Изгои книга хинтон: Книга: «Изгои» — Сьюзан Хинтон. Купить книгу, читать рецензии | The Outsiders | ISBN 978-5-9908081-3-3

Содержание

Сьюзан Хинтон ★ Изгои читать книгу онлайн бесплатно

Сьюзан Хинтон

Изгои

© S. Е. Hinton, 1995

© Анастасия Завозова, перевод на русский язык, 2016

© Виктор Сонькин, перевод стихотворения, 2016

© Livebook Publishng Ltd, 2016

* * *

Предисловие переводчика

Недолговечное золото

Роман С. Э. Хинтон «Изгои»

Пожалуй, странно будет начать предисловие к роману с совета его не читать, но об этом все-таки стоит сказать сразу. Если вы – взрослый, и не просто взрослый, а таковым себя считаете – зрелым, сформировавшимся, серьезным человеком, которому не до пустяков и которого уже миновали все эти подростковые треволнения, сомнения и неуверенности, то вам, наверное, лучше сразу закрыть эту книгу и не тратить на нее свое время. Потому что львиная доля невероятного и непреходящего очарования романа «Изгои» заключается как раз в том, что он был написан подростком и для подростков.

Сьюзан Элоиза Хинтон, школьница из города Тулсы, штат Оклахома, начала писать роман «Изгои» в 1965 году, когда ей было шестнадцать лет. Поводом для этого послужила история, случившаяся с другом Хинтон. Его посреди белого дня и на глазах у прохожих избили несколько подростков из богатых кварталов. До этого Хинтон редко задумывалась о том, что круг ее общения состоит преимущественно из грязеров – набриолиненных парней с сигаретами, которые жили в бедной части города. Точнее, не задумывалась о том, что кому-то приходит в голову не просто делить людей на группы по тому, как они одеваются, где живут и сколько у них денег, а еще и откровенно из-за этого ненавидеть их. Сама Хинтон вспоминает, как однажды шла домой с компанией друзей – мимо них проехала машина, из которой им прокричали: «Грязилы!», и тогда она впервые, глянув на своих идущих вразвалочку, попыхивающих сигаретами друзей, подумала: «Господи, да они же хулиганы!»

После той самой истории с избиением возмущенная Хинтон пришла домой и кинулась записывать свои мысли и впечатления от случившегося. Так начался роман «Изгои» – со сцены, где главный герой, четырнадцатилетний мальчишка из бедного квартала, идет домой из кино и по дороге на него нападают пятеро парней, представителей «золотой молодежи». Современная американская писательница Рэйнбоу Рауэлл, очень известный автор нескольких подростковых книг, говоря о романе Хинтон, отметила в том числе, что он весь написан как будто бы «на выдохе», в нем нет ни пауз, ни промедлений, только поток яростной речи, внутренний монолог подростка, – и это действительно так. Поначалу Хинтон даже не собиралась издавать роман, ей просто нужно было выплеснуть куда-то свою злость на людей, избивших ее друга и возмущение всей сложившейся ситуацией, тем, на какие узкие кастовые группки поделена вся их школа. (Школьное противостояние дошло до того, вспоминала Хинтон в одном из интервью, что представители разных группировок входили в школу через разные двери.) Но однажды она показала роман своей подруге, а та показала его своей матери, которая в свое время написала и издала книгу для детей. Роман ей так понравился, что она отправила его своему нью-йоркскому агенту и в день выпускного бала Сьюзан Хинтон получила контракт на издание книги.

Нельзя сказать, что книга имела мгновенный успех. Какое-то время она продавалась довольно вяло, но к счастью для Хинтон именно в этот момент в США обострились дискуссии о том, какой должна быть литература для подростков. Сама Хинтон вспоминает, что в ее детстве книжки были «или про лошадей, или о том, как «Мэри-Джейн едет на бал», а ничего о том, как вообще живут реальные подростки, прочесть было и нельзя. Когда дискуссия вышла на новый виток, все больше и больше учителей и библиотекарей стали приводить в пример роман «Изгои». Они отмечали подлинную, живую, не подслащенную тональность романа и то, что его героями стали мальчишки, которых раньше как будто бы никто и не замечал – представители подростковых банд, жители бедных кварталов, дети из неполных семей. Именно выбор героев, кстати, придал книге ореол некоторой скандальности. Во многих штатах книга была запрещена, даже несмотря на то, что с момента публикации было продано около 20 миллионов экземпляров. Именно реалистичность персонажей стала причиной запрета – несовершеннолетние герои книги курят, употребляют алкоголь, сталкиваются с насилием в семье, дерутся, грубо разговаривают и сами зачастую преступают закон. Американская библиотечная ассоциация включила роман Хинтон в список «100 запрещенных книг XX века», но во многих штатах он входит в школьную программу.

Читать дальше
КОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКА

Понравилась книга?


Вы можете купить эту книгу и продолжить чтение
Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

достояние заокеанской литературной традиции или выплеск творческой энергии автора

Business Class выбирает самые резонансные фильмы и книги, выпущенные на минувшей неделе, и представляет два противоположных взгляда на них. Читателям остается определиться, на чьей они стороне.

Продукт: «Изгои»

Автор: Сьюзен Хинтон

ЗА

Роман «Изгои» был написан в 1965 году и с тех пор считался и воспринимался важным достоянием заокеанской литературной традиции. Роман воплощает собой веру в чудодейственную американскую мечту, что превращает любого нищего в короля. Так, собственно, произошло и со Сьюзен Хинтон – она написала свою самую знаменитую вещь в возрасте 16 лет и почти моментально заработала себе славу подросткового пророка и восходящей звезды американской литературы. И пусть большинство из возложенных на Хинтон надежд не оправдалось (продолжение карьеры выдалось на редкость провальным), «Изгои» остались в числе самых значимых произведений искусства 60-х годов, и российский читатель наконец-то получил возможность убедиться в этом самостоятельно.

Маленький городок в Оклахоме, 60-е годы. В давнем конфликте противостоят друг другу банды подростков – грязеры и вобы. Первое правило грязеров – по одному не ходить, второе – не попадаться. И всегда стоять за друзей горой, что бы они ни сделали. 14-летний Понибой Кертис уверен: богатеньким деткам – вобам, золотой молодежи с западной части города, никогда не понять ребят из бедных кварталов с восточной стороны. И лишь одна страшная ночь, одна стычка с вобами все меняет. Понибой вынужден пуститься в бега, вырваться из порочного круга давнего конфликта и взглянуть со стороны на самого себя и мир, узником которого он ненароком стал.

Переводчица «Изгоев» Анастасия Завозова во вступлении к тексту уклончиво отчитывается перед будущими читателями: «Пожалуй, странно будет начать предисловие к роману с совета его не читать, но об этом все-таки стоит сказать сразу». Здесь тянет добавить, что «Изгои» – это не «Убить пересмешника» и не «Голодные игры». «Изгои» совершенно точно не станут образцом блестящего стиля, и Хинтон не окажется на одной ступени с Марком Твеном. И читать этот роман совершенно точно не стоит тем, кто рассчитывает на эффект разорвавшейся бомбы – именно об этом броское предисловие Завозовой.

«Изгои», если отбросить весь сопутствующий книге фактаж (например, книгу включили в школьную программу одних штатов и запретили в соседних), – роман очень печальный и тонкий. Он о детском одиночестве в мире взрослых и предчувствии крупных разочарований. Он о любви – к девушке, малой родине, друзьям, которая не может воплотиться по причине утвержденной свыше аксиомы: чтобы выжить, нужно кого-нибудь ненавидеть. Он о маленьком человеке, о маленьком не в чеховском, а в прямом смысле этого слова. Ему не надо многого, чтобы быть счастливым, но и этого ему не дано. В условиях лишений и горестей он будет искать точку опоры или, по крайней мере, крышу, под которой можно будет переждать надвигающийся ливень.


ПРОТИВ

Сьюзен Хинтон чем-то напоминает Валерию Гай Германику – это сравнение, возможно, многое объяснит тем, кто намеревается взяться за роман «Изгои». У автора книги явно накипело (или, как принято сейчас говорить, «припекло»), и она не стала держать в себе обиды, разочарование и язвительность по отношению к миру взрослых. Такие выплески творческой энергии способны заинтересовать скорее психотерапевтов, чем литературных критиков, но свой читатель у Хинтон, конечно же, нашелся. Книга оказалась в нужное время в нужном месте: в тот момент (60-е гг. XX века) американская интеллигенция была объята буйной междоусобицей на тему детской и подростковой литературы. «Изгои» как нельзя лучше вписались в эту дискуссию и еще больше поссорили противоборствующие стороны, углубив общественный резонанс, а заодно и форсировав несколько переизданий книги.

В предисловии к российскому изданию сказано, что, вероятно, эта книга придется не по душе тем, кто окончательно и бесповоротно «повзрослел» – этот неудачный отвлекающий маневр призван сгладить общее впечатление от романа, который больше напоминает дневник размечтавшегося юноши, чем слаженное художественное повествование.

Беспросветная наивность, отчаянное желание показаться «крутым», простота, которая хуже воровства, – все эти характеристики применимы как к тексту, так, очевидно, и к его творцу. А заодно и к главному герою. Понибой Кертис, втянутый в противостояние двух подростковых бригад, оказывается соучастником (или только свидетелем) убийства, и вместе со своим боевым товарищем отправляется на край света, подальше от завывающих сирен, коченеющего трупа и начинающейся войны. Завязка в духе «Бумера» уже намекает, что дальше будет только хуже, но, возможно, адекватный библиофил и не сможет осилить большего. На последующих страницах книги мало что изменится: Понибой будет страдать от угрызений совести, неразделенной любви и прочих житейских неудобств; грязеры и вобы будут ненавидеть друг друга и выражать это чувство всеми доступными методами; а читатель продолжит бороться с желанием отложить книгу и больше к ней не возвращаться.

На первый взгляд, «Изгои» выглядят стилизацией под подростковое чтиво – оборотистое, терпкое, размашистое. Но когда понимаешь, что никакая это не стилизация, шарм произведения угасает на глазах. И сочувствовать остается не главному герою, находящему в тисках обстоятельств, а Сьюзен Хинтон, у которой, судя по всему, выдалось не самое простое детство. Но самые страшные картины, рисуемые автором, не слишком впечатлят тех, кто родился на излете существования СССР и «выжил в 90-е»: они, скорее всего, и сами смогут припомнить с десяток подобных историй, ни одна из которых не кажется им чем-то из ряда вон выходящим.


16+

«Изгои» Сьюзан Хинтон

В издательстве Livebook выходит роман «Изгои», который американка Сьюзан Элоиза Хинтон начала писать в середине шестидесятых, когда ей было шестнадцать лет. Речь в нем идет о конфликте между двумя бандами подростков — грязерами из бедных семей и вобами из богатых. Книга, повествующая о реальных проблемах молодежи, имела большой резонанс в США, в некоторых штатах она до сих пор запрещена, в некоторых входит в школьную программу, а в 1983 году Фрэнсис Форд Коппола снял по ней фильм. Перевод на русский язык выполнен Анастасией Завозовой. «Горький» публикует фрагмент из романа.

Когда я вышел из темного кинотеатра на солнце, думал я только о Поле Ньюмане и о том, как буду добираться домой. Хотел бы я быть похожим на Пола Ньюмана —
он крутой, а я — нет, но вообще я не так уж плохо и выгляжу. Волосы у меня светло-каштановые, почти рыжие, а глаза — зеленовато-серые. Жаль, что не совсем серые, конечно, потому что почти у всех парней, которых я терпеть не могу, как раз зеленые глаза, но тут уж выбирать не приходится. У меня длинные волосы, сзади ровные, в линию, и челка отросшая, парни обычно покороче носят, но я грязер, и в нашем квартале мало кто вообще стрижется. И потом, мне лучше с длинными волосами.

