Краткое содержание фархад и ширин: краткое содержание книги, автор, жанр, год издания, рейтинг книги, где купить

Содержание

Автор Неизвестен ★ Фархад и Ширин читать книгу онлайн бесплатно

ФАРХАД И ШИРИН

Узбекская сказка

Было или не было, но давным-давно, когда звери и птицы умели разговаривать, а розы были заколдованными девушками, жил в далекой стране бедняк.

Был у бедняка сын Фархад.

Стал бедняк стар, почувствовал он приближение смерти, позвал сына и говорит:

— Нет у нас ни золота, ни серебра, ничего не оставляю тебе в наследство, сын мой, кроме этого кетменя. Будешь трудиться — будешь счастлив. Прощай. Вместе со мной похорони вот этот ларец, не открывай его, а то случится несчастье.

Умер бедняк.

Не выполнил завета отца Фархад, открыл из любопытства ларец. Нашел он в нем небольшое зеркало.

Заглянул в него Фархад. Видит цветущий луг, а по лугу гуляют красавицы и среди них одна — прелестная словно пери. Не мог оторвать от нее взора Фархад и упал без чувств.

Долго бы пролежал Фархад, если бы к нему не зашел его друг Шапур.

Видит Шапур, что лежит его друг, как мертвый, крепко зажав в руке зеркало.

Взял зеркало Шапур и увидел красавицу с лицом пери, с глазами газели, с волосами, подобными сиянию. Солнце и луна спорили, есть ли такая прекрасная девушка на свете.

Выбежал на улицу Шапур, зачерпнул из арыка прохладной воды и плеснул ее на лицо Фархада. Пришел в себя Фархад, увидел в руках Шапура зеркало, и сразу вспомнил о неведомой красавице. И стал Фархад грустнее ночи. Тоскует, ничего не ест.

Долго он предавался грусти или нет, но решили они с Шапуром идти искать прекрасную пери.

Много гор и степей прошли, во многих городах побывали.

И вот однажды они пришли в город Беговат. Кругом высились высокие горы.

Посмотрел Фархад вокруг и удивился. Хоть и было лето, но деревья стояли желтые и листья их осыпались, как глубокой осенью. Поля высохли и растения поблекли. У иссохшего канала, изнуренные тяжким трудом, стояли худые люди. Кетменями они долбили скалу.

— Эй, что вы за люди, — крикнул Фархад, — и для чего долбите скалу?

И рассказали люди, что вот уже три года, как они начали пробивать в скале арык, чтобы пустить воду в город, и дать жизнь полям и садам, изнемогающим от зноя и горячего ветра гармсиля.

Три года проливают слезы и пот люди, изнывая от непосильного труда, но несокрушимая точно железо скала не поддается и все усилия тщетны.

— Друг мой, Шапур, — сказал Фархад, — люди эти умирают от голода и жажды.

И Фархад, засучив рукава, взял в руки отцовский кетмень и ударил в скалу. Много силы было в руках Фархада, но не дрогнула скала, а кетмень разломался на части.

В гневе приказал Фархад принести ему все кирки и кетмени, раздул горн и, переплавив их, выковал вместе с Шапуром один большущий кетмень, которого не могли бы поднять и сто человек.

Взял Фархад одной рукой кетмень, взмахнул раз, взмахнул два, получился канал больше того, который копали люди три года. Еще раз ударил Фархад кетменем, ударил два и задрожала гора. Скалы рухнули. Обрадовались люди и бросились помогать Фархаду.

Городом Беговат правила в ту пору султанша Гульчехра и была у нее любимая племянница Ширин.

Посмотрела Ширин с высокой башни и видит — могучий богатырь сокрушает гору. Побежала Ширин к своей тетке Гульчехре и, ластясь так и эдак, упросила поехать посмотреть на богатыря.

— Ведь я дала клятву выйти замуж за того, кто повернет Сыр-Дарью в Голодную степь, — говорила Ширин.

Так увлекся Фархад работой, что не заметил, как подъехали султанша Гульчехра с Ширин.

Остановился Фархад утереть пот на лице, глянул на приехавших, а тут ветер откинул покрывало с лица Ширин и он увидел ту самую пери, которая была в зеркале.

Сказал только: «Ох!» Фархад и упал без чувств на землю.

Удивились все: что с Фархадом? Только верный Друг Шапур знал в чем дело, да не смел сказать.

Пришел в себя Фархад, смотрит на Ширин, глаз не может оторвать. Застыдилась Ширин, глянула только на Фархада лукаво из-под ресниц, подобных острым стрелам.

И вдруг подняла коня девушка на дыбы и помчалась прочь. Споткнулся конь и захромал, подбежал Фархад подхватил одной рукой коня вместе с Ширин, взвалил себе на плечи и пустился бегом. Добежал до дворца и опустил коня с прекрасной принцессой около ворот.

Ушел Фархад, ничего не сказав Ширин и не посмотрев на нее. Удивилась красавица и почему-то на сердце ее стало грустно.

А чем дальше уходил Фархад, тем тяжелее становилось ему: «Разве может полюбить тонкостанная, рожденная в бархате и шелку, меня, простого каменотеса».

Читать дальше

Старинное : Древневосточная литература : ГЛАВА XXXII ШИРИН ВЛЮБЛЯЕТСЯ В ФАРХАДА : Алишер Навои : читать онлайн

Исчезновение Фархада из дворца. Снова в горах.


Фархад вторые сутки нем лежал,
То — будто бы дышал, то — не дышал.


При нем, не отходя ни шагу прочь,
Ширин с Шапуром были день и ночь.


Когда же непреодолимый сон
Им в третью ночь сковал глаза, — то он


Глаза открыл, очнулся и не мог
Понять никак, что это за чертог,


Как он сюда попал, и почему
Столь пышно ложе постлано ему?..


И вдруг он вспомнил, как к нему пришла
Та, что была, как солнце, вся светла,


Что с ней беседы удостоен был,
Что награжден своей мечтой он был…


Но пресеклась воспоминаний нить, —
Не мог Фархад концов соединить.


Иль образ пери так его потряс —

Ее волшебный голос, чары глаз,


Что в обморок упал он — и сюда
Из жалости доставлен был тогда?


Холодным потом обдал стыд его, —
Что, если пери навестит его?


И, робости не в силах превозмочь,
Стремглав он убежал оттуда прочь.


Он проблуждал всю ночь, а на заре
Он возвратился, наконец, к горе,


Где ради той, которую любил,
Арык в гранитных скалах он долбил.


Здесь он подумал: «Я пред ней в долгу.
Чем благодарность высказать могу


Ей, луноликой, светлой пери, ей,
Так снизошедшей к участи моей?


Арык — ее заветная мечта,
Так пусть не будет тщетною мечта!


Хоть жизни нашей скоротечен срок
(Не знаю, мне какой намечен срок),


Но ровно столько я хотел бы жить,
Чтоб это дело с честью завершить…»


И вот опять киркой он замахал,
Опять гранит в горах загромыхал:


Что ни размах руки — то грома треск,
Что ни удар кирки — то молний блеск.


А пыль — как туча, встала до небес,

Лазурь затмилась, солнца свет исчез.


Его дыханья расстилался дым,
Туманом поднимался он густым.


Не пыль, не дым окутали простор
Страны армянской всей от гор до гор.


Нет, не туман! Весенней тучи мощь,
Гранитный град, гранитный шумный дождь.


Лопатой тину или снег рукой
Не снимешь так, как он гранит киркой.


И так в работе той горяч он был,
Так рвеньем трудовым охвачен был,


Так быстро продвигался он вперед,
Что в изумленье ввергнутый народ,


Который следом камни разгребал, —
И кушаков стянуть не успевал…


Но сам рассказчик, подтянув кушак,
Вспять повернул повествованье так:


Когда в то утро солнечный рубин
Открыл глаза Шапуру и Ширин,


Фархада ложе пусто было. Ах!
Мгновенно свет померк у них в очах.


Напрасно поднят был переполох, —
Никто Фархада отыскать не мог.


Шапур пустился в горы. Прибежав,
Увидел он: Фархад и жив и здрав!


Забыл Шапур и горе и испуг,
И ноги друга обнял верный друг…


А между тем — грустна, потрясена,
Стрелой любви внезапной пронзена


(Как от рассказчика мы узнаем),
Ширин страдала во дворце своем.


Ее уже огонь разлуки жег.
Чтоб скрыть любовь, она нашла предлог,


И говорит она Михин-Бану:
«Постигнуть надо дела глубину.


Дабы, напрасным угнетен трудом,
Родной народ не проклял нас потом,


Направлен был к нам волею небес
Тот витязь-камнелом, но он исчез.


Нам не пробить арыка без него.
Напрасен труд великий без него.


Скорей гонцов повсюду разошли,
Чтоб чужестранца-витязя нашли…»


Весьма тонка была Михин-Бану, —
Все сразу поняла Михин-Бану.


Ей стало ясно, что граниторуб
Ее племяннице отныне люб,


Что наставленьем — страсти не унять
И что пока не время ей пенять.


Благоразумием руководясь,
Михин-Бану за поиски взялась.


Когда же весть пришла, что витязь тот
Опять в горах усердно камень бьет,


Уста Ширин, поблекшие с тоски,
Вновь расцвели, как розы лепестки.


Но жаждет испытания любовь,
Томится без свидания любовь.


И стала думать и гадать Ширин,
Как повидать его хоть раз один,


Хоть издали, хоть как-нибудь тайком,
И даже так, чтоб он не знал о том:


Она боялась, чтоб еще сильней
Не растерялся он при встрече с ней


И как бы не был тот костер открыт,
Что тайно в сердце у нее горит…


Михин-Бану была душевна с ней,

Беседовала ежедневно с ней,


Справлялась о здоровье, — не больна ль?
Какую носит на душе печаль?


И убедилась, что Ширин чиста,
Что страсти не перейдена черта,


Но что любовь проникла в сердце к ней
И с каждым днем над нею все властней.


Ширин таилась: с кем ей говорить,
Какому другу сердце ей открыть?


Ах, первая любовь всегда робка, —
Ширин блюла достоинство пока.


Проходят дни, а все грустна Ширин,

Не ест, не пьет, не знает сна Ширин.


То вдруг решает: «Я пойти должна!»
То вдруг и мысль об этом ей страшна.


Честь говорит ей: «Нет!», а сердце: «Да!»
Кто скажет ей — что благо, что беда?


О боль разлуки, как ты горяча!
Недуг растет, а нет ему врача.

«Фархад и Ширин» Алишер Навои. Соши «умид Навои фархад и ширин краткое содержание

Описание презентации по отдельным слайдам:

1 слайд

Описание слайда:

Презентация «Алишер Навои» для 8 класса Выполнил учитель русского языка и литературы НОУ «Сехриё» Чиркова М.В.

2 слайд

Описание слайда:

Мой каждый стих — приют для многих смыслов, — Странноприимный дом, и кельи в нем полны! (Алишер Навои (Алишер Навои Низамаддин Мир Алишер) علیشیر نوایی

3 слайд

Описание слайда:

«Если мы эту великую личность будем считать святой, то он святее святых, если будем говорить, что он мыслитель, то — мыслитель из всех мыслителей, если скажем, что он поэт, то тогда он султан всех поэтов», пишет Президент И.А. Каримов в своем произведении «Высокая духовность — непобедимая сила» («Юксак маънавият — енгилмас куч»).

4 слайд

Описание слайда:

Алишер Навои перс. علیشیر نوایی Имя при рождении: Низамаддин Мир Алишер Псевдонимы: Навои (мелодичный), Фани (бренный) Дата рождения: 9 февраля 1441 Место рождения: Герат, Государство Тимуридов Дата смерти: 3 января 1501 (59 лет) Место смерти: Герат, Государство Тимуридов Библиография

5 слайд

Описание слайда:

Алишер Навои был воспитан на арабской и особенно фарсиязычной поэзии того блистательного периода ее развития, который дал миру Низами, Амира Хусро, Фирдоуси, Унсури, Саади, наконец, его учителя Джами. Навои начал как персоязычный поэт, быстро овладев техникой и образным строем классической персидской поэзии. Но он жил в пору распадения старых культурных зон и складывания новых национальных культур. Как писал Н. И. Конрад, «этот великий поэт, поэт-мыслитель, как его справедливо называют, принадлежащий огромному, этнически столь разнородному миру, стал классиком узбекской поэзии, основоположником узбекской литературы. Его вывели из широчайшей сферы и ввели в узкую. Поэт, у которого герои — кто угодно: Фархад — китаец, Шапур — перс, Ширин — армянка, Кайс — араб, Искандар — грек, этот поэт оказался поэтом узбекского народа». Такова была тенденция культурного развития, и Навои уловил эту тенденцию и откликнулся на нее. Он прекрасно понимал великое значение своей литературной реформы и сам говорил об этом.

6 слайд

Описание слайда:

Алишер Навои писал на языке фарси, под псевдонимом Фани (бренный), но главные произведения были написаны псевдонимом Навои (мелодичный) на литературном чагатайском (староузбекском) языке, на развитие которого оказал заметное влияние. Алишер Навои является основоположником узбекской литературы. Его творчество дало мощный стимул эволюции литературы на тюркских языках, в особенности чагатайской и воспринявшей её традиции узбекской.

7 слайд

Описание слайда:

Алишер Навои был в сообществе дервишского (суфийского) ордена накшбандия, и, следуя этике суфия, жил очень скромно.

8 слайд

Описание слайда:

В 1483 году Алишер Навои приступил к созданию «Хамса» («пятерицы»), которую создавал в течение двух лет. Жанр “Хамса” возник в XII веке, основоположником его явился великий азербайджанский поэт Низами Гянджави (1141-1209). Он объединил в единое произведение пять поэм, пять самостоятельных художественных единиц: “Смятение праведных”, “Фархад и Ширин”, “Лейли и Меджнун”, “Семь планет”, “Стена Искандера”. Они различны по событийному содержанию, но объединены идейным содержанием, единым пафосом.

9 слайд

Описание слайда:

Смятение праведных» (1483) — поэма философско-дидактического характера. Большое место в ней занимают вопросы политики. Поэт резко критикует несправедливых и жестоких властителей. Его идеал — своеобразный вариант просвещенной монархии на восточный лад, глава которой окружает себя мудрыми, образованными и бескорыстными советниками. Коварству и корыстолюбию современных поэту сановников и правителей Навои противопоставляет высокие нравственные идеалы великодушия, щедрости, доброты, верности в дружбе и любви, скромности и честности. Поэма Навои — гимн «яркому небу знаний», противопоставленному «темноте ночи невежества»

10 слайд

Описание слайда:

«Стена Искандара», или «Вал Искандара» (1485), — это гуманистическое философское воспроизведение легендарных жизнеописаний Александра Македонского, подвигам которого в Древности и в Средние века было посвящено много произведений. Поэма основывается на знаменитой философской и социально-утопической поэме Низами «Искандар-наме». Поэма Навои — это произведение о силе и пытливости разума человека, о смысле его жизни.

11 слайд

Описание слайда:

Поэма «Семь планет» (1484) состоит из семи самостоятельных стихотворных сказок (о царевиче Фаррухе, о ювелире Зайде, о приключениях индийского шаха Джуна и др.), навеянных фольклорными мотивами и обрамленных сказанием о любви Бахрама Гура к прекрасной китаянке Диларам.

12 слайд

Описание слайда:

Поэма «Лейли и Меджнун» (1484) — книга об одержимости любовью, недаром героя произведения — арабского юношу Кайса называют «Меджнуном», т. е. «одержимым джинами». Над ним смеются, его сажают на цепь, посылают в Мекку, он вынужден бежать и скрываться, но ничто не может умерить его любви к Лейли. Чистота и сила чувства противостоят здесь не только злу племенных распрей и неравенства, но и извечному злу, царящему в мире. Побороть это зло Лейли и Меджнуну суждено лишь ценой смерти.

13 слайд

Описание слайда:

«Фархад и Ширин» (1484). Вторая поэма “Пятерицы” — “Фархад и Ширин” представляет собой вдохновенный гимн труду, чистой, самостоятельной любви, человеколюбию и верности. В процессе работы над поэмой Навои существенно изменяет традиционные сюжетные линии повествования. Главным героем поэмы является Фархад — человек, наделенный замечательным трудолюбием, мужеством и самоотверженностью. Сын китайского правителя Фархад становится впоследствии умелым строителем, замечательным мастером созидателем. Фархад воплощает в себе те прекрасные качества, о которых столь восторженно и убежденно писал поэт в “Смятение праведных”. Воодушевленный большим и светлым чувством к прекрасной Ширин, Фархад совершает героические подвиги во имя соединения со своей возлюбленной. На пути его силы зла воздвигают бесчисленные препятствия, но и они не могут сломить Фархада. Однако герой все же гибнет, обманутой ложным известием о браке Ширин. Узнав о гибели Фархада умирает и Ширин.

14 слайд

Описание слайда:

Рассказывают, что поэт, уже будучи визирем, однажды потерял сон и покой, увидев дочь простого ремесленника Абу Салиха. Имя девушки благоухало, подобно цветку розы, — Гули… И вот после долгих раздумий Алишер, наконец, решился посетить отца девушки и поговорить с ним. Абу Салих был вне себя от радости. Никогда не мог он и представить, чтобы к его дочери, какая бы она ни была красавица, мог свататься сам визирь Алишер Навои. -Но что скажет девушка? -Долг дочери — повиноваться отцу! — воскликнул Абу Салих. — Я знаю древние обычаи и законы шариата, но есть еще обычаи сердца и законы разума. Надо сказать, что Алишер Навои решил лично убедиться в чувствах девушки и стал каждый вечер приезжать в дом своего будущего тестя. Алишер и Гули прогуливались по цветнику и могли без помех говорить о своей нежной любви. Казалось, счастью молодых влюбленных не будет предела. День свадьбы близился. Но в один из дней второй визирь шаха прошептал ему, что его любимец Алишер занимается не сочинением новых стихов, а проводит время с девушкой несравненной красоты, которой «самое место в венце падишаха». И Хусейн задумал коварный план.

15 слайд

Описание слайда:

Когда Алишер Навои явился к нему, шах Хусейн воскликнул: — Мы решили жениться… На дочери ткача Абу Салиха… Вестником несчастья прискакал на взмыленном коне Алишер в дом возлюбленной и со слезами на глазах рассказал любимой о гибели их любви. — Пусть я умру, но никогда женой Хусейна не буду, — твердо сказала Гули. Она удалилась к себе и скоро вернулась с двумя пиалами вина. Вручив одну из них своему возлюбленному, Гули сказала: — В этой чаше вина я вижу избавление от злой участи стать игрушкой в руках падишаха. Не успел Алишер остановить Гули, как она выпила вино до дна. — Там был яд? – спросил Алишер. Девушка молча кивнула головой. Тогда Алишер тоже осушил свою чашу. А шах Хусейн приказал готовить пышную свадьбу. В час свадебного пира Алишер Навои проник в одежде странника в гарем, чтобы проститься со своей возлюбленной, и застал ее совсем больной. Но для Алишера она была по-прежнему прекрасна. — Я не буду женой падишаха,- сказала Гули, — яд действует, и я умираю. А в твоей чаше было чистое вино. В тот самый миг в комнату Гюли вбежал разъяренный шах Хусейн. — Тише, не тревожьте ее сон,- Алишер показал на Гули. Шах Хусейн взглянул на Гули и увидел, что она мертва. …Рассказывают, что Хусейн раскаялся в своем поступке и поклялся Навои в вечной дружбе. Но также говорят, что Хусейн до скончания дней своих затаил в сердце злобу на Алишера, ибо люди становятся врагами именно тех, кому сами причиняли зло.

АЛИШЕР НАВОИ ФАРХАД И ШИРИН

Перевод со староузбекского Л. Пеньковского

ВСТУПЛЕНИЕ К ПОЭМЕ О КАЛАМЕ, О НИЗАМИ, О XOCPOBE

Калам! Ты нашей мысли скороход. Превысил ты высокий небосвод. Конь вороной воображенья! Нет, — Быстрей Шебдиза ты, но мастью гнед. Неутомим твой бег, твой легкий скок, А палец мой — державный твой седок. Гора иль пропасть — как чрез мост, несешь. Ты скачешь — и, как знамя, хвост несешь. Нет, ты не конь, а птица-чудо ты: Летать без крыльев можешь всюду ты. Из клюва мелкий сыплешь ты агат. Нет, не агат, — рубинов щедрый град! Сокровищницу мыслей носишь ты, О птица человеческой мечты! Так рассыпал сокровища в стихах Тот, чей в Гяндже лежит священный прах. Он мир засыпал жемчугом своим, — Как звезды, жемчуг тот неисчислим. Но не растопчет грубая нога Великого гянджинца жемчуга. В ушах людей играет жемчуг тот, Но, как серьга, он в грязь не упадет: Сквозь ухо проникая в глубь сердец, Обогащает сердца он ларец. Нет! Жемчуг тот — по сути говоря — Наполнить может до краев моря Так, чтоб его веками черпал всяк И чтоб запас жемчужный не иссяк. Кого с тобой в сравненье ни возьми, Никто тебе не равен, Низами! А впрочем, был среди людей один — На Инде певший соловей один. Не соловей, а Хызр. Ведь знаем мы: Был Индустан ему страною тьмы, А речь была той звонкой, той живой Им найденной во тьме водой живой. Но на ристалище со мной не он, — Я с Низами бороться принужден. Рукой схватив такую «Пятерню», В руке надолго ль силу сохраню? У всех трещали пальцы до сих пор, Кто с Низами вступал в подобный спор. Быть надо львом, чтоб рядом сесть со львом, Тем более чтоб в драку лезть со львом. Иль не слоном таким же надо быть, Чтоб с хоботом слоновым хобот свить? И мушка хоботком наделена, Но муха не соперница слона. А предо мной слоны: гянджинский слон Поистине — он исполинский слон! Да и второй — не столь гигантский слон, Но слон, однако, индустанский слон! Обоих ты в молитвах помяни, Обоих милосердьем опьяни. Побольше мощи Навои прибавь — И рядом с ними ты его поставь! * * * Эй, кравчий, видишь, как смятен мой дух, — Налей две чары в память этих двух! За них две чары эти осушу, А за Джами я третью осушу!

Хосров и Низами — слоны, но нам Предстал Джами, подобный ста слонам. Вино любви он пьет и меж людьми Прославился, как Зиндепиль, Джами. Вином единства также опьянен И прозван Зиндепиль-Хазратом он. Он чашу неба выпил бы до дна, Будь чашею познания она. Плоть в духе утопив, Джами велик, — Скажи, что он великий материк. Нет, — целый мир! Но как вообразить, Что точка может мир в себе носить? Он макрокосмом, а не миром стал! Для двух миров Джами кумиром стал. В убогий плащ дервиша он одет, Но богача такого в мире нет. Бушующее море мысли в нем. А жемчуга ты и не числи в нем! Жемчужин столько, сколько скажет слов. В каком же море столь богат улов? Дивись его словам, его делам: Смотри — возник из пенных волн калам! Тростник морской! Тут чудо не одно: Что сахар в тростнике — не мудрено, Но чтоб ронял жемчужины тростник, Таких чудес один Джами достиг!.. Я, Навои, навек слуга Джами. Дай сахар мне, дай жемчуга Джами: Тем сахаром уста я услащу, Тот жемчуг в самом сердце помещу. * * * Эй, кравчий! Понимай слова гуляк! Пусть первым пьет Джами — глава гуляк! Пусть небо превратится в пиалу — Я буду пить и петь Джами хвалу!

ПОЯСНЕНИЕ К ПОЭМЕ

Пред тем как мне на высях этих гор Звездою счастья постлан был ковер, То место ангел подметал крылом И слезы звезд опрыснули потом. И сердце здесь покой себе нашло, Склонило небо предо мной чело. Приглядываясь к моему листу, Приобрело здесь утро чистоту. И вечер приобрел свой цвет чернил, Когда калам свой кончик зачернил. Когда же я калам свой заострял, Меркурий все очинки подбирал. Калам испытывать я стал теперь, А счастье в этот миг открыло дверь. Войдя, оно приветствует меня, Вином благословения пьяня: «Бог да узрит старания твои, Да сбудутся желания твои! Высок айван, прекрасен тот узор, На коем ты остановил свой взор. Ты на вершине. Прах берешь простой И превращаешь в слиток золотой. Роняешь каплю пота — и она В жемчужину тобой превращена. Кто пьет великодушья чару, тот Искомое в той чаре обретет. Орел высокогорный никогда Не замечает низкого гнезда. И Алтаир — сияющий орел — Меж звездами свое гнездо обрел. Взлетит повыше мошек дерзкий рой — И слон бессилен перед мошкарой. Дом живописью украшать решив, Так выстрой дом, чтоб сам он был красив. Пусть рифма у тебя в стихе звонка, Пленительно преданье, мысль тонка, Но вникни в летописи давних лет — В их повестях ты клад найдешь, поэт. Ты, может быть, еще откроешь клад, — Что пропустил предшественника взгляд, И этот клад народу предъяви, Чтоб стал достоин ты его любви. А подражать другим певцам — к чему? Дам волю изложенью своему. Коня гонять чужим коням вослед — Ни наслажденья, ни почета нет. На той лужайке, где не первый ты, Как соберешь ты лучшие цветы? Ведь не одна лужайка в цветнике, А ты не попрошайка в цветнике…» Была мудра его благая мысль, — Запала в сердце мне такая мысль. Я стал раздобывать со всех сторон Бытописания былых времен. И награжден за то я был вполне: Что нужно было, то открылось мне. Нашел я много в них жемчужин-слов, Наполнил чару мысли до краев. Я этот жемчуг миру покажу, Когда на нити бейтов нанижу. Предшественники! Черпали вы здесь, Но ценный жемчуг не исчерпан весь. Бездонно море слов! Никто из нас Не может истощить его запас, И даже я, беспомощный ловец, Нырнувший в это море, наконец, Успел собрать столь драгоценный груз, Что им теперь по праву я горжусь… И вот что я по совести скажу, Об этой старой повести скажу: Да, сладок и поныне хмель ее, И так же неизменна цель ее: Людей любви запечатлеть следы — Их судьбы, скорби, подвиги, труды. Но все, кто прежде эту чашу пил, Душой на стороне Хосрова был. Его превозносили до небес: Мол, все дела его — дела чудес; Мол, таково могущество его, И царство, и имущество его; Таков, мол, конь его Шебдиз, таков Несметный клад, что захватил Хосров, И, мол, Шапур был шаху лучший друг И тешил сказками его досуг; Мол, наслаждался шах по временам Халвой Шекер, шербетом Мариам, Но, мол, сей благородный властелин Высокую любовь питал к Ширин. Конечно, шах не знал забот и нужд, Далек от горя был, печали чужд… Хосрова так усердно восхвалив И лишь ему вниманье уделив, Все посвящали до сих пор, увы, Фархаду лишь одну иль две главы: Мол, горец он, каменолом простой, — Ширин его пленила красотой, И ради встречи с ней Фархад решил Свершить огромный труд — и совершил. Но шах Хосров большим ревнивцем был, И он Фархада бедного убил… Хоть изложенья лишь такой узор Поэты признавали до сих пор, Но каждый столько редких жемчугов Искусно нанизал на нить стихов, Что мудрости взыскующий — смущен, О мастерстве тоскующий — смущен. Я их читал в волнении таком, Что горевал над каждым их стихом, И понял, что гораздо больше их Мне суждено страдать в трудах моих. Свернуть на путь иной пришлось тогда: Вот она, повесть горя и труда. Не жемчуга и не рубины в ней, — Кремень! Хоть он и груб, зато прочней. Хотя на вид рубин — кусок огня, Но искру высекают из кремня. Нет, не кремень, а кремневой хребет. Гряда скорбей, крутые горы бед! На них — Фархад… Куда же убегу? Как отвернуться от него могу? Я сам любовной скорбью угнетен, Бродить в горах печали осужден. Настроив сердце на печальный лад, Создам я повесть о тебе, Фархад. Нет, о тебе и о Ширин! О вас Я поведу печальный свой рассказ… Тот златоуст — великий сын Гянджи, Чье имя перешло все рубежи, Кто повести впервые строил дом, Сказал, что был Фархад каменолом. Когда же индустанский чародей Сей повестью пленил сердца людей, Он, сути не меняя основной, На многое нанес узор иной. Его Фархаду дан был царский сан: Его отцом китайский был хакан…

Алишер Навои

В 1441 г., 9 февраля, в столице Хорасанского государства Герате в семье сановника падишаха Гиясиддина Кичкинэ родился мальчик, которого назвали Алишер (свой поэтический псевдоним «Навои», что значит «мелодичный», он взял позже). Герат издавна славился своими культурными традициями; при потомках Тимура, в XV столетии, культура города достигла высокого расцвета. Особой славой пользовались строители города и его замечательная библиотека. Семья Навои, близкая ко двору, была одной из самых культурных в Герате. Дядя будущего поэта, Абу Саид, писал неплохие стихи, а другой дядя, Мухаммад Али, славился как незаурядный музыкант и каллиграф. С юных лет Алишер воспитывался вместе с детьми тимуридских семей; он особенно дружил с султаном Хусейном, впоследствии главой Хорасанского государства, тоже поэтом, покровителем искусств.

Алишер учился в Герате, Мешхеде и Самарканде. Среди его учителей был сам Джами, замечательный персидско-таджикский поэт. В 1469г. Навои вернулся из Самарканда в Герат, в день, когда его друг Султан Хусейн занял престол своих предков. Вскоре он был назначен на высокую государственную должность хранителя печати, затем визиря и получил титул эмира. В 1476г. поэт подал в отставку, тем не менее, оставаясь «приближенным его величества». Навои не мог совсем отойти от государственных дел. Он возглавлял власть то в городе Астрабаде (что было почти ссылкой), то в самом Герате. Умер поэт в 1501г.

Исторические источники сообщают, что Алишер Навои был щедрым покровителем наук и искусств. При его поддержке творили такие выдающиеся историки, как Мирхонд, Хондамир, Васифи, Давлятшах Самарканди, художник Бехзад, архитектор Каваш-эдин, многие поэты, музыканты, каллиграфы. Но и сам Алишер был не только поэтом и государственным деятелем, но и музыкантом, художником, архитектором, историком и философом. «Навои, подобно своим западным современникам типа Леонардо да Винчи, выступает перед нами как всесторонне развитая и цельная личность, объединяющая в своем универсализме науку и искусство, философскую теорию и общественную практику» (В.М. Жирмунский).

Алишер Навои был воспитан на арабской и особенно фарсиязычной поэзии того блистательного периода ее развития, который дал миру Низами, Амира Хусро, Фирдоуси, Унсури, Саади, наконец, его учителя Джами. Навои начал как персоязычный поэт, быстро овладев техникой и образным строем классической персидской поэзии. Но он жил в пору распадения старых культурных зон и складывания новых национальных культур. Как писал Н. И. Конрад, «этот великий поэт, поэт-мыслитель, как его справедливо называют, принадлежащий огромному, этнически столь разнородному миру, стал классиком узбекской поэзии, основоположником узбекской литературы. Его вывели из широчайшей сферы и ввели в узкую. Поэт, у которого герои — кто угодно: Фархад — китаец, Шапур — перс, Ширин — армянка, Кайс — араб, Искандар — грек, этот поэт оказался поэтом узбекского народа». Такова была тенденция культурного развития, и Навои уловил эту тенденцию и откликнулся на нее. Он прекрасно понимал великое значение своей литературной реформы и сам говорил об этом. Сначала в стихах:

Я — не Хосров, не мудрый Низами,

Не шейх поэтов нынешних — Джами.

Но так в своем смирении скажу:

По их стезям прославленным хожу.

Пусть Низами победоносный ум

Завоевал Берда, Ганджу и Рум;

Пусть был такой язык Хосрову дан,

Что он завоевал весь Индустан;

Пускай на весь Иран поет Джами, —

В Аравии в литавры бьет Джами, —

Но тюрки всех племен, любой страны,

Все тюрки мной одним покорены…

Где бы ни был тюрк, под знамя тюркских слов

Он добровольно стать всегда готов.

И эту повесть горя и разлук,

Иллюстрация: Портрет Алишера Навои Миниатюра Мухаммада Музаххиба (XVв.) Страстей духовных и высоких мук, Всем собственным невзгодам вопреки, Я изложил на языке тюрки.

(Перевод Л. Пеньковского)

Ту же мысль он высказал на склоне дней в прозе, в своем замечательном трактате «Спор двух языков» (1499): «Богатство тюркского языка доказано множеством фактов. Выходящие из народной среды талантливые поэты не должны выявлять свои способности на персидском языке. Если они могут творить на обоих языках, то все же очень желательно, чтобы они на своем языке писали стихов побольше». И далее: «Мне кажется, что я утвердил великую истину перед достойными людьми тюркского народа, и они, познав подлинную силу своей речи и ее выражений, прекрасные качества своего языка и его слов, избавились от пренебрежительных нападок на их язык и речь со стороны слагающих стихи по-персидски». Вся поэтическая деятельность Алишера Навои была направлена на защиту и прославление родного языка и литературы.

Гуманистический универсализм Навои сказался в обширности и многообразии его творческого наследия. Его лирические стихи — газели — собраны в большой сводный диван «Сокровищница мысли», распадающийся на четыре цикла: «Чудеса детства», «Редкость юности», «Диковины среднего возраста» и «Последние советы старости»; сюда же примыкают стихотворения более сложных форм, созданные на основе газели, — мухаммасы, мусаддасы, местезады, а также кыты, рубаи и восходящие к тюркскому народному творчеству туюги. Навои написал свою «Пятерицу» — «Хамса», куда входят «Смятение праведных», «Фархад и Ширин», «Лейли и Меджнун», «Семь планет», «Стена Искандара». Им также написана философская поэма «Язык птиц» в подражание книге знаменитого поэта Аттара. Перу Алишера Навои, кроме того, принадлежат литературоведческий труд «Собрания утонченных», труд по поэтике «Вес размеров», упоминавшийся труд по лингвистике «Спор двух языков», исторические сочинения «История царей Аджама», «История пророков и ученых», а также философские трактаты, биографии ряда его современников и многое другое.

Как лирический поэт Навои был учеником персидских классиков. Он не пытался видоизменить или уничтожить условные формы газели. Наоборот, он показал неисчерпаемые поэтические возможности, заключенные в этой емкой лирической форме с ее обязательной тематикой — любовной (прославление необычайной красоты возлюбленной, сетования на ее холодность, страдания в разлуке с нею) и, можно сказать, «вакхической» (прославление радостей винопития, дружеской беседы за чашей вина, славословие виночерпию) и с не менее обязательным условным языком, исключительно богатым тропами.

Лирические стихи Навои не поддаются датировке, и в них едва улавливаются отклики на известные нам события жизни поэта. Его газелям вообще не свойственна событийность. Сводный диван «Сокровищница мыслей» разворачивается как лирическая исповедь поэта, чутко фиксирующего богатую гамму своих переживаний, спиритуализированных, как это было у Данте и Петрарки, но на особый, характерный для передовой поэзии Среднего Востока, суфийский манер. Поэзия Навои метафорична. Вся она — непрерывное нагнетание метафор, в которых поэт был необыкновенно смел, изобретателен и точен. Щедрая метафоричность открыла читателю все краски, звуки, запахи, формы мира, все радостные в своей основе проявления бытия. Одни метафоры и сравнения Навои не выходят за грань установившейся поэтической традиции, другие свежи и оригинальны. Тонко чувствующий природу человек, Навои наполнил ее образами свою поэзию. Здесь и свежая зелень лугов, и манящая прохлада леса, и знойная синева неба, и холодная белизна горных снегов, здесь птицы, звери, всевозможные цветы и травы и одновременно мерцание звезд на черной, опрокинутой чаше ночного неба.

Чувство любви трактуется поэтом как высокое, одухотворяющее, облагораживающее, но одновременно подчиняющее человека себе, сжигающее его дотла.

Эта одержимость любовью свойственна Навои, и мысли о неизбежности земного конца не рождают в поэте пессимистического отношения к миру: «Так прими же неизбежность мир покинуть, Навои, // Выведи любовь и нежность из мирского тупика». Он трактует любовь как всепоглощающее чувство, наполняющее жизнь человека большим содержанием и смыслом. Оптимистический, мироприемлющий пафос лирики Навои выражен и в стихах к виночерпию.

Лирика Навои, при всей ее артистической виртуозности, обращена к народу. У поэта есть стихи, осуждающие неправых правителей и отмеченные неподдельной любовью к простым людям. Впрочем, и сама жизнь Навои, аристократа, человека утонченной, рафинированной культуры, но живо прислушивающегося к нуждам народа, говорит о народных корнях его гуманизма. Сам Навои признавался на склоне лет: «Из средств своих я брал себе на жизнь лишь то, что необходимо простому человеку, — довольствовался халатом, который защищал меня в жару и в холод, и непритязательной пищей. Остальные же я тратил на общение с народом, на питание служителей и домочадцев. А то, что оставалось сверх расходов на еду и на исполнение различных обязанностей, я представлял на благотворительные дела».

Всепоглощающей силой чувства, высокими стремлениями, глубокой мудростью отмечены положительные герои пяти великих поэм Навои. Развивая многовековые поэтические традиции «Пятериц» Низами, Амира Хусро и Джами, поэт создал глубоко оригинальный эпический цикл, наполнив традиционные сюжеты новым идейно-художественным содержанием.

В поэмах А. Навои поднимаются важные для его времени вопросы нравственности, любви и дружбы, философии, науки, искусства, государственного устройства.

«Смятение праведных» (1483) — поэма философско-дидактического характера. Большое место в ней занимают вопросы политики. Поэт резко критикует несправедливых и жестоких властителей. Его идеал — своеобразный вариант просвещенной монархии на восточный лад, глава которой окружает себя мудрыми, образованными и бескорыстными советниками. Коварству и корыстолюбию современных поэту сановников и правителей Навои противопоставляет высокие нравственные идеалы великодушия, щедрости, доброты, верности в дружбе и любви, скромности и честности. Поэма Навои — гимн «яркому небу знаний», противопоставленному «темноте ночи невежества». Навои, восхищаясь подвижниками науки, прославляет людей деятельных, энергичных, стремящихся к ясной общеполезной цели, а не ученых затворников. Гуманистические тенденции видны в мыслях поэта о равенстве всех перед лицом судьбы. Поэт славит жизнь, весну, благословенную природу, в единении с которой залог счастья человека. Навои — деятель и мыслитель эпохи подъема культуры Средней Азии. Поэма «Смятение праведных» проникнута гуманной идеей справедливости, верой в торжество добра. Эти гуманные идеи созвучны с ренессансными идеями Запада.

Поэма «Лейли и Меджнун» (1484) — книга об одержимости любовью, недаром героя произведения — арабского юношу Кайса называют «Меджнуном», т.е. «одержимым джинами». Над ним смеются, его сажают на цепь, посылают в Мекку, он вынужден бежать и скрываться, но ничто не может умерить его любви к Лейли. Чистота и сила чувства противостоят здесь не только злу племенных распрей и неравенства, но и извечному злу, царящему в мире. Побороть это зло Лейли и Меджнуну суждено лишь ценой смерти. В конце концов возлюбленные умирают вместе, в смерти обретая желаемое единение:

Тогда влюбленный появился друг,

Пришел, как верный друг… Нет, вечный друг!

Глаза — глаза желанные нашли

Глаза одно желание прочли.

Возлюбленному руку подала,

Возлюбленному душу отдала…

Возлюбленный склонился, не дыша:

К возлюбленной ушла его душа.

Такое же прославление всепобеждающего чувства любви мы находим и в поэме Навои Иллюстрация: Встреча правителя самаркандцами Миниатюра к Бабур-Наме с подробным описанием Самарканда. XVI в.

«Фархад и Ширин» (1484). Но это произведение более сложно по построению, чем «Лейли и Меджнун». В поэме «Фархад и Ширин» поэт обращается к новым важным темам. И образный строй поэмы во многом иной. Рядом с полуфантастическими эпизодами можно найти правдивое и вдохновенное описание будничного труда землекопа и каменотеса. В поэме немало фольклорных мотивов (например, борьба с огнедышащим драконом, чудесные предсказания, магическое зеркало, гиперболизация силы героя и т. д.). Много в поэме Навои и авантюрных эпизодов — скитаний, кораблекрушений, преследований и героико-романтических сцен — описаний мужественных поединков, осад, рукопашных схваток, в которых герой обращает в бегство целое войско. Таким образом, здесь одержимость любовью понуждает протагониста на смелые, самоотверженные поступки.

Поэма «Фархад и Ширин» наиболее ярко выражает индивидуальность Навои и сдвиги в художественном мышлении за триста лет со времен Низами. Навои сам выделяет из числа других поэтов Амира Хосрова Дехлеви, своего учителя Джами и себя как подлинных продолжателей Низами, достойных благословения «шейха поэтов».

Однако, начав писать на тюрки, на староузбекском языке, Навои тем самым обратился к новой, менее изысканной, более непосредственно народной аудитории. Он не мог рассчитывать на то, что каждый его читатель или слушатель хорошо знает персидско-таджикскую поэтическую традицию, что он осилит всю огромную новую «Пятерицу». Невольно Навои делал каждую поэму более синтетической, и, например, в поэму «Фархад и Ширин» включены идеи и темы не только «Хосрова и Ширин», но и отчасти «Лейли и Меджнуна» и «Искандар-наме» Низами. Все это преобразовано в новый синтез, который и сложнее, и проще поэм Низами. Сложнее — из-за синтетичности, а проще потому, что изощренность Низами или Амира Хусро смягчена, а сказочные мотивы приближены к живому фольклору тюркских народов.

Средневековые моменты суфийского понимания любовной одержимости как силы, которая помогает герою преодолеть себя, возвыситься над земными интересами своего «я», иногда дают о себе знать и в поэме Навои, в образе Фархада, который порой напоминает Кайса — Меджнуна. У Низами эпизодически появляющийся Фархад был работником-богатырем, каменотесом и строителем, простым человеком. У Навои главный герой — Фархад. Он своим трудом каменотеса завоевывает свободное сердце Ширин и любовь ее народа. Мотив страстного интереса к искусству, к ремеслу, к труду кузнеца, строителя и простого каменотеса проходит через всю поэму Навои, играет большую роль в формировании характера героя. Решающую роль в жизни и успехах Фархада играют не его героические поединки, не военные подвиги (которые отчасти обесцениваются его неспособностью противостоять обману), а труд: он прокладывает в горах сквозь твердые породы арыки, строит крепости, дворцы.

Навои развивает универсалистские идеи Низами, сконцентрированные у великого поэта главным образом в «Искандар-наме». Существенным моментом в гуманистическом воспитании Фархада является мирный поход в Рум-Юнан (т. е. в страну ромеев — в Греко-римскую, или Византийскую, империю и в собственно Грецию) на обучение к Сократу. Мотив иноверия и связи Рума с далеким мусульманскому Востоку Западом и Севером Европы полностью снимается в поэме Низами. Греческие мудрецы выступают как «свое» достояние. Причем если в художественной ткани поэмы «Фархад и Ширин», уподобленной народным эпическим поэмам тюркских народов, Сократ скорее «мудрец», чем «философ» или «ученый», то в поэме того же Навои «Стена Искандара» большая группа греческих философов (Фалес, Сократ, Платон, Аристотель, Архимед, Порфирий Тирский и т. д.), синхронизированная по времени жизни с Александром Македонским (современником которого из них был только Аристотель), противопоставляет магии чародеев Кашмирского хана создание точно описанного крупного артиллерийского орудия, а Туркестанского или Чинского хакана поражает демонстрацией астролябии и подвижной моделью планетной системы с шарообразной Землей.

Единство народов у Навои не только выступает в мировом значении румской державы и румской науки. Земной рай Навои воплотил в Армянском (иноверческом для него) государстве, в образе которого в менее идеализированном, но в более реальном и простом виде представлено подобие той утопической страны в «Искандар-наме» Низами, где преодолены денежные отношения, власть золота и собственнические пороки. В поэме «Фархад и Ширин» дружба и любовь не зависят от национальной принадлежности и различия вер. В поэме «Стена Искандара» Навои объединяет вокруг идеального Искандара силы, традиционно противостоящие в его эпоху мусульманскому Востоку: Рум, Рус, Франгестан (страна франков, т.е. Западная Европа вообще) и Зинджей (восточно-африканские народы), в то время как Дарий III, первый противник Александра, согласно поэме, стоит во главе традиционно мусульманских народов, а единение достигается в результате победы Рума!

Навои обличает не только деспотов далеких или удаленных по времени (что было тоже важно, так как вызывало аналогии) стран, но и почти современного шахиншаха Хосрова II Парвиза (590—628), которого Фирдоуси и Низами вывели в более привлекательном виде. У Навои это преступный деспот, закономерно погибающий от руки столь же преступного сына.

Восславив труд, Навои воспел и поэтическое искусство, и поэтов. Он дал самые лестные характеристики Низами, Амиру Хусро, Джами, общественной роли поэта вообще.

В поэме «Фархад и Ширин» Навои собирает воедино философские темы «Пятерицы» Низами, обогащает поэму фольклором тюркских народов, перед которыми гератский поэт чувствовал особую ответственность. Он создает жизненную, занимательную и серьезную приключенческую поэму с ярко индивидуализированными героями.

Поэма «Семь планет» (1484) состоит из семи самостоятельных стихотворных сказок (о царевиче Фаррухе, о ювелире Зайде, о приключениях индийского шаха Джуна и др.), навеянных фольклорными мотивами и обрамленных сказанием о любви Бахрама Гура к прекрасной китаянке Диларам. Здесь Навои выступает блестящим рассказчиком, он мастерски обрабатывает народные предания и легенды. В его палитре много красок: от резких, гротескных при сатирическом обличении бесчеловечных правителей, коварных политиканов, пронырливых выскочек до мягких, пастельных при рассказе о чистой, благородной любви, самопожертвовании, дружбе. Продолжая отстаивать свои высокие гуманистические идеалы, Навои в этой поэме, более чем в других своих произведениях, непосредственно коснулся проблем современной ему действительности Хорасана.

«Стена Искандара», или «Вал Искандара» (1485), — это гуманистическое философское воспроизведение легендарных жизнеописаний Александра Македонского, подвигам которого в Древности и в Средние века было посвящено много произведений. Поэма основывается на знаменитой философской и социально-утопической поэме Низами «Искандар-наме». Поэма Навои — это произведение о силе и пытливости разума человека, о смысле его жизни. Александр действует в соответствии с советами собрания румских мудрецов, совершает бесконечные походы, повсюду устанавливает справедливые порядки. Символична, как и в других восточных поэмах об Искандаре, его предсмертная воля: нести властелина в последний путь по его империи в гробу, из которого бы высовывалась его рука с открытой ладонью:

Чтоб эти пальцы людям помогли,

Чтоб люди, глядя, пользу извлекли,

Чтоб поняли, что шах семи держав

В познаньи сфер семижды величав,

Уходит в область, где желаний нет,

И у него крупицы в длани нет…

Иллюстрация: Портрет Бабура Миниатюра из рукописи начала XVIIв.

(Перевод М. Тарловского)

Мир образов и чувств Алишера Навои одухотворил поэзию народов Среднего Востока, прежде всего узбекскую литературу, первым великим представителем которой он был. Темы и сюжеты его произведений, воспринятые из поэтической традиции и из народного творчества, скоро вновь получили хождение в народной среде и были затем, в свою очередь, не раз обработаны народными певцами и сказителями. Заслуга Навои не только в том, что он с блеском доказал неограниченные возможности узбекского поэтического творчества и создал «на языке тюрки» гениальные произведения, но и в том, что он выразил передовые, гуманистические идеи своего времени во всей их сложности, противоречивости, во всем переплетении великих прозрений и заблуждений, безудержного прославления жизни во всех ее проявлениях и печального скепсиса, прекраснодушных мечтаний и трезвого взгляда на жизнь.

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

АЛИШЕР НАВОИ

ФАРХАД И ШИРИН

Перевод со староузбекского Л. Пеньковского

ВСТУПЛЕНИЕ К ПОЭМЕ

О КАЛАМЕ, О НИЗАМИ, О XOCPOBE


Калам! Ты нашей мысли скороход.
Превысил ты высокий небосвод.

Конь вороной воображенья! Нет, —
Быстрей Шебдиза ты, но мастью гнед. 1
Быстрей Шебдиза ты, но мастью гнед . – Шебдиз – имя легендарного вороного коня сасапида Хосрова, героя поэмы Низами «Хосров и Ширин». Но мастью гнед. – Навои имеет в виду кончик калама (пера), обмакнутого в чернила.

Неутомим твой бег, твой легкий скок,
А палец мой – державный твой седок.

Гора иль пропасть – как чрез мост, несешь.
Ты скачешь – и, как знамя, хвост несешь.

Нет, ты не конь, а птица-чудо ты:
Летать без крыльев можешь всюду ты.

Из клюва мелкий сыплешь ты агат.
Нет, не агат, – рубинов щедрый град!

Сокровищницу мыслей носишь ты,
О птица человеческой мечты!

Так рассыпал сокровища в стихах
Тот, чей в Гяндже лежит священный прах. 2
Тот, чей в Гяндже лежит священный прах. – Имеется в виду великий азербайджанский поэт Низами.

Он мир засыпал жемчугом своим, —
Как звезды, жемчуг тот неисчислим.

Но не растопчет грубая нога
Великого гянджинца жемчуга.

В ушах людей играет жемчуг тот,
Но, как серьга, он в грязь не упадет:

Сквозь ухо проникая в глубь сердец,
Обогащает сердца он ларец.

Нет! Жемчуг тот – по сути говоря —
Наполнить может до краев моря

Так, чтоб его веками черпал всяк
И чтоб запас жемчужный не иссяк.

Кого с тобой в сравненье ни возьми,
Никто тебе не равен, Низами!

А впрочем, был среди людей один —
На Инде певший соловей один. 3
На Инде певший соловей один. – Речь идет о знаменитом индо-персидском поэте Эмире Хосрове из Дели.

Не соловей, а Хызр. Ведь знаем мы:
Был Индустан ему страною тьмы,

А речь была той звонкой, той живой
Им найденной во тьме водой живой.

Но на ристалище со мной не он, —
Я с Низами бороться принужден.

Рукой схватив такую «Пятерню»,
В руке надолго ль силу сохраню?

У всех трещали пальцы до сих пор,
Кто с Низами вступал в подобный спор.

Быть надо львом, чтоб рядом сесть со львом,
Тем более чтоб в драку лезть со львом.

Иль не слоном таким же надо быть,
Чтоб с хоботом слоновым хобот свить?

И мушка хоботком наделена,
Но муха не соперница слона.

А предо мной слоны: гянджинский слон
Поистине – он исполинский слон!

Да и второй – не столь гигантский слон,
Но слон, однако, индустанский слон!

Обоих ты в молитвах помяни,
Обоих милосердьем опьяни.

Побольше мощи Навои прибавь —
И рядом с ними ты его поставь!

* * *


Эй, кравчий, видишь, как смятен мой дух, —
Налей две чары в память этих двух!

За них две чары эти осушу,
А за Джами я третью осушу!

О ДЖАМИ


Хосров и Низами – слоны, но нам
Предстал Джами, подобный ста слонам.

Вино любви он пьет и меж людьми
Прославился, как Зиндепиль, Джами. 4
Прославился, как Зиндепиль, Джами. – Буквально «Зиндепиль» означает: «вечно живой слон» – так был прозван известный шейх Ахмеди Джами (1049 или 1050–1141 или 1142).

Вином единства также опьянен
И прозван Зиндепиль-Хазратом он.

Он чашу неба выпил бы до дна,
Будь чашею познания она.

Плоть в духе утопив, Джами велик, —
Скажи, что он великий материк. 5
Скажи, что он великий материк. – Имеется в виду священный город мусульман Мекка. В целом же этот сложный поэтический образ означает, что великий Джами лишен плоти, словно он – сама святыня.

Нет, – целый мир! Но как вообразить,
Что точка может мир в себе носить?

Он макрокосмом, а не миром стал!
Для двух миров Джами кумиром стал. 6
Для двух миров Джами кумиром стал . – То есть для мира физического и духовного, для людей и духов.

В убогий плащ дервиша он одет,
Но богача такого в мире нет.

Бушующее море мысли в нем.
А жемчуга ты и не числи в нем!

Жемчужин столько, сколько скажет слов.
В каком же море столь богат улов?

Дивись его словам, его делам:
Смотри – возник из пенных волн калам!

Тростник морской! Тут чудо не одно:
Что сахар в тростнике – не мудрено,

Но чтоб ронял жемчужины тростник, 7
Но чтоб ронял жемчужины тростник. – Стихи Джами сравниваются с жемчужинами, которые роняет тростник.


Таких чудес один Джами достиг!..

Я, Навои, навек слуга Джами.
Дай сахар мне, дай жемчуга Джами:

Тем сахаром уста я услащу,
Тот жемчуг в самом сердце помещу.

* * *
ПОЯСНЕНИЕ К ПОЭМЕ


Пред тем как мне на высях этих гор
Звездою счастья постлан был ковер,

То место ангел подметал крылом
И слезы звезд опрыснули потом.

И сердце здесь покой себе нашло,
Склонило небо предо мной чело.

Приглядываясь к моему листу,
Приобрело здесь утро чистоту.

И вечер приобрел свой цвет чернил,
Когда калам свой кончик зачернил.

Когда же я калам свой заострял,
Меркурий все очинки подбирал. 9
Меркурий все очинки подбирал . – Согласно восточной астрологии, Меркурий (Утарид) – покровитель науки, которого на миниатюрах изображали в образе писца.

Калам испытывать я стал теперь,
А счастье в этот миг открыло дверь.

Войдя, оно приветствует меня,
Вином благословения пьяня:

«Бог да узрит старания твои,
Да сбудутся желания твои!

Высок айван, прекрасен тот узор,
На коем ты остановил свой взор.

Ты на вершине. Прах берешь простой
И превращаешь в слиток золотой.

Роняешь каплю пота – и она
В жемчужину тобой превращена.

Кто пьет великодушья чару, тот
Искомое в той чаре обретет.

Орел высокогорный никогда
Не замечает низкого гнезда.

И Алтаир – сияющий орел —
Меж звездами свое гнездо обрел.

Взлетит повыше мошек дерзкий рой —
И слон бессилен перед мошкарой.

Дом живописью украшать решив,
Так выстрой дом, чтоб сам он был красив.

Пусть рифма у тебя в стихе звонка,
Пленительно преданье, мысль тонка,

Но вникни в летописи давних лет —
В их повестях ты клад найдешь, поэт.

Ты, может быть, еще откроешь клад, —
Что пропустил предшественника взгляд,

И этот клад народу предъяви,
Чтоб стал достоин ты его любви.

А подражать другим певцам – к чему?
Дам волю изложенью своему.

Коня гонять чужим коням вослед —
Ни наслажденья, ни почета нет.

На той лужайке, где не первый ты,
Как соберешь ты лучшие цветы?

Ведь не одна лужайка в цветнике,
А ты не попрошайка в цветнике…»

Была мудра его благая мысль, —
Запала в сердце мне такая мысль.

Я стал раздобывать со всех сторон
Бытописания былых времен.

И награжден за то я был вполне:
Что нужно было, то открылось мне.

Нашел я много в них жемчужин-слов,
Наполнил чару мысли до краев.

Я этот жемчуг миру покажу,
Когда на нити бейтов нанижу.

Предшественники! Черпали вы здесь,
Но ценный жемчуг не исчерпан весь.

Бездонно море слов! Никто из нас
Не может истощить его запас,

И даже я, беспомощный ловец,
Нырнувший в это море, наконец,

Успел собрать столь драгоценный груз,
Что им теперь по праву я горжусь…

И вот что я по совести скажу,
Об этой старой повести скажу:

Да, сладок и поныне хмель ее,
И так же неизменна цель ее:

Людей любви запечатлеть следы —
Их судьбы, скорби, подвиги, труды.

Но все, кто прежде эту чашу пил,
Душой на стороне Хосрова был.

Его превозносили до небес:
Мол, все дела его – дела чудес;

Мол, таково могущество его,
И царство, и имущество его;

Таков, мол, конь его Шебдиз, таков
Несметный клад, что захватил Хосров,

И, мол, Шапур был шаху лучший друг
И тешил сказками его досуг;

Мол, наслаждался шах по временам
Халвой Шекер, шербетом Мариам, 10
Халвой Шекер, шербетом Мариам . – Шекер – исфаханская красавица, на которой, по словам Низами, женился Хосров после смерти своей первой жены Мариам, дочери византийского кесаря.

Но, мол, сей благородный властелин
Высокую любовь питал к Ширин.

Конечно, шах не знал забот и нужд,
Далек от горя был, печали чужд…

Хосрова так усердно восхвалив
И лишь ему вниманье уделив,

Все посвящали до сих пор, увы,
Фархаду лишь одну иль две главы:

Мол, горец он, каменолом простой, —
Ширин его пленила красотой,

И ради встречи с ней Фархад решил
Свершить огромный труд – и совершил.

Но шах Хосров большим ревнивцем был,
И он Фархада бедного убил…

Хоть изложенья лишь такой узор
Поэты признавали до сих пор,

Но каждый столько редких жемчугов
Искусно нанизал на нить стихов,

Что мудрости взыскующий – смущен,
О мастерстве тоскующий – смущен.

Я их читал в волнении таком,
Что горевал над каждым их стихом,

И понял, что гораздо больше их
Мне суждено страдать в трудах моих.

Свернуть на путь иной пришлось тогда:
Вот она, повесть горя и труда.

Не жемчуга и не рубины в ней, —
Кремень! Хоть он и груб, зато прочней.

Хотя на вид рубин – кусок огня,
Но искру высекают из кремня.

Нет, не кремень, а кремневой хребет.
Гряда скорбей, крутые горы бед!

На них – Фархад… Куда же убегу?
Как отвернуться от него могу?

Я сам любовной скорбью угнетен,
Бродить в горах печали осужден.

Настроив сердце на печальный лад,
Создам я повесть о тебе, Фархад.

Нет, о тебе и о Ширин! О вас
Я поведу печальный свой рассказ…

Тот златоуст – великий сын Гянджи,
Чье имя перешло все рубежи,

Кто повести впервые строил дом,
Сказал, что был Фархад каменолом.

Когда же индустанский чародей
Сей повестью пленил сердца людей,

Он, сути не меняя основной,
На многое нанес узор иной.

Его Фархаду дан был царский сан:
Его отцом китайский был хакан…

А я, ведя иначе войско слов,
Поход повел сначала, как Хосров:

Слова начала людям по душе, 11
Слова начала людям по душе. – Навои говорит о том, что начинать любое, даже новое произведение, лучше, следуя старым поэтическим канонам, иначе мысль поэта может быть искажена.


Когда они знакомы им уже.

«Алиф» у веры отними – она 12
«Алиф» у веры отними – она… – Если у написанного арабским шрифтом слова «Иман» (вера) отнять первую букву «алиф», оставшееся начертание будет означать – злой, дурной.


Из милосердья в зло превращена.

Мы в солнце видим золото. Заметь:
«Шин» отпадет – и остается медь. 13
Мы в солнце видим золото. Заметь: // «Шин» отпадет – и остается медь. — Если у арабского начертания слово «шене» (солнце) отнять первую букву «ш» («шин»), оставшееся начертание будет читаться «мис» – медь.

* * *


Подай мне, кравчий, яркую свечу, —
Не свет свечи, свет солнца я хочу!

Едва лишь солнце горы озарит,
Я, как Фархад, начну дробить гранит.

ГЛАВА XII

РОЖДЕНИЕ ФАРХАДА

Скорбь бездетного китайского хакана .

Рождение наследника.

Тайная печать судьбы.

Ликование старого хакана.

Торжества в Китае


Товар китайский кто облюбовал,
Тот так халат цветистый расшивал.

* * *


Да, красотой своих искусств Китай
Пленяет мир и обольщает рай!..

Был некогда в Китае некий хан,
Не просто хан, – великий был хакан.

Коль этот мир и тот соединить,
Я знал бы, с чем его страну сравнить.

Был до седьмого неба высотой 14
Был до седьмого неба высотой . – То есть до самой высокой небесной сферы, повелителем которой был Сатурн.


Хаканский трон роскошный золотой.

Звезд в небесах, а на земле песка
Нам не хватило б счесть его войска.

Таких богатств не видел Афридун, 15
Таких богатств не видел Афридун. — Афридун (Фаридун) – мифический царь древнего Ирана, один из главных героев «Шах-наме» Фирдоуси.


Казался б нищим перед ним Карун.

Завоеватели пред ним – рабы,
Сдают ему владенья, гнут горбы.

Как океан, как золотой рудник,
Он был богат и щедрым быть привык.

Нет, рудником глубоким не был он, —
Был солнечным высоким небом он.

Его взыскав, ему давало все
Судьбы вертящееся колесо;

Как никого, прославило его,
Единственным поставило его,

Единственным настолько, что ему
И сына не давало потому.

Венцом жемчужным обладает он, —
О жемчуге другом мечтает он.

В саду его желаний – роз не счесть,
Но есть одна – о, если б ей зацвесть!

Он, льющий свет на этот мир и тот,
Сам будто в беспросветной тьме живет.

Он думает: «Что власть, хаканство? Нет,
Я вижу: в мире постоянства нет.

И вечности дворец – не очень он
Высок, пожалуй, и непрочен он.

И чаша власти может быть горька.
И человек, процарствуй хоть века,

Чуть он хлебнет вина небытия,
Поймет все то, что понял в жизни я.

Хакан, чей трон, как небосвод, высок,
Бедняк, чей кров – гнилой кошмы кусок, —

Обоих время в прах должно стереть:
Раз ветвь тонка, то ей не уцелеть…

Ты смотришь в небо тщетно, властелин, —
Где жемчуг твой заветный, властелин?

Без жемчуга – какой в ракушках прок?
Хоть океан безбрежен и глубок,

Но Жемчуга лишенный океан —
Что он? Вода! Он, как хмельной буян,

Бессмысленно свиреп, шумлив и груб,
Лицо – в морщинах, пена бьет из губ.

Хоть тополь и красив, но без плодов, —
Он только топливо, охапка дров.

От облака – и то мы пользы ждем,
Оно – туман, коль не кропит дождем.

Огонь потух – в том нет большого зла:
Раздуешь вновь, пока хранит зола

Хоть уголек, хоть искорку… А я…
Ни искрой не блеснет зола моя.

Я море безжемчужное, скажи,
Что я стоячий пруд, – не будет лжи.

Владыка я, но одинок и сир.
И лишь покину этот бренный мир,

Чужой придет топтать мои ковры,
Чужой тут будет пировать пиры,

Ласкать красавиц, отходить ко сну,
Развеивать, как пыль, мою казну,

Сокровища мои он распродаст,
И всю страну войскам врага предаст,

И клеветой мою обидит тень,
В ночь превратит моих желаний день.

Бездетен я – вот корень бед моих.
Страдать и плакать сил уж нет моих.

О господи, на боль мою воззри —
И отпрыском закат мой озари!..»

В мечтах о сыне ночи он не спал,
Он жемчуг слез обильно рассыпал.

Чтоб внял ему всевышний с высоты,
Давал обеты он, держал посты,

Он всем бездетным благодетель был,
Для всех сирот отец-радетель был.

О, предопределения перо!
Забыл хакан, что, и творя добро,

Ни вычеркнуть, ни изменить твоих
Нельзя предначертаний роковых.

Ждет человек успеха, но – гляди —
Злорадствует помеха впереди.

Не зная, радость, горе ль пред тобой,
Не стоит спорить со своей судьбой.

Хакан с ней спорить не хотел, не мог, —
Но он молился – и услышал бог…

* * *


Иль новый месяц так взошел светло?
Не месяц – солнце новое взошло.

Не солнце – роза. Но ее не тронь:
Не роза расцвела – возник огонь.

О, не подумай, что огонь так жгуч:
То вспыхнул скорби неуемной луч…

Едва младенец посмотрел на свет,
Судьбою был ему на перст надет

Печали перстень, и огнем пылал
В его оправе драгоценный лал.

Не сердце получил младенец, – он
Был талисманом горя наделен,

И просверлил нездешний ювелир
Свое изделье, выпуская в мир.

В его глазах – туман грядущих слез,
В его дыханье – весть гнетущих грез,

Печать единолюбия на лбу
Предсказывала всю его судьбу.

Сказало небо: «Царь скорбящих он».
Сказал архангел: «Царь горящих он».

Хан ликовал. Он стал настолько щедр,
Что море устыдил и глуби недр.

Издал хакан указ: дома должны
Шелками, по обычаю страны,

Так быть украшены, чтоб уголка
Не оставалось без шелков… Шелка —

Узорные, тяжелые, пестрят,
Украсили за домом дом подряд.

Китай разубран, разрисован весь,
Народ ликует – он взволнован весь.

В те дни народ мог делать, что хотел,
Но нехороших не случилось дел.

С тех самых пор, как существует мир,
Нигде такой не праздновался пир.

Все скатерти – не меньше неба там,
Как диски солнца, были хлебы там.

Снял с землепашцев, как и с горожан,
За пятилетье подати хакан.

Народ в веселье шумном пребывал,
И караван невзгод откочевал

Из той страны китайской, и она —
Счастливейшая среди стран страна:

Нет ни морщинки на ее чертах, 16
Нет ни морщинки на ее чертах . – В оригинале здесь игра слов: «чин» означает «Китай» и в то же время «морщина, складка». Этот сложный поэтический образ можно расшифровать так: «Даже степи и солончаки Китая от радости стали веселыми, как города», то есть если среди ровных степей Китая еще имелись неровности, морщины, то это были города.


А если есть кой-где, то в городах…

* * *


И мне хоть кубок выпить, кравчий, дай
Той красной влаги, что на весь Китай

Лилась рекой на щедром том пиру,
Чтоб вдохновиться моему перу!

ГЛАВА XIII

ВОСПИТАНИЕ ФАРХАДА

Кто и почему назвал младенца Фархадом?

Физическое и умственное развитие Фархада.

Учитель царевича. Успехи в науках.

Успехи в рыцарских доблестях.

Характер Фархада. Любовь народа к Фархаду


Хакана сыном наградил творец,
Наградой осчастливлен был отец.

* * *


И стал хакан раздумывать, гадать,
Какое бы младенцу имя дать:

От блеска красоты его – Луне
Прибавлен блеск и Рыбе в глубине. 17
Прибавлен блеск и Рыбе в глубине . – То есть красота младенца сияет на весь мир – от лунной сферы до самых глубей земли. Кроме того, здесь игра слова: рыба – махи, а луна – мах.

С царевичем (так было суждено)
И счастье государства рождено.

Хакан подумал: «В этом смысл найди:
Блеск – это «фарр», а знак судьбы – «хади». 18
Блеск – это «фарр», а знак судьбы – «хади ». – Навои приводит фантастическую этимологию древнего имени Фархад. «Фарр» – это божественная благодать, которая, по древним представлениям, осеняет только представителей царского дома. Хади (арабское) – водитель, указывающий путь к истине.

Так имя сыну дал хакан: Фархад…
Нет, не хакан, – иные говорят,

Сама любовь так нарекла его,
Души его постигнув естество.

Не два понадобилось слова ей, —
Пять слов служило тут основой ей:

«Фирак» – разлука. «Ах» – стенаний звук,
«Рашк» – ревность, корень самых горьких мук,

«Хаджр» – расставанье. «Дард» – печали яд.
Сложи пять первых букв, прочтешь: «Фархад». 19
Сложи пять первых букв, прочтешь: «Фархад». – В начертании арабским шрифтом имя «Фархад» состоит из пяти букв.

Как золотая клетка ни блестит,
Однако птица счастья в ней грустит.

Пышна Фархада колыбель, но в ней
Все плачет он, тоскует с первых дней.

Невеста небосвода день и ночь 20
Невеста небосвода день и ночь . – Здесь слово «небосвод» имеет значение «судьба», «мир». В восточной поэзии мир обычно сравнивают с женщиной, ибо он так же непостоянен, как коварная красавица. Называя мир «невестой», Навои хочет подчеркнуть, что судьба ласкова к Фархаду, как любящая невеста.


С него очей не сводит: чем помочь?

Десятки, сотни китаянок тут,
Как соловьи сладчайшие, поют,

Но в нем печаль, какой у детства нет, —
Навеять сон Фархаду средства нет!

Кормилица ему давала грудь —
К соску ее он не хотел прильнуть,

Как тяжелобольной, который в рот
И сладкий сок миндальный не берет.

Другою пищей дух его влеком,
Другим Фархад питался молоком:

То – молоко кормилицы любви, —
Ему в духовной вылиться любви.

Фархад особенным ребенком рос:
Как муравей питаясь, львенком рос.

В год – у него тверда была нога,
В три – не слова низал, а жемчуга,

И речь его не речью ты зови, —
Зови ее поэмою любви.

В три года он, как в десять, возмужал,
Все взоры этим чудом поражал…

Отец подумал, что пора начать
Наследника к наукам приобщать.

Учителя нашел ему хакан,
Чьи знания – безбрежный океан,

Кто так все тайны звездных сфер постиг,
Что в них читал, как по страницам книг,

И, на коне раздумья вверх несясь,
Все отмечал, все приводил он в связь;

Хотя и до него был разделен
На много клеток небосвод, но он

Так мелко расчертил его зато,
Что небо превратилось в решето.

И если мудрецам видны тела,
То телом точка для него была. 21
То телом точка для него была . – В геометрии – точка, величина воображаемая, но для мудрого наставника даже и это абстрактное понятие может быть телесным.

Постиг он все глубины естества,
И математики, и божества.

Был в Греции он, как философ, чтим, —
Стал Аристотель школьник перед ним…

Сказал мудрец Фархаду: «Полюби
Науку с корешка – от «Алиф-Би». 22
Науку с корешка – от «Алиф-Би». – «Алиф» и «Би» – название первых двух букв арабского алфавита и вместе с тем само слово «алфавит».

«Алиф» воспринял как «алам» Фархад, 23
«Алиф» восприял как «алам» Фархад. – «Алам» – горе.


«Би» как «бела» истолковать был рад.

Тот день был первым днем его побед, —
Он в первый день освоил весь абджед. 24
Он в первый день освоил весь абджед. – Таблица, обозначающая числовое значение букв арабского алфавита. Первое слово этой таблицы «абджед» составлена из букв а-б-дж-д, обозначающих цифры 1–2-3-4.

Умом пытлив и прилежаньем рьян,
Он через год знал наизусть Коран.

Знал все построчно, постранично он,
Ни слова не читал вторично он.

Но, раз прочтя, все закрепит в мозгу,
Как бы резцом наносит на доску…

И лишь когда он про любовь читал,
Он те страницы вновь и вновь читал,

И чувствовал себя влюбленным сам,
И предавался грусти и слезам;

И если так влюбленный горевал,
Что ворот на себе в безумстве рвал,

То и Фархад проклятья слал судьбе,
Безумствовал, рвал ворот на себе.

Не только сам обидеть он не мог, —
Ничьих страданий видеть он не мог.

Всегда душой болея за других,
Он, как мудрец, был молчалив и тих.

Отца он в размышления поверг,
У матери – в печали разум мерк.

Хан утешал: «Все дети таковы».
Мать плакала: «Нет, только он, увы!»

Ах, не могли они его судьбу
Прочесть на этом скорбном детском лбу!

Когда Фархаду стало десять, – он
Во многих был науках искушен,

И в десять лет имел такую стать,
Какой и в двадцать не дано блистать.

Все знать и все уметь хотел Фархад.
Оружием наук владел Фархад,

Оружием отваги – силой сил —
Теперь он также овладеть решил,

И не остался пред мечтой в долгу:
В кольцо сгибал он радуги дугу,

Соединять ее концы он мог,
Соединяя Запад и Восток.

Тупой стрелой он мог Арктур пронзить,
А острой мог зенит он занозить;

Планету Марс он на аркан ловил,
Созвездью Льва хребет он искривил;

Он выжал воду из созвездья Рыб;
Он шестопером семь бы сфер прошиб.

Со скоростью круженья сфер – свое
Умел меж пальцев он вращать копье

Так, что казалось – он прикрыт щитом,
Полнебосвода им затмив притом.

Он горы так умел мечом рассечь,
Что прорубал в горах ущелья меч.

И пусть гора одета сплошь в гранит, —
Навек прорехи эти сохранит.

Под палицей его Альбурз бы сам
Взлетел мельчайшим прахом к небесам.

Когда б он руку Руин-Тену сжал, 25
Когда б он руку Руин-Тену сжал . – Руин-Тен, что в переводе означает «обладающий бронзовым телом», то есть неуязвимый, – прозвание героя иранского эпоса Исфандиара.


И Руин-Тен, как мальчик бы, визжал.

Но хоть ученым он прослыл большим
И был, как богатырь, несокрушим,

Он скромен был, как новичок, едва
По буквам составляющий слова.

Он силой не хвалился никогда,
Ни в чем не заносился никогда,

И равнодушен к власти, он скорей
На нищенство сменил бы власть царей.

Он сердцем чист был и очами чист,
Всем существом, как и речами, – чист,

Чистейшее на свете существо!
И весь Китай боготворил его,

И чуть прохладный дунет ветерок,
Молились все, чтоб бог его берег,

И каждый достоянья своего
И жизни бы лишился за него!

А чтоб не знал ни бед, ни горя он,
Чтоб никакой не ведал хвори он,

Хан щедро подаянья раздавал,
Что день, то состоянья раздавал.

Фархад достиг четырнадцати лет,
Но боль в душе носил, как амулет…

* * *


Вина печали нам подать изволь,
Чтоб заглушить в душе печали боль:

Пока беда не занесла свой меч,
Пусть пир шумит, а мы продолжим речь.

ГЛАВА XIV

ОБРЕЧЕННОСТЬ ФАРХАДА

Юность. Врожденная скорбь.

Страстное влечение к рассказам о несчастной любви.

Старания хакана развеселить сына.

Искусство чародеев. Дворец Весны.

Дворец Лета. Дворец Осени.

Дворец Зимы. Вазир Мульк-Ара


Тот зодчий, что такой дворец возвел,
В нем все предусмотрел и все расчел.

* * *


Любовь сказала: «Мной Фархад избран, —
Румянец розы превращу в шафран».

На стройный стан его давя, печаль
Решила изогнуть «Алиф», как «Даль». 26
Решила изогнуть «Алиф», как «Даль» . – «Даль» (дал) – шестая буква, представляющая собой изогнутую линию.

Клялась тоска: «Он мной заворожен, —
Из глаз его навек похищу сон!»

Мечтала скорбь: «Разрушу я потом
До основанья этот светлый дом…»

Хоть замыслов судьбы предречь нельзя,
Но не заметить их предтеч – нельзя:

Готовя нам злодейский свой удар,
В нас лихорадка зажигает жар;

Пред тем как осень оголит сады,
Шафранный яд уже налит в сады;

Кому судьба грозит бедой большой,
Тот омрачен заранее душой;

Хотя пиров не избегал Фархад,
Но в сладость их тоска вливала яд.

Он пьет розовоцветное вино, —
Не в сласть ему, заметно, и вино.

И музыка звучит со всех сторон, —
И музыкой Фархад не ободрен.

Не веселит ни песня, ни рассказ,
Ничто не радует ни слух, ни глаз.

А если в грустных месневи поют
О двух влюбленных, о любви поют, —

Иль о Меджнуне вдруг заговорят, —
В слезах, горюя, слушает Фархад…

Отец вздыхал: «Что это значит все?
Что сын тоскует, что он плачет все?

Иль мой Китай совсем безлюден стал?
Иль он диковинами скуден стал?

Иль девушки у нас нехороши,
Жасминогрудые, мечта души?

Иль нет у нас искусных штукарей,
Что чудеса творят игрой своей:

Из чаши неба достают мячи,
Проглатывают острые мечи;

Стянуть умеют мастера чудес
Фигуру с шахматной доски небес.

Во тьме ночной умеют вызвать день,
День затмевают, вызвав ночи тень;

Черпнут воды ладонью – в ней огонь,
Черпнут огонь – полна воды ладонь;

На паутинке держат тяжкий груз,
Меняют вид вещей и пищи вкус,

И делают иные чудеса,
В смущенье приводя и небеса…»

О чародеях вспомнив, с той поры
Хакан их приглашал на все пиры.

Царевича их мастерство влекло,
Оно в нем любопытство разожгло,

И стал следить за их работой он,
Вникал во все с большой охотой он,

Постиг все тайны их волшебных дел
И, наконец, к ним также охладел.

Да, свойство человека таково:
Все недоступное влечет его,

Для достиженья не щадит он сил,
Но лишь достиг желанного – остыл…

Когда хакан увидел, что Фархад
Уже всем этим радостям не рад,

Он призадумался и духом пал:
Казалось, он все средства исчерпал.

Но нет, – придумал! О, любовь отца!
Четыре будет строить он дворца:

«Четыре времени имеет год, —
Для каждого дворец он возведет.

Пусть в них живет поочередно – пусть
В них навсегда Фархад забудет грусть,

И каждый раз, живя в дворце ином,
Иным пусть наслаждается вином.

Каков дворец – таков при нем и сад, —
Там розы самоцветами висят.

Дворцу весны, приюту нежных грез,
Приличествует цвет весенних роз,

Пленяет зелень летом нам сердца, —
Зеленый цвет – для летнего дворца.

Ты так его, строитель, сотвори,
Чтоб садом был снаружи и внутри.

А третьему чтобы нашел ты цвет,
Как осени шафранно-желтый цвет.

И золотом его щедрей укрась,
Чтоб с осенью была полнее связь.

Дворец четвертый для зимы построй,
Чтоб спорил белизною с камфарой,

Чтоб он сверкал, как горный лед, как снег, —
Дворец для: зимних радостей и нег!

Когда же все четыре завершим, —
Невиданное в мире завершим.

Земных сравнений им не выбирай, —
В любой дворец Фархад войдет, как в рай,

В Китае соберу со всех концов
Красавцев и красавиц для дворцов, —

Гилманов, гурий поселю я там,
Наследника развеселю я там.

Скорей представь нам, зодчий, чертежи, —
Всю мудрость, дар свой, душу в них вложи.

И тотчас же ремесленных людей
Мы соберем по всей стране своей,

Чтоб каждый в дело все искусство внес,
Будь живописец иль каменотес, —

Чтоб вытесать побольше плит могли б
Из каменных разнопородных глыб,

Дабы из них полы настлать потом
Иль выложить дворцовый водоем;

Картины пусть нам пишут для дворцов,
Пусть шелком нам их вышьют для дворцов,

Чтоб каждый миг, куда б ни бросил взгляд,
Искусством развлекаться мог Фархад.

Покуда же последний из дворцов
Не будет окончательно готов,

Мы также сыну не дадим скучать:
Фархад ремесла станет изучать,

И, чем трудиться больше будет он,
Тем скорбь свою скорей забудет он…»

Хакан повеселел от этих дум.
Но одному трудней решать, чем двум.

Был у него один мудрец-вазир,
Прославленный на весь китайский мир.

Благоустроен был при нем Китай,
Украшен был его умом Китай.

Велик вопрос был иль ничтожно мал,
Шах только с ним дела предпринимал.

Вазиру имя было Мульк-Ара. 27
Вазиру имя было Мульк-Ара. – Мульк-Ара – в переводе означает «украшающий царство».


Он был душой хаканского двора,

Он преданнейшим человеком был,
Он при Фархаде атабеком был,

И за Фархада, как родной отец,
Скорбел немало тот вазир-мудрец.

И в этот раз хакан послал за ним —
И поделился замыслом своим.

И тот сказал хакану: «Видит бог,
Мудрей решенья ты найти не мог.

Скорей за дело, чтоб Фархад не чах…»
И дело все ему доверил шах.

И Мульк-Ара, душой возликовав,
Перед хаканом прах поцеловав,

Ушел и дома стал вести учет
Припасов, средств, потребных для работ…

* * *


Подай мне, кравчий, чистого вина, —
Постройки роспись вся завершена.

Не вечны и небесные дворцы,
Что ж наши легковесные дворцы?!

Наиболее достоверным источником биографии Алишера Навои считается работа историка Гиясиддина Хондамира, «Книги благородных качеств». Согласно данным этой книги, Навои начал посещать школу в 4-летнем возрасте, он проявлял огромные способности, любознательность, исключительную одаренность. В 15 летнем возрасте (1456 году) Алишер стал известен как поэт под псевдонимом Навои (что в переводе означает «мелодичный»).

Родоначальник узбекского литературного языка Навои, свои стихи на фарси подписывал псевдонимом Фани (бренный). В это время языком поэзии считался фарси, а тюркский, т.е. староузбекский, необоснованно был лишен литературных правомочий.

Несмотря на это, тем не менее, на этом языке были созданы величайшие произведения — газели Лутфи, Атаи, касыды Саккаки, масневи Амири, Хаджанди и др. Одним из поэтических кредо Навои является утверждение староузбекского литературного языка.

Низамаддин Алишер Навои (Навои литературный псевдоним поэта, по- узбекски означает “напевный”, “мелодичный”) родился 9 февраля 1441 года в Герате. Происходивший из знатного рода, отец Навои был близок к придворным делам, и ему не были чужды литературные интересы.

В семье Алишера высоко ценили литературу. Дядя его, Абу Саид писал стихи под псевдонимом Кабули. Брат Абу Саида, Махаммад Али был хорошим музыкантом, известным каллиграфом и поэтом (псевдоним Гариби), вот в такой атмосфере любви и поклонения поэзии рос мальчик.

В школьные годы, сильно увлекшись поэмой Фаридаддина Аттора “Логика птиц”, Навои решает стать дервишем, чему воспрепятствовали родители. Как бы ни запрещали мальчику читать поэму Аттора, но было бесполезно — он знал ее наизусть, и читал по памяти.

И на склоне лет Навои, уже прославившийся поэт, возвращается к поэме Аттора и создает по ее мотивам поэму “Язык птиц”.

Навои всегда стремился помочь нуждающимся. Стремился создать все условия для творчества ученым и поэтам. При этом поэт творил и сам. Он создает изумительные лирические произведения, ряд литературоведческих работ, трактаты по лингвистике. Вершиной взлета его гения явилась “Хамса” (“Пятерица”), которую он создает под влиянием своего наставника — Джами.

О влиянии Джами на поэта повествуется в книге “Пятерица смятенных”, которую Навои посвятил памяти своего учителя. “Хамса”, в которой Навои осуждал разврат и грабежи, вызывает недовольство беков, Хусейн Байкара отправляет его в ссылку Астрабад.

Враги постоянно плетут вокруг Алишер интриги, доносят Султану о мнимых заговорах, стремясь склонить его к расправе над Алишером. 3 января 1501 года весь Герат был разбужен вестью о смерти Навои, весь народ Герат вышел провожать поэта в последний путь.

Вот как писал З.Бабур о Навои в своей книге “Бабурнамэ” “Алишербек был человек бесподобный. С тех пор как на тюркском языке слагают стихи, никто другой не слагал их так много и так хорошо… Без сына, без дочери, без жены и без семьи прошел он прекрасно (свой путь) в мире одиноко и налегке”.

“Хамса” (“Пятерица”) Алишера Навои

Основной поэтический труд Навои — “Хамса” (“Пятерица”). Жанр “Хамса” возник в XII веке, основоположником его явился великий азербайджанский поэт Низами Гянджави (1141-1209). Он объединил в единое произведение пять поэм, пять самостоятельных художественных единиц: “Сокровищница тайн”, “Хосров и Ширин”, “Лейли и Меджнун”, “Семь планет”, “Искандар-наме”. Они различны по событийному содержанию, но объединены идейным содержанием, единым пафосом.

Низами заложил основы традиции создание “Хамса”: первая поэма — морально-дидактическая, вторая, третья и четвертая — любовно- романтическая, а пятая — условная биография А.Македонского, прозванного на Востоке Искандером. Последователями Низами были Амир Хосров Дехлеви и Джами.

Под непосредственным влиянием Джами создает свою “Хамсу” А.Навои. Поэт выразил в ней свой жизненный и творческий опыт художника, мыслителя, политика. В отличие от предшественников он старался приблизить читателя к реальному восприятию мира, привить ему “земной вкус”.

Изучая мастерство предшественников, Навои стремился приблизить свое творение к жизни и ее запросам: “Преданья эти — плод седых веков
О них писали Низами, Хосров.
Основой взяв, я перестроил их:
Я жизни больше влил в героев их”.

Два с небольшим года (с 1483 по 1485) понадобилось ему, чтобы сотворить это литературное чудо. Рукопись “Хамсы” Навои дошли до нас, есть даже прижизненные экземпляры в Институте востоковедения АН в г.Ташкенте.

“Смятение праведных”

Первая поэма “Хамсы” А.Навои состоит из вступления (9 частей), 20-ти глав-бесед (мулокат), эпилога. Поэт затрагивает проблемы морали, религии, философии, общественной жизни. Каждая из глав иллюстрируется притчей.

“Смятение праведных” — философская поэма, пафос ее в прославлении идеи добра и законности, справедливости, свободы, любви, дружбы, верности, искренности.

В современной художественной форме, через систему ярких, конкретных и живых образов Навои вскрывает язвы и пороки современного ему общества. Критикуя самодурство правителей и лицемерия служителей культа, алчность и жадность богатых, лживость и криводушие их приближенных, он одновременно со всем этим дает представление об идеальном человеке.

В поэме Навои дает живую, наглядную картину эпохи и современников. Обращаясь к читателю, Навои призывает их к служению людям, народу:
“Высоким званьем Человек достоин зваться тот,
Кто о народе никогда не ослаблял забот”.

Целые главы поэмы посвящены вопросам просвещения, милосердия и т.д. Каждое теоретическое высказывание иллюстрируется притчей, чем достигает огромное воздействие на восприятие читателя. Притчи о Хотаме Тайском, о птице турач, об имаме Фари Рази, о халифе Айюбе, о завещании Искандера, первая часть согласно традиции начинается с восхваления могущества Аллаха.

Навои, описывая красоту мира, приходит к следующему выводу:
“В твоей казне нет числа богатству,
Но из всех богатств высшее — человек”.

А значит, все блага мира существуют для человека. Человеку предназначено самое лучшее из всех драгоценностей.

За вступлением следуют главы-смятение, их три: о красоте земли, Вселенной, совершенстве человека. Назначение личности видит поэт в разумном пользовании всем сущим. Величайшее бедствие, недопустимое зло по мысли Навои, — тирания, деспотизм, насилие, лицемерие. Жестокое осуждение вызывает у Навои моральное разложение высших слоев общества. Вся поэма проникнута гуманной идеей справедливости, как залога процветания страны и народа.

“Фархад и Ширин”

Вторая поэма “Пятерицы” — “Фархад и Ширин” представляет собой вдохновенный гимн труду, чистой, самостоятельной любви, человеколюбию и верности. В процессе работы над поэмой Навои существенно изменяет традиционные сюжетные линии повествования. Главным героем поэмы является Фархад — человек, наделенный замечательным трудолюбием, мужеством и самоотверженностью. Сын китайского правителя Фархад становится впоследствии умелым строителем, замечательным мастером созидателем. Фархад воплощает в себе те прекрасные качества, о которых столь восторженно и убежденно писал поэт в “Смятение праведных”.

Воодушевленный большим и светлым чувством к прекрасной Ширин, Фархад совершает героические подвиги во имя соединения со своей возлюбленной. На пути его силы зла воздвигают бесчисленные препятствия, но и они не могут сломить Фархада. Однако герой все же гибнет, обманутой ложным известием о браке Ширин. Узнав о гибели Фархада умирает и Ширин.

Гуманист, просветитель, патриот А.Навои в своем мировоззрении шагнул далеко вперед в сравнении со своим временем. В “Фархад и Ширин” Навои утверждает идеи интернационализма, и это особенно ценно, потому что эпоха поэта — время господства феодальной идеологии. Любимые герои Навои — представители различных народов. Фархад — сын чинского хакана, Ширин — армянская царевна, Шапур — сын Йемена. Все они наделены самыми прекрасными качествами души человеческой. И если образы Фархада и Ширин призваны в поэме воспеть величайшую любовь, “сильную единством души”, то образы Фархада и Ширин служат раскрытию величия не менее прекрасного чувства — дружбы.

Навои предстает в поэме о Фархаде и Ширин мастером психологически тонкого, логически завершенного характера. И примером тому могут служить не только положительные герои поэмы, но и отрицательные образы. Хосров Парвиз и его ближайшие сподвижники, и помощники навечно заклеймены вдохновенным пером поэта, превратившего их в символ коварства, зла, насилия. В лице Хосрова Навои развенчал не только деспотизм, но и политику сторонников войны. Мысли Навои о том, что война не может быть средством разрешения спорных вопросов, что война — “злодейство злодеев”, величайшее бедствие для народа, в последнее время звучат более чем современно.

“Лейли и Меджнун”

Третья часть “Хамсы” Навои “Лейли и Меджнун” посвящена, как и вторая, теме любви. Она создана по мотивам популярного на востоке сказания о Меджнуне и Лейли.

Известная всему Востоку история любви Кайса и Лейли под пером Навои превращается в гимн великому чувству любви, в страстный призыв к человечности, добру и справедливости, в протест против традиционного отношения к женщине, исключающего всякую свободу личности.

Кайс был единственным и долгожданным сыном предводителя племени. Душа Кайса, от природы чуткая, была уже при рождении отмечена “звездой любви”. Встреча с Лейли в школе, явилась как бы закономерным итогом, предопределенным Кайсу судьбой. Любовь, вспыхнувшая у них тотчас была навсегда. Юноша был бессилен перед силой любви.

О великой силе любви истинной и глубокой говорит и письмо Кайса к Лейли. Маджнун ясно осознает безвыходность своего положения в современном ему обществе и порой со свойственной ему кротостью несколько уходит от ответственности, объясняя все своим “безумием”. Образ его создается А.Навои в истинно романтической манере, с использованием гиперболы и гротеска. Любовь Кайса не знает ни границ, ни пределов — она выходит за рамки традиций и устоев. Поэтому не всем доступно понимание величия Кайса, поэтому многие стремятся вернуть Маджнуна в “общий поток”. Кайс, ушедший так далеко по “тропе любви”, уже не может жить как все “разумно”. Любовь возвысила дух Кайса над мелочами жизни, над суетой сует. подчинив себе все ничтожные людские страсти. Он герой “одной, но пламенной страсти”, душа романтическая, натура на редкость обаятельная.

С необыкновенной силой художественного воздействия написаны Алишером Навои сцены встреч героев: в степи, после свадебного пира и в финале поэмы. Первая сцена — несомненно шедевр навоийской интимной лирики, пафос ее выражен в строках:
“Влюбленный должен чистым быть всегда:
Любовь желанью грязному чужда”

Финальная встреча влюбленных и их вечного воссоединения, придает поэме особенное свойство художественного явления, которое принято называть “оптимистической трагедией”. Любовь торжествует, не сломленная людской косностью, более того, Навои показывает, что в сознании людей происходят изменения понятий под ее воздействием.

“Семь планет”

Четвертая часть “Пятерицы” Навои называется “Семь планет”, что означает семь планет и семь странников одновременно. Символическая цифра семь вынесена в название согласно традиции, а семь планет — вечных странников в миросоздании — также соответствуют традиционным представлениям о планетах — покровителях людей, их судеб, характеров. При создании был использован широко распространенный в литературах и устном творчестве многих народов прием “обрамления”, то есть применения вставных рассказов. Главный герой поэмы — иранский шах Бахрам Гур (Vв.) влюблен в красавицу Диларам, искусную певицу и музыкантшу.

Как и в двух предыдущих поэмах, в “Семь планет” Навои говорит о любви. Но если любовь Фархада и Кайса возвышает их, призывает к протесту против зла, то любовь Бахрама несколько иного характера, ибо несет страдания окружающим и гибель любимой.

Поэма построена как повествование о Бахроме и Диларам, в которое вплетены семь вставных рассказов. Бахрам стремится подчинить Диларам своему произволу, но, встречая неожиданный отпор со стороны гордой красавицы, наказывает ее — бросает связанной в пустыню. Вскоре он раскаивается в своей жестокости и дает приказ разыскать ее. Но поиски не дают никакого результата, и Бахрам от отчаяния впадает в глубокую тоску.

Для развлечения больного шаха строят семь дворцов семи разных цветов, соответствующих аллегорическим цветам семи планет. По вечерам к нему приводят случайных странников, и они в течение семи дней рассказывают ему увлекательные легенды. Эти искусно вставленные в основное повествование сказания отличаются большим мастерством и занимают в поэме Навои главное место, поскольку они несут в себе мотивы прославления высоких моральных качеств человека.

Навои убедительно передал эволюции характера Бахрама от деспотичного до способного к самопожертвованию. В этой части поэмы перед нами Бахрам предстает совершенно в ином качестве. Поистине любовь, облагородив душу его, совершила чудо. Письмо Бахрама к Диларам в Хорезм — свидетельствует о перерождении характера героя: “Красавице писал он кровью слез, Всего себя он в жертву ей принес…”

Финал произведения — дань традиционному сюжету. Навои отказался от какой бы то ни было мистики и разумно объясняет кончину Бахрама. Не знавший предела своим чувствам и желаниям, шах устраивает грандиозную охоту, во время которой было пролито столь много невинной крови, что земная тварь обратилась в болото, поглотившее все и вся:
“Творили люди на охоте смерть.
Но сами обрели в болоте смерть”.

Навои и в этой части “Хамсы” не устает взывать к человечности, вновь и вновь напоминает, что есть предел всякой человеческой жизни, что назначение человека творить добро, любить и любовью своей приносить радость людям. Сам поэт, как подтверждает заключение к поэме, всего себя и даже свой досуг посвятил служению народу.

“Стена Искандера”

Пятая, завершающая поэма “Хамса” Навои — социально-философское произведение. В ней повествуется легендарная биография А.Македонского, прозванного на Востоке Искандером. Походы, облик и личность его произвели на жителей Востока большое впечатление и было окружено многочисленными преданиями и легендами. Навои обращается к образу Искандера уже в первой части “Хамсы”, в “Смятении праведных”, где передает популярную на Востоке притчу о ладони завоевателя. Суть притчи заключалось в напоминании о бренности жизни, и тщетности богатства власти, а в итоге — призыв к этой кардинальной идее всей “Пятерицы”.

Поэма написана в форме диалога Искандера с Арасту (Аристотелем), последний по преданию был соучеником, а затем наставником и советником шаха. Навои, посредством образа Искандера решает вопросы социального и философского плана. Среди них выделяются два, наиболее ярко выраженных в поэме: — проблема власти и проблема смысла жизни человека.

Тема власти, ее проявления и предназначения, так или иначе была затронута в “Хамсе”. Власть и любовь, трагедия несовместимость их — одна из основных в “Семи планетах”. В пятой поэме Навои исследует влияние власти на личность Искандера, на эволюцию его характера. Поэт подчеркивает деградирующее влияние власти на личность. Некогда юный Искандер стремился к знаниям, имел значительные успехи в освоении наук, подававший большие надежды, впоследствии весь свой талант, находчивость и ум посвящает кровопролитным войнам. Искандер подчинив многие земли Запада и Востока, посетил много стран. В Магрибе (Север Африки), чтобы защитить народ от нападения диких племен яджуджей, возводит стену, которая является символом мощной феодальной власти, спасающий народ от бед и оберегающий покой и мир в государстве.

На смертном одре прозревает Искандер, как некогда Бахрам Гур от скверны власти, осознает бренность богатства и власти, бесценность добра и духовных сокровищ.

В письме к матери, он предстает искренне раскаявшимся, что посвятил свою жизнь химерам власти и богатства, вместо того, чтобы жить с матерью и просит ее философски отнестись к смерти.

Навои вновь говорит о ничтожестве власти и богатстве, а раз так, то жить надо по законам добра и справедливости. Он подчеркивает, что нужно после себя оставить доброе имя, ибо великое и истинное предназначение человека. Смысл жизни — в деянии добра и правды на благо людей.

Таким образом, в последней поэме “Хамса”, как и во всех предыдущих, высказана основная гуманистическая идея, и служению ей подчинено все в “Пятерице”.

Навои страстно желает донести до широкого круга читателей идеалы добра и правды, а потому труд своей он посвящает родному народу:
“Мой труд! Начни в родной стране свой путь,
Народу моему желанным будь,
Чтобы могла сердца людей зажечь
Моя правдовзыскующая речь”

Лирические и прозаические произведения Алишера Навои

Навои начал писать рано. Первоначально он собрал свои стихи в два дивана (собрание стихотворений): “Удивительные начала” и “Редкостные завершения”. И только к концу жизни, все стихи, вышедшие в два дивана, а также позже написанные, он собрал в единый сборник “Сокровищницы мыслей”, которая состоит из 4 диванов.

Каждый из них назван в соответствии с периодом написания вошедших в сборник стихотворений:
1. “Чудеса детства”.
2. “Редкости юности”.
3. “Диковины среднего возраст”.
4. “Полезные советы старости”.

В сборниках Навои представлены все жанры лирической поэзии Востока: газели, рубаи, туюги, касыды, кытъа, мухаммасы и т.д.

Навои сумел органично сочетать традиционное с тем новым, что он не мог не внести от себя: сюжетность, образы, содержание, смелые и изысканные метафоры. Некоторые газели Навои отличаются определенной сюжетностью, т.е. связанностью бейтов, последовательностью развиваемой мысли, композиционной завершенностью. В них, помимо традиционной любовной тематики, получили отражение темы дружбы, пейзажные зарисовки, философские раздумья о поэзии, обществе, человеке и его назначении.

Лирика А.Навои — своеобразный свод нравственности. Поэт воспевает простоту и скромность, стремление к знаниям и духовному совершенству, постоянную заботу о народе и внимание к его нуждам. Лирическое наследие поэта оказало сильное влияние на последующее развитие тюркоязычной поэзии.

Лирика — жанр, который Навои развивал всю свою сознательную жизнь — дала возможность поэту практически доказать достоинства и поэтические правомочия родного языка, развить до классического совершенства литературный староузбекский язык.

Прозаические произведения, работы по филологии, истории и экономике Навои не ограничился развитием лирического стихотворного жанра, долгие годы господствовавшего в литературе Востока, он работал и в жанре прозы, особое внимание уделяя научной.

Наибольшую известность получили его трактаты и монографии: “Суждения о двух языках”, “Собрание утонченных”, “Возлюбленный сердец”. Трактат “Суждение о двух языках” в истории тюркоязычной культуры не имеет себе равных по значению и роли в ее развитии. В трактате Навои не только ограничился практическим доказательством поэтических достоинств родного языка, а сделал большее — обосновал это теоретически. Сравнивая два языка (тюркский и персидский), он доказывает превосходство тюркского языка, как в лексическом, так и в морфологическом аспектах.

В “Собрание утонченных” Навои рассказывает о поэтах, с которыми он так или иначе сталкивался в своей жизни. Отзывы о них очень лаконичны, точны, объективны.

“Возлюбленный сердец” — последняя книга, где в лаконичной форме нашел отражение богатейший духовный мир поэта, раздумья об обществе, взгляды на жизнь, людей.

Перу Навои помимо “Хамсы” принадлежит поэма “Язык птиц” — последняя из созданных им поэм, дань юношескому увлечению поэмой Аттара “Логика птиц”.

“Язык птиц” — произведение о нравственном самосовершенствовании личности. Это философско-символическая поэма, повествующая о судьбе птичьей стаи, возглавляемой Удодом, которая в поисках царя птиц Симурга преодолевает различные трудности и испытания. Небольшие главы поэмы состоят из теоретических высказываний и притч-иллюстраций. Здесь Навои вновь поднимает проблемы назначения человека и смысла его жизни.

В личности А.Навои сочетались гениальный поэт и выдающийся политический деятель. Редкое единство Музы и Политики, видимо, и определило особенности творчества великого просветителя и мыслителя.

В творениях Навои потрясает удивительное, столь не свойственное для литературы эпохи средневековья, реалистическое изображение характеров, логическая последовательность и глубокий психологизм образов. В обширном творческом наследии нашли свое место все существующие в литературе того времени жанры, как малые, так и крупные.

Утверждая наиболее прогрессивные идеи времени, А.Навои выдвинулся в ряд выдающихся умов эпохи и вывел узбекскую литературу на мировую арену. Он по праву считается родоначальником узбекской классической литературы.

Алишер Навои. «Хамса» («Пятерица»). Литография. На чагатайском языке. Стиль шрифта – насталик. Ташкент, 1889.

Основной поэтический труд Навои — “Хамса” (“Пятерица”) написанный на чагатайском языке. Жанр “Хамса” возник в XII веке, основоположником его явился великий азербайджанский поэт Низами Гянджави (1141-1209). Он объединил в единое произведение пять поэм, пять самостоятельных художественных единиц: “Сокровищница тайн”, “Хосров и Ширин”, “Лейли и Меджнун”, “Семь планет”, “Искандар-наме”. Они различны по событийному содержанию, но объединены идейным содержанием, единым пафосом.
Под непосредственным влиянием Джами создает свою “Хамсу” А. Навои. Поэт выразил в ней свой жизненный и творческий опыт художника, мыслителя, политика. В отличие от предшественников он старался приблизить читателя к реальному восприятию мира, привить ему “земной вкус”.
Изучая мастерство предшественников, Навои стремился приблизить свое творение к жизни и ее запросам: “Преданья эти — плод седых веков
Два с небольшим года (с 1483 по 1485) понадобилось ему, чтобы сотворить это литературное чудо.
Знаменитая «Пятерица» («Хамсе»), состоящая из пяти поэм: «Смятение праведных» («Хайрат аль-абрар», написана в 1483), «Лейли и Меджнун» (написана в 1484), «Фархад и Ширин» (написана в 1484), «Семь планет» («Саб’аи сайяра», написана в 1484), «Искандерова стена» («Садди-Искандари», написана в 1485). По устойчивой восточной традиции, «Пятерица» Навои явилась «ответом» на «Пятерицу» Низами Ганджеви и индийского поэта Амира Хосрова Дехлеви (1253—1325), писавшего на персидском языке. Приняв сюжеты и некоторые формальные особенности их сочинения, Навои дал совершенно иное идейно-художественное толкование тематики и сюжетных ситуаций, новую трактовку образов и событий. Поэтому оценка сочинения Навои, как подражательных, установившаяся в западной ориенталистике, неверна, она опровергнута научными изысканиями современных ученых (Е. Э. Бертельс и др.).
Книга «Пятерица смятенных» («Хамсат аль-мутахайирин», написана в 1492) посвящена наставнику Навои, поэту и мыслителю Абдуррахману Джами (1414—1492).

Алишер Навои (1441—1501)

Наиболее достоверным источником биографии Алишера Навои считается работа историка Гиясиддина Хондамира, «Книги благородных качеств». Согласно данным этой книги, Навои начал посещать школу в 4-летнем возрасте, он проявлял огромные способности, любознательность, исключительную одаренность. В 15 летнем возрасте (1456 году) Алишер стал известен как поэт под псевдонимом Навои (что в переводе означает «мелодичный»).

Родоначальник узбекского литературного языка Навои, свои стихи на фарси подписывал псевдонимом Фани (бренный). В это время языком поэзии считался фарси, а тюркский, т.е. староузбекский, необоснованно был лишен литературных правомочий.

Несмотря на это, тем не менее, на этом языке были созданы величайшие произведения — газели Лутфи, Атаи, касыды Саккаки, масневи Амири, Хаджанди и др. Одним из поэтических кредо Навои является утверждение староузбекского литературного языка.

Низамаддин Алишер Навои (Навои литературный псевдоним поэта, по- узбекски означает “напевный”, “мелодичный”) родился 9 февраля 1441 года в Герате. Происходивший из знатного рода, отец Навои был близок к придворным делам, и ему не были чужды литературные интересы.

В семье Алишера высоко ценили литературу. Дядя его, Абу Саид писал стихи под псевдонимом Кабули. Брат Абу Саида, Махаммад Али был хорошим музыкантом, известным каллиграфом и поэтом (псевдоним Гариби), вот в такой атмосфере любви и поклонения поэзии рос мальчик.

В школьные годы, сильно увлекшись поэмой Фаридаддина Аттора “Логика птиц”, Навои решает стать дервишем, чему воспрепятствовали родители. Как бы ни запрещали мальчику читать поэму Аттора, но было бесполезно — он знал ее наизусть, и читал по памяти.

И на склоне лет Навои, уже прославившийся поэт, возвращается к поэме Аттора и создает по ее мотивам поэму “Язык птиц”.

Навои всегда стремился помочь нуждающимся. Стремился создать все условия для творчества ученым и поэтам. При этом поэт творил и сам. Он создает изумительные лирические произведения, ряд литературоведческих работ, трактаты по лингвистике. Вершиной взлета его гения явилась “Хамса” (“Пятерица”), которую он создает под влиянием своего наставника — Джами.

О влиянии Джами на поэта повествуется в книге “Пятерица смятенных”, которую Навои посвятил памяти своего учителя. “Хамса”, в которой Навои осуждал разврат и грабежи, вызывает недовольство беков, Хусейн Байкара отправляет его в ссылку Астрабад.

Враги постоянно плетут вокруг Алишер интриги, доносят Султану о мнимых заговорах, стремясь склонить его к расправе над Алишером. 3 января 1501 года весь Герат был разбужен вестью о смерти Навои, весь народ Герат вышел провожать поэта в последний путь.

Вот как писал З.Бабур о Навои в своей книге “Бабурнамэ” “Алишербек был человек бесподобный. С тех пор как на тюркском языке слагают стихи, никто другой не слагал их так много и так хорошо… Без сына, без дочери, без жены и без семьи прошел он прекрасно (свой путь) в мире одиноко и налегке”.

 

“Хамса” (“Пятерица”) Алишера Навои

Основной поэтический труд Навои — “Хамса” (“Пятерица”). Жанр “Хамса” возник в XII веке, основоположником его явился великий азербайджанский поэт Низами Гянджави (1141-1209). Он объединил в единое произведение пять поэм, пять самостоятельных художественных единиц: “Сокровищница тайн”, “Хосров и Ширин”, “Лейли и Меджнун”, “Семь планет”, “Искандар-наме”. Они различны по событийному содержанию, но объединены идейным содержанием, единым пафосом.

Низами заложил основы традиции создание “Хамса”: первая поэма — морально-дидактическая, вторая, третья и четвертая — любовно- романтическая, а пятая — условная биография А.Македонского, прозванного на Востоке Искандером. Последователями Низами были Амир Хосров Дехлеви и Джами.

Под непосредственным влиянием Джами создает свою “Хамсу” А.Навои. Поэт выразил в ней свой жизненный и творческий опыт художника, мыслителя, политика. В отличие от предшественников он старался приблизить читателя к реальному восприятию мира, привить ему “земной вкус”.

Изучая мастерство предшественников, Навои стремился приблизить свое творение к жизни и ее запросам: “Преданья эти — плод седых веков
О них писали Низами, Хосров.
Основой взяв, я перестроил их:
Я жизни больше влил в героев их”.

Два с небольшим года (с 1483 по 1485) понадобилось ему, чтобы сотворить это литературное чудо. Рукопись “Хамсы” Навои дошли до нас, есть даже прижизненные экземпляры в Институте востоковедения АН в г.Ташкенте.

“Смятение праведных”

Первая поэма “Хамсы” А.Навои состоит из вступления (9 частей), 20-ти глав-бесед (мулокат), эпилога. Поэт затрагивает проблемы морали, религии, философии, общественной жизни. Каждая из глав иллюстрируется притчей.

“Смятение праведных” — философская поэма, пафос ее в прославлении идеи добра и законности, справедливости, свободы, любви, дружбы, верности, искренности.

В современной художественной форме, через систему ярких, конкретных и живых образов Навои вскрывает язвы и пороки современного ему общества. Критикуя самодурство правителей и лицемерия служителей культа, алчность и жадность богатых, лживость и криводушие их приближенных, он одновременно со всем этим дает представление об идеальном человеке.

В поэме Навои дает живую, наглядную картину эпохи и современников. Обращаясь к читателю, Навои призывает их к служению людям, народу:
“Высоким званьем Человек достоин зваться тот,
Кто о народе никогда не ослаблял забот”.

Целые главы поэмы посвящены вопросам просвещения, милосердия и т.д. Каждое теоретическое высказывание иллюстрируется притчей, чем достигает огромное воздействие на восприятие читателя. Притчи о Хотаме Тайском, о птице турач, об имаме Фари Рази, о халифе Айюбе, о завещании Искандера, первая часть согласно традиции начинается с восхваления могущества Аллаха.

Навои, описывая красоту мира, приходит к следующему выводу:
“В твоей казне нет числа богатству,
Но из всех богатств высшее — человек”.

А значит, все блага мира существуют для человека. Человеку предназначено самое лучшее из всех драгоценностей.

За вступлением следуют главы-смятение, их три: о красоте земли, Вселенной, совершенстве человека. Назначение личности видит поэт в разумном пользовании всем сущим. Величайшее бедствие, недопустимое зло по мысли Навои, — тирания, деспотизм, насилие, лицемерие. Жестокое осуждение вызывает у Навои моральное разложение высших слоев общества. Вся поэма проникнута гуманной идеей справедливости, как залога процветания страны и народа.

“Фархад и Ширин”

Вторая поэма “Пятерицы” — “Фархад и Ширин” представляет собой вдохновенный гимн труду, чистой, самостоятельной любви, человеколюбию и верности. В процессе работы над поэмой Навои существенно изменяет традиционные сюжетные линии повествования. Главным героем поэмы является Фархад — человек, наделенный замечательным трудолюбием, мужеством и самоотверженностью. Сын китайского правителя Фархад становится впоследствии умелым строителем, замечательным мастером созидателем. Фархад воплощает в себе те прекрасные качества, о которых столь восторженно и убежденно писал поэт в “Смятение праведных”.

Воодушевленный большим и светлым чувством к прекрасной Ширин, Фархад совершает героические подвиги во имя соединения со своей возлюбленной. На пути его силы зла воздвигают бесчисленные препятствия, но и они не могут сломить Фархада. Однако герой все же гибнет, обманутой ложным известием о браке Ширин. Узнав о гибели Фархада умирает и Ширин.

Гуманист, просветитель, патриот А.Навои в своем мировоззрении шагнул далеко вперед в сравнении со своим временем. В “Фархад и Ширин” Навои утверждает идеи интернационализма, и это особенно ценно, потому что эпоха поэта — время господства феодальной идеологии. Любимые герои Навои — представители различных народов. Фархад — сын чинского хакана, Ширин — армянская царевна, Шапур — сын Йемена. Все они наделены самыми прекрасными качествами души человеческой. И если образы Фархада и Ширин призваны в поэме воспеть величайшую любовь, “сильную единством души”, то образы Фархада и Ширин служат раскрытию величия не менее прекрасного чувства — дружбы.

Навои предстает в поэме о Фархаде и Ширин мастером психологически тонкого, логически завершенного характера. И примером тому могут служить не только положительные герои поэмы, но и отрицательные образы. Хосров Парвиз и его ближайшие сподвижники, и помощники навечно заклеймены вдохновенным пером поэта, превратившего их в символ коварства, зла, насилия. В лице Хосрова Навои развенчал не только деспотизм, но и политику сторонников войны. Мысли Навои о том, что война не может быть средством разрешения спорных вопросов, что война — “злодейство злодеев”, величайшее бедствие для народа, в последнее время звучат более чем современно.

“Лейли и Меджнун”

Третья часть “Хамсы” Навои “Лейли и Меджнун” посвящена, как и вторая, теме любви. Она создана по мотивам популярного на востоке сказания о Меджнуне и Лейли.

Известная всему Востоку история любви Кайса и Лейли под пером Навои превращается в гимн великому чувству любви, в страстный призыв к человечности, добру и справедливости, в протест против традиционного отношения к женщине, исключающего всякую свободу личности.

Кайс был единственным и долгожданным сыном предводителя племени. Душа Кайса, от природы чуткая, была уже при рождении отмечена “звездой любви”. Встреча с Лейли в школе, явилась как бы закономерным итогом, предопределенным Кайсу судьбой. Любовь, вспыхнувшая у них тотчас была навсегда. Юноша был бессилен перед силой любви.

О великой силе любви истинной и глубокой говорит и письмо Кайса к Лейли. Маджнун ясно осознает безвыходность своего положения в современном ему обществе и порой со свойственной ему кротостью несколько уходит от ответственности, объясняя все своим “безумием”. Образ его создается А.Навои в истинно романтической манере, с использованием гиперболы и гротеска. Любовь Кайса не знает ни границ, ни пределов — она выходит за рамки традиций и устоев. Поэтому не всем доступно понимание величия Кайса, поэтому многие стремятся вернуть Маджнуна в “общий поток”. Кайс, ушедший так далеко по “тропе любви”, уже не может жить как все “разумно”. Любовь возвысила дух Кайса над мелочами жизни, над суетой сует. подчинив себе все ничтожные людские страсти. Он герой “одной, но пламенной страсти”, душа романтическая, натура на редкость обаятельная.

С необыкновенной силой художественного воздействия написаны Алишером Навои сцены встреч героев: в степи, после свадебного пира и в финале поэмы. Первая сцена — несомненно шедевр навоийской интимной лирики, пафос ее выражен в строках:
“Влюбленный должен чистым быть всегда:
Любовь желанью грязному чужда”

Финальная встреча влюбленных и их вечного воссоединения, придает поэме особенное свойство художественного явления, которое принято называть “оптимистической трагедией”. Любовь торжествует, не сломленная людской косностью, более того, Навои показывает, что в сознании людей происходят изменения понятий под ее воздействием.

“Семь планет”

Четвертая часть “Пятерицы” Навои называется “Семь планет”, что означает семь планет и семь странников одновременно. Символическая цифра семь вынесена в название согласно традиции, а семь планет — вечных странников в миросоздании — также соответствуют традиционным представлениям о планетах — покровителях людей, их судеб, характеров. При создании был использован широко распространенный в литературах и устном творчестве многих народов прием “обрамления”, то есть применения вставных рассказов. Главный герой поэмы — иранский шах Бахрам Гур (Vв.) влюблен в красавицу Диларам, искусную певицу и музыкантшу.

Как и в двух предыдущих поэмах, в “Семь планет” Навои говорит о любви. Но если любовь Фархада и Кайса возвышает их, призывает к протесту против зла, то любовь Бахрама несколько иного характера, ибо несет страдания окружающим и гибель любимой.

Поэма построена как повествование о Бахроме и Диларам, в которое вплетены семь вставных рассказов. Бахрам стремится подчинить Диларам своему произволу, но, встречая неожиданный отпор со стороны гордой красавицы, наказывает ее — бросает связанной в пустыню. Вскоре он раскаивается в своей жестокости и дает приказ разыскать ее. Но поиски не дают никакого результата, и Бахрам от отчаяния впадает в глубокую тоску.

Для развлечения больного шаха строят семь дворцов семи разных цветов, соответствующих аллегорическим цветам семи планет. По вечерам к нему приводят случайных странников, и они в течение семи дней рассказывают ему увлекательные легенды. Эти искусно вставленные в основное повествование сказания отличаются большим мастерством и занимают в поэме Навои главное место, поскольку они несут в себе мотивы прославления высоких моральных качеств человека.

Навои убедительно передал эволюции характера Бахрама от деспотичного до способного к самопожертвованию. В этой части поэмы перед нами Бахрам предстает совершенно в ином качестве. Поистине любовь, облагородив душу его, совершила чудо. Письмо Бахрама к Диларам в Хорезм — свидетельствует о перерождении характера героя: “Красавице писал он кровью слез, Всего себя он в жертву ей принес…”

Финал произведения — дань традиционному сюжету. Навои отказался от какой бы то ни было мистики и разумно объясняет кончину Бахрама. Не знавший предела своим чувствам и желаниям, шах устраивает грандиозную охоту, во время которой было пролито столь много невинной крови, что земная тварь обратилась в болото, поглотившее все и вся:
“Творили люди на охоте смерть.
Но сами обрели в болоте смерть”.

Навои и в этой части “Хамсы” не устает взывать к человечности, вновь и вновь напоминает, что есть предел всякой человеческой жизни, что назначение человека творить добро, любить и любовью своей приносить радость людям. Сам поэт, как подтверждает заключение к поэме, всего себя и даже свой досуг посвятил служению народу.

“Стена Искандера”

Пятая, завершающая поэма “Хамса” Навои — социально-философское произведение. В ней повествуется легендарная биография А.Македонского, прозванного на Востоке Искандером. Походы, облик и личность его произвели на жителей Востока большое впечатление и было окружено многочисленными преданиями и легендами. Навои обращается к образу Искандера уже в первой части “Хамсы”, в “Смятении праведных”, где передает популярную на Востоке притчу о ладони завоевателя. Суть притчи заключалось в напоминании о бренности жизни, и тщетности богатства власти, а в итоге — призыв к этой кардинальной идее всей “Пятерицы”.

Поэма написана в форме диалога Искандера с Арасту (Аристотелем), последний по преданию был соучеником, а затем наставником и советником шаха. Навои, посредством образа Искандера решает вопросы социального и философского плана. Среди них выделяются два, наиболее ярко выраженных в поэме: — проблема власти и проблема смысла жизни человека.

Тема власти, ее проявления и предназначения, так или иначе была затронута в “Хамсе”. Власть и любовь, трагедия несовместимость их — одна из основных в “Семи планетах”. В пятой поэме Навои исследует влияние власти на личность Искандера, на эволюцию его характера. Поэт подчеркивает деградирующее влияние власти на личность. Некогда юный Искандер стремился к знаниям, имел значительные успехи в освоении наук, подававший большие надежды, впоследствии весь свой талант, находчивость и ум посвящает кровопролитным войнам. Искандер подчинив многие земли Запада и Востока, посетил много стран. В Магрибе (Север Африки), чтобы защитить народ от нападения диких племен яджуджей, возводит стену, которая является символом мощной феодальной власти, спасающий народ от бед и оберегающий покой и мир в государстве.

На смертном одре прозревает Искандер, как некогда Бахрам Гур от скверны власти, осознает бренность богатства и власти, бесценность добра и духовных сокровищ.

В письме к матери, он предстает искренне раскаявшимся, что посвятил свою жизнь химерам власти и богатства, вместо того, чтобы жить с матерью и просит ее философски отнестись к смерти.

Навои вновь говорит о ничтожестве власти и богатстве, а раз так, то жить надо по законам добра и справедливости. Он подчеркивает, что нужно после себя оставить доброе имя, ибо великое и истинное предназначение человека. Смысл жизни — в деянии добра и правды на благо людей.

Таким образом, в последней поэме “Хамса”, как и во всех предыдущих, высказана основная гуманистическая идея, и служению ей подчинено все в “Пятерице”.

Навои страстно желает донести до широкого круга читателей идеалы добра и правды, а потому труд своей он посвящает родному народу:
“Мой труд! Начни в родной стране свой путь,
Народу моему желанным будь,
Чтобы могла сердца людей зажечь
Моя правдовзыскующая речь”

Лирические и прозаические произведения Алишера Навои

Навои начал писать рано. Первоначально он собрал свои стихи в два дивана (собрание стихотворений): “Удивительные начала” и “Редкостные завершения”. И только к концу жизни, все стихи, вышедшие в два дивана, а также позже написанные, он собрал в единый сборник “Сокровищницы мыслей”, которая состоит из 4 диванов.

Каждый из них назван в соответствии с периодом написания вошедших в сборник стихотворений:
1. “Чудеса детства”.
2. “Редкости юности”.
3. “Диковины среднего возраст”.
4. “Полезные советы старости”.

В сборниках Навои представлены все жанры лирической поэзии Востока: газели, рубаи, туюги, касыды, кытъа, мухаммасы и т.д.

Навои сумел органично сочетать традиционное с тем новым, что он не мог не внести от себя: сюжетность, образы, содержание, смелые и изысканные метафоры. Некоторые газели Навои отличаются определенной сюжетностью, т.е. связанностью бейтов, последовательностью развиваемой мысли, композиционной завершенностью. В них, помимо традиционной любовной тематики, получили отражение темы дружбы, пейзажные зарисовки, философские раздумья о поэзии, обществе, человеке и его назначении.

Лирика А.Навои — своеобразный свод нравственности. Поэт воспевает простоту и скромность, стремление к знаниям и духовному совершенству, постоянную заботу о народе и внимание к его нуждам. Лирическое наследие поэта оказало сильное влияние на последующее развитие тюркоязычной поэзии.

Лирика — жанр, который Навои развивал всю свою сознательную жизнь — дала возможность поэту практически доказать достоинства и поэтические правомочия родного языка, развить до классического совершенства литературный староузбекский язык.

Прозаические произведения, работы по филологии, истории и экономике Навои не ограничился развитием лирического стихотворного жанра, долгие годы господствовавшего в литературе Востока, он работал и в жанре прозы, особое внимание уделяя научной.

Наибольшую известность получили его трактаты и монографии: “Суждения о двух языках”, “Собрание утонченных”, “Возлюбленный сердец”. Трактат “Суждение о двух языках” в истории тюркоязычной культуры не имеет себе равных по значению и роли в ее развитии. В трактате Навои не только ограничился практическим доказательством поэтических достоинств родного языка, а сделал большее — обосновал это теоретически. Сравнивая два языка (тюркский и персидский), он доказывает превосходство тюркского языка, как в лексическом, так и в морфологическом аспектах.

В “Собрание утонченных” Навои рассказывает о поэтах, с которыми он так или иначе сталкивался в своей жизни. Отзывы о них очень лаконичны, точны, объективны.

“Возлюбленный сердец” — последняя книга, где в лаконичной форме нашел отражение богатейший духовный мир поэта, раздумья об обществе, взгляды на жизнь, людей.

Перу Навои помимо “Хамсы” принадлежит поэма “Язык птиц” — последняя из созданных им поэм, дань юношескому увлечению поэмой Аттара “Логика птиц”.

“Язык птиц” — произведение о нравственном самосовершенствовании личности. Это философско-символическая поэма, повествующая о судьбе птичьей стаи, возглавляемой Удодом, которая в поисках царя птиц Симурга преодолевает различные трудности и испытания. Небольшие главы поэмы состоят из теоретических высказываний и притч-иллюстраций. Здесь Навои вновь поднимает проблемы назначения человека и смысла его жизни.

В личности А.Навои сочетались гениальный поэт и выдающийся политический деятель. Редкое единство Музы и Политики, видимо, и определило особенности творчества великого просветителя и мыслителя.

В творениях Навои потрясает удивительное, столь не свойственное для литературы эпохи средневековья, реалистическое изображение характеров, логическая последовательность и глубокий психологизм образов. В обширном творческом наследии нашли свое место все существующие в литературе того времени жанры, как малые, так и крупные.

Утверждая наиболее прогрессивные идеи времени, А.Навои выдвинулся в ряд выдающихся умов эпохи и вывел узбекскую литературу на мировую арену. Он по праву считается родоначальником узбекской классической литературы.

Просмотров: 51550
Добавить комментарий

Музыка — 7

ТЕМА 16

ДРАМАТУРГИЯ БАЛЕТА «ЛЕГЕНДА О ЛЮБВИ»
АРИФА МЕЛИКОВА


Ариф Меликов
Фрагмент из балета
«Легенда о любви»
Назым Хикмет

Выдающийся азербайджанский композитор Ариф Меликов создал свой балет «Легенда о любви» на основе одноименного произведения турецкого поэта Назыма Хикмета. Балет «Легенда о любви», созданный в результате совместного труда двух выдающихся мастеров, был поставлен на сцене Ленинградского Государственного Театра оперы и балета (нынешний Санкт-Петербургский Мариинский театр) в 1961 году балетмейстером Юрием Григоровичем. В то время композитору было всего 28 лет. Именно это произведение принесло молодому композитору мировую славу. Краткое содержание балета следующее: сестра царицы Мехмене Бану — Ширин находится при смерти. По этой причине весь царский дворец находится в глубокой скорби. Некий человек сообщает царице, что её сестра исцелится от смертельного недуга, если Мехмене Бану пожертвует своей красотой. Царица, после некоторых колебаний, даёт на это согласие. Выздоровевшая Ширин, при виде уродливого лица своей сестры, немало удивлена. В это время завершается строительство дворца, построенного камнетёсом Фархадом для Ширин. Сестры вместе с дворцовой знатью отправляются смотреть на дворец. При виде Фархада обе сестры — Мехмене Бану и Ширин влюбляются в него. Фархад же очарован красотой Ширин. Мехмене Бану, страшась народного гнева, страдающего от безводья, скрывает лицо под черным покрывалом. Она не находит себе места, испытывая любовь к Фархаду. Фархад


«Танец шутов» из балета
«Легенда о любви» и Ширин решают бежать. Узнав об этом, Мехмене Бану ловит их. Однако, вняв мольбам Ширин, она обещает отдать ее за Фархада, если тот рассечёт гору и спасет народ от безводья…

Послушаем музыку

Ариф Меликов. «Танец шутов» из балета «Легенда «Танец шутов» из балета о любви»

Хамса алишер навои узбек тилида. Алишер навои

Алишер Навои (узб. Alisher Navoiy; уйг. Әлшир Нава»и / ئەلشىر ناۋائى; перс. علیشیر نوایی‎;) (Низамаддин Мир Алишер). Родился 9 февраля 1441 года в Герате — умер 3 января 1501 года. Среднеазиатский тюркский поэт, философ суфийского направления, государственный деятель тимуридского Хорасана.

Главные произведения создал под псевдонимом Навои (мелодичный) на литературном чагатайском языке, на развитие которого оказал заметное влияние; под псевдонимом Фани (бренный) писал на языке фарси. Его творчество дало мощный стимул развитию литературы на тюркских языках, в особенности чагатайской и воспринявшей её традиции литературы на узбекском и уйгурском языках.

Этническая принадлежность Навои является предметом дискуссий: согласно одним источникам — узбек, согласно другим — уйгур или барлас.

Наставник и друг Алишера Навои Абдурахман Джами (1414-1492) подчёркивая его тюркское происхождение писал: «Хоть он был тюрком, а я персом, оба мы были близки друг к другу».

По Мухаммед Хайдар Дулати (1499-1551) Алишер Навои происходил из уйгурских бахшей По мнению А.А. Семенова, Алишер Навои происходил из уйгурских бахшей, т.е. из секретарей и письмоводителей уйгуров, писавших по традиции и при тимуридах на уйгурском языке некоторые официальные бумаги. Есть так же версия, что он был выходцем из тюркизированного монгольского племени барласов.

Низамаддин Мир Алишер родился в семье Гиясаддина Кичкине, чиновника в государстве Тимуридов, чей дом посещали видные деятели философской мысли и искусства того времени.

Дядя Мир Алишера — Абу Саид — был поэтом; второй дядя — Мухаммад Али — был известен как музыкант и каллиграф. С юных лет Алишер воспитывался вместе с детьми тимуридских семей; он особенно дружил с султаном Хусейном, впоследствии главой Хорасанского государства, тоже поэтом, покровителем искусств.

Навои учился в Герате (вместе с будущим правителем Хорасана Хусейном Байкарой, дружеские отношения с которым сохранил на всю жизнь), Мешхеде и Самарканде.

Под псевдонимом Фани (бренный) писал на языке фарси, однако главные произведения создал под псевдонимом Навои (мелодичный) на литературном чагатайском языке, на развитие которого оказал заметное влияние. Его творчество дало мощный стимул эволюции литературы на тюркских языках, в особенности чагатайской и воспринявшей её традиции литературы на узбекском и уйгурском языках.

Биография

Происхождение

Наставник и друг Алишера Навои Абдурахман Джами (1414-1492) подчёркивая его тюркское происхождение писал: «Хоть он был тюрком, а я таджиком, оба мы были близки друг к другу».

По Мухаммед Хайдар Дулати (1499-1551) Алишер Навои происходил из уйгурских бахшей. Есть так же версия, что он был выходцем из тюркизированного монгольского племени барласов.

В своих стихах Алишер Навои пишет о тюрках как о своём народе следующее:

В историографии советского периода Алишер Навои интерпретировался как узбекский поэт.

Биография

Низамаддин Мир Алишер родился в семье Гиясаддина Кичкине, чиновника в государстве Тимуридов, чей дом посещали видные деятели философской мысли и искусства того времени. Дядя Мир Алишера — Абу Саид — был поэтом; второй дядя — Мухаммад Али — был известен как музыкант и каллиграф. С юных лет Алишер воспитывался вместе с детьми тимуридских семей; он особенно дружил с султаном Хусейном, впоследствии главой Хорасанского государства, тоже поэтом, покровителем искусств.

Навои учился в Герате (вместе с будущим правителем Хорасана Хусейном Байкарой, дружеские отношения с которым сохранил на всю жизнь), Мешхеде и Самарканде. Среди учителей Навои был Джами — в дальнейшем друг и единомышленник поэта. Как поэт проявил себя уже в 15 лет, причём писал в равной степени хорошо на тюркском и фарси).

В 1466-1469 годах Алишер Навои жил в Самарканде и учился в медресе. Здесь он приобрел много друзей. После прихода к власти своего друга, тимурида Хусейна Байкары, Алишер Навои вернулся в родной Герат.

В 1469 году он был назначен на должность хранителя печати при правителе Хорасана Хусейне Байкара, с которым его связывали дружеские отношения. В 1472 году получил чин визиря и титул эмира. В 1476 году он подал в отставку, однако остался приближенным султана, который доверял ему важные дела в Герате и, — в период охлаждения их отношений, — в Астрабаде.

Навои оказывал протекцию и поддерживал материально учёных, мыслителей, художников, музыкантов, поэтов и каллиграфов. При нём в Герате формируется кружок учёных и творческих людей, в который, в числе прочих, входили он сам, Джами, султан, писавший стихи под псевдонимом Хусайни, историки Мирхонд, Хондамир, Васифи, Давлятшах Самарканди, художник Бехзад, архитектор Кавам-ад-дин. По инициативе Навои и под его руководством в Герате велось строительство: на берегу канала Инджил возведены медресе, ханака, библиотека, больница.

Как мыслитель Алишер Навои входил в дервишский суфийский орден Накшбанди. Следуя этике суфия, Навои соблюдал безбрачие и не имел гарема.

Произведения

Творческое наследие Алишера Навои огромно и многогранно: оно включает в себя около 30 крупных произведений — диванов (сборников стихов), поэм (дастанов), философских и научных трактатов. Используя многовековые культурные традиции мусульманских народов Средней Азии и Ближнего Востока, Алишер Навои создаёт вполне оригинальные произведения.

Лирика

Лирическое наследие поэта огромно. Известно 3150 его произведений в жанре газели, включенных в диваны на чагатайском языке и фарси.

«Сокровищница мыслей» — поэтический свод, составленный самим поэтом в 1498-1499 годах по хронологическому принципу и включающий четыре дивана, соответствующих четырём периодам жизни поэта: «Диковины детства», «Редкости юности», «Диковины средних лет», «Назидания старости». Стихи относятся к разным лирическим жанрам, среди которых особенно многочисленны газели (более 2600). В диванах присутствуют и стихотворения других жанров — мухаммасы, мусаддасы, местезады, кыты, рубаи и восходящие к тюркскому народному творчеству туюги.

Лирические стихи трудно поддаются датировке, поскольку отклики на известные нам факты жизни поэта в них улавливаются довольно редко, а событийность для них вообще не свойственна. «Сокровищница мыслей» — лирическая исповедь поэта, передающая всю гамму его переживаний. Наряду с внешним любовным планом в них присутствует высший — по-суфийски спиритуализированный и использующий традиционные образы чувственной лирики в метафорическом ключе. При этом оригинальные метафоры Навои переплетаются с традиционными, почерпнутыми им из богатой традиции восточной поэзии.

Любовь для Навои — одновременное высокое, духовное и изысканно-эротическое, земное чувство, которое подчиняет человека себе и лишает его свободы. И, вместе с тем, это не рождает в поэте пессимизма, поскольку Навои понимает любовные страдания как основу духовного возрождения.

Одной из гласных своих задач Навои считал развитие литературного чагатайского языка (тюрки). Именно в лирике поэта тюркский стих достиг вершин художественной выразительности: его газели поражают филигранной отделкой деталей, виртуозным соответствием формальным правилам, семантической игрой, свежестью образов, аллегорий и метафор. Благодаря лирике Навои фарси утрачивает статус единственного литературного языка. Некогда Бабур в книге «Бабур-наме» сказал о языке Навои:

Поэт составил также так называемый «Диван Фани» — сборник лирических стихов на фарси.

«Сорок хадисов» («Арбаин кирк хадис») — произведение другого типа. Это 40 четверостиший на тюркском языке, написанных на темы хадисов пророка Мухаммеда. Основой сочинения послужило одноимённое сочинение Джами на языке фарси (в сущности, произведение Навои представляет собой вольный перевод).

Свои касыды на персидском языке Навои собрал в два сборника — «Шесть необходимостей» («Ситтаи зарурия») и «Четыре сезона года» («Фусули арбаа»).

«Пятёрица»

Вершина творчества Навои — знаменитая «Пятёрица», включающая в себя пять эпических поэм: дидактическую «Смятение праведных» (1483) и сюжетные героические (дастаны) «Лейли и Меджнун» (1484), «Фархад и Ширин» (1484), «Семь планет» (1484), «Искандарова стена» (1485).

«Пятёрица» представляет собой «ответ» (назира) на «Пятёрицы» Низами Гянджеви и индо-персидского поэта Амира Хосрова Дехлеви (писал на фарси). Навои воспроизводит сюжеты их сочинений, некоторые формальные особенности, однако зачастую даёт иное толкование тематики и сюжетных ситуаций, новую трактовку событий и образов.

«Смятение праведных» — первая поэма цикла, произведение дидактико-философского толка. В ней разрабатываются мотивы поэмы Низами «Сокровищница тайн». Она состоит из 64 глав, в которых затрагиваются вопросы религии, морали и нравственности. В поэме обличаются феодальные распри, жестокость государственных вельмож, произвол беков, лицемерие шейхов. Поэт страстно утверждает идеалы справедливости.

«Лейли и Меджнун» — поэма на сюжет средневековой арабской легенды (разработанной также Низами Гянджеви, Амиром Хосровом, Джами) о печальной любви юного поэта Кайса к красавице Лейли. Пронзительная эмоциональность конфликта и изысканный поэтический язык поэмы сделали её широко популярной у восточного читателя. Поэма оказала большое влияние на литературу Востока и узбекский фольклор.

«Фархад и Ширин» — героико-романтическая поэма на старый сюжет о любви богатыря Фархада к армянской красавице Ширин, на которую претендует персидский шах Хосров. Сюжет был разработан Низами Гянджеви, однако поэма Навои отличается тем, что автор переакцентировал своё внимание с шаха Хосрова на богатыря Фархада, сделав его идеальным эпическим героем. Это удалось благодаря тому, что Алишер Навои использовал приёмы фольклорной поэтики и традиции народных сказаний (дастанов).

«Семь планет» — поэма, объединяющая общей рамкой семь сказочных новелл. В иносказательной форме поэма критикует окружение Алишера Навои, правителей (Тимуридов), Султан-Хусейна и его придворных.

«Стена Искандара» — последняя поэма цикла, написанная на распространённый полуфантастический сюжет о жизни идеального справедливого правителя-мудреца Искандара (под этим именем на Востоке известен Александр Македонский).

Филологические трактаты

Авторы XV века полагали, что тюркский язык груб для поэзии. Это мнение Алишер Навои опровергает в трактате «Суждение о двух языках» (1499). В нём обосновано культурное и художественное значение чагатайского языка (тюрки). Навои пишет:

Вопросы теории литературы и стихосложения подняты в трактате «Весы размеров». Теоретические положения и само творчество Алишера Навои оказали огромное воздействие как на развитие узбекской и уйгурской литературы на чагатайском языке, так и на развитие других тюркоязычных литератур (туркменской, азербайджанской, турецкой, татарской).

Исторические сочинения

Алишер Навои — автор биографических и исторических книг: «Пятерица смятенных» (1492) посвящена Джами; антология «Собрание утончённых» (1491-1492) содержит краткие характеристики писателей — современников Навои; «История иранских царей» и «История пророков и мудрецов», содержит сведения о легендарных и исторических деятелях Востока, о зороастрийской и коранической мифологии.

Поздние произведения о государстве

На закате жизни Алишер Навои пишет аллегорическую поэму «Язык птиц» («Парламент птиц» или «Симург») (1499) и философско-аллегорический трактат «Возлюбленный сердец» (1500), посвящённый наилучшему устройству общества. В книге обнаруживается влияние сочинений Юсуфа Баласагуни и «Гулистана» Саади. В книге осуждаются жестокие, невежественные и аморальные правители и утверждается идея централизации власти в руках справедливого просвещённого правителя. Всю свою жизнь Алишер Навои комбинировал литературные деяния с политическими. Будучи человеком высокого положения, он внес значительный вклад в усовершенствование социально-экономической жизни страны; покровительствование науки, искусства, и литературы; всегда пытался установить мир и гармонию.

Посмертное признание

  • Поэт и писатель Бабур высоко ценил творчество Навои и даже пытался вступить с ним в переписку.
  • Сулейман Великолепный высоко ценил творчество Навои и имел в своей библиотеке манускрипты с его произведениями «Сокровищница мыслей», «Пятёрица» и «Спор двух языков».
  • В честь 500-летия Алишера Навои в 1942 году в Советском союзе были напечатаны почтовые марки.
  • Произведения Алишера Навои были включены в учебные программы всех школ и медресе Средней Азии в XVI — начале ХХ в.
  • В 1941 году узбекский писатель Ташмухамедов, Муса написал роман «Алишер Навои».
  • В 1947 году в Узбекистане был снят фильм «Алишер Навои».
  • В 1980-е годы в Узбекистане был снят 10 серийный видеофильм «Алишер Навои».
  • В честь Навои назван город в Узбекистане.
  • В 1970 году в состав Дальневосточного морского пароходства вошло судно, носящее имя Алишера Навои.
  • В Ташкенте есть Театр оперы и балета имени Навои, проспект Алишера Навои, станция метро «Алишер Навои». В стенах зала станции метро установлены панно из сюжетов «Хамсы» Навои и барельеф Навои.
  • Национальная библиотека Узбекистана носит имя Алишера Навои
  • Государственный музей литературы имени Алишера Навои Академии наук Республики Узбекистан
  • Самаркандский государственный университет имени Алишера Навои
  • В честь Навои назван кратер на Меркурии.
  • В мире есть несколько памятников Алишеру Навои: в Москве, Навои, Ташкенте, Самарканде, Токио. В планах — установка памятника поэту в Вашингтоне и Баку.
  • Именем поэта названа одна из ведущих к горам улиц Алма-Аты, тогда столицы Казахстана. Также в честь поэта названы один из проспектов в Киеве и улица в Баку и Ашхабаде.
  • В 1991 году к 550-летию поэта был выпущен советский юбилейный рубль с изображением Алишера Навои.
  • В апреле 2007 года в Вашингтоне состоялась конференция «Алишер Навои и его влияние на культурное развитие народов Центральной Азии».
  • Барельеф в честь Алишера Навои установлен в городе Мазари-Шариф в Северном Афганистане.
  • Памятник Алишеру Навои был установлен в городе Оше.
  • Улица имени Навои в Алматы

Галерея

    Памятник в Ташкенте

    Памятник в городе Навои

На чагатайском языке и фарси .

«Сокровищница мыслей» — поэтический свод, составленный самим поэтом в -1499 годах по хронологическому принципу и включающий четыре дивана , соответствующих четырём периодам жизни поэта: «Диковины детства», «Редкости юности», «Диковины средних лет», «Назидания старости» . Стихи относятся к разным лирическим жанрам, среди которых особенно многочисленны газели (более 2600). В диванах присутствуют и стихотворения других жанров — мухаммасы , мусаддасы, местезады, кыты, рубаи и восходящие к тюркскому народному творчеству туюги.

Лирические стихи трудно поддаются датировке , поскольку отклики на известные нам факты жизни поэта в них улавливаются довольно редко, а событийность для них вообще не свойственна. «Сокровищница мыслей» — лирическая исповедь поэта , передающая всю гамму его переживаний. Наряду с внешним любовным планом в них присутствует высший — по-суфийски спиритуализированный и использующий традиционные образы чувственной лирики в метафорическом ключе. При этом оригинальные метафоры Навои переплетаются с традиционными, почерпнутыми им из богатой традиции восточной поэзии.

Любовь для Навои — одновременное высокое, духовное и изысканно-эротическое, земное чувство, которое подчиняет человека себе и лишает его свободы. И, вместе с тем, это не рождает в поэте пессимизма , поскольку Навои понимает любовные страдания как основу духовного возрождения.

Одной из главных своих задач Навои считал развитие литературного чагатайского языка (тюрки) . Именно в лирике поэта тюркский стих достиг вершин художественной выразительности: его газели поражают филигранной отделкой деталей, виртуозным соответствием формальным правилам, семантической игрой, свежестью образов, аллегорий и метафор. Благодаря лирике Навои фарси утрачивает статус единственного литературного языка. Бабур в своей книге мемуаров так сказал о его языке:

Поэт составил также так называемый «Диван Фани» — сборник лирических стихов на фарси .

«Сорок хадисов» («Арбаин кирк хадис») — произведение другого типа. Это 40 четверостиший на тюркском языке , написанных на темы хадисов пророка Мухаммеда . Основой сочинения послужило одноимённое сочинение Джами на языке фарси (в сущности, произведение Навои представляет собой вольный перевод).

«Пятерица» представляет собой «ответ» (назира) на «Пятерицы» Низами Гянджеви и индо -персидского поэта Амира Хосрова Дехлеви (писал на фарси). Навои воспроизводит сюжеты их сочинений, некоторые формальные особенности, однако зачастую даёт иное толкование тематики и сюжетных ситуаций, новую трактовку событий и образов.

«Смятение праведных» — первая поэма цикла, произведение дидактико-философского толка. В ней разрабатываются мотивы поэмы Низами «Сокровищница тайн ». Она состоит из 64 глав, в которых затрагиваются вопросы религии, морали и нравственности. В поэме обличаются феодальные распри, жестокость государственных вельмож, произвол беков , лицемерие шейхов. Поэт страстно утверждает идеалы справедливости.

«Семь планет» — поэма, объединяющая общей рамкой семь сказочных новелл. В иносказательной форме поэма критикует окружение Алишера Навои, правителей (Тимуридов), Султан-Хусейна и его придворных.

«Стена Искандера» — последняя поэма цикла, написанная на распространённый полуфантастический сюжет о жизни идеального справедливого правителя-мудреца Искандера (под этим именем на Востоке известен Александр Македонский).

Филологические трактаты

Богатство тюркского языка доказано множеством фактов. Выходящие из народной среды талантливые поэты не должны выявлять свои способности на персидском языке. Если они могут творить на обоих языках, то все же очень желательно, чтобы они на своем языке писали стихов побольше». И далее: «Мне кажется, что я утвердил великую истину перед достойными людьми тюркского народа, и они, познав подлинную силу своей речи и её выражений, прекрасные качества своего языка и его слов, избавились от пренебрежительных нападок на их язык и речь со стороны слагающих стихи по-персидски.

Исторические сочинения

На закате жизни Алишер Навои пишет аллегорическую поэму «Язык птиц » («Парламент птиц» или «Симург») () и философско-аллегорический трактат «Возлюбленный сердец» (), посвящённый наилучшему устройству общества. В книге обнаруживается влияние сочинений Юсуфа Баласагуни и «Гулистана» Саади . В книге осуждаются жестокие, невежественные и аморальные правители и утверждается идея централизации власти в руках справедливого просвещённого правителя. Всю свою жизнь Алишер Навои комбинировал литературные деяния с политическими. Будучи человеком высокого положения, он внес значительный вклад в усовершенствование социально-экономической жизни страны; покровительствование науки, искусства, и литературы; всегда пытался установить мир и гармонию.

Год Название Оригинал Примечание
1483-1485 Пятерица Хамса Смятение праведных (Хайрат ал-абрар), Фархад и Ширин (Фархад у Ширин), Лейли и Меджнун (Лайли у Маджнун), Семь планет (Саб’а-йи саййара), Стена Искандара (Садд-и Искандари)
1488 История правителей Аджама Тарих-и мулук-и аджам
1492 Пятерица смятенных Хамсат ал-мутахаййирин
1491-1492, 1498-1499 Собрание избранных Маджалис-ан-нафаис В 1498-1499 гг. А. Навои дополнил своё произведение
1498 Сокровищница мыслей Хаза’ин ал-ма’ани Сборник состоит из четырёх диванов: Чудеса детства, Редкости юности, Диковины среднего возраста, Полезные советы старости
1499 Язык птиц Лисан ат-тайр
1499 Суждение о двух языках Мухакамат ал-лугатайн
1500 Возлюбленный сердец Махбуб ал-кулуб
после 1485 г. История пророков и ученых Тарихи анбия ва хукама
после 1492 г. Вес размеров Мезан ал-авзан также возможный перевод «Весы размеров»
после 1493 г. Жизнеописание Пахлавана Мухаммада Манакиб-и Пахлаван Мухаммад
после 1489 г. Жизнеописание Сайида Хасана Ардашера Манакиб-и Саййид Хасан-и Ардашир

Низамаддин Мир Алишер Навои (1441-1501) – выдающийся узбекский поэт, убежденный гуманист, мыслитель, государственный деятель.
Алишер Навои родился 9 февраля 1441 года в семье известного государственного чиновника, Гиясаддина Кичкине в Герате. Отец Алишера – выходец из известного монгольского племени Барлас, был дружен с другими тимуридскими семьями, составлявшими элиту власти в городе.

С детства мальчика окружали люди искусства, так один дядя будущего поэта – Абу Саид, был литератором, второй – Мухаммад Али – известным музыкантом и каллиграфом. С юных лет Алишер воспитывался с детьми властьпридержащих семей, его наперстник и лучший друг детства Султан-Хусейн Байкара впоследствии стал правителем Хорасана.

Навои получил хорошее всестороннее образование, свои «университеты» юноша проходил в Герате, Самарканде, Мешхеде. Одним из любимейших учителей юного Алишера был Джами – знаменитый поэт и философ того времени, который разглядел его художественный дар, и в дальнейшем остался верным другом и единомышленником.

Как поэт, Навои проявил себя уже в 15 лет, причем писал он одинаково хорошо как на фарси, так и на тюркском.

Когда к власти пришел Хусейн Байкара, сам поэт и приверженец искусств, Навои был срочно призван ко двору мулазимом (приближенным) правителя, а в 1469 году получил первую должность – хранитель печати. В 1472 году Алишер получил повышение и был назначен визирем (советником), награжден титулом эмира.

На своем посту Алишер Навои оказывал большую помощь музыкантам, поэтам, художникам, калиграфам, пользовался огромной популярностью среди народа.

Биография Алишера Навои. Поэмы Алишер НавоиПо инициативе Навои в Герате было развернуто масштабное строительство. На берегу городского канала Инджил построили общественный научно-просветительский комплекс: библиотека, медресе, ханака, больница.
Жил Алишер Навои на удивление, очень скромно. Являясь приверженцем суфийского ордена Накшбанди, он вел аскетическое существование, никогда не был женат и не имел наложниц.

Приверженец идей гуманизма, поэт и при дворе боролся против средневекового деспотизма и произвола, обличал злоупотребления знати, корыстолюбие и взяточничество, защищал интересы неимущего класса, частенько решая дела в пользу несправедливо обиженных.
Разгневанная знать, все чаще поднимала голос в пользу его наказания, и что бы не нагнетать атмосферу, Хусейн Байкара отослал друга в далекую провинцию Астрабад, в качестве правителя.

Потерпели крах все надежды изгнанника на справедливое переустройство страны, раздираемой борьбой за власть династией Тимуридов. И в 1488 году, Навои решает оставить службу и вернуться в Герат.

После возвращения домой поэт полностью погрузился в творческую деятельность — единственное, что доставляло ему настоящее удовольствие, и умер 3 января 1501 года на 61 году жизни.

Дошедшее до нас литературное наследство знаменитого поэта велико и многогранно, это около 30 сборников стихов, поэм, научных работ и поэтических трактатов, которые полностью раскрывают духовную жизнь в Средней Азии конца XV века.

Вершиной творчеста Навои принято считать знаменитую «Хамсу» («пятерицу»), сборник из пяти поэм, основанных на народном эпосе – популярная в те времена форма изложения философско — художественного мировоззрения. Его трактовка считается одной из лучших в данном жанре, с давних времен до наших дней.

Еще одним несомненным вкладом Алишера Навои в литературную деятельность своего времени, было введение староузбекского языка, наряду с фарси, в творчество литераторов. До него никто не писал на тюрки, считая его слишком грубым для стихосложения.

Таким образом, творчество поэта оказало неоспоримое воздействие на развитие не только узбекской, но и других тюркоязычных литератур. Понравилась биография?

Низамаддин Мир Алишер Навои (1441-1501) — выдающийся узбекский поэт , убежденный гуманист , мыслитель , государственный деятель .

Алишер Навои родился 9 февраля 1441 года в семье известного государственного чиновника, Гиясаддина Кичкине в Герате . Отец Алишера — выходец из известного монгольского племени Барлас , был дружен с другими тимуридскими семьями, составлявшими элиту власти в городе.

С детства мальчика окружали люди искусства, так один дядя будущего поэта — Абу Саид , был литератором, второй — Мухаммад Али — известным музыкантом и каллиграфом. С юных лет Алишер воспитывался с детьми властьпридержащих семей, его наперстник и лучший друг детства Султан-Хусейн Байкара впоследствии стал правителем Хорасан а .

Навои получил хорошее всестороннее образование, свои «университеты» юноша проходил в Герате , Самарканд е , Мешхеде . Одним из любимейших учителей юного Алишера был Джами знаменитый поэт и философ того времени, который разглядел его художественный дар, и в дальнейшем остался верным другом и единомышленником.

Как поэт, Навои проявил себя уже в 15 лет, причем писал он одинаково хорошо как на фарси, так и на тюркском.

Когда к власти пришел Хусейн Байкара , сам поэт и приверженец искусств, Навои был срочно призван ко двору мулазимом (приближенным) правителя, а в 1469 году получил первую должность — хранитель печати. В 1472 году Алишер получил повышение и был назначен визирем (советником), награжден титулом эмира.

На своем посту Алишер Навои оказывал большую помощь музыкантам, поэтам, художникам, калиграфам, пользовался огромной популярностью среди народа.

По инициативе Навои в Герате было развернуто масштабное строительство. На берегу городского канала Инджил построили общественный научно-просветительский комплекс: библиотека , медресе , ханака , больница .

Жил Алишер Навои на удивление, очень скромно. Являясь приверженцем суфийского ордена Накшбанди , он вел аскетическое существование, никогда не был женат и не имел наложниц.

Приверженец идей гуманизма, поэт и при дворе боролся против средневекового деспотизма и произвола, обличал злоупотребления знати, корыстолюбие и взяточничество, защищал интересы неимущего класса, частенько решая дела в пользу несправедливо обиженных.

Потерпели крах все надежды изгнанника на справедливое переустройство страны, раздираемой борьбой за власть династией Тимуридов . И в 1488 году, Навои решает оставить службу и вернуться в Герат .

После возвращения домой поэт полностью погрузился в творческую деятельность — единственное, что доставляло ему настоящее удовольствие, и умер 3 января 1501 года на 61 году жизни.

Дошедшее до нас литературное наследство знаменитого поэта велико и многогранно, это около 30 сборников стихов, поэм, научных работ и поэтических трактатов, которые полностью раскрывают духовную жизнь в Средней Азии конца XV века.

Вершиной творчеста Навои принято считать знаменитую «Хамсу » («пятерицу »), сборник из пяти поэм, основанных на народном эпосе — популярная в те времена форма изложения философско — художественного мировоззрения. Его трактовка считается одной из лучших в данном жанре, с давних времен до наших дней.

Еще одним несомненным вкладом Алишера Навои в литературную деятельность своего времени, было введение староузбекского языка , наряду с фарси , в творчество литераторов . До него никто не писал на тюрки , считая его слишком грубым для стихосложения.

Таким образом, творчество поэта оказало неоспоримое воздействие на развитие не только узбекской, но и других тюркоязычных литератур.

Трагическая история любви Ширин и Хосрова

Персидский ковер рассказывает трагическую историю любви Ширин и Хосрова

Недавно мы приобрели великолепный старинный персидский ковер Сарук, на котором изображена трагическая персидская история любви Хосрова и Ширин. Поскольку ковер был продан всего через один день на нашем сайте, мы решили, что по крайней мере поделимся исторической персидской сказкой.

Иллюстрированный персидский ковер Сарук, изображающий трагическую историю любви Ширин и Хосрова

Автором этой легендарной персидской народной сказки был Низами Гянджеви, живший в период высокого средневековья в 1141–1209 годах нашей эры.Это тот самый легендарный поэт, который также написал знаменитую персидскую историю любви «Лейла и Меджнун».

Хосров и Ширин — это художественное произведение и рассказ о любви между сасанидским царем Хосровом II и Ширин, армянской принцессой, которая стала царицей Персии. Эта персидская история любви довольно известна и была предметом нескольких других произведений искусства и сказок, написанных разными персидскими авторами на протяжении веков.

Персидская или индийская миниатюра 18-го века Хосрова, увидевшего купание Ширин обнаженной

Трагическая история любви Ширин и Хосрова

История любви Гянджеви начинается с рождения и воспитания Хосрова.После этого Хосров подвергается наказанию со стороны своего отца Хормизда IV за то, что он устроил пир в доме фермера. Хосров просит у отца прощения и раскаивается в своих действиях. Как только он это делает, его отец, Хормизд IV, прощает его.

Той ночью Ануширван, дед Хосрова, посещает Хосрова во сне. Ануширван рассказывает ему о будущем, о своей будущей жене Ширин, верховой лошади по имени Шабдиз, Барбаде-музыканте и о великом царстве Персии.

Фрагмент иранского бархата XVI века Низамиса Хосрова и Ширин

В один прекрасный день близкий друг и художник по имени Шапур рассказывает Хосрову о красивой женщине и армянской принцессе по имени Ширин.Судя по всему, Ширин была племянницей Махим Бану, королевы Греции. Шапур не только сообщает Хосрову информацию о местонахождении Ширин, но также продолжает и живо описывает ее красоту. Выслушав все это, Хосров безумно влюбляется в Ширин.

Вскоре после этого Шапур отправляется в путешествие в Армению в поисках Ширин. Найдя ее, Шапур показывает ей фотографию Хосрова, и она влюбляется в него. Она очень увлеклась Хосровом и бежала из Армении, чтобы отправиться в Мадаин, столицу Хосрова, в поисках своей любви Хосрова.Между тем, к сожалению, Хосров поссорился со своим отцом, и, пытаясь убежать от гнева отца, Хосров отправляется в собственное путешествие в Армению в поисках своей возлюбленной Ширин.

Бруклинский музей. Династия Занд XVIII века, холст, масло. Картина из Шираза. Иран: Хосров видит, как Ширин купается обнаженной. Хосров встречает Ширин, когда она купалась обнаженной и мыла волосы в ручье.К сожалению, Хосров переоделся в крестьянскую одежду, что сделало его неузнаваемым для Ширин, да и Хосров не узнает ее. Достигнув своего царства в Армении, царица Шамира приветствует его, и он узнает, что Ширин находится в его столице Мадаин в поисках его.

На этот раз Шапура также отправляют вернуть Ширин в Армению, но из-за трагического поворота событий, приведшего к смерти его отца, Хосрову пришлось немедленно вернуться в Мадаин. К сожалению, оба этих влюбленных продолжали путешествовать по разным местам в поисках друг друга и никогда не встречались.Позже Хосров свергнут генералом Бахрамом Чобином и бежит в Армению.

Большая персидская плитка XIX века, изображающая, когда Хосров видит купающуюся Ширин

В Армении Ширин и Хосров наконец встречаются, и Ширин приветствует его с распростертыми объятиями. Однако Ширин отклоняет приглашение на брак и выдвигает условие. До тех пор, пока Хосров не сразится за свою родину и не отвоюет ее у генерала Бахрама Чобина, она не выйдет за него замуж.

Чтобы завоевать сердце Ширин, а также вернуть себе королевство и Мадаин, Хосров покидает Армению и отправляется на встречу с Цезарем в Константинополь.Цезарь соглашается помочь ему вести войну и свергнуть род Бахрам Чобинл. Тем не менее за помощь Цезаря пришлось платить. Пункт Цезаря заключался в том, что он поможет Хосрову только в том случае, если Хосров согласится жениться на дочери Цезаря Мариам. Хосрова также заставили пообещать, что он не женится ни на ком другом, пока жива его жена Мариам. Хосров соглашается и с помощью Цезаря свергает генерала Чобина и возвращает себе трон.

Картина XVI века Шейха Зады – Хосров видит купающуюся Ширин обнаженной

Пока все это происходило, скульптор Фархад влюбился в Ширин и стал соперником Хосрова в любви.Хосров не мог этого вынести, и Фархада отправили в ссылку на гору Бехистун. Фархаду поручают гигантскую и невыполнимую задачу — вырезать ступени из скал. Скульптор приступает к этой неразумной задаче в надежде, что Хосров позволит ему жениться на Ширин. Однако Хосров сообщает скульптору ложную весть о смерти Ширин. Когда Фархад слышит эту новость, его сердце разбито, и он решает покончить жизнь самоубийством, бросившись со скалы.

Картина XVI века шейха Зады: Фархад вырезает молочный канал для Ширин

После этого инцидента Хосров пишет письмо Ширин, изображая свои соболезнования и сожаления по поводу безвременной и неожиданной смерти Фархада.Вскоре после смерти Фархада умирает и Мариам.

(примечание – в версии сказки Фирдоуси Ширин тайно отравила Мариам из-за своей любви к Хосрову) Исфахан. По прошествии некоторого времени его испытания близости с Шекаром заканчиваются, и он, наконец, отправляется в замок Ширин, чтобы увидеть ее. Когда он приходит, Ширин замечает, что Хосров пьян. Из-за этого Ширин отказывается принять его в замок и сообщает о своих возражениях по поводу его романа с Шекаром.

Разочарованный и подавленный, Хосров возвращается в свой дворец. Наконец, после еще нескольких героических подвигов и маневров, Ширин наконец соглашается выйти замуж за Хосрова.

Картина XVI века Шейха Зада – Брак Хосрова и Ширин

Но затем, по эдиповому повороту, Широй – сын Хосрова от Мариам, влюбляется в Ширин и убивает ради нее своего отца Хосрова. Затем он отправляет ей гонца, инструктируя ее, что через неделю утром она должна выйти за него замуж.Убитая горем и не желая выходить замуж за своего зятя Широя, Ширин решает покончить с собой.

После смерти Кушроу и Ширин наконец становятся одним целым и вместе погребены в одной могиле.

*Так заканчивается эпическая и трагическая история любви Ширин и Хосрова. Обратите внимание, что на первом изображении в этом блоге показан коврик небольшого размера, изображающий трагическую историю любви Ширин и Хосрова, который мы недавно продали. Это был великолепный образец художественного персидского ткачества.Его можно повесить и использовать как настенный старинный гобеленовый ковер или как небольшой квадратный декоративный персидский ковер.

Этот художественный блог о коврике, на котором изображена трагическая история любви Ширин и Хосрова, был опубликован Nazmiyal Antique Rugs.

Народные сказки со всего мира: Ширин и Фархад

Ширин и Фархад

У царя Персии из династии Сасанидов был красивый и умелый сын по имени Хосров. Он влюбился в армянскую принцессу Ширин, когда его близкий друг и соратник Шапур показал ему портрет Ширин и описал ее красоту и доброту.Хосров приказал Шапуру отправиться на территорию Армении и попытаться соблазнить Ширин, рассказав о принце и показав ей его фотографию. Шапуру удалось показать Ширин в Армении фотографию Хосрова и сказать ей, что принц влюблен в нее. Ширин нашла эту картину очень привлекательной и решила отправиться в Персию, чтобы встретиться с Хосровом. По пути она остановилась у тихого источника, чтобы искупаться. В то же время Хосров проходил мимо источника, чтобы уйти от своего отца, который рассердился на него.Он увидел Ширин, купающуюся в пруду, и нашел ее красивой, как легендарная фея, но не знал, кто она такая. Как только Ширин увидела его, он отвернулся, но не мог забыть эту картину. Когда Ширин прибыла в Мадаэн, столицу Сасанидского царства, она обнаружила, что Хосрова там нет, а Хосров нашел то же самое в Армении. Она вернулась в Армению, но не смогла снова встретиться с Хосровым, потому что ему пришлось вернуться домой из-за смерти отца. Двое влюбленных какое-то время не могли встретиться из-за цепочки странных совпадений.Когда они наконец встретились, Ширин не согласилась выйти замуж за принца, потому что он потерпел поражение от Бахрам-и-Чубина, унаследовавшего его трон. Следовательно, Хосров вернулся, чтобы потребовать, чтобы его страна могла жениться на принцессе.

Между тем, резчик по камню по имени Фархад был представлен Ширин, когда искала человека, который мог бы проложить канал между горы и ее замок, чтобы принести ей молоко. Фархад влюбился в принцесса с первого взгляда и сделал все возможное, чтобы сделать ее счастливой, перерезав канал через твердый камень и сделать молочный пруд у своего замка.Когда Ширин увидел его работа, она была очень впечатлена и подарила ему свои серьги в качестве награды, что делало ее еще более милой в глазах Фархада. Он начал писать любовь письма для нее и красивые стихи о ее красоте. Он прославился своим безумная любовь к Ширин. Хосров, однако, не мог сопротивляться тому факту, что другой мужчина пытался украсть сердце Ширин. Он решил использовать свою силу, позвонив его и подкупить его, чтобы он был подальше от принцессы. Но вскоре он обнаружил, что это невозможный. Фархад был полон решимости завоевать сердце Ширин.Поэтому, Хосров решил обмануть его, заставив думать, что принцессу можно завоевать. Хосров пообещал Фархаду, что если он сможет прорубить проход через Бистун Горы, за пределами своего замка, Хосров позволит ему жениться на Ширин. Хосров знал, что это невыполнимая задача, и что он никогда не сможет выбраться из скальные скалы. Но Фархад согласился, и именно в этот момент истории Фархад начался труд любви. Он никогда не сдавался и стал символом любви. Люди до сих пор слышу, как он сильно ударяет лезвием, чтобы разрубить камни.Если они не слышат его однажды ночью, это означает, что Фархад снится Ширин. (СВ, Иран)

До Ромео и Джульетты были Хосров и Ширин

История повествует о молодом и красивом принце Хосрове, жившем в Персии, и прекрасной принцессе Ширин из Армении. Ширин была элегантной, образованной и любила науку и искусство. Когда ее отец и ее тетя умерли, она должна была стать царицей Армении. В то же время Хосров тоже готовился править Персией после правления его отцов.

Хосров и Ширин впервые слышат друг о друге

У Хосрова был мудрый консультант, художник по имени Шапур, который заботился о Хосрове в детстве и присматривал за ним во взрослом возрасте. Во время одного из своих путешествий Шапур рассказывает Хосрову об армянской царице Махин Бану и ее племяннице Ширин, которая должна была стать царицей Армении. Шапур рассказывает Хосрову о ее красоте, добродетели, уме и внешности. Услышав описание Шапуром безупречных черт лица Ширин, молодой принц влюбляется в Ширин и просит Шапура помочь ему завоевать сердце Ширин.

Итак, Шапур отправляется в Армению, чтобы навестить армянскую царицу, которая оказывается его другом. Там он узнает об увлечениях Ширин и о том, что она часто по вечерам собирается купаться, в озере возле своего замка, со своими служанками. Сам Шапур, будучи великим художником, рисует лицо Хосрова и помещает картину на дерево у озера. Когда Ширин видит картину, ее сразу же привлекает изображение на картине. Ее служанки разорвали картину, думая, что это какое-то злое заклинание, способное околдовать принцессу.Но Шапур несколько дней прикреплял к дереву одну и ту же картину с изображением Хосрова.

Ширин становится очень любопытно и, переодевшись в крестьянскую одежду, уходит в город искать владельца картины. Шапур все время наблюдал за ней и, в конце концов, подходит к ней и показывает, что это он подложил картину и что это изображение персидского принца, глубоко влюбленного в Ширин. Он принес ей кольцо, которое дал ему принц, и просит ее отправиться в Персию.

Ширин и Хосров продолжают двигаться в противоположных направлениях

В конце концов Ширин решает сбежать и рискнуть потерять свои права на трон, чтобы преследовать свою недавно обретенную любовь. Она говорит своей тете, что собирается на охоту, но вместо этого покидает замок на своей черной лошади и едет в сторону Персии.

В то же время соперник-претендент на трон Персии вызвал распри между принцем Хосровом и его отцом царем Хормиздом. Хосрову советуют покинуть Персию, поэтому он решает бежать в Армению.Теперь они оба в бегах и по счастливой случайности встречаются на озере, но так как оба носят крестьянскую одежду, то не сразу узнают друг друга. Хосров находит Ширин раздетой, купающейся и моющей распущенные волосы; Ширин тоже взглянула на него, но смутилась и прикрыла тело волосами. Когда Хосров увидел застенчивую девушку, он тоже смутился, и когда Ширин снова повернулась, чтобы посмотреть на молодого человека, Хосров уже был в пути.

Ширин продолжает свой путь и прибывает в персидский город Мадаин.Она идет в замок Хосрова и слышит о его проблемах с отцом. Она решает дождаться его в его дворце, но одна из служанок Хосрова, завидующих красоте Ширин, начинает ее беспокоить, поэтому Ширин решает дождаться Хосрова в другом дворце.

Тем временем Хосров встречает Шапура в своем путешествии. Шапур говорит ему, что слышал о его бедах и что его ждет королева Армении, там он будет в безопасности. Хосров спрашивает о Ширин, и Шапур говорит ему, что она сбежала в Персию.Внезапно Хосров вспоминает девушку, купавшуюся в озере, и полагает, что это, должно быть, была она. Он просит Шапура отправиться в Персию и вернуть Ширин в Армению. Когда Шапур прибывает и встречается с Ширин, он говорит ей, что Хосров ждет ее в Армении. Внезапно она тоже вспоминает, как молодой человек у озера смотрел на нее, и полагает, что это, должно быть, был он.

Пока Ширин и Шапур возвращаются в Армению, армянская царица тепло приветствует Хосрова и сообщает ему весть о кончине отца и о том, что его ждет трон Персии.Итак, Хосров снова отправляется в путешествие обратно в Персию, чтобы занять свой трон и спасти свой народ от соперника. Когда Ширин снова прибывает в Армению, она разочарована, узнав, что Хосров вернулся в Персию, но ее тетя, королева Армении, говорит ей, что она должна набраться терпения и что Хосров скоро вернется за ней, как и обещал.

Хосров и Ширин наконец встречаются

Хосров, теперь король Персии, все еще имеет много врагов, и один из его врагов организует восстание против Хосрова, поэтому Шапур советует Хосрову снова покинуть страну, пока все не уляжется.Так случилось, что Ширин тоже покинула свой замок, чтобы отправиться на охоту. И вот оба влюбленных снова волею случая (или судьбы) наконец-то встречаются и узнают друг друга. Они оба слезают с лошадей одновременно, бегут друг к другу и обнимаются.

Ширин приглашает Хосрова остаться в Армении, и они прекрасно проводят время вместе. В какой-то момент Хосров и Ширин встречаются ночью наедине, и Хосров признается ей в любви и просит заняться с ним любовью. Однако Ширин помнит учения своей тети о добродетелях и говорит ему, что ему нужно вернуть свой трон и жениться на ней первым.Хосров не одобрил этот отказ и закричал на нее, сказав ей, что он потерял свой трон из-за нее и что он оставит ее навсегда.

Хосров женится на Марьям

Итак, теперь Хосров едет в Константинополь, где византийский император приветствует его с распростертыми объятиями. Царь Византии говорит Хосрову, что ему нужно жениться на его дочери по имени Марьям, чтобы он получил помощь от Византийской империи в победе над своими врагами дома. Хосров соглашается и таким образом с помощью византийцев побеждает своих врагов и возвращает себе трон.Хотя сейчас он женат на дочери византийского императора, он не может перестать думать о Ширин.

Когда Ширин узнает, что Хосров вернул себе трон, она приходит в восторг от него, но когда она слышит, что он женился в процессе, ее сердце разрывается, и она решает забыть его навсегда. Тем не менее она до сих пор не может его забыть и испытывает по этому поводу большую скорбь. Однако ее тетя говорит ей быть терпеливой. Через некоторое время уходит из жизни и ее тетя, и Ширин становится королевой Армении.Однако ее печаль не позволяет ей думать ни о чем другом, поэтому она решает оставить трон к кому-то другому. Она ушла и снова отправилась в Персию.

Ширин встречает Фархада

Теперь, когда Ширин находится в Персии, она кажется в замешательстве и спрашивает себя, почему она находится в Персии, когда ее возлюбленный ушел с другой женой. Однако Хосров, узнав о прибытии Ширин в Персию, просит свою жену позволить Ширин остаться в их королевском дворце. Его жена Марьям ревниво отказалась и пригрозила разводом.Но Хосров не может сдержаться и просит Шапура передать Ширин сообщение от него с просьбой о встрече с ним. Ширин расстраивается и отказывается стать его любовницей. Ширин теперь потеряла свое королевство и глубоко в горе, она не может есть и пьет только молоко. Но добыть молоко – сложная задача, так как ей приходится каждый день преодолевать большое расстояние, чтобы привезти его домой. Когда Хосров слышит об этом, он просит Шапура найти ей кого-нибудь, кто мог бы помочь Ширин с добычей молока. Итак, Шапур нашел джентльмена по имени Фархад.

Когда Фархад впервые увидел прекрасную Ширин, он не мог оторвать от нее взгляда и даже не слышал, что она говорила, поэтому ему пришлось расспросить ее служанок о командах, которые она ему дала. Фархад, описанный как архитектор и скульптор, сведущий в науках, а также наделенный огромной физической силой, берется прорубить каменный канал для стока молока с пастбища в пруд в ее дворце. Ему это удается в течение месяца, и Ширин хочет вознаградить его, подарив ему свои серьги, но Фархад отказывается и говорит ей, что сделал это из любви к ней.

После этого Фархад теряет себя и начинает тосковать по любви. Хосров слышит об этом и начинает ревновать, вызывая Фархада в свой дворец, чтобы объясниться. Во время этой встречи они спорят о том, кто больше любит Ширин. Фархад побеждает Хосрова в словесной дуэли о Ширин и показывает, что именно Фархад любит Ширин больше всего. Диалог является кульминацией столкновения двух противоречивых концепций любви.

Хосров, не в силах отговорить Фархада от отказа от своей любви к Ширин, бросает ему вызов невыполнимой задачей вырубить лестницу из утеса горы Бехистун, соглашаясь в качестве награды отказаться от своих притязаний на Ширин, если Фархад добьется успеха.Фархад принимает вызов и первым делом создает скульптуру Ширин и ее лошади в натуральную величину, которую он несет вверх по лестнице, чтобы напомнить ему о своей любви.

Когда Ширин узнает об этом, она решает нанести визит Фархаду и приносит ему миску молока. Фархад в восторге и обещает ей закончить свою задачу как можно скорее. Пытаясь вернуться, Ширин чуть не упала с обрыва, Фархад ловит ее и несет ее и ее лошадь всю дорогу домой на своих плечах.

Когда Хосров слышит об их встрече и понимает, что Фархад вот-вот должен выполнить невыполнимую задачу, он становится чрезвычайно ревнивым и боится потерять Ширин и посылает к Фархаду гонца, сообщающего ему, что Ширин умерла, в надежде, что Фархад забудет ее.Услышав это, Фархад, однако, смотрит на статую Ширин и со слезами на глазах бросается со скалы, падая насмерть.

Услышав о смерти Фархада, Ширин долго скорбит. Она чувствует себя опустошенной и одинокой после того, как сначала потеряла Хосрова, а затем и Фархада. Затем она приказывает построить гробницу для тела Фархада, чтобы его дух обрел покой в ​​загробной жизни. Она часто посещает могилу и омывает ее молоком.

Затем Хосров написал письмо Ширин, в котором выразил сожаление по поводу смерти Фархада.

Умерла Марьям

Вскоре после этого умирает жена Хосрова Марьям, и Ширин пишет Хосрову письмо с соболезнованиями. Хосров воспринял это как знак ее привязанности и снова пытается завоевать ее, но все напрасно, поскольку Ширин продолжает отвергать ухаживания Хосрова, пока он не сдается. Ширин остается для Хосрова несбыточной мечтой.

Хосров снова пытается жить дальше и находит прекрасную невесту по имени Шекар из Исфахана. Однако это его не удовлетворяет, и он по-прежнему всегда думает о Ширин.

Наконец, Хосров набирается смелости и отправляется в замок Ширин, чтобы снова увидеть ее. Ширин, видя, что Хосров пьян, не пускает его в замок. Особенно она упрекает Хосрова за его близость с Шекаром. Хосров, грустный и отвергнутый, возвращается в свой дворец.

Ширин и Хосров женятся

Ширин в конце концов соглашается выйти замуж за Хосрова после нескольких романтических и героических эпизодов.

В какой-то момент Ширин просит Шапура тайно отвезти ее в Хосров, чтобы посмотреть, как у него дела.В этот момент Хосров проводит церемонию, приглашая поэтов и музыкантов рассказать стихи и спеть песни о Ширин. Она тайно посещает церемонию и наблюдает печаль в глазах Хосрова. В этот момент она не может сдержаться и бежит в его объятия. Он обнимает ее и просит выйти за него замуж. Она принимает.

И их история любви наконец-то начинается и через некоторое время Хосров даже решает покинуть свой трон, чтобы доживать свои дни наедине с Ширин. Он отдает свой трон своему сыну Широэ (от первого брака).

К сожалению, сын Хосрова, который не был добрым человеком, также влюбляется в Ширин и заключает Хосрова в храм, позволяя ему посещать только Ширин. В какой-то момент, когда Хосров и Ширин спят поздно ночью, кто-то пробирается в их комнату и закалывает Хосрова до смерти. Хосров, хотя и чувствовал сильную боль, не издал ни звука, чтобы не разбудить Ширин. В конце концов Ширин очнулась от крови Хосрова и увидела, что Хосров мертв, и его кровь повсюду.

Именно Широй убил своего отца Хосрова, а позже отправляет к Ширин гонца с сообщением, что через неделю она должна выйти за него замуж.Но Ширин дала Хосрову обещание никогда больше не покидать его, и чтобы не выйти замуж за Широя, она совершает самоубийство с улыбкой на лице.

Она была похоронена рядом с Хосровом в гробнице, построенной их людьми.

«Хусров и Ширин» Низами кратко ❤️

Истинность этой легенды подтверждается скалой Бисутун с высеченными на ней изображениями, руинами Медайны, следами молочного ручья, страстью несчастного Фархада, молва о десятиструнном соусе Барбаша…

В древнем Иране, еще не озаренном светом ислама, правит справедливый царь Ормуз.Бог дает ему сына, как чудесную жемчужину, выловленную из «царского моря». Отец называет его Хосров Парвиз.

Хосров растет, управляет, учится, постигает все искусства, становится красноречивым. В десять лет он непобедимый воин, меткий лучник. В четырнадцать я начал размышлять о значении добра и зла. Учитель Бузург-Умид учит мальчика многим чудесам, открывает ему тайны земли и неба. В надежде, что столь достойному наследнику будет даровано долголетие, шах стал строже наказывать преступников, всех развратников и разбойников.Страна благополучна, но случилось несчастье… Однажды Хосров, отправившийся в

году в степь на охоту, делает привал на зеленом лугу. Всю ночь выпивает с друзьями, а утром напивается. Лошадь князя поймали жители соседней деревни на улов. Один из рабов Хосрова рвет в винограднике несколько кистей незрелого винограда, думая, что он созрел. Шах сообщает, что Хосров творит беззакония и не боится царя царей. Ормуз приказал перерезать коню сухожилия, отдать провинившегося раба хозяину виноградника, а престол князя — хозяину дома, давшего приют гулякам.Ломают ноги музыканту, нарушившему ночной покой, и обрывают струны на чанге. Справедливость одна на всех.

Кающийся Хосров надевает саван и с мечом в руках становится на колени перед отцовским престолом. Серые старейшины взывают о прощении. Сердце шаха тронуто. Он целует сына, прощает и назначает предводителем армии. Лицо Хосрова теперь «излучает справедливость», и на лице появляются «царские черты». Во сне он видит своего прадеда

Ануширвана возвещающим, что за то, что его внук смирил гордость, он будет награжден.Отведав кислого винограда без кислой мины, он получит в свои объятия прекрасную красавицу, слаще которой мир не видывал. Смирившись с потерей коня, он получит вороного коня Шабдиза. Ураган не настигнет даже пыль с копыт этой лошади. В обмен на трон, отданный крестьянину, князь унаследует трон, подобный «золотому дереву». Лишенный чанг-чанга, Хосров найдет дивного музыканта Барбада…

Друг Хосрова Шапура, объехавшего мир от Магриба до Лахора, соперника Мани в живописи и победителя Евклида в рисовании, рассказывает о чудесах, увиденных на берегу Дербента Море.Им правит грозная королева Шемиры, также называемая Мехин Бану. Она командует Арраном вплоть до Армении, и в Исфахане слышен лязг оружия ее войск. У Мехин Бану нет мужа, но она счастлива. Цветущая весна живет в Мугани, летом – в горах Армении, осенью охотится в Абхазии, зимой царицу тянет к славному Барду. С ней живет только ее племянница. Черные глаза девушки — источник живой воды, мельница — серебристая пальма, косы — «два негра для сбора фиников».Шапур изображает красоту девушки, у которой сладкие губы, и зовут ее «Милая» Ширин. Семьдесят лунных заклинателей из знатных семей служат Ширин, живущей в роскоши. Сокровища Мехин Бану – самый заветный, черный, как скала, конь Шабдиз, задушенный золотой цепью. Хосров, обрадованный рассказом друга, теряет сон, думает только о неведомом пери. Наконец, он отправляет Шапура в Армению за Ширин. Шапур мчится в горах Армении, где лазурные скалы облачены в желтые и красные одежды цветов.

Спешившись у стен древнего монастыря, он слушает мудрого монаха, говорящего о рождении Шабдиза. Узнав от монахов, что завтра на лугу будут игры придворных красавиц, искусный живописец Шапур пишет портрет Хосрова, привязывает картину к дереву и исчезает. Красавицы пируют на лужайке, вдруг Ширин видит портрет и проводит в созерцании несколько часов. Девочки, испугавшись, что Ширин сошла с ума, разбивают картину и уводят принцессу на другой луг.На следующее утро Ширин находит на дороге новый рисунок. Снова утро, и снова Ширин находит портрет красивого юноши и вдруг замечает на картине свое собственное изображение. Подружки обещают Ширин узнать о красавце все. В образе волхва Шапур, который говорит, что нарисовал в портрете царевича Хосрова Парвиза, но в жизни князь еще прекраснее, потому что портрет «верный знакам, но лишенный души». Шапур описывает мудрость и доблесть Хосрова, который пылает страстью к Ширин, приглашает ее верхом на Шабдизе бежать к Хосрову и вручает ей перстень с именем князя.Возлюбленная Ширин уговаривает Мехин Бану освободить Шабдиза от оков. На следующее утро, выйдя с друзьями на охоту, она догоняет их и устремляется на Шабдиз по пути в шахскую столицу Медайн. Но Мехин Бану, приснившаяся к грядущей беде, не приказывает преследовать. В печали королева решает дождаться возвращения Ширин. Тем временем Ширин, уставшая от пути, сплошь покрытая «пылью лесов и холмов», привязала свою лошадь к дереву на пустынной лужайке, чтобы искупаться весной.уехав с друзьями на охоту, она настигает их и устремляется на Шабдиз по пути в шахскую столицу Медайн. Но Мехин Бану, приснившаяся к грядущей беде, не приказывает преследовать. В печали королева решает дождаться возвращения Ширин. Тем временем Ширин, уставшая от пути, сплошь покрытая «пылью лесов и холмов», привязала свою лошадь к дереву на пустынной лужайке, чтобы искупаться весной. уехав с друзьями на охоту, она настигает их и устремляется на Шабдиз по пути в шахскую столицу Медайн.Но Мехин Бану, приснившаяся к грядущей беде, не приказывает преследовать. В печали королева решает дождаться возвращения Ширин. Тем временем Ширин, уставшая от пути, сплошь покрытая «пылью лесов и холмов», привязала свою лошадь к дереву на пустынной лужайке, чтобы искупаться весной.

Работы Хосрова плохие. Коварный враг, желая поссорить князя с его отцом, отчеканил дирхемы с именем Хосрова и разослал их по городам. «Старый волк трясся перед молодым львом.Бузург-Умид предлагает Хосрову на время покинуть дворец, удалиться от смут и козней. Хосров прыгает по дороге в сторону Армении. Припарковавшись на лужайке и оставив рабов подальше, он видит лошадь, «украшенную, как павлин на поводке, и нежного фазана, купающегося в райском источнике». Вдруг при лунном свете Ширин нагая увидела Хосрова и, пристыженная, прикрылась волнами своих волос. Благородный Хосров отворачивается. Молодой человек в дорожном платье, но так похож на принца с портрета.Ширин решает, что здесь — не место для объяснений. Хосров оглядывается, но Ширин уже помчалась на Шабдиза.

В отчаянии царевич мчится в Армянское царство. Ширин прибывает в Медайн и показывает кольцо Хосрова. Шабдиз поставлен в царских конюшнях. Общаясь со слугами на равных, Ширин рассказывает о себе небылицы. Ей становится ясно: сам Хосров был славным юношей. Скорбя и смиряясь, Ширин ссылается на волю Хосрова и приказывает зодчему воздвигнуть для нее замок в горах.Строитель, купленный завистниками, выбирает самое жаркое и смертельно опасное место. И все же Ширин переезжает в новое жилище с несколькими слугами. Тем временем Хосров находится в Армении, к нему приходят вельможи с подношениями. Наконец сама Мехин Бану принимает гостя по-царски. Хосров соглашается перезимовать в Барде. Здесь он пьет «горькое вино и скорбит о Сладком». Все краски праздника сверкают. Винные кувшины, посуда, цветы, гранаты и апельсины… Он Шапур и рассказывает Хосрову, как Ширин склоняется к побегу.Хосров понимает, что девушка, купавшаяся в ручье, была Ширин, что сейчас она в Медайне. Он снова посылает Шапура за Ширин. Пируя с Мехин Бану, Хосров заговорил о Ширин. Узнав, что Ширин найдена, королева отдает Шапуру Гульгуну, единственному коню, способному не отставать от Шабдиза. Шапур находит Ширин в монастыре, показавшемся ему застенком, и отводит ее к Гульгуну. Хосров узнает о смерти отца и, скорбя, размышляет о превратностях судьбы. Он восходит на престол своего отца.Сначала он радует всех угнетенных своей справедливостью, но постепенно отстраняется от государственных дел. Каждый день он на охоте, ни минуты не проходит без вина и веселья. И все же его сердце влечет его к Ширин. Придворные говорят, что ее увез Шапур. Ей вспоминается Шабдиз. Шах заботится о нем, вспоминая луноликого. Мехин Бану встретила Ширин ласково, без упреков. Она уже угадывала «признаки любви» в своей племяннице и в молодом Шахе. Ширин снова среди подружек – предала былое веселье…

Тем временем обладающий железной волей Бахрам Чубин, описывая в секретных сообщениях пороки Хосрова, свергает его с престола.«Голова дороже венца» — и Хосров спасается на Шабдизе. Он бежит в Муганскую степь, где встречается с Ширин, вышедшей на охоту. Они узнают друг друга, оба льют слезы счастья. Ширин не может расстаться с Хосровым. Ширин на съемных лошадях посылает известие о приезде высокого гостя. В роскошном дворце Хосров наслаждается сладостью общения с Ширин. Мехин Бану решила «защитить дрова от огня». Ширин клянется, что не уйдет от Хосрова, разговаривает с ним только публично.Хосров и Ширин вместе охотятся, развлекаясь. Однажды в разгар пира лев врывается в шатер Хосрова. Шах убивает льва кулаком. Ширин целует Хосрову руку, он целует любимого в губы… На пиру княгиня и ее друзья рассказывают истории любви; Сердце Хосрова ликует, он жаждет близости с возлюбленной. Она видит, что «целомудрие ее вот-вот будет посрамлено», и убегает из объятий Хосрова. Бесконечно их объяснение. Ширин говорит Хосрову, что победить женщину — это не проявление мужества, усмирить ее пыл — это мужество, и зовет его вернуть свое царство.Хосров обижен на Ширин, ведь он потерял свое королевство из-за своей любви к ней. Сменив корону на шлем, Хосров на Шабдизе скачет в Константинополь к румынскому кесарю. Цезарь доволен такой удачей и выдает за шаха свою дочь Мариам. С бесчисленным румийским войском Хосров выступает в поход и разбивает Бахрама Чубина, бежавшего в Чинь. Снова Хосров правит в Медайне. В его дворце живет юная Мариам, но за волосы Ширин он готов отдать сотню королевств, подобных богатому Хотану.Дни проходят в сожалениях и воспоминаниях, а Ширин после расставания с Хосровым живет «без сердца в груди». Умирает Мехин Бану, отдавая Ширин ключи от сокровищниц. Правление Ширин великодушно. Подданные радуются, арестанты свободны, налоги с крестьян и налог, взимаемый с городских ворот, отменены, города и села благоустроены. Но царица тоскует по Хосрову и просит о нем караваны. Узнав об успехах Хосрова, она радуется, раздает людям драгоценности, но когда слышит о Мириам, дивится непостоянству сердца… Мариам строга, она даже в Руме заставила Хосрова поклясться в верности.Ширин, загрустив, передает власть приближенным, отправляется в Медайн, поселяется в его раскаленном замке и посылает послание Хосрову, но влюбленные боятся Мариам и не видят… без сердца в груди. «Мехин Бану умирает, отдавая Ширин ключи от казны, генералы ликуют, пленники свободны, налоги с крестьян и налог, взимаемый у городских ворот, улучшены, города и деревни благоустроены, но царица тоскует по Хосрову и расспрашивает. Услышав об успехе Хосрова, она радуется, раздает людям драгоценности, но, услышав о Мариам, дивится непостоянству сердца… Мариам строга, она заставила Хосрова присягнуть верность в Руме.в Медаи, Поселившись в своем замке и послав горячую весть Хосрову, но влюбленные боятся Мариам и не видят… без сердца в груди. «Мехин Бану умирает, отдавая Ширин ключи от казны, генералы ликуют, пленники свободны, налоги с крестьян и налог, взимаемый у городских ворот, улучшены, города и деревни благоустроены, но царица тоскует по Хосрову и расспрашивает. Услышав об успехе Хосрова, она радуется, раздает людям драгоценности, но, услышав о Мариам, дивится непостоянству сердца… Мариам строга, она заставила Хосрова присягнуть верность в Руме.в Медаи, Поселились в своем замке и шлют горячую весть Хосрову, но влюбленные боятся Мариам и не могут видеть… Заряжены у городских ворот, благоустроены города и села. Но царица тоскует по Хосрову и просит о нем караваны. Узнав об успехах Хосрова, она радуется, раздает людям драгоценности, но когда слышит о Мириам, дивится непостоянству сердца… Мариам строга, она даже в Руме заставила Хосрова поклясться в верности. Ширин, опечалившись, передает власть приближенным, отправляется в Медайн, поселяется в своем раскаленном замке и посылает послание Хосрову, но влюбленные боятся Мариам и не видят… заряжаются у городских ворот, благоустраивают города и села.Но царица тоскует по Хосрову и просит о нем караваны. Узнав об успехах Хосрова, она радуется, раздает людям драгоценности, но когда слышит о Мириам, дивится непостоянству сердца… Мариам строга, она даже в Руме заставила Хосрова поклясться в верности. Ширин, грустная, передает власть приближенным, отправляется в Медайн, поселяется в его раскаленном замке и посылает послание Хосрову, но любовники боятся Мариам и не могут видеть…

Тоска по Ширин лишает Хосрова сил, и он приказывает явиться на пир музыканту и певцу Барбаду.Барбад исполняет тридцать песен, и за каждую песню Хосров дарит ему жемчужный халат. Хосров осмеливается просить Мириам о снисхождении к Ширин, но рот Мириам горько ядовит. Она отвечает, что Хосров не сможет отведать халвы, пусть довольствуется финиками! И все же однажды он решает послать Шапура за Ширин. Но Ширин отказывается от тайных визитов. Красавица, живущая в долине «тесного сердца», пьет только молоко, овечье и кобылье, но трудно доставить, потому что трава становится ядовитой, как жало змеи, и пастухи разгоняют свои стада и стада.Горничные устали, разнося молоко, надо сократить им путь. Шапур рассказывает об архитекторе Фархаде, молодом и мудром. Они вместе учились в Чине, но «кисть он мне оставил, а меч получил». Фархад представил Ширин. Пробивая горы, он сам подобен горе. Тело подобно слону, и в теле этого сила двух слонов. Она говорила с Фархадом Ширином, и от звуков ее голоса даже Платон мог лишиться чувств. Ширин говорит о своем деле: надо проложить в камнях канал от дальнего пастбища до замка, чтобы молоко само стекало вниз.Желание Ширин — приказ для Фархада. Под ударами его кирки камни становятся восковыми. В течение месяца Фархад прорубает в скалах канал и выстилает его тесаными камнями. Увидев работу Фархада, Ширин воздает ему хвалу, ставит его выше своих сподвижников, дарит дорогие серьги с камнями, но Фархад кладет дары к ногам Ширин и уходит в степь, проливая слезы. А от звуков ее голоса даже Платон может потерять рассудок. Ширин говорит о своем деле: надо проложить в камнях канал от дальнего пастбища до замка, чтобы молоко само стекало вниз.Желание Ширин — приказ для Фархада. Под ударами его кирки камни становятся восковыми. В течение месяца Фархад прорубает в скалах канал и выстилает его тесаными камнями. Увидев работу Фархада, Ширин воздает ему хвалу, ставит его выше своих сподвижников, дарит дорогие серьги с камнями, но Фархад кладет дары к ногам Ширин и уходит в степь, проливая слезы. А от звуков ее голоса даже Платон может потерять рассудок. Ширин говорит о своем деле: надо проложить в камнях канал от дальнего пастбища до замка, чтобы молоко само стекало вниз.Желание Ширин — приказ для Фархада. Под ударами его кирки камни превращаются в воск. В течение месяца Фархад прорубает в скалах канал и выстилает его тесаными камнями. Увидев работу Фархада, Ширин воздает ему хвалу, ставит его выше своих сподвижников, дарит дорогие серьги с камнями, но Фархад кладет дары к ногам Ширин и уходит в степь, проливая слезы. В течение месяца Фархад прорубает в скалах канал и выстилает его тесаными камнями. Увидев работу Фархада, Ширин воздает ему хвалу, ставит его выше своих сподвижников, дарит дорогие серьги с камнями, но Фархад кладет дары к ногам Ширин и уходит в степь, проливая слезы.В течение месяца Фархад прорубает в скалах канал и выстилает его тесаными камнями. Увидев работу Фархада, Ширин воздает ему хвалу, ставит его выше своих сподвижников, дарит дорогие серьги с камнями, но Фархад кладет дары к ногам Ширин и уходит в степь, проливая слезы.

