Иностранные писатели 19 века: Любимые зарубежные писатели XIX века: natali_ya — LiveJournal

Содержание

Русские писатели за границей

Познакомиться с культурой другой страны, вдохновиться на написание нового произведения или поправить здоровье — в разные годы русских писателей за границу вели разные цели. Их впечатления об одной и той же стране иногда очень отличались. Мы вспомнили приключения известных отечественных литераторов, которые сохранились в их путевых заметках, письмах и книгах.

Михаил Ломоносов: Германия

Николай Кисляков. Портрет Михаила Ломоносова (фрагмент). 1963. Историко-мемориальный музей М.В. Ломоносова, село Ломоносово, Архангельская область

Михаил Ломоносов отправился в Германию в 1736 году, чтобы «усовершенствоваться в металлургии и прочих науках». Вместе с двумя другими российскими студентами, Дмитрием Виноградовым и Густавом Рейзером, он четыре года учился в Марбурге, а затем перебрался во Фрайбург. Многие местные порядки для Ломоносова были незнакомыми и непонятными, а русских людей в Германии в то время было немного. Барон Корф, который отправлял студентов на учебу, говорил: «Я наслышан, каковы нравы тамошних студентов, а поэтому бойтесь главных причин человеческой глупости — женщин, вина, табака и пива!..»

После строгости Духовной академии и Петербургского академического университета Ломоносов оказался в свободной атмосфере марбургского университета. Кутежи, драки, дуэли здесь были обычным делом. А шпага — таким же обязательным аксессуаром студента, как бархатная куртка и кружевная рубашка. «Зело задиристы, — писал Ломоносов о немецких студентах, — то и дело пускают в ход кулаки, а то и шпаги». Обычно дружили и дрались учащиеся землячествами, поэтому поначалу трем русским приходилось нелегко. Подражая немецким студентам, Ломоносов купил себе кафтан, камзол, парик и начал брать уроки фехтования и танцев.

Михаил Ломоносов восхищался просвещенными европейцами: «Во всех европейских государствах позволено в академиях обучаться… всякого звания людям, не выключая посадских и крестьянских детей. А у нас в России при самом наук начинании уже сей источник регламентом по 24-му пункту заперт, где положенных в подушный оклад в университет принимать запрещается. Будто бы сорок алтын столь великая и казне тяжелая была сумма, которой жаль потерять на приобретение ученого природного россиянина».

Ломоносов вернулся на родину в 1741 году. Через несколько лет при его участии был учрежден Московский университет, в котором могли учиться представители всех сословий.

Денис Фонвизин: Франция, Германия и Италия

Неизвестный художник. Портрет Дениса Фонвизина (фрагмент). Гравюра с портрета Фридриха Брокгаузо. Иллюстрация из книги «Полное собрание сочинений Дениса Фонвизина». Санкт-Петербург: издание А.Ф. Маркса, 1893

Денис Фонвизин дважды ездил с супругой за границу на лечение. О своих впечатлениях он писал сестре Феодосии Аргамаковой, графу Никите Панину и дипломату Якову Булгакову. В первое путешествие писатель поехал во Францию в 1778 году. Вместе с женой он побывал во многих городах, но большую часть времени провел в Париже.

На родине Фонвизин привык к комфорту и чистоте. Первое, что он отметил, — грязь и смрад французских улиц: «При въезде в город ошибла нас мерзкая вонь, так что мы не могли уже никак усомниться, что приехали во Францию. Словом, о чистоте не имеют здесь нигде ниже понятия: все изволят лить из окон на улицу, и кто не хочет задохнуться, тот, конечно, окна не отворяет». Писателя поразила нищета простого люда и почти неиссякаемое богатство королевского дома.

«Я думал сперва, что Франция, по рассказам, земной рай. Но ошибся жестоко».

Шестью годами позже Денис Фонвизин отправился в Германию. Он побывал в Лейпциге, Мемеле, Франкфурте, Нюрнберге. Писатель осматривал все достопримечательности, посещал музеи и картинные галереи. Немецкие города в противовес Парижу были чистыми; знакомые писателя — аккуратными и педантичными, в их домах царил порядок. Однако объездив всю Германию, он заключил: «Здесь во всем генерально хуже нашего… У нас все лучше и мы больше люди, нежели немцы».

Далее Фонвизин поехал в Италию. Первое впечатление у него было неприятное: после опрятных немецких гостиниц «неизреченная мерзость, вонь и сырость» выгоняли его из итальянских трактиров. Но неудобства не мешали Фонвизину наслаждаться красотами страны. Во всех городах он бывал в древних церквях и соборах, рассматривал картины в музеях и частных коллекциях. Особенно поразила писателя столица: «Чем больше видим мы его [Рим], тем, кажется, больше смотреть остается». Больше всего в поездке по Италии, да и в целом по Европе, путешественника занимали произведения искусства, которые он считал «сокровищем неизреченным».

Читайте также:

Николай Гоголь: Италия

Федор Моллер. Портрет Николая Гоголя (фрагмент). 1841. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Провал спектакля по комедии «Ревизор» Николай Гоголь счел «восстанием против него России». Потрясенный неудачей, в 1836 году он уехал в Европу «разгулять свою тоску». За границей писатель пробыл с перерывами около 10 лет. Он жил в Германии, Швейцарии, Франции, но больше всего ему полюбилась Италия. Здесь он изучал памятники архитектуры, посещал мастерские художников и картинные галереи, любовался народной жизнью и «угощал» Римом приезжих русских приятелей.

«Когда въехал в Рим, я в первый раз не мог дать себе ясного отчета. Он показался маленьким. Но чем далее, он мне кажется большим и большим, строения огромнее, виды красивее, небо лучше, а картин, развалин и антиков смотреть на всю жизнь станет. Влюбляешься в Рим очень медленно, понемногу — и уж на всю жизнь».

И все же Рим оставался для писателя реальным городом: с пыльными дорогами, съемными душными квартирами, шумными трактирами и при этом — с античными руинами на соседних улицах. Столица Италии, писал Гоголь, стала его второй родиной. Пребывание в «прекрасном далеке», как называл он город, приносило ему душевный покой и вдохновение: «Как будто с целью всемогущая рука Промысла бросила меня под сверкающее небо Италии, чтобы я забыл о горе, о людях, о всем и весь впился в ее роскошные красы. Она заменила мне все. Я весел».

В Риме писатель закончил «Мертвые души». Однако через несколько лет жизни за рубежом он решил, что писать о России нужно все-таки в России. В 1848 году Николай Гоголь отплыл в Палестину, оттуда — в Константинополь, а потом в Одессу. Он окончательно вернулся в Россию.

Иван Гончаров: кругосветное путешествие

Иван Крамской. Портрет Ивана Гончарова (фрагмент). 1874. Государственная Третьяковская галерея, Москва

В 1852 году Иван Гончаров отправился в кругосветное путешествие. Для писателя это плавание было служебной командировкой: его назначили секретарем адмирала Евфимия Путятина. Экспедиция должна была наладить политические и торговые отношения с Японией. За три года путешествия в составе экспедиции Гончаров объехал три континента и не меньше десятка стран. Итогом его поездки стала книга «Фрегат «Паллада».

В двухтомном сочинении слова «Япония», «японцы» и «японский» упоминаются около 500 раз. Производных от слова «Англия» — на 100 больше. В те годы именно Британия правила морями — благодаря своим колониям. Везде русские путешественники встречали английских коммерсантов и чиновников, английские гостиницы и товары. Даже в Южном полушарии, «у самого подножия горы лежат домов до сорока английской постройки; между ними видны две церкви, протестантская и католическая. У адмиралтейства английский солдат стоит на часах, в заливе качается английская же эскадра».

Англия для Ивана Гончарова — «всемирный рынок с картиной суеты и движения, с колоритом дыма, угля, пара и копоти». В своем путевом дневнике писатель рассказывал об успехах англичан в промышленности и торговле, но его не пленила жизнь в этой стране. В Англии Гончаров пришел к убеждению, что материальный и технический прогресс подавил духовность и стремления в человеке, превратив его в механизм.

«Кажется, честность, справедливость, сострадание добываются как каменный уголь… Эти добродетели приложены там, где их нужно, и вертятся, как колеса, оттого они лишены теплоты и прелести».

Даже о Британском музее Иван Гончаров поначалу неблагосклонно отозвался, хотя и признал позже его «огромной сокровищницей», в которой даже зевака что-нибудь узнает. Зато по местному зоопарку писатель гулял с удовольствием — здесь он наблюдал не за музейными чучелами, а настоящими животными в естественной среде. К тому же в этой прогулке было «предоставлено полное право наслаждаться сознанием, что он «царь творения».

Федор Достоевский: Швейцария

Василий Перов. Портрет Федора Достоевского. 1872. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Федор Достоевский выезжал за границу восемь раз, прожив там в общей сложности около пяти с половиной лет. Первые две поездки, в 1862 и 1863 году, были больше туристическими: писатель хотел увидеть «страну святых чудес», посетить известные из литературы города и оценить шедевры европейской культуры. Достоевский побывал в Германии, Франции, Англии, Швейцарии, Италии и Австрии.

Следующая поездка Достоевского в Европу была вынужденной — в 1867 году вместе со своей супругой он отправился «месяца на три» за границу, скрываясь от кредиторов. Но из-за отсутствия денег на обратный путь они вынуждены были остаться здесь на четыре года. Это время писатель сравнивал со своим четырехлетним пребыванием на каторге. Молодожены посетили Вильно, Дрезден, Баден-Баден, Базель и, наконец, приехали в швейцарскую Женеву.

«Как только переехал в Женеву, тотчас же начались припадки, да какие! — как в Петербурге. Каждые 10 дней по припадку, а потом дней пять не опомнюсь. Пропащий я человек! Климат в Женеве сквернейший, и в настоящую минуту у нас уже четыре дня вихрь, да такой, что и в Петербурге разве только раз в год бывает. А холод — ужас!»

Но дело было не только в климате, все раздражало Достоевского в Женеве: «И как здесь грустно, как здесь мрачно. И какие здесь самодовольные хвастунишки! Ведь это черта особенной глупости быть так всем довольным. Все здесь гадко, гнило, все здесь дорого. Все здесь пьяно! Стольких буянов и крикливых пьяниц даже в Лондоне нет».

Единственное, чем любовался Достоевский в Швейцарии, — местная природа. Он писал: «Женева на Женевском озере. Озеро удивительно, берега живописны… и во сне не увидите ничего подобного». Утешение литератор находил также в том, что ему удалось сосредоточиться на работе. В Женеве он написал «Игрока» и начал работать над романом «Идиот». В 1871 году Достоевский вернулся в Россию.

В 1870-е годы писатель посещал Европу четыре раза по рекомендации петербургских врачей — он ездил в Германию лечиться эмскими водами.

Илья Ильф и Евгений Петров: Америка

Слева направо: писатели Илья Эренбург, Евгений Петров и Илья Ильф стоят на перроне вокзала. Москва, 1936–1948 годы. Фотография: Государственный музей истории российской литературы имени В.И. Даля, Москва

В 1935 году Илья Ильф и Евгений Петров отправились в Америку в качестве корреспондентов газеты «Правда». Их путешествие длилось почти четыре месяца: за это время журналисты объездили 25 штатов, видели мегаполисы, небольшие городки и индейские резервации. Все свои наблюдения и впечатления они записывали в дневники, а Ильф делал репортажные фотографии.

Сначала Ильф и Петров прибыли в Нью-Йорк — здесь они провели почти месяц. Писатели побывали на большой выставке Ван Гога и опере «Порги и Бесс» Джорджа Гершвина, видели боксерский поединок в Медисон-сквер-гарден и посетили тюрьму Синг-Синг. Город, как позже и вся Америка, поразил корреспондентов контрастами: «Набережная густо утыкана небоскребами и тут же рядом, буквально в двух шагах, идут ужасные, мрачные, темные улицы. Обе стороны медали почти одновременно предстают глазам путешественника».

Кулинарными изысками Америка путешественников не тронула, разве что рациональным устройством общепита. Обед писателей обычно начинался с дыни, местный хлеб им казался безвкусным, а черный кофе обязательно подавали перед сладким. Для большинства американцев существовали только дешевые закусочные «Чайльдз». Американские города были полны автомобилей, световой рекламы и суеты.

«Мимо нас люди не шли, а бежали. И мы тоже побежали. С тех пор мы уже не могли остановиться. В Нью-Йорке мы прожили месяц подряд и все время куда-то мчались со всех ног. При этом у нас был такой занятой и деловой вид, что сам Джон Пирпонт Морган — младший мог бы нам позавидовать».

Когда Ильф и Петров вернулись в Россию, заметки о США стали появляться в виде статей в «Правде» и фотоочерков в «Огоньке». А позже писатели выпустили книгу «Одноэтажная Америка».


Автор: Снежана Черныш

Зарубежные детские писатели второй половины XIX-XX веков. Зарубежные детские книги Детская литература Австрии, Германии, Швейцарии

На протяжении многих столетий литература играла ведущую роль в формировании как общественного мнения в целом, так и личностей отдельных индивидуумов. Это влияние всегда учитывалось во внутренней политике тоталитарных и авторитарных государств. Да и при демократической форме правления данный сильнейший рычаг воздействия отнюдь не предан забвению.

Если то, что читает человек, может отражаться на мировоззрении и действиях уже взрослой сформировавшейся личности, то насколько же большим влиянием обладает детская литература на восприимчивую и пластичную психику ребенка?! Поэтому к выбору чтения для малыша следует подходить со всей ответственностью.

Первые шаги на пути в мир литературы

С незапамятных времен человек начинал со сказок свое знакомство с безбрежным миром литературы. Мамы и папы читали их своим малышам задолго до того, как те сами начинали говорить. Потом в дополнение к книгам появились грампластинки с замечательными аудиозаписями сказок и историй. Сегодня в мир чудес практически монополизировал телевизор.

Однако сложно переоценить роль, которую играет в жизни человека детская которую успел прочитать ребенок к подростковому возрасту, может многое рассказать о личности, ее стремлениях и жизненных приоритетах. Это так, потому что, с одной стороны, каждый выбирает для чтения то, что ему по душе, а с другой — прочитанное неизменно влияет на мировоззрение любого индивидуума.

Для самых маленьких читателей

В каждом народе из поколения в поколение передаются жемчужины устного народного творчества. Правда, для нашего удобства они уже давным-давно собраны в напечатанные сборники, что не лишает фольклор особого, присущего ему одному, очарования.

Детские сказки занимают в народных сказаниях почетное положение. Их герои учат малышей тому, что правильно, а что нет. Часто в сказках рассказывается о том, как важно помогать слабым, что нужно быть верным своему слову и преданным друзьям. Детская литература призвана привить ребенку понятие о чести, долге и ответственности.

От пассивного слушания к активному диалогу

Уже сам факт, что вы выделяете время на то, чтобы читать своему ребенку, значит очень много для его развития. Но можно значительно увеличить положительный эффект. Попробуйте обсуждать с малышом детские сказки. Возможно, с непривычки это покажется вам трудным. Однако через некоторое время вы обязательно освоитесь и сами начнете получать удовольствие от такой своеобразной игры.

Как и что обсуждать? Чтобы понять это, просто попробуйте подумать, что из прочитанного текста можно было бы применить в реальной жизни. Таким способом ребенок не только получит практические уроки, но и, что намного важнее, с самого нежного возраста будет учиться анализировать информацию и делать выводы. Он не только научится видеть очевидное, но будет способен заглянуть намного глубже — в саму суть вещей. Впоследствии это умение ему очень пригодится.

Первые шаги к знаменитой дедукции

Если говорить о развитии мыслительных способностей, то в роли прекрасных тренажеров отлично подойдут различные детские загадки. Дети с удовольствием отгадывают разные ребусы и пытаются решать головоломки. Не пренебрегайте этой их потребностью.

Неустаревающие загадки можно найти в литературном наследии Корнея Чуковского. Популярный автор Борис Заходер также составляет добрые детские стихи-загадки для ребят дошкольного возраста. Всегда будут оставаться актуальными и многие народные наработки.

Тренировка памяти

Разучивайте со своим ребенком короткие детские стихи. Это не только благотворно сказывается непосредственно на памяти, но и помогает малышу учиться сосредотачиваться. Вы можете выбрать как сами стихи, так и разные песенки. Лучше подбирать те, которые особенно понравились самому ребенку. Тогда процесс обучения будет приятен и вам, и ему.

Художественная литература в детском саду

Когда ребенок достигнет детсадовского возраста (независимо от того, будете ли вы его отправлять в какое-то дошкольное заведение или предпочтете оставить дома), стоит начать вводить в его «интеллектуальный рацион» небольшие рассказы и повести.

В этот период можно порекомендовать таких авторов, как Джанни Родари, Астрид Линдгрен, Алан Милн и Конечно, это далеко не полный список, но уже достаточно уверенный старт. Тем более что сегодня не составляет никакого труда найти произведения этих писателей.

Многогранность и разнообразие

Жанры детской литературы органически занимают практически все те же ниши, что и литература для взрослых читателей. Тут вы найдете фантастику, детектив, приключения, современный реализм и т. д. Причем нередки случаи, когда писатели работают над «серьезным» произведением, а в итоге его относят к произведениям для детей. Такое случилось, к примеру, с автором «Приключений Тома Сойера» Марком Твеном. Он даже обиделся, получив за свою повесть премию в номинации лучшего произведения детской литературы.

Та же участь постигла и Р. Л. Стивенсона с его «Островом сокровищ». А вот произведение Даниеля Дефо «Робинзон Крузо», наоборот, было адаптировано для юношества, потому что изначально его язык был слишком тяжеловесным. То же относится и к «Путешествию Гулливера», созданному Джонатаном Свифтом.

Как же определить, что именно относится к данному жанру? В первую очередь детская литература — это то, что нравится читать самим детям. Бывает, что в эту категорию могут попасть и какие-то истории, наполненные серьезным философским смыслом. Ребята этот смысл на данном этапе могут и не уловить, но сама фабула сюжета их вполне удовлетворяет.

Чем могут порадовать отечественные писатели

Русская детская литература отличается богатством и разнообразием. Как правило, она характеризуется четко выраженными моральными ценностями. Добро всегда побеждает зло, а порок либо исправляется, либо наказывается. Давайте подробнее рассмотрим некоторые произведения, которые стоит включить в библиотеку юного читателя.

Еще в дошкольный период стоит обратиться к рассказам и повестям замечательного писателя Николая Николаевича Носова. Его произведения написаны о детях и для детей. Что характерно, Николай Носов сделал все, чтобы оградить свои рассказы от политической идеологии. А это было совсем непросто в то время, когда жил и работал писатель. Детская литература 20 века (по меньшей мере его начала) должна была соответствовать четко прописанным критериям и стандартам.

Именно поэтому талантливый писатель был вынужден создать сказочный мир, в котором поселил своих самых узнаваемых героев — озорного Незнайку и его друзей. Но и его рассказы про обычных школьников не утратили своей актуальности и по сей день.

Также не стоит лишать подрастающее поколение захватывающего путешествия Элли и ее друзей в Изумрудный город. Позвольте своему ребенку сопровождать этих героев по дороге, выложенной желтым кирпичом, и пережить вмести с ними многочисленные приключения. А проводником им послужит Александр Волков, пересказавший на свой лад сказку Лаймена Фрэнка Баума и снабдивший ее целым циклом продолжений. Первая и самая известная книга Александра Волкова носит название «Волшебник Изумрудного города».

А если ваш ребенок предпочитает сказочным странам космические путешествия, порадуйте его повестями Кира Булычева. Особенно стоит обратить внимание на серию о приключениях Алисы Селезневой. и легкость, с которой описаны ее космические путешествия, не оставят никого равнодушными.

К тому же Алиса — старательная ученица и скромная девочка, которая ненавидит врать. Согласитесь, что это неплохой пример для подражания. По всем рассказам о ее приключениях красной нитью проходит идея о важности дружбы и взаимовыручки.

Неизменным успехом у читателей продолжает пользоваться серия произведений Эдуарда Успенского про мальчика по имени Дядя Федор, повесть Андрея Некрасова «Приключения капитана Врунгеля» и книга Евгения Велтистова «Электроник — мальчик из чемодана».

Иноязычные литературные мастеровые

Но не только в нашей стране создавалась детская литература. Зарубежная творческая мастерская также работала во всю мощь, благодаря чему появились всеми любимые герои, узнаваемые в разных уголках мира.

«Приключения Тома Сойера» уже давно вошли в классику мировой литературы. Эта повесть даже изучается в средней школе. То же можно сказать и о герое «Книги джунглей» Маугли, которого ввел в литературу английский писатель Редьярд Киплинг.

Шведская писательница Астрид Линдгрен подарила миру целое созвездие разнообразных оригинальных персонажей. Среди них Карлсон, Пеппи Длинныйчулок, Эмиль из Лённеберги и Калле Блумквист.

Отдельного упоминания заслуживают сказки Льюиса Кэрролла «Приключения Алисы в Стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье». И не только потому, что эти произведения выполнены в довольно редком жанре абсурда и вообще сами по себе оказали огромное влияние на развитие стиля фэнтези. Дело в том, что данные сказки изобилуют юмором, построенном на лингвистическом обыгрывании слов. И если переводить их строго по тексту, русскоязычный читатель получит на выходе какой-то маловразумительный бред. Редким исключением и настоящим бриллиантом среди переводов на русский язык этих сказок является работа Бориса Заходера. Вместо того чтобы строго следовать тексту, превращая его в тяжеловесное философствование, он смог передать смысл и атмосферу повествования этих легких и веселых сказок.

Знаменитые литературные герои, переехавшие на большой экран

Множество захватывающих сюжетов дарит предприимчивым сценаристам детская литература. Зарубежная киноиндустрия с удовольствием экранизирует популярные среди детей сказки и повести. Ярким примером тому может послужить серия книг о Гарри Поттере, написанная Джоан Роулинг.

Но у этой медали две стороны. Как удачная книга побуждает режиссера создать кинокартину, так и интересный фильм вполне можно использовать для того, чтобы развить в ребенке интерес к книгам. Современная детская литература подходит для этого как нельзя лучше.

Далеко не секрет, что в наше время дети не особо жалуют книги. А уж в том, чтобы самостоятельно читать какое-либо произведение при наличии экранизации, и вовсе смысла не видят. Как же их заинтересовать?

Во-первых, стоит отметить, что далеко не все, что описано в книге, попадает на экран. И частенько за кадром остаются весьма занимательные эпизоды, а иногда и полноценные сюжетные линии.

Во-вторых, можно сыграть на желании узнать, чем же все кончится. С Гарри Поттером это, конечно, уже не пройдет. Но, к примеру, из семи частей серии «Хроники Нарнии» Клайва Льюиса на данный момент экранизированы только три.

И в-третьих, помогите ребенку самостоятельно убедиться, что никакой многомиллионный бюджет не в состоянии создать спецэффекты, способные конкурировать с нашим собственным воображением.

Ненавязчивое обучение

Детская художественная литература может служить мощным средством обучения. Некоторые авторы сумели создать повести, из которых читатель выносит больше точных знаний по конкретным наукам, чем из всего школьного курса. Причем делается это незаметно и с удовольствием.

Подобные утверждения выглядят вполне естественными, если вспомнить рассказы Эрнеста Сетон-Томпсона, в которых описывается жизнь и повадки разных животных. Но, например, Владимир Корчагин написал книгу «Тайна реки злых духов». Несмотря на мистическое название, она рассказывает о весьма приземленных приключениях небольшой группы подростков и нескольких взрослых на просторах Сибири.

Автор этой книги явно беззаветно влюблен в геологию. Но факты о различных минералах и горных породах настолько органично вплетены в канву рассказа, что абсолютно не выглядят там чужеродными или пресно-поучительными. Так что не удивляйтесь, если после прочтения этой книги ваш ребенок возьмется за коллекционирование камней.

Привить любовь к математике, возможно, поможет роман Александра Казанцева «Острее шпаги». Действие происходит во времена мушкетеров и не лишено разных интриг и дуэлей, но вместе с тем из некоторых передряг главному герою удается остроумно выпутаться именно с помощью математических формул.

А вот цикл о приключениях польского паренька Томека, созданный Альфредом Шклярским, подарит юному читателю обширные знания по географии всех континентов. Возможно, в этом отношении первой вспомнится кандидатура Жюля Верна, однако его романы слишком уж пресыщены сухими фактами, которые, честно признаться, при чтении хочется просто пропустить. же удалось избежать этого неприятного привкуса.

Почему стоит прививать ребенку любовь к чтению

Может показаться, что намного легче включить малышу любимый мультфильм, чем выкраивать в плотном дневном расписании время на совместное чтение. И гораздо меньше нервов уйдет, если отпустить подростка играть в электронные игры, чем пытаться убедить его в увлекательности книги. Однако долгосрочная польза от чтения стократно превысит все временные неудобства.

Во-первых, даже детская литература значительно пополняет словарный запас читателя. Это, в свою очередь, помогает в общении с разными людьми и в результате прибавляет уверенности в себе и своих силах.

Во-вторых, общеизвестно, что чтение улучшает память и развивает мышление. К тому же те, кто много читает, грамотно пишут даже без заучивания многочисленных правил.

В-третьих, необходимость следить за сюжетом помогает в умении лучше концентрироваться на поставленных перед собой задачах.

А теперь задумайтесь на минутку, насколько этот букет положительных факторов поможет вашему ребенку в процессе обучения в школе. Практика показывает, что те, кто любят читать, во время обучения получают более высокие отметки. Им гораздо реже требуется помощь репетиторов. А процесс подготовки домашних заданий в большинстве случаев проходит без какого-либо вмешательства со стороны родителей.

Поэтому постарайтесь увидеть в своих занятиях чтением с ребенком не просто сиюминутный эффект, а весьма долгосрочные и многократно окупающиеся инвестиции в его будущее.

Все мы в детстве читали в основном детские книги отечественных писателей. Однако есть огромное количество известной литературы для детей от зарубежных авторов.

При этом такие книги отличаются тем, что в разных странах свои традиции и свои любимые главные персонажи, которые непривычны и любопытны для детей нашей страны.

Скачать бесплатно и без регистрации зарубежные детские книги вы можете на нашем литературном сайте в форматах, подходящих для любых электронных приспособлений для чтения литературы: pdf, rtf, epub, fb2, txt. У нас огромная коллекция книг от современных писателей и авторов прошлых лет. У нас вы также можете читать онлайн любое произведение.