Идти до дома было далеко, а я был один, но я и так всегда один в кино хожу, просто чтобы мне не мешали смотреть фильмы, чтобы можно было уйти в них с головой, прожить их вместе с актерами. Когда вдвоем с кем-нибудь кино смотришь, как-то неловко становится, вроде как кто-то у тебя через плечо книжку читает. Этим-то я и отличаюсь. Ну, то есть вот один мой старший брат, Газ, которому шестнадцать — уже почти семнадцать, — по жизни ничего не читает, а моему самому старшему брату, Дэррелу, которого мы все зовем Дэрри, и вовсе не до книг или картинок, потому что он много работает, и, в общем, я от них отличаюсь. И в нашей банде никто так, как я, насчет кино и книжек не загоняется. Было время, я даже думал, что я на целом свете один такой. Ну и ходил везде один.

Газ хотя бы старается меня понять, от Дэрри и этого не дождешься. Но Газ, он вообще не такой как все, он все понимает, ну почти. Например, он не орет на меня целыми днями как Дэрри, не обращается со мной так, будто мне шесть, а не четырнадцать. Я никого так не любил, как Газа, даже маму с папой. Он веселый и всегда улыбается, а Дэрри — строгий, суровый и не улыбается почти никогда. Но Дэрри к двадцати годам через многое пришлось пройти, слишком быстро пришлось повзрослеть. А Газ не повзрослеет никогда. Не знаю даже, что лучше. Но когда-нибудь да узнаю.

Короче, я шел домой, думал про киношку и внезапно пожалел, что иду один. Грязерам не стоит слишком часто ходить поодиночке, а то на них и наехать могут, ну, или кто-нибудь выскочит и заорет: «Гряяяязь!», от чего, понятно, тоже лучше не становится. Наезжают на нас вобы. Не знаю точно, с большой это буквы пишется или с маленькой, это сокращение — «высшее общество», золотая молодежь, богатенькие детки с западной части города. Это как слово «грязеры», которым называют всех нас, парней с восточной стороны.

Мы беднее, чем вобы и средний класс. Ну и, наверное, бедовее тоже. Не как вобы, конечно, которые наезжают на грязеров и разносят дома, накачавшись со скуки пивом, и про которых в газетах сначала пишут, что они позорят весь город, а потом — что приносят неоценимую пользу обществу. Грязеры почти та же шпана, мы воруем, ездим на переделанных тачках, грабим автозаправки и время от времени сходимся на драки с другими бандами. Ну, то есть я-то как раз ничего такого не делаю. Попадись я полиции, Дэрри меня убьет. С тех пор как мама с папой погибли в автоаварии, нам троим можно жить вместе, только если мы себя хорошо ведем. Поэтому мы с Газом на неприятности стараемся не нарываться — и не попадаться, если нарываемся. То есть я что хочу сказать — почти все грязеры так себя ведут, и так же, как все, мы не стрижем волосы и носим джинсы с футболками, и кожаные куртки, и кроссовки или ботинки, и не заправляем рубашки в брюки.

Можно было дождаться, когда Газ или Дэрри придут с работы, и пойти в кино с кем-нибудь из них. Они бы меня отвели, или отвезли, или даже пошли бы со мной в кино, хотя Газ вечно ерзает и ни одного фильма поэтому нормально посмотреть не может, а Дэрри в кино просто помирает со скуки. Дэрри считает, что нечего, мол, глазеть на чужую жизнь, ему и своей хватает. А можно еще было попросить кого-нибудь из нашей банды сходить со мной, кого-нибудь из четырех парней, с которыми мы — я, Дэрри и Газ — вместе росли и которые нам как семья. Мы, считай, что братья, потому что когда растешь в таком спевшемся районе, как наш, всех знаешь как облупленных. Думай я головой, позвонил бы Дэрри, и он бы заехал за мной по пути с работы, или Смешинке Мэтьюсу — это парень из нашей банды, — если б я его попросил, он бы приехал за мной на машине, но иногда я просто ни о чем не думаю. Дэрри жутко бесится, когда я такие штуки откалываю, потому что я вроде как умный — у меня и оценки хорошие, и вообще я умный, и все такое, но головой я не думаю, и все тут. Ну и потом, я люблю ходить пешком.

Впрочем, я решил, что не так уж и люблю ходить пешком, когда заметил, что за мной тащится красный «корвейр». До дома было еще почти два квартала, поэтому я прибавил ходу. На меня еще ни разу не наезжали, но я видел Джонни после того, как он напоролся на четверых вобов, и зрелище это было не из приятных. После этого Джонни от собственной тени шарахался. Джонни тогда шестнадцать было.
Конечно, все было без толку — в смысле, шагу прибавлять, — и я понял это еще до того, как «корвейр» притормозил рядом со мной и из него вылезли пять вобов. Я здорово струхнул — я, конечно, крепкий, но для своих четырнадцати все равно маловат, а эти парни были все как один больше меня. Я машинально просунул большие пальцы в шлевки джинсов, ссутулился и стал прикидывать, удастся ли мне убежать, если я прямо сейчас рвану с места. Я вспомнил Джонни — какое у него было лицо, все в синяках и порезах, вспомнил, как он плакал, когда мы его нашли на поле почти без сознания. Джонни здорово достается дома, поэтому надо очень постараться, чтоб он заплакал.

Мне было холодно, но тут я разом вспотел. Ладони стали влажными, струйка пота побежала по спине. Со мной так бывает, когда мне по-настоящему страшно. Я огляделся, высматривая бутылку, палку, хоть что-нибудь — Стив Рэндл, лучший друг Газа, однажды отбитым бутылочным горлышком отмахался от четверых парней, — но рядом ничего такого не было. Так и стоял там как вкопанный, пока они меня окружали. Не умею я головой думать. Они, скалясь, не торопясь, медленно кружили вокруг меня.

— Эй, грязила, — сказал один наигранно- дружелюбным голосом. — Сейчас мы тебе поможем, грязила. Отрежем твои грязные длинные патлы.

На нем была клетчатая рубашка. До сих пор стоит перед глазами. Синяя рубашка в клетку. Один парень расхохотался, потом, понизив голос, выругался. Я не знал, что и сказать. Когда тебя вот-вот побьют, тем для разговора вообще немного, так что я помалкивал.

— Хочешь подстричься, грязер? — средних размеров блондин вытащил из заднего кармана нож, раскрыл его.

Тут я наконец придумал, что сказать.

— Нет.

Я попятился подальше от ножа. Ну и, разумеется, наткнулся на одного из вобов. Они меня вмиг повалили. Руки-ноги прижали к земле, один уселся мне на грудь и уперся коленями мне в локти, и если вам кажется, что это не больно, то у вас не все дома. Я чувствовал запах лосьона для бритья — «Английская кожа» — и застарелого табака и тогда еще подумал, дурак, не задохнусь ли до того, как они что-нибудь мне сделают. Мне даже этого хотелось, до того я испугался. Я стал вырываться, и у меня даже почти получилось, но тут они навалились посильнее, а тот, что сидел у меня на груди, пару раз мне врезал. Так что я лежал смирно, только ртом воздух хватал и огрызался. Мне к горлу приставили нож.

— А если стрижка начнется чуть ниже подбородка?

Тут до меня дошло, что меня могут убить. Я слетел с катушек. Заорал — Газ, Дэрри, хоть кто-нибудь. Мне стали зажимать рот рукой, и я вцепился в эту руку со всех сил, чувствуя, как бежит по зубам кровь. Я услышал, как кто-то выругался себе под нос, мне снова врезали и стали совать в рот носовой платок. Один парень все повторял:

— Заткните его, да заткните же!

Потом послышались крики, раздался топот, вобы подскочили, а я остался лежать на земле, хватая ртом воздух. Лежал там и думал, что вообще происходит — кто-то перепрыгнул через меня, кто-то пробежал мимо, а у меня голова шла кругом, и я не соображал ничего. Тут кто-то ухватил меня под мышки и рывком поставил на ноги.

Читать роман на Bookmate.

Сьюзан Хинтон — биография, список книг, отзывы читателей

#полуночный_экспресс

Поколение без стержня
Скажу честно, я ожидала от нахваленной книги, которая считается одной из самых значимых в американской литературе, для подростков, чего-то более стоящего. Но, когда я стала знакомиться с этим трудом, то обнаружила скупой, местами довольно сухой, текст, плюс к этому, посредственный перевод.

В центре повествования показано противостояние двух социальных классов — богатых и бедных, на уровне подростков, которые сбившись в банды, с помощью разборок, откровенного насилия, решают, кто из них круче. Главная цель, которую ставит автор перед читателем, это показать, что эти подростки равны между собой, что им не за что ненавидеть друг друга, что они похожи. Но в этом, на мой взгляд, состоит главное лукавство сего произведения.

У персонажей неравные старты в жизни, они остаются неравными и к концу книги. Грязеры — это выходцы из бедных, неполных семей, все, что их ожидает тяжелая работа, прозябание без денег и, иногда, тюрьма. У вобов, богатеньких мажоров, все радужнее — хорошая и непыльная работа, прекрасное образование и солидные капиталы их родителей. Как бы вы не посыпали знак неравенства высокопарными словами — он остается прежним.

Далее, в этом произведении персонажи не вызывали положительных эмоций, от слова «совсем». Я не чувствовала к ним жалости, симпатии или же интереса. Они до боли просты, примитивны и ничего уникального мне не показывают. Знаете, очень печально, что главному герою, Понибою пришлось увидеть смерть близкого друга, самому чуть не погибнуть и только тогда осознать, что такое «хорошо», а что такое «плохо». В четырнадцать лет, как бы, уже видишь разницу. Что толку в книгах и фильмах, которые он читал и смотрел, если их содержание проходило мимо его серого вещества?!

В принципе, все подростки в книге бесились с жиру. В них не было стержня, ориентиров, а одни только понты и обиды. Эти подростки и не хотели, чтобы их понимали, собственно, они никогда не стремились к гармонии с окружающим миром — легче и проще ненавидеть, доброта ведь требует внутренней работы над собой. В конце книги, вроде бы, маячит мир, но сами герои, по факту, не меняются пот отношению к другим людям. Отношение между группировками изменилось и все! К остальным же, они не питают особого участия.

Они могли бы доказывать что-то преодолевая трудности в учебе, спорте, активно участвуя в скаутских движениях, но они все, тут автор права, в этом они равны, идут по самому короткому и примитивному пути. Сам образ группировок, то, что они хулиганили, воровали, нападали на иных прохожих, кроме своих врагов, не порицался. Он просто игнорируется, а когда нужно всплывает. В книге, часто, появляются довольно пафосные сцены, например, чтения стихов в церкви Понибоем и Джонни. На фоне всего остального сюжета это выглядело декоративно.

В целом, данная книга средняя, поверхностная, проходная. Лучше прочесть роман «Над пропастью во ржи», если хотите увидеть что-то стоящее по теме идентификация, поиска себя, молодым поколением, из западной литературы. Там и язык побогаче, да и персонаж харизматичный.

Данное произведение автор написала в возрасте пятнадцати лет, увы, но качество его на уровне подросткового рассказа и осталось. Оно мило бы смотрелось в местном, литературном журнале, но это слишком отважно называть сей роман «выдающимся произведением».

