К книге надо относиться как к жизни: Разберите предложения по составу: 1.К книге надо относиться как к жизни. 2.Мы этим портим

Содержание

Как надо относиться к книге (рекомендации для родителей)

(Рекомендации для родителей)

Цель:

— Уточнить знания ребёнка о том, что такое библиотека, кто в ней работает.

— Закрепить знания ребёнка о бережном и аккуратном отношении к книгам.

— Воспитывать уважение к труду людей, которые делают книги, или помогают выбирать интересную книгу.

 

Ход:

Давай вспомним куда мы недавно с тобой ходили на экскурсию?

(В библиотеку)

Что такое библиотека? Кто там работает? Что делает библиотекарь? (Распространенные ответы ребёнка.)

Что нам рассказала библиотекарь об отношении к книгам? Давай вспомним просьбы книг. (Ребёнок с вашей помощью вспоминает правила обращения с книгой.)

Книги просят:

— Не бери нас, пожалуйста, грязными руками, нам будет стыдно, если мы будем грязными или в пятнах!

— Не перегибай наш переплёт: мы можем потерять самые интересные страницы!

— Пользуйся закладкой и не загибай наших страниц, они порвутся!

— Мы любим чистоту, но боимся воды; защищай нас от дождя и снега!

— Не рисуй на наших страницах ни ручкой, ни карандашом: твоим друзьям будет трудно нас читать!

Я тебе много читала и рассказывала о людях, которые делают книги. Вспомни, кто же трудится, чтобы сделать книгу? (Лесорубы, печатники, переплётчики, писатели, художники и т.д.) Даже трудно сосчитать, сколько людей с любовью делают одну книгу. Беречь книгу, аккуратно с ней обращаться — это значит уважать труд всех этих людей. Ты скоро пойдёшь в школу, и будешь брать книги в библиотеке. Я сейчас хочу тебе прочитать рассказ об одном мальчике, который ещё не ходил в школу, но в библиотеку уже был записан. И вот какая однажды с ним приключилась история:

ВОЛОДЯ И ГУСИ

Ещё совсем маленьким Володя любил играть, будто он читает.

Переворачивает страницу книги и говорит на память, что там написано, кажется, что он и в правду читает. А когда Володе было пять лет, он и самом деле научился читать и читал так много, что скоро прочёл все детские книги, которые были в доме.

Тогда он стал брать книги из библиотеки.

Библиотекарша очень любила его. И когда он приходил, приветливо ему говорила:

— А вот и наш самый старший читатель пришёл!

Хотя Володя был таким маленький, она охотно давал ему книжки, потому что знала, что он не порвёт и не испачкает их, а прочтёт и принесёт обратно.

Но вот один раз случилось так, что у Володи чуть-чуть не погибли книжки, которые ему дали в библиотеке.

Собрался Володя в библиотеку. Он взял в одну руку книги, завёрнутые в газету, а в другую руку …. палку и пошёл.

— Зачем же с палкой? — спросила сестра Аня.

Нужно, — коротко ответил Володя.

Он считал, что палка ему может понадобиться.

По дороге в библиотеку ему приходилось проходить мимо большой лужи, в которой любили купаться гуси. А кому из вас приходилось встречаться с гусями, тот знает, какие это задиры. Ни с того ни с сего могут разозлиться и пристать к человеку. Этого и опасался Володя.

И правда кА только гуси увидели Володю, они все, как по команде, грозно зашипели, вытянув шеи и стали быстро приближаться к мальчику. Володя остановился. Гуси со всех сторон окружили его и старались клювами ущипнуть его за ноги. Он стал размахивать палкой и кричать, но гуси ещё больше разозлились. Гуси были такие большие, почти до плеча Володе и злые. Они могли повалить в грязь его с книгами, испачкать и даже порвать их.

Тогда Володя придумал, что делать. Он лег на траву, положил книги под себя и стал отбиваться ногами и палкой.

Гуси очень удивились такой храбрости и отступили. А тут прибежала хозяйка и прогнала гусей. Она тоже удивилась Володиной храбрости.

Ведь другой маленький мальчик, наверно, бросил бы книги, заревел и пустился бежать, а Володя не плакал, а храбро сражался с такими страшными врагами.

После чтения побеседуйте с ребенком:

— Почему библиотекарь давала Володе книги?

— Как Володе удалось спасти книги то гусей?

Подведите итог:

К любым книгам — и к библиотечным, и к своим, и к тем, которые вам дают почитать друзья, — нужно относится бережно, потому что из книг мы узнаём очень много интересного, потому что в каждую книгу вложили труд очень много людей. И мы с тобой будем следить за тем, чтобы в нашем книжном уголке книгам жилось хорошо, чтобы они всегда были красивыми и аккуратными.

 

как ее беречь. БиблиоЗнайка. Полезное. Детская библиотека им. В.Н. Орлова

Итак, Урок № 5

«Книга. Как её беречь» (советы Доктора Нервистраничкина)

Доктор Нервистраничкин:

Здравствуйте! Спасибо, что пришли ко мне в гости. Давайте знакомиться.
Я – доктор Нервистраничкин, книжкин друг. Лечу не детей, а книжки. Да-да. Не удивляйтесь. Книжки тоже, к сожалению, могут заболеть. Правда, они никогда не жалуются. Мои терпеливые пациенты не плачут, не стонут, но они страдают: как-то незаметно начинают бледнеть, желтеть, сохнуть, рассыпаться на листочки… И вот здесь на помощь прихожу я. Но все доктора знают: любую болезнь легче предупредить, чем вылечить. Вам пригодятся советы моего помощника.

Ассистент Лечикнижкин:

Привет! Хочу вас предостеречь от некоторых ошибок:

НЕЛЬЗЯ!!!

  • перегибать книги
  • класть в книги карандаши, тетради
  • писать и рисовать на страницах
  • читать книги во время еды
  • брать книги грязными руками
  • сгибать страницы
  • оставлять книги на солнце
  • вырезать картинки

 

  • Возьми на заметку

    Как сделать закладку

    Закладки для книг могут быть разные, всё зависит от твоей фантазии. Но некоторых правил следует придерживаться.

    Закладки не должны быть очень толстыми.

    Раскрашивать закладки можно только цветными ручками или фломастерами (карандаши, акварельные краски и гуашь могут испачкать книгу).

    Для изготовления закладки приготовь цветную или белую бумагу, клей, фломастеры, цветные нитки и др. Ширина закладки – 4-5 см, высота – немного больше высоты книги. Очень хорошо, если ты украсишь закладку орнаментом, который придумал сам. А раскрашивание можно заменить аппликацией из цветной бумаги. Юные мастерицы могут даже связать закладку спицами или крючком.

 

Доктор Нервистраничкин:

Чистота – залог здоровья. Это важно не только для людей, но и для книг тоже. Знайте:

  • Слишком жаркий или слишком холодный воздух плохо действует на книги: от жары они быстрее стареют, а от холода – портятся. Запомните: всем книгам нужен чистый комнатный воздух с температурой 18-20 градусов при влажности 50-60%.
  • Главный враг книг – пыль. Из-за неё бумага не может «дышать», начинает сыреть и покрывается плесенью. Чтобы этого не случилось, 2-3 раза в год удаляйте пыль из книг, чаще проветривайте комнату, но не устраивайте сквозняков – книги боятся их.
  • Для книг опасен и прямой солнечный свет. От него страницы становятся ломкими, а цвета обложки выгорают. Лучше всего держать книги за стеклянными дверцами.
     

 

  • Мысли умных людей

    Дом, в котором нет книжек, подобен человеку, у которого нет души.

    Цицерон

    Только наедине с книгой можно постичь глубину и мудрость всего живого на земле.

    В. Каверин

    Книги имеют преимущество над людьми в том, что молчат, когда их не спрашиваешь, и дают золотые советы, если умеешь с ними говорить.

    Ю. Брандес

 

Ассистент Лечикнижкин:

Если же все-таки книжку не удалось уберечь и она пострадала, нужно скорей её отправить в Книжкину больницу.

Если книжке нужен врач,

Не грусти, не ной, не плачь.

Станут доктором для книжки

Все девчонки и мальчишки.

 

  • Прочти!

    Книжкина больничка

    В нашем доме появилась книжкина больничка.
    Все, кто правда любит книжки – приходи сюда.
    Если книжка заболела, если плохо книжке –
    Здесь всегда тебе помогут наши доктора.
    Может, это Мэри Поппинс, ловко спрыгнув с полки,
    Повредила вдруг обложку, больно ей и горько.
    Или это котик Мурчик (не его хозяйка)

    Вдруг разлил на книжку супчик – мокрым стал Незнайка.
    Буратино превратился в Машу-растеряшу,
    Потерял свои странички… Что же делать дальше?
    Приходи же к нам в больницу, заходи скорее,
    Главный врач раздаст лекарства и подарит клея.
    Станут книжки здоровее, как из магазина,
    Ведь для книги клей и нитки – те же витамины.

 

Доктор Нервистраничкин:

Книга попала в беду. Как помочь ей? Прислушайтесь к моим советам:

Что делать, если книжка намокла?

Нужно поставить её в сухом тёплом помещении, раскрыть веером, чтобы книга немного подсохла, потом положить под пресс. Если склеились некоторые страницы, следует осторожно несколько раз перегнуть их в разные стороны.

Следы от карандаша или от пальцев на страницах следует аккуратно удалить ластиком.

Если листок книги помялся, под ним и сверху на него кладут чистые листы белой бумаги и проглаживают теплым (не горячим!) утюгом.

Если книга требует серьезного лечения, то лёгким ремонтом не отделаешься. Нужно обращаться к специалисту – «книжному хирургу». В нашей больнице тоже есть такой врач. Его зовут Доктор Подклейобложкин. Он уже много лет спасает книжки и с удовольствием вас научит, как это делать.

Хирург Подклейобложкин:

Мы подклеиваем книжки, меняем обложки, делаем новые корешки. Хороший доктор должен знать «анатомию» книги.

 

1— обложка
2— корешок
3— книжный блок
4— страница

Если у страницы оторвался уголок

Подклей треугольник белой бумаги, а потом отрежь выступающий край.

Если обтрепались края странички

Намажь клеем полоску прозрачной бумаги и положи на стекло клейкой стороной кверху. «Больную» страничку размести так, чтобы её правый край попал на середину смазанной клеем бумаги. Затем сверху на обтрёпанный край положи небольшой кусочек бумаги (под цвет страницы) клеем вниз и загни оставшуюся половину прозрачной бумаги.

Если порвалась страничка

Вырежи аккуратно кусочек бумаги, чтобы ширина его была немного больше ширины надрыва, а длина – в два раза больше длины надрыва. Нанеси на него клей и соедини нижнюю половину сначала с одной стороны странички, а потом вторую половину загни и приклей с другой стороны.

Если страничка оторвана

Накрой оторванную страницу чистым листом бумаги, оставив только небольшой край в 3-4 мм. Промажь его клеем так, чтобы не задеть текст. Теперь убери листок бумаги, а страницу вклей в книгу. После подклеивания обязательно положи книгу на несколько часов под пресс.

Если у книжки оторвался переплёт или обложка

Вырежи полоску из ткани или марли шириной 5-6 см, намажь клеем и положи её так, чтобы внутренний край переплёта и первый листок сошлись. После этого книгу на несколько часов положи под пресс.

Если оторвался книжный блок

Проверь сначала, все ли странички на месте, не перепутаны ли они, подровняй их ножницами. Затем возьми нитку и иголку и подшей странички. Не забудь в конце закрепить нитку. Если ты этого не сделаешь, книга распадётся. Не забудь подклеить полоску бумаги в начале и в конце книги. Книга готова. Теперь её нужно просушить и положить под пресс.

 

  • Отгадай!

    Не куст, а с листочками,
    Не рубашка, а сшита.
    Не человек, а рассказывает.
    Хоть не шляпа, а с полями,

    Не цветок, а с корешком.
    Разговаривает с нами
    Всем понятным языком.
    Сама мала, а ума придала.

    Склеена, сшита,
    Без дверей, а закрыта.
    Кто её открывает – Многое знает.
    (агинк)

 

Доктор Нервистраничкин:

Вы сегодня узнали много интересного. Напоследок – еще один совет:

Как обернуть книгу

Приготовь листок не очень толстой бумаги, лучше цветной, карандаш, линейку, ножницы.

Положи раскрытую книгу на листок бумаги и осторожно поставь карандашом четыре точки возле её углов. После этого добавь с каждой стороны по 5-6 см и вырежи прямоугольник.

Снова приложи книгу и карандашом сделай пометки по ширине корешка книги, проведи линии и вырежи (см. рисунок). Остаётся только загнуть бумагу под обложку.