Сказки были в жизни каждого из нас. После увлекательной истории про приключения разных животных, детей и взрослых, про их путешествия в далекие страны спится намного более сладко и крепко. Именно с этого момента мы начинаем любить книги, изучать картинки, учиться читать.

Зарубежная детская литература предназначена для разного возраста. Книги для самых маленьких содержат яркие и большие иллюстрации. Литература для детей постарше содержит более научную информацию, познавательную и поучительную.

Любая книга для детей имеет очень глубокий смысл, который закладывает в подсознании ребенка взгляды о том, что такое добро и зло, как выбирать друзей, как правильно познавать мир и что такое жизнь в целом. Ребенок, приходя в этот мир, начинает учиться здесь жить, и книги являются отличными учителями в этом нелегком деле.

Многие писатели из других стран создают творения, которые очень нравятся детям нашей страны. Зарубежная детская литература известна такими авторами, как братья Гримм, Ганс Христиан Андерсен, Астрид Линдгрен, Шарль Перро. Это вечные истории про Пеппи Длинный Чулок, Бременских музыкантов, Принцессу на горошине. Все мы любим эти сказки и читаем своим детям. При этом в каждой истории главные герои попадают в удивительные ситуации, находят новых друзей, встречают врагов. Мораль же всегда одна – добро побеждает зло. При этом негативным персонажам дается шанс на исправление. Это наилучший способ показать детям то, что мир устроен сложно, но при этом нужно быть хорошим человеком.

На нашем сайте вы найдете и сможете скачать бесплатно известные зарубежные детские книги в разных форматах для чтения на любом электронном приборе. Также вы можете читать онлайн. Мы подобрали рейтинги лучших книг, которые наиболее полюбились читателям со всего мира.

Французский поэт и критик Шарль Перро (1628-1703) снискал себе мировую славу сборником «Сказки моей матушки Гусыни или Истории и сказки былых времен с поучениями» (1697). В книгу были включены сказки, ныне известные детям всего мира: «Красная Шапочка», «Золушка» и «Кот в сапогах». Сборник вышел одновременно двумя изданиями — в Париже и Гааге (Голландия).

В противовес сторонникам классицизма Шарль Перро решительно выступил за обогащение литературы сюжетами мотивами национального фольклора.

Каждая сказка Шарля Перро блещет выдумкой, и реальный мир отражается в сказочном то одной, то другой своей стороной. В «Красной Шапочке» воссоздана идиллия сельской жизни. Героиня сказки пребывает в наивной вере, что все в мире создано для безмятежного существования. Девочка ниоткуда не ждет беды — играет, собирает орехи, ловит бабочек, рвет цветы, доверчиво объясняет волку, куда и зачем идет, где живет ее бабушка — «вот в той деревне за мельницей, в первом домике с краю». Конечно, всякое серьезное толкование этой сказки было бы крайним огрублением ее тонкого смысла, однако под шутливым повествованием угадывается правда о хищнических посягательствах злых существ на жизнь и благополучие наивных людей. Вопреки обыкновению завершать сказку благополучным концом Шарль Перро закончил историю сурово: «…злой волк бросился на Красную Шапочку и съел ее». Исправление при переводе этого окончания на благополучное: дровосеки убили волка, разрубили ему живот, и оттуда вышли Красная Шапочка и ее бабушка, живые и невредимые, — надо считать необоснованным нарушением авторского замысла.

«Сказка «Кот в сапогах» — о чудесном и скором обогащении младшего сына мельника — привлекает затейливостью, с которой говорится о том, как ум и находчивость взяли верх над печальными жизненными обстоятельствами.

Со сказками Шарля Перро о Спящей красавице, о Синей бороде, о Мальчике с пальчик и другими, более сложными по образной системе, дети обычно встречаются в первые школьные годы.

Первый том сказок братьев Гримм, Якоба (1785-1863) и Вильгельма (1786-1859) появился в 1812 году, второй — в 1815 — м и третий — в 1822 году. Во всем мире это собрание признано замечательным художественным творением, в равной степени обязанным гению немецкого народа и гению двух пламенных деятелей эпохи европейского романтизма. Изучение немецкого средневековья: истории, культуры, мифологии, права, языка, литературы и фольклора — навело братьев Гримм на мысль собрать и издать сказки своего народа. Готовя издание сказок, братья Гримм осознали, что имеют дело не только с превосходным материалом, знание которого обязательно для людей науки, но с бесценным художественным наследством народа.

Наряду с оригинальными, неповторимыми сказками сборник братьев Гримм включил в себя сказочные сюжеты, известные международному фольклору. Не «Красная Шапочка» почта во всем повторила французскую, только конец у сказки иной: застав спящего волка, охотник хотел было застрелить его, но подумал, что лучше взять ножницы и разрезать ему брюхо.

В сказке «Чудо-птица» легко заметить сходство со сказкой Шарля Перро о Синей бороде, а в сказке «Шиповничек» — сходство со сказкой о Спящей красавице. Русский читатель без труда усмотрит близость сказки о Белоснежке к сюжету, получившему широкую известность в обработке А.С. Пушкина, — «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях», а в сказке «Птица-найденыш» встретит знакомые сюжетные мотивы русской сказки о Василисе Премудрой и Морском царе.

К сказкам, доступным для дошкольников, относятся: «Соломинка, уголек и боб», «Сладкая каша», «Заяц и еж», «Бременские уличные музыканты».

В 1835-1837 годах Ганс-Христиан Андерсен издал три сборника сказок. В них вошли: знаменитое «Огниво», «Принцесса па горошине», «Новое платье короля», «Дюймовочка» и другие теперь известные всему миру произведения.

После выпущенных трех сборников Андерсен написал множество других сказок. Постепенно сказка стала главным жанром в творчестве писателя, и он сам осознал свое настоящее призвание — стал почти исключительно творцом сказок. Свои сборники, выходившие начиная с 1843 года, писатель называл «Новыми сказками» — отныне они прямо адресовались взрослым людям. Однако и после этого он не упускал из виду детей. Действительно, и «Стойкий оловянный солдатик» (1838), и «Гадкий утенок (1843), и «Соловей» (1843), и «Штопальная игла» (1845-1846), и «Снежная королева» (1843-1846) и все другие сказки полны той занимательности, которая так привлекает ребенка, но в них немало и общего, до времени ускользающего от детей смысла, который дорог Андерсену как писателю, творившему и для взрослых.

Из многочисленных сказок писателя педагоги отобрали те, которые в наибольшей степени доступны детям дошкольного возраста. Это сказки: «Пятеро из одного стручка», «Принцесса на горошине», «Гадкий утенок», «Дюймовочка».

Сказка «Гадкий утенок» заключает в себе историю, которая всякий раз приходит на память, когда необходим пример ложной оценки человека по его внешности. Непризнаваемый, преследуемый и всеми гонимый да птичьем дворе некрасивый птенец со временем превратился в лебедя — прекраснейшее между прекрасными созданиями природы. История гадкого утенка вошла в поговорку. В этой сказке много личного, андерсеновского — ведь и в жизни самого писателя была длительная полоса общего непризнания. Только спустя годы мир склонился перед его художественным гением.

Английский писатель А. Милн (1882 — 1956) вошел в историю дошкольной детской литературы как автор сказки о плюшевом медведе Винни Пухе и ряда стихотворений. Милном были написаны и другие произведения для детей, но наибольший успех выпал на названную сказку и стихи.

Сказка о Винни Пухе была опубликована в 1926 году. У нас она стала известна в 1960 году в пересказе Б. Заходера. Герои сказки Милна так же любимы детьми, как любимы ими Буратино, Чебурашка, крокодил Гена, заяц из мультфильмов «Ну, погоди!». «Винни Пух» потому и пришелся по вкусу детям, что писатель не сходит с почвы тех творческих начал, которые были постигнуты им через наблюдения за духовным ростом собственного сына. Герой сказки Кристофер Робин живет в воображаемом мире своих игрушек — их приключения составили основу сюжета: Винни Пух лезет на дерево за медом диких пчел, Винни Пух навещает Кролика и так наедается, что не может вылезти из норы; Винни Пух вместе с поросенком Пятачком идет на охоту и собственные следы принимает за следы Буки; серый ослик Иа-Иа теряет хвост — Винни Пух находит его у Совы и возвращает Иа-Иа; Винни Пух попадается в западню, которую устроил для поимки Слонопотама, Пятачок принимает его за того, для которого они с Пухом вырыли яму, и пр.

Еще далеко не все стихотворения Милна, написанные для детей, переведены на русский язык. Из переведенных получили широкую известность стихи о шустром Робине:

Мой Робин не ходит,

Как люди,

А мчится вприпрыжку,

Галопом —

Тонким лиризмом отмечено стихотворение «У окна — о движении дождевых капель по стеклу:

Каждый капле дал я имя:

Это — Джонни, это — Джимми.

Капли неровным движением сбегают вниз — то задерживаются, то торопятся. Какая из них раньше докатится донизу? Поэт должен глядеть на мир глазами ребенка. Милн, поэт и прозаик, всюду остается верен этому творческому принципу.

Шведская писательница, лауреат многих международных премий за детские книги, Aстрид Анна Эмилия Линдгрен (родилась в 1907 году) снискала себе славу «Андерсена наших дней». Своим успехом писательница обязана проникновенному знанию детей, их стремлений, особенностей их духовного развития. Линдгрен поняла высокую целесообразность игры воображения в духовной жизни ребенка. Детское воображение питает не только традиционная народная сказка. Пищу вымыслу дает реальный мир, в котором живет современный ребенок. Так было в прошлом — традиционный сказочный вымысел тоже был порожден действительностью. Писатель-сказочник, соответственно, должен всегда исходить из реальности сегодняшнего мира. У Линдгрен это, в частности, выразилось в том, что ее произведения, как точно заметил один шведский критик, относятся к разряду «полусказок» (здесь и далее цитируется по книге Л.Ю. Брауде Сказочники Скандинавии — Л., 1974). Это живые реалистические рассказы о современном ребенке, соединенные с вымыслом.

Самая известная из книг писательницы — трилогия о Малыше Карлсоне. Сказочные повести о Малыше и Карлсоне составились из книг «Малыш и Карлсон, который живет на крыше (1955), «Карлсон снова прилетел» (1962) и «Карлсон тайком появляется снова» (1968).

Замысел сказок-повестей вышел из мысли, выраженной писательницей в таких словах: «Ничего великого и примечательного не совершилось бы в нашем мире, не свершись оно вначале в фантазии какого-нибудь человека». Фантазии героя своих повестей сказок — Малыша — Линдгрен окружила поэзией, увидя в игре воображения ценнейшее свойство, необходимее для становления полноценной личности.

Карлсон прилетел к Малышу в один из ясных весенних вечеров, когда впервые звезды засветились на небе. Он явился, чтобы разделить одиночество Малыша. Как сказочный персонаж, Карлсон осуществил мечту Малыша о товарище по затеям, шалостям, необычным приключениям. Отец, мать, сестра и брат не сразу поняли, что творилось в душе Малыша, а, поняв, решились хранить тайну — «пообещали друг другу, что не расскажут ни одной живой душе об удивительном товарище, которого нашел себе Малыш». Карлсон — живое воплощение того, чего недостает ребенку, обделенному вниманием взрослых, и того, что сопутствует игре его воображения, не подчиняющегося скуке обыденных каждодневных занятий. В Карлсоне персонифицируются детские мечты о возможности летать по воздуху над городом, ходить по крышам, играть без опасения сломать игрушку, прятаться всюду, — в кровати, в шкафу, превращаться в привидение, пугать жуликов, шутить без опасения быть неверно понятым и пр. В веселом спутнике затей Малыша живет постоянное стремление удивлять необычным поведением, но оно не бесцельно, так как противостоит скуке заурядных человеческих дел и поступков. «Лучший специалист по паровым машинам» вопреки запрету отец и старшего брата Maлыша запускает машину — и игра становится па-настоящему интересной. Даже поломка машины приводит Карлсона в восторг: «Какой грохот! Как здорово!» Заплакавшего от огорчения Малыша Карлсон успокаивает обычной для него репликой: «Это пустяки, дело житейское!».

Детское воображение Малыша наделяет Карлсона чудаковатыми чертами: он пьет воду из аквариума, строит башню из кубиков с мясной тефтелькой наверху вместо купола; он хвастается при любом случае — оказывается то «лучшим в мире рисовальщиком петухов», то «лучшим в мире фокусником», то «лучшей в мире нянькой» и пр.

Черты Карлсона, толстого человечка, сказавшего о себе, что он «мужчина в самом расцвете сил», который не прочь сплутовать, полакомиться, попроказить, воспользоваться простодушием товарища — это те человеческие недостатки, которые оттеняют главное достоинство Карлсона — он приходит на помощь Малышу, устраняет скуку из его жизни, делает его жизнь интересной, в результате чего мальчик становится веселым и деятельным. Вместе с Карлсоном Малыш пугает воришек Рулле и Филе, наказывает беспечных родителей, оставивших маленькую девочку Сусанну одну дома, смеется над Бетан, сестрой Малыша, и ее очередным увлечением.

Сказочные повести Линдгрен являются в основе своей глубоко педагогичными. Это свойство ее художественного мастерства не мешает писательнице оставаться веселой рассказчицей, порой лиричной, даже сентиментальной.

Кроме трилогии о Карлсоне и Малыше Линдгрен создано большое число других сказочных повестей. Среди них «Приключения Пеппи Длинныйчулок (1945 — 1948), «Мио, мой Мио!» (1954), но трилогия о Карлсоне и Малыше остается лучшей в творчестве шведской писательницы.


О чем
12-летний сирота по имени Гарри узнает, что он, оказывается, волшебник и что родители его не погибли в автомобильной катастрофе, как он думал, а были убиты. Теперь убийца мечтает добраться и до самого Гарри.

Зачем читать
Если вы посмотрели фильмы, не впечатлились и книгу читать не стали, вы неправы. Фильмы сняты про магию, драконов и спецэффекты. Книги же эти — про любовь, про то, чего стоит защитить друзей от опасности, про то, как трудно постоянно быть хорошим человеком. Эти книги учат тому, как прекрасно, что люди — разные. Тому, что на чудеса способен любой, даже самый слабый ребенок. А еще это самая великая книга о смерти и о том, что есть вещи и пострашнее.

CC


О чем
Приключения мальчика по имени , его плюшевого мишки Винни-Пуха и их друзей.

Зачем читать
Хотя бы потому, что эта книга — сама доброта. Герои постоянно решают какие-то проблемы, но здесь, в отличие от всей остальной классической детской литературы, совершенно нет отрицательных персонажей. Нет никаких врагов, которых нужно побеждать. Есть только любовь. И друзья. А они в конце концов оказываются самым ценным из того, чем вы можете обзавестись в жизни. Книга учит никогда не терять друзей.

Серия о Муми-троллях, Туве Янссон



О чем
Описание запутанных отношений жителей Муми-далена.

Зачем читать
Все персонажи очаровательные и настолько разнообразные, что как минимум в одном из них легко узнать себя самого. Книга учит тому, что с двумя разными людьми нельзя обращаться одинаково. Нужно не лениться и искать подход к каждому. А еще тому, что страх можно преодолеть, дружбу укрепить, любовь усилить и нет совершенно ничего невозможного, если ты не один.

«Пеппи Длинныйчулок»,



О чем
Девочка живет одна с любимыми зверями, а взрослые постоянно пытаются ей в этом помешать.

Зачем читать
Во-первых, героиня — девочка. А если вы растите девочку, то наверняка замучились искать ей книги, в которых девочки — главные. Причем девочка отличная — смелая, ловкая, добрая, честная и с чувством юмора. Книга учит самом важному: никогда, ни при каких обстоятельствах, что бы с тобой ни делали, как бы все ни были против тебя, как бы тяжело это ни было — не сдаваться.

«Приключения Тома Сойера»,



О чем
Приключения не самого послушного мальчика.

Зачем читать
Да вы и сами знаете зачем. Это прекрасная книга, перевод отличный, приключения увлекательные, герои харизматичные. В общем, классика. Но есть еще один довод. Когда ребенок непоседливый, не слушается и постоянно попадает из-за этого в неприятности, от обилия придирок он начинает постепенно привыкать к тому, что он нехороший ребенок, плохой. Вот эта книга как раз о том, что, даже если ты не слушаешься старших, ты все равно хороший. А для тех, кто тебя растит, — вообще лучший. И ты тоже способен на благородные и даже великие поступки. А еще, если с тобой что-то случится, взрослые будут очень опечалены, потому что ты — самое дорогое, что у них есть. Вы наверняка сегодня забыли напомнить об этом своему ребенку.

«Хроники Нарнии»,



О чем
Огромный эпос про детей, которые попадают в параллельный волшебный мир и должны сразиться со злом, чтобы этот мир спасти.

Книга о любви, страдании, преодолении, невозможности выбора и даже немного о Боге. О том, чего это стоит — каждый день побеждать зло в себе самом, и о том, почему это вообще стоит делать. Книга учит тому, насколько сложнее быть благородным человеком, чем неблагородным и почему все равно нужно выбирать этот сложный путь.

«Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями»,

CC


О чем
За хамство волшебник уменьшает мальчика Нильса до размеров гномика. Нильс отправляется в путешествие со своим гусем Мартином — ему нужно найти волшебника, чтобы тот увеличил его до размеров мальчика.

Зачем читать
Книга особенно хороша для детей, у которых нет братьев и сестер. Таким намного сложнее объяснить, почему нужно делиться, уступать и вообще чем-то своим жертвовать. Книга учит тому, как все это легко делать, если делать по любви. И вообще, эта книга — хороший пример того, на что приходится идти ради тех, кого любишь.

«Чарли и шоколадная фабрика», Роальд Даль



О чем
Мальчик Чарли, добрый, честный, но из очень бедной семьи, попадает на шоколадную фабрику, которой руководит сумасшедший гений, у которого большие проблемы с семьей.

Зачем читать
Вокруг много волшебства, и в итоге побеждает самый честный и благородный герой. Но вообще-то это книга о том, что детские обиды не заживают. О том, что ребенок так и вырастает в мрачного типа, который помнит все, что делали с ним родители, когда ему было девять. О том, что по-настоящему ранить нас могут только самые близкие люди. Ребенок так не считает, а вам полезно об этом подумать. Зато ребенок считает, что самое ценное в жизни — это когда тебя любят. Неважно как. Главное — любят.

«Приключения Оливера Твиста»,

Русская литература XIX века: влияние на мировую литературу

Сегодня на уроке мы:

–     Побеседуем о литературе национальной и литературе мировой.

–     Узнаем, как русская литература XIX века повлияла на мировую литературу.

Прежде чем начать разговор о влиянии русской литературы, определимся с некоторыми понятиями. Что же такое литература национальная и литература мировая?

С первым понятием всё очень просто. Национальная литература – это литература определённого народа или нации. Невозможно найти на земле две одинаковые национальные литературы. Ведь не бывает народов с абсолютно одинаковыми историей и культурой. У каждой нации свой исторический путь.

История народа, его религия, культура и политический строй влияют на национальную литературу. От этого зависят ключевые темы, смена литературных направлений, возникновение и исчезновение жанров. И даже особенности стихосложения.

Например, японская культура подарила миру хокку. А в арабской поэзии возникли совершенно иные, но не менее специфические поэтические формы – касыда и газель.

Хорошо, скажете вы. А в чём сложности с определением мировой литературы? Разве это не все вместе взятые тексты разных национальных литератур? Можно сказать и так. Но на самом деле существует целых три определения для понятия мировой литературы.

Первое определение действительно подразумевает совокупность всех текстов мира. Второе определение говорит о мировой литературе как о собрании только тех литературных памятников, которые получили статус всеобщего культурного достояния. То есть, здесь речь идёт о собрании шедевров.

Но нас больше всего интересует понятие, появившееся с лёгкой руки Иоганна Вольфганга Гёте.

В одной из бесед великий поэт сказал своему другу и секретарю Иоганну Петеру Эккерману: «Национальная литература сейчас мало что значит, на очереди эпоха всемирной литературы, и каждый должен содействовать скорейшему её наступлению».

Что же это значит? Дело в том, что уже в конце XVIII века появляется одна из важнейших идей века XIX – идея всеобщего единства. Так у ближайшего друга и единомышленника Гёте поэта Фридриха Шиллера встречается понятие «мировой истории». А благодаря Гегелю, в немецкой философии появляется понятие «мировой души».

То есть Гёте говорит о едином литературном пространстве! Поэт был уверен, что время одностороннего влияния одной литературы на другую прошло. По его мысли, мировая, или всемирная, литература – это единая общность национальных литератур. И каждая из них сохраняет свою самобытность. Но при этом влияет на другие, и сама воспринимает влияние извне.

Эту идею Гёте высказал в 1827 году. В самом начале XIX века. И XIX век считают временем образования мировой литературы.

Какой же вклад в мировой литературный процесс внесла русская национальная литература? Мы привыкли говорить о влиянии европейской литературы. Классицизм, сентиментализм, романтизм – все эти течения пришли к нам из других стран. Но в XIX веке не только русская литература заимствовала западные веяния – влияние было взаимным.

С чего же, а точнее, с кого началось победное шествие русской литературы по миру? С создателя современного русского литературного языка и первого реалистического романа – Александра Сергеевича Пушкина.

Переводить стихотворения Пушкина начали ещё в 1823 году. При жизни поэта появилось более 75 переводов на 12 языках.

Интересен тот факт, что стихотворение «Кинжал» при жизни поэта опубликовано не было. Его просто переписывали и заучивали наизусть. А вот перевод на французский язык вышел во Франции уже в 1827 году.

Считается, что Пушкин не был популярен на Западе. Но тем не менее, его переводили больше, чем кого-либо из его русских современников. Проблема была в том, что в XIX веке как таковой школы литературного перевода не было. Каждый желающий переводил тексты в меру своих способностей и знаний. А между тем перевод художественного произведения, особенно поэтического, задача невероятно сложная. И требует она не только совершенного владения иностранными языками, но и крайней чуткости, и знания национальной культуры, и литературного дарования.

Лучшими переводчиками Пушкина считаются польский поэт Адам Мицкевич и французский писатель Проспер Мериме. Пушкин и Мицкевич были лично знакомы. Мицкевич даже подписывался как «друг Пушкина».

Проспер Мериме, чью новеллу «Кармен» знает весь мир, обожал русский язык и русскую культуру. Кстати, есть версия, что обратился к теме цыганской любви Проспер Мериме под впечатлением от пушкинской поэмы «Цыганы». Эту поэму на французский язык Мериме перевёл в 1852 году.

Немецкий критик Карл Август Фарнхаген фон Энзе ещё в 1838 году говорил о мировом значении таланта Пушкина. Он писал, что в творчестве Пушкина «вся сокровищница литературных образов переходит в общую поэтическую атмосферу и растворяется в ней, мы дышим ею, как свободным воздухом; она становится материалом и составной частью новых поэтических созданий». То есть, мы видим, что здесь идёт речь о взаимопроникновении и взаимообогащении литератур.

Мы уже не раз говорили о том, что главным литературным жанром второй половины XIX века считается роман. Русский роман получил всемирное признание очень быстро. В Европе просто боготворили Тургенева, Достоевского и Толстого. Признание мирового значения русской прозы началось, пожалуй, с Ивана Сергеевича Тургенева.

Значительная часть жизни Тургенева была связана с Европой. Писатель подолгу жил заграницей. И успел подружиться практически со всеми звёздами европейской литературы. Тургенев встречался с Уильямом Теккереем и Чарльзом Диккенсом, Жорж Санд и Виктором Гюго, Ги де Мопассаном, Проспером Мериме, Эмилем Золя, Анатолем Франсом и другими знаменитостями.

Тургенев переводил на русский язык произведения европейских писателей. И разумеется, открывал европейцам мир русской литературы. Вполне естественно, что в 60-е годы XIX века Тургенев считался самым лучшим русским писателем. Звездой первой величины.

О степени влияния тургеневской прозы на творчество европейских писателей можно судить по словам знаменитого английского писателя Джона Голсуорси, создателя знаменитой «Саги о Форсайтах». Он признавал: «И если теперь английский роман обладает какими-то манерами и изяществом, то этим прежде всего он обязан Тургеневу».

Но вместе с тем стоит отметить, что уже к концу XIX века в сознании европейского читателя Тургенева потеснила великая триада: Толстой, Достоевский, Чехов.

Мировая слава Льва Николаевича Толстого началась с романа «Война и мир», который был переведён на французский язык в 1879 году.

Европейские читатели были потрясены масштабностью романа, его глубиной и тонким психологизмом. Славу Толстого как одного из величайших писателей мира упрочили романы «Анна Каренина» и «Воскресение», повести «Крейцерова соната» и «Смерть Ивана Ильича».

О влиянии Толстого на своё творчество говорили такие литературные знаменитости, как Анатоль Франс, Бернард Шоу, Теодор Драйзер, Генрих Манн, Ромен Роллан и многие другие.

Американский писатель Теодор Драйзер вспоминал, как в юности читал произведения Льва Толстого.

«Я был так восхищён и потрясён жизненностью картин, которые мне в них открылись, что меня внезапно озарила мысль, как бы совсем новая для меня: как чудесно было бы стать писателем. Если бы можно было писать, как Толстой, и заставить весь мир прислушаться!»

Получается, что Лев Николаевич Толстой повлиял не только стиль или идейное содержание творчества Драйзера. Произведения Толстого послужили стимулом для начала писательского пути одного из крупнейших классиков американской литературы!

Важно сказать и о новаторстве Льва Толстого. Именно Толстой первым использовал художественный приём, который называется «потоком сознания». Это один из ключевых приёмов литературы модернизма – литературы начала XX века. Поток сознания – это одна из форм внутреннего монолога. Но внутренний монолог обладает логически выстроенной и упорядоченной формой. В то время как ключевым признаком потока сознания является некая бессвязность, беспорядочность. И последовательность мыслей определяет не логика, а внезапные ассоциации или внешние раздражители. Часто герой находится в полубессознательном состоянии.

Например, Толстой использовал этот приём в романе «Анна Каренина», чтобы передать чувства женщины перед самоубийством. Есть поток сознания и в первом томе романа «Война и мир». Там он передаёт мысли полусонного Николая Ростова накануне Аустерлицкого сражения.

