставить крестьян отказаться от своих мелких личных хозяйств и перейти в крупные кооперативные сельскохозяйственные предприятия.В конце 1929 года правительство начало кампанию по «ликвидации кулачества как класса» («раскулачивание»). К 1934 году, когда примерно 75 процентов ферм в Советском Союзе было коллективизировано, большинство кулаков, а также миллионы других крестьян, выступавших против коллективизации, были депортированы в отдаленные районы Советского Союза или арестованы, а их земля и имущество конфисковано.

Вторая фаза раскулачивания, 1931 г.

  • Р. У. Дэвис
  • Стивен Г.Уиткрофт

Abstract

В решении Политбюро о раскулачивании от 30 января 1930 г. кулаки разделились на три категории. Кулаки первой категории, «контрреволюционный кулак актив », должны были содержаться в концлагерях; Те, кто входили в эту категорию, которые были организаторами террористических актов, контрреволюционных беспорядков и повстанческих организаций, должны были быть казнены. Категория II состояла из «оставшихся элементов кулацкого актива , особенно из богатейших кулаков и полупомысловиков».Домохозяйства второй категории должны были быть высланы в отдаленные населенные пункты СССР и отдаленные районы своего региона. В постановлении указывалось, что 60 000 кулаков подлежат высылке по I категории и 150 000 по II категории. Другая категория, Категория III, состояла из кулаков, которые должны были остаться в пределах своего округа и должны были быть переселены на новые земельные участки за пределами колхозов.

Ключевые слова

Концентрационный лагерь Всеобщей коллективизации КФХ Северный округ

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами.Этот процесс является экспериментальным, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Информация об авторских правах

© R.W. Davies and Stephen G.Wheatcroft 2009

Авторы и аффилированные лица

  • R. W. Davies
  • Stephen G. Wheatcroft
  1. 1.Университет Бирмингема UK
  2. 2. Университет Мельбурна, Австралия

Коллективизация и индустриализация

Коллективизация и индустриализация

Откровения из Российских архивов


КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ И ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ


В ноябре 1927 года Иосиф Сталин начал свою «революцию». сверху », поставив перед советскими внутренняя политика: быстрая индустриализация и коллективизация сельское хозяйство. Его целью было стереть все следы капитализма. которые вошли в рамках новой экономической политики и преобразовать Советский Союз как можно быстрее, не считая затрат, в индустриальное и полностью социалистическое государство.

Сталинская первая пятилетка, принятая партией в 1928 г., призвала к быстрой индустриализации экономики с упор на тяжелую промышленность. В нем были поставлены нереалистичные цели — увеличение общего промышленного развития на 250 процентов и 330-процентный рост только в тяжелой промышленности.Вся промышленность и службы были национализированы, менеджеры получили заранее определенные квоты на производство центральными плановиками и профсоюзами превращены в механизмы повышения производительности труда. Возникло много новых промышленных центров, особенно в Уральских гор, и тысячи новых заводов были построены повсюду. страна. Но поскольку Сталин настаивал на нереальном производственных планов, вскоре возникли серьезные проблемы. С наибольшая доля инвестиций вложена в тяжелую промышленность, широко распространена возникла нехватка товаров народного потребления.

Первая пятилетка также предусматривала преобразование советской сельское хозяйство из преимущественно индивидуальных хозяйств в систему крупные совхозы. Коммунистический режим считал, что коллективизация повысит продуктивность сельского хозяйства и будет производить достаточно большие запасы зерна, чтобы прокормить рост городской рабочей силы. Ожидаемый излишек должен был заплатить для индустриализации. Ожидается, что коллективизация освободить многих крестьян для промышленных работ в городах и позволить партии расширить свое политическое господство над остальное крестьянство.

Особую враждебность Сталин проявлял к богатым крестьяне или кулаки. Около миллиона кулацких дворов (некоторые пять миллионов человек) были депортированы и никогда больше о них не слышали. Принудительная коллективизация оставшихся крестьян, что было часто оказывалось ожесточенное сопротивление, что приводило к катастрофическим нарушениям продуктивность сельского хозяйства и катастрофический голод 1932–1933 годов. Хотя первая пятилетка предусматривала коллективизацию только двадцати процентов крестьянских хозяйств, к 1940 г. примерно у девяноста семи процентов всех крестьянских хозяйств были коллективизированы и частная собственность почти полностью исключен.Принудительная коллективизация помогла добиться Сталинская цель быстрой индустриализации, но человеческие жертвы были неисчислимы.


Меморандум о принудительной коллективизации поголовья

Перевод меморандума


В следующем письме 1932 года очень подробно описаны разрушительные эффекты коллективизации в Новосибирской области Сибири. An в сопроводительном отчете врача описываются вредные медицинские условия, которые произвел голод.Этот документ является одним из первых подробное описание коллективизации и ее результатов в Сибири.


Письмо Фейгина от 9 апреля 1932 г. г. Орджоникидзе (близкий друг Сталина), об условиях в колхозах (колхозах),

Перевод письма

Меморандум доктора Киселева от 25 марта 1932 г. условия


Следующий документ — это приказ Ленина коммунистам в Пенза, 11 августа 1918 г., с требованием публичного повешения. не менее 100 кулаков и отбирают у них зерно, чтобы показать пример.


Заказ подвешивания, стр. 1.

Заказ подвешивания, стр. 2.

Перевод навесного заказа


Перейти в следующий раздел экспозиции Советского архива.

Вернуться к содержанию Советского архива экспонат

Перейти на домашнюю страницу Библиотеки Конгресса


Библиотека Конгресса
Свяжитесь с нами ( 31 августа 2016 г. )
Юридическая информация | Отказ от ответственности за внешние ссылки

Сталин о ликвидации кулака — семнадцать моментов советской истории

Выступление на конференции студентов-марксистов по аграрному вопросу.

… Так называемая теория «равновесия» между секторами нашей национальной экономики все еще актуальна среди коммунистов. Эта теория, конечно, не имеет ничего общего с марксизмом. Тем не менее, эту теорию поддерживает ряд людей из лагеря правых уклонистов.

Эта теория основана на предположении, что вначале у нас есть социалистический сектор, который, так сказать, является одним сектором, и что, кроме того, у нас также есть несоциалистический или, если хотите, капиталистический сектор, который является другим. отсек.Эти два «отсека» движутся по разным рельсам и мирно скользят вперед, не касаясь друг друга. Геометрия учит, что параллельные линии не пересекаются. Но авторы этой замечательной теории верят, что эти параллельные линии рано или поздно встретятся, и когда они встретятся, у нас будет социализм. Эта теория не учитывает тот факт, что за этими так называемыми «отсеками» скрываются классы и что эти отсеки перемещаются в результате жестокой классовой борьбы, борьбы не на жизнь, а на смерть, борьбы по принципу «кто победит». ? »

Нетрудно увидеть, что эта теория не имеет ничего общего с ленинизмом. Нетрудно видеть, что объективно цель этой теории состоит в том, чтобы отстоять позицию индивидуального крестьянского хозяйства, вооружить кулацкие элементы «новым» теоретическим оружием в их борьбе против колхозов и разрушить доверие к ним. колхозы…

… Можем ли мы развивать нашу обобществленную промышленность ускоренными темпами, пока у нас будет аграрная база, например, обеспечиваемая мелким крестьянским хозяйством, неспособным к расширенному воспроизводству и которое, кроме того, является доминирующей силой в нашей Национальная экономика? Нет мы не можем.Может ли Советская власть и работа по строительству социализма на какое-то время опираться на два разных фундамента: на наиболее крупной и концентрированной социалистической промышленности и на наиболее разрозненном и отсталом мелкотоварном крестьянском хозяйстве? Нет, они не могут. Может ли Советская власть и работа по строительству социализма на какое-то время опираться на два разных фундамента: на наиболее крупной и концентрированной социалистической промышленности и на наиболее разрозненном и отсталом мелкотоварном крестьянском хозяйстве? Нет, они не могут. Рано или поздно это должно было закончиться полным крахом всей национальной экономики.

