Митта кино между адом и раем: Читать онлайн «Кино между адом и раем», Александр Митта – ЛитРес

Содержание

Читать онлайн «Кино между адом и раем» автора Митта Александр — RuLit

Александр Митта

Кино между адом и раем

КИНО ПО ЭЙЗЕНШНЕЙНУ, ЧЕХОВУ, ШЕКСПИРУ, КУРОСАВЕ, ФЕЛЛИНИ, ХИЧКОКУ, ТАРКОВСКОМУ..

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СДЕЛАЙ КЛАССНОЕ КИНО

Смех, жалость, ужас суть три струны нашего воображения, потрясаемые драматическим волшебством.

А. С. ПУШКИН

Смешить, пугать и вызывать слезы сострадания – это кино делает лучше всего.

СТИВЕН СПИЛБЕРГ

ОТ ШЕКСПИРА ДО ТОЛСТОГО

Все талантливые люди талантливы по-разному. Если вы хотите открыть своему таланту путь к тем, кто вас поймет и оценит, эта книга вам поможет.

Эта книга для человека, который хочет написать сценарий, поставить фильм и сыграть в нем главную роль.

А пока вы размышляете, когда этим заняться, эта книга позволит вам получать больше удовольствия от фильмов.

Согласитесь, если знаешь правила шахматной игры, то не ждешь как невежда, кто победит, а получаешь удовольствие во время игры. Кино – игра покруче шахмат. Зрители в ней – наши партнеры, и любой фильм хорош настолько, насколько хорошо мы его сыграли вместе с вами. Изучите правила игры и получайте удовольствие.

Эта игра всегда имеет несколько уровней. Конечно, самый простой первый, когда зритель скользит по поверхности.

Я слышал, как зритель первого уровня вышел с «Гамлета» со словами:

– Ну и кино – шесть трупов сразу!..

Что тут возразить? Покойников на самом деле еще больше. Такой зритель сам себе пират. Он срывает с фильма перстни и топит в себе его бессмертную душу.

Через нас с утра до ночи потоками идут фильмы по 6-10 каналам TV одновременно. Они не задерживаются в сознании: один вытесняет другой, чтобы тут же быть вытолкнутым третьим. В бесполезную жвачку превращаются хорошие продукты.

Но если вы попадете на второй уровень, многие фильмы откроют вам двери в свои сокровищницы. То, что я хочу вам дать, – это ключ, которым открывают заветные двери.

Не совсем обычный ключ: от входа в студию художника.

Представьте, что вы тайно проникли в мастерскую Микеланджело. Видите Моисея и «Ночь», наполовину спрятанные в камне. Волнующее приключение? Нравится? Тогда счастливого пути!

Драма – это мир идей. Каждый сценарий толкают вперед десятки идей. В основу каждого фильма положены сотни идей. Но в каждом деле есть немного фундаментальных идей, которые лежат в основе всего. Это относится и к драме, частью которой является кинематограф.

Как-то знаменитый французский эссеист Поль Валери спросил у Альберта Эйнштейна: «Скажите, как вы записываете ваши идеи? У вас есть записная книжка или вы набрасываете ваши озарения на крахмальной манжете сорочки?» – «Идеи, знаете, приходят редко. Я их все помню», – ответил Эйнштейн. Для эссеиста Поля Валери парадоксальная связь двух разрозненных явлений является идеей. Для Эйнштейна идея – это что-то, фундаментально объясняющее принцип, по которому функционирует наш мир.

Основополагающие идеи нашего искусства не делят его на высокое искусство и низкое развлечение. Идеи массовой индустрии развлечений родились не в кабинетах киномагнатов. Они рождены гениями – Станиславским, Эйзенштейном, Чеховым, и задолго до них – Шекспиром, Аристотелем и такими же гигантами. Этих идей немного.

Индустрия развлечений лишь использует и успешно развивает фундаментальные идеи драмы.

Как сказал один исследователь драмы: «Из того факта, что коммерческие драмы создаются по определенным рецептам, совсем не следует, что хорошие драмы создаются по другим рецептам». Сказано по-английски осторожно. Но можно сказать грубее: «Шекспир и телесериалы функционируют по одним и тем же базовым правилам, лежащим в основе каждой драматической конструкции».

КАК РОДИЛАСЬ ЭТА КНИГА

Тридцать лет я жил в кино тихой рабочей жизнью, и вдруг надо мной блеснула молния успеха. Самого заветного – американского. Я сделал в России фильм для английского продюсера и, как нарочно, был в гостях в Нью-Йорке, готовился к отлету, когда узнал, что гильдия американских режиссеров выбрала фильм «Затерянный в Сибири» для специального показа – максимальный акт уважения для американцев к фильмам из остального мира – от Европы до Австралии.

Я полетел на два дня в Голливуд. В правилах драмы это называется «Одно простое действие» — с него начинается любой грамотный сюжет. Прилетел – и покатилось! Узнаю, что каждый вечер какая-нибудь крупная компания смотрит фильм: «Парамаунт», «Юниверсал», «Три стар», «Дисней»… «Это первый признак успеха – закрытые просмотры фильма, о котором все говорят». Мне объяснили: «Это твой шанс – не упусти его!»

Тут же появляется сообщение о том, что фильм номинирован на «Толден Глоб» – вторую после «Оскара» премию Америки. В Голливуде даже номинация, то есть последний отбор перед премией, – это пожизненный почет. Продюсер чуть с ума не сошел от радости. Дальше -больше: Англия выдвигает фильм на «Оскар» как лучший фильм Англии на неанглийском языке. Каждый день то «Голливуд репортер», то «Верайети» что-то сообщают о фильме. Это притом, что все предыдущие годы я вообще не существовал в этом мире.

По правилам драмы, я взлетел вверх по драматической перипетии«к счастью». У меня появился агент, излучающий оптимизм. Меня зовут на ужины и встречи. Как-то я рассказываю на ужине идею нового фильма, и большой голливудский режиссер восхищается: «Это то, что нужно Голливуду! Вы должны немедленно сесть и записать ва-

шу историю! Вы непременно получите ‘Толден Глоб» и «Оскар»! Вам нужен сценарий, с которым вы войдете во все двери, которые в этот миг откроются для вас!»

Я не знал тогда, что все бесплатное американцы излучают и извергают из себя фейерверками. Из них льются потоки, водопады дарового доброжелательства. Это прекрасно. Но функционирует строго на территории: «Не трогай моих денег!»

Я летал в небе, подброшенный толпой восхищенных поклонников фильма. И вдруг все они отвернулись и ушли. А я упал на землю. Мы не выиграли «Голден Глоб». «Оскара» мы тоже не получили. И в один миг меня забыли. Именно так бывает в Голливуде. Компании по вечерам искали на просмотрах таланты из Новой Зеландии, Уганды и Бразилии. Обедал я в одиночестве, ужинал в «Макдональдсе».

Это, по правилам драмы, называется«драматическая перипетия от счастья к несчастью».

Но в истории должен быть«поворотный пункт». Оказалось, я выиграл главный приз новичка – мне предложили работу! Небольшая компания внимательно следила за моими успехами и выбрала меня режиссером для своего фильма.

И я сказал себе: «Изучи все принципы, по которым работает эта индустрия, и примени их к делу». Это был поступок протагониста.Драму интересует персонаж, который преодолевает барьеры препятствий, добиваясь своей цели.

Я стал изучать эти принципы и изумился. Оказывается, я все это знал. И задолго до меня знали Чехов и Станиславский. Не нашлось ни одной идеи, которая перевернула бы мое представление о драме. Только классики создавали свои творения как маги, колдуя над огнем. А индустрия упростила магию до рецептов Мак Дональдса. И помогает. Мне нужна была площадка, где можно было бы соединить мои старые знания с новыми.

И тут возник второй поворотный пункт, который должен быть в каждой грамотной истории. В Гамбурге образовалась новая киношкола – улучшенная копия «Высших режиссерских курсов» в Москве.

Меня пригласили вести курс режиссеров. У меня было время, и мне не терпелось проверить на ком-то обновленные сведения. Во мне жили все болезни моей умирающей среды. Избавляться от них – это все равно что вырезать у себя аппендицит. Другое дело – оперировать чужие опухоли, на этом можно научиться. Гамбург оказался моим спасением. Мы работали одной командой и за два года сочинили и сняли 40 фильмов и бесчисленное количество упражнений. В следующие два года еще полсотни. В основном фильмы были по 10, 20, 30 минут – новеллы, где правила действуют особенно жестко. И мы сообща проверяли, как работают правила, чем они помогают, почему с ними лучше, чем без них. Как они стимулируют воображение. И я понял, что могу сознательно оценивать каждый элемент фильма, вижу его в развитии, понимаю, как с его помощью рассказывать истории с началом, серединой и концом.

Александр Митта — Кино между адом и раем читать онлайн бесплатно

Александр Митта

Кино между адом и раем

КИНО ПО ЭЙЗЕНШНЕЙНУ, ЧЕХОВУ, ШЕКСПИРУ, КУРОСАВЕ, ФЕЛЛИНИ, ХИЧКОКУ, ТАРКОВСКОМУ. .