Приём поток сознания активно использовали писатели-модернисты Марсель Пруст, Джеймс Джойс и многие другие.

Огромное влияние на развитие мировой литературы Фёдора Михайловича Достоевского бесспорно. Его называют предтечей таких художественных направлений, как экзистенциализм, экспрессионизм и сюрреализм.

Основа сюрреализма – это художественное исследование глубин подсознания человека. Обращение к бессознательному, изучение пограничных состояний разума и психики человека. Ключевое значение в сюрреализме имеет символ. Достаточно вспомнить болезненное состояние полубреда и сны Раскольникова в романе «Преступление и наказание».

Экзистенциализм – одно из главнейших направлений литературы XX века. Согласно философии экзистенциалистов, смысл жизни в современном обществе утрачен. И чтобы его найти, человек должен обрести себя и своё предназначение в духовном поиске. И снова вспомним Родиона Раскольникова, который как раз находится в таком поиске.

В экспрессионизме внимание сосредоточено на эмоциях человека, истерзанного жестокостью и бездушием современного мира. Фантастические элементы, тяготение к абстрактному мышлению, гротеск и обострённая эмоциональность – все эти ключевые черты экспрессионизма мы находим в творчестве Достоевского.

Немецкий писатель Томас Манн утверждал, что статус «первого психолога мировой литературы» принадлежит именно Достоевскому. Психологизм, изучение подсознательного, иррационального в человеке – это ещё не всё важные черты творчества Достоевского. Для зарубежных писателей огромное значение имел идейный характер конфликта в романе, особенности композиции и даже поведение героев определяется тем, как решаются основные вопросы человеческого бытия в романе.

Влияние Достоевского на своё творчество признавали такие разные писатели, как Стефан Цвейг и Франц Кафка, Альбер Камю и Оскар Уайльд.

Антона Павловича Чехова ещё при жизни признали писателем мирового значения. Он не только совершил революцию в драматургии. И не только изменил сам подход к постановке спектаклей. Проза Чехова тоже оказала влияние на многих зарубежных писателей. Чехова часто называют основоположником или предтечей жанра трагического абсурда.

Исследователи говорят о влиянии чеховского символизма и импрессионизма на развитие мировой литературы. Влияние Чехова прослеживается в творчестве англичанина Бернарда Шоу, американских драматургов Теннесси Уильямса и Уильяма Сарояна. В прозе Уильяма Фолкнера и Эрнеста Хемингуэя, Томаса Манна и Вирджинии Вульф.

Но говорить только о художественных методах русских писателей было бы неправильно. Иностранные писатели и критики восхищались их мастерством раскрытия социальных проблем, удивительной взаимосвязью личности и мироздания. А также идейным богатством и гуманистической направленностью русской литературы.

Уже в начале XX века англичанин Сомерсет Моэм утверждал, что английскую прозу без русского влияния представить невозможно.

Ещё категоричнее о роли русской литературы высказался французский критик Эжен Мельхиор де Вогюэ. В 1886 году в книге «Русский роман» он написал: «Я убеждён, что влияние великих русских писателей будет спасительным для нашего истощённого искусства».

Коллекции Русского музея — Русский музей

Среди живописных работ, переданных в Русский музей в момент его основания, заметную и значимую в художественном отношении часть составили произведения ведущих мастеров второй половины XIX в. (И.К.Айвазовский, В.М.Васнецов, К.Е.Маковский, И.Е.Репин, В.Д.Поленов, В.И.Суриков). Несмотря на то, что отбор картин для музея в первые два десятилетия его существования был несколько ограничен консервативными вкусами Совета Академии художеств, диапазон представленной в коллекции живописи постоянно расширялся. В этом огромная заслуга сотрудников музея, таких как Альберт Бенуа и Александр Бенуа, И.Э.Грабаръ, П.И.Нерадовский и др. Важные шаги были предприняты для комплектования собрания картин современных художников. Отдельные полотна и целые группы произведений поступали с выставок И.И.Левитана (в 1901 г. — посмертная), В.В.Верещагина (в 1905 г. — посмертная), Я.Ф.Ционглинского (в 1914 г. — посмертная), Товарищества передвижных художественных выставок (С.Ю.Жуковского, Н.А.Касаткина, И.И.Левитана, В.Е.Маковского), Нового общества художников (Б.М.Кустодиева, Н.М.Фокина), от авторов (А.Я.Головин, В.А.Серов, М.В.Нестеров), от случайных владельцев («Трапеза» В.Г.Перова, «Портрет О.К.Орловой» В.А.Серова и др.).

Заметным вкладом в собрание живописи стали переданные музею в 1918 г. эскизы М.А.Врубеля и картины К.А.Сомова из обширной коллекции В.Н.Аргутинского-Долгорукова. Вскоре на хранение в музей поступили собрание Н.И. и Е.М.Терещенко, состоявшее главным образом из произведений художников конца XIX — начала XX в. (в том числе «Богатырь» и «Шестикрылый серафим» М.А.Врубеля), собрание А.А.Коровина, где были полотна кисти В.А.Серова, Ф.А.Малявина, М.В.Нестерова, К.А.Коровина, а также представителей художественных объединений «Мир искусства», «Голубая роза» и «Бубновый валет».

Пополнение коллекции живописи второй половины XIX — начала XX вв. не прекращалось и в 1930-е гг. В это время из Музея революции среди других работ было передано «Торжественное заседание Государственного совета» кисти И.Е.Репина. Из Государственной Третьяковской галереи в Русский музей поступили полотна мастеров, слабо представленных в собрании последнего («Гитарист-бобыль» и «Портрет Ивана Сергеевича Тургенева» В.Г.Перова, «Автопортрет» Н.В.Неврева, «Курсистка» Н.А.Ярошенко, «Летящий демон» М.А.Врубеля и «Бабы» Ф.А.Малявина).

За последние двадцать лет в музей поступило около двухсот произведений живописи второй половины XIX — начала XX в. Большая часть их этих работ была подарена в 1998 г. братьями И.А. и Я.А.Ржевскими. Обширное собрание картин русских художников, включающее полотна И.К.Айвазовского, И.И.Шишкина, Н.Н.Дубовского, Б.Н.Кустодиева, К.Я.Крыжицкого м многих других мастеров, сейчас представляет постоянную экспозицию музея в здании Мраморного дворца. Также необходимо отметить несколько этюдов и картин отечественных художников конца XIX — XX в. (С.Ю.Жуковский, Е.И.Столица, А.Б.Лаховский и др.), переданных в дар в 2009 г. от Н.П.Ивашкевич. Заметным приобретением последних лет стала картина И.Е.Репина «Портрет военного», ранее принадлежащая одной из североамериканских компаний.

В 1926 г. в дополнение к Художественному отделу Русского музея было создано Отделение новейших течений. Его фонды начали целенаправленно пополняться произведениями авангардных художественных направлений и творческих объединений первой четверти ХХ в., в том числе работами Н.С.Гончаровой, В.В.Кандинского, П.П.Кончаловского, П.В.Кузнецова, М.Ф.Ларионова, А.В.Лентулова, К.С.Малевича, Л.С.Поповой, В.Е.Татлина, Р.Р.Фалька, П.Н.Филонова, М.З.Шагала и многих других.

К 1927 г. в экспозиции Русского музея были последовательно представлены многочисленные новейшие течения от постимпрессионизма до беспредметничества. Отделение новейших течений просуществовало всего три года, однако оно, по существу, положило начало Отделу советской живописи ГРМ (1932-1991гг.), который на данный момент (в составе Отдела живописи 2-й половины XIX-XXI вв.) обладает постоянно пополняющимися фондами. Эти фонды, превышающие 6000 единиц хранения, охватывают практически все направления, школы, тенденции, основные виды и жанры развития русского искусства ХХ — начала XXI вв.

Русский музей располагает одной из крупнейших коллекций произведений раннего русского авангарда и его ведущих мастеров. В живописном собрании представлены основные новаторские течения середины 1910-х гг.: абстракционизм (В.В.Кандинский) и его сугубо русская ветвь — лучизм (М.Ф.Ларионов, Н.С.Гончарова), неопримитивизм (М.Ф.Ларионов, Н.С.Гончарова, А.В.Шевченко, К.С.Малевич), кубофутуризм (Д.Д.Бурлюк, К.С.Малевич, И.А.Пуни, Л.С.Попова, Н.А.Удальцова, А.А.Экстер и др.), супрематизм (К.С.Малевич, И.А.Пуни, О.В.Розанова, И.В.Клюн), конструктивизм (В.Е.Татлин, А.М.Родченко, А.А.Экстер, Л.В.Попова), аналитическое искусство (П.Н.Филонов). Уникальны по своей полноте коллекции произведений мастеров, создавших новаторские художественные системы (К.С.Малевич, П.Н.Филонов, К.С.Петров-Водкин), а также отдельных крупных живописцев, в том числе тех, чей творческий путь начинался уже в советское время (С.В.Герасимов, П.П.Кончаловский, П.В.Кузнецов, Б.М.Кустодиев, В.В.Лебедев, А.А.Рылов, А.В.Шевченко, Н.М.Ромадин). Также в коллекции музея представлены работы художников — представителей значительных школ, существовавших в советское время (например, ленинградская школа пейзажной живописи 1930-х —1950-х гг.).

Искусство социалистического реализма, демонстрирующее высокие художественные достоинства, сюжетную ясность, программную склонность к «большому стилю», отражено в полотнах А.А.Дейнеки, А.Н.Самохвалова, А.А.Пластова, Ю.И.Пименова и многих других советских художников, продолжавших работать в годы Великой Отечественной войны, и во второй половине ХХ в. В золотой фонд советского искусства вошли также находящиеся в собрании Русского музея произведения представителей «сурового стиля» и соприкасавшихся с ним направлений поисков советских живописи 1960-х-1970-х гг. В собрании музея находятся работы таких мастеров послевоенного искусства, как Н.И.Андронов, В.В.Ватенин, Д.Д.Жилинский, В.И.Иванов, Г.М.Коржев, Е.Е.Моисеенко, П.Ф.Никонов, П.П.Оссовский, В.Е.Попков, В.М.Сидоров, В.Ф.Стожаров, братья А.П. и С.П.Ткачевы, Б.С.Угаров, П.Т.Фомин и другие, созданные в широком жанровом диапазоне — от исторической картины до натюрморта.

Имевшая место в 1970–1980-е гг. актуализация отвергавшегося ранее художественного опыта породила в недрах официального искусства плеяду мастеров, работавших в русле «картины идей», связанной с метафорическим, многоплановым осмыслением окружающего мира и человеческой жизни (О.В.Булгакова, Т.Г.Назаренко, Н.И.Нестерова, И.В.Правдин, А.А.Сундуков и др.). В период «перестройки» (1985-1991гг.) собрание Русского музея пополнил ряд имен художников, работавших в рамках андеграунда. Ныне коллекция современной живописи — весьма мобильная и быстрорастущая часть фондов ХХ — начала ХХI вв., но продолжается и всестороннее формирование всего живописного собрания.

Смотреть экспонаты коллекции на портале «Виртуальный Русский музей»

Русские, зарубежные писатели и поэты

Русские, зарубежные писатели и поэты — юбиляры 2022 года

 

Январь

1 января — 145 лет со дня рождения Ивана Алексеевича Новикова (1877–1959), русского советского писателя. Сборники рассказов и стихов «Искания», «Вишни», «Небо молчало», «Под родным небом», «Народная память» и др.

3 января — 130 лет со дня рождения Джона Рональда Руэла Толкина (1892–1973), английского писателя и поэта, переводчика, лингвиста, филолога. Литературный отец любимых всеми хоббитов и компании. Помимо этого, написал ещё около 3 десятков произведений в жанре фэнтези. Среди них: «Сэр Гавейн и Зелёный Рыцарь», «Лист кисти Ниггля», «Дорога вдаль и вдаль идёт», «Сильмариллион» и др.

15 января — 400 лет со дня рождения Жана Батиста Мольера (1622–1673), французского писателя-комедиографа. Его произведения: «Тартюф», «Дон-Жуан», «Мизантроп» и др.

18 янввря — 140 лет со дня рождения Алана Александра Милна (1882–1956), английского писателя и поэта. Нам наиболее близок как создатель Винни-Пуха и его друзей.

24 января — 290 лет со дня рождения Пьера де Бомарше (1732–1799), французского драматурга и автора пьес: «Севильский цирюльник», «Женитьба Фигаро» и др.

25 января — 140 лет со дня рождения Вирджинии Вульф (1882–1941), аанглийской писательницы. Произведения: «Комната Джейкоба», «Миссис Дэллоуэй», «На маяк», «Орландо», «Волны» и др.

27 января — 190 лет со дня рождения Льюиса Кэрролла (1832–1898), английского писателя, математика, логика, философа, диакона и фотографа. Наиболее известные произведения — «Алиса в Стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье», а также юмористическая поэма «Охота на Снарка». 

28 января — 125 лет со дня рождения Валентина Петровича Катаева (1897–1986), поэта, драматурга, сценариста, писателя. «Шёл солдат с фронта», «Белеет парус одинокий», «Сухой лиман» и др.

Февраль

2 февраля — 140 лет со дня рождения Джеймса Джойса (1882 — 1941), ирландского писателя и поэта, представителя модернизма. Произведения: «Улисс», «Поминки по Филлигану» и др.

7 февраля — 210 лет со дня рождения Чарльза Диккенса (1812–1870),  английского писателя, стенографа, репортёра, романиста и очеркиста. Произведения: «Большие надежды», «Тайна Эдвина Друда», «Посмертные записки Пиквикского клуба», «Оливер Твист» и др.

14 февраля — 75 лет со дня рождения Бориса Геннадьевича Штерна (1947–1998), писателя, автора фантастических произведений: «Чья планета?», «Кто там?», «Записки динозавра», «Эфиоп» и др.

24 февраля — 130 лет со дня рождения Константина Федина (1892–1977), русского советского писателя и журналиста, специального корреспондента, первого секретаря и председателя правления Союза писателей СССР, члена АН СССР и Немецкой академии искусств, Героя Социалистического Труда. Некоторые произведения: «Абхазские рассказы», «Города и годы», «Мужики», «Братья» и др.

25 февраля — 105 лет со дня рождения Энтони Бёрджеса (1917–1993), английского литературоведа и писателя. Произведения: «Мёд для медведей», «Заводной апельсин», «Трепет намерения», «Враг под покрывалом», «Человек из Назарета» и др.

26 февраля — 220 лет со дня рождения Виктора Мари Гюго (1802–1885), французского писателя, политического и общественного деятеля.  Произведения: «Собор Парижской Богоматери», «Отверженные», «Мария Тюдор» и др.

Март

6 марта — 95 лет со дня рождения Габриэля Гарсиа Маркеса (1927-2014), знаменитого прозаика из Колумбии. Известные произведения: «Сто лет одиночества», «Полковнику никто не пишет», «Любовь во время холеры» и др.

13 марта — 85 лет со дня рождения Владимира Семёновича Маканина (1937–2017), советского и российского писателя. Произведения: «Предтеча», «Погоня», «Однодневная война», «Дашенька» и др.

18 марта — 120 лет со дня рождения Лидии Яковлевны Гинзбург (1902–1990). Писательница была лично знакома с Ахматовой, Маяковским, Мандельштамом и другими литературными гигантами своего времени и оставила о них бесценные биографические записи. Является автором «Записок блокадного человека», «Человека за письменным столом» и др. произведений.

27 марта — 95 лет со дня рождения Сесиль Скаар Бедкер (1927–2020), детской писательницы из Дании. Произведения: «Силас и вороной», «Снег», «Дверь», «Глухой», «Тинке, маленькая волчица»

31 марта — 140 лет со дня рождения Корнея Ивановича Чуковского (1982–1969). Настоящее имя: Николай Васильевич Корнейчуков Автор детских сказок и стихов, которые в представлении не нуждаются: «Мойдодыр», Крокодил», «Бармалей», «Тараканище» и др.

Апрель

1 апреля — 100 лет со дня рождения Сергея Петровича Алексеева (1922–2008), советского и русского писателя. Книги «Богатырские фамилии», «Идёт война народная», «Сто рассказов из русской истории» и др.  

3 апреля — 90 лет со дня рождения Михаила Филипповича Шатрова (1932–2010), советского и российского драматурга, сценариста. Пьесы, киносценарии: «Именем революции», «Так победим!», «Брестский мир»

6 апреля — 210 лет со дня рождения Александра Ивановича Герцена (1812–1870), русского публициста-революционера, писателя, педагога, философа. Издавал революционный еженедельник «Колокол». Писал социальные и философские статьи. Автор книг: «Кто виноват?», «Прерванные разговоры», «Москва и Петербург», «Сорока-воровка» и др.

10 апреля — 205 лет со дня рождения Константина Сергеевича Аксакова (1817–1860), русского поэта и идеолога славянофильства. Произведения: «Освобождение Москвы в 1612 году», «Почтовая карета» и др.

10 апреля — 85 лет со дня рождения Бэллы Ахмадулиной (1937–2010), одной из известнейших российских поэтесс 2 половины 20-го столетия. Поэтические сборники «Метель», «Струна», «Озноб», «Уроки музыки» и др. Песни на стихи Ахмадулиной звучат в таких фильмах, как «Жестокий романс», «Ирония судьбы….» и др.

19 апреля — 120 лет со дня рождения Вениамина Александровича Каверина (1902–1989), русского советского писателя, драматурга и сценариста. Автор романов «Девять десятых судьбы», «Косой дождь», «Перед зеркалом» и др. Рассказов «Большая игра», «Бочка», «Пятый странник» и др. Сказок «Сын стекольщика», «Сильвант», «Снегурочка» и др.

19 апреля — 130 лет со дня рождения Георгия Викторовича Адамовича (1892–1972), русского поэта-акмеиста, автора множества сборников стихов, биографических произведений, литературного критика.

Май

7 мая — 120 лет со дня рождения Владислав Станислав Реймонта (1867–1925), польского романиста, новеллиста, репортера. Произведения: «Земля обетованная», «Мужики», «Вампир» и др.

10 мая — 90 лет со дня рождения Галины Николаевны Щербаковой (1932–2010) (настоящая фамилия — Руденко), русской писательницы. Автор книг: «Митина любовь», «Отчаянная осень», «Косточка авокадо», «Радости жизни» и др. По произведениям Щербаковой сняты несколько художественных фильмов.

16 мая — 135 лет со дня рождения Игоря Северянина (1887–1941),  российского поэта «Серебряного века». Настоящее имя: Игорь Васильевич Лотарёв. Автор многих сборников стихотворений.

21 мая — 150 лет со дня рождения Надежды Александровны Тэффи (Лохвицкая) (1872–1952), русской писательницы и поэтессы, мемуаристки, переводчицы. Автор произведений: «Неживой зверь», «Зигзаг», «Земная радуга», «Митенька» и др.

24 мая — 110 лет со дня рождения Михаила Афанасьевича Стельмах (1912–1983),  писателя, автора таких романов, как «Большая родня», «Хлеб и соль», «Правда и кривда», повестей для детей: «Гуси-лебеди летят», «Щедрый вечер».

28 мая — 145 лет со дня рождения Максимилиана Александровича Волошина (1877–1932), российского и советского поэта. Выпущено собрание сочинений автора в 13 томах.

29 мая — 235 лет со дня рождения Константина Николаевича Батюшкова (1787–1855), русского поэта и прозаика. Пушкин считал Батюшкова своим литературным учителем. Батюшков внёс большой вклад в основы обработки русской поэтической речи. Некоторые стихи поэта: «Переход через Рейн», «Тень друга», «На развалинах замка в Швеции».

30 мая — 110 лет со дня рождения Льва Ивановича Ошанина (1912–1996), поэта-песенника советской эпохи. Известны такие песни на стихи автора, как «Дороги», «Солнечный круг», «Течёт река Волга» и др.

31 мая — 130 лет со дня рождения Константина Георгиевича Паустовского (1892–1968), русского и советского писателя, сценариста и педагога, журналиста, военного корреспондента, переводчика.  Известные произведения писателя: «Северная повесть», «Созвездие гончих псов», «Романтики» и др. Многие из них были экранизированы в виде фильмов и мультфильмов. Например, «Телеграмма», «Стальное колечко», «Тёплый хлеб».

Июнь

15 июня — 155 лет со дня рождения Константина Дмитриевича Бальмонта (1867–1942), русского поэта-символиста. Его произведения: «Перстень», «Соучастие душ», «Светлый час», «Песни мстителя» и др.

18 июня — 210 лет со дня рождения Ивана Александровича Гончарова (1812–1891), русского писателя и литературного критика. Известные произведения: «Обломов», «Обыкновенная история», «Обрыв» и др.

20 июня — 90 лет со дня рождения Роберта Ивановича Рождественского (1932–1994),  советского и российского поэта и переводчика, автора песен. Является автором сотен стихов, на которые исполняли песни такие исполнители, как Магомаев, Пьеха, Пугачёва и др.

22 июня — 115 лет со дня рождения Андрея Сергеевича Некрасова (1907–1987), русского советского моряка и писателя. Его произведения: «Приключения капитана Врунгеля», «Судьба корабля», «Электрическое солнце» и др.

25 июня — 115 лет со дня рождения Арсения Александровича Тарковского (1907–1989), советского поэта и переводчика с восточных языков. Сборники стихов «Зимний день», «Волшебные горы», «Быть самим собой» и др.

Июль

2 июля — 145 лет со дня рождения Германа Гессе (1877–1962), германского писателя, лауреата Нобелевской премии в 1946 году. Произведения: «Степной волк», «Гертруда», «Игра в бисер», «Сиддхартха» и др.

6 июля — 145 лет со дня рождения Алексея Михайловича Ремизова (1877–1957), русского писателя, художника, каллиграфа. Романы «Пруд», «Часы», Повести «Пятая язва», Крестовые сёстры» и другие произведения — рассказы, пьесы, сказки.

11 июля — 85 лет со дня рождения Леонида Львовича Яхнина (1937–2018), советского и российского поэта, писателя, драматурга и переводчика. Написал книги «Фарфоровый колокол», «Серебряные колесики», «Поющее дерево», «Площадь картонных часов». Перевёл такие сказки, как «Щелкунчик», «Халиф Аист», «Карлик нос», «Храбрый портняжка» и многие другие.

23 июля — 230 лет со дня рождения Петра Андреевича Вяземского (1792–1878), русского поэта 18-19 веков. Более чем личное творчество поэта интересен факт его дружбы с Пушкиным, который очень ценил Вяземского, вставлял его эпиграфы в свои произведения, посвятил несколько стихов и сделал Вяземского одним из персонажей «Евгения Онегина».

24 июля — 220 лет со дня рождения Александра Дюма (отец) (1802–1870), французского писателя, драматурга и журналиста. Циклы произведений о мушкетёрах, о Франции наполеоновской эпохи, о дворах королевы Марии-Антуанетты и династии Валуа.

29 июля — 115 лет со дня рождения Бориса Петровича Корнилова (1907–1938), поэта советской эпохи. Его стихи: «Песня о встречном», «Африка», «Как от мёда у медведя зубы начали болеть» и др.

Август

 4 августа — 105 лет со дня рождения Янки Брыль (1917–2006), советского писателя. Произведения: «Зелёная школа», «Сиротский хлеб», «Начало зрелости», «Витраж» и др.

4 августа — 230 лет со дня рождения  Перси Биши Шелли (1792-1822), английского писателя, поэта и эссеиста. 

8 августа — 95 лет со дня рождения Юрия Павловича Казакова (1927–1982), русского советского писателя, драматурга и сценариста.  Произведения писателя: «Тихое утро», «Ночлег», «Запах хлеба», «Оленьи рога» и др.

11 августа — 125 лет со дня рождения Энид Мэри Блайтон (1897–1968), британской писательницы, работавшей в жанре детской и юношеской литературы. Она стала одной из наиболее успешных подростковых писательниц XX века. На русский язык переведены «Великолепная пятёрка» и «Пять юных сыщиков и верный пёс».

14 августа — 155 лет со дня рождения Джона Голсуорси (1867–1933), британского прозаика. «Сага о Форсайтах» — пожалуй, самый известный роман из нескольких десятков произведений автора.

19 августа — 85 лет со дня рождения Александра Валентиновича Вампилова (1937–1972), прозаика и драматурга советской эпохи. Автор пьес «Старший сын», «Утиная охота», «Прощание в июне», «Дом окнами в поле» и др.

20 августа — 90 лет со дня рождения Василия Павловича Аксёнова (1932–2009), русского писателя, драматурга и сценариста, переводчика, педагога. Некоторые романы и повести писателя: «Пора, мой друг, пора», «Апельсины из Марокко», «Ожог», «Остров Крым» и др.

21 августа — 160 лет со дня рождения Эмилио Сальгари (1862–1911), итальянского писателя-романиста. Сочинял исторические романы и книги в приключенческом стиле. Произведения: «Карфаген в огне», «Последние флибустьеры» и др.

24 августа — 75 лет со дня рождения Пауло Коэльо (1947), бразильского прозаика. Известные произведения: «Алхимик», «Паломничество», «Валькирия», «На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала» и др.

31 августа — 85 лет со дня рождения  Марка Сергеевича Харитонова, переводчика трудов Томаса Манна, Стефана Цвейга, Кафки, Германа Гёссе. Известная повесть юбиляра: «День в феврале».

Сентябрь

3 сентября — 95 лет со дня рождения Алеся Михайловича Адамовича (1927–1994), писателя, сценариста, литературоведа. Произведения: «Партизаны», «Последний отпуск», «Блокадная книга» и др. Являлся соавтором сценария к культовому фильму о войне «Иди и смотри».

5 сентября — 205 лет со дня рождения Алексея Константиновича Толстого (1817–1875), поэта, сатирика, писателя. Представитель великого литературного рода Толстых. Произведения: «Царь Фёдор Иоаннович», «Князь Серебряный», «Грешница» и др.

10 сентября — 150 лет со дня рождения Владимира Клавдиевича Арсеньева (1872–1930),  русского путешественника и писателя. Автор произведений «По Уссурийскому краю», «Дерсу Узала», «Сквозь тайгу», «Охота на соболя» и др.