В тоске по Ширин по вечерам Фархад приходит к молочному ручью и пьет сладкое молоко. Из уст в уста переходит молва о судьбе зодчего, доходит она и до ушей Хосрова.Странную радость он испытал, когда услышал, что есть другая, безумно влюбленная, но ревность взяла верх. Он звонит Фархаду, спорит с ним, но Фархад не может отказаться от мечты Ширин. Тогда Хосров предлагает Фархаду во славу Ширин пробить проход через гранитную гору Бисутун. Фархад соглашается, но при условии, что Хосров откажется от Ширин. Труд не подлежит восстановлению, но мастер тут же приступает к работе. Первое, что он сделал, это вырезал на скале изображение Ширин, изобразил Хосрова верхом на Шабдизе.Разбивая скалы, взбираясь в гору, Фархад жертвует своей жизнью. Ширин навещает его на горе Бисутун, приветствует его, дает ему чашку молока. Лошадь Ширин споткнулась в горах. Фархад несет Ширин вместе с ее лошадью в сам замок. И снова он возвращается к своей работе. Хосров подавлен известием о встрече Ширин с Фархадом, ему сообщают, что работа близится к завершению. Советники предлагают ему послать к Фархаду гонца с известием о смерти Ширин. Услышав это, Фархад в отчаянии бросает кирку в небеса, и, упав, она разбивает ему голову.Хосров написал Ширин письмо с притворным соболезнованием. Мириам умирает. Из уважения к ее достоинству Хосров выдерживает полный срок траура, продолжая мечтать о несокрушимой Ширин. Чтобы «подстегнуть» ее, он решил пойти на хитрость: нужно найти другую любовницу. Услышав о красоте исфаханской красавицы Шакар, он отправляется в Исфахан. Советники предлагают ему послать к Фархаду гонца с известием о смерти Ширин. Услышав это, Фархад в отчаянии бросает кирку в небеса, и, упав, она разбивает ему голову.Хосров написал Ширин письмо с притворным соболезнованием. Мириам умирает. Из уважения к ее достоинству Хосров выдерживает полный срок траура, продолжая мечтать о несокрушимой Ширин. Чтобы «подстегнуть» ее, он решил пойти на хитрость: нужно найти другую любовницу. Услышав о красоте исфаханской красавицы Шакар, он отправляется в Исфахан. Советники предлагают ему послать к Фархаду гонца с известием о смерти Ширин. Услышав это, Фархад в отчаянии бросает кирку в небеса, и, упав, она разбивает ему голову.Хосров написал Ширин письмо с притворным соболезнованием. Мириам умирает. Из уважения к ее достоинству Хосров выдерживает полный срок траура, продолжая мечтать о несокрушимой Ширин. Чтобы «подстегнуть» ее, он решил пойти на хитрость: нужно найти другую любовницу. Услышав о красоте исфаханской красавицы Шакар, он отправляется в Исфахан. он решил прибегнуть к хитрости: нужно найти другую любовницу. Услышав о красоте исфаханской красавицы Шакар, он отправляется в Исфахан. он решил прибегнуть к хитрости: нужно найти другую любовницу.Услышав о красоте исфаханской красавицы Шакар, он отправляется в Исфахан.

Пируя с Хосровым, Шакар всегда дожидается его опьянения и ночью заменяет себя рабом. Убедившись в целомудрии красавицы, Хосров женится на ней, но вскоре, полный азарта, восклицает: «Я не могу без Ширин, сколько же ты можешь бороться с собой?» Во главе пышной процессии Хосров под предлогом охоты устремляется во владения Ширин. Увидев возлюбленного, Ширин теряет сознание, но Хосров пьян, и, боясь его, устыдившись слухов, приказывает закрыть двери замка.Для Хосрова разбит парчовый шатер, послано угощение, Ширин бросает рубины под копыта Шабдиза с крепостной стены, трясет жемчугом голову Хосрова. Их долгий разговор, полный упреков, угроз, высокомерной гордости и любви, не приводит к миру. Ширин упрекает Хосроу: тот развлекался, когда Шапур работал ручкой, а Фархад киркой. Она горда, и вне брачных уз шах не получает желаемого. Хосров в гневе уезжает, по дороге жалуясь Шапуру.Он унижен. Шапур призывает к терпению. Ведь Ширин вымоталась. Воистину, она страдает из-за того, что Хосров ее бросил. Ширин бросает свой замок и работорговец в рабстве прибывает в лагерь Хосрова. Шапур торжествующе ведет ее в пышный шатер, а сам спешит к только что проснувшемуся Хосрову. Во сне он увидел, что взял в руки горящую лампу. Толкуя сон, Шапур предвещает Хосрову счастье с Ширин.

Хосров пирует и слушает музыкантов. В шатре появляется Ширин, правительница Хосрова, и падает на ноги, как рабыня.Ширин и Хосров притягиваются друг к другу, как магнит и железо, и все же красота неприступна. Шах велит астрологам рассчитать благоприятный день для свадьбы. Составляется гороскоп. Хосров привозит Ширин в Медайн, где празднуется свадьба. Ширин предлагает Хосрову забыть о вине, ведь отныне она для него – и чаша вина, и виночерпий. Но он в опочивальне пьян до беспамятства. Ширин посылает Хосрову пожилого двоюродного брата, чтобы убедиться, что он может отличить луну от облака.Испугавшись, Хосров вспыхнул от удивления. Утром его будит поцелуй Ширин. Влюбленные наконец счастливы, они достигают пика своих желаний, и на следующую ночь и день засыпают крепким сном. Красавица Хумаюн Хосров отдает Шапуру, мужем Хумейлы стал Накис, музыкант и дворянин, Самантюрк был отдан в Барбад. Бузург-Умид был женат на Хотан-царевне. Более того, Шапур завладел всем королевством Мехин Бану. Хосров блаженно проводит время в объятиях Ширин.То играет в нарды, сидя на золотом троне, то прыгает на Шабдизе, то вкушает мед игры Барбада. Но в темно-фиолетовых волосах уже появилась жасминовая сетка. Он думает о быстротечности существования. Мудрый наставник Ширин направляет Хосрова на путь справедливости и мудрости. Шах слушает притчи и поучения Бузург-Умида и раскаивается в содеянном. Он уже готов с легким сердцем расстаться с коварным миром. Несчастье приносит Хосрову Шируя, его нечестивому и порочному сыну от Мириам.Хосров удаляется в храм огня, трон захватывает Шируя, только Ширин пускает пленника и утешает его. Ширую смертельно ранит отца, Хосров умирает, истекая кровью и не решаясь спутать сон Ширин, спящей рядом с ним. Ширин просыпается и, увидев море крови, рыдает. Обмыв тело шаха камфорой и розовой водой, одев его, она одевается во все новое. Отцеубийство сватается к Ширин, но, похоронив Хосрову, она ударяет себя кинжалом в гробницу возлюбленного.

Хосров и Ширин | урдуваллах

Хосров и Ширин — название известного персидского трагического романа персидского поэта Низами Гянджеви (1141–1209), который также написал Лейлу Меджнун. В нем рассказывается тщательно проработанная вымышленная версия истории любви сасанидского царя Хосрова II к армянской принцессе Ширин, которая становится его царицей. Основное повествование представляет собой любовную историю персидского происхождения, уже хорошо известную из великой эпико-исторической поэмы «Шахнаме» и других персидских писателей и народных сказок, а также других произведений с таким же названием.

Низами-Хусрав обнаруживает, что Ширин купается в бассейне. Это известный момент в персидской литературе

.

Варианты рассказа также были рассказаны под названиями «Ширин и Фархад» или «Фархад и Ширин» .

Хотя эта история была известна и до Низами, он довел ее до наивысшей романтической высоты. В отличие от Shahnameh , в котором основное внимание уделяется истории, царствованию и сражениям Хосрова, Низами решил сосредоточиться на романтическом аспекте истории.

Влияния:

  • В Индии эту историю обычно рассказывают под именем «Ширин Фархад». Это стандартная сказка, используемая в пенджабском поцелуе. История была экранизирована пять раз: в 1926, 1931, 1945, 1956 годах с Мадхубалой и Прадипом Кумаром в главных ролях и в 1975 году.
  • В Иране влияние легенды о Фархаде не ограничивается литературой, но пронизывает всю персидскую культуру, включая фольклор и изобразительное искусство. Хельве Фархада якобы превратилась в дерево с целебными свойствами, и в народе оплакивали Фархада, особенно среди курдов
  • В романе Орхана Памука «Меня зовут Красный» (1998) есть сюжетная линия между двумя персонажами, Шекуре и Блэком, что перекликается с историей Хосрова и Ширин, которая также пересказана в книге.В романе используется турецкое написание имени Кошрова, Хюсрев.
  • Эта сказка послужила источником вдохновения для иранского фильма 2008 года «Ширин», снятого Аббасом Киаростами.

Историю, переведенную с фарси на английский, мы нашли здесь (она разделена на 6 частей): http://iranian.com/main/blog/nazy-kaviani/story-khosrow-and-shirin-part-i .html

 

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Хюсрев и Ширин | Компания Первый вторник, ООО

История Хюсрева и Ширин основана на жизни настоящего короля, хотя эта история часто пересказывалась и сильно приукрашивалась. Самая известная версия принадлежит персидскому поэту Низами.

Несмотря на то, что это очень длинно, нижеследующее на самом деле является кратким изложением. Я нашел резюме в Интернете по этому адресу.

Хусрев Парвиз (годы правления 590–628) был доисламским царем из династии Сасанидов, жившим в городе Мадаэн. Согласно легенде, он был красивым, умным, спортивным и талантливым.

Еще будучи принцем, его хороший друг, художник Шапур, описывает ему Ширин, молодую женщину исключительной красоты, племянницу и единственную живую родственницу Шамиры, королевы Армана. Судя по описанию Шапура, Хосров влюбляется в Ширин и отправляет Шапура на территорию Армана, чтобы узнать, выйдет ли Ширин за него замуж. Шапур идет, обещая, что Ширин влюбит в себя принца.

Ширин регулярно путешествует с группой компаньонов, и, изучив ее привычки, Шапур определяет, что все они ежедневно совершают прогулку в ближайшем лесу.Шапур рисует портрет Хюсрева, вешает его на дерево и уходит. Когда Ширин приходит со своими друзьями, она видит картину и влюбляется.

На следующий день Шапур рисует другую картину, Ширин находит ее и настаивает, чтобы она знала имя изображенного человека. Появляется Шапур, рассказывает ей о Хусреве и говорит, что она должна оставить своих товарищей и поехать на своей великолепной лошади Шабдиз в Иран, чтобы встретиться с молодым принцем.

Изображения Хюсрева, обнаружившего, что Ширин купается, (по понятным причинам) многочисленны.

По пути в Иран Ширин останавливается у пруда, чтобы искупаться. Хусрев, идущий с противоположной стороны на пути к Ширин, останавливается у того же пруда, видит обнаженную Ширин и сильно привлекается. Ширин видит, что она не одна, и восхищается своим поклонником. Оба, однако, быстро вспоминают свои отдельные миссии и расходятся в противоположных направлениях.

Хюсрев прибывает в Арман и тепло принимается Шамирой. Она дает ему лошадь и велит вернуться в Мадаэн, куда Ширин отправилась встречать его.Одновременно он узнает, что должен вернуться в Иран, чтобы сменить отца на посту короля.

Когда Хусрев возвращается, Ширин, разочарованная тем, что не нашла Хусрева, уже уехала в Арман, так что пути снова пересекаются. Когда Хюсрев прибывает в Мадаэ, он узнает, что его политический соперник, Бахрам-и-Чубин, захватил трон. Затем Хюсрев возвращается к Арману, и двое потенциальных любовников наконец встречаются.

Их обоих глубоко влечет друг к другу, но Ширин отказывается вступать в интимные отношения с Хусревом, пока не узнает, что его намерения благородны, и, если он намеревается жениться на ней, она настаивает, чтобы он сначала отвоевал свое королевство у Бахрам-э-Чубина.

Хюсрев оставляет Армана решительным, но чувствует себя обиженным и отвергнутым.

Чтобы вернуть свое королевство, Хусрев просит помощи у римского Цезаря, которую Цезарь предоставит при условии, что Хосров женится на его дочери Марьям и пообещает не жениться ни на ком другом.

Хусрев возвращает себе королевство, но теперь, будучи несчастлив в браке, тоскует по Ширин.

Тетя Ширин умирает, оставляя свою территорию Ширин. Ширин становится очень любимой правительницей Армении, но продолжает тосковать по Хусреву.Она оставляет свое королевство на попечение других, возвращается в Мадае и поселяется в отдаленном меланхоличном замке.

Двое влюбленных поддерживают связь, отправляя сообщения друг другу, но ревность Марьям мешает им видеться друг с другом.

Единственным средством к существованию Ширин в это время является молоко, доставляемое ее слугами с дальней стороны ближайшей горы. Желая облегчить их труд, Ширин обращается за помощью к немому скульптору по имени Фархад, чтобы тот проложил канал для доставки молока.Фархад влюбляется в Ширин, впервые увидев ее, и, движимый любовью, быстро и великолепно выполняет свою задачу.

Фархад, предполагая, что его любовь не может быть взаимной, отправляется в пустыню, где тоскует по Ширин и пишет любовные стихи, рассказывая миру о своей любви.

Вскоре Хюсрев узнает, что у него есть влиятельный соперник, но он слишком благороден, чтобы убить Фархада. Вместо этого он нанимает Фархада, чтобы тот проложил путь через горы Бистун, пообещав, что сможет жениться на Ширин, когда выполнит задание.

Хусрев думал, что эта задача займет Фархада до конца его дней, но любовь Фархада так сильно мотивирует его, что его успехи просто поразительны. Ширин навещает Фархада во время его работы, что доводит ревность Хусрева до безумия. В конце концов он отправляет гонца, чтобы сказать Фархаду ложь о том, что Ширин умерла.

Фархад, скульптор, погиб.

В отчаянии и не видя смысла жизни, Фархад бросается с горы и умирает.

Ширин оплакивает его смерть, а Хюсрев выражает соболезнования.

Вскоре после этого заболевает и умирает Марьям, жена Хусрева. Ширин выражает соболезнования.

Через одно или два осложнения Хусрев и Ширин наконец-то женятся.

В конце концов! отношения завершены.

У Хусрева был сын Шируйе от брака с Марьям. Мальчик был непослушным, подлым и был влюблен в Ширин, свою мачеху. Как только он достигает совершеннолетия, он заключает в тюрьму своего отца, захватывает трон и впоследствии убивает своего отца. Он дает Ширин одну неделю, чтобы оплакать смерть Хюсрева, а затем берет ее замуж.

Ширин с любовью готовит тело Хюсрева к погребению, затем так же тщательно заботится о своей внешности, одежде и украшениях для похорон. Она следует за гробом к мавзолею, затем просит, чтобы ее оставили в покое.

Когда остальные ушли, она расстегивает саван и целует Хусрева в грудь, где он был ранен. Она приставляет нож к своей груди и прижимается к ножу и телу Хюсрева. Она ранит себя, держит Хюсрева, целует его в губы, кладет голову ему на плечо и умирает.

Обзор

Ширин – Обзоры глаз Iridium

aka: Shirin (2008)
Жанр:

Жанр: Metainfiction / ExperiMental
год выпущен
2008
Дистрибьютор: Cinema Guild
Происхождение:
Иран
Время работы: 94 минуты
Рейтинг / Рекомендуется Аудитория: PG
Родственные фильмы/серии: Ширин Фархад, Ширин Фархад (фильм 1931 года), Ширин Фархад (фильм 1945 года), Ширин Фархад (1956), Ширин Фархад (1975), Ширин Фархад Ки Тох Никал Пади
Для Поклонники: Ширин, несмотря на то, что она основана на персидской эпической поэме, настолько нетрадиционна, что я даже не могу вспомнить ни одного фильма, подобного этому.
Примечания: Н/Д
Интересные факты:
— Ширин основан на персидской эпической поэме XII века Хосров и Ширин. Ее написал Низами Гянджеви. Он был основан на реальных исторических личностях бывшего неоперсидского царя и одноименной армянской принцессы соответственно. Эта история хорошо известна в фарсифонных и восточно-индийских общинах.

— В Ширин было более сотни актрис и несколько второстепенных актеров, и было всего несколько повторяющихся снимков их выражений лица.

— Кинозрители в Ширин на самом деле не смотрели настоящий фильм, не говоря уже о том, чтобы сидеть в кинотеатре. Все это было снято в доме Аббаса Киаростами с участием нескольких актрис одновременно. Все они смотрели на точки над камерой и импровизировали выражение лица. Вы спросите, а как же диалоги и саундтрек? Это были просто аудиозаписи и музыка, сделанная специально для этого фильма и добавленная в процессе пост-обработки. Самое интересное, что никто из «каста» Ширин не знал, что проект был посвящен многовековой персидской поэме, пока не закончились съемки.

— Единственным неиранцем, участвовавшим в этом фильме, была французская актриса Жюльет Бинош. Некоторые из вас, кто знаком с международным кинематографом, могут узнать в ней Юлию из трилогии «Три цвета (синий, белый и красный)» легендарного польского режиссера Кшиштофа Кесьлёвского. Она также была в римейке американского Годзиллы 2014 года, ремейке живого боевика « Призрак в доспехах» , и она снова будет сотрудничать с Киаростами с « Заверенной копией» всего через два года после того, как Ширин была снята.

— Одной из нескольких актрис в зале была Сара Хоениха.Она дебютировала в иранском фильме «Кровавое утро» и в конечном итоге сыграла эпизодическую роль в «Миссия невыполнима 6» через десять лет после выхода «Ширин».

— Весело в ретроспективе: Эй, у Ширин определенно есть ТОННА снимков крупным планом для работы Киаростами! Возьми? Это потому, что он снял фильм «Крупный план!» Хорошо, я поаплодирую любому, кто понял шутку, прежде чем объяснять кульминацию.


Мы снова в Iridium Eye, когда дело доходит до обзора фильмографии покойного Аббаса Киаростами.Я считаю, что недооценил, насколько он влиятельный автор, несмотря на то, что не узнал о нем на моих уроках киноискусства. Мартин Скорсезе является поклонником его творчества, он получил различные награды и даже имеет собственную страницу в Википедии, посвященную исключительно его кинематографическому стилю. Чтобы по-настоящему представить это в перспективе, единственный другой режиссер, у которого есть собственная страница на ту же тему на этом сайте, — это Кристофер Нолан. Да, подумайте об этом на минуту. Это, безусловно, поразило меня тем, как много еще можно узнать об этом иранском режиссере.После знакомства с Taste of Cherry я недооценил, насколько он нетрадиционен как режиссер, вплоть до деконструкции или прямого отказа от стереотипов и кинематографических стилей, связанных с голливудским стандартом, способами, которых я никогда не видел раньше, даже с другие экспериментальные или арт-хаусные работы, которые я освещал здесь.

Ширин происходит в кинотеатре. На премьеру экранизации Хосрова и Ширин приглашено более ста человек.Этот фильм, используя только лица людей в толпе, отображает эмоциональные реакции большинства женской аудитории. Фильм, который они смотрят, представляет собой трагическую историю любви, в которой армянская принцесса влюбляется в этого персидского царя. Они несчастные любовники (эта история старше Ромео и Джульетты на несколько столетий. Возьми это, Шекспир!), но она сопротивляется. Ширин не выйдет замуж за короля, если он не отвоюет свой трон у узурпатора. Оба они оказываются в разных странах, а другие члены семьи оказываются в роковых путях их романа.Как зрители отреагируют на эту адаптацию?

Настоящий разговор, это, возможно, самый сложный фильм, который я когда-либо рецензировал на сегодняшний день. По сравнению с этим проектом Вкус вишни или даже Крупный план выглядят просто. Я не новичок в экспериментальных и артхаусных фильмах, в том числе и в тех, которые я рецензировал, но даже я чувствовал себя некультурной свиньей в такого рода кино. Концепция и презентация Ширин были такими чуждыми. Видно не то, что видят актрисы, а только выражение их лиц на то, что происходит.Прежде чем вы назовете Ширин авангардным видео-реакцией, как если бы Fine Brothers решили провести класс, это совсем другое, потому что за реакциями или во время них нет визуальных эффектов. Вещи оставлены на интерпретацию для зрителя полной остановки. Несмотря на то, что я не знал об этой классической персидской истории, я мог, по крайней мере, получить представление о том, что происходит с озвучкой, а также со звуковыми эффектами. Я скажу, что саундтрек был прекрасен, с пышными симфоническими нотками и использованием некоторых ближневосточных мелодий в оркестровом контексте.Актерская игра была исключительной, и я имею в виду как озвучку, так и кинозрителей. Рассказы работали довольно хорошо и имели правильное эмоциональное воздействие. Видеть выражения лиц женщин, реагирующих на сцены, было работой высшего уровня. Вы могли видеть, как некоторые ведут себя нейтрально, улыбаются, плачут или шокированы в зависимости от сцены зрителя. Тот факт, что весь фильм был основан на фильме, которого не существовало, и зрители ничего не знали о плане Киаростами, делает это задним числом еще большим.Я вполне обоснованно полагал, что все это время они смотрели фильм в маленьком кинотеатре, а не смотрели на точки или находились в комнате, наполненной тишиной. Было приятное метафорическое прикосновение к женщинам, находящимся в центре внимания, поскольку оно связано с точкой зрения женщины при просмотре чего-то, что связано с женскими персонажами, приносящими жертвы, особенно в стране с очень сомнительным послужным списком с правами женщин (преуменьшение десятилетия). Еще я заметил несколько мужчин на заднем плане в некоторых сценах.Я думаю, это дополняет метафору о том, что патриархат всегда может присутствовать и наблюдать, даже если ничего плохого не происходит. Это был блестящий холодильник: очень немногие зрители-мужчины находились в тени, в то время как в центре внимания и внимания находились женщины, смотрящие этот несуществующий фильм с участием армянской принцессы. Работа с камерой — это то, что не обязательно должно быть чем-то из фильма Джеймса Кэмерона, но все было четким и четким с освещением, а также с захватом всех лиц, наблюдающих за разворачивающейся историей (или, скорее, то, что выглядит так, будто они смотрим историю).Я отдаю должное Киаростами за смелость в создании такого нетипичного фильма, хотя за сюжетом несложно следить.

Ширин имеет свои недостатки, которые я признаю. Помните, я говорил о том, насколько экспериментальным является этот фильм? Эта концепция, безусловно, пришла бы в голову очень многим зрителям, и даже я подумал, что это слишком экспериментально с концепцией, так что вы знаете, что это о чем-то говорит. Мне действительно пришлось привыкнуть к тому, что я не вижу никаких визуальных эффектов из несуществующего фильма, тем более что фильм очень визуален, поэтому эта деконструкция могла быть слишком сильной.Киаростами откровенно говорил о противоречии голливудским тенденциям, за что я его очень уважаю, но я думаю, что он переусердствовал в своих попытках снимать фильмы. Не буду врать, стиль съемок с кадрами реакции очень повторяющийся. Это не повторяется, когда речь идет об актрисах перед камерой, поскольку у каждой актрисы не так много дублирующихся кадров (большой актерский состав, безусловно, помог), но это тот же тип фиксированного крупного плана, снятого снова и снова. пройти через которые может быть утомительно, даже если происходят более захватывающие части сюжета.« Ширин » — тоже, мягко говоря, очень пугающий фильм. Я мог видеть не только обычных зрителей, но даже киноманов, скучающих, сбитых с толку и/или разочарованных презентацией этого фильма. Я не удивлюсь, если люди будут чувствовать себя отчужденными, несмотря на намерения фильма. Если бы Ширин был первым фильмом Киаростами, который кто-то увидел, они потенциально могли бы отказаться от его фильмографии, что было бы позором. Этот фильм больше подходит любителям экспериментального кино, поклонникам иранской киносцены (или, по крайней мере, персидской культуры) или самым непредубежденным зрителям.

Этот амбициозный авангардный подход к кинопроизводству смотреть нелегко из-за презентации, но я все равно считаю, что это качественная работа. Наблюдение за женской точки зрения с этими реакциями было весьма захватывающим. Узнав больше о предыстории, я еще больше оценил усилия, поскольку это было похоже на хорошо поставленный документальный фильм, а не реакцию на реальную премьеру. Тем не менее, мне показалось, что эксперименты зашли слишком далеко и даже претенциозны с непрерывными съемками кинозрителей крупным планом.Если вы хотите фильм, который бросит вам вызов в отношении того, как фильмы могут или должны быть сделаны, тогда будьте моим гостем. Если вы хотите что-то простое или, по крайней мере, хотите увидеть то, что видят они, поищите в другом месте. Ширин не совсем типичная работа даже по меркам Киаростами.


Регулируемые баллы:
— Добавьте 1-2 балла, если вы ярый поклонник Аббаса Киаростами.
-Добавьте 1 балл, если вам нравятся персидские стихи или сказки.
— Отнимите 1-3 балла, если вы не поклонник авангардного или экспериментального кино.
— Вычтите 2-5 баллов, если вы хотите, чтобы ваши фильмы были более четкими в представлении, или, по крайней мере, хотите, чтобы ваши фильмы были более четкими.

Плюсы:
-Очень хорошая актерская игра с повествованием и реакцией
-Замечательный саундтрек
-Глубокий метафорический социальный комментарий

Минусы:
-Реакционная съемка чрезвычайно повторяющаяся
-Слишком экспериментальная и деконструктивная в контексте кино
Ширин — отчуждающий фильм для разных зрителей (не только случайных или голливудских зрителей)

Окончательная оценка: 7/10 баллов

Консультация по содержанию: Ширин не имеет слишком много оскорбительных вещей.Ругань очень мягкая и может быть приравнена к мягкому PG. Есть персонажи, которые умирают, но ничего не показано.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.