Как запутать человека: Как запутать человека | MAXIM

Содержание

можно ли описать ИБ-процессы и никого не запутать / Комментарии / Хабр

А у процессов всегда должен быть владелец.

Откуда такое требование? В BPMN его нет. Кроме того, ваше понятие владельца, в действительности, – исполнитель. И тут вы спутали роль с её исполнителем, которых может быть много. А ещё есть роль архитектора процесса: отвечает за само определение, существование и эволюцию процесса. Скажем, при изменении в бизнесе и организации вопросы эволюции процессов решаются через архитектора, а не их исполнителей. Конечно, никто не запрещает, чтобы один и тот же сотрудник выполнял несколько ролей. Однако это чревато саботажем и борьбой за власть через уровень методики.

Дробление процессов на мелкие блоки с этой точки зрения удобнее – можно определить конкретное действие за конкретным человеком.

Тут сразу две методические ошибки: путаете способы представления и распределение действий по исполнителям. Способы представления равнозначны по содержанию и различаются только по целям представления. Это можно отлично понять в том же Sybase PowerDesigner: процесс можно сворачивать и разворачивать на диаграмме, можно переходить к диаграммам процесса.

Но как потом этого человека найти?

Распределение действий по исполнителям решается стандартной таблицей назначения ролей элементам оргструктуры (см. FEAF, DODAF и ZIFA, например). Элементами оргструктуры являются не только сотрудники, но и подразделения, и группы. Соответственно поиск делается по этой таблицы: ищется исполнитель по роли. Опять же, в Sybase PowerDesigner такая функциональность есть сразу. А в BPMN сразу предусмотрены роли и структуры, имеющие свой контекст исполнения, и методы их связывания с процессами. А чтобы процессы не были независимым чёрным ящиком, предусмотрены средства описания диалога между ними. Фактически, получается описание протокола работы через описание процессов и их диалога.

А что если кто-то из множества владельцев не захочет менять процесс в угоду кибербезопасности? Или не захочет работать в навязанных SLA?

Если это превратилось в вопрос удовлетворения чьих-то желаний, тогда поломался процесс конструирования, и ситуация вышла за рамки деловой и профессиональной. А именно: желаниям в нём не место, т.к это вопрос выбора действий, эффектов и последствий. А они вычислимы и образуют сложную систему, в которой игнорирование означает выбор умолчаний, которые, обычно, совсем не то, что требуется. Вот поэтому должна быть роль архитектора, и его привилегия, ответственность и обязанность – устанавливать исполнителям, что и как делать (т.е. методику). Его обязанность – просчитывать возможные последствия и эффекты при каких-либо действиях, исходя из требований. Поэтому сперва должны быть согласованные требования, а не тупо приоритет «в угоду безопасности» как вредительская попытка отменить остальные требования, которые должны быть удовлетворены, чтобы забота о безопасности вообще была целесообразна. Никакой исполнитель со своей колокольни с этим не справится ввиду недостатка сведений и вычислительной мощности его головы. Зато может указать на невыполнимость и иные проблемы при тестировании требований и процесса.

надо просто сделать каталог атомарных действий, из которых потом на месте собрать пазл для каждой конкретной компании

Это вообще про конструирование, а не BPMN в применении к вашей области деятельности. Суть подхода – создание библиотеки и повторное использование её функциональности. Атомарные или более комплексные действия – это типовой подход конструирования с использованием примитивов. Кроме того, давно есть масса фреймоворков для самых разных типовых процессов. На эту тему масса статей написана, рекомендаций выдано и стандартизаций проведено.

«Если человек знает свои корни, его невозможно запутать»

«Национальное самосознание у людей низкое»

Деревня Старотавларово (от татарского слова «таулар» – горы) существует уже более 300 лет. Ее основали татары, поэтому она считается татарской.

«Переписывание татар как башкир – это у нас есть везде. Нашу деревню эта тенденция тоже не обошла», – говорит уроженец Старотавларово, краевед и предприниматель Фагит абый Фазылов. Он провел для нас экскурсию по родному селу, рассказал его историю, познакомил с жителями.

В последнее время в этих краях наблюдается рост интереса татар к своим корням и истории происхождения родов. Многие семьи в Старотавларово уже составили свою родословную, проводятся даже специальные праздники – «Шәҗәрә бәйрәме». Фагит абый считает, что уровень национального сознания у жителей остается невысоким, а праздники родословных способствуют ее повышению.

«Если человек знает свои корни, его невозможно запутать и записать человеком другой национальности. Если я татарин, хоть что со мной делай, в переписи башкиром записаться не могу. Мне кажется, у нашего народа татарское самосознание низкое», – объясняет ситуацию краевед.

Фагиту Фазылову потребовалось шесть лет, чтобы собрать полную и достоверную информацию о происхождении своих предков и истории края в целом.

Фарит Фазылов

Фото: © Зиля Мубаракшина

К моменту начала его поисков история села Старотавларово была уже тщательно изучена. Писатель, член Союза писателей России и Башкортостана Гали Гатауллин издал три книги по результатам своих исследований. Поэтому Фагит абый решил расширить географию и взялся за изучение истории сразу трех деревень – Аблаево, где он сам сейчас проживает, а также близлежащих к ней сел Тукмак-Каран и Бятки.

Все они находятся в Туймазинском районе Башкортостана.

В этих деревнях краевед обошел буквально каждый дом, опрашивал и записывал рассказы, воспоминания старожилов. Вот так, по крупинке воссоздавал историю края. Немало документов он нашел и в Национальном архиве Башкортостана. Собранный материал показал руководителю Всероссийской ассоциации татарских сел Фаниру Галимову, предпринимателю и уроженцу татарского села Тюменяк в Башкортостане. При его поддержке в 2020 году в Уфе была издана книга «Ык буенда ак томан» («Туман на берегу Ика»). По словам автора, книга вызвала большой интерес, и сейчас ее выписывают даже из других регионов.

«Татарстан помогает соплеменникам. Хотелось бы, чтобы нас тоже не забывали»

Выпустив книгу, Фагит абый не бросил свое дело – он продолжает исследования в области истории края. Сейчас он готовит статью для будущего сборника «Татарские деревни Предуралья», который собираются издать местные краеведы. Свою деятельность Фагит абый считает своеобразным хобби, вкладом в сохранение национального наследия. «Только когда есть душевное спокойствие, можно трудиться для нации», – говорит он.

Говоря об истории родной деревни, Фагит абый напоминает, что раньше в ней в конце года проходили знаменитые ярмарки. На них съезжались купцы со всей округи, приезжали даже из Нижнего Новгорода, Казани, Бугульмы.

«Когда едешь в Туймазинский, Бакалинский, Шаранский районы, старожилы, узнав, что ты из Старотавларово, спрашивают: “Как там ваш базар, существует еще?” Сейчас его уже нет, он не сохранился. У всех у нас одна проблема – колхозы распались, а крепких работающих фермеров пока не видно. А если нет колхоза, и фермеров нет, молодежь не остается в деревне», – говорит Фагит Фазылов.

Старотавларово

Фото: © Зиля Мубаракшина

Вместе с ним мы зашли в гости к его маме – Гульфире апа Фазыловой. За вкусным чаем с блинчиками она рассказала о своей семье и сельчанах.

«В этой деревне я родилась, прожила свою жизнь. С мужем вырастили четверых детей, старший – наш сын Фагит. И три дочери. На детей своих не жалуюсь, все выросли хорошие, воспитанные. Мы общаемся, ходим к друг другу в гости. И невестка у меня очень хорошая. Лучшая в мире! Я ее дочкой называю. Суфия и сама говорит: “Я четвертая дочка мамы”», – рассказала Гульфира апа.

Гульфира апа Фазылова с невесткой

Фото: © Зиля Мубаракшина

«К маме приезжаем в гости. Попробуй один день не позвонить – на следующий день отправится нас искать», — продолжает Фагит абый.

Краевед вспоминает, как сельчане провели большой праздник родословной у деревенского родника. Затем он через нас передает свое обращение к руководству Татарстана:

«Башкиризация идет от низкого национального самосознания. Будем мы во время переписи шуметь, протестовать – да что толку? Надо, чтобы каждый знал свою родословную, – это должно стать чем-то привычным, само собой разумеющимся. Вот тогда не будут возникать вопросы – кто башкир и кто татарин.

Но все же у меня есть обращение к властям Татарстана: татары в Башкортостане нуждаются в учебниках татарского языка, их не хватает. Художественным коллективам нужны татарские национальные костюмы.

Татарстан помогает соплеменникам в самых дальних регионах. Хотелось бы, чтобы внимание уделялось и татарам Башкортостана, чтобы нас тоже не забывали», – говорит Фагит абый.

«Пока я здесь, татарские вывески будут»

В Старотавларово есть свой татарский фольклорный ансамбль «Мирас», его в 1991 году организовала Альфия Газизова. В 2003 году он получил статус народного коллектива.

Жители Старотавларово уважают своего завклуба за твердый характер и энергичность

Фото: © Зиля Мубаракшина

«Мы нуждаемся в татарских национальных костюмах, татарской литературе. Нашим детям нравится читать татарские книги, они наизусть разучивают татарские стихи. По-своему проводим акцию “Мин татарча сөйләшәм”, с детьми собираемся и проводим уроки выразительного чтения на татарском языке», – рассказывает Альфия ханум.

Жители Старотавларово уважают своего завклуба за твердый характер и энергичность, рассказывают, как она мужественно защищает татарский язык, культуру. Альфия апа и сама настроена решительно, «Я – железная», заявляет она.

Именно благодаря ей в сельском Доме культуры все вывески и стенды оформлены на татарском языке. Учитывая ситуацию, очень приятно их видеть в Башкортостане. «Пока я здесь, татарские вывески еще будут», – говорит Альфия апа голосом, выдающим ее твердый характер.

Попытки повлиять на упрямого завклуба были. «Почему мероприятия не проводите на башкирском? Почему на татарском?» и других таких «почему» за годы ее работы было много…

«Собрали более 100 фольклорных игр Буздякского района»

Альфия апа не из тех, кто дает себя в обиду. Создалось ощущение, что ничто не заставит эту «железную леди» предать интересы своего народа – ни звания, ни какие-то указания сверху. Она не просто руководитель фольклорного ансамбля, но и исследователь, и хранитель наследия – под ее началом жители села Старотавларово изучают и узнают все тонкости татарского языка, собирают жемчужины устного народного творчества, обучают им детей, новое поколение.

Только за последние годы ими были воссозданы издавна популярные на северо-западе Башкортостана, а ныне уже подзабытые обряды: «җим чәчәк», «җар салу», «сөрән», «сабый ризыкландыру», «нигез котлау» и другие. Собрали более ста фольклорных игр, подготовили сборник с их описанием. Это и групповые игры, и парные, или на одного игрока. Примечательно, что все это игры, получившие распространение в этой местности, Буздякском районе.

«Есть древняя игра “дубыр”, в нее играли во время больших сборов, праздников. Игры “читән үрү”, “өчле”, “дүртле”, “сигезле”, “караңгы базар”. Мы им обучаем наших детей. У нас ведь и золотые, бриллиантовые свадьбы проходят по старинным обычаям – с проездом на запряженных лошадях, с обрядом встречи невесты. Мы это делаем, чтобы молодое поколение успело увидеть, ознакомиться с ними», – говорит Альфия апа.