Сьюзан Хинтон (Слушать аудиокнигу онлайн)

Прочтите описание перед тем, как прослушать или скачать аудиокнигу «Изгои — Сьюзан Хинтон» бесплатно в mp3: Маленький городок в Оклахоме, 60-е годы. В давнем конфликте противостоят друг другу банды подростков – грязеры и вобы. Первое правило грязеров – по одному не ходить, второе – не попадаться. И всегда стоять за друзей горой, что бы они ни сделали. 14-летний Понибой Кертис уверен: богатеньким деткам – вобам, золотой молодежи с западной части города – никогда не понять ребят из бедных кварталов с восточной стороны. И лишь одна страшная ночь, одна стычка с вобами все меняет. Сьюзан Элоиза Хинтон начала писать роман «Изгои» в 1965 году. Написанная искренне и от души, книга повествует о проблемах реальных подростков – представителей подростковых банд, жителей бедных кварталов, детей из неполных семей. Американская ассоциация библиотекарей включила роман Хинтон в список «100 запрещенных книг XX века»: в некоторых штатах он остается под запретом до сих пор, во многих других – давно включен в школьную программу. В 1983 году книга была экранизирована режиссером Фрэнсисом Фордом Копполой. Фильм стал успешным стартом в большое кино для юных Патрика Суэйзи, Тома Круза, Си Томаса Хауэлла, Мэтта Диллона, Эмилио Эстевеса и Ральфа Маччио.


Извините.
Материал удалён по запросу правообладателя!


10

Талант Автора

10

Впечатление


Уважаемый аудиослушатель, архив аудиокниги Вы можете скачать абсолютно бесплатно только у нас!

Время подготовки зависит от количества других книг в очереди и объема аудиокниги.

Отправить запрос на подготовку архива (проверить готовность)?

Примерное время ожидания от 1 до 50 минут

Если архив по прежнему не доступен сообщите нажав на кнопку (Не работает? Сообщите нам! Перезальём за 24 часа!)

Изгои — Сьюзан Хинтон » Аудиокниги — Онлайн библиотека

Предисловие переводчика
Недолговечное золото
Роман С. Э. Хинтон «Изгои»

Пожалуй, странно будет начать предисловие к роману с совета его не читать, но об этом все-таки стоит сказать сразу. Если вы – взрослый, и не просто взрослый, а таковым себя считаете – зрелым, сформировавшимся, серьезным человеком, которому не до пустяков и которого уже миновали все эти подростковые треволнения, сомнения и неуверенности, то вам, наверное, лучше сразу закрыть эту книгу и не тратить на нее свое время. Потому что львиная доля невероятного и непреходящего очарования романа «Изгои» заключается как раз в том, что он был написан подростком и для подростков.

Сьюзан Элоиза Хинтон, школьница из города Тулсы, штат Оклахома, начала писать роман «Изгои» в 1965 году, когда ей было шестнадцать лет. Поводом для этого послужила история, случившаяся с другом Хинтон. Его посреди белого дня и на глазах у прохожих избили несколько подростков из богатых кварталов. До этого Хинтон редко задумывалась о том, что круг ее общения состоит преимущественно из грязеров – набриолиненных парней с сигаретами, которые жили в бедной части города. Точнее, не задумывалась о том, что кому-то приходит в голову не просто делить людей на группы по тому, как они одеваются, где живут и сколько у них денег, а еще и откровенно из-за этого ненавидеть их. Сама Хинтон вспоминает, как однажды шла домой с компанией друзей – мимо них проехала машина, из которой им прокричали: «Грязилы!», и тогда она впервые, глянув на своих идущих вразвалочку, попыхивающих сигаретами друзей, подумала: «Господи, да они же хулиганы!»

После той самой истории с избиением возмущенная Хинтон пришла домой и кинулась записывать свои мысли и впечатления от случившегося. Так начался роман «Изгои» – со сцены, где главный герой, четырнадцатилетний мальчишка из бедного квартала, идет домой из кино и по дороге на него нападают пятеро парней, представителей «золотой молодежи». Современная американская писательница Рэйнбоу Рауэлл, очень известный автор нескольких подростковых книг, говоря о романе Хинтон, отметила в том числе, что он весь написан как будто бы «на выдохе», в нем нет ни пауз, ни промедлений, только поток яростной речи, внутренний монолог подростка, – и это действительно так. Поначалу Хинтон даже не собиралась издавать роман, ей просто нужно было выплеснуть куда-то свою злость на людей, избивших ее друга и возмущение всей сложившейся ситуацией, тем, на какие узкие кастовые группки поделена вся их школа. (Школьное противостояние дошло до того, вспоминала Хинтон в одном из интервью, что представители разных группировок входили в школу через разные двери.) Но однажды она показала роман своей подруге, а та показала его своей матери, которая в свое время написала и издала книгу для детей. Роман ей так понравился, что она отправила его своему нью-йоркскому агенту и в день выпускного бала Сьюзан Хинтон получила контракт на издание книги.

Нельзя сказать, что книга имела мгновенный успех. Какое-то время она продавалась довольно вяло, но к счастью для Хинтон именно в этот момент в США обострились дискуссии о том, какой должна быть литература для подростков. Сама Хинтон вспоминает, что в ее детстве книжки были «или про лошадей, или о том, как «Мэри-Джейн едет на бал», а ничего о том, как вообще живут реальные подростки, прочесть было и нельзя. Когда дискуссия вышла на новый виток, все больше и больше учителей и библиотекарей стали приводить в пример роман «Изгои». Они отмечали подлинную, живую, не подслащенную тональность романа и то, что его героями стали мальчишки, которых раньше как будто бы никто и не замечал – представители подростковых банд, жители бедных кварталов, дети из неполных семей. Именно выбор героев, кстати, придал книге ореол некоторой скандальности. Во многих штатах книга была запрещена, даже несмотря на то, что с момента публикации было продано около 20 миллионов экземпляров. Именно реалистичность персонажей стала причиной запрета – несовершеннолетние герои книги курят, употребляют алкоголь, сталкиваются с насилием в семье, дерутся, грубо разговаривают и сами зачастую преступают закон. Американская библиотечная ассоциация включила роман Хинтон в список «100 запрещенных книг XX века», но во многих штатах он входит в школьную программу.

По роману даже снят фильм – в 1983 году фанаты книги написали петицию, которую подписали тысячи человек. Они просили, чтобы экранизацией фильма занялся Фрэнсис Форд Коппола, и режиссер согласился. В фильме снялись тогда еще совсем юные и мало кому известные Си Томас Хауэлл, Патрик Суэйзи, Том Круз, Роб Лоув, Мэтт Диллон, Эмилио Эстевес и Ральф Маччио. Небольшое камео – полуминутная роль санитарки в больнице – досталась и Сьюзан Хинтон, с которой у Копполы сложились очень теплые отношения.

Эта яростная, страстная и до сих пор очень живая любовь к роману, которая с 1967 года, в общем-то, и не думает угасать, вызвана, конечно, тем, с чего и началось это предисловие. Это роман, написанный подростком – для подростков. Написанный искренне, на выдохе и от души. Роман, который после того, как его прочитывают впервые – в десять, одиннадцать или двенадцать лет, – оставляет по себе воспоминания и чувства, которых уже никогда не будет, если прочесть роман в каком-то отчетливо взрослом, отчетливо серьезном состоянии. Конечно, поскольку автору романа было всего 15–16 лет, когда она его писала, не стоит ждать от книги какой-то исключительной литературной отточенности. Но некоторую незрелость и наивность выражений с лихвой окупает удивительно искреннее чувство, которым пронизан весь роман, чувство, благодаря которому Хинтон и пробилась к сердцам своих невзрослых читателей – желание не столько написать книгу, сколько выплеснуть подростковую ярость и ужас взросления, через которые нам всем рано или поздно приходится пройти.

Поэтому при переводе я постаралась аккуратно сохранить и передать стиль автора – во всей его юношеской простоте и угловатости – и ни в коем случае ничего не улучшать. Надеюсь, мне это удалось, но любые ошибки, как водится, все равно остаются на совести переводчика.

Анастасия Завозова, июль – октябрь 2016Глава первая

Когда я вышел из темного кинотеатра на солнце, думал я только о Поле Ньюмане и о том, как буду добираться домой. Хотел бы я быть похожим на Пола Ньюмана – он крутой, а я – нет, но вообще я не так уж плохо и выгляжу. Волосы у меня светло-каштановые, почти рыжие, а глаза – зеленовато-серые. Жаль, что не совсем серые, конечно, потому что почти у всех парней, которых я терпеть не могу, как раз зеленые глаза, но тут уж выбирать не приходится. У меня длинные волосы, сзади ровные, в линию, и челка отросшая, парни обычно покороче носят, но я грязер, и в нашем квартале мало кто вообще стрижется. И потом, мне лучше с длинными волосами.

Идти до дома было далеко, а я был один, но я и так всегда один в кино хожу, просто чтобы мне не мешали смотреть фильмы, чтобы можно было уйти в них с головой, прожить их вместе с актерами. Когда вдвоем с кем-нибудь кино смотришь, как-то неловко становится, вроде как кто-то у тебя через плечо книжку читает. Этим-то я и отличаюсь. Ну, то есть вот один мой старший брат, Газ, которому шестнадцать – уже почти семнадцать, – по жизни ничего не читает, а моему самому старшему брату, Дэррелу которого мы все зовем Дэрри, и вовсе не до книг или картинок, потому что он много работает, и, в общем, я от них отличаюсь. И в нашей банде никто так, как я, насчет кино и книжек не загоняется. Было время, я даже думал, что я на целом свете один такой. Ну и ходил везде один.

Сьюзан Хинтон. Изгои — рецензии и отзывы читать онлайн

  • Сьюзан Хинтон. Изгои / Пер. с англ. А. Завозовой. — М.: Livebook, 2017. — 288 с.

За что американская ассоциация библиотекарей может внести книгу в список «100 запрещенных книг XX века»? Например, если она будет правдиво рассказывать о проблемах реальных подростков, о молодежных бандах, о жителях бедных кварталов, о детях из неполных семей ‒ то есть об обычных проблемах маленького американского городка в Оклахоме в 60-е годы. А именно об этом повествует опубликованная в 1967 году книга Сьюзан Элоизы Хинтон «Изгои», в которой описывается давний конфликт между двумя бандами: грязерами и вобами.

 

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

В постели пришлось проваляться еще целую неделю. Меня это бесило, не люблю лежать без дела и таращиться в потолок. В основном я читал и рисовал картинки. Однажды я листал старый школьный альбом Газа и наткнулся на снимок, который показался мне смутно знакомым. Но даже имя под фотографией — Роберт Шелдон — мне поначалу ни о чем не сказало. Но потом до меня дошло — это же Боб. И я хорошенько вгляделся в снимок.

На фото он был совсем не похож на того Боба, которого помнил я, но на школьных фото мало кто вообще на себя похож. Здесь он в десятом классе, значит, когда погиб, ему было лет восемнадцать. Да, он уже тогда был симпатичным, с бесшабашной улыбкой — в этом он чем-то напоминал Газа. Красивый черноволосый парень с темными глазами, может, карими, как у Газа, а может, и темно-синими, как у братьев Шепард. А может, глаза у него были черными. Как у Джонни. Раньше я особо не думал про Боба — не было времени о нем подумать. А тут задумался. Каким он был?

Я знал, что он любил нарываться на драку, потому что, как и все вобы, считал, что он такой мистер Суперкрутыш, раз живет на западной стороне, знал, что ему идут бордовые свитера и что он гордился своими кольцами. Но что насчет Боба Шелдона, которого знала Черри Валанс? Она была девчонка умная, он ей не за красивые глаза нравился. Милый и приветливый, не такой как все — вот, что она сказала. Настоящий человек, лучше друга не найдешь, все хотел, чтобы его остановили, — вот, что мне сказал Рэнди. Был ли у него младший брат, считавший его своим кумиром? Или старший, который все нудел — мол, полегче на поворотах? Родители разрешали ему творить все, что вздумается, — потому что слишком его любили или любили недостаточно? Ненавидят ли они теперь нас? Я надеялся, что они нас ненавидят, что у них не лезет из ушей вся эта чушь насчет того, как нам надо пожалеть жертв дурного влияния среды, которую Кудряхе Шепарду скармливали соцработники всякий раз, когда он попадал в исправиловку. Пусть уж лучше ненавидят, лишь бы не жалели. Но, как знать, может, они все понимали, как Черри Валанс. Я смотрел на фото Боба, и из него начинал проглядывать человек, которого мы убили. Бесшабашный, вспыльчивый парень, нахальный и в то же время до смерти перепуганный.