 

  • Советы читателю
    1. Носи книги в папке, оборачивай их.
    2. Дома отведи книгам определенное место на полке.
    3. Переворачивай страницы за правый верхний угол.
    4. Положи закладку, чтобы не потерять место в книжке, где закончил читать.
    5. Если книга порвалась, обязательно подклей её.
    6. Прочитанные книжки верни в библиотеку. Их ждут другие читатели.

 

Надеюсь, тебе пригодятся эти советы и ты всегда будешь бережно относиться к книгам и при необходимости ремонтировать их.

Почему нужно относиться к жизни с юмором

Улыбайтесь, это всех раздражает!
– Василий Стрельников –

«Мир делится на понурых идиотов и клоунов. Сделать больно хочется и тем, и другим». Эту гениальную в своей идиотичности фразу сказал один мой знакомый, занимающий срединную позицию, так сказать, ни себе, ни людям. Но лично я на стороне клоунов. Не потому что неунывающих весельчаков любят девушки (хотя это, безусловно, большой плюс), а потому что их любит сама судьба. Все их любят. И они большие жизнелюбы, чем вечно недовольные и унылые сограждане. Собственно, единственный способ возлюбить жизнь, «как бабу свою», это либо иронизировать над ней, либо жить, как юный Будда, не зная ни горести, ни лишений, ни нужды, ни проблем.

Со вторым как-то тяжеловато, приходится вести себя, как Чендлер из «Друзей». Кстати, все любят и помнят именно весёлых героев. Адам Сэндлер продолжает снимать свои комедии, не потому что больше ничего не умеет, а потому что не хочет, зная, что на очередную блевотину обязательно пойдут. Людям хочется посмеяться, и всегда будет хотеться. Поэтому все смотрели 2789 сезонов сериала «Солдаты», ведь там был Шматко. А те, кто понятия не имеет, о чём сериал «Теория большого взрыва», всё равно знают, что Шелдон крутой. Можно сказать, что персонаж не пытается быть смешным, но, черт возьми, это всего лишь персонаж, и его прописывали так, чтобы всем было весело. И выхода фильма про «Дэдпула» люди ждут с таким трепетом, не потому что он круто сражается, и ему на всё похрен, а именно из-за отбойных шуточек, которые делают его, пожалуй, самым живым персонажем комиксов, живее только Ленин в сердце Зюганова. Если бы не шутки, не было бы той армии фанатов и такого ажиотажа.

Смейся – и с тобой вместе будет смеяться весь мир. Плачь – и ты будешь плакать в одиночестве.
– Элла Уилер Уилкокс –

Чем ироничнее герой, тем больше к нему тянутся, так же и в жизни. Собственно говоря, юмор стал главным героем и спасителем человечества, но об этом чуть ниже. Сыпля остротами, ты не станешь таким же крутым, как Боярский в клипе «Зеленоглазое такси», но обожание, которое было у Урганта во времена, когда он ещё не выглядывал из каждого утюга и всех не задолбал, гарантировано.

Юмор в любом его проявлении, будь то ирония или плохо пересказанный анекдот, разряжает обстановку, сбавляет температуру накалившейся обстановки. Психологи говорят, что шутливое отношение к жизни – это инструмент самозащиты. Как будто в этом есть что-то плохое, впрочем, «мозгоправы» всегда говорят так, что невольно задумываешься: тебя только что обозвали психом или сделали комплимент? Но ведь тебя полюбят, если на вопрос про твои дела ты ответишь остроумной фразой, а не подробным и никому не интересным отчётом о проделанных делах.

Ещё говорят, что шутники – глубоко несчастные люди. Как будто среди серьёзных и нудных людей все поголовно счастливые. Не нужно путать тех, кто относится к жизни с юмором и артистов цирка. Если человек шутит не 24 часа в сутки, а только 6 — это не значит, что он примерял на себя шутовскую маску или старался выглядеть весёлым, ироничное отношение к рутине и тяготам у него всё сохранилось, а о некоторых вещах шутить публично не надо, иначе не поймут.

Секрет жизни в том состоит, чтобы ко всему относиться как можно легче.
– Оскар Уайльд –

Кто-то скажет: «Ох уж эти шутники, ох уж этот высокий юмор! Так смешно, что хочется набить морду!» Да, ироничное отношение к жизни не нужно путать с клоунскими шутками. Собственно говоря, переизбыток «щюток» донимает похлеще занудства. Всё приедается. На секундочку, если непонятно, не в том, чтобы шутить по каждому поводу, рассказывать бородатые анекдоты и цитировать «Американский пирог», это ублюданство. А вот позитивное отношение к суровой реальности, ироничный взгляд на сложные вещи – это то, о чём мы говорим. Между иронией и петросянством большая грань. Ироничный взгляд требует серьёзно смотреть на вещи, но относиться к ним проще, не ко всем, конечно, но ко многим. Находить в не самых приятных вещах хорошее и забавное, а не выполнить суточный план по цитированию высказываний Джорджа Карлина – вот в чем суть! И с цинизмом путать не надо, это уже крайняя степень, мутация юмора и собственных комплексов, хотя всё хорошо в меру, и умеренный цинизм добавляет шарма.

Подобный взгляд не является оптимизмом. Нет, нет ничего плохого в том, что ты во всём ищешь хорошее и каждую катастрофу воспринимаешь как решение проблемы перенаселения планеты. Просто раз уж смотришь на жизнь с юмором, то ты должен быть реалистом (хотя бы для того чтобы знать, за какую шутку тебе могут набить морду, а за какую нет). А оптимисты – это, как говорили великие, «дураки, которые не хотят замечать реальных вещей». Проблемы нужно замечать, нужно приветствовать их с обнажённой шпагой и ухмылкой, но, ещё и ещё раз говорю, относиться проще. Не так, как твоя соседка, которая, услышав тревожные нотки в голосе Екатерины Андреевой, впадает в депрессию, предрекает всем близкий конец, аки городская сумасшедшая, и идёт в магазин запасаться туалетной бумагой.

Тем, кто идёт по жизни смеясь гораздо проще. Хотя иногда им приходится сталкиваться с проблемами вроде людей, которые устраивают народные суды за мемы с Жанной Фриске. Но в остальном люди устали, люди измождены, последние события вызывают столько же радости, сколько актёрские способности Николая Валуева в фильме «Каменная башка». К тем, кто умеет сохранять бодрость духа в тревожные годы всегда тянутся. У Зощенко, к слову, было много друзей. А у нудного, как диалоги сериала «Ефросинья», Франца Кафки совсем немного.

Если вы не научились смеяться над бедами, вам просто не над чем будет смеяться на старости лет.
– Эдгар Хау –

В нашей жизни ничто не совершенно, степень красоты определяется умением работать в фотошопе, а к миру, в котором творится такое безобразие, нельзя относиться без юмора. Природа создавала этот мир таким, чтобы вызывать у тебя позитивные эмоции. Она даже заставила самцов жирафа пробовать мочу самки в брачный период, чтобы определить, есть ли у неё течка. Просто ты чересчур серьёзный. Будь проще, будь веселее, благодаря этому выжили целые народы (ты ведь слыхал про население Одессы?). Юмор дает тебе надежду и уверенность, а если ты ещё, ко всему прочему, умеешь посмеяться над собой, то можешь считать себя непобедимым и неуязвимым. Как говорил Гарри Симонович, «лучше смеяться над собой, чем под себя».

Между рекламой и авангардом | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

У канала MTV было немало прародителей. Один из них – Оскар Фишингер, мастер немецкого авангардного кино. В его рекламном ролике сигарет «Муратти» (1934) когорты сигаретных пачек стройными рядами маршируют во время своего «партийного съезда», строгий порядок которого нарушают игровые моменты в стиле оп-арта. В тот момент, когда пионер авангардного кино осознал, какой идеальный сюжет для конструктивистской игры форм представляет собой военный парад, фильм Лени Рифеншталь «Триумф воли» еще не был смонтирован. Вместо него был только 60-минутный вариант, который под названием «Победа веры» в 1933 году на короткое время вышел в прокат. Уже в этом сделанном к партсъезду фильме, который сама режиссер позднее не хотела демонстрировать по причине его «несовершенства», присутствуют все основные приемы монтажа и образные конструкции, которые затем проявятся в «Триумфе воли», даже несмотря на то, что рука мастера в этом первом варианте не столь уверена и скольжение кинокамеры не так стабильно.

Лени Рифеншталь. 2001 г.

В 1934 году самым употребительным словом для «рекламы» было – «пропаганда». Никакой другой продукт медийной культуры XX века не показывает так отчетливо эту двойственность, как «Триумф воли». Если мы позволим себе заменить слово «пропаганда» на «рекламу», то близость этих понятий станет еще более тесной. Ведь этот фильм – это рекламный ролик для рекламной акции НСДАП. В нем, как всегда, когда надо представить продукт, все его недостатки просто выносятся за скобки показа. Для этого директор по маркетингу находит толкового арт-директора, способного в тонкости и максимально эффектно представить все, что нужно. В данном случае это — массовые съемки, ночное освещение, синхронизация изображения и музыки и эффектное соотношение горизонтали и вертикали.

Для всех этих творческих проблем и задач Лени Рифеншталь, бывшая танцовщица, ставшая знаменитой благодаря «альпийским» фильмам своего учителя Арнольда Франка, нашла решение уже в первом фильме «Голубой свет». Однако тогда ей не удалось решить еще проблему длинных пространных речей, поскольку ее понимание киноискусства было основано на авангардном фильме, который в свою очередь базировался на немом кино. Сегодня почти забыли, что в конце «Триумфа воли» находится статично снятая сцена с девятиминутной речью Гитлера, совершенно не встраивающаяся в монтажный стиль Рифеншталь. Но эта драматургическая кульминация многое проясняет с точки зрения оценки всего фильма. Все предшествующее этому спектаклю, все приемы работают на подготовку выступления Гитлера, которое публикой воспринималось несомненно как кульминация всего фильма.

1945

«Триумф воли» нельзя понять, если пытаться отделить его эстетическую сторону от сюжета, как это сделал Йоахим Фест в 1977 году. «Это не так, — комментирует Фест, — что некое зло должно непременно породить и плохое эстетическое выражение… Эйзенштейн не может стать «свидетелем» по делу о Советской России, а Пруст – по делу о фашизме. Эстетическое суждение базируется на совершенно других категориях». Благодаря использованию понятия «реклама», мы можем избежать обычного конфликтного противопоставления пары «искусство – фашизм». Это противопоставление в случае с дискуссией вокруг Лени Рифеншталь почти исключительно сосредоточивалось на разделении идеологии и эстетики. В случае с «Триумфом воли» это однако, если выражаться осторожно, мало помогает.

Сегодня, когда границы между «высокой» и «низкой» культурой все более размываются, реклама делается художниками, а дизайнеры преуспевают в художественном контексте, мы обладаем наиболее подходящим инструментарием для пристального изучения кино в функции прикладного искусства. Однако и представители сегодняшней волны интереса к творчеству Рифеншталь в Германии, к сожалению, не обращают нужного внимания на проблему кино как прикладного искусства, которая помогла бы, в частности, понять роль Рифеншталь в современном авангарде.

Выставка в Бонне

К Рифеншталь надо относиться сегодня как к последней дожившей до наших дней звезде немого кино, а также как к носителю посланий из далекой противоречивой эпохи раннего кино, которая будучи обезоружена «звуковой революцией» в кино нашла для себя точки приложения в работе на режим фашизма. И это поле тоже еще мало исследовано, ведь роль нацистов как полных невежд, обычно приписывающаяся им в области всего изобразительного искусства, не совсем распространяется на области кино и фотографии. В сфере «технических искусств» при нацистах сохранялось место для модернизма, что частично было порождено «новой вещественностью» и приемами немого авангардного кино.

В свое время Рифеншталь была лишь одной из многих представителей культуры, которые не только использовали свой формальный инструментарий в прикладных целях, но именно в этой его функции доводили его до совершенства. В немецком кино к их числу, прежде всего, относится режиссер фильма «Берлин: симфония большого города» Вальтер Рутман, который в годы «третьего рейха» руководил рекламным отделом объединения Ufa. В таких роликах, как «Немецкий танк», он запускает на экране парад достижений оборонной промышленности, облеченный в форму легкой формалистической игры.

1994

Биограф Лени Рифеншталь Райнер Ротер пишет: «Значение творчества Лени Рифеншталь заключается не в последнюю очередь в том, что она была самым новаторским режиссером национал-социализма. … 12 лет — всего лишь небольшой эпизод, а то время, когда она создала свои лучшие фильмы для пропаганды национал-социализма, еще короче. Пять лет и четыре фильма, однако, наложили отпечаток на оценку всего дела ее жизни. Это последствия исторической памяти, когда нацизм выступает не как короткий отрезок чьей-то длинной жизни, но как эпоха ни с чем не сравнимых преступлений».

Незадолго до празднования своего 100-летия в августе 2002 года Лени Рифеншталь показала видеофильм » Впечатления под водой». С точки зрения внешней, съемки разноцветных рыб и морских животных в глубине океана имели мало общего с полными контрастов кадрами ее кинофильмов. Однако смонтирован был этот немой видеофильм в духе лучших традиций и предписаний авангарда. Даже сам Оскар Фишингер вряд ли мог бы конкурировать с разнообразием линий движения и контрастных сопоставлений, которые у Лени Рифеншталь бесконечно варьируются. Джорджо Мородер написал для видеофильма простую электронную музыку, которая оказалась даже более старомодной, чем кадры. Но так было и раньше, ведь авангард жив.

Автор: Даниэль Котеншульте
(Перевод с немецкого)

Ваш стиль чтения книг много говорит о вашем интеллекте — и вот почему

Расскажем, почему у умнейших людей в мире — горы книг, которых они не читают


Если вы любите читать настолько же, насколько и я, то поход в книжный для вас — как вылазка в кондитерскую для ребенка.

На полках выстроились сокровища человеческой мудрости, откровения, которые каждый из авторов шлифовал годами. Все это здесь, прямо у вас под рукой, сконцентрировано в таком формате, с которым хочется свернуться и под одеялко.

Естественно, вы вытаскиваете кредитку или нажимаете кнопочку «Купить».

И книги накапливаются. У вас на полках. В спальне. В машине. Может быть, даже в ванной.

Наиболее самозабвенные библиофилы изыскивают место там, где ранее никто книг поставить не догадывался:


Источник: http://bit.ly/2JRrqbk

И по мере того, как накапливаются книги, растет и ваша алчность. Нет, не стремление прочесть все книги, которые вы покупаете. Жажда не дочитывать тех книг, к которым вы приступили.

Если следующая сентенция — про вас, то мне предстоит вас обрадовать.

«Даже если у вас нет времени прочитать их все, переполнение книжных полок или ридера идет вам на пользу».
— Джессика Стиллмен

В этой статье я объясню, почему у тех, кто действительно уделяет время чтению и учится учиться, непрочитанные книги, разбросанные по всему дому, как раз свидетельствуют о высоком интеллекте, а не о его отсутствии.

Переведено в Alconost

Мало того, что кучи разбросанных повсюду недочитанных книг – это почерк умника; такой человек составит вам прекрасную компанию. Я наконец-то примирился с собственной алчностью, когда подробно познакомился с читательскими привычками блистательных предпринимателей и по-свойски опросил моих самых успешных друзей. Большинство из них прочитывают лишь 20-40 процентов тех книг, что покупают. Многие из них могут читать по 10 книг одновременно. На самом деле, один из самых охочих читателей в техническом бомонде, предприниматель-миллиардер, который сам себя сделал, оценивает, что…

«Может быть, я начинаю читать половину из тех книг, которые покупаю, дочитываю, пожалуй, треть из них. В итоге я прочитываю 1-2 книги в неделю».
— Патрик Коллисон

Что же происходит?

Изучая читательские привычки окружающих вкупе с колоссальными переменами в нашем обществе, где главенствуют знания, я убедился, что наши новые времена диктуют новые способы поиска, фильтрации, потребления и применения знаний — только так можно изменить жизнь к лучшему.

Информационный взрыв, происходящий в различных средах и форматах, новые исследовательские инструменты, помогающие отыскать наилучшую информацию, и приложения, помогающие ее усваивать, не только стимулируют нас читать больше. Они призывают нас читать по-новому.

Значительная часть моей читательской жизни — по старинке углубляться в художку, но, когда я читаю чтобы чему-то научиться, а не чтобы расслабиться, я применяю массу уловок и стратегий, подбирая, какие книги покупать и как их читать.

Далее перечислены самые толковые лайфхаки для чтения нон-фикшн, которые я подцепил у предпринимателей мирового масштаба.

Лайфхак первый: Рассматриваем книги как эксперимент


Мой друг Эмерсон Спартц, успешный серийный предприниматель и инвестор, прочитавший тысячи книг, убедительно демонстрирует, что покупка книги — это эксперимент. Затраты невелики: приходится отдать 15 долларов и потратить немного времени. Однако, если повезет, книга может изменить вашу жизнь. Ставки очень неплохие!

Известно, что чем больше «умных» экспериментов вы совершаете, тем выше ваши шансы найти прорывной эксперимент, который изменит все. Самые прославленные ученые и наиболее успешные компании — обычно как раз те, которые больше всего экспериментируют.

Мой опыт подсказывает, что нужно изучить, купить и исследовать 10 книг, прежде чем найдется та, в которой, на мой взгляд, содержатся прорывные знания.

Хорошему экспериментатору присуща готовность идти на некоторые потери. Таким образом: всякий раз, когда вы приобретаете книгу, а в ней оказывается чушь — вы все равно на шаг приближаетесь к той книге, что изменит вашу жизнь.

Лайфхак второй: Практикуйте фрактальное чтение


Мы, как общество знаний, достигли переломного момента. Метаданные, генерируемые книгами (т.е. авторские интервью, авторские презентации, аннотации к книгам, обзоры, цитаты, первые и последние главы, т.д.) часто не менее ценны, чем сама книга.

Почему?

  • Все это бесплатно. Эта информация позволяет вам попробовать гораздо больше книг еще до покупки. Следовательно, в каждом «эксперименте» с покупкой книги наши шансы на успех повышаются.
  • Это мультимедиа. Вся эта информация доступна в виде текстов, аудио и видео, благодаря чему она лучше вписывается в ваш повседневный быт (например, можно читать в поездках «туда-обратно» или за рутинной работой).
  • В данном случае у нас высокий коэффициент «сигнал-шум». В сокращенном формате вся вода удаляется, сразу подаются основные идеи.

Равно как книга — квинтэссенция лучших идей автора, метаданные — это квинтэссенция книги.

Поэтому я называю такой подход к чтению «фрактальным»; ведь фракталы – это фигуры, чья структура обнаруживает идентичные паттерны независимо от масштаба.

Мы достигли момента, когда, возможно, будет полезнее и удобнее читать нон-фикшн именно во «фрактальном» режиме, а не всю книгу от корки до корки. Например, могу оценить, что трачу 50% целенаправленного учебного времени именно на фрактальное чтение, а не на глубокое последовательное вчитывание. Так мне проще выбирать книги, в которые стоит погрузиться, а также распознать наиболее важные и существенные разделы книги, чтобы можно было перейти непосредственно к ним. В большинстве случаев фрактальное прочтение пяти книг будет для меня ценнее и увлекательнее, чем штудирование одной книги от корки до корки.

Вот как это делается:

  • Читаем 2–3 книжные аннотации (ищем в Google). Почти по любой книге можно найти несколько аннотаций, в которых зачастую содержится самая толковая информация из книги (20% идей, заключающих 80% ее ценности). Поясню: здесь я имею в виду только нехудожественные книги; к беллетристике это правило, естественно, неприменимо.
  • Слушаем интервью автора (подкасты, Google). Интервью увлекательны, а ведущий берет на себя вашу работу, задавая автору наиболее существенные и интригующие вопросы, сформулированные по итогам прочтения книги.
  • Смотрим презентацию автора (TED, Google или университетская лекция). Когда автор вынужден уложить 200-страничную книгу в 20-минутную лекцию, он делится своими наиболее крупными идеями, объединяя их в оптимальный сюжет.
  • Читаем наиболее полезные 1-звездочные, 2-звездочные, 3-звездочные, 4-звездочные и 5-звездочные рецензии (Amazon). Amazon поможет каждому быстро отсортировать наиболее продуманные рецензии — начиная от отзывов читателей, которые в нее влюбились, до отзывов тех читателей, которые ее возненавидели.
  • Читаем первые и последние главы книги. В первых и последних главах книги зачастую содержится самая ценная информация (разумеется, этот принцип не работает, если вы хотите с головой окунуться в роман). Кроме того, в первых и последних абзацах каждой главы содержатся ее наиболее ценные идеи. Учитывая, что на Google Books есть бесплатные пробники электронных книг, а в Amazon есть функция Look Inside, зачастую можно получить первую и последнюю главу книги даром.

Лайфхак третий: Непрочитанные книги должны напоминать нам о том, как мало мы на самом деле знаем


Интеллектуальное смирение так ценно не только потому что это добродетель. Оно ценно тем, что позволяет нам реалистичнее концептуализировать самих себя и наше место в мире, а это помогает нам жить эффективнее и гармоничнее. Например, скромность помогает нам принимать более качественные решения и вдохновляет нас учиться и учиться.

Вот как я это вижу: на свете жили миллиарды людей, тысячелетиями нарабатывавшие знания и документировавшие их. Знания одного человека по сравнению с коллективными знаниями всего человечества — лишь капля в море. И это море расширяется с непостижимой скоростью. Большинство ученых, когда-либо живших на свете – наши современники!

Более того, если говорить обо всех знаниях, которые в состоянии добыть человечество, и о том, что мы уже успели открыть — то первое подобно целой Вселенной, а второе — песчинке. Итак, вот три уровня для воспитания нашего смирения:

  1. Знания индивида
  2. Современные знания человечества
  3. Все потенциальные знания

Однако, на уровне повседневного ощутимого опыта кажется, что мы знаем гораздо больше, чем на самом деле. Когда все хорошо, многим кажется, что они постигли пресловутый «смысл жизни». Словно мы в конце цикла, а не в начале. Просто нам постоянно напоминают об уже известном и редко (если вообще напоминают) — о неизвестном.

Естественно, концептуально мы можем осознавать, что знаем далеко не все, но физически этого не ощущаем. Недавно я хорошенько об этом вспомнил, когда провел два часа на экскурсии по двум из шести библиотек Принстонского университета. Мне довелось миновать пространство площадью 10 футбольных полей, переполненное книгами и научными журналами. С одной стороны, я вдохновился, осмотрев все это и сознавая, что все это можно изучить. С другой — испытал крайнее смирение. Библиотеки помогли мне осознать, как мало я в настоящий момент знаю, и понять, что, даже если бы я потратил всю жизнь только на чтение, то узнал бы малую толику того, что в них собрано.

Собирая антибиблиотеку, то есть, накапливая у себя дома непрочитанные книги, можно испытать схожие чувства. Нассим Талеб, успешный инвестор и автор бестселлеров, блестяще описывает ценность антибиблиотеки в своей книге Черный Лебедь:

«Личная библиотека — не довесок к имиджу, а рабочий инструмент. Прочитанные книги куда менее важны, чем непрочитанные. Библиотека должна содержать столько неведомого, сколько позволяют вам в нее вместить ваши финансы, ипотечные кредиты и нынешняя сложная ситуация на рынке недвижимости. С годами ваши знания и ваша библиотека будут расти, и уплотняющиеся ряды непрочитанных книг начнут смотреть на вас угрожающе. В действительности, чем шире ваш кругозор, тем больше у вас появляется полок с непрочитанными книгами. Назовем это собрание непрочитанных книг антибиблиотекой».

Не только Талеб придерживается такого мнения. Итальянский писатель и философ Умберто Эко собрал более 30 000 книг. Томас Джефферсон собрал 6 000 книг, таким образом, на тот момент его библиотека была крупнейшей в стране. Джей Уокер, основатель Priceline.com, собрал такую огромную библиотеку, что впоследствии выстроил себе дом вокруг нее. Томас Эдисон установил свой рабочий стол в центре собственной трехэтажной библиотеки. В доме у Билла Гейтса множество комнат, но самая любимая у него — собственная колоссальная библиотека площадью 2100 квадратных футов.


Личная библиотека Джея Уокера, основателя Priceline.com


Библиотека Томаса Эдисона


Персональная библиотека Билла Гейтса

Лайфхак четвертый: бросайте хорошие книги, читайте великие


В одном отличном подкасте из проекта «Knowledge Project» Патрик Коллисон, основатель проекта Stripe, миллиардер, который сам себя сделал, выдвигает следующий тезис:
«В любой момент времени вы должны читать лучшую [для вас] книгу в мире, какая вам только известна. Однако, как только вы обнаружите другую книгу, которая покажется более интересной или более важной, нынешнюю настольную книгу нужно без колебаний отбрасывать… любой другой алгоритм приведет к тому, что со временем ваше чтиво будет становиться все хуже и хуже».

Иными словами, вспомните, чему вас учили — и поступайте ровно наоборот. Вместо того, чтобы всеми силами стараться «добить» любую начатую книгу, позвольте себе попросту откладывать эту книгу — но лишь в случае, если найдете более ценную. Жизнь слишком коротка, а на свете просто слишком много хороших книг. С другой стороны, будьте осторожны и старайтесь не перегибать палку в другую сторону — то есть, не отвергать отличных книг только из-за того, что вам попалась какая-то новинка с броским названием.

Как понять, не начали ли вы беспорядочно скакать от книги к книге? Здесь-то вам и пригодится фрактальное чтение. Если метаинформация по книге не привлекла вашего внимания, то маловероятно, что и всей книги для этого хватит.

Лайфхак пятый: При помощи прочитанных книг освобождайте в голове пространство для столкновения великих идей


Известно, что таргетированная реклама эффективна. Адресат воспринимает ее как осознанно, так и подсознательно. Аналогично действуют и те книги, которые мы грамотно располагаем в имеющемся контексте.

Мой наставник, бизнес-партнер и друг Эбен Паган сравнивает книжную полку с плейлистом вечных интеллектуальных шедевров:

«Самая важная книга у вас на полке — та, которую вы еще не читали. Если у вас есть многообещающая книга, то, возможно, время читать ее пока не пришло. Может быть, вы дозреете до нее через год, а может быть — через десять лет. Однако, если вы заметите книгу в подходящий момент, то заинтересуетесь ею и возьмете с полки».

Патрик Коллисон рассуждает в том же духе:
«Еще одно умение, которое я считаю весьма ценным — просто откладывать книгу. Когда кто-нибудь порекомендует мне книгу, я частенько могу взять себе экземпляр… и отложить ее. Так, книги лежат у меня на кухне. Лежат в спальне. Они просто повсюду разбросаны.

Причем, удивительно распространена ситуация, когда кто-то еще порекомендует тебе книгу, либо некий ее аспект, а она по-прежнему под рукой. На виду. И вы подумаете: «О, в самом деле, нужно познакомиться с этой вещью».

Либо узнаете о важности книги каким-то иным образом. Прочтете в статье. Начнете осознавать ее изюминку, либо поставленный в ней вопрос, либо что-то еще.

Таким образом, одна из причин, по которым я продолжаю ценить бумажные книги — книга создает для вас своеобразное пространство идей, в котором между такими идеями чаще происходят плодотворные столкновения».


Лайфхак шестой: читайте книги как журналы


«Журнальное» чтение книги — мощная метафора. Беря в руки журнал, мы не чувствуем смущения, если пропустим в нем некоторые страницы, либо пролистаем по диагонали за 5 минут. Напротив, мы просмотрим журнал так, чтобы отыскать наиболее интересные и важные статьи, а потом, найдя их, вдумчиво и медленно их почитаем. Этот подход очень силен на нескольких уровнях:
  • Помогает найти наиболее важную информацию, которую стоит изучить углубленно.
  • Помогает притормозить, чтобы мы могли извлечь максимум пользы из той информации, которую решили углубленно изучить.
  • Упрощает чтение, благодаря чему нам проще будет остаться последовательными.

Давайте признаем: сейчас уже далеко не так просто надолго сосредоточиться, как ранее. Да, было бы отлично сидеть и читать часами, ни на что не отвлекаясь, но, если этого не делать как следует, то польза нулевая.

Рьяный читатель и знаменитый технологический инвестор и предприниматель Навал Равикант впервые применил систему чтения, помогающую с пользой проводить даже сократившиеся периоды заостренного внимания.

Равикант заметил, что среди наиболее ценных книг достаточно много старых источников, образующих базис для других книг. Ценность этих книг он описывает в одной из серий подкаста Тима Феррисса:

«Чем старше проблема — тем старше решение. Если рассуждать на старинную тему, например, как сохранить телесное здоровье, оставаться спокойным и умиротворенным, какие системы ценностей хороши, как устраивать семью… для таких проблем старые решения, пожалуй, лучше новых, так как выдержали проверку временем. Любая книга, просуществовавшая 2000 лет, «отфильтрована» множеством людей».

Однако, Равикант отмечает важный вызов, связанный с чтением книг такого рода:
«…но я знал, что это очень сложная проблема, поскольку мой мозг привык воспринимать Facebook, Twitter и другие источники, где информация дается по чайной ложке. Поэтому я применил описанную тактику, когда стал воспринимать книги как одноразовые статьи в блогах или миниатюрные твиты, или посты в Фейсбуке. Не чувствую никакого обязательства дочитывать книгу. Теперь, когда кто-нибудь указывает мне книгу, я покупаю ее. В любой момент времени я читаю от 10 до 20 книг. Пролистываю их, как только книга начинает наскучивать — пропускаю неинтересное. Иногда начинаю читать книгу с середины, поскольку какой-то абзац привлек мое внимание, оттуда и продолжаю. Вообще не чувствую потребности дочитывать. Если в какой-то момент мне покажется, что книга скучна из-за явно ошибочных фрагментов (и я уже не могу доверять остальной информации, что в ней изложена), я просто их удаляю и больше не вспоминаю о них. Теперь отношусь к книгам как другие — к любой другой легкой информации, которую можно встретить в Интернете. Совершенно внезапно книги вновь вернулись в мой круг чтения».

Наконец, суть не в том, сколько книг вы дочитываете до конца


Сложно отличить просто книжного плюшкина и умного читателя, если просто побывать у них дома. И у того, и у другого повсюду будут валяться книги. Однако, это сходство поверхностное. На самом деле между плюшкиным и умным читателем — три ключевых отличия.
  • У умных читателей устоялся отлаженный ритуал обучения. Рекомендую придерживаться 5-часового правила: тратить на чтение примерно час в сутки, по примеру многих ведущих предпринимателей и лидеров. Сегодня я уделяю планомерному обучению 4-5 часов в день, в то же время успевая руководить моей компанией и растить двоих детей.
  • Умный читатель учится учиться.Иными словами, он научается с максимальной пользой тратить время, уделяемое на чтение. Я написал бесплатный курс-рассылку, который поможет вам освоить ментальные модели — а это один из важнейших навыков, помогающих учиться быстрее и лучше. В этом курсе рассказано о моделях, применяемых инвесторами-миллиардерами, которыми они пользуются, принимая решения в бизнесе и инвестировании. Это арсенал, который можно начинать применять в жизни и в бизнесе уже сейчас. Еще вы научитесь, как естественным образом внедрить эти модели в своей повседневной жизни.
  • Умные читатели продолжают действовать до тех пор, пока не добиваются желаемого результата. Ценность теоретических знаний — в умении применять их на практике.

Если последовательно придерживаться трех этих принципов, то вскоре придет время распрощаться с чувством вины. Вы совершенно не обязаны прочесть все книги, стоящие у вас на полке. А взяв книгу с полки — не обязаны читать ее до конца.

Плюшкин гордится тем, сколько книг у него есть, а умный читатель — тем, много ли он смог извлечь из своих книг.

О переводчике

Перевод статьи выполнен в Alconost.

Alconost занимается локализацией игр, приложений и сайтов на 70 языков. Переводчики-носители языка, лингвистическое тестирование, облачная платформа с API, непрерывная локализация, менеджеры проектов 24/7, любые форматы строковых ресурсов.

Мы также делаем рекламные и обучающие видеоролики — для сайтов, продающие, имиджевые, рекламные, обучающие, тизеры, эксплейнеры, трейлеры для Google Play и App Store.

Подробнее

Главные вопросы жизни. Почему люди бывают так жестоки друг к другу?

  • Саймон Маккарти-Джонс
  • доцент клинической психологии и нейропсихологии

Автор фото, Getty Images

Причинение боли тому, кто не способен ответить тем же, может выглядеть недопустимой жестокостью, но такое случается значительно чаще, чем можно предположить.

Отчего некоторые люди жестоко поступают в отношении тех, кто не представляет для них никакой опасности — порой даже в отношении собственных детей? Откуда берется такое поведение и какой цели служит? — Рут, 45 лет, Лондон.

Ей отвечает Саймон Маккарти-Джонс, доцент клинической психологии и нейропсихологии в дублинском Тринити-колледже (Ирландия).

«Какую химеру представляет собою человек, какой центр противоречий, какое чудовище! Судья всех вещей — и в то же время земной червь; свидетель истины — и в то же время клоака неведения и заблуждений; гордость вселенной — и в то же время ее последний отброс», — написал в 1658 году выдающийся французский философ и математик Блез Паскаль.

Со времен Паскаля мало что изменилось. Мы любим, мы ненавидим, мы помогаем, мы вредим. Мы протягиваем руку и мы втыкаем в спину нож. Мы понимаем, когда кто-то в ответ огрызается, пытаясь защитить себя. Но когда кто-то обижает совершенно безобидного, мы задаем вопрос: «Как он мог?!»

Люди обычно делают то, что приносит им удовольствие или помогает избежать страдания. Причинение боли другому человеку заставляет большинство из нас ощущать его боль. И нам не нравится это ощущение.

Из этого можно сделать предположение, что есть две причины, по которым люди заставляют страдать беззащитных: они либо не чувствуют боль других, либо чувствуют, но это приносит им наслаждение.

Есть и еще одна причина: даже в самом безвредном человеке другой может видеть скрытую угрозу для себя. Тот, кто не представляет опасности для вашего тела или кошелька, может угрожать вашему социальному статусу. Это помогает объяснить кажущиеся необъяснимыми действия тех, кто причиняет вред помогающим им — например, финансово.

В нынешнем либеральном обществе принято считать, что заставляя страдать других, мы причиняем им вред. Однако некоторые философы отвергают эту идею. (Например, Фридрих Ницше в книге «Злая мудрость» писал: «Жестокость бесчувственного человека есть антипод сострадания; жестокость чувствительного — более высокая потенция сострадания».)

Но можем ли мы в XXI веке понять и принять жестокость «ради сострадания»?

Садисты и психопаты

Тот, кто получает удовольствие от унижения другого и причинения боли другому, — садист. Садисты ощущают боль другого человека больше других и наслаждаются этим — по крайней мере, до тех пор, пока эта боль длится. После чего могут чувствовать себя скверно.

В общественном сознании садизм ассоциируется с убийцами и палачами, теми, кто пытает. Однако есть куда менее экстремальный, но гораздо более распространенный вид садизма — бытовой садизм.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Большинство из нас откажется от сознательного причинения боли другому человеку — прежде всего потому, что раня других, мы частично разделяем их боль

Бытовые садисты испытывают удовольствие от причинения страдания другим или от наблюдения за тем, как те страдают. Обычно им нравятся жестокие фильмы, они в восторге от драк, им интересны пытки. Таких людей мало — но не настолько, чтобы их не замечать. Около 6% опрошенных студентов признались, что получают удовольствие от причинения боли другим.

Бытовой садизм может принимать формы интернет-троллинга или травли одноклассника. Бытовых садистов тянет играть в компьютерные игры, полные насилия. А в ролевых компьютерных онлайн-играх такие люди обычно бывают «гриферами» — вредителями, пакостниками, которые портят другим игровой процесс без всякой пользы для себя.

В отличие от садистов психопаты причиняют страдания другим не потому, что получают от этого удовольствие (хотя могут и получать), а потому, что чего-то хотят. Если причинение боли другому поможет достигнуть цели, то, значит, так тому и быть.

Психопаты так поступают, потому что с меньшей вероятностью чувствуют жалость, угрызения совести или страх. Они могут понимать, что при этом чувствуют другие, но это их не трогает.

И это очень опасный набор качеств. В течение тысячелетий человечество приручало себя. В результате многим из нас трудно причинить боль другому человеку. Тех, кто пытает или убивает, воспоминания об этом преследуют всю жизнь. И тем не менее психопатия — это мощный прогностический параметр для будущих случаев неспровоцированного насилия.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Некоторые ученые считают, что обладание чертами садиста помогает людям добиться влияния, прорваться к власти

Нам следует понимать, когда мы сталкиваемся с психопатом. Вывод об этом можно сделать, наблюдая за выражением лица человека или коротко пообщавшись с ним.

К несчастью, психопаты знают это и очень стараются замаскироваться, произвести на вас первое хорошее впечатление.

Благо, у большинства людей нет психопатических черт характера. Только 0.5% можно признать психопатами. При этом среди заключенных таковых около 8% среди мужчин и 2% среди женщин.

Но не все психопаты опасны. Антисоциальные психопаты могут стремиться к острым ощущениям от наркотиков или опасных видов деятельности. Просоциальные психопаты могут действовать в интересах общества, получая удовольствие от погони за новыми идеями.

Как изобретения, инновации изменяют наше общество, так и просоциальные психопаты могут изменять мир для всех нас. Как в лучшую, так и в худшую сторону.

Откуда берутся такие черты характера?

На самом деле никто не знает, почему некоторые люди — садисты. Некоторые полагают, что садизм выработался как реакция на необходимость убивать животных во время охоты. Другие считают, что он помогает людям добиться влияния, прорваться к власти. Нейрология полагает, что садизм мог быть тактикой выживания в тяжелые времена.

Когда определенной пищи не хватает, уровень нейромедиатора серотонина, «гормона счастья», в нашем организме падает. Это делает нас более склонными желать нанести вред другим, потому что это начинает приносить больше удовольствия.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Существуют более «мягкие» формы садизма, доставляющие людям дешевое удовольствие от наблюдения за кем-то в уязвимом положении

Психопатия тоже может быть приспособленчеством. В ряде исследований более высокий уровень психопатии связывается с большей фертильностью (хотя обнаруживалось и противоположное). Причина этого может быть в том, что психопаты обладают репродуктивным преимуществом именно в агрессивной среде.

И действительно, психопатия расцветает пышным цветом в нестабильном мире жесткой конкуренции. Способности психопатов делают их умелыми манипуляторами. Импульсивность и отсутствие страха помогают им рисковать и достигать краткосрочных целей.

То, что психопатия жива и процветает в современном мире, можно объяснить и ее связью с творчеством.

Эрик Вайнштейн, математик и экономист, применяющий теоретические достижения математической физики к традиционной экономике, утверждает, что вообще люди с тяжелым характером — двигатель прогресса.

Впрочем, когда окружающая обстановка благоприятствует творческому мышлению, преимущества психопатов уже не столь очевидны.

Садизм и психопатия обычно тесно связаны с другими чертами характера — нарциссизмом и макиавеллизмом. Эти аспекты человеческой личности имеют общий знаменатель — так называемый D-фактор, фактор «темной триады».

Наследственный компонент в этих чертах может быть как умеренным, так и сильным. Некоторые люди могут такими родиться. Или родители, у которых высок уровень D-фактора, могут передать своим детям эти черты характера, грубо ведя себя в семье.

Понятно, что наблюдение за тем, как другие ведут себя, может научить нас вести себя так же. Так что у каждого из нас своя роль в борьбе против жестокости.

Страх и обесчеловечивание

Часто говорят, что быть жестокими позволяет обесчеловечивание других людей, лишение их человеческих качеств. Потенциальные жертвы называются собаками, тараканами, вшами, чтобы потом было легче ущемлять их, причинять им боль.

В этом есть определенный смысл. Исследования показывают, что когда кто-то нарушает общественные нормы, наш мозг изображает его лицо как менее человеческое. Из-за этого нам легче наказывать тех, кто нарушает нормы поведения.

Конечно, приятно думать, что если мы видим кого-то как человека, то мы не причиним ему зла. Но это опасное заблуждение.

Психолог Пол Блум считает, что самые жестокие наши поступки имеют основанием не обесчеловечивание других. Люди могут причинять боль другим именно потому, что видят в них человеческие существа, которые не хотят терпеть боль и унижение.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Во время Холокоста нацисты убили в концентрационных лагерях миллионы

Например, нацисты обесчеловечивали евреев, называя их паразитами и причисляя к низшей, неполноценной расе. Однако евреев унижали, пытали и убивали именно потому, что видели в них живых людей, которых можно заставить страдать.

Умаление благодетеля

Иногда люди причиняют зло даже тем, кто им помогает, в том числе финансово, хотя на первый взгляд такие действия не имеют никакого смысла. Зачем вредить тому, кто делает тебе добро?

Этот феномен известен как «умаление благодетеля» и встречается он повсюду в мире.

«Умаление благодетеля» существует потому, что мы склонны противостоять доминированию, в каком бы виде оно ни проявлялось — в виде помощи «с барского плеча» или в виде категоричной всезнайки на трибуне ООН.

Лучшее — враг хорошего, гласит крылатое выражение, приписываемое Вольтеру. Кроме того, у умаления благодетеля есть одна скрытая позитивная сторона. После того, как мы свергаем благодетеля с его пьедестала, мы с большей вероятностью прислушиваемся к тому, что он говорил.

Например, в одном из исследований было обнаружено, что когда людям позволяют говорить, что им не нравятся вегетарианцы, впоследствии они, как ни странно, начинают меньше поддерживать мясоедение.

Расстрел, распятие или просто жестокая критика благовестника могут в итоге помочь его словам найти новых слушателей и сторонников.

Жестокость ради добра

В фильме «Одержимость» (Whiplash, «Из-под палки» — Ред.) руководитель джазового коллектива жестоко обращается со своим учеником-барабанщиком, чтобы подвигнуть того на достижение высокого уровня мастерства игры на ударных. Через психологический стресс он пытается раскрыть талант, дать шанс достичь настоящего величия.

Такая тактика может вызвать у нас отвращение. Однако немецкий философ Фридрих Ницше считал, что мы испытываем к такой жестокости незаслуженно большое отвращение.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

История человечества омрачена насилием и жестокостью в отношении тех, кто несет благую весть

С точки зрения Ницше, учитель жесток с учеником ради его же, ученика, блага. Люди могут быть жестоки и по отношению к себе самим, чтобы стать такими, какими им хочется стать.

Ницше считал, что переживание жестокости может помочь выработать мужество, силу духа, стойкость и способность к творчеству.

Готовы ли мы к тому, чтобы вырабатывать хорошие качества у себя и у других с помощью страдания?

Вероятно, нет. Нам уже известны потенциально ужасные последствия переживания опыта жестокости со стороны других, в том числе — для физического и душевного здоровья, и мы все больше признаем преимущества отношения к себе самому с сочувствием.

И сама идея того, что мы обязаны страдать, чтобы развиваться, вызывает все больше вопросов. Позитивные события в жизни — влюбленность, рождение детей, достижение заветной цели — вполне могут вести к развитию личности.

Обучение через жестокость провоцирует злоупотребление властью и эгоистичный садизм.

Альтернативу предлагает буддизм — в виде гневного проявления сострадания. Настоящее сострадание, считают буддисты, может принимать конфронтационные формы, которые выглядят как гнев, но на самом деле им не являются (например, сострадание гневных божеств). И тогда мы вступаем в конфронтацию с другими, действуя во имя любви, защищая их от их же жадности, ненависти и страха.

Жизнь бывает жестокой, правда бывает жестокой. Но мы можем сделать выбор: не быть жестокими самим.

Психолог рассказал, как COVID-19 изменил мысли и сознание людей — Российская газета

Сейчас, когда в регионах снимают ограничительные меры, и люди постепенно возвращаются к привычному ритму жизни, «Российская газета» решила выяснить у психолога, как период самоизоляции повлиял на каждого из нас.

О том, что происходит с человеком, когда он переживает кризис, не разучились ли мы общаться вживую и как теперь будем относиться к своему здоровью, «РГ» рассказал специалист Кризисного центра в Челябинске, психолог Георгий Солодовников.

Мы стали больше ценить работу

Пандемия коронавируса резко изменила нашу жизнь. Георгий, что происходит с человеком в стрессовой ситуации и после того, как она заканчивается?

Георгий Солодовников: Личность имеет множество уровней со своим потенциалом. Если быть точным, их три: биологический, социальный и экзистенциальный. Последний — это уровень личностных смыслов, ценностей, идеологии. Когда первый и второй исчерпали свой запас, в игру вступает логос — индивидуальный смысл жизни человека, который, перекрывая первые два уровня, дает необходимую энергию для преодоления кризисов.

У экзистенциального психолога Виктора Франкла есть известная книга «Сказать жизни: «Да». В ней он в подробностях рассказывает о своем заключении в концлагере. Будучи узником, Франкл продолжал развивать подход, суть которого состоит в том, что крепкий телом, но не имеющий смысла жизни человек погибает. То же самое и сейчас: если человек не знает, зачем, ради чего ему преодолевать кризис, то будет тяжко. Однако не у всех экзистенциальная сфера активируется. Многие падают духом.

А кто-то, напротив, начинает понимать, для чего ему жить. Когда все закончится, люди реально могут измениться: кто-то поймет, что всегда мечтал быть ландшафтным дизайнером, а не сидеть в офисе за символическую зарплату. Одно точно могу сказать: мы стали больше ценить работу и личное пространство.

Почему именно это?

Георгий Солодовников: Люди увидели, что работу легко потерять, а она, как оказалось, разбавляет домашний быт. С нее можно уйти домой, а из дома вернуться на работу — и в этом есть гармония. Молчу о том, что много у кого начались финансовые проблемы из-за сокращений и закрытия предприятий.

У нас появилось личное пространство

За время самоизоляции многие устали друг от друга. Теперь, наверное, будут ценить одиночество?

Георгий Солодовников: Да, люди начали ценить личное пространство, возможность насладиться одиночеством. То есть тем временем, когда ты спокойно читаешь книгу или пишешь стихи, да и мало ли чего. Его стало меньше, так как люди часто живут по несколько человек в квартире, и от каких-то привычек и хобби приходиться отказаться. Не погулять, дома не побыть одному.

Люди устали друг от друга. В апреле-мае было очень много обращений, связанных с трудностями в семье, разводами. Сейчас их меньше. Личное пространство в семье находят благодаря общению: говоришь жене, чтобы час тебя не трогала, и она не трогает. Договор и компромисс — верх эволюции человека.

Долго ли будем ценить личное пространство, сказать трудно. Все зависит от характера человека. Если вы интроверт, предпочитаете уединение и тишину, а самоизоляция и нахождение под одной крышей со всеми членами семьи для вас пытка, то вы, вероятно, дорожить возможностью побыть наедине с собой будете пуще прежнего.

Не разучимся ли мы общаться с менее знакомыми людьми?

Георгий Солодовников: Думаю, когда есть интернет, то общение поддерживается. Коммуникативный навык не ослабевает.

Другое дело, может быть непривычно тактильное взаимодействие: рукопожатия, объятия, какие-то невербальные сообщения. Для многих прикосновения — это важно, особенно среди друзей, партнеров. Кто-то жить не может без обнимашек.

Считаю, что все просто поумнеют в плане соблюдения личной гигиены, но обниматься и здороваться будут не меньше. Не думаю, что стоит закреплять социальную дистанцию. У нас же не вечный карантин. Но если кто-то болеет, то все уже точно знают, что делать.

Ценности covid-поколения

Георгий, как вы думаете, нужно ли будет, как раньше, напоминать людям мыть руки?

Георгий Солодовников: Что-что, а как правильно и часто надо мыть руки мы все теперь долго не забудем.

А правила социальной дистанции помогли людям в налаживании коммуникации и личностных границ. Когда я говорил знакомым и друзьям, что не здороваюсь, они относились с пониманием.

Думаю, навык выстраивания личностных границ закрепится. Иногда неудобно сказать человеку: «стоп», «это мое — это твое» и прочее. А в период карантина этому способствовала сама ситуация («я не здороваюсь»). Такое умение стоит сохранить. Это очень хорошо, ибо у нас в культуре не особо принято оберегать свои границы. Что поделать, отголоски коллективизма.

Существует теория, по которой ценности поколения определяют глобальные события, выпавшие на период взросления человека. Пандемия сыграет свою роль в этом?

Георгий Солодовников: Интересно, что пока не было вируса, то улица, природа, путешествия не особо интересовали людей. Как только сказали: «Сидите дома!», то всех так и потянуло прогуляться. Это и есть психология изоляции: то, что не запрещено, никому не интересно. Если же хочешь приковать к чему-то внимание — запрети это.

Думаю, covid-поколение будет больше гулять, проводить время на свежем воздухе. И еще. Коронавирус — беда, которая объединяет. Все эти акции в поддержку врачей, пожилых людей, дистанционные уроки, общая атмосфера Человечества против вируса — мощный гуманистический стимул. И это здорово.

Будем ли мы сильнее опасаться заболеть гриппом или простудой?

Георгий Солодовников: Безусловно, изменилось отношение к болезням. Не думаю, что будет страх. Он есть там, где неизвестность. А про вирусы мы теперь знаем если не все, то очень многое.

Посмотрите сколько информации появилось, сколько исследований провели. Это отличный опыт, который останется у человечества на службе еще очень долго.

Главное, видеть цель

Давайте подведем итоги. Так какие советы вы дадите людям?

Георгий Солодовников: Подводя итоги, скажу то, что говорят после каждого кризиса в России. Объективно оценивайте наше государство и его энтузиазм в отношении поддержки граждан.

Необходимость держать дистанцию 1,5 метра — это отличный тренажер для развития навыка выстраивания индивидуально-психологических границ и умения договариваться.

И, наконец, всегда стоит помнить, ради чего переживать кризис. Будь то карантин, падение цен на нефть или перестройка — все преодолимо. Была бы цель.

Все материалы сюжета «COVID-19. Мы справимся!» читайте здесь.

Публикация материала осуществлена в рамках проекта «Адаптация»

Справка «РГ»

«Адаптация. Думаем о том, что потом» — общероссийский журналистский проект эпохи карантина. Организатор — Союз журналистов России по инициативе Санкт-Петербургского отделения Союза журналистов России, соорганизаторы — «Российская газета» и газета «Санкт-Петербургские ведомости». Координатор — Дмитрий Шерих, председатель Санкт-Петербургского отделения Союза журналистов России [email protected]

Формат публикаций — интервью, круглые столы, конференции.

Каждая из публикаций может быть свободно перепечатана другими участниками проекта, благодаря чему к мнениям, теориям, прогнозам и советам экспертов из разных регионов смогут прислушаться читатели, слушатели и зрители всей России.

Принять участие в проекте может любое зарегистрированное российское СМИ, которое придерживается принципов ответственной журналистики.

Участие в проекте носит заявительный характер. Сообщить о своем участии СМИ может координатору проекта.

Каждый участник проекта самостоятельно выбирает экспертов и публикует в своем СМИ не менее двух собственных материалов по теме проекта. Все материалы проекта публикуются под рубрикой «Адаптация». Участники проекта берут на себя урегулирование вопросов авторских и иных прав на опубликованные ими тексты и предоставляют другим участникам проекта право перепечатки своих текстов с обязательным указанием автора и СМИ, впервые его опубликовавшего.

Материалы проекта «Адаптация» будут доступны по ссылке.

7 преимуществ чтения: почему мы любим читать

В AbeBooks мы уверены, что чтение — это нечто особенное. И мы не просто любим читать книги. Мы любим о них говорить. Итак, за последние несколько недель мы просили наших подписчиков в Facebook ответить на несколько вопросов: когда они полюбили чтение? Зачем? Что им больше всего нравится в книгах?

Было приятно читать полученные ответы. Некоторые, как я, любили читать еще до того, как узнали, как это сделать.Другие оценили это хобби позже. Я мог вспомнить многие из общих воспоминаний. Приключение с моей первой библиотечной картой. Разочарование от того, что родители постоянно говорят мне «отдохнуть» от чтения и «выйти на улицу». Замечательное чувство освежения, которое я продолжаю испытывать каждый день, читая книгу (совсем недавно — The Last Battle К.С.Льюиса и Cranford Элизабет Гаскелл) .

Неважно, полюбили ли мы читать в пять или в пятьдесят, этот опыт стал важной и ценной частью жизни многих людей.Вот семь наиболее распространенных причин.

Преимущества чтения

1. Чтение побуждает расти.

Прежде чем вы сможете читать, вы должны узнать, как это сделать. Вы должны заставить себя взаимодействовать с бессмысленными линиями и волнистыми линиями, пока они не превратятся в истории, персонажей и идеи. А когда вы освоите книжки с картинками, вы перейдете к детским романам. Романы без картинок. Классическая литература. Книги на иностранных языках. Чтение — это упражнение на настойчивость, в котором вы постоянно ставите перед собой задачу достичь большего, чем вы сделали в своей последней книге.

2. Чтение позволяет познать множество реальностей.

У всех нас уникально ценная роль в жизни. Но многие из нас, даже если довольны этой ролью, часто задаются вопросом, каково было бы жить в другом месте, работать на другой работе или даже быть совершенно другим человеком. На короткое время книги освобождают нас от ограничений нашей собственной реальности. Они выводят нас за пределы нашего мира в чей-то реальный или воображаемый.Они удовлетворяют любопытство неуловимого «А что, если?».

3. Чтение ставит под сомнение вашу точку зрения.

Когда вы воспринимаете жизнь глазами другого человека, вы сталкиваетесь с разными углами зрения на самые обычные жизненные ситуации. Талантливые авторы, естественно, будут вызывать сочувствие к своим персонажам, а сопереживание взглядам, отличным от вашей, может вызывать дискомфорт. Чрезвычайно неудобно. Хотя чтение не означает, что вы согласны с разными точками зрения, оно дает вам возможность понять их.

4. Чтение помогает запоминать.

Чтение — это не только открытие нового. Это также средство для размышлений. Многие библиофилы могут проследить свою любовь к чтению к заветным воспоминаниям, например, к чтению их родителями или открытию первой книги, которую они когда-либо любили (Винни Пух, доктор Сьюз или Энид Блайтон, кто-нибудь?). Повторное чтение этих любимых книг или чтение знакомых мест, времен и людей помогает нам вспомнить детали нашей собственной жизни.Это напоминает нам, кто мы, где мы находимся и как мы сюда попали.

5. Чтение помогает забыть.

Хронический эскапизм — отнюдь не здоровая привычка, но и не стоит на сто процентов зацикливаться на стрессовых жизненных обстоятельствах. В коротких дозах позволить вашему разуму сосредоточиться на вещах, отличных от ваших проблем, может быть очень полезным и даже необходимым. Чтение, как и упражнения, предлагает безопасную, здоровую и продуктивную замену негативному мышлению.Это дает вашему разуму безопасное место для отдыха, пока вы не восстановите силы, необходимые для преодоления препятствий.

6. Чтение означает, что вам не нужно быть одному.

В течение жизни вы испытаете множество переходов. Смена школы, работы или города может потребовать от вас замены старых отношений новыми, а иногда успешная корректировка оказывается сложнее или занимает больше времени, чем ожидалось. Будь то удобство любимой книги или эмоциональная связь с родственными персонажами, книги обеспечивают стабильный источник общения в те времена, когда вы чувствуете, что единственный человек, на которого вы можете рассчитывать, — это вы.

7. Чтение приносит жизнь.

Если вы любитель книг, скорее всего, чтение для вас является омолаживающим действием, которое обновляет вашу энергию и поднимает настроение. Многие любители книг свидетельствовали, что чтение дает им цель, помогает им выстоять в трудностях и раскрывает те части себя, о существовании которых они даже не подозревали. По всем причинам, изложенным в этой статье, и по многим другим причинам, чтение заставляет нас чувствовать себя оптимистично, затаив дыхание, цепко живыми.


Кати Яковлева

Может ли чтение сделать вас счастливее?

Несколько лет назад мне подарили удаленное занятие с библиотерапевтом в лондонской штаб-квартире Школы Жизни, которая предлагает инновационные курсы, помогающие людям справляться с повседневными эмоциональными проблемами существования. Я должен признать, что сначала мне не очень понравилась идея получить «рецепт» для чтения. Я обычно предпочитаю имитировать страстное стремление Вирджинии Вульф к интуитивной прозорливости в своих личных открытиях в области чтения, радуясь не только самим книгам, но и случайному значительному характеру того, как я наткнулся на них (в автобусе после разрыва отношений, в туристических походах) общежитие в Дамаске или в темных стеках библиотеки в аспирантуре, просматривая вместо учебы). Я давно опасаюсь своеобразного евангелизма некоторых читателей: вы должны это прочитать, говорят они, сунув книгу в руки с блаженным блеском в глазах, не допуская того факта, что книги значат для людей разные вещи — или разные вещи одному и тому же человеку — в разные моменты нашей жизни. Я, например, любил рассказы Джона Апдайка о Кленах, когда мне было 20, и ненавидел их, когда мне было 30, и я даже не знаю почему.

Но сеанс был подарком, и я неожиданно обнаружил, что мне очень понравился первоначальный вопросник о моих привычках к чтению, который мне прислала библиотерапевт Элла Берту.Никто раньше не задавал мне этих вопросов, хотя чтение художественной литературы было и всегда было важным в моей жизни. Я люблю наедаться книгами во время длительных перерывов — я буду собирать больше книг, чем одежды, — сказал я Берту. Я поделился своим маленьким грязным секретом: я не люблю покупать или владеть книгами и всегда предпочитаю брать их в библиотеке (что, поскольку я писатель, не приносит мне очень хорошей кармы продажи книг). В ответ на вопрос «Что вас сейчас беспокоит?» Я был удивлен тем, что хотел признаться: я беспокоюсь о том, что у меня нет духовных ресурсов, чтобы защитить себя от неизбежного будущего горя потери того, кого я люблю, я написал.Я не религиозен и не особо хочу им быть, но я хотел бы больше узнать о размышлениях других людей о приходе к какой-то ранней, странной форме веры в «высшее существо» как эмоциональное выживание. тактика. От простого ответа на вопросы мне стало легче, полегче.

У нас было несколько приятных разговоров по электронной почте, когда Берту копала глубже, спрашивая об истории моей семьи и моем страхе перед горем, и когда она прислала последнее рецепт для чтения, он был полон драгоценных камней, ни один из которых я не видел. Раньше читал.Среди рекомендаций был «Путеводитель» Р. К. Нараяна. Берту написал, что это «прекрасная история о человеке, который начал свою трудовую жизнь в качестве туристического гида на вокзале в Мальгуди, Индия, но затем прошел через множество других занятий, прежде чем обнаружил свою неожиданную судьбу духовного наставника». Она выбрала его, потому что надеялась, что я почувствую себя «странно просветленным». Другой был «Евангелие от Иисуса Христа» Хосе Сарамаго: «Сарамаго не раскрывает здесь своей духовной позиции, но изображает яркую и убедительную версию истории, которую мы так хорошо знаем.«Хендерсон, король дождя» Сола Беллоу и «Сиддхартха» Германа Гессе были среди других предписанных художественных произведений, и она также включала некоторые научно-популярные произведения, такие как «Дело в пользу Бога» Карен Армстронг, и «Сумма» нейробиолога Дэвида Иглмана, «короткая и замечательная книга о возможных загробных жизнях».

В течение следующих двух лет я работал над книгами в списке в своем собственном темпе — перемежаясь с моими собственными «открытиями» — и хотя мне достаточно повезло, что моя способность противостоять ужасному горю пока не проверена. Некоторые идеи, которые я почерпнул из этих книг, помогли мне пройти через нечто совершенно иное, когда в течение нескольких месяцев я перенес острую физическую боль. Сами по себе идеи по-прежнему туманны, как часто бывает обучение, полученное посредством чтения художественной литературы, но в этом его сила. Я подозреваю, что в светскую эпоху чтение художественной литературы — один из немногих оставшихся путей к трансценденции, к тому неуловимому состоянию, при котором расстояние между собой и вселенной сокращается. Чтение художественной литературы заставляет меня полностью потерять самоощущение, но в то же время заставляет чувствовать себя уникальным. Как писал Вульф, самый пылкий из читателей, книга «разделяет нас на две части, когда мы читаем», поскольку «состояние чтения состоит в полном устранении эго», обещая «вечный союз» с другим разумом.

Библиотерапия — это очень широкий термин, обозначающий древнюю практику поощрения чтения для терапевтического эффекта. Первое употребление этого термина обычно датируется бодрой статьей 1916 года в журнале The Atlantic Monthly , «Литературная клиника». В нем автор описывает, как наткнулся на «библиопатический институт», которым руководит его знакомый Багстер, в подвале своей церкви, откуда он раздает рекомендации по чтению, имеющие целебную ценность. «Библиотерапия — это… новая наука», — объясняет Багстер.«Книга может быть возбуждающим, успокаивающим, раздражающим или снотворным средством. Дело в том, что он должен что-то делать с вами, и вы должны знать, что это такое. Книга может иметь характер успокаивающего сиропа или горчичного пластыря ». Клиенту средних лет с «частично окостеневшими мнениями» Багстер дает следующий рецепт: «Вы должны читать больше романов. Не приятные истории, заставляющие забыть о себе. Это должны быть поиски, резкие, язвительные, беспощадные романы ». (Джордж Бернард Шоу возглавляет список.В конце концов, Багстера вызывают лечить пациента, который «принял передозировку военной литературы», оставляя автора думать о книгах, которые «вдохнули в нас новую жизнь и затем заставили пульс жизни сильный, но медленный».

Сегодня библиотерапия принимает самые разные формы: от литературных курсов для заключенных до кружков чтения для пожилых людей, страдающих деменцией. Иногда это может просто означать индивидуальные занятия или групповые занятия для «заблудших» читателей, которые хотят вернуться к удовольствию от книг. Берту и ее давний друг и коллега-библиотерапевт Сьюзан Элдеркин в основном практикуют «аффективную» библиотерапию, пропагандируя восстанавливающую силу чтения художественной литературы. Эти двое познакомились в Кембриджском университете, будучи студентами, более двадцати лет назад и сразу же связались из-за общего содержимого своих книжных полок, в частности из-за романа Итало Кальвино «Если зимней ночью путешественник», который сам по себе посвящен природе чтения. По мере того, как их дружба развивалась, они начали прописывать романы, чтобы вылечить друг друга от болезней, таких как разбитое сердце или неуверенность в карьере.«Когда у Сьюз возник кризис в ее профессии — она ​​хотела стать писательницей, но задавалась вопросом, сможет ли она справиться с неизбежным отказом — я дал ей стихи дона Маркиза« Арчи и Мехитабель »», — сказал мне Берту. «Если таракан Арчи мог быть настолько предан своему искусству, чтобы прыгать по клавишам пишущей машинки, чтобы каждую ночь писать свои стихотворения в свободном стихе в нью-йоркских офисах« Вечернее солнце »,« », то она, несомненно, должна быть готова к страданиям. для ее искусства тоже. » Спустя годы Элдеркин подарил Берту, который хотел найти баланс между живописью и матерью, роман Патрика Гейла «Заметки с выставки» об успешной, но обеспокоенной художнице.

Они продолжали рекомендовать романы друг другу, друзьям и семье в течение многих лет, и в 2007 году, когда философ Ален де Боттон, однокурсник из Кембриджа, думал о создании Школы жизни, они предложили ему идея создания клиники библиотерапии. «Насколько нам известно, в то время никто не делал этого в такой форме», — сказал Берту. «Библиотерапия, если она вообще существовала, как правило, была основана в более медицинском контексте с упором на книги по саморазвитию.Но мы были посвящены художественной литературе как лучшему лекарству, потому что она дает читателям трансформирующий опыт ».

Берту и Эльдеркин проследили путь метода библиотерапии до древних греков, «которые написали над входом в библиотеку в Фивах, что это« место исцеления для души »». конец девятнадцатого века, когда Зигмунд Фрейд начал использовать литературу во время сеансов психоанализа. После Первой мировой войны травмированным солдатам, возвращавшимся домой с фронта, часто прописывали курс чтения.«Библиотекарей в Штатах обучались тому, как раздавать книги ветеринарам Первой мировой войны, и есть хорошая история о том, как романы Джейн Остин одновременно использовались в библиотерапевтических целях в Великобритании», — говорит Элдеркин. Позже в этом веке библиотерапия по-разному использовалась в больницах и библиотеках, а в последнее время стала использоваться психологами, социальными работниками, работниками по уходу за престарелыми и врачами в качестве жизнеспособного метода терапии.

В настоящее время существует сеть библиотерапевтов, выбранных и обученных Берту и Элдеркином и связанных со Школой жизни, работающих по всему миру, от Нью-Йорка до Мельбурна.По словам Берту, наиболее распространенные недуги, которые люди приносят им, — это переходы между жизненными циклами: застревание в колее своей карьеры, депрессия в отношениях или тяжелая утрата. Библиотерапевты тоже видят много пенсионеров, которые знают, что впереди у них двадцать лет чтения, но, возможно, ранее читали только криминальные триллеры и хотят найти что-то новое, чтобы поддержать их. Многие ищут помощи, чтобы приспособиться к тому, чтобы стать родителями. «У меня был клиент из Нью-Йорка, мужчина, у которого был первый ребенок, и который беспокоился о том, чтобы нести ответственность за еще одно крошечное существо», — говорит Берту.«Я порекомендовал« Комнатную температуру »Николсона Бейкера, который рассказывает о мужчине, который кормит своего ребенка из бутылочки и думает о том, чтобы быть отцом. И, конечно, «Убить пересмешника», потому что Аттикус Финч — идеальный отец в литературе ».

Берту и Элдеркин также являются авторами книги «Новое лекарство: Азия литературных лекарств», написанной в стиле медицинского словаря и сопоставляющей недуги («неудача, ощущение себя как») с предлагаемыми методами чтения (« История г.Полли », Х. Дж. Уэллс). Впервые выпущенный в Великобритании в 2013 году, сейчас он издается в восемнадцати странах, и, что интересно, контракт позволяет местному редактору и специалисту по чтению адаптировать до двадцати пяти процентов болезней и рекомендаций по чтению к соответствовать читательской аудитории каждой конкретной страны и включать больше писателей-носителей языка. Новые, адаптированные недуги культурно открываются. В голландском издании один из адаптированных недугов — «слишком высокое мнение о собственном ребенке»; в индийском издании включены «публичное мочеиспускание» и «крикет, одержимость»; итальянцы ввели «импотенцию», «страх перед автомагистралями» и «желание забальзамировать»; а немцы добавили «ненависть к миру» и «ненавистные партии».Берту и Элдеркин сейчас работают над версией детской литературы «Ложка рассказов», которая выйдет в 2016 году.

Актуальность отношения к жизни как к искусству

Несколько лет назад я прочитал замечательную книгу под названием «Произведение искусства на каждый день». В нем Эрик Бут утверждает, что к нашей жизни следует относиться не как к чему-то, что нужно вытерпеть, а как к целенаправленному искусству. Он говорит,

Арт не обособлен. Это континуум, в котором участвуют все; мы все занимаемся искусством, используем художественные навыки и каждый день участвуем в деятельности художников. За внешними различиями, из-за которых жизни людей кажутся совершенно разными, искусство — это наша общая почва; произведение искусства — это способ, которым мы все делаем, когда хорошо работаем.

Но в пике повседневных ожиданий, результатов и — давайте посмотрим правде в глаза — работы, скомпрометированной нереалистичными требованиями, легко потерять чувство вовлеченности в нечто большее, чем просто выкручиваться, заботиться и «иметь дело».

Я разговаривал с блестящим Зе Франком несколько недель назад на мероприятии, где мы оба выступали.Когда мы обсуждали творческий процесс, что-то вылетело у меня изо рта прежде, чем я успел его обработать.

«Меня меньше волнует реальная динамика созидания, чтобы зарабатывать на жизнь, чем то, что мой опыт этой динамики говорит обо мне как о человеке».

Невозможно отделить опыт как человека от внутренней потребности найти выражение . Кажется, мы запрограммированы на то, чтобы делать. Что нибудь. Что-нибудь.

Но когда это желание творить становится убогим или развращено другой основной человеческой потребностью — чувствовать себя обеспеченным — мы переживаем удешевленную версию жизни. Это разъедает нашу природу. К нашей творческой душе.

Я определил, что в этом году — году, когда я пишу свою вторую книгу, развиваю два бизнеса, живу в аэропортах и ​​работаю, чтобы быть отцом, другом и мужем, которым я должен быть — я буду лечить моя жизнь больше похожа на произведение искусства.

Вот несколько способов сделать это:

  1. Притормози. Я не пинбол, прыгаю от предмета к предмету. Жизнь не для потребления, она моя для опыта. Переживания реальны только в том случае, если они усвоены посредством размышлений. Я буду сбавлять обороты в этом году, даже в разгар моей занятости.
  2. Синтезировать. Великие артисты — синтезаторы. Они замечают. Они принимают окружающую среду и ткут вещи вместе, чтобы сделать их красивее. В этом году я хочу заниматься красотой, а не прагматикой. Я хочу найти время, чтобы быть тематическим.
  3. Подавать. Я стремлюсь вложить в каждое мероприятие, встречу и встречу больше энергии, чем забираю. Я хочу, чтобы другие чувствовали себя заряженными моим присутствием, а не истощением. Даже когда я вижу, что уровень моей собственной энергии снижается, я стремлюсь излить все, что у меня есть, в этот момент.
  4. Погружение. Я хочу присутствовать — глубоко, по-настоящему — в моей работе, с моей семьей, в моих мыслях.Мое письмо. Мои отношения. Моя подача. Я хочу быть… здесь… сейчас. Всегда .

Искусство не идеально. Это не идеально. Это не удобно. Он бросает вызов, провоцирует, стоит сам за себя. Не всегда есть оправдание его невыразимой ценности. Тем не менее, он стоит.

Конечно, по мере того, как накаляется жизнь и ее различные ожидания, всегда возникает соблазн спрятаться. Стать скомпрометированным. Нет ничего плохого в стратегическом выборе способа взаимодействия, но тогда вы должны придерживаться своего выбора.Художник всегда поддерживает свой выбор.

Я начинаю главу 10 «Случайного творчества» с цитаты одного из моих любимых мыслителей, Томаса Мертона. Он сказал:

В том, чтобы следовать за всеми, может возникнуть сильный эгоизм. Люди торопятся превозносить себя, подражая популярному, и слишком ленивы, чтобы придумать что-то лучшее. Спешка губит как святых, так и художников. Они хотят быстрого успеха и так торопятся его добиться, что не могут найти время, чтобы быть верными себе.И когда их охватывает безумие, они утверждают, что сама их поспешность является проявлением честности.

Друзья, относитесь к своей жизни как к искусству. Проведите себя с умом. Какой бы путь вы ни выбрали, идите по нему хорошо. Живите, занимайтесь, любите убежденно.

==

Ваша задача: как вы будете относиться к своей жизни как к произведению искусства? (Пожалуйста, ответьте в комментариях.

)

22 вдохновляющих цитаты доктора Сьюза, которые вам действительно нужны в жизни

Опубликовано: 2 марта 2017 г. Автор: Катриона Вайтман

Доктор Сьюз — один из самых легендарных детских писателей всех времен, и у него очень большой месяц .

Image TM & © Dr. Seuss Enterprises, L.P. 2017

Мало того, что 2 марта — годовщина со дня рождения доктора Сьюза, но и Кот в шляпе празднует 60 лет с момента его первой публикации 12 марта, поэтому, конечно, мы должны были отпраздновать.

И что может быть лучше, чем вернуться к классике? Мы перечитываем некоторые из наших любимых шедевров доктора Сьюза, чтобы выбрать вдохновляющие цитаты, которые будут мотивировать вас, заставлять задуматься … а также немного посмеяться.

1. Когда все, что вы хотите сделать, это прочитать хорошую книгу

Вот свидетельство врача (пусть и не совсем настоящего), что чтение может перемещать вас по всему миру. Нам не нужно больше оправдываться, чтобы отправиться в библиотеку (особенно потому, что, как указывает доктор Сьюз: «Вы должны быть быстрым читателем, потому что там так много всего, что нужно читать!»)

2. Почему нужно относиться ко всем с добротой

Мы все могли бы быть немного больше похожими на Хортона.

3. Когда вы чувствуете ностальгию

Впереди еще больше радостей, — так говорит доктор Сьюз.

4. Когда хочется чрезмерного балования

Не говори, что мы тебя не предупреждали. Вы же не хотите быть глупым Сэмми Слик.

5. Для тех времен вам нужно немного подтолкнуть

Ваша судьба в ваших руках. Захватывающе, не правда ли?

6. Когда хочется злоупотребить властью

Конечно, было бы неплохо быть главным… но не обращайте внимания на маленьких ребят, поддерживающих вас на свой страх и риск. Мы не хотим ничего портить, но скажем так, Черепаха Ертле обнаружил это на собственном горьком опыте.

7. В те мрачные дни

Всегда есть светлая сторона.

8. Когда нужно вдохновляться

‘ДУМАЙ! Вы можете думать, как хотите … »

9. Когда у тебя плохой день перед зеркалом

Приветственное напоминание о том, что вы прекрасны таким, какой вы есть — не меняйтесь.

10. Для решения сложных дилемм

Не надо так разорваться, чтобы остаться с пустыми руками … черпайте вдохновение из этого маленького парня, выбирающего питомца («Я приму решение, которое у меня в голове»).

11. Когда нужно поднять настроение

Всегда могло быть хуже.

12. Для тех случаев

действительно просто нужно, чтобы кто-то ушел

Они есть у всех.

13. Когда чувствуешь себя бессильным

Самое маленькое может иметь большое значение.Забудьте о взмахе крыльев бабочки — мы предпочитаем отрыжку, изменяющую мир.

14.

Если вы приклеены к телефону

Посмотрите вокруг — там столько всего посмотреть.

15. Когда вам просто нужна старомодная добрая мотивация

(Но хочу оставаться реалистом.)

16. Когда чувствуешь себя скучным

Вы можете сделать что угодно более захватывающим, приложив немного усилий (или лот усилий в случае Питера Т.Хупер, который, вероятно, был очень, очень голоден к тому моменту, когда собрал яйца на завтрак у Совов Твиддлера, Квитса и Строодлса среди других).

17. Напомнить людям, что все равны

Смотры со звёздным животом могли обнюхать чулки с простым животом … но вскоре они обнаружили, что на самом деле все они одинаковы. Мы все можем извлечь из этого урок.

18. Когда дела идут плохо

Как указывает д-р Сьюз, «проблемы бывают более чем одного вида — одни приходят впереди, другие — сзади».Вы можете попытаться убежать от них, а можете встать и сражаться . ..

19. Когда хочешь спасти мир

Каждый достоин быть свободным.

20. Когда думаешь, что ничего не значишь

Действительно, — так говорит доктор Сьюз.

21. На этот раз вам нужно напомнить, что вы особенный

Вы действительно уникальны.

22. И, конечно же, на Рождество …

Если Гринч сможет вырастить свое сердце в три размера, то все мы сможем.

Необычайная сила вежливости на работе и в жизни, автор Леа Берман

Хорошо относиться к людям — это мягко и не особенно полезно, но и не неприятно. Это … о самой сильной похвале, которую я могу ему дать.

Думаю, я не совсем понял цель книги. Я думал, что она будет похожа на «Как заводить друзей и влиять на людей», но более современна. Я подумал, что в эпоху Интернета можно найти краткие способы стать лучше. Я подумал, что в нем также есть совет о том, как быть более социальным и проводить мероприятия, которые сделали авторы, поскольку Социальный закон Белого дома

«Хорошо обращаться с людьми» — мягкий и не особенно полезный, но и не неприятный. Это … о самой сильной похвале, которую я могу ему дать.

Думаю, я не совсем понял цель книги. Я думал, что она будет похожа на «Как заводить друзей и влиять на людей», но более современна. Я подумал, что в эпоху Интернета можно найти краткие способы стать лучше. Я подумал, что в нем также есть совет, как быть более общительным и проводить мероприятия, которые авторы проводили в качестве социальных секретарей Белого дома. И … я думаю, это как бы приближается к этим идеям, но в мешанине, где разные части не отличаются друг от друга.

В книге авторы объясняют, что они определили, что существует около двенадцати различных элементов хорошего отношения к людям. Затем каждая глава исследует эти элементы. За исключением каждой главы, авторы также определяют, что существует от трех до пяти важных подэлементов этого элемента. И затем к этим субэлементам есть подэлементы. Я потерялся в огромном количестве тем. К тому же, что еще более досадно, эти темы не так уж и полезны. Некоторые из них действительно очевидны: «подумайте, прежде чем принимать важные решения» и «постарайтесь не выходить из себя. «Темы также могут быть очень сложными для реализации в вашей жизни. В начале книги они говорят о том, что у вас есть уверенность, но не слишком много уверенности в том, что вы дерзки. Как вы можете работать над тем, чтобы стать более уверенным? слишком дерзко? Это сложные вопросы, но похоже, что авторы на самом деле не пытаются на них ответить и не предлагают практических советов, как найти ответы самостоятельно.

Наряду с «подсказками» авторы рассказывают несколько историй о своей карьере в Белом доме.Вероятно, это были одни из лучших частей книги, но я бы предпочел меньше, но более длинные рассказы с большим количеством деталей. Действительно здорово слышать о том, как функционирует Белый дом, но мне хотелось большего. И некоторые из историй попали в какую-то действительно туманную территорию, где опыт не был таким уж особенным или ясным, что заставило меня задуматься: «Почему я читаю книгу этих людей?»

Но в их рассказах меня очень раздражала одна вещь: есть ощущение, что Белый дом — это такое особенное место, что, если людям он не нравится или это раздражает, они просто супер дерьмовые люди. Например, Белый дом пытается заказать несколько действительно крупных выступлений, но у них нет денег на оплату этих выступлений, а сам Белый дом — не самое лучшее место для выступлений. Тем не менее, ряд авторских историй имеет отношение к артистам, которые просят таких «сумасшедших» вещей, таких как особые привилегии и улучшения места проведения (автор здесь не вдавался в подробности), а авторы такие «какие придурки! Для них просто честь быть в Белом доме! » Но мне просто казалось, что люди Белого дома сами чувствовали право на все эти особые привилегии.Еще одна область, в которой это произошло, — неудовлетворительные гости. Авторы неоднократно жаловались на гостей, которых раздражало или отвлекало пребывание в Белом доме. Эти люди должны чувствовать себя такими особенными, просто находясь в Белом доме, верно ?! Опять же, я подумал, что авторам следовало слезть с высоких лошадей.

Тем не менее, несмотря на мои претензии, я обнаружил, что основная идея состоит в том, чтобы быть добрым к людям, чтобы они просвечивали. Сами авторы производят впечатление супер симпатичных. Я чувствую себя плохо, когда пишу этот в основном негативный отзыв (но я стараюсь быть честным!).Когда я читал, мне искренне нравились люди, о которых я читал, что является редкостью.

Но я бы не рекомендовал эту книгу. Я думаю, что это в основном чушь, без полезной информации или особо увлекательных историй.

Рольф Добелли: «Люди будут говорить о вас все, что хотят. Считайте это белым шумом ».

Больше, чем принцип или правило, нам нужен целый набор умственных инструментов, которые помогут нам понять мир и жить лучше. Это ключевая идея новой книги Рольфа Добелли, в которой он делится 52 практическими идеями, по одной главе за раз.Рольф — писатель, романист и предприниматель. Он имеет степень магистра делового администрирования и докторскую степень в области экономической философии в Университете Санкт-Галлена и написал шесть художественных книг, прежде чем его документальная литература «Искусство мышления, несомненно, сделала его всемирно известным писателем научно-популярной литературы», обладающим особым талантом писать о современной социальной психологии ясной и увлекательной прозой. Рольф ответил на несколько вопросов, которые ему прислала по электронной почте управляющий редактор LSE Business Review Хелена Виейра.

Если я правильно прочитал вашу книгу, я могу представить, что вы определили бы себя как писатель.Период. (Фокус, круг компетенции, не универсал и т. Д.) Но ведь вы же не только писатель?

Я также управляю WORLD.MINDS, сообществом лидеров науки, бизнеса и искусства, доступным только по приглашениям. На WORLD.MINDS ученые представляют свои самые революционные исследования. Связующим звеном между моими статьями и моей работой в WORLD.MINDS является стремление выразить научные концепции ясным и кратким образом. Прежде чем я начал писать, я был одним из основателей getAbstract, ведущего поставщика резюме деловых книг.Та же история: попытка выразить концепции ясно и лаконично. Работая в getAbstract, я прочитал тысячи научно-популярных книг, которые помогли мне создавать свои собственные научно-популярные книги. Круг компетенций определяется не «должностью», а набором очень специфических навыков.

Считаете ли вы «Искусство хорошей жизни» книгой по саморазвитию?

Я считаю это больше, чем просто книгой по саморазвитию. У него сильный философский уклон. Конечно, в книге есть предложения типа «шаги 1-2-3», но большинство идей — это интерпретации того, как устроен мир и как мы работаем как индивидуумы.Я использую термин «ментальные инструменты», производный от термина Чарли Мангера «ментальные модели». Вы также можете назвать это «умственным швейцарским армейским ножом».

В книге есть две части, которые, как мне кажется, противоречат друг другу. В главе 8, когда вы говорите, что мы не можем узнать о себе посредством интроспекции, вы пишете: «Лучше всего спросить друга или партнера, что происходит у вас в голове». В главе 17 мы советуем меньше заботиться о себе. наша репутация, вы пишете: «мнения других гораздо менее значимы, чем вы думаете.«Как вы можете примирить этих двоих?

Самоанализ — ошибочный, ненадежный и вводящий в заблуждение способ узнать, чего мы хотим. Самоанализ непостоянен. Он колеблется в зависимости от дня и настроения. Гораздо лучше спросить кого-нибудь, кто нас хорошо знает — нашего супруга или хорошего друга. Их мнение имеет значение. Их мнения имеют ценность. Однако мнения людей за пределами нашего внутреннего круга не должны учитываться. Мир будет писать, твитнуть, писать в блоге о вас все, что «он» захочет. Это вне нашего контроля, поэтому мы не должны беспокоиться об этом и не должны делать из этого какие-либо выводы относительно того, что нам следует делать со своей жизнью.Мы должны относиться к общественному мнению о нас как к белому шуму.

В главе 9, когда вы обсуждаете ловушку аутентичности, вы утверждаете, что мы курируем наши личности, сохраняя наши сомнения, разочарования и разочарования для нашего дневника, нашего партнера или нашей подушки. Я могу это до определенной степени понять. Но не может ли это привести нас к антиутопической ситуации? Разве это уже не происходит в тщательно подобранных рассказах людей на Facebook? Правдоподобны ли эти рассказы?

Социальные сети могут вести как к сверх-курируемому рассказу о себе, так и к нецивилизованной гипер-аутентичности. Ни для хорошей жизни, ни для хорошего общества. Я выступаю за уменьшенный силуэт перед публикой. Вы появляетесь только там, где это необходимо, только тогда, когда вам есть что сказать, и при этом храните свою личную жизнь при себе. Это разделение вашей общественной и личной жизни — сродни разделению церкви и государства. Нехорошо, если вы их смешаете.

Вы отличаете внутренний успех от внешнего успеха и обсуждаете атараксию, душевное спокойствие.Это состояние, которого мы можем достичь раз и навсегда, или то, к чему мы стремимся, а иногда и делаем, а иногда нет?

Мы никогда не достигнем атараксии раз и навсегда. Атараксия — это идеал, к которому мы должны стремиться ежедневно. Но с каждым днем ​​мы становимся лучше.

В главе 46 вы обсуждаете, как люди всегда конкурируют с другими (гонка вооружений) и теряют себя в процессе. Это имеет некоторые последствия для идеи непрерывного образования. Почему получение MBA или дополнительного курса не всегда значит больше?

Потому что коллективно мы отбираем наши преимущества.Эволюция показала нам, как выйти из гонки вооружений: вместо того, чтобы создавать все более крупные и сильные виды, некоторые виды эволюционировали совершенно новым способом, открывая ниши, которые не использовались ранее. Примените это к образованию: выгодно инвестировать в ниши, а не в основное направление (MBA).

Вы упоминаете о ловушке догм и советуете не иметь идеологии. Можем ли мы оставаться нейтральными в мире, в котором набирают силу популизм и альтернативные правые? Разве политическое участие не лучший способ добиться перемен?

Лучше действовать недогматично.Догмы могут быть привлекательными для толпы избирателей, но они не соответствуют действительности. Зачем вам рекламировать ложные утверждения только для того, чтобы быть избранным? Я этого не понимаю.

Вы написали главу «Хвала скромности», которая идет вразрез с самоутверждением. Почему так мало людей понимают эту логику?

Потому что самоутверждение (эго) встроено в наш мозг по причинам эволюции. Но скромность делает личную жизнь лучше, потому что у вас будет меньше разочарований.А общество скромных людей делает общество более крепким.

Может ли «Искусство хорошей жизни» помочь организациям?

Некоторые инструменты этого «умственного швейцарского армейского ножа» применимы к организациям. Самое главное — роль скромности. Подобно тому, как общество скромных граждан создает более крепкое общество, компания скромных сотрудников и менеджеров делает его более стабильным и организованным. Зачем? Потому что скромность уменьшает количество чуши в любой организации.

♣♣♣

Примечания:

  • Это интервью основано на книге Рольфа Добелли «Искусство хорошей жизни: ясное мышление для бизнеса и лучшей жизни», которая будет опубликована 2 ноября издательством Scepter.Также доступно в аудио и электронной книге.
  • В сообщении представлена ​​точка зрения респондента, а не позиция LSE Business Review или Лондонской школы экономики.
  • Кредит предоставленного изображения: Предоставлено автором.
  • Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с нашей Политикой комментирования .

Урок жизни № 1: Относитесь к другим так, как вы хотите, чтобы относились к вам | Джеймс Харви

«Поступайте с другими так, как хотели бы, чтобы они поступали с вами»

В некоторых крайних случаях это кажется очевидным: вы не причиняете кому-то физического вреда и надеетесь, что они поступят так же.Но как насчет чего-то менее очевидного, например, если человек пересек определенную границу или косвенно причинил вред вам или кому-то еще? Легко сделать — скрестить их или отряхнуть, что я часто вижу. Но если человек, который ошибается, действительно считает, что поступает правильно, то ничего не изменится, и его неправомерные действия продолжатся. Это может потребовать дополнительных усилий, но постарайтесь увидеть перспективу и по-настоящему понять, что чувствует этот человек, а затем постарайтесь научить его ошибочности его пути.И всегда будьте открыты для встречи с другой стороной. Вы будете удивлены тому, чему научитесь.

«Говорите с другими так, как вы хотели бы, чтобы с вами разговаривали, и о»

Я очень мало говорю с новыми или незнакомыми лицами, и я не обязательно хочу, чтобы люди делали то же самое со мной . Я предпочитаю слушать и разбирать их мозг и мысли. Мне нечего добавить к этому, кроме как применить еще одну популярную цитату: «Если вы не можете сказать что-то хорошее, не говорите этого.«Поговорите с кем-нибудь о своей жизни, а не сплетничайте о чьей-то другой, потому что вы этого не одобряете.

«Чувствуйте себя в отношении других так, как вы бы хотели, чтобы они к вам относились»

Мы склонны держаться за негативные чувства намного легче, чем за позитивные, что, я думаю, имеет смысл, поскольку негативные действия, кажется, оставляют больший отпечаток в наши умы. Но если держаться за эти резкие и негативные чувства, станет намного сложнее доверять и любить людей, с которыми вы встречаетесь.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *