Козетта книга: Книга: «Козетта» — Виктор Гюго. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-907401-64-8

Книга Козетта читать онлайн Виктор Гюго

Виктор Гюго. Козетта

 

Книга первая

 Ватерлоо

 

 Глава 1

 Что можно встретить по дороге из Нивеля

 

 В прошлом (1861) году, солнечным майским утром прохожий, рассказывающий эту историю, прибыв из Нивеля, направлялся в Ла-Гюльп. Он шел по широкому, обсаженному деревьями шоссе, которое тянулось по цепи холмов, то поднимаясь, то опускаясь как бы огромными волнами. Он миновал Лилуа и Буа-Сеньер-Исаак. На западе уже виднелась шиферная колокольня Брен-л’Алле, похожая на перевернутую вазу. Он оставил позади себя раскинувшуюся на холме рощу и на повороте проселка, около какого-то подобия виселицы, источенной червями, с надписью: «Старая застава № 4», – кабачок, фасад которого украшала вывеска: «На вольном воздухе. Частная кофейная Эшабо».

 Пройдя еще четверть лье, он спустился в небольшую долину, куда из-под мостовой арки в дорожной насыпи струился ручей.

Группы не густых, но ярко-зеленых деревьев, оживлявших долину по одну сторону шоссе, разбегались с противоположной стороны по лугам и в изящном беспорядке тянулись к Брен-л’Алле.

 Направо, на краю дороги, виднелся постоялый двор, четырехколесная тележка перед воротами, большая вязанка жердей для хмеля, плуг, куча хворосту возле живой изгороди, дымящаяся в квадратной яме известь, лестница, прислоненная к старому открытому сараю с соломенными перегородками внутри. Молодая девушка полола в поле, где трепалась по ветру огромная желтая афиша, возвещавшая, по всей вероятности, о ярмарочном представлении по случаю храмового праздника. За углом постоялого двора, около лужи, в которой плескалась стая уток, вела в кустарники скверно вымощенная дорожка. Туда и направился прохожий.

 Пройдя около сотни шагов вдоль ограды пятнадцатого столетия, увенчанной острым щипцом из цветного кирпича, он очутился перед большими каменными сводчатыми воротами, с прямым поперечным брусом над створками в суровом стиле Людовика XIV и двумя плоскими медальонами по сторонам. Фасад здания, такого же строгого стиля, возвышался над воротами; стена, перпендикулярная фасаду, почти вплотную подходила к воротам, образуя прямой угол. Перед ними на поляне валялись три бороны, сквозь зубья которых пробивались вперемежку всевозможные весенние цветы. Ворота были закрыты. Затворялись они двумя ветхими створками, на которых висел старый заржавленный молоток.

 Ярко светило солнце; ветви деревьев тихо покачивались с тем нежным майским шелестом, который, кажется, исходит скорее от гнезд, нежели от листвы, колеблемой ветерком. Маленькая смелая пташка, видимо влюбленная, звонко заливалась меж ветвей раскидистого дерева.

 Прохожий нагнулся и внизу, с левой стороны правого упорного камня ворот, разглядел довольно широкую круглую впадину, похожую на внутренность шара. В эту минуту ворота распахнулись, и появилась крестьянка.

 Она увидела прохожего и догадалась, на что он смотрит.

 – Сюда попало французское ядро, – сказала она. Потом добавила: – А вот здесь повыше на воротах, около гвоздя, – это след картечи, но она не пробила дерева насквозь.

 – Как называется это место? – спросил прохожий.

 – Гугомон, – ответила крестьянка.

 Прохожий выпрямился, сделал несколько шагов и заглянул за изгородь. На горизонте, сквозь деревья, он заметил пригорок, а на этом пригорке нечто, похожее издали на льва.

 Он находился на поле битвы при Ватерлоо.

 

Глава 2

 Гугомон

 

 Гугомон – вот то зловещее место, начало противодействия, первое сопротивление, встреченное при Ватерлоо великим лесорубом Европы, имя которого Наполеон; первый неподатливый сук под ударом его топора.

Козетта (слушать аудиокнигу бесплатно) — автор Виктор Гюго

Читать далее…

Гюго был вдохновлен маленькой девочкой по имени Мари-Жаннет, из деревни Кольпо, история которой весьма схожа с историей Эфрази. Гюго, чтобы описать условия жизни Козетты, отправился в Англию и более конкретно в Морбиан.

Её настоящее имя Эфрази. Козетта была внебрачной дочерью простолюдинки Фантины и Феликса Толомьеса, ветреного человека из богатой семьи. Для удовлетворения потребностей своего ребенка, Фантине приходится работать, а для этого ей приходится расстаться с Козеттой. Она наивно оставляет Козетту паре трактирщиков из деревни Монфермей, по фамилии Тенардье. Эти люди оказываются очень жестокими. Они ненавидят бедного ребенка, используя её в качестве прислуги, и требуя всё больше и больше денег на её содержание у Фантины, которая поселилась в Монрейле, своём родном городе, где работает на предприятии Жана Вальжана до того дня, когда её выгоняют с работы по доносу одной из завистливых работниц, подозревающей Фантину в блуде. Оставшись без средств к существованию Фантина продолжает находить деньги (продаёт два центральных резца на верхней челюсти бродячему дантисту-шарлатану для, якобы, лечения Козетты и занимается проституцией), жертвуя собой ради благополучия дочери, и отсылать их Тенардье, суммы которых раз от раза лишь возрастают, но всё тратится в обход Козетты.

Фантина оказывается задержанной полицией за, якобы, избиение «добропорядочного гражданина» — молодого бездельника, который позволил себе словесно оскорблять Фантину и приставать к ней на улице, за что получил от последней жёсткий отпор. В полиции Фантина попадает на следствие к полицейскому инспектору Жаверу, но чудесным образом освобождается вовремя подоспевшим Жаном Вальжаном, который использует для этого свои знания французского уголовного и гражданского законодательства и властные полномочия мэра Монрейля. Жан Вальжан берёт Фантину под свою опеку и заботится о ней до самой её кончины.

У кровати умирающей Фантины Жан Вальжан обещает заботиться о Козетте. Вскоре он забирает Козетту у Тенардье, и отправляется с ней в монастырь в Париже, где она проводит своё оставшееся детство, получив начальное образование.

Позднее, во время ежедневных прогулок с Жаном Вальжаном в Люксембургском саду, Козетта замечает молодого студента, Мариуса, и они влюбляются друг в друга. После многих приключений, они женятся. Козетта не знала, кем был на самом деле Жан Вальжан и как звали её собственную мать, до последних страниц романа.

Читать книгу Козетта Виктора Гюго : онлайн чтение

Супруги Тенардье из любопытства и приличия оставались в зале. «Он всю ночь, что ли, собирается этак провести?» – ворчала Тенардье. Когда пробило два, она сдалась, заявив мужу: «Я иду спать. Делай с ним что хочешь». Супруг уселся около стола в углу, зажег свечу и принялся читать «Французский вестник».

Так прошел добрый час. Достойный трактирщик прочел по крайней мере раза три «Французский вестник» от даты газеты до имени издателя включительно. Проезжий не трогался с места.

Тенардье шевельнулся, кашлянул, сплюнул, высморкался, скрипнул стулом. Человек оставался неподвижен. «Уж не заснул ли он?» – подумал Тенардье. Человек не спал, но ничто не могло пробудить его от дум.

Наконец Тенардье, сняв свой колпак, осторожно подошел к нему и отважился спросить:

– Не угодно ли вам, сударь, идти почивать?

Сказать «идти спать» казалось ему слишком грубым и фамильярным.

В слове «почивать» ощущалась какая-то пышность и одновременно почтительность. Подобные слова обладают таинственным и замечательным свойством раздувать на следующий день сумму счета. Комната, где «спят», стоит двадцать су; комната, где «почивают», стоит двадцать франков.

– Да, – сказал незнакомец, – вы правы. Где ваша конюшня?

– Сударь, – усмехаясь, произнес Тенардье, – я провожу вас, сударь.

Он взял подсвечник, незнакомец взял свой сверток и палку, и Тенардье повел его в комнату первого этажа, убранную с необыкновенной роскошью: там была мебель красного дерева, кровать в форме лодки и занавески из красного коленкора.

– Это что такое? – спросил путник.

– Это наша собственная спальня, – ответил трактирщик. – Мы с супругой теперь спим в другой комнате. Сюда входят не чаще двух-трех раз в год.

– Мне больше по душе конюшня, – резко сказал незнакомец.

Тенардье сделал вид, что не расслышал этого неучтивого замечания.

Он зажег две неначатые восковые свечи, украшавшие камин, внутри которого пылал довольно сильный огонь.

На каминной доске под стеклянным колпаком лежал женский головной убор из серебряной проволоки и померанцевых цветов.

– А это что такое? – спросил проезжий.

– Сударь, – ответил Тенардье, – это подвенечный убор моей супруги.

Незнакомец окинул этот предмет взглядом, который словно говорил: «Значит, даже это чудовище когда-то было невинной девушкой!»

Но Тенардье лгал. Когда он снял в аренду этот жалкий домишко, чтобы открыть в нем кабак, то уже нашел эту комнату подобным образом обставленною; он купил эту мебель и сторговал померанцевые цветы, рассчитывая, что все это окружит ореолом изящества его «супругу» и придаст его дому то, что у англичан называется «респектабельностью».

Когда путешественник обернулся, хозяин уже исчез. Тенардье скрылся незаметно, не осмелившись пожелать спокойной ночи, так как не желал выказывать оскорбительную сердечность человеку, которого предполагал на следующее утро ободрать как липку.

Трактирщик удалился в свою комнату. Жена уже лежала в постели, но не спала. Услыхав шаги мужа, она обернулась и сказала:

– Знаешь, завтра я выгоню Козетту вон.

– Прыткая какая! – холодно ответил Тенардье.

Больше они не обменялись ни словом, и несколько минут спустя их свеча потухла.

Путешественник же, лишь только хозяин ушел, положил в угол свой сверток и палку, опустился в кресло и несколько минут сидел задумавшись. Потом он снял ботинки, взял одну из свечей, задул другую, толкнул дверь и вышел, осматриваясь вокруг, словно что-то искал. Он двинулся по коридору, который вывел его на лестницу. Тут он услыхал чуть слышный звук, напоминавший дыхание ребенка. Он пошел на этот звук и очутился возле какого-то трехугольного углубления, устроенного под лестницей или, точнее, образованного самой же лестницей. Это углубление было не чем иным, как обратной стороной ступеней. Там, среди всевозможных старых корзин и битой посуды, в пыли и паутине, находилась постель, если только можно назвать постелью соломенный тюфяк, такой дырявый, что из него торчала солома, и одеяло, такое рваное, что сквозь него виден был тюфяк.

Простыней не было. Все это валялось на каменном полу. На этой-то постели и спала Козетта.

Незнакомец подошел ближе и стал смотреть на нее.

Козетта спала глубоким сном. Она спала в одежде: зимой она не раздевалась, чтобы было теплее.

Она прижимала к себе куклу, большие открытые глаза которой блестели в темноте. От времени до времени Козетта тяжко вздыхала, словно собиралась проснуться, и почти судорожно обнимала куклу. Возле ее постели стоял только один из ее деревянных башмаков.

Рядом с каморкой Козетты сквозь открытую дверь виднелась довольно просторная темная комната. Проезжий вошел в нее. В глубине, сквозь стеклянную дверь, видны были две одинаковые, маленькие, очень беленькие кроватки. Это были кроватки Эпонины и Азельмы. Позади этих кроваток, наполовину скрытая ими, виднелась ивовая люлька без полога, в которой спал маленький мальчик, кричавший весь вечер.

Проезжий предположил, что эта комната была смежной с комнатой супругов Тенардье. Он хотел уже уйти, как вдруг взгляд его упал на камин, один из тех огромных трактирных каминов, в которых всегда горит такой скудный огонь, если он вообще горит, и от которых веет холодом. В этом камине не было огня, в нем не было даже золы; но то, что стояло в нем, привлекло, однако, внимание путешественника. То были два детских башмачка изящной формы и разной величины. Проезжий вспомнил прелестный старинный обычай детей ставить в камин в рождественский сочельник свой башмачок, в надежде, что ночью добрая фея положит в него какой-нибудь ослепительный подарок. Эпонина и Азельма не упустили такого случая, и каждая поставила в камин по башмачку.

Проезжий нагнулся.

Фея, то есть мать, уже побывала здесь, и в каждом башмачке блестела великолепная монета в десять су, совершенно новенькая.

Человек выпрямился и уже собирался удалиться, но заметил в глубине, в сторонке, в самом темном углу очага, какой-то предмет. Он взглянул и узнал сабо, самое грубое, ужасное деревенское сабо, наполовину разбитое, все в засохшей грязи и в золе. Это было сабо Козетты. Козетта, с той трогательной детской доверчивостью, которая, никогда не отчаиваясь, способна постоянно терпеть разочарования, поставила – и она тоже – свое сабо в камин.

Как божественна и трогательна была эта надежда в ребенке, который знавал одно лишь горе!

В этом сабо ничего не лежало.

Проезжий пошарил в кармане, нагнулся и положил в сабо Козетты луидор.

Затем, неслышно ступая, вернулся в свою комнату.

Глава 9

Тенардье за делом

На другое утро, по крайней мере за два часа до рассвета, Тенардье, сидя в нижней зале трактира за столом, на котором горела свеча, с пером в руке, составлял счет путешественника в желтом рединготе.

Жена стояла, слегка наклонившись над ним, и следила за его пером. Они не произносили ни слова. Он сосредоточенно размышлял, она же испытывала то благоговейное чувство, с которым человек взирает на возникающее и расцветающее перед ним чудесное творение человеческого ума. В доме слышался шорох: то Жаворонок подметала лестницу.

Спустя добрых четверть часа, после нескольких поправок, Тенардье создал следующий шедевр:

СЧЕТ ГОСПОДИНУ ИЗ № 1

Ужин 3 фр.

Комната 10 фр.

Свеча 5 фр.

Топка 4 фр.

Услуги 1 фр.

____________________

Итого 23 фр.

Вместо «услуги» написано было «усслуги».

– Двадцать три франка! – воскликнула жена с восторгом, к которому все же примешивалось некоторое сомнение.

Тенардье, как все великие артисты, не был, однако, удовлетворен.

– Пфа! – пыхнул он.

То было восклицание Кастльри, составлявшего на Венском конгрессе счет, по которому должна была уплатить Франция.

– Ты прав, господин Тенардье, он действительно нам столько должен, – пробормотала жена, вспомнив о кукле, подаренной Козетте в присутствии ее дочерей. – Это справедливо, но многовато. Он не захочет платить.

Тенардье засмеялся своим холодным смехом и ответил:

– Заплатит.

Этот смех был высшим доказательством уверенности и превосходства. То, о чем говорилось подобным тоном, не могло не сбыться. Жена не возражала. Она начала приводить в порядок столы; супруг расхаживал взад и вперед по комнате. Немного погодя он добавил:

– Ведь долгу-то у меня полторы тысячи франков!

Он уселся возле камина и, положив ноги на теплую золу, отдался размышлениям.

– Кстати, – опять заговорила жена, – ты не забыл, что сегодня я собираюсь вышвырнуть Козетту за дверь? Вот гадина! У меня прямо сердце разорвется из-за этой ее куклы! Мне легче было бы выйти замуж за Людовика Восемнадцатого, чем лишний день терпеть ее в доме!

Тенардье закурил трубку и сказал между двумя затяжками:

– Ты подашь счет этому человеку.

Затем он вышел.

Только он скрылся за дверью, как в залу вошел проезжий.

Тенардье тут же показался за его спиной и стал в полураскрытых дверях таким образом, что виден был только жене.

Желтый человек держал в руке свою палку и сверток.

– Так рано и уже на ногах? – воскликнула кабатчица. – Разве вы покидаете нас, сударь?

Она в замешательстве вертела в руках счет, складывая его и проводя ногтями по сгибу. Ее грубая физиономия выражала несвойственные ей чувства смущения и беспокойства.

Представить подобный счет человеку, похожему «точь-в-точь на нищего», казалось ей неудобным.

У проезжего был озабоченный и рассеянный вид. Он ответил:

– Да, сударыня, я ухожу.

– Значит, у вас, сударь, не было никаких дел в Монфермейле?

– Нет. Я здесь мимоходом. Вот и все. Сколько я вам должен, сударыня?

Тенардье молча подала ему сложенный счет.

Человек расправил его, взглянул, но, видимо, думал о чем-то ином.

– Сударыня, – спросил он, – а хорошо ли идут ваши дела здесь, в Монфермейле?

– Так себе, сударь, – ответила кабатчица, изумленная тем, что счет не вызвал взрыва возмущения. – Ах, сударь, – продолжала она жалобным и плаксивым тоном, – тяжелое время теперь! Вдобавок и людей-то зажиточных в нашей округе очень мало. Все, знаете, больше мелкий люд. К нам только изредка заглядывают такие щедрые и богатые господа, как вы, сударь. Мы платим пропасть налогов. А тут, видите ли, еще и эта девчонка влетает нам в копеечку!

– Какая девчонка?

– Ну, девчонка-то, помните? Козетта. Жаворонок, как ее тут, в деревне, прозвали.

– А-а! – протянул незнакомец.

Она продолжала:

– И дурацкие же у этих мужиков клички! Она больше похожа на летучую мышь, чем на жаворонка. Видите ли, сударь, мы сами милостыни не просим, но и подавать другим не можем. Мы ничего не зарабатываем, а платить должны много. Патент, подати, обложение дверей и окон, добавочные налоги! Вы сами знаете, сударь, какие ужасные деньги дерет с нас правительство. А кроме того, у меня ведь есть свои дочери. Очень мне надо кормить чужого ребенка.

Тогда незнакомец, стараясь говорить равнодушно, хотя голос его слегка дрожал, спросил:

– А что, если бы вас освободили от нее?

– От кого? От Козетты?

– Да.

Красная и свирепая физиономия кабатчицы расплылась в омерзительной улыбке.

– О, возьмите ее, сударь, оставьте у себя, уведите ее, унесите, осыпьте ее сахаром, начините трюфелями, выпейте ее, скушайте, и да благословит вас Пресвятая Дева и все святые угодники!

– Хорошо.

– Правда? Вы возьмете ее?

– Я возьму ее.

– Сейчас?

– Сейчас. Позовите ребенка.

– Козетта! – закричала Тенардье.

– А пока, – продолжал путник, – я уплачу вам по счету. Сколько с меня следует?

Взглянув на счет, он не мог скрыть удивления:

– Двадцать три франка! – Он посмотрел на трактирщицу и повторил: – Двадцать три франка? – В том, как произнесены были во второй раз эти три слова, скрывался оттенок, проводящий грань между восклицанием и вопросом.

У трактирщицы было достаточно времени, чтобы приготовиться к удару. Она ответила твердо:

– Ну да, сударь! Двадцать три франка.

Незнакомец положил на стол пять монет по пяти франков.

– Приведите малютку, – сказал он.

В это мгновение на середину комнаты выступил сам Тенардье.

– Этот господин должен двадцать шесть су, – сказал он.

– Как двадцать шесть су? – вскричала жена.

– Двадцать су за комнату, – холодно ответил Тенардье, – и шесть су за ужин. Что же касается малютки, то на этот счет мне надо потолковать немного с господином проезжим. Оставь нас одних, жена.

Тетка Тенардье ощутила нечто подобное тому, что испытывает человек, ослепленный внезапным проявлением большого таланта. Она почувствовала, что великий актер вступил на подмостки, и, не возразив ни слова, удалилась.

Как только они остались одни, Тенардье предложил проезжему стул. Проезжий сел; Тенардье остался стоять, и лицо его приняло непривычно добродушное и простоватое выражение.

– Сударь, – сказал он, – послушайте, скажу вам прямо: я обожаю это дитя.

Незнакомец пристально взглянул на него.

– Какое дитя?

Тенардье продолжал:

– Смешно просто! А вот привязываешься к ним. На что мне все эти деньги? Можете забрать обратно ваши монетки в сто су. Этого ребенка я обожаю.

– Да кого же? – переспросил незнакомец.

– А нашу маленькую Козетту. Вы ведь, кажется, собираетесь увезти ее от нас? Так вот, говорю вам откровенно, я не соглашусь расстаться с ребенком, и это так же верно, как то, что вы честный человек. Я не могу на это согласиться. Когда-нибудь девочка упрекнула бы меня. Я видел ее совсем крошкой. Правда, она стоит нам денег, правда, у нее есть недостатки, правда, мы не богаты, правда, я заплатил за лекарства только во время одной ее болезни более четырехсот франков! Но ведь надо что-нибудь делать во имя божье. У бедняжки нет ни отца, ни матери, я ее вырастил. У меня хватит хлеба и на нее, и на себя. Одним словом, я привязан к этому ребенку. Понимаете, постепенно привыкаешь любить их; моя жена вспыльчива, но и она любит ее. Девочка для нас, видите ли вы, все равно что родной ребенок. Я привык к ее лепету в доме.

Незнакомец продолжал пристально глядеть на него.

– Прошу меня простить, сударь, – продолжал Тенардье, – но своего ребенка не отдают ведь ни с того ни с сего первому встречному. Разве я не прав? Конечно, ничего не скажешь, вы богаты, у вас вид человека очень порядочного. Может быть, это принесло бы ей счастье… но мне надо знать. Вы понимаете? Предположим, я отпущу ее и пожертвую собой, но я желал бы знать, куда она уедет, мне не хотелось бы терять ее из виду. Я желал бы знать, у кого она находится, чтобы время от времени навещать ее: пусть она чувствует, что ее добрый названый отец недалеко, что он охраняет ее. Одним словом, есть вещи, которые превышают наши силы. Я даже имени вашего не знаю. Вы уведете ее, и я скажу себе: «Ну, а где же наш Жаворонок? Куда он перелетел?» Я должен видеть хоть какой-нибудь клочок бумажки, хоть краешек паспорта, так ведь?

Незнакомец, не спуская с него пристального, словно проникающего в глубь его совести взгляда, ответил серьезным и решительным тоном:

– Господин Тенардье, отъезжая из Парижа на пять лье, паспорта с собой не берут. Если я увезу Козетту, то увезу ее, и баста! Вы не будете знать ни моего имени, ни моего местожительства, вы не будете знать, где она, и мое намерение таково, чтобы она никогда в жизни не видела вас больше. Я порываю нити, связывающие ее с этим домом, она исчезает. Согласны вы? Да или нет?

Как демоны и гении по определенным признакам познают присутствие высшего существа, так и Тенардье понял, что имеет дело с кем-то очень сильным. Он понял это как бы по наитию, мгновенно, со свойственной ему сообразительностью и проницательностью. Накануне, выпивая с возчиками, куря и распевая непристойные песни, он весь вечер наблюдал за неизвестным, подстерегая его, словно кошка, и изучая его, словно математик. Он выслеживал его из личного расчета, ради удовольствия и следуя инстинкту; одновременно он шпионил за ним, как будто должен был получить за это вознаграждение. Ни один жест, ни одно движение человека в желтом рединготе не ускользали от него. Еще до того, как неизвестный так явно проявил свое участие к Козетте, Тенардье уже угадал его. Он перехватил задумчивый взгляд старика, непрестанно обращаемый на ребенка. Но чем могло быть вызвано это участие? Кто был этот человек? Почему, имея такую толстую мошну, он был так нищенски одет? Вот вопросы, которые напрасно задавал себе Тенардье, не будучи в силах разрешить их, и это его раздражало. Он размышлял об этом всю ночь. Незнакомец не мог быть отцом Козетты. Может быть, дедом? Но тогда почему же он не открылся сразу? Если твои права законны, предъяви их! Этот человек, видимо, не имел никаких прав на Козетту. Но тогда кем же он был? Тенардье терялся в догадках. Он предполагал все и не знал ничего. Как бы там ни было, завязав разговор с этим человеком и, уверенный в том, что тут кроется какая-то тайна, что проезжий не без умысла желает остаться в тени, он чувствовал себя сильным. Но когда по ясному и твердому ответу незнакомца Тенардье понял, что эта загадочная фигура была проста при всей ее загадочности, кабатчик почувствовал себя слабым. Ничего подобного он не ожидал. Это было полное крушение всех его догадок. Он собрал свои мысли, он взвесил все это в одну секунду. Тенардье принадлежал к людям, умеющим в мгновение ока уяснить себе положение. Заключив, что пришло время действовать прямолинейно и быстро, он поступил так, как поступают великие полководцы в решающий момент, который им одним дано угадать: он внезапно сорвал прикрытия со всех своих батарей.

– Сударь, – заявил он, – мне нужны полторы тысячи франков.

Незнакомец вынул из бокового кармана старый черный кожаный бумажник, достал три банковых билета и положил их на стол. Затем, прикрыв широким большим пальцем билеты, сказал:

– Приведите Козетту.

Что же делала все это время Козетта?

Проснувшись, она побежала к своему сабо. В нем она нашла золотую монету. Это был не наполеондор, а монета времен Реставрации, стоимостью в двадцать франков, совершенно новенькая, и на лицевой ее стороне вместо лаврового венка изображен был прусский хвостик. Козетта была ослеплена. Ее судьба начинала опьянять ее. Она не знала, что такое золотой, она никогда их не видела, и поспешно спрятала монету в карман передника, словно украла ее. Между тем она чувствовала, что этот золотой – неоспоримая ее собственность, она догадалась, чей дар это был, однако испытывала какое-то смешанное чувство и радости, и страха. Она была довольна; еще более она была поражена. Подарки, такие великолепные, такие красивые, казались ей ненастоящими. Кукла возбуждала в ней страх, золотой возбуждал в ней страх. Она бессознательно трепетала перед всем этим великолепием. Только незнакомец не внушал ей страха. Напротив, одна мысль о нем уже успокаивала ее. Со вчерашнего дня, сквозь все потрясения, сквозь сон, она своим маленьким, детским умом размышляла об этом человеке, на вид таком старом, жалком и печальном, а на самом деле – таком богатом и добром. С момента встречи с этим стариком в лесу все для нее словно изменилось. Козетта, испытавшая счастья меньше, чем самая незаметная пташка небесная, никогда не знала, что значит жить, приютившись под крылышком матери. С пятилетнего возраста, то есть с тех пор, как она себя помнила, бедная малютка дрожала от страха и холода. Она всегда была беззащитна перед пронизывающим студеным ветром беды, теперь же ей казалось, что она укрыта. Прежде ее душе было холодно, теперь – тепло. Она уже не так боялась Тенардье. Она уже не была одинока; кто-то стоял подле нее.

Она проворно принялась за свою ежедневную утреннюю работу. Луидор, лежавший в том же кармашке, из которого накануне выпала монета в пятнадцать су, отвлекал ее. Дотронуться до него она не смела, но минут по пять любовалась им, и, надо сознаться, высунув язык. Подметая лестницу, Козетта вдруг останавливалась и застывала на месте, неподвижная, позабыв о своей метелке, обо всем на свете, уйдя в созерцание этой звезды, блистающей в глубине ее кармашка.

В такую-то минуту и застигла ее тетка Тенардье.

По приказанию мужа она отправилась за девочкой. Потрясающее событие! Хозяйка не наградила ее ни одним тумаком и не обругала ее.

– Козетта, – сказала она почти кротко, – иди скорее.

Спустя минуту Козетта входила в нижнюю залу.

Незнакомец взял принесенный им сверток и развязал его. В свертке лежали детское шерстяное платьице, фартучек, бумазейный лифчик, нижняя юбка, косынка, шерстяные чулки, башмаки – одним словом, полное одеяние для семилетней девочки. Все вещи были черного цвета.

– Дитя мое, – сказал незнакомец, – возьми все это и пойди скорее переоденься.

День еще только занимался, когда те из жителей Монфермейля, которые начали отпирать свои двери, увидели, как по Парижской улице шел бедно одетый старик, ведя за руку маленькую девочку в трауре, державшую розовую куклу. Они шли по направлению к Ливри.

Это были наш незнакомец и Козетта.

Никто не знал этого человека, а так как Козетта сбросила свои лохмотья, то многие не узнали и ее.

Козетта уходила. С кем? Она не ведала. Куда? Она не знала. Лишь одно ей было понятно: она покидала харчевню Тенардье. Никто не подумал проститься с ней, как и она не простилась ни с кем. Козетта уходила из этого дома ненавидящая и ненавидимая.

Бедное, кроткое существо, чье сердце до сей поры знало одно лишь горе!

Козетта шла степенно, широко открыв большие глаза и глядя на небо. Свой луидор она положила в кармашек нового передника. От времени до времени она наклонялась и смотрела на него, потом переводила взгляд на старика. Ей казалось, будто рядом с нею сам господь бог.

Продолжение «Отверженных» Лауры Калпакян

Моя сестра купила эту книгу для меня в комиссионном магазине и подарила мне на мое 45-летие. Конечно, я должен был прочитать это. . . меня зовут Козетта!

Моя мать не была знакома с «Отверженными» Гюго, когда выбирала мое имя. Она говорит, что выбрала бы традиционное французское правописание, если бы знала его. Я читал «Отверженных» в молодости и, наконец, посмотрел мюзикл в Солт-Лейк-Сити, штат Юта, вместе с мамой. Мы были глупы и не взяли носовые платки и использовали края платья, чтобы буквально вытереть слезы! It wa

Моя сестра купила эту книгу для меня в комиссионном магазине и подарила мне на мое 45-летие.Конечно, я должен был прочитать это. . . меня зовут Козетта!

Моя мать не была знакома с «Отверженными» Гюго, когда выбирала мое имя. Она говорит, что выбрала бы традиционное французское правописание, если бы знала его. Я читал «Отверженных» в молодости и, наконец, посмотрел мюзикл в Солт-Лейк-Сити, штат Юта, вместе с мамой. Мы были глупы и не взяли носовые платки и использовали края платья, чтобы буквально вытереть слезы! Это был один из тех случаев, которые случаются раз в жизни и которые я никогда не забуду.

Я планировал взять эту книгу на семейный отдых с семьей Майка.Это было бы моим спасением, если бы до меня дошел громкий смех и голоса за игровым столом в ночное время. Я был вооружен поролоновыми берушами! В итоге я стал вести себя как антиобщественный Харди, просто уткнулся носом в эту книгу и удалился в нашу спальню.

Я не ожидал романа о Гюго, учитывая, что другой автор взялся продолжить знаменитую историю. Мне очень понравился этот большой толстый роман! Мариус и Козетта женятся и заводят семью. Их тоже мучают Тенардье. Мой любимый персонаж — Старлинг — дитя улиц, спасенное Козеттой и нанятое семейным бизнесом благодаря своему уличному чутью.Две трети пути я плакала из-за потери благородного характера, а затем радовалась, когда кто-то появляется из прошлого. Никаких спойлеров от меня.

Должен сказать, что тут и там есть нецензурная лексика от ночных дам. Учитывая обстоятельства, в которых такие люди сводят концы с концами, я был счастлив, что их было так мало.

Эта книга больше не издается, но есть копии.

Книга I

Резюме и анализ Часть 2: Козетта: Книга I

Резюме

Прежде чем возобновить свой рассказ, Гюго знакомит читателя с такими второстепенными вопросами, как топография Ватерлоо, описание фермы Гугомон, где Наполеон потерпел свою первую неудачу, некоторые военные соображения и личность императора.

Только после этого автор приступает к длинному хронологическому повествованию о битве при Ватерлоо. Утро 18 июня 1815 года. Несмотря на дождь предыдущей ночи, который мешает его планам, Наполеон излучает уверенность. Армия на позиции, его стратегия определена. Он отдает приказ атаковать, рассчитывая нанести свой обычный ошеломляющий удар, но англичане оказываются необычайно упорными противниками, и Наполеон несет ошеломляющие потери, вынуждая Веллингтона отступить на плато Мон-Сен-Жан.

Император приказывает кирасирам Мийо, грозному полку численностью 3000 человек, сокрушить врага. Возглавляемые маршалом Неем, они мчатся, как огромный джаггернаут, к британским войскам, но вмешивается судьба, оставляя на их пути затонувшую дорогу, которую невозможно обнаружить на расстоянии. Войска падают в нее, увлекаемые собственным порывом. Люди и лошади служат живым мостом для их товарищей. Британцы собирают свою артиллерию и приступают к обстрелу выживших.

Остальная часть полка, однако, продолжает атаку и яростно бросается на врага; несмотря на смертельное спокойствие британской пехоты, полк прорезает глубокие бреши в британских порядках. Веллингтон приказывает своей кавалерии атаковать с тыла, и внезапно нападающий становится защитником, и атака превращается в общую бойню. В одну минуту кирасиры теряют 600 человек, а британский строй сокращается с тринадцати до семи.

Обе стороны серьезно ослаблены, но потери Веллингтона самые большие.Его кавалерия уничтожена, его артиллерия в значительной степени выведена из строя, и паника начинает заражать его ряды. В пять часов он вынужден сделать мрачное признание: «Блюхер [то есть подкрепление прусской армии, которое должно было присоединиться к нему ранее днем] или ночью».

Чудесным образом через несколько минут на горизонте сверкает линия штыков. Армия Блюхера, задержанная вчерашними дождями, прибыла. Это новое вмешательство меняет ход битвы. Французское наступление, зажатое между прусскими снарядами и пулями оживившихся англичан, превращается в разгром, в катастрофу, в истребление.