21 сентября — 75 лет со дня рождения Стивена Кинга (1947), американского писателя и сценариста, автор более 60 романов, большая часть из которых экранизированы.

26 сентября — 90 лет со дня рождения Владимира Николаевича Войновича (1932–2018), русского писателя-прозаика. Повести «Два товарища», «Мы здесь живём», «Владычица» и др.

Октябрь

8 октября — 130 лет со дня рождения Марины Ивановны Цветаевой (1892–1941),  русской поэтессы «Серебряного века».

11 октября — 95 лет со дня рождения Владимира Дмитриевича Успенского (1927–2000), российского и советского писателя. Произведения: «Школа будущего», «Тайный советник вождя», «Утро большой реки» и др.

15 октября — 125 лет со дня рождения Ильи Арнольдовича Ильфа (1897–1937),  русского советского писателя, драматурга и сценариста, фотографа, журналиста. Произведения: «Двенадцать стульев», «Золотой телёнок», «Одноэтажная Америка» ну и ещё полторы сотни рассказов, фельетонов, сценариев в соавторстве с Евгением Петровым.

22 октября — 135 лет со дня рождения Джона Сайлас Рида (1887–1920),  американского журналиста, писателя и репортёра, социалиста, автора знаменитой книги «Десять дней, которые потрясли мир», одного из организаторов коммунистической партии США.

23 октября — 90 лет со дня рождения Василия Ивановича Белова (1932– 2012), писателя-прозаика. Некоторые произведения юбиляра: «Плотницкие рассказы», «Привычное дело», «Год великого перелома» и др.

Ноябрь

3 ноября — 255 лет со дня рождения Александра Александровича Бестужева (1797–1837), русского писателя-байрониста. Произведения «Поездка в Ревель», «Испытание», «Наезды», «Фрегат Надежда», «Лейтенант Белозор», «Страшное гадание» и др.

3 ноября — 135 лет со дня рождения Самуила Яковлевича Маршака (1887–1964), детского писателя. Произведения: «Кошкин дом», «Теремок», «Двенадцать месяцев» и др.

6 ноября — 170 лет со дня рождения Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка (1852–1912), русского писателя-прозаика и драматурга. Произведения: «От Урала до Москвы», «В водовороте страстей», «Гуттаперчевый мальчик», «Приваловские миллионы» и др.

7 ноября — 95 лет со дня рождения Дмитрия Михайловича Балашова (1927–2000), русского советского писателя, филолога-русиста и общественного деятеля. Автор исторических романов «Младший сын», «Великий стол», «Отречение», «Воля и власть» и др.

10 нября — 135 лет со дня рождения Арнольда Цвейга (1887–1968), известного немецкого писателя XX века. Произведения: «Спор об унтере Грише», «Время созрело», «Возведение на престол» и др.

11 ноября — 100 лет со дня рождения Курта Воннегута (1922–2007), писателя и общественного деятеля из США. Произведения: «Механическое пианино», «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей», «Завтрак для чемпионов» и др.

12 ноября — 115 лет со дня рождения Астрид Линдгрен (1907–2002), детской писательницы из Швеции. Известные произведения: «Малыш и Карлсон», «Пэппи Длинный Чулок», «Калле Блумквист» и др.

20 ноября — 85 лет со дня рождения Виктории Самойловны Токаревой (1937), русского прозаика, редактора, сценариста. Наиболее известные фильмы, к которым В. Токарева написала сценарии: «Мимино», «Джентльмены удачи», «Шла собака по роялю», «Шляпа»

22 ноября — 60 лет со дня рождения Виктора Олеговича Пелевина (1962), русского писателя, эссеиста, автора культовых романов 1990-х годов: «Омон Ра», «Чапаев и Пустота» и «Generation «П». Лауреат многочисленных литературных премий, среди которых «Малый Букер», «Национальный бестселлер», «Большая книга», премия Андрея Белого..

25 ноября — 300 лет со дня рождения Александра Петровича Сумарокова (1717–1777), русского поэта 18 века. Произведения: «Хорев», «Димитрий Самозванец», «Опекун», «Лихоимец» и др.

30 ноября — 355 лет со дня рождения Джонатана Свифта (1667 — 1745), ирландского писателя. Наиболее известная книга: «Путешествия Гулливера».

Декабрь

8 декабря — 220 лет со дня рождения Александра Ивановича Одоевского (1802–1839), поэта. Произведения: «Василько», «Зосима», «Старица-пророчица», «Моя Пери» и др.

16 декабря — 120 лет со дня рождения Рафаэля Альберти (1902 — 1999), поэта и драматурга из Испании. Известны такие стихотворения юбиляра, как «Между гвоздикой и шпагой», «Прилив», «Весна народов», «Стихи с посвящением» и др.

21 декабря — 105 лет со дня рождения Генриха Теодор Бёлль (1917–1985), немецкого писателя, автора около сорока сочинений — романов, повестей, рассказов, пьес. Произведения: «Солдатское наследство», «Ангел молчал», «Завет» и др.

22 декабря — 85 лет со дня рождения Эдуарда Николаевича Успенского (1937–2018), русского писателя, драматурга и сценариста, автора детских книг, телеведущего. Является литературным «отцом» Чебурашки и Гены, персонажей из Простоквашино, Братьев-Колобков и др.

 

Актуальное интервью: Н. А. Ягодинцева о русской литературе

Моханнад Ал-Коофее – писатель, журналист, переводчик передал сопредседателю АсПУр Нине Ягодинцевой ряд вопросов о русской литературе от ведущих арабских писателей из Ирака, Сирии, Саудовский Аравии, Кувейта, Судана и Алжира, а также арабских писателей, проживающих в США, Бельгии, Франции и Финляндии. Мы посчитали, что и вопросы, и ответы этого интервью будут интересны и читателям сайта АсПУр. Нина Александровна Ягодинцева – кандидат культурологии, профессор Челябинского государственного института культуры, секретарь Союза писателей России. Автор более 30 изданий: стихов, цикла учебников литературного творчества, монографий, вышедших в России и Германии, электронной книги литературной критики, переводов с азербайджанского и башкирского языков, аудиодисков со стихами и песнями, а также более 700 публикаций в литературной и научной периодике России, Испании и США. Лауреат Всероссийских и Международных премий в области литературы и литературной критики, художественного перевода, научных исследований и творческой педагогики.   Уважаемые коллеги! Сердечно благодарю вас за внимание и интерес к русской литературе, как классической, так и современной. Литературный диалог между странами, между культурами – это уникальная возможность лучше узнать и понять друг друга, сделать большие художественные открытия и лучшие литературные произведения достоянием мировой культуры. Благодарю Моханнада Аббаса за предоставленную возможность диалога – на мой взгляд, очень важного сегодня.    

1. Что вы думаете по поводу исключения Бориса Пастернака из Союза писателей СССР? Он опубликовал роман «Доктор Живаго», за который получил Нобелевскую премию в 1958 году. Как вы сегодня оцениваете этот роман? Мухаммад Худаир, писатель. Ирак.  

Уважаемый Мухаммад Худаир! Ваш вопрос очень важен для понимания истории русской литературы в ХХ веке. Союз писателей СССР был не просто профессиональным союзом литераторов – он был идеологическим цехом государства. В условиях «холодной войны» – глобального геополитического, военного, экономического и идеологического противостояния СССР и США – сам факт публикации романа Бориса Леонидовича Пастернака на Западе не мог не вызвать негативную реакцию руководства Союза писателей.   К сожалению, литературу и сегодня часто пытаются сделать заложницей политических решений. Политическим решением была первая публикация романа «Доктор Живаго» на Западе, ответным политическим решением было исключение Пастернака из Союза писателей СССР. В те годы едва ли могло быть по-другому. И сам Пастернак понимал это.   Но литература сильна и прекрасна тем, что она стремится к вечности и говорит о вечном. Сейчас роман Пастернака не только широко опубликован и любим читателями – он изучается в средней школе, по нему в 2006 году режиссёр Александр Прошкин снял многосерийный фильм, в котором многие мотивы оказались созвучны современным проблемам России, вопросам нравственного выбора интеллигенции в период социальных перемен. Я очень люблю стихи Бориса Пастернака, а роман «Доктор Живаго» считаю одним из самых ярких литературных свидетельств суровых испытаний России в начале ХХ века.  


2. Многие арабские писатели написали романы о российском обществе и жизни. Есть ли русские романы об арабской жизни, воплощающие её древнюю арабскую исламскую цивилизацию?  Джассим ал-Сахих, поэт. Саудовская Аравия.  

Уважаемый Джассим ал-Сахих, к сожалению, я не знакома с арабскими романами о российском обществе и российской жизни. Я не знаю также русских романов об арабской жизни, о древней арабской исламской цивилизации. На мой взгляд, такие романы обязательно должны быть, их нужно переводить на наши языки, русский и арабский, чтобы мы могли увидеть себя глазами представителей другой культуры и лучше понять друг друга.   Русская литература воспитывает у своих читателей глубокое уважение к представителям других культур – ведь и сама Россия страна многонациональная, она широко участвует в международном сотрудничестве и заинтересована в открытости и глубоком взаимопонимании. Спасибо Вам за внимание к актуальному вопросу культурного диалога.  


3. Что вы думаете о слабых переводчиках современной русской литературы на арабский язык? И почему нельзя сотрудничать между русскими арабистами и арабскими издательствами для подготовки более точных переводов русской литературной классики? Ахмед Саадауй, писатель. Ирак. 

Уважаемый Ахмед Саадауй, благодарю Вас за интерес к русской классической литературе! Я разделяю Ваш взгляд на проблему литературных переводов. Насколько я знаю, в последние десятилетия она очень обострилась во всём мире. Но ведь взаимный интерес арабской и русской литератур не ослабевает, а усиливается! И сотрудничество русских арабистов и арабских издательств, о котором Вы говорите, необходимо.   В этом сотрудничестве, на мой взгляд, очень важна государственная воля, которая даст возможность выстроить взаимодействие институтов, издательств, библиотек – для взаимообогащения наших культур.   


4. Чем объясняется то, что успех детективного романа современной русской литературы (таких авторов, как Борис Акунин и Александра Маринина) в Европе и США больше, чем его успех в России? Исса Махлоф, ливанский поэт, проживающий в Париже.

Уважаемый Исса Махлоф! В русской литературе, как и в литературах других народов, есть глубокие, сложные для понимания произведения, затрагивающие философские основы нашего бытия. Есть и литература, предназначенная для интеллектуального досуга – к этой литературе относятся, в частности, детективы. Я, к сожалению, не могу ничего сказать о европейском и американском читателе, я имею об этом очень отдалённое представление.   На мой взгляд, сегодня в России развлекательная литература вообще отходит на второй план, читатели ищут произведения, осмысливающие реальность, дающие повод для серьёзного размышления о жизни. Возможно, этим и объясняется слабый интерес к детективным романам Бориса Акунина и Александры Марининой, а также и других авторов здесь, в России. Во всяком случае, именно такое впечатление у меня осталось от многочисленных встреч с современными российскими читателями в последние годы.   Но, конечно, это не отменяет детектива как жанра увлекательного, эмоционального и требующего от читателя интеллектуальных усилий в поисках разгадки детективного сюжета вместе с автором. Благодарю Вас за Ваш вопрос, который позволил коснуться специфических особенностей этого жанра.  


5. В прошлом русская литература была важной осью арабского влияния, независимо от того, читала ли она ее или взяла некоторые ее черты из книги. Почему арабское влияние ограничивается только старыми писателями, и арабский читатель всё ещё с Толстым, Горьким, Булгаковым и Достоевским. Где писатели новых поколений и способствовали ли они созданию передовой литературы? Или перевод на арабский язык больше не ассоциируется с русской литературой, как в прошлом? Амир Тадж Аль-Сир, писатель. Судан.  

Уважаемый Амир Тадж Аль-Сир! Прекрасно, что арабские читатели знакомы с произведениями лучших русских писателей России XIX и ХХ веков – это действительно золотой фонд мировой литературы! И очень печально, что сегодня недостаточно переводятся на арабский язык и почти не издаются в  арабских странах русские писатели новых поколений. Это проблема, которую нужно решать, в том числе и на государственном уровне.   Литература современной России разнообразна по своим направлениям художественного поиска, и она традиционно нацелена на постановку сложнейших нравственных вопросов нашего времени. У нас есть очень интересные молодые писатели, осмысливающие своё время, пишущие о современности, но сохраняющие неразрывную связь с русской литературной традицией внимания к душе человека, её нравственным основам. Например, Андрей Тимофеев, Евгения Декина, Виктория Иванова, Екатерина Ермолаева… Я думаю, это продолжение и развитие русской литературной традиции интересно и созвучно арабскому читателю.  


6. Есть ли у новой России такая же уверенность в том, что литература девятнадцатого века – лучшее произведение русского гения, или она намеревается познакомить нас с поэзией вместо романа? Низар Абдул Саттар, писатель. Ирак.  

Уважаемый Низар Абдул Саттар! Благодарю, я согласна с Вами, что литература России XIX века дала великолепные образцы русского гения во всех жанрах. Русский XIX век был взлётом, с высоты которого стали видны грядущие испытания и роковые вопросы века ХХ. В конце ХХ столетия Россия вновь пережила большой социальный слом, и долгое время выразительницей русской души была поэзия. Но второе десятилетие XXI века открыло нам новые имена в традиционной русской прозе, и сегодня идёт активное осмысление и современности, и истории в рассказах, повестях, романах.   Роман требует отстранения, взгляда на события со стороны, и потому ему нужно больше времени, чтобы появиться на свет. В числе ведущих современных русских романистов я могу назвать Петра Краснова, Арсена Титова, Елену Крюкову и целый ряд других ярких имён. Надеюсь, что знакомство арабских читателей с ними состоится.             


7. Нет театра с мировым именем без спектаклей Антона Павловича Чехова! В чем секрет этой славы? Интернациональный и этот бешеный интерес к произведениям русского драматурга Чехова? Лейт Абдель Амир, иракский кинорежиссёр. Франция.  

Уважаемый Лейт Абдель Амир! Радостно, что Вы оцениваете отношение к Антону Павловичу Чехову в мире как бурный интерес! Мы гордимся тем, что этот интерес растёт. Я думаю, особенность драматургии Чехова в том, что он перенёс внимание с поступка на переживание. Человеку всегда интересен человек, всегда интересны чувства – и когда они вдруг становятся движущей силой сценического действия, причиной и следствием событий, конечно, это очень притягательно.   Это даёт и большую творческую свободу режиссёру в его сотворчестве с драматургом, в воплощении на сцене тончайших душевных переживаний. Мир человеческой души бесконечен и многогранен, весь ХХ век и сегодняшние события заставляют нас искать истоки и прекрасного, и трагического именно в душе, в её глубинных переживаниях. И Чехов сегодня актуален как никогда.            


8. Есть ли у вас планы или намерения возобновить перевод новой литературы, как это было в прошлом и как сейчас делают большинство европейских стран? Мохсен аль-Рамли, писатель. Ирак.  

Уважаемый Мохсен аль-Рамли, если я правильно поняла Ваш вопрос, речь идёт о переводах новой литературы. Проблема эта важна для России и в международном аспекте, и в рамках диалога национальных культур внутри страны. Нужно признать, что в последние тридцать лет литературно-переводческая деятельность, ранее активно поддерживаемая советским государством, существенно ослабла.   Но сегодня ситуация в России меняется: проводятся творческие семинары для молодых переводчиков. Во многих из них я принимала участие как литературный педагог – в прошлом году такой семинар прошёл в Сыктывкаре, в этом году – в Уфе. Литературный институт имени Горького в Москве после перерыва снова обучает группы переводчиков по самым разным направлениям культурного взаимодействия.   Огромный интерес молодых и начинающих писателей к переводческой работе я почувствовала, когда открывала лабораторию перевода при Челябинском государственном институте культуры. Молодой специалист Елена Романова пригласила нас в проект адаптации иностранных студентов в России средствами искусства, и оказалось, что многие из этих студентов пишут прекрасные стихи. С этого времени на наших литературных встречах и праздниках зазвучали стихи на арабском языке и хинди и их русские переводы…   Я думаю, желание диалога, стремление расширить его культурное поле – сегодня тенденция не только российская, ведь и наш с вами диалог о русской и арабской литературах – её проявление в мировом масштабе. Спасибо Вам за вопрос, задающий перспективу нашей совместной деятельности.  


9. Я думаю, что на литературу последних десятилетий сильно повлияла политика – из-за контроля США над миром, а также из-за прочности отношений между ней и Ближним Востоком. Россия ушла из этого региона. Например, перевод, литература и даже кино достигли арабского мира на английском языке, а не на русском языке! Вы думаете, что это из-за политики США на Востоке? Или из-за окончания коммунистического периода, и Россия пошла восстанавливать то, что осталось от войны? Ареф Ал-Сааиди, поэт. Ирак.  

Уважаемый Ареф Ал-Сааиди, Вы задали очень важный вопрос, благодарю Вас. К сожалению, современная литература и культура в целом часто становятся заложниками политики, инструментами политической и экономической экспансии. В этом случае участники диалога не равны: один больше диктует, второй воспринимает.   Мне сложно оценить культурное влияние США на страны Востока, поскольку я не политик и не владею информацией в этой сфере. Но я уверена, что целью литературного диалога и диалога культур является взаимопонимание и взаимоуважение между людьми во всём мире, а не только в определённых зонах политико-экономического влияния. Такое взаимопонимание становится основой добрососедства и сотрудничества, и сегодня мир в нём очень нуждается.      


10. Арабский читатель, как и глобальный читатель, познакомился с русской литературой рубежа ХХ века, представленной в романе и коротком рассказе. Она характеризуется двумя основными чертами: приверженность, основанная на необходимости искусства, и вера в человеческие ценности. Что вы считаете наиболее важным в современной русской литературе? Талиб Аль-Рифаи, писатель. Кувейт.  

Уважаемый Талиб Аль-Рифаи! Благодарю Вас за то, что Вы увидели и сформулировали в своём вопросе главные черты русской литературы – в том числе и современной. Да, и старшее, и молодое поколения писателей России наиболее важным считают вопрос о человеческих ценностях, о нравственной основе личности. Сегодня, в процессе стремительного развития технологий, внедрении в нашу жизнь искусственного интеллекта вопрос о человеке и человеческом встаёт особенно остро и болезненно.   И это в первую очередь нравственный вопрос, вопрос основополагающий: считает ли человек, что живёт в хаотическом мире, полном случайностей и агрессии? Или он чувствует, что занимает определённое место и несёт определенную ответственность в сложной системе природных и космических отношений, в которой есть высшая сила, определяющая наше бытие?   Литература и искусство дают нам живое знание, соединённое с чувством и совестью. В России литературу называют самой точной наукой о жизни. И основой её является понимание того, что мы живём в сложно организованном мире, законы которого надо изучать, соблюдать – и участвовать в сохранении и развитии жизни. Отсюда такое внимание к внутреннему миру человека, его душевным порывам и мотивам поступков. Отсюда внимание к совести, ведь совесть – это то чувство, которое согласует наши действия с законами Божьего мира вокруг нас. Отсюда тревога о будущем, ответственность за которое мы должны принять на себя сегодня.   Мне радостно видеть, как молодые писатели, и мои ученики в частности, обращаются к традиционным русским вопросам о человеке и стремятся решать эти вопросы в реалиях сегодняшнего дня.  


11. Где сейчас современная литература в мире? Какая лучшая литература – Россия сейчас или Россия в прошлом? Аббас Таир, поэт. Ирак.

Уважаемый Аббас Таир, Вы затронули очень важный вопрос бытия литературы – и не только русской, но и общемировой. Мы помним, что литература выполняет три главные общественные задачи – она является памятью культуры, зеркалом современности и исследованием моделей будущего. И потому каждый новый период развития литературы не отменяет предыдущие, а развивается на их основе, и в сложные периоды социальных перемен мы можем найти поддержку и опору в прошлом.   Весь трагический для России ХХ век опирался на художественный опыт и знания о человеке, которые дал нам век XIX. Великая русская литература XIX века предвидела испытания, через которые предстоит пройти России в ХХ веке. Мы жили её нравственным опытом. И сегодня, в первые десятилетия века XXI, видим начало нового подъёма литературы в нашей стране.   Россия и её литература сейчас и в прошлом – это единое целое, и те исторические события и социальные трансформации, которые произошли в прошлом столетии, уже сегодня писатели осмысливают и облекают в художественную форму своих произведений.  


12. А как насчет феминистской литературы в России? Есть ли феминистская литература? В чем причина того, что эти произведения не достигли мировой известности? Ибтихал Блайбель, поэтесса. Ирак.  

Уважаемая Ибтихал Блайбель, благодарю Вас за острую актуальность Вашего вопроса! Как отдельное направление феминистская литература в России не получила широкого развития и признания. Думаю, это произошло потому, что на протяжении всей своей истории русская литература не дискриминировала женщин-писательниц и женщин – героинь произведений. Мужчина и женщина всегда рассматривались как две равные и неразрывные части общества. В произведениях русских писателей много прекрасных лирических женских образов. Традиционно в русской культуре женщина – муза и вдохновительница мужчины, но и сама имеет возможность действовать, в том числе и быть писательницей.   Когда в конце ХХ века в Россию пришла новая волна феминизма, она не встретила большой поддержки и широкого читательского отклика. Возможно потому, что в русской литературе к тому времени уже сформировалась целая плеяда женщин – поэтесс и прозаиков, и у женщин не было необходимости утверждать себя в литературе в противовес мужчинам. Могу сказать и о своём личном опыте – занимаясь писательской деятельностью с 1990-х годов, я ни разу не сталкивалась с профессиональной или тематической дискриминацией.   Но, конечно, особенность женского восприятия мира не может не отразиться в литературном произведении. И сегодня «женскую прозу» развивает и поддерживает писатель и драматург Светлана Василенко – под её руководством систематически выходят в свет издания, коллектив авторов которых состоит только из женщин. Однако эта проза развивается не в противопоставлении произведениям мужчин, а в диалоге с ними. В русской литературе противопоставление и противостояние мужчин и женщин традиционно воспринимается как разрушительное для обеих сторон.  


13. Есть ли в современной русской литературе новые публикации о большевистской революции и ее последствиях? Хамид Аль-Мухтар, писатель. Ирак.  

Уважаемый Хамид Аль-Мухтар, безусловно, это великое и трагическое событие начала прошлого века не может остаться без внимания современных писателей, потому что проблема больших социальных трансформаций и выбора пути развития сегодня снова актуальна не только для нашей страны, но и для всего мира.   Одним из лучших романов последнего времени я могу назвать трилогию «Тень Бехистунга», посвящённую событиям Первой мировой войны в России. Война предшествовала революционным событиям, она во многом вызвала и определила их, но написано о ней очень мало. Автор этого романа известный прозаик из Екатеринбурга Арсен Титов. Роман получил престижную литературную премию России «Ясная Поляна». Возможно, у Вас появится возможность прочесть эту трилогию, но, к сожалению, пока она не переведена на арабский язык.   


14. Почему русская литература отказалась от своей универсальности и стала отечественной литературой, которую не читают за границей? Азхар Джржис, писатель. Ирак.  

Уважаемый Азхар Джржис, спасибо, Ваш вопрос помог мне увидеть, как сегодня воспринимается литература России за рубежом. Универсальность русской литературы, её высокие нравственные основания, сформулированные в XIX веке и признанные во всём мире, и сегодня остаются для нас основополагающими.   Но я думаю, что литература, как и культура в целом, поднявшись на вершину, не может оставаться на ней всегда, ведь литература – это прекрасный и трагический путь познания человеком самого себя и законов мира, в котором он живёт. Это непростой путь.   В русле исторических событий прошлого века русская литература вместе с обществом переживала множество коллизий. Отношение в мире к ней менялось от интереса и внимания до острой политизации, тенденциозности и даже враждебности. Нравственная традиция русской литературы сохранилась, она продолжается и в творчестве молодых писателей. Можно ли считать это нашим отказом от универсальности?   Мы пережили и период, когда на иностранные языки переводились только те произведения, в которых жизнь в России существенно искажалась и очернялась. Такая тенденциозность, конечно, недопустима.   Сегодня остаются проблемы выстраивания культурного диалога на мировом уровне, и из-за этого сложно составить объективную оценку состояния нашей литературы. Я думаю, что наша беседа – одна из прекрасных возможностей и шаг навстречу решению этих проблем.  

15. Некоторые считают, что современная русская литература — это обзор прошлого. Есть ли признаки надежды на то, что она прекратит свои обзоры и представится арабскому миру после того, как она была отозвана или исчезла? Фадуа Аль-Абуд, поэтесса. Сирия.

Уважаемая Фадуа Аль-Абуд, благодарю Вас за пристальное внимание к исторической и современной литературной проблематике. Я понимаю, что Ваш вопрос вызван живым интересом к современной жизни России. Конечно, литература о современности не отозвана и не исчезла, и наш диалог – живое тому доказательство!   История в русской традиции воспринимается не как порядок отдельных событий, а как цельный, единый процесс, в котором очень важно понять, как реальность влияет на нас и насколько мы способны влиять на неё. Большие события сложно осмысливать тогда, когда они происходят, потому что это слишком близко, и часть взаимосвязей просто невозможно увидеть вблизи. Поэтому обращение к истории – часть нашей литературной традиции.   Революционные события начала и конца ХХ века воспринимаются сегодня некоторыми западными исследователями как прерывание исторической последовательности и преемственности, но это не так. Через образ исторического события в большинстве произведений формулируются современные и остроактуальные смыслы. Наиболее интересными для читателей становятся те исторические произведения, в которых они видят образ и разгадку дня сегодняшнего.   Это не исключает, конечно, появления отдельных произведений, в которых обращение к прошлому можно расценивать как бегство от настоящего, отказ решать актуальные проблемы. Но ни в прошлом, ни сейчас такие произведения не определяют русскую литературу, которая активно пишет и о современности.   Очень бы хотелось, чтобы у арабских читателей появилась возможность познакомиться не только с историей, но и с сегодняшней жизнью современной России. Но для этого необходимо наладить постоянный литературный диалог, активную переводческую работу.  


16. Как вы оцениваете отношения писателя с политическим авторитетом, его позицию по отношению к нему, его дискурс, его практику и его насилие над своими гражданами и за его границами? Есть ли ответственность, которую он должен нести, особенно когда у него есть платформы и символический капитал в обществе? Синан Антон, иракский писатель, проживающий в США.  