В чем же тогда решение? Решение заключается в увеличении сельскохозяйственных единиц, в том, чтобы сделать сельское хозяйство способным к накоплению, расширенному воспроизводству и, таким образом, преобразовать сельскохозяйственные основы нашей национальной экономики.

Но как увеличить сельскохозяйственные единицы?

Есть два способа сделать это. Существует капиталистический путь, который заключается в увеличении сельскохозяйственных единиц путем введения капитализма в сельское хозяйство, что ведет к обнищанию крестьянства и развитию капиталистических предприятий в сельском хозяйстве.Мы отвергаем этот способ как несовместимый с советской экономической системой.

Есть второй путь: социалистический путь, который заключается в введении колхозов и совхозов в сельское хозяйство, путь, ведущий к объединению мелких крестьянских хозяйств в крупные колхозы, использующие машины и научные методы ведения сельского хозяйства, и способные развиваться дальше, на таких сельскохозяйственных предприятиях можно добиться расширенного воспроизводства.

Итак, вопрос стоит так: либо так или иначе, либо назад — к капитализму, либо вперед — к социализму.Третьего пути нет и быть не может.

Теория «равновесия» — это попытка указать третий путь. И именно потому, что он основан на третьем (несуществующем) пути, он утопичен и антимарксистски…

Характерной чертой работы нашей партии в истекшем году является то, что мы, как партия, как Советская власть,

а) развернули наступление на всем фронте против капиталистических элементов в деревне;

б), что это наступление, как вы знаете, принесло и приносит очень ощутимые положительные результаты.

Что это значит? Значит, мы перешли от политики ограничения эксплуататорских наклонностей кулачества к политике ликвидации кулачества как класса. Это означает, что мы сделали и делаем один из решающих поворотов во всей нашей политике.

До недавнего времени партия придерживалась политики ограничения эксплуататорских наклонностей кулака…

… Могли ли мы такое наступление на кулаков пять или три года назад? Могли ли мы тогда рассчитывать на успех в таком наступлении? Нет, не могли. Это был бы самый опасный авантюризм. Это была бы очень опасная игра в нападении. Мы бы точно потерпели поражение, и наша неудача укрепила бы позиции кулака. Зачем? Потому что у нас еще не было широкой сети совхозов и колхозов в сельской местности, которые можно было бы использовать как опорные пункты в решительном наступлении на кулаков. Потому что тогда мы еще не могли заменить капиталистическое производство кулаков социалистическим производством колхозов и совхозов…

… Теперь мы можем вести решительное наступление на кулаков, сломить их сопротивление, уничтожить их как класс и заменить их продукцию продукцией колхозов и совхозов.Теперь кулаки экспроприируются массами самих бедняков и середняков, массами, которые проводят сплошную коллективизацию. Теперь экспроприация кулаков в регионах сплошной коллективизации уже не просто административная мера. Теперь экспроприация кулаков — неотъемлемая часть становления и развития колхозов. Следовательно, сейчас смешно и глупо рассуждать об экспроприации кулачества. Вы не оплакиваете потерю волос у обезглавленного человека.

Другой вопрос, который кажется не менее нелепым: разрешить ли кулакам вступать в колхозы? Конечно, нет, потому что они заклятые враги колхозного движения….

Источник: Сталин И. В. Проблемы ленинизма (М .: Иностранные издательства, 1934), с. 391-93, 408-9, 411-12.

О политике ликвидации кулачества как класса

О политике ликвидации кулачества как класса

Дж.В. Сталин


Первое издание: Итрасная звезда , № 18, 21 января 1930 г .;
Источник: И. В. Сталин, Сочинения, Том 12, страницы 184-189. Издательство иностранных языков, Москва, 1953
Транскрипция / HTML: Майк Б. для МВД, ноябрь 2007 г.
Общественное достояние: Интернет-архив марксистов (2005). Вы можете свободно копировать, распространять, отображать и выполнять эту работу; а также производить производные и коммерческие работы. Пожалуйста, укажите «Марксистский Интернет-архив» в качестве источника.


Статья «Ликвидация кулаков как Класс »в №16 из Красная Звезда 1 в основном, несомненно, верен, но содержит две неточности формулировка. Мне кажется, что эти неточности должны быть исправленным.

1. В статье говорится:

«В период восстановления мы проводили политику ограничения капиталистических элементов города и деревни. С началом периода восстановления мы отошли от политики ограничение политики их вытеснения.»

Это утверждение неверно. Политика ограничения капиталистические элементы и политика вытеснения это не две разные политики. Они одно и та же политика. Изгнание капиталистических элементов в сельская местность — неизбежный результат и компонент часть политики ограничения капиталистических элементов, политика ограничения эксплуататорских наклонностей кулачества. Вытеснение капиталистических элемента в деревне должно не считаться равносильным вытеснению кулака как класс.Изгнание капиталистических элементов в деревне означает вытеснение и преодоление отдельных разделов кулаки, неспособные нести бремя налогов и система ограничительных мер Советского правительства.

Естественно, политика ограничения эксплуататорских наклонностей кулачества, политика ограничения капиталистической стихии в деревне, не может не привести к вытеснению отдельных слоев кулачества. Вследствие этого, вытеснение отдельных слоев кулака нельзя рассматривать иначе, как неизбежный результат и составную часть политики ограничения капиталистической элементы в сельской местности.

Мы проводили эту политику не только при реставрации периода, но и в период реконструкции, и в период после Пятнадцатого Конгресса (декабрь 1927), а в период Шестнадцатой конференции наша партия (апрель 1929 г.), а также после той конференции вплоть до лета 1929 года, когда наступила фаза сплошной коллективизации и когда сменился началась политика г., ликвидировавшая кулаков как класс.

Если изучить наиболее важные документы нашего Партия, скажем, XIV съезд в декабре 1925 г. (см. Постановление по отчету Центрального Комитет 2 ) Шестнадцатой конференции в апреле 1929 г. (см. резолюцию «Пути и средства продвижения Сельское хозяйство » 3 ), нельзя не отметить, что тезис об «ограничении эксплуататорских наклонностей кулачества» или об «ограничении роста капитализма в деревня » всегда идет бок о бок с диссертацией о «вытеснении капиталистических элементов в деревне», о «преодолении капиталистических элементов в деревне».»

