Критика чистого разума fb2: Книга «Критика чистого разума» — Иммануил Кант скачать бесплатно, читать онлайн

Содержание

Книга Критика чистого разума читать онлайн Иммануил Кант

Иммануил Кант. Критика чистого разума

 

ВВЕДЕНИЕ

 

I. О различии между чистым и эмпирическим познанием

 

Без сомнения, всякое наше познание начинается с опыта; в самом деле, чем же пробуждалась бы к деятельности познавательная способность, если не предметами, которые действуют на наши чувства и отчасти сами производят представления, отчасти побуждают наш рассудок сравнивать их, связывать или разделять и таким образом перерабатывать грубый материал чувственных впечатлений в познание предметов, называемое опытом? Следовательно, никакое познание не предшествует во времени опыту, оно всегда начинается с опыта.

Но хотя всякое наше познание и начинается с опыта, отсюда вовсе не следует, что оно целиком происходит из опыта. Вполне возможно, что даже наше опытное знание складывается из того, что мы воспринимаем посредством впечатлений, и из того, что наша собственная познавательная способность (только побуждаемая чувственными впечатлениями) дает от себя самой, причем это добавление мы отличаем от основного чувственного материала лишь тогда, когда продолжительное упражнение обращает на него наше внимание и делает нас способными к обособлению его.

Поэтому возникает по крайней мере вопрос, который требует более тщательного исследования и не может быть решен сразу: существует ли такое независимое от опыта и даже от всех чувственных впечатлений познание? Такие знания называются априорными, их отличают от эмпирических знаний, которые имеют апостериорный источник, а именно в опыте.

Однако термин a priori еще недостаточно определен, чтобы надлежащим образом обозначить весь смысл поставленного вопроса. В самом деле, обычно относительно некоторых знаний, выведенных из эмпирических источников, говорят, что мы способны или причастны к ним a priori потому, что мы выводим их не непосредственно из опыта, а из общего правила, которое, однако, само заимствовано нами из опыта. Так, о человеке, который подрыл фундамент своего дома, говорят: он мог a priori знать, что дом обвалится, иными словами, ему незачем было ждать опыта, т. е. когда дом действительно обвалится. Однако знать об этом совершенно a priori он все же не мог.

О том, что тела имеют тяжесть и потому падают, когда лишены опоры, он все же должен был раньше узнать из опыта.

Поэтому в дальнейшем исследовании мы будем называть априорными знания, безусловно независимые от всякого опыта, а не независимые от того или иного опыта. Им противоположны эмпирические знания, или знания, возможные только a posteriori, т. е. посредством опыта. В свою очередь из априорных знаний чистыми называются те знания, к которым совершенно не примешивается ничто эмпирическое. Так, например, положение всякое изменение имеет свою причину есть положение априорное, но не чистое, так как понятие изменения может быть получено только из опыта.

 

II. Мы обладаем некоторыми априорными знаниями, и даже обыденный рассудок никогда не обходится без них

 

Речь идет о признаке, по которому мы можем с уверенностью отличить чистое знание от эмпирического. Хотя мы из опыта и узнаем, что объект обладает теми или иными свойствами, но мы не узнаем при этом, что он не может быть иным. Поэтому, во-первых, если имеется положение, которое мыслится вместе с его необходимостью, то это априорное суждение; если к тому же это положение выведено исключительно из таких, которые сами в свою очередь необходимы, то оно безусловно априорное положение. Во-вторых, опыт никогда не дает своим суждениям истинной или строгой всеобщности, он сообщает им только условную и сравнительную всеобщность (посредством индукции), так что это должно, собственно, означать следующее: насколько нам до сих пор известно, исключений из того или иного правила не встречается. Следовательно, если какое-нибудь суждение мыслится как строго всеобщее, т. е. так, что не допускается возможность исключения, то оно не выведено из опыта, а есть безусловно априорное суждение.

Книга: Критика чистого разума — Иммануил Кант

  • Просмотров: 12200

    Татуировщик из Освенцима

    Хезер Моррис

    Основанный на реальных событиях жизни Людвига (Лале) Соколова, роман Хезер Моррис…

  • Просмотров: 2938

    Свобода – точка отсчета. О жизни,…

    Петр Вайль

    Петр Вайль (1949–2009) – известный писатель, журналист, литературовед. Его книги «Гений…

  • Просмотров: 1465

    Империя тишины

    Кристофер Руоккио

    Человек, которого почитали как героя и презирали как убийцу, рассказывает захватывающую…

  • Просмотров: 1436

    Проект «Аве Мария»

    Энди Вейер

    Райланд Грейс приходит в себя на борту космического корабля. Он не помнит своего имени и…

  • Просмотров: 1344

    Атака Роя

    Вячеслав Кумин

    Все, чего хочет Владислав Роев, попав на другой конец галактики и каким-то чудом получив…

  • Просмотров: 1289

    Дорога из Освенцима

    Хезер Моррис

    Силке было всего шестнадцать лет, когда она попала в концентрационный лагерь…

  • Просмотров: 1182

    Моя борьба. Книга 1. Прощание

    Карл Уве Кнаусгор

    Карл Уве Кнаусгор пишет о своей жизни с болезненной честностью. Он пишет о своем детстве…

  • Просмотров: 1121

    ЗБ

    Олег Раин

    ЗБ (заброшенная больница) – самое таинственное место в городе. Там происходят…

  • Просмотров: 1091

    Men & Wine. Мужчины и вино

    Филип Пулман

    Может, вам покажется странным ассоциировать мужчин с винами, но для молодого…

  • Просмотров: 1090

    Жестокий бог

    Л. Дж. Шэн

    Вон Спенсер. Они называют его жестоким богом. Для меня он – бессердечный принц. Вон…

  • Просмотров: 1080

    Dragon Age. Империя масок

    Патрик Уикс

    «Dragon Age» – популярная компьютерная игра в жанре темной фэнтези, завоевавшая множество…

  • Просмотров: 1008

    Сад небесной мудрости: притчи для…

    Майкл Роуч

    Современный мир стремителен, непостоянен и разнопланов. Наша жизнь в нем наполнена…

  • Просмотров: 926

    Dragon Age. Последний полет

    Лиана Мерсиэль

    И вновь Тедас обязан жизнью своим героям, Серым Стражам. Архидемон повержен, закончился…

  • Просмотров: 767

    Крайон. Искусство правильных решений.…

    Тамара Шмидт

    Представьте, что вам дана возможность прожить свою жизнь еще раз с самого начала. Прямо…

  • Просмотров: 721

    Илон Маск. До встречи на Марсе

    Анна Кроули Реддинг

    Илон Маск – инноватор SpaceX и генеральный директор компании по производству…

  • Просмотров: 671

    Барселона. Проклятая земля

    Хуан Франсиско Феррандис

    Хуан Франсиско Феррандис – известный испанский писатель, один из лидеров жанра…

  • Просмотров: 623

    Крайон. Денежная энергия. Пути к…

    Тамара Шмидт

    Дух Крайон с любовью напоминает нам о том, что Божественные законы дают вам власть над…

  • Просмотров: 623

    Моя лесная фея

    Юлия Шкутова

    Хорошо быть попаданкой! Перенестись чудесным образом в магический мир, заполучить принца…

  • Просмотров: 606

    Большой Кыш

    Мила Блинова

    Вы ещё не слышали о кышах? Наверное, это потому, что они строят свои домики в лесной…

  • Просмотров: 588

    След сна. Книга 1

    Пальмира Керлис

    Лера – равная среди особых. От них ничего не скрыто – ни другие миры, ни чужие чувства.…

  • Просмотров: 561

    Крайон. Тайные знания Акаши. Как…

    Тамара Шмидт

    Настала Эра перемен: за последнее время мир изменился так, что мы вынуждены жить в новой…

  • Просмотров: 559

    Жизнь Марлен Дитрих, рассказанная ее…

    Мария Рива

    Самые скандальные мемуары о Марлен Дитрих, написанные ее дочерью. «Биография матери – не…

  • Просмотров: 448

    Бабулька на горошине

    Дарья Донцова

    Человек, который начал вести здоровый образ жизни, часто выглядит нездоровым. Вот и мама…

  • Просмотров: 447

    Машина мышления

    Андрей Курпатов

    Мышление – самая удивительная и загадочная вещь во Вселенной. Цивилизация, культура,…

  • Критика чистого разума. С комментариями и иллюстрациями читать онлайн Иммануил Кант (Страница 4)

    Говоря так, я мысленно вижу на лице читателя смешанное с презрением недовольство по поводу таких с виду хвастливых и нескромных притязаний. Между тем они несравненно скромнее, чем притязания какого-нибудь автора самой обыкновенной программы, в которой он уверяет, что доказал простую природу души или необходимость начала мира. В самом деле, такой автор берется расширить человеческое знание за пределы всякого возможного опыта, тогда как я скромно признаюсь, что это совершенно превосходит мои силы. Вместо этого я имею дело только с самим разумом и его чистым мышлением, за обстоятельным знанием которых мне незачем ходить далеко, так как я нахожу разум в самом себе, и даже обыкновенная логика дает мне примеры того, что все простые его действия могут быть вполне и систематически перечислены. Но здесь возникает вопрос, чего я могу достигнуть посредством разума, если я не прибегаю к помощи опыта и к его данным.

    Строгая задача Канта — это прочертить границы познания, то есть показать, где познание возможно, а где нет. Эта претензия кажется куда менее самоуверенной, чем претензии тех, кто пытается еще непонятую механику познания применить для освоения всего мира.

    Это все, что мы хотели сказать относительно полного достижения каждой цели и относительно обстоятельности в достижении всех целей вместе взятых, которые поставлены перед нами не чьим-то предписанием, а природой самого познания, составляющего предмет нашего критического исследования.

    Далее, что касается формы исследования, то достоверность и ясность принадлежат к числу существенных требований, которые справедливо могут быть предъявлены автору, отваживающемуся на такое опасное начинание.

    Что касается достоверности, то я сам вынес себе следующий приговор: в такого рода исследованиях никоим образом не может быть позволено что-либо лишь предполагать, в них все, что имеет хотя бы малейшее сходство с гипотезой, есть запрещенный товар, который не может быть пущен в продажу даже по самой дешевой цене, а должен быть изъят тотчас же после его обнаружения. Ведь всякое познание, устанавливаемое a priori, само заявляет, что оно требует признания своей абсолютной необходимости; тем более должно быть таковым определение всех чистых априорных знаний, которое должно служить мерилом и, следовательно, примером всякой аподиктической (философской) достоверности. Выполнил ли я в этом отношении то, за что взялся, об этом я полностью предоставляю судить читателю, так как автору приличествует только показать основания, но не высказывать свое мнение о том, какое действие они оказывают на его судей. Но для того чтобы какое-нибудь случайное обстоятельство не ослабило этого действия, пусть автору будет предоставлено право самому отмечать места, которые могли бы дать повод к некоторому недоверию, хотя они имеют отношение лишь к побочным целям; это необходимо для того, чтобы своевременно остановить то влияние, которое могли бы иметь на суждение читателя относительно главной цели даже малейшие сомнения его в этом пункте.

    Достоверность и ясность — это требования, идущие от Декарта. Если требования соблюдены, то знание считается общезначимым.

    Я не знаю других исследований, которые для познания способности, называемой нами рассудком, и вместе с тем для установления правил и границ ее применения были бы важнее, чем исследования, проведенные мной во второй главе «Трансцендентальной аналитики» под заглавием «Дедукция чистых рассудочных понятий». Зато они и стоили мне наибольшего труда, но я надеюсь, что этот труд не пропал даром. Это достаточно глубоко придуманное исследование имеет, однако, две стороны. Одна относится к предметам чистого рассудка и должна раскрыть и объяснить объективную значимость его априорных понятий; именно поэтому она и входит в мои планы. Другая сторона имеет в виду исследование самого чистого рассудка в том, что касается его возможности и познавательных способностей, на которых он сам основывается, иными словами, исследование рассудка с точки зрения субъекта, и хотя выяснение этого имеет огромное значение для поставленной мной главной цели, оно, однако, не входит в нее по существу; в самом деле, основной вопрос состоит в том, что и насколько может быть познано рассудком и разумом независимо от всякого опыта, а не в том, как возможна сама способность мышления. Последнее есть как бы поиски причины к данному действию, и в этом смысле оно заключает в себе нечто подобное гипотезе (хотя на самом деле это не так, и я поясню это в другом месте). Вот почему может показаться, что в данном случае я позволяю себе высказать лишь свое предположение, но тогда и читателю должна быть предоставлена свобода иметь свое мнение. Ввиду этого я должен напомнить читателю, что в случае если моя субъективная дедукция не вызовет в нем полной убежденности, на которую я рассчитываю, то все же объективная дедукция, которой я придаю здесь наибольшее значение, сохраняет всю свою силу.

    Причиной, по которой для исследования взята только трансцендентальная область, является то, что опыт случаен, а Канту важно показать всеобщие механизмы работы познавательной деятельности.

    Наконец, что касается ясности, то читатель имеет право требовать прежде всего дискурсивной (логической) ясности посредством понятий, а затем также интуитивной (эстетической) ясности посредством созерцаний, т. е. примеров или других пояснений in concrete. О ясности посредством понятий я позаботился в достаточной степени; это касалось сути моей цели, но и было случайной причиной того, что я не мог в достаточной степени удовлетворить второму, правда не столь строгому, но все же законному требованию. На протяжении всей своей работы я почти все время колебался, как поступить в этом отношении. Примеры и пояснения казались мне всегда необходимыми, и поэтому в первом наброске они и в самом деле были приведены мной в соответствующих местах. Однако вскоре я убедился в громадности своей задачи и многочисленности предметов, с которыми мне придется иметь дело, и так как я увидел, что этот материал уже в сухом, чисто схоластическом изложении придаст значительный объем моему сочинению, то я счел нецелесообразным еще более расширить его примерами и пояснениями, которые необходимы только для популярности, между тем как мою работу нельзя было приспособить для широкого распространения, а настоящие знатоки науки не особенно нуждаются в такого рода облегчении. Такое облегчение, конечно, приятно, но здесь оно могло бы повлечь за собой нечто противоречащее поставленной мной цели. Правда, аббат Террасон говорит: если измерять объем книги не числом листов, а временем, необходимым для того, чтобы ее понять, то о многих книгах можно было бы сказать, что они были бы значительно короче, если бы они не были так коротки. Но с другой стороны, если добиваются понятности пространного, но объединенного одним принципом целокупности спекулятивных знаний, то с таким же правом можно было бы сказать: некоторые книги были бы гораздо более ясными, если бы их не старались сделать столь ясными. В самом деле, средства, способствующие ясности, помогают пониманию отдельных частей, но нередко отдаляют понимание целого, мешая читателю быстро обозревать целое, и своими слишком яркими красками затемняют и скрадывают расчленение или структуру системы, между тем как именно от структуры системы главным образом и зависят суждения о ее единстве и основательности.

    Конец ознакомительного фрагмента

    Все книги Кант Иммануил

    Книги Кант Иммануил

       Иммануил Кант (1724—1804) — величайший философ Западной Европы, один из ведущих мыслителей эпохи Просвещения, родоначальник немецкой классической философии, основатель критического идеализма, внесший неоценимый вклад в развитие современной философской традиции, оказавший огромное влияние на умы европейцев и работы позднейших идеалистов — Фихте, Шеллинга, Гегеля. «Критика чистого разума» — фундаментальный труд Канта, ставший поворотной точкой в истории мировой научной и философской мысли.
       «Критика практического разума» – вторая после «Критики чистого разума» работа Канта, в которой излагается его учение о нравственности — критическая этика или метафизика нравов. «Критика практического разума» — главная этическая работа Канта, хотя первое систематическое изложение этических идей было предпринято им уже в «Основах метафизики нравственности» (1785). Для философов и всех, интересующихся вопросами философии.»
       «Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей возникнуть в смысле науки» — одно из ключевых произведений Канта, где в краткой форме излагается суть философии критического идеализма — трансцендентальный метод. «Пролегомены» вышли из печати весной 1783 года и, по мысли автора, должны были облегчить восприятие его главного труда — «Критики чистого разума», увидевшей свет двумя годами раньше. Равнодушие, с каким была встречена эта работа, жалобы читателей на сложность текста, поверхностные рецензии, позволяющие думать о непонимании ученой общественностью философских взглядов, содержащихся в ней, заставили Канта немедленно приступить к написанию ее сокращенного варианта, точнее — компендиума. Тем более что это отвечало кантовской мысли о большей доступности сложных произведений, высказанной в одном из писем: «Каждое философское сочинение нужно уметь изложить доступно, иначе под покровом мнимого глубокомыслия может таиться бессмыслица. Однако с популярного изложения нельзя начинать далеко идущие изыскания ».

    Критика чистого разума. С комментариями и иллюстрациями — Иммануил Кант

    Загрузка. Пожалуйста, подождите…

  • Просмотров: 2217

    Нелюбимая

    Екатерина Орлова

    Я женился на ней, чтобы забыть другую. Был уверен, что никогда не буду испытывать чувств к жене.…

  • Просмотров: 1937

    Мой каменный Князь (СИ)

    Ясмина Лав

    — Я не опоздала…. Я уволилась.— Разве я сказал что вы можете быть свободны? — мужчина говорит…

  • Просмотров: 1593

    Внебрачный ребёнок генерального (СИ)

    Ирина Романовская

    Олег Титов — популярный красавчик, выпускник, футбольная звезда нашего университета. Он, наверное,…

  • Просмотров: 1573

    Она его (СИ)

    Чарли Белая

    — Ты решила, что особенная? Что лучше других? — бросает мне в спину злобные слова Марк. Хорошо, что…

  • Просмотров: 1476

    Новая хозяйка Гринвуд-Холла

    Лилия Орланд

    Моя жизнь никогда не была похожа на сказку: я сирота, живу у дальней родственницы, работая целый…

  • Просмотров: 1334

    Невеста на выходные

    Анастасия Маркова

    Можно ли отказать в просьбе лучшему другу, когда твоя судьба в его руках? Да и нужно всего-то в…

  • Просмотров: 1320

    Логово снежного барса

    Лидия Демидова

    Свадьба – это самый счастливый день для любой девушки. Каждая мечтает о пышном белом красивом…

  • Просмотров: 1201

    Два билета из декрета (СИ)

    Каролина Шевцова

    Хотите реальную историю попаданки?Слушайте и плачьте. Еще вчера за окном был 2009 год, я была…

  • Просмотров: 1194

    Контракт на невинность (СИ)

    Анна Шварц

    — Полмиллиона. Продашь себя на одну ночь — получишь столько. Останешься со мной — получишь больше.…

  • Просмотров: 1109

    Гувернантка поневоле, или Зелье Судьбы (СИ)

    Алена Ягинская

    Анна попала в другой мир, потому что завистливые коллеги подлили ей странное зелье, а несносные…

  • Просмотров: 1089

    Невыносимый

    Александра Салиева

    «Весь распорядок в офисе нашего холдинга перевернулся вместе с приходом нового босса. Сегодня меня…

  • Просмотров: 1065

    Посмотри на меня. В плену у чудовища (СИ)

    Кира Райт

    Оказаться в незнакомом лесу наедине с пугающим зверем, едва не сойдя от с ума от ужаса… А потом…

  • Просмотров: 981

    Целительница для князя (СИ)

    Мстислава Черная

    Изменил жених? Проведи ночь с воображаемым мужчиной! Кто же знал, что это не сон. Я оказалась в…

  • Просмотров: 939

    Шаг на встречу (СИ)

    Olga Bar

    Меня силой, выдали за него замуж.Он-власть, он-сила, он деньги, он тот, кто рядом со мной, из…

  • Просмотров: 922

    Вредное сокровище Чёрного некроманта (СИ)

    Валентина Гордова

    Я — Гвеневра Авейро, безобидный бытовой маг, и именно меня было решено отправить на бой с…

  • Просмотров: 914

    Контракт на ребёнка

    Дарья Кова

    – Я бы сказала, что ты чокнулась, но, думаю, ты и сама это знаешь, – Вера вне себя от ярости. Смотрю…

  • Просмотров: 886

    Девочка-война (СИ)

    Даша Коэн

    АннотацияОн — Демид Громов и он не знает, что такое слово «нeт». Богатый хам, самоуверенный…

  • Просмотров: 878

    Босс скучает (СИ)

    Татьяна Тэя

    Мой бывший теперь мой новый босс. Кажется, у него на меня свои планы. Чего он хочет? Мести?…

  • Просмотров: 854

    Жена криминального авторитета (СИ)

    Анастасия Франц

    — Ты моя жена, Аврора Зверева, и должна беспрекословно слушаться меня во всем, — последние слова…

  • Просмотров: 832

    36 и 6, или Любовь по рецепту

    Ольга Иванова

    Справки, рецепты, сезонные сопли — унылые будни участкового терапевта. Я, конечно, мечтала о более…

  • Просмотров: 831

    Беременна по обмену. Часть 1

    Мамлеева Наталья

    – Я заставлю тебя страдать, если ты еще хоть раз попытаешься избавиться от ребенка. Шаг влево, шаг…

  • Просмотров: 819

    Вакансия для ведьмы

    Ольга Шерстобитова

    Нелегко быть ведьмой, работающей в отделе нестандартных заказов! И шеф от моей магии за голову…

  • Просмотров: 801

    Подыграй мне! (СИ)

    Лана Игнатова

    Поступив в самый престижный университет страны, я сразу же влюбилась в главного красавчика, но…

  • Просмотров: 760

    Используй меня (ЛП)

    Саманта Парма

    Сара — амбициозный адвокат, ей тридцать пять лет, у неё красивый жених, близкие верные друзья, и…

  • Просмотров: 746

    Жестокий бог

    Л. Дж. Шэн

    Вон Спенсер.Они называют его жестоким богом.Для меня он – бессердечный принц.Вон встречается с…

  • Просмотров: 694

    Ставка на няня

    Ольга Валентеева

    После ссоры с женихом Марина осталась без крыши над головой и средств к существованию. Казалось бы,…

  • Просмотров: 685

    Останься со мной (СИ)

    Константин Фрес

    Он — взрослый, успешный, циничный, многоопытный. В его мире не существует любви, он не верит в…

  • Просмотров: 667

    Хозяйка драконьей таверны (СИ)

    Ная Геярова

    Я — дочь властвующей семьи, студентка Института Чародейства подающая большие надежды. И нечисть,…

  • «Почему мне стоит прочитать «Критику чистого разума»?» — Яндекс.Кью

    Потому что это одна из самых главных работ в истории философии. Кант — узловая фигура для понимания современной философии.

    В его философской системе, представленной, прежде всего, в «Критике чистого разума», был обозначен конец классического рационализма (Декарт — Спиноза — Лейбниц) и эмпиризма (Бэкон — Ньютон — Юм) и предпринята впечатляющая попытка создания новой философской системы, объединяющей их достоинства и преодолевающей их недостатки.

    Эта философская система имеет довольно неоднозначные выводы, которые стали предметом философских дискуссий в последние 200 с лишним лет, в частности, предполагает невозможность познания подлинной реальности («вещей-в-себе»). В попытках преодоления этих проблем родилась философия Фихте, Шеллинга, Гегеля, разработка кантовских идей породила неокантианство (Рикерт, Кассирер и др.), а на американской почве стала фундаментом американского трансцендентализма (Эмерсон, Торо). Ни одно из этих направлений философии не будет до конца понятно, если не понимать сформулированные Кантом проблемы, по поводу которых их представители рефлексируют. А по наследству от них не будут понятны многие более поздние течения.

    Но, если этого мало, то за пределами истории философии идеи Канта, отраженные в «Критике чистого разума», сегодня определяют исследования в таких направлениях, как нейрофизиология, поскольку современный взгляд на процесс восприятия в значительной мере сформировался под влиянием именно идей Канта, которые сыграли огромную, решающую роль в становлении психологии на рубеже XIX — XX веков и оттуда уже перекочевали в смежные области. В физике идеи Канта, пожалуй, до конца всё ещё не осмыслены, но и здесь появляются тексты, начинающие всерьёз рефлексировать по поводу кантовских идей (напр., «Биоцентризм» Ланцы и Бермана).

    В общем, чтобы понять весь этот массив культурных идей, а также для того, чтобы усомниться в некоторых постулатах относительно физической реальности, которые мы ошибочно принимаем как самоочевидные, и стоит читать «Критику чистого разума» Канта.

    Критика чистого разума | СпрингерЛинк

    ‘) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove («расширенный») var form = подписка.querySelector(«.форма-варианта-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») form.setAttribute(«действие», formAction.replace(«/checkout», «/cart»)) document.querySelector(«#ecommerce-scripts»).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.селектор запросов(«.Информация о цене») var PurchaseOption = toggle.parentElement если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный переключать.setAttribute(«расширенная ария», !расширенная) form.hidden = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption.classList.remove(«расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = окно.выборка && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Modal : ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) модальный.domEl.addEventListener(«закрыть», закрыть) функция закрыть () { form.querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(«/checkout», «/cart?messageOnly=1») ) форма.добавить прослушиватель событий ( «представить», Buybox.interceptFormSubmit( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), консоль.лог, ), ложный ) документ.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { if (document.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { мероприятие.предотвратить по умолчанию () документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { var узкаяBuyboxArea = buybox.offsetWidth -1 ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена опциона на покупку») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (allOptionsInitiallyCollapsed || узкаяBuyboxArea && индекс > 0) { toggle.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } еще { переключать.щелчок() } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

    Кембриджский компаньон к «Критике чистого разума» Канта

    Эта игра будет выпущена .
    Эта электронная книга больше не продается.
    Эта электронная книга недоступна в вашей стране.

    «Критика чистого разума» Иммануила Канта, впервые опубликованная в 1781 году, является одной из вех западной философии, радикальным отходом от всего, что было до нее, и неизбежным влиянием на всю философию с момента ее публикации. Этот Компаньон является первым коллективным комментарием к этому произведению на английском языке. Семнадцать глав были написаны международной группой ученых, в которую вошли некоторые из самых известных деятелей в этой области, а также начинающие молодые таланты.Первые две главы помещают проект Канта на фоне континентального рационализма и британского эмпиризма, доминирующих школ ранней современной философии. Затем в одиннадцати главах излагаются и оцениваются все основные аргументы «Критики». Наконец, в четырех главах рассказывается об огромном влиянии «Критики» на последующие философские течения, включая немецкий идеализм и неокантианство, континентальную философию двадцатого века и англо-американскую аналитическую философию двадцатого века.Книга завершается обширной библиографией.


    • ;
    • ISBN:
    • Издание:
    • Заголовок:
    • Ряд:
    • Автор:
    • Выходные данные:
    • Язык:

    Читать онлайн

    Если вы используете ПК или Mac, вы можете читать эту электронную книгу онлайн в веб-браузере, ничего не загружая и не устанавливая программное обеспечение.

    Скачать форматы файлов

    Эта электронная книга доступна в следующих типах файлов:

    Эта электронная книга доступна на следующих языках:

    После того, как вы купили эту электронную книгу, вы можете загрузить либо версию в формате PDF, либо версию в формате ePub, либо и то, и другое.

    Без DRM

    Издатель предоставил эту книгу в формате DRM Free с цифровыми водяными знаками.

    Необходимое программное обеспечение

    Вы можете читать эту электронную книгу на любом устройстве, поддерживающем формат EPUB или PDF без DRM без DRM.

    Управление цифровыми правами (DRM)

    Издатель предоставил эту книгу в зашифрованном виде, а это означает, что вам необходимо установить бесплатное программное обеспечение, чтобы разблокировать и прочитать ее.

    Необходимое программное обеспечение

    Чтобы читать эту электронную книгу на мобильном устройстве (телефоне или планшете), вам необходимо установить одно из этих бесплатных приложений:

    Чтобы загрузить и прочитать эту электронную книгу на ПК или Mac :

    • Adobe Digital Editions (это бесплатное приложение, специально разработанное для электронных книг.Это не то же самое, что Adobe Reader, который, вероятно, уже установлен на вашем компьютере.)
    Ограничения на печать и копирование

    Издатель установил ограничения на объем этой электронной книги, которую вы можете распечатать или скопировать. Смотрите подробности.

    • {{ format_drm_information.format_name }} без ограничений {{ format_drm_information.format_name }} {{format_drm_information.page_percent}}% страниц каждый день{{format_drm_information.интервал}} дней {{ format_drm_information.format_name }} выкл.
    Читать вслух
    • {{ read_aloud_information.format_name }} на {{ read_aloud_information.format_name }} отключено

    «Критика чистого разума» Иммануила Канта

    «…Разум должен заново взять на себя самую трудную из всех своих задач, а именно задачу самопознания, и учредить суд, посредством которого разум сможет обеспечить свои законные притязания отвергая при этом все свои беспочвенные притязания, и это не простыми декретами, а по своим собственным вечным и неизменным законам; и этот суд есть не что иное, как критика самого чистого разума.

    Критический поворот Канта показывает, что проблема самопознания, а не метафизика, является подлинным предметом первой философии. Он показывает, что не метафизика может служить метанаукой или дисциплиной, которая может критиковать науку, чтобы выявить лежащую в ее основе логическую систематичность; скорее, эту функцию может выполнять теория самопознания. Кант показывает, что только теория самопознания может определить логические принципы, с помощью которых мы можем понять единство знания.Это, возможно, основное понимание Канта: знание едино, потому что един опыт, и все знание основано на принципах, которые в конечном счете выводятся из структуры опыта.

    В этой работе Кант вводит новую отправную точку для мышления. И все же Кант предлагает здесь не «просто» еще одну философскую перспективу, чтобы отбросить все другие. Именно это, возможно, делает его философские намерения столь общеизвестно трудными для точного определения. Его анализ — не столько позитивная доктрина, сколько инструмент, позволяющий нам занять позицию вне и прежде всего позитивных перспективных позиций (в философии и за ее пределами) и разместить их на общей логической карте.Это потому, что его анализ дает нам средства для понимания логических, структурных условий, лежащих в основе любого возможного выбора точки зрения. Философский девиз Витгенштейна — «Меня интересует не столько строительство здания, сколько получение ясного представления о фундаментах возможных зданий» — мог бы быть в равной степени применим и к Канту.

    Критика Канта стремится объяснить от первого лица (или того, что он называет «трансцендентальной» перспективой) структурные, априорные принципы, которые делают возможным систематический характер как опыта, так и знания.В этом Кант является предшественником феноменологического подхода к описанию структуры познания. Это связано с тем, что, в отличие от эмпирического психологического анализа когнитивной структуры от третьего лица, кантовский стремится изложить в явном виде логику связного восприятия перспективы: т. е. структурные принципы, которые должны соблюдаться, если мы хотим дать достаточное объяснение систематической характер опыта.

    Кант начинает с фундаментального факта, упущенного из виду философами прошлого: непреодолимого факта когнитивной ограниченности.Он указывает, что перспектива, которая пытается начать объяснение с метафизических принципов, которые считаются первичными, неизбежно вызывает самый фундаментальный вопрос: что наш конечный познавательный аппарат достаточен для задачи постижения фундаментальных принципов независимого от мира порядка вещей. Коперниканский поворот Канта основан на простом наблюдении, что характерная структура нашего собственного разума дает нам единственный образец для вывода о структуре реального.

    Например, вопрос, с которого мы должны начать исследование, состоит не в том, причинно ли структурирован мир сам по себе.Это потому, что ответ на этот вопрос зависит от ответа на еще более фундаментальные вопросы: в какой степени действительны такие понятия, как причина? На каких интуитивных выводах, полученных из опыта, они основаны? И к каким доменам они применимы на законных основаниях? Кантовский девиз — «мысли без содержания пусты, созерцания без понятий слепы» — вводит ключевой критерий оценки осмысленности понятий: наполнение их содержанием из созерцаний, выведенных из чувственности.Попытки докритической метафизики использовать эти понятия для описания мира, независимого от разума, не проходят этот кантовский тест на осмысленность, поскольку при таком использовании эти понятия не могут быть наполнены никаким возможным опытом.

    Прежде чем пытаться построить «Теорию всего», мы должны поэтому составить карту структуры этой конечной когнитивной системы, фильтрующей наш доступ к реальному. Великое прозрение Канта заключалось в том, что именно ограничения, налагаемые процессом построения знания, образуют наиболее важный фактор, определяющий форму любой теории мира.Поскольку наше знание структуры вещей в большей степени ограничено структурой мысли, чем структурой вещей, мы должны строить наши парадигмы на основе предварительного анализа структуры мысли.

    Философия Канта построена как опровержение Юма. Юмистский скептицизм был основан на редукционистском анализе опыта, который стремился разложить опыт на основные «атомы», а затем реконструировать его из них. Этот редукционистский подход к описанию структуры опыта привел его к сомнению в том, что какой-либо из структурных принципов разума, выраженных в метафизике (например, понятия необходимой причинной связи и сохраняющегося субстанциального тождества), имеет какое-либо значение.Это привело к его пресловутой неспособности объяснить систематическую структуру опыта, кроме как в виде рыхлой совокупности фикций, синтезированных из повторяющегося «соединения» чувственных впечатлений, которое формирует в нас привычки ожидания. Согласно Юму, только эти основанные на вымысле привычки являются основой закономерностей, выражаемых нашими метафизическими принципами.

    Кант понял, что опровержение самонадеянной, вызывающей вопросы фикции знания как пассивного отражения независимого от разума метафизического порядка, который Юм стремился разоблачить, означает, что мы не можем начать с метафизического вопроса определения рациональных принципов, которые лучше всего характеризуют структуру быть.Единственный возможный источник рациональных оснований, оставшийся сейчас, — это структура опыта. Кант стремился показать, что редукционистский, эмпирический анализ опыта Юма ошибочен. Его «Критика» пытается предложить новое описание феноменологии опыта, которое отдает должное ее систематическому единству и непрерывности и которое может обосновать принципы разума.

    Трагическая ирония, как утверждает Кант, заключается в том, что если эмпирическая отправная точка Юма верна, то объяснительная сила науки не имеет смысла.Наука теряет всякую рациональную основу. «Факт» научного знания показывает, что юмовское понимание опыта неверно. Кантовский «трансцендентальный метод» от первого лица обеспечивает лучшую отправную точку для описания принципов, лежащих в основе единства опыта, которые только и делают возможными научные рассуждения.

    Этот метод предлагает нам средства, чтобы ответить Юму: воспринимаемое «постоянное соединение» событий в чувственном опыте может дать нам знание причинно-следственных связей, потому что разум оснащен априорными принципами, которые помогают структурировать и организовывать чувственный опыт, среди что является нашим понятием причины.Эти априорные принципы действуют как структурные условия возможности всякого опыта. Итак, дело не в том, что мы выводим обобщение причинной связи из различных чувственных переживаний, как думал Юм; скорее, без структурирования, производимого этими формальными принципами, вообще не могло бы быть связного восприятия мира. Как условия для синтеза чувственных впечатлений в связное целое, они определяют горизонт нашего возможного взгляда на реальность и, таким образом, пределы нашего знания.

    Структура разума обуславливает наш доступ к реальности; он определяет, что мы можем зарегистрировать как реальное. Кант показывает, что настоящие нововведения в геометрии, математике, естественных науках и логике возможны только с помощью конструктивного метода, который фактически предполагает описываемые им априорные познавательные синтетические принципы. Таким образом, разум смог проникнуть в реальность только тогда, когда в каждой из этих дисциплин он сначала отразил свою собственную структуру, а затем сформулировал идеализации на основе своего понимания своей собственной структуры, которая служила для регулирования его эмпирических исследований.Можно думать об открытии понятия инерции, постулируя идеальную, эмпирически неосуществимую фикцию абсолютно гладкой плоскости. Только в отношении таких идеализаций, постулируемых разумом как абстрактные устойчивые точки отсчета, мы можем измерить и разделить хаос реальности на организованное, систематическое целое. Мы сами обеспечиваем структуру, которую явления могут принять для нас.

    Радикальное понимание Канта состоит в том, что результирующее систематическое целое является функцией разума в большей степени, чем функцией структуры, присущей явлениям.Ибо хотя «материал» чувственного опыта действительно исходит из пассивного восприятия мира через чувственность, такое восприятие активно структурируется с нуля разумом: во-первых, через «чистые интуиции» пространства и времени, обеспечиваемые сознанием. чувственность, которая помещает все ощущения на пространственно-временную карту (ибо радикальное утверждение Канта состоит в том, что мы познаем пространство и время прежде всего как регулятивные функции познания, а не как свойства порядка вещей). Затем весь этот материал дополнительно структурируется, помещая его в систему отношений через категории понимания, такие как причина/следствие, субстанция/модус.Таким образом, Кант на два столетия предвосхитил открытие когнитивной психологии, показав, что наше знание порядка объектов является продуктом нашей когнитивно-перцептивной фильтрации. Однако он также полностью разобрался в его эпистемологических следствиях, а именно в том, что нам нужна новая теория познания, альтернатива докритическому реализму, если мы хотим быть верными этим фактам о познании.

    Кант стремился создать модель разума, в которой эксплицируются принципы структурирования, определяющие форму даже простейшего чувственного опыта.Красота и сила его видения, возможно, проистекают из его способности жестов к этому систематическому единству, которое, как он считал, характеризует разум. Он утверждал, что формальной логики недостаточно для характеристики единства разума; скорее, необходима более полная модель, чтобы отразить нашу полную способность структурировать опыт. Его «трансцендентальная логика» задумана как альтернатива формальной логике, которая не абстрагируется от содержания опыта, а обнажает то, как опыт во всех его формах структурирован категориями и синтетическими априорными принципами.

    Он утверждает, что каждая дисциплина, от логики и математики до естественных и гуманитарных наук, основана на синтетических априорных принципах, которые он описывает. Философия может стать столь же надежно обоснованной, как и науки, только если ей удастся точно охарактеризовать карту этих синтетических априорных принципов. Он считает, что разум представляет собой «органическое единство» и что эти принципы вместе отображают это единство. Кант переопределяет надлежащий предмет метафизики в формальных, логических терминах, как изучение единства разума и принципов, которые предполагаются наиболее единым взглядом, который мы можем принять на наш опыт:

    «Метафизика…. есть не что иное, как систематически упорядоченный перечень всего, чем мы владеем благодаря чистому разуму. Ничто здесь не может ускользнуть от нас, потому что то, что разум выводит совершенно из самого себя, не может быть скрыто, но выявляется самим разумом, как только открывается общий принцип разума. Совершенное единство этого рода познания и тот факт, что оно возникает исключительно из чистых понятий без всякого влияния, которое расширяло бы или увеличивало его со стороны опыта или даже частного созерцания, которое вело бы к определенному опыту, делают эту безусловную полноту не только возможно, но и необходимо.

    Итоговые пункты:

    -Самым важным его вкладом, ИМО, является его представление о трансцендентальном единстве апперцепции, которое является условием возможности опыта как систематически организованного, наукообразующего целого. Любая теория сознания, упускающая из виду этот ключевой компонент, столкнется с противоречиями, когда ее применяют к задаче эпистемологического обоснования науки.

    — Кант опровергает формалистические представления о познании, показывая, что понятия привязаны к воображаемым конструкциям, синтезирующим перцепты.

    -Кант сформировал парадигму функционализма, в терминах которой строятся исследования в современной когнитивной науке. (см.: https://plato.stanford.edu/entries/ka…)

    -Он изобрел форму трансцендентального аргумента, которая представляет собой альтернативу редукционистским формам объяснения, которые пытаются объяснить опыт, абстрагируя от него его « атомарных элементов», а затем приступить к реконструкции его как совокупности элементов. Трансцендентальный аргумент помогает нам начать с опыта как данного целого и объяснить его условия.

    — Теория познания Канта дает лучшее опровержение позитивизма, показывая, как его критерии смысла основаны на когнитивно неосуществимой абстракции. Для Канта целое предшествует частям в познании. Познание выступает как систематическое целое. Все, что может быть дано уму как чувственное данное или факт, отождествляется с формами понимания, которые действуют как скоординированное систематическое целое при структурировании любого возможного опыта. Таким образом, позитивистский критерий смысла, утверждающий, что о достоверности теоретических построений следует судить по «неопровержимым фактам», — когнитивно нереалистичен и ставит телегу (отдельные чувственные данные) впереди лошади (функционирующие когнитивные системы).

    -Карта наших когнитивных пределов помогает нам узнать, где у нас есть надежные основания для применения тех фундаментальных метафизических концепций, которые являются неотъемлемой частью структуры нашего разума, и где мы выходим за пределы опыта и должны прекратить спекуляции.

    -Эти формальные ограничения предопределяют пределы возможного развития как онтологии, так и космологии.

    -В конце концов, мы можем иметь только метафизику переживаемого мира, а не мира в себе.

    Возможно, бесконечная лавина интерпретаций, которую породила эта работа, сама по себе является доказательством ее огромной порождающей силы для мысли.Критическая точка зрения, которую определил Кант, кажется, представляет собой узловую точку для мысли, из которой можно бесконечно регенерировать философию либо путем создания новых систем, либо путем критики исторических систем, сравнивая их со структурными принципами человеческого познания.

    Формальный анализ Канта является окончательным генератором методологий. В естественных науках Критика также сделала возможным важнейший методологический принцип современной физики, то есть теперь необходимую ссылку на положение наблюдателя в любой формулировке физического закона.Когда Гейзенберг утверждает, что «мы наблюдаем не саму природу, а природу, подверженную нашему методу вопрошания», он просто резюмирует первую критику Канта. После Канта структурные ограничения перспективы становятся фундаментальным фактором, с которым приходится бороться во всех наших эмпирических теориях. Кант также является концептуальным архитектором того, что позже станет гуманитарными, особенно когнитивными, науками. Именно в его критическом повороте эти методологии находят свое окончательное, рациональное оправдание.

    Это также сделало возможным «перспективистский» поворот, лежащий в основе современной художественной практики: в изобразительном искусстве, начиная, по крайней мере, с импрессионистов, и до настоящего времени, прослеживаемый через разнообразное распространение медиа в течение последнего времени. век; в литературе — саморефлексивность, которую мы лелеем в современном романе (например: Пруст, Джойс, Вульф).Ирония в том, что якобы суровый и лишенный воображения Кант стал родоначальником целых художественных линий.

    В философии он заложил основы феноменологии. Было бы полезно изобразить Канта как отображающего один конец континуума феноменологического описания, а Мерло-Понти — другого. С одной стороны, мы получаем представление об универсалиях логики, математики и синтетических априорных принципах, которые обосновывают различные дисциплины разума и объединяют их в связную карту человеческого знания, а с другой стороны, у нас есть все художественные попытки подтолкнуть развитие познавательной формы к большей конкретности и, таким образом, повысить ее «адекватность опыту».

    Кант сеет семена для более радикального исследования разума, наблюдаемого у Ницше и эволюционной эпистемологии. Его релятивизация формы по отношению к перспективе хорошо сочетается с эволюционными представлениями об организменной природе познающего. своего выживания и «абстрагирует» свой мир в соответствии с этими видоспецифичными предпочтениями.Наша характерная способность и предпочтение видов когнитивных форм, которые у нас есть, являются нашей подписью как вида, а не фактом о мире.Отсюда всего один шаг до радикального перспективизма Ницше.

    Критический вопрос касается достаточности кантовского познавательно обоснованного реализма. Можно ли найти формальные универсалии хотя бы здесь, в уме? Или этот последний остаток универсальности поддается дальнейшей деконструкции? Если вы ответите «да» на первое, то у вас останется когнитивно обоснованный реализм. Если вы ответите «да» на последний вопрос, вы окажетесь в тупике релятивизма. И если вы полностью проигнорируете критику Канта, как это пытается сделать позитивизм, вы рискуете погнаться за тенью, отбрасываемой вашими когнитивными предубеждениями, по всему космосу, и принять их за фундаментальные онтологические принципы.

    Универсалии Канта релятивизировались одна за другой. Идеал «трансцендентальной критики» остался на обочине. Вместо этого вся критика в наши дни основывается на историцистских предположениях, которые настаивают на относительности форм по отношению к контексту. Историцистский анализ указывает на то, что кантовские кандидаты в априорные структуры на самом деле являются статическими проекциями того, что было простыми чертами специфического западного когнитивного режима, и что они, в результате, не были универсальными и необходимыми структурными принципами разума, которые он искал. .Подтверждением этого может служить импорт Кантом аристотелевских категорий в его трансцендентальный анализ, тем самым внесший культурную предвзятость в проект идентификации априорного. Еще одним примером может служить его опора на ньютоновскую парадигму для формулировки трансцендентных форм пространства и времени, которые, как мы теперь знаем, должны пониматься релятивистски.

    Это поднимает большую проблему с трансцендентальным подходом: можем ли мы когда-либо идентифицировать априорное на более чем исторической основе? Кажется, что мы, как и Кант, полагаемся на мысль и науку того времени, чтобы предоставить материал для трансцендентального анализа.Можно ли как-то отфильтровать исторический фактор и свести логико-феноменологический анализ к реальным основаниям?

    Еще одно направление критики Канта исходит от теоретиков воплощенного разума. В своей «Философии во плоти» Лакофф утверждает, что эмпирические данные показывают неадекватность такой формальной методологии, как у Канта. Он утверждает, что в таком подходе отсутствуют эмпирические инструменты, необходимые для выявления феноменологически недоступной, но каузально действенной структуры когнитивных бессознательных механизмов, которые являются истинными детерминантами мышления.Такие несоответствия между анализом когнитивной формы от первого и третьего лица приводят таких теоретиков к утверждению о фатальной неполноте метода самопонимания от первого лица.

    Вместо этого изображения когнитивной структуры от первого и третьего лица дополняют друг друга, и любое несоответствие между ними возникает из-за нашего недостаточного понимания обоих. Такие теоретики от третьего лица фактически меняют тему. Логика основана на формальных принципах, несводимых к нейрокогнитивным принципам.Подумайте о разнице между логическим доказательством и описанием нейронных структур, которые могут поддерживать такой процесс доказательства.

    В конце концов, Кант предлагает лучшие аргументы в пользу того, почему описание структуры опыта от первого лица имеет логическое первенство в любой парадигме.

    Кантовская критика чистого разума

    Сегодня критика чистого разума. Инженерный колледж Университета Хьюстона представляет серию статей о машинах , на которых работает наша цивилизация, и о людях , чья изобретательность их создала.

    Все области человеческой деятельности имеют свой краткий список светил. В бейсболе есть Бэйб Рут. Психиатрия, Зигмунд Фрейд. И философия, Иммануил Кант.

    Кант был дитя Просвещения. Его ранний интерес к классике сменился философией, когда он поступил в Кенигсбергский университет, также известный как Альбертина. По окончании учебы Кант работал частным репетитором, а затем вернулся в Альбертину в качестве неоплачиваемого учителя.В течение пятнадцати лет его основным источником дохода были выплаты от его студентов. Занятый преподаванием, Кант много писал. Его репутация росла, и в возрасте сорока шести лет он был назначен заведующим кафедрой логики и метафизики. Тем не менее, среди его многих весьма уважаемых работ, безусловно, наиболее влиятельной была «Критика чистого разума» , опубликованная в Канте в конце пятидесятых годов.

    Critique был революционным взглядом на извечную проблему, которая обрела новую жизнь в эпоху Просвещения.Вдохновленное такими произведениями, как Декарт , Медитации и Ньютон Принципы , Просвещение прославляло разум. Люди могут и должны стремиться критически оценивать свой мир; взвесить доказательства, логически собрать их воедино и прийти к истинному знанию.

    Большое внимание уделялось доказательствам. Но, конечно, какие-то вещи, которые мы просто знаем . Основатели нашей нации считали само собой разумеющимся, что все люди созданы равными. Что они наделены их Творцом определенными неотъемлемыми правами.

    Философский рационализм утверждает, что да, есть вещи, которые мы просто знаем. Мы можем использовать чистый разум, чтобы раскрыть их. Эмпиризм, с другой стороны, считает, что знание приходит из опыта. Ум — это tabula rasa , чистая табличка, ожидающая, когда наши чувства напишут на ней.

    Рационализм или эмпиризм? Этот вопрос занимал величайшие умы того времени. Декарт, Спиноза и Лейбниц были ведущими рационалистами.Эмпирики числили в своих рядах Локка, Беркли и Юма.

    Однако именно Кант привнес в дебаты совершенно новые измерения. Во многих отношениях то, что предлагал Кант, было синтезом двух позиций. Как и рационалисты, Кант утверждал, что разум обладает врожденной способностью рассуждать. Но, как и эмпирики, он настаивал на том, что для высвобождения действительных рассуждений требуется информация от органов чувств.

    Конечно, попытка обобщить Critique — бесполезная затея.Работа длинная и насыщенная, наполненная абстрактными понятиями и изобилующая запутанными аргументами. Хотя его многие считают одним из величайших произведений в истории философии, он по-прежнему вызывает постоянные споры, поскольку ученые борются с нюансами письма Канта. И это уместно. Ибо трудно себе представить, что когда-либо полностью узнаешь, что значит знать.

    Я Энди Бойд из Университета Хьюстона, где интересовался тем, как работают изобретательные умы.

    (Музыкальная тема)

    Примечания и ссылки:

    И.Кант. Критика чистого разума . Перевод JMD Meiklejohn. Буффало, Нью-Йорк: Promethus Books, 1990.

    .

    Кант. Взято с веб-сайта Стэнфордской энциклопедии философии: http://plato.stanford.edu/entries/kant/. По состоянию на 7 июня 2011 г.

    Рационализм против эмпиризма. Взято с веб-сайта Стэнфордской энциклопедии философии: http://plato.stanford.edu/entries/rationalism-empiricism/. По состоянию на 7 июня 2011 г.

    Изображение Канта находится в общественном достоянии, поскольку срок действия его авторских прав истек.Изображение введения к Критике чистого разума сделано Э. А. Бойдом.

    Двигатели нашей изобретательности Copyright © 1988-2011 Джон Х. Линхард.


    .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.