Уважаемый Синан Антон, благодарю Вас, Ваш вопрос об отношении писателя к политике очень важен. Есть такое представление, что писатель должен быть в оппозиции к власти, критиковать её и даже нести ответственность за политические решения той или иной проблемы в своей стране. Это позволяет легко вовлекать писателей в политические события, манипулировать писателями и использовать их слова в сиюминутных политических интересах. И сегодня в мире это происходит всё чаще.   Но у литературы другие задачи. Литература прежде всего – наука о человеке. Человек может исповедовать ту или иную религию или быть атеистом, иметь определённые политические пристрастия – и всё это часто становится причиной разногласий и конфликтов. Литература стремится понять нравственную суть человека, его характер, мотивы его поступков именно для того, чтобы избежать конфликтов и насилия. Она не может искоренить насилие в принципе, но она обращается к лучшим душевным качествам каждого человека и даёт возможность решить проблему путём разумного компромисса.    Литература даёт понимание, а понимание позволяет избегать насилия. Ответственность писателя в том, чтобы постоянно создавать это понимание, поддерживать общественный диалог своими произведениями. Но в общественном диалоге участвует много людей, в том числе и политики. У них своя зона ответственности, свои задачи. Вовлекая писателя в политику, мы лишаем его возможности быть писателем. Без писательского слова насилие в обществе будет только нарастать, потому что люди перестанут понимать друг друга.   Это касается не только отношений внутри государств, но и межгосударственных отношений. Поэтому я приветствую наш диалог, который, я надеюсь, приведёт к взаимопониманию.        


17. Я писал однажды, это было во времена Ельцина: русская литература потеряла свою жизненность и актуальность в русской жизни, и читатели отвернулись от мышления, обратились к чтению газет и стали говорить на кухнях своих домов о Ельцине и Лукашенко больше, чем о романах и стихах! Станем ли мы свидетелями нового возвращения к русской литературе в повседневной русской жизни? За этим неизбежно последует возвращение к центральной роли русской литературы в мире, поскольку эта литература заняла мир не на короткое время. Али Бадр, иракский писатель, проживающий в Бельгии.

Уважаемый Али Бадр, Вы затронули очень важную тему, благодарю Вас. 1990-е годы стали для России годами тяжёлых испытаний – экономических, политических, гуманитарных. Вы знаете, что этот кризис был вызван гибелью Советского Союза и последствиями этой гибели. Перемены происходили очень быстро и занимали внимание наших граждан, потому что надо было ориентироваться в новой, сложной обстановке: жить, растить детей, работать…   Но не могу согласиться с Вами в том, что русская литература потеряла свою жизненность и актуальность. Начиная с 1991 года, я постоянно проводила литературные встречи, выступала сама как писатель и приглашала выступать своих коллег. На эти встречи приходило много читателей, мы говорили о литературе и о жизни, читали стихи и прозу. Многие люди стали сами писать стихи и рассказы, захотели учиться писательству – начиная с 1994 года, я вела многочисленные учебные занятия по литературному мастерству для детей, молодёжи, ветеранов. Эти занятия были очень востребованы. Я и сегодня продолжаю эту работу не только на Урале, но и во всей России, более 10 лет веду Литературные курсы при Челябинском государственном институте культуры.   К сожалению, есть статьи о том, что литература в России закончилась, Кроме того, на иностранные языки переводится очень мало произведений русских писателей, и эти переводы не отражают содержания современной литературы России. Поэтому за рубежом создаётся впечатление, что великая традиция русской литературы прервалась и её мировое значение утрачено. Но это не так!   Россия остаётся литературоцентричной страной. Литература по-прежнему осознаёт и описывает повседневную русскую жизнь. В разных регионах России издаются прекрасные журналы для семейного чтения – «День и Ночь» в Красноярске, «Подъём» в Воронеже, «Бельские просторы» в Уфе, «Родная Ладога» в Петербурге, «Бийский вестник» на Алтае, и многие другие. И если лучшие произведения, публикуемые в этих журналах, будут переведены на арабский язык, арабские читатели смогут убедиться в том, что русская литература жива и продолжает великую традицию.  


18. Каково состояние стихотворения в прозе? Влияет ли поэзия на мировые течения за пределами России? Каковы интересы молодых поэтов и какие трудности возникают у их литературного творчества? Халед Бен Салих, поэт. Алжир.

Уважаемый Халед Бен Салих, Вы задали вопрос, очень близкий мне, потому что я работаю с молодыми поэтами, обучаю их литературному мастерству. Стихотворения в прозе – это особый лирический жанр, достаточно редкий в нашей литературе, и сегодня он не является популярным.   С начала XXI века в России распространился свободный стих – верлибр, и в нём проявилось влияние западной поэзии: интеллектуальная направленность, близость к повседневной речи и повседневным сюжетам, отсутствие образов. В русской поэтической традиции свободный стих более краток, метафора является основой его сюжета и главным выразительным средством.   Сейчас уже очевидно, что западная традиция верлибра у нас не прижилась. Для русской поэзии более характерна, органична силлабо-тоника: музыкальная основа стиха сама по себе несёт в себе большой смысл, в котором раскрываются отдельные образы. И молодые поэты сегодня предпочитают традиционную форму, понимая, насколько она помогает раскрывать смысл.   Если говорить о трудностях, то это, пожалуй, трудности становления, которые являются обычными для молодого таланта. Сегодня у молодых поэтов есть возможность общаться и учиться мастерству, соревноваться в конкурсах, стихи печатаются в литературных журналах и сборниках. Традиционно почти каждый журнал ежегодно выделяет номер или часть номера для публикаций молодых. Есть гранты на издание первых книг.    Молодые писатели в России очень активны. Они создали Совет молодых литераторов при Союзе писателей России, проводят большие совещания и фестивали по всей стране, ведут литературные студии для детей, публикуются в журналах, открывают свои интернет-издания. Это сильное и яркое поколение.   С начала 2000-х годов в общество начала активно внедряться идея, что поэзия – это только самовыражение. Такой литературный эгоизм не характерен для нас, поэт в русской традиции (как и в арабской, я думаю) является выразителем чувств и мыслей народа – только тогда он становится значимым и поэзия начинает звучать в полный голос. И я с радостью вижу, что идея самовыражения у нас не прижилась, она уходит в прошлое. Молодые поэты берут на себя ответственность за слово, а не оправдываются самовыражением.   Интересы молодой поэзии, конечно, прежде всего заключаются в осмыслении самих себя, создании своего образа мира, переживании высоких чувств. С этого начинает каждый поэт, наверное, во всём мире: с глубоко личного. А потом приходят более широкие, философские темы: Родина, история, природа, мир…И всегда, конечно, тема любви.    Мне сложно судить, насколько современная русская поэзия влияет на мировую литературу. Я понимаю, что переводческая работа и диалог между различными культурами сегодня требуют особого внимания, активного развития. И надеюсь, что ценители поэзии во всём мире получат возможность познакомиться с ярким молодым поколением русских поэтов и прозаиков.  


19. Может ли поэт или писатель политически принадлежать к партии, не теряя при этом свободы слова? Инам Каджа Джи, иракская писательница, проживающая в Париже (Франция).  

Уважаемая Инам Каджа Джи, благодарю Вас за вопрос, возвращающий нас к самой сути литературы, её главному смыслу. Литература шире политики потому, что она исследует жизнь в целом, изучает её, соотносит с вечными ценностями. Политика реально действует в этой жизни, формирует конкретные решения и события. Политика – это искусство возможного, а литература, и особенно поэзия, – искусство невозможного, к которому мы всегда стремимся. Литература может вместить в себя политику как часть целого, но политика литературу может только ограничивать. И потому они легко приходят в противоречие по отношению друг к другу.   Но, возможно, есть такие политические партии, которые имеют большую широту взглядов и не ограничивают художественный и нравственный поиск писателя. И совершенно точно есть такие ситуации, когда писатель сознательно выбирает ту или иную политическую партию, понимая, что она стремится воплотить его главные идеалы.   Это живой и всегда очень напряжённый диалог, и едва ли может быть единственный, верный для всех ответ.   


20. Известно, что роман Флобера «Мадам Бовари» был опубликован на 21 год раньше романа Толстого «Анна Каренина», и у этих двух романов есть общие элементы сюжета. Считаете ли вы, что Толстой читал роман Флобера и находился под его влиянием, когда описывал события своего романа? Диаа Джабили, писатель. Ирак.  

Уважаемый Диаа Джабили, Ваш вопрос очень интересен, он касается серьёзной литературной проблемы. Романы «Мадам Бовари» и «Анна Каренина», действительно, сопоставляются в русском и зарубежном литературоведении. Есть свидетельства о том, как эти писатели относились друг к другу. Толстой в беседе с Ж.А. Бурдоном в 1904 г. говорил: «Один из моих любимых писателей – ваш несравненный Флобер. Вот, поистине, великолепный художник, сильный точный гармоничный, полнокровный, совершенный. Его стиль исполнен гармоничной чистейшей красоты».  Флобер, прочитав в 1879 г. «Войну и мир» во французском переводе, отозвался о нём Тургеневу так: «Это первоклассно. Какой живописец и какой психолог! Первые два тома грандиозны…»   Проблема семьи, долга, любви и страсти так или иначе волнует каждого писателя. И каждый видит её по-своему. Если Флобер описывает в первую очередь мещанский адюльтер и его закономерный итог, то для Толстого на первом плане тема семейная, нравственная проблема долга и страсти. Эту проблему он уже наметил в романе «Война и мир», а в «Анне Карениной» глубоко раскрыл через истории трёх семей – Карениных, Облонских и Левиных. И только одна из трёх сюжетных линий внешне перекликается с романом Флобера, но главенствует в ней совершенно другая идея. Роман охватывает и семейные, и философские, и общественные проблемы, но главной здесь является трагедия семьи в результате изменения общественной морали.   Отмечая внешнее сходство романа Флобера и одной из сюжетных линий романа Толстого, двух классиков XIX века, мы видим, насколько различно при всём выдающемся мастерстве они подходили к данной теме, насколько разной глубины проблемы поднимали – и при внимательном чтении понимаем, насколько эти романы, вошедшие в сокровищницу мировой литературы, различны. Благодарю Вас за вопрос, позволивший мне отметить это.  


21. Мы хотим узнать о свободе, я имею в виду свободу слова в России: как сегодня правительство России обращается с культурой? Есть ли в тюрьме писатели и журналисты, которые пишут за решеткой? Есть ли цензура, которая ограничивает пространство писателя, или нет? Почему русские писатели живут в Европе? Хасан Бласим, иракский писатель, живущий в Финляндии.  

Уважаемый Хасан Бласим! Вопрос о свободе слова не просто интересен – он жизненно важен для писателя в любой стране, ведь слово – это наш главный рабочий инструмент. Я занимаюсь журналистикой и литературой профессионально с начала 1990-х годов, и с проблемой ограничения свободы слова не сталкивалась ни разу. У нас нет идеологических регуляторов и, соответственно, нет цензуры, ограничивающей высказывания писателей. Есть другая проблема, и сегодня  это проблема не только России, но и многих других стран: при отсутствии идеологии регулятором в сфере культуры становится рынок, а рыночные отношения отсекают от читателя сложные произведения, требующие духовных усилий для восприятия, и предлагают преимущественно развлекательное чтение.   В этих условиях правительство России и администрация регионов поддерживают писателей, выделяют специальные гранты на издание нерыночной художественной литературы, у нас издаётся большое количество региональных литературных журналов. Конечно, при том расцвете литературы, который мы переживаем сегодня, этой поддержки не хватает, многим авторам приходится выпускать книги за свой счёт или искать спонсоров для издания своих произведений. Кроме того, литература либерального направления сегодня получает больше поддержки, чем литература традиционная и патриотическая. Однако литературной цензуры в современной России нет, и это большое благо, но и большая ответственность за каждое слово.   Я не знаю в России писателей, которые сегодня были бы в тюрьме из-за своего творчества, из-за цензуры. Мне сложно ответить на вопрос, почему русские писатели живут в Европе. Каждый из них свободно принял это решение. Мир открыт – и человек может выбрать себе место жительства. Вы, например, живёте в Финляндии – но при этом остаётесь иракским писателем. Так и русские писатели, даже если уезжают из России, остаются русскими.   Уважаемые коллеги! Из ваших вопросов я узнала многое о том, как сегодня русская литература воспринимается в арабском мире. И убедилась в необходимости активизации взаимной переводческой работы и культурного сотрудничества, в котором появляется взаимопонимание и происходит духовное взаимообогащение двух великих культур. Благодарю вас!

Биографии зарубежных авторов / Централизованная библиотечная система Канавинского района

В 2012 году мы начали публиковать новую серию материалов в нашем Литературном календаре, посвященных зарубежным писателям, мало известным или совсем неизвестным российскому читателю.

Это лауреаты престижных литературных премий. Это авторы книг, с экранизациями которых вы хорошо знакомы, но до сих пор не знали, чьи книги послужили литературной основой полюбившихся вам фильмов.

Источником предлагаемых материалов служат публикации в англоязычном Интернете. Этих биографий в Рунете нет!

Надеемся, что эти статьи расширят ваш читательский кругозор, помогут в поисках новых книг — глубоких, умных, интересных.

 

Гонсало Рохас Писарро (1917 — 2011) — чилийский поэт, один из лидеров чилийской поэзии ХХ века.

Янош Хаи (род. 1960) — успешный венгерский поэт, писатель, драматург, художник-любитель и иллюстратор собственных книг, автор популярного романа «Парень».

Роберт Деннис Харрис (род. 1957) — популярный английский писатель, автор мировых бестселлеров «Фатерланд», «Энигма», «Помпеи», «Призрак» и др.

Мэри Робертс Райнхарт (1876 — 1958) — американская писательница и драматург, работавшая в жанре детектива, некогда более популярная, чем сама Агата Кристи.

Маурисио-Хосе Шварц (род. 1955) — мексиканский писатель, работающий в жанрах научной фантастики, ужасов и триллера, журналист, фотограф, сценарист.

Раф Валле (Жан Лаборд) (1918 — 2007) — французский журналист, писатель и киносценарист, автор популярных романов «Смерть негодяя» и «Прощай, полицейский», экранизации которых были хитами советского кинопроката в 1970-е годы.

Рудольф Нассауэр (1924 — 1996) — англоязычный еврейский писатель, автор культового европейского романа 1960-х «Хулиган».

Дуглас Кеннеди (род. 1955) — американский писатель, автор 10 романов, в том числе мировых бестселлеров «Покидая мир» и «Момент».

Хелен Гёрли Браун (1922 — 2012) — американская писательница, издатель и бизнесмен, легендарный главный редактор журнала «Космополитэн», автор скандально известного романа «Секс и незамужняя девушка».

Джозеф Хеллер (1923 — 1999) — американский писатель-сатирик, драматург и сценарист, автор знаменитого романа «Уловка-22».

Сэр Видиадхар Сураджпрасад Найпол (род. 1932) — англоязычный писатель индотринидадского происхождения, третий лауреат премии Букер (1971) и лауреат Нобелевской премии по литературе (2001). Наиболее полная подборка фактов из жизни (по материалам англоязычного Интернета) и ссылок на самые интересные публикации Рунета по этому автору.

Уильям Дил (1924 — 2006) — американский писатель, автор романа «Первобытный страх», экранизированного в 1996 году (Ричард Гир и Эдвард Нортон в главных ролях).

Бернис Рубенс (1928 — 2004) — английская писательница, второй лауреат и первая женщина-лауреат премии Букер (1970).

Перси Ховард Ньюби (1918 — 1997) — английский писатель, первый лауреат премии Букер (1969).

 

 

 

Нравится

Что иностранные писатели XIX века говорили об американской свободе и…

Если вы посмотрите на результаты относительно открытой и конкурентной рыночной экономики за годы, десятилетия и особенно за последние два столетия, единственный вывод, который можно разумно сделать, состоит в том, что либерально-ориентированные общества со свободным рынком обеспечивают условия и возможности для постоянное и непрерывное материальное и социальное улучшение для подавляющего большинства тех, кто живет в таких политико-экономических системах.

Если на мгновение задуматься над тем фактом, что исторически нормальным и естественным состоянием человека на протяжении всей письменной истории примерно до трех столетий назад была жалкая и ужасающая нищета, и сравнить это со всем, что произошло в течение, особенно последних двухсот лет, лет изменения в человеческих обстоятельствах были не чем иным, как замечательными, если не казались чудесными.

Процветание и ожидаемая продолжительность жизни 200 лет назад и сейчас

Приблизительно в 1820 году население мира, по оценкам, составляло около одного миллиарда человек, из которых, по оценкам демографов и историков экономики, по крайней мере 85–90 процентов из них жили на грани голодной бедности или немного выше нее.Сегодня население мира составляет около 7,7 миллиарда человек, из которых, по расчетам, только около 10 процентов все еще живут в бедности; и это последнее число продолжает уменьшаться с каждым годом.

В начале 1800-х годов средняя продолжительность жизни в Европе составляла от 30 до 40 лет. К началу 1900-х годов эта продолжительность жизни увеличилась в среднем до 60 лет для европейцев и североамериканцев. И сегодня в этих двух частях мира этот возраст на момент смерти вырос до 70-летнего возраста и ниже 80-летнего возраста.Другие районы земного шара не сильно отстают: ожидаемая продолжительность жизни в целом и в среднем в Африке сейчас составляет 60-70 лет, тогда как в начале 1900-х годов она была менее 30 лет. Ожидаемая продолжительность жизни в большинстве стран Азии в 2018 году также составляла от 70 до 70 лет.

Какое общество делает все это возможным, социальные, экономические, технологические и научные достижения? То общество, которое допускает широчайшие просторы личной свободы и свободы предпринимательства. Мы воспринимаем многое из этого как должное в Соединенных Штатах.Может быть, мы не должны. Сегодня Америка и американцы широко открыты для резкой критики в отношении нашего прошлого и настоящего. Что может быть упущено?

Парусные суда и железные дороги через Америку

Недавно я прочитал ряд книг, написанных европейскими путешественниками, посетившими Соединенные Штаты, в частности, в начале и середине 19-го века. Многие из нас знакомы со знаменитой книгой Алексиса де Токвиля « Демократия в Америке » (1836; 1840), в которой он рассказал о своих наблюдениях и интерпретациях Америки и ее институтов после длительного путешествия по стране в начале 1830-х годов.Но на самом деле таких томов были десятки от самых разных посетителей Северной Америки. И вы узнаете от них многое о том, какой была повседневная жизнь в Соединенных Штатах, скажем, в 1830-х, 1840-х и 1850-х годах, в качестве эталона для размышлений о сегодняшнем дне.

Путешествие через Атлантику из Англии в Нью-Йорк на паруснике занимало от четырех до шести недель, в зависимости от погоды и течения. Некоторые писатели напоминали своим читателям, что новым великим средством наземного транспорта, которое быстро внедрялось, особенно в Великобритании и Соединенных Штатах в 1830-х годах, была железная дорога.Они подсчитали сотни миль железнодорожных путей, проложенных или строящихся через Соединенные Штаты к востоку от реки Миссисипи.

Они восхищались скоростью, с которой поезд мог теперь перевозить человека в космосе в 1830-х годах — от 30 до 40 миль в час! Однако, как объяснил один британский путешественник и либеральный член парламента Джеймс Стерлинг в своих «Письмах из рабовладельческих штатов» (1857 г.), пассажирские железнодорожные вагоны в Америке имели в одном конце вагона печку на угле, которая часто заполняла весь салон. воздух с густым туманом дыма и производил удушающую жару, которую можно было сбалансировать, только открыв несколько окон, из-за чего в зимние месяцы было неприятно холодно для тех, кто сидел рядом с одним из этих открытых окон.

Почти за двести лет до Интернета путешественники интересным образом узнавали последние новости о городе, в который они ехали по железной дороге. Уроженец Германии Фрэнсис Либер, ставший первым профессором политологии в Колумбийском университете в Нью-Йорке, рассказал в книге «Незнакомец в Америке » (1836 г.), как могут быть два поезда, движущиеся в противоположных направлениях, скажем, между Филадельфией. и Нью-Йорк. Когда они проезжали мимо друг друга со скоростью 40 миль в час, а железнодорожные пути находились близко друг к другу, люди, двигавшиеся в противоположных направлениях, вытягивали из окон своих пассажирских вагонов экземпляры дневной газеты из покинутого ими города, чтобы кто-нибудь мог схватить ее. в этот город в качестве пункта назначения.Иногда люди подшучивали друг над другом и передавали старые газеты, вышедшие днями или неделями ранее.

Водные пути, пароходы и волны мигрантов

Водные пути, естественные и искусственные, были еще одним важным средством передвижения на дальние расстояния в те десятилетия середины XIX века. Паровые речные суда предлагали комфорт, развлечения, еду и спальные каюты. Менее чем за 10 долларов можно добраться из Сент-Луиса в Новый Орлеан по реке Миссисипи всего за несколько дней. Конечно, у этого вида транспорта были свои проблемы.Немецкий писатель Фрэнсис Дж. Грунд указал в «Американцах в их моральных, социальных и политических отношениях » (1837 г.), что путешествие, скажем, из Питтсбурга в Новый Орлеан на пароходе сопряжено с опасностью взрыва лодочного котла или лодка тонет из-за стволов деревьев и других подводных опасностей или сталкивается с другими лодками в темноте ночи. Таким образом регулярно убивали десятки и даже сотни людей. Но пассажиры просто восприняли это спокойно; погибших оплакивали и хоронили, а уцелевшие путники просто шли своим путем.

Другой немецкий путешественник, Фредерик фон Раумер, объяснил в книге «Америка и американский народ » (1846 г.), что пешком, на крытом фургоне, на речном судне или на поезде волны иммигрантов, прибывающих из Европы, растекаются по земле, очищая поля, строительство городов, создание сообществ частных предприятий, школ, церквей, благотворительных организаций и добрососедства. Ничто не было статичным или стационарным. Все росло и было новым. Цивилизация поднималась из пустыни.

Предпринимательство, промышленность и образование в Америке

В то время как американцы, обосновавшись на этой новой земле, были сосредоточены на практических знаниях о строительстве, создании и получении прибыли от производства вещей для себя и для продажи другим в других частях Америки и по всему миру, они уже придавали большое значение образованию. , читать и знать о событиях, происходящих в остальной части Соединенных Штатов. Даже в самой маленькой деревушке вскоре появилась одна или две газеты, и был быстро построен «маленький красный школьный домик», чтобы сделать грамотными всех детей в местном сообществе.Некоторые из этих европейских посетителей подчеркивали высокий уровень грамотности среди американского населения по сравнению с европейцами в целом, а также обычно информированный и интеллектуальный разговор о политических и социальных вопросах, в который мог часто и легко вступать даже, казалось бы, изолированный фермер или ремесленник из маленького городка.

Мужчины были сосредоточены на бизнесе и предприимчивости. Редко встречались среди мужского населения отсталые, бездельники и лентяи, говорили наши посетители.Те немногие, которые были, рассматривались с пренебрежением и неуважением как подведшие себя, свои семьи и свою страну из-за того, что они не были трудолюбивыми, самодостаточными и хорошими гражданами в улучшении условий Америки посредством корыстного, продуктивного частного предпринимательства.

Было мало времени для размышлений о философии, поэзии или искусстве. Ваши сегодняшние финансовые успехи завтра могут обернуться банкротством. Вы должны были быть готовы к возможностям для получения прибыли и предотвращения убытков.А если приходили неудачи в бизнесе, нужно было быть готовым взять себя в руки, отряхнуться и начать все сначала. В конце концов, перед вами был целый континент, ожидающий разведки, сельскохозяйственного и промышленного развития и коммерческих сделок для получения оплачиваемой работы для всех, кто проявит хоть немного самодеятельности.

В результате соревновательный дух был повсюду. Как отметил французский путешественник и политический экономист Мишель Шевалье в своем труде « Общество, нравы и политика в Соединенных Штатах » (1839 г.), «дело американца всегда состоит в том, чтобы быть на грани, иначе его сосед опередит его.Если бы сто американцев собирались предстать перед расстрельной командой, они бы начали драться за привилегию идти первыми, настолько они привыкли к соревнованиям!»

Женщины как носители культуры и добрых дел

Женщины, возможно, не имели права голоса, но они не просто были босиком, беременны и готовили на кухне все часы дня. На самом деле, в большинстве случаев все было как раз наоборот. Это тоже было то, что почти все эти посетители Америки нашли время, чтобы описать и показать.Начнем с того, что все эти европейские путешественники заметили вежливость, уважение и джентльменство, с которыми обращались с женщинами любого социального положения и происхождения. Одинокая женщина любого возраста могла путешествовать днем ​​и ночью; она могла сделать это поездом, речным судном или дилижансом и практически никогда не боялась, что к ней приставают. Официально зарегистрированных или неофициально известных случаев такого поведения было очень мало и далеко не во всех отчетах того времени в американской истории.

Если мужчины были заняты зарабатыванием на жизнь для себя и своих семей, то ожидалось и поощрялось, чтобы женщины получали образование и хорошо разбирались во всех тех вещах, на которые у отцов, братьев и мужей не было времени или интереса обращать внимание. к.

Знаменитая британская писательница и политический экономист Гарриет Мартино в Society in America (1837) упомянула об этом, упомянув, как во время путешествия по Огайо обычный фермер, с которым она завела разговор, спросил, какие могут быть последние книги по философия и естественные науки, опубликованные в Европе, чтобы он мог заказать их для своей дочери, образование и знания которой он всегда стремился расширить.

Даже самые «культурные» (и снобистские) из этих европейских путешественников-мужчин отметили частоту и степень, в которой они вели вдохновляющие разговоры с американскими женщинами в различных социальных обстоятельствах, хотя чаще всего с теми, кого мы сейчас называем «средним классом, о музыке, искусстве, философии, литературе и науках.Эти женщины часто демонстрировали знакомство с последними работами на эти темы, опубликованными как в Америке, так и в Европе на нескольких языках, а также тонкое понимание и понимание в этих областях.