Что это значит?

Это означает, что партия не отделяет от вытесняющего капиталистических элементов в деревне из политика ограничения эксплуататорских тенденций кулаков, от политики ограничения капиталистических элементы в сельской местности.

И Пятнадцатый съезд партии, и XVI съезд Конференция всецело стояла за политику «ограничения эксплуататорских наклонностей сельскохозяйственных буржуазии » (Резолюция XV съезда« О работе в Сельская местность » 4 ), за политику« принятия новых мер по ограничению развития капитализма в сельская местность »( там же.), за политику «решительного ограничения эксплуататорских наклонностей кулачества» (см. Пятнадцатый Резолюция съезда о пятилетке 5 ), за политику «наступления на кулачество» в смысле «переходить к более систематическим и настойчивым ограничение кулака и частника » (там же), для политика «еще более решительного экономического вытеснения» «элементы частнокапиталистической экономики» в городе и страну (см. резолюцию Пятнадцатого Конгресса по отчет ЦК 6 ).

Следовательно, а) автор упомянутого статья неверно описывает политику ограничения капиталистические элементы и политика их вытеснения как две разные политики. Факты показывают, что мы есть одна общая политика ограничения капитализма, составной частью и результатом которой является вытеснение отдельные секции кулаков.

Следовательно, б) автор упомянутого выше В статье неверно утверждать, что вытеснение капиталистических элементов в деревне началось только в период реконструкции, в период Пятнадцатого Конгресс.На самом деле изгнание произошло как до XV съезда, так и в период восстановления, а после Пятнадцатого съезда в реконструкции период. В период XV съезда политика ограничения эксплуататорских наклонностей кулачества было лишь усилены новыми и дополнительными мерами, в результате что вытеснение отдельных частей кулачества также должен был усилиться.

2. В статье говорится:

«Политика полного уничтожения кулачества как класса. следует из политики вытеснения капиталистических элементов, будучи продолжение этой политики на новом этапе.»

Это утверждение неточно и, следовательно, не соответствует действительности. Естественно, что политика ликвидации кулачества как класса не мог упасть с небес. Путь к этому был подготовленный за весь предшествующий период ограничения, и, следовательно, вытеснение капиталистических элементов в деревне. Но это не значит, что он не отличается радикально от политики ограничения (и вытеснения) капиталистические элементы в деревне, что это продолжение политики ограничений.Сказать, что наш автор говорит — это отрицать, что с лета 1929 года в развитии сельской местности произошло изменение . Сказать, что он делает, — значит отрицать, что в этот период мы совершили поворот в политике нашей партии в сельская местность. Сказать, что он делает, — значит создать определенный идеологическое убежище для правых элементов нашей партии, кто сейчас цепляется за решения Пятнадцатого Конгресса в противоположность политике новой партии , как и раз Фрумкин цеплялся за решения XIV съезда в противовес политике развития колхозов и совхозы.

Что было отправной точкой Пятнадцатого Конгресс провозгласил усиление политики ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов в сельская местность? Его отправной точкой было то, что, несмотря на ограничение кулаков, они как класс тем не менее должны были остаться на время. На этом основании Пятнадцатый Конгресс оставил заставить закон об аренде земли, хотя знал очень хорошо, что арендовали землю в основном кулаки. На тех основания, Пятнадцатый Конгресс оставил в силе Закон о нанимая рабочую силу в деревне, и потребовал, чтобы следует строго соблюдать. На этом основании было снова заявил, что раскулачивание недопустимо. Противоречат ли эти законы и решения политике ограничение (и вытеснение) капиталистических элементов в сельская местность? Конечно нет. Эти законы и решения противоречат политике ликвидации кулачества как класса? Конечно, год! Следовательно, эти законы и решения теперь должны быть отменены в областях полной коллективизации, которая распространяется как на дрожжах.Между прочим, они уже отложены самим прогресс колхозного движения в районах полная коллективизация.

Можно ли тогда утверждать, что политика уничтожения кулачества как класса является продолжением политики? ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов в сельская местность? Очевидно, не может.

Автор упомянутой статьи забывает что класс кулаков, как класс, не может быть вытеснен меры налогообложения или любые другие ограничения, если этот класс разрешено сохранить орудия производства и право на бесплатное пользование землей, а если в нашей практической деятельности мы сохраняем в сельской местности закон о найме рабочей силы, закон об аренде земли и запрет на раскулачивание. В ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов в сельская местность? Его отправной точкой было то, что, несмотря на ограничение кулаков, они как класс тем не менее должны были остаться на время. На этом основании Пятнадцатый Конгресс оставил заставить закон об аренде земли, хотя знал очень хорошо, что арендовали землю в основном кулаки. На тех основания, Пятнадцатый Конгресс оставил в силе Закон о нанимая рабочую силу в деревне, и потребовал, чтобы следует строго соблюдать. На этом основании было снова заявил, что раскулачивание недопустимо. Противоречат ли эти законы и решения политике ограничение (и вытеснение) капиталистических элементов в сельская местность? Конечно нет. Эти законы и решения противоречат политике ликвидации кулачества как класса? Конечно, год! Следовательно, эти законы и решения теперь должны быть отменены в областях полной коллективизации, которая распространяется как на дрожжах.Между прочим, они уже отложены самим прогресс колхозного движения в районах полная коллективизация.

Можно ли тогда утверждать, что политика уничтожения кулачества как класса является продолжением политики? ограничения (и вытеснения) капиталистических элементов в сельская местность? Очевидно, не может.

Автор упомянутой статьи забывает что класс кулаков, как класс, не может быть вытеснен меры налогообложения или любые другие ограничения, если этот класс разрешено сохранить орудия производства и право на бесплатное пользование землей, а если в нашей практической деятельности мы сохраняем в сельской местности закон о найме рабочей силы, закон об аренде земли и запрет на раскулачивание.В автор забывает, что политика ограничения эксплуатации кулацкие наклонности позволяют рассчитывать только на вытеснение отдельных частей кулака, что не противоречат, а, напротив, предполагает сохранение пока кулачества как класса. Как средств вытеснения кулачества как класса политика ограничения и вытеснения отдельных слоев кулачества неадекватна. Чтобы изгнать кулаков как класс, сопротивление этого класса должно быть сломлено в открытом бою. и он должен быть лишен производительных источников своего существование и развитие (бесплатное пользование землей, орудиями производства, аренды земли, права найма рабочей силы и т. д.).

Это поворот к политике устранения кулаки как класс. Без него говорят о вытеснении кулаки как класс — пустая болтовня, приемлемая и выгодная только правым уклонистам. Без него немыслима никакая существенная, а тем более полная коллективизация села. Это хорошо понимают наши бедняки и середняки, громящие кулаков и введение полной коллективизации. Этого, видимо, еще не понимают некоторые наши товарищи.

Следовательно, нынешняя политика партии в деревне. это не продолжение старой политики, а поворот в сторону от старой политики года, ограничивающей (и вытесняющей) капиталистические элементы в деревне, к новой политике года, устраняющей кулаков как класс.

И. Сталин


Банкноты

1. Красная Звезда (Красная Звезда) — военно-политическая газета. Газета основана в январе 1924 года.В марте 1953 г. центральный орган Министерства обороны СССР.

2. См. Резолюции и решения C.P.S.U. . Съезды, конференции и пленумы ЦК, Часть II, 1953, стр. 73-82.

3. К резолюции Шестнадцатой партийной конференции «Пути и Способы развития сельского хозяйства и налоговые льготы для среднего Крестьянин », см. Постановления и решения КПСС № . съездов, конференций и пленумов ЦК, Часть II, 1953, стр.455-69.

4. См. Постановления и решения C.P.S.U. . Съезды, конференции и пленумы ЦК, Часть II, 1953, стр. 350-68.

5. Резолюцию Пятнадцатого съезда партии «О директивах по составлению пятилетнего экономического плана» см. Постановления и решения КПСС. Съезды, конференции и пленумы ЦК Часть II, 1953, стр. 330-49.

6. См. Постановления и решения C. P.S.U. . Съезды, конференции и пленумы ЦК, Часть II, 1953, стр.313-21.



Коллективизация — семнадцать моментов советской истории

Тексты Изображения Видео Другие ресурсы

Тематическое эссе: Льюис Сигельбаум

Хронический дефицит государственных закупок зерна и растущая волна протестов рабочего класса по поводу его дефицита вместе убедили Сталина и его сторонников в партийном руководстве отказаться от рынка как основного механизма, с помощью которого были получены товары из сельской местности.Наблюдая за применением «чрезвычайных» (читай, принудительных) мер на Урале и в Западной Сибири зимой 1927-1928 годов, Сталин натолкнулся на идею организации колхозов и совхозов как потенциально более эффективного и долгосрочного решения проблемы. проблема добычи зерна. Энтузиазм Сталина по поводу коллективизации, похоже, основывался на двух кардинальных принципах, которые разделяли многие в партии и, по крайней мере, некоторые аграрные эксперты. Во-первых, крупные производственные единицы, организованные по типу промышленных предприятий и с доступом к механизированному оборудованию, были гораздо более эффективными и позволяли извлекать больше излишков, чем традиционное раздельное земледелие, практикуемое русскими крестьянами.Во-вторых, кулаки представляли собой противовес советской власти в деревне и по самой своей природе представляли собой «классово-чуждый» элемент, который необходимо было устранить. Из этого следовало, что так называемые середняки, которые опять же по самой своей природе колебались между поддержкой государственных инициатив и противодействием им, могли быть привлечены к коллективному хозяйству с помощью комбинации стимулов (доступ к механизированному оборудованию, кредитам и т. Д.) и принудительные меры (налоги, конфискация, угрозы изгнания).Таким образом, коллективизация должна была идти параллельно с «раскулачиванием».

Как крестьяне первоначально отреагировали на идею коллективизации? Посланные в деревни партийные агитаторы для убеждения крестьян в преимуществах коллективизации часто встречались со скептицизмом и насмешками. Крестьяне, сопротивлявшиеся давлению региональных партийных чиновников записываться в колхозы, назывались кулаками; те, кто опасался конфискации, распродали свою собственность как можно быстрее, по сути дела раскулачивание.К июню 1929 года 1 миллион крестьянских хозяйств из примерно 25 миллионов было зарегистрировано в 57 тысячах коллективов. Тем не менее большинство сдерживалось. Наиболее интенсивный период коллективизации пришелся на зиму 1929-1930 годов после публикации в Правде , посвященной двенадцатой годовщине Октябрьской революции, статьи Сталина, провозглашающей «великий прорыв» на пути «покорения широких масс крестьянства». на сторону рабочего класса ».

5 января 1930 года Центральный Комитет издал постановление, призывающее к коллективизации не только 20 процентов пашни, предусмотренных в первой пятилетке, но и «огромного большинства крестьянских хозяйств» в важнейших зерновых регионах. к осени 1930 г.Рабочих, набираемых в отряды для содействия коллективизации («Двадцать пять тысяч»), с помпой отправляли в деревни, как будто они собирались на войну. Многое было сделано в пропагандистских кадрах кинохроники о «кулацком сопротивлении», об успешных обысках и конфискациях, проведенных милицией и партийными чиновниками. Опознанные как кулаки подвергались конфискации и либо местному переселению, либо депортации, либо заключению в трудовые лагеря, а в случае наиболее опасных «элементов» — казни.К марту 1930 г. примерно 55% крестьянских хозяйств, по крайней мере номинально, были зарегистрированы в колхозах. Однако в этот момент Сталин осудил эксцессы местных чиновников, заявив, что у них «кружится голова от успеха». Действительно, центральные власти были засыпаны жалобами на экспроприацию, осуществленную чрезмерно усердными чиновниками с целью добиться «полной» ( sploshnaia ) коллективизации в своих районах. В течение трех месяцев после публикации статьи Сталина более половины крестьянских хозяйств, якобы состоящих в колхозах, были зарегистрированы как выбывшие.Однако этот поворот длился недолго. Штрафы и принудительная продажа собственности крестьянам, неспособным (или не желающим) соблюдать квоты на поставки, заставили многих вернуться в колхозную систему; к июлю 1931 г. удельный вес домашних хозяйств в колхозах увеличился до 53%, а годом позже — до 61,5%.

Среди стимулов для вступления в колхозы был доступ к механизированной технике. В июне 1929 г. действующая в совхозе им. Шевченко Одесская область опытная машинно-тракторная станция была определена постановлением Совета Труда и Обороны как образец для всего СССР.В январе 1933 года партия захватила МТС как свое острие в деревне, присоединив к ним Политотделы ( политотделы ), чтобы «обеспечить политический контроль и наблюдение за распределением и использованием колхозов и совхозных рабочих…». В то время как средства массовой информации изображали крестьян как стремящихся получить услуги МТС, их вмешательство в дела села и неизбежное пересечение линий власти часто были источниками негодования, конфликтов и разоблачений.

Сопротивление крестьян коллективизации принимало различные формы: беспричинное убийство скота, женские бунты ( баб’и бунты ), кража и уничтожение колхозного имущества и, возможно, наиболее широко распространенное, преднамеренно медленное выполнение директив правительства. администрация колхоза. Огромная гибель скота из-за убоя, неадекватных кормов и простого пренебрежения делала практически невозможным выполнение колхозами своих квот на закупку мясных и молочных продуктов.Невыполнение колхозами квот на закупку имело тяжелые последствия для их членов. Это означало, что сколько бы трудовых будней (единица учета, по которой колхозникам платили) ни работали колхозники, платить им было нечем. В 1929-1931 гг. Квоты закупок были установлены на уровне, превышающем возможности большинства хозяйств. В 1932 году хозяйства на Украине, в Нижней Волге и на Северном Кавказе пострадали от неурожая, что привело к голоду. Обвиняя нехватку в кулацких саботажах, власти отдавали предпочтение городским районам и армии в распределении собранного продовольствия.В результате погибло не менее пяти миллионов человек. Чтобы спастись от голода, многие крестьяне бросили колхозы в города.

Музыка при советской власти: Дебаты / Вопрос о расколах / 2

Антиревизионизм против «диссидентской» концепции

За исключением эссе Лорел Фэй 1980 года в The Russian Review (запрашивая целостность Свидетельства и Соломона Волкова), очень мало о Шостаковиче писали с «антиревизионистской» стороны в течение десяти лет. лет после публикации Свидетельства в 1979 г.(Период, термин «антиревизионист» не был придуман до 1994 г.) Первый существенный антиревизионистское заявление по вопросу о диссидентстве было сделано американский ученый Ричард Тарускин, музыковед из Беркли. Эксперт по Русская музыка XIX века. Тарускин является автором нашумевшей книги. исследования Мусоргского и русского периода Стравинского, а также два сборники эссе, Текст и Закон (1995) и Определение России Музыкально (1997). В 1989 году его особые знания русской оперы и неодобрение фильма Тони Палмера «Свидетельство » (1987), объединенного в Основа его первого начинания в исследованиях Шостаковича, эссе о Леди Макбет Мценский под названием «Опера и диктатор: своеобразный мученичество Дмитрия Шостаковича », опубликовано в г. Новая республика (2-я Марш).

Ссылаясь на своих читателей на вызов Лорел Фэй в 1980 г. Свидетельство , Тарускин противопоставил «сентиментальному ханжеству» фильма Палмера. с его собственной интерпретацией Lady Macbeth как произведения сознательно присоединиться к идеологии классовой войны, использованной в нападении Сталина на так называемые «богатые крестьяне» (кулаки) во время сельской коллективизации 1930-1. Явно описывая Lady Macbeth как «защиту беззакония» истребление кулаков », Тарускин рассматривал оперу Шостаковича как продукт «отвратительной моральной инверсии», обвиняющий его автора в «бесчеловечности» большинство его персонажей: «Его пугающее обращение с жертвами составляет a оправдание геноцида [выделено автором].»Такой» глубоко бесчеловечный произведение искусства, — убеждал Тарускин, — нужно видеть и слышать с осознанием истории, с открытыми глазами и ушами, и с сердцем на страже »(точка зрения эхом отозвалась на 25 августа 1996 года, когда он напал на Валерия Гергиева в The New York. Таймс для монтажа концертного возрождения кантаты Прокофьева к 20-м гг. Годовщина Октябрьской революции) .

Чрезвычайно серьезное обвинение Тарускина — в том, что Шостакович стремился снискать расположение с советскими властями, если не лично Сталиным, написав оперная апология геноцида на Украине — основана на его предположении что в начале 1930-х годов молодой композитор, «возможно, был советским самый верный музыкальный сын ».Слово «возможно» — это просто академическая условность. Чтобы Шостакович публично аплодировал уничтожению нескольких миллионов крестьянам потребовалась бы определенная степень лояльности советскому режиму в далеком прошлом. превышение того, что у многих из аппаратчиков , которые фактически управляли Политики Сталина на Украине (и были глубоко поражены тем, что они засвидетельствован). «Можно утверждать, — признал Тарускин, — что мученичество произведения [в 1936 году] очеловечил своего создателя ». Однако его собственная точка зрения оставалась циничной: «Что этот несчастный человек [Шостакович], тем не менее, продолжал действовать как художник и гражданин придали своей карьере героический блеск. .. [n героический] свет сделана кричащей Волковым, Палмером и другими ». Действительно, Тарускин дал понять, что он рассматривал Шостаковича совсем не героически: «Множество свидетельств предполагает, что в последние годы жизни Шостакович отчаянно увлекся его исторический образ, причем с темой самооправдания. Потому что у него было история сотрудничества жить дальше [курсив добавлен] ». (« Великий сделка доказательств «, на которую ссылается Тарускин, с тех пор никогда не указывалась ему.)


Знали ли Советы, что Шостакович был диссидентом?

С его теорией «геноцида» Леди Макбет Мценского — и ее сопутствующие обвинения в том, что Шостакович не только не был героем, но и «возможно» также «самый верный музыкальный сын Советской России» с «историей сотрудничество, чтобы жить вниз »- Ричард Тарускин бросил вызов тому, чему, через год после выхода его статьи начал оформляться как ревизионистский позиция по Шостаковичу.Вернувшись в бой тремя годами позже, в 1992 году, он отклонил книгу Иэна Макдональда « Новый Шостакович » как «контркарикатуру. Шостаковича, вопреки старой официальной точке зрения (сама прозрачная политическая фальсификация и давно признанная таковая), композитор как непоколебимый апостол советского патриотизма и признанный идеология. Вместо этого, теперь нам предлагают поверить, что он был неослабевающим подрывником. который использовал свою музыку как средство эзоповской правды в обществе, построенном на ложь […] Новый взгляд настолько же прост и нереалистичен. одномерный как старый. Легкость, с которой автор доказывает свою правоту отменяет это; ибо если какой-нибудь дурак увидит «нового Шостаковича» таким, каким он был, то любой осведомитель или комиссар мог бы легко поймать его в злые дни старины ».

Как специалист по русской музыке и культуре XIX века, Тарускин нельзя справедливо ожидать, что он широко прочитал в огромном историческом литература по советскому периоду. Тем не менее, его предположение, что для того, чтобы иметь претерпевший большую часть своей жизни диссидентское мировоззрение Шостаковича могло бы остаться неизвестным советскому чиновнику, по его собственному выражению, «простодушный и нереально одномерный». Напротив, может не сомневаюсь, что советское чиновничество точно знало, что имеет у Шостаковича, как и у многих других великих художников аналогичного мировоззрение, которым было разрешено продолжать жить и даже производить работу, которая изредка выступал перед советской публикой.

«Не трогайте этого облачного обитателя», — написал Сталин в известном сообщении НКВД. о Пастернаке, что подтвердило то, что диктатор знал из разговора с поэт (как будто ему нужно это проверить, поговорив с ним) — i.е., что Пастернак принадлежал к культуре диссидентства. Существуют различные стандартные размышления о том, почему Сталин позволил таким крупным фигурам, как Пастернак, Ахматова, Булгакову, Замятину, Зощенко, Шостаковичу и многим другим жить, несмотря на тот факт, что их взгляды явно противоречили взглядам режим. Самый простой ответ: именно потому, что они были крупными фигурами, которые не могло быть «ликвидировано», не вызвав такого шума, как советский режим, как известно, особенно щепетильно относился к. Только основные фигуры кто эффективно бросил вызов режиму (Мейерхольд), слишком много знал о внутренние механизмы террористического аппарата (Исаак Бабель), или прямо оскорбляли Сталин (Осип Мандельштам) был окончательно ликвидирован (убит). На случай, если Шостаковича, у Сталина были и другие причины смягчиться: молодой композитор имел большие ценность пропаганды при умелом обращении (обычное сочетание угрозы и награды), поскольку а также одним из самых талантливых композиторов СССР для ключевого фильм.