— Понибой.

— Чего?

Я даже головы не поднял. Думал, врач пришел. Он почти каждый день заходил, хоть ничего особо и не делал, только со мной болтал.

— Там к тебе парень пришел. Говорит, что тебя знает, — Дэрри это таким тоном сказал, что я вскинул голову. — Зовут Рэнди.

— Ага, я его знаю, — сказал я.

— Пустить его?

— Ну да, — я пожал плечами. — Давай, почему нет?

Народ из школы заходил меня навестить, у меня в школе много приятелей, даже несмотря на то, что я младше всех и не очень разговорчивый. Но школьные приятели — они и есть школьные приятели, это тебе не друзья. Я радовался их приходу, но мне и неловко было тоже, потому что район у нас паршивый, а дом не то чтобы шикарный. Он какой-то весь обветшалый, а внутри — так даже и бедняцкий, хоть мы и вполне неплохо тут моем-убираем, даром что парни. Почти у всех моих школьных приятелей дома поприличнее, не такие прямо богатые, как у вобов, но средний класс, в общем. Странно, кстати, — я переживал, что мои школьные приятели увидят, как я живу. А вот на то, что там Рэнди подумает, мне было наплевать.

— Привет, Понибой, — Рэнди смущенно топтался в дверях.

— Привет, Рэнди, — ответил я. — Садись, если найдешь куда.

Везде лежали книги. Он снял парочку со стула и сел.

— Как себя чувствуешь? Черри сказала, что про тебя в школьной газете написали.

— Я нормально. Мое имя в любой газете не пропустишь.

Он усмехнулся, но вид у него был по-прежнему смущенный.

— Курить будешь? — я предложил ему сигарету, но он помотал головой.

— Нет, спасибо. Эммм, Понибой, ну, я вообще, конечно, пришел, чтобы узнать, как ты, но тебе… нам… завтра в суд надо.

— Угу, — ответил я, закуривая. — Знаю. Слушай, свистни, если кого из моих братьев увидишь. А то мне влетит за то, что я в кровати курю.

— Отец сказал, чтобы я говорил правду, что это никому не повредит. Он, короче, здорово расстроился из-за всего этого. Ну, то есть отец у меня мужик что надо, уж получше, чем у многих, а я его, короче, подвел, потому что в историю эту вляпался.

В ответ я только поглядел на него. Ничего тупее я в жизни не слышал. Он, значит, думает, что вляпался? Он никого не убивал, ему в драке башку не разбивали, и это не его друга застрелили под фонарем. И кроме того, чего ему терять-то? У его старика куча денег, любой штраф оплатит — за пьянку или за драку там.

— Насчет штрафа я не переживаю, пусть штрафуют, — сказал Рэнди, — но из-за старика я себя очень паршиво чувствую. А я впервые за долгое время что-то чувствую.

Я же долгое время чувствовал один только страх. Дичайший страх. Я как можно дольше старался не думать ни о суде, ни о слушании. Газ с Дэрри тоже об этом говорить не любили, поэтому мы все молча считали дни, пока я болел, считали, сколько дней еще проведем вместе. Но Рэнди как сел на эту тему, так и поехал, так что и я теперь ни о чем другом и думать не мог. Моя сигарета начала подрагивать.

— Твои предки тоже, наверное, здорово переживают.

— Мои родители умерли. Мы с Дэрри и Газом — это мои братья — одни тут живем, — я сделал глубокую затяжку. — Вот я и переживаю. Если судья решит, что Дэрри — плохой опекун, ну или типа того, меня могут упечь в приют. Вот что самое поганое. Дэрри — хороший опекун, он заставляет меня учиться и всегда знает, где я и с кем я. Ну, мы, конечно, не всегда ладим, но он следит за тем, чтобы я ни в какую передрягу не попал, ну, или следил. Отец на меня столько не орал, сколько он орет.

— Про это я не знал, — Рэнди встревожился, прямо по-честному встревожился.

Воб, значит, встревожился из-за того, что малолетнего грязера могут отдать в приемную семью или еще куда. Чудно´. В смысле, чу´дно. В общем, вы меня поняли.

— Послушай, Пони. Ты ни в чем не виноват. Это у твоего друга Джонни нож был…

— Нож был у меня, — перебил я его. Он как-то странно на меня смотрел. — У меня. И я убил Боба.

Рэнди помотал головой.

— Я все видел. Тебя чуть не утопили. А у черноволосого парня оказался выкидной нож. Боб его так напугал, что ему деваться было некуда. Я все видел.

Я растерялся.

— Я его убил. У меня был нож, я испугался, что меня изобьют.

— Да нет, парень, это был твой друг, тот, который в больнице потом умер…

— Джонни не умер, — голос у меня задрожал. — Джонни не умер.

— Эй, Рэнди, — Дэрри просунул голову в дверь. — Мне кажется, тебе пора.

— Да-да, — сказал Рэнди. Он по-прежнему как-то странно на меня глядел. — До встречи, Пони.

— Даже не заикайся при нем о Джонни, — услышал я шепот Дэрри, когда они с Рэнди вышли за дверь. — Он пережил сильное потрясение, психическое и эмоциональное. Врач сказал, что все пройдет, но нужно время.

Я с трудом сглотнул, заморгал. Ничем он от вобов не отличается. Такой же бесчувственный. К убийству Боба Джонни никакого отношения не имеет.

— Понибой Кертис, а ну потуши сигарету!

— Ладно, ладно, — я потушил сигарету. — Дэрри, да не усну я с сигаретой. И где мне еще

курить, если ты велел мне лежать в постели и не вставать.

— Не умрешь, если лишний раз не покуришь. А вот если кровать подожжешь — умрешь. До двери не добежишь по такому бардаку.

— Блин, ну я не могу это все разобрать, а Газ не станет, так что, похоже, кроме тебя этого и сделать некому.

Тут он на меня так уставился.

— Хорошо, хорошо, — сказал я, — есть кому. Может, Газ тут немного приберется.

— А может, ты, дружок, будешь поаккуратнее?

Раньше он меня так никогда не называл. «Дружком» он только Газа звал.

— Ладно, — сказал я. — Буду поаккуратнее.

Камбоджа в тени геноцида Александр Лабан Хинтон

Автор много говорил о непропорциональной мести и о том, как люди затаили обиду и ждут подходящего момента, чтобы победить врагов.

Однако я в этом сомневаюсь. Действительно ли эта культура популярна в повседневной жизни камбоджийцев? Мне сложно представить общество, в котором большинство людей выбирают такой способ, чтобы затаить обиду и непропорционально мстить. Если бы это было правдой, слишком много людей будут страдать и очень часто умирать, вплоть до того, что не смогут удержать само общество.Также, to hold gru

Автор много говорил о непропорциональной мести и о том, как люди затаили обиду и ждут подходящего момента, чтобы победить врагов.

Однако я в этом сомневаюсь. Действительно ли эта культура популярна в повседневной жизни камбоджийцев? Мне сложно представить общество, в котором большинство людей выбирают такой способ, чтобы затаить обиду и непропорционально мстить. Если бы это было правдой, слишком много людей будут страдать и очень часто умирать, вплоть до того, что не смогут удержать само общество.Кроме того, злоба и улыбка врагу противоречат основному человеческому желанию, и я сомневаюсь, что многие люди смогут это сделать.

Я подозреваю, что это коммунистическая партия Пол Пота изобрела / заново изобрела эту систему мести. Кажется, что эта культура пришла из Китая, по слову «si sach hot cheam / есть плоть и глотать кровь» (обратите внимание, что в Китае действительно есть много неконфуциевской стороны культуры). Но в Китае это встречается лишь в очень немногих (но популярных) старых рассказах, а практика очень и очень редка.Только во время так называемой «культурной революции», когда коммунистическая партия заново изобрела эту культуру / напомнила о ней, и все стало по-настоящему ужасно.

Эта культура «непропорциональной мести» не является ни камбоджийской, ни азиатской. жестокий диктатор захватил власть в США. Скорее всего, они также напомнят людям истории из Библии, связанные с непропорциональной местью, и начнут из этого ужасное политическое движение.

Идеология «непропорциональной мести» повсюду, она осаждалась в разные стороны культур немного разными, но более или менее похожими способами.В чем нужно обвинять, так это в идее, не имеющей значения для человеческой жизни, в ложной уверенности в том, что они придерживаются «истины», и в жестокости диктаторов.

Конечно, есть огромная ценность в том, чтобы раскопать проблему камбоджийской резни, понять причины и динамику внутри нее. Я очень люблю эту книгу и согласен с ней с большей частью. Но я хочу отметить, что Камбоджа, описанная в книге, очень похожа на любое место, которое уделяет большое внимание семейным / кровным связям, в то время как отсутствие справедливого правоприменения и прав человека (я могу представить, что эти истории происходят в сельской местности Китай и / или Тибет 20 лет назад).Ужасные вещи происходят не из-за «экзотической» камбоджийской культуры, ужасные вещи могут происходить в любой культуре.

С.Э. Хинтон «Посторонние» — Словарь: Vocabulary.com

  • Паломино

    лошадь светло-коричневого или золотистого окраса

  • волк

    пучок волос в другом направлении от остальных

  • килевой

    имеющий гребень или имеющий форму гребня или напоминающий киль корабля

  • Шанхай

    взять (кого-либо) против его воли на принудительную службу

  • бутлегерство

    Акт продажи незаконно или без разрешения

  • акробатика

    гимнастические движения акробата

  • лукаво

    как нечестный мошенник

  • усилитель звука

    электронное оборудование, повышающее мощность сигналов

  • злобный

    с трудным и противоположным нравом

  • вдыхание

    Акт всасывания воздуха или других газов

  • перекись

    вязкая жидкость с сильными окислительными свойствами

  • с сожалением

    способом выражения боли или печали за грехи или проступки

  • беспечно

    спокойно и беззаботно

  • бутлег

    Виски, незаконно дистиллированные из кукурузного пюре

  • смиренно

    с заявлением об отказе и принятии; покорно

  • плазма

    водянистая жидкость, в которой взвешены клетки крови

  • умоляюще

    в порядке иска

  • отчужденность

    Отстраненность и антипатия в манере

  • презрительно

    без уважения; с презрением

  • тлеющий

    показывает едва сдерживаемый гнев

  • истерика

    приступ истерии

  • анютины глазки

    крупноцветковое садовое растение, происходящее в основном из диких европейских анютиных глазок и имеющее бархатистые лепестки разного цвета

  • стеллаж

    причинение сильных физических или психических страданий

  • излучать

    излучает лучи или волны

  • непостижимый

    невозможно понять

  • тлеть

    горят медленно и без пламени

  • истерик

    характеризуется психоневротической истерией или возникает в результате ее

  • окончательность

    Качество окончательно рассчитанной

  • сотрясение

    Повреждение головного мозга в результате удара

  • непрестанно

    без остановки

  • смекалка

    отмечен практичным твердым интеллектом

  • неохотно

    с определенной степенью нежелания

  • уклоняться

    побег, физический или психологический

  • бредовый

    испытывает галлюцинации

  • Мадрас

    штат на юго-востоке Индии на берегу Бенгальского залива

  • гримаса

    искривляйте лицо, чтобы указать на определенное психическое состояние

  • недоверчивый

    не расположен и не желает верить; неверующий

  • угрюмо

    в образе задумчивого плохого юмора

  • пневмония

    Болезнь дыхательных путей, характеризующаяся воспалением легких

  • в ужасе

    поражен страхом, ужасом или испугом

  • имитировать

    подражать, специально для сатирического эффекта

  • галантно

    героическим или храбрым образом

  • трепет

    , вдохновленный чувством ужасающего удивления или почтения

  • тоскливо

    в задумчиво-грустной манере

  • элита

    Группа или группа лиц, пользующихся высшим статусом

  • встряхнуть

    двигаться или заставлять двигаться резкими рывками

  • киль

    одна из основных продольных балок корпуса судна

  • соответствие

    переписка по форме, виду или внешнему виду

  • мрачный

    неприятно холодно и сыро

  • мятежный

    сопротивление контролю или власти

  • злодей

    злое сверхъестественное существо

  • реализация

    приходит к пониманию чего-то ясно и отчетливо

  • сжимать

    плотно сжать

  • ущелье

    глубокий овраг, обычно протекающий через него

  • колебаться

    двигаться неуверенно, как будто вот-вот уступит дорогу

  • стойка

    каркас для удерживающих объектов

  • возмущенный

    зол на что-то несправедливое или неправильное

  • неповиновение

    враждебный вызов

  • трепет

    непреодолимое чувство удивления или восхищения

  • превосходство

    качество быть лучше кого-то или чего-то

  • эксплуатировать

    использовать или манипулировать в своих интересах

  • сходство

    сходство по внешнему виду или внешним или поверхностным деталям

  • агония

    сильное чувство страдания; острая психическая или физическая боль

  • осада

    действие вооруженных сил, окружающих укрепленное место

  • презрение

    Отсутствие уважения, сопровождающееся чувством сильной неприязни

  • Справка

    акт консультации

  • разные

    непохожее по характеру, качеству, форме или степени

  • по всей видимости

    вроде бы; насколько можно судить

  • каждый

    (используется для подсчета существительных) каждый в отдельности

  • три

    кардинальное число, которое является суммой единицы, единицы и единицы

  • The Outsiders Ch.1-6 Словарь: Thinkmap Visual Thesaurus

    осторожно

    наречие

    «Я коснулся щеки осторожно «(Хинтон 12).

    недоверчивый

    прилагательное

    «Она дала ему недоверчивый взгляд; а потом бросила ему в лицо кока-колу »(Хинтон, 24).

    переваривать

    глагол (в романе Хинтон использует прошедшее время глагола).

    «я переварил это. Это было правдой »(Hinton 34).

    непостижимый

    прилагательное

    «Любит драки, блондинки, а для некоторых непостижимая причина, школа »(Хинтон 10).

    актив

    существительное

    «В отличие от социалистов, которые прыгают на смазочных машинах и разрушают дома, бросают пивные бомбы для пинков и получают редакционные статьи в газете за то, что однажды они стали позором общества и актив обществу следующий »(Хинтон 3).

    лукаво наречие

    Мошенник — это тот, кто причиняет вред или причиняет вред.

    «Далли усмехнулся. мошенничество . «Я никогда не бывает милым» »(Хинтон 22).

    беспечно

    наречие

    «Хорошо, — сказал я. беспечно, , «с таким же успехом» (Hinton 25).

    мудро

    наречие

    «Двухбитный кивнул мудрый . — Тоже неплохой покрой. Делает тебя крутым »(Хинтон, 12).

    соперничество

    существительное

    «О, вокруг есть несколько банд, таких как Речные Короли и Тигры Тибр-Стрит, но здесь, на Юго-Западе, нет банды. соперничество «(Хинтон 11).

    законопослушный прилагательное

    ПОДТВЕРЖДЕНИЕ означает «повиноваться»

    «И Джонни, который был самым большим законопослушных нас, теперь носивших в заднем кармане шестидюймовый выкидной нож »(Hinton 34).

    отчужденность

    существительное

    «Соц всегда находились за стеной отстраненность , осторожность, чтобы не показывать свое истинное «я» »(Hinton 38).

    опасающийся

    прилагательное

    «Он был довольно хорошо скован, что заставило меня опасения . Если бы Далли был пьян и в опасном настроении … »(Хинтон 59).

    презрительный прилагательное

    В романе Хинтон презрительно использует наречие этого слова.

    «Ой, черт, малыш», — Долли презрительно оглянулся через плечо, — «Я был в спальне» »(Hinton 59).

    неповиновение

    существительное

    «Однако в его суровом лице был характер, гордость и жестокость. вызов мира »(Хинтон 59).

    элита

    существительное

    «‘И, — мрачно добавил Два-Бит,’ еще несколько элитный комплект рубашки в клетку »(Хинтон 41).

    уголь

    существительное

    «Я увидел сигарету Джонни, светящуюся в темноте, и смутно подумал, каково это было внутри горящего уголек … «(Хинтон 47).

    предчувствие

    существительное

    «Но эта церковь вызвала у меня какое-то жуткое чувство. Как вы это называете? Предчувствие ? «(Хинтон 67)

    смиренно наречие

    УСТАТЬСЯ в отставку (прилагательное) означает показать полную безнадежность

    «Ну,» сказала Черри. смиренно , «они заметили нас» »(Hinton 44).

    робкий

    прилагательное

    «‘Да, сэр’. Мне удалось посмотреть застенчивый . «Мы играем в армию, и я должен доложить там в штаб» (Hinton 65).

    сложный

    прилагательное

    «Мы изощренный — крутой до того, что ничего не чувствуешь »(Hinton 38).

    убеждение

    существительное

    «» Мне было страшно «, — сказал Джонни с Судимость . «Я все еще жив» »(Hinton 89).

    обособленный

    прилагательное

    «Мне должно быть страшно, — подумал я странно. оторвано, чувство, а я нет »(Хинтон 92).

    упорно

    наречие

    «Мои родители, — повторил Джонни. упорно , «они спрашивали обо мне?» (Hinton 88)

    уклоняться глагол

    В романе Хинтон использует прошедшее время глагола (ускользает).

    «Я пытался найти смысл, который имел в виду поэт, но он ускользнул от меня »(Hinton 78).

    оттенок

    существительное

    «Первый зеленый цвет природы — золото / Ее самое твердое» оттенок держать »(Хинтон — цитата Роберта Фроста 77).

    умоляюще наречие

    BESEECHING означает «попрошайничество»

    «Я посмотрел на Джонни умоляюще «(Hinton 72).

    стеллаж

    прилагательное

    «Он гладил меня по волосам, и я слышал рыдания мучил его, боролся, чтобы сдержать слезы »(Hinton 98).

    утихать

    глагол

    «Затем лист опускается, превращается в лист »(Хинтон — цитируя Роберта Фроста 77).

    угрюмо наречие

    «задумчивая дурная юмор» означает «раздражительно, надуваясь»

    «Я откинулся на спинку кресла рядом с ним угрюмо . «Думаю, да» »(Hinton 73).

    тоскливо наречие

    «задумчиво грустный» означает «желаемое»

    «Ну и дела», — сказал Джонни. тоскливо : «Хорошо бы снова сесть в машину» »(Hinton 82).

    Сара Пэйлин выступит на религиозном мероприятии OKC

    от Карла Хинтон

    Опубликовано: 27 января 2011 г., 00:00 Обновлено: 14 мая 2013 г., 17:26

    {/ literal} {include file = «blk: Religiousblog_header»} {literal}

    Бывший губернатор АляскиСара Пэйлин будет одним из основных спикеров на конференции христианских женщин в Оклахома-Сити в апреле.

    Бывший кандидат в вице-президенты собирается выступить в первый вечер конференции «Женщины радости», которая состоится 15-17 апреля в State Fair Arena.

    Пэйлин говорила о вере и семье на мероприятии «Женщины радости» в сентябре 2010 года в Сан-Антонио, штат Техас. В то время евангелист Фил Уолдреп, чье служение Phil Waldrep Ministries спонсирует женскую конференцию, сказал, что он рад, что Пэйлин согласилась рассказать о том, как ее вера влияет на ее жизнь.

    «Событие неполитическое. Это просто собрание христианских женщин, чтобы радоваться своей вере, обновлять свой дух и общаться со своими сестрами во Христе », — сказал Уолдреп в пресс-релизе за 2010 год.

    Пэйлин собрала большую толпу на раздачу в 2009 году ее книги «Going Rogue» в Гастингсе в Нормане. Она выступила на ежегодном гала-концерте Совета по связям с общественностью штата Оклахома в сентябре 2010 года в Талсе.

    Среди других выступающих и исполнителей на конференции «Женщины радости» — автор и ведущая радиопередачи Кей Артур, современный христианский художник звукозаписи Майкл В. Смит, писательница Карен Кингсбери, христианская комедийная актриса Анита Ренфро и христианский художник звукозаписи Чарльз Биллингсли.

    Phil Waldrep Ministries находится в Тринити, штат Алабама. Уолдреп является ведущим синдицированного радиошоу «Living With Joy».

    Дополнительную информацию о конференции «Женщины радости» можно найти на сайте www.womenofjoy.org.

    лучших книг, которые мы читаем Октябрь – декабрь 2020 г.

    Этот контент содержит партнерские ссылки. Когда вы совершаете покупку по этим ссылкам, мы можем получать партнерскую комиссию.

    Мы попросили наших участников поделиться лучшей книгой, которую они прочитали с октября по декабрь, когда мы играли в игру «Чтение всего в конце года»! Итак, наш подарок вам — фантастический список для уничтожения вашего TBR. Здесь каждый читатель найдет что-то для себя, в том числе настоящие криминальные мемуары, стихи, веселые убийства с романтикой, антирасизм, ужасы, научную литературу о природе, готические сказки и многое другое.В этих отличных рекомендациях по книгам есть несколько старых, некоторые новые, а некоторые еще не вышли — будущее удовольствие!

    Все бормочущие кости А.Г. Слэттер (Titan Books, 9 марта)

    Все бормочущие кости — такая великолепная готическая сказка. После смерти бабушки Мирин становится последней полноценной О’Мэлли. Семья О’Мэлли всегда жили в Хобс-Хэллоу, башне на берегу моря, пожиная плоды моря — по слухам, — неестественными способами (спойлер, слухи верны).Жестокая, но богатая кузина ищет ее руки в браке, чтобы забрать Хобс-Хэллоу и его сверхъестественное богатство, и Мирин убегает ночью, решив найти своих родителей и сбежать от нежеланного жениха. Ее поиск приводит ее через мрачный сказочный пейзаж к особняку, столь же посещаемому привидениями, как и тот, который она оставила позади. Это обязательное чтение для поклонников Анджелы Картер, Мелиссы Альберт и Наоми Новик, и, вероятно, она станет одной из моих любимых книг 2021 года.

    —Маргарет Кингсбери

    Американская Бетия, Анурадха Д.Раджуркар (Кнопф, 9 марта)

    «Американская Бетия» — это красиво написанная и мощная история о молодой индийской девушке из Америки, которая пережила первую любовь. Рани Келкар всегда была идеальной дочерью американских индейцев, но когда она встречает Оливера, она знает, что ее родители никогда не одобрит его или их цветущие отношения. Вскоре Рани больше запуталась с Оливером, чем она могла представить, но Оливер — не совсем то, о чем она мечтала. По мере того как беспокойная семейная жизнь Оливера, наряду с его предубеждениями в отношении семьи и культуры Рани, начинает вызывать ссоры в их отношениях, Рани обнаруживает, что все больше и больше теряется.Рани должна считаться верной себе, и кто ее первая любовь на самом деле .

    — Адиба Джайгирдар

    Книга двух путей Джоди Пиколт

    Последний роман Джоди Пиколт представляет собой мощное исследование того, что значит быть матерью, женой, любовником, женщиной и профессионалом. Главный герой книги, Дон, переживает околосмертный опыт, и лицо, которое мелькает перед ее глазами в возможные последние моменты ее жизни, — это не лицо ее мужа, а потерянная любовь со времен ее аспирантуры.Роман Пико заставляет Доун задуматься о своей жизни: сделала ли она правильный выбор? Есть ли время изменить их, если она этого не сделала? Как все люди, которых она любила и потеряла, сформировали ее? Как она их сформировала?

    В этом романе не пропущено ни одного приговора, который также органично связывает воедино уроки египтологии, физики и того, что значит быть доулой смерти. Это увлекательное и интересное чтение, даже если вы никогда не стояли в пирамиде тысячелетней давности и не помогали пациенту умереть с достоинством и любовью.Миру нужно больше персонажей, подобных Рассвету: умных, сильных, несовершенных женщин, которые преданы своим любимым, но также знают, что иногда необходимо ставить себя на первое место.

    — Джейми Орсини

    Плетение сладкой травы Робина Уолла Киммерера

    Я живу в помещении. Когда эта книга была выбрана для моего книжного клуба, я не был в восторге. В конце концов, в подзаголовке было «учение растений». Я убил суккуленты. Но второе эссе в этой книге меня потрясло.Киммерер пишет с таким лиризмом и благоговением по отношению к миру, в котором мы живем. По непонятной дуге, которая, тем не менее, кажется преднамеренной, она рисует картину того времени, когда люди вели себя взаимно по отношению к земле и друг другу … и она показывает тех, кто все еще живет делать это. Коренные жители всегда знали, что если они заботятся о земле, земля позаботится о них. Она просит читателей, не являющихся коренными жителями этой земли, тем не менее, двигаться к тем же отношениям почтения и взаимности и, спасая землю, спасать самих себя.

    — Стеф Аутери

    Информационный бюллетень

    Подпишитесь на нашу рассылку Book Deals и получите скидку до 80% на книги, которые вы действительно хотите читать.

    Спасибо за регистрацию! Следите за своим почтовым ящиком.

    Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими условиями использования

    Ремесло в реальном мире: переосмысление написания художественной литературы и работы по магазинам Мэтью Сэлсес («Катапульта», 19 января)

    MFA и его традиционная модель мастерской уже давно критикуются и оспариваются, но до сих пор она редко когда-либо менялась.Модель в мастерской была сделана для белых писателей-мужчин, и это линза, с которой мы слишком часто рассматриваем ремесло. Сэйлсес переворачивает мастерскую с ног на голову, и это правильно. Для начала он разбирает никогда неуловимое «ремесло» и разбирает такие термины, как сюжет, тон, правдоподобие и многое другое. Мне особенно понравилась вторая половина книги, где он приводит примеры альтернативных видов семинаров, примеры учебной программы и рассказывает об оценивании и оценках. (Письменные и повторные упражнения также великолепны).Эта книга заставляет людей задаться вопросом: что мы сосредоточили в мире МИД? Что мы ценим — и, кстати, кто такие «мы»? — на семинарах и как это влияет на разных писателей? Как мы можем изменить ландшафт творческого письма? Эта книга — начало, и я надеюсь, что она попадет в руки каждого учителя письма и инструктора МИД по мере необходимости.

    — Хайме Херндон

    Дарий Великий не в порядке (Дарий Великий # 1), автор Адиб Хоррам

    Дарий Великий — невероятно милый главный герой.Его отсылки к «Звездному пути» и «Властелину колец» были настолько точными, и мне понравилось читать о его страсти к чаю (и восхитительные описания различных чаев, которые он готовит!). Дариус также борется с депрессией, что есть у него и его отца. Дариус большую часть своей жизни чувствовал себя не на своем месте, но когда он и его семья отправляются в Иран, чтобы навестить своего больного дедушку, Дариус медленно растет, чтобы найти свою нишу. От нового друга по имени Сохраб, мальчика, который, кажется, действительно понимает его (и к которому он может испытывать чувства), до погружения в любящую и шумную расширенную семью — эта поездка оказала неизгладимое влияние на Дария.CW: Депрессия

    — Меган Маби

    Дни отвлечения, Александра Чанг

    Когда я читала книгу, мне пришло в голову слово благодарности. Я был благодарен за то, что такую ​​книгу я мог перечитывать снова и снова. Это история нашей главной героини Цзин, которая изо всех сил пытается найти свое место в мире, где ей приходится оправдывать не только свою работу, но и цвет своей кожи. Автор, Чанг, не боится зондировать вашу кожу, чтобы заставить вас усомниться во всех ваших внутренних пристрастиях.Через обычные моменты Чанг проливает свет на то, какое влияние небольшие акты предвзятых представлений о чьей-либо личности могут оказать на их способность действовать в повседневной жизни. Наш главный герой — писатель, который пытается выделить свою работу в индустрии, где цифровая платформа находится в резерве, чтобы заменить пять таких писателей, как она. Итак, одна из моих любимых частей в тонкой критике Чанг состоит в том, что она не предлагает радикальных представлений о том, как покончить с технологиями, а скорее говорит о том, как каждый чувствует себя немного исчезающим, и у них больше не может быть особого выбора.

    — Нусра Джавед

    Deal With the Devil by Kit Rocha

    В середине ноября я родила вторую дочь и знала, что четвертый триместр будет (до сих пор остается) полон долгих ночей. Мне нужно было что-нибудь интересное почитать в эти ужасные поздние ночные часы, пока я кормила ребенка. Мне нужны были азарт, действие и романтика, и Deal with the Devil доставлен по всем фронтам. Он следует за группой наемных библиотекарей, которые служат и защищают свое сообщество в постапокалиптическом мире.Они встречают группу солдат-изгоев (конечно, все они привлекательны в придачу), стремящихся оправиться и уйти от своего преследуемого прошлого. Здесь так много забавных приемов (сварливый влюбляется в солнышку! Найденная семья встречает другую найденную семью, и есть много обманных образов!), А также погружение в глубокую травму и связь. Эта книга помогла мне пройти через многие колдовские часы, и я благодарен за это. Мне не терпится прочитать больше книг, действие которых происходит в этом мире.

    — Линси Манусос

    Dial A for Aunties от Джесси К.Сутанто (Беркли, 27 апреля)

    Оберните ромком детективным романом, посыпьте Weekend на Bernie’s , и вы получите эту восхитительно веселую, искреннюю книгу. Из прошлого и настоящего мы узнаем о потерянной любви, обретенной надежде на любовь и наблюдаем, как ссорящаяся (с любовью) семья пытается избавиться от тела, чтобы помочь своему собственному во время огромной свадьбы. Это весело! Нет, серьезно, есть ровно столько нелепых ситуаций, когда вы болеете за них, чтобы избежать наказания за «случайное убийство» и надеяться, что вас усыновят в этой большой китайско-индонезийской семье.Я имею в виду, они готовы помочь тебе похоронить тело. И при этом ведите успешный свадебный бизнес. Если вы любите ромкомы (это ИДЕАЛЬНО для адаптации), не пропустите эту жемчужину выпуска 2021 года.

    — Джейми Канавес

    Все приходит дальше Наоми Шихаб Най

    Это замечательный сборник ранее опубликованных и новых стихотворений Наоми Шихаб Най. Стихи отражают суть человеческой жизни и переживания поэта как арабского американского поэта. Они наполнены теплотой, проницательностью и наблюдениями.Книга была опубликована в сентябре 2020 года, и с этого момента она является лауреатом поэтессы Молодежи Фонда Поэзии!

    —Яшви Пеэти

    Furia, автор: Yamile Saied Méndez

    Я начал читать Furia , когда мне прислали камбуз этой ранней осенью, и я не знал, что так влюблюсь в эту мультикультурную историю. Действие книги происходит в Росарио, Аргентина, и повествует об увлеченной футболом Камиле Хассан, ведущей скрытную двойную жизнь. Дома они не знают, что она известна как Ла Фурия, энергичная футболистка, мечтающая играть в высшей лиге.Тем не менее, дома она очень осторожно относится к тому, кому она демонстрирует свою страсть, живя под пристальным вниманием узких ожиданий своей матери, своего восходящего брата-звезды футбола и своего вспыльчивого отца. Когда пламя ее прошлого, Диего, снова проявляется после того, как она стала международным футболистом, Камила вынуждена столкнуться со своей реальностью и своей борьбой прошлого. Но сможет ли она сделать свою жизнь своей собственной, окруженной таким количеством препятствий и тех, кто, кажется, не верит, что она принадлежит к сфере ее мечтаний? Вам придется прочитать, чтобы узнать, и вы влюбитесь в ее яркую историю о женской силе, амбициях и драйве.

    — Аврора Лидия Домингес

    «Молот ведьм» Келли Роуз Пфлуг-Бэк

    Мне нравится, когда ты начинаешь книгу без каких-либо ожиданий, и она уносит тебя. Этот тонкий сборник стихов канадского писателя-квира был как нельзя кстати: жуткий, мистический, осенний, феминистский, мрачный. Темы включают ведьм (очевидно), потерю, тоску, некромантию, древний миф, самоубийство, природу, смерть, ночь, ужас, призраки и тело. Образность и игра слов невероятны. Несколько коротких любимых строк: «Было темно, и мир пел сам себе / чтобы не испугаться» и «Я мечтаю прижаться губами / к лопнувшему гиацинту / твоему рту.«Это идеальное темное квир-феминистское языческое чтение.

    —Кейси Степанюк

    Девушка с хот-догом, Дженнифер Дуган

    Я действительно не знала, о чем эта книга — о девушке в костюме хот-дога, обв, но не о многом другом — просто я постоянно видела, как об этом упоминали другие бунтари. В моей библиотеке его не пришлось ждать, поэтому я взял его, и следующие несколько часов он удивил и радовал меня. Есть фальшивые свидания? А сюрприз чудаковатость ?? И это просто так мило ??? Я сразу же прочитал вторую книгу Дугана, Verona Comics , которая тяжелее по тону (это пересказ «Ромео и Джульетта» ), но такая же прекрасная.Теперь я преданный.

    — Анника Барранти Кляйн

    Сколько в этих холмах золото. Автор Ч. Пэм Чжан

    В моей постоянно растущей жажде азиатско-американской исторической литературы я наткнулся на дебютный роман Ч. Пэм Чжан. Это была потрясающая находка, и все, что я хотел, чтобы изображение ранней китайско-американской жизни было: интимным портретом семьи, пытающейся выжить в эпоху золотой лихорадки, на фоне ковбоев, суровых ландшафтов и западной экспансии. Автор описывает ее историю как импрессионистическую картину (в отличие от фотореалистичной визуализации), которая, на мой взгляд, идеально описывает стиль романа.Мифологическое ощущение; Дикий Запад с малоизвестной и малоизвестной перспективы; этот роман поднимает вопросы расы, принадлежности и гендерной идентичности; и, наконец, что не менее важно, завораживающая проза автора — все эти элементы сделали одно из самых приятных чтений, которые я когда-либо читал.

    — Жан Куо Ли

    Как король Эльфхейма научился ненавидеть рассказы Холли Блэк

    Иллюстрации в Как король Эльфхейма научился ненавидеть рассказы , определенно, были для меня одними из самых привлекательных моментов — я обожаю красивые картинки.Более того, этот компаньон трилогии «Народ воздуха» дает столь необходимый (я думаю) взгляд за занавес в прошлое Кардана, который помогает конкретизировать его характер и дает нам отличный контекст в намекаемых элементах его прошлого, которые были настолько интригующими, чтобы рассуждать о них в оригинальной трилогии.

    —Неймат Рабуби

    Алисса Коул «Как поймать королеву»

    Я не знала, что могу больше любить книги Алиссы Коул, но потом я встретила Шанти и Санью.В центре книги — договорный брак между встревоженным новым королем, борющимся под тенью сложного наследия своего отца, и женщиной, которая всегда стремилась обрести силу, чтобы изменить мир. И это просто совершенство. Умный, насыщенный, навязчиво читаемый. Я ни на мгновение не хотел садиться за эту книгу. И, о боже, я очень рад появлению следующей книги из серии о следователе и давно потерянной принцессе. Звучит как странный Дневники принцесс для взрослых.

    —Рэйчел Бриттен

    «Давай никогда больше об этом не будем говорить» Сара Фейт Альтерман

    Сара Фейт Альтерман выросла с чопорными и порядочными родителями. Они никогда не обсуждали секс и не говорили плохих слов. Поэтому, когда Сара в подростковом возрасте обнаружила множество непристойных книг, забитых на задней стенке книжной полки, она была возмущена. игр для игры с киской был написан ее отцом Ирой. Это тоже никогда не обсуждалось до тех пор, пока спустя десятилетия ее отец не начал вести себя странно.Он потерял работу и работал над возрождением своей писательской карьеры с новой линией книг о сексе, и ему требовалась помощь дочери в редактировании.

    Пока ее отец погружается в приливные волны болезни Альцгеймера, Альтерман руководит разрушительными изменениями в жизни своего отца вместе со своей собственной. Она замужем, совершает бесчисленное количество поездок по стране и рожает ребенка за то время, которое требуется, чтобы его тело ухудшилось. Давай никогда больше об этом не говорим — забавные, странные, нежные и, о, очень грустные воспоминания об отце, больном Альцгеймером.

    — Эшли Холстром

    «Русалка, ведьма и море» Мэгги Токуда-Холл

    Эта книга просто великолепна. Мир богат и пышен, а персонажи обладают глубиной и красотой, каждый по-своему. То, что я отдал бы в молодости, чтобы иметь такую ​​книгу, со сложными странными цветными персонажами в центре поистине завораживающей истории, вместо множества книг, в которых странные цветные персонажи используются в качестве сносок, помощников и комиксов. . Эта книга оставалась у меня в голове на несколько недель после прочтения.Пираты, русалки, ведьмы, романтика, мучительные побеги, убийства. Обожаю эту книгу.

    —Патрисия Элзи-Таттл

    Piranesi by Susanna Clarke

    Piranesi возродил мою признательность и удивление по отношению к нашему миру или любому миру, если на то пошло. Он определенно фантастический — я имею в виду, что он великолепен по написанию и сюжету, а также тщательно структурирован с элементами фэнтези. История о тайнах, любопытстве и открытиях учит нас тому, что мы сложные существа с множеством историй, и внутри каждого из нас есть целый ландшафт, будь то города, сельская местность, горы и реки, лес или Пиранези Собственный морской пейзаж бесконечных вод.

    — Дженис Йим

    Plain Bad Heroines by Emily M. Danforth

    Я был так взволнован, когда узнал о Plain Bad Heroines . Роман ужасов, действие которого происходит в интернате для девочек, с большим количеством юмора и сафической романтики? Да, пожалуйста. Я сразу же сделал предварительный заказ в местном книжном магазине. Когда я, наконец, попал в эту, сначала это было немного пугающе из-за 600+ страниц, но как только я вошел в историю и язвительный голос рассказчика, я разорвал ее.Как фанатик ужасов, я, конечно, любил страшные моменты (а их было много). Но что мне еще больше нравилось, так это этих персонажей, женщин, которые глубоко ущербны и часто неприятны. Но в этом весь смысл этой истории. Женщинам не обязательно быть симпатичными, и они не должны быть выдающимися. Героини бывают простыми и плохими. И их истории до сих пор достойны того, чтобы их рассказывать.

    — Эмили Мартин

    Постколониальная любовная поэма Натали Диас

    Я давно не читала сборник стихов, и сборник Натали Диаз стал прекрасным способом вернуться в этот жанр.Эти стихи о любви и земле, телах и реках. Они о том, чтобы жить как коренная и латиноамериканская женщина, любить и прославлять мир, полностью признавая несправедливость и страдания, а также красоту и желание. В стихах столько всего: чувственного и политического, уверенного и вопрошающего. Они о семье, культуре и природе. Они актуальны и красивы.

    — Ребекка Хасси

    Революции всех цветов, Девайн Фаррия

    Это тонкий роман, в котором есть много ярких моментов.Он охватывает несколько десятилетий и фокусируется на двух братьях, Майкле и Габриэле, и их друге Саймоне. Начиная с 1970-х годов, роман исследует жизнь этих молодых чернокожих американцев. Саймон сталкивается с тем, что делать после окончания срока службы, и пытается справиться со своей ответственностью перед ребенком, которого он не хочет; Майкл преследует свою мечту работать в индустрии моды, хотя его дразнили и никогда не чувствовали поддержки в его выборе; и Габриэль переезжает в Украину, чтобы преподавать английский, и в итоге влюбляется в торговца оружием. Revolutions of All Colours мастерски передает, всего на 200 страницах, тяжесть жизней, постоянно исследуемых из-за расы и сексуальности, а также их любви к своей стране, друг другу и самим себе. Я думал, что роман был острым и оригинальным, но именно письмо Фаррии сделало его для меня превыше всего. Его сочинение действительно поразило меня. Нетрудно увидеть, как книга получила премию Сиракузского университета ветеранов письма.

    — Либерти Харди

    Ring Shout, автор: П.Джели Кларк

    Ring Shout — самая увлекательная и креативная книга, которую я читал за «не знаю как долго». Это повесть, и она определенно блестяще использует свою короткую длину, чтобы рассказать быструю и яростную историю. Он втянул меня на свои страницы с самого начала, врезавшись в середину крыши Джорджии в 1922 году. Довольно быстро я влюбился в персонажей Мариз, Сэди и Шефа — трех черных бойцов сопротивления, которые изо всех сил стараются избавиться от них. их родное государство получеловеков-полу монстров гибридов Ку-клукс-клана, называемых Ку-клуксами.Если вам нравится Баффи Истребительница вампиров и / или расисты, которым надрали задницы, эта книга для вас.

    —Рэйчел Розенберг

    Sing, Unburied, Sing, Джесмин Уорд

    Этот тонкий роман разрушителен. Двое взрослых и двое детей проезжают через Миссисипи, чтобы забрать отца детей из тюрьмы, попутно борясь с пренебрежением, зависимостью, расизмом, бедностью и травмами, передаваемыми из поколения в поколение. Это напряженная и мощная смесь. Уорд заставляет петь не только призраков, но и всех этих глубоко ущербных или проблемных персонажей.После прочтения этой книги мне потребовалось время, чтобы прийти в себя.

    —Christine Ro

    Штамп

    : Расизм, антирасизм и вы Джейсона Рейнольдса и Ибрама X. Кенди

    С помощью этого «ремикса» на книгу доктора Ибрама X. Кенди, штамп с начала доктора Ибрама X. антирасизм доступным, привлекательным голосом. Текст предназначен для молодежи, но как взрослый, который многому научился из этой четырехчасовой аудиокниги, я настоятельно рекомендую ее всем от 12 лет и старше.Одним из наиболее полезных выводов работы является словарь, который она предлагает читателям для расшифровки представлений о расе. Термины «сегрегационист», «ассимиляционист» и «антирасист» могут применяться к любому расовому взгляду с начала расизма до наших дней. Хотя это само по себе фантастическое прослушивание, я также думаю, что это был бы невероятный ресурс для преподавателей, желающих включить антирасистское образование в свои учебные программы.

    —Эмили Полсон

    Третья девушка-радуга: Долгая жизнь двойного убийства в Аппалачах, Эмма Копли Эйзенберг

    Третья девушка-радуга будет интригующим детективным романом, даже если это все.Но это только половина дела. Другая половина связана с личным опытом Айзенберга, проживавшего в графстве Покахонтас в 2009 году, в том же графстве, где в июне 1980 года произошло убийство двух молодых женщин. Наполовину правдивое преступление, наполовину мемуары, опыт Айзенберга пронизывает материалы дела, противоречивые интервью и 13 лет ожидания суда, представляя снимок не только самого преступления, но и графства Покахонтас, все еще переживающего афтершок десятилетия спустя. Это красивое столкновение жанров.72 выделения на моем Kindle подтверждают это больше, чем когда-либо могли бы сказать слова.

    —Addison Rizer

    «Местонахождение», автор: Джумпа Лахири (Penguin Random House, 27 апреля)

    Джумпа Лахири — такой несправедливо талантливый человек, что просто писать блестящие романы, получившие Пулитцеровскую премию, больше не было проблемой — так что она написала это, свой первый роман почти за год. десятилетие, на итальянском, а затем перевел на английский. Потому что, конечно же, она потрясающая. И эта книга тоже. Это не остросюжетный триллер, это намеренно медленный, извилистый взгляд на интимные подробности жизни одной женщины.Может показаться, что книга о том, как девушка любит читать, ходить в бассейн и сидеть без дела, будет очень скучной, но зато она очень увлекательная. Это противоположности! Я уже прочитал все, что написал Лахири, но эта книга заставила меня вернуться и перечитать все. Мой мозг всегда должен быть полон Лахири!

    —Трейси Шепли

    White Ivy by Susie Yang

    White Ivy рассказывает историю об Айви Лин, девушке, застрявшей между социальными нравами двух стран.Руководствуясь бережливостью своей бабушки, Айви превращается в женщину, которая любой ценой использует обман, чтобы заманить в ловушку мужчину своей мечты. По пути Айви натыкается на фигуру своего прошлого и заплетается в любовный треугольник. Хотя Айви стремится достичь своей мечты независимо от цены, ее одержимость овладевает ее жизнью. Мы идем вместе с Айви по пути к безмятежности, и на этом пути есть шокирующие повороты! Я получил эту книгу через программу ALC Libro.fm и был полностью заинтересован от начала до конца!

    —Кэтлин Перес Бренич

    Written in the Stars by Alexendria Bellefleur

    Мне понравился этот современный сапфический намек на Pride and Prejudice (хотя я не признаю, сколько времени мне потребовалось, чтобы по-настоящему осознать, что это было именно так).Он сочетал в себе фальшивый прием свиданий с сварливым / солнечным, и несколько других добавили для хорошей меры. Что мне понравилось, так это то, что мы проникли в умы Элль и Дарси. Мы должны увидеть, что их двигало. Я чувствовал, что развитие романа было правдоподобным, поскольку с их первой встречи было установлено, что их влечет друг к другу; они просто думали, что они слишком разные. И они заботились друг о друге еще до того, как осознали это. Дарси быстро защитила Элль от ее семьи, принижающей ее профессию, и Элль была тут же там, когда Дарси понадобилось подбодрить.И хотя финал был немного резче, чем мне хотелось бы, в конце у меня все еще была широкая улыбка. Я, вероятно, перечитаю это в следующие несколько месяцев, чтобы еще раз подбодрить меня, потому что это было просто так хорошо.

    —ПН Хинтон

    Желток

    Мэри Х.К. Чой («Книги Саймона Шустера для юных читателей», 2 марта)

    Джейн всегда представляла, что жизнь изменится, когда она переедет из дома своих родителей в Техас в Нью-Йорк и поступит в школу моды. Но вместо этого у нее те же проблемы с мальчиком, такое же отсутствие направления и такое же беспорядочное питание, с которым она не готова противостоять.Ее старшая сестра Джун тоже живет в Нью-Йорке, но чувствует себя вдали от своей шикарной квартиры и удобной финансовой работы. Но когда диагноз рака заставляет их совершать мошенничество со страховкой, они должны заново учиться ориентироваться в отношениях с братьями и сестрами, когда они взрослые. Мэри Х.К. Чхве — блестящий писатель, и она беспрепятственно решает множество сложных тем, включая одиночество в новой взрослой жизни (категория, которая, вероятно, более подходит для этой книги, чем для YA). Неидеальные отношения Джейн и Джун и их борьба за установление отношений друг с другом в возрасте 20 лет кажутся такими реальными. Желток грязный, трогательный и мастерский, и я не мог оторваться.

    —Сьюзи Дамонд

    «Ты должен увидеть меня в короне» Лии Джонсон

    Лиз Лайти чувствует себя чужаком в своем преимущественно белом, богатом, одержимом выпускным балом пригороде Индианы. Но когда финансовая помощь для колледжа, который она выбрала первым, исчезает, ей приходится делать что-то радикальное, чтобы осуществить свою мечту об отъезде из города. Чтобы получить стипендию, ей нужно баллотироваться на пост королевы выпускного бала. Победа будет немалым подвигом.Она провела четыре года, неловко пытаясь скрыться от радаров. Она станет первой черной королевой выпускного бала в своем городе. И она начинает увлекаться Маком, новенькой в ​​школе, которая также борется за королеву. В этой истории не игнорируются такие реалии, как расизм, горе, издевательства, психическое здоровье и гомофобия. Но вместо того, чтобы преувеличивать их в тематическом справочнике или порно с травмами, история объединяет их в приятный, уютный роман. Мне очень понравилось, как в старших классах эта история написана. Это напомнило мне первые книги, которые привлекли меня к романтике YA, такие как Анна и французский поцелуй Стефани Перкинс и Всем мальчикам, которых я любила раньше, Дженни Хан.

    — Элисон Доэрти

    Ваш дом заплатит Стеф Ча

    В Ваш дом заплатит , Грейс Парк потрясена после того, как стала свидетельницей стрельбы в ее мать на парковке ее магазина. Именно в это время эмоциональных потрясений для ее семьи она раскрывает давнюю семейную тайну. И настоящая причина того, почему ее старшая сестра Мириам больше не поддерживает связь с их матерью. Эта книга основана на реальной съемке Латаши Харлинс, темнокожего подростка, в начале 1990-х годов.Ее смерть произошла через две недели после выхода клипа Родни Кинга. В случае с Наташей ее подозревали в краже в магазине, и владелец корейского магазина Сун Чжа Ду выстрелил ей в спину. Ду была осуждена, но так и не отбыла срок за свое преступление. Я намеренно веду себя расплывчато, но это действительно Опыт — узнать правду с Грейс по мере разворачивания романа. Эта книга полностью удивила и сбила меня с ног.

    —Кейт Круг

    Читать S.E. Письмо Хинтон своему редактору от 1966 года о том, как называть посторонних

    S.Э. Хинтон написала большую часть классического романа о совершеннолетии Посторонние , когда ей было всего 16 лет. В том же году она получила степень D по писательскому мастерству.

    Очевидно, ее учитель был слеп к тому, что делает письмо Хинтона таким особенным: талант к повествовательному воодушевлению, тонкое понимание динамики класса и точность языка, понятного только подростку.

    Эта точность была продемонстрирована в письме, которое юная Хинтон написала своему редактору в Viking в 1966 году, всего за семь месяцев до публикации книги.Ее письмо, которое сопровождало переписывание рукописи, объясняло небольшие изменения, которые она внесла, и стилистические рекомендации, такие как использование названия банды «Soc» с заглавной буквы, но строчные буквы «смазка», поскольку «смазка — это просто такие термины, как« капюшон »или« бандит » или что-то в этом роде, и это не такое название, как «Soc» «. Она отметила несколько изменений, которые, казалось, произошли по просьбе ее редактора Велмы Варнер: «Я убрала все« анютины глазки »и поменяла Johnnycake на Johnny, за исключением очень немногих случаев».

    Но именно ее обсуждение названия книги, которое еще не было выбрано, показывает, насколько проницательно Хинтон понимала рассказ, который она рассказывала.«Насчет названия, — написала она, — мне не нравятся« гризеры », потому что, во-первых, они не известны как« гризеры »по всей стране. (На побережье их называют ho-dads.) Я уверен, что любой подросток поймет, о ком я говорю, как только прочитает первую страницу, но я не уверен, что они узнают, о ком идет речь. название. Это вдвойне для взрослых. Я все еще не понимаю, как это сделать. Если вы можете мне помочь, напишите, пожалуйста ».

    Когда Penguin Young Readers издает 50-летний юбилейный выпуск The Outsiders ноября.1, читатели запомнят для себя силу этой первой страницы: «Когда я вышел на яркий солнечный свет из темноты кинотеатра, у меня были только две мысли: Пол Ньюман и поездка домой. Я хотел быть похожим на Пола Ньюмана — он выглядит крутым, а я нет — но думаю, моя собственная внешность не так уж и плоха… »

    THE OUTSIDERS S.E. Hinton Pages 1-10 — Flip PDF Скачать

    THE OUTSIDERS S.E. Хинтон Справочная информация об авторе Сьюзен Элоиза Хинтон родилась в 1950 году в Талсе, штат Оклахома.Вдохновленная социальным разделением в старшей школе и отсутствием хорошей реалистичной художественной литературы для подростков, Сьюзен начала писать. Ей было всего 17 лет, когда был опубликован ее первый роман «Посторонние». Книга была издана под именем С.Е. Хинтон, чтобы скрыть тот факт, что она писательница. Большинство ее книг посвящено типам подростковых проблем, с которыми она была знакома: бедности, отвержению и насилию. Хотя многие из ее молодых персонажей часто отвергают авторитет, все они действуют из чувства чести и надежды.Публикация книги «Аутсайдеры» позволила ей поступить в Университет Талсы, где она получила степень в области образования. ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЕ ЗАДАНИЯ Перед чтением кратко ответьте (минимум 3 предложения) на каждый из следующих вопросов: 1. Что значит быть «аутсайдером». ? 2. Опишите время, когда вы чувствовали себя посторонним. 3. Что значит быть «инсайдером»?

    «Насколько хорошо я знаю эти слова?» HintonDirections: сначала прочтите слова внизу страницы.После того, как вы прочтете каждый из них, напишите слова внизу этой страницы в столбце, который лучше всего описывает то, что вы знаете о каждом из них. Я не знаю этого Я видел или слышал Я думаю, что знаю, что я вообще знаю значение слова это слово, но не знаю смыслового значения этого слова и может использовать это слово в предложении жульничество опасаясь бездушный неуверенный вызывающий недоверчивый изощренный презрительный шут отстраненный застенчивый осмотрительный элита угрюмый сочувствующий артикулируйте

    Используя словарь, определите каждое из следующих слов, затем напишите предложение, которое надлежащим образом передает значение каждого слова.Первый заполнен для вас в качестве примера. мошенничество: относящийся к мошеннику, характерный для него или действующий как мошенник; мошенничество или мошенничество. На ее лице было дружелюбное и до странности лукавое выражение, которое заставило меня подумать, что она замышляет ничего хорошего. элита: 6. настороженный: 7. дерзкий: 8. презрительно: 9. застенчивый: 10. угрюмый: 11. бездушный: 12. недоверчивый: 13. шут: 14. осмотрительный:

    15. сочувствующий: 16. сформулируйте: ВО ВРЕМЯ ЧТЕНИЯ НАПРАВЛЕНИЯ: Заполните следующую таблицу, ответив на каждый вопрос в графе, предоставленной под заголовком ОТВЕТ, и предоставьте процитированные доказательства из текста, которые побудили вас ответить на каждый вопрос под заголовком ПОДДЕРЖКА ТЕКСТА.Пожалуйста, включите номер страницы в столбец ТЕКСТОВАЯ ПОДДЕРЖКА, чтобы определить, где было найдено предложение. Если вам не хватает места, вы можете заполнить эту схему на своих собственных листах. ВОПРОС ОТВЕТ ТЕКСТ ПОДДЕРЖКА / СТРАНИЦА № ГЛАВА 1 1. Чем отличаются отношения Понибоя с Дарри и Содапопом? 2. Как Понибой реагирует на то, что Содапоп рассказывает ему о Дарри? Как ты думаешь, Дэрри любит Понибоя? Почему он так обращается с Понибой? ГЛАВА 21.Как гризер определяет дружбу? 2. По словам Two-Bit, почему Соц не ведет честную борьбу? Чем это отличается от Greasers?

    ВОПРОС ОТВЕТ СТРАНИЦА № ГЛАВА 3 1. Синий Мустанг — это символ (объект, который представляет одну или несколько идей). Как вы думаете, что символизирует синий Мустанг? Объясните 2. Что имеет в виду Понибой, когда говорит: «Мы с Джонни понимаем друг друга, ничего не говоря»? Приведите пример, когда это демонстрируется.3. Почему Джонни больше нравится, когда его бьет отец? В конце главы, как автор предвидит грядущие плохие вещи? ГЛАВА 41. Что имеет в виду Пони, когда говорит, что соки были «маринованными»? Как это повлияет на чувства Пони и Джонни к ним? 2. Как автор предсказал, что Джонни воспользуется своим ножом во второй главе?

    ВОПРОС ОТВЕТ ТЕКСТ ПОДДЕРЖКА / СТРАНИЦА № ГЛАВА 5 1.Почему Пони не нравится идея Джонни замаскироваться? Что это от него отнимает? Зачем им маскироваться? 2. Что такое обогреватель? Почему он есть у Далли? Что это говорит мальчикам о ситуации в доме Гризеров? 3. Почему шотландцы и смазчики собираются драться на пустыре? Что поставлено на карту? ГЛАВА 61. Как вы думаете, повлияли ли родители Далли на его личность? Объяснять.2. Как вы думаете, почему Джонни не испугался, несмотря на очевидную опасность?

    ВОПРОС ОТВЕТ ТЕКСТ ПОДДЕРЖКА / СТРАНИЦА № ГЛАВА 7 1. Как вы думаете, какими будут сейчас отношения между Пони и Дэрри? Приведите несколько примеров из главы 7. 2. «Может быть, люди моложе, когда спят». Что вы думаете об этом комментарии и что он означает? 3. Почему Пони подумал, что Сока лучше рассматривать как «просто парней»? Как вы думаете, что он имел в виду под этим? ГЛАВА 81.«Нам был нужен Джонни так же, как ему нужна была банда. И по той же причине ». Как вы думаете, что означает Пони и в чем причина? 2. Если бы у Дарри не было содовой или пони, почему бы ему стать социологом? 3. Что имеет в виду Черри, когда говорит, что Боб «был не просто кем-то»?

    ВОПРОС ОТВЕТ ТЕКСТ ПОДДЕРЖКА / СТРАНИЦА № ГЛАВА 9 1. Когда Пони спрашивает, что это за мир, какой он комментирует то, как общество судит людей? 2.Как вы думаете, что означают последние слова Джонни Понибою? Что он хочет от Пони? ГЛАВА 101. Как Пони сновидение или обман самому себе, наконец, работает в этой главе? ГЛАВА 111. Объясните, почему Пони может предпочитать чью-то ненависть, а не жалость. ГЛАВА 121. Почему Понибой не боится, когда к нему подходят соки и он угрожает им бутылкой бокена? Чем это кардинально отличается от Ponyboy, которого мы видели до этого момента? 2.Что в итоге делает Понибой для своего задания по английскому? Почему он это делает и что пытается показать?

    ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ЧТЕНИЮ Используя то, что вы теперь понимаете о каждом из персонажей из «Посторонних», а также свое понимание словарных слов, представленных в упражнениях перед чтением, используйте следующую таблицу, чтобы определить, какие термины могут применяться к каким персонажам. С символами может быть связано более одного слова, и каждое слово может использоваться несколько раз.Johnny Dally Darry Two-Bit Cherry Soda Bob Steve Ponyboy Socs Greasersroguish безразличный изощренный отчужденный элита напуганный вызывающий презрительный застенчивый угрюмый черствый недоверчивый шут осмотрительный сочувствующий сформулировать

    Выберите один из следующих вопросов, чтобы ответить, написав хорошо продуманный опубликовал и отредактировал эссе из 3 абзацев, используя поддержку текста там, где это необходимо.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.