М горький как сложили песню: Максим Горький, Как сложили песню – читать онлайн полностью – ЛитРес

Содержание

Горький Максим — Как сложили песню. Слушать онлайн

В рассказе «Как сложили песню» показан самый процесс коллективного народного творчества. М. Горький, как мало кто из художников слова, умел воспроизводить словами индивидуальное и хоровое пение. Но в этом рассказе передано не просто исполнение песни, а ее рождение — в этом отношении горьковское произведение уникально.
Исполнитель — Клара Лучко
.

Впервые рассказ «Как сложили песню» был напечатан в журнале «Летопись», 1915, декабрь, третьим из четырёх очерков ( I. Светлосерое с голубым; II. Книга; IV. Птичий грех ), объединённых общим заглавием «Воспоминания».

В начале 1929 года М.Горький писал И.А.Груздеву, что рассказ «Как сложили песню» представляет собою подлинное описание факта, наблюдавшегося им в Арзамасе летом 1902 года (Архив А.М.Горького).

Макси́м Го́рький, также известный как Алексе́й Макси́мович Го́рький (при рождении Алексе́й Макси́мович Пешко́в; 16 (28) марта 1868, Нижний Новгород, Российская империя — 18 июня 1936, Горки, Московская область, СССР) — русский писатель, прозаик, драматург.

Один из самых значительных и известных в мире русских писателей и мыслителей. На рубеже XIX и XX веков прославился как автор произведений с революционной тенденцией, лично близкий социал-демократам и находившийся в оппозиции царскому режиму.

Первоначально Горький скептически отнёсся к Октябрьской революции. Однако после нескольких лет культурной работы в Советской России (в Петрограде руководил издательством «Всемирная литература», ходатайствовал перед большевиками за арестованных) и жизни за рубежом в 1920-е годы (Берлин, Мариенбад, Сорренто), вернулся в СССР, где в последние годы жизни получил официальное признание как «буревестник революции» и «великий пролетарский писатель», основатель социалистического реализма.

Поддерживал идеи богостроительства, в 1909 году помогал участникам этого течения содержать фракционную школу на острове Капри (Каприйская школа) для рабочих, которую Ленин называл «литераторским центром богостроительства».

«Как сложили песню» читать бесплатно онлайн книгу📙 автора Максима Горького, ISBN: , в электронной библиотеке MyBook

Горько осознавать, что всякое чтение Горького для меня пока что становится горьким опытом. Проскролльте вниз и вы увидите, что мне совсем не понравился роман «Мать». Процитирую самого себя из той рецензии:

я приоткрыл дверь с надписью «Максим Горький». Надеюсь однажды распахнуть её настежь.

Что ж, я вошёл в комнату, но тут оказалось как-то неуютно. Всё же нет нужды торопиться уходить. Ведь, возможно, скоро придёт добродушный хозяин, усадит за стол и развлечёт рассказами. В подтверждение ещё одна селфи-цитата:

судить о писателе стоит, только прочитав хотя бы 50% его творений.

Со Стивеном Кингом или Агатой Кристи сложнее, а с Горьким — вполне возможно. Посему, надеюсь, небольшой сборник рассказов Пешкова, лежащий на полке, вскоре расставит все точки над i.

Никакого удовольствия (эх, все мы гедонисты) во время чтения я не испытывал. Копание в грязи, смакование пороков, расколупывание ранки — вот что такое «На дне». Может быть, не та книга не в тот час. Подспудно хотелось возвышенной, героической литературы? Возможно. Но я бы смирился, если бы персонажи предприняли хоть какое-то поползновение, чтобы изменить свою жизнь к лучшему и выбраться со дна. Лишь Актёр питает слабую надежду (которая недолго длится), а Татарин считает, что «жить надо честно». Остальные — сброд отбросов, которых жалко, потому что всех подвела судьба, и в большей степени не жалко, потому что все перестали бороться. После чтения тоже стало неохота ничего делать — а просто лежать, говорить пространные речи и сетовать на козни его величества Случая.
Единственное светлое пятно — Лука. Но всё таки «пятно». Беглый каторжник, и его жизнь запятнана. Предубеждение ко всему религиозно-проповедческому не мешало мне пропитаться интересом к этому персонажу (хотел написать «герою», и понял, что это слово неприменимо по своей этимологии ни к одному человеку из этой пьесы), но есть в нём какая-то фальшивинка. Я думаю, он и сам не верит в то, что говорит, а лишь утешает окружающих и самого себя заодно. Т.е., попав в беду, хорошо — себя утешать и убеждать, что всё ещё можно исправить, а вот при этом что-то кардинальное сделать — гораздо сложнее.
Таким образом, одних благих речей Луки было мало, чтобы увидеть в обитателях ночлежки нечто большее, чем кучку жулья.

Я, конечно, понимаю, что это самый настоящий реализм, и в жизни почти всякий неудачник, чей организм отравлен алкоголем, не находит пути обратно в нормальное русло, но вокруг и так полным полно горестей и печали, чтобы ещё и на страницах книг, которые мы — читатели — читаем для отдушины от чёрных безотрадных будней, находить безысходность и отчаяние. Слишком мрачно, слишком безвыходно и беспросветно.

По сюжету — реализм; по наполнению — фикция. Ну не могут социальные низы разговаривать так выспренно! Сделаю все возможные скидки на то, что это пьеса, и играется сие на сцене — и всё равно режет ухо от неправдоподобности.

Почему же иногда шулеру не говорить хорошо, если порядочные люди… говорят, как шулера?

Похоже, Горький лишь оправдывается этими словами за неумение воссоздать реальную картину. Это противоречие меня терзает. Если ты ставишь в текст несколько резонеров и наделяешь почти всех способностью к глубокому анализу, ты по определению признаешь, что твоя пьеса будет неким философским этюдом-размышлением, а не жестоким реализмом, на который напирает автор.
Правда, сами реплики очень меткие, многие из них стали крылатыми выражениями.

С точки зрения пунктуации, я не очень пойму зачем в конце почти каждой фразы Горький ставит многоточие. … Авторский стиль? Отображение отрывистости речи? Ну, тире, я слышал, это фирменный горьковский знак. А вот постоянные … раздражали.

Какой-то он для меня горький на вкус. Или, как к новой для себя диковинной кухне, нужно приноровиться, а потом, глядишь, буду трескать за обе щеки. Или же эта пища попросту непригодна для моего изнеженного желудка. Попробуем — узнаем!

Горький М — Как сложили песню (чит. К.Лучко)

В рассказе «Как сложили песню» показан самый процесс коллективного народного творчества. М. Горький, как мало кто из художников слова, умел воспроизводить словами индивидуальное и хоровое пение.
Но в этом рассказе передано не просто исполнение песни, а ее рождение — в этом отношении горьковское произведение уникально.
Исполнитель — Клара Лучко
http://www.testsoch.info.

Впервые рассказ «Как сложили песню» был напечатан в журнале «Летопись», 1915, декабрь, третьим из четырёх очерков ( I. Светлосерое с голубым; II. Книга; IV. Птичий грех ), объединённых общим заглавием «Воспоминания».

В начале 1929 года М.Горький писал И.А.Груздеву, что рассказ «Как сложили песню» представляет собою подлинное описание факта, наблюдавшегося им в Арзамасе летом 1902 года (Архив А.М.Горького).

http://gorkiy.lit-info.ru/gorkiy/proza/rasskaz/kak-slozhili-pesnyu.htm

Макси́м Го́рький, также известный как Алексе́й Макси́мович Го́рький (при рождении Алексе́й Макси́мович Пешко́в; 16 (28) марта 1868, Нижний Новгород, Российская империя — 18 июня 1936, Горки, Московская область, СССР) — русский писатель, прозаик, драматург. Один из самых значительных и известных в мире русских писателей и мыслителей. На рубеже XIX и XX веков прославился как автор произведений с революционной тенденцией, лично близкий социал-демократам и находившийся в оппозиции царскому режиму.

Первоначально Горький скептически отнёсся к Октябрьской революции. Однако после нескольких лет культурной работы в Советской России (в Петрограде руководил издательством «Всемирная литература», ходатайствовал перед большевиками за арестованных) и жизни за рубежом в 1920-е годы (Берлин, Мариенбад, Сорренто), вернулся в СССР, где в последние годы жизни получил официальное признание как «буревестник революции» и «великий пролетарский писатель», основатель социалистического реализма.

Поддерживал идеи богостроительства, в 1909 году помогал участникам этого течения содержать фракционную школу на острове Капри (Каприйская школа) для рабочих, которую Ленин называл «литераторским центром богостроительства».

http://ru.wikipedia.org/wiki/Горький,_Алексей_Максимович_

Сказка «Как сложили песню в народе. «Как сложили песню.

Звучащие картины. Ты откуда, русская, зародилась, музыка?» Максим горький как сложили песню краткое содержание

«КАК СЛОЖИЛИ ПЕСНЮ»

Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка, дородная рябая Устинья, тихонько беседует с горничной моего шабра, земского начальника.

А еще чего пишут? — выспрашивает она мужским, но очень гибким голосом.

Да ничего еще-то, — задумчиво и тихонько отвечает горничная, худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными глазами.

Значит, — получи поклоны да пришли деньжонок, — так ли?

А кто как живет — сама догадайся… эхе-хе… В пруду, за садом нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа.

Родные, — грустно и сердито, говорит Устинья, — а отойди от них на три версты — и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь — не вся вместе, — а половина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, что там?..

Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно -говорит в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально.

Бывало — глохнешь, слепнешь об алой теске по своей-то стороне; а у меня и нет никого там: батюшка в пожаре сгорел пьяный, дядя — холерой помер, были братья — один в солдатах остался, ундером сделали, другой —

каменщик, в Бойгороде живет. Всех будто половодьем смыло с земли…

Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватое салнце. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканье лягушек — все звуки, которыми жив город з эти минуты.

Звуки плывут низко над землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их — тишина, поглощающая всё, как смерть.

Рождается нелепое сравнение; точно город посажен в большую бутылку, лежащую на беку, заткнутую огненной пробкой, и кто-то лениво, тихонько бьет извне по ее нагретому стеклу.

Вдруг Устинья говорит бойко, но деловито:

Ну-кось, Машутка, подсказывай…

Чего это?

Песню сложим…

И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает:

Эх, да белым днем, при ясном солнышке.

Светлой ноченькой, при месяце…

Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет:

Беспокойно мне, девице молодой…

А Устинья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца:

Все тоскою сердце мается…

Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо:

Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу песни складывать, как нитку сучить… Ну-ко…

Помолчав, точно прислушавшись к заунывным стонам лягушек, ленивому звону колоколов, она снова ловко заиграла словами и звуками:

Ой, да ни зимою вьюги лютые, Ни весной ручьи веселые. ..

Горничная, плотно придвинувшись к ней, положив белую голову на круглое плечо ее, закрыла глаза и уже смелее, тонким вздрагивающим голоском продолжает:

Не доносит со родной стороны Сердцу весточку утешную…

Так-то вот! — сказала Устинья, хлопнув себя ладонью по колену. — А была я моложе — того лучше песни складывала! Бывало, подруги пристают:

«Устюша, научи песенке!» Эх, и зальюсь же я!.. Ну, как дальше-то будет?

Я не знаю, — сказала горничная, открыв глаза, улыбаясь.

Я смотрю на них сквозь цветы в окне; певицы меня не замечают, а мне хорошо видно глубоко изрытую оспой, шершавую щеку Устиньи, ее маленькое ухо, не закрытое желтым платком, серый бойкий глаз, нос прямой, точно у сороки, и тупой подбородок мужчины. Это баба хитрая, болтливая; она очень любит выпить в послушать чтение святых житий. Сплетница она на всю улицу, и больше того: кажется, все тайны города в кармане у нее. Рядом с нею, крепкой и сытой, костлявая, угловатая горничная — подросток.

Да и рот у горничной детский; маленькие, пухлые губы надуты, точно она обижена, боится, что сейчас еще больше обидят, и вот-вот заплачет.

Над мостовой мелькают ласточки, почти касаясь земли изогнутыми крыльями: значит, мошкара опустилась низко, — признак, что к ночи соберется дождь. На заборе, против моего окна, сидит ворона неподвижно, точно из дерева вырезана, и черными глазами следит за мельканием ласточек. Звонить перестали, а стоны лягушек еще звучней, и тишина гуще, жарче.

Жаворонок над полями поет, Васильки-цветы в полях зацвели,

Задумчиво поет Устинья, сложив руки на груди, глядя в небо, а горничная вторит складно и смело:

Поглядеть бы на родные-то поля!

И Устинья, умело поддерживая высокий, качающийся голос, стелет бархатом душевные слова: Погулять бы, с милым другом, по лесам!..

Кончив петь, они длительно молчат, тесно прижавщись друг ко другу;

потом женщина говорит негромко, задумчиво:

Али плохо сложили песню? Вовсе хорошо ведь. ..

Гляди-ко, — тихо остановила ее горничная.

Они смотрят в правую сторону, наискось от себя: там, щедро облитый солнцем, важно шагает большой священник в лиловой рясе, мерно переставляя длинный посох; блестит серебряный набалдашник, сверкает золоченый крест на широкой груди.

Ворона покосилась на него черной бусиной глаза И, лениво взмахнув тяжелыми крыльями, взлетела на сучок рябины, а оттуда серым комом упала в сад.

Женщины встали, молча, в пояс, поклонились священнику. Он не заметил их. Не садясь, они проводили его глазами, пока он не свернул в переулок.

Охо-хо, девушка, — сказала Устинья, поправляя платок на голове, —

была бы я помоложе да с другой рожей…

Марья!.. Машка!..

Ой, зовут…

Горничная пугливо убежала, а Устинья, снова усевшись на лавку, задумалась, разглаживая на коленях пестрый ситец платья.

Стонут лягушки. Душный воздух неподвижен, как вода лесного озера.

Цветисто догорает день. На полях, за отравленной рекой Тёшей, сердитый гул,

Дальний гром рычит медведем.

Максим Горький — КАК СЛОЖИЛИ ПЕСНЮ , читать текст

См. также Горький Максим — Проза (рассказы, поэмы, романы…) :

КЛАДБИЩЕ
В степном городе, где мне жилось очень скучно, всего лучше и красивее…

КНИГА
В парке, у стены маленькой старой дачи, среди сора, выметенного из ком…

Горький Максим

Как сложили песню

А.М.Горький

Как сложили песню

Чего это?

Песню сложим…

Всё тоскою сердце мается…

Ой, да ни зимою вьюги лютые,

Ни весной ручьи веселые…

Не доносят со родной стороны

Сердцу весточку утешную…

Жаворонок над полями поет,

Марья!.. Машка!..

Ой, зовут…

Горький Максим

Как сложили песню

А.М.Горький

Как сложили песню

Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка, дородная рябая Устинья, тихонько беседует с горничной моего шабра, земского начальника.

А еще чего пишут? — выспрашивает она мужским, но очень гибким голосом.

Да ничего еще-то,- задумчиво и тихонько отвечает горничная, худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными глазами.

Значит,- получи поклоны да пришли деньжонок,- так ли?

А кто как живет — сама догадайся… эхе-хе…

В пруду, за садом нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа.

Родные,- грустно и сердито говорит Устинья,- а отойди от них на три версты — и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь — не вся вместе, — а половина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, что там?. .

Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно говорит в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально.

Бывало — глохнешь, слепнешь в злой тоске по своей-то стороне; а у меня и нет никого там: батюшка в пожаре сгорел пьяный, дядя — холерой помер, были братья — один в солдатах остался, ундером сделали, другой — каменщик, в Бойгороде живет. Всех будто половодьем смыло с земли…

Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватое солице. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканье лягушек — все звуки, которыми жив город в эти минуты. Звуки плывут низко над землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их — тишина, поглощающая всё, как смерть.

Рождается нелепое сравнение: точно город посажен в большую бутылку, лежащую на боку, заткнутую огненной пробкой, и кто-то лениво, тихонько бьет извне по ее нагретому стеклу.

Вдруг Устинья говорит бойко, но деловито:

Ну-кось, Машутка, подсказывай…

Чего это?

Песню сложим…

И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает:

Эх, да белым днем, при ясном солнышке,

Светлой ноченькой, при месяце…

Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет:

Беспокойно мне, девице молодой…

А Устинья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца:

Всё тоскою сердце мается…

Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо:

Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу пеени складывать, как нитку сучить… Ну-ко…

Помолчав, точно прислушавшись к заунывным стонам лягушек, ленивому звону колоколов, она снова ловко заиграла словами и звуками:

Ой, да ни зимою вьюги лютые,

Ни весной ручьи веселые…

Горничная, плотно придвинувшись к ней, положив белую голову на круглое плечо ее, закрыла глаза и уже смелее, тонким вздрагивающим голоском продолжает:

Не доносят со родной стороны

Сердцу весточку утешную. ..

Так-то вот! — сказала Устинья, хлопнув себя ладонью по колену.- А была я моложе — того лучше песни складывала! Бывало, подруги пристают: «Устюша, научи песенке!» Эх, и зальюсь же я!.. Ну, как дальше-то будет?

Я не знаю,- сказала горничная, открыв глаза, улыбаясь.

Я смотрю на них сквозь цветы в окне; певицы меня не замечают, а мне хорошо видно Глубоко изрытую оспой, шершавую щеку Устиньи, ее маленькое ухо, не закрытое желтым платком, серый бойкий глаз, нос прямой, точно у сороки, и тупой подбородок мужчины. Это баба хитрая, болтливая; она очень любит выпить и послушать чтение святых житий. Сплетница она на всю улицу, и больше того: кажется, все тайны города в кармане у нее. Рядом с нею, крепкой и сытой, костлявая, угловатая горничная — подросток. Да и рот у горничной детский; маленькие, пухлые губы надуты, точно она обижена, боится, что сейчас еще больше обидят, и вот-вот заплачет.

Над мостовой мелькают ласточки, почти касаясь земли изогнутыми крыльями: значит, мошкара опустилась низко,- признак, что к ночи соберется дождь. На заборе, против моего окна, сидит ворона неподвижно, точно из дерева вырезана, и черными глазами следит за мельканием ласточек. Звонить перестали, а стоны лягушек еще звучней, и тишина гуще, жарче.

Жаворонок над полями поет,

Васильки-цветы в полях зацвели,

Задумчиво поет Устинья, сложив руки на груди, глядя в небо, а горничная вторит складно и смело:

Поглядеть бы на родные-то поля!

И Устинья, умело поддерживая высокий, качающийся голос, стелет бархатом душевные слова:

Погулять бы, с милым другом, по лесам!..

Кончив петь, они длительно молчат, тесно прижавшись друг ко другу; потом женщина говорит негромко, задумчиво:

Али плохо сложили песню? Вовсе хорошо ведь…

Гляди-ко,- тихо остановила ее горничная.

Они смотрят в правую сторону, наискось от себя: там, щедро облитый солнцем, важно шагает большой священник в лиловой рясе, мерно переставляя длинный посох; блестит серебряный набалдашник, сверкает золоченый крест на широкой груди.

Ворона покосилась на него черной бусиной глаза и, лениво взмахнув тяжелыми крыльями, взлетела на сучок рябины, а оттуда серым комом упала в сад.

Женщины встали, молча, в пояс, поклонились священнику. Он не заметил их. Не садясь, они проводили его глазами, пока он не свернул в переулок.

Охо-хо, девушка,- сказала Устинья, поправляя платок на голове,- была бы я помоложе да с другой рожей…

Марья!.. Машка!..

Ой, зовут…

Горничная пугливо убежала, а Устинья, снова усевшись на лавку, задумалась, разглаживая на коленях пестрый ситец платья.

Стонут лягушки. Душный воздух неподвижен, как вода лесного озера, Цветисто догорает день. На полях, за отравленной рекой Тёшей, сердитый гул,дальний гром рычит медведем.

Горький Максим

Как сложили песню

А.М.Горький

Как сложили песню

Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка, дородная рябая Устинья, тихонько беседует с горничной моего шабра, земского начальника.

А еще чего пишут? — выспрашивает она мужским, но очень гибким голосом.

Да ничего еще-то,- задумчиво и тихонько отвечает горничная, худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными глазами.

Значит,- получи поклоны да пришли деньжонок,- так ли?

А кто как живет — сама догадайся… эхе-хе…

В пруду, за садом нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа.

Родные,- грустно и сердито говорит Устинья,- а отойди от них на три версты — и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь — не вся вместе, — а половина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, что там?. .

Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно говорит в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально.

Бывало — глохнешь, слепнешь в злой тоске по своей-то стороне; а у меня и нет никого там: батюшка в пожаре сгорел пьяный, дядя — холерой помер, были братья — один в солдатах остался, ундером сделали, другой — каменщик, в Бойгороде живет. Всех будто половодьем смыло с земли…

Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватое солице. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканье лягушек — все звуки, которыми жив город в эти минуты. Звуки плывут низко над землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их — тишина, поглощающая всё, как смерть.

Рождается нелепое сравнение: точно город посажен в большую бутылку, лежащую на боку, заткнутую огненной пробкой, и кто-то лениво, тихонько бьет извне по ее нагретому стеклу.

Вдруг Устинья говорит бойко, но деловито:

Ну-кось, Машутка, подсказывай…

Чего это?

Песню сложим…

И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает:

Эх, да белым днем, при ясном солнышке,

Светлой ноченькой, при месяце…

Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет:

Беспокойно мне, девице молодой…

А Устинья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца:

Всё тоскою сердце мается…

Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо:

Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу пеени складывать, как нитку сучить… Ну-ко…

Помолчав, точно прислушавшись к заунывным стонам лягушек, ленивому звону колоколов, она снова ловко заиграла словами и звуками:

Ой, да ни зимою вьюги лютые,

Ни весной ручьи веселые…

Горничная, плотно придвинувшись к ней, положив белую голову на круглое плечо ее, закрыла глаза и уже смелее, тонким вздрагивающим голоском продолжает:

Не доносят со родной стороны

Сердцу весточку утешную. ..

Так-то вот! — сказала Устинья, хлопнув себя ладонью по колену.- А была я моложе — того лучше песни складывала! Бывало, подруги пристают: «Устюша, научи песенке!» Эх, и зальюсь же я!.. Ну, как дальше-то будет?

Я не знаю,- сказала горничная, открыв глаза, улыбаясь.

Я смотрю на них сквозь цветы в окне; певицы меня не замечают, а мне хорошо видно Глубоко изрытую оспой, шершавую щеку Устиньи, ее маленькое ухо, не закрытое желтым платком, серый бойкий глаз, нос прямой, точно у сороки, и тупой подбородок мужчины. Это баба хитрая, болтливая; она очень любит выпить и послушать чтение святых житий. Сплетница она на всю улицу, и больше того: кажется, все тайны города в кармане у нее. Рядом с нею, крепкой и сытой, костлявая, угловатая горничная — подросток. Да и рот у горничной детский; маленькие, пухлые губы надуты, точно она обижена, боится, что сейчас еще больше обидят, и вот-вот заплачет.

Над мостовой мелькают ласточки, почти касаясь земли изогнутыми крыльями: значит, мошкара опустилась низко,- признак, что к ночи соберется дождь. На заборе, против моего окна, сидит ворона неподвижно, точно из дерева вырезана, и черными глазами следит за мельканием ласточек. Звонить перестали, а стоны лягушек еще звучней, и тишина гуще, жарче.

Жаворонок над полями поет,

Васильки-цветы в полях зацвели,

Задумчиво поет Устинья, сложив руки на груди, глядя в небо, а горничная вторит складно и смело:

Поглядеть бы на родные-то поля!

И Устинья, умело поддерживая высокий, качающийся голос, стелет бархатом душевные слова:

Погулять бы, с милым другом, по лесам!..

Кончив петь, они длительно молчат, тесно прижавшись друг ко другу; потом женщина говорит негромко, задумчиво:

Али плохо сложили песню? Вовсе хорошо ведь…

Гляди-ко,- тихо остановила ее горничная.

Они смотрят в правую сторону, наискось от себя: там, щедро облитый солнцем, важно шагает большой священник в лиловой рясе, мерно переставляя длинный посох; блестит серебряный набалдашник, сверкает золоченый крест на широкой груди.

Ворона покосилась на него черной бусиной глаза и, лениво взмахнув тяжелыми крыльями, взлетела на сучок рябины, а оттуда серым комом упала в сад.

Женщины встали, молча, в пояс, поклонились священнику. Он не заметил их. Не садясь, они проводили его глазами, пока он не свернул в переулок.

Охо-хо, девушка,- сказала Устинья, поправляя платок на голове,- была бы я помоложе да с другой рожей…

Марья!.. Машка!..

Ой, зовут…

Горничная пугливо убежала, а Устинья, снова усевшись на лавку, задумалась, разглаживая на коленях пестрый ситец платья.

Стонут лягушки. Душный воздух неподвижен, как вода лесного озера, Цветисто догорает день. На полях, за отравленной рекой Тёшей, сердитый гул,дальний гром рычит медведем.

Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов
монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на
лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине
июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка,
дородная рябая Устинья, тихонько беседует с горничной моего шабра, земского
начальника.
— А еще чего пишут? — выспрашивает она мужским, но очень гибким
голосом.
— Да ничего еще-то, — задумчиво и тихонько отвечает горничная,
худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными
глазами.
— Значит, — получи поклоны да пришли деньжонок, — так ли?
— Вот…
— А кто как живет — сама догадайся… эхе-хе… В пруду, за садом
нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется
в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а
кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа.
— Родные, — грустно и сердито, говорит Устинья, — а отойди от них на
три версты — и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год
в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь — не вся вместе, — а
половина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, что
там?..
Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно -говорит
в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в
белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой
голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально.
— Бывало — глохнешь, слепнешь об алой теске по своей-то стороне; а у
меня и нет никого там: батюшка в пожаре сгорел пьяный, дядя — холерой
помер, были братья — один в солдатах остался, ундером сделали, другой —
каменщик, в Бойгороде живет. Всех будто половодьем смыло с земли…
Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватое
салнце. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканье
лягушек — все звуки, которыми жив город з эти минуты. Звуки плывут низко
над землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их — тишина,
поглощающая всё, как смерть.
Рождается нелепое сравнение; точно город посажен в большую бутылку,
лежащую на беку, заткнутую огненной пробкой, и кто-то лениво, тихонько бьет
извне по ее нагретому стеклу.
Вдруг Устинья говорит бойко, но деловито:
— Ну-кось, Машутка, подсказывай…
— Чего это?
— Песню сложим…
И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает:

Эх, да белым днем, при ясном солнышке.
Светлой ноченькой, при месяце…

Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет:

Беспокойно мне, девице молодой…

А Устинья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца:

Все тоскою сердце мается…

Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо:
— Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу песни складывать, как
нитку сучить… Ну-ко…
Помолчав, точно прислушавшись к заунывным стонам лягушек, ленивому
звону колоколов, она снова ловко заиграла словами и звуками:

Ой, да ни зимою вьюги лютые,
Ни весной ручьи веселые…

Горничная, плотно придвинувшись к ней, положив белую голову на круглое
плечо ее, закрыла глаза и уже смелее, тонким вздрагивающим голоском
продолжает:

Не доносит со родной стороны
Сердцу весточку утешную…

Так-то вот! — сказала Устинья, хлопнув себя ладонью по колену. — А
была я моложе — того лучше песни складывала! Бывало, подруги пристают:
«Устюша, научи песенке!» Эх, и зальюсь же я!.. Ну, как дальше-то будет?
— Я не знаю, — сказала горничная, открыв глаза, улыбаясь.
Я смотрю на них сквозь цветы в окне; певицы меня не замечают, а мне
хорошо видно глубоко изрытую оспой, шершавую щеку Устиньи, ее маленькое
ухо, не закрытое желтым платком, серый бойкий глаз, нос прямой, точно у
сороки, и тупой подбородок мужчины. Это баба хитрая, болтливая; она очень
любит выпить в послушать чтение святых житий. Сплетница она на всю улицу, и
больше того: кажется, все тайны города в кармане у нее. Рядом с нею,
крепкой и сытой, костлявая, угловатая горничная — подросток. Да и рот у
горничной детский; маленькие, пухлые губы надуты, точно она обижена,
боится, что сейчас еще больше обидят, и вот-вот заплачет.
Над мостовой мелькают ласточки, почти касаясь земли изогнутыми
крыльями: значит, мошкара опустилась низко, — признак, что к ночи соберется
дождь. На заборе, против моего окна, сидит ворона неподвижно, точно из
дерева вырезана, и черными глазами следит за мельканием ласточек. Звонить
перестали, а стоны лягушек еще звучней, и тишина гуще, жарче.