Действительно, взращивание «культуры» внутри семьи было прерогативой жен и матерей. Как и дела «добрых дел». Мужья и отцы, возможно, предоставляли деньги на частную благотворительность и филантропию — и, опять же, многие из этих писателей подчеркивали, в какой степени «частный сектор» финансировал, организовывал и управлял общественными проблемами общества, — но это были жены и дочери, которые отдавали свое время и усилия на помощь бедным, обучение неграмотных, которые часто недавно прибывали на американские берега, и занимались распространением церковной деятельности в окрестностях.

Действительно, женщины заставили общество «работать» за пределами преимущественно мужской сферы рыночного спроса и предложения. Женщины были социальным клеем, который скреплял все это. И у которых часто были твердые и, опять же, обоснованные взгляды на политические вопросы, даже если они не могли войти в кабину для голосования.

Но, кроме того, женщины могли и работали самостоятельно, вне дома, зарабатывая, тратя и копя собственные деньги. Один иностранный путешественник посетил Лоуэлл, штат Массачусетс, и увидел производственные предприятия, на многих из которых работали одинокие молодые женщины, приехавшие из других частей Новой Англии.Частные предприятия поощряли создание пансионатов, в которых работницы могли бы жить в безопасной и приятной обстановке. Эти женщины иногда могли зарабатывать от 7 до 10 долларов в день. Если это кажется низким, имейте в виду, что проживание и питание в одном из этих пансионатов, как рассказывает нам путешественник, можно было получить за 1–3 доллара в неделю. Эти независимые женщины могли бы сэкономить приличную сумму денег и отложить ее на любое будущее, которое они могли бы выбрать для себя.

Самоуправление как ключ к американскому процветанию

Что заставило Америку «работать», подчеркивали почти все эти посетители, так это дух самоуправления.Перед лицом истории и практики на протяжении веков тирании и деспотизма, монархии и аристократии Америка была этой самопровозглашенной и самопровозглашенной системой представительного республиканского правления. Американцы всех политических взглядов с гордостью называли себя «демократами» с маленькой буквы «д». Здесь в Америке правил народ. Право голоса было шире и обширнее, чем даже в самых просвещенных и либеральных обществах Европы в первые и средние десятилетия XIX века.

Но настоящим самоуправлением в Америке был самоуправляющийся индивидуум, который руководил и планировал свою собственную жизнь в мирном и добровольном объединении с другими членами общества и независимо от гораздо меньшего и гораздо менее интервенционистского правительства того периода американской истории. . Да, правительства штатов и федеральное правительство раздавали услуги, налоговые отчисления, субсидии, контракты и рабочие места тем, кто помогал и поддерживал политиков, избранных на этот пост.

Но в целом они кажутся микроскопическими по сравнению с вездесущностью правительства в социальной и экономической жизни людей сегодня, хотя в то время политические расходы уже были основой многих политических скандалов и противоречий.Возможно, это не было теоретическим laissez-faire, но государство почти не касалось и не вмешивалось в жизнь большинства людей в повседневной жизни. Да, были синие законы, запрещающие предприятиям работать по воскресеньям. И действительно, городское правительство Балтимора оштрафует вас на 1 доллар, если вы будете играть в мяч или запускать воздушного змея в «день Господень». Кроме того, существовало сильное социальное (хотя уже не политическое) давление на посещение церкви, но какую церковь вы могли посещать, не имело значения, и практически все уважали ее как вопрос личной совести.

90 002 еврея в Америке пользовались одинаковым уважением в вере и практике своей веры. Возможно, были частные предубеждения, но не было политически поддерживаемого или терпимого антисемитизма во всех смыслах и целях. Если и возникала напряженность, то именно между католиками (особенно с притоком большого количества ирландских иммигрантов) и протестантами из-за веры последних в то, что первые были «прихожанами папы», которые получали свои политические приказы от священников. Невежество и предрассудки приводили к эпизодам насилия, но в целом религиозная терпимость проповедовалась и в основном практиковалась.

Важность самоуправления

Но Америка для многих была свободной землей самоуправляющихся личностей, которые были основой всех улучшений и процветания в этой молодой и растущей Америке.

Адам Гуровски был польским дворянином, иммигрировавшим в Соединенные Штаты в 1849 году, и, проведя восемь лет в Америке в качестве нового американца, вдохновленного духом свободы, который он нашел здесь, он написал свои впечатления о различиях между Америкой и Европа (1857 г.).Он объяснил дух и результаты этой свободной и самоуправляемой личности:

«Все великое, полезное, полезное в Америке совершается без действия так называемого правительства, несмотря даже на его народный, самоуправляющийся характер. Индивидуальные побуждения, частное предпринимательство, ассоциации, свободная деятельность, инициатива, вечно изливающаяся изнутри людей, в большинстве случаев заменяют здесь то, что в европейских обществах и нациях составляет задачу правительств.. .

«Но гораздо большее количество памятников, работ и полезных учреждений для промышленности, торговли, для облегчения и распространения обучения и умственной культуры, университетов, школ и научных учреждений создаются и финансируются частными предприятиями, частными ассоциациями и индивидуальной щедростью. . .

«Ни отдельные люди в отдельности, ни люди в совокупности не обращаются к правительству за такими творениями; частные ассоциации и предприятия, эти следствия самоуправления, не сдерживаемые действиями правительства, покрыли землю [прогрессом].. .

«Все это не могло бы осуществиться чудесным образом, если бы американский народ привык обращаться за инициативой к правительству, а не брать ее на себя. Без стремления к самоуправлению Америка была бы материально и социально пустыней».

Дух и институты Америки сделали возможными свободу, возможности и рост благосостояния. Все эти путешественники отметили тот факт, что заработная плата по всем направлениям в Америке выше, чем в Европе; что самозанятость и владение собственным бизнесом были широко доступны почти всем, у кого были воля, решимость и, конечно же, немного удачи, чтобы попробовать.В Америке не существовало жестких социальных структур и аристократических привилегий Старого Света.

американца гордились тем, что называли себя этими «демократами» с маленькой буквой «д» не только потому, что так много мужчин имели право голоса, но и потому, что существовало ощущение, что каждый ничем не хуже другого. Если чей-то социальный статус в обществе был выше другого, то это происходило не из-за случайности рождения в отношении дворян и простолюдинов, а потому, что кто-то заслужил признание в глазах других благодаря заслугам.Эта заслуженная заслуга могла быть достигнута благодаря успеху в бизнесе и частном предпринимательстве, но могла быть получена любым из ряда других мирных, продуктивных и ценимых в более широком сообществе способов.

Рабство как язва американской души

Мы склонны думать, что время, в которое мы живем, является поворотным моментом в истории. Итак, эти европейские наблюдатели зафиксировали споры и страхи среди американцев того времени: богатые будут властной и деспотической аристократией, которая уничтожит свободное правительство Америки; демократическое большинство станет толпой, которой манипулирует демагог, который разрушит институты общества, посеяв хаос и отчаяние.Сможем ли мы успешно интегрировать в основное американское общество всех этих пьяных, вспыльчивых ирландских иммигрантов? Как насчет тех иммигрантов из Германии, которые создают свои собственные общины и хотят говорить по-немецки, а не учить английский? И все газеты обвиняли своих соперников по читательской аудитории в распространении того, что сегодня мы называем «фейковыми новостями». Эндрю Джексон, казалось, вызывал столько же слепой преданности и истерической оппозиции, сколько сегодня Дональд Трамп. Был ли он спасителем Америки или ее разрушителем? Звучит знакомо?

Но одна проблема, которой все эти иностранные посетители неизбежно посвящали некоторое время, чтобы написать о ней, основываясь на своих путешествиях по Америке, — это рабство.Каковы бы ни были другие вопросы и аргументы, рабство было политической точкой притяжения, вокруг которой в конечном итоге, казалось, вращалось все остальное в американской политике. Это была язва, разъедавшая душу страны.

Харриет Мартино сказала, что, оценивая и судя Америку в своей книге, она не будет использовать какие-либо из прошлых или существующих институтов Европы в качестве точки отсчета, а вместо этого будет судить об американцах по их собственным установленным основополагающим принципам и степени, в которой они жил и практиковал их.Рабство было ярчайшей несостоятельностью и противоречием. Чтобы добиться принятия Югом новой Конституции 1787 года, северные штаты согласились с практикой рабства в южной части страны. А свободные штаты стали соучастниками преступления рабства, согласившись вернуть беглых рабов их южным хозяевам. Мисс Мартино сказала в 1836 году:

Я знаю, что рабство признано конституцией только по факту; и что это упоминается только дважды; в связи с представительством и реституцией своим хозяевам «привлеченных к труду лиц, бегущих в другой сланец»: но факт остается фактом: человек, ненавидящий рабство, по закону, установленному его отцами, принуждается к выдаче в руки владелец раба, побег которого он одобряет.Невозможно оценить те бедствия, которые произошли и которые еще произойдут из этого преступного, но «необходимого» компромисса.

Наблюдение за невольничьими рынками и надзирателями за работой

Большинство этих путешественников в Америке были резко настроены против рабства и были шокированы и возмущены тем, что они увидели, находясь в любом из южных рабовладельческих штатов. Например, в 1857 г. в Новом Орлеане были русский гость Александр Борисович Лакье и английский путешественник Чарльз Маккей, автор книги «Жизнь и свобода в Америке: зарисовки путешествия» (1859 г.); по отдельности и не зная друг друга, они оба посетили городской невольничий рынок.

Лакер и Маккей писали о своем личном отвращении и отвращении к тому, что люди торгуют как быдлом. Они оба видели, как аукционист рабов думал, что они возможные покупатели, и показывал им рабынь, и шептался об их прелестях и о том, как они могут их использовать. И как по приказу аукциониста женщины, выставленные на продажу, умоляли обоих мужчин купить их. Лакер также был свидетелем того, как надсмотрщики в доках Нового Орлеана использовали свои кнуты, чтобы заставить рабов работать быстро, разгружая грузы с кораблей, прибывающих вверх или вниз по реке Миссисипи.

Современный читатель более удивлен и выведен из равновесия, когда читает один из этих рассказов европейского посетителя, который, когда он начинает объяснять рабство на американском Юге своим европейским читателям, внезапно забывает все свои восхваления человеческой свободы, акцент на равенство перед законом и важность свободы в укреплении независимости, трудолюбия и справедливости. Теперь он рационализирует человеческое рабство во благо процветания Юга, а затем показывает себя самопровозглашенным белым расистом, говоря, что африканцу нужен его белый хозяин, без которого он не может о себе позаботиться.

Возможно, были дебаты и споры об импортных тарифах и федеральных налоговых поступлениях, используемых для «внутренних улучшений» (инфраструктуры), которые, казалось, приносили пользу одной части страны по сравнению с другой. Но все, что в конце концов привело к началу Гражданской войны в 1861 году, исходило из ракового противоречия рабства в стране, основанной на принципе всеобщего и неотъемлемого права личности на жизнь, свободу и стремление к счастью.

Но из этого ужасного следа на ранней Америке следует тот факт, что после тысячелетнего существования института рабства родилась страна, провозгласившая в своих основополагающих принципах правильность и справедливость индивидуальной свободы для всех.И что в конце концов это противоречие должно было привести либо к концу человеческого рабства, либо к разрушению страны и того, за что она должна была стоять.

Процветание и возможности Америки для всех

Америка все еще борется с наследием этого самого «своеобразного учреждения». Но сравните аспекты повседневной жизни двухсотлетней давности и сейчас для всех жителей Америки. Подумайте о технологических достижениях, улучшениях в транспорте, повышении качества и продолжительности жизни, которые мы все разделяем.Бытовые удобства и удобства, о которых все мы не задумываемся, в связи с тем, как жили люди в Америке во времена, когда эти иностранные гости приезжали к берегам Америки, и как Америка уже казалась экономической страной безграничных возможностей и процветания для многих даже самых «простых» людей по сравнению с Европой, которая в то время была впереди всего мира.

Эти достижения и улучшения в жизни людей за последние два века не были результатом правительства, не были результатом централизованного планирования или бюрократического регулирования производства и потребления.Они исходили не от политических патерналистов, предполагающих, что правильно для вас и для меня. Оно пришло из духа и практики индивидуального самоуправления над собственной жизнью и свободой каждого человека, а также из стимулов и нововведений, появившихся на свободной арене свободной торговли и добровольных ассоциаций.

И в той мере, в какой степень и формы были хотя бы частично возможны в других частях мира, остальное человечество извлекало выгоду и испытывало процветание, которое свобода делает реальным.Оглядываясь назад, мы иногда можем лучше понять, как двигаться вперед. История Америки может помочь нам в этом.

Ричард М. Эбелинг

Ричард М. Эбелинг, старший научный сотрудник AIER, является заслуженным профессором этики и лидерства в области свободного предпринимательства BB&T в The Citadel в Чарльстоне, Южная Каролина.

Эбелинг жил в кампусе AIER с 2008 по 2009 год.

Книги Ричарда М. Эбелинга

Получайте уведомления о новых статьях Ричарда М.Эбелинга и AIER.

20 лучших женщин-писательниц 18 и 19 веков

Мы живем в эпоху, когда каждый может писать и публиковаться, особенно с появлением самостоятельной публикации и электронных книг. Помните времена, когда самиздата не существовало, когда не было таких вещей, как Kindle или Nook? В прошлом было трудно добиться того, чтобы рукопись была принята издателем и напечатана, поэтому мы надеемся, что она понравится публике. Конечно, даже до появления электронных книг число специализированных издательств росло, что давало авторам несколько больше шансов на публикацию.

СВЯЗАННЫЕ Ознакомьтесь с нашими 20 лучшими байроническими героями в кино

Но прежде чем начали появляться специализированные издательства, нужно было надеяться, что более крупное издательство примет их работу. Однако даже тогда мы говорим о времени, когда и мужчины, и женщины были признаны авторами. Я хочу вернуться еще дальше, к тому периоду, когда мужчины были главными авторами, которых можно было найти в книжном магазине, а если писательницей была женщина, то у них, скорее всего, был псевдоним.

Я уверен, что есть еще много людей, которые могут быть включены в этот список, и я приглашаю читателей вносить предложения (мне всегда нравится находить новые авторские работы для изучения). Я также должен сказать, что мой порядок не очень фиксированный и, вероятно, будет меняться в зависимости от моего настроения, какой сегодня день и т. д. И действительно, как реально можно втиснуть таких удивительных женщин в истории в нечто столь же конечное, как упорядоченный список? Они оказали слишком большое влияние, и у каждого есть свои сильные стороны. Итак, список, который я составляю, — это просто предложение и скорее случайный порядок, но я чувствовал, что важно отдать дань уважения первым женщинам-писательницам.

СВЯЗАННЫЕ Десять романов для поклонников Джейн Эйр

Я собрал здесь для вас список поэтов и авторов таких жанров, как романтический, готический и мифологический, а также многих других. Один из авторов опубликовал работу в 20-м веке, но, поскольку моя любимая ее книга была издана в 19-м веке, я включил ее в этот список. Если вы еще не читали ни одной из их работ, настоятельно рекомендую это сделать. Итак, хватит с меня болтовни; Давайте начнем.

В то время, когда женщин считали мятежниками и им приходилось скрывать свою личность, чтобы быть авторами, эти женщины выделяются и заслуживают нашего признания.

20 лучших женщин-писательниц 18 и 19 веков
1. Джейн Остин (1775-1817)
Гордость и предубеждение

2. Шарлотта Бронте (1816-1855)
Джейн Эйр

3. Эмили Бронте (1818-1848)
Грозовой перевал

4. Шарлотта Леннокс (1730–1804)
Дон Кихот

5.Афра Бен (1640-1689)
Орооноко

6. Джордж Элиот (1819-1880)
Мидлмарч

7. Мэри Шелли (1797-1851)
Франкенштейн

8. Мэри Уоллстонкрафт (1759–1797)
Защита прав женщин

9. Луиза Мэй Олкотт (1832–1888)
Маленькие женщины

10.Энн Рэдклифф (1764–1823)
Тайны Удольфо

11. Эмили Дикинсон (1830-1886)
Поэт

12. Августа, леди Грегори (1852-1932)
Фольклорист

13. Энн Бронте (1820–1849)
Арендатор Уайлдфелл-Холла

14. Элизабет Гаскелл (1810-1865)
Север и Юг

15.Фрэнсис Берни (1752-1840)
Эвелина

16. Клара Рив (1729-1807)
Староанглийский барон

17. Мэри Дэвис (1674-1732)
Реформаторская кокетка

18. Элизабет фон Арним (1866-1941)
Елизавета и ее немецкий сад

19.Кейт Шопен (1850-1904)
Пробуждение

20. Элизабет Барретт Браунинг (1806–1861)
Поэт

Увидели ли вы свою любимую писательницу этого периода в списке? Кто ваши личные любимые авторы-женщины? Звук выключен ниже…

ВЫ ЛЮБИТЕ РОМАНТИКА? СЛЕДИТЕ ЗА СЕРЕБРЯНЫМ ОБЗОРОМ: Наш развлекательный сайт на романтическую тематику призван помочь вам найти лучшие исторические драмы, романтические фильмы, телешоу и книги.Другие темы включают Джейн Остин, Классический Голливуд, Телевизионные пары, Сказки, Романтическая жизнь, Романтизм и многое другое. Мы девицы, не терпящие бедствия и сражающиеся за совершенно новую оптимистичную Романтическую революцию. Присоединяйтесь к нам и подписывайтесь. Для получения дополнительной информации см. О нас, Старомодный романс 101, Современный романтизм 101 и Романтическая жизнь 101. Закрепите эту статью, чтобы прочитать позже! И не забудьте подписаться на нас в Pinterest.

 

По следам иностранных писателей и художников Рима

Малоизвестная карта в доме Китса-Шелли вдохновляет на культурное паломничество по местам Рима, где в 19 веке останавливались американские, британские и ирландские писатели и художники.

В доме Китса-Шелли в Риме находится загадочная акварельная карта на крутой узкой лестнице, где, как полагают, она находилась с момента открытия музея в 1909 году. мотивы с каллиграфией, чтобы указать, где останавливались приезжие британские и американские писатели и художники в 19 веке. К этому времени сеть улиц вокруг Испанской лестницы уже была известна как «английское гетто» из-за своей популярности среди богатых британских путешественников, которые завершали свои грандиозные путешествия по Европе в Риме.

На карте около двух десятков имен, пути многих из которых пересекались, а также несколько зданий с мемориальными досками, хвастающимися своими прославленными бывшими жителями. Основываясь на информации, записанной на карте, которую также можно просмотреть на веб-сайте Дома Китса-Шелли, можно проследить тропу примерно по часовой стрелке вокруг Tridente , области в форме трезубца centro storico , расходящейся веером. от Порта-дель-Пополо, когда-то являвшихся главными воротами в город. Пешеходная экскурсия охватывает девять десятилетий, с 1817 по 1895 год, и занимает пару часов в неторопливом темпе.

Карту можно найти на лестничной площадке дома Китса-Шелли. Неудивительно, что в центре карты находится дом Китса-Шелли на Пьяцца-ди-Спанья, 26, бывший арендатор которого Джон Китс (1795-1821) почти не нуждается введение. Несмотря на то, что Китс провел здесь всего три месяца, фактически узник последних мук туберкулеза, он по-прежнему неразрывно связан с Римом. Посетители сегодня могут войти в спальню на втором этаже, в которой 23 февраля 1821 года 25-летний поэт-романтик умер в ужасной агонии в сопровождении своего преданного друга Джозефа Северна.Китс похоронен на городском некатолическом кладбище, где его могила, посвященная просто «молодому английскому поэту», продолжает привлекать паломников спустя почти два столетия после его смерти. Набросок Джозефа Северна с изображением Джона Китса на смертном одре в Риме в 1821 году. В 1819 году прибыл английский художник-романтик Дж. М. У. Тернер (1775–1851). Неизвестно, где он останавливался — возможно, в Палаццо Поли возле фонтана Треви, из которого было написано его единственное сохранившееся письмо. Однако мы знаем, что на обратном пути в августе 1828 года он поселился на площади Миньянелли, 12, в двух шагах от того, что сейчас является домом Китса-Шелли.

Выставку Тернера в декабре 1828 года в Палаццо Трулли (полвека спустя снесли, чтобы освободить место для Корсо Витторио Эмануэле II) посетило более тысячи посетителей; однако, по словам эксперта Тернера Дэвида Блейни Брауна, работы получили преимущественно неблагоприятный отклик. 3 января 1829 года Тернер в последний раз покинул Рим, хотя руины города должны были занять видное место в его будущей работе.

Campo Vaccino Тернера. «О, Рим! Моя страна! Город души!» Поэт-романтик Лорд Байрон (1788-1824), несомненно, самый колоритный персонаж в этом списке.Спасаясь от долгов и отчаянного личного положения, Байрон покинул Англию в 1816 году, чтобы никогда не вернуться, живя в основном в Италии до своей смерти в современной Греции в возрасте 36 лет. Байрон подружился с Шелли на Женевском озере, прежде чем отправиться в Италию, где он должен был провести семь лет, преимущественно в Венеции, Пизе и Равенне. Согласно популярному мифу, он поселился на площади Испании, 66, напротив дома Китса-Шелли, в 1817 году. По возвращении в Равенну он написал четвертую песнь своей эпической повествовательной поэмы «Паломничество Чайльд-Гарольда », примерно половина которой относится к Риму. .

На карте есть пара имен, которые не подходят ни к категории художников, ни к писателям. Одна из этих цифр — Джеймс Кларк (1788–1870), шотландский врач, который вел процветающую медицинскую практику на площади Испании с 1819 по 1826 год, когда бедный Китс был одним из его пациентов. Несмотря на то, что он стал врачом королевы Виктории, недавние исследования показывают, что Кларк неправильно диагностировал болезнь Китса, усугубляя последние месяцы агонии поэта, навязывая голодание и кровопускание.Точный адрес доктора неизвестен, но, по словам американского писателя Джона Евангелиста Уолша в его книге In Darkling I Listen. Последние дни и смерть Джона Китса Кларк жил «через ступеньки» дома Китса-Шелли.

Мастерская Клода Лоррена, коллекция Британского музея. Поднимаясь по ступеням к Тринита-деи-Монти, на карте указан американский художник-пейзажист Томас Коул (1801-48), живущий на Виа Сикстина, без номера улицы, но с жизненно важной подсказкой, что он был основан в студии, когда-то использовавшейся Клодом Лорреном с 1831 по 1832 год и снова в 1841 году.Согласно рисунку из коллекции Британского музея, местонахождение бывшей мастерской Лоррена соответствует Виа Сикстина 66, зданию, вклинившемуся между началом Виа Сикстина и Виа Грегориана, напротив сегодняшнего отеля Hassler.

По соседству на Via Sistina 64 жила ирландская художница-портретист Амелия Карран (1775-1847), которая переехала в Рим примерно в 1818 году, зарабатывая на жизнь живописью портретов и копированием старых мастеров. Она наиболее известна своим портретом своего друга Перси Биши Шелли с пером в руке, который предположительно был написан по этому адресу и сейчас находится в Национальной портретной галерее в Лондоне.Карран умерла в 1847 году, ее похороны прошли во францисканской церкви Святого Исидора на Виа дельи Артисти, 41. Здесь она увековечена мемориалом с палитрой и кистями, вырезанными известным ирландским скульптором из Рима Джоном Хоганом ( 1800-58) .

Портрет Шелли Амелии Карран, коллекция Национальной портретной галереи, Лондон. 7 мая 1819 г. , покинули свое жилье в Палаццо Вероспи на Виа дель Корсо 374, чтобы переехать по соседству в Курран на Виа Сикстина 65, вопреки желанию семейного врача, который посоветовал Шелли избежать городской « малярии ».Хотя, по словам Шелли, на возвышенной Виа Сикстина был «лучший воздух в Риме», через месяц после их переезда трехлетний сын Шелли Уильям «Уиллмаус» умер от лихорадки, скорее всего, от малярии. Убитая горем пара в последний раз покинула Рим 10 июня 1819 года, после похорон мальчика, их третьего умершего ребенка, на некатолическом кладбище. Три с половиной года спустя прах Шелли будет захоронен на том же кладбище после его трагической смерти в возрасте 29 лет во время шторма у побережья Тосканы недалеко от Леричи.

Немного отклонившись от курса, поверните налево на полпути по Via Sistina на Via di Porta Pinciana. В верхней части улицы Палаццо Ларанцани, номер 37, в 1858 году размещался Натаниэль Хоторн (1804-64). Хоторн преодолел свои первоначальные опасения по поводу «злой грязи» Рима и пришел в восторг от города; его готический роман 1858 года Мраморный фавн был вдохновлен тем, что увидел лесную сцену мифологической скульптуры на вилле Боргезе. На Хоторна глубоко повлияла трагическая история римской дворянки Беатрис Ченчи, которая также вдохновила Шелли на создание пятиактной драмы « Ченчи », и ее портрет, приписываемый Гвидо Рени, который сегодня можно увидеть в Палаццо Барберини.

Натаниэль Хоторн остановился рядом с Виа Венето. Поворачивая вниз по склону в сторону Виа Сикстина, поверните на последнем повороте налево на Виа дельи Артисти. С 1821 по 1824 год, когда улица еще называлась Виа ди С. Исидоро, на ней жил английский художник Джозеф Северн (1793-1879), который жил в большой квартире под номером 18, сегодня это отель дельи Художники. Северн навечно связан с Китсом, с которым он путешествовал в Рим в 1820 году и которого он преданно лелеял перед смертью. Северн переживет Китса почти на шесть десятилетий, став опытным художником и очень уважаемой фигурой среди англоязычного сообщества Рима.В 1841 году Северн вернулся в Англию; однако 20 лет спустя он вернулся в Рим в качестве британского консула и занимал этот пост 11 лет. Когда он умер в возрасте 81 года, было возмущение тем, что место его упокоения на некатолическом кладбище не было рядом с Китсом. Несколько лет спустя Северн был повторно похоронен рядом со своим старым другом. Могильный камень Северна. Фотография Джованни Далл’Орто.