Все же французы не поддаются. Наполеон посылает свои отборные войска, Имперскую гвардию, против британцев; идя решительно против врага в волне всеобщего отступления, она косит ряд за рядом. В конечном итоге вся гвардия уничтожена: «Ни один человек не пропустит встречу с самоубийством». После этого паника заканчивается, и французская армия превращается в неорганизованную толпу, которая проносится по сельской местности, преследуемая войсками Блюхера, которые не дают пощады.

Осталось рассказать об одном инциденте, неважном для хода истории, но иллюстрирующем бессмертие человеческого духа.В конце битвы малоизвестный офицер по имени Камбронн — один из немногих, кто все еще сопротивляется. На увещевания британцев сдаться он отвечает одним красноречиво-нецензурным словом.

После поражения французов поле отдано мусорщикам. Среди самых трудолюбивых мы находим некоего Тенардье, который методично раздевает мертвых. Внезапно сзади его хватает за руку. Это умирающий офицер цепляется за него за помощью. Спокойно Тенардье снимает его с трупов и прячет ценные вещи в карманы.Офицер, человек по имени Понмерси, по иронии судьбы считает, что Тенардье спас ему жизнь, и, спросив его имя, говорит, что никогда его не забудет.

Анализ

Для некоторых критиков это описание битвы при Ватерлоо — просто типичный пример многословия девятнадцатого века, но на самом деле это жизненно важная часть «Отверженных». Общество, преследующее Жана Вальжана, не бесповоротно жестоко; оно способно к изменениям и радикальным изменениям в интересах бедных и угнетенных, как показала революция.Наполеон I, хотя и был диктатором, был детищем этой революции и укрепил некоторые из ее либеральных социальных достижений. С его поражением при Ватерлоо и последующим восстановлением Бурбонов социальный прогресс остановился; Жан Вальжан, Фантина, Козетта и тысячи им подобных снова остались без внимания. Но их судьба не неизбежна; история может снова вмешаться, чтобы обратить вспять последствия Ватерлоо, и одной из целей Гюго при написании Les Misérables является побуждение к этому.

Кроме того, Гюго использует батальную сцену, чтобы предупредить нас о том, что его сцена и набор персонажей вот-вот расширится и что мы встретим не только персонажей из Книги I, таких как Тенардье, но и других, пока неизвестных нам, из которых Понмерси является предтеча.

Наконец, эпичность этой книги подчеркивает эпичность романа в целом. Та же капризная судьба равнодушно расстраивает планы Наполеона I и г-на Мадлен; люди Ватерлоо и Жан Вальжан борются со своей судьбой с такой же слепой решимостью и ужасной доблестью.С того момента, как Гюго, ничего не подозревая, ведет нас через ворота фермы Гугомон с их храбрым пением птиц и кустами фиалок, мы находимся в руках великого поэта, который так же чувствителен к нюансам войны, как и к обыденной жизни и видит в них и жалость, и ужас, иронию и красоту.

Книга II

Резюме и анализ Часть 2: Козетта: Книга II

Резюме

Вальжан недолго наслаждается свободой.Через несколько дней после побега из тюрьмы его снова схватывают и отправляют на галеры в Тулон. Однако всего через несколько дней после побега Вальжана в окрестностях Монфермейля происходит инцидент, не имеющий отношения к нашей истории. Каждый день старый дорожный рабочий Булатруэль рано увольняется с работы и бродит по самым отдаленным уголкам леса, словно что-то ищет. Суеверным старухам он ищет дьявольский клад, ибо по легенде сатана избрал лес, чтобы спрятать свое золото.Однако некоторые скептики, такие как Тенардье, ныне трактирщик в Монфермейле, подозревают, что его привлекает нечто более существенное, чем сатанинское золото. Тенардье приказал школьному учителю угостить Булатруэля вином и выудить немного интригующей информации.

Однажды утром, собираясь на работу, Булатруэль наткнулся на спрятанные лопату и кирку. Позже он встретил человека, в котором узнал товарища по заключению из прошлых лет, несущего сундучок. Интересное совпадение: полиция предположила, что после побега Жан Вальжан находился в окрестностях Монфермейля.

В конце октября того же 1823 года к Тулонской верфи на ремонт пришвартовался корабль. Эта рутинная операция омрачена драматическим инцидентом. Матрос, работающий на такелаже высоко над кораблем, внезапно теряет равновесие и едва умудряется избежать смертельного падения, схватившись за веревку. Но он остается в опасном положении: не в силах подняться во двор, он болтается, как камень, на конце веревки. Никто не осмеливается помочь ему, и он, кажется, обречен на гибель.

Внезапно каторжник, приписанный к кораблю, бросается к такелажу и карабкается по нему с ловкостью кошки. В мгновение ока он во дворе. Всего на секунду он останавливается, чтобы оценить расстояние до конца двора; затем он бежит к нему, обвязывает его веревкой и спускается к отчаявшемуся человеку, как паук, преследующий муху. Когда он оказывается в пределах досягаемости, он привязывает веревку к телу моряка и поднимает его в безопасное место.

А вот самому спасателю не так повезло. На обратном пути к своей рабочей бригаде он, кажется, теряет равновесие и падает в море.Четверо мужчин немедленно запускают лодку, чтобы спасти его, но он бесследно исчез. На следующий день местные газеты сообщают о смерти Жана Вальжана.

Анализ

Случай героического спасения моряка Жаном Вальжаном взят из рассказа друга-очевидца о подобном спасении преступником, которое действительно имело место в Тулоне. Писатели реалистической школы часто брали материал из современных событий — например, роман Флобера « Мадам Бовари , » основан на газетном отчете о самоубийстве жены сельского врача, а Гюго в этой главе использует фальшивые газетные сообщения для придать «подлинность» своему аккаунту.

На самом деле использование в романе газетных сообщений, ложных или истинных, не обязательно добавляет убедительности. Никакие «живые» вбросы не спасут роман, не художественно и психологически не здравый. Но там, где в остальном роман удовлетворяет, такие приемы действительно сильно усиливают иллюзию аутентичности.

Преступники, отправленные на галеры, как известно всякому читателю исторической прозы, использовались в качестве гребцов на тех деревянных военных кораблях, которые, хотя и имели паруса, нуждались в силе весла для маневрирования в штиль или в кризис.Заключенные подвергались любым ненастьям погоды и, прикованные цепями к своим скамейкам, часто тонули вместе с кораблем. Однако, поскольку такие корабли устарели в начале восемнадцатого века, читатель может удивиться, увидев Жана Вальжана на одном из них в 1823 году. На самом деле «галерианцы» больше не гребут на веслах, а работают на флот, перемещая запасы и ремонтируя суда. на военно-морских верфях в Марселе, Тулоне, Рошфоре и Бресте; и они спят по ночам в береговых тюрьмах.

Фантина | Отверженные вики

Все поднимите бокалы за хозяина дома!

Эта статья попала на первую полосу.

Не скажешь? Вы расскажете?

Предупреждение! Посмотрите вниз, чтобы увидеть спойлеры.

Фантина
Биографические данные
Пол

Женский

Цвет глаз

Синий (роман)
Коричневый (фильм, 2012)

Цвет волос

Блондинка (роман)
Брюнетка (фильм, 2012)

Дата рождения

1796
Монтрей, Па-де-Кале, Первая Французская Республика

Умер

Февраль 1823 г. (27 лет)
Монтрей, Па-де-Кале, Королевство Бурбонов Франция

Причина смерти

Туберкулез/шок

Семья

Euphrasie (дочь)
неизвестное имя (отец)
неизвестное имя (мать)
Другое
Marius Pontmercy (зять)

Marius Pontmercy (зять)

Отношения

Феликс Толомьес (любовник; ранее)

Работа

Проститутка
Рукодельница (ранее)
Фабричный рабочий (ранее)

За кадром
Художник

см. список

Фантина — тритагонист романа «Отверженные » Виктора Гюго.Она гризетта (молодая француженка из рабочего класса), мать Евфразии, известной на протяжении всего фильма как Козетта.

Роман[]

Фантина родилась в Монтрей-сюр-Мер в 1796 году, но ее родители неизвестны даже ей самой. На самом деле имя «Фантина» было дано ей случайным прохожим, который встретил ее, когда она была ребенком, и она приняла его. Когда в 1811 году ей исполнилось 15 лет, она отправилась в Париж искать счастья. К тому времени Фантина превратилась в по-настоящему красивую девушку со светлыми волосами и прекрасными снежно-белыми зубами.

Ее бросил возлюбленный Феликс Толомьес в 1817 году. Впоследствии она не может заботиться о своей дочери Евфраизе (по прозвищу Козетта). В 1818 году, когда Козетте «почти три года», Фантина оставляет ее на попечение Тенардье, трактирщиков в деревне под названием Монфермей. К сожалению, мадам Тенардье балует своих дочерей, Эпонину и Азельму, оскорбляя и переутомляя Козетту. Мадам Тенардье даже продает гардероб Козетты за 60 франков в Париже, Франция.Тем временем Тенардье продолжают посылать Фантине письма, в которых утверждается, что с Козеттой хорошо обращаются, но что она всегда болеет и требует денег для лечения. Фантина попадается на их уловки и продолжает присылать деньги, которые Тенардье используют в своих интересах и для дальнейшего развлечения собственных детей.

Фантина уволена с фабрики

Оставив Козетту с Тенардье, Фантина находит работу на фабрике бусинок мсье Мадлен и, будучи неграмотной, не говоря уже о том, что может написать свое имя, заставляет других людей писать ей письма Тенардье.Автор письма в пьяном виде раскрывает, кому пишет Фантина, и подозрительная вдова по имени мадам Виртурньен идет, чтобы подтвердить слухи. Эта информация попадает к руководителю женской мастерской, которая затем увольняет Фантину с минимальным участием мэра Мадлен, поскольку иметь детей, но быть незамужней, в то время было очень скандальным. В качестве компенсации Фантине дают пятьдесят франков, и она отправляется восвояси.

Фантина находит новую работу по пошиву рубашек для солдат, но там платят меньше, чем на фабрике.Чтобы удовлетворить неоднократные требования денег от Тенардье, она продает свои волосы, затем передние зубы и, наконец, вынуждена стать проституткой. В начале этого периода времени у нее есть друг в лице Маргариты, но вскоре после продажи волос она вынуждена переехать на чердак своего дома, и Маргарита больше никогда не упоминается.

Со временем она смертельно заболевает туберкулезом. Вальжан узнает о ее ситуации, когда инспектор Жавер арестовывает ее за нападение на человека по имени Баматабуа, который обзывал ее оскорбительными именами и бросал снег ей спереди, и отправляет ее в больницу.Несколько недель она проводит в больнице в бреду и думает о дочери. Вальжан обещает присмотреть за Козеттой вместо нее. Позже, когда Жавер противостоит Вальжану в ее больничной палате, ее болезнь сделала ее настолько слабой, что она умирает от шока после того, как Жавер показывает, что Вальжан на самом деле заключенный и не приводил к ней Козетту (после того, как доктор поддержал это ошибочное мнение о том, что недавнее отсутствие было связано с тем, что он вез к ней ее дочь). После побега Вальжана Фантину хоронят в братской могиле.

Внешний вид[]

Вначале Фантина была восхитительно красивой юной девушкой, которую можно было сравнить с греческой богиней: густые, длинные, слегка волнистые светлые локоны, тонкие черты лица, глубокие голубые глаза с длинными темными ресницами, розовые губы, великолепные белые зубы, статная телосложение и небольшой свод стопы. Также говорили, что у нее длинные, белые и тонкие пальцы. Двумя ее наиболее примечательными чертами были ее светлые волосы и белые зубы, до такой степени, что она была описана как имеющая «золото и жемчуг в качестве приданого, но золото было на ее волосах, а жемчуг был во рту» .Однако по мере того, как она постепенно впадала в нищету, она была вынуждена продать свои волосы и два передних зуба, чтобы заплатить, по словам Тенардье, лекарства и одежду Козетты.

Мелочи[]

  • Фантина — название первой части романа «Отверженные».
  • Польская форма ее имени «Фантина».
  • На данный момент Лори Бичман и Минако Хонда (которая изначально собиралась сыграть Фантину в 2005 году) — единственные музыкальные образы Фантины, которые скончались.
  • Фантина сначала ненавидела Вальжана из-за того, что его бригадир отправил ее, но позже была полна благодарности к нему за его попытки загладить свою вину после того, как узнала всю ее историю, и она даже обратилась к нему как к Посланнику Бога, когда он заверил ее в ее на смертном одре, что он позаботится о Козетте.
  • О Фантине заботилась сестра Симплис, пока она была больна, и хотя монахини изначально не одобряли ее из-за того, что она была проституткой, позже они изменили свое мнение о ней, когда стало очевидно, как сильно она действительно любила свою дочь.
  • Фантина явилась Вальжану, когда он умирал, похвалила его за то, что он сдержал обещание воспитать Козетту в любви, и сказала, что возьмет его на Небеса.
  • Фантина не умеет писать, но иногда учится.
  • Фантина пела On My Own в оригинальной версии Les Mis (французская версия), но позже было решено, что эта песня подходит Эпонине в британской версии.

Музыкальный[]

Акт I[]
Акт II[]

Внешние ссылки[]

Галерея[]

Музыкальный[]
2012 Пленка[]

[]

[]

Фильм 1998 года[]
Мини-серия 2018 года[]
Мини-серия 2000[]
Другие фильмы[]

Сёдзё Козетта

[]

Козетта; и Maison Victor Hugo в Париже

Битва при Ватерлоо Уильяма Холмса Салливана
Два тома готовы, осталось три! Я делаю большие успехи с  Les Miserables , одной из книг, которая дольше всего стоит на полках моего TBR.На данный момент я прочитал 500 страниц и закончил два тома.

Второй том Les Miserables начинается с расширенного описания битвы при Ватерлоо. Расскажите о предыстории — этот раздел занимает почти пятьдесят страниц, и в самом конце , на последних трех страницах, мы, наконец, обнаруживаем, как это связано с остальной частью книги! Ужасный Тенардье, трактирщик, который берет под опеку Козетту, появляется на месте происшествия как вор, собирая мусор с тел на поле боя.Хороший.

Затем мы возвращаемся к тому, что происходит с Жаном Вальжаном, который сейчас отбывает тюремный срок на другом галерном корабле, но ненадолго! Ему удается сбежать, инсценировав собственную смерть после спасения жизни моряка. Затем он забирает немного денег и возвращается в деревню Тенардье, чтобы спасти маленькую Козетту от тех монстров, которые обращаются с ней как с рабыней. Сцена, где они наконец убегают от Тенардье, — одна из самых приятных, которые я читал за долгое время.




Жан Вальжан и Козетта направляются в Париж, где какое-то время тихо живут в уединении, пока Жан не подозревает, что за ним наблюдают. Они убегают в очень захватывающей последовательности и оказываются в уединенном саду, обнесенном стеной, который, как оказалось, принадлежит монастырю с удобной школой для девочек. В одном из тех удивительных совпадений, которые так любят викторианские писатели, пожилой садовник — это Фошлеван, тот самый человек, чью жизнь спас Жан Вальжан еще в Том.I, что вызвало у Жавера подозрение в его истинной личности. Фошлеван клянется, что поможет Вальжану во всем, и они договариваются о том, чтобы вывезти Козетту из сада в корзине, чтобы вернуть ее в школу через парадную дверь.

Однако загадка заключается в том, как тайком вытащить Вальжана из сада и вернуть внутрь наполовину законно в качестве брата Фошлевана и нового помощника садовника. По еще одному удивительному совпадению одна из монахинь только что умерла, и ее предсмертное желание быть похороненным (незаконно) в склепе часовни.Удобно, что в монастыре теперь есть пустой гроб, который нужно чем-то наполнить и закопать, чтобы не вызвать подозрений. Неудивительно, что план удался, с некоторыми тревожными поворотами сюжета.

В этом томе было много поворотов и отличное развитие сюжета. Тем не менее, он также включал некоторые очень подробные и длинные отступления как о битве при Ватерлоо, так и о монастыре, в котором оказались Козетта и Вальжан. В конце концов, я прослушал большую часть этого в аудио, поэтому я не возражал против истории и отступлений, но я с радостью признаю, что мои мысли блуждали во время расширенных сцен действия.Я действительно наслаждаюсь этой книгой, но, боже, она могла бы немного отредактировать.

А теперь немного фотографий Парижа!


Фонтан на площади Вогезов в Париже
Когда я жил в Германии, нам очень повезло, что мы были недалеко от границы с Францией — меньше часа езды для легкой однодневной поездки, но еще лучше, был экспресс в Париж из ближайшего города. От деревенского железнодорожного вокзала я мог добраться до Парижа менее чем за четыре часа.Если я бронировал достаточно заранее, иногда это стоило всего 80 долларов за билет туда и обратно. Излишне говорить, что я совершал поездку довольно много раз.
Портрет Гюго на выставке в Maison
Во время моей второй поездки я решил посетить дом Виктора Гюго, который теперь является бесплатным музеем, Maisons Victor Hugo (второй музей находится в Гернси). Он находится на площади Вогезов, красивой площади в 3-м округе, недалеко от площади Бастилии.Гюго жил на Королевской площади № 6 (ныне площадь Вогезов) с 1832 по 1848 год. Я не читал ни одной из его работ, когда был там, но музей довольно интересный. Он включает в себя множество вещей, оставшихся за всю его жизнь, в том числе его письменный стол и кровать, на которой он умер, а также портреты Хьюго и несколько его собственных рисунков — я и не подозревал, что он еще и опытный художник.
Письменный стол Хьюго. Он писал стоя.

Это определенно стоит посмотреть, если вы в Париже и если вам, как и мне, интересно узнать о домах писателей.Я был в нескольких, включая Джейн Остин, Диккенса, Хемингуэя, Энн Франк и Гёте. Я также хотел бы поехать в Йоркшир и увидеть пасторский дом Бронте и дом Элизабет Гаскелл. И теперь, когда я живу на Восточном побережье, я надеюсь поехать в Беркшир и посетить дом Эдит Уортон.

Блогеры, вам нравится посещать дома писателей? Какие из них я должен посетить в США?

Отверженные, часть вторая: Козетта (главы I-IV) Сводка и анализ

Глава I: Ватерлоо

Эта глава начинается с точки зрения «путешественника, автора этой сказки», что является редкой отсылкой к персонажу безымянного рассказчика «Отверженных» .Этот путешественник оказывается на месте битвы при Ватерлоо в 1815 году. Путешественник бродит по окрестностям; есть часовня, несколько руин, какие-то животные царапают пыль.

Это место было местом ожесточенной битвы между французами и англичанами. Путешественник отмечает, как обе стороны использовали особенности ландшафта во время битвы, и очень подробно описывает весь конфликт. Путешественник считает Наполеона редким и блестящим политическим деятелем, равным Цезарю или Александру Македонскому, которому здесь просто не повезло.Примечательно, что исход Ватерлоо (победа британцев) в первую очередь решил необычно дождливая ночь, которая не позволила французам использовать свои значительные артиллерийские запасы.

В главе описывается многообещающее начало битвы, перелом хода событий в пользу англичан, героический последний бой Наполеона. В конечном счете, утверждает автор, Ватерлоо было не битвой, а изменением направления развития мира, предопределенным Богом. Ватерлоо ознаменовало момент, когда старый порядок (божественное право королей) был, наконец, вынужден уступить новому, то есть демократии и равенству для всех.Но это также ознаменовало последний подъем рода — [король, занявший трон после Ватерлоо]. Ватерлоо также привело к падению наполеоновской империи, что вызвало массовые социальные волнения во Франции; это корень бедности, изображенной в другом месте книги. Но эти великие течения истории — не единственная тема этой главы. По полю боя ходит мужчина, один из лагерников, грабящих трупы павших солдат. Увидев особо ценную драгоценность на мундире мужчины, наполовину зарытого в кучу трупов, ночной бродяга вытаскивает человека из кучи.Солдат все еще жив и с благодарностью предлагает грабителю свои ценности в обмен на спасение его жизни. Когда солдат спрашивает его имя, ночной бродяга называет себя Тенардье.

Глава II: Корабль Орион

Эта глава открывается двумя газетными статьями, описывающими поимку беглеца Жана Вальжана, который вновь становится заключенным и приговаривается к каторжным работам. Город Монтрей-сюр-Мер снова впадает в нищету после потери предпринимателя мсье Мадлен; однако большая часть его огромного состояния остается неучтенной.

Кроме того, недалеко от деревни Монфермей есть сообщения о таинственной фигуре, что-то закапывающей в лесу.

Вальжан получает задание работать на корабле. Однажды один из матросов поскользнулся, взбираясь на мачту, и беспомощно свисает с большой высоты. Осужденный с седыми волосами и огромной силой в нескольких шагах от снастей, чтобы спасти этого человека — это Жан Вальжан, все еще преданный своим идеалам добра, несмотря на свое заключение. Он спасает мужчину и приводит его в безопасное место, что вызывает одобрительный рев толпы, собравшейся внизу.Однако Вальжан соскальзывает с такелажа корабля и падает в океан.

Несмотря на обширные поиски, его тело так и не было найдено, и Жан Вальжан считается мертвым.

Глава III: Исполнение обещания

Козетта, которой всего восемь лет, ведет печальную и трудную жизнь с Тенардье; ее мучает жена и командует цепкий, эгоистичный муж. Она терпеливо переносит ужасное обращение, но больше всего он боится того, что ее заставят носить воду из колодца в кромешной тьме.Однажды в таверне заканчивается вода, когда наступает ночь, и мадам Тенардье заставляет Козетту в темноте пойти к колодцу. Козетта пытается солгать, говоря, что она уже предложила воду гостям и их лошадям, но мадам Тенардье кулаками выталкивает ее наружу. Козетта вынуждена тащить ведро, почти такое же большое, как она сама, в ночь.

Козетта находит утешение в красоте великолепной куклы на витрине магазина — у куклы настоящие волосы и красивое розовое платье.Одинокой маленькой девочке это прекрасное зрелище дает немного утешения в ее унылом существовании, хотя она уверена, что никогда не будет иметь ничего столь же прекрасного.

Она оставляет город позади огней и направляется в кромешную тьму. Она застряла между своим ужасом темноты и страхом перед мадам Тенардье и заставляет себя идти вперед. Она наполняет ведро и начинает тащить его обратно сквозь темноту, пытаясь отогнать страх. Она изо всех сил пытается нести тяжелое ведро, дрожит от холода и одиночества, взывая к Богу о помощи.

Вдруг опускается рука и поднимает ведро — рядом с ней мужчина в желтом пальто. Этот человек в желтом пальто (который выглядит так, как будто у него нет ни гроша, но, похоже, не беспокоится о деньгах) был замечен прогуливающимся по улицам Парижа и осматривающим определенный участок земли в лесу недалеко от Монфермейля. Он заметил Козетту, когда выходил из леса, и сразу наклонился, чтобы помочь ей. Он ошеломлен, когда узнает ее имя и имя семьи, на которую она работает, и идет с ней спиной к гостинице Тенардье.

Тенардье хладнокровно приветствуют Вальжана; они предполагают, что он нищий и не может платить за свою комнату и питание. Он ошеломляет их, когда предлагает им пять франков на покупку чулок, которые Козетта вяжет под столом, что дает ей редкую возможность поиграть. У нее есть только маленький свинцовый меч, но она притворяется, что это кукла.

Заветные и изнеженные дочери Тенардье по имени Эпонина и Азельма бросают свои куклы, чтобы поиграть с котенком. Застенчиво Козетта подходит к этой упавшей кукле и начинает с ней играть, что побуждает мадам Тенардье впадать в ярость, угрожая избить ее.Козетта плачет, но Вальжан приказывает положить конец этой жестокости, затем уходит, покупает великолепную куклу с витрины и отдает ее Козетте, которая вне себя от радости. Мадам Тенардье в ярости из-за того, что ее дочери должны с завистью смотреть, как Козетта играет с этой куклой; Семья Тенардье решает взимать с этого странного человека максимально возможную плату за его пребывание в гостинице.

Мужчина готовится ко сну, но, уже собираясь ложиться спать, замечает детей. Азельма и Эпонина спят на роскошных кроватях, а Козетта спит на голом матрасе, но у каждого ребенка есть туфелька, стоящая у камина; это канун Рождества, и они надеются, что добрая фея подкинет им немного денег.Вальжан, незнакомец, кладет золотую монету в потрепанный сабо Козетты.

Утром Вальжан беспрекословно платит то, что от него требуют Тенардье, и спрашивает о взятии Козетты. Мадам Тенардье очень хочет избавиться от ребенка и позволяет Вальжану подарить ей комплект теплой черной одежды. Тенардье стремится выжать из незнакомца как можно больше денег и просит у Вальжана полторы тысячи франков, которые, как утверждает Тенардье, покроют расходы на содержание Козетты, но на самом деле это точная сумма, которую Тенардье должен своим должникам.Вальжан без колебаний платит и уходит с Козеттой.

Узнав о сумме, которую передал незнакомец, мадам Тенардье просто говорит: «И это все?» Ее муж бросается вслед за уходящим незнакомцем, уверенный, что сможет заплатить еще больше. Он противостоит Вальжану и Козетте в уединенном месте на дороге; Тенардье лжет о том, как сильно он любит Козетту и как жестоко отобрать ее у них. Спокойно Вальжан передает ему письмо от Фантины, матери Козетты, в котором говорится, что он передаст Козетту предъявителю письма.В отчаянии Тенардер говорит ему, что он все еще много должен за Козетту; не испугавшись, Вальжан объясняет, сколько он заплатил и как это должно покрыть все. Тенардье в ярости и думает о нападении на Вальжана, но мощное телосложение другого человека отговаривает его. Вальжан уходит с Козеттой, его обещание, данное Фантине, наконец выполнено.

Глава IV: Многоквартирный дом Горбо

Вальжан, которого тюремные власти сочли мертвым, создал для себя новую жизнь.Он приводит Козетту в маленькую парижскую квартирку под названием многоквартирный дом Горбо. Там он учит ее читать и предлагает ей родительскую любовь, которой ей всегда не хватало. Эти двое образуют прочную связь: Козетта провела большую часть своей жизни в глубоком одиночестве и наслаждается родительской любовью. Сам Вальжан прожил столь же одинокую жизнь на протяжении всех своих приступов заточения и успеха, и любовь дочери восстанавливает веру в человечество, утраченную им во время второго заточения.

Однако Вальжан должен быть осторожен: он не покидает свою квартиру в течение дня, чтобы не быть замеченным властями.Его квартирная хозяйка с подозрением относится к нему, когда замечает, что у него в подкладке одежды зашиты большие суммы денег; именно таким образом он поддерживает себя за счет денег, которые он спрятал, когда был предпринимателем мсье Мадлен.

Он часто раздает милостыню нищим, но однажды замечает пугающее знакомое лицо: это Жавер, притворяющийся нищим. Он и Вальжан переглядываются, и Вальжан быстро уходит.

Этой ночью Вальжан слышит тяжелые шаги возле своей квартиры и сквозь дверную щель видит знакомую фигуру Жавера.Он хватает свою куртку (набитую деньгами) и будит Козетту, убегая с ней в ночь.

Анализ:

Этот раздел начинается с еще одной исторической диверсии, характерной для «Отверженных» — описания битвы при Ватерлоо. Битва за Ватерлоо произошла в 1815 году между французскими войсками Наполеона и союзом английских войск под командованием герцога Веллингтона и прусских войск под командованием Гебхарда Леберехта фон Блюхера.

На самом деле Хьюго сфабриковал некоторые аспекты битвы для своего романа.Он описывает ров, который, как он утверждает, стал местом падения французских войск. На самом деле такого рва на поле боя не существует, а само сражение всегда было гораздо более в пользу англичан, чем указывает Хьюго.

Поражение Наполеона при Ватерлоо положило конец его правлению в качестве императора Франции. Наполеон отрекся от престола четыре дня спустя; Ватерлоо было его последней битвой. Ватерлоо вызвало изменение границ ряда европейских стран и заставило многие правительства подавить демократические и революционные идеи.

В этом разделе описывается арест и второе тюремное заключение Жана Вальжана. Вальжан боялся возвращения в тюрьму, считая это возвращением в ад. И все же его новообретенная доброта и доброта в конечном итоге спасают его. Он рискует своей жизнью, чтобы спасти попавшего в беду моряка, а затем использует эту возможность, чтобы спрыгнуть с корабля в море. Он плывет в безопасное место, но похитители считают его мертвым.

Вальжан может получить часть денег, которые он накопил, когда был мсье Мадлен. Его первая остановка во время обретенной свободы — дом Тенардье, где живет Козетта, чтобы выполнить свое обещание, данное умирающей Фантине. Козетте сейчас восемь, но детство она провела нелюбимой и работала как рабыня. Тенардье ломают голову над этим странным человеком, но в конце концов Вальжан получает опеку над Козеттой. Маленькая девочка сразу же доверяет ему, что является свидетельством доброты Вальжана.

Тем не менее, Вальжан не пустяк. Когда цепкий эгоизм Тенардье становится слишком большим, Вальжан решительно защищается. Сострадание — это не слабость, и оно не является синонимом того, что вас помыкают или запугивают. Примечательно, что, несмотря на неожиданную прибыль, которую дал им Вальжан, Тенардье снова оказались в тяжелом финансовом положении. Они являются примером незаслуженных бедняков, тех, чья бедность есть наказание за их пороки.

Брак Мариуса и Козетты в «Отверженных» — вот почему я жив

Одним из первых произведений классической литературы, которые мне удалось достать, были «Отверженные» Виктора Гюго.Роман — огромное предприятие для любого, не говоря уже о пятнадцатилетнем ребенке, но я был большим поклонником одноименного мюзикла Клода-Мишеля Шенберга и Алена Бублиля, поэтому я просто обязан был прочитать книгу! Сегодня, 16 февраля 2018 года, исполняется 185 лет двум главным любовникам этой истории: Мариусу и Козетте. Что может быть лучше, чем отпраздновать такой потрясающий подвиг семейного счастья, как не статьей, рассказывающей об их любви, преодолевающей время? Изображение …

Одним из первых произведений классической литературы, которые мне удалось достать, были « Отверженные» Виктора Гюго.   Роман — это огромное предприятие для любого, не говоря уже о пятнадцатилетнем ребенке, но я был большим поклонником одноименного мюзикла Клода-Мишеля Шенберга и Алена Бублиля, поэтому мне просто необходимо было прочитать книгу. ! Сегодня, 16 февраля 2018 года, исполняется 185 лет двум главным любовникам этой истории: Мариусу и Козетте. Что может быть лучше, чем отпраздновать такой потрясающий подвиг семейного счастья, как не статьей, рассказывающей об их любви, преодолевающей время?

 

Изображение через Facebook

 

Я пытался придумать, как правильно отпраздновать годовщину их любви, но не смог придумать ничего лучше, чем эта единственная глава романа Гюго под названием «Сердце под камнем», которая, по сути, представляет собой единственное любовное письмо, написанное Мариусом к Козетта осталась под камнем возле своего сада.Прошло более десяти лет с тех пор, как я прочитал книгу, но я никогда не забуду прекрасный язык и прозу, которые Мариус использует в письме. Я не думаю, что моих слов достаточно, чтобы воздать должное такой чистой любви, поэтому, даже несмотря на то, что День святого Валентина уже закончился, вот некоторые из самых красивых строк о любви, которые мои глаза когда-либо имели удовольствие впитывать.

 

1. Сведение вселенной к единому существу, расширение единого существа даже к Богу, то есть любовь.

 

2. Любовь — это приветствие ангелов звездам.

 

3. Определенные мысли — это молитвы. Бывают моменты, когда, каким бы ни было положение тела, душа стоит на коленях.

 

Изображение через WriteWork

 

4. Будущее принадлежит сердцу даже больше, чем разуму.Любовь, вот единственное, что может занимать и наполнять вечность. В бесконечном необходимо неисчерпаемое.

 

5. О Любовь! Поклонение! сладострастие двух разумов, которые понимают друг друга, двух сердец, которые обмениваются друг с другом, двух взглядов, которые проникают друг в друга!

 

6. Вы смотрите на звезду по двум причинам: потому что она светящаяся и потому что она непроницаема.У тебя есть рядом с собой более сладостное сияние и большая тайна, женщина.

 

Изображение с LesMiserables.wikia

 

7. Когда любовь слила и смешала два существа в священном и ангельском единстве, тайна жизни была раскрыта в их отношении; они уже не более чем две границы одной и той же судьбы; они больше не что иное, как два крыла одного и того же духа.Люби, пари.

 

8. Если ты камень, будь непреклонен; если вы растение, будьте чувствительным растением; если ты мужчина, будь любовью.

 

9. Я встретил на улице очень бедного молодого человека, который был влюблен. Шляпа у него была старая, сюртук изношен, локти в дырках; сквозь его ботинки сочилась вода, а сквозь душу — звезды.

 

10. Если бы не было того, кто любит, солнце погасло бы.

 

Изображение с LesMiserables.wikia

 

Можете ли вы представить, чтобы кто-то так сильно любил вас на протяжении 185 лет? Потому что, хотя они наверняка прошли бы через свою жизнь и достигли бы того великого, что их ожидает, их любовь на самом деле сохраняется благодаря чернилам и страницам, которые продолжают циркулировать по миру. Счастливейших годовщин свадьбы, Мариус и Козетта Понмерси, пусть ваши души будут переплетены и влюблены навеки.

 

через GIPHY

 

Характерное изображение через IMDb

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.