Жаворонок над полями поет,
Васильки-цветы в полях зацвели,

Задумчиво поет Устинья, сложив руки на груди, глядя в небо, а
горничная вторит складно и смело:

Поглядеть бы на родные-то поля!

И Устинья, умело поддерживая высокий, качающийся голос, стелет
бархатом душевные слова:
Погулять бы, с милым другом, по лесам!..
Кончив петь, они длительно молчат, тесно прижавщись друг ко другу;
потом женщина говорит негромко, задумчиво:
— Али плохо сложили песню? Вовсе хорошо ведь…
— Гляди-ко, — тихо остановила ее горничная.
Они смотрят в правую сторону, наискось от себя: там, щедро облитый
солнцем, важно шагает большой священник в лиловой рясе, мерно переставляя
длинный посох; блестит серебряный набалдашник, сверкает золоченый крест на
широкой груди.
Ворона покосилась на него черной бусиной глаза И, лениво взмахнув
тяжелыми крыльями, взлетела на сучок рябины, а оттуда серым комом упала в
сад.
Женщины встали, молча, в пояс, поклонились священнику. Он не заметил
их. Не садясь, они проводили его глазами, пока он не свернул в переулок.
— Охо-хо, девушка, — сказала Устинья, поправляя платок на голове, —
была бы я помоложе да с другой рожей…
Кто-то крикнул сердито, сонным голосом:
— Марья!.. Машка!..
— Ой, зовут…
Горничная пугливо убежала, а Устинья, снова усевшись на лавку,
задумалась, разглаживая на коленях пестрый ситец платья.
Стонут лягушки. Душный воздух неподвижен, как вода лесного озера.
Цветисто догорает день. На полях, за отравленной рекой Тёшей, сердитый гул,
— дальний гром рычит медведем.

Как сложили песню Максим Горький

(Пока оценок нет)

Название: Как сложили песню

О книге «Как сложили песню» Максим Горький

Максим Горький писал потрясающие по глубине произведения — всегда жизненные и волнующие. Его рассказ “Как сложили песню” — средоточие эмоций и душевных переживаний. Писатель отмечал, что он лично наблюдал тот факт, который описал в книге.

“Как сложили песню” — это диалог двух женщин — кухарки Горького Устиньи и горничной Марьи одного местного начальника. Сначала они тихонько беседуют, раскрывая друг другу душу — как они скучают по деревне и ждут весточки от родных. Разговор наполняется щемящими сердце нотками, и Устинья предлагает сложить песню. Марья соглашается, и они по очереди начинают напевать, продолжая реплики друг друга.

В импровизированной песне главных героинь отчетливо прослеживаются любовь и тоска по родным местам. Максим Горький как будто говорит: такое невозможно передать словами, только — песней. Начиная читать книгу “Как сложили песню”, сразу попадаешь в плен сильных эмоций и незаметно присоединяешься к напеву. Писатель, наблюдая эту картину, отмечал, что все вокруг способствовало появлению этой дивной песни — звон колоколов, пение соловья, легкое кваканье лягушек, звенящая тишина.

Песня объединяет и стирает всякие границы. Это сполна доказал Максим Горький своей книгой, описывая образы героинь. Кухарка — крепкая и уверенная в себе женщина, из тех, которые “коня на скаку остановят”, горничная — хрупкая и тоненькая, молоденькая девушка, внешне напоминающая подростка. Обнявшись, они начали петь, и мир вокруг преобразился. Максим Горький, выглядывая из окна, отмечал все изменения: как ворона неподвижно застыла на заборе, соловей закончил петь — как будто вся природа сосредоточилась на душевном пении двух женщин.

Закончив песню, Устинья и Марья увидели священника, который проходил недалеко от них. Это — логическое дополнение той картины, которую наблюдал писатель. В этот момент все окружение было одухотворенным, как будто главные героини освятили его своей чистой и искренней песней. Своим присутствием батюшка как будто закрепил святость этой атмосферы.

“Как сложили песню” — совсем небольшой рассказ, однако каждое слово здесь весомо и дополняет цельную картину человеческой и природной тоски. Читать это произведение необходимо тем, кто хочет нырнуть в глубину переживаний писателя и в очередной раз насладиться его мастерством и проникновенностью слога.

На нашем сайте о книгах сайт вы можете скачать бесплатно без регистрации или читать онлайн книгу «Как сложили песню» Максим Горький в форматах epub, fb2, txt, rtf, pdf для iPad, iPhone, Android и Kindle. Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения. Купить полную версию вы можете у нашего партнера. Также, у нас вы найдете последние новости из литературного мира, узнаете биографию любимых авторов. Для начинающих писателей имеется отдельный раздел с полезными советами и рекомендациями, интересными статьями, благодаря которым вы сами сможете попробовать свои силы в литературном мастерстве.

Цитаты из книги «Как сложили песню» Максим Горький

Безумству храбрых поем мы славу!
Безумство храбрых — вот мудрость жизни! О смелый Сокол! В бою с врагами истек ты кровью… Но будет время — и капли крови твоей горячей, как искры, вспыхнут во мраке жизни и много смелых сердец зажгут безумной жаждой свободы, света!
Пускай ты умер!.. Но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, к свету!
Безумству храбрых поем мы песню!..

Знаете, иногда такое живет в сердце, — удивительное! Кажется, везде, куда ты ни придёшь, — товарищи, все горят одним огнём, все весёлые, добрые, славные. Без слов друг друга понимают… Живут все хором, а каждое сердце поёт свою песню. Все песни, как ручьи, бегут — льются в одну реку, и течет река широко и свободно в море светлых радостей новой жизни… А очнешься, — говорил хохол, встряхнув головой, — поглядишь кругом — холодно и грязно! Все устали, обозлились… Обидно это, — а надо не верить человеку, надо бояться его и даже — ненавидеть! Двоится человек. Ты бы — только любить хотел, а как это можно? Как простить человеку, если он диким зверем на тебя идет, не признает в тебе живой души и дает пинки в человеческое лицо твое? Нельзя прощать! Не за себя нельзя, — я за себя все обиды снесу, — но потакать насильщикам не хочу, не хочу, чтобы на моей спине других бить учились. Я не должен прощать ничего вредного, хоть бы мне и не вредило оно. Я — не один на земле! Сегодня я позволю себя обидеть и, может, только посмеюсь над обидой, не уколет она меня, — а завтра, испытав на мне свою силу, обидчик пойдет с другого кожу снимать. И приходится на людей смотреть разно, приходится держать сердце строго, разбирать людей: это — свои, это — чужие. Справедливо — а не утешает!

Елена Зубарёва
Сказка «Как сложили песню в народе»

Сказка «Как сложили песню в народе «.

Давным-давно, много веков назад, в одной русской деревеньке собрались на посиделки молоденькие девушки. Они вошли в светёлку, расселись по лавкам и полатям и принялись за рукоделие. Каждая из девушек умела, и прясть, и шить, и вышивать. Их золотыми руками восхищались все люди в округе. Их работы поражали своей красотой и мастерством. Сидели девушки в светёлке и рассказывали друг другу всякие разные истории из жизни при свете лучины. Вдруг в окно светёлки тихо постучали. Хозяйка дома вышла в сени посмотреть, кто пришёл. Все остальные девушки замерли в ожидании. Через несколько минут вошла хозяйка вместе со случайной гостьей. Она провела её в светлицу и предложила присесть и отдохнуть с дороги. Девушка поблагодарила хозяев за радушие и гостеприимство и присела на скамью рядом с девушками-рукодельницами. Она рассказала , кто она и откуда, а потом достала свой небольшой свёрток,и попросила разрешения у девушек заняться рукоделием вместе с ними. Девушки согласились и принялись за работу. Им очень хотелось посмотреть, что же умеет их гостья. Они продолжили свой рассказ , как вдруг заметили, что их гостья внимательно слушает их и быстро-быстро вяжет крючком необычайной красоты кружева. Девушки застыли от удивления. Из-под крючка молоденькой девушки струились диковинные кружевные цветы, листья, ягодки, райские птицы. Её кружева были настолько красивы, что девушки не могли оторвать своих глаз. Они внимательно наблюдали за работой чудо-мастерицы,и вдруг рукодельницы услышали, как она тихо напевает удивительно красивую и необычайно волшебную мелодию. Девушки были поражены. Им вдруг захотелось тоже напевать эту мелодию, и они попросили свою гостью петь погромче. Чудо- мастерица подняла глаза, посмотрела на девушек огромными карими глазами и запела песню . Эта песня не только поразила всех своей мелодией, но и слова в песне были тёплыми , нежными, волшебными. В доме воцарилась красота. Девушки стали все вместе подпевать своей гостье и их голоса разлились по всей округе. Жители деревни, услышав эту чудесную песню , вмиг почувствовали себя умиротворённо, и им захотелось сделать какое-нибудь доброе дело. В полночь девушки закончили рукодельничать, поблагодарили гостью за чудесную песню и отправились по домам. А хозяева уложили гостью на полати, и пошли спать. Проснувшись утром, хозяева хотели ещё раз поблагодарить свою чудесную гостью, но никого в доме не было. Чудо-мастерицы и след простыл. Старожилы говорят, что в гости к девушкам-рукодельницам приходила сама Красота и подарила им за их радушие умение слагать песни . С тех пор и повелось, что все праздники и посиделки не обходятся без красивых и мелодичных песен.

Публикации по теме:

Комплекс упражнений ритмической гимнастики для младшего дошкольного возраста на песню «Почему медведь зимой спит» Вступление: И. п. -о. с., руки на поясе: -наклоны в стороны с одновременным выполнением «пружинки» (7 раз). 1 куплет: И. п. -о. с. : 1. обычная.

Конспект НОД для второй младшей группы «Сказка, сказка, приходи» Цель: приобщение к сказкам посредством различных видов театра. Задачи: .-побуждать детей к активному участию в театрализованной игре; -формировать.

Консультация для музыкального руководителя «Как быстро разучить песню с дошкольниками?» Как быстро разучить песню с дошкольниками Зачастую с детьми надо быстро разучить песню, так чтобы они хорошо запомнили мелодию и текст,.

Новый год –. удивительный, загадочный, волшебный праздник! Целью данного материала считаю приобщение взрослых и детей к совместному труду,.

Обучающая сказка для детей 4–5 лет «Сказка о том, как девочка Маша подружилась со временем» Жила – была девочка Маша, которая по утрам всегда опаздывала в детский сад. Каждый день мама будила ее и уговаривала: «Маша просыпайся,.

Разработка танца на песню «Дважды два-четыре» На вступление- дети в парах на подскоках двигаются по кругу, на последнюю фразу рассредотачиваются по залу в шахматном порядке. 1 куплет,.

Сказка на новый лад «Рукавичка-невеличка». Сказка о пяти насекомых, которые искали дружную семью Сказка «Рукавичка – невеличка» Посмотри на летний луг Приглядись внимательно, Ты поймёшь, что жизнь вокруг Очень занимательна. И зелёная.

Как сложили песню Максим Горький

(Пока оценок нет)

Название: Как сложили песню

О книге «Как сложили песню» Максим Горький

Максим Горький писал потрясающие по глубине произведения — всегда жизненные и волнующие. Его рассказ “Как сложили песню” — средоточие эмоций и душевных переживаний. Писатель отмечал, что он лично наблюдал тот факт, который описал в книге.

“Как сложили песню” — это диалог двух женщин — кухарки Горького Устиньи и горничной Марьи одного местного начальника. Сначала они тихонько беседуют, раскрывая друг другу душу — как они скучают по деревне и ждут весточки от родных. Разговор наполняется щемящими сердце нотками, и Устинья предлагает сложить песню. Марья соглашается, и они по очереди начинают напевать, продолжая реплики друг друга.

В импровизированной песне главных героинь отчетливо прослеживаются любовь и тоска по родным местам. Максим Горький как будто говорит: такое невозможно передать словами, только — песней. Начиная читать книгу “Как сложили песню”, сразу попадаешь в плен сильных эмоций и незаметно присоединяешься к напеву. Писатель, наблюдая эту картину, отмечал, что все вокруг способствовало появлению этой дивной песни — звон колоколов, пение соловья, легкое кваканье лягушек, звенящая тишина.

Песня объединяет и стирает всякие границы. Это сполна доказал Максим Горький своей книгой, описывая образы героинь. Кухарка — крепкая и уверенная в себе женщина, из тех, которые “коня на скаку остановят”, горничная — хрупкая и тоненькая, молоденькая девушка, внешне напоминающая подростка. Обнявшись, они начали петь, и мир вокруг преобразился. Максим Горький, выглядывая из окна, отмечал все изменения: как ворона неподвижно застыла на заборе, соловей закончил петь — как будто вся природа сосредоточилась на душевном пении двух женщин.

Закончив песню, Устинья и Марья увидели священника, который проходил недалеко от них. Это — логическое дополнение той картины, которую наблюдал писатель. В этот момент все окружение было одухотворенным, как будто главные героини освятили его своей чистой и искренней песней. Своим присутствием батюшка как будто закрепил святость этой атмосферы.

“Как сложили песню” — совсем небольшой рассказ, однако каждое слово здесь весомо и дополняет цельную картину человеческой и природной тоски. Читать это произведение необходимо тем, кто хочет нырнуть в глубину переживаний писателя и в очередной раз насладиться его мастерством и проникновенностью слога.

На нашем сайте о книгах сайт вы можете скачать бесплатно без регистрации или читать онлайн книгу «Как сложили песню» Максим Горький в форматах epub, fb2, txt, rtf, pdf для iPad, iPhone, Android и Kindle. Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения. Купить полную версию вы можете у нашего партнера. Также, у нас вы найдете последние новости из литературного мира, узнаете биографию любимых авторов. Для начинающих писателей имеется отдельный раздел с полезными советами и рекомендациями, интересными статьями, благодаря которым вы сами сможете попробовать свои силы в литературном мастерстве.

Цитаты из книги «Как сложили песню» Максим Горький

Безумству храбрых поем мы славу!
Безумство храбрых — вот мудрость жизни! О смелый Сокол! В бою с врагами истек ты кровью… Но будет время — и капли крови твоей горячей, как искры, вспыхнут во мраке жизни и много смелых сердец зажгут безумной жаждой свободы, света!
Пускай ты умер!.. Но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, к свету!
Безумству храбрых поем мы песню!..

Знаете, иногда такое живет в сердце, — удивительное! Кажется, везде, куда ты ни придёшь, — товарищи, все горят одним огнём, все весёлые, добрые, славные. Без слов друг друга понимают… Живут все хором, а каждое сердце поёт свою песню. Все песни, как ручьи, бегут — льются в одну реку, и течет река широко и свободно в море светлых радостей новой жизни… А очнешься, — говорил хохол, встряхнув головой, — поглядишь кругом — холодно и грязно! Все устали, обозлились… Обидно это, — а надо не верить человеку, надо бояться его и даже — ненавидеть! Двоится человек. Ты бы — только любить хотел, а как это можно? Как простить человеку, если он диким зверем на тебя идет, не признает в тебе живой души и дает пинки в человеческое лицо твое? Нельзя прощать! Не за себя нельзя, — я за себя все обиды снесу, — но потакать насильщикам не хочу, не хочу, чтобы на моей спине других бить учились. Я не должен прощать ничего вредного, хоть бы мне и не вредило оно. Я — не один на земле! Сегодня я позволю себя обидеть и, может, только посмеюсь над обидой, не уколет она меня, — а завтра, испытав на мне свою силу, обидчик пойдет с другого кожу снимать. И приходится на людей смотреть разно, приходится держать сердце строго, разбирать людей: это — свои, это — чужие. Справедливо — а не утешает!

Горький Максим

Как сложили песню

А.М.Горький

Как сложили песню

Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка, дородная рябая Устинья, тихонько беседует с горничной моего шабра, земского начальника.

А еще чего пишут? — выспрашивает она мужским, но очень гибким голосом.

Да ничего еще-то,- задумчиво и тихонько отвечает горничная, худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными глазами.

Значит,- получи поклоны да пришли деньжонок,- так ли?

А кто как живет — сама догадайся… эхе-хе…

В пруду, за садом нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа.

Родные,- грустно и сердито говорит Устинья,- а отойди от них на три версты — и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь — не вся вместе, — а половина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, что там?..

Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно говорит в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально.

Бывало — глохнешь, слепнешь в злой тоске по своей-то стороне; а у меня и нет никого там: батюшка в пожаре сгорел пьяный, дядя — холерой помер, были братья — один в солдатах остался, ундером сделали, другой — каменщик, в Бойгороде живет. Всех будто половодьем смыло с земли…

Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватое солице. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканье лягушек — все звуки, которыми жив город в эти минуты. Звуки плывут низко над землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их — тишина, поглощающая всё, как смерть.

Рождается нелепое сравнение: точно город посажен в большую бутылку, лежащую на боку, заткнутую огненной пробкой, и кто-то лениво, тихонько бьет извне по ее нагретому стеклу.

Вдруг Устинья говорит бойко, но деловито:

Ну-кось, Машутка, подсказывай…

Чего это?

Песню сложим…

И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает:

Эх, да белым днем, при ясном солнышке,

Светлой ноченькой, при месяце…

Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет:

Беспокойно мне, девице молодой…

А Устинья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца:

Всё тоскою сердце мается…

Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо:

Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу пеени складывать, как нитку сучить… Ну-ко…

Помолчав, точно прислушавшись к заунывным стонам лягушек, ленивому звону колоколов, она снова ловко заиграла словами и звуками:

Ой, да ни зимою вьюги лютые,

Ни весной ручьи веселые…

Горничная, плотно придвинувшись к ней, положив белую голову на круглое плечо ее, закрыла глаза и уже смелее, тонким вздрагивающим голоском продолжает:

Не доносят со родной стороны

Сердцу весточку утешную…

Так-то вот! — сказала Устинья, хлопнув себя ладонью по колену.- А была я моложе — того лучше песни складывала! Бывало, подруги пристают: «Устюша, научи песенке!» Эх, и зальюсь же я!.. Ну, как дальше-то будет?

Я не знаю,- сказала горничная, открыв глаза, улыбаясь.

Я смотрю на них сквозь цветы в окне; певицы меня не замечают, а мне хорошо видно Глубоко изрытую оспой, шершавую щеку Устиньи, ее маленькое ухо, не закрытое желтым платком, серый бойкий глаз, нос прямой, точно у сороки, и тупой подбородок мужчины. Это баба хитрая, болтливая; она очень любит выпить и послушать чтение святых житий. Сплетница она на всю улицу, и больше того: кажется, все тайны города в кармане у нее. Рядом с нею, крепкой и сытой, костлявая, угловатая горничная — подросток. Да и рот у горничной детский; маленькие, пухлые губы надуты, точно она обижена, боится, что сейчас еще больше обидят, и вот-вот заплачет.

Над мостовой мелькают ласточки, почти касаясь земли изогнутыми крыльями: значит, мошкара опустилась низко,- признак, что к ночи соберется дождь. На заборе, против моего окна, сидит ворона неподвижно, точно из дерева вырезана, и черными глазами следит за мельканием ласточек. Звонить перестали, а стоны лягушек еще звучней, и тишина гуще, жарче.

Жаворонок над полями поет,

Васильки-цветы в полях зацвели,

Задумчиво поет Устинья, сложив руки на груди, глядя в небо, а горничная вторит складно и смело:

Поглядеть бы на родные-то поля!

И Устинья, умело поддерживая высокий, качающийся голос, стелет бархатом душевные слова:

Погулять бы, с милым другом, по лесам!..

Кончив петь, они длительно молчат, тесно прижавшись друг ко другу; потом женщина говорит негромко, задумчиво:

Али плохо сложили песню? Вовсе хорошо ведь…

Гляди-ко,- тихо остановила ее горничная.

Они смотрят в правую сторону, наискось от себя: там, щедро облитый солнцем, важно шагает большой священник в лиловой рясе, мерно переставляя длинный посох; блестит серебряный набалдашник, сверкает золоченый крест на широкой груди.

Ворона покосилась на него черной бусиной глаза и, лениво взмахнув тяжелыми крыльями, взлетела на сучок рябины, а оттуда серым комом упала в сад.

Женщины встали, молча, в пояс, поклонились священнику. Он не заметил их. Не садясь, они проводили его глазами, пока он не свернул в переулок.

Охо-хо, девушка,- сказала Устинья, поправляя платок на голове,- была бы я помоложе да с другой рожей…

Марья!.. Машка!..

Ой, зовут…

Горничная пугливо убежала, а Устинья, снова усевшись на лавку, задумалась, разглаживая на коленях пестрый ситец платья.

Стонут лягушки. Душный воздух неподвижен, как вода лесного озера, Цветисто догорает день. На полях, за отравленной рекой Тёшей, сердитый гул,дальний гром рычит медведем.

Горький Алексей Максимович. Рассказ Как сложили песню – художественный анализ

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 1 страниц)

Шрифт:

100% +

Максим Горький


Как сложили песню

Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка, дородная рябая Устинья, тихонько беседует с горничной моего шабра, земского начальника.

– А еще чего пишут? – выспрашивает она мужским, но очень гибким голосом.

– Да ничего еще-то, – задумчиво и тихонько отвечает горничная, худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными глазами.

– Значит, – получи поклоны да пришли деньжонок, – так ли?

– А кто как живет – сама догадайся… эхе-хе…

В пруду, за садом нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа.

– Родные, – грустно и сердито говорит Устинья, – а отойди от них на три версты – и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь – не вся вместе, – а половина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, что там?..

Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно говорит в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально.

– Бывало – глохнешь, слепнешь в злой тоске по своей-то стороне; а у меня и нет никого там: батюшка в пожаре сгорел пьяный, дядя – холерой помер, были братья – один в солдатах остался, ундером сделали, другой – каменщик, в Бойгороде живет. Всех будто половодьем смыло с земли…

Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватое солнце. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканье лягушек – все звуки, которыми жив город в эти минуты. Звуки плывут низко над землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их – тишина, поглощающая всё, как смерть.

Рождается нелепое сравнение: точно город посажен в большую бутылку, лежащую на боку, заткнутую огненной пробкой, и кто-то лениво, тихонько бьет извне по ее нагретому стеклу.

Вдруг Устимья говорит бойко, но деловито:

– Ну-кось, Машутка, подсказывай…

– Чего это?

– Песню сложим…

И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает:


Эх, да белым днем, при ясном солнышке,
Светлой ноченькой, при месяце…

Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет:


Беспокойно мне, девице молодой…

А Устимья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца:


Всё тоскою сердце мается…

Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо:

– Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу песни складывать, как нитку сучить… Ну-ко…

Помолчав, точно прислушавшись к заунывным стонам лягушек, ленивому звону колоколов, она снова ловко заиграла словами и звуками:


Ой, да ни зимою вьюги лютые,
Ни весной ручьи веселые…

Горничная, плотно придвинувшись к ней, положив белую голову на круглое плечо ее, закрыла глаза и уже смелее, тонким вздрагивающим голоском продолжает:


Не доносят со родной стороны
Сердцу весточку утешную…

– Так-то вот! – сказала Устинья, хлопнув себя ладонью по колену. – А была я моложе – того лучше песни складывала! Бывало, подруги пристают: «Устюша, научи песенке!» Эх, и зальюсь же я!.. Ну, как дальше-то будет?

– Я не знаю, – сказала горничная, открыв глаза, улыбаясь.

Я смотрю на них сквозь цветы в окне; певицы меня не замечают, а мне хорошо видно глубоко изрытую оспой, шершавую щеку Устиньи, ее маленькое ухо, не закрытое желтым платком, серый бойкий глаз, нос прямой, точно у сороки, и тупой подбородок мужчины. Это баба хитрая, болтливая; она очень любит выпить и послушать чтение святых житий. Сплетница она на всю улицу, и больше того: кажется, все тайны города в кармане у нее. Рядом с нею, крепкой и сытой, костлявая, угловатая горничная – подросток. Да и рот у горничной детский: маленькие, пухлые губы надуты, точно она обижена, боится, что сейчас еще больше обидят, и вот-вот заплачет.

Над мостовой мелькают ласточки, почти касаясь земли изогнутыми крыльями: значит, мошкара опустилась низко, – признак, что к ночи соберется дождь. На заборе, против моего окна, сидит ворона неподвижно, точно из дерева вырезана, и черными глазами следит за мельканием ласточек. Звонить перестали, а стоны лягушек еще звучней, и тишина гуще, жарче.


Жаворонок над полями поет.
Васильки-цветы в полях зацвели,

– задумчиво поет Устинья, сложив руки на груди, глядя в небо, а горничная вторит складно и смело:


Поглядеть бы на родные-то поля!

И Устинья, умело поддерживая высокий, качающийся голос, стелет бархатом душевные слова:


Погулять бы, с милым другом, по лесам!..

Кончив петь, они длительно молчат, тесно прижавшись друг ко другу; потом женщина говорит негромко, задумчиво:

– Али плохо сложили песню? Вовсе хорошо ведь…

– Гляди-ко, – тихо остановила ее горничная.

Они смотрят в правую сторону, наискось от себя: там щедро облитый солнцем, важно шагает большой священник в лиловой рясе, мерно переставляя длинный посох; блестит серебряный набалдашник, сверкает золоченый крест на широкой груди.

Ворона покосилась на него черной бусиной глаза и, лениво взмахнув тяжелыми крыльями, взлетела на сучок рябины, а оттуда серым комом упала в сад.

Женщины встали, молча, в пояс, поклонились священнику. Он не заметил их. Не садясь, они проводили его глазами, пока он не свернул в переулок.

– Охо-хо, девушка, – сказала Устинья, поправляя платок на голове, – была бы я помоложе да с другой рожей…

– Марья!.. Машка!..

– Ой, зовут…

Горничная пугливо убежала, а Устинья, снова усевшись на лавку, задумалась, разглаживая на коленях пестрый ситец платья.

Стонут лягушки. Душный воздух неподвижен, как вода лесного озера. Цветисто догорает день. На полях, за отравленной рекой Тешей, сердитый гул, – дальний гром рычит медведем.

А.М.Горький

Как сложили песню

Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка, дородная рябая Устинья, тихонько беседует с горничной моего шабра, земского начальника.

А еще чего пишут? — выспрашивает она мужским, но очень гибким голосом.

Да ничего еще-то,- задумчиво и тихонько отвечает горничная, худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными глазами.

Значит,- получи поклоны да пришли деньжонок,- так ли?