В конце улицы Виа Сикстина пересеките площадь Барберини и поднимитесь по улице Виа делле Кватро Фонтане до Палаццо Барберини, где находится национальная галерея древнего искусства Италии.Американский неоклассический скульптор и искусствовед Уильям Ветмор Стори (1819-95) жил здесь со своей семьей с 1856 года, занимая мастерские на соседней улице Виа ди С. Никколо да Толентино 4. В течение следующих четырех десятилетий его квартира на дворцовом фортепиано Nobile был оживленным местом встреч выдающихся эмигрантов, от Роберта и Элизабет Барретт Браунинг до Генри Джеймса. Когда его жена Эмелин умерла в 1894 году, Стори вырезал пронзительную фигуру Ангела Скорби на некатолическом кладбище.Многократно воспроизведенный мемориал был последней крупной работой Стори и стал местом упокоения художника через год после его смерти в возрасте 78 лет. 

Ангел скорби мемориал на некатолическом кладбище

на Ларго-дель-Триноне повернуть направо, а затем сначала налево на Via della Mercede. Когда шотландский поэт и писатель сэр Вальтер Скотт (1771-1832) предпринял свое Гранд-турне по Италии в 1832 году, он добился международного признания за исторические романы, в том числе Айвенго и Роб Рой , а также такие стихи, как Леди Озеро (некоторые из которых вдохновлены известными итальянскими операми).Однако, несмотря на то, что Скотт был встречен с большой помпой, к тому времени, когда он добрался до Рима, здоровье Скотта ухудшалось. Он останавливался на Виа делла Мерседе 11 с 16 апреля по 11 мая 1832 года в том же палаццо, в котором Бернини жил и умер двумя веками ранее. На внешней стороне здания установлена ​​мемориальная доска, посвященная Скотту, который умер по возвращении в Шотландию несколько месяцев спустя.

Продолжайте движение по улице Via della Mercede, пересеките улицу Via del Corso и выйдите на площадь Piazza del Parlamento, позади сегодняшней палаты депутатов, и по улице Via dei Prefetti до дома номер 17, где проживает Samuel Morse (1791-1872) с февраля 1830 по январь. 1831 г., о чем свидетельствует мемориальная доска над дверью.Этот американский художник портретов и исторических сцен лучше всего известен как изобретатель азбуки Морзе. Говорят, что ярый противник «папства» стойкий кальвинист Морзе, находясь в Риме, вызвал переполох, отказавшись снять шляпу в присутствии понтифика.

Следующий переулок справа, Виколо-дель-Дивино-Аморе, извивается к Палаццо Боргезе, куда леди Гвендолин Талбот (1817–1840) переехала из своего семейного поместья Альтон-Тауэрс в Стаффордшире после свадьбы в 1835 году с принцем Маркантонио Боргезе.Описанная королем Вильгельмом IV как «величайшая красавица в королевстве», Гвендолин была известна в Риме своей неустанной благотворительной деятельностью и служением больным. Она умерла от скарлатины в возрасте всего 22 лет, а на ее могиле в часовне Боргезе базилики Санта-Мария-ди-Маджоре есть надпись « madre dei poverelli ». Вскоре после ее смерти трое сыновей пары умерли от кори, однако их дочь Аньезе выжила. Между прочим, за три года до замужества в Риме старшая сестра Гвендолин Мария вышла замуж за принца Филиппо Дориа.

Анна Браунелл Джеймсон

Следуйте по улице Виа Боргезе на улицу Виа ди Рипетта, которая на карте указана как адрес 1859 года историка искусства ирландского происхождения Анны Браунелл Джеймсон (1794-1860). Согласно ее биографии, написанной племянницей Джерардин Бейт, Джеймсон занимала «приятную квартиру рядом с фасадом Тибра Палаццо Боргезе, с видом на реку в месте, известном как Порто-ди-Рипетта». Джеймсон также останавливалась по неизвестному адресу на площади Испании в 1847 году после того, как совершила часть путешествия из Парижа в Рим вместе с Браунингами, чтобы провести исследование бестселлера, на котором основана ее репутация: Священное и легендарное искусство .Джеймсон умерла, не успев закончить последнюю часть своей знаменитой серии, которую завершила леди Истлейк, жена английского художника Чарльза Истлейка, под номером «История нашего Господа в искусстве» .

Портрет Джона Гибсона (фрагмент) работы Маргарет Сары Карпентер.

Следуйте по улице Via di Ripetta до площади Piazza del Popolo, поверните направо мимо церквей-близнецов на улицу Via del Babuino. Первая слева — Виа делла Фонтанелла, где под номером 4 с 1818 года до его смерти четыре десятилетия спустя располагались мастерские валлийского скульптора Джона Гибсона (1790-1866).Первоначально Гибсон был звездным учеником венецианского мастера Антонио Кановы, а затем датского мастера Бертеля Торвальдсена, прежде чем разбогатеть на монументальных заказах, в основном от покровителей в Англии. Похоронен на Некатолическом кладбище. Хотя она и не указана на карте, стоит упомянуть единственную протеже Гибсона Харриет Хосмер (1830-1908), которая стала самой выдающейся женщиной-скульптором в Америке в 19 веке. Хосмер училась у Гибсона с 1853 по 1860 год, за это время она подружилась с Браунингами и Сторис.Помимо своего художественного мастерства и яростной трудовой этики, эмансипированная Хосмер вызывала удивление тем, что в любое время ночи каталась на своей лошади по городу в одиночестве и даже ездила из Рима во Флоренцию «ради забавы».

Продолжая движение по Виа дель Бабуино, мимо англиканской церкви Всех Святых, оплота британской жизни в Риме с момента ее открытия в 1887 году, на карте указан английский писатель Джордж Элиот (1819-80), проживающий в отеле Amerique в 1860 году. Отель больше не существует, но здание можно найти по адресу Via del Babuino 79.Во время поездки по Италии Элиот задумала идею своего исторического романа «Ромола», а также собрала справочный материал для своего будущего шедевра Миддлмарч , завершенного в 1871 году. .»

Джордж Элиот, картина Франсуа Д’Альбера Дюрада (фрагмент), собрание Национальной галереи, Лондон.

Поверните налево на Vicolo dell’Orto di Napoli, и прямо перед вами будет Via Margutta, утопающая в зелени улица, давно ассоциирующаяся с художниками и художественными мастерскими.Согласно карте — возможно, неправильной — Сэр Томас Лоуренс (1769–1830) в 1822 году находился под номером 53. Этот ведущий английский портретист путешествовал по Европе, рисуя иностранных государей и дипломатов, в том числе Папу Пия VII, и принимал гостей в Палаццо дель Квиринале. с мая 1819 года по январь 1820 года. Впоследствии, будучи президентом Королевской академии, Лоуренс осторожно одобрил и профинансировал молодую Британскую академию искусств в Риме, основанную в 1821 году группой художников во главе с Северном.Первоначально эта академия рисования располагалась в апартаментах Северна на улице Via degli Artisti, а затем с 1895 года до закрытия в январе 1936 года переехала на улицу Via Margutta 53b. пока улица не встретится с Виа Марио де Фьори. На карте указано, что это угловое здание, Палаццо Ронданини, где жил поэт-романтик и бывший банкир Сэмюэл Роджерс (1763-1855), в то время как он наносил последние штрихи на Италия , роскошное издание сказок в стихах, иллюстрированное виньетками Тернера, в 1829 году.Менее известный сегодня Роджерс был очень известен в свое время, сочиняя чрезвычайно популярные стихи, такие как Удовольствия памяти . В 1850 году, после смерти Вордсворта, он отклонил предложение поэта-лауреата из-за своего возраста. Роджерс впервые посетил Рим в 1815 году и снова в 1822 году, когда он встретил Байрона и Шелли в Пизе.

«Портреты Браунингов». Томас Б. Рид зимы 1853 и 1858 годов, отмеченные мемориальной доской в ​​их честь.Они вернулись в Рим на зиму 1859 года, остановившись на Виа дель Тритоне, 28, и провели следующую зиму на Виа Сикстина, 126. Менее чем через месяц после отъезда из Рима 1 июня 1861 года Елизавета умерла во Флоренции на руках своего мужа, «улыбаясь, счастливо, и с лицом, как у девушки». Она
похоронена на Английском кладбище города; Роберт умер в Венеции в 1889 году и похоронен в Уголке поэтов в Вестминстерском аббатстве. Браунинги также помнят музеем писателей в их бывшая резиденция Casa Guidi во Флоренции.

Продолжая движение по Via Bocca di Leone, мы доходим до отеля d’Inghilterra под номером 14, где в 1869 году останавливался американский писатель Генри Джеймс (1843-1916), когда он назывался Hotel d’Angleterre. Отсюда автор сразу же покатился по улицам Рима «в лихорадке наслаждения». Его прибытие совпало с умирающими днями папского Рима, эпохой, которую он должен был оплакивать в последующие годы. Считающийся одним из величайших англоязычных писателей, Джеймс был вдохновлен социальным и культурным взаимодействием между американцами, англичанами и континентальными европейцами.Его опыт жизни в Риме упоминается в его романе Портрет дамы , главный герой которого Изабель Арчер несчастливо жила в Палаццо Рокканеро на безымянной улице недалеко от площади Фарнезе.

Повернувшись на несколько шагов назад, поверните направо на Via dei Condotti, где располагался бывший отель d’Allemagne, принадлежавший немецкой семье акварелиста Этторе Реслера Франца, чьи романтические картины Рима и его окрестностей популярны и сегодня. Именно здесь английский писатель Уильям Мейкпис Теккерей (1811–1863) останавливался во время своего первого визита в Рим в 1844–1845 годах.Теккерей вернулся в отель в 1853 году со своими дочерьми Анной Изабеллой и Джейн, но вскоре по совету Браунингов переехал в большую квартиру в Палаццо Понятовски на соседней улице Виа делла Кроче 81. Энн Изабелла написала о том, что «наслаждалась пирожными и пирожными » из кондитерской Spillmann ниже. В этот период Теккерей написал и проиллюстрировал «Роза и кольцо » , историю, задуманную в период Рождества 1853 года, чтобы развлечь дочерей и детей друзей, в том числе Пена Браунинга и Эдит Стори.Описывая «веселую и приятную английскую колонию в Риме», Теккерей писал в своих мемуарах «Новички »: «Древний город Цезарей, величественные храмы пап, с их великолепием и церемониями, все спланировано и подготовлено для Английская диверсия».

Antico Caffè Greco, нарисованная австрийским художником Людвигом Пассини в 1856 году.

Возвращаясь к подножию Испанской лестницы, что может быть лучше, чем завершить тур, вдохновленный картой, чем выпить кофе или аперитив в Caffè Greco .Основанное в 1790 году, это почтенное заведение посещало большинство людей из этого списка (хотя Хоторн не был его поклонником), их воспоминания сегодня запечатлены в портретах и ​​литературных памятных вещах по всему бару.

Директор Дома Китса-Шелли Джузеппе Альбано отмечает, что карта и прилагаемый к ней список имен содержат несколько аномалий (Байрон указан как остановившийся на Пьяцца-ди-Спанья, 26 — адрес Дома Китса-Шелли — вместо номер 66) и «ориентирован на мужчин» (Мэри Шелли и Элизабет Барретт Браунинг не упоминаются вместе с их соответствующими мужьями).

Карта также включает несколько малоизвестных имен за счет выдающихся литературных деятелей, таких как Чарльз Диккенс (1812-70), который останавливался в Риме в начале 1845 года, собирая материал для своей книги Картины из Италии или Томас Харди (1840–1928), чей визит в 1887 году вдохновил на создание стихотворения Рим у пирамиды Цестия у могил Шелли и Китса .

Другим вопиющим упущением является Эдит Уортон (1862-1937), чьи регулярные путешествия по Италии в конце 19-го века привели к появлению нескольких эрудированных путеводителей и рассказов о путешествиях, когда-то описывающих Рим как захватывающую «страсть преданности, как ни один другой город». может вдохновить.Также опущен гораздо менее впечатленный Марк Твен (1835-1910), который в 1867 году чувствовал, что его обманули, обнаружив что-либо в Риме, как все это было испытано ранее. Наконец, возможно, из-за временной шкалы или, возможно, связанного с этим скандала, на карте не отражено трехмесячное пребывание в отеле Оскара Уайльда (1854-1900) в отеле d’Inghilterra за шесть месяцев до его смерти в Париже.


Оскар Уайльд на площади Святого Петра

Многолетние попытки найти художника, стоящего за картой в доме Китса-Шелли, ни к чему не привели.Каким бы ни было его происхождение и несмотря на любые несоответствия, он вдохновляет на увлекательные поиски следов этих бывших мастеров слова и художников, чье присутствие в Риме все еще ощущается сегодня.

Автор Andy Devane

Эта статья была опубликована в октябрьском номере журнала Wanted in Rome за 2018 год.
—————
Достопримечательности
Дом Китса-Шелли, Piazza di Spagna 26, веб-сайт.
Некатолическое кладбище, Via Caio Cestio 6, веб-сайт.
Antico Caffè Greco, Via dei Condotti 86, веб-сайт.
Дальнейшее чтение
Мечта об Аркадии: американские писатели и художники в Италии 1760-1915 , (1958) Ван Вик Брукс.
Джозеф Северн, Жизнь: награды дружбы (2009) Сью Браун.
Некатолическое кладбище в Риме: его история, его люди и его выживание за 300 лет (2014) Николаса Стэнли-Прайса.

Изображение на обложке: Фотография Джакомо Броджи (1822–1881).

Авторы — История серии международных отношений — Исторические документы

Джошуа Боттс имеет докторскую степень.D. в истории США с Университет Вирджинии и работает историком-исследователем в специальных проектах. Подразделение Управления историков Государственного департамента. Его научные труды включают журнальную статью о Джордже Кеннане и диссертацию в котором изучалась эволюция неоконсервативных представлений о внешней политике США. во время и после холодной войны. В настоящее время он работает над томом «Международные отношения», охватывающим политику национальной безопасности с 1981 года. до 1984 года.

Питер Коззенс — бывший офицер армии США, карьера Офицер дипломатической службы, автор нескольких работ о Гражданской войне и XIX в. века индейских войн. Окончив с отличием Нокс-колледж, он получил Высшая награда Американской ассоциации дипломатической службы за демонстрацию моральных мужество, честность и творческое инакомыслие. Его сочинения удостоены множества наград и получил награды Клуба книги месяца, Клуба исторической книги и Клуба военной книги. выбор.

Аарон В. Маррс имеет докторскую степень. в истории США с Университет Южной Каролины и работает в Отделе политических исследований Офис историка, Государственный департамент. Его научные публикации включают Железные дороги на Старом Юге: в погоне за прогрессом в рабстве Общество (2009). Он получил гранты от американского антиквара. Общество и библиотечная компания Филадельфии в поддержку его текущего исследования о социальной и культурной истории довоенного транспорта Америки революция.

Уильям Б. Макаллистер имеет докторскую степень. в современной европейской и история дипломатии Университета Вирджинии. В дополнение к служению начальником отдела специальных проектов в канцелярии историка Департамента штата, он преподает в качестве адъюнкт-профессора в Высшей школе Дипломатическая служба в Джорджтаунском университете. Макаллистер широко публиковался на история международного контроля над наркотиками, составленная FRUS тома по глобальным вопросам и делам Организации Объединенных Наций для Никсона-Форда подсерии и исполнял обязанности главного редактора Иностранного Серия отношений за 2009–2010 гг.

Викториографий:

Редакторы

Дайан Пиччитто (Университет Маунт-Сент-Винсент)
Патриция Пулхэм (Университет Суррея)

Помощники редактора

Кейт Бромбли (Университет Портсмута), Дэн Дарвей (Университет Бабеш-Бойяи/Университет Пермского бассейна Техаса), Даниэль Дав (Университет Суррея), Аарон Имс (Университет Лафборо), Мелани Хаке (Левенский университет), Джоанна Тернер (Лофборо) университет), Брайони Джой Уикс (Университетский колледж Дублина)

Редактор книжного обозрения

Эми Карманн Хасби (Международный университет Флориды)

Консультативный совет

Росарио Ариас (Университет Малаги)
Нэнси Армстронг (Университет Дьюка)
Тим Армстронг (Роял Холлоуэй)
Катрин Бернард (Парижский университет Дидро-Париж VII)
Шарлотта Бойс (Университет Портсмута)
Элизабет Бронфен (Университет Цюриха)
Даниэль
Коттом (Университет Оклахомы)
Памела Далзил (Университет Британской Колумбии)
Ортвин де Грэф (KU Leuven)
Тим Долин (Университет Кертина, Австралия)
Анджела Эстерхаммер (Университет Торонто)
Параик Финнерти (Университет Портсмута)
Памела Гилберт (Университет Флориды)
Джеймс Р.Кинкейд (Университет Южной Калифорнии)
Дж. Хиллис Миллер (Калифорнийский университет, Ирвин)
Тесс О’Тул (Гарвардский университет)
Кристофер Питтард (Университет Портсмута)
Рут Роббинс (Университет Лидса Беккета)
Моника Шуба (Университет Гданьск)
Кит Уилсон (Университет Оттавы)

Редакция

Suzy Anger (Университет Британской Колумбии)
William Baker (Университет Северного Иллинойса)
Susan David Bernstein (Университет Висконсина)
Christoph Bode (Университет Людвига-Максимилиана в Мюнхене)
Nadine Böhm Schnitker (Университет Билефельда)
John Brannigan (Университет College, Dublin)
Claudia Capancioni (Университет Bishop Grosseteste)
Alice Crossley (Университет Линкольна)
Marysa Demoor (Университет Гента)
Christine Ferguson (Университет Глазго)
Jane Ford (Университет Тисайд)
Joachim Frenk (Университет Саара)
Хелен Грот (Университет Нового Южного Уэльса)
Йенс Мартин Гурр (Университет Дуйсбург-Эссен)
Саймон Хейнс (Китайский университет Гонконга)
Габриэлла Импости (Болонский университет)
Татьяна Контоу (Оксфордский университет Брукс)
Джулия Куэн (Гонконгский университет)
Norbert Lennartz (Universität Vechta)
Karen Macfarlane (Университет Mount Saint Vincent)
And rew Mangham (Университет Рединга)
Стефани Марковиц (Йельский университет)
Сандра Майер (Венский университет)
Эльке Меттингер-Шартманн (Университет Вены)
Эмили Дж.Орландо (Университет Фэрфилда)
Венди Паркинс (Университет Кента в Кентербери)
Эндрю Рэдфорд (Университет Глазго)
Диего Салья (Студийный университет Пармы)
Ванесса Смит (Университет Сиднея)
Дженни Борн Тейлор (Университет Сассекса)
Джейн Томас (Университет Халла)
Саверио Томайуоло (Университет Кассино)
Фредерик Ван Дам (Университет Радбауд)
Клэр Вуд (Университет Лестера)

20 известных недооцененных писателей, которых стоит прочитать ‹ Literary Hub

Что делает автора недооцененным? Что ж, можно привести аргумент, что большинство литературных писателей — в силу того факта, что в наши дни культура в целом крайне мало их читает.Но даже в среде литературного сообщества одних великих писателей забывают или игнорируют, а других просто недооценивают. Таким образом, для наших целей здесь «недооцененный» будет означать как «оцененный ниже их ценности», так и «недостаточно оцененный». Как вы увидите, это не обязательно означает неизвестность!

Конечно, любой рейтинг субъективен (не говорите Book Marks), и с этой целью, вместо того, чтобы подвергать вас своим разрозненным представлениям, я сопоставил мнения других авторитетных источников — критиков, писателей и журналисты, которые в то или иное время сочли автора недооцененным, недооцененным или иным образом несправедливо проигнорированным.Это не совсем решает проблему мнений, но по большей части я пытался включить только тех авторов, которые часто считаются заслуживающими более широкой аудитории. Двадцать из них перечислены ниже, но список, как обычно, можно продолжать и продолжать. Кого бы вы добавили?

Роберт Вальзер

Согласно Бенджамину Вайсману, написавшему в LA Times :

Роберт Вальзер (1878–1956) — мечтательная кондитерская снежинка немецкоязычной художественной литературы.Он также может быть самым недооцененным писателем 20-го века. Несмотря на то, что его проза довольно восхитительна — и сколько бы раз ни переиздавался его идеальный роман « Якоб фон Гунтен », — книготорговцы редко покупают его. Вальзер — выдающийся художник-приговорщик, который последние 27 лет провел в психиатрической лечебнице в Швейцарии.

Джеймс Солтер

По словам Алекса Билмеса, написавшего в Esquire:

Постепенно его литературный запас рос, но он еще не добился широкого признания или продаж, соответствующих его статусу среди других писателей.Его работа была отмечена парадом литературных гигантов (Сол Беллоу, Джозеф Хеллер, Филип Рот, Джон Ирвинг), и он завоевал престижные награды и благосклонность влиятельных критиков (Сьюзан Зонтаг, Гарольд Блум), но так же часто Солтер был отвергнут прессой и проигнорирован академией, и почти постоянно его игнорировала публика.

Отчасти по этим причинам он фигура романтическая, почти мифическая, особенно для других писателей. Но его культовый статус объясняется не только его относительным отсутствием коммерческого успеха.Это также результат его тонкого, гибкого и соблазнительного голоса на странице.

Джеймс Уолкотт в журнале Vanity Fair назвал его самым «недооцененным писателем Америки».

Карсон МакКаллерс

Согласно Саре Шульман, которая пишет в Literary Hub:

.

Абсолютно наш самый недооцененный писатель, МакКаллерс был отправлен в гетто «южной готики». Но она обладала огромной силой трансцендентности и могла представлять всех людей далеко за пределами ее личного опыта.От гея, глухонемой еврейки из Сердце — одинокий охотник до магнитного карлика из Грустное кафе , ее работа — это уникальный урок идентификации человека. Ричард Райт, автор книги Black Boy , прокомментировал свой первый роман, опубликованный в 1940 году в возрасте 22 лет, и сказал, что она была первым белым писателем, создавшим полностью человеческих черных персонажей. Грустное кафе представляет собой самое конкретное и взрывное определение, которое я когда-либо читал о разнице между любовью и тем, чтобы быть любимым.

Персиваль Эверетт

Согласно Майклу Шаубу, пишущему для NPR:

Неудивительно, что Так много синего — роман с такой идеальной структурой; Эверетт — автор, который начал свою карьеру с сильных позиций и продолжает становиться лучше. Это щедрая, захватывающая книга человека, который вполне может быть самым непризнанным литературным мастером Америки, и читатели будут думать о ней еще долго после прочтения последней страницы. Как однажды заметил Кевин: «Как и большинство вещей, которые возвращаются, чтобы преследовать вас, это преследовало меня в начале.Ни один призрак не рождается за одну ночь».

Линда Бэрри

Согласно Мэри-Луиз Паркер, написанной для Опра:

Линда Бэрри, возможно, самая недооцененная писательница. Она самый мудрый и забавный летописец подросткового возраста в Америке, и когда мой внутренний одиночка начинает безудержно стонать, я беру в руки что-нибудь из ее рассказов и смеюсь до боли в лице, пока она неизбежно не поражает меня чем-то таким глубоко правдивым и душераздирающим, что мне интересно, она шпионила за мной всю мою жизнь.

Барбара Пим

Филип Ларкин назвал ее «самым недооцененным писателем 20-го века» в опросе TLS 1977 года, который также возобновил ее карьеру.

Лэнгстон Хьюз

По словам Амири Бараки, в его введении 1986 года к Большое море :

Лэнгстон Хьюз, в каком-то смысле, самый недооцененный писатель в этой стране. Его имя всплывает в памяти в последнее время с обнадеживающей частотой, однако поразительное большинство американских художников знают даже меньше, чем болтовня на коктейльных вечеринках, о главном поэтическом человеке черных масс.

Джим Харрисон

Согласно Биллу Моррису, пишущему для Daily Beast:

На днях мы с другом разговаривали, когда разговор наткнулся на сводящую с ума загадку: как возможно, что небольшая армия проницательных читателей соглашается с тем, что Джим Харрисон — один из немногих по-настоящему великих ныне живущих американских писателей, хотя он и не получил более широкую аудиторию или широко распространенную похвалу, которую он так явно заслуживает?

Этот вопрос особенно своевременен, потому что Харрисон только что выпустил новый роман «Большая семерка », в котором рассказывается о его «измученном заботами полицейском на пенсии» Саймоне Сандерсоне, который просто хочет порыбачить форелью на Верхнем полуострове Мичигана, но сталкивается с клан врожденных смертоносных геллионов.Это 36-я книга Харрисона, а это означает, что его невероятно разнообразный, но невероятно последовательный материал — романы, повести, рассказы, стихи, репортажи, мемуары и некоторые злые заметки о еде — теперь занимает примерно один ярд на полке. Почему этот человек не считается национальным достоянием?

Эдвард Сент-Обин

Согласно Леву Гроссману, записывающему в  ВРЕМЯ :

Вторая книга, о которой я хочу рассказать, — это «Наконец-то » Эдварда Сент-Обина. Однажды я написал в этом месте, что, по моему мнению, св.Обин (вы называете его Сент-Обин), возможно, самый недооцененный писатель, пишущий на английском языке. Обычно, когда я делаю такое громкое заявление, я вздрагиваю, когда вспоминаю об этом позже. Но я все еще не морщусь. Когда я читаю Сент-Обина, я снова и снова поражаюсь теплоте, разуму и красноречию его произведений, тем более что он пересекает пейзажи такой крайней эмоциональной мрачности.

. . .

Я читал грандиозные, получившие широкую известность социальные романы таких английских писателей, как Алан Холлингхерст и Филип Хеншер, и я очень ценю их величие и всесторонность; но я узнал о человечестве больше из «Наконец-то », чем из этих книг, и к тому же с большим удовольствием занимался этим.После многих лет, когда в США не публиковались книги, «Сент-Обин» перешел к Фаррару, Штраусу Жиру, который с большой помпой выпускает « At Last »; Пикадор также переиздает первые четыре книги в одном томе. Если повезет, Сент-Обин, наконец, получит по заслугам. Тогда я могу номинировать кого-то другого на звание самого недооцененного англоязычного писателя.

Джон А. Уильямс

Согласно некрологу Уильямса в New York Times :

г.Уильямс, которого критик Джеймс Л. де Йонг назвал «возможно, лучшим афроамериканским писателем своего поколения», преуспел в описании внутренней жизни персонажей, пытающихся осмыслить свой опыт, свои личные отношения и свое место во враждебном обществе. . Однако его явные дарования принесли ему в лучшем случае сумеречную славу — репутацию человека, которого постоянно недооценивают.

Ночная песня , его второй роман, опубликованный в 1961 году, привлек внимание критиков захватывающим изображением джазового мира Гринвич-Виллидж и ретроспективными размышлениями его героя, умирающего саксофониста.«Он достаточно близко подбирается к хорошему роману о джазе, который еще никогда не был написан, чтобы можно было надеяться, что он может написать хороший роман о чем-то», — говорится в обзоре британского журнала The Spectator .

Этот роман назывался « Человек, который плакал: «Я есть », взгляд на 30-летнюю историю Америки глазами умирающего чернокожего американского писателя, живущего в Европе, который размышляет о своей жизни и о своем проблемном браке с голландкой. Элиот Фремонт-Смит в своем обзоре для The New York Times назвал его «захватывающим романом, изящно написанным, гневным, но острым, целеустремленным, но контролируемым, очевидно своевременным, но заслуживающим внимания гораздо больше, чем это.

Джон Уильямс

По словам Тима Крайдера, написавшего в The New Yorker :

Один из немногих отрадных примеров запоздалой художественной справедливости: роман Джона Уильямса « Stoner » неожиданно стал бестселлером в Европе после того, как его перевела и поддержала французская писательница Анна Гавальда. Примерно раз в десятилетие кто-то вроде меня пытается оказать ей ту же услугу в США, написав эссе, в котором утверждает, что Стоунер — великий, хронически недооцененный американский роман.(Последним из них, в котором также перечислены несколько предыдущих подобных эссе, является эссе Морриса Дикштейна для Times .) И тем не менее оно до сих пор почти не открыто в своей стране, распространяется и восхваляется только среди книжных знатоков, а его автор , Джон Уильямс, отнесенный к той незавидной категории, в которой обитает такая августейшая компания, как Ричард Йейтс и Джеймс Солтер: писатель писатель.

(Хотя здесь следует отметить, что Стоунер прославился тем, что был недостаточно известен, что бы это ни значило.)

Элис Манро

Согласно Джонатану Франзену, написавшему в The New York Times (хотя до получения Нобелевской премии…):

Элис Манро претендует на звание лучшего писателя-фантаста, работающего сейчас в Северной Америке, но за пределами Канады, где ее книги являются бестселлерами № 1, у нее никогда не было большой читательской аудитории. Рискуя показаться адвокатом от имени еще одного недооцененного писателя — и, может быть, вы научились распознавать эти заявления и уклоняться от них? Так же, как вы научились не открывать массовые рассылки от определенных благотворительных организаций? Пожалуйста, дайте щедро Дон Пауэлл? Ваш вклад всего 15 минут в неделю может помочь убедить Джозефа Рота в его законном месте в современном каноне? — Я хочу обвести последнее чудо книги Манро, «Беглец», и сделать несколько предположений о том, почему ее превосходство так ужасающе превосходит ее известность.

. . .

Но кто такая Элис Манро? Она является удаленным поставщиком чрезвычайно приятных личных впечатлений. И так как мне не интересно пересматривать маркетинговую кампанию ее новой книги или занимательно язвить на ее счет, и поскольку я не хочу говорить о конкретном значении ее новой работы, потому что это трудно сделать, не раскрывая слишком много сюжет, я, вероятно, лучше просто подам Альфреду А. Кнопфу красивую цитату, чтобы он протянул… «Манро имеет серьезные претензии на то, чтобы быть лучшим писателем-беллетристом, работающим сейчас в Северной Америке.«Беглец» — это чудо», — и предложил редакторам «Бук ревью» повесить как можно большую фотографию Манро на самых видных местах, а также несколько фотографий меньшего размера, представляющих слегка похотливый интерес (ее кухня? ее дети?) и, возможно, цитата из одного из ее редких интервью: «Потому что есть такая усталость и недоумение, когда смотришь на свою работу. . . . Все, что у вас действительно осталось, это то, над чем вы сейчас работаете. И поэтому вы гораздо более тонко одеты. Ты как кто-то в маленькой рубашке или что-то в этом роде, и это просто работа, которую ты делаешь сейчас, и странное отождествление со всем, что ты делал раньше.И, наверное, поэтому я не беру на себя никакой публичной роли писателя. Потому что я не вижу себя в этом, кроме как в гигантском мошенничестве», — и на этом просто остановимся.

Гейл Джонс

По словам Дэниела Хэндлера, в интервью TLS :

Боже мой, я не могу понять, почему Гейл Джонс не считается крупным американским писателем. Ее взгляд яростный и мудрый, ее проза яркая и великолепная, а ее тема является необходимым дополнением к разговору.

Кристина Стед

Согласно Джонатану Франзену, написавшему в The New York Times :

Любой, кто попытается возродить интерес к [ Человек, который любил детей ] в столь позднее время, будет трудиться под тенью длинного и блестящего предисловия поэта Рэндалла Джаррелла к его переизданию 1965 года. Мало того, что никто не может расхвалить книгу более полно и обстоятельно, чем это уже сделал Джаррелл, но если такое мощное обращение, как его, не могло обратить мир к книге, в те дни, когда наша страна еще относилась к литературе наполовину серьезно, кажется, крайне маловероятно, что кто-то еще может сейчас.Действительно, одна очень веская причина прочитать роман состоит в том, что вы можете прочитать предисловие Джаррелла и напомнить о том, как раньше выглядела выдающаяся литературная критика: страстная, личная, беспристрастная, тщательная и предназначенная для обычных читателей. Если вас все еще волнует художественная литература, это может вызвать у вас ностальгию.

Джаррелл, который неоднократно связывал Стед с Толстым, явно делал все возможное, чтобы включить ее в западный канон, и в этом он явно потерпел неудачу. Исследование 100 самых цитируемых литературных писателей 20-го века, проведенное в 1980 году на основе научных цитат конца 1970-х, обнаружило в списке Маргарет Этвуд, Гертруду Стайн и Анаис Нин, но не Кристину Стед.Это было бы менее загадочным, если бы Стед и ее лучший роман не выкрикивали положительно для академической критики всех мастей. Особенно сбивает с толку то, что книга «Человек, который любил детей » так и не стала основным текстом во всех программах изучения женщин в стране.

Дэвид Марксон

Согласно его некрологу в The New York Times :

Дэвид Марксон, чьи искажённые, эллиптические романы, исследующие рассеянный ум художника и непокорное ремесло создания искусства, часто назывались постмодернистскими и экспериментальными и почти всегда удивительно привлекательными и недооценёнными, умер в пятницу в своей квартире в Гринвич-Виллидж.

. . .

Хотя его книги, в том числе «Прогресс Спрингера » (1977), «Любовница Витгенштейна » (1988) и «Это не роман » (2001), часто получали восторженные отзывы, г-н Марксон был писателем, хорошо известным в основном другим писателям. . Отчасти это было связано с тем, что он был центральной фигурой писательской сцены в деревне в 1960-х годах, завсегдатаем литературных водопоев, таких как «Голова льва», но также и потому, что он избегал традиционных романных форм и тропов.Как и другие экспериментаторы, он сделал форму романа, по крайней мере отчасти, его предметом.

Элли Партови

Дана Джонсон

По словам Роксаны Гей, интервью в TLS :

Дана Джонсон действительно недооценена. С тех пор, как я прочитал ее первую книгу, Сломай любую женщину , я был абсолютно заинтригован ее письмом. У нее сильное чувство стиля, темпа и повествовательного голоса. И она неизменно превосходна.

Адам Торп

Согласно Эйлин Баттерсби, написавшей в Irish Times:

Знакомая тема; человек исчезает, а жизнь продолжается, как и с неумолимым равнодушием.Многих писателей привлекали исчезновения, часто в политическом контексте. В этот раз как-то иначе. Но поэт Адам Торп, автор девяти предыдущих романов и двух сборников рассказов, является не только самым недооцененным британским писателем, но и одним из самых оригинальных.

И согласно Рэйчел Кук в The Guardian :

Карьера

Торпа, несомненно, является одной из величайших литературных загадок того времени. За годы, прошедшие после Ulverton , он опубликовал еще девять романов; Рейс , триллер о запутавшемся грузовом пилоте, вышел в начале этого года.Они неизбежно превосходны — мой фаворит — « Между каждым вздохом », необычайно умная и красиво написанная история о музыке, браке и Эстонии — и всегда хорошо отзывается, и все же вы напрасно ищете его имя как в списках Букера, так и в списках бестселлеров. Для меня это так же озадачивает, как и несправедливо, и мне интересно, как он это объясняет. — Не знаю, — тихо говорит он. — Вряд ли можно сказать, что я был нечестолюбив.

Марсель Швоб

По словам Стивена Спаркса в Literary Hub:

Марсель Швоб, возможно, самый влиятельный писатель, о котором вы никогда не слышали.Преступно игнорируемый в англоязычном мире, Швоб — своего рода французский Роберт Луи Стивенсон — тем не менее оказывал влияние на целый ряд своих более известных преемников, включая Альфреда Жарри, Борхеса, Поля Валери, Роберто Боланьо и других. Он воплощение писателя, которого никто не читает, но который, благодаря своему глубокому влиянию, продолжает жить в творчестве других.

Честер Хаймс

Согласно Люку Санте в The New York Review of Books :

После того, как его сложные реалистические романы о расовых отношениях были встречены безразличием и презрением в Америке, он переехал во Францию.Там его безвестность казалась полной, пока издатель детективов в мягкой обложке не убедил его написать криминальный роман, действие которого происходит в Гарлеме, среде, которую он, как житель Среднего Запада, знал лишь поверхностно. Эта первая попытка была поразительной и оригинальной, и она имела оглушительный успех во французском переводе. Вскоре он обнаружил себя известным в Европе, хотя и непостоянно платежеспособным. Его романы на самом деле не приносили ему много денег, пока два из них не были использованы в качестве основы для голливудских фильмов, и к тому времени он перестал их писать.Даже успех фильмов не смог заставить книги завоевать популярность в Соединенных Штатах, и к тому времени, когда Хаймс умер, все его работы на английском языке были распроданы. Только теперь, через семь лет после его смерти, большинство его книг снова доступны в Америке, и то только после того, как они были переизданы в Англии, так что некоторые из нынешних американских изданий содержат британскую орфографию и лексику. Таким образом, Хаймс, важный и необычный афроамериканский писатель, даже посмертно остается изгнанником.

Его биограф Джеймс Саллис описал его как «одного из самых забытых и непонятых крупных писателей Америки».

Генри Грин

Согласно Лео Робсону в The New Yorker :

Его акции высоко ценились среди коллег-писателей. В профиле Life 1952 года цитировалось У. Х. Одена, который назвал его «лучшим из ныне живущих английских романистов». В следующем году Т. С. Элиот в беседе с Times сослался на романы Грина как на доказательство того, что «творческий прогресс в наше время заключается в художественной прозе.Но Грин никогда не пользовался успехом. В 1930 году Эвелин Во написала рецензию на роман Грина «Жизнь» о бирмингемской фабричной жизни под заголовком «Забытый шедевр». Это была первая из нескольких десятков статей, оплакивавших неприятие Грина и помогавших связать его имя с эпитетом «заброшенный» так же тесно, как Афина Паллада с «ясноглазым».

Во обвинил обывательских книжных рецензентов, но он знал, что имидж Грина не помог. «По мотивам, непонятным его друзьям, автор Living решил опубликовать свою работу под странным псевдонимом серости», — написал он.. . . После определенного момента он отказался от портрета. Данди впервые узнал его по фотографии Сесила Битона, на которой был виден только его затылок.

И согласно Дэвиду Лоджу в The New York Review of Books :

Генри Грин занимает особое, но несколько загадочное место в истории современной английской художественной литературы. То, что его настоящее имя было Генри Йорк, символизирует общую неуловимость его литературной идентичности. Кажется, что он стоит в стороне от своего вымышленного произведения , загадочно улыбаясь и призывая нас навесить на него ярлык и оценить его.Его называли «писателем для писателей» и даже, по словам Терри Саузерна, «писателем для писателей». У. Х. Оден, Юдора Уэлти, В. С. Притчетт, Ребекка Уэст и Джон Апдайк в разное время и по-разному описывали его как лучшего писателя своего поколения, однако он никогда не пользовался ни коммерческим успехом, ни литературной славой, как современники, такие как Эвелин Во, Грэм Грин и Кристофер Ишервуд.

Он не был ни проницательным, ни удачливым в развитии своей литературной карьеры.После преждевременного и многообещающего дебюта « Слепота » (1926), начатого еще в школе, он написал блестящий роман о жизни рабочего класса « Жизнь » (1929), за несколько лет до того, как такие темы вошли в моду, и затем потребовалось десять лет, чтобы написать свой следующий, Party Going (1939) — произведение, в котором забота о группе самовлюбленных светских львиц, отправляющихся в континентальный отпуск, казалась довольно легкомысленной в надвигающихся тенях Второй мировой войны. В 1940-х годах он стал более продуктивным и более читаемым (« Loving » [1945] даже ненадолго фигурировал в списках бестселлеров США), но как только он начал привлекать серьезное внимание критиков, интерес был отвлечен новой волной. британских писателей, так называемых разгневанных молодых людей, чья грубая иконоборческая энергия была ему мало близка.То ли по совпадению, то ли по причине и следствию, его творчество, казалось, внезапно иссякло в это время. Последняя часть его жизни, от публикации его последнего романа, Doting , в 1952 году, до его смерти в 1973 году, была печальной историей растущего затворничества, алкоголизма и меланхолии. Его романы разошлись, а его имя практически исчезло из канона современной британской литературы.

Американская литература после Гражданской войны

Разрушения Гражданской войны серьезно бросили вызов вере в силу сочувствия, семьи и Бога, которая поддерживала сентиментализм, а также романтическому оптимизму, питавшему трансцендентализм и довоенные реформаторские движения.Эти литературные способы никогда не исчезали — например, « Маленьких женщин » (1868) Луизы Мэй Олкотт опирались на все три, — но многим казалось, что быстрые изменения, происходящие в американской жизни, требуют новых форм литературного выражения. Урбанизация быстро росла, как и иммиграция, теория эволюции Дарвина встряхнула прежние убеждения, а новые технологии, такие как Трансконтинентальная железная дорога и телефон, изменили то, как американцы связывались друг с другом. На смену сентиментализму и трансцендентализму пришли три родственных литературных режима, которые доминировали в послевоенной американской художественной литературе: реализм, регионализм и натурализм.Литературный рынок быстро рос, что сделало авторство гораздо более доступным вариантом карьеры, чем раньше, особенно для афроамериканцев, коренных американцев, иммигрантов и женщин. В эпоху, когда рабство было отменено, а права афроамериканцев оставались в лучшем случае условными, новые голоса чернокожих получили национальное признание, как и новые голоса коренных американцев, протестовавшие против продолжающегося посягательства на исконные земли и новой образовательной политики, направленной на лишение Коренные американцы их культурной самобытности.

ПОЭЗИЯ

В послевоенный период были впервые опубликованы стихи Эмили Дикинсон , поэтессы, которая, подобно Уитмену, коренным образом изменила американскую поэзию. Дикинсон была малоизвестна при жизни — было опубликовано всего семь ее стихотворений, и то анонимно. (Более обширный сборник ее стихов появился в 1890 году.) Ее почти 1800 сохранившихся лирических стихотворений часто противостоят смерти, но она также интересовалась природой, духовностью и повседневной жизнью.Ее стихи обычно состоят из чередующихся строк четырехстопного и трехстопного ямба, метра детских стишков и множества гимнов. Но, хотя она писала в метре, Дикинсон не боялась нарушать правила, выстраивая паузы за счет широкого использования тире, фрагментов и перепутанных строк и неоднократно используя наклонную рифму.

РЕАЛИЗМ

Реализм — литературное течение, зародившееся в Европе и ставшее популярным в США. Его наиболее красноречивый сторонник в У.С. был Уильям Дин Хауэллс, редактор самого престижного литературного журнала того времени, Atlantic Monthly . По словам Хауэллса, реализм «есть не что иное, как правдивое обращение с материалом». Реалисты придирались к романтике и сентиментальности за то, что воспринималось как ложная идеализация, предлагая вместо этого подробные портреты повседневности. Реалисты писали не о отдаленном или странном, а об обычном, вероятном, о персонажах, которые казались реальными людьми в ситуациях, которые реальные люди регулярно переживают.

Ребекка Хардинг Дэвис наиболее известна как новаторская реалистка и автор «Жизнь на металлургических заводах» (1861 г.), невероятно популярной истории о бедственном положении промышленных рабочих, отсутствии у них доступа к искусству и их соблазны к преступлению.

Работа Марка Твена демонстрирует его приверженность реализму, а также его желание изобразить жизнь в его родном штате Миссури. Произведения Твена также напоминают нам о том, что конец девятнадцатого и начало двадцатого веков были золотым веком детской литературы, когда детские книги перешли от дидактического морализаторства к развлечению своих детей-читателей. «Приключения Тома Сойера» (1876 г.) представляет собой яркий пример нового типа главного героя-ребенка, «плохого мальчика», чье злодейство и хитрость (например, хитроумный обман своих друзей, заставляющих его белить забор своей тети Полли) являются признаками приподнятого настроения и остроумия, а не внутренней испорченности. Но это продолжение « Том Сойер , Приключения Гекльберри Финна » (1885), которое оказалось самым влиятельным вкладом Твена в американскую литературу. История бедного и оскорбленного друга Тома Гека, бежавшего вниз по реке с неожиданным компаньоном раба Джимом, открыла новые горизонты.Роман был первым, полностью написанным на народном языке: он рассказывается на миссурийском, детском диалекте Гека. Ученые продолжают обсуждать расовую политику романа, особенно изображение Джима, которого Гек решает, что он скорее отправится в ад, чем предаст. Вера Гека в то, что правильное поведение Джима обрекает его на ад, — лишь один из примеров резкой критики Твеном расовой политики в Америке девятнадцатого века.

Генри Джеймс был плодовитым писателем-реалистом конца девятнадцатого века.Его романы часто представляют собой психологически исследующие повествования о персонажах высшего класса и опыте американцев в Европе. Он получил известность после публикации « Дейзи Миллер » (1878 г.), рассказа о наивной американской девушке, сопротивляющейся социальным нормам. Его другие известные произведения включают Портрет дамы (1881 г.), роман об Изабель Арчер, молодой женщине, которая пытается избежать пленительного брака, не теряя своих принципов и не причиняя вреда другим, и Поворот винта. (1898 г.), история английской гувернантки, защищающей детей, о которых она заботится, от влияния призраков, которые могут быть или не быть реальными.

Эдит Уортон , близкая подруга Генри Джеймса, также писала реалистические романы о высшем обществе, романы, резко критикующие положение женщин в этом обществе. Среди ее самых известных произведений Дом веселья (1905 г.), история Лили Барт, светской львицы, которая медленно, но верно теряет свое социальное положение и, в конечном итоге, свою жизнь, поскольку ей не удается выйти замуж или унаследовать богатство, и Эпоха невинности (1920).

РЕГИОНАЛИЗМ

Регионализм был наиболее значительным литературным модусом после Гражданской войны, подпитываемым взрывом журнальных изданий, послевоенным любопытством к различным частям Соединенных Штатов и чувством ностальгии по сельскому прошлому, которое всегда казалось уже ускользающим.В региональных текстах сеттинг занимает центральное место. Регионалистские нарративы документируют уникальный образ жизни сельских общин, предлагая читателям своеобразное видение жизни на Юге, в Новой Англии, на Среднем Западе и на Западе. Регионалистские вымыслы вложены в то, чтобы предложить читателям реалистичный снимок языка, обычаев, привычек, ландшафта и социальной жизни сельской Америки. Они часто представляют характеры как типы, как представители черт сообщества или региона. Несмотря на то, что они глубоко вовлечены в местное, истории регионалистов часто рассказывают посторонние, которые отличаются от местных жителей своим классовым статусом или местом происхождения.Эта дистанция между рассказчиком и другими персонажами, а также тот факт, что многие читатели регионализма были горожанами, побудили некоторых ученых утверждать, что регионализм эксплуатирует места, которые он представляет, продавая их более привилегированной аудитории как своего рода литературные произведения. туризм.

Брет Харт , новатор-регионалист, предложил читателям романтизированное видение жизни во время Калифорнийской золотой лихорадки в «Удача бурлящего лагеря» (1868). Эта история о грубых, но добросердечных шахтерах, которые пытаются вырастить осиротевшего ребенка, пока их не смоет наводнение, сделала Харта международной сенсацией и сигнализировала о принятии регионализма литературным истеблишментом.

Сара Орн Джуэтт была региональным деятелем из Новой Англии, наиболее известным благодаря Страна остроконечных елей (1896 г.), сборнику связанных историй из жизни в сельской местности штата Мэн, рассказанных с точки зрения летнего гостя. Книга предлагает яркий портрет сильного женского сообщества.

Чарльз Чеснатт , первый афроамериканский писатель-фантаст, опубликованный в престижном Atlantic Monthly , написал региональную фантастику о Юге.В его рассказах часто фигурирует бывший раб дядя Джулиус Макаду, мудрый старик с замечательным умением манипулировать своим белым «начальством». Самые известные сборники рассказов Чеснатта называются Женщина-колдун (1899) и Жена его юности (1899). Его роман 1901 года Суть традиции сильно выражает его гнев по поводу продолжающейся расовой несправедливости, рассказывая историю белой женщины и ее непризнанной сестры смешанной расы, которые обнаруживают, что их жизни разорваны на части во время расовых беспорядков из-за выборов в Уилмингтоне, Север. Каролина.

Кейт Шопен написала региональную фантастику, часто действие которой происходит в Новом Орлеане или сельской Луизиане. Ее самый известный роман « Пробуждение » (1899 г.) отражает ее интерес к тому, как сексуальные желания женщин приходят в противоречие с социальными ожиданиями. Роман рассказывает историю Эдны Понтелье, матери, которая пытается избежать брака без любви и стать сексуальной и независимой личностью.

НАТУРАЛИЗМ

Натурализм иногда рассматривается как разновидность реализма, а иногда как отдельное литературное течение.Натуралисты сосредоточились на том, как наша жизнь формируется (и часто деформируется) силами, находящимися вне нашего контроля, такими как генетика, экономика и социальная система. Главные герои натуралистических текстов тщетно пытаются изменить свою жизнь и обычно в конце концов уступают неприятным судьбам. Натуралистические тексты очень часто сосредотачиваются на персонажах из низшего сословия, на окраинах общества, и часто подпитываются гневом по поводу социальной несправедливости. В то время как регионализм был сильно ориентирован на сельскую местность, натурализм был наиболее уместным в городской среде.

Картина Стивена Крейна Красный знак мужества (1895 г.) является ярким примером натурализма. Роман сосредоточен на солдате Гражданской войны Генри Флеминге, но Флеминг не обычный герой войны. Вместо этого роман фокусируется на насилии и хаосе войны, а также на его чувствах паники, триумфа и замешательства. Крейн также написал Мэгги: уличная девушка (1903), в которой рассказывается история обедневшей девушки из Нью-Йорка, вынужденной стать проституткой.

Картина Теодора Драйзера Сестра Кэрри (1900) также является примером характеристик натурализма. Сестра Кэрри рассказывает историю Кэрри Мибер, молодой женщины, которая переезжает из сельской местности в Чикаго, где ее соблазняет сначала коммивояжер Шарль Друэ, а затем менеджер модного бара Джордж Херствуд, с которым она убегает в Нью-Йорк. В Нью-Йорке обстоятельства Херствуда ухудшаются, пока он не совершает самоубийство, в то время как Кэрри обретает славу, но не счастье, на нью-йоркской сцене.

Цветные писатели на рубеже веков

Изменяющийся литературный рынок, особенно рост регионализма и отмена рабства, открыли новые возможности для чернокожих писателей в Америке, таких как Чарльз Чеснатт, о котором говорилось выше. В этот период Зиткала-Са также стала первой писательницей из числа коренных американцев, получившей признание литературного истеблишмента, ее работа была опубликована в престижном журнале Atlantic Monthly .

Двумя самыми известными чернокожими писателями и лидерами конца девятнадцатого и начала двадцатого веков были Букер Т.Вашингтон и W.E.B. Дюбуа . Самая известная работа Вашингтона, Up from Slavery (1900), предлагает автобиографический отчет об опыте Вашингтона в рабстве с особым акцентом на его жажде грамотности, а также на его восхождении к социальной власти после эмансипации. Вашингтон был сторонником философии ассимиляции, призывая чернокожих американцев «бросить [свои] ведра туда, где [они] находятся» и медленно работать над достижением социального и экономического равенства с белыми.Таким образом, он выступал за профессиональное обучение афроамериканцев. В.Э.Б. Дюбуа был категорически против взглядов Вашингтона, особенно его готовности принять ограниченные интеллектуальные возможности для чернокожих. Его самая известная работа, The Souls of Black Folk (1903 г.), нацелена на политику Вашингтона, предлагая социологический взгляд на жизнь бедных афроамериканцев на Юге, смешанный с вымыслом и личными рассказами. В книге представлена ​​идея «двойного сознания», термин Дюбуа для обозначения противоречивого опыта афроамериканцев как американцев и чернокожих.

Пол Лоуренс Данбар , который на рубеже веков публиковал стихи, романы, песни и эссе, был одним из первых афроамериканских профессиональных писателей. Его самый известный сборник стихов, Lyrics of the Lowly Life (1895 г.), продемонстрировал его близость как к черному диалекту, так и к Шекспиру, Шелли, Китсу и Теннисону. В его романе Спорт богов (1903) рассказывается несчастливая история чернокожей семьи, которая переезжает из сельской местности Юга в Нью-Йорк.

Всю свою жизнь активистка за права коренных американцев и женщин, Зиткала-Са писала эссе и рассказы, в которых отмечались издержки политики федерального правительства по «детрибализации» и продолжающегося посягательства на исконные земли. Среди ее самых известных работ «Впечатления индийского детства» (1900) и «Школьные дни индийской девочки» (1900), в которых рассказывается о ее днях в школе, основанной белыми, чтобы стереть коренные культуры через образования, а также «Почему я язычник» (1902).

 

При подготовке этого документа я обратился к книгам Ричарда Руланда и Малкольма Брэдбери «От пуританства к постмодернизму» , «Антологии американской литературы Нортона» (сокращенное восьмое издание) и «Американская история через литературу, 1870-1920 », изд. Том Квирк и Гэри Шарнхорст.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.