Если бы тайное инакомыслие Шостаковича не было проблемой для аппарат , публично его бы дважды не порицали вместе с композиторы схожих взглядов в 1936 и 1948 годах — ни принуждены, ни после второго повод так крепко придерживаться линии, что за пять лет почти не лично аутентичный вид был одобрен от него.Начиная с Культурная революция (1928-32) и продолжающаяся до Тринадцатой симфонии (1962), советский культурный аппарат пометил Шостаковича как очевидная «проблема», которой время от времени уделялось особое внимание решение, даже если временно. Шостаковича считали выдающимся фигура в диссидентской культуре очевидна из того факта, что сталинские кампанию против «формализма» (т. е. ленинградской интеллигенции), которая продолжался на протяжении 1936 г., был инициирован двумя нападками на композитора в «Правда», (см. Дело инакомыслия, часть 2).

Досье тайной полиции на Шостаковича еще не раскрыто, но в СССР было стандартом, что все основные деятели диссидентской культуры были в окружении информаторов и провокаторов, не говоря уже о прослушивании и слежке. Диссидентство Шостаковича не было секретом от советских властей. аппарат , но незадекларированный как таковой Советскому Союзу общественность. Позиция композитора, тем не менее, прочно закрепилась среди тех, кто знать, как в аппарате , так и в музыкальной «культуре диссиденции», как показано, например, анекдотами в романе Ростислава Дубинского « Буря». Аплодисменты , и тем фактом, что Ричард Тарускин и Лорел Фэй услышали много историй, циркулировавших в российских музыкальных кругах в 1970-е гг. Впоследствии сохранилось в Свидетельство .(Фэй: « Свидетельство делает отражать истории и анекдоты, которые ходили вокруг музыкальное сообщество в России »- The Guardian , 7 января 2000 г .; Тарускин: «Многие из рассказов Свидетельство распространены в устной традиции. задолго до их опубликования Волковым. Я сам слышал многие из них как обмен студент в Москве в 1971-72 гг. Я верил многим из них в то время и до сих пор делать. »- Комментарий , ноябрь 1999г.)

Короче, мысль, что Шостакович не мог быть диссидентом до 1956 года, потому что, если бы он был им, он бы были идентифицированы как таковые и очищены, крайне наивно.


Понятие «тайное диссидентство»

Не все антиревизионисты полностью отвергают предположение, что Шостакович был тайный диссидент, даже если признание такой возможности никогда не уступил без самых резких оговорок. Например, Малькольм Х. Браун, атакует Макдональдс Новый Шостакович в Банкноты в марте 1993 г. писал: «Чем больше говорят современники Шостаковича и как становится доступной достоверная документальная информация, «настоящий» Шостакович может появиться и как диссидент, и как соавтор.»Надежда Брауна, что современники Шостаковича со временем прошли, подтвердите, что он «когда-то сотрудничал», до сих пор был невыполненный. Напротив, подавляющая тенденция свидетельств со стороны Современники Шостаковича по-прежнему считают, что он, говоря словами Брауна, «чулан диссидент». Обвинение Брауна в «сотрудничестве» — вторят Тарускину обвинение 1989 года — никогда не развивалось его автором, несмотря на просьбы сделать это. (Для обсуждения концепции «сотрудничества» в СССР см. Свидетели защиты.)

Уступка Малкольма Х. Брауна в том, что Шостакович был «диссидентом в шкафу» — даже если только время от времени или, возможно, один раз в течение ограниченного времени (из-за нежелание усиливаться, слово «когда-нибудь» остается непрозрачным) — было кратко отвергнутый Ричардом Тарускиным в его эссе о приеме Шостаковича Пятая симфония в симпозиуме Дэвида Фаннинга Шостакович этюдов в 1995:

Если мы утверждаем, что нашли вызывающую насмешку в Пятой симфонии, мы обязательно считают его композитора на данном этапе своей карьеры «диссидентом». Эта характеристика должна быть отвергнута как анахронизм самоудовлетворения. В сталинской России диссидентов не было. Были старые противники, чтобы быть Конечно, но к концу 1937 года все они были мертвы или за решеткой. Были несчастные и недовольные, но они молчали. Публичное несогласие или даже принципиальная критика была просто неизвестна … Раскол в ослабление контроля, а не наоборот. Это началось очень мягко, под Хрущев … Естественно, что современные диссиденты хотели [Шостакович] для предка.Это тоже понятно, если когда-нибудь получится Выясняется, что Шостакович был автором Свидетельства , что он, хотя под безжалостными угрозами никогда не терпел судебных процессов над диссидентом, должен был пожелать, в конце жизни, чтобы изобразить себя в другом свете. Ненависть к себе прежде молчаливые и ранее обманутые давно стали характерной чертой Советская интеллектуальная жизнь. [«Публичная ложь и невыразимая правда: интерпретация Пятая симфония Шостаковича «, соч., Стр. 46-7.]

Тарускин предлагает три определения диссидентства: (1) как выражение «вызывающая насмешка»; (2) как выражение общественного несогласия или принципиального критика; (3) как явление, начавшееся при Хрущеве. Мы видели это феномен диссиденции, хотя и названный таковым только после 1956 г., был постоянная черта интеллигентской жизни на протяжении всей истории советского Союз. Особенность диссидентства в 1960-1970-е гг. состояла в том, что это была устно явная публичная деятельность : открытое противостояние государственная власть. Таким образом, как правильно утверждает Тарускин, такая «парадигматическая инакомыслие «было бы невозможно при прежних советских временах; действительно, диссиденты 1960-х и 1970-х годов жестоко преследовались за их храбрость в противостоянии, по словам Владимира Буковского, «этому режиму сволочь »( To Build A Castle , p.342). Большинство из них попали в тюрьму или ГУЛАГ на много лет. Некоторых пытали или помещали в смирительную рубашку в психическом психиатрических больницах, их умы были атакованы мощными галлюцинаторными препаратами. К 1980 г. Диссидентское движение в СССР было уничтожено КГБ. Героический борьба этих чрезвычайно храбрых мужчин и женщин была, как утверждает Буковский, » отчаянная война . .. против самой чудовищной машины угнетения в весь мир »- войну, которую немногие в любом обществе осмелились бы вести. Другими словами, даже по правилам Хрущева и Брежнева, инакомыслие в СССР был опасным призванием.


Когда Ричард Тарускин пишет («Кто был Шостакович?», The Atlantic Месяц , февраль 1995 г.), что «в разваливающемся Советском Союзе [Шостакович] был представлен как «диссидент», которого просто не существовало в лучшие времена. (или, скорее, худшая) часть его жизни «, он — помимо споров свидетельства нескольких десятков русских интеллектуалов, живших в советских Союз через обсуждаемый период — логически уступая возможность того, что существовали и другие «виды» советских диссидентов, если бы не ну, в период жизни Шостаковича, который предшествовал хрущевскому Донос на Сталина в 1956 году.Действительно, их было — и очень много. Вот что Надежда Мандельштам называла «тайной интеллигенцией»: которые сохранили инакомыслие с момента прихода на престол Ленина. Люди с таким мировоззрением не были публичными (или, по крайней мере, открыто выражались) в выражая свое несогласие. Между 1928 и 1953/6 гг. Парадигматическое диссидентство не существовало по той простой причине, что такое явление могло быть задушен при рождении. Вместо этого в то время существовало то, что Соломон Волков называет «скрытым инакомыслием», то, что Ян Макдональд называет «секретным». инакомыслие », и то, что описал музыковед Иоахим Браун, с ссылка на из еврейской народной поэзии , как на «скрытое инакомыслие» — феномен, охватывающий «тайный язык» инакомыслия «или» скрытый язык сопротивление »(известный россиянам как« эзопов »язык в честь подрывной двусторонний разговор, скрытый в баснях Эзопа).

Не то чтобы такой тайный (в отличие от публично явного) диссидентский язык когда-либо были ограничены временем или местом, будь то Древняя Греция или современная Россия. Обсуждая феномен со ссылкой на иранское слово ketman , Чеслав Милош определяет это как форму суфийской двоякой речи традиционно используется тайными вольнодумцами в исламских странах. Другой критик (сам иранец) использует арабское слово tashbih , обращаясь к нему как означает косвенное и часто вовлекающее признанный кодекс выражения несогласия в соответствии с ограничения азиатских автократий. Кетман и ташбих , а не совсем идентично, пейте из той же весны. В России есть аналогичный пересекаются между эзоповым языком тайного инакомыслия и более стилизованная практика юродства (условно под видом неуравновешенный ум). Нет нужды говорить, что такой двусторонний разговор не ограничивается авторитарные культуры, хотя устройство идеально подходит для таких целей, как указал Терри Тичут ( Комментарий , 1995):

Концепция «тайного диссидентства» не вошла внезапно в анналы Музыка ХХ века с публикацией Свидетельства Волкова .Это было скопление бесчисленных европейских музыкантов, обвиненных в сотрудничестве с нацистами. Записи военного времени таких выдающихся художников, как Рихард Штраус, Вильгельм Фуртвенглер, Виллем Менгельберг и Альфред Корто продолжают поднимать нервы в музыкальных кругах, с защитниками этих людей обычно утверждая, что они в частном порядке выступали против Гитлера и делали все, что могли помочь еврейским друзьям и коллегам спастись от Холокоста. в отличие от музыкантов Третьего Рейха, Шостакович никогда не мог бежать из своей похитители.

Сравнение Тичута между тайным инакомыслием в сталинском СССР и гитлеровском Германия по сути действительна, даже если сопротивление Германии нацизму было и в целом феномен индивидуального сознания, осложненный вопросами Немецкий национализм. Напротив, инакомыслие русской интеллигенции во время красного террора, НЭПа и диктатуры Сталина были повсеместными и фундаментальный. Помимо некоторых доктринеров, переживших Пролеткульт / РАПМ, он трудно с уверенностью назвать советских композиторов или музыкантов, которые под маской конформизма или партийного билета не дистанцировались от режим варьируется от рефлексивного отвращения до откровенного презрения.Среди музыкантов, Леонид Коган был достаточно необычен в своей искренней ортодоксальности, чтобы быть иронично описано Шостаковичем (письмо Исааку Гликману, 30-е гг. Апрель 1960 г.) как «скрипач-коммунист». Более представительный в этом отношении были диссидентами, такими как Мария Юдина, Владимир Софроницкий, Святослав Рихтер, Давид Ойстрах, Мстислав Ростропович, Галина Вишневская, Владимир Ашкенази, Валерий Афанасьев и Андрей Гаврилов. Для сравнения: Entartetemusik при нацизме, хотя и схожи по своей моральной направленности, ограниченный.

В 1940 году пастор Дитрих Бонхёффер был вынужден дать нацистское приветствие скрыть тот факт, что он был членом немецкого сопротивления. Этот жест параллели общественному почтению, обязательному для советских диссидентов, таких как строгое требование к композиторам при Сталине доводить произведения до «оптимизма». основные ключи. В других местах сопротивление Германии нацизму соответствовало степени Советское диссидентство только у молодежи ( «Пираты Эдельвейса»), которые выступили против гитлерюгенда или восстали против нацистской культурной диктатуры, живя «декадентская» жизнь и прослушивание джаза (так называемая Swing Youth).Аналогичный молодежное сопротивление пронизывало российские университеты во время НЭПа и представляло собой главная цель «пролетарской» Культурной революции (см. Бровкин, Россия после Ленина: политика, культура, общество , стр. 108-133). это Стоит напомнить, что самому Шостаковичу было всего 22 года, когда Культурный Революция началась.


Диссидент или интеллигент?

Отбросив идею, что Шостакович не был диссидентом, потому что он не говорить открыто публично в стиле парадигматических диссидентов 1960-е и 1970-е годы (обвинение, которое в равной степени может быть выдвинуто против классического «тайный диссидент» Надежда Мандельштам) Ричард Тарускин предлагает модель, чтобы противостоять тому, что он считает оскорбительным и фантасмагорическим зачатие:

Зрелый Шостакович диссидентом не был… Зрелый Шостакович был интеллигентный (произносится, по-русски, с твердым «г»). Он был наследником благородная традиция художественной и общественной мысли — та, которая ненавидела несправедливость и политические репрессии, но также и то, что ценит социальную приверженность, участие в жизни своего сообщества и солидарность с людьми. Шостаковича зрелое представление об искусстве, в отличие от эгоистических традиций западных модернизм был основан не на отчуждении, а на служении. Он нашел способ поддержание государственной службы и личной неприкосновенности в невообразимо тяжелых условия.Таким образом он оставался в освященном веками русском языке, если не именно в советском смысле слова, «гражданский» художник. [«Кто был Шостакович? «, The Atlantic Monthly , февраль 1975 г. Эта статья переработано как часть главы «Шостакович и бесчеловечное: Шостакович и Мы »в Музыкальное определение России [1997] — в частности, стр. 496.]

Будучи специалистом по русской культуре XIX века, Тарускин предложил определение русского интеллектуального обнаруживает удивительное отсутствие осведомленность о социальных и политических вопросах.Созданное в 1850-х годах слово интеллигенция не означала то, что позже стало означать на своем английском заимствование. Вместо обозначения образованных или интеллектуальных классов на se , вместо этого он означал самозваных политически просвещенных: те чей революционный анализ царского общества доказал, что они «умный» (в отличие от «темных людей» низшего понимания или социальные корыстные интересы). Быть умным в конце 19-го столетие должно было быть наделено особым сознанием, быть новым видом мужчина или женщина, самоучка радикализма и революционной литературы, понимал «ситуацию» и был готов «действовать», чтобы изменить Это.Девятнадцатый век умный , в отличие от Ричарда По замыслу Тарускина, подрывник планировал разрушить существующее социальной структуры и заменить ее обществом нового типа (определенного типа какой бы радикальной сектой ни принадлежал данный интеллигентный ).

Рожденный реформ в царской системе образования, российский интеллигенция в классическом понимании, тем не менее, была скорее состоянием ум, чем класс, его ряды охватывают многих, кто по сравнению со страной академический, административный и «технический» секторы были в лучшем случае полуобразованными.В последние десятилетия XIX века революционные действия «интеллигенция» часто была достаточно экстремальной, чтобы оттолкнуть традиционно образованных Россияне. Только после 1905 г. повсеместное отвращение к царизму в союзе с новый буржуазный страх восстания непокорных масс начинает рушиться различие между двумя широкими типами русских интеллектуалов. В то время как почти каждый образованный человек в стране вне монархических кругов разделял стремление к свободе, бывшие интеллигентных сторонников революционных активисты и террористы отступили в интеллектуальный мейнстрим, отвращение от прямого насилия к более расплывчатому идеализму.Между тем, хардкор революционеры — оригинальные интеллигенты — остались дискретными экстремистский компонент того, что к 1917 году превратилось в расширенную «интеллигенция». В этот момент исходное определение слова исчезло. Захватив власть, Ленин привел крошечную «большевистскую интеллигенцию» в центр этап, одновременно двигаясь, чтобы устранить своих соперников среди бывшего классика интеллигенты (например, меньшевики, эсеры, Анархистов, народных социалистов) и запугать образованных кружки: академический, административный и «технический» секторы, не говоря уже о большая часть художественного сообщества России. Они, первоначально классифицированные Лениным как «буржуазная интеллигенция» (или «гнилая интеллигенция») вскоре стала известна просто как интеллигенция, совершившая поворот на 180 градусов в народном употреблении.

Семья Шостаковича из «технического» (научного / инженерного) сектор, включал классический интеллигентный в виде мужа тети Максим Кострыкин, большевистский активист. Кроме того, семья Шостаковичей был относительно консервативным в своем основном интеллигентском демократизме — людей, которых Ленин презрительно называл «близкими к кадетам» ( Конституционно-демократическая партия, основана в 1905 г.).Примечательно, что в письме написанное тете Наздежде в апреле 1918 г., Шостакович перечисляет среди недавних совершает поминальный марш для кадетских лидеров Шингарева и Кокошкина, а недавно убит большевиками в Петрограде (см. Часть «Дело о расколе»). 1). Когда отец Шостаковича вернулся домой после февральской революции 1917 года крича «Дети, свобода!», он сделал это как участник сравнительно нового «расширенная интеллигенция» а не революционер как интеллигентный . Так как для «гражданских» интеллигентов , описанных Ричардом Тарускиным, они никогда не существовало, будучи, по первоначальному определению, противоречивым в терминах.В граждански настроенный буржуа XIX века, на которого, похоже, ссылается Тарускин, не стали членами интеллигентов , пока определение не изменилось. К тому времени их гражданственность превратилась в скептицизм, сформировав разнообразный округ, который, хотя и значительный (80% образованного населения, в Солженицына), объединяло только стремление к демократии, которому препятствовали Ленинский переворот. Обновленная интеллигенция 1917-1928 годов сопротивлялась большевикам. тоталитаризм с самого начала.

Так последовательно переформулированная интеллигенция сопротивлялась навязыванию новая советская диктатура (см. Бровкин, указ. соч.), что к 1928 году Сталин получил закрепить переворот 1917 года с помощью массивных дисциплинарных мер Беспартийное образование в России: так называемая культурная революция (1928-32). Шостакович, который в молодости решительно прилепился к Беспартийная интеллигенция, поклонявшаяся Достоевскому Дьяволы , установила текстов Гоголя и Лескова, предпочитая свободомыслие писателей вроде Замятин, Булгаков, Эренбург, Ленинград Обериуты — был сам явная жертва культурной революции (см. «Дело о разногласии» Часть 2).Другими словами, утверждение Ричарда Тарускина о том, что Шостакович был «гражданский» умный с точкой зрения «основанной не на отчуждении, а на служба «концептуально неверна и опровергается свидетельствами. Как и большинство новой интеллигенции после 1917 года, Шостакович сопротивлялся советской диктатуре. Он «служил» Советскому государству, как Елизавета Уилсон дает понять, только когда он не может этого избежать. Любой другой Интерпретация несовместима с фактами, установленными Шостаковичем в : A Life Remembered и аналогичные источники «свидетелей».


Антиревизионизм как антиконтекстуализм

Как будет понятно из сопроводительных страниц, представленных как Дело для Dissidence, свидетельство того, что Шостакович считался принадлежали к советской культуре диссидентства, достаточно сильны, чтобы серьезно ставят под сомнение отказ антиревизионистов рассматривать его. Там это всего лишь один эпизод из жизни композитора, в котором остается запись достаточно двусмысленны, чтобы вызвать определенную степень законного разногласия: 1927-1934 — эпоха Культурной революции и начальный период так называемого «второй нэп», во время которого биография Шостаковича и имеющийся «свидетель» источники в настоящее время недостаточно детализированы, чтобы позволить полностью надежная картинка.При этом фоновых данных уже достаточно. для восстановления контекста для Шостаковича, в остальном несколько непрозрачного маневрирования во время Культурной революции (MacDonald, The New Шостакович , с. 32-78), а недавние документальные исследования (Бровкин, указ. соч.) подтверждает, что этот период имеет решающее значение для нашего понимания развитие интеллигенции после 1917 г. формирующий для дальнейшей жизни и карьеры композитора.

Утверждение Иэна Макдональда [1990] о важности культурной революции Элизабет Уилсон согласилась с Шостаковичем во время дискуссии на Bantry House, West Cork, в апреле 2000 г. (где она также говорила о Шостаковиче музыка конца 1920-х гг. как параллель с диссидентской сатирической литературой Замятин, Булгаков, Зощенко).Аналогичное мнение высказала Москва. музыковед Инна Барсова на конференции Мичиганского университета в январе 1994, где она утверждала, что Шостакович стал творчески отчужденным от Советский режим в конце 1920-х гг. Помимо краткого очерка Культурного Революция в полемическом эссе Ричарда Тарускина о приеме Пятого Симфония (в Fanning, Shostakovich Studies [1995]) и прохождение намек в Шостакович Лорел Фэй: Жизнь, антиревизионизм почти не упомянул об этой эпохе радикального разрушения, не говоря уже о обратился к нему, вместо этого полностью сосредоточившись на значительном разнообразная музыка этого периода за счет сильно заряженного фона что, возможно, проясняет его противоречия.

Отсутствие внимания к контексту — отличительная черта антиревизионизма. (Фэй биография почти не содержит контекстных ссылок.) контекстное исследование, которое позволяет нам лучше понять работа — а поскольку, как солецизм Тарускина относительно интеллигентов показывает, что в этом предмете первостепенное значение имеет понимание контекста. площадь — удивительно, что через двадцать лет после Свидетельство , ведущий академические специалисты по изучению советской музыки все же должны хотеть играть понизить роль контекста в достижении понимания Шостаковича Музыка.Такова последовательность этого стремления преуменьшить значение контекста — более или менее меньшее игнорирование материалов, приведенных в прилагаемом «Дело в пользу раскола»; попытка предположить, что никакие заявления, исходящие из бывшего СССР, не могут быть доверенный; показ [Фэй, соч. соч., стр. 3] «свидетельские» показания как (для неустановленных причин) ненадежный — это справедливо называть формой психологической отрицание: принятие «слепого глаза» на массу доказательств, которые обычно стипендия будет принимать во внимание и по крайней мере критику.Нет такой критики встречается в биографии Фэй, а Ричард Тарускин доволен, без противодействуя любому свидетельству, описать диссидентскую концепцию Шостакович как «детская фантазия», безответственно пропагандируемая «культом» ( The New York Times , 5 марта 2000 г .

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *