Кредов тринадцатая ночь: Книга: «Тринадцатая ночь» — Сергей Кредов. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-4461-0671-4

Сергей Кредов «Тринадцатая ночь»

Язык написания: русский

Аннотация:

Перед вами увлекательный политический детектив, причудливая смесь вымысла с узнаваемой реальностью. Сюжет лихо закручен, и вместе с тем у читателя создается впечатление, что «так все и было». В очередную годовщину террористического акта в Беслане, унесшего более 300 жизней, президент России Владислав Владиславович Лукин будет выступить перед школьниками этого города. Но Служба безопасности категорически против — поступила информация, что на президента готовится покушение. Место Лукина на мероприятии должен занять его друг и двойник…

Напряженный, тщательно продуманный сюжет — не единственное достоинство «Тринадцатой ночи». В романе представлена целая галерея характеров — узнаваемых персонажей России начала XXI века. «Тринадцатой ночи» много лирических страниц, не случайно последнее слово в этом повествовании — «любовь»…

Входит в:

— журнал «Роман-газета, 2012, № 22», 2012 г.




2008 г.
2017 г.
2012 г.

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Написать отзыв:

Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация

Тринадцатая ночь. Роман-гипотеза читать онлайн бесплатно

Сергей Кредов

Тринадцатая ночь. Роман-гипотеза

Памяти

Валерия Петровича Литвинова

посвящается

В этом повествовании правда покоится на прочном основании вымысла. Не пытайтесь отделить одно от другого. Едва ли у вас получится.


Чистосердечное признание автора

Один известный человек начал свою автобиографию так: «Эта книга написана потому, что автору нужны деньги».

Почему написана книга, которую держит в руках читатель?

Ради денег? Но автор вряд ли прилично заработает с помощью своей книги. Ради славы? Для славы нужны деньги, а их в таком количестве у автора нет. К тому же автор вторгся в сферы, куда его никто не приглашал, – высшей власти, крупного бизнеса, строжайше охраняемых государственных секретов. Маленьких людей заносит в эти сферы случайным ветром и уносит, покружив под ногами у сильных мира, не раздавили – и на том спасибо. Об увиденном там лучше забыть. А тут – роман…

Эта книга написана потому, что автора захватили события, о которых он решил рассказать. Другого объяснения у него нет.

Так бывает: живет себе человек тихо-мирно. И вдруг становится невольным свидетелем удивительных происшествий, словно за занавеску заглянул: «Ага, любовь-морковь. Господи, кража… Похищение! Да там, кажется, и убийство замышляют! Деньги делят. И все это в высших эшелонах власти!» Человеку становится не по себе, он бежит со всех ног к своим знакомым, чтобы поделиться увиденным. Примерно в таком состоянии и пребывал автор, когда писал свою книгу.

«Ну и ну, – скажет читатель, – неужели автор не знал, как будут разворачиваться события в его романе?» Представьте – не знал! Теперь – внимание: действие романа развертывается 18 августа – 3 сентября 2007 года, а закончен он был гораздо раньше, примерно за полгода до того. Откуда же автору было знать, как поведут себя в романе его герои? Ну вы сами подумайте!

В книге нет ни одного вымышленного персонажа, у каждого есть прототип, взятый из жизни. Некоторые характеры – верно, слегка изменены, но тут уж никуда не денешься. Однако большая часть из описанных в романе событий – автор на этом настаивает – имели место! А остальных не то чтобы не было, просто мы не знаем в точности, происходили они или нет. Может быть, еще произойдут.

Реальные люди встретились в реальных обстоятельствах. И разыграли представление, которое автор просмотрел, записал в меру своего таланта и предлагает на суд читателей.

Со слов автора записано верно.

Дата. Подпись

Как похвалу автор воспринимает вопрос, который ему не раз задавали после 2007 года.

– А это было? То, что описано в книге?

Что тут ответить? Сказано же выше: некоторые события, возможно, еще произойдут…

– Не знаю. Я давно не смотрю телевизор.

Из дополнения автора к чистосердечному признанию от 2017 года

Глава первая,

в которой люди огорчаются по поводу мелких неприятностей, в то время как крупные неприятности бродят рядом

Все-таки главное в профессии оперативника – умение «включать дурака». В этом Ильич убедился за свою долгую и не слишком успешную карьеру.

От кого он впервые услышал это выражение – «включать дурака»? A-а, сейчас неважно, хоть бы и сам придумал. Оцените, насколько это важное умение. Допустим, вызывает опера высокое начальство и, стуча по столу кулаком, дает поручение. Опер ушам своим не верит: что за глупость! Как опытный человек может предлагать такое? Однако начальство ведь не просто так стучало кулаком. Умный опер быстро вникает в ситуацию, говорит «есть» и бодрым шагом отправляется рыть землю. Завтра начальство накричит на него по другому поводу, а о данном поручении и не вспомнит. Потому что оно не хуже опера понимает: показания, которые требовалось с исключительным тщанием проверить, есть плод богатой фантазии свидетеля. Глупое поручение спустили из еще более высокой инстанции. И начальство, выслушав его, отреагировало, как наш опер, то есть «включило дурака». А что делать, если сегодня каждый потерпевший ухитряется куда-то нажаловаться? Если всякий терпила (как выражаются уголовники, милиционеры и некоторые политики) убежден: он дает сыщикам ключ к раскрытию преступления, подсказывает оригинальные версии, а те все отсекают, поскольку озабочены только одним – быстрее завершить дело и доложить о своем достижении руководству.

Читать дальше

Сергей Кредов — Тринадцатая ночь. Роман-гипотеза читать онлайн бесплатно

Сергей Кредов

Тринадцатая ночь. Роман-гипотеза

Памяти

Валерия Петровича Литвинова

посвящается

В этом повествовании правда покоится на прочном основании вымысла. Не пытайтесь отделить одно от другого. Едва ли у вас получится.


Чистосердечное признание автора

Один известный человек начал свою автобиографию так: «Эта книга написана потому, что автору нужны деньги».

Почему написана книга, которую держит в руках читатель?

Ради денег? Но автор вряд ли прилично заработает с помощью своей книги. Ради славы? Для славы нужны деньги, а их в таком количестве у автора нет. К тому же автор вторгся в сферы, куда его никто не приглашал, – высшей власти, крупного бизнеса, строжайше охраняемых государственных секретов. Маленьких людей заносит в эти сферы случайным ветром и уносит, покружив под ногами у сильных мира, не раздавили – и на том спасибо. Об увиденном там лучше забыть. А тут – роман…

Эта книга написана потому, что автора захватили события, о которых он решил рассказать. Другого объяснения у него нет.

Так бывает: живет себе человек тихо-мирно. И вдруг становится невольным свидетелем удивительных происшествий, словно за занавеску заглянул: «Ага, любовь-морковь. Господи, кража… Похищение! Да там, кажется, и убийство замышляют! Деньги делят. И все это в высших эшелонах власти!» Человеку становится не по себе, он бежит со всех ног к своим знакомым, чтобы поделиться увиденным. Примерно в таком состоянии и пребывал автор, когда писал свою книгу.

«Ну и ну, – скажет читатель, – неужели автор не знал, как будут разворачиваться события в его романе?» Представьте – не знал! Теперь – внимание: действие романа развертывается 18 августа – 3 сентября 2007 года, а закончен он был гораздо раньше, примерно за полгода до того. Откуда же автору было знать, как поведут себя в романе его герои? Ну вы сами подумайте!

В книге нет ни одного вымышленного персонажа, у каждого есть прототип, взятый из жизни. Некоторые характеры – верно, слегка изменены, но тут уж никуда не денешься. Однако большая часть из описанных в романе событий – автор на этом настаивает – имели место! А остальных не то чтобы не было, просто мы не знаем в точности, происходили они или нет. Может быть, еще произойдут.

Реальные люди встретились в реальных обстоятельствах. И разыграли представление, которое автор просмотрел, записал в меру своего таланта и предлагает на суд читателей.

Со слов автора записано верно.

Дата. Подпись

Как похвалу автор воспринимает вопрос, который ему не раз задавали после 2007 года.

– А это было? То, что описано в книге?

Что тут ответить? Сказано же выше: некоторые события, возможно, еще произойдут…

– Не знаю. Я давно не смотрю телевизор.

Из дополнения автора к чистосердечному признанию от 2017 года

Глава первая,

в которой люди огорчаются по поводу мелких неприятностей, в то время как крупные неприятности бродят рядом

Все-таки главное в профессии оперативника – умение «включать дурака». В этом Ильич убедился за свою долгую и не слишком успешную карьеру.

От кого он впервые услышал это выражение – «включать дурака»? A-а, сейчас неважно, хоть бы и сам придумал. Оцените, насколько это важное умение. Допустим, вызывает опера высокое начальство и, стуча по столу кулаком, дает поручение. Опер ушам своим не верит: что за глупость! Как опытный человек может предлагать такое? Однако начальство ведь не просто так стучало кулаком. Умный опер быстро вникает в ситуацию, говорит «есть» и бодрым шагом отправляется рыть землю. Завтра начальство накричит на него по другому поводу, а о данном поручении и не вспомнит. Потому что оно не хуже опера понимает: показания, которые требовалось с исключительным тщанием проверить, есть плод богатой фантазии свидетеля. Глупое поручение спустили из еще более высокой инстанции. И начальство, выслушав его, отреагировало, как наш опер, то есть «включило дурака». А что делать, если сегодня каждый потерпевший ухитряется куда-то нажаловаться? Если всякий

терпила (как выражаются уголовники, милиционеры и некоторые политики) убежден: он дает сыщикам ключ к раскрытию преступления, подсказывает оригинальные версии, а те все отсекают, поскольку озабочены только одним – быстрее завершить дело и доложить о своем достижении руководству.

Ильич был уверен, что подобная игра между начальниками и подчиненными ведется испокон веку и всюду. И российская милиция тут мало чем отличается от Скотланд-Ярда или ФБР. Да что там – от любого гражданского ведомства и любой частной компании. Самая популярная в мире бюрократическая забава. Так было и так будет.

* * *

Владимир Ильич Найденов, начальник криминальной милиции Прибрежного РОВД Санкт-Петербурга, с неприязнью поглядывал на молодого опера. Из-за этого парня сейчас весь их райотдел вытащат на заурядную квартирную кражу. А подполковник Найденов уже тут – поздним вечером 31 августа 2007 года.

Полюбуйтесь на этого пинкертона: кожаный пиджак на спинке стула, сам перетянут ремнями, кобура под мышкой. Человек вышел из боя с бандитами. Он наводил ужас на питерскую мафию и вынужден был отвлечься из-за какой-то ерунды. Его заставили лично прибыть на место, смешно сказать, квартирной кражи. Парень пробежался галопом по комнатам, уселся на кухне и уже битый час ездит по ушам потерпевшему вместо того, чтобы заниматься делом.

– Гастролеры работали, сто процентов. Ну как мы их найдем, сами посудите? Вы же образованный человек. Завтра их уже в Питере не будет. Заявление станете оформлять? Ваше, ваше право, я же не спорю. Если охота нервы впустую тратить… Не бог весть что у вас тут пропало, я вижу.

Сарафанов, так звали потерпевшего, был готов тратить нервы, он на это настроился. Это читалось в его лихорадочном, мутном от негодования взгляде. Он старался выглядеть человеком искушенным, хорошо представляющим, как раскрывают квартирные кражи, когда действительно этого хотят. Но на каждый его вопрос у опера находилась отговорка. Сарафанов не знал, что возразить, и от этого злился.

– Снимайте же отпечатки пальцев, наконец! Где ваш этот… эксперт-криминалист?

– Он на трупе, – разъяснял опер.

– А где кинолог с собакой?

– Там же. А чем вам поможет собака? Деревня у нас тут, что ли? У нас тут, господин Сарафанов, мегаполис. Собака доведет до ближайшей автобусной остановки в лучшем случае.

Смотреть противно. Ясное дело, кражонку эту раскрыть вряд ли удастся. Но ты изобрази деятельное участие, сделай вид, что Прибрежный райотдел милиции костьми ляжет, чтобы найти и покарать злодеев. Оскорбленный Сарафанов позвонил знакомому чиновнику из мэрии, нажаловался на милицию, которая даже заявления не принимает. Злой спросонья чиновник отчитал дежурного по главку. И вот уже начальник штаба Главного управления внутренних дел по Санкт-Петербургу генерал Агеев позвонил Найденову, потребовал «оторвать задницу от дивана, лично прибыть на место происшествия, прекратить этот бардак», присовокупив кучу еще более крепких слов.

Читать дальше

О романе Сергея Кредова «Тринадцатая Ночь»

Ср, 22 авг, 2007 15:52

О романе Сергея Кредова «Тринадцатая Ночь»


Традиционно отпуск для меня — пора чтения художественной литературы на русском. В этот приезд меня здесь ожидала книга, прочесть которую я был просто обречен. Это роман под названием «Тринадцатая ночь». Дело в том, что с автором Сергеем Кредовым (kredov) я знаком (и хорошо знаком!) целую, можно сказать, жизнь. И по дружбе еще до чтения готов был сказать о его произведении хорошие слова. Пусть и (как я предполагал) дежурные. Да, он очень хороший и многоопытный журналист. Работавший и в провинциальной прессе, и в столичной, и в корпоративной. Издававший и редактировавший популярный еженедельник правоохранительной тематики. Много писавший и о политике, и о бизнесе, и о криминале. И в Литинституте когда-то учился. Но художественной прозы, пусть и жанровой, до сих пор не писал. Так что ничего особенного я не ожидал. Ладно, думал я: сядем играть в блиц (он ведь шахматный мастер к тому же), создастся невыгодная для меня позиция (что практически неизбежно) и тут я щедрой похвалой выбью своего противника из колеи, он, умиротворенный, расслабится, и таким образом наш матч закончится с лучшим для меня результатом, чем обычно…

Что ж, прочитал я роман. Удивился. Захотелось понять, почему мне эта книга действительно понравилась. И даже высказаться об этом публично. Профессией литературного критика я не владею. Но как читатель, причем читатель с претензиями (об этих претензиях я когда-то рассуждал здесь), постараюсь внятно свое впечатление сформулировать.

Начнем с формы.Признаться, я мало читаю жанровой литературы. Хотя детективный жанр люблю. Но если и читаю детективы и триллеры, то на английском. А вот наших детективщиков я в общем-то писателями не признаю. Они могут знать материал, уметь строить сюжет. Но вот складывать слова в предложения у них выходит с трудом. Так, чтобы получалась литература. Стилистически интересная — что для меня важно. Взять Маринину с ее канцеляритом или Латынину, из чьих романов можно без особого ущерба вычеркивать каждую вторую фразу (а из оставшихся — выкидывать каждое второе слово). Просто физически не в состоянии я такую прозу читать — вот такое у меня несчастливое устройство организма. При том, что сам — чему и этот пост подтверждение — пишу многословно и косноязычно. Но я ведь в роли автора художественной прозы не выступаю!

Ну да, есть Акунин, пером владеющий. Но как-то количество его романов перешло (и достаточно быстро) в антикачество. Надоел — появилось ощущение поточности продукции, гибельное для литературы. Да и о современности он практически не пишет… Могу из криминального жанра вспомнить разве что роман Эргали Гера «Сказки по телефону». Помню, прочитал и подумал: вот ведь что бывает, когда вроде бы банальные ингредиенты не самого высокого жанра замешивает настоящий писатель. Вот и наш Кредов, как это ни странно для меня самого, оказался именно что настоящим писателем. Все слова не случайны и на своем месте, написано легко, лаконично, с чувством формы. От чтения как процесса получаешь удовольствие.

Теперь о содержании. Самый жанр книги не позволяет мне пересказывать сюжет — чтобы не портить впечатление тем, у кого чтение романа еще впереди. Но и здесь есть чему удивиться. По жанру роман — триллер, притом политический. В нем затрагиваются громкие и неоднозначные события последних лет. Да, названия и имена иногда слегка закамуфлированы, но все очень узнаваемо — будь то Беслан или дело Юкоса. Один из главных персонажей — президент России Владислав Владиславович Букин — с опять же очень узнаваемыми чертами биографии и личности понятно кого. Прочие действующие лица — из ФСО. ФСБ, милиции. Тут же если не олигархи, то крупные бизнесмены. И журналисты — и лояльные (в том числе из «президентского пула»), и резко оппозиционные. А также лица кавказской национальности. В том числе вовлеченные в криминал, а то и в прямой терроризм. При этом автор иногда отвлекается от сюжета, делая публицистические отступления. Например, о чекистской природе нынешней власти. Или о специфическом перераспределении собственности с участием этой самой власти этой самой природы. Или о дилемме освобождения заложников. Вот такой взрывчатый коктейль, относительно каждого ингредиента которого у любых двух оппонентов — три мнения. Причем непримиримых.

И вот по такому минному полю автор каким-то образом прошел без каких-либо эксцессов. Как-то это сделано очень взвешенно. И умно. У читателя не возникает вопроса: «ты за большевиков али за коммунистов?» (за Путина, чекистов, милицию, русских, кавказцев или против). Во всяком случае, у читателя, не зацикленного на собственных политических взглядах и не склонного к экстремальным идеологическим реакциям. Персонажи разные, в идеологические схемы не вписываются. И абстрактных дискуссий о высоких материях не ведут. Зато выглядят живыми. Как то в художественном произведении и положено. И мысли о современной нашей жизни сами собой у читателя возникают.

Впрочем, повторюсь: публицистикой автор не злоупотребляет — она органично встроена в повествование. И роман остается непретенциозным и легким чтивом. То, что по-английски называется page turner. Я с трудом представляю себе читателя, который начнет читать и бросит. А вот чтение в один присест очень даже представляю — прошел через это лично. В общем, налицо все объективные предпосылки, чтобы роман стал бестселлером.

Но станет ли он бестселлером? Пока ситуация не выглядит радужной. Нераскрученный автор, отсутствие массированной рекламной поддержки заинтересованного мощного издателя… Поначалу как раз перспективы просматривались — одно из крупнейших издательств ухватилось за книгу и даже собиралось открыть ею свою новую серию. Но потом по малопонятным причинам (судя по всему, равноценных книг на серию не набиралось) с изданием начали тянуть. А ведь материал в некотором роде горячий: автор даже на обложку вынес: дескать, это «роман-гипотеза». Время действия — сейчас. Буквально — начинается 18 августа, а заканчивается 1 сентября. По идее, страна должна именно в эти дни читать данную историю (в идеале — в какой-нибудь многотиражной газете каждый день по главе). И переживать: что случится (может, и в реальности) завтра?… Мечты, мечты. Автор договор с мега-издательством расторг, ведет непрерывные переговоры с разными Важными Лицами. А по факту распространяет вышедший предварительный тираж книги сам. Помаленьку процесс набирает ход — вот уже и в Интернете можно роман заказать, и в крупных московских магазинах скоро можно будет купить (в Библио-Глобусе уже и сейчас).

Так что времени поиграть в блиц у нашего автора нет. Даже со мной. И вообще он не то что шахматами, ничем другим, кроме как своей книгой, заниматься не в состоянии — что хорошо видно по его жж. Правда, наехать от души на «Преступление и наказание» (написанное, прямо скажем, по другим художественным законам) он возможность (в малоприспособленном для вызывающих суждений высокоморальном чужом жж) нашел. Хотя еще немного переживаний — и чего доброго, на нервной почве сам в типовой персонаж Федора Михайловича превратится… Агенты — профессионалы (или как вас там) — где вы? Дайте писателю возможность сосредоточиться на том, что он может делать лучше, чем многие. Например, «написать что-нибудь хорошее. О любви». (*)

(*) в кавычках — заключительные полторы фразы романа «Тринадцатая ночь».


Tags: Литература

kredov

Фобофил
Чт, 23 авг, 2007 18:48 (UTC)

Образ Акакия Акакиевича Башмачкина, вознамерившегося написать бестселлер, передан адекватно. Теперь, когда нас никто не слышит, пара вопросов общего плана.
«Взвешенность» — это достоинство в художественной литературе или как? «Война и мир» — взвешенный роман? «Преступление и наказание»? Ты любишь отвешивать этот сомнительный комплимент обзираемым тобою авторам. А я у тебя еще и прошел без эксцессов по заминированному полю. Кстати, с эксцессами или без, еще поглядим. Однажды я вот так взвешенно написал об одном харизматическом политике и удостоился плаката на Манежной площади «Позор Кредову».
По мне достоинство — сказать новое слово, не обходя ни одной мины, другое дело, что сказать его желательно, не перекашивая морды, своей и читателя.
А в целом благодарствую, извини за придирки. Немножко отношение к автору у тебя перехлестнуло отношение к роману, но и это приятно в данном конкретном случае.


kredov

Фобофил
Пт, 24 авг, 2007 06:02 (UTC)

Контратака Кредова

>Главная проблема этой рецензии — стилистическая неинтересность.
Стиль — это человек (перехожу в контратаку).
Вчера созвонились с Мариной Долматовой, она в ЦШК служит, а директором там до сих пор мой старый приятель Шурик Крюков. Сергей, оказывается, рулит сборной РФ по шашк…пардон, шахматам и еще каким-то светским клубом, куда захаживают Дворкович, Соловьев и проч. Марина спрашивает: «А у тебя в романе что-нибудь есть о шахматах?» Удивилась, что нет. Договорились выпить кофе, обменяться новостями.
Кстати, обнаружил, что почти никогда в жизни не писал о шашк…пардон, шахматах, за исключением интервью с Крамником и Спасским и освещением матча Каспаров-Крамник в РГ. Все уложилось в две недели. А что если…Рабочее название повестушки: «Контратака Кредова» или, положим, «Защита Акакия Акакиевича».



(Anonymous)
Пт, 24 авг, 2007 14:32 (UTC)

Когда читаешь книгу с таким названием хочется прежде всего узнать: а не замахнулся ли ли автор на «Уильяма нашего, так сказать Шекспира». Каковы так сказать «интертекстуальные связи», (или как там правильно ботать по Дерриде?), выражена ли современная Россия в образах «Двенадцатой ночи»? Это последний писк литературной моды 🙂

Loner


valchess

Англофил
Пт, 14 сент, 2007 12:33 (UTC)

Да, батенька. Привыкай. Ты хотел, чтобы тебя отрецензировал профи? И даже к нему на этот предмет подкатывал? Вот он и показал тебе, кто ты и кто он — человек неподкупный, независимый и руководствующийся высокими критериями.

Другое дело, насколько профессионально исполнена рецензия профессионала. По мне, так это такой плохо структурированный набор необязательных (чтобы не сказать, произвольных) претензий. Для начала он пересказал сюжет сюжетной (и к тому же еще практически не вышедшей) книги — это называется спойлерство. Приличные рецензенты этого избегают. Блеснул эрудицией, обозначив мировой контекст такой литературы. К чему? — контекст тут же завис в воздухе; разве что позволил потом дать эффектную заключительную фразу… Затем пошли общие слова («во-первых», «во-вторых»…) которые можно отнести к любой книге подобного жанра.

Замечания же, относящиеся к данной конкретной книге свелись к полностью голословным утверждениям («Бог свидетель, жуткая пошлятина») и вырванным из контекста паре цитат, трактуемых совершенно произвольно. В случае с «любовной линией, которой нет — (и кто сказал, что ее надо выписывать? «Эмоциональная проблема у него, понимаешь — да пусть того же «Шакала» вспомнит) дело дошло до полного абсурда. Замечание «Это всё из разряда «Он обнял её всю, его губы были везде»» и есть та самая «жуткая пошлятина», совершенно не имеющая ничего общего ни с приведенной из книги цитатой, ни с книгой в целом. Но пойди докажи это не читавшим.

Некоторые претензии выглядят просто странными — например, «герои то и дело произносят речи о политики и экономике» — ведь нет этого в тексте. Не читавшие чего доброго действительно подумают, что у тебя произведение в духе Латыниной с многостраничными экономическими выкладками. Что есть совершенный вздор. В общем, отвлекаясь от негативизма оценок, мое удивление вызывает неоспоримый факт, что я роман в описании данного рецензента не узнал. Мне было бы любопытно, если бы профи разнес этот роман по делу. Увы.

Претензии, о которых можно серьезно рассуждать: насколько реалистично и обосновано действие и (в сущности, это то же самое) — что «роман маленький». Что не хватает жизненных подробностей, дающих объем. Скажем, Маринина бы линию чеченца-оператора на 100 страниц бы расписала — со всеми подробностями его детства и свиданий с его пассией-«второстепенной жуналистской»). Что, на мой вкус, было бы именно что пошло и банально. Но опять же: это разговор о том, чего в книге нет. А о том, что в книге, написанной по другим законам, есть (действительно есть) — практически ничего не сказано. Что и обидно.


kredov

Фобофил
Пт, 14 сент, 2007 13:54 (UTC)

В этом и есть профессионализм — так подобрать цитаты, чтобы «Три мушкетера» превратились в «Судьбу Журбиных». До этого я читал его обзор «Махно» Веллера и тоже книгу ни хера не узнал. Книга, как минимум, примечательная, а по Березину это малоудачное наставление по стрелковому делу. Этот человек тяжелый ипохондрик. Но я не в претензии — по Уайлду, ценность рецензии надо изметяь линейкой, а эта на моем экране сантиметров на 20 потянет.
Хотя, конечно, было бы любопытно, если бы кто-нибудь сказал критику, что он мудаковат.
Из приятных (для меня) новостей. В «Глобусе» книжка идет, уже в третий раз завозим. Буквально сегодня позвонила одна дама из мира кино. Уверена, что по моему роману можно сделать очень качественный фильм. В принципе ты сразу сказал, что роман кинематографичен. Договорились встретиться во вторник. Махнач тут рассыпался в комплиментах, главным образом в отношении языка. Так что и культурные люди нас почитывают, не только быдлячок.


kredov

Фобофил
Сб, 15 сент, 2007 05:42 (UTC)

Позвонил Володя Куницын, тоже критик. Говорит: нефига себе, сколько человек понаписал.Он же время тратил. Значит, задело. Даже как бы удивлен. В смысле мы, критики, абы кого не лажаем. Да, все в порядке. Я и в первый раз посмеялся, а сейчас ржунимогу. Особенно в местах, где «Бог свидетель — пошлятина», про искушение написать породию на Латынину и где героиня, по его мнению, неправильно прижалась к подполковнику. Сейчас думаю, как бы мне критика отблагодарить…
Володя агитирует вступать в их Союз. Рекомендации найдем. Говорит, собирай рецензии. «И эту?» — «А как же!» Правда, не знаю, зачем мне Союз. Он, подумав: «Там дачи дают…»


Экспортеры зерна РФ столкнулись с проблемами при валютных операциях, просят помощи от ЦБ — Россия |

29 марта. Interfax-Russia.ru — Экспортеры российского зерна начинают сталкиваться с проблемами, связанными с изменениями условий их работы, в частности, с трудностями в получении валютной выручки.

В связи с этим Союз экспортеров зерна обратился с письмом в Банк России («Интерфакс» ознакомился с его копией), в котором информирует о проблемах и предлагает меры по улучшению ситуации.

Сообщая о затруднениях в получении валютной выручки, Союз отмечает, что «многие иностранные банки не отправляют средства даже в банки, официально не подпавшие под санкции». Возникает кассовый разрыв и нарушение ковенант по оборотам, уточняется в письме. В связи с этим предлагается внести в соответствующую инструкцию изменения, допускающие получение валютной выручки на счет экспортера в любой банк с последующим отчетом перед тем банком, в котором стоит контракт на учете.

Экспортеры также терпят убытки от курсовой разницы при погашении валютных кредитов в результате введения обязательной продажи 80% валютной выручки, «возникают курсовые разницы между курсом обязательной продажи и последующей покупки валюты в целях погашения валютных кредитов». Они также предлагают рассмотреть возможность использования курса иностранных валют на 24 февраля для закрытия форвардных валютных операций, заключенных до этой даты. В ином случае они также несут колоссальные убытки.

Союз информирует и о других проблемах.

«Ситуация возросших геополитических рисков, безусловно, повлияла на бизнес российских экспортеров зерна, — заявил «Интерфаксу» председатель правления Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин. — Несмотря на гуманитарный статус нашей продукции, появились серьезные ограничения по логистике, страхованию и оплате зерна. И если логистические ограничения в сегодняшней ситуации можно назвать объективными, то риски финансового обеспечения наших операций — расчетов за зерно, торгового финансирования и страхования перевозок — носят рукотворный характер».

«В этой ситуации мы и обратились в Банк России с просьбой принять конкретные меры, чтобы помочь российским экспортерам минимизировать финансовые потери и не допустить приостановки поставок зерна нуждающимся странам, — сказал он. — Мы понимаем, что ряд поставленных вопросов выходит за рамки компетенции банка, но нам важно, чтобы финансовый регулятор осознал реальный масштаб и комплексность нашего бизнеса, оказав поддержку в рамках своих полномочий».

По его словам, потребители российского зерна готовы работать в любой валюте. «Их задача — накормить свои народы, а не заниматься политикой или спекуляциями на биржах», — сказал Зернин.

ТРИНАДЦАТАЯ НОЧЬ | Киркус Отзывы

к CJ Box ‧ ДАТА ВЫПУСКА: 28 июля 2015 г.

Box делает еще один перерыв в своей очень успешной серии Джо Пикетта ( Stone Cold , 2014 и т. д.) для отдельного рассказа о полицейском детективе, мальчике с задержкой развития и посылке, которую хочет заполучить каждый в Северной Дакоте.

Кассандра Дьюэлл не может покинуть округ Льюис и Кларк в штате Монтана достаточно быстро, чтобы получить новую работу главного следователя Джона Киркбрайда, шерифа округа Баккен. Она не оставляет после себя никаких воспоминаний, которые стоило бы хранить: ее муж умер, ее босс не скрывает, что не любит ее, и она с нетерпением ждет новых обязанностей и более высокой зарплаты, гарантированной внезапным нефтяным бумом в Северной Дакоте.Но у округа Баккен есть свои проблемы. Во-первых, холодно — намного холоднее, чем самая холодная погода, которую Кэсси когда-либо представляла. Во-вторых, работа, для которой ее, как оказалось, наняли — вести расследование, которое ее новый босс не считает возможным доверить своим силам, — вызывает у нее тошноту. Самая большая проблема, однако, та, о которой она не знает, пока она не ударит ее по лицу. Автомобильная авария со смертельным исходом, которая была чем угодно, но только не случайностью, привела к потере тайника с метамфетаминами и наличными, которые стали центром битвы между Сынами Свободы, традиционными продавцами наркотиков округа Баккен, и MS-13, сальвадорскими выскочками, которые набрасываются на их территория.Это установка, которая оставляет мало места для сотрудников правоохранительных органов или для Кайла Вестергаарда, 12-летнего разносчика газет, с рождения пострадавшего от фетального алкогольного синдрома, который ушел от крушения с призом, за который слишком многие люди убили бы.

Напряженный, профессиональный процесс северной страны, героиня которого, искусная смесь сострадания и отношения, могла бы вернуться и связать зияющие незавершенные листы коробки. Безжалостный холод делает эту книгу идеальной для чтения на пляже.

Дата публикации: 28 июля 2015 г.

ISBN: 978-0-312-58321-7

Количество страниц: 272

Издатель: Минотавр

Обзор опубликован в сети: 22 апреля 2015 г.

Отзывы о Kirkus Выпуск: 15 мая 2015 г.

Поделитесь своим мнением об этой книге

Вам понравилась эта книга?

Подробный обзор книги Алана Гордона «Тринадцатая ночь»


Дурак Фесте — жонглер, балагур, певец, акробат, мастер многих языков, а также игрок, известный при дворах герцогов и королей средневековой Европы.Он также шпион и очень искусный политический агент-провокатор. Гильдия дураков, спрятанная где-то в Доломитовых Альпах в Европе, может показаться очередным профсоюзом, но политические интриги в ней тянутся от Ирландии до Дамаска. Как и у любой школы шпионов, у нее есть свои пароли и смертельные секретные приемы. Но Фесте чувствует себя опустошенной и глубоко скучающей и близко познакомилась с городским барменом. Его последняя миссия провалилась, и он начинает чувствовать свой возраст.
Нажмите здесь, чтобы увидеть остальную часть этого обзора

Затем весть из прошлого возрождает его страсть к интригам: «Орсино мертв». Персонажи шекспировской «Двенадцатой ночи» на самом деле являются его старыми друзьями, когда он был в образе шута Фесте. Кроме Мальволио, который поклялся отомстить им всем. Теперь Гильдия поручила ему вернуться в Иллирию и расследовать то, что, по его мнению, не является невинной смертью. На этот раз ставки выше, и работать он будет не один, бродячим придворным шутом сыграет другой брат Дурак, который под видом купца отправится обратно в Иллирию на Даламтийское побережье и там соединится со своим сообщником.Что еще более тревожно, могущественные силы выступают против Гильдии Дураков, и их безопасность, возможно, была частично нарушена.

Когда он прибывает, все с подозрением относятся к незнакомцам, и никто не кажется вне подозрений. Люди меняются с годами во внешности и темпераменте. Воспоминания в одних случаях тускнеют, в других остаются острыми. Его маскировка и легенда для прикрытия едва выдерживают эту атмосферу. Затем одна за другой происходят новые смерти. Их преследует смертоносный убийца из арбалета — возможно, невидимый Мальволио, — который, кажется, может убить их всех по своему желанию.Он должен раскрыть множество убийств и покушений на убийство, и сделать это, зная, что он также находится на первом месте в списке ненавистников Мальволио. Маленький герцог должен дожить до своего одиннадцатого дня рождения, если он хочет взойти на трон своего отца. Обеспечить это будет самой трудной задачей Фесте, а также остаться в живых. В конце концов, он должен выманить убийцу и сразиться с ним один на один, в конце концов, это то, чего они оба действительно хотят.

Рецензия на эту книгу, подготовленная Майклом Дж. Р. Хосе.

Тринадцатая ночь Гордона, Алана: новый (2004)

Стоковое изображение

Опубликовано брендом: The Mystery Company, 2004 г.

Новый Состояние: новый Мягкое покрытие


Библиографические данные

Название: Тринадцатая ночь

Издатель: Бренд: The Mystery Company

Дата публикации: 2004

Переплет: Мягкая обложка

Состояние книги: новый

Об этом заголовке

Описание:

Орсино мертв.Фесте, главный оперативник Гильдии дураков, переодетым возвращается в Иллирию, чтобы провести расследование в продолжении шекспировской «Двенадцатой ночи». Это издание Mystery Company восстанавливает для печати роман 1999 года, ознаменовавший дебют Алана Гордона и его серии «Гильдия дураков».

Об авторе:

Алан Гордон — автор пяти загадок Гильдии дураков. Его рассказы и эссе публиковались в журналах Mystery Magazine Альфреда Хичкока, Mystery Magazine Ellery Queen, Science Fiction Magazine Исаака Азимова, The Drood Review of Mystery и Medieval Academy Newsletter.Он живет в Нью-Йорке со своей женой Джуди Даунер и сыном Робертом. Днем он юрист Общества правовой помощи.

«Об этом заголовке» может принадлежать другому изданию этого заглавия.

Описание магазина

Доходы от продажи наших книг помогают поддерживать нашу ферму и выращивать экологически чистые продукты. Ваша покупка не только принесет вам отличную книгу, но и поможет сохранить жизнь мелким фермерам.Спасибо!

Посетите витрину продавца

Условия продажи:

Все книги подлежат предварительной продаже. Книги отправляются через USPS Media Mail или Priority Mail. Для тяжелых книг и комплектов требуются дополнительные почтовые расходы, если не указано иное. Оплата в долларах США через VISA/MASTERCARD/DISCOVER. К сожалению, мы не принимаем чеки или денежные переводы. Покупки могут быть возвращены в течение 30 дней с момента получения возмещения; возврат будет инициирован после получения возвращенной книги.


Условия доставки:

Стоимость доставки указана для книг весом 2,2 фунта или 1 кг. Если ваш заказ книги тяжелый или негабаритный, мы можем связаться с вами, чтобы сообщить, что требуется дополнительная доставка.

Список книг этого продавца

Способы оплаты
принимаются продавцом

Тринадцатая ночь

Шекспировская конференция: ШК 14.16:60 Пятница, 22 августа 2003 г.

[1] От: Джек Хеллер <Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.>
        Дата: среда, 20 августа 2003 г., 19:18:18 -05:00 (EST)
        Тема: Re: ШК 14.1653 Тринадцатая ночь

[2] От: D Bloom <Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.>
        Дата: Четверг, 21 августа 2003 г., 07:49:12 -05:00
        Тема: Re: ШК 14.1653 Тринадцатая ночь

[3] От: Чарльз Вайнштейн <Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов.У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.>
        Дата: среда, 20 августа 2003 г., 22:06:55 -04:00
        Тема: Тринадцатая ночь

[4] От: Грэм Холл <Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.>
        Дата: четверг, 21 августа 2003 г., 13:58:18 +0000
        Тема: Замечания по сокращению


[1] -------------------------------------------------------------- ------------------
От: Джек Хеллер <Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов.У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.>
Дата: среда, 20 августа 2003 г., 19:18:18 -05:00 (EST)
Тема: 14.1653 Тринадцатая ночь
Комментарий: Re: ШК 14.1653 Тринадцатая ночь

>От Брайана Уиллиса:

>Давай, критикуй стих говоря. Довольно много производств
> заслужил. Но идея и время священного неизменного текста
>Кажется, это было давно. Это не артефакт. Это
>скрипт. И даже самые лучшие сценарии иногда приходится переделывать в
>чтобы соответствовать ограничениям времени, адекватности и аудитории.Два года назад я был сильно разочарован исполнением Кориолана.
это длилось всего один час и пятнадцать минут. По моим расчетам,
от трети до половины текста было вырезано. Много скромного бюджета
компании до сих пор умудряются делать по существу полнотекстовые грамотные
выступления; к таким компаниям я бы отнес Кентукки
Шекспировский фестиваль, Шекспировский фестиваль в Тулейне и Южный
Шекспировский фестиваль в Каролине. Два из них выступают за взносы.

Я думаю, по крайней мере, что любая реклама резко сниженного
производство должно указывать продолжительность показа.По крайней мере пусть
мы знаем, что мы (не) получаем.

Джек Хеллер
Хантингтонский колледж

[2]--------------------------------------------------------------- --------------
От: D Bloom <Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.>
Дата: Четверг, 21 августа 2003 г., 07:49:12 -05:00
Тема: 14.1653 Тринадцатая ночь
Комментарий: Re: ШК 14.1653 Тринадцатая ночь

Брайан Уиллис пишет в поддержку сокращения текста:

>Столько же, сколько я
>наслаждаюсь просмотром хорошего исполнения полного текста, я тоже могу
>понять причины его сокращения.Особенно в кругах ниже
>RSC и профессиональные компании высшего уровня.

Я не думаю, что длина текста - проблема с посредственной актерской игрой.
компании. Если они не могут прилично работать без резки, они, вероятно,
не будет делать приличную работу с ним. Любой актер со своей солью может научиться
линии и поддерживать характер через длинную часть. если они не могут
-- ну вот. Возможно, им следует заняться честным трудом.

(Что сводит с ума, так это видеть, как эти посредственности становятся лучше
профессиональные рабочие места и уничтожение характеристики, когда есть
тысячи лучших актеров отчаянно пытаются получить работу.)

Ваше здоровье,
 Дон

[3] --------------------------------- --------------
От: Чарльз Вайнштейн <Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.>
Дата: среда, 20 августа 2003 г., 22:06:55 -04:00
Тема: Тринадцатая ночь

Те кинорежиссеры, которые сохраняют щедрые порции Шекспира
на практике оказываются менее щедрыми. неловко делать свои
зрители слушают весь этот нудный язык, они развертывают арсенал
из уловок, чтобы облегчить бремя: неистовая операторская работа;
запутанное редактирование; гротескный и отвлекающий производственный дизайн;
лишние вставки, флешбеки и озвучка.По сути, они делают
войну с языком, используя одну технику словесной ненависти после
другое: почти постоянное проигрывание музыки поверх диалога; измельчение
более длинные сцены на фрагменты и разбрасывание их по эфиру; превращение
словесные камерные сцены в образные рассказы о путешествиях; Кастинг
симпатичные, но невежественные актеры, которые не могут начать говорить
линии — что-нибудь, чтобы компенсировать или аннулировать язык и превратить его в
звуковые фрагменты, подписи и словесные шары. Может ли глубоко логофобный
среда может быть подходящим средством для шекспировской драмы?

--Чарльз Вайнштейн

[4] --------------------------------- --------------
От: Грэм Холл <Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов.У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.>
Дата: четверг, 21 августа 2003 г., 13:58:18 +0000
Тема: Замечания по резке

Брайан Уиллис (14.1653) превращает жалобу на вырезание текста в
защита «священного неизменного текста». Поскольку два не обязательно
конгруэнтно это унижает исходное рассмотрение. Нытики, такие как я,
кто отчаивается в излишествах практики, не всегда приверженцы
Храма Священного Текста. Есть вопросы количества и
вовлеченное качество.Бросая вызов «мудрости атакующих постановок»
этот порез, можно подумать, что он бросает тень на мудрость
значительного числа его академических коллег, которые должны быть
проведение таких атак из-за недостатка ноуса, желания накопить
корысти или избежать проклятия из неопределенности непубликации.
(Прости мое богохульство! Такого точно не бывает!)

Ссылаясь на Шекспировскую команду как на слэшеров Первой воды, лед не режется.
с реакционными людьми вроде меня, потому что мы думаем, что они имели право
владеть каучуком, обладая, так сказать, тем, что мои ученые друзья
называть интеллектуальной собственностью тексты.Поскольку Королевские мужчины
коллективная кончина, Сибберы всего мира взяли на себя
себя рубить до упаду и пищать добычу своего коузера
без вашего разрешения на рассмотрение места, лиц или
время. Они пороют свои отбросы под именем Шекспира (есть
новинка!) зная по рукоять своих виноватых игл, которые маскируют
и обман - единственный метод, с помощью которого ничего не подозревающая публика
подойти к их турникету.

Что касается стихосложения, то что делать из стихов и прозы, набитых и
перетасованы волей-неволей благодаря вырезанию оригинальных строк?
причины сокращения текста могут быть понятными - даже простительными - но
они непростительны, когда на вывеске написано «Уильям Шекспир», а не
«Адаптировано из Уильяма Шекспира».Лучший,
Грэм Холл

_______________________________________________________________
S H A K S P E R: Глобальный дискуссионный список Шекспира
Харди М. Кук, Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Веб-сайт SHAKSPER.NET 

ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: Хотя SHAKSPER является модерируемым дискуссионным списком,
мнения, высказанные по этому поводу, являются исключительной собственностью плаката, и
Редактор не несет за них никакой ответственности.
 

Игра в традиции: традиция в «Тринадцатой ночи» и «Дневнике сумасшедшего»

Хорошо, еще одна школьная пьеса. На этот раз нам нужно было прочитать три произведения и поговорить о том, какое место в них занимает традиция.Вот что я написал:

Игра Традиций

Традиция — это и петля, и меч. Традиция может строить королей и грабить крестьян. Традиция и то, как она влияет на человека, является такой интересной темой, потому что она может оказывать интеллектуальное, духовное, эмоциональное и социологическое влияние на контекст истории или человека в истории.

Традиция и то, как она связана с произведениями, которые мы читаем в классе, рассматривается скорее как ограничение, чем как позитив. Хотя я пока не могу разобраться в пьесе Неруды, две другие имеют разные взгляды на традицию и высказывают мнение, что традиция является ограничением.В «Дневник сумасшедшего» главный герой Лу Синя считает, что члены его общества сговорились съесть его — очевидное заявление о том, что он чувствует давление со стороны общества, чтобы подтвердить традиционные роли и потерять свою личность. В Тринадцатая ночь главная героиня Хигучи Ичиё находится в оскорбительных отношениях и открыто подумывает о том, чтобы уйти от мужа, но, в конечном итоге, остается с ним, чтобы не разрушить преимущества, которые ее семья получила от их отношений. Обе истории рассматривают традицию как бремя.

Область, в которой две истории расходятся, — это то, как это влияет на рассказчика. Можно утверждать, что в произведении Сюня два рассказчика. Есть ведущий журналов против человека, который фактически написал их. Человек, который их написал, ненавидит традиции. Он пострадал от его рук. Своими последними словами он призывает нас «спасти детей» (Сюнь). У ведущего журналов, парня, написавшего вводную часть из четырех абзацев, мнение немного туманнее. Одним из аргументов может быть то, что он придерживается того же мнения, что и сумасшедший, и публикует историю, чтобы ополчиться против традиции.Другой аргумент действительно вращается вокруг того, как читатель воспринимает слово «назначение». В одном из своих вступительных абзацев ведущий пишет: «Однако к настоящему времени он уже давно стал снова здоровым и здоровым; на самом деле он уже уехал в другие места, чтобы дождаться существенного официального назначения». (Сюнь). Является ли «назначение» эвфемизмом или он действительно где-то готов работать? Можно ли утверждать, что если назначение — это работа, то неужели все слова сумасшедшего стали неактуальны? Всех ли в конце концов съедят? Все ли мы склоняемся перед давлением наших традиций? Чем больше я читаю эту статью, тем больше верю, что Сюнь, а не сумасшедший, является рассказчиком, и его взгляд на традицию гораздо более нигилистический, чем взгляд сумасшедшего.

В истории Ичиё рассказчик от третьего лица остается с Осэки, рассматриваемой дочерью, и ведет хронику ее событий. Осэки уважает традиции, хотя ее самооценка и эмоциональная стабильность рушатся под ними. Она идет к своей семье и говорит им, что хочет нарушить традиции, добиться развода со своим мужем, и ее семья в конечном итоге убеждает ее не делать этого. Они утверждают, что она потеряет доступ к своему сыну, ее брат потеряет работу, они потеряют доступ к высшему обществу и все столкнутся с социологическим бесчестьем.Самое интересное в этом то, что они очень серьезно относятся к ее бедственному положению, но в конечном итоге понимают, что это поможет ей жить без нужды и борьбы, что является традиционным желанием. Конфликт проявляется в реакции отца, когда Осэки уезжает. Ичиё пишет: «В ее доме ее отец кашлянул, чтобы прояснить голос, и, судя по звуку, он тоже плакал». (Ичиё). Традиция в их контексте — самый логичный путь.

Работы цитируются

Лу Синь. «Дневник сумасшедшего».Современная мировая литература. Веб. 07.05.14

Итиё Хигучи. «Тринадцатая ночь». Современная мировая литература. Веб. 07.05.14

Расскажите людям, как это круто:

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

  • Предыдущий пост Битва за авторитет и популярность
  • Следующий пост Сладкие солнечные тени и сексуальный красный сарафан

Тринадцатая ночь: Месть Мальволио – Государственный университет Райта Обучение за границей, Канада: Стратфордский театральный фестиваль

Дилан Фриман

«Я отомщу всей вашей стае.Эти девять слов — последнее, что мы когда-либо слышали о Мальволио в «Двенадцатой ночи». Бедному человеку дали довольно грубую сделку; Сэр Агуечик, Тоби Белч, Мария и Фабьен сделали его жизнь невыносимой, заставив его надеть отвратительные чулки и поместив его в темную лечебницу, только для того, чтобы Фесте зажёг его газом. С точки зрения зрителей, они только что просмотрели пять актов комедии, но с точки зрения Мальволио это первые два акта трагедии мести Якова.

Jacobean Revenge Tragedies, названные так потому, что они были созданы во времена правления короля Якова I (я тоже не знаю, как это работает), — это именно то, что нужно: трагедии, в которых нужно отомстить тем, кто обидел главного героя.Хорошим примером этого является Гамлет, где одноименный персонаж мстит своему дяде за смерть отца. Как разыграется месть Мальволио?

Не хорошо, скорее всего. Во-первых, он заявил о своем намерении отомстить половине актерского состава. Мальволио не из тонкостей, и любые махинации, которые он затевает, чтобы отомстить членам семьи Оливии, встретят большое сопротивление. Сэр Тоби и сэр Эндрю посвящены в рыцари королем того региона, в котором находится Иллирия (это вымышленное герцогство), поэтому любые попытки отомстить за них будут плохо встречены представителями высшего общества, поэтому он не получит никакой помощи ни от кого. известное нам высшее общество.

И в какой форме вообще будет эта месть? Попытался бы он убить участников заговора? Их изгнали из Иллирии? Разрушить их брак? Мальволио только считает себя умным и, скорее всего, не способен ни на то, ни на другое. Так же, как он думал, что величие будет навязано ему, он мог бы попытаться воткнуть кинжал между ребер сэра Эндрю, но, как мы видим, Эндрю не испытывает недостатка в навыках фехтования, несмотря на его пьяный характер. Мальволио, скорее всего, будет обезоружен и нейтрализован, а его собственная рука еще больше сделает несчастным.

И в этом, может быть, особенность его характера: он пуританин, и именно они были ответственны за закрытие театров, которые были источником средств к существованию Шекспира. Неудивительно, что бард затаил обиду, а оскорбления, которые принимает Мальволио, заставили бы обычного театрала или актера хихикнуть от ликования: «Отнимите наше развлечение, ладно? Иди, носи чулки в нелепом стиле!». Короче говоря, месть Мальволио будет легко сорвана, и он станет еще большим посмешищем, чем он уже есть.

Тринадцатая ночь: колдовство Ринди Сью Гозе​

«Странный огонь» — это полная методология колдовства для превращения свечей в Лампы Искусства — мощные рабочие инструменты и центры колдовских усилий для достижения многих целей. В этом 40-страничном трактате Робин Артиссон обсуждает различия между магическим использованием свечей и колдовским использованием свечей в качестве сложных сообщений или сигналов для духов, которых можно вызвать, чтобы помочь вызвать необходимые или желаемые изменения в жизни человека. -ситуация.

Каждый шаг этой методики объясняется в мельчайших подробностях, с иллюстрациями, диаграммами и всей необходимой информацией, а также с мощным ритуалом для усиления и оживления Лампад Искусства. Рассмотрены различные разновидности ламп, а также обсуждения их использования. В этот трактат также включено подробное историческое и фольклорное обсуждение Отца-Ведьмака или Главного Духа, который наделяет силой такие акты колдовства, а также инструкции для ритуальных и личных религиозных актов, которые потенциально могут привести Его и духов его Хозяина к более тесным отношениям с оперант.

Даются предложения о том, как адаптировать эту методологию к ранее существовавшей практике, и все современные маги и практикующие магию, несомненно, найдут в этом трактате много нового материала для размышления, а также много знакомого, но с учетом новое и продуманное лечение.

Как работают цифровые продукты

Сразу после размещения заказа вы сможете загрузить файл в формате pdf и сохранить его на свой компьютер или телефон. Продукт не имеет ограничений по времени и сроку годности.Также в любой момент вы можете войти в свою учетную запись, просмотреть последние заказы и загрузить там документ.

Об авторе

Робин Артиссон более 20 лет занимается изучением фольклора, мифологии и внутренней метафизики колдовства и досовременного европейского сверхъестественного. Его специальные области знаний включают духовную экологию, предысторию, травничество и колдовство, гадание, полет души или индукцию транса, а также профессиональный интерес к экстраординарному исследованию скрытых измерений разума, души и мира.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.