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СДЕЛАЙ КЛАССНОЕ КИНО

Смех, жалость, ужас суть три струны нашего воображения, потрясаемые драматическим волшебством.

А. С. ПУШКИН

Смешить, пугать и вызывать слезы сострадания – это кино делает лучше всего.

СТИВЕН СПИЛБЕРГ

ОТ ШЕКСПИРА ДО ТОЛСТОГО

Все талантливые люди талантливы по-разному. Если вы хотите открыть своему таланту путь к тем, кто вас поймет и оценит, эта книга вам поможет.

Эта книга для человека, который хочет написать сценарий, поставить фильм и сыграть в нем главную роль.

А пока вы размышляете, когда этим заняться, эта книга позволит вам получать больше удовольствия от фильмов. Согласитесь, если знаешь правила шахматной игры, то не ждешь как невежда, кто победит, а получаешь удовольствие во время игры. Кино – игра покруче шахмат. Зрители в ней – наши партнеры, и любой фильм хорош настолько, насколько хорошо мы его сыграли вместе с вами. Изучите правила игры и получайте удовольствие.

Эта игра всегда имеет несколько уровней. Конечно, самый простой первый, когда зритель скользит по поверхности.

Я слышал, как зритель первого уровня вышел с «Гамлета» со словами:

– Ну и кино – шесть трупов сразу!..

Что тут возразить? Покойников на самом деле еще больше. Такой зритель сам себе пират. Он срывает с фильма перстни и топит в себе его бессмертную душу.

Через нас с утра до ночи потоками идут фильмы по 6-10 каналам TV одновременно. Они не задерживаются в сознании: один вытесняет другой, чтобы тут же быть вытолкнутым третьим. В бесполезную жвачку превращаются хорошие продукты.

Но если вы попадете на второй уровень, многие фильмы откроют вам двери в свои сокровищницы. То, что я хочу вам дать, – это ключ, которым открывают заветные двери.

Не совсем обычный ключ: от входа в студию художника.

Представьте, что вы тайно проникли в мастерскую Микеланджело. Видите Моисея и «Ночь», наполовину спрятанные в камне. Волнующее приключение? Нравится? Тогда счастливого пути!

Драма – это мир идей. Каждый сценарий толкают вперед десятки идей. В основу каждого фильма положены сотни идей. Но в каждом деле есть немного фундаментальных идей, которые лежат в основе всего. Это относится и к драме, частью которой является кинематограф.

Как-то знаменитый французский эссеист Поль Валери спросил у Альберта Эйнштейна: «Скажите, как вы записываете ваши идеи? У вас есть записная книжка или вы набрасываете ваши озарения на крахмальной манжете сорочки?» – «Идеи, знаете, приходят редко. Я их все помню», – ответил Эйнштейн. Для эссеиста Поля Валери парадоксальная связь двух разрозненных явлений является идеей. Для Эйнштейна идея – это что-то, фундаментально объясняющее принцип, по которому функционирует наш мир.

Основополагающие идеи нашего искусства не делят его на высокое искусство и низкое развлечение. Идеи массовой индустрии развлечений родились не в кабинетах киномагнатов. Они рождены гениями – Станиславским, Эйзенштейном, Чеховым, и задолго до них – Шекспиром, Аристотелем и такими же гигантами. Этих идей немного.

Индустрия развлечений лишь использует и успешно развивает фундаментальные идеи драмы.

Как сказал один исследователь драмы: «Из того факта, что коммерческие драмы создаются по определенным рецептам, совсем не следует, что хорошие драмы создаются по другим рецептам». Сказано по-английски осторожно. Но можно сказать грубее: «Шекспир и телесериалы функционируют по одним и тем же базовым правилам, лежащим в основе каждой драматической конструкции».


КАК РОДИЛАСЬ ЭТА КНИГА

Тридцать лет я жил в кино тихой рабочей жизнью, и вдруг надо мной блеснула молния успеха. Самого заветного – американского. Я сделал в России фильм для английского продюсера и, как нарочно, был в гостях в Нью-Йорке, готовился к отлету, когда узнал, что гильдия американских режиссеров выбрала фильм «Затерянный в Сибири» для специального показа – максимальный акт уважения для американцев к фильмам из остального мира – от Европы до Австралии.

Я полетел на два дня в Голливуд. В правилах драмы это называется «Одно простое действие» — с него начинается любой грамотный сюжет. Прилетел – и покатилось! Узнаю, что каждый вечер какая-нибудь крупная компания смотрит фильм: «Парамаунт», «Юниверсал», «Три стар», «Дисней»… «Это первый признак успеха – закрытые просмотры фильма, о котором все говорят». Мне объяснили: «Это твой шанс – не упусти его!»

Тут же появляется сообщение о том, что фильм номинирован на «Толден Глоб» – вторую после «Оскара» премию Америки. В Голливуде даже номинация, то есть последний отбор перед премией, – это пожизненный почет. Продюсер чуть с ума не сошел от радости. Дальше -больше: Англия выдвигает фильм на «Оскар» как лучший фильм Англии на неанглийском языке. Каждый день то «Голливуд репортер», то «Верайети» что-то сообщают о фильме. Это притом, что все предыдущие годы я вообще не существовал в этом мире.

По правилам драмы, я взлетел вверх по драматической перипетии«к счастью». У меня появился агент, излучающий оптимизм. Меня зовут на ужины и встречи. Как-то я рассказываю на ужине идею нового фильма, и большой голливудский режиссер восхищается: «Это то, что нужно Голливуду! Вы должны немедленно сесть и записать ва-

шу историю! Вы непременно получите ‘Толден Глоб» и «Оскар»! Вам нужен сценарий, с которым вы войдете во все двери, которые в этот миг откроются для вас!»

Я не знал тогда, что все бесплатное американцы излучают и извергают из себя фейерверками. Из них льются потоки, водопады дарового доброжелательства. Это прекрасно. Но функционирует строго на территории: «Не трогай моих денег!»

Я летал в небе, подброшенный толпой восхищенных поклонников фильма. И вдруг все они отвернулись и ушли. А я упал на землю. Мы не выиграли «Голден Глоб». «Оскара» мы тоже не получили. И в один миг меня забыли. Именно так бывает в Голливуде. Компании по вечерам искали на просмотрах таланты из Новой Зеландии, Уганды и Бразилии. Обедал я в одиночестве, ужинал в «Макдональдсе». Это, по правилам драмы, называется«драматическая перипетия от счастья к несчастью».

Но в истории должен быть«поворотный пункт». Оказалось, я выиграл главный приз новичка – мне предложили работу! Небольшая компания внимательно следила за моими успехами и выбрала меня режиссером для своего фильма.

И я сказал себе: «Изучи все принципы, по которым работает эта индустрия, и примени их к делу». Это был поступок протагониста.Драму интересует персонаж, который преодолевает барьеры препятствий, добиваясь своей цели.

Читать дальше

Кино между раем и адом

Описание

Эта книга и для человека, который хочет написать сценарий, поставить фильм и сыграть в нем главную роль, и для того, кто не собирается всем этим заниматься. Знаменитый режиссер Алек­сандр Митта позволит вам смотреть любой фильм с профессио­нальной точки зрения, научит разбираться в хитросплетениях Ве­личайшего из искусств. Согласитесь, если знаешь правила шах­матной игры, то не ждешь как невежда, кто победит, а получаешь удовольствие и от всего процесса. Кино игра покруче шахмат. Эта книга ключи от кинематографа. Мало того, секретные ме­ханизмы и практики, которыми пользуются режиссеры, позволят и вам незаметно для других управлять окружающими и разыгры­вать свои сценарии.
В настоящее время Митта преподает в немецком городе Гамбург и «Школе-студии Александра Митты» в Москве.

Краткое содержание

Читатель! Мы искренне надеемся, что ты решил читать книгу «Кино между адом и раем» Митта Александр Наумович по зову своего сердца. С невероятным волнением воспринимается написанное! – Каждый шаг, каждый нюанс подсказан, но при этом удивляет. Гармоничное взаимодоплонение конфликтных эпизодов с внешней окружающей реальностью, лишний раз подтверждают талант и мастерство литературного гения. Запутанный сюжет, динамически развивающиеся события и неожиданная развязка, оставят гамму положительных впечатлений от прочитанной книги. Приятно окунуться в «золотое время», где обитают счастливые люди со своими мелочными и пустяковыми, но кажущимися им огромными неурядицами. Существенную роль в успешном, красочном и динамичном окружающем мире сыграли умело подобранные зрительные образы. Мягкая ирония наряду с комическими ситуациями настолько гармонично вплетены в сюжет, что становятся неразрывной его частью. Глубоко цепляет непредвиденная, сложнопрогнозируемая последняя сцена и последующая проблематика, оставляя место для самостоятельного домысливания будущего. В рассказе присутствует тонка психология, отличная идея и весьма нестандартная, невероятная ситуация. Небезынтересно наблюдать как герои, обладающие не высокой моралью, пройдя через сложные испытания, преобразились духовно и кардинально сменили свои взгляды на жизнь. Загадка лежит на поверхности, а вот ключ к отгадке едва уловим, постоянно ускользает с появлением все новых и новых деталей. «Кино между адом и раем» Митта Александр Наумович читать бесплатно онлайн невозможно без переживания чувства любви, признательности и благодарности.

Об авторе

Александр Митта – известный советский и российский актер, режиссер и сценарист.

Александр Наумович Митта родился в Москве 28 марта 1933 года. Его настоящая фамилия – Рабинович. Псевдоним, под которым актер стал известным, он взял на основе фамилии одного из родственников со стороны матери.

Детство актера и режиссера не было безоблачным – его мать репрессировали в 37-м году, когда юному Митте было всего 4 года, поэтому он ее совсем не помнит. Ему пришлось несколько лет провести в детском доме до тех пор, пока в 1945 году не вернулся с фронта его отец. В 1955 году Александр Митта окончил инженерно-строительный факультет МИСИ имени В. Куйбышева. Там его учителем был знаменитый советский архитектор Константин Мельников. Позже Митта работал в качестве графика-карикатуриста в юмористических и литературно-художественных журналах.

В 1960 году Александр Митта окончил режиссерский факультет ВГИКа, где учился в мастерской Михаила Ромма. Год спустя Митта выпустил свой первый фильм «Друг мой, Колька!». Лента, в которой Митта показал свое видение «лица» советской школы, стала скандальной и вызвала резонанс. За первый год выхода картины ее просмотрели более 23 миллионов зрителей. В 1979 году на экраны вышел фильм Александра Митты «Экипаж». Драма о катастрофе на борту советского самолета вскоре стала лидером проката. Начиная с 1987 года, Александр Митта участвовал в съемках документальных фильмов таких, как «Четыре встречи с Владимиром Высоцким», «Как уходили кумиры», «Борис Чайковский. Он жил у музыки в плену», «Великие комбинаторы», «Всегда ваш, товарищ Сухов» и многих других.

В 2006 году Митта снял документальные фильмы, посвященные актерам Олегу Ефремову, Борису Барнету, Владимиру Басову, Леониду Филатову, а также двухсерийный документальный цикл про Евгения Леонова («Евгений Леонов. Исповедь», «Евгений Леонов. А слезы капали…»). Среди известных фильмов с участием Александра Митта как актера есть две картины режиссера Марлена Хуциева: киноповесть о молодежи 60-х годов «Мне 20 лет» («Застава Ильича») 1965 года и драма «Июльский дождь» 1966 года.

Митта, Александр Наумович — Кино между адом и раем : кино по Эйзенштейну, Чехову, Шекспиру, Куросаве, Феллини, Хичкоку, Тарковскому…


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. 4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

Книга: Кино между адом и раем — Александр Митта

  • Просмотров: 3072

    Ледяная принцесса. Цена власти

    Сергей Садов

    Ледяная Принцесса Ленайра не зря носит свое прозвище: ее умению скрывать эмоции…

  • Просмотров: 1271

    Последствия

    Ридиан Брук

    1946 год, послевоенный Гамбург лежит в руинах. Британский офицер Льюис Морган назначен…

  • Просмотров: 1232

    Клок-Данс

    Энн Тайлер

    Жизнь Уиллы Дрейк шла от вехи к вехе. 1967-й: она школьница и пытается как-то примириться…

  • Просмотров: 1217

    Мисс Подземка

    Дэвид Духовны

    Эмер – обычная жительница Нью-Йорка, по городу она перемещается на метро, покупает…

  • Просмотров: 854

    Иди, вещай с горы

    Джеймс Болдуин

    Три молитвы. Три исповеди. Три взгляда на историю афроамериканской семьи – долгую и…

  • Просмотров: 821

    Джейн, анлимитед

    Кристина Кашор

    В жизни юной Джейн началась черная полоса. Девушку выгнали из колледжа, а любимая тетя,…

  • Просмотров: 738

    Краткая история Японии

    Ричард Г. П. Мейсон

    Обновленное и дополненное издание книги, ставшей с момента своего первого издания на…

  • Просмотров: 685

    Уход в лес

    Эрнст Юнгер

    Эссе «Уход в Лес» Эрнста Юнгера (1895-1998) – манифест, посвященный попытке уберечь…

  • Просмотров: 628

    Все рушится

    Чинуа Ачебе

    На краю Леса жили люди Девяти деревень. Жили так, как жили до них веками их предки,…

  • Просмотров: 627

    Год чудес

    Джералдин Брукс

    Роковой 1665 год, Великая лондонская чума расползается по стране. Вместе с зараженным…

  • Просмотров: 623

    Сумрак. Становление охотника

    Макс Вальтер

    Из нашего, вроде вполне благополучного мира Александр попадает в апокалипсис. Планета…

  • Просмотров: 580

    Айдахо

    Эмили Раскович

    Мощный дебютный роман о любви и прощении, о памяти и беспамятстве. Энн и Уэйд ведут…

  • Просмотров: 486

    Египет. Все тонкости

    Мария Алиева

    Египет – страна, которая манит. Многие ездили туда по системе «все включено». Но все ли…

  • Просмотров: 437

    Умирать не больно

    Вики Филдс

    Маленький городок Эттон-Крик тщательно хранит свои тайны. Кая Айрленд приехала в город,…

  • Просмотров: 395

    Персонаж с демоном 4

    Алексей Лавров

    Лёша со своим демоном Настей получили первое серьёзное задание – по просьбе погибшей…

  • Просмотров: 395

    Возвращение Пилота. Старатель

    Алексей Рудаков

    Что поделать. Аномалии, возникшие на альтернативной Земле, оказались сильнее его и…

  • Просмотров: 371

    Свободный

    Э. Джеймс

    Э. Л. Джеймс возвращает нас в мир «Пятидесяти оттенков», истории любви, которая покорила…

  • Просмотров: 358

    Вслед за змеями

    Джезебел Морган

    Не верьте, что сказки заканчиваются по-доброму. Они обращаются мраком. Даже спустя…

  • Просмотров: 337

    Невеста Ноября

    Лия Арден

    Книга, которую давно ждали! Славянские мотивы, яркие герои, загадки и атмосфера уже таких…

  • Просмотров: 301

    Сезон дождей на Семирамиде

    Влада Ольховская

    Экипаж корабля «Северная корона» успешно справился со своим первым заданием по поиску…

  • Просмотров: 286

    Серебро и пламя. Книга 2

    Екатерина Полянская

    Продолжение восхитительно прекрасной и романтичной книги «Сталь и серебро» – окончание…

  • Просмотров: 280

    Больше, чем секс. Как понять себя,…

    Елена Галецкая

    Я не сексолог. Но так даже лучше. Я секс-просветительница и больше шести лет исследую…

  • Просмотров: 277

    Суперинтендант и его заботы

    Анна Дашевская

    «Письмо лежало на столе. Его можно было бы назвать обыкновенным, если бы не роскошный…

  • Просмотров: 274

    Золотое сердце Вавилона

    Наталья Александрова

    Тысячи лет назад в величайшем городе мира Вавилоне шумели многолюдные рынки, тянулась к…

  • Александр Митта «Кино между адом и раем»

    «Согласитесь, если знаешь правила шахматной игры, то не ждешь как невежда, кто победит, а получаешь удовольствие во время игры. Кино – игра покруче шахмат. Зрители в ней – наши партнеры, и любой фильм хорош настолько, насколько хорошо мы его сыграли вместе с вами. Изучите правила игры и получайте удовольствие.»

    Если вам больше тридцати, то вы почти наверняка в детстве смотрели «Сказку странствий», «Экипаж» или «Сказ про то, как царь Пётр арапа женил» — фильмы Александра Митты. Но он не только фильмы снимает, он еще написал классную книгу «Кино между адом и раем».

    Книга эта совсем не про бизнес, она про кино. Точнее, про то, как правильно писать киносценарии. Еще точнее, про то, как рассказывать хорошие истории. И вот тут-то она и попадает в зону нашего внимания. )

    Книга замечательная. Во-первых, она очень простая, в отличие, скажем, от книги Роберта Макки на ту же тему. Во-вторых, она очень увлекательная, автор сам прекрасный storyteller (простите меня за это слово). В-третьих, она очень детальна — автор рассказывает нам как устроен выигрышный сценарий, каким законам он подчиняется, какие ошибки совершают начинающие сценаристы, как должен развиваться сюжет, почему Чехов такой хороший рассказчик, что такое перипетия, для чего нужен конфликт и как его создать на бумаге. ..

    Это книга о том, как устроен механизм драмы — тот самый, который придумали еще древние греки, и который по сегодняшний день прекрасно работает на рассказчиков историй, успевай только смазывать и следить, чтобы все было исправно.

    Так что рекомендую почитать всем, кто связан с обучением, управлением, продажами. Вообще, всем, кто связан с людьми. )

    «Шекспир и телесериалы функционируют по одним и тем же базовым правилам, лежащим в основе каждой драматической конструкции», — говорит Митта. От себя добавлю: истории, с помощью которых мы объясняем сложные идеи или используем в обучении других людей, — тоже.

    Рецензия на книгу Александра Митты «Кино между адом и раем»

    Александр Митта родился в 1933 году (ему сейчас 80 лет).

    Режиссер и сценарист, снял 17 фильмов («Экипаж», «Сказка странствий», сериал «Граница. Таежный роман»). За фильм «Затерянный в Сибири», англо-советского производства, номинировался на американский «Золотой глобус» и «Оскар» от Великобритании.

    На его преподавательские взгляды оказали влияние пребывание в США в начале 1990-х, где он ознакомился с американскими системой кинопроизводства и теорией сценарий. Затем с 1993 года Митта преподает курс режиссеров в немецкой киношколе в Гамбурге.

    Как итог размышлений о профессии написал книгу «Кино между адом и раем» в 1999 году.

    В работе он объединил американскую и советскую систему. В частности

    присутствуют термины и принципы американской сценарной теории, так и советской.

    Например, американцы говорят структура/элементы сценария или сюжет, а Митта использует советский термин «конструкция сюжета». Американцы просто говорят о необходимости вызывать эмоции у зрителя и читателя, а Митта использует советский термин – катарсис (из Аристотеля).

    В целом книга Митты прекрасный учебник, многократно превосходит по полезности рассмотренные ранее книги Никитина и Басова.

    Автор подробно рассматривает структуру сюжета: трехактную систему, характеры, эмоциональный характер интереса зрителя/читателя, саспенс, перепитии.

    В отличии от других авторов много внимания уделено «альтернативному фактору» (у американцев такого термина нет).

    «В каждой драматической ситуации должен присутствовать альтернативный фактор. Он угрожает герою. Он задает вопрос: «Что ты делаешь в ответ на мою угрозу?» Пока вы не обнаружите и не заставите работать альтернативный фактор, драматическая ситуация лишена движения.»

    несколько цитат:

    Говоря терминами драмы, зрители должны испытать катарсис – очищение путем сострадания чужому горю.

    Аттитюд — это философия действия характера в конфликте. Интеллектуальная и психологическая реакции на мир объединяются.

    Характер – это этический выбор под давлением драматических событий. Что проявит характер: трусость или смелость, эгоизм или сострадание?

    В самых классных кульминациях и концовках одновременно могут быть развязаны 5-6 боковых сюжетов.

    Существенный вопрос, который вы всегда хотите решить: когда характер должен начать действовать? Ответ; сразу. Как только началась история, 2-3 минуты на обрисовку атмосферы – и погружайте персонаж в конфликт, опрокидывайте в безвыходную драматическую ситуацию. Пусть покажет себя в деле.

    Главный и единственный недостаток книги — ее многословие, там, где хороший учебник обойдется одной страницей, Митта напишет пять.

    Summary

    После 1990 года в России русские писатели  и сценаристы написали всего четыре книги о писательском искусстве. Работа Митты является одной из самых полезных (наряду с книгой Червинского) — прекрасно дает понимание, как строить сюжет, важность характеров и пр.

    Некоторые читатели говорят, что после Митты не нужно читать американские учебники, но это ошибка. Во-первых, книга издана в конце 1990-годов на основе американских работ еще более раннего периода. А с тех пор у американцев появилось множество новых авторов-преподавателей писательского/сценарного мастерства — Блейк, Фрей, Трубби с новыми системами построение сюжетов

    Доступ запрещен

    Доступ запрещен

    Better World Books заблокировал ваш IP-адрес. Если вы считаете, что вас заблокировали по ошибке, свяжитесь с нашей службой поддержки клиентов ([email protected]) и укажите следующие данные:

    .

    Этот веб-сайт использует службу безопасности для защиты от онлайн-атак.

    • Идентификатор луча: 6ee881457d990c4e
    • Отметка времени: 2022-03-19 19:09:52 UTC
    • Ваш IP-адрес: 85.249.25.58
    • Запрошенный URL: www.betterworldbooks.com/product/detail/9785519558884%3fshipto%3dus%26curcode%3dusd
    • Номер ссылки на ошибку: 1020
    • Идентификатор сервера: FL_87F343
    • User-Agent: Mozilla/5.0 (X11; Linux x86_64; rv:33.0) Gecko/20100101 Firefox/33.0

    Воздействие COVID-19

    Из-за влияния COVID-19 на нашу способность осуществлять международные поставки, в настоящее время мы не можем осуществлять доставку в следующие страны:

    • Ангола
    • Азербайджан
    • Боливия
    • Босния и Герцеговина
    • Ботсвана
    • Бруней
    • Камерун
    • Кабо-Верде
    • Каймановы острова
    • Чад
    • Чили
    • Острова Кука
    • Коста-Рика
    • Куба
    • Демократическая Республика Конго
    • Эквадор
    • Эстония
    • Фиджи
    • Французская Гвиана
    • Французская Полинезия
    • Гамбия
    • Гватемала
    • Гайана
    • Гаити
    • Ирак
    • Кирибати
    • Кыргызстан
    • Лаос
    • Либерия
    • Ливия
    • Мадагаскар
    • Малави
    • Мавритания
    • Маврикий
    • Молдова
    • Черногория
    • Новая Каледония
    • Панама
    • Парагвай
    • Перу
    • Республика Конго
    • Республика Конго
    • Руанда
    • Сейшелы
    • Сьерра-Леоне
    • Южная Африка
    • Южный Судан
    • Судан
    • Таджикистан
    • Танзания
    • Тимор-Лешти
    • Тонга
    • Туркменистан
    • Уганда
    • Уругвай
    • Узбекистан
    • Венесуэла
    • Йемен
    • Зимбабве

    Доступ запрещен

    Доступ запрещен

    Better World Books заблокировал ваш IP-адрес. Если вы считаете, что вас заблокировали по ошибке, свяжитесь с нашей службой поддержки клиентов ([email protected]) и укажите следующие данные:

    .

    Этот веб-сайт использует службу безопасности для защиты от онлайн-атак.

    • Идентификатор луча: 6ee88152f8578ed7
    • Отметка времени: 2022-03-19 19:09:55 UTC
    • Ваш IP-адрес: 176.59.97.236
    • Запрошенный URL-адрес: www.betterworldbooks.com/product/detail/9785519512787%3fshipto%3dus%26curcode%3dusd
    • Номер ссылки на ошибку: 1020
    • Идентификатор сервера: FL_87F126
    • Агент пользователя: Mozilla/5.0 (X11; Linux x86_64; rv:33.0) Gecko/20100101 Firefox/33.0

    Воздействие COVID-19

    Из-за влияния COVID-19 на нашу способность осуществлять международные поставки, в настоящее время мы не можем осуществлять доставку в следующие страны:

    • Ангола
    • Азербайджан
    • Боливия
    • Босния и Герцеговина
    • Ботсвана
    • Бруней
    • Камерун
    • Кабо-Верде
    • Каймановы острова
    • Чад
    • Чили
    • Острова Кука
    • Коста-Рика
    • Куба
    • Демократическая Республика Конго
    • Эквадор
    • Эстония
    • Фиджи
    • Французская Гвиана
    • Французская Полинезия
    • Гамбия
    • Гватемала
    • Гайана
    • Гаити
    • Ирак
    • Кирибати
    • Кыргызстан
    • Лаос
    • Либерия
    • Ливия
    • Мадагаскар
    • Малави
    • Мавритания
    • Маврикий
    • Молдова
    • Черногория
    • Новая Каледония
    • Панама
    • Парагвай
    • Перу
    • Республика Конго
    • Республика Конго
    • Руанда
    • Сейшелы
    • Сьерра-Леоне
    • Южная Африка
    • Южный Судан
    • Судан
    • Таджикистан
    • Танзания
    • Тимор-Лешти
    • Тонга
    • Туркменистан
    • Уганда
    • Уругвай
    • Узбекистан
    • Венесуэла
    • Йемен
    • Зимбабве

    Научно-образовательный сайт – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

    Октябрьская революция создала новый кинотеатр. Поначалу «самое важное из всех искусств» боролось с социальными преобразованиями и еще не использовалось в качестве оружия в борьбе за коммунистическую культуру. Но в середине 1920-х годов из таких источников, как театр, уличные представления, плакаты, поэзия и цирковые представления, возникла новаторская, передовая киноиндустрия. Эта индустрия смогла сделать то, чего не удалось сделать политикам, а именно вызвать мировую революцию.

    На плечах гигантов дореволюционного искусства

    В 1920-е годы в России зрители в переполненных кинотеатрах смотрели иностранные фильмы о жизни «графов и принцев», светских мужчин и женщин.Такое кино плохо вписывалось в недавние социальные преобразования и вряд ли подходило для формирования нового типа человека — строителя коммунизма.

