Книга восточная: Издательство Восточная книга | Купить книги в интернет-магазине «Читай-город»

Содержание

Традиционная восточная книга, часть 1: leninka_ru — LiveJournal

А вот сейчас будет чудесное. Начинаем цикл публикаций о традиционной восточной книге, которую мы все так любим и которой не устаём удивляться. Цикл родился из записей к практическому занятию, проведённому в рамках семинара реставраторов в Центре восточной литературы РГБ в апреле этого года. Все тексты принадлежат главному библиотекарю ЦВЛ РГБ Ольге Ижбулатовой; авторы фотографий — Ольга Ижбулатова и Мария Говтвань. Все сфотографированные книги хранятся в РГБ. Будут некоторые пересечения с уже ранее публиковавшимися у нас материалами (я буду давать ссылки, и всякий идущий по ссылкам будет вознаграждён дополнительными фотографиями и пояснениями), порой — повторение пройденного, но в основном — новые сведения и подробности. Интересные примеры реставрации тоже будут показаны.

Часть 1. Дальний Восток. Ранние формы книг

Как мы все помним, Дальний Восток — это регион мира, в состав которого входит Восточная Азия. Поэтому история книги Дальнего Востока начинается в Китае. Со временем традиционные формы китайской книги, равно как и китайская письменность, распространились в Японию, Корею и Вьетнам.

Древнейшие памятники китайского письма — надписи на гадательных костях эпохи Шан-Инь, XVI–XI века до нашей эры. Письменные тексты эпохи Чжоу (XI век до нашей эры — 256 год до нашей эры) встречаются чаще всего в виде надписей на бронзовых сосудах.

Самые ранние китайские книги были написаны на деревянных планках. Это период с V века до нашей эры до IV века нашей эры. В качестве писчего материала также использовалась шёлковая ткань.

По преданию, бумага была изобретена в 105 году, однако археологические находки опровергают эту дату: существуют образцы значительно более ранней бумаги. К началу IV века бумага заменила деревянные дощечки.

В период с V по X век создавались книги в форме свитков на шёлке и на бумаге:

Изображение свитка в книге «Буддизм и китайское книгопечатание» (Тайбэй, 2012):

Футляр из бамбука (провинция Гуйчжоу):

Помимо свитка из одной ленты, обернутой вокруг стержня, известно о существовании ещё одного вида свитка. Речь идёт о так называемой вихревой брошюровке (сюаньфэн-чжуан). Считается, что она представляла собой свиток из нескольких положенных друг на друга листов одинаковой высоты и разной длины, из которых самый верхний был самым коротким. Сохранилось всего несколько книг, обнаруженных в монастыре Дуньхуан, которые предположительно (!) имели форму вихревой брошюровки:

(Сравните совсем иное определение вихревой брошюровки, которое предлагают другие источники.)

Направление письма сверху вниз и справа налево было свойственно китайской книге с момента её возникновения. Оно поменялось на европейское только в начале XX века, когда китайское книгопечатание начало поддаваться сильнейшему западному влиянию. Тем не менее традиционное направление письма до сих пор широко используется на Тайване. В книгах, изданных в наши дни в континентальном Китае, тоже иногда можно увидеть текст, напечатанный в столбик.

В начале I-го тысячелетия нашей эры в Китай начал проникать буддизм. Благодаря буддизму китайцы познакомились с индийской книгой на пальмовых листьях — потхи. Китайцы заимствовали эту форму. Книга-потхи (по-китайски фаньцзя-чжуан) представляет собой стопу листов бумаги прямоугольной формы, которая может быть вложена между двумя досками и соединена шнуром.

В эпоху Тан (618–907 годы) появилась форма книги гармоника. Несколько листов склеиваются в ленту, фальцуются, затем к ним приклеиваются верхняя и нижняя обложки. Впоследствии сфера применения «гармоники» (цзинчжэ-чжуан) значительно сузилась, но буддийские тексты продолжали издаваться именно в этой форме:

«Гармоника» в раскрытом виде. У сгиба маленькими иероглифами напечатаны номер тома (сверху) и номер листа (снизу):

«Гармоника». Алмазная сутра. Красным цветом напечатан текст сутры, чёрным — комментарий:

В следующем выпуске — о том, насколько непохож на всё европейское лист китайской книги.

Друзья, а вдруг вам это далеко не так интересно, как я надеюсь? Напишите, пожалуйста.

В следующих частях: Лист китайской книги | Три основных вида брошюровки старопечатных восточных книг: «бабочка», прошивная и обёрточная | «Яшма в золотой оправе», книга с «лохматыми» краями, обрезы и футляры

Книга Восточная магия читать онлайн Ольга Крючкова

Ольга Крючкова, Елена Крючкова. Восточная магия

 

Введение

 

Магия – понятие, которое используется для системы мышления, при которой человек обращается к тайным силам и желает влиять на события. Также, это реальное или кажущееся воздействие на материи, некий символический обряд или действо.

 

Итак, если вы держите в руках эту книгу, значит, вас заинтересовала восточная магия. Ведь именно о ней и пойдет здесь речь!

 

В первой части книги речь пойдёт о древнеегипетской магии. Здесь будут рассмотрены амулеты, масла, основы древней египетской нумерологии. Во второй – краткий обзор магии древнего Судана и Вавилона.

 

Третий раздел книги посвящается китайской магии. В этой части будут рассмотрены основы фэн-шуй, китайская нумерология и широко известный китайский гороскоп. А также приводится ряд китайских оберегов (колдовские печати).

 

Четвёртый раздел посвящён японской магии. В ней предоставлен обзор японских демонов и японских гаданий, в частности, оммёдо. Оммёдо – это учение об Инь и Ян, традиционное оккультное японское учение, которое пришло в Японию из Китая в начале VI века, как система гаданий. Оно совмещает в себе даосизм, синтоизм, буддизм, китайскую философию и ряд естественных наук. Человека, который практикует оммёдо, называют оммёдзи. К умениям оммёдзи традиционно относят всевозможные гадания, изгнание злых духов и защиту от проклятий. Также оммёдзи может призывать духов, заключенных в бумажном листе – сикигами.

 

В этом разделе вы можете ознакомиться с гофу.

Гофу или офуда – это разновидность японского талисмана или амулета, которую можно получить в синтоистском храме. Она вешается в доме, как защитный амулет (гофу). Иногда её называют симпу.

 

Пятый раздел посвящен корейской магии. Он содержит обзор шаманизма в Корее и корейский гороскоп.

 

В шестом разделе вы познакомитесь с основами индийской магии. В нём даётся обзор Аюрведы, целебные свойства металлов, драгоценностей и цветов в Аюрведе, а также информация о чакрах, мудрах (йоге пальцев), основах индийской нумерологии. А также обзор и заклинания из древнейших трактатов Атхарваведы и Агрусадапарикшай.

 

Седьмой раздел книги посвящается зороастрийской астрологии и включает в себя зороастрийский гороскоп (астрологическую систему).

 

И восьмой раздел книги посвящается демонам, магическим печатям и призыву духов. В этом разделе приводится «Лемегетон» или Малый ключ царя Соломона (Соломон – легендарный правитель Израильского царства, живший примерно в X веке до н. э.). Это один из наиболее известных гримуаров, содержащих сведения о демонологии и гоэтии (средневековая магическая традиция вызова демонов и составления талисманов).

 

Авторы-составители предприняли попытку максимально объединить в книге разрозненные сведения, дошедшие до наших дней, о древней восточной магии. Материал подаётся в простой доступной форме. Книга предназначена для тех, кто увлекается эзотерикой, а также историей и культурой древнего Востока.

 

Раздел 1

 

Древнеегипетская магия

 

Около 3000 г. до н. э. египетская магия переживала подлинный расцвет. Немудрено, что само слово «Египет» прочно ассоциируется у нас с оккультизмом. Как известно, современный термин «магия» произошел от семитского корня imga, а одно из древнейших обозначений Египта (kemt – «темный», «тьма») превратилось в стойкий атрибут египетской магии – «чёрная». Тем не менее, «чёрным» Египет был назван скорее по ассоциации с цветом земли, затопляемой водами Нила.

Термин «алхимия» (араб. al-kimiyya) также происходит от древнего названия Египта.

ТОП-7 книг с восточной страстью и западной интригой

О загадочном востоке среднестатистический обыватель знает мало. Другая религия, другой климат, другие взгляды и традиции. Да и под термин «восток» попадает как Индия, так и какая-нибудь арабская страна. И тем не менее, тысячи лет восточная мудрость будоражит умы, восточные сказки – фантазию, восточный темперамент – чувства. Мы знаем мало, но книги могут приоткрыть завесу тайны в мир пустынь, ночных видений и страсти. Эта тема хорошо раскрыта в литературе, а по накалу страстей и интриге даст фору любым женским романам, детективам и серьезной прозе. Перед вами самые лучшие книги с колоритом восточных стран за последние годы.

1. «Сандаловое дерево», Элли Ньюмарк

Интригующая книга в лучших традициях приключенческого и романтического повествования, приправленная тайнами и загадками, историческими флэшбеками и, конечно, восточным шармом. События в романе происходят в индийской деревеньке, куда уж ближе к пониманию этой культуры. Главные герои же – люди западной цивилизации.

Эви с мужем и сыном приезжают в Индию и селятся в древнем бунгало в небольшой деревне. Женщина надеется, что поездка сплотит их семью, однако чужая страна слишком экзотична и непонятна, муж отдаляется, а у нее нет чем заняться, нет своего дела. Однако наводя порядок в их новом доме, Эви обнаруживает тайник с письмами. Разобравшись в ветхих листах, женщину поглощает история владелицы писем, что жила здесь 100 лет назад. Эви не раздумывая кидается в поиски дальше и дальше, а роман в письмах увлекает нас в глубины чужих жизней и большой истории, завлекая ароматом тайн и индийских пряностей. Такая увлекательная книга, читающаяся за один присест, идеально подойдет для отпуска. 


2. «Далекие шатры», Мэри Маргарет Кей

Эту эпичную саг, называемую одной из самых значимых для нашего времени, критики в свое время сравнили с «Унесенными ветром» Митчелл и «Поющими в терновнике» Маккалоу. И правда, динамики и событий тут хватит на десять первоклассных томов. Перед нами одна из самых значимых книг, написанных женщинами.

Аристократ по рождению, Аштон волей судьбы воспитывался простой индийской женщиной и считает, что его родина – именно Индия. Согласно древним легендам, он хранил веру, что за заснеженными вершинами гор Дур-Хайма, которые еще называют Далекими Шатрами, он найдет свое счастье и предназначение. И действительно после смерти приемной матери он едет учиться в Англию, чтобы вернуться в Индию уже мужчиной. Здесь его не считают своим, а он не думает, что англичанин. Потерянный среди двух стран, он должен сопроводить двух принцесс через горною кряду на их свадьбы. В долгом пути он влюбляется в одну из девушек и эта любовь взаимна. У нее нет будущего, но события начинают развиваться совсем по-другому. 


3. «Шантарам», Грегори Дэвид Робертс

О «Шантараме» не слышал разве что человек, который никогда ничего не читает и не заходит в интернет. Этот роман стал одним из самых значимых и продаваемых в 21 веке. В мире продано свыше 4 миллионов экземпляров книги, она получила огромное количество разных премий и номинаций. Самого автора Грегори Робертса сравнивают то с Хемингуэем, то с Мелвиллом. 

На самом же деле перед нами реальная история человека, которому удалось вырваться из самых трущоб и низов общества наверх, просто немного приправленная художественной каймой. Подобно самому писателю, главный герой имел проблемы с законом и долгое время скрывался от правосудия. Лишившись возможности видеться с ребенком после развода, он связался с наркотиками, получил срок в Австралии и бежал от заключения в Бомбей. Там началась его новая жизнь и познание этой новой, такой странной культуры. Здесь он был фальшивомонетчиком, контрабандистом, банальным вором, продавал оружие, ввязывался в разборки индийской мафии, которая еще жестче, чем итальянская. Но самое главное, что ему удалось уцелеть, найти свою любовь и завязать с прошлой жизнью.


4. «Сорок правил любви», Элиф Шафак


Абсолютный мировой бестселлер своего времени, книга, переведенная на 30 языков по всему миру и главное, пробуждающая даже в израненном сердце веру в будущее. Тут также тесно переплетаются Восток и Запад, показывая, что для истинных чувств неважны места и география.

События романа поделены на два временных пласта. Один сюжет идет по канве нашего времени, второй происходит в тринадцатом веке. Там, в небольшом восточном поселении, несколько людей, которые считают себя поборниками традиционной веры, платят лучшему убийце, чтобы расправиться с Шамсом Тебризи, проповедником, рассказывающим о непонятных 40 правилах настоящей любви. Те, кто искренне верит в силу чувств и в искренность, в доброту и правду, долго не живут и многим мешают. В настоящее время девушка, главная героиня, трудящаяся в литературном агентстве, получает на проверку и вычитку рукопись, которая отсылает ее в те события минувших веков. Чем дальше она читает роман, тем больше влюбляется в его автора, даже не видя творца ни разу в живую.


5. «Кровь цветов», Анита Амирезвани

Пожалуй, можно смело сказать, что «Кровь цветов» – один из самых ярких дебютных романов последнего времени из США. Тем удивительнее, что эта история происходит в восточных декорациях. Это также удивительный роман о семейных узах и самых мрачных скелетах в шкафах.Героиня считает город Исфахан городом мечты и грез. Здесь вверх устремляются красивейшие мечети, висят над величественными реками красивые мосты, базары и улицы образуют лабиринт, а на улице запросто можно встретить гарем шаха в полном составе. Но больше всего в этом городе ценят ковры невероятного качества, которые буквально могут цениться выше золота и чести. И героиня понимает, что продаст даже душу, чтобы тоже творить искусство коврового мастерства. А сама ее судьба похожа на плетение искусного ковра.


6. «Имя мне – Красный», Орхан Памук

Памук – известнейший писатель родом из Турции, обладатель множества престижных наград, самой значимой из них является Нобелевская премия. Почти все его романы так или иначе затрагивают Стамбул, описанный с невероятной любовью и знанием самых потаенных его уголков. Памук мастерски рассказывает о величественных рассветах и трагичных закатах Стамбула.  

Но самое главное, во всех его рассказах и книгах неминуемо встречаются восточная и западная культуры. Именно эта встреча подробно и мастерски описывается в этом романе мэтра большой прозы. Как и во всех книгах автора, события перенесены в Стамбульские кварталы шестнадцатого века. Здесь воедино сплетаются любовь и вражда, детективные мотивы и исторические справки, таинства создания миниатюр и восточные легенды. Турецкий султан повелел изготовить книгу, в которой бы сочетались элементы сразу двух культур – неслыханный вызов для своего времени. Художники сомневаются и бояться прогневать кого-то, кто может быть и могущественнее султана. И проливается кровь, алая, словно миниатюры в таинственной книге.


7. «Али и Нино», Курбан Саид

Пожалуй, книга заслуживает звание самого таинственного произведения 20 века. Впервые она издавался почти полвека назад в Германии. После этого оригинал исчез без следа, будто магическим образом, а весь мир гадает и пытается выяснить, кого же скрыл псевдоним – опытного мастера или писателя-новатора. Нет никаких зацепок и никаких отсылок к настоящей личности этого человека 

Вдвойне удивительно, что автор скрывает свое имя, ведь он создал удивительную и даже гениальную историю. Здесь мы получаем сильную и несломленную никакими обстоятельствами романтику, сама история бежит по двум сюжетам то на Кавказе, то в Иране, и все это на фоне искусно истории прошлого века, самого его начала. В наши дни роман бесчисленное количество раз переиздавался и переводился.  

Восточные загадки и тайны всегда будут манить нас красотой и величием. Возможно, эти книги хоть немного откроют завесу тайны и увлекут нас в непостижимый мир восточной души. 

какие книги помогут вернуть равновесие разным знакам зодиака

Мы живем в эпоху, когда каждый ищет опору — в семье, работе, увлечениях, качественной литературе или астрологии. Мы уверены, что эффективнее всего — сочетать все пункты. Вместе с книжным сервисом ЛитРес составили гороскоп психологических книг, которые помогут обрести гармонию и спокойствие именно вам

Книжный гороскоп: какие книги помогут вернуть равновесие разным знакам зодиакаОвен (21 марта — 19 апреля)

«Искусство отдыха. Как качественно отдыхать в эпоху вечной занятости», Клодия Хэммонд

«Искусство отдыха. Как качественно отдыхать в эпоху вечной занятости», Клодия ХэммондОвны зачастую неутомимы — работа, дом, тысяча дел сейчас и еще столько же грандиозных планов на будущее. Вы не устали? Отдых — одно из важнейших условий успеха для тех, кто хочет играть вдолгую. Эта книга для тех, кто даже в выходные не может расслабиться, все воскресенье думает о делах, предстоящих в понедельник, а во время отпуска не расстается с ноутбуком. Автор рассказывает, как все-таки научиться «отключать» свой мозг и

бороться с тревогой в свободное от работы время. Тут вы найдете и техники релаксации, и варианты нетипичного досуга (ну вдруг вам надоело смотреть сериалы?), и интересные научные данные о том, как наш организм отдыхает и какие для этого нужно соблюсти условия. Прочитайте и расслабьтесь — это правда поможет вам свернуть горы. 

Телец (20 апреля — 20 мая)

«Погружение в себя. Как понять, почему мы думаем одно, чувствуем другое, а поступаем как всегда», Владислав Чубаров

«Погружение в себя. Как понять, почему мы думаем одно, чувствуем другое, а поступаем как всегда», Владислав ЧубаровРациональность и практичность Тельцов достойна восхищения, однако даже им не всегда удается совладать со своими эмоциями в эти непростые времена. Книга психолога Владислав Чубарова посвящена самым распространенным вопросам, с которыми сталкивается каждый из нас: проблемы с самооценкой, контроль эмоций, гнетущее чувство вины, невозможность примириться с прошлым… Автор подробно разбирает все эти проблемы, а затем дает практические рекомендации и упражнения для тех, кто хочет поработать со своими «болевыми точками». Эта книга о душе, становлении личности и выстраивании здоровых взаимоотношений с собой и окружающими. Есть над чем подумать.

Книжный гороскоп: какие книги помогут вернуть равновесие разным знакам зодиакаБлизнецы (21 мая — 20 июня)

«С тобой я дома. Книга о том, как любить друг друга, оставаясь верными себе», Ольга Примаченко «С тобой я дома. Книга о том, как любить друг друга, оставаясь верными себе», Ольга ПримаченкоБлизнецы дружелюбные, переменчивые и разносторонние, и эти прекрасные качества порой играют с ними злую шутку. Как научиться не слишком подыгрывать другому человеку? Как не «растворяться» в том, кого любишь, помня о своих интересах и желаниях? Книга Ольги Примаченко, автора бестселлера «К себе нежно», как раз об этом. Вы узнаете, что такое гармоничные отношения, как экологично отстаивать свою точку зрения, не обижая партнера, как сохранить личное пространство и тем самым сделать союз еще более крепким. Текст напоминает доверительный разговор с мудрым другом, который не поучает, а аргументированно раскрывает свою позицию и дает действительно ценные советы.

Рак (21 июня — 22 июля)

«Искусство заботы о душе. 100 инсайтов дзен-буддийского монаха о жизни без стресса», Шунмио Масуно «Искусство заботы о душе. 100 инсайтов дзен-буддийского монаха о жизни без стресса», Шунмио МасуноЕсли вы Рак, то для вас наверняка особенно важна семья, отношения и домашнее тепло. Ракам не занимать проницательности и мудрости, и эти качества всегда полезно «прокачивать». Автор этой книги — монах и настоятель японского дзен-буддийского храма в Японии. Он, как и многие последователи дзен-буддизма, ищет счастье в повседневности, рутинных делах, в каждом моменте настоящего. Монах прошел долгий путь саморазвития и написал компактную книгу, в которой перечислил свои главные открытия — по пунктам, без «воды». Уверены, что некоторые умозаключения покажутся вам знакомыми, однако будет нелишним о них вспомнить. Шунмио Масуно очень вдохновляюще говорит о маленьких радостях каждого дня, теплоте общения и умении увидеть свет даже в самое темное время.

Книжный гороскоп: какие книги помогут вернуть равновесие разным знакам зодиакаЛев (23 июля — 22 августа)

«Ты вся светишься! Как зажечь внутреннее солнце и найти путь к счастью», Лаура Малина Сейлер

«Ты вся светишься! Как зажечь внутреннее солнце и найти путь к счастью», Лаура Малина СейлерИногда даже уверенным в себе и ярким Львам нужна поддержка.
Книга, написанная с уважением и любовью к читателю, как будто декларирует: «Как же круто, что ты есть! Ты лучше всех!» Психолог и известный блогер Лаура Малина Сейлер убедительно рассуждает о женской силе и необходимости взять жизнь в свои руки. Это не значит, что вам нужно взвалить на себя еще больше груза ответственности (не сомневаемся, что этого и так хватает), но важно поверить в собственные силы и возможность управлять судьбой, выбирать занятия и окружение по душе, притягивать именно то, что вам нужно. Отличное мотивационное чтение для тех, кто хочет повысить самооценку и раскрыть свои таланты. Пусть все получится!

Дева (23 августа — 22 сентября)

«Хватит быть для всех хорошей! Как выстроить личные границы и перестать делать то, чего не хочешь», Ребекка Рид «Хватит быть для всех хорошей! Как выстроить личные границы и перестать делать то, чего не хочешь», Ребекка РидДевы такие педанты и перфекционисты, что зачастую загоняют в угол сами себя. Синдром отличника знаком многим представителям этого знака, но, может, пора уже выдохнуть? Эта книга написана специально для «хороших девочек», которые во всем преуспели, но слегка утомились… Автор объяснит, что такое личные границы и как они устанавливаются в раннем детстве, почему нужно эти границы оберегать, зачем учиться говорить «нет» и почему так важно наконец принять собственную «неидеальность». Полезное чтение для тех, кто стремится к внутренней свободе, не токсичному общению и умению отстаивать свои интересы. Жаль, что все это не преподают в школе, — жить было бы намного легче.

Книжный гороскоп: какие книги помогут вернуть равновесие разным знакам зодиакаВесы (23 сентября — 22 октября)

«Куда бы ты ни шел — ты уже там. Осознанная медитация в повседневной жизни», Джон Кабат-Зинн «Куда бы ты ни шел — ты уже там. Осознанная медитация в повседневной жизни», Джон Кабат-ЗиннВесам знакомо чувство постоянного сомнения, желание сделать так, чтоб уж наверняка все было хорошо и даже идеально… Похвально! Но как быть с нарастающей тревогой? Джон Кабат-Зинн, профессор медицины и доктор биологии, рассказывает, как мы в суете повседневной жизни упускаем самое главное — текущий момент. С помощью практики «светской медитации», подробно описанной в этой книге, можно вернуть себе душевную гармонию и даже улучшить когнитивные функции, такие как память и концентрация внимания. Уделяйте этим простым упражнениям 5–10 минут в день, и результат не заставит себя ждать.

Скорпион (23 октября — 21 ноября)

«Ты не одна. Как забыть одиночество и найти счастье внутри себя», Анна Мохова «Ты не одна. Как забыть одиночество и найти счастье внутри себя», Анна МоховаМногие представители знака Скорпион могут похвастаться своим внутренним стержнем и в хорошем смысле «приземленностью». При этом им не чуждо гнетущее чувство одиночества — будто бы не хватает поддержки от близких людей. Однако автор этой книги уверена, что подобные мысли свойственны всем людям, а истинную опору нужно искать внутри себя. Психолог Анна Мохова рассуждает о мифах, связанных с женским одиночеством, и рассказывает истории возникновения этих социальных штампов, которые мешают нам жить счастливо. Читая эту книгу, вы задумаетесь о собственных потребностях, которые не навязаны обществом, а важны именно для вас. Так уж ли вы одиноки, как это кажется вашей бабушке или коллеге? По мнению автора, умение слышать себя и понимать собственные желания и есть секрет истинного счастья.

Стрелец (22 ноября — 21 декабря)

«Комфортная книга», Мэтт Хейг
«Комфортная книга», Мэтт ХейгСтрельцам, которые вечно борются за справедливость и отстаивают не только свои, но и чужие интересы, тоже иногда нужно замедлиться и немного успокоиться. Эта книга написана британским писателем Мэттом Хейгом с терапевтической целью. Сборник историй читается на одном дыхании, а за простыми сюжетами легко разглядеть собственную жизнь. Попутно автор дает множество полезных советов: как проснуться в хорошем настроении, спасти дурацкий день, научиться замечать хорошее даже в самые трудные времена, ценить красоту мгновения… Книга правда очень комфортная — читайте ее вечером за чашечкой чая и ни о чем не тревожьтесь хотя бы в эти минуты.

От первого лица: 7 книг известных дизайнеров, которые стоит прочитать Читать

Книжный гороскоп: какие книги помогут вернуть равновесие разным знакам зодиакаКозерог (22 декабря — 19 января)

«Время услышать себя. Практики осознанности, доброты и сострадания к себе на целый год», Анна Блэк «Время услышать себя. Практики осознанности, доброты и сострадания к себе на целый год», Анна БлэкКозероги обожают ставить цели, все планировать и двигаться, соблюдая заданный курс. Не сомневаемся, что эта книга вам точно понравится — в ней собраны практики, аффирмации, несложные психотерапевтические задания и медитации на каждый день. Это годовой план — смысл в том, чтобы регулярно уделять внимание своему внутреннему состоянию и посмотреть, насколько более стабильным оно станет в обозримом будущем. Идея в том, чтобы не вгонять себя в стресс радикальными переменами, а подниматься наверх маленькими шажками — именно так специалисты советуют внедрять полезные привычки. Вы научитесь распознавать свои эмоции и совладать с ними, быстро справляться с тревогой и страхами, в целом ощущая себя более спокойным человеком.

Водолей (20 января — 18 февраля)

«Искусство жить просто. Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь», Доминик Лоро

«Искусство жить просто. Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь», Доминик ЛороЧто можно посоветовать творческим Водолеям, которые всегда выбирают небанальные решения? Например, задуматься о своем стиле жизни и соединить на первый взгляд несоединимое — японский минимализм и французскую легкость. Эта книга описывает практики, которые помогут делать каждый день чуть ярче, сочетая восточную и западную философию. Тут и полезные привычки, и идеи для досуга, и цитаты великих людей. Автор предлагает пересмотреть свою рутину так, чтобы избавиться от лишнего, приглушить информационный шум, и обратить внимание на то, что действительно доставляет удовольствие или приносит хороший результат. Начнете с уборки, а закончите новыми ритуалами — это правда увлекательно! 

Рыбы (19 февраля — 20 марта)

«Все дороги ведут к себе. Путешествие за женской силой и мудростью», Юлия Пирумова
«Все дороги ведут к себе. Путешествие за женской силой и мудростью», Юлия ПирумоваГештальт-терапевт Юлия Пирумова сравнивает каждую женщину с Красной Шапочкой, которая оказалась совсем одна посреди опасного леса. И ее жизнь зависит от того, насколько она готова отказаться от инфантильных иллюзий и посмотреть на мир реалистично. В целом Рыбы склонны мечтать и фантазировать — это их сильная сторона. Но слабая тоже — так обычно и бывает. Эта книга поможет осознать собственную ценность, повысить самооценку и перестать цепляться за ошибки прошлого. Автор предлагает каждому человеку внимательно проанализировать свой путь, чтобы выявить закономерности, отказаться от негативных паттернов и прийти к душевному равновесию. Звучит многообещающе, не правда ли?

А по специальному промокоду INSTYLEABON на сайте сервиса все читатели получат скидку 20% на ЛитРес: Абонемент на 1 месяц.

Лучшие книги по психологии Читать

Как полюбить себя: 5 книг с лайфхаками Читать

Читаем отрывок: «Дарвиния» Роберт Чарльз Уилсон | Книги, Отрывки

У нас на сайте — первые главы фантастического романа «Дарвиния» Роберта Чарльза Уилсона, автора «Спина». Книга рассказывает об удивительном чуде — в начале XX века на месте Европы появился континент Дарвиния, обиталище невиданных растений и опаснейших тварей. Весь мир переживает это по-разному, кто-то считает даром Божьим, а кто-то видит в этом новый фронтир…

Впервые на русском!

В 1912 году случилось Чудо, и история свернула в новое русло. На месте старой Европы появилась Дарвиния, удивительный континент — обиталище невиданных растений и опаснейших тварей. Люди, те, кто выжил, восприняли Чудо по-разному. Для одних это глобальная катастрофа, для других — акт божественного творения, для третьих — шанс создать новую империю.

Молодой фотограф Гилфорд Лоу, уроженец США, где теперь царит религиозный фундаментализм, отправляется на Дарвинию в составе исследовательской экспедиции. Он даже не в силах вообразить, какие испытания поджидают его на этом пути — и какое умопомрачительное открытие ему предстоит совершить…

* * *

Со временем члены экипажей уцелевших пароходов придумали собственные истории — небылицы, нисколько не соответствующие действительности, и к тому моменту, когда «Оденсе» пересек пятнадцатый меридиан, Гилфорд Лоу успел услышать большинство из них.

Пьяный стюард поведал ему о месте, где встречались два океана: старая Атлантика двух Америк и новая Атлантика Дарвинии. Граница между ними, по словам стюарда, четкая, как грозовой фронт, и вдвое коварнее. Один океан стал вязким, точно масло, и живые существа, пытавшиеся пересечь линию раздела, неминуемо погибают. Вся прилегающая зона усеяна трупами животных, известных и неведомых: дельфинов, акул, китов-полосатиков и голубых китов; угреоидов, морских бочонков, рыб-пузырей и рыб-бабочек. Они покачиваются на волнах, устремив в небо белесые невидящие глаза, бок к боку, нос к хвосту. В ледяной воде трупы сохраняются до жути долго, служа мрачным предостережением опрометчивым судам, что отважились вторгнуться в их плотные зловонные ряды.

Гилфорд прекрасно знал, что эта история — всего лишь миф, страшилка для легковерных. И все же, как и в любой миф, услышанный в должный момент, в него было несложно поверить. Гилфорд облокотился на потускневший от морской соли планшир. Ветер сдувал с волн клочья пены, но на западе облака расползлись, и закатное солнце простерло над водой длинные пальцы. Где-то за восточным горизонтом, пугая и маня обещанием нового мира, лежала преображенная Европа, невероятный континент, который в газетах все еще именовали Дарвинией. Быть может, под килем парохода и не шныряли рыбы-пузыри, а берега всех материков омывали одинаковые соленые воды, но Гилфорд знал, что пересек вполне реальную границу и что центр гравитации неуклонно смещается от привычного к неведомому.

Он отошел от леера. Ладони у него были такие же ледяные, как латунная перекладина, за которую он только что держался. За свои двадцать два года он ни разу не бывал в море — до прошлой пятницы. Слишком долговязый, чтобы стать хорошим моряком, Гилфорд терпеть не мог передвигаться по тесным лабиринтам «Оденсе», который до Чуда много лет исправно перевозил пассажиров под флагом датской пароходной компании, и предпочитал проводить время в каюте с Каролиной и Лили, а если не слишком холодно, то на палубе. Пятнадцатый меридиан был западной кромкой огромного круга, рассекшего земной шар на две части, и Гилфорд очень надеялся, что ему удастся хотя бы краешком глаза взглянуть на водный мир Дарвинии. Пусть это будут не тысячи мертвых угреоидов, «спутанных, точно волосы утопленницы», а хотя бы морской бочонок, вынырнувший на поверхность, чтобы наполнить воздухом легочные мешки. Вот бы увидеть хоть что-нибудь, что скажет о близости нового континента, пусть даже простую рыбу. Впрочем, Гилфорд отдавал себе отчет в том, что это наивно, и изо всех сил старался утаить страстное желание от товарищей по экспедиции.

Внизу, под палубой, было тесно и парко. Гилфорду с семьей отвели крохотную каюту в средней части парохода; Каролина выходила из нее крайне редко. На нее накинулась морская болезнь, едва «Оденсе» вышел из Бостона. Теперь уже легче, упрямо твердила Каролина, но Гилфорд видел, что жене плохо, что у нее дурное настроение, хотя она сама практически в приказном порядке настояла на том, чтобы отправиться в путешествие.

И тем не менее каждый раз, входя в каюту, Гилфорд словно заново переживал тот миг, когда влюбился в нее. Выпрямив спину, Каролина сидела на краю койки и расчесывала волосы медитативными движениями, повторявшими изгиб ее шеи, проводя перламутровой щеткой от корней до кончиков. Ее большие глаза были полуприкрыты. Она походила на принцессу в опиумном забытьи: отрешенная, мечтательная, всегда печальная. Просто красавица, подумалось Гилфорду. И снова возникло желание сфотографировать ее. Незадолго до свадьбы он уже пытался сделать портрет жены, но результат его не удовлетворил. Сухие фотопластинки не могли передать все нюансы выражения ее лица, всю роскошь волос, эти бесчисленные оттенки черного.

Он присел рядом, подавив соблазн прикоснуться к ее обнаженному плечу в вырезе домашней кофты. В последнее время Каролина не слишком-то благосклонно относилась к его прикосновениям.

— От тебя пахнет морем, — сказала она.

— А где Лил?

— Вышла в уборную.

Гилфорд потянулся поцеловать жену. Каролина покосилась на него и подставила щеку. Щека была прохладная.

— Пора одеваться к ужину, — произнесла женщина.

 

Пароход был объят тьмой. Тусклого света редких электрических лампочек не хватало, чтобы изгнать сумрак из узких коридоров, отчего они казались еще уже. Гилфорд привел Каролину и Лили в полутемное помещение, служившее салоном. Там за столом судового врача, тучного датчанина, питавшего чрезмерное пристрастие к выпивке, собралась горстка ученых.

Натуралисты спорили о таксономии. Доктор разглагольствовал о сыре.

— Но если мы заново создадим всю линнеевскую систему классификации…

— Это именно то, чего требует ситуация!

— …Сложно будет удержаться от искушения выдвинуть гипотезу о родстве и взаимосвязи отдельных видов…

— Гьедсар! В те времена мы ели гьедсар даже на завтрак! Апельсины, ветчина, колбаса, ржаной хлеб с красной икрой! Вот это я понимаю, настоящий frokostобед (дат.). Не то что эти жалкие крохи. О! — Доктор заметил Гилфорда. — А вот и наш фотограф с семейством.

Прелестная сударыня! Юная барышня!

Ужинавшие потеснились, освобождая места за столом. Гилфорд уже подружился с натуралистами, в особенности с ботаником по фамилии Салливан. Каролина, хотя и скрашивала своим присутствием застолья, крайне редко принимала участие в общей беседе. Зато Лили успела завоевать все сердца. Ей не было еще и четырех, но мать обучила ее основным правилам этикета, и против ее любознательности ученые ничего не имели… за исключением разве что Престона Финча, начальника экспедиции, который терпеть не мог детей. Но Финч сидел на противоположном конце длинного деревянного стола, всецело завладев вниманием соседа, гарвардского геолога. Лили устроилась рядом с матерью и принялась аккуратно разворачивать салфетку. Ее макушка едва виднелась над столешницей.

Доктор расплылся в улыбке — Гилфорд не преминул отметить, что он уже слегка пьян.

— Наша маленькая Лилиан, кажется, голодна. Будешь свиную отбивную, Лили? Да? Не бог весть что, но есть можно. С яблочным соусом?

Лили кивнула, стараясь не морщиться.

— Прекрасно. Прекрасно. Лили, мы уже наполовину переплыли это огромное море. Преодолели полпути до Европы. Ты рада?

— Да, — послушно отозвалась девочка. — Но мы с мамой плывем только до Англии. В Европу папа поплывет один, без нас.

Малышка, как и большинство людей, привыкла различать Европу и Англию. Хотя Чудо преобразило Англию точно в той же степени, что и Германию с Францией, англичанам удалось вернуть часть своих прежних территорий, заново отстроить Лондон и морские порты и сохранить контроль над флотом.

Престон Финч на другом конце стола начал прислушиваться к разговору, презрительно кривя губы под жесткой щеткой усов.

— Ваша дочь проводит ложное разграничение, мистер Лоу.

Застольные разговоры на «Оденсе» были не такими оживленными, как ожидал Гилфорд. Отчасти причина крылась в самом Финче, авторе «Явления и откровения», канонического текста, который был написан еще до Чуда 1912 года и положил начало ноеву натурализму.

Седой, высокий и начисто лишенный чувства юмора, Финч едва не лопался от сознания собственной важности. Его репутация в профессиональном мире была безупречной; он провел два года на берегах рек Колорадо и Руж, собирая доказательства того, что Всемирный потоп имел место в действительности, а после Чуда стал ключевой фигурой в движении ноева возрождения. Остальные ученые в той или иной степени имели вид раскаявшихся грешников, за исключением ботаника, доктора Салливана, который был старше Финча и потому считал свое положение достаточно прочным, чтобы иногда поддразнивать корифея цитатами из Уоллеса или Дарвина. Раскаявшиеся эволюционисты, чьи заслуги выглядели куда скромнее, вынуждены были вести себя более осмотрительно. В целом положение вещей не способствовало непринужденной дискуссии.

Сам Гилфорд за столом чаще помалкивал. Фотографу не по чину высказывать свое мнение по научным вопросам, и, пожалуй, оно и к лучшему.

Судовой врач бросил на Финча насупленный взгляд и попытался завладеть вниманием Каролины.

— Вы уже знаете, где остановитесь в Лондоне, миссис Лоу?

— Мы с Лили будем жить у родственников, — отвечала та.

— Вот как! Английский кузен! Солдат, охотник или лавочник? Нынче в Лондоне всего три категории людей.

— Вы определенно правы. Они держат скобяную лавку.

— А вы отважная женщина. Жизнь на новых землях…

— Это всего лишь на время, доктор.

— Пока мужчины будут охотиться на снарков! — (Несколько ученых недоумевающе воззрились на врача.) — Льюис Кэрролл! Англичанин! Вас что, совсем ничему не учили?

Молчание. Наконец заговорил Финч:

— Европейские авторы в Америке не в чести, доктор.

— Ну разумеется. Прошу прощения. Человеку свойственна забывчивость — если этому человеку повезло. — Врач с вызовом посмотрел на Каролину. — Лондон был одним из крупнейших городов мира. Вы знаете об этом, миссис Лоу? Ничего общего с той дырой, в которую он превратился. Сплошные лачуги, уборные и грязь. Эх, как бы я хотел показать вам Копенгаген! Что за город! Вот где была цивилизация!

Гилфорду доводилось встречать людей вроде этого врача. В Бостоне такого можно увидеть в любом прибрежном кабаке. Очередной, чудом уцелевший европеец, мрачно пьющий за Лондон, Париж, Прагу или Берлин, ищущий, к какому бы клубу прибиться, в какой бы орден вступить, где бы услышать родную речь, даром что все эти города, клубы и ордены теперь мертвы или умирают.

 

Каролина ела молча, и даже Лили притихла. Все за столом прониклись смутным пониманием того, что половина пути преодолена и впереди замаячило нечто неизведанное и загадочное, разом отодвинув на задний план унылую предсказуемость Вашингтона или Нью-Йорка. Только Финчу, казалось, все было нипочем. Распаляясь, он вел дискуссию о значении кремнистых сланцев с любым, кто готов был его слушать.

Впервые Гилфорд увидел Престона Финча в редакции бостонского издательства «Аттикус и Пирс». Весь последний год Гилфорд провел на западе вместе с Уолкоттом, в роли штатного фотографа, на геодезических съемках в бассейне реки Галлатин и каньоне Дип-Крик. Финч собирал экспедицию для картирования внутренних районов Южной Европы, и у него были богатые покровители и поддержка Смитсоновского института, и ему требовался опытный фотограф. Гилфорд годился, поэтому Лиам Пирс и представил его Финчу. Хотя не стоило сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что Пирс приходился Каролине родным дядей.

Откровенно говоря, Гилфорд подозревал, что Пирс попросту хотел на некоторое время спровадить его из города. Успешный книгоиздатель не очень-то ладил с мужем племянницы, хотя Каролину оба искренне любили. Тем не менее Гилфорд был признателен старику за возможность посетить новый мир. Оплата по нынешним меркам вполне достойная, а еще возможность заработать какую-никакую репутацию. К тому же европейский континент всегда манил Гилфорда. Были прочитаны от корки до корки не только отчеты экспедиции Доннегана (окрестности Пиренеев, Бордо и Перпиньян, 1918 год), но и — тайком — вся дарвинианская фантастика в журналах «Аргоси» и «Олл-стори уикли», в особенности за авторством Эдгара Берроуза.

Но вот на что Пирс никак не рассчитывал, так это на то, что Каролина заупрямится. Она наотрез отказалась оставаться с Лили второй раз, даже на сезон; не подействовали и настойчивые предложения нанять ей в помощь прислугу и дать вдоволь денег на проживание. Гилфорду тоже не слишком хотелось расставаться с женой, но эта экспедиция могла стать поворотным моментом в его карьере, ступенькой в безбедное будущее. Однако Каролина и слушать ничего не желала. Она грозилась — хотя это было против всякой логики — уйти от него. Гилфорд спокойно и терпеливо приводил свои аргументы, но она стояла намертво.

В конце концов супруги пошли на компромисс. Пирс оплатит Каролине путешествие до Лондона, где она поживет у родных, а Гилфорд отправится дальше, на континент. В момент Чуда ее родители гостили в Лондоне, и она заявила, что хочет увидеть место их гибели.

Разумеется, говорить, что люди погибли в момент Чуда, было не принято. Предпочитались выражения «их забрали», «ушли в мир иной», как будто какая-то сила в единый миг вознесла их на небеса. Впрочем, как знать? Возможно, именно так и случилось. Но факт оставался фактом: несколько миллионов человек попросту исчезли с лица земли вместе со своими городами и селениями, вместе с флорой и фауной, и Каролина не собиралась прощать это Чуду.

Гилфорду стало немного не по себе на борту «Оденсе», когда выяснилось, что только он взял с собой жену и ребенка, однако никто не выказывал недовольства по этому поводу, а Лили мигом сделалась всеобщей любимицей. Поэтому он решил считать себя счастливчиком.

 

После ужина общество разделилось: судовой врач отправился коротать вечер в компании бутылки ржаного канадского виски; ученые перебрались в курительную комнату, чтобы играть в карты за видавшими виды ломберными столиками; Гилфорд же вернулся в каюту, чтобы прочитать Лили на ночь главу из славной американской сказки «Волшебник страны Оз». С тех пор как сказки Андерсена и братьев Гримм впали в немилость за то, что были проникнуты тлетворным духом Старой Европы, их нишу заняли книги Фрэнка Баума. Малышка Лили, к счастью, не знала о том, что за книгами стоит политика, она просто обожала Дороти. Гилфорду и самому успела полюбиться отважная девочка из Канзаса.

Наконец Лили откинулась на подушку и закрыла глаза. Глядя, как она засыпает, Гилфорд растерялся на миг под натиском неожиданных мыслей. До чего же странная штука жизнь! И как только он умудрился оказаться на борту парохода, идущего в Европу? Возможно, это не такой уж и разумный шаг с его стороны.

Впрочем, пути назад, разумеется, уже нет.

Он получше укрыл Лили одеялом, выключил свет и присоединился к Каролине. Она уже спала, лежа к нему спиной. Гилфорд прильнул к ней, всем телом впитывая ее тепло, и уснул, убаюканный мерным гулом двигателей.

 

Проснулся с рассветом, ощущая смутное беспокойство. Стараясь не шуметь, чтобы не разбудить жену с дочкой, оделся и выскользнул из каюты.

Холод на палубе пробирал до костей, утреннее небо сияло фарфоровой голубизной. Лишь несколько полупрозрачных облачков висело над восточным горизонтом. Гилфорд стоял у фальшборта, ловя лицом ветер и не думая ни о чем определенном, пока к нему не присоединился молодой офицер. Он не представился и не назвал чина, лишь молча улыбнулся, отдавая дань невольному товариществу двух человек, бодрствующих на рассвете.

Некоторое время они молча смотрели на небо. Потом моряк повернул голову и сказал:

— Мы уже близко. Ветер доносит запахи, чувствуете?

Гилфорд нахмурился в ожидании очередной страшной байки.

— Что за запахи?

Тягучий акцент выдавал в моряке американца, уроженца штата Миссисипи.

— Тут и корица, и зимолюбка, и еще что-то незнакомое. Какая-то пряность из краев, где никогда не ступала нога белого человека. Закройте глаза, так лучше ощущается.

Гилфорд послушно закрыл глаза и потянул носом. Холодный воздух немедленно обжег ноздри. Будет просто чудо, если уловится хоть слабейший запах на таком ветру. И все же…

Что это? Гвоздика? Кардамон? Ладан?

— Чем это пахнет?

— Новым миром, дружище. Каждым его деревом, каждой рекой, каждой горой, каждой долиной. Это запах целого континента, который ветер несет через океан. Чувствуете?

Гилфорд вроде бы чувствовал.

 

Элинор Сандерс-Мосс оказалась в точности такой, какой Элиас Вейл ее себе представлял: пышногрудая, не первой молодости южанка из аристократической семьи. Прямая спина, вздернутый подбородок, стекающие с шелкового зонта струи дождевой воды, чувство собственного достоинства на руинах молодости. Свой двухколесный экипаж она оставила у обочины: по всей видимости, автомобильный ренессанс обошел ее стороной. Чего отнюдь нельзя было сказать о возрасте миссис Сандерс-Мосс. На ее лице залегли гусиные лапки прожитых лет и следы душевной тревоги. Морщинки замаскировать было уже невозможно; тревогу она явно пыталась скрыть.

— Элиас Вейл? — спросила она.

Он улыбнулся, демонстрируя такую же, как и у нее, сдержанность в стремлении выйти победителем из этой схватки характеров. Каждая пауза — очко в его пользу. Он достиг в этом искусстве немалых высот.

— Миссис Сандерс-Мосс, — произнес он наконец. — Прошу вас, проходите.

Она переступила порог, сложила зонтик и без церемоний бросила его в подставку в виде слоновьей ноги. Вейл затворил дверь, и посетительница сощурилась. Он предпочитал полумрак. В пасмурные дни вроде сегодняшнего глазам требовалось время, чтобы привыкнуть. Передвигаться в темноте рискованно, но атмосфера важнее: в конце концов, сфера его деятельности лежит в области незримого.

И атмосфера уже начинала действовать на миссис Сандерс-Мосс. Вейл попытался увидеть всю картину ее глазами. Знававшая лучшие времена роскошь съемного дома на неправильном берегу реки ПотомакТ. е. на правом берегу. Во время Гражданской войны по реке проходила граница Конфедерации южных штатов.. Серванты, заставленные бронзовыми статуэтками Викторианской эпохи: греческие атлеты; Ромул с Ремом, приникшие к сосцам волчицы. На стенах японские гравюры, утопающие в сумраке. И сам Вейл, рано поседевший (что споспешествовало образу), плотный, в отделанном бархатом пиджаке; лицо было бы совершенно простецким, если бы не горящие зеленым пламенем глаза. Вейлу очень повезло: волосы и глаза с первого взгляда вызывали доверие.

Он намеренно затягивал молчание. Миссис Сандерс-Мосс занервничала и наконец произнесла:

— Мы с вами договаривались о встрече…

— Разумеется.

— Миссис Фаулер рекомендовала…

— Я знаю. Прошу вас, пройдемте в кабинет.

Он снова улыбнулся. Что им нужно, всем этим женщинам, так это нечто экстравагантное, потустороннее… Какое-то чудище, но их чудище; одомашненное, но не до конца укрощенное.

Он провел миссис Сандерс-Мосс за бархатную штору, в комнатушку, заставленную книгами. Книги были старинные, увесистые, весьма солидные, если не вглядываться в осыпавшуюся позолоту названий на ветхих корешках: собрание проповедей девятнадцатого века, купленное за бесценок на деревенском аукционе. Людям воображалось, будто в них содержатся тайные знания.

Он усадил миссис Сандерс-Мосс в кресло, а сам расположился напротив за столом. Посетительница ни в коем случае не должна догадаться, что он тоже нервничает. Миссис Сандерс-Мосс не рядовая клиентка, а крупная рыба, которую он приманивает уже больше года. У нее множество связей. Раз в месяц она устраивает в своем виргинском поместье салон, где собирается практически весь интеллектуальный бомонд города — с женами.

Вейлу очень хотелось понравиться миссис Сандерс-Мосс.

Посетительница сложила руки на коленях и устремила на него серьезный взгляд:

— Миссис Фаулер очень высоко о вас отзывалась, мистер Вейл.

— Доктор, — поправил он.

— Доктор Вейл. — Женщина все еще держалась настороженно. — Я не доверчивая простушка и не имею привычки обращаться к медиумам. Но миссис Фаулер весьма и весьма впечатлена вашим гаданием.

— Я не гадаю, миссис Сандерс-Мосс. Вы не увидите тут кофейной гущи и не услышите просьбу показать вашу ладонь. Не будет ни хрустальных шаров, ни карт Таро.

— Я не хотела…

— Я не обиделся.

— В общем, она очень лестно о вас отзывалась. Миссис Фаулер, я имею в виду.

— Я припоминаю эту почтенную даму.

— То, что вы рассказали о ее муже…

— Рад, что она осталась довольна. Давайте перейдем к делу. Что привело сюда вас?

Миссис Сандерс-Мосс положила руки на колени. Похоже, желание встать и уйти было огромным.

— Я потеряла одну вещь, — прошептала она.

Вейл молча ждал.

— Прядь волос…

— Чьи это волосы?

С нее разом слетела вся гордость, все высокомерие. И наконец прозвучало признание:

— Моей дочери. Первой дочери, Эмили. Она умерла в возрасте двух лет от дифтерии. Чудесная была малышка. Когда она заболела, я срезала у нее прядку, чтобы хранить вместе с несколькими другими ее вещами. Погремушка, крестильное платьице…

— Они тоже пропали?

— Да! Но именно волосы кажутся мне… самой страшной потерей. Это все, что связывало меня с дочерью.

— И вы хотите, чтобы я помог отыскать эти вещи?

— Если это не слишком незначительная задача для вас.

Вейл смягчил голос:

— Ну что вы. Конечно нет.

Миссис Сандерс-Мосс взглянула на него с огромным облегчением. Она раскрыла перед медиумом свою броню, а он не воспользовался этим, чтобы причинить ей боль. Он все понял.

— Вы мне поможете?

— По правде говоря, не знаю. Могу попробовать. Но вы должны будете помочь мне. Возьмете меня за руку?

Миссис Сандерс-Мосс нерешительно протянула через стол руку. Ладонь была маленькая и прохладная, и Вейл взял ее в свою, широкую и сильную.

Взгляды встретились.

— Постарайтесь не пугаться, что бы вы ни увидели и ни услышали.

— Трубный глас с небес? И все в таком духе?

— Нет-нет, никакой вульгарщины. Это же не цирковое представление.

— Я не хотела…

— Не важно. Вам придется запастись терпением. Нередко требуется немало времени, чтобы вступить в контакт с потусторонним миром.

— Я никуда не спешу, мистер Вейл.

С вводной частью было покончено; осталось лишь сосредоточиться и дождаться, когда бог начнет восставать из самых потаенных глубин его существа, которые индуистские мистики именуют нижними чакрами. Это не доставляло никакого удовольствия — процесс всегда был болезненным и унизительным.

За все в жизни приходится платить, подумал Вейл.

Да, о боге: лишь один Вейл был способен внимать его гласу. За исключением тех случаев, когда собственное бренное тело превращалось в рупор для этого голоса; в такие моменты Вейл не мог слышать ничего больше.

Впервые он услышал бога в августе 1914-го.

До Чуда он вел сомнительный образ жизни, путешествуя с передвижным шоу. Вейл и два его партнера колесили по глубинке с мумифицированным трупом, нелегально приобретенным в морге крохотного местечка Расин в штате Висконсин. Мертвеца демонстрировали за деньги, выдавая за тело Джона Уилкса Бута, убийцы Авраама Линкольна. Самый грандиозный успех шоу имело в захолустных городках, куда ни разу не приезжал цирк, вдали от железных дорог, в глуши, где на много миль окрест не было ничего, кроме хлопковых, пшеничных и конопляных полей. У Вейла весьма неплохо получалось зазывать народ и конферировать; он умел заморочить голову кому угодно. Но дела и до Чуда шли не сказать что в гору, а Чудо окончательно подкосило предприятие. Доходы сельских жителей резко упали, а те немногие, у кого еще оставались какие-то деньги, не горели желанием платить за возможность взглянуть на сморщенный труп убийцы. Гражданская война была вселенской катастрофой для предыдущего поколения. У поколения нынешнего имелась своя собственная катастрофа. В Айове партнеры сбежали, бросив Вейла с мистером Бутом посреди кукурузных полей.

Тот август выдался на редкость знойным. Вейл, уже успевший избавиться от Бута, торговал Библиями, которые носил в видавшем виды чемоданчике. Путешествовал он главным образом в товарных вагонах. Дважды на него нападали грабители. Он сумел отстоять свои Библии, но лишился запаса чистых воротничков и частично зрения на один глаз; зеленая радужка так и осталась слегка помутневшей. Впрочем, это тоже впоследствии ему пригодилось.

В тот день он долго ходил с товаром от дома к дому. Стояла влажная жара, небо было затянуто белесой пеленой, торговля не ладилась. В придорожной закусочной под гордым названием «Олимпия» в каком-то городишке — как же он назывался? — в излучине реки

Огайо, которая лениво змеилась на запад, официантка утверждала, что слышала далекие раскаты грома. Вейл на последние деньги купил сэндвич с цыпленком в подливе и отправился на поиски ночлега.

Уже в сумерках он набрел на заброшенный кирпичный завод на окраине города. В огромном здании царили духота и сырость, пахло плесенью и машинным маслом. Давно остывшие печи высились в сумраке, словно какие-то непристойные статуи. Вейл устроил себе лежку, перетащив с ближайшей свалки матрас на верхний ярус лесов — там он мог чувствовать себя в безопасности. Но сон никак не шел. Ночной ветер гулял в пустых оконных рамах, но нагретый за день воздух оставался спертым. Потом в темноте пошел дождь. Вейл слушал, как струйки воды проникают через тысячи трещин и заливают земляной пол. Эрозия, думал он, не щадит ни железо, ни камень.

Голос — вернее, еще даже не голос, а скорее предвещавший его раскатистый гром — раздался в голове без предупреждения уже глубоко за полночь.

Вейла в самом буквальном смысле парализовало.

Казалось, его придавило чудовищной тяжестью, и эта тяжесть имела электрическую природу: пульсируя, она влилась в тело и, искрясь, вышла через кончики пальцев. Наверное, его ударило молнией. Он решил, что умирает.

А потом раздался голос, и он произносил не слова, а сразу смыслы; соответствующие слова, когда Вейл пытался подыскать их, казались бледной тенью. «Он знает мое имя, — подумал Вейл. — Даже нет, не имя, а мое тайное представление о самом себе».

Электрическая пульсация заставила его открыть глаза. Со страхом подчинившись, Вейл увидел стоявшего над ним бога. Древний, с похожим на исполинского жука телом, сотканным из призрачного зеленоватого сияния, сквозь которое свободно падали струи дождя, бог был чудовищен. От него исходило зловоние, смутно напоминавшее запах разбавителя для краски и креозота.

Разве мог Вейл облечь в слова все, что узнал в ту ночь? Это было невыразимо, непередаваемо; он едва ли дерзнул бы осквернить открытое ему человеческим языком.

Впрочем, если бы его заставили, он сказал бы так:

Я узнал, что у моей жизни есть смысл.

Я узнал, что у меня есть божественное предназначение.

Я узнал, что я избранный.

Я узнал, что богов несколько и что им известно мое имя.

Я узнал, что под нашим миром существует еще один.

Я узнал, что у меня есть друзья среди облеченных могуществом.

Я узнал, что должен быть терпелив.

Я узнал, что буду вознагражден за терпение.

А еще я узнал самое важное: что мне вовсе не обязательно умирать.

 

— У вас есть служанка, — произнес Вейл. — Негритянка.

Миссис Сандерс-Мосс сидела очень прямо, глядя на него широко распахнутыми глазами, как перепуганная школьница, которую вызвал к доске строгий учитель.

— Да, Оливия… Ее зовут Оливия.

Вейл не отдавал себе отчета в том, что говорит. Он целиком и полностью предоставил себя в распоряжение иной, высшей силы. Перистальтика сделавшихся вдруг резиновыми губ и языка казалась чем-то чуждым и отвратительным, как будто в рот к нему заполз слизняк.

— Она давно у вас работает, эта Оливия.

— Да, очень давно.

— Она работала у вас, когда родилась ваша дочь.

— Да.

— И она ухаживала за девочкой.

— Да.

— Плакала, когда девочка умерла.

— Мы все плакали. Все в доме.

— Но Оливия испытывала более глубокие чувства.

— Правда?

— Она знает о коробке. С прядью волос и крестильным платьицем.

— Наверное, знает. Но…

— Вы хранили все это под кроватью.

— Да!

— Оливия протирает там пыль. Она знает, когда вы заглядываете в коробку. Знает, потому что в пыли остается след. Она внимательно следит за пылью.

— Это возможно, но…

— Вы очень давно не открывали коробку. Больше года.

Миссис Сандерс-Мосс опустила глаза.

— Но я про нее думала. Я не забыла.

— Оливия обращается с этой коробкой как с ковчегом. Поклоняется ей. Открывает ее, когда вас нет дома. Очень старается не оставить следов в пыли. Она считает коробку своей собственностью.

— Оливия…

— Она решила, что вы недостаточно чтите память дочери.

— Это неправда!

— Она действительно так думает.

— Так это Оливия украла коробку?

— В ее понимании это не воровство.

— Пожалуйста, доктор Вейл… скажите, где она? В надежном месте?

— Более чем.

— Где?

— В комнате прислуги, в глубине шкафа.

Перед мысленным взором Вейла промелькнула похожая на крохотный гробик деревянная шкатулка, замотанная в какое-то тряпье; пахнуло камфарой, пылью и затаенным горем.

— Я ей доверяла!

Она тоже любила вашу девочку, миссис Сандерс-Мосс. Очень любила. — Вейл сделал судорожный вдох; мало-помалу он возвращался в собственное тело, чувствовал, как бог удаляется в свой таинственный мир. — Заберите то, что принадлежит вам. Но прошу вас, не будьте слишком строги к Оливии.

Миссис Сандерс-Мосс взирала на медиума с благоговейным трепетом на лице.

Она рассыпалась в благодарностях. От денег Вейл отказался. Ее восхищенная улыбка выглядела весьма многообещающе. Но разумеется, не стоило радоваться раньше времени.

Когда посетительница, захватив зонт, удалилась, Вейл откупорил бутылку бренди и поднялся на второй этаж, в комнату, где дождь барабанил в матовое оконное стекло, где ярко горел газовый свет, а единственной книгой в зоне видимости был растрепанный бульварный романчик «Под юбкой его любовницы».

Стороннему наблюдателю перемена, произошедшая с медиумом после божественного явления, не бросилась бы в глаза. Сам же Вейл чувствовал себя опустошенным, практически выпотрошенным. Он ощущал во всем теле ломоту, которую еще нельзя было назвать полноценной болью. Глаза щипало. Выпивка давала облегчение, но на то, чтобы полностью восстановиться, уходил целый день.

Если повезет, бренди приглушит сны, которые всегда мучили Вейла после контакта с богом. В этих снах он неизменно оказывался посреди бескрайней серой пустыни, и если из неуместного любопытства или из озорства поднимал первый попавшийся камень, под ним обнаруживалась дыра, кишевшая невиданными жуткими насекомыми: многоногими, клешнястыми, ядовитыми. Они в мгновение ока облепляли руку и, взобравшись по ней, проникали внутрь его черепа.

Вейл не был религиозен. Раньше он не верил в духов, столоверчение, астрологию и воскресшего Христа. Пожалуй, он и сейчас во все это не верил; его мистицизм ограничивался одним-единственным богом, тем самым, который вошел в его жизнь, грозно, непререкаемо заявив свои права на самые интимные уголки его сущности.

Он изрядно поднаторел в разнообразных жульнических схемах и уж точно не брезговал воровством, но в таких ситуациях, как с миссис Сандерс-Мосс, обмана не было: он ровным счетом ничего не знал ни о ней, ни о ее служанке, Оливии, ни об их драгоценных реликвиях в коробке из-под обуви. Собственные предсказания стали для Вейла полнейшей неожиданностью. Чужие слова срывались с его губ, точно переспелые плоды с ветки.

Понятное дело, эти слова принесут ему пользу. Но они послужат и другой цели.

Сжульничать было бы неизмеримо проще.

Он налил еще бренди и утешил себя мыслью о том, что к бессмертию через низость не придешь.

 

Миновала неделя. Ничего не происходило. Он уже забеспокоился.

А потом с дневной почтой пришла короткая записка.

 

Доктор Вейл,

сокровища вернулись на свое место. Моя благодарность не знает границ.

В этот четверг я даю званый ужин. Если вы сможете присутствовать, буду очень рада.

Жду вашего ответа.

Миссис Эдвард Сандерс-Мосс

«Элинор» — подписала она свое письмо.

 

Перевод с английского Ирины Тетериной

Путин напомнил, как возникла Украина

Президент Путин дал интервью, в котором вполне откровенно поделился озабоченностями России, возникающими в связи с военной активностью США и НАТО у наших границ и теми процессами на Украине, которые выглядят как некая стратегическая синхронизация с действиями Запада, откровенно враждебными нам. В начале интервью с главой государства мой коллега Павел Зарубин спросил про закон о коренных народах, что запущен в Киеве Зеленским и где русские на Украине – народ не коренной.

Для Путина эта тема – очень горячая, ведь вся динамика межнациональных отношений в нынешней Украине направляется так, чтобы размыть русскость, вытеснить из страны русских и русское как таковое. То есть в будущем и русского духа там не останется. Не останется там, где некогда была Киевская Русь, где древнейший монастырь Руси Киево-Печерская Лавра (основан при Ярославе Мудром в XI веке), где в пещерах покоятся мощи русского богатыря Ильи Муромца, а сам Киев, как свидетельствует «Повесть временных лет» 882 года, по воле князя Олега – «мать городов русских».

«И сел Олег княжить в Киеве. И сказал Олег: «Да будет это мать городам русским». И были у него славяне и варяги, и прочие, прозвавшиеся русью», – говорится в «Повести временных лет».

Путин вспомнил еще и то, как через века Переяславская Рада в 1654 году закрепила цивилизационный выбор нынешней Украины, а что до украинской государственности, так она вообще-то только в ХХ веке.

«Наверное, нужно вспомнить, как возникла Украина как государство. Это порождение советского периода. Большевики, организуя Советский Союз, создали в том числе союзные республики и Украину. Можно вспомнить, что эти территории пришли в состав российского государства или процесс их воссоединения с Россией начался в 1654 году после Переяславской Рады и тогда те люди, которые проживали на этих территориях, а это, выражаясь сегодняшним языком, три области, так вот эти люди считали и называли себя русскими и православными», – подчеркнул Владимир Путин.

До большевистской революции Украины как государства никогда не существовало. Ленинский октябрь 1917 года спровоцировал на западе России активный территориальный передел. Различные квазигосударства с претензией на украинскость и независимость стали появляться там как грибы. Но и жизнь их была не дольше грибной. Кто там только ни претендовал на власть в ходе гражданской войны: от большевиков и националистов до эсеров и анархистов. В результате первым жизнеспособным государством стала лишь одно – провозглашенная в 1919 году Украинская Социалистическая Советская Республика со столицей в Харькове и в союзе с Советской Россией.

Эта же Советская Украина и стала государством-сооснователем СССР при подписании союзного договора в 1922 году. Историческая Россия таким образом сократилась ровно на Советскую Украину. Щедро. В этом смысле Владимир Ильич Ленин как глава советского правительства – создатель первого жизнеспособного украинского государства.

Вот российские губернии, вошедшие в состав Украинской ССР на 1922 год: Волынская, Донецкая, Екатеринославская, Запорожская, Киевская, Кременчугская, Николаевская, Одесская, Подольская, Полтавская, Харьковская и Черниговская. И вот города, основанные при благоволении русских царей, когда эта территория была еще в составе Руси/России: Сумы – 1655 год основания, Харьков – 1656-й, Кировоград – 1754-й, Запорожье – 1770-й (как Александровск), Кривой Рог – 1775-й, Днепропетровск (ныне – Днепр) – 1776-й (как Екатеринослав), Херсон – 1778-й, Мариуполь – 1778-й, Николаев – 1789-й, Одесса – 1794-й, Луганск – 1795-й, Донецк – 1869-й (как Юзовка).

Уже через год после создания СССР, в 1923-м, в Советской Украине началась активная политика «украинизации» бывшего куска России. Тогда считалось, что это спасет большую страну от украинского сепаратизма. Не спасло.

Вот что пишет Леонид Кучма в своей книге «Украина не Россия»: «При любом отношении к происходившему в 20-х годах надо признать, что если бы не проведенная в то время украинизация школы, нашей сегодняшней независимости, возможно, не было бы. Массовая украинская школа, пропустившая через себя десятки миллионов человек, оказалась, как выяснило время, самым важным и самым неразрушимым элементом украинского начала на Украине».

А дальше прирост Украинской ССР заботами Сталина шел так. В 1939 году, согласно Пакту Молотова-Риббентропа Восточная Галиция — сегодня это Львовская, Ивано-Франковская и частично Тернопольская области — переходит от Польши к СССР и включаются в состав Украины. В 1940-м к УССР Сталин присоединяет территории Северной Буковины и южную часть Бессарабии, ныне – Черновицкая область и часть Одесской. В 1945-м в состав Украины входит Закарпатье — нынешняя Закарпатская область.

Вишенкой на подарочном торте украинской государственности стала незаконная передача Крыма, о чем даже украинские националисты никогда не смели мечтать. Советский лидер, выходец из Украины Никита Сергеевич Хрущев сделал это со всей пролетарской щедростью в 1954 году, очевидно, по случаю 300-летия Переяславской Рады – воссоединения Украины с Россией. Как подарочек секретарям украинских обкомов КПСС, тем, на которых опирался. Но подарил чужое.

Собственно, в таких границах Украинская Советская Социалистическая Республика просуществовала до развала СССР в 1991 году. В годы незалежности начался распад. Измотанная майданами Украина сначала потеряла Крым по результатам референдума 2014 года, а примерно в то же время Киеву в результате госпереворота там перестал подчиняться и Донбасс.

«Даже после ухода Крыма и части Донбасса в фактических границах нынешней Украины остаются многие миллионы русских – коренных русских, которые туда не приехали. Поэтому говорить о русских как о некоренном народе – это просто не просто некорректно, а это смешно и глупо. Это соответствует истории абсолютно. Вообще само по себе деление на коренные, первосортные категории людей, второсортные и так далее – это уже точно совершенно напоминает теорию и практику нацистской Германии. А как быть людям со смешанной кровью? Сам Зеленский еврей по национальности. Я не знаю, у него, может быть, кровь намешанная. Что делать вот с этими людьми? Им что, сейчас будут, как в нацистской Германии, мерить черепа, другие части тела циркулем и определять, как там, настоящего арийца или ненастоящего, так здесь будут определять настоящего украинца или ненастоящего? Я уже не говорю о других составляющих. Я видел этот проект. Одна из статей там звучит примерно так, что коренные народы не могут подвергаться дискриминации. Есть общее правило, согласно которому разрешено все, что не запрещено. Значит, коренные народы не могут подвергаться дискриминации, а некоренные, значит, могут? В том числе и русские. Но речь идет не только о русских. Румыны, поляки, венгры – вот это же вопрос большой. Поэтому это абсолютно неприемлемо, не соответствует никаким нормам международного гуманитарного права», – заявил Путин.

И он вновь возвращается к несправедливости для миллионов родных нам людей, которым создают невыносимые условия, вплоть до вынужденного переселения. А с какой стати? Явно искусственная, продиктованная с Запада конструкция, разрушительная как для русских на Украине, так и для самой Украины в целом.

«Если взять перепись населения советского периода, я думаю, что мало что изменилось, это же миллионы людей, которые проживают на этой территории и прямо писали себя русскими. Никто не захочет быть людьми второго сорта, я уже не говорю по языку и по другим составляющим нормальной жизни человека, но это приведет к тому, что сотни тысяч, а может быть, и миллионы вынуждены будут либо уехать, не желая быть людьми второго сорта, либо начнут себя переписывать как-то по-другому. Вы понимаете, это такой мощный, очень серьезный удар по русскому народу в целом. И, конечно, это не может быть для нас безразличным», – подчеркнул глава государства.

Путин с болью говорит об угрозе сокращения культурного ареала расселения русских. О насильственном размывании всего русского на Украине и вытеснении. Но дело не только культурном перерождении территории. У этого процесса есть совершенно четкий военно-стратегический аспект. Если из Украины искусственно лепят государство-антиРоссию, то там рано или поздно будут против нас пытаться разместить и ракеты. Не надо быть провидцем. Опыт движения в нашу сторону военной наступательной инфраструктуры у НАТО есть.

«Вот Польша, Румыния стали членами НАТО. Американцы легко договорились с ними о размещении там систем противоракетной обороны. Но пусковые установки этих систем могут использованы для ударных комплексов, которые достигают центра России, включая Москву. Причем за очень короткое время, 15 минут подлетное время до Москвы. Ну, представим себе, что Украина станет членом НАТО. Подлетное время от Харькова, от Днепропетровска до центральной части России, до Москвы уменьшится до 7 минут. Это для нас красная линия или нет?» – говорит глава государства.

Вот этот момент – принципиальный. И как прикажете реагировать, когда ракеты – ядерные и высокоточные, а со временем и не исключено, что гиперзвуковые, – против нас хотят разместить, скажем, по такой дуге: Чернигов – Сумы – Харьков – Мариуполь? Это было бы 7 минут до Москвы, а в перспективе – с гиперзвуком – 3 минуты что ли? Путина реально волнует такая перспектива. И вот они – те самые «красные линии», которые мы определяем сами.

Нужна нам угроза подробного рода? Категорически не нужна. И нравится это кому-то или нет, а Россия подобного не допустит. А там уж думайте, во что и с кем играете. Действия России по обеспечению собственной безопасности будут справедливыми.

Размышляя, Путин вспомнил Карибский кризис 1962 года. Тогда американцы поставили свои ракеты в Турции против СССР, а мы притащили свои на Кубу, нацелив на США. Жизнь под прицелом ракет в упор тогда лидерам наших стран Хрущеву и Кеннеди показалась не очень комфортной. В результате дикого перенапряжения от угрозы 15-минутной взаимной ликвидации отказались. А сейчас по новой что ли? Осмелели?

«Если взять то, что являлось бы опасным и неприемлемым для Штатов. Размещение наших ракет на Кубе, подлетное время до центрального региона промышленного США, до Вашингтона – 15 минут. А для того, чтобы такое подлетное время сократилось до 7-10 минут, надо было разместить наши ракеты на южной границе Канады или на северной границе Мексики. Это для США красная линия или нет? А для нас? Ну, кто-то вообще должен об этом подумать, подумать о том, как мы должны реагировать на то, что по сути предлагается и обсуждается», – считает Путин.

Президент не зря напоминает о Карибском кризисе, ведь нечто похожее ползуче возникает и сейчас. Румыния и Польша – это одна тема. А другая – это когда американские эсминцы с крылатыми ракетами на борту вторгаются в Черное море. Нам это приятно?

Да вот недавно в акваторию Черного моря вошел американский эсминец «Лабун» с управляемым ракетным оружием – крылатые ракеты «Томагавк» и «Гарпун». В январе в Черном море отметились эсминцы ВМС США «Портер» и «Дональд Кук», в марте – эсминец «Том Хаднер» и крейсер «Монтерей», а в мае в порт Одессы зарулил фрегат береговой охраны США Hamilton.

Если же оценить общую динамику военной активности НАТО у наших западных границ – а это учения с участием украинцев, переброска к ним оружия и боеприпасов, а также активизация разведки – то картина впечатляет.

Число военных учений иностранных государств близ России к июню этого года выросло более чем в 1,5 раза по сравнению с прошлым, а общая продолжительность маневров увеличилась вдвое.

В первом квартале 2021 года число полетов стратегических бомбардировщиков США у границ России возросло в 1,5 раза по сравнению с тем же периодом прошлого года. На этой неделе над Балтикой у наших границ появился американский Б-52.

За 2 года интенсивность разведывательных полетов у юго-западных границ России выросла в 3,5 раза, у западных – более чем вдвое.

А что до приема Украины в НАТО, то Путин к таким планам призывает относиться без шуток. Тем более что Зеленский с Байденом по телефону тему сейчас обсуждали. В каком залоге, никто точно не знает.

«Мы ведь не знаем, как на самом деле строился разговор. Сейчас американские партнеры говорят, что им ничего не обещали, украинцам, вернее, не украинцам, а украинскому руководству, в том числе президенту Зеленскому. Откуда мы это знаем. А может быть, просто они ему сказали: знаешь что, ты рановато вылез. Рано еще об этом говорить, не к месту ты вылез, потому что сейчас намечается встреча на высшем уровне двух президентов. Чего ты нам мешаешь, портишь нам обстановку перед саммитом? Помолчать не мог что ли несколько дней? А на самом деле можно себе представить, что план вступления Украины в НАТО обсуждается. Во всяком случае никто не говорит «нет». А я в своих прежних разговорах на этот счет с прежними американскими руководителями не раз слышал: НАТО – открытая организация, каждое государство, каждый народ имеет право на выбор того, как он считает нужным обеспечить свою безопасность. Вот мне это было сказано неоднократно. И что, какой вывод из этого можно сделать? Есть формальное ограничение. Но никаких гарантий вступления Украины в НАТО нет. И что они там между собой разговаривали, о чем они разговаривали, о чем договорились, мы не знаем. А вот этот окрик из-за океана в сторону президента Украины, он, на мой взгляд, ничего не значит. И мы должны иметь это в виду. И конечно, имея это в виду, соответствующим образом выстраивать свои отношения в сфере безопасности с нашими партнерами, с ближними соседями, с теми, кто извне руководит на самом деле внешней политикой Украины сегодня», – завил Владимир Путин.

ДГК подарила библиотекам Хабаровского края книги о Дальнем Востоке

Энергетики филиала «Хабаровская генерация» АО «ДГК» (входит в Группу РусГидро) передали в дар 23 экземпляра книги «Удивительный Дальний Восток» Центральной городской системе детских библиотек г. Хабаровска и Центральной городской детской библиотеке им. А.М. Горького г. Комсомольска-на-Амуре, сообщает ИА «Хабаровский край сегодня». Несколько экземпляров книги также подарят детским домам  Амурска и Комсомольска-на-Амуре.

Благотворительная акция по передаче книг открыла «Неделю детской книги» в библиотеках Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре.   

В городской детской библиотеке имени А. Гайдара презентация сборника «Удивительный Дальний Восток» прошла с участием 40 шестиклассников гимназии № 6 г. Хабаровска. Они стали не только зрителями, но полноправными  участниками  творческого события. 

Примерив на себя роли  зоолога, географа, геолога и других ученых,  ученики рассказали о чудесах Дальнего Востока и Хабаровского края. А «дальневосточный шаман» предсказал, что книги будут пользоваться большим спросом.

— Мы рады, что нашу очередную «Неделю детской книги» открыло такое замечательное событие, — прокомментировала директор городской детской библиотеке имени А. Гайдара Галина Мигда. – Энергетики Дальневосточной генерирующий компании уже не в первый раз преподносят в дар библиотеке замечательные по форме и содержанию издания. Уверена, что новинка будет пользоваться у читателей такой же популярностью, как и предыдущие.

Сборник «Удивительный Дальний Восток» представляет интерес не только для юных читателей, но для всех, кто рад новым знаниям о дальневосточном регионе. Очерки  для сборника подготовили детские писатели и ученые из разных уголков России. Сборник украшают великолепные фотографии и иллюстрации.

Издание, вышедшее в свет в рамках совместного благотворительного проекта РусГидро и издательства «Дом детской книги», приурочено к Международному Дню детской книги. «Удивительный Дальний Восток» — это сборник художественных и научных очерков, рассказов и исследований, адресованных детям и взрослым. Издание состоит из нескольких разделов, посвященных территории и климату, растениям и животным (в том числе — вымершим), истории освоения и этнографии региона.

Стремясь быть социально ответственной компанией, РусГидро реализует комплексную благотворительную программу, направленную как на воспитание нового поколения профессиональных энергетиков, так и на формирование благоприятной социальной среды и улучшение качества жизни во всех регионах присутствия предприятий компании.  Приоритетными направлениями благотворительной программы РусГидро, в рамках которых ведётся системная работа, являются: образование, экология, здравоохранение, спорт, культура, поддержка социальных учреждений и организаций, поддержка благотворительных фондов, НКО и нуждающихся граждан, комплексное развитие инфраструктуры регионов. 

Компания редких восточных книг

Основные моменты исключительных предметов, которые в настоящее время находятся в продаже Склад

ПОДПИСАННОЕ АВТОРОМ ПЕРВОЕ И ЕДИНСТВЕННОЕ ОГРАНИЧЕННОЕ ИЗДАНИЕ ИЗ 765 КОПИЙ

ШТЕЙН, М. Аурел.
ВНУТРЕННЯЯ АЗИЯ: Подробный отчет об исследованиях в Центральной Азии, Кан-су и Восточном Иране, проведенных и описанных по приказу Его Величества правительства Индии.
С подписанным авторским датированным голографическим письмом.

Щелкните здесь для получения дополнительной информации

Фолиант со слоном, раскрашенные вручную литографии Перри в Японии

ХЕЙНЕ, Питер Бернард Уильям.
ГРАФИЧЕСКИЕ СЦЕНЫ ЯПОНСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ.

Щелкните здесь для получения дополнительной информации

ОЧЕНЬ РЕДКОЕ ПИСЬМО РУКОПИСИ ЛАФКАДИО ХЕРНА НА ТРЕХ СТРАНИЦАХ

СЛУШАЙ, Лафкадио.
РЕДКОЕ ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ: MR.
УИЛЬЯМ ДЖОРДЖ ДЖОРДАН, ИЗ СУББОТЫ ВЕЧЕРНЯ ПОЧТА: Трехстраничное голографическое письмо, написанное собственноручно Лафкадио Хирном, написанное, подписанное и датированное 1899 г. Из обращения Хирна в Ичигая, Токио.

Щелкните здесь для получения дополнительной информации

* 1671 ОБИЛЬНО ТРАВИРОВАННЫЙ И ИЛЛЮСТРИРОВАННЫЙ ФОЛИАНТ, ПОЛНЫЙ! *

МОНТАНУС, Арнольд.
ATLAS CHINENSIS: ЯВЛЯЕТСЯ ВТОРОЙ ЧАСТЬЮ ОТНОШЕНИЯ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ ПОМЕЩЕНИЙ В ДВУХ ПОСОЛЬСТВАХ ВОСТОЧНО-ИНДИЙСКОЙ КОМПАНИИ СОЕДИНЕННЫХ ПРОВИНЦИЙ, ВИЦЕ-КОРОЛЮ СИНГЛАМОНГУ И ГЕНЕРАЛУ ТАЙСИНГУ ЛИПОВИ И КОНЧИ, ИМПЕРАТОРУ КИТАЯ.
.
.

Щелкните здесь для получения дополнительной информации

ИЗВЕСТНЫЙ И ПОТРЯСАЮЩИЙ ЦВЕТНОЙ АЛЬБОМ С ПЕЧАТЬЮ WOOKBLOCK

ХИРОСИГЕ, Ичирюсай.III
FUJI SANJU ROKKEI & EDO YONJU HAKKEI: ТРИДЦАТЬ ШЕСТЬ ВИДОВ MT.
ФУДЗИ И СОРОК ВОСЕМЬ ВИДОВ ЭДО.

Щелкните здесь для получения дополнительной информации

1670 АНГЛИЙСКАЯ МОНОГРАФИЯ О ЯПОНИИ, ЗАВЕРШЕННАЯ В СОСТОЯНИИ ИЗДАЧИ!

МОНТАНУС, Арнольд.
ATLAS JAPANNENSIS: ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ОБРАЩЕНИЯ ЧЕРЕЗ ПОСОЛЬСТВО ВОСТОЧНО-ИНДИЙСКОЙ КОМПАНИИ СОЕДИНЕННЫХ ПРОВИНЦИЙ К ИМПЕРАТОРУ ЯПОНИИ.
, содержащий описание их нескольких территорий, городов, храмов и крепостей.

Щелкните здесь для получения дополнительной информации

.

ГУАН ДОН ЧЖИ СИНЬ ДЖУ ХАУН ИНЬ МЭЙ ГО САН ХУЙ ДЖИ НЯНЬ…
КИТАЙСКИЙ ФОТОАЛЬБОМ, В ПАМЯТЬ О ПОСЕЩЕНИИ И ПРИВЕТСТВИИ АМЕРИКАНСКОЙ ТОРГОВОЙ АССОЦИАЦИИ КОНСУЛЬТАТИВНЫМ СОВЕТОМ КАНТОНА, 1897 г.
Со многими ранними фотографиями Макао, устья Жемчужной реки, Пекина, Великой китайской стены и других.

Щелкните здесь для получения дополнительной информации

«Восточное убийство» Джейн Бастин — Рецензия на книгу

Восточное убийство

Автор — Jane Bastin
Publisher — CreateSpace
страницы — 198
Выпущены — 17 мая 2018
ISBN-13 — 978-1719197380
Формат — электронная книга, безблокировка
рецензента — STACEY
Рейтинг — 4 звезды
Я получил бесплатная копия этой книги

 

В отеле Pera Palas в Стамбуле, Турция, проходит Конгресс писателей Агаты Кристи, когда реальная жизнь имитирует вымысел.Тела премьер-министра и его случайной любовницы найдены мертвыми в одной из запертых комнат отеля в окружении телохранителей. Казалось бы, никто не мог войти или выйти, и все же…

Инспектор Синан Кая убежден, что виновны иностранные агенты и что убийства связаны с недавней волной убийств турецких правительственных чиновников.

В этом сложном, пронизанном преступностью городе моральный компас Синан Кая никогда не колеблется. Не обращая внимания на угрозы увольнения из полиции, он прокладывает себе путь в расследовании, решив раскрыть правду.

«Восточное убийство» — это история о шпионаже и убийстве, происходящая на фоне прекрасного Стамбула, древнего города, где встречаются восток и запад.

Как раз в то время, когда в отеле Pera Palas в Стамбуле (Турция) начинается Двадцатый Конгресс Фонда Агаты Кристи, в полицию поступило сообщение о двойном убийстве. Премьер-министр и выбранная им девушка на ночь были найдены мертвыми в своем гостиничном номере. Комната, в которой есть только один вход и выход.

Инспектор Синан Кая вызывается на место происшествия и сталкивается с холодным приемом телохранителей премьер-министра. Однако это еще не все, с чем ему приходится бороться. Поскольку отель полон писателей криминальных романов, некоторые, кажется, думают, что они знают, как совершались убийства, и изо всех сил стараются сообщить об этом инспектору.

Переутомленный и недооцененный, это был долгий день для инспектора Кайи, когда он только что вернулся с места убийства второго человека, дипломата, найденного полуголым и со словом «Варбаро», выгравированным на его гениталиях. в переулке вторая жертва была найдена таким образом.

Могут ли дела быть связаны? Инспектор Кайя и его команда должны выяснить, охотятся ли они на двоих или только на одного убийцу.

«Восточное убийство» — очень описательная книга, которая оживляет город Стамбул. Поскольку я никогда не был в Турции, эта описательность гарантировала, что я не упущу ни одной части того, как город выглядит, пахнет и даже деликатесов, которые подают в местных ресторанах.

В синопсисе упоминается Конгресс криминальных писателей, и я с нетерпением ждал, чтобы услышать все об этом, однако сам конгресс сыграл небольшую роль в книге, как и писатели.История в основном следует за инспектором Кайей, который перебирает улики в поисках убийцы или убийц. Для него есть романтическое отвлечение в виде Беатрис (Беа) Шиллер, дочери Агаты Шиллер, которая руководит Конгрессом.

Должен признать, Беа не очень приятный персонаж. Она была замужем 5 раз (ей всего 45 лет), и очевидно, что она ищет мужа номер шесть, и оказывается, что она твердо присматривает за инспектором, который будет этим мужчиной.

Книга довольно короткая по сравнению с большинством триллеров/криминальных книг, которые я читал, поэтому я прочитал ее в кратчайшие сроки. Есть много поворотов, чтобы расследование продолжалось на протяжении всего времени. Книга больше похожа на уютную тайну убийства, чем на триллер, но это ничуть не умаляет того, насколько я был поглощен книгой.

Эта книга с великолепным оформлением и блестящим сюжетом стоит потраченного на нее времени. Будьте осторожны, это может вызвать слюноотделение при всех упоминаниях о еде повсюду.

Отзыв от Стейси


Купить онлайн у:

Об авторе

Джейн — рассказчица, писательница, путешественница и педагог. Прожив и проработав более тридцати лет в Турции, Джейн накопила богатый опыт, который привел к написанию серии романов «Синан Кая». Разумеется, все персонажи и события вымышлены!

Свободно владея английским и турецким языками, Джейн пишет на обоих языках и опубликовала ряд статей в турецких периодических изданиях и журналах, а также в британских газетах.Теперь Джейн делит свое время между дождливым Девоном и солнечной Турцией.


Сообщения в блоге прямо по электронной почте через Bloglovin – Нравится нам на Facebook – Следуйте за нами на Twitter

Лучшее во мне


O

riental служит местом действия последнего романа Николаса Спаркса, автора бестселлеров, вышедшего в октябре. «Лучшее во мне» — 17-я книга автора из Нью-Берна.

Новая книга в городе, «Лучшее во мне» Николаса Спаркса, как можно увидеть здесь, в Городском доке Ориентал. Действие книги происходит на восточном языке, и кофейня на заднем плане упоминается по имени «Боб», но в остальном не слишком сильно зависит от деталей деревенской жизни. (Деревенские собаки не упоминаются, хотя один решил, что он должен быть в этой фотосессии.)

Как и во многих книгах Спаркса, в центре внимания книги два человека, пара — она Аманда, он Доусон — которые были парнем и девушкой, когда жили в Ориентал и учились в средней школе Памлико в середине 1980-х.Судьба и сюжет распорядились так, что их пути разошлись. Они оба покинули город и не поддерживали контактов четверть века. Затем, в наши дни, когда им чуть за 40, они снова встречаются, снова на Востоке.

Поскольку восточный язык не упоминается во многих книгах, TownDock.net купил копию «Лучшего во мне» за 27,75 долларов с учетом налогов в день ее выхода. Эта покупка была сделана в торговом центре New Bern, в нескольких шагах от того места, где сотни фанатов Спаркс — в основном женщины — выстроились в очередь, чтобы встретиться со Спарксом и получить момент, автограф-сессию и фотографию с автором.Очередь растянулась на сотни футов вниз по торговому центру.

Книга Искры может привлечь толпу.

Николас Спаркс подписал тысячи книг в торговом центре New Bern Mall.

Мы не ждали в очереди, так как нас больше интересовало отыскание восточных отсылок в «Лучшем во мне», чтобы посмотреть, как они соотносятся с реальной жизнью здесь, в деревне.

Мистер Спаркс, конечно же, может получить лицензию писателя и адаптировать город и его обстановку, чтобы они соответствовали его рассказу. В основном он использует эту лицензию, чтобы рисовать широкими мазками.Он рассказывает вместо того, чтобы показывать; он говорит нам, что восточный стиль странный, он говорит нам, что он причудливый. Но он не дает подробностей, чтобы показать , как это так.

В общем, «Ориентал» — это просто слегка нарисованная декорация для его главных героев. Описания могут быть описаниями какого-нибудь сельского городка, даже где-нибудь в глубине страны.

Это не значит, что каких-то описаний нет, просто они не очень хорошо прорисованы.

Не будем спойлерить ни концовку, ни середину, ни даже большую часть начала.Скорее, мы представляем здесь путеводитель по «Востоку в «Лучшем во мне». Он предназначен для жителей и постоянных посетителей, которые понимают смысл Востока здесь, на реке.

А также для тех, кто никогда здесь не был, кто может зайти в надежде попробовать 20 вкусов кофе в зернах и привлечь к себе пристальное внимание молодых бариста…

Восток в «Лучшем во мне»

W

В начале восьми страниц один из главных героев готовится посетить Восточный Восток после четверти века отсутствия.

Страница 8: Восток, который он знал, не имел ничего общего с жизнерадостным изображением, рекламируемым местным бюро посетителей. Большинству людей, проводивших там полдня, Ориентал казался причудливым маленьким городком, популярным среди художников, поэтов и пенсионеров, которые не хотели ничего, кроме как провести свои сумеречные годы, плывя под парусами по реке Нёз.

Вот первое слово Q, которое часто встречается в настоящих журнальных статьях об Востоке. И вот, предложением позже, идет второе Q-слово:

.

«У него был необходимый причудливый центр города с магазинами антиквариата, художественными галереями и кофейнями, и в этом месте еженедельно проводилось больше фестивалей, чем казалось возможным для города с населением менее тысячи человек.

На самом деле в Ориентал нет нескольких антикварных магазинов. Однако есть комиссионный магазин, который может считаться одним. Есть две художественные галереи. Это правда, что Ориентал, кажется, действительно имеет много событий, учитывая небольшое население — около 900 человек по последней переписи — в пределах города.

[страница]

«Страница 8… настоящий восток, тот, который он знал в детстве и юноше, был населен семьями, чьи предки проживали в этом районе с колониальных времен.Такие люди, как судья МакКолл и шериф Харрис, Юджиния Уилкокс и семьи Коллиер и Беннетт. Именно они всегда владели землей, выращивали урожай, продавали древесину и открывали бизнес; они были могущественным, невидимым подводным течением в городе, который всегда принадлежал им. И они сохранили его так, как хотели».

Немного реальной истории: 400 лет назад Фарнифолд Грин шлепнулся на берег того, что сейчас называется Гринс-Крик. Среди прочих последовали африканские рабы и потомки французских гугенотов.В конце 1800-х годов некоторые семьи Внешних берегов прибыли и заложили современный город Ориентал и назвали его в честь кораблекрушения Внешних берегов.

Лесная промышленность процветала одно-два десятилетия… но это было около ста лет назад. Затем сельское хозяйство и рыболовство стали основой экономики Востока. В 1960-х преобладающие ветры привлекли моряков из Роли и Гринсборо, а затем и из других штатов. Это подстегнуло рынок недвижимости и туризм, а также привлекло внимание пенсионеров к Sparks.

Если оставить в стороне рыболовный флот и эту промышленность, большинство магазинов и предприятий в Ориентал принадлежат и управляются людьми, которые не являются членами каких-либо здешних старых семей — они, используя местную номенклатуру, скорее «пришли сюда», чем «родился здесь». Это «мощное, невидимое подводное течение», о котором пишет Спаркс, время от времени дает о себе знать в вопросах сферы влияния — буквально и не только. Книгу, которая решает эту проблему, еще предстоит написать.

В «Лучшем во мне» пожилой персонаж вспоминает о давнем — но теперь ушедшем — закусочной с гамбургерами:

Страница 30: «….он рассказал, что время от времени брал ее с собой на танцы в Red Lee’s Grill».

Red Lee’s закрылся в последнее десятилетие. Дочь Рэда, Джорджи Пауэлл, до сих пор управляет своей парикмахерской прямо по соседству с тем местом, где когда-то на гриле готовили гамбургеры по 25 центов. Вывеску Red Lee’s можно увидеть в Историческом музее Востока на другой стороне Брод-стрит. (В музее есть музыкальный автомат гриля.)

Стр. 40: «Поворачиваясь к Неузе, он вспомнил, что это была самая широкая река в Соединенных Штатах к тому времени, когда она достигла залива Памлико, факт, о котором знали немногие.Он выиграл больше, чем несколько ставок на эту мелочь… »

Прекрасный фактоид. Может быть, теперь, когда за этим стоит автор бестселлеров, эта диковинка географии станет более широко известна. (Сейчас ставки может быть труднее выиграть…)

Страница 71 «Кровать и завтрак были примерно такими, как он ожидал: четыре спальни наверху с кухней, столовой и зоной отдыха внизу. Неудивительно, что владельцы предпочитали парусную тематику; столики украшали миниатюрные деревянные парусники, а на стенах висели картины с изображением шхуны.Над камином висело старинное лодочное колесо, а к двери была прикреплена карта реки с обозначением каналов».

Страница 72: «Дорога была тихой, когда он въехал в маленький центр города Ориентал. Он миновал два антикварных магазина, скобяной магазин и несколько контор по недвижимости; На противоположной стороне улицы закусочная Irvin’s Diner уже была открыта, а перед входом было припарковано несколько автомобилей».

Упоминание о недвижимости реалистично; это одна из наиболее широко представленных отраслей в городе: по крайней мере, пять агентств недвижимости находятся в черте города и шестое — сразу за его пределами.

В реальной жизни самым близким к закусочной был бы ресторан Brantley’s Village.

Наш герой продолжает утреннюю пробежку в восточном «Лучшем во мне»…

«Страница 72… туман над рекой начал рассеиваться, и он, глубоко вдохнув, уловил живой запах соли и сосны. …. Рядом с пристанью он миновал оживленную кофейню. ….. он пробежал мимо деревенского магазина приманок. Он прошел мимо Первой баптистской церкви, поражаясь витражам и пытаясь припомнить, замечал ли он их в детстве…

У нас на реке Нойз действительно бывает туман, иногда впечатляющий. Но запах соленой воды и хвои проникает только после того, как ураганы или суровый норд-ост треснули несколько стволов и вытолкнули воду на берег. В день без шторма нужно было бы дышать очень, очень глубоко — даже в лодке по нашей солоноватой воде — чтобы впитать этот запах. Что касается прибрежных городов, то мы получаем опыт в солоноватой воде с низким содержанием натрия.

Магазина наживки нет, деревенского или иного.

Страница 81 «.. Tidewater, дыра в стене сразу за городом, которая была почти единственным местом поблизости, где можно было хоть как-то провести ночную жизнь. Попил бы пива, поиграл бы в бильярд…»

Всего в миле или двух от города находится заведение с названием Tidewater на вывеске перед входом. Это агентство недвижимости.

Бильярдные столы больше не находятся за пределами города. В октябре бильярдные столы приблизились к центру Ориентала, на углу улиц Ходжес и Брод.Хозяйка ресторана Steamer, который был затоплен ураганом Айрин (а до этого Изабель), превратила это помещение в бильярдный зал.

[страница]

Страница 82: «Слишком много людей прославляли провинциальную Америку, делая ее похожей на картину Нормана Роквелла, но на самом деле все было совсем иначе. За исключением врачей и адвокатов или людей, владеющих собственным бизнесом, в Ориентал, как и в любом другом маленьком городке, не было высокооплачиваемой работы.И хотя во многих отношениях это было идеальное место для воспитания маленьких детей, молодым людям было не к чему стремиться. В маленьких городках не было и никогда не будет должностей менеджеров среднего звена, нечего было делать по выходным и даже встречаться с новыми людьми».

В этом отрывке Спаркс указывает на проблему в округе Памлико, когда речь идет о хорошо оплачиваемой работе. Он не уточняет, но здесь, на земле, действует некоторая динамика «трава зеленее».Темп жизни на Востоке, который может вызвать слезы у 16- или 24-летнего подростка, делает его заманчивым в качестве отдыха на выходных или в отпуске для руководителей, ведущих активную жизнь в Роли или за его пределами.

Страница 93 «Когда Доусон вернулся с пробежки, несколько других гостей потягивали кофе в гостиной и читали бесплатные экземпляры USA Today».

Нас встретили смехом, когда мы спросили владельцев гостиницы Джонни и Маргарет Рейсвиг, предоставляют ли они гостям Cartwright House B&B экземпляры USA Today.Маргарет спросила, есть ли ежедневная газета — в бумажном виде — в городе, а Джонни отметил, что гости Картрайта могут читать газету в режиме онлайн с помощью беспроводного сигнала, проходящего через здание.

Хотя печатная копия USA Today не вариант, вы можете сдать четвертаки в газетные автоматы по всему городу, чтобы получить либо News and Observer от Raleigh, либо New Bern Sun Journal. The Bean продает New York Times по воскресеньям.

Кстати, о Бобе….(создавайте ароматы многих, многих сортов кофе)

Страница 95: «Аманда стояла у прилавка Bean, добавляя сливки и сахар в чашку эфиопского кофе. The Bean, когда-то небольшой дом с видом на гавань, предлагал около двадцати различных видов кофе вместе с вкусной выпечкой. Наряду с Ирвином, это было место, где местные жители собирались, чтобы узнать обо всем, что происходит в городе. Позади нее она могла слышать бормотание разговора. Двадцатилетняя девушка за прилавком не переставала двигаться с тех пор, как вошла Аманда.

Четыре чашки кофе, предлагаемые ежедневно в The Bean. Слева направо: без кофеина, несмешанные, смешанные и ароматизированные. За окном Утиный пруд.

До того, как около десяти лет назад был основан Bean, в этом здании располагались агентство недвижимости, видеомагазин и офис кадрового агентства. Это не большое сооружение — может быть, 600 квадратных футов или около того. Если бы этот отрывок означал, что Боб предлагает 20 видов кофе одновременно, прилавок должен был бы выходить за боковое окно, над пандусом для инвалидов и тянуться к Утиному пруду.

Как могут рассказать вам завсегдатаи The Bean, в данный день в графинах самообслуживания есть четыре вида кофе: кофе без кофеина слева, ароматизированный кофе справа и несмешанный и смешанный посередине. Если бы Аманда принимала дозу кофеина утром в будний день, странствующая барриста Джун Дарем улыбнулась бы тому, что ее называют двадцатилетней (а также она не услышала бы упоминания об обожженных рогаликах). По утрам в выходные дни средний возраст персонала колеблется ближе к 17.

Тем временем на странице 97 мы читаем, что другой главный герой «нацелился на кофейню», а затем ждет «в тени магнолии», пока Аманда не выйдет из «Боба».

Возможно, прицелы, которые он устанавливает, находятся в его телеобъективе. Стоя в тени, он мог наблюдать за Амандой издалека. На общественных тротуарах или полосах отчуждения рядом с Бобом нет тенистых деревьев, а тем более магнолий.

Вскоре после этого Доусон вместе с Амандой идет в кофейню.

Страница 98-99 «Аманда заметила, как хорошенькая кассирша двадцати с лишним лет старалась не смотреть на него, пока он шел к холодильнику.Когда Доусон приблизился к задней части магазина, продавец проверил ее внешний вид в зеркале за прилавком, а затем приветствовал его дружелюбной улыбкой у кассы».

У Боба не было зеркала за прилавком. Время от времени у него будут клиенты, способные привлекать к себе внимание. (В реальном восточноевропейском мире с демографической точки зрения 42-летний мужчина будет выделяться. Как молодой человек.)

[страница]

Через страницу два наших главных героя вспоминают о первом мороженом, которое он купил ей в середине 1980-х.

Page 100 — Ты отвел меня в аптеку, ту, что со старомодным фонтанчиком и длинным прилавком, и мы оба съели горячее мороженое с помадкой. Мороженое там делали… Я не могу поверить, что они закончили тем, что снесли это место… Может быть, 6 или 7 лет назад?»

На Брод-стрит, напротив Деревенской ветеринарной больницы, была аптека, и некоторые помнят, что в 1930-х годах там был фонтан. Когда наши герои учились в старшей школе, в 80-х, аптеки не было.На самом деле в Oriental уже несколько десятилетий не было аптеки, пока она не открылась в начале этого месяца рядом с почтовым отделением.

(За мороженым в Восточном в наши дни можно пойти либо в The Bean, либо в морозильную секцию Town-n-Country, где практически всегда есть мороженое в продаже.)

Страница 110 «По дороге Доусон купил бутерброды в ресторане Brantlee’s Village и несколько бутылок воды».

Как пишется, Брантли.

Ранее в книге местный читатель мог подумать, что закусочная Irvin’s Diner была заменой ресторана Brantley’s Village. Эта ссылка ближе, хотя от Брантли скорее всего уйдут со сладким чаем. (Кстати, если бы они были парой, которую можно было бы увидеть вместе на публике, и это был четверг, они могли бы пойти к Брантли на шведский стол с жареной курицей в обеденное время. Но опять же, это в реальной жизни…)

Page 194 «Один из несчастных любовников сталкивается с этим делом: «Вы когда-нибудь замечали, насколько мал Ориентал? В городе так много мест, где можно остановиться.’»

Это это маленький городок. Что касается мест для проживания, то на данный момент есть три пансионата и два кондотеля, а также различные варианты краткосрочного проживания.

Страница 206 «Ей действительно нужно было прекратить делать покупки в Интернете. … Например, производитель капучино из Уильямс-Сонома, но в Ориентал она нуждалась в этом, хотя бы для того, чтобы чувствовать, что она не живет полностью в палках. Немного прикосновения к городу, так сказать».

Восточный — это здесь, в конце полуострова.Это далеко, поэтому через два месяца после урагана Айрин, когда «Бин» закрыли, может пригодиться капучинатор. Но не интернет-магазины имеют значение для многих, а сам интернет. В последние годы возможность выхода в интернет — и Netflix — обеспечивает реальную связь, живя так далеко от крупного населенного пункта.

Страница 217: «Добравшись до главной улицы, проходящей через Ориентал, Аманда остановилась на перекрестке.Поворот налево проведет ее мимо пристани и, в конце концов, к Таку. Правый поворот выведет ее из города, превратившись в проселочную дорогу, по которой она будет следовать, возвращаясь домой. Прямо впереди, за кованым забором, было кладбище. Он был самым большим в Восточном…. Ворота на кладбище были открыты. Она просканировала полдюжины легковых и грузовых автомобилей на стоянке…

Маленькие старые семейные кладбища можно найти в Ориентал. Но у них нет заборов вокруг них, тем более ворот.

В Ориентал нет закрытых сообществ для мертвых или для живых — если не считать складских помещений Эда Брайанта на Брод-стрит, где какое-то время припарковано несколько домов на колесах. Говоря о парковке, нет таких больших кладбищ, на которых можно было бы парковаться. По-восточному шесть машин возле кладбища означают похороны.

Стр. 245 «Шпиль Первой баптистской церкви, освещенный прожекторами, словно парил над деловым районом».

Вот церковь, а где шпиль?

На самом деле у церкви на Брод-стрит нет «шпиля», тем более освещенного.Церковь находится через дорогу от ратуши Ориентал и рядом со Старым театром.

Страница 277 «Хотя он не был уроженцем Востока, он приспособился к ритмам города. Со временем он понял, что если внимательно слушать у Ирвина, можно многое узнать об истории этой части мира и о людях, которые здесь жили. Конечно, в таком месте, как у Ирвина, к любой информации нужно относиться с долей скептицизма. Слухи, сплетни и инсинуации были столь же распространены, как и настоящая правда.

Это можно сказать о нескольких местах в городе — Брантли, Боб и это только два. И, конечно же, три парикмахерские. (Квинтэссенция о сплетнях в маленьком городке была подслушана несколько лет назад в восточной парикмахерской. Речь шла о мужчине в городе и его романе с женщиной, а не с женой. «Это не сплетни, — сказал стилист, как она передала эту новость, «потому что он сам мне сказал». )

Список бестселлеров, затем большой экран

Полдюжины Mr.Книги Спаркса были экранизированы, и помощница мистера Спаркса Стефани Йегер говорит, что Warner Brothers планирует также превратить «Лучшее во мне» в фильм. Производство должно начаться в следующем году. На вопрос, могут ли съемки проходить в Восточной Европе, Йегер сказала, что решение об этом будет принимать студия, хотя она добавила, что Уилмингтон может быть местом съемок из-за наличия там студий.

Она также подтвердила, что мистер Спаркс не планирует совершать книжную экскурсию по городу, в котором происходит действие истории.Этот книжный тур, стартовавший в октябре в торговом центре New Bern Mall, включал в себя множество остановок в Гринвилле, Шарлотте, Кэри Фейетвилле, Филадельфии, Бостоне и Нью-Йорке. Австралия и Филиппины также были частью книжного тура. Это приблизило бы автора из Нью-Берна к тому, что когда-то называлось Востоком, может быть, но не Востоком.

На момент написания этой статьи книга «Лучшее во мне» хорошо продается, занимая 2-е место в списке бестселлеров комбинированной печатной и электронной литературы New York Times.

«Восточный шелк» Сяовэнь Чжу

Двуязычная книга берлинского художника, критика и писателя Сяовэнь Чжу « Восточный шелк », наполненная памятными вещами, фотографиями и интервью, документирует историю миграции китайско-американской семьи. Прослеживая семейное прошлое и культурные путешествия Кена Вонга, от детства его родителей в Китае до их возможного переезда в США и, в конечном итоге, процветающего бизнеса, Чжу раскрывает мечты, надежды и борьбу мигрантов в китайской диаспоре.

Сочетая литературное повествование, архивные материалы, фотографии, диалоги и историю, книга проливает свет на семейный бизнес Кена Вонга по розничной торговле шелком в Лос-Анджелесе, основанный родителями Вонга в 1970-х годах. Через несколько десятилетий магазин стал настолько успешным, что в нем появились VIP-клиенты, такие как Боб Блэкман (костюмер «Звездный путь »), голливудская индустрия, модельеры и богатые семьи. С другой стороны, этот скромный семейный бизнес также отражает прошлое китайско-американских мигрантов и то, насколько разным может быть опыт каждого поколения.Например, Вонг рассказывает о своих знаниях о переезде своего прадедушки в Америку, о времени, когда переезд за границу был известен как «продаваемый как поросята», поскольку единственная работа, которую они могли получить в США, была «рабочим кули», и что их «погрузили на борт, как скот, и отправили в Калифорнию».

Из интервью Чжу с Кеном Вонгом мы узнаем об истории семьи Вонга. Во время Второй мировой войны отец Кена был отправлен на три года в Европу, где связь была ужасной.Мать Кена чувствовала себя полностью отрезанной от мира мужа:

 

Она сказала мне, что сбилась со счета, когда видела груды изуродованных трупов у обочины дороги и думала, не окажется ли она там в любой момент. Но ради дочери и отсутствующего мужа она делала все возможное, чтобы сохранить им жизнь в почти невозможных обстоятельствах. Выжить означало торговать нелегальной солью: она замачивала подкладку своей куртки в рассоле и таким образом вывозила соль из деревни.

 

По словам Вонга, в то время пятая часть китайского населения США участвовала в войне. Драгоценные записи, такие как записи об увольнении его отца из армии, подчеркивают важность сохранения и свидетельства истории.

 

Oriental Silk , Сяовэнь Чжу, Ники Харман (транс) (Хатье Канц, ноябрь 2020 г.)

Трудно представить, как это поколение выжило и адаптировалось. Через интервью читатель может проследить более ранний период китайско-американской истории и понять, через что коллективно прошло это сообщество через индивидуальные встречи:

 

Что касается моего отца, то в первые три года войны он участвовал в освобождении нацистского концлагеря в Германии; он участвовал в высадке на Сицилию и вторжении в Италию; во Франции, при высадке в Нормандии.Наконец, когда в 1945 году война закончилась, он вернулся в Америку. Он много раз чудом спасся от смерти, но мысли о жене далеко в Китае придали ему решимости выжить.

 

В центре этой книги жизнь китайских семей за границей, расстояние, которое они преодолели, и усилия, которые они приложили для создания нового дома в США, различные приобретения и потери, которые они имеют с течением времени, по мере того, как они строят новую жизнь в незнакомой стране, которая станет их новым домом.Рассказ о путешествии Кена Вонга и его семьи в качестве мигранта, несомненно, найдет отклик у многих, кто переезжает из дома в дом. Получив докторскую степень в области вычислительной техники в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, Кен Вонг понял, как трудно было найти академическую работу, чтобы продолжить свои исследовательские интересы, и в конце концов решил помочь своему отцу вести семейный бизнес. Фактически, идея магазина шелка возникла после того, как его родители ушли на пенсию после двух десятилетий работы в прачечной. Со временем магазин привлек покупателей из индустрии кино и развлечений, поскольку высококачественный китайский шелк стал популярен среди знаменитостей, кинозвезд и модельеров.
Многие увлекательные разговоры в томе побуждают задуматься о тесной связи, которую китайцы за границей поддерживают со своей страной рождения, об их чувстве ностальгии и способности ассимилироваться в новой культуре, а также о близости с товарищем хуацяо . Например, из выступления Сяовэнь Чжу и Рэйчел Зильберштейн в школе дизайна Род-Айленда в 2016 году Чжу отметила личную значимость своего проекта:

 

Одна из основных причин, почему я могу понять историю Кена, заключается в том, что я тоже китаец, живущий за границей.Главное отличие для меня, живущего дома или за границей, это восприятие действительности. Я чувствую, что стал лучше понимать Китай с тех пор, как жил за границей.

 

Сяовэнь Чжу также снял документальный фильм о культуре, основанный на семейном бизнесе Кена Вонга по торговле шелком.


Дженнифер Вонг — гонконгская поэтесса, сейчас проживающая в Лондоне. Среди ее книг
Золотая рыбка (Chameleon Press), Дневник продавщицы Miu Miu (Поэзия горькой дыни) и 回家 Letters Home (Nine Arches Press).

Родственные

Мой любимый книжный магазин: Ники Харман о продавце восточных и африканских книг Артура Пробстейна

Ники Харман

Артур Пробстейн, продавец восточных и африканских книг, 41 Great Russell Street, London WC1B 3PE

На узких улочках напротив внушительного здания Британского музея в Блумсбери, Лондон, есть множество укромных магазинчиков, продающих все, от реплик антиквариата до футболок и книг.Но Пробштейн – особенный. Основанный примерно в 1904 году одноименным мистером Пробштейном, в свое время он посещал нескольких знаменитостей — Зульфикара Али Бхутто, Дэвида Аттенборо и Кевина Кигана для начала — и упоминается в романе 1991 года The Feather Men британского авантюриста. Сэр Ранульф Файнс.

Я знаком с Лесли и Майклом Шерингемами, братом и сестрой, которые теперь управляют книжным магазином и кафе вместе со своей матерью Евой и сыновьями Лесли, Тимом и Крисом, с 1970-х годов.В те дни на полках Probstain’s China хранились Красная книга Китая Мао , China Reconstructs , и China Pictorial , и мы проводили много времени в Обществе англо-китайского взаимопонимания, обсуждая, что происходит в Китае. (который был в агонии Культурной революции).

Когда я начал переводить китайскую литературу в конце 1990-х годов, я нашел книжный магазин прекрасным местом для просмотра, с приличным выбором современной китайской художественной литературы в переводе.Говорю об этом, потому что у меня есть явный профессиональный интерес! Тогда это было довольно узкое вытянутое пространство, из которого, если проникнуть прямо в тыл, открывался вид на крохотный дворик с бамбуковым растением. Он был абсолютно забит от пола до потолка старыми и новыми книгами на все мыслимые темы, которые можно было бы с полным основанием назвать восточными или африканскими. Эта пещера Аладдина когда-то простиралась до антикварных и подержанных вещей, которые почти нетронутыми хранились в подвале.(У Лесли есть забавная история об одной женщине, которой разрешили просмотреть книги, и спустя годы она прислала немного денег, сказав, что сожалеет о том, что взяла несколько книг, не заплатив! Постоянные клиенты остаются верными Probstain’s.)

В начале 2000-х годов, когда в Великобритании появилось больше переводов с китайского, а мои собственные первые переводы вышли в виде книг, я начал посещать презентации книг Пробстейна. Это были и остаются восхитительные мероприятия, когда собравшиеся книголюбы часто высыпают на тротуар из-за нехватки места внутри.В один памятный вечер Патриция Лоуренс была там, чтобы представить свою книгу Lily’s Briscoe’s Chinese Eyes о контактах между группой писателей и художников Блумсбери и современными китайскими интеллектуалами. Вирджиния Вульф и Артур Уэйли действительно могли быть клиентами, поскольку жили и работали прямо за углом, так что это было подходящее место. Потом я сам организовал там запуск. Это была книга Цао Цзиньцина « Китай вдоль Желтой реки », книга по социологии с непосредственностью и человечностью современной « сельских поездок » Уильяма Коббетта.Я гордился этим, я хотел запустить его в мир, но академические издательства запусков не делают. Что ж, в этом и радость Probstain’s: если вы знаете, чего хотите, и это кажется хорошей идеей, вас там тепло примут. Книжный магазин был переполнен; Я прочитал отрывок , в котором профессор Цао описал, как его ограбили парочка мальчишек на вокзале и отпустили их при условии, что они согласятся дать интервью для его исследования; мы не смогли лично пригласить профессора из Шанхая, но отправили ему фотографии.

Отдельного упоминания заслуживает вращающаяся экспозиция современного африканского и восточного искусства в книжном магазине. Выбор довольно эклектичный, но мои личные фавориты — репродукции крестьянских картин Хусяня (Huhsien), одной из самых приятных вещей, возникших в результате Культурной революции. Во время недавней поездки в Сиань мне удалось встретиться с другом Майкла, стариком, который обучал крестьян живописи, и купить для магазина стопку его гравюр.

Совсем недавно Тим и Крис превратили подвал в кафе под названием Tea & Tattle.Сюда стоит сходить только из-за привлекательных китайских обоев, а также из-за приличной еды и горячих напитков, которые подают из расписных фарфоровых чашек и тарелок. Есть также бесплатный Wi-Fi, и это прекрасное место для встреч, когда друзья приезжают в Лондон. Я считаю, что в планы на будущее входит расширение кафе и его деятельности, так что смотрите этот ролик. Или просто иди туда и наслаждайся.


Опубликовано 8 января 2014 г.   Авторские права, 2014 г. Ники Харман

Ники Харман

Ники Харман — британский литературный переводчик, удостоенный наград, работающий с китайского на английский язык и специализирующийся на современной художественной и научно-популярной литературе, а иногда и на поэзии самых разных авторов.Когда она не занимается переводом, она тратит время на продвижение современной китайской художественной литературы среди англоязычных читателей. Она работает волонтером в Paper Republic, некоммерческой организации, зарегистрированной в Великобритании, где она также является попечителем. Она ведет блоги (например, блог азиатских книг), выступает с докладами и лекциями, принимает участие в литературных мероприятиях и фестивалях, особенно в Лидском центре новой китайской письменности. Она также наставляет новых переводчиков, преподает в летних школах (Норвич, Лондон, Уорик и Бристоль) и принимает участие в конкурсах переводчиков.Вместе с Хелен Ван она пишет в Твиттере от имени Книжного клуба китайской фантастики @cfbcuk. До 2011 года она преподавала на степень магистра переводов в Имперском колледже и была сопредседателем Ассоциации переводчиков (Общества авторов) в 2014–2017 годах.

Издательство Бакнеллского университета

1
  • Месяц женской истории (1-31 марта)

    Месяц женской истории (1-31 марта)

    1 марта 2022 г.

2

3

4

5

6

7

8

9

10
  • Конвенция NeMLA 2022 г.

    Конвенция NeMLA 2022 г.

    10 марта 2022 г.

    Конвенция NeMLA 2022 года пройдет в Балтиморе, штат Мэриленд, и тема конференции — «ЗАБОТА.«Мы понимаем CARE как практику взаимозависимости, признавая нашу уязвимость как людей, животных и других живых организмов антропоцена. Тема NeMLA CARE будет охватывать, но не ограничиваться вопросами репрезентации, миграции, окружающей среды и идентичности.

11
  • Конвенция NeMLA 2022 г.

    Конвенция NeMLA 2022 г.

    11 марта 2022 г.

12
  • Конвенция NeMLA 2022 г.

    Конвенция NeMLA 2022 г.

    12 марта 2022 г.

13
  • Конвенция NeMLA 2022 г.

    Конвенция NeMLA 2022 г.

    13 марта 2022 г.

    Конвенция NeMLA 2022 года пройдет в Балтиморе, штат Мэриленд, и тема конференции — «ЗАБОТА.«Мы понимаем CARE как практику взаимозависимости, признавая нашу уязвимость как людей, животных и других живых организмов антропоцена. Тема NeMLA CARE будет охватывать, но не ограничиваться вопросами репрезентации, миграции, окружающей среды и идентичности.

14

15

16

17

18
  • «Основатели будущего: наука и промышленность испанской модернизации» Оскара Ивана Усеше.

    «Основатели будущего: наука и промышленность испанской модернизации», Оскар Иван Усече

    18 марта 2022 г.

    В этом амбициозном новом междисциплинарном исследовании Усече предлагает метафору социальной кузни , чтобы проанализировать, как индустриализация информировала и формировала культурные и национальные дискурсы в Испании конца девятнадцатого и начала двадцатого веков.В самых разных текстах испанские писатели, ученые, педагоги и политики присваивали новую экономику промышленного производства — особенно его акцент на способности человека преобразовывать реальность с помощью энергии и труда — для создания новых концептуальных рамок, которые изменили их видение будущего. . Подробнее.

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31
  • Ежегодное собрание ASEC 2022 г.

    Ежегодное собрание ASCS 2022

    31 марта 2022 г.

    Ежегодное собрание ASECS 2022 года пройдет в Балтиморе, штат Мэриленд.

  • Месяц женской истории (1-31 марта)

    Месяц женской истории (1-31 марта)

    31 марта 2022 г.

Американское восточное общество, 2022 г. — NYU Press

Добро пожаловать на нашу виртуальную выставку виртуальной встречи Американского восточного общества 2021 года, организованной Библиотекой арабской литературы.

Ознакомьтесь с нашими новыми и самыми продаваемыми изданиями из Библиотеки арабской литературы и NYU Press ниже! Хотите представить новый проект? Свяжитесь с главным редактором Библиотеки арабской литературы Чипом Россетти по поводу вашей работы.Подробнее о Чипе можно прочитать здесь. Чип назначает виртуальные встречи в Zoom, вы можете запланировать встречу с ним по электронной почте [email protected].


Хотите обновить учебный план?  Мы предлагаем бесплатные настольные/экзаменационные экземпляры квалифицированным инструкторам. Узнайте больше о нашей политике. Знаешь, чего ты хочешь? Нажмите на книгу ниже и перейдите по ссылке «Запросить экзамен или настольную копию» рядом с изображением обложки, чтобы заполнить форму запроса.


Будьте в курсе книг NYU Press, подписавшись на наши ежемесячные электронные бюллетени здесь.

Получите скидку 30% на при заказе любой из книг ниже при использовании купона AOS22-FM при оформлении заказа на нашем веб-сайте!

Калила и Димна

Ибн аль-Мукаффа, Майкл Фишбейн, Майкл Фишбейн, Джеймс Э. Монтгомери

NYU Press

Беседы

аль-Хасан аль-Юси, Джастин Стернс, Аиша Рамачандран

NYU Press

Мошенничество

аль-Харири, Майкл Куперсон, Абдельфаттах Килито

NYU Press

Книга путешествий

Ханна Дияб, Йоханнес Стефан, Элиас Муханна, Пауло Лемос Орта

NYU Press

Книга путешествий

Ханна Дияб, Йоханнес Стефан, Элиас Муханна, Ясмин Сил, Пауло Лемос Орта

NYU Press

Философ отвечает

Абу Хайян ат-Тавхиди, Абу Али Мискавайх, София Васалоу, Джеймс Э.Монтгомери, Джонатан Ри

NYU Press

Книга шарлатанов

Джамал ад-Дин Абд аль-Рахим аль-Джавбари, Мануэла Денглер, Хамфри Дэвис, С. А. Чакраборти

NYU Press

Арабский романтик

Абдаллах ибн Сбайил, Марсель Курпершук, Аннмари Друри

NYU Press

В Дарфуре

Мухаммад ат-Туниси, Хамфри Дэвис, Кваме Энтони Аппиа, Р.С. О’Фахи

NYU Press

Мошенничество

аль-Харири, Майкл Куперсон, Абдельфаттах Килито

NYU Press

Арабская сатира

Хмедан аль-Швеир, Марсель Курпершук, Джейн Тайлус

NYU Press

Философ отвечает

Абу Хайян ат-Таухиди, Абу Али Мискавайх, Билал Орфали, Морис А.Померанц, София Васалоу, Джеймс Э. Монтгомери

NYU Press

Философ отвечает

Абу Хайян ат-Тавхиди, Абу Али Мискавайх, Билал Орфали, Морис А. Померанц, София Васалоу, Джеймс Э. Монтгомери

NYU Press

Меч амбиций

Усман ибн Ибрагим аль-Набулуси, Люк Ярбро, Шерман Абд аль-Хаким Джексон

NYU Press

Военные песни

Антара ибн Шаддад, Джеймс Э.Монтгомери, Ричард Зибурт, Питер Коул

NYU Press

Военные песни

Антарах ибн Шаддад, Джеймс Э. Монтгомери, Ричард Зиберт, Питер Коул

NYU Press

В Дарфуре

Мухаммад ат-Туниси, Хамфри Дэвис

NYU Press

В Дарфуре

Мухаммад аль-Туниси, Хамфри Дэвис, Р.С. О’Фахи

NYU Press

Супруги халифов

Ибн ас-Саи, Шавкат М. Турава, редакторы Библиотеки арабской литературы, Джулия Брей, Марина Уорнер

NYU Press

Risible Rhymes

Мухаммад ибн Махфус аль-Санхури, Хамфри Дэвис

NYU Press

Меч амбиций

Усман ибн Ибрагим аль-Набулуси, Шерман Абд аль-Хаким Джексон, Люк Ярбро

NYU Press

Нога за ногой

Ахмад Фарис аль-Шидьяк, Хамфри Дэвис

NYU Press

Экспедиции

Мамар ибн Рашид, Шон В.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.