А кто как живет — сама догадайся… эхе-хе…

В пруду, за садом нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа.

Родные,- грустно и сердито говорит Устинья,- а отойди от них на три версты — и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь — не вся вместе, — а половина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, что там?..

Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно говорит в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально.

Бывало — глохнешь, слепнешь в злой тоске по своей-то стороне; а у меня и нет никого там: батюшка в пожаре сгорел пьяный, дядя — холерой помер, были братья — один в солдатах остался, ундером сделали, другой — каменщик, в Бойгороде живет. Всех будто половодьем смыло с земли…

Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватое солице. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканье лягушек — все звуки, которыми жив город в эти минуты. Звуки плывут низко над землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их — тишина, поглощающая всё, как смерть.

Рождается нелепое сравнение: точно город посажен в большую бутылку, лежащую на боку, заткнутую огненной пробкой, и кто-то лениво, тихонько бьет извне по ее нагретому стеклу.

Вдруг Устинья говорит бойко, но деловито:

Ну-кось, Машутка, подсказывай…

Чего это?

Песню сложим…

И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает:

Эх, да белым днем, при ясном солнышке,

Светлой ноченькой, при месяце…

Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет:

Беспокойно мне, девице молодой…

А Устинья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца:

Всё тоскою сердце мается…

Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо:

Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу пеени складывать, как нитку сучить… Ну-ко…

Помолчав, точно прислушавшись к заунывным стонам лягушек, ленивому звону колоколов, она снова ловко заиграла словами и звуками:

Ой, да ни зимою вьюги лютые,

Ни весной ручьи веселые…

Горничная, плотно придвинувшись к ней, положив белую голову на круглое плечо ее, закрыла глаза и уже смелее, тонким вздрагивающим голоском продолжает:

Не доносят со родной стороны

Сердцу весточку утешную…

Так-то вот! — сказала Устинья, хлопнув себя ладонью по колену.- А была я моложе — того лучше песни складывала! Бывало, подруги пристают: «Устюша, научи песенке!» Эх, и зальюсь же я!.. Ну, как дальше-то будет?

Я не знаю,- сказала горничная, открыв глаза, улыбаясь.

Я смотрю на них сквозь цветы в окне; певицы меня не замечают, а мне хорошо видно Глубоко изрытую оспой, шершавую щеку Устиньи, ее маленькое ухо, не закрытое желтым платком, серый бойкий глаз, нос прямой, точно у сороки, и тупой подбородок мужчины. Это баба хитрая, болтливая; она очень любит выпить и послушать чтение святых житий. Сплетница она на всю улицу, и больше того: кажется, все тайны города в кармане у нее. Рядом с нею, крепкой и сытой, костлявая, угловатая горничная — подросток. Да и рот у горничной детский; маленькие, пухлые губы надуты, точно она обижена, боится, что сейчас еще больше обидят, и вот-вот заплачет.

Над мостовой мелькают ласточки, почти касаясь земли изогнутыми крыльями: значит, мошкара опустилась низко,- признак, что к ночи соберется дождь. На заборе, против моего окна, сидит ворона неподвижно, точно из дерева вырезана, и черными глазами следит за мельканием ласточек. Звонить перестали, а стоны лягушек еще звучней, и тишина гуще, жарче.

Жаворонок над полями поет,

А.М.Горький
Как сложили песню
Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка, дородная рябая Устинья, тихонько беседует с горничной моего шабра, земского начальника.
— А еще чего пишут? — выспрашивает она мужским, но очень гибким голосом.
— Да ничего еще-то,- задумчиво и тихонько отвечает горничная, худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными глазами.
— Значит,- получи поклоны да пришли деньжонок,- так ли?
— Вот,..
— А кто как живет — сама догадайся… эхе-хе…
В пруду, за садом нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа.
— Родные,- грустно и сердито говорит Устинья,- а отойди от них на три версты — и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь — не вся вместе, — а половина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, что там?..
Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно говорит в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально.
— Бывало — глохнешь, слепнешь в злой тоске по своей-то стороне; а у меня и нет никого там: батюшка в пожаре сгорел пьяный, дядя — холерой помер, были братья — один в солдатах остался, ундером сделали, другой — каменщик, в Бойгороде живет. Всех будто половодьем смыло с земли…
Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватое солице. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканье лягушек — все звуки, которыми жив город в эти минуты. Звуки плывут низко над землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их — тишина, поглощающая всё, как смерть.
Рождается нелепое сравнение: точно город посажен в большую бутылку, лежащую на боку, заткнутую огненной пробкой, и кто-то лениво, тихонько бьет извне по ее нагретому стеклу.
Вдруг Устинья говорит бойко, но деловито:
— Ну-кось, Машутка, подсказывай…
— Чего это?
— Песню сложим…
И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает:
Эх, да белым днем, при ясном солнышке,
Светлой ноченькой, при месяце…
Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет:
Беспокойно мне, девице молодой…
А Устинья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца:
Всё тоскою сердце мается…
Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо:
— Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу пеени складывать, как нитку сучить… Ну-ко…
Помолчав, точно прислушавшись к заунывным стонам лягушек, ленивому звону колоколов, она снова ловко заиграла словами и звуками:
Ой, да ни зимою вьюги лютые,
Ни весной ручьи веселые…
Горничная, плотно придвинувшись к ней, положив белую голову на круглое плечо ее, закрыла глаза и уже смелее, тонким вздрагивающим голоском продолжает:
Не доносят со родной стороны
Сердцу весточку утешную…
— Так-то вот! — сказала Устинья, хлопнув себя ладонью по колену.- А была я моложе — того лучше песни складывала! Бывало, подруги пристают: «Устюша, научи песенке!» Эх, и зальюсь же я!.. Ну, как дальше-то будет?
— Я не знаю,- сказала горничная, открыв глаза, улыбаясь.
Я смотрю на них сквозь цветы в окне; певицы меня не замечают, а мне хорошо видно Глубоко изрытую оспой, шершавую щеку Устиньи, ее маленькое ухо, не закрытое желтым платком, серый бойкий глаз, нос прямой, точно у сороки, и тупой подбородок мужчины. Это баба хитрая, болтливая; она очень любит выпить и послушать чтение святых житий. Сплетница она на всю улицу, и больше того: кажется, все тайны города в кармане у нее. Рядом с нею, крепкой и сытой, костлявая, угловатая горничная — подросток. Да и рот у горничной детский; маленькие, пухлые губы надуты, точно она обижена, боится, что сейчас еще больше обидят, и вот-вот заплачет.
Над мостовой мелькают ласточки, почти касаясь земли изогнутыми крыльями: значит, мошкара опустилась низко,- признак, что к ночи соберется дождь. На заборе, против моего окна, сидит ворона неподвижно, точно из дерева вырезана, и черными глазами следит за мельканием ласточек. Звонить перестали, а стоны лягушек еще звучней, и тишина гуще, жарче.
Жаворонок над полями поет,
Васильки-цветы в полях зацвели,
— задумчиво поет Устинья, сложив руки на груди, глядя в небо, а горничная вторит складно и смело:
Поглядеть бы на родные-то поля!
И Устинья, умело поддерживая высокий, качающийся голос, стелет бархатом душевные слова:
Погулять бы, с милым другом, по лесам!..
Кончив петь, они длительно молчат, тесно прижавшись друг ко другу; потом женщина говорит негромко, задумчиво:
— Али плохо сложили песню? Вовсе хорошо ведь…
— Гляди-ко,- тихо остановила ее горничная.
Они смотрят в правую сторону, наискось от себя: там, щедро облитый солнцем, важно шагает большой священник в лиловой рясе, мерно переставляя длинный посох; блестит серебряный набалдашник, сверкает золоченый крест на широкой груди.
Ворона покосилась на него черной бусиной глаза и, лениво взмахнув тяжелыми крыльями, взлетела на сучок рябины, а оттуда серым комом упала в сад.
Женщины встали, молча, в пояс, поклонились священнику. Он не заметил их. Не садясь, они проводили его глазами, пока он не свернул в переулок.
— Охо-хо, девушка,- сказала Устинья, поправляя платок на голове,- была бы я помоложе да с другой рожей…
Кто-то крикнул сердито, сонным голосом:
— Марья!.. Машка!..
— Ой, зовут…
Горничная пугливо убежала, а Устинья, снова усевшись на лавку, задумалась, разглаживая на коленях пестрый ситец платья.
Стонут лягушки. Душный воздух неподвижен, как вода лесного озера, Цветисто догорает день. На полях, за отравленной рекой Тёшей, сердитый гул,дальний гром рычит медведем.

Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка, дородная рябая Устинья, тихонько беседует с горничной моего шабра, земского начальника.

– А еще чего пишут? – выспрашивает она мужским, но очень гибким голосом.

– Да ничего еще-то, – задумчиво и тихонько отвечает горничная, худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными глазами.

– Значит, – получи поклоны да пришли деньжонок, – так ли?

– А кто как живет – сама догадайся… эхе-хе…

В пруду, за садом нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа.

– Родные, – грустно и сердито говорит Устинья, – а отойди от них на три версты – и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь – не вся вместе, – а половина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, что там?..

Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно говорит в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально.

2. Сообщение учащегося «Как сложили песню» (материал предложен в книге «Читаем, думаем, говорим…», 8класс).

Учащиеся отвечают на вопросы — размышления, предложенные после рассказа М. Горького:

Какие переживания героинь рассказа вылились в песне?

Почему им захотелось сложить песню?

О чем грустят женщины, о чём мечтают? Как их мечты, выраженные в песне, соотносятся с обыденной жизнью, воспроизводимой писателем?

Какие строки сочинила Устинья, а какие горничная? Как вы это объясните?

По каким признакам вы отнесете эту песню к народной?

VI. Слово учителя.

Так, что отличает лирическое произведение это эпоса и драмы? Песни лирические, по словам В.Г. Белинского — это простодушное излияние горя или радости сердца в тесном или ограниченном кругу общественных или семейных отношений. Это или жалоба женщины, разлученной с милым сердца и насильно выданной за нелюбимого и постылого, тоска по родине, заключающейся в родном доме и родном селе, ропот на чужбины, на вар­варское отношение мужа и свекрови. Если герой наших песен мужчина, тогда — воспоминание о милой, ненависть к жене, или ропот на горькую долю молодецкую, или звуки дикого, отчаянного веселия — насильствен­ный, мгновенный выход из рвущей души тяжелой тоски.

Драма предназначена для постановки на сцене, она требует совмест­ной работы актеров, режиссеров, художников, осветителей, музыкантов.).

Кто мог быть героем народных песен, от чьего лица они исполнялись?

(Ещё в колыбели детей убаюкивали песнями, подрастая, сами учились напевать, то есть было время, и не такое уж и далекое, когда вся жизнь рус­ского человека от рождения и до смерти сопровождалась песней. Русская народная песня — произведение коллективное. Пели песни в радости и в горе. Песня могла петься для себя и про себя, занимаясь одновременно ка­кой — либо неторопливой, монотонной работой. Русские народные песни делятся на обрядовые и необрядовые).

Назовите обрядовые песни.

(Свадебные песни, проводы в армию, праздник первой борозды и многие другие).

Самая совершенная форма обрядовой песни — русская свадьба, где у каждого из действующих лиц — невесты, жениха, свахи, дружки — свои «ро­ли», создававшиеся народом веками.

VII. Анализ поэтики свадебной песни. (Текст песни у каждого ученика).

На какие части условно можно разделить данный текст?

(на 3 части: Смелый Иван через речку переходит; Наташеньку через речку переводит; разговор Наташи с Иваном после встречи).

Как построена песня с позиции содержания?

(Эта песня свадебная, в ней повествуется об Иване и Наташе, которые раньше жили порознь. Народ в песне славит жениха, любуется им за его смелость, нежные чувства к любимой Наташеньке. В песне славят и Ната­шу за её искренние чувства к родимому батюшке и родимой матушке, ко­нечно, теперь мне и «милешенек»).

Какой нравственный идеал жениха рисуется в песне?

(Смелый, находчивый, умеет найти выход из любой ситуации, притом очень нежный, любящий, с таким человеком легко будет идти по жизни).

Какие поэтические особенности в песне можно выделить?

(При описании жениха использовано очень много глаголов: значит жених — человек деятельный, трудолюбивый. Много слов с уменьшительно — ласкательным суффиксом: «пуговки», «ниточка», «милешенек», «ба­тюшка», «матушка». Много повторов: «лежала», «ходит, переводит», «по­целует» и другие. Вопросы Ивана носят риторический характер: «Скажи мне, Наташа, всю правду, свою: кто тебе, Наташа, из роду мил?»).

Какой отклик в душе слушателей находит эта песня?

(учащиеся на этот вопрос дома дают письменный ответ)

Домашнее задание.

1.Завершить анализ песни.

2.Выучить любую песню наизусть (для пения или чтения).

3.Индивидуальное задание — сообщение «Русская историческая песня».

План-конспект изучения теории литературы.

Пролог. Жанры. (9 класс)

а) восстановление в памяти учащихся содержания учебников пятого-восьмого классов;

б) в результате чтения ученики должны четко представить, какова цель «самозахвата».

2. Чтение статьи в учебнике «Повторение пройденного. Жанры». Беседа по ходу чтения:

а) жанры фольклора; работа в тетради: рисунок-схема «Фольклорное дерево»;

б) различия фольклора и литературы;

в) общие жанры для фольклора и литературы.

3. Конкурс пословиц фольклорного и литературного происхождения или викторина «Происхождение пословиц» (учащиеся определяют фольклорные и литературные истоки пословиц).

4. Учащиеся приводят примеры, когда устное народное творчество становится материалом для литературного произведения. Затем отвечают на вопрос: «Может ли литературное произведение стать фольклорным?»

Домашнее задание (дифференцированное):

1. Жанры фольклора.

2. Литературные жанры.

3. Сказка народная и литературная.

4. Пословицы из басен Крылова: фольклор или литература?

5. Составить памятку-схему «Приметы жанра…»: сказки, былины, лирического стихотворения, басни, рассказа, романа.

План-конспект изучения драматического произведения.

Мольер. «Тартюф» (9 класс)

1. Рассказ учителя: «Нелегкие судьбы литературных произведений». Чтение статьи «Мольер» в учебнике.

2. Самостоятельное чтение первого и второго прошений королю с последующими ответами на вопросы о теме произведения, месте действия и выборе героев.

3. Обсуждение проблемы объективного и субъективного смыслов произведения.

4. Анализ комедии Мольера «Тартюф».

Два варианта выполнения (по усмотрению учи­теля):

а) комментированное чтение предисловия, затем анализ произведения;

б) анализ произведения, выявление характерных черт литературного направления, эпохи; приемы и способы создания образов героев, авторское отноше­ние к ним; сравнение предисловия с полученными выводами и результатами.


Урок №2. Как сложили песню. Звучащие картины.

Как сложили песню.

М.Горький

Задание:

1. Прочитай рассказ М.Горького, и тебе откроется тайна рождения песни.

Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколовмонастыря, летним днем.- Родные, — грустно и сердито , говорит Устинья, — а отойди от них натри версты — и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый годв городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь — не вся вместе, — аполовина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, чтотам?..
Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно -говоритв тон им…Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватоесалнце. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканьелягушек — все звуки, которыми жив город з эти минуты. Звуки плывут низконад землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их — тишина…Вдруг Устинья говорит бойко, но деловито:
— Ну-кось, Машутка, подсказывай…
— Чего это?
— Песню сложим…
И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает:
Эх, да белым днем, при ясном солнышке.
Светлой ноченькой, при месяце…
Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет:
Беспокойно мне, девице молодой…
А Устинья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца:
Все тоскою сердце мается…
Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо:
— Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу песни складывать…

2. Попробуй рассказать музыкальным речитативом о том, что тебя волнует, или сочинить мелодию, а может быть, даже песню на стихи любимого поэта.

Термины:

Декламация

Речитатив

Звучащие картины

К.Петров-Водкин — Полдень.

В этой картине соединены важнейшие события в жизни человека, мотивы обыденные, радостные и печальные. Так и в музыке несколько мелодий сливаются в стройное многоголосие.

Задания:

1. Внимательно рассмотри картину. Какие события жизни человека изобразил художник?

2. Какими знакомыми тебе музыкальными произведениями можно озвучить фрагменты этой картины?

3. Как ты понимаешь смысл выражения «Вся Россия просится в песню»?


Горький Алексей Максимович Цитаты из книги «Как сложили песню» Максим Горький. Горький Алексей Максимович. Рассказ Как сложили песню – художественный анализ. Горький Алексей Максимович Цитаты из книги «Как сложили песню» Максим Горький М горький как сло

Как сложили песню «Собрание сочинений в тридцати томах»: Государственное издательство художественной литературы; Москва; 1949 Том 11. По Руси. Рассказы 1912-1917 Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка, дородная рябая Устинья, тихонько беседует с горничной моего шабра, земского начальника. — А еще чего пишут? — выспрашивает она мужским, но очень гибким голосом. — Да ничего еще-то, — задумчиво и тихонько отвечает горничная, худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными глазами. — Значит, — получи поклоны да пришли деньжонок, — так ли? — Вот… — А кто как живет — сама догадайся… эхе-хе… В пруду, за садом нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа. — Родные, — грустно и сердито говорит Устинья, — а отойди от них на три версты — и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь — не вся вместе, — а половина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, что там?.. Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно говорит в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально. — Бывало — глохнешь, слепнешь в злой тоске по своей-то стороне; а у меня и нет никого там: батюшка в пожаре сгорел пьяный, дядя — холерой помер, были братья — один в солдатах остался, ундером сделали, другой — каменщик, в Бойгороде живет. Всех будто половодьем смыло с земли… Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватое солице. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканье лягушек — все звуки, которыми жив город в эти минуты. Звуки плывут низко над землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их — тишина, поглощающая всё, как смерть. Рождается нелепое сравнение: точно город посажен в большую бутылку, лежащую на боку, заткнутую огненной пробкой, и кто-то лениво, тихонько бьет извне по ее нагретому стеклу. Вдруг Устинья говорит бойко, но деловито: — Ну-кось, Машутка, подсказывай… — Чего это? — Песню сложим… И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает: Эх, да белым днем, при ясном солнышке, Светлой ноченькой, при месяце… Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет: Беспокойно мне, девице молодой… А Устинья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца: Всё тоскою сердце мается… Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо: — Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу пеени складывать, как нитку сучить… Ну-ко… Помолчав, точно прислушавшись к заунывным стонам лягушек, ленивому звону колоколов, она снова ловко заиграла словами и звуками: Ой, да ни зимою вьюги лютые, Ни весной ручьи веселые… Горничная, плотно придвинувшись к ней, положив белую голову на круглое плечо ее, закрыла глаза и уже смелее, тонким вздрагивающим голоском продолжает: Не доносят со родной стороны Сердцу весточку утешную… — Так-то вот! — сказала Устинья, хлопнув себя ладонью по колену. — А была я моложе — того лучше песни складывала! Бывало, подруги пристают: «Устюша, научи песенке!» Эх, и зальюсь же я!.. Ну, как дальше-то будет? — Я не знаю, — сказала горничная, открыв глаза, улыбаясь. Я смотрю на них сквозь цветы в окне; певицы меня не замечают, а мне хорошо видно Глубоко изрытую оспой, шершавую щеку Устиньи, ее маленькое ухо, не закрытое желтым платком, серый бойкий глаз, нос прямой, точно у сороки, и тупой подбородок мужчины. Это баба хитрая, болтливая; она очень любит выпить и послушать чтение святых житий. Сплетница она на всю улицу, и больше того: кажется, все тайны города в кармане у нее. Рядом с нею, крепкой и сытой, костлявая, угловатая горничная — подросток. Да и рот у горничной детский; маленькие, пухлые губы надуты, точно она обижена, боится, что сейчас еще больше обидят, и вот-вот заплачет. Над мостовой мелькают ласточки, почти касаясь земли изогнутыми крыльями: значит, мошкара опустилась низко, — признак, что к ночи соберется дождь. На заборе, против моего окна, сидит ворона неподвижно, точно из дерева вырезана, и черными глазами следит за мельканием ласточек. Звонить перестали, а стоны лягушек еще звучней, и тишина гуще, жарче. Жаворонок над полями поет, Васильки-цветы в полях зацвели, — задумчиво поет Устинья, сложив руки на груди, глядя в небо, а горничная вторит складно и смело: Поглядеть бы на родные-то поля! И Устинья, умело поддерживая высокий, качающийся голос, стелет бархатом душевные слова: Погулять бы, с милым другом, по лесам!.. Кончив петь, они длительно молчат, тесно прижавшись друг ко другу; потом женщина говорит негромко, задумчиво: — Али плохо сложили песню? Вовсе хорошо ведь… — Гляди-ко, — тихо остановила ее горничная. Они смотрят в правую сторону, наискось от себя: там, щедро облитый солнцем, важно шагает большой священник в лиловой рясе, мерно переставляя длинный посох; блестит серебряный набалдашник, сверкает золоченый крест на широкой груди. Ворона покосилась на него черной бусиной глаза и, лениво взмахнув тяжелыми крыльями, взлетела на сучок рябины, а оттуда серым комом упала в сад. Женщины встали, молча, в пояс, поклонились священнику. Он не заметил их. Не садясь, они проводили его глазами, пока он не свернул в переулок. — Охо-хо, девушка, — сказала Устинья, поправляя платок на голове, — была бы я помоложе да с другой рожей… Кто-то крикнул сердито, сонным голосом: — Марья!.. Машка!.. — Ой, зовут… Горничная пугливо убежала, а Устинья, снова усевшись на лавку, задумалась, разглаживая на коленях пестрый ситец платья. Стонут лягушки. Душный воздух неподвижен, как вода лесного озера, Цветисто догорает день. На полях, за отравленной рекой Тёшей, сердитый гул, — дальний гром рычит медведем.

Урок №2

4 класс

Тема урока: « Как сложили песню. Звучащие картины. Ты откуда, русская, зародилась, музыка?»

Тип урока: обобщение и систематизация знаний.

Цель урока: обобщить знания обучающихся.

Планируемые результаты:

Предметные:

 повторение и обобщение полученных на предыдущих уроках знания о жанрах русской народной песни;

Формирование устойчивого интереса к музыке и различным видам музыкально-творческой деятельности;

 развитие творческих способностей.

Личностные:

Воспитание чувства гордости за свою Родину, российский народ и историю России, осознание своей этнической и национальной принадлежности на основе изучения лучших образцов фольклора;

Развитие мотивов учебной деятельности и личностного смысла учения; овладение навыками сотрудничества с учителем и сверстниками;

Формирование потребности в самовыражении и самореализации, мотивов достижения результата.

Метапредметные УУД :

Познавательные :

 ориентироваться в своей системе знаний и умений, наблюдать и самостоятельно делать простейшие обобщения и выводы;

 умение строить речевое высказывание;

 выполнять логический анализ объектов с целью выделения признаков выбор наиболее эффективных способов для выполнения поставленной задачи

Регулятивные :

определять цель деятельности на уроке с помощью учителя и самостоятельно;

Учиться совместно с учителем выявлять и формулировать учебную проблему;

Оценка и осознание того, что уже усвоено.

Коммуникативные :

Слушать и понимать речь других;

Высказывать свои мысли, вступать в беседу, оформлят ь свою мысль в устной речи — донести свою позицию до других:

Инициативное сотрудничество в поиске и выборе информации;

Планирование учебного сотрудничества со сверстниками, определение целей, функций участников, способов взаимодействия.

Формы организации учащихся : индивидуально-коллективная

Методы и технологии : дискуссия, метод исследования, создание проблемной ситуации.

Необходимое оборудование и материалы: компьютер, проектор, шумовые инструменты.

План урока:

1. Организационный момент. Сообщение темы и цели урока;

2. Актуализация знаний.

3. Ознакомление с новым материалом;

4.Слушание фрагментов русских народных песен различных жанров;

5.Разучивание и исполнение русской народной песни «Я сажала ленок»;

6.Подведение итогов урока. Задание на дом.

Музыкальный материал:

«Колыбельная» — обработка А.Лядова;

«Солдатушки, бравы ребятушки»- русская народная песня

«Милый мой хоровод»; «А мы просо сеяли» — русские народные песни, обраб.М.Балакирева, Н.Римского-Корсакова.

«По малинку в сад пойдем » — русская народная песня

Оборудование: магнитофон, кассеты, СD – записи.

Ход урока

1. Организационный момент. Сообщение цели урока.

Создание доброжелательной рабочей атмосферы

в классе;

Настрой на работу.

Начинается урок,

Он пойдет ребятам впрок.

Постарайтесь все понять,

Учитесь тайны открывать,

Ответы полные давать,

Чтоб за работу получать

Только лишь отметку «пять»!

Музыкальное приветствие «Ну, здравствуйте, ребята!»

2. Актуализация знаний.

Учитель : На предыдущем уроке мы с вами познакомились с песнями без слов. Давайте вспомним, как называются эти песни?

Дети: Они называются вокализы.

Учитель: Ребята, а каким музыкальным инструментом вы все обладаете?

Дети: Голосом.

Учитель: В каком музыкальном жанре мы встречаем поэзию и музыку вместе?

Дети: В песне.

Учитель: Правильно. А теперь давайте вспомним, из чего состоит песня.

Дети: Из музыки, стихов.

Учитель: А еще она состоит из куплета и припева.

Как вы думаете, чем отличаются куплеты от припева?

Дети: Куплеты у песни бывают разные, а припев один.

3. Ознакомление с новым материалом.

Учитель: А сейчас мы с вами прочитаем рассказ М. Горького и нам откроется тайна рождения песни. (Читаем рассказ)

Учитель: В русской деревне, ребята, песня сопутствовала человеку всю жизнь. Песнями баюкали младенцев в зыбке.

Дети постарше пели считалки, дразнилки, потешки.

Пели парни и девушки, когда водили хороводы на лугу.

Пели за рукоделием, в дороге и дома, за работой и на отдыхе.

Без песен не было и свадебного обряда. И уходил человек из жизни под звуки похоронного причета — песни-плача.

Ты откуда, русская,

Зародилась, музыка?

То ли в чистом ноле,

То ли в лесе мглистом?

В радости ли? В боли?

Или в птичьем свисте?

Ты скажи, откуда

Грусть в тебе и удаль?

В чьем ты сердце билась

С самого начала?

Как же ты явилась?

Как ты зазвучала?

Пролетали утки –

Уронили дудки.

Пролетали гуси –

Уронили гусли.

Их порою вешней

Нашли, не удивились.

Ну а песня? С песней

На Руси родились.

Учитель: Ребята, откуда же зародилась русская музыка?

Сегодня мы поговорим о жанрах народных песен. Будем учиться правильно, красиво двигаться под музыку разного характера. Познакомимся с новыми играми.

Но сегодняшний урок у нас будет необычный. Давайте представим, что мы с вами попали в старину…

Учитель: А сейчас мы с вами послушаем фрагменты русских народных песен различных жанров.

Звучит русская народная плясовая песня «Камаринская».

Учитель: А чтоб развеселить друг дружку,

Они всегда поют … (частушки)

А какие частушки знаете вы?

На лугу иль на опушке

Вместе собрались подружки.

Удивляется народ:

Это что за хоровод?

А сейчас немодные

Песни… (хороводные)

Звучит русская народная песня «Во поле берёза стояла».

Учитель: Наступает вечер – отдыхать пора. А образ этой песни помогает набираться новых сил от «Тёмной ноченьки» и «ясных звёздочек».

Прослушивание песни «У зари-то, у зореньки».

Какой характер и настроение этой песни? Такие песни называются лирическими.

Учитель: Про любовь в них и про дружбу

Про войну в них и про службу,

Прижимая автоматы,

Их всегда поют ….

А жизнь идёт своим чередом и пришло время Ивану в армии служить. А Марьюшка ждёт его поджидает и песню напевает …

А для чего нужна была песня солдатам?

«Солдатушки, бравы ребятушки» — русская народная песня

Учитель: Перед вами репродукция с картины русского художника 20 века К.С. Петрова-Водкина “Полдень”.

Рассмотрите внимательно, какие события жизни человека изобразил художник?

Мы видим здесь разные ситуации, и радостные и печальные и обыденные. И все это – жизнь человека. А какие песни могли бы здесь прозвучать?

«Колыбельная» — обработка А.Лядова

«А мы просо сеяли» — русская народная песня

Учитель: Ребята, вот мы и прослушали с вами русские народные песни, а теперь ответьте мне на вопрос: какие жанры народных песен мы с вами узнали?

Дети: Колыбельные, солдатские, лирические, трудовые, хороводные, свадебные, похоронные,

Учитель: Какие характерные интонации отличают колыбельную песню от плясовой?

Дети: Колыбельную песню мама поет тихо, нежно, а плясовая — веселая, звонкая.

Учитель: А солдатская песня чем отличается от трудовой песни?

Дети: Солдатскую песню можно отличить по маршевому характеру музыки, под нее солдаты шагают, а трудовая песня веселая, чтобы хорошо работалось.

Учитель: А чем отличается песня лирическая от хороводной?

Дети: Лирическая песня — задушевная, ее поют, когда грустно, когда человек любит другого человека, мечтает о чем-то, а хороводная – веселая, там танцуют в хороводе парни и девушки.

Учитель: Ну вот, ребята, мы и подошли с вами к главному вопросу: Чем отличается песня народная от композиторской?

Дети: Народная песня отличается от композиторской тем, что она неотделима от действия (танца, игры, в труде, шествии и т. д.), а композиторские песни сочиняются на стихи поэтов.

Учитель: Правильно. А вы знаете, ребята, как называются народные песни?

Фольклор, а в переводе с английского языка это означает «народная мудрость»

А откуда пришли к нам старинные народные песни? Они передавались от одного певца или сказителя к другому, из поколения в поколение, от ваших прабабушек и прадедушек. А многие композиторы использовали народные песни в своих операх и симфониях.

4.Разучивание и исполнение русской народной песни «По малинку сад пойдем».

Учитель: А сейчас мы с вами будем сами участвовать в хороводе и исполнять русскую народную песню «По малинку в сад пойдем»

Учитель: Молодцы ребята! Садитесь!

5.Подведение итогов урока. Задание на дом.

Вы помните главный вопрос нашего урока: «Ты откуда, русская, зародилась, музыка?»

Откуда же она берёт они свои образы и темы?

Конечно, сама жизнь дает для песни образы и звуки:

Даст ли она радость,

Даст ли скорбь и муки,

Даст ли день роскошный,

Тьму ли без рассвета –

То и отразится в песне у поэта.

Жизнь – источник образов музыки.

А музыка, песни оказывают влияние на жизнь человека? Как?

В свою очередь музыка влияет на жизнь людей и формирует отношение к жизни. Музыка берёт начало из жизни и возвращается к людям – в жизнь.

Домашнее задание: Сочинить мелодию или песню на стихи любимого поэта

Учащиеся под музыку выходят из класса.

Текущая страница: 1 (всего у книги 1 страниц)

Горький Максим


Как сложили песню

А.М.Горький

Как сложили песню

Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка, дородная рябая Устинья, тихонько беседует с горничной моего шабра, земского начальника.

– А еще чего пишут? – выспрашивает она мужским, но очень гибким голосом.

– Да ничего еще-то,– задумчиво и тихонько отвечает горничная, худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными глазами.

– Значит,– получи поклоны да пришли деньжонок,– так ли?

– А кто как живет – сама догадайся… эхе-хе…

В пруду, за садом нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа.

– Родные,– грустно и сердито говорит Устинья,– а отойди от них на три версты – и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь – не вся вместе, – а половина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, что там?..

Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно говорит в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально.

– Бывало – глохнешь, слепнешь в злой тоске по своей-то стороне; а у меня и нет никого там: батюшка в пожаре сгорел пьяный, дядя – холерой помер, были братья – один в солдатах остался, ундером сделали, другой – каменщик, в Бойгороде живет. Всех будто половодьем смыло с земли…

Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватое солице. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканье лягушек – все звуки, которыми жив город в эти минуты. Звуки плывут низко над землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их – тишина, поглощающая всё, как смерть.

Рождается нелепое сравнение: точно город посажен в большую бутылку, лежащую на боку, заткнутую огненной пробкой, и кто-то лениво, тихонько бьет извне по ее нагретому стеклу.

Вдруг Устинья говорит бойко, но деловито:

– Ну-кось, Машутка, подсказывай…

– Чего это?

– Песню сложим…

И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает:

Эх, да белым днем, при ясном солнышке,

Светлой ноченькой, при месяце…

Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет:

Беспокойно мне, девице молодой…

А Устинья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца:

Всё тоскою сердце мается…

Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо:

– Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу пеени складывать, как нитку сучить… Ну-ко…

Помолчав, точно прислушавшись к заунывным стонам лягушек, ленивому звону колоколов, она снова ловко заиграла словами и звуками:

Ой, да ни зимою вьюги лютые,

Ни весной ручьи веселые…

Горничная, плотно придвинувшись к ней, положив белую голову на круглое плечо ее, закрыла глаза и уже смелее, тонким вздрагивающим голоском продолжает:

Не доносят со родной стороны

Сердцу весточку утешную…

– Так-то вот! – сказала Устинья, хлопнув себя ладонью по колену.– А была я моложе – того лучше песни складывала! Бывало, подруги пристают: «Устюша, научи песенке!» Эх, и зальюсь же я!.. Ну, как дальше-то будет?

– Я не знаю,– сказала горничная, открыв глаза, улыбаясь.

Я смотрю на них сквозь цветы в окне; певицы меня не замечают, а мне хорошо видно Глубоко изрытую оспой, шершавую щеку Устиньи, ее маленькое ухо, не закрытое желтым платком, серый бойкий глаз, нос прямой, точно у сороки, и тупой подбородок мужчины. Это баба хитрая, болтливая; она очень любит выпить и послушать чтение святых житий. Сплетница она на всю улицу, и больше того: кажется, все тайны города в кармане у нее. Рядом с нею, крепкой и сытой, костлявая, угловатая горничная – подросток. Да и рот у горничной детский; маленькие, пухлые губы надуты, точно она обижена, боится, что сейчас еще больше обидят, и вот-вот заплачет.

Над мостовой мелькают ласточки, почти касаясь земли изогнутыми крыльями: значит, мошкара опустилась низко,– признак, что к ночи соберется дождь. На заборе, против моего окна, сидит ворона неподвижно, точно из дерева вырезана, и черными глазами следит за мельканием ласточек. Звонить перестали, а стоны лягушек еще звучней, и тишина гуще, жарче.

Жаворонок над полями поет,

Васильки-цветы в полях зацвели,

– задумчиво поет Устинья, сложив руки на груди, глядя в небо, а горничная вторит складно и смело:

Поглядеть бы на родные-то поля!

И Устинья, умело поддерживая высокий, качающийся голос, стелет бархатом душевные слова:

Погулять бы, с милым другом, по лесам!..

Кончив петь, они длительно молчат, тесно прижавшись друг ко другу; потом женщина говорит негромко, задумчиво:

– Али плохо сложили песню? Вовсе хорошо ведь…

– Гляди-ко,– тихо остановила ее горничная.

Они смотрят в правую сторону, наискось от себя: там, щедро облитый солнцем, важно шагает большой священник в лиловой рясе, мерно переставляя длинный посох; блестит серебряный набалдашник, сверкает золоченый крест на широкой груди.

Ворона покосилась на него черной бусиной глаза и, лениво взмахнув тяжелыми крыльями, взлетела на сучок рябины, а оттуда серым комом упала в сад.

Женщины встали, молча, в пояс, поклонились священнику. Он не заметил их. Не садясь, они проводили его глазами, пока он не свернул в переулок.

– Охо-хо, девушка,– сказала Устинья, поправляя платок на голове,– была бы я помоложе да с другой рожей…

– Марья!.. Машка!..

– Ой, зовут…

Горничная пугливо убежала, а Устинья, снова усевшись на лавку, задумалась, разглаживая на коленях пестрый ситец платья.

Стонут лягушки. Душный воздух неподвижен, как вода лесного озера, Цветисто догорает день. На полях, за отравленной рекой Тёшей, сердитый гул,дальний гром рычит медведем.

А.М.Горький

Как сложили песню

Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка, дородная рябая Устинья, тихонько беседует с горничной моего шабра, земского начальника.

А еще чего пишут? — выспрашивает она мужским, но очень гибким голосом.

Да ничего еще-то,- задумчиво и тихонько отвечает горничная, худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными глазами.

Значит,- получи поклоны да пришли деньжонок,- так ли?

А кто как живет — сама догадайся… эхе-хе…

В пруду, за садом нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа.

Родные,- грустно и сердито говорит Устинья,- а отойди от них на три версты — и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь — не вся вместе, — а половина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, что там?..

Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно говорит в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально.

Бывало — глохнешь, слепнешь в злой тоске по своей-то стороне; а у меня и нет никого там: батюшка в пожаре сгорел пьяный, дядя — холерой помер, были братья — один в солдатах остался, ундером сделали, другой — каменщик, в Бойгороде живет. Всех будто половодьем смыло с земли…

Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватое солице. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканье лягушек — все звуки, которыми жив город в эти минуты. Звуки плывут низко над землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их — тишина, поглощающая всё, как смерть.

Рождается нелепое сравнение: точно город посажен в большую бутылку, лежащую на боку, заткнутую огненной пробкой, и кто-то лениво, тихонько бьет извне по ее нагретому стеклу.

Вдруг Устинья говорит бойко, но деловито:

Ну-кось, Машутка, подсказывай…

Чего это?

Песню сложим…

И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает:

Эх, да белым днем, при ясном солнышке,

Светлой ноченькой, при месяце…

Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет:

Беспокойно мне, девице молодой…

А Устинья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца:

Всё тоскою сердце мается…

Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо:

Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу пеени складывать, как нитку сучить… Ну-ко…

Помолчав, точно прислушавшись к заунывным стонам лягушек, ленивому звону колоколов, она снова ловко заиграла словами и звуками:

Ой, да ни зимою вьюги лютые,

Ни весной ручьи веселые…

Горничная, плотно придвинувшись к ней, положив белую голову на круглое плечо ее, закрыла глаза и уже смелее, тонким вздрагивающим голоском продолжает:

Не доносят со родной стороны

Сердцу весточку утешную…

Так-то вот! — сказала Устинья, хлопнув себя ладонью по колену.- А была я моложе — того лучше песни складывала! Бывало, подруги пристают: «Устюша, научи песенке!» Эх, и зальюсь же я!.. Ну, как дальше-то будет?

Я не знаю,- сказала горничная, открыв глаза, улыбаясь.

Я смотрю на них сквозь цветы в окне; певицы меня не замечают, а мне хорошо видно Глубоко изрытую оспой, шершавую щеку Устиньи, ее маленькое ухо, не закрытое желтым платком, серый бойкий глаз, нос прямой, точно у сороки, и тупой подбородок мужчины. Это баба хитрая, болтливая; она очень любит выпить и послушать чтение святых житий. Сплетница она на всю улицу, и больше того: кажется, все тайны города в кармане у нее. Рядом с нею, крепкой и сытой, костлявая, угловатая горничная — подросток. Да и рот у горничной детский; маленькие, пухлые губы надуты, точно она обижена, боится, что сейчас еще больше обидят, и вот-вот заплачет.

Над мостовой мелькают ласточки, почти касаясь земли изогнутыми крыльями: значит, мошкара опустилась низко,- признак, что к ночи соберется дождь. На заборе, против моего окна, сидит ворона неподвижно, точно из дерева вырезана, и черными глазами следит за мельканием ласточек. Звонить перестали, а стоны лягушек еще звучней, и тишина гуще, жарче.

Жаворонок над полями поет,

Горький Максим

Как сложили песню

А.М.Горький

Как сложили песню

Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка, дородная рябая Устинья, тихонько беседует с горничной моего шабра, земского начальника.

А еще чего пишут? — выспрашивает она мужским, но очень гибким голосом.

Да ничего еще-то,- задумчиво и тихонько отвечает горничная, худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными глазами.

Значит,- получи поклоны да пришли деньжонок,- так ли?

А кто как живет — сама догадайся… эхе-хе…

В пруду, за садом нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа.

Родные,- грустно и сердито говорит Устинья,- а отойди от них на три версты — и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь — не вся вместе, — а половина души в деревне осталась, и всё думается день-ночь: как там, что там?..

Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно говорит в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально.

Бывало — глохнешь, слепнешь в злой тоске по своей-то стороне; а у меня и нет никого там: батюшка в пожаре сгорел пьяный, дядя — холерой помер, были братья — один в солдатах остался, ундером сделали, другой — каменщик, в Бойгороде живет. Всех будто половодьем смыло с земли…

Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватое солице. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканье лягушек — все звуки, которыми жив город в эти минуты. Звуки плывут низко над землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их — тишина, поглощающая всё, как смерть.

Рождается нелепое сравнение: точно город посажен в большую бутылку, лежащую на боку, заткнутую огненной пробкой, и кто-то лениво, тихонько бьет извне по ее нагретому стеклу.

Вдруг Устинья говорит бойко, но деловито:

Ну-кось, Машутка, подсказывай…

Чего это?

Песню сложим…

И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает:

Эх, да белым днем, при ясном солнышке,

Светлой ноченькой, при месяце…

Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет:

Беспокойно мне, девице молодой…

А Устинья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца:

Всё тоскою сердце мается…

Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо:

Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу пеени складывать, как нитку сучить… Ну-ко…

Помолчав, точно прислушавшись к заунывным стонам лягушек, ленивому звону колоколов, она снова ловко заиграла словами и звуками:

Ой, да ни зимою вьюги лютые,

Ни весной ручьи веселые…

Горничная, плотно придвинувшись к ней, положив белую голову на круглое плечо ее, закрыла глаза и уже смелее, тонким вздрагивающим голоском продолжает:

Не доносят со родной стороны

Сердцу весточку утешную…

Так-то вот! — сказала Устинья, хлопнув себя ладонью по колену.- А была я моложе — того лучше песни складывала! Бывало, подруги пристают: «Устюша, научи песенке!» Эх, и зальюсь же я!.. Ну, как дальше-то будет?

Я не знаю,- сказала горничная, открыв глаза, улыбаясь.

Я смотрю на них сквозь цветы в окне; певицы меня не замечают, а мне хорошо видно Глубоко изрытую оспой, шершавую щеку Устиньи, ее маленькое ухо, не закрытое желтым платком, серый бойкий глаз, нос прямой, точно у сороки, и тупой подбородок мужчины. Это баба хитрая, болтливая; она очень любит выпить и послушать чтение святых житий. Сплетница она на всю улицу, и больше того: кажется, все тайны города в кармане у нее. Рядом с нею, крепкой и сытой, костлявая, угловатая горничная — подросток. Да и рот у горничной детский; маленькие, пухлые губы надуты, точно она обижена, боится, что сейчас еще больше обидят, и вот-вот заплачет.

Над мостовой мелькают ласточки, почти касаясь земли изогнутыми крыльями: значит, мошкара опустилась низко,- признак, что к ночи соберется дождь. На заборе, против моего окна, сидит ворона неподвижно, точно из дерева вырезана, и черными глазами следит за мельканием ласточек. Звонить перестали, а стоны лягушек еще звучней, и тишина гуще, жарче.

Жаворонок над полями поет,

Васильки-цветы в полях зацвели,

Задумчиво поет Устинья, сложив руки на груди, глядя в небо, а горничная вторит складно и смело:

Поглядеть бы на родные-то поля!

И Устинья, умело поддерживая высокий, качающийся голос, стелет бархатом душевные слова:

Погулять бы, с милым другом, по лесам!..

Кончив петь, они длительно молчат, тесно прижавшись друг ко другу; потом женщина говорит негромко, задумчиво:

Али плохо сложили песню? Вовсе хорошо ведь…

Гляди-ко,- тихо остановила ее горничная.

Они смотрят в правую сторону, наискось от себя: там, щедро облитый солнцем, важно шагает большой священник в лиловой рясе, мерно переставляя длинный посох; блестит серебряный набалдашник, сверкает золоченый крест на широкой груди.

Ворона покосилась на него черной бусиной глаза и, лениво взмахнув тяжелыми крыльями, взлетела на сучок рябины, а оттуда серым комом упала в сад.

Женщины встали, молча, в пояс, поклонились священнику. Он не заметил их. Не садясь, они проводили его глазами, пока он не свернул в переулок.

Охо-хо, девушка,- сказала Устинья, поправляя платок на голове,- была бы я помоложе да с другой рожей…

Марья!.. Машка!..

Ой, зовут…

Горничная пугливо убежала, а Устинья, снова усевшись на лавку, задумалась, разглаживая на коленях пестрый ситец платья.

Стонут лягушки. Душный воздух неподвижен, как вода лесного озера, Цветисто догорает день. На полях, за отравленной рекой Тёшей, сердитый гул,дальний гром рычит медведем.

Nathan Bell — THE BITTER SOUTHERNER

«Было много ночей, — вспоминает он, — было больше людей — вы знаете, звезды и авторы песен №1 — собрались в баре, и, возможно, 17 человек в зале. все место. Вы тусовались; вы говорили о песнях. Люди приходили туда, чтобы послушать новые песни, над которыми они все работали.

«Это совсем другое [сейчас] …», — продолжает он. «Но, по крайней мере, это взяло на себя NSAI (Международная ассоциация авторов песен Нэшвилла). Они заботятся о песнях и о том, чем занимаются авторы песен.

Принимая все это — и стараясь не вызывать надежд у людей извне, — Белл вспоминает 30 лет назад. В конце 1980-х у него был дуэт со своей первой женой — Bell & Shore — и пара альбомов на инди-лейблах Flying Fish и ROM. Прогрессивный блюграсс с примесью панка второй волны и урезанного рока, Bell & Shore покинули музыкальную сцену Бостона и перебрались в Айову, где они начали занимать нишу в фолк-музыкальном кругу. Их второй альбом «L-Ranko Motel» был назван «Country Album of 1989» журналом «Pulse» от Tower Records.Rolling Stone бредил: «Альбом — одна из тех все более редких находок: простой, единый набор грамотных и остроумных песен, исполненных безупречно. Он полон душевного кантри-рока, достойного сравнения с такими классическими парами, как Линда и Ричард Томпсон или Грэм Парсонс и Эммилу Харрис ».

Когда в 1989 году шум нарастал, компания Bell & Shore приземлилась в 18:00. слот в легендарном кафе Bluebird. По словам Белла, основательница Bluebird Эми Курланд «использовала эти слоты для групп, которые люди хотели видеть, или для издательских компаний, которые хотели что-то сделать со своими авторами.Она дала нам один из этих слотов, и он был заполнен на три четверти, что было большим событием. И вот что насчет Курляндии: она была чрезвычайно честна. Вы можете поговорить с ней, и она расскажет вам, как все работает. Она также была поборницей авторов песен. Итак, когда она поставила вас на «В кругу», который казался бессмысленным, вы просто сказали: «Да». Два года спустя он переехал в Нэшвилл.

Но это было две жизни назад, может, три. И это история — по иронии судьбы — о том, как человек, который по собственному желанию отказался от своего шанса стать «звездой», попадает в американскую мечту Hallmark только для того, чтобы вернуться к музыке, когда он оказывается в тупике с уменьшенными размерами.

Качая головой, покрытой коротким плюшевым пухом, он допускает: «Я знаю, это безумие».

Опять же, почти все, что касается истории Натана Белла, сына известного поэта из Iowa Writers Workshop Марвина Белла, находится слева от центра. Но в то время, когда количество рабочих мест в США сокращается, лояльность к давним сотрудникам испарилась из-за необходимости выполнять ежеквартальные цели инвестиционных банкиров на фондовом рынке, это одновременно и предостережение, и сказка о Золушке.

песен о лжи, лжецах и обмане

Стивен Колберт однажды получил много смеха из-за того, что ввел термин правдивость .Это означает, что истина исходит из кишечника — что-то, что человек хочет, чтобы это было правдой, независимо от фактов. В эпоху правды легко обмануть: факты просто не имеют значения. Главное — кишечник.

К сожалению, интуиция может ошибаться, и часто бывает. И никто не знает этого — или, кажется, знает это — лучше, чем рок-звезды, по какой-то причине. Возможно, они поступили неправильно, или собираются сделать кого-то неправильно, или сидят в баре, наблюдая, как кто-то собирается сделать кого-то неправильно.Это не провидцы или пророки; они живут настоящим моментом, и их сердца в их пресловутых рукавах. Среди них нет циника (ну, может, Генри Роллинза). Они чувствуют ; им так тяжело, что они вынуждены делиться своими чувствами с другими после того, как положили их на музыку.

Вот более 30 примеров художников, которые руководят своей интуицией и разочаровываются, когда правда — какой бы она ни была — дает о себе знать.

Переутомленный Расс Баллард написал «Liar» для своей группы Argent, но сингл никуда не пошел, то есть нигде, пока Three Dog Night не взяли его и не сделали хитом.

Big Star, «Don’t Lie to Me» (1972)

Самая влиятельная группа, о которой никто не слышал, Big Star включили Who в первую часть своего первого альбома. Благослови Криса Белла за этот взрыв отношения.

Билли Джоэл, «Честность» (1978)

У Билли Джоэла были проблемы с его первой звукозаписывающей компанией и менеджером, и у него были проблемы с будущими менеджерами и женами, а в середине всего этого — с крупнейшими не- диско альбом, выпущенный в 1978 году — он нашел время и место жаловаться.Мелодично, конечно.

Black Keys, «Ложь» (2008)

«Я получил камень там, где должно быть мое сердце», — поет Дэн Ауэрбах , в его голосе капает горечь, в то время как какофония всевозможных Danger Mouse -смешанные инструменты взрываются позади него.

Боб Дилан, «Я не верю тебе (она ведет себя так, как будто мы никогда не встречались)» (1964)

Замешательство Лавелорна, озвученное молодым Бобом Диланом, к концу песни застывает в затвердевшей шее. и кому нужна ее позиция того, кто вожделеет, потерял и научился.

Чак Берри, «Don’t You Lie to Me» (1961)

Рок-н-ролл Чака Берри взял блюзовую песню 1940 года Тампа Реда, на выбор которой, возможно, повлияли его проблемы с законом время. В конце концов, его посадили в тюрьму на 18 месяцев и не выпустили ни одной записи в течение трех лет; этот должен был длиться некоторое время.

Def Leppard, «Love Don’t Lie» (2002)

Искусно созданные размышления о сердечных делах из квази-взрослой-современной фазы Def Leppard начала нулевых.

Дель Амитри, «Всегда последний, чтобы знать» (1992)

«Хотя мы живем в одном городе и чувствуем одно и то же солнце / Когда наступит твоя зима, я буду знать об этом последним». Глазго никогда не казался мрачнее, чем когда эти гласвегиане разослали эту песню по радио.

Depeche Mode, «Политика правды» (1990)

Вы говорите, что никогда больше не будете лгать? Вы могли просто солгать.

Дио, «Жизнь во лжи» (2004)

К тому времени, когда вышел Master of the Moon , музыка Ронни Джеймса Дио не имела большого коммерческого интереса в США.С. Тем не менее, это был прекрасный альбом, и эти размышления о мимолетной природе славы — лишь один из примеров.

Дафф МакКаган «Готово», «Легче лгать» (2011)

«Нет ничего легкого, когда нет ничего правдивого», Дафф МакКаган поет в самой шаткой манере, которую можно представить себе такого солидного и резкого, как поет МакКаган. Вся песня звучит так, как будто она может разлететься на части в любую минуту, как если бы группа не знала, куда идет дрожащий голос. Вот как трудно жить без правды.

Eagles, «Lyin ‘Eyes» (1975)

Гленн Фрей и Дон Хенли тусуются в местном кафе, где подают стейки / по продаже алкоголя. Они видят симпатичных молодых женщин на руках у богатых пожилых джентльменов и сразу же задаются вопросом о намерениях хорошеньких молодых женщин. (Они знают , чего хотят старики.) «Она не может даже скрыть эти лживые глаза», — говорит Фрей, прежде чем вернуться к своему мескалю. Мертвая лампочка над их столом внезапно оживает; они смотрят на него, затем смотрят друг на друга.Бонус: «Lyin ‘Eyes» из альбома The Eagles длится почти шесть с половиной минут. Это столько же, сколько «Отель Калифорния» — треть песни Yes! — но спускается так плавно, что даже не замечаешь.

Элвис Костелло, «За гранью веры» (1982)

Пикап-художник находит свою отметку и приближается. Он думает сказать ей правду — о себе, о том, как он ее видит, — но затем вместо этого принимает свой обычный распорядок дня. .

Элвис Пресли, «Подозрительные умы» (1969)

Паранойя уничтожит тебя, даже если ты король рок-н-ролла.Вы любите эту женщину, но вы просто знаете, что она испытывает теплые, трепетные чувства к кому-то еще. Вы не можете уйти, но вы не можете продолжать жить с подозрениями в отношении нее. Что вы делаете? Вы Элвис Пресли; ты поешь.

Эвритмика, «Я бы солгал тебе?» (1985)

Любящий обманщик получает то, что ему приходит в голову — хорошее взбучивание и поцелуй, с полным оркестром, поддерживающим и то, и с другим, разнося огонь R&B. А Энни Леннокс избивает и целует. Довольно порочный материал.

Fleetwood Mac, «Little Lies» (1987)

Большую часть песни Кристин МакВи делает акцент на том, что она предпочла бы услышать ложь, чем правду; ложь более удобна, менее болезненна в данный момент, хотя в конечном итоге наносит больший ущерб.Последнее представление о том, что ей станет хуже после месяцев или лет неправды, доходит до нее постепенно по мере развития песни, пока она не проскальзывает, «Больше никаких разбитых сердец / Нам лучше разлучиться; давайте посмотрим. пытаться.» Музыка такая милая, он, наверное, почти не замечает.

Goo Goo Dolls, «Самая сладкая ложь» (2010)

Постпанкеры, ставшие папами-рокерами, сетуют на то, что их обманывают и бросают, но все же хотят пупер / самосвал.

Huey Lewis & the News, «Tell Me a Little Lie» (1982)

До появления Sports было это — модифицированное регги, в котором играла самая удачливая барная группа в мире (до Hootie & появился Blowfish), умоляя о выдумке, которая будет длиться вечно.Не о мясе и картошке, а в исполнении певца мяса и картошки, парня всего в двух шагах от большого времени — хотя, конечно, Хьюи Льюис этого еще не знал.

Knickerbockers, «Lies» (1966)

Прото-гаражный рок, грубый и готовый, и это хорошо, учитывая неровные настроения здесь. «Как ты думаешь, девочка,» поет Бо Чарльз, «чтобы вести меня по этому пути?» И его группа, грохоча позади него, практически говорит: «Ага! Кто, по вашему мнению, или

Lynyrd Skynyrd, «Не задавайте мне никаких вопросов» (1974)

В конце Крестный отец Майкл Корлеоне (играет Аль Пачино) говорит своей жене Кей (Дайан Китон): «Дон» Не спрашивайте меня о моем бизнесе «, чтобы скрыть тот факт, что он убил своего зятя (вместе с рядом других врагов).Невозможно сказать, что Ронни Ван Зант из Lynyrd Skynyrd пытается избежать обсуждения, когда он говорит здесь то же самое.

