Известнейшие испаноязычные писатели: Испанские писатели, которых сами испанцы считают лучшими

Содержание

Испанские писатели, которых сами испанцы считают лучшими

Согласитесь, что наилучшим образом узнать страну, а точнее – ее народ, можно только через культуру и историю этого самого народа, а главным инструментом к познанию является, пожалуй, литература. Испанские писатели, а здесь Испании похвастаться есть чем, ведь иберийская земля была чрезвычайно щедра на литературные таланты, чего только стоит один лишь Мигель де Сервантес. Само собой разумеется, что лучшие образцы испанской литературы уже давно стали классикой, повлиявшей на становление литературы как таковой, их перевели на множество языков мира и изучают как в школьной программе, так и в большинстве университетов. А вот каких писателей-земляков сами испанцы считают наиболее знаковыми для себя и своей страны? Мы предлагаем познакомиться с испанцами, перевернувшими литературный мир Пиренейского королевства.

Мигель де Сервантес

Безусловно, лучшим писателем испанцы считают Мигеля де Сервантеса, который, конечно же, в особом представлении не нуждается. Его бессмертный шедевр «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» не только стал классикой мировой литературы, но и является лучшим образцом «рыцарских» романов, а имена его главных герое давно стали именами нарицательными, которые используются как в литературе, так и в психологии и даже в быту. К слову, в большинстве стран «Дон Кихот» Сервантеса считается лучшей книгой всех времен и народов, а по количеству переводов на всевозможные языки мира его опережает только Библия.

Федерико Гарсия Лорка

Федерико Гарсия Лорка является самым известным испанским поэтом, причем он его талант оказался настолько грандиозным, что Лорка прославился и на драматургическом и музыкальном поприще ив области изобразительного искусства (художник-график). Лорка был одним из ключевых фигур «Поколения 27» и близким соратником Луиса Бунюэля и Сальвадора Дали. Творчество Федерико Гарсии Лорки отличается особой музыкальностью и тяготением к народным традициям, а лучшим образцом этих тенденция стало произведение «Цыганский романсеро». Что касается его драматургии, то наиболее прославилась пьеса «Кровавая свадьба».

Антонио Мачадо

Поэта Антони Мачадо Руиса считают одним из лучших представителей «поколения 1898 года», отличившимся как в поэзии, так и в драматургии. К слову, Мачадо знаменит и как мыслитель–эссеист, а в своих произведениях поэт тяготел к экзистенциализму, причем постоянно в форме некого собеседования со множеством вопросов и сомнений. Творчество Мачадо проникнуто народными песенными традициями, а потому его произведения легки и необычайно музыкальны, самыми известными из которых являются «Одиночества», «Поля Кастилии», «Новые песни».

Густаво Адольфо Беккер

Испанского Поэта и Писателя Густаво Адольфо Беккера считают одной из ярчайших фигур позднего испанского романтизма, творения которого, по иронии судьбы, приобрели популярность только после смерти самого автора. Всего за 34 года своей жизни Беккер сумел создать такие шедевры, которые позже стали вдохновением для прославленных Лорки, Альберти, Хименеса, Унамуно и многих других, считавших его произведения и образцом лирики. Вершиной его литературного таланта стали рассказы «Очищение душ» и «Зеленые очи».

Франсиско де Кеведо

Писатель и поэт Франсиско де Кеведо стал одним из достойнейших представителей Золотого века в испанской литературе, который, мастерски пользуясь сатирой, описал не только сложное экономическое положение Испании, в котором в ту эпоху отмечался серьезный застой, но также декаданс общества и разложение человеческой нравственности. К слову, Кеведо был современником Шекспира, с которым его зачастую сравнивают.  Талант Кеведо позволял с легкостью смешивать различные жанры в одном произведении, наиболее знаковыми среди которых являются: цикл «Сновидения»,  «История жизни пройдохи по имени дон Паблос» – роман, написанный в жанре сатиры, новеллы «Час воздаяния, или Разумная Фортуна».

Мигель де Унамуно

Мигель де Унамуно для испанцев является не просто талантливым писателем, он также был ярчайшей фигурой «поколения 1898 года», активным общественным деятелем и философом, чье творчество обрело множество последователей. К слову, трудился он не только на литературном поприще, которое совмещал с постом ректора в Университет Саламанки, но и был депутатом от Кортесов, отчаянно боровшимся за национальное единство. Многие произведения Унамуно относят к религиозному экзистенциализму, наиболее знаковыми из которых являются «О трагическом чувстве жизни», «Мир среди войны», «Житие Дон Кихота и Санчо» и «Туман».

Хуан Рамон Хименес

Жители Пиренейского королевства, равно как и вся мировая литературная общественность считает поэта Хуана Рамона Хименеса одним из наилучших лириков испанского языка, о чем, собственно, свидетельствует и Нобелевская премия, которую он получил в 1956 году. А вся испанская детвора знает и любит этого автора за цикл лирических рассказов об удивительно добродушном ослике под названием «Платеро и я». Кстати, трудился он не только на литературном поприще, а был активным общественным деятелем – в Америке часто выступал на манифестациях, организовывал сбор материальной помощи для детей и республиканских солдат, которые пострадали от войны. Творчество Хименеса относят к эталону модернизма в испанской литературе, а за свою жизнь он успел создать около 40 сборников лирических и прозаических произведений, среди которых стоит отметить «Голоса моих стихов», «Красота», «Глубинное существо».

Лопе де Вега

Лопе де Вега – это невероятно плодотворный поэт, драматург и прозаик, являющийся одним из самых значительных авторов «Золотого века» испанской литературы. Принято считать, что Лопе де Вега создал около 2000 драматургических пьес и приблизительно 3000 сонетов. До нашей современности дошло более 400 пьес. Во всем мире де Вега известен как непревзойденный мастер «комедии плаща и шпаги», а его «Собака на сене» и «Раба своего возлюбленного» не просто считаются классикой мировой литературы, но и стали источником вдохновения для многих кинематографистов.

Популярные испанские писатели — писатели Испании

Загрузка…

Испания — очень колоритная и красочная страна. Здесь люди по своей натуре очень темпераментные, горячие. Если кто был в этой стране, обязательно хочется вернуться сюда снова.

Испанские писатели имеют свою отличительную черту, что можно хорошо увидеть по разным произведениям и современности, и лучших классиков прошлых лет. Литература этой страны пережила четыре этапа своего развития. Первый этап — это зарождение, когда автора только пробовали себя, искали свои стили, темы для творчества. Второй этап — период расцвет. Третий — период подражания. Причем данный этап переживала литература во многих странах, когда манеры и особенности перенимались между творцами разных государств. И последний период — возрождения.

Известные испанские писатели всех времен писали на самые разные темы — исторические, бытовые, воспитательные. Пасторальный роман, который был распространен и в других странах, позволял немного отдохнуть от кровавых описаний войн и политических проблем, а вот плутовской роман был направлен на то, чтобы достоверно показать нравы и характеры людей.

В 60-70 годах современные испанские писатели попали на период, когда страна переживала не самые лучшие свои годы, а именно кризис и последствия войны. Позже знаменитые писатели стремились сделать свою сферу творчества более современной, но при этом постоянно сталкивались с разного рода трудностями.

В последние годы стал популярен исторический роман, главной темой которого была гражданская война, которая стала самым трагичным периодом в истории Испании. Также вы найдете мистические и фантастические произведения.

В списке можно встретить и авторов, которые создавали детские книги. Для детей написано множество работ, где малыши найдут сказки про удивительные приключения героев, фантастические миры, удивительные приключения с глубоким смыслом.

  • Мигель де Сервантес
  • Габриэль Гарсиа Маркес
  • Мигель де Унамуно
  • Камило Хосе Села
  • Хавьер Мариас
  • Мигель Делибес
  • Энрике Вила-Матас
  • Ильдефонсо Фальконес
  • Франсиско де Кеведо-и-Вильегас
  • Кармен Лафорет
  • Хорхе Луис Борхес
  • Хулио Кортасар
  • Исабель Альенде
  • Алехо Карпентьер
  • Альберто Санчес Пиньоль
  • Эдуардо Мендоса
  • Карлос Руис Сафон
  • Бланка Бускется
  • Мариасун Ланда

Рекомендуем к прочтению:


Журнал Международная жизнь — Лев Толстой и Куба

Ровно 130 лет назад, в 1888 году, в Ибероамерике появились первые переводы на испанский язык произведений русского писателя Льва Толстого. И очень скоро имя нашего классика превратилось в самое популярное среди других знаменитых прозаиков мира. Его романы и повести читали во всех слоях стран Ибероамерики. Литературоведы давали восторженные оценки, читатели посылали Толстому письма, обращаясь к нему за советом и поддержкой…

 

А пару лет назад, помнится, мне довелось посетить в Москве необычную выставку — «Лев Толстой и испаноязычный мир», впервые организованную Государственным музеем Л.Н. Толстого в Толстовском центре на Пятницкой,12. Экспозиция приоткрыла тайны, которые хранят письма ко Льву Николаевичу Толстому из Испании, Аргентины, Колумбии, Мексики, Кубы, Венесуэлы, Гватемалы, Никарагуа, Перу, Чили, Уругвая и других стран испаноязычного мира. В них русский писатель делился со своими зарубежными почитателями мыслями о самых жгучих на то время проблемах, охотно отвечал на вопросы авторов писем. Такая переписка была для Толстого, по мнению его биографов, живой формой общения с народом.

Как оказалось, в Государственном Музее Л.Н. Толстого в Москве сохранилось (а ведь еще далеко не все исследованы!) более 9 тысяч писем иностранных корреспондентов. Известно, что 150 посланий Толстой получил лишь из стран Латинской Америки. И только часть из них была представлена для посетителей выставки. Письма приходили от известных писателей и ученых, педагогов и общественных деятелей того времени. Были среди авторов писем и никому не известные простые люди.

Немало писем содержат  восхищение писательским талантом Толстого, в них высоко оценивались художественные и публицистические произведения писателя. Письма из Латинской Америки показывают огромную роль, которую играл Лев Николаевич Толстой в духовной жизни латиноамериканских современников. И эти документальные свидетельства показывают созвучность тем, образов, идей, мировоззрения Толстого с настроениями различных социальных групп этих государств. Как отмечали организаторы тогдашней выставки, она показала, что испаноязычный мир считал и продолжает считать Толстого не только европейским, но «универсальным художником», мыслителем мирового масштаба…

Эта экспозиция в Толстовском центре на Пятницкой вспомнилась мне сейчас только потому, что на ней было представлено всего несколько писем великому русскому писателю с Кубы. Но таких посланий и свидетельств с Антильского острова намного больше. Известно, по крайней мере, о 20 с лишним кубинских посланий Толстому.

Таких писем, как уверяет известный кубинский историк, писатель и дипломат Блас Набель Перес (Blas Nabel Pérez), было гораздо больше. Со многими кубинцами Лев Николаевич вел довольно оживленную переписку. Просто их свидетельства  еще ждут своих исследователей. Мы с Бласом поддерживаем давние дружеские и деловые связи. И вот, что он рассказывает о восприятии Толстого на Кубе и его контактах  с кубинскими авторами.

 

Блас Набель Перес:  Прежде всего, хочу подтвердить: действительно,130 лет назад, в 1888 году, в то время самые престижные издательства испаноязычного мира Sempere, Sopena y Maucci начали буквально наводнять страны Ибероамерики произведениями Льва Толстого. И произведения русского писателя вызвали там огромный интерес.

А 16 августа 1898 года, то есть почти ровно 120 лет назад, уже прославленный писатель Лев Николаевич Толстой из Ясной Поляны заявляет на весь мир что «испано-североамериканская война служит для убийств одних другими, чтобы решить, как и с помощью кого будут править третьи». В эти же дни, сообщает в этой же статье Толстой, что недавно ему пришло письмо из штата Колорадо (США), в котором некий господин Джесси Голдвин просит поделиться с ним своим мнением о благородной миссии американской нации и о героизме в этой войне ее солдат и матросов. В ответ Толстой пишет, что убежден в совпадении его мнения с большинством североамериканского народа о том, что миссия США в этой войне состояла в убийстве нескольких тысяч почти безоружных людей. Не говоря уже об ужасных преступлениях, которые в течение долгого времени совершали на Кубе испанцы, послужившие предлогом, чтобы развязать эту самую войну.

 

«Международная жизнь»: Сеньор Набель, а что еще в разные времена писали о Толстом кубинские литераторы, критики, интеллектуалы?

Блас Набель Перес: Одним из первых о гениальном русском писателе Толстом кубинцам сообщал еще наш национальный герой, Апостол кубинской независимости Хосе Марти. Произведения Льва Николаевича, и прежде всего «Война и мир», «Анна Каренина», «Воскресение», да и многие другие, ставшие сокровищами не только русской, но и мировой литературы, потрясли кубинцев своим литературным мастерством, глубиной интуиции и психологической точностью изображения персонажей. Они немедленно были приняты тогдашней читающей публикой.

Произведения Толстого полюбились и многим кубинцам уже и нашу, послереволюционную эпоху. Например, выдающийся кубинский литератор, учёный и политический деятель, ректор Гаванского университета Хуан Маринельо (1898-1977), в своих размышлениях о русском писателе и его кубинских корреспондентах отмечал, что наиболее содержательные письма приходили Льву Толстому от простых кубинцев, от тружеников, которые страдали и боролись. Особенно примечательно то, что в условиях бедности и отсутствия культуры эти люди читали книги Толстого в переводах на испанский язык и воспринимали его как революционного лидера, как мудрого и могучего патриарха.

 

Международная жизнь:  И что же думали об авторе «Воскресения» при жизни Толстого на далеком Латиноамериканском континенте и, в частности, у вас на Кубе?

Блас Набель Перес: Таким же вопросом задавался и Хуан Маринельо. И после ознакомления с некоторыми письмами Толстому он отвечал, что вряд ли кто-либо еще из иностранных писателей пользовался подобной популярностью у читателей от Аргентины до Антильских островов. Естественно, что симпатию к Толстому в первую очередь питал простой люд. Это видно по содержанию писем. Толстой-апостол опередил у нас Толстого-художника, отмечал Маринельо…

Но раньше, еще в преддверии 20 века, кубинский журналист Мартин Моруа Мартин в большой статье о литературе в Российской империи писал в «Кубинском Журнале», что из всех русских писателей Толстой, безусловно, – самый сложный. И добавлял: читая его произведения, мы как бы следуем за этим выдающимся автором, вместе с ним пребываем в непрестанных сомнениях, вместе с ним в постоянных поисках правды, в вечных открытиях человеческого превосходства. И вместе с ним мы блуждаем по лабиринтам его философии и всегда приходим к одному и тому же заключению: Толстой есть больше, чем литературный автор, больше, чем современный романист. Он талантливый пропагандист. Чего? Социального переустройства, улучшения самого человека, воцарения всеобщего братства.

Известный кубинский поэт, литературовед, журналист, эссеист и литературный критик Анхель Аухьер в 1978 году, перечитав роман «Анна Каренина», выразил свое впечатление совсем коротко: «Это же не роман, это сама жизнь!» 

 

«Международная жизнь»:  Но, давайте, Блас, вернемся к самой кубинской переписке Льва Толстого. О чем она, если говорить более конкретно?

Блас Набель Перес: Письма с Кубы, полученные русским писателем, были в большинстве своем от двух категорий людей – от самых богатых и от самых бедных. Хотя были и представители интеллектуальной элиты Острова. Частично об этом в 1970-е годы писал в своих заметках еще Хуан Маринельо. Письма первой группы принадлежали в основном женщинам из самых богатых и высокопоставленных семей, отмечал Маринельо. Они просили графа Толстого об одном: прислать им свой автограф. Эти письма в основном писались на открытках с видами Кубы – одни на испанском, другие на французском, а многие и на английском, что свидетельствовало о том, что их авторы учились в американских колледжах. Но наиболее содержательные письма приходили Толстому с Кубы от простых людей, от тружеников, которые страдали и боролись в суровых условиях колониальной действительности на нашем Острове, где испанское господство сменилось американским. Почерк и стиль этих писем говорит о невысоком образовательном уровне авторов, но примечателен тот факт, что в условиях бедности и недостатка культуры эти люди читали Толстого и воспринимали его как революционного лидера, как мудрого и могучего патриарха.

Один молодой рабочий из Камахуани по имени Онофре Г. Гомес, например, в своем письме просит Толстого прислать ему отредактированный им некий «Основной Устав социализма». Я думаю, пишет юноша, что если Вы не сочтете за труд прислать мне хоть маленький клочок бумаги, у Вас будет еще один друг на этой прекраснейшей земле, в краю несметных богатств…

А 25 января 1904 года Толстому отправляют письмо узники гаванской тюрьмы. Оно подписано просто — А. Хувенат. Из него напрашивается вывод, что автор и раньше состоял в переписке с Толстым и даже просил у него совета, как поступать в том или ином случае.

«Я получил твое письмо от 20 сентября прошлого года, — пишет Хувенат. – Мы читали его в группе, и оно произвело на нас огромное впечатление… Я не мог ответить ранее из-за забастовки, о которой сообщал тебе в прошлом письме. Забастовка началась великолепно. По первому призыву единодушно откликнулись почти все рабочие Гаваны и ее пригородов. Если бы не произвол правительства и вмешательство полиции, забастовка распространилась бы по всему острову и даже перекинулась бы во Флориду – там уже все было к этому готово. 24 ноября прошлого года Гавана стала театром сражения между народом и полицией. 5 рабочих были убиты, более 150 ранено – власти насильно отправили в пункты скорой помощи лишь 112 из них. 87 наших товарищей было задержано: 40 из них отпущено на свободу, а другие – кто в больнице, кто в тюрьме. В связи с забастовкой готовится процесс против 40 человек. Им предъявили следующие обвинения: бунт, подстрекательство к изменению существующего порядка, оскорбление и нападение на представителей власти. Среди обвиняемых – член городского совета и алькальд города. Товарищи С.А., Х.П., К. и я сидим в тюрьме по тому же обвинению. Эта причина и то, что ранее я был очень занят, помешали мне ответить вовремя…

Привет и наилучшие пожелания.

А. Хувенат. Гаванская тюрьма, 25 января 1904 г.».

И, конечно же, приходили Толстому также письма с различными мольбами о помощи. Вот одно из них.

«Сеньор Леон Толстой:

Некоторое время назад я прочитала в одном из журналов, издающихся у нас на Кубе, что, когда к Вам обратился сеньор Карнеги за советом, как ему поступить со своим капиталом, Вы посоветовали отдать его бедным. Поскольку я отношусь к очень бедным людям, я написала этому господину в надежде, что бог поможет в том, что он ответил. Но, наверное, этот господин ежедневно получает тысячи писем с такой же просьбой, и ясно, что каким бы жалостным он ни был, он не может дать денег всем, кто их просит, а тем более издалека трудно определить, все ли, кто просит, бедные.

Я написала, что могу прийти к консулу его страны, чтобы он удостоверился, кто я такая, и убедился, что я жена механика, который зарабатывает мало и не может прокормить себя, меня и наших пятерых детей. Я знаю, господин, что Вы милосердны, и заклинаю Вас самыми близкими Вашему сердцу людьми, чтобы Вы уделили мне немного внимания и написали обо мне господину Карнеги. Меня зовут госпожа К. Амабле, живу я в Хесус-дель-Монте, 129 (а), в Гаване. Это будет для меня пределом мечтаний, потому что знаю, что он не откажет Вам и пришлет мне помощь, а я буду благословлять вас обоих.

Что-то свыше вдохновило меня на это письмо. Пишу его сейчас в надежде на спасительную помощь, потому что раньше много работала, помогая мужу. Теперь тоже работаю, но мне трудно, потому что у меня больные легкие…

К.Амабле, Хесус-дель-Монте, 129 (а), Гавана, 31 июля 1909 г.»…

 

Хотел бы завершить свой рассказ о русском классике и его эпистолярных связях с Кубой словами того же Хуана Маринельо. В  свое время, а точнее в 1972 году, заявил, что, прочитав переписку Толстого и окидывая взглядом наше сегодня, невольно вспоминаешь мудрые слова русского классика о том, как много всего может свершиться лишь за полвека. События, о которых рассказывается в кубинских письмах, и впрямь воспринимаются нами сейчас, словно пришедшие из туманного далёка.

Известных и неизвестных писем кубинцев Льву Толстому, как и его ответов им, еще много. Блас Набель Перес представил нам лишь самые характерные из них. И кубинский исследователь не устает подчеркивать, что многое из наследия Толстого ждет своих исследователей, которые смогут раскрыть нам еще немало тайн и о нем самом, и о его испаноязычных, в частности, кубинских, корреспондентов. О кубинской переписке Толстого, о его связях с Кубой Блас Набель мечтает выпустить книгу. И он работает над ней уже давно. Надеемся, что в скором времени мы тоже сможем ее полистать.

…На книжных развалах в Гаване сегодня непременно встретишь какое-нибудь произведение Льва Толстого в испанском переводе. То на видном месте выставлен роман «Война и мир», то «Воскресение», то «Анна Каренина» или Севастопольские рассказы. Попадались мне и повести «Хаджи-Мурат», «Смерть Ивана Ильича», «Записки сумасшедшего» и «Крейцерова соната»…

Эти сокровища и сегодня подолгу на прилавках не залеживаются. Они вдруг исчезают, а затем вновь появляются. А это значит, что молодежь Кубы, несмотря на увлечение гаджетами, знает толк и в зарубежной классике. Особенно в российской. И это не может не радовать. Значит, культурная дипломатия работала уже тогда, работает и поныне.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

между литературой и жизнью • Е. О. ГРАНЦЕВА (EKATERINA GRANTSEVA) • РОИИ

Рубрика: Россия и мир в пространстве взаимосвязей и представлений

Гранцева Е. О. Испанские интеллектуалы и Россия начала ХХ века: между литературой и жизнью // Диалог со временем. 2019. Вып. 68. С. 149-162.

Ключевые слова: Российская империя, Испания, «Поколение 98 года», образ другого, диалог культур, международные отношения, русская литература

В статье сделана попытка проанализировать место России в испанском интеллектуальном и общественном дискурсе начала ХХ века, выделить ключевые феномены и факторы влияния, определить точки пересечения и противоречия в восприятии испанцами русской культуры (прежде всего, литературной и идейной ее составляющих) и внешнеполитического образа Российской империи.

Keywords: Russian Empire, Spain, “Generation 98”, image of the Other, dialogue of cultures, imagology, international relations, Russian literature, intellectuals

The article attempts to analyze the place of Russia in the Spanish intellectual and social discourse of the early twentieth century, to identify key phenomena and factors of influence, to identify points of intersection and contradictions in the Spaniards’ perception of Russian culture (first of all, its literary and ideological components) and the foreign policy image of the Russian Empire.

Серебряный век – термин, одинаково применимый как к русской, так и к испанской культуре рубежа XIX–XX вв. Схожесть ключевой проблематики, близость эстетических подходов, взаимное открытие и притяжение, характеризующие двусторонний культурный диалог в этот период, неизменно вызывают исследовательский интерес. Начало ХХ в. преобразило культуру Испании, обозначив новую веху в ее развитии. Серебряный век (термин в 1975 г. ввел историк литературы Хосе Карлос Майнер1) здесь обозначен сменой мировоззренческой парадигмы и неразрывно связан с феноменом «Поколения 98 года», воспринявшего, развившего и транслировавшего новые установки и ценности.

Термин «поколение» является ключевым для испанской культуры ХХ в. и, прежде всего, речь здесь идет о «Поколении 98 года» (его также называют «поколением катастрофы», так как поражение в испано-американской войне 1898 г. и потеря последних колоний были восприняты испанским обществом как национальная трагедия). Представители именно этого «поколения» преобразили интеллектуальную жизнь Испании, а их работы определяли национальный культурный контекст на протяжении следующих десятилетий. Речь идет, прежде всего, об интеллектуалах (к ним примыкали также художники и музыканты), творчество которых было опосредовано осмыслением тотального кризиса, охватившего Испанию в конце XIX в. Среди них — Мигель де Унамуно, Пио Бароха-и-Несси, Асорин (Хосе Мартинес Руис), Антонио Мачадо и др. Испания, ее судьба — основная тема, их волнующая и, по сути, традиционная для испанской культуры. Трудный выбор между модернизацией, европейскими ценностями и идеей об особом пути Испании, приверженностью собственным духовным основам, требовал осмысления исторического пути страны, ее культурного наследия. Характерно, что, воспроизводя символику национальной культуры, испанские интеллектуалы неизменно обращались к русскому литературному контексту.

Особая роль в выявлении ключевых составляющих влияния русской литературы на испанскую культуру начала ХХ в. и, особенно, на представителей «Поколения 98 года» принадлежит таким отечественным исследователям как И.А. Тертерян, В.Е. Багно, К.С. Корконосенко2, а также испанисту французского происхождения И. Лисоргу3.

Цель данной статьи – проанализировать место России в испанском интеллектуальном и общественном дискурсе начала ХХ в., выделить ключевые феномены и факторы влияния, определить точки пересечения и противоречия в восприятии испанцами русской культуры (прежде всего, литературной и идейной ее составляющих) и внешнеполитического образа Российской империи. Хронологические рамки связаны с периодом 1898–1917 гг. (от момента формирования «Поколения 98 года» в Испании до революционных событий, определивших начало нового этапа российской истории). Несмотря на удаленность как с точки зрения географии, так и в отношении взаимных интересов, Россия в рассматриваемый период вызывала интерес испанцев не только в связи со своей экзотичностью и грандиозными размерами, но, прежде всего, по причине ее возрастающего культурного влияния в Европе и потенциальных возможностей в сфере внешней политики. Специфическое восприятие испанцами России, во многом определялось пристрастиями или идеологическими установками политической и интеллектуальной элиты, обусловленными собственными интересами.

В рассматриваемый период образ России в Испании формировался в контексте исторических событий, таких как Русско-японская война, революция 1905 года, начало Первой мировой войны. Не менее значимое воздействие на восприятие испанцами России оказывало и знакомство с культурой, увлечение классической русской литературой, идейное влияние русских мыслителей. И если первая составляющая, по большей части, была обусловлена прагматическими интересами и политической ангажированностью, вторая – рождала почву для идеализации и, вместе с тем, способствовала тонкому восприятию испанскими интеллектуалами философских основ русской культуры, позволяла им прочувствовать родственные связи с ней.

В период между 1870 и 1910 гг. в Испании отмечается заметное повышения уровня образования. Число неграмотных в этот период сократилось с 71% до 50%4. Одновременно, благодаря удешевлению печатной продукции, испанскому читателю стало доступно большинство значимых произведений русской литературы. На первом этапе посредником выступала Франция. Так, еще 1845 г. происходит знакомство испанцев с творчеством Н.В. Гоголя, благодаря переводу с французского Л. Виардо краткой версии «Тараса Бульбы». Интересно, что русскую литературу для испанцев открывали, в первую очередь, испанские писатели и интеллектуалы. Иногда посредством выстраивания диалога в собственном творчестве или воспринимая идеи и методы. Как отмечает В.Е. Багно, «одним из главных популяризаторов великого русского романа XIX в. и пропагандистом русского нигилизма и анархизма в Испании стала Эмилия Пардо Басан, графиня, ортодоксальная католичка, не знавшая русского языка и никогда не бывавшая в России»5. Будучи в Париже, она прониклась любовью к русским романам, способствовала их переводам и изданию на родине, выступала с лекциями о русской литературе в Мадриде, позднее опубликованными под названием «Революция и русский роман»6. Так испанские писатели и читатели открыли для себя Достоевского, Толстого, Тургенева и Чехова.

Этическая программа, являющаяся неотъемлемой частью русской литературы, ее возможности в преодолении конфликта между возвышенным и типичным – вот то, что особенно близко было Э. Пардо Басан, а за ней и многим другим представителям испанской литературы.

В этот период русская литература выступила в качестве путеводной звезды, открывавшей испанцем далекую Россию. И именно литература показала родство проблематики и универсальность ключевых вопросов, одинаково волновавших столь разные народы.

Надо отметить, что отношения между Российской империей и Испанией в начале ХХ в. не были приоритетными для обеих сторон. Торговые и дипломатические контакты развивались в дружественном ключе, но носили поверхностный характер. Отсутствие общих интересов снимало вопрос о возможных конфликтах. К тому же, на уровне государственного взаимодействия, немаловажную роль играл монархический строй, несмотря на отсутствие тесного родства между российской династией Романовых и испанскими Бурбонами. При этом положение России и Испании на мировой политической арене различалось кардинально. Испанцы только что пережили потерю последних колоний, а Российская империя в этот момент обрела максимальный территориальный масштаб. При этом и одна, и другая сторона были заинтересованы в продвижении своих интересов во взаимодействии с Великобританией и Францией. И в этом контексте Испанию очень интересовала возможность поддержки со стороны России.7

Помимо заинтересованности в России для решения собственных внешних проблем, российская карта часто разыгрывалась и во внутренней политической борьбе испанских либералов и традиционалистов. И здесь одним из действующих лиц вновь становится русская литература. Характерный пример – освещение русско-японской войны и революционных событий 1905 года на страницах испанской прессы8.

С начала января 1904 г. в одной из наиболее значимых испанских газет начала ХХ в. El Imparcial регулярно появляются заметки о нарастании напряженности между Россией и Японией9. Отношение испанцев к этому конфликту, который в целом воспринимался в обществе равнодушно, было связано, прежде всего, с важностью сохранения нейтралитета10 и достаточно наглядно демонстрировало сформировавшийся на тот момент в Испании образ Российской империи. Среди испанских интеллектуалов имелось немало тех, кто испытывал симпатии к России, но им было непросто защищать ее от нападок либералов. На страницах испанских газет по отношению к Российской империи часто звучали упреки в тирании и репрессиях. Что касается Японии, то здесь ситуация была противоположной – трансформации, произошедшие в этой далекой восточной стране после 1868 г., вызывали одобрение испанских либералов. Такое положение способствовало трансляции политической проблематики Испании на восприятие русско-японской войны и роли России, прежде всего, в контексте антимонархических взглядов.

Испанская пресса подвергала резкой критике действия русских командующих. El Heraldo de Madrid в мае 1904 г. осуждает русских генералов, чья некомпетентность, по мнению издания, ставит под вопрос престиж царского оружия11. После поражения российского флота в Корейском проливе, когда конец войны был уже близок, испанские корреспонденты так комментировали ситуацию: «Россия не понимала и не смогла адекватно оценить японскую революцию 1868 года, последствия которой привели к преображению Японии, военно-морская сила которой позволяет назвать ее теперь Пруссией Востока… Россия продолжала иметь дело с Японией, как будто в ней ничего не изменилось. …Результатом стала война… Потеря Порт-Артура и, возможно, Владивостока, потеря Маньчжурии и другие потери… Все это стало для России расплатой за ошибки»12. Вслед за этими поражениями и нежеланием властей заканчивать войну, Россию ждали новые потрясения внутри страны: «кровавое воскресение», волна выступлений рабочих и восстание матросов на броненосце Черноморского флота «Князь Потемкин-Таврический». Все это подкрепляло неприятие испанскими либералами российской монархии. Испанская пресса также с вниманием следила за событиями в России, негативно оценивая действия властей, осуждая жестокость и возмущаясь российскими порядками13.

В хоре этой критики громко звучит и голос «Поколения 98 года». Мигель де Унамуно в своем творчестве и на страницах испанской прессы часто обращался к идеям и темам русских писателей и философов, воспринимая Российскую империю как поле борьбы идеального и реального. Еще в 1901 г. он писал: «…в глубине души я был и остаюсь прежде всего анархистом. Однако мне ненавистен сектантский и догматический смысл, который в него вкладывается… Толстой был одним из тех людей, душа которых наиболее глубоко затронула мою душу; его произведения оставили во мне весьма значительный след»14. Одним из практических воплощений «толстовского присутствия» стал для испанского писателя роман «Мир в войне» (1897). Произведение Толстого здесь, по словам З.И. Плавскина, «послужило толчком, активизировавшим мысль Унамуно, и помогло ему сформулировать свои взгляды на историю, в чем-то сходные с толстовскими, но в самом существенном решительно отличающиеся от них»15. В El Heraldo de Madrid от 2 февраля 1905 г. в заметке: «О Святой России» опубликованы горькие слова Унамуно: «Исконное здесь – это Царь и Священный Синод… Кто такие Толстой и Горький? Нечто экстравагантное и наносное, связанное с французской, английской и немецкой литературой… Для власти те русские плохи, кто пользуется ситуацией, чтобы совершить революцию, в то время как страна ведет войну… Но русский народ не хочет воевать против японцев, потому что они не сделали ему никакого вреда, скорее он сможет увидеть в них своих освободителей… а самое страшное – это бессознательные массы бедных солдат, которые стреляют в своих родителей и братьев и защищают дело тиранов…»16. В это же время выходит заметка в испанском иллюстрированном издании Blanco y Negro «В доме Горького», где корреспондент описывает в деталях встречу с Марией Федоровной Андреевой в момент, когда Горький находился в заключении в тюрьме Турецкого бастиона Петропавловской крепости17. Автор со всей эмоциональностью пытается отразить абсурдность заключения писателя и его коллег в разгар революционных событий 1905 года и передает слова поддержки от европейских литераторов и читателей.

Немногим ранее, это же издание посчитало нужным познакомить испанцев с типажами, представленными на страницах произведений Горького и Чехова. Как отмечает автор публикации, их изображение с кратким описанием объясняет, что произошло в России в январе 1905 г. Читателя знакомят с тремя представителями одной профессии, но разной судьбы: императорский кучер (почти элита), ямщик тройки и обычный ямщик, находящийся внизу социальной лестницы. Также представлен агент полиции и дворник, который, в обязательном порядке, является полицейским осведомителем. Замыкается череда образов провокационным контрастом великолепия дворянки в домашнем платье и скромностью праздничных одежд и повседневной жизни крестьян18. Эти образы, как бы сошедшие со страниц популярных в Испании произведений русской литературы, демонстрируют глубину социальных проблем, характеризующих, по мнению издания, российскую действительность.

На страницы испанских газет все чаще попадали репортажи об ужасных событиях, происходящих в России. 9 ноября 1905 г. мадридская газета ABC приводит информацию об одном из самых страшных еврейских погромов в Одессе: «Население пытается восстановить спокойствие, но сдержать волнение сложно. Ночью улицы пустынны, а дома закрыты. Больницы и перевозки полны раненых… С субботы и до сегодняшнего дня погибло более четырехсот человек. Кладбищ недостаточно, чтобы похоронить такое количество жертв. В центре города есть целый район, который был полностью опустошен»19.

В связи с ситуацией, сложившейся в Российской империи, крупнейшие испанские газеты El Imparcial и El Heraldo de Madrid посчитали нужным иметь там своих собственных корреспондентов. Знаменитый испанский журналист и ученый Висенте Вера отправился в поездку по Транссибирской железной дороге, о чем писал для El Imparcial: «Из Санкт-Петербурга до Москвы курсируют поезда, в которых обслуживание не отличается от европейского. В Москве, бывшей столице России, берет начало железнодорожная линия, которая проходит через Сибирь и имеет два финальных пункта – Владивосток и Порт-Артур… Расстояние от Москвы до Порт-Артура составляет 9000 километров и на поезде его можно преодолеть за 14 дней … В Маньчжурии нередки нападения на поезда»20. Его корреспонденции, освещавшие события русско-японской войны, заняли особое место на страницах испанской прессы.

Еще более интересной фигурой представляется специальный корреспондент El Heraldo de Madrid в России Луис Мороте-и-Греус. Владелец испанского издания, Хосе Каналехас, отправил его в Россию, чтобы он на месте ощутил, что происходит в далекой империи, столкнувшейся с чередой трагедий. При этом Луис Мороте – типичный образец испанского интеллектуала рубежа XIX–ХХ вв., представитель регенерационизма, имевшего непосредственную связь с «Поколением 98 года». От своего кумира, Л.Н. Толстого, с которым ему удалось встретиться и побеседовать, Мороте получил следующую оценку: «Мне испанец симпатичен. Он член парламента. Образованный, гораздо образованнее, чем многие английские корреспонденты»21. Действительно, Луис Мороте на тот момент – писатель, юрист и политик, а также опытный журналист, бравший интервью у Папы Льва XIII и побывавший в эпицентре событий в ходе войны на Кубе. Глубоко увлеченной русской литературой, он в 1901 г. перевел и издал в Валенсии роман Д.С. Мережковского «Смерть богов. Юлиан Отступник».

В качестве корреспондента El Heraldo de Madrid в Российской империи Мороте встретился не только с Львом Толстым, но и с рядом выдающихся представителей русской культуры, включая Горького и того же Мережковского. Эти встречи вылились в серию публикаций в El Heraldo de Madrid, а затем были объединены в книгу «Стадо душ», первое издание которой вышло в Валенсии в 1905 г.22 Продолжением стала работа Мороте «Дума. Революция в России»23, посвященная российским политическим событиям и опубликованная в том же году.

Луис Мороте не был уверен, примет ли его Толстой, сомневались в удаче и знакомые журналиста: «Никто не советует мне идти, и даже некоторые русские знакомые пытаются отговорить меня. Зачем стремиться на встречу с Толстым в его доме, затерянном в снегах, если есть большая вероятность, что нам так и не удастся встретиться?». Но для испанца Толстой представлялся «звездой века, гением времени, славой человечества» и, отправляясь в далекую страну, он был уверен, что «приехать в Россию и не видеть Толстого, это то же самое, что не побывать в России». Мороте повезло, он не просто встретился с великим русским писателем, но и сделал это в один из знаковых моментов в истории России ХХ в. – сразу после революционных событий 1905 года.

Испанец так описывает свою поездку к Толстому: «Нет покрывала, чтобы покрыть ноги, и сани настолько малы, что кучер должен встать, чтобы мои ноги могли здесь уместиться. Холод парализует меня. Я не слышу, я не понимаю, я не вижу, я не чувствую… Парализующий страх, что он меня не примет, погрузил меня в такое волнение, что я стал говорить с русскими слугами Толстого по-испански, не понимая этого»24. После долгого ожидания к испанцу вышел ученик и биограф Толстого Петр Сергиенко, сказав, что Толстой его примет, но предупредил: «ничего не спрашивайте, пусть говорит». Во время ожидания испанский журналист с интересом изучал старый кабинет писателя, где создавался роман «Война и мир», отмечая, что на видных местах стоят портреты Диккенса и Шопенгауэра, а также семейные фото.

Описывая самого Толстого, журналист отмечал: «Его борода длинная и серебристая. Он больше похож на земледельца, чем на графа, но идеальная чистота и аккуратность одежды разрушает эту иллюзию». Больше всего журналиста поразил взгляд Толстого, «созданный землей, потому что земля – мать всего, но, в то же время, еще глубже, потому как своими произведениями, своими идеями, которые ни с чем не могут сравниться, он проникает в саму суть человечества»25.

В ходе интервью речь шла не только о России. Толстой спрашивал журналиста об Испании, о социалистах, анархистах, основных газетах и позиции El Heraldo de Madrid по рабочему вопросу. Испанский журналист говорил с русским писателем о литературе и жизни. Но политические вопросы были в центре внимания и, прежде всего, вопрос о том, что земля должна принадлежать народу.

В доме Толстого Луиса Мороте пригласили к обеду. В отличие от кулинарного изобилия, которым угощали гостя, еда писателя была более чем скромной. «Суп, кусок черного хлеба, бисквит, смоченный молоком, и чашка чая с лимоном – такова пища, согласующаяся со строгими вегетарианскими принципами, великого Толстого»26. По мнению испанца, жизнь писателя похожа на жизнь монаха, его обычаи больше характерны для аскета, чем для аристократа. Сам испанский журналист был антиклерикалом и агностиком, но выражал уважительное отношение к религиозным взглядам Толстого, в котором чувствовалось «глубокое общение с Христом», несмотря на отлучение от Церкви.

Толстой интересовался международной ситуацией и, особенно, крестьянским вопросом как в России, так и за рубежом, включая Испанию, удивив Мороте осведомленностью о событиях в Хересе 1878 года. По мнению графа, «это универсальные проблемы, которые пересекают границы и имеют отражение и на Востоке, и на Западе». Говоря о событиях в России, Толстой напрямую обвинял царя в том, что он спровоцировал войну, пагубные последствия которой сравнимы с тем, чем стало поражение Испании в войне с Соединенными Штатами в 1898 г.: «Много лет вы будете оплакивать молодежь, похороненную на Кубе, Пуэрто-Рико и на Филиппинах …Говорят, что мир изменился, стал гуманнее, но что можно сказать о том, что происходит на Дальнем Востоке? Мы, также как Испания, теряем честь и жизни наших людей… И что ждет Японию, которая сумела совершить прорыв, но теперь может увязнуть в организации новой войны и впасть в бред величия?»27.

Мороте особенно впечатлили революционные идеи Толстого, который утверждал, что ХХ век будет более справедлив, чем предыдущий. Он покинул Ясную Поляну в уверенности, что именно здесь «находится источник, направляющий мысль всего человечества»28.

Луис Мороте произвел на Толстого приятное впечатление своей эрудированностью29. Сохранилось и мнение Толстого об Испании, высказанное им после этой встречи: «У них процветает католицизм… Социализма в Испании почти что нет; в парламенте нет ни одного социалиста, а анархисты есть, в парламенте их трое, они мирные анархисты, без насилия. Они против консерватизма, католицизма, милитаризма; проповедуют крайние взгляды анархизма. Так, как у нас в России»30.

С Максимом Горьким Луис Мороте встретился в Эстонии. В разговоре о войне русский писатель выразил мнение, схожее с позицией Толстого, о том, что поражение России может принести пользу простому народу, но пацифизма автора «Войны и мира» Горький не разделял. Для него война – инструмент освобождения: «Если японцы нас не победят, революция в России затянется на века. Война была и будет, несмотря на великие бедствия, которые она производит, фактором прогресса, провоцируя к действиям народы, которые не хотят или не могут постоять за себя… Россия! Япония будет стоить нам дороже, чем Бонапарт»31.

Наряду с критикой политики российских властей, в первом десятилетии ХХ в. в Испании все больше растет интерес к русской литературе. Помимо уже упомянутых Э. Пардо Басан и Л. Мороте, сделавших очень много для ее популяризации, надо назвать и Франсиско Фернандеса Вильегаса. Педагог, писатель, драматург и журналист, известный под псевдонимом Зеда, он много лет редактировал мадридский журнал La Epoca, где в 1900 г. им была опубликована статья о Достоевском, а в 1901 г. – роман «Преступление и наказание». Переводами произведений Толстого и Горького на испанский язык занимался также редактор барселонской газеты La Vanguardia, журналист, военный репортер и политический комментатор Аугусто Риера. Именно ему принадлежит перевод «Фомы Гордеева» Горького, сделанный всего три года спустя, после выхода романа в России. В это же время испанцы знакомятся и с произведениями Чехова – в 1904 г. на испанском опубликована «Дуэль».

Первые прямые переводы Пушкина на испанский язык были сделаны Хулианом Худериасом, критиком, историком и журналистом, публиковавшим в журнале La Lectura многочисленные статьи о русских писателях. Благодаря ему в 1913 г. на испанском впервые были опубликованы произведения Леонида Андреева32.

Анализируя воздействие русской литературы на испанскую, прежде всего на «Поколение 98 года», К.С. Корконосенко отмечает: «превра-щение явлений в знаки происходило в культурном сознании испанцев и со словами-понятиями «Толстой», «Война и мир», «Крейцерова соната», «Исповедь», а начиная примерно с 1910-х гг. этот ряд пополняется терминами «Достоевский», «Раскольников», «братья Карамазовы»»33.

В начале второго десятилетия ХХ в. международная обстановка в преддверии Первой мировой войны способствовала сближению Испании и Российской империи34. Значительную роль в этом сыграло отсутствие интереса России к проблемам Западного Средиземноморья, в то время как Испания не имела заинтересованности в вопросах, связанных со спором по восточному направлению, и в балканских проблемах. Россия выступила в качестве посредника в решении «испанского вопроса» странами «Сердечного Согласия», итогом которого стало решение об испанском нейтралитете, благожелательном к странам Антанты.

Так сложилось, что в формировании представлений испанцев о России особая роль принадлежит двум женщинам из Галисии, северо-западной провинции Испании. Первая из них – Э. Пардо Басан, открывшая для испанцев великую русскую литературу. Вторая – показывала российскую жизнь без прикрас накануне и во время великих потрясений. С начала Первой мировой войны среди иностранных корреспондентов в Российской империи одним из самых громких стало имя Софии Касановы. Еще до своей российской одиссеи, она снискала литера-турную славу, была близка к королевскому двору и держала в Мадриде салон, где собирались выдающиеся испанские писатели, художники и политические деятели. Выйдя замуж за приват-доцента Казанского университета поляка Лютославского, Касанова продолжала дело Висенте Вера и Луиса Мороте, став постоянным зарубежным и военным корреспондентом испанских изданий на территории Российской империи (до этого большинство испанских изданий перепечатывали материалы европейской прессы). София Касанова работала в качестве корреспондента газеты АВС, а также сотрудничала с такими испанскими изданиями как La Época, El Liberal, El Imparcial, журналом Galicia и зарубежными изданиями Gazeta Polska и New York Times. Несмотря на то, что самые громкие ее репортажи связаны с революционными потрясениями 1917 г. (включая интервью с Львом Троцким), ее корреспонденции начала Первой мировой войны оказали значительное влияние на формирование образа Российской империи в Испании. События и атмосферу, которые характеризовали Российскую империю в эти годы она ярко описывала в своих провокационных заметках35, вплоть до того, что в марте 1916 г. советник Российского посольства в Испании Ю.Я. Соловьев попросил испанскую сторону подвергнуть предварительной цензуре ее «тенденциозные» и «оскорбительные» репортажи из Москвы36.

Несмотря на то, что многие испанские интеллектуалы активно участвовали в политической жизни своей страны и выступали в рассматриваемый период как публицисты и журналисты, транслируя зачастую весьма негативный образ Российской империи, влияние на их образ мыслей русской литературы нельзя оставить незамеченным.

«Поколение 98 года» обращается как к творчеству ключевых авторов русской литературы, так и к их образам. Как отмечает В.Е. Багно, «не последнюю роль в выработке творческих методов Унамуно, Ганивета, Асорина, Барохи и других авторов «поколения 98-го года» сыграла русская литература… Толстой был одним из самых почитаемых поколением авторов, воспринимавшийся ими не только как писатель, но и как “совесть” человечества»37.

Помимо влияния на испанскую литературу, надо отметить значительное влияние Толстого на правовое сознание и юридическую практику в Испании. Этой проблеме посвящена работа Х. Кальво Гонсалеса «Душа и закон. Толстой среди юристов. Испания (1890–1928)»38. Как и в случае с литературой, ключевыми темами здесь становятся этическое содержание творчества русского писателя, интеллектуальный радикализм его мышления, последовательная защита свободы, осуждение принуждения и зависимости, антимилитаризм и пацифизм.

Влияние русской литературы на Испанию, безусловно, не ограничивается периодом существования Российской империи, более того, после революционных событий 1917 года начинается новый этап российско-испанского взаимодействия, немалую роль в котором сыграли и переводчики-эмигранты, осевшие в Испании и продолжившие знакомить испанцев с шедеврами русской литературы. События 1917 года преобразили дальнейшую историю всего мира, революционные потрясения представили испанцам другую Россию, которая манила и отталкивала, но не могла оставить равнодушным.

Любопытно то, как литературная русофилия начала ХХ века преломилась в годы максимального практического сближения двух стран в творчестве Антонио Мачадо, самого младшего представителя «Поколения 98 года». Ближе к концу жизни, в годы гражданской войны в Испании, он станет одним из самых последовательных идеалистов и апологетов СССР. Но и тогда для поэта Советский Союз будет не только и не столько оплотом революции, но, прежде всего, страной Достоевского, Тургенева и Толстого. Как пишет Мачадо, «в их произведениях оформились добродетели, составляющие суть России, именно там… послание славянской души, глубоко человеческое, которое, кажется, открывает новый мир… он новый по отношению к мелкому и провинциальному миру современной западной литературы… Под влиянием своей деспотичной империи, татарского или монгольского духа, церкви, застывшей в византийской традиции, славянская душа ухватила и сделала лучшие проявления христианства своими. Только русские, судя по их великой литературе, показывают нам жизнь христиан… подлинное братское чувство, освобожденное от уз крови и аппетитов плоти… только на русском языке это слово – брат – передает суть сострадания, любви и силу человеческой привязанности, которая пересекает границы семьи, племени, нации, обретая сердечную вибрацию бесконечности»39.

Начало ХХ века представляет собой удивительный период, связанный с качественными трансформациями интеллектуальной и художественной жизни Испании. Идеи, сформулированные «Поколением 98 года» и их последователями, положили начало духовному освобождению, изменению роли интеллигенции в жизни страны, формированию гражданского общества. Этот процесс сопровождался знакомством испанских интеллектуалов с богатством русской литературной традиции, ее творческим восприятием и осмыслением. На этом пути трудно было избежать идеализаций и упрощений, а также воспринять всю сложность конфликта между литературой и жизнью, в равной степени характерную как для российской, так и для испанской традиции. И, вместе с тем, влияние русской литературы как на испанскую культуру ХХ века, так и на формирование образа России в Испании трудно переоценить.


БИБЛИОГРАФИЯ / REFERENCES

Асорин. Избранные произведения. М.: Художественная литература, 1989. 574 с. [Azorín. Izbrannyye proizvedeniya. M.: Khudozhestvennaya literatura, 1989. 574 s.

Багно В.Е. «Революция и роман в России» Эмилии Пардо Басан // Испания и Россия: дипломатия и диалог культур. Три столетия отношений. М.: Индрик, 2018. С. 237-242 [Bagno V.E. «Revolyutsiya i roman v Rossii» Emilii Pardo Basan // Ispaniya i Rossiya: diplomatiya i dialog kul’tur. Tri stoletiya otnosheniy. M.: Indrik, 2018. 928 s. S. 237-242].

Багно В.Е. Россия и Испания: общая граница. СПб.: Наука, 2006. 477 с. [Bagno V.E. Rossiya i Ispaniya: obshhaya granicza. SPb.: Nauka, 2006. 480 s.]

Валье-Инклан, Р. дель. Избранные произведения в двух томах. Л.: Художественная литература, 1986. 463 с., 608 с. [Valye-Inklan, R. del. Izbrannyye proizvedeniya v dvukh tomakh. L.: Khudozhestvennaya literatura, 1986. 463 s., 608 s.]

Испанская библиография в образах: 12 веков книжного искусства в Испании. Русская литература в Испании. Bibliografía española en imágenes: 12 siglos de libros españoles. Literatura rusa en España. Каталог выставки. Madrid: Ministerio de educación, cultura y deporte, 2015. 52 p. [Ispanskaya bibliografiya v obrazakh: 12 vekov knizhnogo iskusstva v Ispanii. Russkaya literatura v Ispanii. Bibliografía española en imágenes: 12 siglos de libros españoles. Literatura rusa en España. Katalog vystavki. Madrid: Ministerio de educación, cultura y deporte, 2015. 52 p.]

История Испании. Т. 2. От войны за испанское наследство до начала XXI века. М.: Индрик, 2014. 872 с. [Istoriya Ispanii. T. 2. Ot voyny za ispanskoye nasledstvo do nachala XXI veka. M.: Indrik, 2014. 872 s.]

Корконосенко К.С. Поколение 98 года и Россия // Испания и Россия: дипломатия и диалог культур. Три столетия отношений. М.: Индрик, 2018. 928 с. С. 253-259 [Korkonosenko K.S. Pokoleniye 98 goda i Rossiya // Ispaniya i Rossiya: diplomatiya i dialog kultur. Tri stoletiya otnosheniy. M.: Indrik, 2018. 928 s.]

Литературное наследство. Т. 90. У Толстого. 1904–1910. «Яснополянские записки» Д.П. Маковицкого. Кн. 1. М.: Наука, 1979. 544 с. [Literaturnoye nasledstvo. T. 90. U Tolstogo. 1904–1910. «Yasnopolyanskiye zapiski» D. P. Makovitskogo. Kn. 1. M.: Nauka, 1979. 544 s.]

Малиновская Н. Тема с вариациями. М.: Центр книги Рудомино, 2014. 528. [Malinovskaya N. Tema s variatsiyami. M.: Tsentr knigi Rudomino, 2014. 528 s.]

Мачадо А. Избранное. М.: Художественная литература, 1975. 348 с. [Machado A. Izbran-noye. M.: Khudozhestvennaya literatura, 1975. 348 s.]

Медников И.Ю. Российско-испанские отношения в годы Первой мировой войны // ЭНОЖ «История». 2011. Вып. 8: Новые перспективы в изучении истории Испании. [Mednikov I.Yu. Rossijsko-ispanskie otnosheniya v gody` Pervoj mirovoj vojny` // Istoriya: e`lektron-ny`j nauchno-obrazovatel`ny`j zhurnal. 2011. Vy`p. 8: Novy`e perspektivy` v izuchenii istorii Ispanii. URL: http://mes.igh.ru/magazine/content/rossisko-ispanskie-otnoshenia.html].

Ортега-и-Гассет Х. Этюды об Испании. Киев: Новый круг, 1994. 317 с. [Ortega-i-Gasset J. Etyudy ob Ispanii. Kiev: Novyy krug, 1994. 317 s.]

Плавскин З.И. Литература Испании. От зарождения до наших дней. Т.2: XIX-XX вв. СПб.: Факультет филологии и искусств СПбГУ, 2009. 435 с. [Plavskin Z.I. Literatura Ispanii. Ot zarozhdeniya do nashikh dney. T.2: XIX-XX vv. SPb.: Fakul’tet filologii i iskusstv SPbGU, 2009. 435 s.]

Пограничные культуры между Востоком и Западом: Россия и Испания. СПб.: Канун, 2001. 536 с. [Pogranichnyye kultury mezhdu Vostokom i Zapadom: Rossiya i Ispaniya. SPb.: Kanun, 2001. 536 s.]

Проблемы культурного пограничья. М.: ИМЛИ РАН, 2014. 504 с. [Problemy kulturnogo pogranichya. M.: IMLI RAN, 2014. 504 s.]

Россия и Испания. Документы и материалы. 1667–1917. Т. II. 1800–1917. М., 1997 [Rossiya i Ispaniya: dokumenty` i materialy`. 1667–1917. V 2 t. T. 2. M.: Mezhdunarodnye otnoshenia,1997. 364 c.]

Россия ХХ века на страницах испанской прессы и в свидетельствах дипломатов / Гранцева Е.О., Филатов Г.А., Володько А.В., Паисова А.А. М.: Весь мир, 2018. 320 с. [Rusia del siglo XX en las páginas de la prensa española y en el testimonio de diplomáticos / Grantseva E., Filatov G., Volodko A., Paisova A. / M.: El mundo entero, 2018. 320 p.]

Унамуно М. де. Избранное в 2 томах. Ленинград: Художественная литература, 1981 [Unamuno M. de. Izbrannoye v 2 tt. Leningrad: Khudozhestvennaya literatura, 1981]

Blanco García C. Sofía Casanova e Emma Goldman na revolución rusa. En Pazos A. Vida e tempo de Sofía Casanova (1861–1958). Madrid: Editorial CSIC, 2010. 188 p.

Calderón de la Barca V. Las salpicaduras de una guerra lejana. La guerra ruso-japonesa de 1904-1905 y, la neutralidad española según la Prensa española de la época // Revista Española del Pacífico Asociación Española de Estudios del Pacífico (A.E.E.P.). №5. Año V. Enero-Diciembre, 1995.

Calvo González J. El alma y la ley. Tolstói entre juristas. España (1890–1928). Madrid: Comunicación social, 2010. 311 p.

Garrido Сaballero M. Miradas españolas sobre la Rusia Soviética (1917—1929) // Elektronnyj nauchno-obrazovatel’nyj zhurnal «Istoriya». 2017. T. 8. Vypusk 10 (64). URL: http://history.jes.su/s207987840001999-7-1

Gomez Carillo E. En casa de Gorky // Blanco y negro. 25.02.1905. P. 18.

Juliá S., García Delgado J.L, Jiménez J.C., Fusi J.P. La España del siglo XX. Madrid: Marcial Pons, 2003. 638 p.

La literatura española del siglo XIX y las literaturas europeas. Actas del V Coloquio de la Sociedad de Literatura Española del Siglo XIX. Barcelona: Universitat, PPU, 2011.

Machado A. Sobre la Rusia actual // Hora de España. 1937. № 9. Р. 5-12.

Mainer J.-C. La edad de plata (1902–1939): ensayo de interpretación de un proceso cultural. Madrid: Cátedra, 1981. 466 p.

Morote L. Rebaño de almas (el terror blanco en Rusia). Valencia, Madrid: F. Sempere y Compañía, 1905(a). 240 p.

Morote L. La Duma: La revolución en Rusia. Valencia, Madrid: F. Sempere y Compañía, 1905(b). 199 p.

Pardo Bazán E. Dos tendencias nuevas en la literatura rusa. El hampa y la bohemia (Máximo Gorki). La conciliación pagano-cristiana (Demetrio Merejkowsky) (Conclusión) // La Lectura. 1901. №5. P. 32-40.

Pardo Bazán E. La revolución y la novella en Rusia (lecturas en el Ateneo de Madrid). Madrid: Imprenta y fundición de M. Tello, 1887. 281 p.

Unamuno M. de. Lo de la Santa Rusia // El Heraldo de Madrid. 02.02.1905.

Слов: 3860 | Символов: 24299 | Параграфов: 38 | Сносок: 39 | Библиография: 32 | СВЧ: 16

Премия Пулитцера и премии Европы

Гонкуровская премия — самая старая из престижных литературных премий Франции, давайте узнаем, как она появилась и кому присуждалась.

👥 Премия названа в честь писателей-натуралистов братьев Гонкур. Гонкуровская премия и Гонкуровская академия были учреждены по их завещанию.

🍸 Премия присуждается по итогам голосования членов Гонкуровской академии на специальном ужине в парижском ресторане «Друан» (Drouant).

💰 Размер премии символичен (10 евро), однако, как правило, присуждение премии существенно увеличивает продажи романа-победителя и выдвигает его автора в первые ряды французской литературы. Кстати, члены Гонкуровской академии тоже получают символическую плату — 60 франков в год.

❕По уставу Гонкуровской премии она может быть присуждена автору только один раз в жизни. Единственный автор, который обошел это правило, — Ромен Гари. Первый раз он стал лауреатом в 1956 году, а 19 лет спустя вновь удостоился премии под псевдонимом Эмиль Ажар. Литературная мистификация Гари была раскрыта уже после присуждения премии Ажару.

🎉 Одним из самых знаменитых присуждений Гонкуровской премии стало награждение Марселя Пруста за вторую часть семитомника «В поисках утраченного времени» — «Под сенью дев, увенчанных цветами».

➡️ До 1919 года Гонкуровская академия считала важным отмечать произведения, в которых отражалась реальность. Главной реальностью тогда была Первая мировая война, и несколько лет награждали исключительно военные романы. Премия Марселю Прусту была не только наградой гениальному писателю. Она стала симптомом изменения литературного вкуса. Награждение вызвало много споров, которые сыграли на руку Прусту: его имя стало известным, а тиражи поднялись.

✍️ В 1995 году Гонкуровскую премию получил писатель Андрей Макин, преподаватель французского языка из Красноярска, в 1987 году переехавший во Францию. Он удостоился этой награды за роман «Французское завещание», в котором мальчик Алеша, живущий в России, по воспоминаниям бабушки-эмигрантки воссоздает в своих фантазиях образ Франции начала 20 века.

📚 Среди других лауреатов премии — Анри Барбюс (1916), Андре Мальро (1933), Морис Дрюон (1948), Симона де Бовуар (1954), Мишель Турнье (1970), Патрик Модиано (1978), Маргерит Дюрас (1984), Паскаль Киньяр (2002), Джонатан Литтелл (2006), Мишель Уэльбек (2010) и многие другие романисты.

официальный сайт: Мадрид познакомился с новыми романами российских аторов

6 октября 2017 года в Мадриде завершила работу международная книжная ярмарка «Либер-2017». Свою продукцию представили свыше 450 компаний из 11 стран мира.

писатель Юрий Буйда, Советник-посланник Посольства Российской Федерации в Королевстве Испания и Княжестве Андорра Дмитрий Соколов и писатель Алексей Иванов

В общей сложности выставку посетило свыше 10 тысяч профессионалов книжной индустрии: издателей, писателей, литературных агентов, книготорговцев, дистрибьюторов. В рамках ярмарки состоялось свыше 150 презентаций и круглых столов, что почти на 90% больше, чем было в Мадриде два года назад на «Либер-2015».

На официальном открытии российского стенда присутствовал советник-посланник Посольства Российской Федерации в Королевстве Испания и Княжестве Андорра Дмитрий Соколов, президент Конфедерации издателей Испании Даниель Фернандес и директор Конфедерации издателей Испании Антонио де Авила, коммерческий директор выставочного комплекса IFEMA–Feria de Madrid Марта Пеньяс, директор испанского культурного фонда «Александр Пушкин» Александр Черносвитов, писатели, журналисты, переводчики, издатели, литературные агенты.

Дмитрий Соколов, открывая национальный стенд, отметил, что участие России в ярмарке «Либер» – важная составляющая укрепления культурных связей двух стран и несмотря на то, что сегодня мы живем в эру цифровых технологий, книга, которую можно взять в руки и почитать, не утратила своего предназначения. «Россию и Испанию связывают очень давние узы, у нас общее восприятие мира и общее мировоззрение, что отражается в нашей литературе», – добавил Даниель Фернандес.

В рамках профессиональной программы российского стенда состоялся круглый стол по проблемам перевода русской литературы на испанский и каталанский языки, прошли презентации грантовых программ для переводчиков и издателей произведений русской литературы на иностранные языки, премии «Читай Россию/Read Russia», 31-й Московской международной книжной выставки-ярмарки и 13-го Международного Санкт-Петербургского книжного салона. Кроме того, на российском стенде демонстрировались рекламно-познавательные ролики о наиболее привлекательных туристических маршрутах по России.

Представители литературного сообщества «Новые витражи» показали свою продукцию профессионалам международного рынка, провели деловые встречи и переговоры.

Известные российские писатели Алексей Иванов и Юрий Буйда встречались с читателями не только на самой ярмарке, но и в крупнейших книжных магазинах FNAC Callao и Tierra de Fuego и Фонде «Александр Пушкин». В книжном магазине FNAC Callao во встрече с Юрием Буйдой, чьи романы «Дон Домино» и «Синяя кровь» испанские читатели уже имели возможность оценить, принимали участие переводчик его книг Юлия Добровольская и известный испанский писатель Рональдо Мемендес.

Испанские читатели интересовались творческими планами российских литераторов, задавали вопросы о нынешнем состоянии русской литературы, о роли писателя в современном обществе, насколько сложно переводить исторические романы Иванова, изобилующие специфическими терминами, можно ли в России прожить литературным трудом и другие.

Ежегодная международная книжная ярмарка «Либер» – главное на Европейском континенте событие в книгоиздательском мире Испании и Латинской Америке, проходит поочередно в Мадриде и Барселоне. Выставка проводится при поддержке Министерства культуры Испании, Испанского института торговли (ICEX), Ассоциации книгоиздателей Испании и других общественных испанских организаций. «Либер» предназначена для профессионалов книжного бизнеса – издателей, дистрибьюторов, представителей книжных магазинов, библиотек, полиграфистов, профессиональных ассоциаций или любых компаний, связанных с книжным бизнесом. Отдельное пространство выставки традиционно посвящается электронным книгам и новым технологиям в книгоиздании.

Участие России в ярмарке «Либер–2017» – часть проекта «Читай Россию/Read Russia», который направлен на продвижение русской литературы и книгоиздания за рубеж. Проект инициирован и проходит при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Официальный организатор российского стенда – Президентский центр Б.Н. Ельцина.

На российском стенде было представлено порядка четырёхсот новинок российского книгоиздания по разнообразным темам: современная и классическая русская литература; литература по истории, философии и социологии; образовательная и детская литература; культура, традиции и искусство народов России. Посетители российского стенда смогли ознакомиться с продукцией более 30 издательств.

от Эдгара По до Боба Дилана • Arzamas

20 главных американских поэтов: их биографии, значение и влияние, самые характерные стихи с переводами на русский язык и живые голоса

Литература США, наверное, самая богатая за последние сто с небольшим лет. Поспорить с ней может разве что китайская литература, набравшая силу в последние десятилетия, и латиноамериканская, если объединить вместе все испаноязычные страны региона. Многие течения, домини­рующие в мировой литературе, впервые возникли в Америке, а затем в изменен­ном и преобразо­ванном виде распространились в европейских странах. Почти всегда их родона­чальники внимательно читали европейскую литературу: она помогала им со стороны посмотреть на собственную культурную ситуацию. Объектами такого внимания была прежде всего французская литература, законодатель­ница мод XIX столетия, и британ­ская, с которой, несмотря на общность языка, литература США имеет меньше общего, чем могла бы. Почти в каждом замет­ном явлении мировой литературы прошедшего столетия можно уловить американское эхо, хотя оно может быть более слабым (как в стихах Владимира Маяковского) или более сильным (как в рас­сказах Хорхе Луиса Борхеса).

В эту подборку вошли 20 поэтов, принадле­жащих к разным направлениям американ­ской поэзии. Это далеко не исчерпывающий список важных амери­канских поэтов: их существенно больше. В подборке, напри­мер, пропущены такие значи­мые имена, как Ральф Уолдо Эмерсон, Генри Лонгфелло, Хильда Дулитл, Эми Лоуэлл, Харт Крейн, Карл Сэндберг, Дениз Лавертов, Элизабет Бишоп, Энн Секстон, Фрэнк О’Хара, Чарльз Олсон, Майкл Палмер, Майя Анжелу, Ч. К. Уиль­ямс — хватит по крайней мере на еще одну такую подборку. Кроме того, здесь отсутствуют поэты, которые в разные периоды жизни участвовали в американской литературной жизни, но при­надлежали все же к другим англогово­рящим странам: нет здесь нобелевского лауреата Дерека Уолкотта, уроженца карибской Сент-Лусии; британца Уистена Хью Одена, принявшего американское подданство; канадской поэтес­сы Энн Карсон, которую сейчас внимательно читают в США. Тем не менее, ознакомив­шись с тем, что писали присутствую­щие здесь 20 поэтов, а также приняв во внимание те лите­ра­турные связи, в кото­рых они состояли с другими поэта­ми и писа­телями, можно получить более или менее объемное представление о том, что такое американская поэзия и почему ее влияние так велико.

В поэзии США действовало множество школ и направлений, каждая из кото­рых предла­гала свои пути реформирования литературы. И хотя в ней были и отдельные консерва­торы, полагав­шие, что лучше ничего не ме­нять, знаме­нита она в первую очередь поисками нового языка, способ­ного отражать новую реальность — когда самые отдаленные точки мира связаны друг с другом непрекра­щаю­щимися финансовыми и информа­цион­ными потоками. Поэзия одновременно и описывала этот мир, и участво­вала в его создании.

В XIX веке было одно направление в амери­канской поэзии, которое предлагало уни­кальную идейную программу — трансцен­дентализм  Трансцендентализм — философское и лите­ратурное движение в США XIX века. Лидера­ми его были Ральф Уолдо Эмерсон и Генри Дейвид Торо. На движение повлияли прежде всего философия Канта, а также древнеин­дий­ская мысль (философия веданты), оно было полемически настроено к христианству, стремясь обнаружить искры божественного (трансцендентного) в каждом человеке. Ключевое произведение трансцендента­лизма — эссе Эмерсона «Природа» (1836)., вождем кото­рого был философ и поэт Ральф Уолдо Эмерсон. В той или иной мере с этим направ­лением считались все американские поэты столетия: кто-то радостно прини­мал его (как Уолт Уитмен), кто-то яростно с ним боролся (как Эдгар Аллан По). В ХХ веке таких направлений стало намного больше: первым модернист­ским течением в литературе США был имажизм  Имажизм — литературное движение, суще­ствовавшее на рубеже 1900–10-х годов. Наибо­лее известными представителями движения считают Эзру Паунда, Хильду Дулитл (подписывалась криптонимом H. D.) и Эми Лоуэлл. В центре внимания имажистов находился образ, который, по словам Паунда, «представляет интеллектуальную и эмоцио­нальную совокупность в единый миг». Поэты движения отказывались от регулярных раз­ме­ров и рифмы, чтобы сосредоточить все внимание читателя на изображаемом., возглавляе­мый сначала Эзрой Паундом, а затем Эми Лоуэлл. В 1930-е годы возник объекти­визм, стремящий­ся отсту­пить в сторону от усложнен­ного письма послевоенных модернистов (в лице Паунда и его младшего друга Томаса Стернза Элио­та) и обнару­жить особый, «американ­ский» поэтический язык, не зависящий от импорт­ной евро­пейской культуры. В послевоенной литера­туре обнаружи­вается уже множество разнообраз­ных течений: от относительно узких групп, объединявших несколь­ких единомышленников (вроде нью-йоркской школы или школы Блэк-Маунтин), до широ­ких течений, захватываю­щих целые регионы (Сан-Францис­ское возрождение) или даже выходящих за пределы Америки (битники, школа языка). Ориентироваться в этих тече­ниях — значит понимать не только амери­кан­скую литературу, но и мировую, напри­мер русскую, для которой амери­канские авторы в последние полвека были едва ли не главными собеседниками.

Заметку о каждом из поэтов завершает стихотво­рение — в оригинале и в пере­воде на русский, и здесь у составителя часто возникали трудности: в некоторых случаях переводы удачно станови­лись частью русской литературы (как сначала переводы Уитмена и По, а затем Гинзберга), в других — автор был переведен очень приблизи­тельно, так, что по переводу, даже если он фор­маль­но хорош, почти невозможно составить представление о его поэтической индиви­дуаль­ности. Наконец, в худшем случае перевода текста не существует, часто потому, что на работу такой сложности мало кто способен (это случай одной из цент­раль­ных фигур американ­ской литера­ту­ры — Гертруды Стайн). В каждом случае прихо­дилось искать особое решение, и часто выбира­лись самые новые пере­воды — в силу того, что их поэти­ческий язык более или менее современен.

В статьях приводятся видео того, как сами поэты читают свои стихи. К сожале­нию, не для всех поэтов можно найти те записи, где они читают самые удачные свои произ­ведения, поэтому эти записи скорее дают общее представ­ление о том, как должны были звучать стихи, с точки зрения их авто­ров. Исклю­­че­ния — Эдгар По и Эмили Дикин­­сон: первый умер раньше, чем была изобре­­тена звукозапись, а вторая вела слиш­ком уединенный образ жизни.

Наконец, самые важные американские стихо­творения часто очень длинны (в этом отли­чие американской поэзии и от русской поэзии, и от французской). Это касается и Эдгара Аллана По, и Уолта Уитмена, и Аллена Гинзберга. В тех случаях, когда это было возможно без нарушения целостности, приводились наиболее характерные отрыв­ки — несомненно, заинтересовавшийся чита­тель сможет с легкостью найти эти произве­дения и прочитать их целиком.

Самые известные латиноамериканские писатели в мире

Испанская литература внесла огромный вклад в мировую сокровищницу книг, и латиноамериканские писатели внесли большой вклад. Кто из них самый известный?

Некоторые имена настолько известны, что даже люди, которых не считают книжными червями, знакомы с ними. Благодаря огромной территории, на которой говорят по-испански, латинские писатели обогащают наследие Сервантеса местными ароматами.

Габриэль Гарсиа Маркес (Колумбия)

«Много лет спустя, столкнувшись с расстрелом, полковник Аурелиано Буэндиа должен был вспомнить тот далекий полдень, когда его отец взял его на поиски льда» — одно из самых известных книжных открытий всех времен.Спешите прочитать Сто лет одиночества этого колумбийского писателя, прежде чем Netflix превратит его в мини-сериал. Эта книга положила начало латиноамериканскому буму и сделала Габриэля Гарсиа Маркеса самым известным латиноамериканским писателем.

Марио Варгас Льоса (Перу)

Я помню, как прочитал Время героя и нашел его чрезвычайно привлекательным, как и миллионы других читателей в мире. Варгас Льоса, лауреат Нобелевской премии, является самым известным политиком среди писателей и самым известным писателем среди политиков.Этот перуанский автор также получил признание в нелитературных кругах благодаря своей интересной общественной жизни.

Октавио Пас (Мексика)

Октавио Пас — гордость Мексики и лауреат Нобелевской премии по литературе. В Лабиринт одиночества этот поэт и эссеист сформировал представление людей о его родной стране; и это все еще обязательное чтение. Он также является автором самого элегантного и утонченного определения жаргонного слова «чингарь».

Хулио Кортасар (Аргентина)

Хулио Кортасар считается одним из лучших рассказчиков не только латиноамериканских писателей, но и всего мира. Его сюрреалистические миры с неожиданными поворотами, которые оставляют читателя в полном недоумении, являются его визитной карточкой. Не вините никого и Непрерывность парков и другие останутся в вашей памяти еще долго после завершения рассказа.

Изабель Альенде (Чили)

Изабель Альенде из Чили — самая известная писательница в латиноамериканской литературе.Она умеет создавать фантастические миры, которые незримо переплетаются с единственным известным нам. Некоторые критики обвиняют ее в том, что она всего лишь имитатор магического реализма Гарсиа Маркеса, но все, кто прочитал The House of Spirits или смотрел фильм, будут с оружием в руках.

Хорхе Луис Борхес (Аргентина)

Borges — это синоним интеллектуального письма. Многие люди знают его работу и многие утверждают, что читали ее, но не многие смогли понять ее глубинный и сложный смысл.Возможно, вы даже знаете Борхеса, не читая его напрямую. Самая известная книга Пауло Коэльо «Алхимик » сильно вдохновлена ​​рассказом этого аргентинского гения, без очевидных сложностей.

Эрнесто Сабато (Аргентина)

Хотя большинство его читателей знают только одну из его работ Туннель , этого может быть достаточно, чтобы признать его талант. Это криминальная история, далекая от типичного «детективного расследования», поскольку она начинается с признания в убийстве.Удивительно, но убийство саспенса позволяет сосредоточиться на психическом расстройстве рассказчика.

Латинская Америка, как и многое другое, богата литературой, и в этом регионе нет недостатка в великих писателях. У вас есть любимый латиноамериканский писатель, которым вы хотите поделиться с нами? Подписывайтесь на нас в Twitter и присоединяйтесь к общению!

Введение в испанскую литературу в 10 писателях

Ветряные мельницы Ла-Манча были увековечены в классическом романе Сервантеса «Дон Кихот».| © Apexphotos / Getty Images

Возможно, неудивительно, что Испания, родина Мигеля де Сервантеса — возможно, крестного отца современного романа — обладает такой впечатляющей литературной культурой и богатым репертуаром современных авторов. Здесь мы оглядываемся на некоторых из самых влиятельных испанских авторов современной эпохи, которые пришли к определению отношения этой нации к письменному слову.

Начнем с начала. в данном случае начало современной литературы.Широко известный как величайший испаноязычный писатель всех времен, Мигель де Сервантес стал пионером современного романа своим шедевром « Дон Кихот, », опубликованным в 1605 году. История повествует о разочарованном испанском дворянине, который отправляется возродить рыцарство и принести справедливость к миру. Хотя роман сейчас считается одним из величайших за все время, Сервантес при жизни не пользовался особой популярностью и однажды даже был заключен в тюрьму за банкротство.

Вы найдете бронзовую статую Мигеля де Сервантеса в Вальядолиде | © Ив Ливси / Getty Images

Один из основателей испанского движения «Поколение 27» — авангардного движения середины 1920-х годов — Федерико Гарсиа Лорка — один из самых знаменитых драматургов и поэтов страны всех времен.В молодости он писал о фламенко, цыганах и сельской жизни, причем андалузская культура играла важную роль в его творчестве на протяжении всей его жизни. Известно, что автор был убит фашистскими националистическими силами, когда ему было всего 38 лет, и его тело так и не было найдено.

Федерико Гарсиа Лорка — знаменитый поэт и драматург | © World History Archive / Alamy Stock Photo

Этот современный журналист и автор наиболее известен своей серией романов о приключениях капитана Алатристе, солдата XVII века в период Золотого века Испании.Говорят, что автор черпал вдохновение для своих романов в разочаровании из-за отсутствия литературного освещения того времени. Его исторические художественные произведения нравятся широкой аудитории, и его работы получили международное признание.

Испанский журналист и писатель Артуро Перес-Реверте | © Рикардо Рубио / Europa Press / Getty Images

Другой представитель Поколения 27, Рафаэль Альберти начинал как художник, но потом бросил учебу и обратился к поэзии.Его первый сборник стихов « Marinero en tierra » («Моряк на суше») получил Национальную премию в области испанской литературы, и он получил признание в литературных кругах Мадрида. Позже он объявил себя марксистом, и на протяжении Гражданской войны он был политически активен и ушел в ссылку до смерти Франко.

Рафаэль Альберти был отмеченным наградами писателем и поэтом | © Карлос де Андрес / Getty Images

Хуан Рамон Хименес, удостоенный Нобелевской премии по литературе в 1956 году, является одним из самых известных поэтов Испании и одним из самых плодовитых поэтов.Его ранняя жизнь была отмечена пребыванием в санатории после смерти отца, и его опыт общения с медсестрами описан в его первых произведениях. На протяжении всей остальной его карьеры цвет и музыка, которые он связывал с чувствами любви или похоти, были главными темами в его творчестве. Его привлекало понятие «чистая поэзия» — поэзия без сообщения, но написанная из-за своей лирической природы.

Скульптура, посвященная лауреату Нобелевской премии поэту Хуану Рамону Хименесу | © Juan Aunion / Alamy Stock Photo

Розалия де Кастро, одна из первых женщин-писателей, получивших национальное признание, родилась в богатой семье в Галисии, но вела тяжелую жизнь, отмеченную семейным кризисом и болезнью.Ее больше всего восхищают ее смелый и неожиданный переход на галисийский язык в ее письмах, а также ее изображения суровых условий жизни бедняков. Говорят, что в ее работе возникает ощущение saudade , португальского слова, которое не имеет прямого перевода, но описывает чувство ностальгической тоски и печали.

Розалия де Кастро была одной из первых испанских женщин, получивших национальное признание за свои произведения | © Historic Collection / Alamy Stock Photo

Карлос Руис Зафон, один из самых успешных современных авторов своего времени, был переведен на более чем 40 языков и опубликован более чем в 45 странах мира.Его самая известная работа — La Sombra del Viento (Тень ветра), опубликованная в 2001 году и действие которой происходит в вымышленной Барселоне. Он рассказывает о приключениях Даниэля Семпере в его поисках таинственного разрушителя книг. С тех пор он написал приквел к роману El Juego del Angél (Игра ангела) и собирается добавить в серию еще четыре романа.

Карлос Руис Сафон — современный писатель из Барселоны | © Леонардо Сендамо / Getty Images

Пио Бароха родился в Сан-Себастьяне в 1872 году и был писателем и одним из основателей группы авторов и поэтов «Поколение 1898 года», писавших во время американской войны, когда Испания потеряла многие произведения. его самые важные колонии на американском континенте.Несмотря на медицинское образование, он в конце концов посвятил себя своей истинной страсти и опубликовал свой первый роман в 1900 году. Его самая известная работа — трилогия под названием La Lucha Por la Vida («Борьба за жизнь»), в которой рассказывается о жизни людей. рабочий класс в трущобах Мадрида.

Дон Пио Бароха работает около 1940 года | ©: Paul Popper / Popperfoto / Getty Images

Член Испанской королевской академии Ана Мария Матуте стала третьей женщиной, получившей премию Сервантеса в области литературы.Рожденная незадолго до начала Гражданской войны, события, которые разворачивались на протяжении всего ее детства, оказали глубокое влияние на ее творчество, придавая пессимистический оттенок, и она продолжала считаться одним из самых влиятельных авторов posguerra , или послевоенный период.

Испанская писательница Ана Мария Матуте позирует портрету | © Ульф Андерсен / Getty Images

Мигель Делиб, неоднократно получавший Нобелевскую премию по литературе, был наиболее известен своими проникновенными изображениями сельской Испании, а также жизни и повседневных проблем простого человека.В свободное время он любил охоту, и его знания о дикой природе и растительности Испании отражаются в его романах. Наивысшая точка в его карьере пришлась на 1960-е, когда он опубликовал Viejas historyias de Castilla la Vieja (1964) (Старые сказки Старой Кастилии) и автобиографический Las Ratas (1962) (The Rats). Скромный, он по возможности избегал всеобщего внимания и после смерти жены жил изолированно до своей смерти в 2010 году.

Мигель Делибес написал о жизни в сельской Испании | © Ульф Андерсен / Getty Images

Краткий список выдающихся латиноамериканских писателей

Двадцатый век стал периодом беспрецедентного развития искусства в Латинской Америке.Хотя почти невозможно выбрать только нескольких писателей, чтобы выделить их, следует отметить следующих латиноамериканских авторов за их вклад в богатство современной литературы и поэзии.

В начале 1900-х годов такие поэты, как Габриэла Мистраль, Пабло Неруда и Сезар Вальехо, а также кубинский писатель Алехо Карпентье и аргентинский прозаик Хорхе Луис Борхес заложили основу латиноамериканского бума. Латиноамериканский бум был периодом литературного расцвета в 1960-х и 1970-х годах, когда большая часть литературы этого региона была представлена ​​международной аудитории.Среди известных авторов Boom — Хулио Кортасар, Карлос Фуэнтес, Октавио Пас, Марио Варгас Льоса и Габриэль Гарсиа Маркес.

Чтобы получить представление о могуществе 20 латиноамериканских писателей 90–149– гг., Следует упомянуть, что из десяти упомянутых выше деятелей половина (Гарсиа Маркес, Мистраль, Варгас Льоса, Пас и Неруда) получили Нобелевскую премию. . Они входят в число счастливых международных авторов, которые, без сомнения, олицетворяют легионы достойных латиноамериканцев, ожидающих своей аудитории.

Здесь мы исследуем избранных авторов, чьи работы вносят вклад в устойчивый латиноамериканский канон.

Хорхе Луис Борхес (1899-1986)

Борхес был не по годам развитым писателем. Свою первую работу, перевод «Счастливого принца» Оскара Уайльда, он опубликовал в 7 лет. Однако писатель-классик Хорхе Луис Борхес не появлялся на свет до поздних тридцати. Всегда страдающий плохим зрением, Борхес упал с лестницы и получил серьезную травму головы. Именно во время выздоровления он обратил свое внимание на свои писательские способности, и в попытке доказать, что он все еще может или вообще может писать, он начал рассказ, который впоследствии стал «Тлен, Укбар, Орбис Тертиус».«

Борхес был образованным читателем, иногда даже поразительно. Он впервые прочитал Дон Кихот в английском переводе; он восхищался Уолтом Уитменом; и его тянуло ко многим классическим писателям Англии, Северной Америки и Европы. У него был вкус к По, и особенно к Кафке, которому он сознательно подражал. Его рассказы часто представляют читателю головокружительное множество библиотек, лабиринтов и зеркал. Ана Мария Барренчеа в искусно кратком описании Борхеса сказала, что он «замечательный писатель, взявший на себя обязательство разрушить реальность и превратить человека в тень.”

Алехо Карпентье (1904-1980)

Великий стилистический вклад Алехо Карпентье в латиноамериканскую литературу заключался в его магическом реализме, названном lo real maravilloso , который отражает фантастические и часто потусторонние свойства латиноамериканской жизни. Как выразились такие люди, как Гарсиа Маркес и Неруда (см. Ниже), их реальный мир революций и потрясений создал аудиторию, которая принимает крайности, поскольку никогда не бывает слишком далекой от истины. Карпентье был склонен к музыке и был привязан к афро-кубинской культуре.В его романе « Королевство этого мира » изображено восстание в Гаити, в ходе которого африканские рабы восстали против своих французских колониальных правителей. Работы Карпентье не только вдохновили авторов Boom на стилистику, но и его жизнь в изгнании и арестах послужила образцом для самоотверженной политической активности латиноамериканского художника.

Пабло Неруда (1904-1973)

Немногие латиноамериканские авторы имели возможность игнорировать политику. Неруда был откровенным голосом в мировой политике Латинской Америки, и этот шаг позволил ему в некотором смысле оттолкнуть всех.Он неоднозначно поддерживал Иосифа Сталина, и его библиотека была ограблена и осквернена правящим чилийским режимом. Его побег зависел от доброты сторонников по всей Латинской Америке. Поговорите с любым из его преданных читателей, и вы обязательно найдете в его политике что-то такое, что они оба восхищаются и осуждают.

Гарсиа Маркес назвал Неруду «величайшим поэтом 20, 90, 149, века на любом языке». Его стихи известны своей романтичностью и эротичностью, иногда вносящей чувственность в самые обыденные предметы, как это видно в таких произведениях, как «Ода Яблоку».Его творчество также процветало, когда он работал в рамках сюрреализма и политической мысли. Неруды Canto General — это эпический каталог латиноамериканского мира, в котором представлены обширные истории, ботанические и зоологические описания континента. Пабло Неруда многое рассказал о Canto General , сюрреализме и работах Карпентье и Гарсиа Маркеса, когда говорил о магическом качестве жизни в Латинской Америке. В интервью он сказал: «Вы видите, что в наших странах есть реки, у которых нет названий, деревья, которых никто не знает, и птицы, которых никто не описывал.Нам легче быть сюрреалистами, потому что все, что мы знаем, является новым ».

Политика Неруды привела к изгнанию из родного Чили, и он рассказал о своем драматическом побеге в своей Нобелевской лекции.

Габриэль Гарсиа Маркес (1927-2014)

Габриэль Гарсиа Маркес, возможно, самый известный из латиноамериканских авторов. Гарсиа Маркес, которого ласково называли «Габо» во всем испаноязычном мире, продвинул магические идеи Карпентье на шаг вперед. Фантастика « lo real maravilloso » закрепилась на краю латиноамериканской жизни, но по-прежнему оставалась в пределах реальности.В волшебном реалистическом мире Гарсиа Маркеса прекрасно сочетаются магическая повседневность (лед, магниты) с повседневной магией (божественное вознесение, дождь из цветов). Заброшенные становятся знаменитыми, и Гарсиа Маркес проводит своего читателя через мир самых невероятных искажений. С такими романами, как Сто лет одиночества и Любовь во время холеры , Гарсиа Маркес достиг великого литературного триумфа, помогая своим читателям по-новому взглянуть на мир.

Габриэла Мистраль (1889-1957)

Жизнь Габриэлы Мистраль во многом была посвящена преподаванию, хотя она была самоучкой, формальное образование которой закончилось около двенадцати лет.Она преподавала в растущей национальной школьной системе Чили, выступала за доступное школьное образование во всем мире и была профессором в таких колледжах, как Барнард и Вассар. Ее стихи охватывают не только широкие политические темы латиноамериканской идентичности и прогресса, но и интимные сферы утраты, горя и материнства. Она остается единственной латиноамериканской писательницей, получившей Нобелевскую премию.

Октавио Пас (1914-1998)

Как и многие другие участники этой статьи, Пас вел политическую жизнь.Он был послом Мексики до 1968 года, когда студенческие демонстранты были убиты военными и полицией страны в резне в Тлателоко. Он также писал и часто высказывался против режимов Сталина и Кастро. Его стихи, за которые он получил Нобелевскую премию 1990 года, часто исследуют одиночество и чувственность, а также язык и тишину.

Карлос Фуэнтес (1928-2012)

Карлос Фуэнтес преподавал во многих университетах США. Фуэнтес был очень вовлечен в политику и занимал политические позиции, продолжая писать.Он был послом Мексики во Франции около двух лет, прежде чем уйти в отставку в знак протеста против назначения соперника. Его мнения, такие как его поддержка политической партии Никарагуа, отделили его от другого писателя-дипломата, Октавио Паса. ФБР внимательно следило за ним и работало над предотвращением его заявлений на визу в 1960-х годах. Его книги отражают постоянное политическое стремление, вопреки идеалам революции, власти, равенства, справедливости и насилия. Художественная литература Фуэнтеса, как и его самая известная работа, Смерть Артемио Круса , успешно использует инструменты многократного повествования и внутреннего монолога.

Изабель Альенде (р. 1947)

Альенде, писательница после бума, следует традициям своих предшественников. В ее романах часто сочетаются миф и реальность. Она черпает из источника магического реализма, который долгое время помогал запечатлеть латиноамериканский опыт.

Альенде начала свою карьеру на телевидении и в журналистике, работая в редакции журналов. Как репортер, она смогла взять интервью у Пабло Неруды, который сказал ей, что у нее слишком много воображения для журналиста.Он предложил ей вместо этого начать писать романы. В результате ее литературная карьера носит полу-случайный характер. Если бы не внешняя поддержка и письмо ее умирающему деду (которое превратилось в ее первую книгу The House of the Spirits ), кто знает, как долго ее карьера была бы отложена. Сегодня она считается латиноамериканским сокровищем и деятелем мировой культуры. Она участвовала в олимпийских церемониях, выиграла национальную литературную премию Чили и была удостоена президентской медали свободы.

5 испанских авторов, которых вы обязательно должны прочитать Далее

Чтение — отличный способ улучшить свои знания испанского языка! Прежде чем отправиться в книжный магазин, ознакомьтесь с этими рекомендациями для известных испанских авторов от репетитора Fairfax, CA Джейсона Н., прежде чем отправиться в книжный магазин…

Испанский — второй по распространенности язык в мире. Для носителей английского языка изучение испанского требует постоянного ввода и вывода четырех основных проявлений языка: разговорной речи, аудирования, письма и чтения . Один из самых интимных способов познакомиться с языком — это литература. Чтение позволяет вам дышать языком, чувствовать язык и глубоко с ним общаться. Литература также содержит важные фразы и словарный запас, которые уникальным образом отражают политический и социальный контекст, в котором было написано произведение, в дополнение к другим культурным нюансам. Есть много типичных известных испанских авторов, но в этой статье я остановлюсь на пяти, которых я изучал лично и которые широко представлены в академических кругах.

1. Габриэль Гарсиа Маркес

Габриэль Гарсиа Маркес («Габо») был колумбийским писателем и журналистом. Он наиболее известен распространением «магического реализма» в Латинской Америке, который включает магические элементы в литературу, как если бы они были частью нормальной жизни. Самыми популярными текстами Габо являются «El amor en los tiempos de cólera» («Любовь во времена Колеры»), романтическая сказка о человеке, спасающем свое сердце для своей первой любви более 50 лет, и «Cien años de soledad». («100 лет одиночества»), в котором рассказывается о жизни в «мифическом» городе Макондо, представляющем утопическую Колумбию, обнаруженном отцом одной из местных семей.Он был переведен на 37 языков и продан тиражом более 30 миллионов экземпляров!

2. Пабло Неруда

Пабло Неруда был чилийским политическим писателем и поэтом, чья известность началась в подростковом возрасте, в отличие от большинства авторов, которые не становятся известными, пока не станут намного старше или умерли. Габо часто воздавал должное Неруде, поскольку Неруда в своих стихах часто выступал за социальную справедливость в тумане безудержной политической коррупции и эксплуатации рабочего класса. Работы Неруды также были романтичными и пронзительными.Среди его стихотворений, которым больше всего аплодируют, — «Oda al amor» («Гимн любви»), в котором любовь рассматривается как мучительная, красивая и необходимая для «полноценной жизни» и взрослой зрелости.

3. Карлос Фуэнтес

Карлос Фуэнтес был мексиканским эссеистом. Он был назван «одним из самых уважаемых испанских писателей в испаноязычном мире» газетой «Нью-Йорк Таймс». Его самая известная публикация — «La muerte de Artemio Cruz» («Смерть Артемио Круса»), в которой описывается приход солдат к власти и богатству через коррупцию и эксплуатацию во время мексиканской революции.Этот роман был одним из первых, раскрывающих, как распространение империализма, капитализма и «американизации» в развивающихся странах, таких как Мексика, негативно повлияло на рабочий класс в 1960-х годах, что подчеркивает, почему Фуэнтес считается одним из самых амбициозных и противоречивых авторов.

4. Изабель Альенде

Изабель Альенде — чилийский писатель, которая в своих романах обычно прославляет жизнь трудолюбивых, храбрых, достойных восхищения и благородных женщин. Она опирается на свой личный опыт и включает в свои работы магический реализм, как и Маркес.Ее типичный роман — «La casa de los espírutus» («Дом духов»), в котором рассказывается история двух женщин в семье из четырех поколений. Он раскрывает колорит культуры и политической среды Чили 80-х годов. Он не написан в хронологическом порядке и был отклонен несколькими испанскими издателями, прежде чем стал глобальным явлением. Упорство Изабель показывает, что она четко выполняла то, что проповедовала!

5. Мигель де Сервантес

Наконец, следует отметить еще одного известного испанского автора, поэт, драматург и писатель Мигель де Сервантес.Он написал, пожалуй, самое известное и универсальное произведение на испанском языке, и его часто считают Шекспиром в испанской литературе. Его архетипический роман «Дон Кихот» был первым из когда-либо написанных европейских романов. Это сатирическая картина, в которой «безумец» изображен как герой, который восхищается «всем великим», разъясняет рыцарство и противопоставляет себя «закадычному другу» с низкой самооценкой. Помимо создания этого вневременного текста среди других, Сервантес популяризировал поговорку «Por la muestra se conoce el paño» («Доказательство в пудинге»).

Как видите, существует множество интересной литературы, которая поможет вам познакомиться с испанским языком. Хотя может возникнуть соблазн купить переведенную английскую версию, эти работы вряд ли совпадают. При переводе многое теряется (даже если переводчик компетентен), и одна из самых важных частей изучения языка — это связь с его литературой! Несмотря на сложные фразы и словарный запас, я рекомендую вам сделать решительный шаг — получить книгу на испанском языке, чтобы вам пришлось оттачивать свои навыки, расширять словарный запас и развивать культурную проницательность испаноязычных стран.Хотите копнуть еще глубже? Репетитор испанского поможет вам расшифровать сложные отрывки и поработает с вами, чтобы улучшить ваши навыки.

Джейсон Н. преподает английский и испанский языки в Фэрфаксе, Калифорния. Он специализировался на испанском языке в Калифорнийском университете в Дэвисе, прожил 3 года в Мексике, где получил степень магистра консультирования, а также изучал испанскую литературу и психологию в Университете Коста-Рики. Узнайте больше о Джейсоне здесь!

Фото Кенни Штольца

6 лучших испанских авторов для любителей латиноамериканской литературы

Хотите погрузиться в испанский язык и культуру из дома?

Литература дает вам возможность взглянуть на мир глазами других людей.

Вы научитесь понимать жизнь через призму другой культуры.

Это то, чем я хотел бы заниматься до того, как переехать за границу, чтобы отточить критические навыки испанского языка и подготовиться к choque culture (культурный шок).

Когда я переехал в Аргентину, я был первокурсником средней школы.

До этого я всегда думал, что это классика (ну, например, «Великий Гэтсби», «Убить пересмешника», «Большие надежды» и т. Д.) были праздником дремоты.

Я бы предпочел прочитать «Голодные игры» или «Гарри Поттер и узник Азкабана».

Когда мой учитель испанского сказал нам, что мы собираемся провести год, изучая испанских авторов, у меня просто упало сердце.

Ew. Литература.

По мере того, как я все больше привыкал к стилям письма на испанском языке, я все больше и больше влюблялся в рассказы и их способность научить меня.

Хотите верьте, хотите нет, но в итоге я получил степень по английскому языку — в основном, чтобы изучить различия между испанской и английской литературой.

Теперь я делюсь тем, что вдохновило меня на любовь к изучению литературы. Было несколько авторов и историй, которых мы изучили, которые всегда запомнились мне и стали одними из моих личных фаворитов.

Надеюсь, скоро они тоже станут одними из ваших любимых!

Загрузить: Это сообщение в блоге доступно в виде удобного и портативного PDF-файла, который вы можете можно взять куда угодно. Щелкните здесь, чтобы получить копию. (Скачать)

Прежде чем вы продолжите чтение, позвольте мне рассказать вам о месте, где вы сможете узнать все о различных латиноамериканских разновидностях испанского: FluentU .

Благодаря FluentU вы быстро овладеете латиноамериканским испанским. Попробуйте бесплатно и убедитесь в этом сами!

А теперь, когда мы готовы, давайте немного узнаем об этих удивительных авторах.

Габриэль Гарсиа Маркес (1927-2014)

Маркес был известным испанским писателем, родом из Колумбии.

Маркес умер недавно, но оставил после себя множество историй. Он известен тем, что пишет рассказы в жанре магического реализма и написал множество рассказов, стихов и эссе.

Многие из его работ посвящены войне или временам войны и конфликта между двумя противоборствующими сторонами. Гражданские волнения видны в его рассказе «Un día de estos» («Один из этих дней»). Название дает представление о мести, к которой обращается Маркес.

«Un día de estos» — о деревенском дантисте. Этот дантист никто. Дон Аурелио Эсковар — « dentista sin título», (дантист без титула). Все в нем просто и без украшений.

Однажды мэр приходит к нему в офис, чтобы вырвать зуб. Как только мэр входит, вы понимаете, что Эсковар не согласен с политической повесткой дня этого человека. Он пытается увернуться от мэра, говоря своему сыну, чтобы тот сказал мэру, что его нет в офисе. Однако Эсковар терпит неудачу и находит мэра в своем кресле, как Суини Тодд.

Дальнейшая часть истории происходит с мэром в кресле Эсковара. Эту историю делает такой невероятной не то, что написано, а то, что остается недосказанным.Мэр Эсковара, которому очень больно, находится в его власти. Должен ли он отомстить? Следует ли ему отпустить мэра? Будет ли его семья в опасности, если он причинит вред мэру?

Даже если ваш испанский все еще находится на начальной стадии, найдите время, чтобы проработать эту историю. Обещаю, оно того стоит!

Изабель Альенде (1942-)

Альенде — чилийский писатель. Ее дядей был знаменитый Сальвадор Альенде, бывший президент Чили. Альенде много чего написал в стиле магического реализма.Одно из самых известных ее произведений — «La casa de los espíritus» («Дом духов»).

Позвольте мне воспользоваться моментом и объяснить магический реализм, поскольку я уже упоминал об этом дважды. Это стиль, который обычно используется в испанской литературе и не встречается в английской литературе. Есть некоторые параллели, но это очень часто и очень часто используется в испанских сочинениях.

По сути, магический реализм — это история, действие которой происходит в реальном мире, но с магическими элементами. Это может быть что-то простое, как девочка, родившаяся с зелеными волосами, или что-то столь же фантастическое, как мужчина, который живет на Луне несколько лет.

В магическом реализме персонажи осознают происходящие фантастические вещи, но в них нет ничего необычного. Магические аспекты принимаются как часть жизни, как и гравитация.

Теперь вернемся к «La casa de los espíritus».

В этом романе много чего происходит. Он фокусируется на Кларе и Розе, родившихся с зелеными волосами, и их жизненных путешествиях. В испанской литературе также часто встречается тема поколений. Книга начинается с одного поколения и заканчивается другим, но повествование никогда не прерывается.Это интересная вещь, которую часто можно найти в испанской литературе. «La casa de los espíritus» разворачивается во время политических волнений и играет большую роль в конфликтах в жизни Клары и Розы.

Не буду вдаваться в подробности, чтобы испортить роман, но если вы все же решите прочитать эту книгу, будьте готовы к приключениям.

Самое приятное то, что эта книга доступна на испанском и английском языках. Перейдите на Amazon, купите по одному экземпляру на каждом языке и читайте их рядом.Ваш испанский улучшится, и в то же время вам будет интересно читать эту удивительную историю.

Хулио Кортасар (1914–1984)

В моем сердце есть нежное место для любого аргентинского автора, потому что я провел несколько лет в Буэнос-Айресе. Кортасар не исключение.

Кортасар родился в Бельгии, когда его родители были там. Через несколько лет они вернулись в Аргентину, где вырос Кортасар.

Затем Кортасар путешествовал по миру и провел довольно много времени в Париже, Франция.Его стиль письма уникален тем, что некоторые истории линейны, а некоторые — нелинейны. Кортасар писал в основном рассказы, и его часто сравнивают с Хорхе Луисом Борхесом, другим аргентинским автором.

В 1984 году Кортасар умер. Перед смертью он смог написать более 20 рассказов, которые оставил себе в наследство.

«Continuidad de los parques» отправит вас в путешествие. Мне пришлось прочитать и перечитать это несколько раз, прежде чем я понял, что именно произошло.

История начинается с человека, сидящего в зеленом кресле и читающего книгу о двух влюбленных.Достаточно просто? Этот рассказ состоит всего из нескольких абзацев, но финал оставит вас с открытым ртом.

Хорхе Луис Борхес (1899-1986)

Борхес — еще один аргентинский автор и один из самых известных авторов Латинской Америки.

Хотя Борхес известен своими рассказами и стихами, он также был философом и эссеистом. Когда Борхесу было за 50, он ослеп. Многие критики говорят, что именно эта слепота действительно открыла творчество Борхеса.Теперь, когда он больше не мог видеть, он мог создавать изображения для своих читателей, как никогда раньше.

Борхес также писал сказки в жанре фэнтези и магический реализм. Большинство его рассказов можно считать баснями, а это значит, что они должны извлечь урок в конце рассказа.

«Los dos reyes y los dos laberintos» («Два короля и два лабиринта») — одна из моих любимых историй Борхеса. В этом рассказе Борхес представляет двух царей-врагов, вавилонского царя и арабского царя.

Арабский царь оказывается во власти вавилонского царя. Вавилонский царь помещает арабского царя в лабиринт и говорит ему, что ему никогда не сбежать.

Что мне нравится в этой истории, так это то, как Борхес использует идею о том, что существует множество лабиринтов. Борхес очень хорош в создании подобных ситуаций, в которых две вещи кажутся очень разными, но в конце концов они одинаковы.

Карлос Фуэнтес (1928-2012)

В 60-е и 70-е годы испанская литература переживала бум.Многие из уже упомянутых авторов были частью этого бума, поэтому их работы до сих пор так популярны. Карлос Фуэнтес сыграл очень большую роль в этом бума.

Уроженец Мексики, Фуэнтес написал много романов и очерков.

Он был особенно известен тем, что писал о революциях и революционных идеях. Он конкретно говорит о том, как во время революций люди начинают с одной сильной идеи, а затем эта идея будет искажена и даже забыта во время революции.

Один из его романов «Старый Гринго» обращается к этим темам. Как вы уже догадались, это история о старом гринго, который находится в Мексике в разгар мексиканской революции. Мы также встречаемся с Арройо, мексиканским генералом, который полностью поддерживает революцию и связанные с ней идеи. Однако по ходу романа эти идеалы забываются, и он выбирает совершенно другой путь.

Хуан Рульфо (1917-1986)

Хуан Рульфо был не только писателем, но и фотографом.В некотором смысле он был чем-то вроде человека эпохи Возрождения.

Рульфо вырос в сельской местности Мексики. Это сельское воспитание показано во всей его литературе, когда он описывает, как мексиканская революция повлияла на тех, кто живет в сельской местности.

Родом из Мексики, Рульфо написал много рассказов и собрал их в книгу под названием «El llano en llamas» («Пылающая равнина и другие рассказы»). Он также известен своим романом «Педро Парамо».

In Pedro Páramo , Rulfo исследует темы надежды и отчаяния.Это две темы, которые снова и снова появляются в его произведениях.

Итак, вот оно. Некоторые из моих любимых авторов и их работы. Если вы действительно хотите расширить свою литературную библиотеку испанского языка, обратите внимание также на Орасио Кирога и Федерико Гарсиа Лорка.

Если вам трудно читать литературу, не расстраивайтесь. Воспринимайте это как прекрасную возможность. Это отличный способ улучшить свой испанский.

По мере прохождения не торопитесь и не ругайте себя, если вы не знаете каждое слово на каждой странице.

Просто наслаждайтесь чтением рассказов и позвольте себе потеряться в повествовании. Со временем ваша уверенность будет расти.

Приятного чтения!

И еще кое-что…

Если вы зашли так далеко, значит, вам, вероятно, нравится изучать испанский язык с помощью увлекательных материалов, а понравится FluentU.

Другие сайты используют контент по сценарию. FluentU использует естественный подход, который поможет вам со временем освоить испанский язык и культуру.Вы выучите испанский так, как на нем говорят реальные люди.

На FluentU есть множество видеороликов, которые вы можете увидеть здесь:

FluentU предоставляет доступ к родным видео с интерактивными транскриптами. Вы можете нажать на любое слово, чтобы мгновенно его найти. Каждое определение содержит примеры, которые помогут вам понять, как используется это слово. Если вы видите интересное слово, которое вы не знаете, вы можете добавить его в список словаря.

Просмотрите полную интерактивную стенограмму на вкладке Dialogue и найдите слова и фразы, перечисленные в Vocab .

Выучите все слова из любого видео с помощью надежной обучающей системы FluentU. Проведите пальцем влево или вправо, чтобы увидеть больше примеров того слова, которое вы используете.

Самое приятное то, что FluentU отслеживает словарный запас, который вы изучаете, и дает вам дополнительную практику со сложными словами. Он даже напомнит вам, когда придет время повторить то, что вы узнали. Каждый учащийся получает по-настоящему индивидуальный опыт, даже если он учится с одним и тем же видео.

Начните использовать FluentU на веб-сайте со своего компьютера или планшета или, что еще лучше, загрузите приложение FluentU.

Загрузить: Это сообщение в блоге доступно в виде удобного и портативного PDF-файла, который вы можете можно взять куда угодно. Щелкните здесь, чтобы получить копию. (Скачать)

Если вам понравился этот пост, что-то мне подсказывает, что вам понравится FluentU, лучший способ выучить испанский с помощью реальных видео.

Испытайте погружение в испанский онлайн!

11 авторов на испанском языке, которые стоит прочитать

Хадиджа Хортон

Если вы заядлый читатель (или даже если вы не читаете), вы всегда должны стараться разнообразить свою книжную полку, чтобы она включала в себя больше разных авторов, жанров и предметов, потому что, ЧБХ, это улучшит ваш опыт чтения. лучше.Если в вашей стопке «для чтения» не хватает рассказов испаноязычных авторов, сейчас самое время познакомиться с КОЗЫМИ. Многие испаноязычные авторы известны магическим реализмом — литературным жанром, стирающим грань между фантазией и реальностью.

В следующий раз, когда вам понадобится новая книга, возьмите готовую книгу одного из этих испаноязычных авторов. Все они обладают прекрасным даром рассказывать истории и создавать истории со сложными темами, такими как семья, личность и власть. Если вы говорите по-испански и просто ищете книгу, у нас есть этот список, а если вы говорите по-английски и просто хотите попробовать что-то новое, этот список тоже для вас.Многие из этих авторов также переведены на английский язык. Как только вы начнете читать испаноязычных авторов, вы, возможно, больше никогда не вернетесь.

Реклама — продолжить чтение ниже

1 Изабель Альенде

Амазонка

КУПИТЬ ИСПАНСКАЯ ВЕРСИЯ

Что следует прочитать в первую очередь: Дом духов

Изабель Альенде — одна из самых читаемых и знаменитых испаноязычных авторов всех времен.Многие из ее романов основаны на реальных исторических событиях и ее собственном опыте, смешивая миф и реализм. Дом духов или La casa de los espíritus , одна из самых известных ее работ в жанре магического реализма. Альенде, чилиец, является лауреатом многих престижных литературных наград, в том числе Национальной премии Чили в области литературы. В 2014 году президент Обама наградил ее Президентской медалью свободы.

2 Джулия Альварес

Амазонка

Купить испанскую версию

Что следует прочитать в первую очередь: Как девушки Гарсиа потеряли акцент

От романов и эссе до стихов и детских книг — таланты Джулии Альварес не могут быть привязаны ни к одному жанру.Но американская писательница доминиканского происхождения наиболее известна своими художественными произведениями об идентичности, ассимиляции, культурных ожиданиях и принадлежности. Как девушки Гарсиа потеряли акцент , или De cómo las muchachas García perdieron el acento , ее самый известный роман. Возможно, вы также знаете « Во время бабочек» : по нему был снят одноименный фильм с Сальмой Хайек и Марком Энтони в главных ролях в 2001 году.

3 Габриэль Гарсиа Маркес

Амазонка

КУПИТЬ ИСПАНСКАЯ ВЕРСИЯ

Что следует прочитать в первую очередь: Сто лет одиночества

Когда дело доходит до магического реализма, никто не делал это лучше, чем Габриэль Гарсиа Маркес, чьи романы и рассказы затрагивали темы любви, смерти, одиночества, семьи и власти.Колумбийский писатель считается одним из лучших испанских авторов всех времен за его значительный вклад в литературу; он получил премию за создание романов по литературе и внутреннюю премию Нойштадта по литературе. Сто лет одиночества , или Cien años de soledad , было его главным достижением.

4 Лаура Эскивель

Амазонка

КУПИТЬ ИСПАНСКАЯ ВЕРСИЯ

Что следует прочитать в первую очередь: Как вода для шоколада

Лаура Эскивель начала свою писательскую карьеру, работая воспитательницей в детском саду, писала и ставила драматические пьесы для детей.Ее первая книга, « Like Water for Chocolate » или « Como agua para chocolate », представляет собой роман в жанре магического реализма. Он стал бестселлером в Мексике и США, был превращен в отмеченный наградами фильм и переведен более чем на 20 языков. Последующие романы и эссе Эскивеля посвящены семье, общине, намерениям и идентичности.

5 Хорхе Луис Борхес

Амазонка

КУПИТЬ ИСПАНСКАЯ ВЕРСИЯ

Что следует прочитать в первую очередь: Ficciones

Габриэль Гарсиа Маркес, возможно, усовершенствовал жанр магического реализма, но Хорхе Луис Борхес положил его на карту в первую очередь.Некоторые считают, что аргентинец положил начало движению магического реализма в испанской литературе и сделал этот жанр более коммерчески доступным, проложив путь для публикации большего числа испанских авторов. В рассказах Борхеса были общие темы философии, мифологии и мечтаний. Его работы были отмечены многими наградами, в том числе Национальной премией Аргентины в области литературы.

6 Роза Монтеро

Амазонка

Что следует прочитать в первую очередь: La hija del Caníbal ( Дочь каннибала )

Роза Монтеро — давний журналист испанской газеты El País , где она стала первой женщиной, получившей приз Мануэля дель Арко.Ее романы на феминистскую тематику рассказывают истории о забытых женщинах. Издания ее работ на английском языке не так широко доступны, но лучше всего начать с La hija del Caníbal или The Cannibal’s Daughter . Это того стоит — она ​​получила за это приз за весенний роман.

7 Карлос Руис Сафон

Амазонка

КУПИТЬ ИСПАНСКАЯ ВЕРСИЯ

Что следует прочитать в первую очередь: Тень ветра

Когда Карлос Руис Зафон начинал свою карьеру, он писал сверхъестественные тайны исключительно для молодых взрослых.Его первый роман для взрослых, Тень ветра или La Sombra del Viento , изменил все. Мировой бестселлер получил признание критиков, получил множество наград и остается одной из самых продаваемых книг всех времен. Сафон — один из самых широко публикуемых современных испанских писателей; его романы изданы в 45 странах и переведены более чем на 40 языков.

8 Эльвира Наварро

Амазонка

Купить испанскую версию

Что следует прочитать в первую очередь: Счастливый город

Эльвира Наварро, одна из самых молодых испаноязычных авторов в этом списке, писатель, блоггер и учитель.В 2010 году она была названа одним из 22 лучших испаноязычных романистов журнала Granta в возрасте до 35 лет, и впереди ее ждет долгая карьера. Романы и рассказы Наварро переведены на несколько языков. Счастливый город , или La ciudad feliz , получил премию Jaén Novel Award за лучший роман и Tormenta en un vaso за лучший новый автор.

9 Карлос Фуэнтес

Амазонка

Купить испанскую версию

Что следует прочитать в первую очередь: Смерть Артемио Круса

Немногие испанские авторы были так влиятельны, как Карлос Фуэнтес.В дополнение к его экспериментальным романам с общими темами магического реализма и самобытности мексиканскому писателю приписывают популяризацию латиноамериканской литературы во всем мире. Фуэнтес получил ряд наград, в том числе Премию Мигеля де Сервантеса, Национальную премию Мексики в области искусства и науки, Медаль Пабло Пикассо ЮНЕСКО и Почетную медаль Белисарио Домингеса, высшую награду Мексики.

10 Кристина Ривера Гарса

Амазонка

КУПИТЬ ИСПАНСКАЯ ВЕРСИЯ

Что следует прочитать в первую очередь: Никто не увидит меня в слезах

У многих испаноязычных авторов есть своя ниша, например, поэзия или магический реализм.Но только не Кристина Ривера Гарса. Двуязычный писатель и штатный профессор экспериментирует со смешиванием стилей и жанров, таких как роман, повествование, рассказ и поэзия. Она родилась недалеко от границы с США в Тамаулипасе, и на ее работу часто влияет ее жизнь по обе стороны границы. Ривера Гарса имеет впечатляющую коллекцию престижных литературных наград и наград, в том числе Национальную премию за рассказ Хуана Висенте Мело, Международную премию Анны Сегерс и Премию Сор Хуаны Инес де ла Крус — и она единственный автор, получивший ее дважды.

11 Марио Варгас Льоса

Амазонка

КУПИТЬ ИСПАНСКАЯ ВЕРСИЯ

Что следует прочитать в первую очередь: Зеленый дом

Говоря об испанских писателях, у которых нет ниши, Марио Варгас Льоса пишет все. от юмора и исторической фантастики до мистерий и политических триллеров, его обширная коллекция работ охватывает практически все литературные жанры. Лауреат Нобелевской премии по литературе черпает вдохновение в своих историях в своем наследии и в своей родной стране Перу. Зеленый дом , или La casa verde , — одна из самых ранних его работ.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Реклама — продолжить чтение ниже

21 ведущих латиноамериканских авторов, о которых вы должны знать

Регион Латинской Америки и Карибского бассейна включает 41 страну, в которой проживают многие литературные таланты.Хотя латинское письмо у большинства людей сразу ассоциируется с письмом знаменитого Габриэля Гарсиа Маркеса, родившегося в Колумбии, и Октавио Паса (родившегося в Мехико, Мексика), сегодня есть много других людей, написавших произведения, достойные чтения. Латиноамериканская литература имеет богатую историю и глубокие культурные корни, но слишком часто ее игнорируют в предлагаемых списках литературы. Вот и все, начиная с предложенного ниже 21 латиноамериканского автора.

1. Лаура Эскивель

Мексиканская писательница, эссеист и сценарист, Эскивель наиболее известна своей книгой « Как вода для шоколада ».Эта вдохновленная едой книга стала бестселлером как в Мексике, так и в Соединенных Штатах, а позже была превращена в фильм (который стал самым кассовым испаноязычным фильмом, когда-либо выпущенным в США в то время). Эскивель начала свою писательскую карьеру, работая воспитательницей в детском саду, а затем стала писать детские телепрограммы.

2. Жуно Диас

Диас родился в Доминиканской республике и является отмеченным наградами писателем, выросшим в Нью-Джерси. Его сборник рассказов New York Times , бестселлер, This Is How You Lose Her , забавный, но чувствительный и поэтичный.Диас также получил Пулитцеровскую премию за свой роман « Краткая чудесная жизнь Оскара Вао», , опубликованный в 2007 году. В настоящее время он является профессором творческого письма в Массачусетском технологическом институте (MIT). Диас подчеркивает своим ученикам важность чтения работ авторов, «которые не похожи на вас», а также требует от них просмотра «Звездных войн» , чтобы углубить свое понимание мира «более сложными способами». Мне кажется, это довольно крутой профессор.

3.Джулия Альварес

Не каждый автор может сказать, что написал книгу, которая была адаптирована к фильму с такими героями, как Сальма Хайек и Марк Энтони… но Джулия Альварес может! Во время бабочек «» был опубликован в 1994 году и выпущен в прокат в 2001 году. Несмотря на то, что Алаварес родилась в Нью-Йорке, родители Алаварес являются уроженцами Доминиканской Республики, и первые десять лет своей жизни она провела в ДР. Большая часть ее работы основана на ее опыте доминиканки в Соединенных Штатах, когда она пишет об этнических, гендерных и классовых конфликтах.В 2002 году Альварес получил премию латиноамериканского наследия в области литературы.

4. Пауло Коэльо

Имея почти одиннадцать миллионов подписчиков в Twitter и более 27 миллионов «лайков» на Facebook, Коэльо является влиятельным голосом в латиноамериканском литературном сообществе. Родившийся в Бразилии Коэльо наиболее известен своим романом Алхимик , который обычно преподают в школах по всему миру. Урок того, как никогда не сдаваться, многие назвали этой очаровательной историей, изменившей жизнь, и любимой книгой на все времена.Если вы хотите, чтобы вас вдохновили цитаты вроде этой: «Однако секрет жизни состоит в том, чтобы упасть семь раз и подняться восемь раз», тогда прочитайте (или перечитайте) The Alchemist сегодня!

5. Изабель Альенде

Альенде, родившаяся в Перу, не только автор 20 книг, но и награждена Президентской медалью свободы, которой президент Барак Обама наградил ее в 2014 году. Твердо верит в заботу о других, Альенде пишет на своем веб-сайте: «В каждом человеке есть ядро ​​сияющего достоинства и храбрости.Ее романы часто отдают дань уважения жизни женщин и написаны в стиле, известном как магический реализм. В 1996 году она основала Фонд Изабель Альенде в честь своей покойной дочери Паулы Фриас. Фонд поддерживает некоммерческие организации в Чили и Калифорнии, миссии которых предоставляют женщинам и детям доступ к здравоохранению, образованию и защите от насилия.

6. Марио Варгас Льоса

Знаменитый писатель Льоса родился в Перу и получил Нобелевскую премию по литературе 2010 года.Он баллотировался на пост президента Перу в 1990 году, но в конечном итоге проиграл выборы. Его сочинения часто основываются на историческом материале, а также на его собственном опыте в стилях модерн и постмодерн. Время героя , первый роман Варгаса Льосы, был опубликован в Испании в 1963 году и основан на его опыте в военной академии. Этот автор чрезвычайно увлечен писательством и даже сказал в интервью, что, когда он заканчивает книгу, «я чувствую пустоту, недомогание, потому что роман стал частью меня.”

7. Алехандро Замбра

Замбра — чилийский поэт и писатель, учился в Чилийском университете, где получил степень по латиноамериканской литературе. Журнал New Yorker назвал его «Новой литературной звездой Латинской Америки». Его сборник занимательных рассказов Мои документы получил много положительных отзывов в литературном сообществе. Его другие работы включают Bonsai и Ways of Going Home .

8.Гуадалупе Неттель

Неттел родилась в Мехико и получила докторскую степень по лингвистике в университете в Париже. Она является автором четырех рассказов, получивших признание мемуаров и своего последнего романа « Тело, где я родился» . В 2007 году она была названа одним из боготских 39, одним из самых многообещающих молодых латиноамериканских писателей в возрасте до тридцати девяти лет. Мастер стиля и поэтической прозы, Неттель — чрезвычайно талантливый латинский писатель, которого стоит прочитать.

9.Патрисио Прон

Этот аргентинский писатель 1975 года рождения является автором Призрак моего отца карабкается под дождем , рассказа о молодом писателе, который возвращается домой, чтобы попрощаться со своим умирающим отцом. Житель Нью-Йорка называет работу Проня «увлекательной», а латиноамериканский писатель Даниэль Аларкон называет его «безмерным талантом» и «смелым писателем».

10. Андрес Нойман

Этот испанско-аргентинский писатель и поэт, получивший образование в Университете Гранады, является настоящим талантом литературного сообщества.Его роман, отмеченный наградами, Путешественник века был выбран среди лучших книг года журналами The Guardian , The Independent и Financial Times . Эта книга, действие которой происходит в небольшом немецком городке, глубоко погружается в темы философского и исторического характера, а также на вневременную тему любви. Нойман написал около двадцати различных произведений, в том числе четыре романа и девять сборников стихов, так что у вас нет оправдания, чтобы не взять одну из них и не приступить к чтению сегодня!

11.Валерия Луизелли

Луизелли, родившаяся в Мехико, но выросшая в Южной Африке, — молодой мексиканский писатель и эссеист, изучавшая сравнительную литературу в Колумбийском университете. В 2014 году она была лауреатом премии Национального книжного фонда «От 5 до 35». Ее работы включают лиц в толпе , тротуаров и ее последний роман, опубликованный в 2015 году, История моих зубов . LA Times называет Луизелли «одним из самых интересных писателей, работающих сегодня.«Ее причудливые сочинения и изобретательные рассказы определенно заслуживают того, чтобы их прочесть.

12. Саманта Швеблин

Швеблин — писатель рассказов, который родился в Аргентине в 1978 году и считается одним из лучших молодых писателей страны. В 2008 году она выиграла приз Casa de la Américas за свою вторую книгу, Pájaros en la boca , а также грант Мексики FONCA на продвижение культуры и искусства. Ее рассказы проходят границу между реальностью и фантазией и часто основываются на идее страха в нашем обществе.

13. Сантьяго Ронкаглиоло

Ронкальоло родился в Перу, писатель, сценарист и журналист-расследователь. Как и в Саманте Швеблин, романы Ронкаглиоло в первую очередь связаны со страхом. Он вырос в окружении революции «Сияющий путь», сотворенной из бомб, отключений электричества, страха и смерти в Перу. Его опыт побудил его написать свой роман Красный апрель и научно-популярную книгу La Cuarta Espada . В 2010 году он был выбран британским журналом Granta как один из 22 лучших испанских писателей до 35 лет.

14. Даниэль Аларкон

Нынешний житель Сан-Франциско, Аларкон, родился в Лиме, ​​Перу. Он получил степень бакалавра антропологии в Колумбийском университете и степень магистра в Мастерской писателей Айовы. Этот популярный латиноамериканский автор, у которого почти 19 000 подписчиков в Твиттере, был даже упомянут в номере The New Yorker’s «20 до 40». Его популярные романы включают Радио затерянного города, Ночью мы гуляем кругами и Война при свечах: Истории.

15. Эсмеральда Сантьяго

Выпускник Гарвардского университета, Сантьяго родился в Сан-Хуане, Пуэрто-Рико и переехал в Соединенные Штаты в возрасте 13 лет. Сантьяго был старшим из одиннадцати детей и боролся с бедностью и дискриминация на протяжении всей ее жизни. В ее мемуарах подробно рассказывается о преодолении препятствий и трудном переходе в акклиматизацию к новым культурам. Когда я был пуэрториканцем, Мечта Америки и Почти женщина — это работы Сантьяго, каждая из которых служит источником вдохновения для женщин и латиноамериканцев в целом, которые, возможно, борются с определенными стереотипами.

16. Хорхе Вольпи

Имея почти 200 000 подписчиков в Твиттере, Вольпи — невероятно популярный и талантливый автор в латиноамериканском сообществе. Вольпи родился в Мехико и наиболее известен своими романами и эссе, которые часто включают элементы романтики, интриг и этических вопросов. Его работы включают В поисках Клингзора и Конец безумия .

17. Виктор Вильясеньор

Вильясеньор был диагностирован с дислексией, когда ему было чуть больше двадцати, и с тех пор сказал, что это его «спасительная милость».«Он оригинальный мыслитель с уникальным взглядом на мир вокруг него, и его поклонники могут обнаружить это в его произведениях. Этот американский писатель мексиканского происхождения также является талантливым оратором, основавшим некоммерческую организацию Snowgoose Global Thanksgiving, чтобы способствовать миру и гармонии во всем мире. Его национальный бестселлер Золотой дождь рассказывает о мучительной истории его собственных родителей, которые были нелегальными иммигрантами из Мексики, когда они бежали от мексиканской революции.

18. Зораида Кордова

Кордова родилась в Эквадоре и выросла в Куинсе, штат Нью-Йорк. Она пишет юношеские романсы и городские фантастические романы. В ее творчестве часто встречаются рассказы о 20-летних девушках, ищущих любви и смысла жизни. Автор, которая выучила английский, посмотрев «Русалочку», сказала, что часто мечтает, чтобы ее жизнь была чем-то средним между Баффи, истребительницей вампиров и «Сексом в большом городе». Посмотрите ее сериал, The Vicious Deep .

19.Венди Герра

«Я демон, который пишет то, что чувствует… Я пишу или говорю то, что люди считают не модным», — сказал Герра в интервью 2014 года. Эта кубинская поэтесса и писательница черпает вдохновение из своей личной жизни и истории для создания высоко оцененных литературных произведений. Герра всегда был ярым сторонником ведения дневников; фактически, ее дневники легли в основу ее первого вымышленного романа « Они все уходят, », опубликованного в 2006 году. Ее слова раздирают сердце и веселят, определенно выделяясь на фоне остальных.

20. Гомер Ариджис

Мексиканский поэт, журналист, писатель и активист по защите окружающей среды, Ариджис известен своими оригинальными произведениями и сильным влиянием. В 1985 году он организовал Группу 100 (группу выдающихся художников и писателей), в которую вошли такие как Октавио Пас и Габриэль Гарсиа Маркес, для защиты биоразнообразия в Мексике и Латинской Америке. Его книга под названием 1492: Жизнь и времена Хуана Кабесона из Кастилии была названа New York Times Известной книгой года, в которой Ариджис пишет о мире, где и мавры, и евреи подвергаются нападениям.

21. Адриана Лисбоа

Родилась в Рио-де-Жанейро, Лиссабон, жила во Франции, Японии, а теперь и в Соединенных Штатах. В 2007 году Hay Festival / Bogota World Book Capital включил ее в число 39 самых важных латиноамериканских писателей в возрасте до 39 лет. Ярая защитница веганов и прав животных, Лисбоа ранее работала джазовой певицей и учителем музыки.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.