Книга дельта венеры: Дельта Венеры | Нин Анаис

Содержание

Читать книги автора Нин Анаис онлайн бесплатно на knigger.com

В сборник вошли произведения Анаис Нин, француженки, долгое время жившей и творившей в США: роман «Шпион в доме любви» и ряд новелл под общим названием «Дельта Венеры». Произведения Анаис Нин публиковались в Швеции, Японии, Германии, Испании, Италии, Франции, Бельгии, Голландии,…

«Эта женщина всегда выглядела так, будто хочет вас о чем-то попросить, — а если вы откажете, она заплачет…»Фирменный стиль Анаис Нин не смог повторить никто, для этого пришлось бы прожить еще одну ее собственную жизнь.Жизнь, которая давно превратилась в легенду….

Анаис Нин (1903 — 1977) — родилась в Париже в семье испанского пианиста и французской певицы. В 1914 году переехала в США и в Париж вернулась лишь в 30 — е годы. Нин была одной из первых женщин, с откровенностью начавших писать об эротике. `Идеал,которого мы должны достигнуть, — писала Анаис…

 Эротика Анаис Нин — это прежде всего мир чувств — красивых, грубых, завораживающих и пугающих одновременно. Но это также и описание богемы Парижа и Нью — Йорка, это художники и их натурщицы, это бродяга — гитарист, сбежавшая из дому девочка — подросток, дикарка из джунглей, и снова…

Эта женщина всегда выглядела так, будто хочет вас о чем-то попросить, — а если вы откажете, она заплачет…`. Фирменный стиль Анаис Нин не смог повторить никто, для этого пришлось бы прожить еще одну ее собственную жизнь. Жизнь, которая давно превратиласьв легенду….

Анаис Нин — американская писательница, автор непревзойденных по своей откровенности прозаических произведений. С ней дружили Генри Миллер, Гор Видал, Антонет Арто, Сальвадор Дали, Пабло Неруда, яркие портреты которых остались на страницах ее дневников, рассказов и повестей….

`О, Анаис! Женщина, изучавшая эпоху в постелях ее главных героев!..` — писал один из ее поклонников. Что особенного было в этой невысокой большеротой брюнетке? Отчего рядом с нею мужчины чувствовали себя так, словно желаннее ее не найти? Всю жизнь, вплотьдо дня, когда восьмидесятитрехлетняя…

В основе этой книги — откровенный, чувственный дневник Анаис Нин, история ее отношений с Генри Миллером и его женой Джун. Это история внутреннего освобождения и раскрепощения женщины, отказа от догм и стереотипов.Книга легла в основу знаменитого фильма Филиппа Кауфмана «Генри…

Известную американскую писательницу Анаис Нин часто называют «Эммануэль от литературы». На самом деле произведения А. Нин выходят за рамки столь упрощенного подхода: ее проза психологична и возвышенна, она раскрывает тонкий внутренний мир необыкновенных женщин, стремящихся…

Анаис Нин — Шпион в доме любви. Дельта Венеры читать онлайн



НА ПЕРЕКРЕСТКЕ МОРАЛЕЙ, ИЛИ «БОРЬБА ЗА ЖАНР»

Произведения каких только знаменитых ныне писателей ни подвергались в свое время гонениям критиков и всевозможных лжесвятош, называвших их «вопиющей порнографией». Полагаю, не имеет смысла приводить здесь весь список, начиная с Боккаччо и Рабле, минуя Донатьена Альфонса Франсуа де Сада и заканчивая Дэвидом Гербертом Лоуренсом и Иваном Алексеевичем Буниным. Теперь эти произведения стали признанной классикой. Оставшись при этом Порнографией. По жанру.

Люди очень мало задумываются над тем, как велико в их повседневной жизни то, что принято называть «силой привычки». Сейчас, в пору глобальных изменений в социальном плане, многое из того, что прежде казалось будничным и незыблемым, представляется чудовищным и смешным. Какие-то лозунги, соревнования, навязанные идеалы… Человек расстается со своим прошлым смеясь, помнится, так сказал один неглупый мыслитель. Теперь-то нам, конечно, смешно. Но только смехом этим человечество смеется над самим собой, смеется, потому что не поняло вчера того, что столь очевидно сегодня.

Почему-то мораль считается «моральной». Она, как Евангелие, словно ниспослано роду человеческому свыше. Так ли это? Отнюдь, поймем мы, если задумаемся. Имеющий глаза да увидит…

Когда европейцы только еще начинали приезжать в Китай, расселяясь в Шанхае и прочих городах, местные жители не знали, смущаться им или смеяться. Дело в том, что европейцы, встречаясь на улицах, имели обыкновение целоваться. То, что принято в Европе — на то они и европейцы, — вызывало в китайцах полнейшее недоумение: за поцелуем ничего не следовало. Объяснялось все просто. Поцелуи или просто ласки, не ведущие к естественному продолжению, т. е. половому соитию, считались в Китае оскорблением основополагающих восточных начал: инь и ян.

В свою очередь, европейцы столкнулись в Китае с полным приятием таких «страшных пороков», как внебрачные связи, мастурбация, и многих других дозволенных китайцу удовольствий.

Христианству уже две тысячи лет. То, каким оно мыслилось теми личностями, которые стояли у его истоков, нам не дано узнать. Дошедшая до наших дней религия есть обычный суррогат, много раз приспособленный к нуждам «отцов Церкви» и их шустрых поверенных. Мирянин, преклонивший колени перед священником, — вот любимый символ «веры». И если сам священник получал от этого чувственное удовольствие — ведь среди мирян были и мирянки, притом хорошенькие, — это никого не касалось.

За два тысячелетия любая, даже самая бредовая идея, повторяемая из века в век, может настолько укорениться в умах людей, что они уже воспринимают ее как свою собственную и готовы расправляться за нее с себе подобными — причем не всегда имея с этого хотя бы малую выгоду для себя. Просто «так принято».

Половое соитие, всячески втаптываемое в грязь ревнивыми блюстителями веры, на том же Востоке, в тантрической, например, философии почиталось как «путь к бессмертию». И это, дорогой читатель, не должно вызывать улыбку. Поскольку такое представление базируется на чисто физическом подходе к данному явлению, связанному со значительным расходом внутренней энергии. Вопрос в том, чтобы не просто ее расходовать, пусть даже с удовольствием, но и уметь применять в оздоровительных целях. Мораль восточного человека от этого нисколько не страдала. Зато средний европеец страдал — и страдает — от своей «страусиной» морали. Но не только — а может быть, и не столько — телом.

Вам никогда не приходилось слышать, каким языком разговаривает человек, обуреваемый сексуальными комплексами — путь даже он и «гигант» в бытовом плане? Увидев за стеклом витрины глянцевую обложку «Пентхауса» или «Плейбоя», он вдруг обнаруживает, что его речевой аппарат устроен весьма интересным образом и может выдавить из себя разве что возглас-хрюканье: «Голая баба!». Почему-то он стесняется сказать «нагая девушка» или «обнаженная женщина». Ему кажется, что, сгрубив, он поднимет себя выше своих же собственных эмоций. Хотя как-то сомнительно, что этого труднее добиться, например, просто промолчав…

Все это приводит наиболее эстетствующую часть нашего общества — поскольку на Западе уже давно махнули рукой — к горячему спору о том, что же такое «эротика», а что — эта самая проклятущая «порнография». Невольно хочется спросить: «А был ли мальчик?»

Вероятно, изначальная ошибка заключается в том, что одну часть противопоставления эстеты пытаются объяснить через вторую. Но разве это не все равно, что сравнивать, скажем, Небо и Землю? У эротики существует нижняя планка: чувство, чувственность. Ниже эмоции она не опускается. Дело эротики, эротического искусства — вызывать эту эмоцию (не путать с эрекцией). И ничего больше. Никаких «постельных сцен». Эротическими средствами могут быть аромат, прикосновение перышка к обнаженному плечику балерины, поворот головы, локон, робко выбившийся из-за ушка, цокот каблучков по лакированному полу, тепло трепетного дыхания на шее, непроизнесенное слово… Утонченнее и чище — можно, грубее, приземленнее — нет.

Но как же назвать то, что ниже?

В видеопиратстве постепенно укореняется термин «суперэротика» для фильмов, неимоверно похожих на «Богатых, которые тоже плачут» и т. п. с той только разницей, что не менее слащавые герои вздыхают и плачут в постелях, заменяя заунывные разговоры столь же монотонными совокуплениями.

Можно и так, но едва ли стоит лишний раз прибегать к слову «эротика».

Так как же назвать произведения, где описываются голые — нагие, обнаженные — тела, раздевания, бурные ласки и китайское «единение инь и ян»? Порнографией? Конечно. Но тогда не только бегло перечисленные в самом начале данного предисловия авторы, но и многие писатели — как уже забытые, так и ныне здравствующие — советского периода окажутся причисленными к разряду «порнографических»? Разумеется.

Теперь глубокий вдох. Задержать дыхание. Выдохнуть.

Что случилось? Ох, какое страшное слово сказали! Ну и что?

Помнится, еще в детстве моя родная бабушка, читавшая мне вслух «Трех мушкетеров» и «Остров сокровищ», вслух задумывалась над тем, когда, в каком месте произведения его герои успевают справить нужду. Нет, бабушка не была «пошлячкой», она происходила из достаточно аристократической семьи, об одном из ее предков весьма лестно отзывается в дневниках супруга сосланного в Сибирь декабриста Волконского, сама же она большую часть жизни проработала в консерватории и до конца своих дней помнила французский, которому еще в начале века их с сестрой обучала гувернантка из Парижа. Но все это, однако, не мешало ей беспокоиться о той стороне жизни героев, которая выпала из-под дотошного пера авторов. У этих — и большинства, чего греха таить, — писателей был определенный угол зрения. Именно угол зрения, управляемый той самой моралью, о которой шла речь выше, и сделал эти произведения «романтическими», «сентиментальными», «реалистическими», «эротическими» и т. д., и т. п. — да простят мне филологи столь вольное обращение с этой «научной» терминологией. Если бы те же авторы поменяли угол своего зрения — а многие так зачастую и поступали, — то могло бы получиться произведение порногра… фического жанра. При этом нужно раз и навсегда запомнить очень важную оговорку. Столь нарочито повторяемое здесь слово «порнография» не несет — не должно нести — никакого намека на дурное качество книги, или картины, или фотографии, или фильма. Плохим может быть что угодно. Избранная тема произведения искусства не несет в себе качественной ограниченности. Выражаясь кратко, порнографическое произведение может быть хорошим, оно может — тут следует заменить глагол «должно» — быть написано хорошим языком, его можно публиковать, а главное — его можно читать не пугаясь. Хотя бы потому, что такова история: не сразу, не быстро, но уверенно «грязные», «бесовские», «скабрезные» произведения пробивали себе дорогу к читателю и в ряде случаев становились классикой, причем, что интересно, без каких бы то ни было купюр.

Читать дальше

Читать онлайн «Шпион в доме любви. Дельта Венеры» автора Нин Анаис — RuLit

НА ПЕРЕКРЕСТКЕ МОРАЛЕЙ, ИЛИ «БОРЬБА ЗА ЖАНР»

Произведения каких только знаменитых ныне писателей ни подвергались в свое время гонениям критиков и всевозможных лжесвятош, называвших их «вопиющей порнографией». Полагаю, не имеет смысла приводить здесь весь список, начиная с Боккаччо и Рабле, минуя Донатьена Альфонса Франсуа де Сада и заканчивая Дэвидом Гербертом Лоуренсом и Иваном Алексеевичем Буниным. Теперь эти произведения стали признанной классикой. Оставшись при этом Порнографией. По жанру.

Люди очень мало задумываются над тем, как велико в их повседневной жизни то, что принято называть «силой привычки». Сейчас, в пору глобальных изменений в социальном плане, многое из того, что прежде казалось будничным и незыблемым, представляется чудовищным и смешным. Какие-то лозунги, соревнования, навязанные идеалы… Человек расстается со своим прошлым смеясь, помнится, так сказал один неглупый мыслитель. Теперь-то нам, конечно, смешно. Но только смехом этим человечество смеется над самим собой, смеется, потому что не поняло вчера того, что столь очевидно сегодня.

Почему-то мораль считается «моральной». Она, как Евангелие, словно ниспослано роду человеческому свыше. Так ли это? Отнюдь, поймем мы, если задумаемся. Имеющий глаза да увидит…

Когда европейцы только еще начинали приезжать в Китай, расселяясь в Шанхае и прочих городах, местные жители не знали, смущаться им или смеяться. Дело в том, что европейцы, встречаясь на улицах, имели обыкновение целоваться. То, что принято в Европе — на то они и европейцы, — вызывало в китайцах полнейшее недоумение: за поцелуем ничего не следовало. Объяснялось все просто. Поцелуи или просто ласки, не ведущие к естественному продолжению, т. е. половому соитию, считались в Китае оскорблением основополагающих восточных начал: инь и ян.

В свою очередь, европейцы столкнулись в Китае с полным приятием таких «страшных пороков», как внебрачные связи, мастурбация, и многих других дозволенных китайцу удовольствий.

Христианству уже две тысячи лет. То, каким оно мыслилось теми личностями, которые стояли у его истоков, нам не дано узнать. Дошедшая до наших дней религия есть обычный суррогат, много раз приспособленный к нуждам «отцов Церкви» и их шустрых поверенных. Мирянин, преклонивший колени перед священником, — вот любимый символ «веры». И если сам священник получал от этого чувственное удовольствие — ведь среди мирян были и мирянки, притом хорошенькие, — это никого не касалось.

За два тысячелетия любая, даже самая бредовая идея, повторяемая из века в век, может настолько укорениться в умах людей, что они уже воспринимают ее как свою собственную и готовы расправляться за нее с себе подобными — причем не всегда имея с этого хотя бы малую выгоду для себя. Просто «так принято».

Половое соитие, всячески втаптываемое в грязь ревнивыми блюстителями веры, на том же Востоке, в тантрической, например, философии почиталось как «путь к бессмертию». И это, дорогой читатель, не должно вызывать улыбку. Поскольку такое представление базируется на чисто физическом подходе к данному явлению, связанному со значительным расходом внутренней энергии. Вопрос в том, чтобы не просто ее расходовать, пусть даже с удовольствием, но и уметь применять в оздоровительных целях. Мораль восточного человека от этого нисколько не страдала. Зато средний европеец страдал — и страдает — от своей «страусиной» морали. Но не только — а может быть, и не столько — телом.

Вам никогда не приходилось слышать, каким языком разговаривает человек, обуреваемый сексуальными комплексами — путь даже он и «гигант» в бытовом плане? Увидев за стеклом витрины глянцевую обложку «Пентхауса» или «Плейбоя», он вдруг обнаруживает, что его речевой аппарат устроен весьма интересным образом и может выдавить из себя разве что возглас-хрюканье: «Голая баба!». Почему-то он стесняется сказать «нагая девушка» или «обнаженная женщина». Ему кажется, что, сгрубив, он поднимет себя выше своих же собственных эмоций. Хотя как-то сомнительно, что этого труднее добиться, например, просто промолчав…

Все это приводит наиболее эстетствующую часть нашего общества — поскольку на Западе уже давно махнули рукой — к горячему спору о том, что же такое «эротика», а что — эта самая проклятущая «порнография». Невольно хочется спросить: «А был ли мальчик?»

Вероятно, изначальная ошибка заключается в том, что одну часть противопоставления эстеты пытаются объяснить через вторую. Но разве это не все равно, что сравнивать, скажем, Небо и Землю? У эротики существует нижняя планка: чувство, чувственность. Ниже эмоции она не опускается. Дело эротики, эротического искусства — вызывать эту эмоцию (не путать с эрекцией). И ничего больше. Никаких «постельных сцен». Эротическими средствами могут быть аромат, прикосновение перышка к обнаженному плечику балерины, поворот головы, локон, робко выбившийся из-за ушка, цокот каблучков по лакированному полу, тепло трепетного дыхания на шее, непроизнесенное слово… Утонченнее и чище — можно, грубее, приземленнее — нет.

Анаис Нин ★ Шпион в доме любви. Дельта Венеры читать книгу онлайн бесплатно



НА ПЕРЕКРЕСТКЕ МОРАЛЕЙ, ИЛИ «БОРЬБА ЗА ЖАНР»

Произведения каких только знаменитых ныне писателей ни подвергались в свое время гонениям критиков и всевозможных лжесвятош, называвших их «вопиющей порнографией». Полагаю, не имеет смысла приводить здесь весь список, начиная с Боккаччо и Рабле, минуя Донатьена Альфонса Франсуа де Сада и заканчивая Дэвидом Гербертом Лоуренсом и Иваном Алексеевичем Буниным. Теперь эти произведения стали признанной классикой. Оставшись при этом Порнографией. По жанру.

Люди очень мало задумываются над тем, как велико в их повседневной жизни то, что принято называть «силой привычки». Сейчас, в пору глобальных изменений в социальном плане, многое из того, что прежде казалось будничным и незыблемым, представляется чудовищным и смешным. Какие-то лозунги, соревнования, навязанные идеалы… Человек расстается со своим прошлым смеясь, помнится, так сказал один неглупый мыслитель. Теперь-то нам, конечно, смешно. Но только смехом этим человечество смеется над самим собой, смеется, потому что не поняло вчера того, что столь очевидно сегодня.

Почему-то мораль считается «моральной». Она, как Евангелие, словно ниспослано роду человеческому свыше. Так ли это? Отнюдь, поймем мы, если задумаемся. Имеющий глаза да увидит…

Когда европейцы только еще начинали приезжать в Китай, расселяясь в Шанхае и прочих городах, местные жители не знали, смущаться им или смеяться. Дело в том, что европейцы, встречаясь на улицах, имели обыкновение целоваться. То, что принято в Европе — на то они и европейцы, — вызывало в китайцах полнейшее недоумение: за поцелуем ничего не следовало. Объяснялось все просто. Поцелуи или просто ласки, не ведущие к естественному продолжению, т. е. половому соитию, считались в Китае оскорблением основополагающих восточных начал: инь и ян.

В свою очередь, европейцы столкнулись в Китае с полным приятием таких «страшных пороков», как внебрачные связи, мастурбация, и многих других дозволенных китайцу удовольствий.

Христианству уже две тысячи лет. То, каким оно мыслилось теми личностями, которые стояли у его истоков, нам не дано узнать. Дошедшая до наших дней религия есть обычный суррогат, много раз приспособленный к нуждам «отцов Церкви» и их шустрых поверенных. Мирянин, преклонивший колени перед священником, — вот любимый символ «веры». И если сам священник получал от этого чувственное удовольствие — ведь среди мирян были и мирянки, притом хорошенькие, — это никого не касалось.

За два тысячелетия любая, даже самая бредовая идея, повторяемая из века в век, может настолько укорениться в умах людей, что они уже воспринимают ее как свою собственную и готовы расправляться за нее с себе подобными — причем не всегда имея с этого хотя бы малую выгоду для себя. Просто «так принято».

Половое соитие, всячески втаптываемое в грязь ревнивыми блюстителями веры, на том же Востоке, в тантрической, например, философии почиталось как «путь к бессмертию». И это, дорогой читатель, не должно вызывать улыбку. Поскольку такое представление базируется на чисто физическом подходе к данному явлению, связанному со значительным расходом внутренней энергии. Вопрос в том, чтобы не просто ее расходовать, пусть даже с удовольствием, но и уметь применять в оздоровительных целях. Мораль восточного человека от этого нисколько не страдала. Зато средний европеец страдал — и страдает — от своей «страусиной» морали. Но не только — а может быть, и не столько — телом.

Вам никогда не приходилось слышать, каким языком разговаривает человек, обуреваемый сексуальными комплексами — путь даже он и «гигант» в бытовом плане? Увидев за стеклом витрины глянцевую обложку «Пентхауса» или «Плейбоя», он вдруг обнаруживает, что его речевой аппарат устроен весьма интересным образом и может выдавить из себя разве что возглас-хрюканье: «Голая баба!». Почему-то он стесняется сказать «нагая девушка» или «обнаженная женщина». Ему кажется, что, сгрубив, он поднимет себя выше своих же собственных эмоций. Хотя как-то сомнительно, что этого труднее добиться, например, просто промолчав…

Все это приводит наиболее эстетствующую часть нашего общества — поскольку на Западе уже давно махнули рукой — к горячему спору о том, что же такое «эротика», а что — эта самая проклятущая «порнография». Невольно хочется спросить: «А был ли мальчик?»

Читать дальше

Шпион в доме любви. Дельта Венеры

О книге

Добавлена в библиотеку 07.01.2016 пользователем Elleroth

Издание 1993 года

Перевод: Кирилл Борджиа

Размер fb2 файла: 1.29 MB

Объём: 341 страниц

Книгу просматривали 50 раз, оценку поставили 0 читателей

Аннотация

В сборник вошли произведения Анаис Нин, француженки, долгое время жившей и творившей в США: роман «Шпион в доме любви» и ряд новелл под общим названием «Дельта Венеры». Произведения Анаис Нин публиковались в Швеции, Японии, Германии, Испании, Италии, Франции, Бельгии, Голландии, Англии и США. А теперь это новое имя откроет для себя российский читатель.

Скачать или читать онлайн книгу Шпион в доме любви. Дельта Венеры

На этой странице свободной электронной библиотеки fb2.top любой посетитель может читать онлайн бесплатно полную версию книги «Шпион в доме любви. Дельта Венеры» или скачать fb2 файл книги на свой смартфон или компьютер и читать её с помощью любой современной книжной читалки. Книга написана автором Анаис Нин, относится к жанрам Современная русская и зарубежная проза, Короткие любовные романы, Эротическая литература, добавлена в библиотеку 07.01.2016 и доступна полностью, абсолютно бесплатно и без регистрации.

С произведением «Шпион в доме любви. Дельта Венеры», занимающим 341 печатных страниц, вы наверняка проведете не один увлекательный вечер. В нашей онлайн читалке предусмотрен ночной режим чтения, который отлично подойдет для тёмного времени суток и чтения перед сном. Помимо этого, конечно же, можно читать «Шпион в доме любви. Дельта Венеры» полностью в классическом режиме или же скачать всю книгу целиком на свой смартфон в удобном формате fb2. Желаем увлекательного чтения!

С этой книгой читают:

Книга: Шпион в доме любви. Дельта Венеры — Анаис Нин — КнигаГо



НА ПЕРЕКРЕСТКЕ МОРАЛЕЙ, ИЛИ «БОРЬБА ЗА ЖАНР»

Произведения каких только знаменитых ныне писателей ни подвергались в свое время гонениям критиков и всевозможных лжесвятош, называвших их «вопиющей порнографией». Полагаю, не имеет смысла приводить здесь весь список, начиная с Боккаччо и Рабле, минуя Донатьена Альфонса Франсуа де Сада и заканчивая Дэвидом Гербертом Лоуренсом и Иваном Алексеевичем Буниным. Теперь эти произведения стали признанной классикой. Оставшись при этом Порнографией. По жанру.

Люди очень мало задумываются над тем, как велико в их повседневной жизни то, что принято называть «силой привычки». Сейчас, в пору глобальных изменений в социальном плане, многое из того, что прежде казалось будничным и незыблемым, представляется чудовищным и смешным. Какие-то лозунги, соревнования, навязанные идеалы… Человек расстается со своим прошлым смеясь, помнится, так сказал один неглупый мыслитель. Теперь-то нам, конечно, смешно. Но только смехом этим человечество смеется над самим собой, смеется, потому что не поняло вчера того, что столь очевидно сегодня.

Почему-то мораль считается «моральной». Она, как Евангелие, словно ниспослано роду человеческому свыше. Так ли это? Отнюдь, поймем мы, если задумаемся. Имеющий глаза да увидит…

Когда европейцы только еще начинали приезжать в Китай, расселяясь в Шанхае и прочих городах, местные жители не знали, смущаться им или смеяться. Дело в том, что европейцы, встречаясь на улицах, имели обыкновение целоваться. То, что принято в Европе — на то они и европейцы, — вызывало в китайцах полнейшее недоумение: за поцелуем ничего не следовало. Объяснялось все просто. Поцелуи или просто ласки, не ведущие к естественному продолжению, т. е. половому соитию, считались в Китае оскорблением основополагающих восточных начал: инь и ян.

В свою очередь, европейцы столкнулись в Китае с полным приятием таких «страшных пороков», как внебрачные связи, мастурбация, и многих других дозволенных китайцу удовольствий.

Христианству уже две тысячи лет. То, каким оно мыслилось теми личностями, которые стояли у его истоков, нам не дано узнать. Дошедшая до наших дней религия есть обычный суррогат, много раз приспособленный к нуждам «отцов Церкви» и их шустрых поверенных. Мирянин, преклонивший колени перед священником, — вот любимый символ «веры». И если сам священник получал от этого чувственное удовольствие — ведь среди мирян были и мирянки, притом хорошенькие, — это никого не касалось.

За два тысячелетия любая, даже самая бредовая идея, повторяемая из века в век, может настолько укорениться в умах людей, что они уже воспринимают ее как свою собственную и готовы расправляться за нее с себе подобными — причем не всегда имея с этого хотя бы малую выгоду для себя. Просто «так принято».

Половое соитие, всячески втаптываемое в грязь ревнивыми блюстителями веры, на том же Востоке, в тантрической, например, философии почиталось как «путь к бессмертию». И это, дорогой читатель, не должно вызывать улыбку. Поскольку такое представление базируется на чисто физическом подходе к данному явлению, связанному со значительным расходом внутренней энергии. Вопрос в том, чтобы не просто ее расходовать, пусть даже с удовольствием, но и уметь применять в оздоровительных целях. Мораль восточного человека от этого нисколько не страдала. Зато средний европеец страдал — и страдает — от своей «страусиной» морали. Но не только — а может быть, и не столько — телом.

Вам никогда не приходилось слышать, каким языком разговаривает человек, обуреваемый сексуальными комплексами — путь даже он и «гигант» в бытовом плане? Увидев за стеклом витрины глянцевую обложку «Пентхауса» или «Плейбоя», он вдруг обнаруживает, что его речевой аппарат устроен весьма интересным образом и может выдавить из себя разве что возглас-хрюканье: «Голая баба!». Почему-то он стесняется сказать «нагая девушка» или «обнаженная женщина». Ему кажется, что, сгрубив, он поднимет себя выше своих же собственных эмоций. Хотя как-то сомнительно, что этого труднее добиться, например, просто промолчав…

Все это приводит наиболее эстетствующую часть нашего общества — поскольку на Западе уже давно махнули рукой — к горячему спору о том, что же такое

Книга «Дельта Венеры» из жанра Эротическая литература и фольклор

Дельта Венеры

Автор: Нин А. Жанр: Эротическая литература и фольклор Издательство: Эксмо Год: 2012 Количество страниц: 384 Формат:  PDF (19.20 МБ)
Дата загрузки: 15 сентября 20172016-03-24 Скачать с нашего сайта
Скачать в два клика
Поделись
с друзьями!
 

Аннотация

Анаис Нин — знаменитая американская писательница XX века. Автор самых скандальных эротических рассказов, написанных на английском в сороковые годы во Франции. Человек, впервые в литературе провозгласивший, что сексуальный опыт осознается мужчинами и женщинами по-разному, что тайны женской чувственности не могут быть описаны языком мужчин. «Дельта Венеры» — гимн женщинам, которые никогда не отделяли секс от любви к мужчинам.

 

Комментарии


Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикаци.

10 цитат Анаис Нин «Дельта Венеры»

У нас для вас сегодня есть одна интересная фраза, ребята. Надеюсь, ты к этому готов. Я должен признать, что многие цитаты из книги Анаис Нин «Дельта Венеры » заставляют меня хихикать. Зовите меня скромницей; Назовите меня ребенком; Меня просто привлекают те отрывки, которые описывают людей в терминах животных и говорят о мясных частях.

Переходим к сексуальным цитатам!


«Он был теперь в том состоянии огня, которое она любила.Она хотела, чтобы ее сожгли ».

— Анаис Нин, Дельта Венеры


«Даже когда они не смотрели друг на друга и не разговаривали друг с другом, он чувствовал между ними мощный ток».

— Анаис Нин, Дельта Венеры


«И в его глазах он выглядел как кот, который вызывает желание ласкать, но никого не любит, который никогда не чувствует, что должен отвечать на порываемые им импульсы.”

— Анаис Нин, Дельта Венеры


«Ее удлиненные глаза не закрывались, как глаза других женщин, но, как глаза тигров, пум и леопардов, два века лениво и медленно встречались. . . »

— Анаис Нин, Дельта Венеры


«Когда она закрыла глаза, она почувствовала, что у него было много рук, которые касались ее повсюду, и множество ртов, которые так быстро проходили по ней, и с волчьей остротой его зубы вонзились в ее плотные части.”

— Анаис Нин, Дельта Венеры


«Я хочу влюбиться так, чтобы простой вид мужчины, даже если он находился в квартале от меня, потряс и пронзил меня, ослабил меня и заставил меня дрожать, смягчаться и таять».

— Анаис Нин, Дельта Венеры


«Я был уверен, что старик ничего не знал о блаженстве, экстазе, ослепительных отголосках сексуальных контактов. Вырезать стихи было его посланием.Клинический секс, лишенный всей теплоты любви — гармонии всех чувств, осязания, слуха, зрения, неба; все эйфорические аккомпанементы, фоновая музыка, настроения, атмосфера, вариации заставляли его прибегать к литературным афродизиакам ».

— Анаис Нин, Дельта Венеры


«Он никогда не обращался с ней как с женой. Он ухаживал за ней снова и снова, дарив подарки, цветы, новые удовольствия ».

— Анаис Нин, Дельта Венеры


«Она отдалась его прихоти, думая, что это будет оргия только глаз и рук.”

— Анаис Нин, Дельта Венеры


«Только совместное биение секса и сердца может вызвать экстаз».

— Анаис Нин, Дельта Венеры


Это некоторые из наиболее «семейных» цитат (если таковая есть в этой книге), которые я нашел из Дельта Венеры . Не стесняйтесь оставлять некоторые из ваших фаворитов NSFW в комментариях.

Дельта Венеры от Анаис Нин

Анаис Нин, частично испанского происхождения, также имела кубинское, французское и датское происхождение.Она родилась в Париже и провела детство в разных частях Европы. Ее отец оставил семью ради другой женщины, что глубоко потрясло Анаис и стало причиной, по которой ее мать забрала ее и двух ее братьев в Соединенные Штаты. Позже Анаис Нин переехала в Париж со своим мужем, и они жили во Франции с 1924 по 1939 год, когда американцы уехали из-за войны. В 1930-х годах ее анализировал Рене Алленди, а затем Отто Ранк, с которым она также кратко училась летом 1934 года.Она познакомилась со многими известными писателями и художниками, написала серию романов и рассказов.

Ее первая книга — защита Д. Х. Лоуренса — была опубликована в 1930-х годах. За ее стихотворением в прозе « Дом инцеста » (1936) последовал сборник из трех новелл « Зима искусственности » (1939). Качество и оригинальность ее работ были очевидны на ранней стадии, но, как это часто бывает с писателями-авангардистами , ей потребовалось время, чтобы добиться широкого признания.Международная публикация ее журнала Journals завоевала ее новых поклонников во многих частях мира, особенно среди молодежи и студентов. Ее романы, Лестницы к огню, Дети Альбатроса, Четырехкамерное сердце, Шпион в Дом любви и Соблазнение Минотавра, впервые были опубликованы в Соединенных Штатах между 19405 и 1960-х годов и в итоге собрали в городах внутренних дел. Она также написала сборник рассказов Под стеклянным колоколом. В 1940-х годах она начала писать эротику для анонимного клиента, и эти части собраны в Delta of Venus и Little Birds (оба опубликованы посмертно). Пингвин также издает A Woman Speaks, сборник лекций и интервью; Journal of a Wife, третий том The Early Diary of Anais Nin , 1923-1927 ; В пользу чувствительного человека и другие сочинения; и, совсем недавно, The Early Diary 1927-1931 , четвертый том ее дневника. Генри и Джун, хроника ее страстного общения с Генри Миллером и его женой Джун Мэнсфилд, и Инцест — новые тома «неизведанного дневника» Анаис Нин, отличающиеся от ее ранее опубликованных томов ссылками на оба ее муж и ее любовная жизнь. Ее книги переведены на двадцать шесть языков мира.

В последние годы жизни Анаис Нин часто читала лекции в университетах США. В 1973 году она получила почетную докторскую степень в Филадельфийском колледже искусств, а в 1974 году была избрана членом Национального института искусств и литературы.Она умерла в Лос-Анджелесе в 1977 году.

Дельта Венеры от Анаис Нин

Такой же влиятельной и откровенной в свое время, как Fifty Shades of Grey сейчас, Анаис Нин Дельта Венеры — новаторская антология эротических рассказов, опубликованная в Penguin Modern Classics

In Дельта Венеры Анаис Нин колдует сверкающий каскад сексуальных контактов. Создавая свой собственный «язык чувств», она исследует область, ранее принадлежавшую писателям-мужчинам, и привносит в нее свое собственное уникальное восприятие.Ее яркая и страстная проза раскрывает суть женской сексуальности в мире, где только любовь имеет значение.

Это издание включает предисловие, адаптированное из дневника Анаис Нин, которое устанавливает контекст для зарождения работы, и постскриптум к ее дневниковым записям, в которых она объясняет свое желание использовать «женский язык, рассматривая сексуальный опыт с точки зрения женщины». .

Анаис Нин (1903-1977), родившаяся в Париже, была дочерью франко-датской певицы и кубинской пианистки.Ее первая книга — защита Д. Х. Лоуренса — была опубликована в 1930-х годах. За ее стихотворением в прозе Дом инцеста (1936) последовал сборник из трех новелл, собранных как Winter of Artifice (1939). В 1940-х годах она начала писать эротику для анонимного клиента, и эти части собраны в Delta of Venus и Little Birds (оба опубликованы посмертно). В последние годы своей жизни Анаис Нин часто читала лекции в университетах США в 1974 году и была избрана в Национальный институт искусств и литературы США.

Если вам понравился Дельта Венеры , вам может понравиться книга Стивена Визинцзи In Praise of Older Women , также доступная в Penguin Modern Classics.

«Анаис Нин возбуждает читателей-мужчин и побуждает читателей-женщин … и она противостоит жизни с жизненно важным артистизмом и смелостью»
The New York Times Book Review

Издатель: Penguin Books Ltd
ISBN: 9780141182841
Количество страниц: 240
Вес: 179 г
Размеры: 198 x 129 x 14 мм

Дельта Венеры Котировки (10 цитат)

«Дорогой коллекционер, мы тебя ненавидим.Секс теряет всю свою силу и магию, когда становится явным, механическим, чрезмерным, когда он становится механистической одержимостью. Это становится утомительно. Вы научили нас больше, чем кто-либо из тех, кого я знаю, насколько неправильно не смешивать это с эмоциями, голодом, желанием, похотью, прихотями, капризами, личными узами, более глубокими отношениями, которые меняют его цвет, аромат, ритмы, интенсивность.
«Вы не знаете, чего вам не хватает при микроскопическом исследовании сексуальной активности, за исключением тех аспектов, которые являются топливом, которое ее зажигает.Интеллектуальный, образный, романтичный, эмоциональный. Это то, что придает сексу его удивительные текстуры, его тонкие трансформации, его элементы афродизиака. Вы сжимаете свой мир ощущений. Вы иссушаете его, морите его голодом, истощаете его кровь.
Если бы вы питали свою сексуальную жизнь всеми возбуждениями и приключениями, которые любовь привносит в чувственность, вы были бы самым могущественным мужчиной в мире. Источник сексуальной силы — любопытство, страсть. Вы смотрите, как его маленькое пламя умирает от удушья.Секс не любит однообразия. Без чувств, изобретений, настроений, без сюрпризов в постели. Секс должен быть смешан с
слезами, смехом, словами, обещаниями, сценами, ревностью, завистью, всеми приправами страха, заграничными путешествиями, новыми лицами, романами, рассказами, мечтами, фантазиями, музыкой, танцами, опиумом, вином. Сколько вы теряете из-за этого перископа на вершине своего пола, когда вы можете наслаждаться гаремом уникальных и никогда не повторяемых чудес? Нет двух одинаковых волос, но вы не позволите нам тратить слова на описание волос; Нет двух запахов, но если мы расширим этот вопрос, вы заплачете. Сократите стихи.Нет двух скинов с одинаковой текстурой, и никогда не будет одинакового света, температуры, теней, никогда не будет одного и того же жеста; поскольку любовник, возбужденный истинной любовью, может пройти весь спектр многовековых любовных преданий. Какой диапазон,
какие изменения возраста, какие вариации зрелости и невинности, извращенности и искусства. . . Мы сидели часами и гадали, как ты выглядишь. Если вы ограничили свои чувства шелком, светом, цветом, запахом, характером, темпераментом, вы, должно быть, к настоящему времени полностью высохли. Есть так много второстепенных чувств, все они текут, как данники, в основное русло секса, питая его.Только совместное биение секса и сердца может вызвать экстаз ».
— Анаис Нин, Дельта Венеры

Анаис Нин о том, почему она написала «Дельту Венеры» (1976)

Тейлор Жасмин | На | Комментарии (0)

Ниже приводится отрывок из предисловия к Дельта Венеры , автор Анаис Нин, , в котором она обсуждает, почему она написала этот сборник эротики 1976 года, в основном предназначенный для женской аудитории:

«В то время (1941 год), когда мы все писали эротику по доллару за страницу, я понял, что веками у нас была только одна модель этого литературного жанра — письмо о человеке.Я уже осознавала разницу между мужским и женским подходом к сексуальному опыту.

Я знаю, что было большое несоответствие между откровенностью Генри Миллера и моей двусмысленностью — между его юмористическим, рабелазианским взглядом на секс и моими поэтическими описаниями сексуальных отношений в неопубликованных частях Дневника .

Как я писал в третьем томе дневника , у меня было ощущение, что ящик Пандоры таит в себе тайны женской чувственности, настолько отличной от мужской и для которой мужской язык неадекватен.

. . . . . . . . . .

Цитаты Анаис Нин о писательстве, жизни и любви
. . . . . . . . . .

Мне казалось, что женщины более склонны соединять секс с эмоциями, с любовью и выделять одного мужчину, а не заниматься беспорядочными половыми связями.

Это стало для меня очевидным, когда я писал романы и Дневник, и я увидел это еще более ясно, когда начал преподавать. Но хотя отношение женщин к сексу было совершенно отличным от мужского, мы еще не научились писать о нем.

Здесь, в эротике, я писал, чтобы развлечься, под давлением клиента, который хотел, чтобы я «пропустил поэзию».

Я считал, что мой стиль основан на чтении мужских произведений. По этой причине я долго чувствовал, что скомпрометировал свое женское «я». Я отложил эротику в сторону.

. . . . . . . . . .

Маленькие птички: Эротика Анаис Нин
. . . . . . . . . .

Перечитывая это много лет спустя, я вижу, что мой собственный голос не был полностью подавлен. Во многих отрывках я интуитивно использовал женский язык, рассматривая сексуальный опыт с точки зрения женщины.

В конце концов, я решил выпустить эротику для публикации, потому что она показывает начальные усилия женщины в мире, который был прерогативой мужчин ».

. . . . . . . . . .

Анаис Нин страница на Amazon *

. . . . . . . . . .

* Это партнерская ссылка Amazon. Если продукт приобретается по ссылке, Literary Ladies Guide получает скромную комиссию, которая помогает поддерживать наш сайт и помогает ему продолжать расти!

Категории: Литературные размышления

Дельта Венеры — Анаис Нин — Идти в ногу с пингвинами

Не буду нескромным, но Анаис Нин была в основном оригинальной девушкой с камерой. Дельта Венеры — это сборник из пятнадцати эротических рассказов, которые Нин первоначально написала для, скажем так, «личного пользования» «частным коллекционером» еще в 1940-х годах. Ей платили доллар за страницу после того, как Генри Миллер отклонил задание по щедрой ставке в 100 долларов в месяц; К счастью, Нин заработал достаточно, чтобы профинансировать ту грязную чушь, которую написал Миллер, сохранив при этом свою «честность». Истории не публиковались до 1977 года, после смерти Нин (и «частного коллекционера»).

Купите Delta Of Venus здесь.
(Это не будет цена за доллар за страницу, но я все равно получу небольшую комиссию, если вы купите что-нибудь по партнерской ссылке на этой странице.)

Не стесняйтесь прокручивать вниз, если хотите перейти прямо к обзор, но я не могу отказаться от возможности дать немного биографических подробностей об этом часто очерняемом первопроходце, прежде чем я начну. Первая книга Нин, защищающая Д. Х. Лоуренса (да, славы любовника леди Чаттерлей), была опубликована в 1930-х годах. Это сделало ее неотъемлемой частью литературной сцены, равно как и ее жизнерадостность и безграничная щедрость.Тем не менее, она не получала того внимания, которого заслуживала, со стороны основных читателей и прессы до гораздо более позднего времени. Ее подвиги в литературной эротике, как я уже упоминал, дали ей возможность финансировать работу обнищавшего среднего возраста писателя Миллера; его хвалили за такие книги, как «Тропик рака», в то время как Нин оставался относительно неизвестным. Точно так же она финансировала мечты бесчисленного количества других неудачливых писателей-мужчин. Она сделала их карьеру возможной, но фактически никто из них не считал нужным открывать для нее какие-либо двери.Нин самостоятельно издала четыре книги, ей удалось продать несколько других, но по большей части она либо подвергалась насмешкам со стороны критиков, либо (что еще хуже) игнорировалась. Сегодня она наиболее известна своими работами, которые, по ее мнению, никогда не увидят свет: Delta Of Venus и, конечно же, ее личные журналы (которые были столь же насыщенными).

Рекламный ролик для Delta Of Venus обещает «потрясающую коллекцию сексуальных встреч от королевы литературной эротики» (чтобы вы могли понять, почему я взяла ее, верно?).В предисловии, взятом из дневников Нин, объясняется, что коллекционеру, для которого она написала, «больше нравится, когда это повествование, просто повествование, без анализа или философии» (стр. Viii). По сути, он сказал ей написать все художественное дерьмо, которое она хочет в свое время, и придерживаться сосания и секса на страницах, которые она ему предоставила. Нин приняла вызов, но ее попросили сосредоточиться только на сексуальных вещах, что привело к «неистовым взрывам поэзии» (стр. Xi). Она опиралась на собственный опыт и опыт своих друзей, как старая Кэрри Брэдшоу, и дала им столько литературного процветания, сколько могла.

И да, теперь мы знаем личность этого загадочного похотливого благодетеля: Роя М. Джонсона из Оклахомы (1881-1960), сделавшего состояние на нефти. Эти люди, честно говоря…

Дельта Венеры определенно имеет иную «атмосферу», чем Миллер и Лоуренс, которых мы теперь можем считать современниками Нин. Она действительно проникает (ха!) В психологию секса, как я полагаю, это понималось в то время. Она сознательно вставляет в историю чувственное и женственное; как она писала в собственном дневнике, благодаря этому проекту она «осознала, что на протяжении веков у нас была только одна модель этого литературного жанра [эротики] — письмо мужчин» (стр. xiiii).Она изобрела «язык чувств», согласно академическим типам, которые совсем недавно действительно уделяли пристальное внимание ее работе. Я не знаю, я придерживаюсь атмосферы. Это атмосфера, которая отличается от других вибраций. Если вы понимаете, о чем я?

Не противоречить себе, но должен предупредить вас, что коллекция определенно бросит вас в глубокий ледяной бассейн: первая история, Венгерский авантюрист, включает (среди прочего) графические изображения кровосмесительных изнасилований.Не путайте чувственное и женственное с нежным и хрупким! Некоторые из историй в Дельта Венеры особенно постарели (например, Школа-интернат, в которой рассказывается о жестоком обращении и групповом изнасиловании в католическом учреждении), и все они в некоторой степени проблематичны (во всяком случае, по сегодняшним меркам). Мой совет? Не выбирайте этот вариант, если у вас есть какие-либо чувства по поводу пола, гендера или насилия, которые могут быть вызваны графическим описанием всего вышеперечисленного.

Тем не менее, я не ненавидел это? Я был удивлен, временами покраснел, но мне не было так плохо, как следовало бы — мне определенно никогда не было скучно.Качество прозы Нин, ее владение языком и понимание желаний не оправдывают сложного содержания, но делают его чертовски удобочитаемым.

Кроме того, мой глубоко укоренившийся секс-позитивный феминизм просто не может отделить содержание Дельта Венеры от контекста, в котором оно было произведено. Нин прямо писала о сексе в то время, когда это было исключительной компетенцией богатых белых мужчин (и ирония в том, что богатый белый мужчина платит ей за это, просто слишком восхитительно, чтобы ее игнорировать).Она писала об абортах, внебрачных связях, всевозможных «неуместных» желаниях, не осуждая, не боясь и не умаляя своих персонажей (то, что многие писатели пытаются сделать сегодня). Если бы «Дельта Венеры» было опубликовано для всеобщего ознакомления на пике «карьеры» Нин (что мало о чем говорит), я даже не могу представить, что бы с ней случилось. Общество и пресса осудили бы ее, и она умерла бы либо печально известной мученицей, либо никем без гроша.С этой точки зрения нам повезло, что сегодня у нас есть доступ к этой важной работе, и ее стоит прочитать… если вы осмелитесь.

Мои любимые отзывы Amazon о Дельте Венеры:
  • «Не так эротично, как Playboy хотел бы меня поверить…» — Дж. Дж. SPANO
  • «несколько серьезно тревожных историй. изнасилование детей — не мое любимое дело «. — JS
  • «Это был подарок другу, перенесшему операцию». — dbeedle
  • «Я предлагаю более точное название для этой книги:« Скучно со совокуплением »Инэйна Нинкомпупа.
    Не ждите, что этот дрянной дневник расширит ваш набор сексуальных уловок, чтобы удивить вашего любовника. — Где Уолдо?
  • «Это сборник рассказов, которые мне не очень нравятся. Я бы оценил его как довольно дрянной! нет сравнения с трилогией 50 оттенков »- Cybergrammie

Фрагменты дельты Венеры — Art

Искусство и введение Джуди Чикаго Отрывки из текста Анаис Нин История искусств / Феминистические исследования / Сексуальность / Гендер Твердый переплет 7,25 х 9,5 дюйма 102 страницы, включая 1 многостраничный разворот 21 четырехцветная иллюстрация ISBN: 978-1-57687-182-9

Знаменитый писатель-эротик Анаис Нин написала о художнице-феминистке Джуди Чикаго в седьмом томе ее дневников : «Наша первая встреча была очень интересной.Меня напугала могущественная личность [Джуди]. Она была напугана дамой из дневников …. Но произошло то, что мы сразу почувствовали нежность и осознали, что нам нужны друг с другом.»

После этой встречи личная дружба и профессиональный союз расцвели и продолжали процветать до самой смерти Нин в 1977 году. Нин, феминистка первой волны, считала Чикаго своей «радикальной дочерью». Там, где Нин была грациозной, Чикаго был агрессивным.Если Нин вызывала воспоминания, то Чикаго — вызывающе. И все же оба стремились к одной и той же цели: свободе женского самовыражения, не скованной ограничениями патриархального позирования. Их отношения — диалог между первой и второй половинами двадцатого века — помогли Чикаго преодолеть ее внутренние табу и полностью выразить свою творческую силу.

Как дань наследию своего наставника, Чикаго делится некоторыми своими воспоминаниями об их встречах во введении к Фрагменты дельты Венеры , коллекции из двадцати произведений искусства, сочетающих чувственные акварельные изображения Чикаго с чрезвычайно запоминающимися фразами из знаменитого сборника рассказов Нин.Книга обещает стать прорывом в истории эротического искусства, которое на протяжении веков принадлежало почти исключительно мужчинам-художникам и мужской аудитории. Можно сказать, что фрагменты из Дельты Венеры являются продолжением более раннего диалога Чикаго и Нин, освещающего, как изображениями, так и словами, мощные фантазии и желания женского разума.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.