Meat Loaf, «Я солгу для вас (и это правда)» (1995)

Дайан Уоррен и Рон Невисон играют роли Джима Штайнмена и Тодда Рандгрена соответственно, в репризе Meat Loaf среднего возраста. его звезда превращается в мясной хлеб. Вместе они попытались вернуть успех Bat Out of Hell , который мистер Лоаф (как его называла New York Times ) уже успел сделать один раз, пару лет назад.Они снизили напыщенность, растянули его до шести с половиной минут и в последний раз отправили здоровяка обратно в топ-20 чарта синглов Billboard Hot 100.

Если бы мы были телеевангелистами примерно в то время, когда Лемми придумал эту злобную (и мы имеем в виду порочный ) стяжку против сторонников евангелизационного убеждения, мы бы определенно искали новое направление работы.

Претенденты, «Обмани меня» (2002)

«Избавь меня от деталей, внутренностей и крови», Крисси Хайнд практически выплевывает любовнику, который причинил ей зло.Этот блюзовый дурак положил начало песне Pretenders Loose Screw , записи, которая заслужила больше слушателей, чем получила.

Наложенный, наложенный и радикально эквалайзерный вокал, который кричит «Лжец!» на первом альбоме Queen, пожалуй, самые обвинительные из всех в этом списке. Они так резко выпрыгивают из динамиков, что невольно кажется, что они кричат ​​на , на вас .

REO Speedwagon, «Take It on the Run» (1980)

Гэри Ричрат написал это все от своего одиночества, и можно предположить, что он чувствовал себя одиноким, услышав это от друга, который слышал это от друг, который слышал от еще одного друга, что его дама изменяет.

Роберт Плант, «Liars Dance» (1990)

Трек, наиболее похожий на Led Zeppelin III на Manic Nirvana , или, может быть, во всей сольной дискографии Роберта Планта, и это о заработной плате за славу и сопутствующие ему богатства. Бонусные баллы за упоминание «Лестница» ( «Оставьте это уверенной даме» ) и игру слов посередине ( «Стань на колени перед откормленной коровой / Давайте послушаем мычание перед тем, как идти» ) .

Rolling Stones, «Ложь» (1978)

Не считая повторного рефрена из «Ложь!» , вам абсолютно необходим лист с текстами песен, чтобы следить за тем, как Мик Джаггер подвергает критике объект своего гнева. Каково же наше удивление, обнаружив фразу, которую мы слышали как «Ложь — Лана порезала пояс», на самом деле была «Ложь, ложь — грязная Иезавель». Мы рекомендуем прочитать текст, особенно при подготовке к тому моменту, когда вы хотите выразить гнев на кого-то за неправду.

Rollins Band, «Liar» (1994)

Это тот случай, когда песня действительно нуждается в полном видео. Чтобы по-настоящему оценить «Лжеца», вы просто должны увидеть Генри Роллинза как окрашенного в сепию Кларка Кента, источающего искренность, только для того, чтобы превратиться в раскрашенного в тело дьявола, ревущего о том, насколько неискренней была эта искренность.

Сэмми Хагар, «Маленькая белая ложь» (1997)

Sex Pistols, «Лжец» (1977)

Джонни Роттен отчитывает кого-то за то, что он лгал ему, поскольку вокруг него грохочет всевозможная ракетка.И хотя Роттен прямолинеен и зол (и, возможно, даже немного уязвим), нас действительно волнует рэкет, то, как он царапает наши ушные каналы и бьет в грудь. Чувства певца могут быть задеты, но музыка на самом деле наказывает немалое количество раз, и это изысканно .

Тед Ньюджент, «Я люблю тебя, поэтому я сказал тебе ложь» (1976)

Дерек Сент-Холмс разделил группу, поэтому Тед Ньюджент пригласил этого парня по имени Мит Хлеб на два дня пения, и все получили платиновые пластинки, чтобы повесить на их стены.В следующем году Meat Loaf выпустил Bat Out of Hell и получил собственное оборудование.

The Who, «La-La-La-Lies» (1966)

Бэк-вокал shoop-shoop и тексты о «Эта девушка с глазами как драгоценные камни» настолько условны, что кажутся немного дремоты, особенно для группы, оторвавшей всем головы с «My Generation». Но здесь есть немного насмешки — это мельница слухов против Пита Тауншенда, и он собирается подняться 1: 0.

Thompson Twins, «Lies» (1983)

Ранний синти-поп эпохи MTV, исполненный тремя «близнецами», которые не связаны между собой и не похожи друг на друга. Песня была настолько повсеместной, что все еще есть люди определенного возраста, которые слышат слово ложь и сразу думают «Ложь, ложь, ложь, да!»

Three Dog Night, «Liar» (1970)

За шесть или семь лет почти все, что касалось Three Dog Night, превратилось в золотые рекорды, в том числе и этот арджент, который, похоже, никуда не мог взять.Three Dog Night поднял его в топ 10.

Lyrics

Mozelle

Я встретил Mozelle на двадцать втором году своей жизни. / Это были дни общения, урони платок, кто тебе нравится? / И хотя ее красота была поразительной, я боялся, что лучше не думать дважды. / Потому что, прожив между нами шесть лет, я решил, что ее отец никогда не позволит своей маленькой дочери встречаться с таким старым круглым человеком, как я. // Пройдет полгода, прежде чем я снова увижу девушку. / Я выступал против фильма, она стояла одна без друзей./ И пока она ждала своей поездки, я подошел к ней, и все началось. / Потому что ее отец позволил бы ей, и женщина, с которой я стоял, скоро станет моей женой, моей единственной любовью, моим лучшим другом. // Припев -> Будь то тяжелые времена или хорошие времена, вы ни разу не изменили того, кем были. / Ты был верен мне и никогда не подвергал сомнению мою ценность. / Вы были благодарны за малое, вы были за многое снисходительны. / И хотя мои глаза теперь стары, я ясно вижу, как колокольчик, что Господь, конечно, не сделает их такими, как ты … во всяком случае, если он когда-либо делал больше одного раза.// Она была готова к детям, и зимой 45 года он родился. / Итак, мы продали теленка, чтобы заплатить врачам, чтобы он вернулся домой. / И за годы, проведенные вместе, у нас были бы еще один мальчик и две девочки. / И когда Господь взял первую, единственное, на чем я стоял, это то, что ты знал, что ты рядом со мной. // Припев // Оглядываясь на все это, я благодарю Господа за такую ​​благословенную жизнь. / За радость, которую ты принес мне за шестьдесят три года в качестве моей жены. / И хотя мы не можем жить вечно, я точно думала, что у меня будет ты сегодня вечером./ Но я знаю, что когда-нибудь скоро мы будем стоять бок о бок, глядя на наш следующий рай. // Припев // Я встретил Мозеля на двадцать втором году жизни.

Sweet By and By
Sanford F. Bennett

Есть земля светлее дня, / И верою мы можем видеть ее издалека; / Ибо Отец ждет на дороге / Чтобы нам там жилище приготовить. // Припев -> В сладком мало-помалу / Мы встретимся на этом прекрасном берегу; / В сладком мало-помалу / Мы встретимся на этом прекрасном берегу.// Мы будем петь на этом прекрасном берегу / Мелодичные песни блаженных; / И наш дух больше не будет печалиться, / Ни вздоха о благословении покоя. // Припев // Нашему щедрому Отцу наверху / Мы воздадим нашу дань хвалы / За славный дар Его любви / И благословения, которые освящают наши дни. // Хор.

The Oak Tree Song

Сядь прямо здесь, мой друг; снова о том времени. / Мы можем не спать всю ночь и взглянуть на свою жизнь. / Так много всего происходит, и еще больше из них идет не так./ Постарайтесь не думать обо всех тревогах и сомнениях. / Этот путь, по которому мы идем, становится все длиннее и длиннее; конец видимости продолжает расти все дальше и дальше. / Я каждую ночь ударяю по коленям; молитесь Богу, чтобы все исправить. / И я знаю, что могу опереться на тебя после всего, через что мы прошли. / Мы знаем друг друга очень давно; вы видели, как я встал, и вы видели, как я плачу через // Припев -> Разбитые сердца и трубы, наполненные дымом, бессмысленные разговоры, которые будут длиться всю ночь; / Потеря близких, потеря друзей; сумасшедшие драки, в которые мы попадали; / Разочарование и бутылки пива; дикие женщины на протяжении многих лет, / И куда мы идем, никто не знает.Было бы неплохо, если бы было куда пойти. // Кружась в этом море неизвестного, мы насладимся тишиной до того, как придет шторм, / И приготовимся к этому кораблю дураков, хотя нашу скользкую хватку мы можем потерять. / Мы постараемся не терять глоток воздуха и дадим понять окружающим, что нам не все равно. / Совершите путешествие и уйдите от давления, с которым мы сталкиваемся каждый день. / Провести неделю в заснеженной хижине, окруженной деревьями и красивыми горами / Где мы сможем оценить все, что Он сделал, / Но все это лишь небольшая задержка, потому что в конце концов не может быть никакого способа / Чтобы Избегайте неизбежного, там, где мы сидим, и просто помним… // Припев // Глядя в наше окно, наблюдайте, как дуб трясется, когда дует ветер./ Время берет свое на всех нас, так как каждый из нас должен ответить на его призыв. / Солнце садится над нашим временем вместе; конец приближается, когда мы все разбегаемся. / Трудно сказать, где мы все будем, как меняются времена года, так и мы, / Но так же точно, как проливной дождь, льющийся на могилу любимого человека, / Я всегда буду здесь для тебя, чтобы помочь тебе через все, что ты делаешь. / Итак, хотя ветер может вести нас в разных направлениях, он никогда не может разорвать связь / Между сердцами двух старых друзей; Я спела дважды, а теперь спою снова, мы прошли // Припев.

Dreaming ‘Bout New York

Я мечтал о Нью-Йорке, мечтал также о Питтсбурге. (повторить 2 раза) / Но я не хочу туда идти. Детка, я просто скучал по тебе. // Я думал о Мексике, когда мы впервые встретились. / Вы подошли ко мне босиком в черном шелковом платье. (повтор) / Теперь я знаю, что прошло много лет, но, детка, я все еще скучаю по тебе. // Припев -> Теперь у меня не было причин держаться за нашу любовь с того дня, как я оставил тебя, / И ты даже можешь возразить, что этого никогда не было./ Вы знаете, что эти последние несколько дней не были слишком удовлетворительными. // Тем не менее, я продолжаю мечтать о Нью-Йорке, мечтаю и о Питтсбурге. / Я продолжаю желать себе, что тогда я узнал, чему я научился у вас. (повтор) / Но, как простая ирония судьбы, я родился слишком поздно, а ты родился немного раньше. // Говорят, расстояние заставляет сердце полюбить, а время может все исцелить. / Так что случилось с твоим сердцем, и почему я до сих пор пою? (повтор) / Потому что я не дурак из-за любви. Ты единственная женщина, которую я не могу поколебать.// Припев // Тем не менее, я все еще мечтаю о Нью-Йорке, мечтаю и о Питтсбурге. / Я просто стону в Техасе, гадая, что мне делать. (повтор) / Нет, я даже не могу заставить тебя вести меня, а я все еще скучаю по тебе. // Что ж, я уверен, ты счастлив, детка, уверен, что ты нашел кого-то нового. / Я желаю вам всего наилучшего, это не то, что я когда-либо выбирал. (повтор) / Теперь я провожу каждый день, пытаясь забыть тебя, но мои мечты могут никогда не отпустить тебя. // Хор.

Comforts

Сидя в комфорте своей комнаты, / Стучит босиком по деревянному полу, / Я позволяю гитаре доносить мелодию./ Говоря слова для измученного сердца / Через мягкое и правдивое красноречие, / И теперь я в безопасности в комфорте своей комнаты. // Барабаня песни и убивая время, / Каждый новый вдох приближает меня к смерти, / Но я никоим образом не готов умереть. / И я чувствую, что не могу так продолжать, / Но я, черт возьми, должен попробовать, / Так что я бренчу песни и убиваю время. // Припев -> Старые воспоминания кружатся вокруг меня, как ураган, / И слезы падают, как дождь, / И я вижу твое лицо каждую ночь, когда закрываю глаза, чтобы заснуть, / И я надеюсь, что ты почти что чувствуешь тоже самое.// Смотри в лица героев из моего прошлого, / Мудрые глаза и понимающие улыбки смотрят в ответ. / «Почему жизнь должна быть такой тяжелой?» Я спрашиваю, / Когда смотрю в лица прошлого. // Теперь они собирают пыль, и я иду дальше. / Гид может показать вам только путь, но идти надо ногами / И впервые в жизни / Я вижу, что я совсем один. / Сейчас они пылятся, а я иду дальше. // Припев // Тем не менее, бренчание песен и убийство времени, / Каждый новый вдох приближает меня к смерти, / Но я все еще не готов умереть./ И я чувствую, что не могу так продолжать, / Но я, черт возьми, должен попробовать, / Так что я бренчу песни и убиваю время // Припев 2 раза.

Дедушкины сапоги

Дедушка склонился к земле, / Положил ее цветы на свежую выкопанную землю, / Закрыл глаза и произнес молитву: / «Жизнь такая тяжелая, Господи». // «В эти дни я знаю больше в могиле / Чем я знаю, идя прямо, / И я имею в виду это несколькими способами. / Теперь ты знаешь, что я говорю? » // И я плелся за дедушкиными сапогами / Просто шагаю вовремя в своих более мягких ботинках.// Кладбище было холодным и серым, / Но Дедушка не позволял так оставаться. / Я смотрел, как он широко раскрытыми молодыми глазами улыбнулся и сказал: / «А-ча-ча-чика-лежи, чика-лежи». // Шли годы, я учился и рос / В тени человека в грохочущих сапогах, / Нет, это было не так уж и долго, прежде чем я тоже стал крупным человеком. / Он протянул их, я отложила туфли. // Но я отступил в дедовских сапогах. / Широкий мир устремился вперед; У меня не было желудка для Истины. // Я прошел много дорог, / Широких и полных богов и призраков./ Я никогда не краснею, я гордый хозяин. / Теперь это подноготная, подноготная. // Но теперь кажется, что я нашел свой путь. / Эти сапоги шагают к узким воротам. / И это была немалая роль, которую сыграл старик. / Разве ты не исследуешь меня, Господи, и смышь мои грехи. // Выхожу гулять в дедушкиных сапогах. / Моя душа радуется, подпрыгивая в ритме моих корней.

Песня Иисуса

Прошлым вечером я сидел на крыльце, пел песни и был в приподнятом настроении. / У меня были все соседские собаки, которые лаяли, / Даже звезды плясали в небе./ И я шатался, лицо сияло, / Чувствуя, что эта жизнь, которой я жил, не могло быть намного лучше / Когда старый друг постучал в мою дверь, чтобы нанести визит / Я не видел несколько зим. // Я сказал: «Эй, Иисус, заходи. Как поживаешь? Вы не присядете? / И тут же вошла маленькая собачка и стала лизать его лапы. / Что ж, Господи, он засмеялся и сказал: / «Господь знает, как приятно тебя видеть. / Прошло время с тех пор, как мы говорили о вере / И я начинаю чувствовать, что нам это нужно.// Я сказал: «Все хорошо, но давайте сначала перейдем к главному». / А потом я налил ему стакан сангрии / Из моего кувшина утолить его жажду пустыни. / Иисус улыбнулся, потягивая вино, / И он начал шутить: / «Слышали ли вы о Пилате, Иуде и пьяном папе?» // Теперь есть то, чего вы не найдете во всех этих библейских историях, как бы вы ни смотрели. / Этот Иисус, он забавный человек, и когда он говорит, ты забываешь о своих заботах. / Итак, мы сидели, просто думали и пили, глядя в небо, / И, Господи, он продолжал бессвязно рассказывать о вещах, которые он видел в свое время.// Где-то в своем рассказе между первой мировой войной и первым Вудстоком / Иисус попросил меня сыграть ему песню, он сказал: «Покажи мне, что у тебя есть». / Я сказал: «Хорошо, теперь что бы ты хотел услышать?» / Он крикнул: «Некоторое« сочувствие дьяволу »заставило бы меня усмехнуться от уха до уха!» // Когда я закончил песню, Иисус вздохнул и покачал головой. он решил упасть, / Но этот человек мне никогда не нравился так сильно, и когда он ушел, это меня совсем не задело.// По мере того, как время шло, а бутылка кончилась, мои глаза начали опускаться, / И Иисус посмотрел мне прямо в лицо и сказал: «Теперь, сынок, пора выбирать». / Но я был пьян и не мог ни говорить, ни думать, / И бормотание говорило, что я не думаю, что смогу начать. / Иисус ухмыльнулся, откинувшись на сиденье, и мы общались с нашими сердцами. // Только Господь знает, во сколько это было, когда Иисус, наконец, решил, что ему пора идти. / Последнее, что я помню, это то, что я видел смеющегося Христа, стоящего у двери./ И я потерял сознание на крыльце, должно быть, на рассвете / Когда я положил голову. / Но я проснулся внутри в замешательстве и недоумевал / Неужели это Христос уложил меня в постель?

Белые слоны

Вы когда-нибудь видели круг белых слонов, танцующих вокруг новорожденного мальчика? / Целое чертов стадо слонов, / Просто пляшут от радости. / Теперь они знают то, чего я не знаю, / И это то, что они хотят сказать, / Но, поскольку они слоны, / Я не мог их понять, даже если они кричали.// И тогда главный заговорил прямо вверх, / Глазами и старыми, и мудрыми / И когда он поднял хобот, / Я увидел, как твое лицо исказилось и ожило. / И тогда я почувствовал, как его слова возглавили мою гордость, / Как пепел на ветру, / Сообщение, одновременно верное и испытанное, сообщение от друга. // Припев -> Вы должны научиться замедляться и не торопиться. / Нет такого понятия, как там, есть только точки вдоль линии. / Так что возьмите все, что у вас есть, возьмите все, что вы знаете, / Этот старый мир не протянет так долго, вы можете также наслаждаться шоу.Устрой хорошее шоу! // Алиса спросила очень хороший вопрос, когда она заговорила с кроликом в синем, / Какой путь к кроличьей норе, какой путь мне выбрать? / И Безумный Шляпник танцевал, Я видел Чешира на дереве, / И у меня все еще есть этот слон, который не перестанет со мной разговаривать. // Припев // А потом я увидел, что она стоит там, как маяк в ночи. / Империя во взгляде женщины, империя, готовая нанести удар, / Но любовь, от которой у вас перехватит дыхание, и нежность в прикосновении, / Храброе сердце, которое вы не могли объяснить или когда-либо любили достаточно.// Хор.

Наедине с собой

Я был в дороге несколько дней / В погоне за хорошими временами, не выходя слишком поздно / И я встретил много хороших людей, знаете ли / Но все же я сплю один после каждого показывать. / В это время года в Огайо хорошо. / Много дождя и много тумана, очень мало радости. / Я сегодня проехал милю или две / С мелодией в голове и гудением в душе. // Припев -> Пойдем сегодня вечером на юг / Я слышу пение этих гитар / И толпа просто собирается вокруг / Не могу дождаться, когда группа начнет играть./ Я не могу сделать это самостоятельно (повторюсь)… в одиночку. // Теперь солнце садится еще один день / Время обнаруживает, что я в Западной Вирджинии слишком поздно задерживаюсь. / Что ж, леди, не налейте ли мне еще стаканчик в мой стакан. / Этот темный напиток и мягкое настроение быстро меня напрягают. / И скоро я выйду на сцену / Наполовину пьян, просто пою и играю свой блюз. / И в эфире каждой ноты, которую я беру / У меня есть девушка из Мексики, еще одна девушка, с которой я еще не встречался. // Припев // Я просыпаюсь под проливным дождем около полудня / С песнями вчерашнего вечера, танцующими в моей комнате / И эта нерешительность меня просто убивает./ Мне нужно сесть в фургон и скоро поехать, я едва могу думать. // Хор.

Эй, Джован

Эй, Джован, где ты взял это оранжевое платье? (повтор) / Как ты вообще дожил до двадцати семи в одиночестве? // Господи, она как раз движется Она посылает тени, танцующие с угасающим светом. (повтор) / Она опасная женщина, и она это знает. Мужчине лучше держать рассудок и закрывать глаза крепко. // Мертвые и ушедшие — это память всех женщин, которых я знал.(повтор) / Но все они хлынули домой, чтобы поприветствовать меня, когда мисс Джован потратила мое сердце. // Я не собирался оставаться в одиночестве так долго, а может, и хотел, но, нет, в то время это не казалось неправильным. / Сейчас в небе грохот грома, я ищу убежище, пока играю под дождем. // Она такая милая, милая, единственная женщина, которая почти успокаивает. / Так мило сладко! Она настоящая женщина, почти заставляет чувствовать себя непринужденно. / Но есть длинный и тяжелый участок шоссе, замерзающий из-за отсутствия ног.// Эй, Джован, а где ты взял это оранжевое платье? (повтор) / Как ты вообще дожил до двадцати семи в одиночестве?

Рыбки

Ну, как гласит мудрое изречение, есть расстояние, которое вы знаете / Между леской и удочкой, и когда рыба клюет, / Вы знаете, что она клюет очень медленно. / Что ж, ты можешь ждать всю ночь, и можешь ждать всю свою жизнь / Под звездным лунным светом, с сердцем в грязи, / И твои глаза крепко зашиты. // И точно так же, как Дик гонится за Джейн по маленькому переулку графства / Сводит Джейни с ума, ну, вы можете услышать крик папы / К великому стыду бедного Дикки./ Но из-за чистой невинности и наивного здравого смысла / Он получит его тот поцелуй, и этого не будет / Даже родители Джейни. // Припев -> И по мере того, как высота звука становится выше, все чувствуют себя лучше / Маленькие девочки начинают танцевать немного ближе к огню. / Когда выпивка начинает течь, все надеются / Лукаво ухмыляются и понимают, маленькие рыбки растут, но для кого? // И как большой городской бомж под жарким июльским солнцем, чьей гордости некуда бежать / Ты просто сидишь ладонями вверх в ожидании следующего./ И с грязью на лице твоя красота не показывает и следа, и ты принимаешь свой позор. / С горьким сердцем стал старым по отношению ко всему человечеству. // И хотя стакан выглядит наполовину пустым, вы продолжаете быстро пить / Ваша душа становится изможденной и болезненной, от цикла нет лекарства / Это держит вас в цепях, но при этом остается свободным. / Но когда вы видите всех этих других, вам просто нужно открыть / Кажущуюся правду они раскрыли с помощью временного решения в руках вашего возлюбленного. // Припев // И, как скажет старик, из этого ада нет выхода, / Невозможно разрушить это заклинание, это прогулка в темноте, пока ты не упадешь в колодец./ Но это цена, которую платят, если верить в сегодняшний день / И идти по вымощенным тропам, не имеющим корней в Истине / Наши страсти уносят нас! // Хор.

Янки

Он пришел с Севера, но он говорил о Юге, / С старой рваной трубкой, Божий дар во рту. / И он никогда не жаловался на свой выбор / Он просто смотрел на мир с тем же пренебрежением / И каждый раз на ферме, когда дела замедлялись, / С винтовкой и ножом в поле он идти.// И небо было чистым, и луна была высокой, / Когда его клинок поймал луч холодной темной ночи. / И каждый его шаг был тихим, мягким / Как холодный черный воздух над полями, которые он пересекал, / И не повезло, что бедный город напился, / Выбрал поле старика, чтобы бродить пьяным по нему. . // Это произвело головокружительный эффект, попытка проследить шаги / Прогулки молодого человека по пятачке старика. / Но единственное, что было ясно видно, / Был ли хлопок испачкан багровым пятном, / И когда появился закон, с незаправленными ружьями / Там лежал окровавленный и мертвый сын старика.// Затем по всей стране разнесся крик, / Что Янк взял своего сына двумя руками, / И люди начали копать глубже, обнаружив, какая у них была храбрость, / Мужество и упорство медленно заскулили в сторону дома старика, / И старая грунтовая дорога рассказывала эту историю так / / Не было бы никаких сомнений насчет того, кого они там найдут. // Жизнь ведет смерть по тиканью часов, и мы слишком живы, чтобы видеть, что купили наш выбор. / И в конце пути нет горшка с золотом, только невысказанная правда. Просто правда, невыразимая.// Мужчины подошли; в доме было темно. / Закон очертил круг вокруг фермы старика. / Ярко вспыхнул свет; раздался выстрел. / Янк споткнулся, спотыкаясь по ступенькам крыльца, / И дымящийся пистолет сжимал умирающую руку / Измученной души, покончившей с собой.

Ожидание

Сидя в Эдинбурге и жду тебя, и я я здесь так долго, что еще я могу сделать, кроме как ждать дольше? / Я искал старый город, я искал новый. Взобравшись на стену замка, просто чтобы посмотреть на синеву, почувствовал там твою песню./ Но время не торопится, Господи, мне пришлось бы ждать, смены времен года, развертывание судьбы, / Я становлюсь сильнее / Просто жду тебя. // Через соборы Парижа и Рима, скульптура в печали, человек против камня. / Как кисть, взрываются фиалки. Они истекают кровью и тонут далеко внизу. / Мама обнимается, звучит сходство. Мир отталкивается, отвергая Слово, которое вы им дали / Они все еще ждут вас. // Припев -> Небеса знают, что я был по всему миру / Но романтика остывает, и моя самая свободная мысль не может разбить холод./ Покупал и продавал в соответствии с той же ложью, которую рассказываю я / Ты всегда здесь. Подойдет ли когда-нибудь это каменное сердце? // Как шепчущий пророк, кажется, софист. / Задача вопросов, не требующих правды. / Я путешествовал по шоссе и спал на улицах. / Я желал звезд и пел деревьям. / Я ходил в темных местах и ​​смаковал запах разложения морали, / О, где ты сейчас? / Я все еще жду, все еще жду тебя. // Хор.

Путь

Голос в пустыне зовет: «Приготовьте путь.«Дикий мед и саранча были всем, что он ел. / Вокруг Иордана проповедовали царство, но все учителя думали, что он сошел с ума. / «Змеиный выводок, кто предупреждал тебя бежать? Топор уже в корне деревьев. / Скоро придет тот, кто больше меня, чьи сандалии я недостоин развязать ». // Двенадцатилетний ребенок сидел среди стариков, внимательно слушал и задавал им вопросы. / Во дворах храма он три дня поражался своей мудростью и великой ученостью / Когда его мать приходила в тревоге искать./ «Зачем тебе волноваться, дорогая, зачем искать? Разве ты не знал, что я должен был быть в доме моего Отца? / Но он оставил стариков в тех храмовых дворах, а его мать хранила это в своем сердце. // Испытанный и испытанный, он прошел через пустыню, водимый Духом сорок дней без хлеба. хлеб, преклони колени передо мной, и мир будет твоим, / Брось себя из этого храма, прими, кто Ты есть! » / «Держись подальше от меня, сатана, я знаю твой план.Хлеб, который поддерживает меня, ты плюнешь из уст твоих, / И я служу единому Господу, и моя вера не нуждается в испытании », — и дьявол убежал от него. // С любовью и состраданием он путешествовал по земле, отвергая учения и традиции людей. / Открывая сердце Бога и выполняя Его план, но мир не понял его. / Нет, они цеплялись за закон, осуждающий их, и они схватили его, избили и повесили на дереве. / «Не горюй обо мне, я иду домой. Я говорю тебе правду, тебе хорошо, что я уйду, / «Потому что я посылаю Дух, когда взойду на свой трон», потому что он знал, что Смерть не сможет удержать его.// Я слышал, как вы зовете меня по имени. В великих водах, на юг, через равнины, / Пересекая изумрудно-зеленые луга, твой голос достиг моих ушей, мокрый от утренней росы, и пою: / «Иди домой, мальчик, иди домой, сын мой. Этот мир, в котором вы живете, не ваш дом. / И я знаю, что ты устал, и я видел твою боль, отдыхай в свободе, которую ты получил ».

Лисси: «Быть ​​женщиной и злиться в одной песне … Теперь ты горькая сука»

В мире, где Леди Гага грызет Р.Келли, 16-летний Лорд издевается над тем, что потягивает Grey Goose, а Майли просто Майли, певица / автор песен, такая как Лисси, немного волк-одиночка. Back to Forever , суровое, бескомпромиссное продолжение солнечной народной песни ее дебюта 2010 года, Catching a Tiger , возвращает неудобные темы для разговоров и криков обратно под пристальный взгляд софитов без какого-либо милого материал, который не дает опустошенной балладе становиться слишком горькой. Здесь присутствуют разбитые сердца и разбитые мечты, как и на любой другой поп- или рок-пластинке, но Лисси копается глубже, начиная разглагольствовать об индустрии, анализируя самые поверхностные ее аспекты, в то время как она играет на гитаре и ломает голос на звуке. высокая нота.Триумф Back to Forever обусловлен тем фактом, что Лисси много думала с гитарой в руках, и единственный способ разобраться в своих чувствах к миру в целом — это делать это без фильтра.

См. Также: Тренировка с Лисси Трулли: превращение ее альбома в плейлист идеального спортзала

Нельзя сказать, что она не любит Майли и Лорда, или что она не уважает то, что они делают; когда мы болтаем через Transatlantic call, она просто приятная, смеется над плохой связью, но хочет рассказать нам, как проходят даты ее европейского турне, прежде чем мы углубимся в «Shameless», упомянутые амбициозные поп-динамо-машины и остальную пластинку.Разница между Лисси и Лорд и остальными этими поп-звездами, которые пытаются изменить искусственные аспекты музыкальной индустрии по одному припеву за хором, заключается в том, что она рок-музыкант насквозь и ее способность крошить на сцене с помощью электрического гитара в ее руках — та, которая добавляет серьезности «Shameless», которой не хватает «Royals». Back to Forever полон этих моментов, и когда вы выводите их на сцену перед залом, полным людей, которые цепляются за каждое слово, интенсивность падает, и то, что у нас остается, — это рок, который ощущается сильнее дома в сыром и грязном рок-клубе, чем на обложке журнала.

Когда вы посмотрите на Catching a Tiger и Back to Forever , какой радикальный сдвиг вы заметили в написании песен между записями?
Хотел бы я быть действительно методичным в этом вопросе, но на самом деле это много песен о том, что я сейчас чувствую и на что реагирую. Я думаю, что на Back to Forever я много размышлял о своем прошлом, одновременно мечтал о том, чтобы быть моложе, и чувствовать, что у меня всегда впереди, а затем размышлял об отношениях, в которых я был, и моделях, которые у меня есть » я продолжал повторять.Многие из [ Back to Forever ] просто прорабатывают это, по крайней мере, лирически, но я вроде как вытаскиваю из себя все это дерьмо. Это кажется почти негативным, потому что это все: от того, что я слушаю новости до того, что я зол на удаление горных вершин, и заканчивая культурой знаменитостей, когда я указываю на все эти разные глупости в отношениях. С моей точки зрения, я пишу песни. Моя группа и я, когда мы играем вживую, у нас есть собственный стиль, который полностью отличается от любого из моих альбомов, если честно. Back To Forever — это комбинация моего мышления того времени и количества времени, которое потребовалось на создание, моя группа играла на пластинке и давала больше того рок-звука, который мы делаем живьем. Хотел бы я сказать, что за этим стояла целая идея, подобная вдохновению, но мне просто нравится продолжать движение.

Какую жизнь провел в дороге Back to Forever ?
Мы с группой становимся сильнее и работаем на сцене как единый мозг. Теперь, такие же разные, как Catching a Tiger и Back to Forever в определенном смысле отличаются друг от друга, когда «Когда я один» стоит рядом с «Вдали» и «Лунатизм», я думаю, что все разнообразие, которое действительно очевидно, на записи, вживую немного размыто, потому что кажется, что все это сливается воедино по-разному.Когда у вас всего четыре инструмента, все просто приобретает определенный звук. Мы не переусердствовали. Мы просто играли песни так хорошо, как могли, мы вчетвером. Рекорды, это те места, где можно повеселиться и повеселиться так, как нельзя на сцене. Вы можете сложить пять разных гитарных партий. Я не смогу сделать это в реальной жизни, если у меня нет пяти гитаристов, поэтому записи — это способ и место, где вы можете работать с группой людей и вместе делать то, что вам действительно нравится делать и чем вы действительно гордитесь.Я думаю, что концерт должен отличаться от записи. Я могу быть в меньшинстве, потому что я знаю, что люди могут просто использовать минусовки, и они могут заставить живое выступление звучать точно так же, как запись, но это не то, чем я действительно заинтересован, потому что я не думаю, что это интересно. Я думаю, это нажатие кнопки. Это также способствует тому, что я чувствую себя повсюду, потому что я одно дело, когда я с группой, и другое дело с другом, который является продюсером, и я просто как бы хочу продолжай писать песни, не задумываясь над этим, что мешает мне добиться такого успеха, каким я мог бы быть, если бы я выбрал что-то одно и придерживался его.

Я думаю, что этот подход работает для вас во всей вашей беззастенчивой и решительной самоуверенности. Давайте поговорим о «Бесстыдниках», где все, что происходит сейчас, — Майли, Лорд, Гага и т. Д. — не сказать, что вы обязательно попадете в мыльницу, но когда дело доходит до индустрии и ваших мыслей, вы в интересное место, поскольку вы подписаны на крупный лейбл. Вы когда-нибудь чувствовали, что зашли слишком далеко, когда дело доходит до высказывания своего мнения?
Ну, я думаю, что у меня не было такого же сильного мнения о Catching a Tiger , потому что я был просто наивным, позитивным человеком, который увлекся музыкой, потому что мне она нравилась, а не потому, что я хотел быть известным .У меня был некоторый успех, и я перешел ко второй записи, почти увидел, как можно столкнуться с разными людьми, и вы видите, как они взбираются на груду тел, чтобы добраться до вершины, или что-то в этом роде… Я никогда не хочу прыгать и соревноваться. Я хотел как бы отступить и пойти туда и заняться своим делом. Я не хочу злиться или казаться злым. Одно скажу, не для того, чтобы вытащить карточку девушки, но если ты парень и злишься в песне, это как круто. Чтобы быть женщиной и злой в одной песне, внезапно люди думают: «ПОЧЕМУ ОНА ТАКАЯ ЗЛОЙ ?!» Не становится.Теперь ты горькая сука или что-то в этом роде, и это вроде не вся моя личность! Это всего лишь одна песня. Таким образом, я опасаюсь, что люди неправильно поймут, кто я, но я думаю, что высказываю действительно вескую точку зрения, и я также выступаю против людей, закладываю основу и говорю, что это то, что я собираюсь сделать. делать. Я не собираюсь заниматься социальным альпинизмом, и я не собираюсь строить свою карьеру на том, какой у меня образ, и делать его более важным, чем то, что я хочу сказать. Я не знаю, как играть в эту игру, и не собираюсь пытаться.Любой, кто пытается меня заставить, может взобраться на дерево. (смеется) Вы должны установить границы, и иногда вы злитесь. До сих пор мне это не приходило в голову, но если бы парень сделал это, вы бы не сказали того же. Песня Лорда «Royals» похожа на то, что я говорю. Это другое, но это все равно что просто сказать, что тебе плевать на все это. Она делает это более тонко.

Верно, но Лорд делает поп-музыку, а ваша ткань — рок-н-ролл.Как будто когти у тебя острее, потому что ты играешь на гитаре и пишешь эти песни зубами, и поэтому можешь взять это.

Я думаю, что Лорд — глоток свежего воздуха. Даже если мы хотим поговорить о Майли, если бы у меня было это тощее тельце, я бы, наверное, тоже все время хотел быть голым! Нет никого, кого я ненавижу. Нет конкретного человека, на которого я набрасываюсь. Во всяком случае, это население, СМИ и технологии. Дело в том, что мы настолько шокированы, что нам нужно что-то более шокирующее, чтобы продолжалось происходить, чтобы мы могли быть шокированы еще больше.Это не конкретный человек, но я действительно думаю, что да, это тот двойной стандарт … и это то, что мне действительно сложно, не сравнивать себя с другими людьми и не кричать их, но пытаться сделать заявление и не иметь людей повернуться ко мне и сказать: «Ну, подожди минутку». Люди сложные. У всех бывают плохие дни; Я просто пою о своем.

См. Также: Lorde — Webster Hall — 30.09.13

Вы недавно открылись для Петти и Спрингстина.Что в вашей музыке имеет смысл на счету с этими парнями? Как вы думаете, что в вашей музыке сохраняет этот баланс между современным и классическим роком?
Я читал обзор [шоу Спрингстина], в котором они были положительными, но они сказали: «Это не новаторский, но надежный». Думаю, они сказали это потому, что я очень прямолинеен и все инструменты предназначены для игры на гитаре. Мы не используем странные педали эффектов. То, что мы делаем, на самом деле не является частью какой-либо волны того, что сейчас происходит в музыке.Это не электроника, не дабстеп, не трип-хоп. Людям, играющим на инструментах в группе, это может быть скучно для некоторых людей. Это не классический рок, но мне нравится, когда люди используют слово «вневременной», потому что я не думаю, что мы пытаемся вписаться в определенный жанр или направление. Мы просто создаем то, что мы считаем простой музыкой … Я должен сказать об этом альбоме, я думаю, что сейчас у меня столько вопросов в голове. Думаю, я пытаюсь понять, как прожить хорошую жизнь и быть счастливым, и именно поэтому я пишу музыку.Учитывая все происходящее в мире с экономикой, окружающей средой, политикой, знаменитостями, технологиями и то, как это повлияло на то, как мы взаимодействуем друг с другом, трудно написать суперпозитивный отчет о том, насколько прекрасна жизнь. Я много слушаю NPR, и у меня было много дерьмовых отношений, поэтому я думаю, что этот альбом особенно агрессивен, потому что я просто жил в мире и реагировал на то, что меня окружало. Думаю, может наступить время, когда я выпущу еще одну пластинку, более мягкую, нежную и позитивную, потому что я думаю, что я просто губка, которая впитывает энергию, которая меня окружает, и именно об этом я и пишу.Это я реагирую на то, что переживаю.

Лисси передаёт заголовок в Webster Hall в понедельник 25.11.13.

Как не писать о женщинах-музыкантах: удобный справочник
10 самых глупых барабанщиков всех времен
Канье, которого вы когда-то любили, умер и ушел

50 величайших песен о расставании За все время

Что делает песню «песней о расставании»? Должен ли он быть вдохновляющим, как «I Will Survive» или большинство песен на Lemonade ? Должен ли он быть для одиноких, как «Слишком поздно» Кэрол Кинг или «Если ты увидишь ее, поздоровайся»? Должно ли это касаться разрыва в текстах песен? (У Тейлора Свифта много участников в этой категории, и Марвин Гэй написал целый альбом о своем разводе.) А как насчет песен со знаменитой предысторией, таких как «Cry Me a River» или любого трека из Rumors ?

Мы здесь, в The Ringer , верим, что, поскольку душевная боль проявляется во многих формах, песня о разрыве тоже должна быть. И в честь Дня святого Валентина решили углубиться в жанр. Ниже вы найдете наш рейтинг 50 лучших песен о расставании всех времен, за который проголосовали наши сотрудники. Список охватывает несколько десятилетий и множество разных настроений, но все они коренятся в той или иной боли.Для окончательного рейтинга существовало только одно правило: включалась только одна песня от исполнителя, чтобы не допустить доминирования Долли Партон или даже Дрейка.

Так что, если вам одиноко, включите наш плейлист и поплакайте, читая наши мысли о каждом участнике. Если вы счастливы, вы все равно можете погрузиться в это — это одни из величайших песен, когда-либо записанных, и это правда, независимо от того, чувствуете вы себя или нет. Может быть, вы больше оцените свои нынешние отношения. В конце концов, песни о расставании находят отклик только тогда, когда вы знаете, что значит потерять в любви.- Джастин Сэйлз


50. «Мы никогда больше не собираемся вместе», Тейлор Свифт.

Самая душераздирающая фраза: «Ты бы спрятался и обрел душевное спокойствие / С какой-нибудь инди-пластинкой, которая намного круче моей»

Одна из самых жестоких песен о разрыве в истории, «We Are Never Ever Getting Back Together», воплощает суровое «ебать этого парня!» энергия, которая следует за давно назревшим разлукой. У всех нас была такая напыщенная речь после боя с нашими друзьями: «Ух … он звонит мне и говорит:« Я все еще люблю тебя », а я такой …« Я просто … я имею в виду, что это утомляет тебя. знаешь, вроде, мы никогда больше не собираемся вместе.Как всегда ». Неунывающая, торжествующая и полностью измученная All Men, Тейлор Свифт подарила нам идеальный саундтрек для восстановления после разрыва. Кейт Холливелл

49. «Я скучаю по тебе», Blink-182

Самая душераздирающая строчка: «Мне нужен кто-то и всегда / Эта больная странная тьма / Ползет, так преследуя каждый раз»

«Я скучаю по тебе» — это минималистский / эмо-подход к Meat Loaf. Это правила. Две лучшие вещи в этом номере — это простой, но настойчивый барабанный бой Трэвиса Баркера и появление Тома Делонга во втором куплете.Это часть грандиозной традиции поп-панка — показывать, что вы серьезно относитесь к делу, поднимаясь на октаву, примером которой является «Я скучаю по тебе» (вместе с «The Best of Me» из «Стартовой линии»).

Но не верьте мне на слово. Посмотрите, как сказал продюсер Финнеас, получивший премию «Грэмми»: «Том входит в эту песню, как будто он был на балконе и прыгнул с балкона на песню». — Майкл Бауманн

48. «Слишком поздно», Кэрол Кинг

Самая душераздирающая фраза: «Но мы просто не можем оставаться вместе, ты тоже этого не чувствуешь? / Тем не менее я рад тому, что у нас было и как я когда-то любил тебя »

«Слишком поздно» — сокрушительная ода самому распространенному типу разрыва.Естественный процесс разлучения двух людей настолько же душераздирающий, насколько и банальный, и Кинг поет тоном, идеально подходящим между ее горем и признанием, пожимая плечами, что «мы действительно пытались это сделать». Ее разговорная речь в начале песни переносит нас в гостиную, закусочную или на тротуар, где происходит «разговор» между ней и ее будущей бывшей: «Один из нас меняется, или, может быть, мы просто перестали пытаться. , — поет она, прямо указывая на главные, безупречные причины, по которым большинство людей в конечном итоге расходятся.Песня определяется ее зрелостью и примирительным отношением, но, как и в реальных разговорах о разрыве, от этого не легче услышать. — Кори МакКоннелл

47. «Не разбей мое сердце», Тони Брэкстон.

Самая душераздирающая фраза: «Я не могу забыть день, когда ты ушел / Время так недоброе»

Это прекрасный пример песни о расставании, которую вы слышите по радио (или, в конце 90-х, возможно, в клубе — ремикс дома Фрэнки Наклза все еще идет), а в обычный день просто слушайте другую поп-песню. , но когда вы испытываете душевную боль, то, что изначально звучало как клише для написания песен, превратилось в самые правдивые слова, которые вы когда-либо слышали.«Я, , плакал много ночей», — думаете вы, вставая с кровати впервые за несколько дней, чтобы взять рулон туалетной бумаги с тех пор, как у вас закончился салфетка. «Жизнь жестока без тебя здесь, рядом со мной», — бормочете вы, глядя в мрачную пропасть одиночества, которую вы теперь знаете как жизнь. «Я бы буквально сделал все на этой зеленой земле Бога, чтобы услышать, как вы снова говорите, что любите меня», — понимаете вы с величайшей ясностью, которую когда-либо испытывали. В любом случае, где мои альты? Это наша караоке-песня. Кьерстин Джонсон

46. «Mr. Brightside », Убийцы

Самая душераздирающая строчка: «Сейчас они ложатся спать, и у меня болит живот / И все это в моей голове»

Может быть, неправильно называть «мистер. Brightside »песня о расставании; может быть, правильнее было бы назвать это песней прямо перед расставанием, я-вообразил-моя-девушка-изменяла-мне-так сильно-что-она-на самом деле-начала-изменять-на- мне песня. Но все это действительно неуклюже, так что давайте смиримся с некоторой ошибкой ради чистоты.В любом случае, «Mr. Brightside »- это культовая песня середины прошлого века, которая идеально подходит для караокинга и отлично справляется с трудным трюком — просто повторять один куплет снова и снова. Также Эрик Робертс в видео. — Эндрю Груттадаро

45. «Она ушла», Hall & Oates

.

Самая душераздирающая фраза: «Вставай утром, смотрись в зеркало / На одну зубную щетку висит на подставке меньше»

Динамичный дуэт Дэрила Холла и Джона Оутса в 80-х стал светловолосыми суперзвездами MTV, но их восхождение к величию начинается здесь, с прорывного хита из их второго альбома 1973 года под странным / душераздирающим названием Abandoned Luncheonette .«She’s Gone» сочная, шелковистая и обманчиво легкая, все величие Motown за счет голубоглазой филадельфийской души, но эта легкость лишь подчеркивает изысканную тяжесть бормотанных стихотворных строк вроде «Вставай утром, смотри в зеркало / Worn как зубная щетка, висящая на подставке ». (Или, возможно, это «На одну зубную щетку меньше», что, конечно, даже тяжелее.) Хор, напротив, гигантский, величественный и сокрушительный, перемежающийся с лихорадочными жалобами «Она ушла! / Ну почему? / Ну почему?» Мальчики с этого момента только стали больше, но, конечно, никогда не становились печальнее.- Роб Харвилла

44. «Тайрон», Эрика Баду

Самая душераздирающая фраза: « Я просто хочу, чтобы это было, ты и я, как раньше, детка / Но я не знаю, как действовать»

Второй лучший момент в этом злобно знойном медленном джеме, жемчужине альбома Эрики Баду 1997 года Live , — это потрясающая вступительная фраза: «Я устал от твоего дерьма / Ты никогда не купишь мне ничего ‘. ” Самый лучший момент — это все женщины в толпе сразу же вскрикивать от восторга и, можно опасаться, признания.«Тайрон» назван в честь одного из многочисленных бездушных друзей неназванного бездушного любовника: «Каждый раз, когда мы куда-то идем, — мурлычет Баду со смертоносной властью, — мне нужно сунуть руку в сумочку / Чтобы заплатить тебе и твоему корешу, а иногда и твоему двоюродный брат. Это противоположный гендерный ответ на песню Friday «Пока, Фелиция», который, по сути, стал шуткой в ​​ Next Friday 2000 года; он «сопровождал меня на протяжении всей моей карьеры, как одержимый парень X», как Баду написала в Instagram в 2017 году, выкрикивая своих бэк-вокалисток, чьи сардонические и возвышенные слова «Позовите его!» пение — третий лучший момент.- Харвилла

43. «Любовь — это поле битвы», Пэт Бенатар.

Самая душераздирающая фраза: «Я стою у тебя на пути / Или я лучшее, что у тебя было?»

Агонизирующий знаковый хит от поп-королева 80-х с огнеметным голосом Пэт ​​Бенатар сетует не столько на разрыв, сколько на почти незавершенный разрыв, признание того, что настоящая любовь почти всегда означает почти разрыв: «Поверьте мне / Поверьте я / Я не могу сказать тебе почему / Но я в ловушке твоей любви / И я прикован к тебе цепью.«Это классика караоке, к которой вы не имеете никакого отношения, разгром вечной глубины эпохи Рейгана в стиле чизбола и яркое заявление о том, что иногда единственное, что хуже, чем разделение, — это , а не :« Я стою на вашем пути? я лучшее, что у тебя было? » она вопит с искренним отчаянием, и ответ, конечно же, и то, и другое. — Харвилла

42. «Дьявол в новом платье», Канье Уэст

Самая душераздирающая строка: «Разбрасывать дерьмо, все облажалось / Может, мне стоит позвонить Мазе, чтобы он помолился за нас»

Мы даже не говорим обо всей песне — мы говорим о 20 или около того секундах работы Бинка после второго куплета Канье, но до единственного куплета Рика Росса, возможно, одного из лучших в его карьере.В нем он описывает почти смертельную автокатастрофу Уэста в 2002 году как прерванное восхождение «по лестнице Господа», и, честно говоря, именно так звучит набор струн на этом мосту. Подъем по лестнице Господа, уход с Земли, путешествие в один конец куда угодно, но не сюда. — Мика Питерс

41. «Подозрительные умы», Элвис Пресли,

.

Самая душераздирающая строчка: «Мы не можем продолжать вместе / С подозрительными умами / И мы не можем строить наши мечты / О подозрительных умах»

На протяжении всей истории песни о разрыве можно увидеть рябь под «Suspicious Minds», от «Train in Vain» до «Dancing on My Own», что, как вы знаете, это Элвис.Но помимо сопоставления его относительно оптимистичной музыки и чертовски удручающих текстов, мне нравится структура этой песни с бодрым гитарным вступлением и куплетами, которые выстраиваются в припев, который идет от соль мажор до очень, очень ми минор и просто никогда по-настоящему не разрешается. Возможно, это не единственная причина, по которой песня затухает, но для последних нот припева нет подходящей конечной точки, поэтому она всегда возвращается к куплету, бриджу или другому припеву. «Джон Джейкоб Джинглхеймер Шмидт» разрешается легче.Прямо как разорванные отношения. — Баумана

40. «Следы моих слез», Смоки Робинсон и чудеса

Самые душераздирающие строки: «Хотя она может быть симпатичной, она всего лишь заменитель / Потому что ты постоянный»

В этой классической слезоточивой игре Motown Smokey воплощена идея грустного клоуна лучше, чем в любой другой песне. Он — жизнь вечеринки — шутит, как клоун использует грим, — но внутри он ранен и тоскует по бывшему любовнику.Он встречается с новой девушкой, но не думает о ней. (Примечание: я не знаю, из-за кого мне здесь грустнее, Смоки или отскока, с которым он ходит по городу.) Он, возможно, вытер слезы, но они оставили свой след. А макияж только делает следы от слез более заметными. — Джастин Сэйлз

39. «Слезы высыхают сами по себе», Эми Уайнхаус

Самая душераздирающая фраза: «Так что это неизбежный уход / Даже если я перестану хотеть тебя / И перспектива прорвется вперед / Я скоро стану другой женщиной следующего мужчины»

В песне «Слезы высыхают сами по себе» Эми Уайнхаус потребовала от Эми Уайнхаус последовать ее собственному совету.«Я не могу снова играть саму себя, я просто должна быть своим лучшим другом», — предупреждает она. «Не трахайся с глупыми мужчинами». Эти строки, открывающие песню, были одной из отличительных черт Уайнхаус как писательницы: «Tears» начинается на помойках, после. Но во время каждого эмоционального разобщения наступает момент, когда вы смотрите в зеркало, сунете палец в грудь своего отражения и говорите им, чтобы они перестали быть такими тупыми и плаксивыми младенцами. — Петерс

38. «Мне нужна была», Рианна

Самые душераздирающие строки: «К черту вашу белую лошадь и карету / Спорим, вы даже представить себе не могли / Никогда не говорил вам, что это может быть / Я вам нужен»

Эта песня такая мелочная, и я, , обожаю ее.Рианна, по сути, произвела фурор на «Сайке, ты думал!» мем и DJ Mustard добавили незабываемый ритм. Это один из тех хулиганов, которые вы и ваши девушки устраиваете после разрыва, перед отъездом. Затем, после того, как вы все в унисон поете: «Не путайтесь / Ты был просто еще одним ниггером в хит-листе / Пытаюсь исправить свои внутренние проблемы с плохой сучкой», — вы все разражались смехом, думая о человеке, который сейчас едва воспоминание. Уверенность и жестокость Рианны действительно на неприкосновенном уровне.(Помните, эта песня находится на том же альбоме, где она снова и снова поет «Секс со мной — это так здорово, » ). Да здравствует она. — Джордан Лигонс

37. «Так больно», Ne-Yo

Самая душераздирающая линия: «Мне нужно сменить автоответчик, теперь, когда я один /» Потому что прямо сейчас написано, что мы не можем подойти к телефону »

Ушной червь поколения! Ne-Yo отказался от сентиментальных баллад во многих отношениях, чем песня «So Sick», дав нам хит в стиле R&B для всех, кто устал от обычных, шмегулярных песен о любви.Настроенный на самый запоминающийся ритм в мире, Ne-Yo оплакивает прошлые отношения и все повседневные изменения, которые происходят с продолжением жизни. «Мне нужно сменить автоответчик, теперь, когда я один / Потому что прямо сейчас он говорит, что мы не можем подойти к телефону … Надо исправить тот календарь, который у меня есть, он отмечен 15 июля / Потому что, поскольку тебя больше нет, нет еще юбилей. » Пятнадцать лет спустя мы все еще не можем выключить радио. — Холливелл

36. «Мы вместе», Мэрайя Кэри

Самая душераздирающая фраза: « Когда ты ушел, я потерял часть себя / В это все еще трудно поверить / Вернись, детка, пожалуйста /« Потому что мы принадлежим друг другу »

* Вздыхает.* Это, пожалуй, самая разыгранная и грустная песня о расставании начала 2000-х. Все думали о ком-то, кто мог / должен был стать их родственной душой, когда это произошло в 2005 году. Но теперь, если это прозвучит по радио, и вы либо счастливы одиноки, либо состоите в крепких отношениях, ваши глаза наверняка потускнеют. . Когда первые две секунды пресловутого ритма звучат в моих колонках, я уже меняю станцию. Это так раздражает, и так Мэрайя.

Вы можете подумать, что не найдете кого-то, на кого можно опереться в тяжелые времена, или кого-то, кто поговорит с вами по телефону, пока не взойдет солнце, но позвольте мне сказать вам, что вы будете, и все будет в порядке.Расставания — отстой, но, пожалуйста, не мучайте свое разбитое сердце (или уши), повторяя эту песню. — Лигоны

35. «Если увидишь ее, поздоровайся», Боб Дилан

Самая душераздирающая строка: «Скажи мне, что со мной все в порядке, хотя дела идут медленно / Она может подумать, что я ее забыл, не говори ей, что это не так»

Вдохновение для творчества Боба Дилана « Blood on the Tracks » всегда обсуждалось. Критики давно предполагали, что альбом повествует о разлуке Дилана с его женой Сарой.Сын пары, Якоб, как сообщается, считает, что Blood — о его родителях. Но сам Дилан упорно отрицал автобиографичность своего шедевра, даже говоря, что он основан на… рассказах Чехова. «Я не пишу конфессиональные песни», — сказал Дилан Кэмерону Кроу во время выпуска иммерсивного (и, в контексте этой цитаты, иронично названного) Biograph . По правде говоря, это не имеет значения. Blood вызывает такой отклик, потому что душевная боль, которую он добывает, кажется одновременно глубоко личной и универсальной.

Это наиболее ощутимо в «Если ты увидишь ее, скажи привет», который приводит нас к разрыву отношений таким образом, который легко понять («Мы поссорились, как это часто случается с любовниками») и гиперспецифично («И если подумать, как она ушла той ночью, мне до сих пор холодно »). Это не самая яркая, тяжелая или лучшая песня Дилана, но это моя любимая, нежная, интимная картина утраченной любви и длительных страданий. Как и многие из его лучших работ, она основана на поэзии, на чистом понимании того, каково это — быть живым.Песня проходит через те же фазы, что и многие из нас, переживая горе: отрицание, отчаяние, гнев, желание. Он плывет в потоке раскаяния («Закат, желтая луна, я переигрываю прошлое / Я знаю каждую сцену наизусть, все они прошли так быстро»), но умудряется передать тоску, которая осторожно ведет к надежде. («Если она возвращается сюда, меня не так уж и сложно найти / Скажи ей, что она может найти меня, если у нее есть время»). После достаточного количества слушаний и достаточной собственной душевной боли вы понимаете, что «If You See Her, Say Hello» на самом деле не песня о разрыве.Это любовное письмо. Мэллори Рубин

34. «Не оглядывайся в гневе», Oasis

.

Самая душераздирающая фраза: «Встань у камина / Сними этот взгляд со своего лица /« Потому что ты никогда не сожжешь мое сердце »

Ближе всего к жизни в эпизоде ​​сериала Glee я подошел, когда мой класс французского в старшей школе спонтанно разразился песней «Не оглядывайся в гневе». Не помню почему, но она закрепила эту песню (по крайней мере, для меня) как балладу об общем weltschmerz, а не личную грусть или сожаление, как фин-де-siècle «You’ll Never Walk Alone.(Например: «Не оглядывайся в гневе» стало чем-то вроде неофициального гимна после взрыва в Манчестере в 2017 году.) Oasis кое-что понимает в написании песен для коллективного пения, важности томного, запоминающегося. мелодия и движущий аккорд меняются — эта песня несла бы примерно такой же эмоциональный вес, если бы это были просто название и припев. — Баумана

33. «Каждый вздох», полиция

Самая душераздирающая строчка: « С тех пор, как ты ушел, я потерялся без следа / Я мечтаю по ночам, я могу видеть только твое лицо»

Эта впечатляюще-сентиментальная баллада Новой Волны, которая закрепила за собой голиаф Synchronicity полиции 1983 года и воцарилась как один из самых больших радиохитов десятилетия, чертовски жутка, во многом по замыслу: манифест нераскаявшегося преследователя, который не так хорош Многие описывают отвергнутую любовь с точки зрения наблюдения, поскольку в нем описывается тотальный государственный надзор с точки зрения отвергнутой любви: «Каждое ваше движение / Каждая нарушенная вами клятва / Каждая фальшивая улыбка / Каждое ваше заявление.» И так далее. «Я буду наблюдать за тобой», — заключает Стинг пару десятков раз на протяжении всего выступления, но это бридж, бьющий в грудь, где жутко задушевный фронтмен трио делает одни из своих лучших выступлений, свои лучшие мольбы, свои лучшие супер-жуткие эмоции и высказывания. : «Мне так холодно, и я скучаю по твоему em-brace ». Забавный факт: он начал писать песню за письменным столом Яна Флеминга в роскошном ямайском поместье автора Джеймса Бонда, что, может быть, и не страшно, но определенно странно. — Харвилла

32.«Не говори», No Doubt

Самая душераздирающая строчка: «Когда мы умираем, и ты, и я / Обхватив голову руками, я сижу и плачу»

Я имею в виду, честно говоря, требуется много мужества, чтобы выпустить соло на испанской классической гитаре в середине тревожной песни в стиле альт-рок 90-х. Также нужно много мужества, чтобы написать песню о разрыве с бас-гитаристом в вашей группе, а затем снять музыкальное видео на песню, в которой есть кадры, подобные приведенному ниже: «Не говори буквально».

Первый хит

No Doubt — это произведение искусства, полное сырых юношеских эмоций и сложных аранжировок.Это красиво, жестоко, болезненно и зажигательно одновременно. — Gruttadaro

31.

«Thinkin Bout You», Фрэнк Оушен

Самые душераздирающие строки: «Не думаете ли вы так далеко вперед? / «Потому что я думал о битве вечно»

Иногда вам нужно солгать самому себе, чтобы пережить душевную боль. Они мне не подходили. Я могу лучше. Я не любил их, я просто думал, что они милые. «Thinkin Bout You» Фрэнка Оушена демонстрирует такую ​​позу таким, какой она есть: фасадом. Нет, я не плакал о тебе, и, кстати, у меня также есть собственность на набережной в Айдахо. Фрэнк явно по-прежнему зациклен на прошлом, даже если его прежнее увлечение не изменилось. И единственный способ справиться с болью — это отказаться от лжи и прийти к согласию с собой. Нежно, сладко, но, прежде всего, честно. — Сейлз

30. «Я иду вниз», Мэри Дж. Блайдж

Самые душераздирающие строки: «Почему ты должен был прощаться? / Посмотри, что ты со мной сделал / Я не могу удержать слезы, которые текут из моих глаз »

Независимо от вашего нынешнего статуса в отношениях, вы наверняка споете от души, когда заиграет эта песня.Мне все равно, я Мэри Дж., Когда звучит припев. К концу песни — кавера на сингл Роуз Ройс 1976 года — вы так сильно «упали», что лежите на полу с закрытыми глазами, с серьгами-кольцами и ремнем: «Мой весь мир поднимается … [драматично пауза] вниз! » Я не могу быть единственным, правда?

Также, помните, когда Тамера спел эту песню на шоу талантов на шоу Sister, Sister ? Культовый. — Лигоны

29. «Ничто не сравнится с 2 ед.», Синеад О’Коннор,

.

Самые душераздирающие строки: «Я мог бы обнять каждого мальчика, которого вижу / Но они напоминают мне только о тебе»

Расставания освобождают; расставания сажают в тюрьму.Когда вы выходите из многолетних отношений, вам нужно заново научиться жить без этого человека в своей жизни. Части этого процесса прекрасны — воссоединение со старыми друзьями, поиск нового хобби, избавление от оков. Но разрыв остается с тобой. Вы встречаетесь в баре с лучшим другом своего бывшего или слышите песню, которая понравилась вам обоим. Иногда это незначительное раздражение. В других случаях это грандиозное событие. Вы заново учитесь жить, но жить трудно.

Я не могу придумать песню, которая лучше отражает эту двойственность, чем «Nothing Compares 2 U», хит О’Коннора 1990 года, первоначально написанный Принсом в 1985 году.Вы можете делать все, что захотите: вы можете веселиться всю ночь, вы можете поесть в модном ресторане, вы можете обнять всех мальчиков и девочек, которые вам нравятся, но это не имеет значения. Это не они, и ничего не будет. Ваша лучшая надежда — просто сдаться и жить для себя. — Сейлз

28. «Комната Марвина», Дрейк,

.

Самая душераздирающая строчка: «Женщина, которую я бы попробовал / счастлива с хорошим парнем»

Дрейк проявляет себя лучше всего, когда он деструктивен, потому что он маскирует газлайтинг более мягкой грустью.«Женщина, которую я бы попробовал / счастлива с хорошим парнем», — поет он. Он счастлив за нее? Линии говорят о том, что шанс есть. Дрейк делает паузу, а затем полностью переходит к Дриззи Делетериусу: «Но я так много выпил / что все равно позвоню ей». Он продолжает говорить ей, что мужчина, с которым она работает, недостаточно хорош, чтобы заменить то, что у них было. Это классический выход со стороны бывшего, но чем дольше он идет, мы понимаем, что это больше связано с его гордостью и противоречивыми эмоциями по поводу его жизненного выбора, чем с ней.Дрейк по спирали говорит ей, что «занимался сексом четыре раза на этой неделе / ​​я могу объяснить», что он спонсирует женщин, что он не может перестать тусоваться и просить обнаженные фотографии. Я уверен, что именно то, что хочет услышать твоя бывшая девушка. По крайней мере, есть перерыв в голосовой почте. — Хейли О’Шонесси

27. «Просто друг», Biz Markie

Самая душераздирающая фраза: «О, хватка! Угадайте, что я видел? / Парень, целующий языком мою девушку в ее рот »

Оказывается, у этой женщины не было того, что нужно Биз Марки.По его словам, на одной из своих выставок он стал котенком, пораженным женщиной. Вы могли подумать, что такое случалось с ним все время, но этого не произошло. Это была «первая девушка, с которой я когда-либо разговаривал», — сказал Биз EW в прошлом году. «Каждый раз, когда я звонил в Калифорнию, какой-то чувак брал трубку и передавал ей телефон. Я бы сказала: «Эй, что с ним?» Она ответила: «О, он просто друг. Он никто ». Не поняв намека, Биз вылетел в Калифорнию, чтобы удивить ее на неделю раньше, чем планировалось.Когда он появился, там был парень, «целовавший мою девушку языком в ее рот».

Biz. Мой парень. Садитесь. Давайте поговорим. Во-первых, она не была твоей девочкой. Вы встретили ее однажды. Во-вторых, вы не заметили, как она целовала языком чувака. Вы преследовали ее. В-третьих, было совершенно очевидно, что этот друг был не только ее другом. Бизу Марки был нужен кто-то, кто выслушал бы его рассказ и честно отозвался о его затруднительном положении. Знаешь, друг. — Дэнни Хейфец

26.«Берн», Ашер,

.

Самая душераздирающая строчка: «Но ты знаешь, надо отпустить / Потому что вечеринка не прыгает, как раньше / Даже если это может ушибить тебя / Пусть горит»

Я не мог себе представить, чтобы кто-то порвал со мной из-за текста этой песни. Ашер повсюду. Он говорит, что любит меня, но нашим отношениям нужен конец; он говорит, что ему больно, и он недоволен, но он не выдерживает и плачет. В глубине души он знает, что это лучше всего, но ему не нравится мысль о том, что я буду с кем-то другим.Собери свое дерьмо, Ашер!

Тем не менее, несмотря на все запутанные разговоры, это классика расставания. Он проповедует идеологию принуждения себя к отпуску, даже если вы не знаете, что собираетесь делать без своего кукареста. После горя каждый оказался на грани между сожалением и свободой. «Burn» Ашера позволяет вам подключиться к этому, одновременно выкрикивая: «Прошло пятьдесят одиннадцать дней, бесчисленное количество часов, и Имма будет гореть, пока вы не вернетесь!» — Лигоны

25.«Часть моего сердца», Большой Брат и холдинговая компания

Самая душераздирающая строчка: «Но каждый раз, когда я говорю себе, что я, ну, я не могу вынести боли / Но когда ты держишь меня на руках, я спою это еще раз»

Если вы когда-нибудь теряете рассудок, трагически одержимы тем, кто обращается с вами как с дерьмом, вы можете найти некоторый катарсис в контролируемом хаосе вокального исполнения Дженис Джоплин в «Части моего сердца». Иди и кричи вместе. Ты не будешь звучать так хорошо, как Янис, но после этого ты определенно почувствуешь себя намного лучше.

Как только ваш гнев немного утихнет, вы можете переключиться на оригинальную запись этой песни, выпущенную годом ранее в 1967 году и спетую Эрмой Франклин (да, это старшая сестра Ареты). Или, если вам нужно еще немного резкости, сопровождающей ваше отчаяние, вы можете попробовать версию Faith Hill. Я также не буду судить вас, если единственный человек, который может облегчить вашу боль, — это Шэгги (или Беверли Найт, Мелисса Этеридж, Стивен Тайлер, Келли Кларксон или один из бесчисленных других художников).

Написанная Джерри Раговым и Бертом Бернсом, «Piece of My Heart» — одна из самых запоминающихся и устойчивых песен о Some Fuckboi в истории fuckbois.Структура «призыв и ответ» в припеве создает эти кипящие обиды и высвобождает их резким первобытным криком. Несомненно, до скончания веков будут новые версии этой песни — потому что это абсолютная фишка, но еще и потому, что … мужчины. — Мэтт Джеймс

24. «Тощая любовь», Bon Iver

Самая душераздирающая строка: «И я сказал тебе набраться терпения / И я сказал тебе, чтобы все было в порядке»

Хорошее правило для песен о расставании состоит в том, что должна быть часть, на которую вы можете кричать, не обремененную такими глупыми вещами, как принуждение и самосознание.Хор песни Bon Iver «Skinny Love» великолепен, особенно для тех, кто только что разорвал отношения и чувствует себя обязанным переложить всю вину на другую сторону.

Вы уже знаете эту историю: в 2006 году Джастин Вернон расстался со своей девушкой, собрал машину и уехал в пустыню Висконсина, выйдя из него только после записи альбома слезливых песен о расставании. Этот рассказ о происхождении повторялся так часто, что превратился в мягкую кашу, скрывающую настоящую правду: For Emma, ​​Forever Ago — и особенно «Skinny Love» — глубоко размышляющие, умные, трогательные документы о разрыве отношений.- Gruttadaro

23. «Держись», Бейонсе

Самая душераздирающая фраза: « Разве вы не видите, что над вами нет другого мужчины? / Как плохо поступить с девушкой, которая тебя любит »

Трудно выразить настоящую боль в быстром ритме и убедить разбитое сердце. И все же Бейонсе правдоподобна в «Hold Up», болезненном описании эмоций, возникающих после того, как вы обнаружите, что ваш партнер обманул. Lemonade был вдохновлен реальными событиями — i.е., это Бейонсе смиряется с изменой Джей-Зи. Неверность приводит к очень специфическому типу опустошения: вы злитесь; ты несчастный; вы унижены. Вы переключаетесь с одной эмоции на другую за считанные минуты. Она открывает песню с уверенностью: ни одна женщина не может дать то, что может. «Погоди, они не любят тебя так, как люблю я». На одном дыхании она теряет уверенность в себе: «Что еще хуже, ревнивая или сумасшедшая?» Бейонсе останавливается на сумасшествии, а затем возвращается к гневу. «Ты позволил этой доброй любви пропасть зря.»- О’Шонесси

22. «Плачь меня рекой», Джастин Тимберлейк.

.

Самая ломающая лирика: «Ты не знал всех, как я любил тебя, нет / Итак, ты рискнул / И построил другие планы»

В начале 2002 года Джастина Тимберлейка считали не более чем подростком. Его группа ‘NSync’ была одной из определяющих групп эпохи бойз-бэндов, и он был ее харизматичным лицом. (, милый, , если хотите.) У него даже была идеальная девушка для этого типа славы: Бритни Спирс, с которой он снял этот культовый джинсовый крой.Затем пара рассталась, JT расстались с ‘NSync, и произошла «Cry Me a River».

В своем первом сольном мегахите Джастин намекает, что его любовь изменила ему («Тебе не нужно говорить, что ты сделал / Я уже знаю, я узнал от него») и списывает ее навсегда. Он уже плакал по этому поводу, а теперь ее очередь. Но никакие ее слезы не могут исправить ущерб; он ушел. Не нужно было много разыскивать, чтобы понять, что он поет о Бритни. Интрига знаменитости, великолепная постановка Тимбалэнда и мгновенно запоминающееся музыкальное видео вместе сделали «Cry Me a River» самой знаковой песней о расставании начала 2000-х годов, подняв его на новый уровень славы.Он расстался не только с Бритни, но и со своим прошлым, и он был готов к миру. — Сейлз

21. «С тобой или без», U2

Самая душераздирающая фраза: «Она заставила меня ничего не выиграть / И нечего было терять»

Ничего не меняется, если, как говорится, ничего не меняется, а «С тобой или без тебя» существует в этом безнадежно рекурсивном пространстве «Я ненавижу то, что люблю тебя». Эта песня была первым номером U2. Первый хит в США, хотя, по словам Боно, «это очень странно звучащая песня… она как бы нашептывает свой путь в мир.Но больше всего резонирует не шепот, а все эти вопли, вроде крещендо болящих, в высшей степени способных к пению Боно аххх-ахх-ах-аххххх или болезненные, вечные ноты «бесконечной гитары» Эджа, спроектирован так, чтобы поддерживать тон, как если бы это было обидой. «Психотическая сдержанность» — так Боно охарактеризовал лишнюю работу Эджа над этим треком, описание, которое можно использовать как совет по разрыву отношений. — Кэти Бейкер

20. «Джолин», Долли Партон,

Самая душераздирающая фраза: «И я могу легко понять / Как вы могли легко взять моего человека / Но вы не знаете, что он значит для меня, Джолин»

В то время как другие певицы-кантри могли справиться с новообретенным очарованием своего мужчины красивой рыжей, скажем, вонзив ключ в его симпатичную маленькую усиленную полноприводную машину или — просто выплевывая сюда — угрожая отправить ее в Город Кулаков Партон просто умоляет о пощаде.Отчаянная высота ее обращения, противопоставленная яростному гитарному риффу в стиле Дориана, ставит ставки намного выше, чем те, которые вы можете найти в в целом суровых кантри-песнях о мошенничестве, лжи и неправде. Любой кабинетный исследователь работ Партон может сказать вам, что она скрывает феминистские манифесты в рамках рыночных дидди о повседневном опыте. Я всегда понимал, что эта песня очень актуальна, поскольку она подразумевает то, что каждая женщина в конце концов узнает: отношения могут быть как романтически наполненными, так и, слишком часто, экономической спасательной шлюпкой к лучшей жизни.В «Джолин» наш рассказчик не просто цепляется за своего мужчину, она цепляется за выживание. — Алиса Березнак

19. «Я слышал это сквозь виноградную лозу», Марвин Гэй.

.

Самая душераздирающая фраза: «Ты собираешься отпустить меня / ради другого парня, которого ты любил раньше?»

Эта песня была впервые выпущена Gladys Knight and the Pips в 1967 году. Годом позже Марвин Гэй выпустил ее более медленную версию на своем альбоме In the Groove . Возможно, песня нашла отклик у Гэя, потому что он женился на 41-летней женщине, когда ему было всего 24 года, и их брак был полон неверностей.«Я был влюблен в идею любви», — однажды сказала Гэй. По крайней мере, это то, что я слышал через виноградную лозу. — Хейфец

18. «Экс-фактор», Лорин Хилл

Самая душераздирающая фраза: «Где ты был, когда ты был мне нужен?»

«Ex-Factor» — это больше, чем песня о расставании, она о признании токсичных отношений до того, как у вас появятся слова, чтобы назвать их токсичными. Каждая строчка, настолько откровенная, что это больно, посвящена бесплодным поискам причины в сценарии, лишенном ее.Лирика Хилла отражает худшее из худших отношений на скалах: боль, соучастие и нежелание отказываться от любви, которая, как вы думаете, все еще существует, похороненная под ерундой.

Когда он снова попал в эфир в 2018 году на потворствующей, но неотразимой фразе Дрейка «За что приятно», это было почти как признать и вернуть себе прошлое «я» — человека, который мог бы плакать вместе с оригиналом. Теперь, став более мудрыми слушателями Empowered ™, мы услышали ремикс, запоминающийся хук, лишенный его разрушительных куплетов, и качнули головами, когда Дрейк напомнил нам о том, насколько коротка жизнь.Тем не менее, никто не может уловить грубые, неудобные эмоции, которые изначально испытывала Лорин, и никто никогда не сможет этого сделать. —Джонсон

17. «Ты такой тщеславный», Карли Саймон.

.

Самая душераздирающая строчка: «Ну, ты сказал, что у нас получилась такая красивая пара / И что ты никогда не уйдешь / Но ты отдал то, что любил / И одним из них был я»

Задолго до того, как Тейлор Свифт отправила своих поклонников на поиски мусора в субтитах, Карли Саймон написала напыщенный поцелуй, который, благодаря своему самонадеянному припеву, заставил мир задуматься, о ком идет речь и что они могли сделать, чтобы разозлить ее.Спустя более 40 лет предположений мы знаем, что певец описывал актера Уоррена Битти. (В недавнем резком интервью она добавила, что, хотя в песне говорится о трех разных мужчинах, Битти «думает, что все дело в нем».) Возможно, мы никогда не узнаем, в какой компании он состоял (кашля: Мик Джаггер?), Но надолго. Сила ясноглазого убийства Саймона — это референдум о необузданном мужском эго, независимо от того, содержится ли оно в теле лихого актера или угрюмого хулигана. — Березнак

16.«Танцую сам по себе», Робин,

.

Самая душераздирающая строка: «Да, я знаю, что это глупо, я просто должен увидеть это сам»

В прошлом году, после шоу Робин в Мэдисон-Сквер-Гарден, восторженные посетители концертов продолжили вечеринку на платформе метро A / C / E, прервав головокружительное публичное представление «Dancing on My Own». Обычно вы не ожидаете, что песня о расставании приведет жителей Нью-Йорка к таким проявлениям коллективной радости, но большинство песен о расставании не похожи на эту: песня, к которой вы можете стремиться, гимн клуба, похититель сцены. , история одиночества, которая все еще находит утешение в толпе.Это песня о том, чтобы двигаться дальше — Я просто пришла попрощаться, , — но также о том, просто, о движении. Певица может быть одна в углу, и она может знать, что это глупо, но, по крайней мере, она там танцует. — Бейкер

15. «Спасибо, следующий», Ариана Гранде.

Самая душераздирающая строчка: «Хотел бы я сказать:« Спасибо »Малкольму /« Потому что он был ангелом »

Эта песня — решение, которое нужно сделать со страданиями из-за отношений, чтобы вновь принять себя, сосредоточиться на исцелении и установлении новых паттернов.Чтобы не только репетировать прошлые поражения, но и предвидеть будущие победы, а также жить настоящим моментом, быть здесь сейчас.

Это для выполнения повседневной работы быть счастливым. — Петерс

14. «Конец дороги», Boyz II Men

Самая душераздирающая фраза: «Это неестественно»

И радостное происхождение, и жалкий похоронный похоронный звон для миллиардов 90-х годов девяностых годовщины, гимназии и танцевальных отношений, которые длились только на время самой песни «End of the Road», которая стала мощной благодаря саундтреку Boomerang 1992 года — один из величайших хитов в истории поп-музыки.Например, «13 недель подряд на вершине Hot 100». Например, «Староместская дорога своего времени», громкий, слезоточивый гимн для влюбленных в пояс, слишком опустошенных, чтобы даже взять своих лошадей и выйти из дома. Финальный припев a capella — знаковый момент в истории американской культуры, одновременно волнующий и разрушительный: «Это неестественно / Ты принадлежишь мне / Я принадлежу тебе». Слово неестественно еще никогда не звучало так естественно и так убого. — Харвилла

13.«Мечты», Fleetwood Mac

Самая душераздирающая фраза: «А вот и снова, ты говоришь, что хочешь свободы / Ну, кто я такой, чтобы тебя сдерживать?»

Даже 40 с лишним лет спустя услышать тихий стон Стиви Никс: «Что у тебя было … и что ты потерял / И что у тебя было … и что ты потерял». Парню, играющему на гитаре. — значит жить вечно. , и представить себе этого гитариста, упавшего замертво от раскаяния на месте. (Линдси Бэкингем, конечно, известен тем, что сам напевал несколько сладко едких гимнов о расставании.) Будучи вторым (и лучшим!) Треком из Rumors 1977 года, разошедшегося по миллионам продаж, «Dreams» радикально переэкспонирован и все еще как-то преступно недооценен, привязан к своему знаковому месту, времени и обстоятельствам, но также шокирующе вневременен. (Зои Кравиц восхищается этим в пилотной серии нового ремейка High Fidelity от Hulu серии , чтобы доказать, что ее добросовестность рок-нерда.) Соедините его с Silver Springs для максимального эффекта. — Харвилла

12. «Как вы можете излечить разбитое сердце», Эл Грин,

.

Самая душераздирающая фраза: «Дай мне снова жить»

Это горе, а затем горе Эла Грина.(Не пренебрегая исходной версией Bee Gees — зеленый — это все, что я знаю, когда прохожу через это.) Он раздражен с самого начала, гадая, оправится ли он когда-нибудь от ушедшей любви. Агонии достаточно, чтобы в припеве созерцать саму природу: «Как можно вылечить разбитое сердце? / Как остановить дождь? / Как сделать так, чтобы солнце не светило? / Что заставляет мир вращаться? » Грин просит ответов, чтобы «кто-нибудь, пожалуйста» пришел исправить его.Он умоляет: «Дай мне снова жить». Жизнь, которую он знал, без этого человека закончилась, и пока идет песня, для нас она тоже кончилась. — O’Shaughnessy

11. «Разорванный», Натали Имбрулья

Самая душераздирающая строчка: «Я совсем без веры / Вот как я себя чувствую, мне холодно, и мне стыдно / Лежать голым на полу»

Плохой разрыв, дно, а потом «холодно и стыдно, лежать голым на полу». Одноразовое чудо Натали Имбрулья 1997 года (и хитрая обложка) не обходится без слов, чтобы точно описать, как хреново поверить не тому человеку.(Или любого другого мужчину, в зависимости от того, насколько сильно вы чувствуете себя в этой песне.) «Torn» в наши дни превратился в преувеличенный кавер-мем, но вы лжете, если говорите, что до сих пор не попали в эту песню. хор каждый раз. — Холливелл

10. «Я выживу», Глория Гейнор.

Самая душераздирающая строчка: «Итак, вам захотелось заглянуть и просто ожидать, что я буду свободен / Что ж, теперь я сохраняю всю свою любовь для того, кто любит меня»

Этот диско-колосс 1978 года настолько своеобразен, настолько монолитен, настолько укоренился в свадебных танцевальных полах, что его вряд ли можно отнести к песне о расставании: как восторженные и вдохновляющие гимны звучат, это гламурная бабушка «Truth Hurts» Лиззо. и «Thank U, Next» Арианы Гранде, «Незаменимый» Бейонсе и еще около 50 000 других самоутверждающих поп-хитов.Тем не менее, что действительно возвышает непревзойденную примадонну из Нью-Джерси Глорию Гейнор, так это ее социально-политический смысл: «Я выживу» долгое время была боевым гимном для ЛГБТ-сообщества, для переживших домашнее насилие, для всех, кто может относиться к делу каким-либо образом. легкомысленно или иначе, на откровенно культовую фразу «Я сохраняю всю свою любовь для того, кто любит меня», что, конечно же, относится ко всем. Она знает, что ты боишься; она знает, что ты окаменел. Но она также знает, что ты не останешься таким надолго. — Харвилла

9.«Ain’t No Sunshine», Билл Уизерс,

.

Самая душераздирающая фраза: «Интересно, куда она ушла на этот раз / Интересно, уехала ли она остаться»

Чтобы написать песню 1971 года о видеоигре 2010 года: Данте Inferno — это ролевая игра, основанная на первой песне из «Божественной комедии ». Я говорю свободно, потому что у Э.А. Данте дрожащие мускулы и массивная коса — его единственная защита от легионов ночи, которые украли его возлюбленную Беатрис.Я никогда в нее не играл, но друг, который описал свое разочарование игрой: «Кажется, что чем больше времени он уделял ей, тем больше уходил от нее вывод. В рекламе Суперкубка Данте мчался к разинутой пасти Ада, решительный, но, знаете ли, определенно обреченный. Когда он спускается, вы слышите низкое карканье голоса Билла Уизерса, тоскующего по потерянному любовнику: «Разве не светит солнце, когда ее нет, только темнота каждый день». В моем последнем разрыве не было гигантского пылающего дьявольского чудовища, но это было похоже на столь же безнадежную тяжелую битву.- Петерс

8. «Кто-то вроде тебя», Адель

.

Самая душераздирающая фраза: «Иногда любовь длится, а иногда — больно»

Королева горя никогда не была лучше, чем на втором альбоме 21 , а 21 не лучше, чем Someone Like You. Ода Адель тому, кто сбежал, — пожалуй, самая обожаемая слезинка последнего десятилетия; начиная с этой простой фортепианной партии и заканчивая тем сокрушительным зацепом: «Иногда любовь длится долго, а иногда — больно.И, конечно же, этот голос! Сейчас, когда я смотрю простой черно-белый музыкальный видеоклип, я поражаюсь тому, какой детским лицом была Адель в 21 год, несмотря на то, что она поставила песню, которая демонстрирует такую ​​эмоциональную зрелость. Она желает всего наилучшего своему бывшему («Старый друг, почему ты такой застенчивый?»), Но, черт возьми, ей все еще больно. Разве мы не все! — Холливелл

7. «Я хочу, чтобы ты вернулся», Джексон 5

Самый душераздирающий текст: «Кто-то выбрал тебя из группы, хватило одного взгляда / Теперь уже слишком поздно для меня, чтобы взглянуть еще раз»

«I Want You Back», возможно, самая внешне радостная песня во всем этом рейтинге — это история, которую поймет любой, кто когда-либо принимал кого-то как должное.Одиннадцатилетний Майкл Джексон сейчас наиболее рано развился и поет о девушке, которую он не ценил до конца, пока кто-то другой не украл ее сердце. Теперь ему просто нужен еще один шанс доказать, что он умеет обращаться с ней правильно. Майкл, конечно, не писал эту песню — ее сочинили Берри Горди и компания, — но он продает ее так, как никогда не сможет человек в два или три раза его старше. Леопард не может менять свои пятна, но если он звучит так хорошо, пытаясь убедить вас, что может, почему бы не дать ему еще один шанс? — Сейлз

6.«Since U Been Gone», Келли Кларксон,

.

Самая душераздирающая фраза: « Почему я никогда не слышал, как ты говоришь /« Я просто хочу быть с тобой »(быть с тобой) / Я думаю, ты никогда не чувствовал этого»

В каждом разрыве есть момент, когда после нескольких недель жалости к самому себе вы сбрасываете кокон от тренировочных штанов, выходите на улицу и с мгновением щелчка резинкой внезапно глубоко в сердце понимаете, что ваш бывший был невыносимо тяжело. Баллада Келли Кларксон в жанре пауэр-поп олицетворяет обретенную уверенность в себе, которая приходит с осознанием этого.Это также связано с моментом поп-культуры, который я всегда буду ассоциировать с мелодраматическим 16-летним тысячелетием: «Since U Been Gone» был написан поп-лордами Максом Мартином и доктором Люком, которые разорвали весь его мюзикл. структура из гораздо более поэтического хита Yeah Yeah Yeahs «Карты», а затем — после того, как Пинк и Хилари Дафф отказались от нее — была спета самым первым победителем тогда еще молодого реалити-шоу American Idol. Удобная для AIM буква «U» в названии — это просто вишенка на торте.- Березнак

5. «Мисс. Джексон », Outkast

Самый душераздирающий текст: «Навсегда никогда не кажется таким длинным, пока ты не вырастешь / И заметьте, что повседневный правитель не может ошибаться»

Иногда расстаться с семьей значимого другого так же сложно, как и расстаться с ними. Big Boi и André 3000 поняли это на «Ms. Джексон », песня, посвященная Коллин Марии Райт, матери Эрики Баду, от которой у Андре был ребенок. Стих «Три стопки» особенно трогателен — его намерения были хорошими, но дела пошли еще хуже.Это суровая реальность: большинство отношений рождаются с истечением срока годности, независимо от того, насколько ярко горит пламя вначале. Что касается песен с извинениями, то они довольно искренние и тонкие. И Райт, кажется, купил это: Эрика сказала в 2016 году, что у ее матери даже есть номерной знак «MSJACKSON». — Сейлз

4. «Я всегда буду любить тебя», Уитни Хьюстон.

Самая душераздирающая фраза: «Пожалуйста, не плачь / Мы оба знаем, что я не то, что тебе нужно»

Долли Партон написала одну из самых динамичных песен о любви с песней «I Will Always Love You.Уитни Хьюстон, исполнившая кавер на фильм « Телохранитель », стала мировым хитом благодаря своему поразительному размаху. Обе версии прекрасны по разным причинам, хотя медовая, шаткая оригинальность Партона лучше всего подходит для горя. Во-первых, это подлинно: она написала песню для своего бывшего менеджера и профессионального партнера Портера Ваггонера после того, как решила уйти от него. Партон полон сочувствия, но твердо намерен уйти. Когда она поет в бридж, это горько-сладко. Она утверждает, что им обоим так лучше, но он не желает ему ничего, кроме «радости и счастья».«Один из самых трудных уроков взаимоотношений состоит в том, что два человека могут любить друг друга, и это все равно неправильно ни для одного из них — благодаря Долли и Уитни, это был урок, усвоенный на раннем этапе. — O’Shaughnessy

3. «Я не могу заставить тебя полюбить себя», Бонни Райт.

.

Самая душераздирающая строка: «Я закрою глаза / Тогда я не увижу / Любовь, которую ты не чувствуешь, когда обнимаешь меня»

Вы можете быть подругой, мужем, партнером или даже другом, имеющим льготы.Какую бы роль вы ни играли в служении любви, у нее есть ярлык, который устанавливает ожидания. Есть ясность и комфорт в том, чтобы знать, где вы находитесь с кем-то. Но, несмотря на всю нашу семантику и обещания, ужасающая реальность нашей любовной жизни состоит в том, что любовь сама по себе может быть безжалостно необязывающим соглашением, добровольным соглашением. Еще более пугающе то, что зачастую наши сердца, а не мы, сами решают.

Что отличает «I Can’t Make You Love Me» от большинства песен о разрыве, так это то, что она происходит в самый болезненный момент разрыва: принятие.Это не гимн расширения прав и возможностей после разрыва отношений или отчаянная просьба остаться вместе. Это полная сила дезориентирующего разового удара утраты и одиночества. Это потрясающий момент, когда вы отказываетесь от борьбы.

Захватывающее исполнение Бонни Райт этой песни (написанной Майком Ридом и Алленом Шамблином) несет в себе вес всей жизни в любви и вне ее. Она кладет слайд-гитару, усаживает Брюса Хорнсби за пианино и поет эту песню с уверенностью и грацией.Вокал, использованный при записи альбома Luck of the Draw , был первой попыткой Бонни. «I Can’t Make You Love Me» перепела бесчисленное количество артистов, включена в несколько списков величайших песен всех времен и внесена в Зал славы Грэмми.

Песни, которые трогают нас больше всего, — это те, которые объединяют нас через самый человеческий совместный опыт. В конце концов, мы все понимаем, что нельзя заставить чье-то сердце почувствовать, «чего не будет». Но если вы однажды окажетесь на дне, внезапно окажетесь в одиночестве в темноте — будь то ваш первый или 14-й раз — вы можете почувствовать себя немного менее одиноким, зная, что Бонни тоже была там. — Джеймс

2. «Ты, Охта, знаешь», Аланис Мориссетт.

.

Самая душераздирающая строчка: «Она знает, как ты сказал мне, что будешь держать меня, пока не умрешь, пока не умрешь / Но ты все еще жив»

Аланис Морризетт было 19 лет, когда она записала горькую балладу «You Oughta Know» одним дублем в 23:00. «Весь этот вокал — это только она в конце ночи», — сказал ее коллега Глен Баллард в устной истории альбома « Jagged Little Pill », «поет то, что она только что написала.Результатом стало откровение в его рваных эмоциях, царапинах на ногтях и фелляции, произведении искусства, в центре которого кипят спирали ярости. (То, что это, возможно, было вдохновлено дядей Джоуи, остается одновременно культовым и глубоко странным, но также имеет болезненный смысл: вас действительно не бросили, пока вас не бросил кто-то, у кого даже не такой крутой, знаете?) » You Oughta Know » полностью шокировал мою маму каждый раз, когда он появлялся на радио в 90-х, и, более того, в нем есть и Фли на басу, и Дэйв Наварро на гитаре.Чего еще вы могли желать, кроме сладкой, сладкой мести? — Бейкер

1. «Пурпурный дождь», князь

.

Самая душераздирающая фраза: «Я никогда не хотел причинить вам печаль / Я никогда не хотел причинить вам боль»

Пурпурный дождь, согласно цитате без источника, которую широко приписывают принцу Роджерсу Нельсону, является результатом смешения крови с небом, что представляет собой своего рода апокалиптическую драму, которую мог вызвать только принц. Но вам даже не нужно понимать, что такое фиолетовый дождь, чтобы почувствовать «Purple Rain», мощную балладу, завершающую все мощные баллады.

Некоторые песни о расставании полны ненависти, некоторые печальны, другие вдохновляют. Только «Purple Rain» обладает способностью ощущать все одновременно, почти религиозный опыт песни, обладающей способностью исцелять, как никто другой. В трудные времена надевайте «Пурпурный дождь» и позвольте ему вести вас. — Gruttadaro

The Bitter Withy (Roud 452)

> А.Л. Ллойд> Песни> Горькое чувство
> Молодая традиция> Песни> Горькое чувство
> Уотерсоны> Песни> Горькое чувство
> Мэдди Прайор> Песни> Горький Иди

[ Руд 452 ; Баллада Индекс L689 ; VWML CJS2 / 9/3329 , CJS2 / 10/4832 ; трад.]

Путешественница Шарлотта Смит из Таррингтона, Херефорд, и Уильям Пейн из Глостера спели гимн The Bitter Withy в записях 1952 года, сделанных Питером Кеннеди соответственно Мод Карпелес и Питер Кеннеди. Объединение обеих версий было включено в антологию. Рождественские песни / Церемония (Народные песни Великобритании Том 9; Кедмон 1961; Тема 1970).

A.L. Ллойд спел The Bitter Withy в нескольких записях: без сопровождения в 1950-х на его записи 78 оборотов в минуту Вниз в лесу Йон / Горькая жизнь и на его альбоме 1956 года с Юэном Макколлом Riverside Великие британские баллады, не вошедшие в детское собрание , и в сопровождении Альфа Эдвардса, играющего на концертине, на альбоме 1964 года его и Эвана МакКолла Английские и шотландские народные баллады .Он прокомментировал в последнем альбоме заметок:

английских деревенских жителей в прошлом привлекали многих «Неофициальные» библейские легенды, особенно те, которые изображают Библейские персонажи, действующие как европейские деревенские жители, и особенно те, которые содержали элемент социального протеста или, по крайней мере, эгалитаризма. Так, например, в знаменитом Вишневое дерево Кэрол , Иосиф говорит, как настоящий крестьянин, когда он и его беременная жена пробираются через сад, и Мэри просит его собрать ей немного вишня, и нам говорят:

Тогда Ап заговорил Иосиф грубыми и дикими словами:
«Пусть он соберет тебе черешню, от которой ты забеременела».”

The Bitter Withy гимн также наполнен фигурами из сельский пейзаж средневековой Англии — ребенок, играющий в мяч на улице, снобистские молодые богатые мальчики, которые презирают его, богатые молодые матери, которые бегают с их рассказ о катастрофе и рассерженная мать, которая наказывает своего ребенка, его через колено и бить его. The Bitter Withy (гимн без всякой связи с Рождеством) до недавнего времени оставалась одной из самых популярных английских народных песен, возможно, из-за его социального содержания: тот факт, что он, снобизм молодые лорды получают «возмездие» из рук, если Младенец Иисус, кажется, полюбил гимны бесчисленным поколениям людей. скромные певцы.Традиция Иисуса, поддерживающего себя на солнечном луче, и его товарищи, пытающиеся сделать это и смертельно падающие, можно найти в Апокрифическое Евангелие от Псевдо-Матфея, а также в 13-м -м веке Английский манускрипт, содержащий рифмованные легенды о жизни Иисуса. Фреска в церковь Сан-Мартино в Лукке, Италия, изображает наказывающую Деву Марию молодой Иисус. (…) Случай, когда Христос проклял иву в последнем стихе, не вызывает сомнений. фольклорная попытка объяснить природный феномен: это факт, что ива очень склонен «погибнуть в душе».

Кажется, у колядки есть лучше всего выжил в Херефорде и Шропшире, где Воан Уильямс получил более полудюжины версий в 1908–1909 гг. Настоящая мелодия шестнадцатеричная (состоящий из шести смежных ступеней) и главного персонажа.

Сара Портер спела The Bitter Withy в 1965 году по адресу The Three Cups , Punnetts Town. Эта запись Брайана Мэтьюза была включена в 2001 году в Музыкальные традиции. антология песен из деревенских пабов Сассекса, Еще одна субботняя ночь .

Питер Беллами спел The Bitter Withy в 1968 году на последней пластинке Young Tradition, Галереи , и 28 апреля 1981 года в записи Valley Folk для Radio WFCR. Это было включено в 1999 году в его антологию Free Reed. Разбуди сводчатое эхо . Хизер Вуд прокомментировала:

Питер узнал эту версию от Одри Коппард. Это дает гораздо больше правдоподобнее изображение Иисуса Христа, чем большинство баллад его детства.

Народная долина пела Горькое зрелище в 1968 году в их альбоме «Тема» гимнов на все времена года, Все колокола в раю .

Элис Уэбб спела Горькая ива Питеру Шепхарду в ее караване у Апперли Шлюз, недалеко от Тьюксбери, на Рождество 1968 года, и Лемми Бразилия спела ее Шепхард на стоянке для караванов на Сандхерст-лейн, Глостер на Рождество 1972 года. Обе записи были включены в 2007 году в семейный альбом Brazil Family. Антология музыкальных традиций Вниз по Олд-Риверсайд .

Рой Бейли спел Bitter Withy в 1971 году на его одноименном альбоме на лейбле Trailer, Рой Бейли .

Джордж Дикон спел The Bitter Withy в 1973 году на его и Мэрион Росс альбоме Transatlantic Призрак Сладкого Уильяма . Комментарии на обложке альбома:

Легенда о Христе и мосте солнечных лучей была широко известна; очевидно, он появляется на фреске в итальянской церкви. Эта баллада была вероятно, первый популярный бюллетень, который будет собран после монументального детского работа над английской и шотландской народной балладой.

Дэйв Берланд спел The Bitter Withy на его альбоме 1975 года Песни и хейкоки с маслом .

Мартин Симпсон спел The Bitter Withy в 1976 году на своем первом альбоме, Золотая тщета , который был выпущен на лейбле Trailer.

Muckram Wakes спел The Bitter Withy в 1976 году на их одноименном альбоме Trailer Мукрам просыпается

Nowell Sing We Clear выучил The Bitter Withy из пения Луи Киллена и спел его в 1977 году на их одноименном альбоме зимних гимнов, Nowell Sing We Clear , г. а в 1995 году на их компакт-диске Приветствую Улыбающееся Утро! .

Майк Уотерсон спел The Bitter Withy на тему Уотерсонов LP 1977 года и компакт-диск 2007 года, Звук, звуки ваших инструментов радости . Эта запись также была включена в 1990 году в переиздание их компакт-диска 1990 года. Мороз и огонь .

Дэйв Тоттерделл спел The Bitter Withy на антологии 1978 года Выбор миссис Кейси .

Мэдди Прайор записала Bitter Withy в 1997 году для своего альбома Плоть и кровь и спел его на концерте 2006 года, который был выпущен годом позже на CD и DVD. Квест .Она прокомментировала в примечаниях к предыдущему альбому:

Традиция всегда представляла альтернативу ортодоксальной догме, как социальные и религиозные. В этой истории о мальчике Иисус тоже изображает его таким человек, и это не соответствует данному библейскому образу. Мне это кажется притча о власти и о том, что каждый должен научиться ею пользоваться.

Я впервые услышал эту песню из прекрасного ритмичного пения Роя Бейли, но я наконец нашел его в Берте Ллойде Народная песня в Англии , обязательно для всех, кто интересуется народной музыкой.

Том и Барбара Браун спели Bitter Withy в 2002 году на их компакт-диске WildGoose Преобладающие ветры . В своих примечаниях они прокомментировали:

Песня из апокрифической легенды, которая, кажется, длилась дольше всех цыган. и певцы-путешественники. Я выучил песню у Редда Салливана, который с Мартин Винзор, оказал (что, возможно, удивительно) значительное влияние на возрождение юношеской народной песни в Корнуолле и Северном Девоне. Стиль пения Редда песня была намного медленнее и свободнее, чем обычно, и я нахожу Я предпочитаю так.

Джон Тамс спел Bitter Withy на его тематическом компакт-диске 2005 г. Расплата и в благотворительной антологии Хантингдон Фолк 4 .

Рождественский оркестр Альбиона с Келли во время пения записан Bitter Withy в 2006 году для их компакт-диска Зимние песни . Этот трек также был включен в 2014 году в их сборник. Колядки .

Лиза Кнапп спела The Bitter Withy в 2007 году на ее компакт-диске Дикий и Неустрашимый .

Ханна Джеймс спела The Bitter Withy , «Собрано Сесилом Шарпом из Томас Тейлор в Ross Workhouse, Херефордшир, в 1921 году » на альбоме середины зимы 2009 года Керфаффла Осветите тьму .

Стефани Хладовски и Крис Джойнс спели The Bitter Withy в 2012 году на их компакт-диске Дикая дикая ягода . Они прокомментировали:

The Bitter Withy — это гимн, восходящий к 15 году веку. и основан на истории, происходящей в c.1 улица –4 улица век Младенчество Евангелие от Фомы . Стихи 2–3, как указано. в Подавленные Евангелия и Послания оригинального Нового Завета Иисус Христос архиепископа Уильяма Уэйка (1657–1737).

Спел Берни Черри Bitter Withy на его антологии Музыкальных традиций 2013 года С порохом, дробью и пистолетом . Он указан в буклете альбома:

.

Я получил это из записи Билла Пейна примерно в 1969 году, и это с тех пор была одной из моих основных песен.

Демонические парикмахеры выучили Горький иди из пения Майка Уотерсона и записал его в 2015 году для своего компакт-диска Дискотека в таверне .

Энди Тернер выучил Горькое дело от пения Майка Уотерсона тоже и спел ее как запись своего проекта от 25 февраля 2018 г. Народная песня в неделю .

Текст

А.Л. Ллойд поет The Bitter Withy Питер Беллами поет The Bitter Withy

Как выпал в светлый праздник
С неба выпал град;
Наш Спаситель спросил свою дорогую мать.
Может ли он пойти поиграть в мяч.

Как выпал в светлый праздник
С неба выпал небольшой град;
Наш Спаситель спросил свою дорогую мать
Может ли он поиграть в мяч.

«На балу? На балу? Мой дорогой сын?
Пора тебе уйти;
Не дайте мне слышать никаких жалоб
Ночью, когда вы приходите домой. »

«На балу? На балу? Мой дорогой сын?
Пора тебе уйти,
Но не дай мне слышать ни о чем.
Сегодня вечером, когда ты вернешься.”

Итак, вверх по холму и вниз по холму.
Наш милый молодой Спаситель бежал
, пока не встретил трех богатых лордов »,
« Доброе утро каждому ».

Итак, это вверх по холму и вниз по склону
Наш милый молодой Спаситель бежал,
Пока он не встретил трех богатых молодых лордов
Все играли на солнце.

«Доброе утро, доброе утро, доброе утро», — сказали они,
«Доброе утро», — затем сказал он,
«А кто из вас, трое богатых молодых лордов
, будет играть со мной в мяч?»

«Доброе утро, доброе утро, доброе утро», — воскликнули они,
«Доброе утро», — говорит он,
«А кто из вас, трое богатых молодых лордов
, будет играть со мной в мяч?»

«Мы все сыновья лордов и дам
Рождены в беседке и холле,
А ты всего лишь ребенок бедной служанки.
Родился в стойле для волов.”

«Что ж, мы все сыновья лордов и дам,
Все рождены в беседке и зале,
А вы всего лишь еврейский ребенок
Родился в стойле для волов»

Сладкий Иисус повернул его,
Он не смеялся и не улыбался,
Но слезы текли из его глаз
Как вода с неба.

«Если вы все сыновья лордов и дам
Родились в вашей беседке и зале,
Я заставлю вас поверить в вашу последнюю сторону
Я ангел над всеми вами»

«Ну, хоть вы и сыновья лордов и дам»
Все рождены в вашей беседке и холле
Я докажу вам на вашем последнем конце
Я ангел над всеми вами »

И сделал себе мост из солнечных лучей
И побежал по воде;
Богатые молодые лорды погнались за ним
И утонули все трое.

И построил себе мост из солнечных лучей
И плясал над рекой;
За ним последовали молодые богатые лорды.
И утонули все трое.

Итак, вверх по холму и вниз по склону
Три богатые молодые матери побежали
Сказав: «Мэри, мягкая, приведи домой своего ребенка
Для нашего он каждую утопил».

Так что вверх по холму и вниз по склону
Три богатые молодые матери бегут
Плач «Мэри, мягкая, приведи домой своего ребенка»
Для наших он утонул каждую.”

«О, я был в том городе
Вдали от святого колодца,
Я забрал три грешных души
И погрузил их в ад».

Тогда Мария, мягкая, взяла своего ребенка
И положила его себе на колени
И пригоршней веток
Она нанесла ему три удара.

Итак, Мэри милд принесла домой своего ребенка,
Она положила его себе на колени
И с пучком веток
Она дала ему три удара.

«О, горький, ой, горький, ой,
Ты заставил меня поумнеть.
И будет самым первым деревом
погибнуть в сердце «.

«О, горькое. о, горький,
Это заставляет меня умничать.
Ой будет самым первым деревом
погибнуть в сердце ».

Майк Уотерсон поет The Bitter Withy Мэдди Прайор поет The Bitter Withy

Как выпал в светлый праздник
С неба выпал небольшой град;
Наш Спаситель мягко спросил свою мать,
: «Можно мне пойти поиграть в мяч?»

Как я выпал в светлый праздник
С неба выпал мелкий град;
Наш Спаситель спросил свою дорогую мать.
Может ли он пойти поиграть в мяч.

«На балу, на балу, дорогой мой сын?
Пора, чтобы тебя не было,
Но не дай мне услышать ни о каком беде
Ночью, когда ты вернешься домой.

«На балу? На балу? Мой дорогой сын?
Пора тебе уйти,
И не дай мне услышать никаких шалостей
Ночью, когда ты вернешься домой. »

Итак, это вверх по холму и вниз по холму.
Наш милый молодой Спаситель бежал,
Пока он не пришел к трем сыновьям богатых лордов,
«Доброе утро, господа, каждый.”

Итак, это вверх по холму и вниз по холму.
Наш милый молодой Спаситель бежал,
Пока он не встретил трех богатых молодых лордов,
«Доброе утро» каждому.

«Доброе утро, доброе утро и доброе утро», — говорят они,
«Это трижды доброе утро, — говорит он,
— И кто из вас, трех сыновей богатых лордов,
— будет играть со мной в мяч?»

«Доброе утро, доброе утро, доброе утро», — сказали они,
«Доброе утро», — затем сказал он,
«А кто из вас, трое богатых молодых лордов
, будет играть со мной на балу?»

«Да ведь мы, лорды, мы женские сыновья.”

«Ах, мы все сыновья лордов и дам
Родились в беседке и холле
А вы всего лишь ребенок бедной служанки
Родился в стойле для волов».

«Что ж, если я всего лишь ребенок бедной горничной.
Родился в стойле для волов,
, то я заставлю вас поверить в ваш последний конец.

«Если я всего лишь дитя бедной служанки»
Родился в стойле для волов,
Я заставлю вас поверить в ваш последний конец
Я ангел над всеми вами.”

И так он построил себе мост в лучах солнца,
Он побежал через реку;
Это трое сыновей богатых лордов, они последовали за ним.
И он утонул, они все трое.

И сделал он мост из солнечных лучей
И перебежал через реку;
И за ним побежали эти богатые молодые лорды
И утонули они всех троих.

И вверх по холму, и вниз по склону
Три плачущие матери сбежали,
Сказав: «Мэри, мягкая, забери домой своего ребенка.
Для нашего он каждую утопил.”

Потом вверх по холму и вниз по склону
Три богатые молодые матери бегут
Плач «Мэри, нежная, принеси домой ее ребенка
Для наших он каждую утопил».

Итак, Мэри кроткая, она забрала домой своего ребенка,
Она положила его себе на колено,
И это с переключением горького газа
Почему она нанесла ему три удара.

Итак, Мария Кроткая принесла домой своего ребенка
И положила его себе на колени,
И с горстью веток
Она дала ему три удара плетью.

«О, горькая, ох, горькая,
Ты заставил меня поумнеть,
И теперь ива будет самым первым деревом,
Погибнет в сердце».

«Ах, горький. Ах, горький сорт
Это заставляет меня поумнеть,
И он будет самым первым деревом,
погибнет в сердце «.

Благодарности

Переписано с песни Майка Уотерсона Гарри Гилларда.

Алан Джексон рассказывает об эмоциональной реакции на его новую песню

Алан Джексон может показаться немногословным, но легенда страны призналась, что он «чуть не прослезился», когда впервые услышал одну из своих новых песен.

О песне идет речь? «Человек, который никогда не плачет», одна из песен его нового альбома « Where Have You Gone ».

По словам Джексона, он был в своем грузовике, когда его продюсер Кейт Стигалл прислал ему черновик. Вместо того, чтобы ждать, чтобы вернуться домой, он слушал прямо здесь.

«Просто я пел с музыкантами», — сказал Джексон в недавнем интервью. «Я ехал на своем грузовике по Ривер-роуд и, чувак, чуть не прослезился. Я думал, мне придется остановить грузовик.Я был так горд, и мне было так приятно слышать, как ребята играют там и просто убивают ».

Алан Джексон о создании альбома в условиях пандемии

Джексон выпустил альбом Where Have You Gone в начале мая, что стало его первым полноформатным альбомом после Angels & Alcohol 2015 года. Хотя с тех пор жанр то приходил, то уходил, Джексон остался верен себе и своему стилю — даже удвоил свое более традиционное направление.

Создавая альбом, Джексон нанял для этого проекта самых известных профессионалов студийной сцены Нэшвилла.Он разыскал легенду стальной гитары Пола Франклина, гитариста Брента Мэйсона и барабанщика Эдди Байерса. Он также нашел скрипачка Стюарта Дункана, клавишника Гэри Примма, добро-исполнителя Скотти Сандерса и покойного Джей Ти Коренфлоса, который предоставил электрогитары.

С тех пор, как Алан Джексон установил рекорд во время пандемии COVID-19, Джексон в шутку говорит, что он и его команда были «грустной компанией», работая вместе в масках.

«Но когда они начали играть, эти ребята сыграли одни из лучших вещей, которые я слышал за долгое время», — продолжает он.«Я думаю, они были счастливы сыграть настоящую музыку кантри. Мне все время говорили: «Большое спасибо за то, что позволили мне сыграть эту или ту песню» ».

Кроме того, Джексон осторожно относится к коммерческому успеху его нынешней музыки, которую он видел раньше, учитывая артистов, похожих на его возраст. есть проблемы с получением эфирного времени на радио.

«Но знаете что? Мне все равно, — признает он.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.