    Эта старая форма кинематографии уже была анахронизмом, но новый стиль кино еще только предстояло родиться. Все знали о его пропагандистском потенциале — ленинская фраза «Из всех искусств кино для нас важнее всего» стала мантрой, но кино еще не функционировало как политическая трибуна.

    Тем временем на благодатной почве росло новое кино: дореволюционные кинокартины, первоначально подражавшие европейским и американским фильмам, со временем обрели собственный стиль.Кино освоило жанр городской мелодрамы, нравоучительной и развлекательной одновременно. Режиссеры Евгений Бауэр, Петр Чардынин и Яков Протазанов открыли для себя звезд российского кино, таких как Вера Холодная, Вера Каралли и Иван Мозжухин.

    Отец Сергий, режиссер Яков Протазанов

    В 1919 году было создано Государственное училище кинематографии (впоследствии ВГИК), где у таких мастеров, как Владимир Гардин и Лев Кулешов, готовились первые советские актеры.До 1917 года Гарден снял более 30 фильмов. Кулешов работал с Бауэром. «Революция изменила работу киноиндустрии, но на какое-то время художественные приемы и люди остались прежними», — считает профессор Школы культурологии НИУ ВШЭ Ян Левченко.

    Вдобавок к этому многие молодые кинематографисты по-прежнему придерживались старых представлений о кино как о развлечении. В 1921 году Григорий Козинцев (ставший впоследствии выдающимся «Гамлетом» с Иннокентием Смоктуновским в главной роли), Леонид Трауберг и Сергей Юткевич создали так называемую «Фабрику эстетического актера» для производства приключенческих фильмов.Но многие другие восприняли эту тенденцию как проявление инерции, полагая вместо этого, что революционные времена требуют смены концепции.

    Эффект Кулешова или Художественный фильм, рожденный из документальных кадров

    Сергея Эйзенштейна часто называют Леонардо да Винчи кинематографа. В равной степени это можно отнести и к Льву Кулешову, прославившемуся не только в России, но и во всем мире. Альфред Хичкок назвал эффект Кулешова важным инструментом режиссера.

    Кулешов обнаружил, что зрители могут извлечь больше смысла из взаимодействия двух последовательных кадров, собранных во время монтажа, чем из одного кадра. Кулешов представил новый подход к монтажу фильмов и новую концепцию кинопроизводства как синтетического и многокомпонентного искусства. Его самые известные фильмы: «Необычайные приключения мистера Уэста в стране большевиков» 1924 года, «По закону» 1926 года и «Великий утешитель» 1933 года.

    Необычайные приключения мистера Уэста в стране большевиков, реж. Лев Кулешов

    «Мы снимаем фильмы — Кулешов делал кинематограф», — писали ученики в предисловии к своей эпохальной книге «Искусство кино» (1929).Школа Кулешова подготовила таких известных кинорежиссеров, как Всеволод Пудовкин, Борис Барнет и Михаил Ромм.

    «Зарождение нового советского кинематографа также связано с Гражданской войной», — считает историк Игорь Орлов. Кинооператоры, сопровождавшие воинские части и агитпоезда, снимали происходящее и тут же демонстрировали отснятый материал военнослужащим. Были сняты короткометражные пропагандистские фильмы о целях и первых победах новой советской власти. Кулешов был одним из режиссеров этих документальных фильмов и автором пропагандистского фильма «На красном фронте» (1920).

    По указу Ленина в агитпоездах должны были перевозиться и показываться фильмы промышленной, сельскохозяйственной, антирелигиозной и научной тематики. В то время в России ничего не производилось; поэтому вместо них пришлось использовать пленки иностранного производства.

    Советское кино отстает

    По словам Орлова, большевики стали уделять особое внимание киноиндустрии в годы новой экономической политики (НЭП). В 1922 году был создан Государственный трест кинопроката, а затем Госкино (центральное кинопродюсерское предприятие), которое десятилетия спустя отвечало за советское кинопроизводство.Тем не менее, кинематограф не находился под тотальным контролем государства. Коммерческий кинопрокат развивался, и кинотеатры зарабатывали деньги в основном за счет показа фильмов, снятых на Западе.

    Стоимость производства ранних советских фильмов была очень высока, материальных ресурсов и оборудования не хватало, фильмов производилось мало, а зрители не очень интересовались отечественной продукцией, предпочитая иностранные фильмы. В мае 1924 года Тринадцатый съезд коммунистической (большевистской) партии рассмотрел проблемы кинопроизводства, подчеркнув необходимость поддержки его пропагандистской роли.«Необходимо обратить внимание широких пролетарских масс, партийных и профессиональных организаций на это дело», — говорилось в резолюции съезда. «До сих пор партия не смогла наладить надлежащее использование кинотеатра и взять его под свой контроль».

    В том же 1924 году по инициативе кинорежиссеров Льва Кулешова, Сергея Эйзенштейна и Всеволода Пудовкина и нескольких писателей было создано Товарищество революционной кинематографии. Ассоциация выпустила декларацию, в которой провозгласила кино «самым сильным оружием в борьбе за коммунистическую культуру».»

    Однако в середине 1920-х годов в советской России все еще преобладали «идеологически неправильные» западные фильмы. Даже в 1927 году, через десять лет после коммунистической революции, количество копий все еще исчислялось многими тысячами, а их кассовые сборы составляли 18,7 млн ​​рублей против всего 11,8 млн рублей, принесенных советскими фильмами. Функцию революционной пропаганды временно выполняла театральная постановка.

    Историческая реконструкция спасает революцию

    Новая экономическая политика (НЭП), проводившаяся на протяжении большей части 1920-х гг., повлияла на романтический образ революции.Не все ожидания оправдались. Надежды на великое обновление были частично разрушены осознанием того, что построение социализма невозможно без «регрессии» к капитализму. Задача состояла в том, чтобы либо спасти прежний образ Революции, либо сконструировать новую «революционную реальность».

    Сначала для создания этой новой реальности использовались театральные постановки, посвященные Октябрьской революции. В 1920 году режиссер и драматург Николай Евреинов поставил пьесу «Взятие Зимнего дворца» и поставил ее на Дворцовой площади в Ленинграде в годовщину этого события.В 1924 году вышел немой байопик «Дворец и крепость» режиссера Александра Ивановского, ученика Протазанова; снятый в жанре исторической реконструкции, фильм был призван очистить и заново прославить революцию.

    По словам Орлова, этот переломный момент совпал с первым крупным наступлением на НЭП. «Партия, как бы вдруг испугавшись соблазна, который может представлять для некоторых людей нэп, решила изменить курс, как молоко меняется на творог», — писал нарком просвещения Анатолий Луначарский.Власти стремились дискредитировать «новую буржуазию» (по прозвищу нэпман) в глазах общественности.

    Это было началом кампании против нэпа. Сатира связывала его с разложением и смертью. В театральных постановках и фильмах типичный нэпман изображался как карикатурный образ ленивого и властного персонажа с «толстым животом и жирным лицом, обильно украшенным бриллиантовыми украшениями» и с кучами денег в карманах. Таков образ капиталиста в фильме «Забастовка» (1924) Эйзенштейна и в спектакле «Пирог с безе», поставленном Театром революции Мейерхольда.

    Правительство и художники действовали в унисон: 1924 год, который иностранные журналисты назвали «годом второй революции», ознаменовался новым наступлением на капитализм. По мере того как частные предприятия закрывались, их нэпманские владельцы были обвинены в спекуляции и, следовательно, сосланы.

    Родители «Идеологического кино»

    В то же время в 1924 году родилось настоящее революционное кино, такое как «Забастовка» Эйзенштейна, затем «Броненосец «Потемкин» 1925 года, посвященный 20-летию революции 1905 года, «Мать Пудовкина» по роману Максима Горького 1926 года, «Конец св.Санкт-Петербург в 1927 году, к 10-летию Октябрьской революции.

    Забастовка, режиссер Сергей Эйзенштейн

    Многие молодые режиссеры отвергли подход к кино как к развлечению и «средству убаюкивания зрителей». Легкие развлечения могли лишь породить нетребовательную и самодовольную буржуазию, по мнению Эйзенштейна, который считал, что новое кино должно иметь четко определенную идеологическую миссию. «Я считаю, что отказ принять четкую [идеологическую] ориентацию [в кино] и позволить энергии рассеяться — величайшее преступление нашей эпохи», — писал Эйзенштейн.

    Новые кинематографисты постоянно подчеркивали роль Октябрьской революции, повлиявшей на них прямо и косвенно через литературу и театр. Таким образом, творчество Эйзенштейна было вдохновлено отчасти стихами Владимира Маяковского, отчасти театральными экспериментами Мейерхольда.

    Ранее на подход Эйзенштейна к искусству оказало влияние пролеткультовское движение, отвергавшее существующий театр как анахронизм, а также плакатное искусство, уличные перформансы, цирковые и мюзик-холлы, а также эксцентричность американского кино.

    По мнению Эйзенштейна, если бы не Октябрьская революция, его талант мог бы и не раскрыться. «Революция дала мне самое дорогое в моей жизни — она сделала меня художником», — написал режиссер в своей автобиографии. «Если бы не революция, я бы никогда не нарушил семейную традицию быть инженером, как мой отец. Я уже чувствовал способности и желание, но только революционный вихрь дал мне главное, в чем я нуждался, — свободу. самоопределения.»

    Броненосец Потемкин, Испуганные каменные львы

    В Strike монтаж основан на игре контрастов. Этот фильм — буквально черно-белое кино: нищие рабочие против снисходительных капиталистов, справедливость против несправедливости, скудный обед для бедняков против пьяного застолья «буржуазии» и т. д. Точно так же «Мать» Пудовкина опирается на контрасты между старым и новым. жизнь, между заблуждениями и осознанием истины.

    Этих художников нового кино также объединяла склонность к использованию таких приемов, как драматические массовые сцены, выразительные крупные планы, четкость и четкость деталей, строгая компоновка кадров.

    Так же, как в литературе и живописи того времени, в кино сознательно подчеркивались используемые художественные приемы.

    Пролетарский кулак

    Детали и жесты в советском кино — отдельная тема, революционное значение которой для кинематографа обсуждал французский литературовед Ролан Барт, нашедший «пролетарский кулак» одной из самых ярких деталей броненосца «Потемкин». «Сжатый кулак, данный во всех подробностях, означает негодование, сдерживаемый и направленный гнев, решимость борьбы; метонимически присоединяясь ко всей потемкинской истории, он «символизирует» рабочий класс во всей его решительной силе», — отмечает Барт. Еще одна характерная деталь броненосца «Потемкин» — пенсне, свисающее с веревки; это дает нам намек на то, что матросы-повстанцы выбросили за борт доктора, позволившего накормить их тухлым мясом.

    Для Эйзенштейна было важно создать эмоцию ужаса и вырвать эту эмоцию из своей аудитории.Одна из самых сильных сцен в «Броненосце Потемкин» — это детская коляска, прыгающая по гигантской лестнице. По словам Митты, эта подпрыгивающая коляска «вызвала больше ужаса, чем сотня испуганных людей».

    Подвеска масс

    Стих Маяковского «Если бессильные люди соединятся — сдавайся, враг, замри и брось!» перекликается с идеями фильмов Эйзенштейна и Пудовкина. Революционные массы и «сознательные рабочие» — новые и могущественные герои.

    Пудовкин Конец св.«Петербург» (1927 г.) — это история, объясняющая, почему большевики захватили власть, но в ней не показан ни один из ведущих политиков того времени — только рядовые борцы за свободу. Если говорить о политических деятелях, то в «Октябре» Эйзенштейна, также вышедшем в 1927 году, Ленин впервые показан как киноперсонаж, но этот фильм имел меньший успех, чем другие работы Эйзенштейна.

    «Стачка» Эйзенштейна своей «безликостью и театральностью» напоминала пьесы первых послереволюционных лет.Массовые сцены были призваны создать впечатление сплоченности рабочего класса. Эйзенштейн описал свой удар как «смелый, лихой … грубый и воинственный». В этом и других его фильмах много графических сцен, призванных шокировать зрителя.

    «В моих фильмах расстреливают толпы людей, рабочих, зарытых по шею в землю, разбивают черепа лошади… детей давят на одесских ступенях… бросают в костры», — писал Эйзенштейн. «<...> Но наше кино оригинально не только по форме, технике или методу. <...> Здесь искусство восходит к самосознанию как род насилия, <...> как сокрушительное оружие, расчищающее дорогу победоносной идее».

    Широко распространено мнение, что Хичкок изобрел саспенс в кино. Однако это не совсем так.

    На самом деле саспенс — крещендо тревожного ожидания зрителя, по выражению известного французского режиссера Франсуа Трюффо, — впервые применил Эйзенштейн в описанных выше массовых сценах, где зрителя засасывало в эмоциональный водоворот и заставляло идентифицировать себя с действующими лицами. .

    Приостановка может сжимать или увеличивать время по желанию режиссера; Примером может служить сцена перестрелки в последовательности шагов Одессы в броненосце «Потемкин». «События, которые в действительности длились бы несколько мгновений, были растянуты до пяти или шести минут за счет съемок с разных точек зрения», — объясняет Митта. «Помимо этого, пространство также было искажено, так как реальная лестница примерно в дюжину раз короче, чем показано в фильме».

    Каждый кадр обслуживает сообщение

    Эйзенштейн тщательно работал над каждым кадром, основным элементом фильма, который режиссер назвал «поисемическим иероглифом» и наполнил широким смыслом.

    Он нашел, что судить о «живописности» кадра в кино наивно. «Даже новичок в кинематографе не стал бы теперь анализировать отснятый фильм, как если бы это была станковая картина», — писал он в статье «Четвертое измерение в кино» (1929). Каждый кадр служит основной идее. «Вы не можете ничего создать, если не знаете, какими конкретными чувствами и страстями вы хотите «манипулировать», — писал Эйзенштейн.

    Характерное для мастера, это высказывание выявляет его склонность к теоретизированию. Молодые киноинтеллектуалы того времени охотно делились своими размышлениями об искусстве, считая важным «кодифицировать» кинематографическую революцию в своих статьях и книгах.

    Удар линкора

    Советский кинематограф в итоге спровоцировал мировую революцию. По словам Левченко, для Запада становилось все более очевидным, «что новое кино, пришедшее с Востока, было настолько страстным и амбициозным, что отмахиваться от него как от чего-то второстепенного уже было невозможно».

    Почти сразу Броненосец Потемкин попал в топы мировых чартов. Независимо от последующих событий киноиндустрии, броненосец «Потемкин» до сих пор воспринимается как отправная точка.Многие кинематографисты называют Эйзенштейна своим учителем, а многие студенты узнают о кинематографе по его фильмам. (То же самое и с Пудовкиным, чей фильм «Мать» тоже не раз попадал в списки самых рейтинговых фильмов мира).

    Фильм Эйзенштейна минималистичный, как плакат, эмоциональный, как страстная проповедь, и реалистичный, как кинохроника. Этот хрестоматийный фильм был во многих отношениях пародирован в фильмах, начиная от «Симпсонов» и заканчивая постановками Терри Гиллиама, включая озорную ссылку на нарисованный вручную красный флаг на мачте линкора в фильме Питера Гринуэя «Эйзенштейн в Гуанахуато» (2015).

    Опасения кинопрокатчиков, что выпуск фильма без звезд и романтической интриги — верный путь к катастрофе, не оправдались: на следующий день после «Потемкина» 18 января 1926 года московские кинотеатры были забиты до отказа. На первых показах в «Художественном» зрителей у входа встречали модель огромного линкора и сотрудники театра в матросской форме, но 19 января в таких эффектах не было необходимости. Позже, в апреле того же года, «Броненосец Потемкин» был показан в Берлине на фоне широкого освещения в прессе и цензурных скандалов.

    Впоследствии американский звезда немого кино Дуглас Фэрбенкс, довольно известный в России, как сообщается, признался, что боялся смотреть советские фильмы после линкора «Потемкин», поскольку они вызывали у него шок; тем не менее, Фэрбенкс также похвалил Мать Пудовкина.

    Эйзенштейн и Пудовкин, признанные мастерами мирового кино, активно взаимодействовали с западными кинематографистами. В 1928 году Эйзенштейн и его команда совершили поездку по Европе и США, выступая с докладами и изучая западное кино.

    Новый реализм

    Советское кино задало многие новые направления в кинопроизводстве, такие как итальянский неореализм, возникший вскоре после Второй мировой войны, и французская «новая волна», возникшая в середине 1950-х гг.Один из пионеров «Новой волны» Жан-Люк Годар был вдохновлен Дзигой Вертовым, режиссером-документалистом и автором «Человека с киноаппаратом» (1929).

    Человек с киноаппаратом , реж. Дзига Вертов

    Фильмы Вертова были гораздо менее популярны, чем фильмы Эйзенштейна, но полемика двух режиссеров породила новый реализм. Вертов критиковал Эйзенштейна за подражание документальному стилю в художественном кино, а Эйзенштейн осуждал своего оппонента за использование художественных приемов при монтаже документальных фильмов.Позже выяснилось, что оба стремились к одной и той же цели, желая отказаться от мелодраматического кинематографа прошлого и привести кино в соприкосновение с сегодняшней реальностью.

    Однако этот контакт с реальностью был подорван советским кино 1930-х годов, в частности музыкальными комедиями Григория Александрова (ученика Эйзенштейна) и Ивана Пырьева, в фильмах которых советские люди жили плакатной жизнью, полной веселья. Что касается Эйзенштейна и Пудовкина, то они сосредоточились на историческом кино в 1930-е и 1940-е годы, когда Эйзенштейн поставил «Александра Невского», а затем «Иван Грозный» и Пудовкин снимали «Победу», «Минина и Пожарского», «Суворова».Роман между кинематографом и революцией буквально стал историей.


    Художественный шедевр – Flickside

    Что это за грызет меня в этот час? Что это за ощущение плавления или деатомизации и летания в виде пыли с южными ветрами? Что это за существо, проникшее глубоко в мое сердце и терзающее мою психику? Имеет ли он намерения злого умысла? Почему я спускаюсь по спирали в эту бесконечную бездну, когда смотрю на нее всего час и не больше? Я не буду скрывать и обнажу мысли, которые завладели моим сознанием во время и после просмотра Megalopolis .

    Даже с таким убеждением я не могу понять, с чего начать свой обзор. Ибо фильм действительно представляет собой хаотический художественный гений. Величие, которое трудно выразить словами. Слова, которые не способны передать или нести вес фильма внутри. Позвольте мне начать с некоторых литературных отсылок, которые используются в фильме. Megalopolis в значительной степени опирается на пророческую поэзию Уильяма Блейка, используя ее временами легкомысленно и с такой свирепостью, что для многих будет невозможно понять фильм без предварительного знакомства с произведениями поэта-романтика.(И помните, это Романтика с большой буквы и, следовательно, представляет собой революционное движение в искусстве и литературе 18-го века, которое сосредоточено на вдохновении, субъективности и примате личности).

    Образы Блейка, которые я мог определенно идентифицировать, были использованы с большой точностью, и фильм отдает дань уважения их значениям, цементируя идеалы, либо напрямую поддерживая их сценами, либо противопоставляя их контрсценам, которые сделали бы идею гораздо более превосходит аналог, представленный позже.

     

     

    Первое изображение, которое мы видим, — это «Бракосочетание Неба и Ада», которое представляет собой квинтэссенцию работы Блейка о концепциях нормализованного добра и зла в сравнении с истинным добром и злом, концепциях того, как свободная творческая энергия по существу хаотична и не должны контролироваться. Это произведение также дает нам знаменитую фразу: «тигры гнева мудрее коней обучения». Лошади — слепые последователи социальных или, возможно, религиозных законов и тигров, свободно текущие энергии человеческого творчества, состоящие из необузданной ярости и бесконечной мудрости.По сути, это идея, которую хочет продемонстрировать создатель фильма — хаос важнее гармонии, или, скорее, хаос — это то, что ведет к истинной гармонии — Браку Рая и Ада. Кроме того, «лошади» здесь играют очень важную роль на протяжении всего фильма.

    Следующий важный образ, который мы видим, — это еще одно творение Блейка — Уризен, жестокое божество разума и закона. Как Блейк предположил, что его современники были поклонниками Уризена, так и фильм предполагает, что люди стали не чем иным, как последователями слепой логики (логики другого) без способности задавать вопросы или желания противостоять дисфункциональной логике и рассуждениям.

     

     

    Краткий намек на «Шерлок Холмс: Последняя проблема», изображающий финальную битву между Холмсом и Мориарти, которая в конечном итоге приводит к предполагаемой смерти Холмса, а также его заклятого соперника из-за фатального падения с горного утеса, возможно. символизирует смерть логики и рассуждений, синонимом которых является знаменитый сыщик. Сразу после этого мы переходим к вордсвортовскому или, может быть, байроновскому романтическому портрету, показывающему величие природы и сравнивающему его с ничтожеством человека перед ней.Этот образ гармонии и самопонимания возникает сразу после разрушения логики посредством использования хаоса, когда два мысленных борца сражаются кулаками.

    Далее мы переходим к некоторым наиболее тревожным образам, использованным в фильме. Не волнуйтесь, мы скоро вернемся в возвышенный мир литературы, то есть после вскрытия нескольких органов. Образ застывшего мозга достаточно силен, так как изображает остановку всякого рода мыслей – как в фильме сказано, что все бегут, но все остановились; большой город — не что иное, как морг; живые мертвы, а мертвые гниют, следовательно, нет ничего нового.

     

     

    Я приветствую гениальное использование таких ярких визуальных образов в сочетании с повествованием, которое звучит как что-то взятое из мастерски созданной поэмы в стиле хайку. Точно так же в тесной последовательности всплывает еще один образ — отрубленные ноги лошади. Это может иметь два толкования. Первый заключается в том, что лошади обучения (обратный вызов) должны быть убиты, чтобы прогресс имел место. Второй и более вероятный вариант заключается в том, что лошади потеряли ноги, что сделало их еще более недееспособными.Там, где раньше у них была возможность разрушить свою Самость (еще одна литературная и философская концепция, широко обсуждавшаяся в эпоху романтизма), чтобы создать новую и развитую.

    Они могли бы хотя бы превратиться в тигров, используя свои сильные конечности, чтобы перебежать из мира закона и разума в мир хаоса и творчества. Кроме того, обратите внимание на концепцию Самости, поскольку ее довольно легко и одновременно довольно сложно понять, и она также в значительной степени продвигает фильм.

     

     

    Еще одно великое доказательство художественного блеска приходит сразу после показа этих изображений, поскольку они контрастируют с прямыми, старыми, гниющими зданиями, которые являются четким представлением порядка — порядка, который рушится и медленно, но неуклонно уступает место революции, которая наступает. назревает среди тех, кто разорвал оковы слепого общества.

    Возвращаясь снова к Блейку, у нас есть изображение Книги Тела. Эта книга посвящена концепции истинного знания и разочарованию Блейка и других современных ему поэтов авторитетом и моралью Церкви.Орел знания — это повторяющийся образ, орел, который парит высоко и обладает всеми знаниями о поверхности, кроме своего интеллекта в отношении рассматриваемого подземелья, и для этого он должен искать помощи у крота.

    Серебряный жезл — скипетр Церкви, и его мудрость подвергается сомнению, ибо материальный предмет никогда не может содержать мудрость. Золотая чаша или чаша Церкви оспаривается как символ любви.

    Знает ли Орел, что находится в яме?

    Или спросишь у Крота:

    Можно ли поместить Мудрость в серебряный жезл?

    Или Любовь в золотой чаше? »

    Фильм в конъюнктуре, также ставит под сомнение установленные нормы человеческой цивилизации.В фильме также упоминаются Дочери Альбиона. Совсем не просто включить все эти отсылки к Блейку, сохранив при этом идеальный баланс между символикой, образами и сюжетом.

     

     

    Все эти отсылки могли бы легко утяжелить сюжет, но не утяжеляют. Но опять же, совершенно необходимо понимать смыслы, скрытые за этими образами, чтобы уловить истинную суть фильма. Темы памяти, снов и бессмертия также исследуются ярко, но я не буду вдаваться в подробности, потому что это испортит некоторые из лучших частей Megalopolis .

    То, как фильм подходит к вопросу о концепции свободы воли и предопределения, по меньшей мере интересно. Дискурсы, которые он может вызвать, слишком сложны, чтобы быть реализованными внутри него. Но каким-то образом он также может достичь этого подвига.

    Фильм, без сомнения, смелый, иначе он не дал бы такой открытой ссылки на Бафомета (еще один жуткий сюрприз, который вас ждет), и то, как он на самом деле справился со всеми этими вещами, просто феноменален.Стиль повествования пронзительный и пронзительный. По мере того, как мы переходим от мотивов, мечтаний и желаний одного человека к другому, мы медленно обнаруживаем хаотичных психопатов, скрывающихся внутри всех нас, ожидающих идеального момента, чтобы нанести удар.

     

    Смотрите также

     

    Я не мог не заметить реализм, который был встроен в персонажей. Через пару минут, что длились их монологи, я был втянут. Они сразу же завоевали мое уважение и симпатию, как зрителя.Как человек, я должен был бы абсолютно осудить великий акт насилия, который они планировали совершить, но меня привлекла их идеология. Моя собственная грань здравомыслия снова и снова стиралась. Я уже не был тем человеком, которым был до того, как начал смотреть фильм.

    И без всяких идеологических пристрастий, это и есть то, что называется истинной силой фильма, силой воздействия на сознание. И Megalopolis блестяще справляется с этой задачей благодаря пугающим и сверхъестественным изображениям, ужасающим, внушающим благоговение и страху образам, захватывающей кинематографии, удивительной атмосфере, создаваемой с помощью соответствующих фоновых шумов и леденящих кровь диалогов.

    Короче говоря, я был очарован. Входя, я не знал, чего от него ожидать, а выйдя, я уже не знал, чего ожидать от себя. Концепция разрушения самости зашла так далеко и использовалась настолько буквально, что один персонаж явно убивает другого, чтобы тот вырвался из своей старой оболочки и появился как новая сущность. Это, пожалуй, именно то, что фильм делает и со своими зрителями.

     

     

    Потенциал этого фильма действительно пугает меня, но этот страх не вызывает отвращения.Это страх, который проявился в форме намека на сомнение и медленно полз по моему позвоночнику. Это действительно трудно объяснить. Вы поймете, что я имею в виду, когда посмотрите фильм. И я настоятельно рекомендую его всем, кто еще не видел; тот, кто считает себя способным генерировать мыслительный процесс, должен посмотреть « Мегаполис », иначе вы пропустите, пожалуй, один из лучших философских диспутов, которые может предложить кино.

    Рохит Миттал, который также подарил нам Autohead , без сомнения, один из лучших режиссеров.Философские идеи, которые обычно ограничиваются кругами интеллектуалов, представляются широкой аудитории. И как бы они ни старались сопротивляться этому, это часть их жизни. Борьба между хаосом и гармонией постоянно идет внутри каждого человека, и для достижения стабильности мы должны эту битву утихомирить. Но как это сделать, если он не осознает своих внутренних конфликтов? Представив такой художественный шедевр, как Megalopolis , компания Mittal оказала нам большую услугу.Он вызывает наших самых сокровенных демонов и открыто призывает нас сопротивляться им.

    Вы видели  Мегаполис ? Что вы думаете об этом? Давайте поговорим в комментариях ниже.

     

    Где смотреть: Cinemapreneur, YouTube

    Рейтинг: 5/5

    Автор Дипджьоти Рой

     

     

    Рай на Земле: обзор фильма

    Режиссер: Дипа Мехта
    В ролях: Прити Зинта, Ванш Бхардвадж
    Рейтинг: * ��

    Рай на Земле — это не совсем судьба главного героя в этом фильме, скорее, полная противоположность ей.Альтернативное название на хинди «Видеш» является слишком обобщенным и вводит в заблуждение относительно того, что индийские женщины в семьях NRI, по сути, являются жертвами домашнего насилия, как это и является темой фильма. Связать с названиями (даже в ироническом ключе) так же сложно, как невозможно с трактовкой этого фильма (даже после метафорической расшифровки).


    Судя по всему, основанный на реальных событиях двух индийцев, ставших жертвами супружеского насилия в Канаде, Heaven on Earth инициирует освещение домашнего насилия, напоминающее фильм Джагмохана Мундры «Спровоцировано».Но поскольку Дипа Мехта хочет уйти от подхода к освобождению опыта «Не бей меня», а затем «Я ударю тебя в ответ», она ищет дополнительное вдохновение в пьесе Гириша Карнада «Нааг Мандала» и , в процессе, идет совершенно по касательной к теме. Итак, в то время как решение проблемы супружеского насилия идет наперекосяк, клон мужа-угнетателя появляется в иллюзорном существовании в форме его двойника, который напоминает Пахели Шахрукх Кхана, которого вы всегда хотели забыть.

    Чанд (Прити Зинта) мигрирует из Пенджаба в Канаду, чтобы стать частью семьи, абсолютно ей чужой. Она выходит замуж за Рокки (Ванш Бхардвадж), который перегружен обязанностями в своем переполненном доме. Чанд оказывается боксерской грушей всех своих семейных разочарований, которые он вымещает через физическое насилие.

    Тоска по чужой земле и безнадежная привязанность окружающих, Чанд начинает фантазировать о другой версии своей жизни, вдохновленной рассказами индийской мифологии о королевской кобре.Пока змея принимает человеческий облик в своих галлюцинациях, она мечтает о блаженных моментах с воображаемым, но любящим клоном своего жестокого мужа.

    Дипа Мехта набирает очки в создании заслуживающих доверия персонажей канадской пенджабской семьи с членами, которые не являются ни сахарно-сладкими, ни мелодраматически горькими. Особенно эффективна мать, которая крайне не уверена в том, что потеряет сына из-за жены. Все, в том числе двое детей из семьи, являются открытыми свидетелями домашнего насилия и остаются абсолютно равнодушными к происходящему.Насилие не раздувается, но после первой громкой пощечины всплывает скорее через предвкушение.

    Но фильм явно теряет свою аудиторию, когда метафорические мифологические проблемы берут верх над основной темой домашнего насилия. На самом деле вы начинаете задаваться вопросом, было ли на самом деле насилие темой, поскольку фильм не предлагает никаких решений проблемы. Скорее, он придает оттенки серого якобы черному палачу.

    Под часто используемым предлогом кафкианского кинопроизводства процесс переходит на абстрактную псевдоинтеллектуальную арену.Сценарий не просто уныл, но и диалоги становятся драматически нелепыми, поскольку Чанд произносит многословные отрывки из проповедей из сказок своей матери в самых неожиданных и маловероятных ситуациях. Рептилоподобное отражение ненастоящего мужа в зеркале, восходящее к классическим разновидностям халтурщиков Нагина-Нагин, вызывает лишь насмешки. Кульминация, ищущая индивидуального толкования, столь же абсурдна.

    Темп вялый, и история слишком долго запускается. Кинематографист Джайлс Наттгенс время от времени применяет черно-белые кадры, чтобы выделить одни сцены среди других, но не придерживается какой-либо конкретной темы, что делает это упражнение бесполезным.

    Прити Зинта добавляет уязвимости, грации и уравновешенности своему персонажу. Ванш Бхарадвадж страдает поверхностной характеристикой. Балиндер Джохал в роли неуверенной в себе матери и хладнокровной свекрови эффективна.

    Дипа Мехта предпочитала смело отличаться от других во всех своих ранних «элементарных» выходах, включая Огонь, Землю и Воду, но никогда не теряла связи с аудиторией. Она слишком старается быть намеренно другой здесь, и это видно. Рай на Земле превращается в адское зрелище.

    Разница между Лимбом и Чистилищем

    Ключевое отличие: Чистилище — это место, где души готовятся к Небесам. Лимб доктрины был введен философом Августином, который утверждал, что некрещеные дети отправляются в ад.

    Лимбо и чистилище — два места, о которых обычно говорят в фильмах и книгах как о местах, находящихся между раем и адом. Тем не менее, их часто путают, чтобы они были одним и тем же. Это неверно, поскольку лимбо и чистилище — две разные идеологии и концепции.

    Начнем с самого начала. Согласно доктрине, разработанной католической церковью, нет официального места, известного как Лимбо. Однако чистилище выходит как процесс, а не как место. Средневековые богословы Западной Европы предполагали место, где подземный мир был разделен на четыре отдельные части: Ад Проклятых (также известный как Геенна), Чистилище, Лимб Отцов или Патриархов и Лимб Младенцев.

    Согласно этому подразделению, есть ад, куда помещаются души, умершие с грехом.Чистилище – это место, где души готовятся к Небесам. Лимб доктрины был введен философом Августином, который утверждал, что некрещеные дети отправляются в ад. Так продолжалось 800 лет, пока монах Фома Аквинский не заявил, что Limbo of Children — это состояние естественного счастья для некрещеных детей.

    Согласно Объединенной церкви Бога, Лимбо, от латинского limbus, означающего край или границу (подразумевается ада), впоследствии преподавалось в римско-католической теологии как состояние после смерти.Он был разделен на две категории: одна для детей называлась limbus infantium, а вторая для Отцов называлась limbus patrum, временное состояние душ древних праведников.

    Чистилище считается похожим местом, но может рассматриваться как состояние, в котором происходит «очищение». Согласно учению, Небеса — это место, где нет греха. Итак, люди, совершившие грехи, но искупившие их, отправляются на Небеса. Однако, даже если они извинились за свой грех, им еще предстоит заплатить цену или долги перед людьми, которым этот грех причинил боль.Итак, эти люди остаются в чистилище, чтобы понести наказание за свои грехи. Во время суда люди, которые заплатили за свои грехи, попадут в рай, а те, у кого много грехов, попадут в ад.

    Лимбо — это скорее место, которое разделено на две части: Детей и Взрослых. Как сказано выше, лимб для детей предназначен для детей, которые умирают, но не были крещены. Поскольку это не в их руках, считается, что они не должны платить за это. Итак, они попадают в счастливое место, известное как лимб для детей.С другой стороны, лимб для взрослых — это место для душ, которые были исключены из рая не по своей вине. Лимб отцов (Limbus patrum) — это место, где люди остаются умершими до Христа, находились под стражей до тех пор, пока Небеса, закрытые в наказание за грех Адама, не были вновь открыты Спасителем Иисусом Христом. Когда Иисус умер, он вошел в Лимбо и освободил всех этих людей, прежде чем воскреснуть.

    Из-за путаницы в отношении Лимбо и Чистилища 22 апреля 2007 г. Папа уполномочил Римско-католическую церковь исключить Лимбо.Итак, теперь считается, что некрещеные дети попадают в рай.

    Сравнение Лимбо и Чистилища:

     

    Лимбо

    Чистилище

    Что это?

    Место

    Процесс

    Определение

    Место, где проживают некрещеные дети

    Место, где люди должны искупать свои грехи

    Крещение

    Некрещеные дети

    Крещенные люди

    Католическая доктрина

    Не является частью католической доктрины

    Часть католической доктрины

    Другое значение

    Танец, в котором используется палка, и люди должны танцевать под ней, не касаясь палки

    Место между раем и адом (по мотивам популярных фильмов)

    .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.