Хронофагия это: ОСТОРОЖНО, ХРОНОФАГИЯ! — ЖИЗНЬ БОГАЧЕ ВООБРАЖЕНИЯ — ЖЖ

Содержание

ОСТОРОЖНО, ХРОНОФАГИЯ! — ЖИЗНЬ БОГАЧЕ ВООБРАЖЕНИЯ — ЖЖ

ХРОНОФАГИЯ — пожирание времени — это тихая чума информационного века. Носителями ХРОНОФАГИИ являются ХРОНОФАГИ. В роли ХРОНОФАГОВ могут выступать как люди, так и неодушевленные материальные и даже нематериальные объекты.
Человек-ХРОНОФАГ — это бессмысленное создание, общение с которым не дарит радости, не обогащает и не делает вас лучше. Он выедает вам мозг занудными телегами или просто тупым молчанием. От общения с ХРОНОФАГОМ портится аура, часто болит живот и накатывает тоска. Таких надо избегать. Кроме ХРОНОФАГОВ-людей, существуют ХРОНОФАГИ-вещи и ХРОНОФАГИ-явления.
ТЕЛЕВИЗОР, КОМПЬЮТЕР, ВЫБОРЫ, ИНТЕРНЕТ и другие вещи, изобретенные когда-то с благими намерениями, могут в тех или иных обстоятельствах становиться ХРОНОФАГАМИ и уничтожать наше с вами время в промышленных количествах. Вступая в контакт с ХРОНОФАГАМИ, мы обмениваем наше время на НИЧТО. Время просто уходит, растворяется, исчезает. Мы, оглядываясь, не видим даже руин. Не остается ни памятников искусства, ни полезных изобретений, ни приятных воспоминаний — ни хера. Одним из мощных стимуляторов ХРОНОФАГИИ являются наркотики, главное свойство которых, если вдуматься — сжатие временных промежутков и предотвращение воспоминаний.

Получившие распространение в последние полгода социальные сети — odnoklassniki, vkontakte, etc. — воздействуют на человека примерно так же, как и наркотические препараты, и являются несомненными ХРОНОФАГАМИ. Как и наркотики, они по разному воздействуют на разные типы человеческой психики. Одни люди «подсаживаются» быстрее, другие медленнее; одни могут «соскочить» самостоятельно, другим может потребоваться помощь друзей и специалистов.
Социальные сети, вроде odnoklassniki.ru, дарят человеку то же, что и конвенциональные наркотические препараты. Человек «получает» власть над временем, а иногда и над пространством. Он обретает уверенность в себе и полагает, что полностью «контролирует» свою жизнь, а иногда и жизнь окружающих.
Погружаясь в общение без ответственности, человек постепенно теряет навыки обращения с реальностью, и соскальзывает на обочину жизни. Оставаясь при этом стопроцентно уверенным в том, что все идет как надо.
Оглянитесь вокруг — и вы увидите огромное количество тех, кто уже подвержен воздействию ХРОНОФАГОВ. Некоторых еще можно спасти, другим уже ничем не поможешь. Отпустите их идти своей дорогой к небытию. И пусть бессмысленная улыбка, сопровождающая их блуждание в сети, послужит вам предостережением.
То, что вам кажется бесплатным, может оказаться непомерно дорогим. Ибо, платой за него будет время вашей жизни.

  • Музыка:David Bowie — Time

Хронофагия — убийство времени | agap.ru

Хронофагия (хронос — время, фаги — пожиратели). Хронофагия — это явление последнего десятилетия. Очевидно, что это пагубное явление уже стало нормой. Человек хочет быстрее все делать и приобретает машину и, парадокс, довольно часто она не экономит его времени, и даже напротив его убивает. Пробки, обслуживание, поиск парковки, мелкие аварии и возникающие с этим проблемы, ремонт и т.д.
Интернет, вместо того чтобы облегчить и сэкономить время обладателю, наоборот, уводит человека в ненужное общение в социальных сетях, обеспечивает чтением бредовых текстов и просмотром бесполезных видеофайлов. Сюда же относится и приобретение различных гаджетов (планшетов, супер-телефонов, различной бытовой техники и т.д.).
Телевизор вообще является типичным хронофагом. Бессмысленные передачи, бесконечные сериалы, ток-шоу без четких, понятных ответов являются очевидным примером убийства времени. После просмотра телевизионных программ остается ощущение загрузки кучи бесполезного хлама в голову.
А чего стоит убийство времени в компьютерных играх, некоторые люди, просто практически, живут там. Проанализируйте хотя бы один свой день и вы увидите хронофагов в лицо.

  • Не общайтесь с пустыми людьми. Такое общение не приносит никаких положительных моментов, кроме потраченного времени.
  • Планируйте маршрут своего повседневного движения. Если предстоит стоять в пробке несколько часов, может стоит пораньше выйти из дома или добраться до нужного места на метро. Старайтесь решить вопросы по телефону, интернету. Старайтесь избегать ненужных, пустых движений при планировании своего дня. Не стоит отвлекаться на мелкие дела, которые можно утрясти в любое удобное время, например оплата телефона.
  • Чтение считается полезным занятием, обогащающим внутренний мир человека. Но не стоит читать все подряд, например желтую прессу.
  • Старайтесь избегать просмотра телевизионных передач. Также не стоит смотреть все подряд в интернете. Часто, кроме опустошения, такое времяпровождение ничего не приносит.
  • Сократите до минимума общение в социальных сетях, типа одноклассников, фейсбука, вконтакте и т.д. Социальные сети являются самыми очевидными хронофагами. Форумы — подобное явление. Веб-серфинг обязательно нужно ограничить, посещайте нужные ресурсы.
  • Общение по телефону также необходимо контролировать. Сведите к минимуму бессмысленный телефонный треп. К тому же длительные разговоры по мобильному телефону небезопасны для здоровья.
  • Помните, что проводя часы и дни с хронофагами, вы платите им самым дорогим — временем вашей жизни.

    Запись опубликована в рубрике саморазвитие с метками хронофагия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

    Кто сожрал твое время? — OfficeLife

    Тайм-менеджмент пошел в массы — слово «хронофаги» не покидает первых полос и заголовков любых изданий, содержащих лайфхаки. Хронофаги эффективных руководителей. Хронофаги молодых мам. Хронофаги менеджеров по продажам. Хронофаги блогеров. Хронофаги веганов. Даже хронофаги трансгендеров (правда, пока только на английском). Кто пожирает наше время? Как с этим бороться?

    Во-первых, стоит четко осознать: главный пожиратель своего времени, Великий Хронофаг — это вы собственной персоной. Вы рождаете, раскармливаете и отправляете резвиться на волю (за ваш же счет!) отдельных пожирателей своего времени — хронофагов с маленькой буквы. Истребить хронофагов невозможно, но задача уберечь от них какую-то часть своего времени выполнима.

    Откуда вырастает проблема? Время, отпущенное каждому из нас, ограничено: в течение дня — нашими физиологическими потребностями, в течение жизни — неумолимым старением и приближением смерти. Время нужно ценить. Мы правильно делаем, что боремся за его эффективное использование. Парадокс в том, что эта борьба тоже должна вестись эффективно.

    Анри де Монтерлан — писатель, который

    придумал хронофагов.

    Как образцовый обитатель современного офиса организует свою борьбу с хронофагами? Он покупает три-четыре книжки гуру — по тайм-менеджменту, личной эффективности и т. п. — и начинает их читать одновременно (плохо) или последовательно (еще хуже). Так не годится, друзья! Купите одну книжку одного гуру — не плодите хронофагов без нужды.

    Первоначально под хронофагами подразумевали именно людей. Понятие «хронофаг» придумал французский классик — Анри де Монтерлан (1895–1972), однако в интернете вы прочитаете о том, что авторство принадлежит другому классику, тоже французскому — Андре Моруа (1885–1967). Разделим лавры поровну, хотя все дело в эрудитах, которые не читали Монтерлана, но читали Моруа. Последний сам признается: «

    Хронофаг. Словечко это, если не ошибаюсь, придумано Монтерланом».

    Перечитывая классику с Office Life:
    Андре Моруа

    «Хронофаг — это чаще всего человек, у которого нет настоящего дела и который, не зная, на что убить свое время, решает заполнить свой досуг, пожирая ваше. Наглость этой твари невероятна… Не надейтесь умаслить хронофага, бросив ему поглодать частицу вашего времени. Он ненасытен. Подобно тому как пес, которому один из сотрапезников неосмотрительно кинул крылышко цыпленка, непременно возвращается к накормившей его руке и, умильно глядя, протягивает лапу за новой порцией, так и хронофаг, обнаружив, что перед ним человек мягкий и слабохарактерный, будет безжалостно злоупотреблять этим открытием».

    Андре Моруа — писатель, который так популяризировал хронофагов, что теперь их изобретение приписывают ему.

    Почему слово «хронофаг» (от др.-греч. chronos — время, pagoi — пожиратели) так быстро перешло на неодушевленные предметы, длительные процессы и абстрактные явления? Время человека стоит все дороже. Объемы времени, скармливаемые вместе с цыплячьим крылышком от Моруа хронофагам, также постоянно росли. Человек стал оглядываться на то, как он это время растратил. В итоге он, как и всякий растратчик, принялся перекладывать ответственность за содеянное не только на окружающих людей, но и на обстоятельства — объективные и субъективные.

    Зачем им наше время?

    Великий хронофаг — это вы собственной персоной. Вы рождаете, раскрамливаете и отправляете резвиться на волю (за ваш же счет!) отдельных пожирателей своего времени — хронофагов с маленькой буквы.

    Попытки классифицировать хронофагов в популярных статьях и книжках гуру спотыкаются уже на первой стадии. Четко выделяются группы: управляемые и неуправляемые, предсказуемые и непредсказуемые, контролируемые и неконтролируемые. С теми, кто непредсказуем и неуправляем, бороться не то чтобы бесполезно, однако инструментарий этой борьбы очень ограничен. Например, очередь в супермаркете вы не заставите двигаться быстрее, но можете начать ходить в другой супермаркет, где вероятность образования очереди ниже. Или еще: если вы регулярно простаиваете в пробках на площади Бангалор, нужно или искать объездной путь (ага, все такие умные!), или ходить на работу пешком (из Каменной Горки в Степянку?), или покупать вертолет (ваш банк прокредитует?). Вам какой вариант ближе? Борьба с хронофагами — лишь часть борьбы за личную эффективность, а она — лишь часть расстановки жизненных приоритетов.

    Топ-10 бытовых хронофагов

    1. Дорога.
    2. Пробка.
    3. Очередь.
    4.

    Беспорядок на рабочем месте.
    5. Поиск нужного.
    6. Навигация / ориентация
    на местности.
    7. Перекус/перекур.
    8. Хобби.
    9. Выполнение просьб
    друзей/знакомых.
    10. Праздники/встречи.

    На практике решение частных проблем находится само собой и достаточно быстро: по дороге домой вы слушаете аудиокнигу, в пробке начинаете дремать, порядок в компьютере наводите с помощью папок, на рабочем столе — с помощью органайзеров, по местности вас ведет навигатор, перекуры и перекусы ограничивает работодатель и т. п. Вопрос в том, как выстроить все это в систему.

    Вторая системная ошибка в борьбе с хронофагами связана с тем, что мы живем в информационном обществе и потребляем огромное количество информации. Да, 80% этой информации — треш, «белый шум», отвлекающий внимание, но в информационном потоке они никак не отделены от тех 20%, в которых мы действительно нуждаемся. В итоге борьба за эффективное использование времени либо сводится к предложению не читать, не смотреть, не слушать, либо превращается в конкуренцию почтовых клиентов, мессенджеров и гаджетов: откажитесь от WhatsApp в пользу Viber, нет — лучше откажитесь от The Bat! в пользу мессенджеров, ах, еще раз нет — просто ювелирно настройте и то и другое (о времени настройки умалчивается) и т. п. Все это ироничные гримасы личного опыта: кому-то удобнее WhatsApp, кому-то Viber, кому-то The Bat!, кому-то голубиная почта. Хронофагом может выступать любое устройство или ПО, любой способ получения информации и коммуникации с внешним миром. Не нужно уговаривать не смотреть телевизор — периодически его смотрят даже те, у кого телевизора нет. Вопрос в приоритетах и способах использования, а не в том, кто хорош, а кто плох.

    Топ-5 медиахронофагов

    1. Соцсети, чаты в мессенджерах и на форумах.
    2. Интернет-серфинг.
    3. Телевизор.
    4. Компьютерные игры.
    5. Телефон.

    На практике решение частных проблем с медиахронофагами также находится само собой и оказывается достаточно простым. Потребность в общении, чтении, любимом сериальчике и т. п. останется — важно удовлетворять ее так, чтобы не тратить чересчур много личного времени.

    Бесполезно задавать хронофагам вопрос, зачем им наше время. Лучше спросите себя, зачем вам отпущенные работодателем, природой или Богом секунды, минуты, часы, дни и т. п.?

    Все уже придумано!

    Итальянский гуманист Леон Баттиста Альберти занимался тайм-менеджментом еще в XV веке, когда это не было мейнстримом.

    Все уже решили до нас, в XV веке. Именно тогда в Италии жил ученый-гуманист Леон Баттиста Альберти (1404–1472), которого можно считать изобретателем современного тайм-менеджмента. Самому Альберти тайм-менеджмент очень помог: он успешно занимался математикой, философией, архитектурой, криптографией, педагогикой, картографией, эстетикой и т. п. Никаких мессенджеров тогда не было, но времени у Альберти на все это хватало. Во-первых, потому что деятели эпохи Возрождения были разносторонне талантливыми людьми и брались за все, что плохо лежит, и их за это называли титанами. Во-вторых, потому что Альберти сформулировал два ключевых правила тайм-менеджмента.

    Тайм-менеджмент от Office Life:
    правила Альберти

    1. Каждый день с утра составлять список дел.
    2. Расставлять дела в порядке уменьшения важности.

    По мере того как человечество изобретало все большее и большее количество хронофагов, весь последующий тайм-менеджмент только расставлял акценты во втором правиле Альберти. Например, наряду с критерием важности появился критерий срочности. К слову, он вряд ли появился бы, если бы не ряд изобретений: карманный календарь, наручные часы, ежедневник-книжка и т. п.

    Это генерал Дуайт Эйзенхауэр. У него за спиной две мировые войны, два президентских срока и одна матрица Эйзенхауэра. А чего добился ты?

    Если рассматривать срочность и важность отдельно (для Альберти, вероятно, они были тождественны), можно прийти к матрице классификации задач, изобретение которой принято приписывать президенту США в 1953–1961 гг. генералу Дуайту Эйзенхауэру (1890–1969). Насчет занятий старины Айка (так называли генерала друзья) педагогикой или архитектурой точно ничего не известно, но за его плечами две мировые войны и два президентских срока. Немало успел, чего уж тут говорить. Американским военным, которым во время Второй мировой войны приходилось перебрасывать из одного полушария в другое огромные количества людей, техники, грузов, да и просто обрабатывать большие объемы информации, современный бизнес обязан рядом достижений — от менеджмента до логистики и коммуникаций. Так что старина Айк, конечно, не титан Возрождения, но мы ему тоже кое-чем обязаны.

    Тайм-менеджмент от Office Life:
    Матрица Эйзенхауэра

    Генерал Эйзенхауэр делил планируемые задачи на четыре категории: 1) срочные и важные; 2) важные, но несрочные; 3) срочные, но неважные; 4) неважные и несрочные. Задачи группы 1 лучше решать сразу и лично, никому не делегируя. Задачи группы 2 Эйзенхауэр считал самыми удобными для решения — человек в режиме работы над задачами группы 2 полезен и эффективен. Задачи группы 3, отнимающие время, но не приносящие ощутимого эффекта, генерал делегировал. Задачи группы 4 просто вычеркивал.

    Матрица Эйзенхауэра

    Матрицы Эйзенхауэра уже достаточно, чтобы привести дела в порядок и загнать хронофагов туда, где им и положено находиться. Производимые им операции ничуть не сложнее, например, аналитических усилий маркетолога торговой сети (АВС-анализ, XYZ-анализ и прочая проза жизни). Беда в том, что анализируете вы не ассортимент чужого магазина, а собственную деятельность. Из-за этого возникает проблема целеполагания: что мы считаем задачами и как намерены с ними работать. Однако давайте предположим, что с целеполаганием у нас все хорошо, как у старины Айка. Вот он, список задач. Лежит, начертанный большими буквами поперек монитора или ежедневника. Кроме того, от времен Альберти до времен Эйзенхауэра прогресс сделал значительный рывок вперед — сегодня он позволяет вам производить точный хронометраж каждого события или действия. Когда на свет появился современный тайм-менеджмент, первый его совет гласил: хронометрируйте любую свою операцию. Во-первых, анализ затрат невозможен без их измерения, во-вторых, хронометраж здорово дисциплинирует. Кажется, если у вас в руках секундомер, хронофаги близки к разоблачению — и вы вот-вот схватите их за хвост!

    Тайм-менеджмент от Office Life:
    работа над вчерашними ошибками

    Расписываем по пунктам (действие + хронометраж) только что прожитый стандартный день (выходные не в счет). Те действия, которые направлены на решение запланированных задач либо полноценный отдых, выделяем цветом. Все, что не маркировано, — хронофаги, затраченное на них время — ваша жертва им.

    Если все так просто в теории, то почему все так сложно на практике? Если вы нагуглите на любом из специализированных сайтов семь и более основных принципов современного тайм-менеджмента, то подтвердится наша догадка о том, что человечество пять веков просто развивало и конкретизировало два правила Альберти. Увы, но тайм-менеджмент — даже самый эффективный — всегда спотыкается о субъективные препятствия: цели, задачи, приоритеты, творчество (личный план, личные правила и пр.), представления об отдыхе. Это — как камни на дороге: за каждым таится стая хронофагов, пожирающих ваше личное время. Камни можно убрать, но легче обойти. Человеку, борющемуся с хронофагами посредством смены мессенджера или отказа от СМИ, стоит понять: рациональнее выстроить новый маршрут, менее затратный и более удобный, чем кружить с танцами и приседаниями вокруг каждого отдельного препятствия. Вам нужна система, опирающаяся на анализ вашего опыта организации личного времени, его сильных и слабых сторон. С этого начинается тайм-менеджмент и заканчиваются всякие хронофаги.

    Тайм-менеджмент от Office Life:
    7 главных принципов

    1. Планируйте свои действия.
    2. Формулируйте желаемый результат в конкретные цели и задачи.
    3. Фиксируйте свой план действий.
    4. Расставляйте приоритеты.
    5. Фокусируйтесь на главном.
    6. Анализируйте свой опыт. Создавайте собственные правила.
    7. Планируйте свой отдых.

    Где живут хронофаги?

    Здесь мы подходим к самому интересному — причинам зарождения и размножения хронофагов. Вывод, напрашивающийся сам собой, уже фигурировал в статье, но стоит его повторить еще и еще раз: главные хронофаги — это мы сами. Хронофаги плодятся потому, что мы совершаем ошибки в тайм-менеджменте — иногда в единственном числе, иногда сразу целый букет. Их невозможно избежать — можно только минимизировать. При этом ошибки индивидуальны, поэтому лайфхаки по борьбе с хронофагами так редко срабатывают.

    Хуже того, все наши косяки и баги, плодящие хронофагов, взаимосвязаны: скажем, прокрастинация и попытка одолеть все проблемы одним махом — частные случаи неправильного планирования или исполнения планов. У менеджеров среднего звена делегирование очень часто упирается в дефицит полномочий по контролю — и это вопросы уже к вашему боссу. Любой управленец, чей карьерный рост был последовательным и размеренным, не свободен от соблазна делать или контролировать все самостоятельно, не делегируя кому-либо. Когда от вышестоящей инстанции нижестоящей спускается план какой-либо реорганизации, в отсутствие полной информации внизу обычно откровенно тянут резину — как из-за инстинктивного желания остаться в зоне комфорта, так и потому, что не могут себе представить, например, зачем собственник переходит на МСФО или интегрирует принадлежащие ему бизнесы в холдинг. Перед избыточными коммуникациями бессильны даже очень очень-очень успешные бизнесмены. Попытка сделать все одним махом чаще всего чревата полной утратой интереса к проекту и эмоциональным выгоранием: взявшись сразу за несколько крупных дел, вы потерпите сразу несколько чувствительных поражений. И все-таки страшнее всего, наверное, путаница с целями и приоритетами — и, видимо, об этом Office Life подготовит отдельную статью.

    Перечень главных хронофагов, кочующий из публикации в публикацию (даже в «Википедии» есть одноименная статья, также являющаяся хронофагом!), мы сократили, подредактировали и снабдили пояснениями. Все они сводятся к тому, что нужно планировать, расставлять приоритеты и дисциплинировать себя, а не идти по пути частных решений мелких проблем. Главному хронофагу — нам самим — не хватает навыков рефлексии, самоанализа, методичности. И времени тоже, кстати, не хватает.

    Тайм-менеджмент от Office Life: топ-10 хронофагов

     №  Типовая ошибка  Последствия
     1  Нечеткая/ложная постановка цели Если вам не очень ясна цель, вы не сможете найти оптимальный вариант ее достижения.
     2 Отсутствие приоритетов / ошибка в их выборе Если у вас все дела важные и срочные, вы либо не сделаете их, либо не успеете взяться за них.
     3  Неправильное планирование Если план плохой, он не будет выполнен. Если не выполнять хороший план, он тоже не будет выполнен.
     4  Попытка все сделать за один раз  Плохой план: ведет к перегрузке и краху любого начинания.
     5  Прокрастинация Плохой план: вечное откладывание на потом приводит к тому, что когда оно заканчивается, наступают перегрузка и крах всего.
     6  Неспособность сказать «нет»  Ломает все — целеполагание, планирование, приоритеты и т. п.
     7  Избыточная коммуникация Она захлестывает, перехлестывает и чаще всего приводит к остальным девяти типовым ошибкам.
     8  Неполная/несвоевременная информация Целеполагание, приоритеты, планирование идут прахом из-за того, что вы не обладаете всей полнотой сведений о цели и ее достижении.
     9  Отказ от делегирования / делегирование без контроля Задача не будет выполнена, поскольку вы ее или не передоверили, или передоверили не тому, кому следовало бы.
     10 Отсутствие самоорганизованности и самодисциплины  Если вы не можете ни планировать, ни выбирать приоритеты, ни заставлять себя говорить «нет», все пойдет прахом в любом случае.

    Хронофагомахия, или Круг замыкается

    Дело в том, что борьба с хронофагами — хронофагомахия, если называть ее на греческий манер, — сама является хронофагом, поскольку в отсутствие регулярного менеджмента предлагает частные решения частных проблем. Если подчиненный слишком многословен и общение с ним эмоционально затратно, его легко уволить. Но найти на его место другого, столь же компетентного, однако менее многословного, уже заметно сложнее. Проблема решается, если ставить задачи и делегировать полномочия письменно, но это уже просто классический менеджмент, без приставки «тайм».

    Цитата дня

    Время, отпущенное каждому из нас, ограничено: в течение дня — нашими физиологическими потребностями, в течение жизни — неумолимым старением и приближением смерти. Время нужно ценить.

    Или, например, любимые советы из серии «подключите мессенджер», «настройте почтовый клиент» и т. п. Наша задача не в том, чтобы обеспечивать производителя ПО спросом, а в том, чтобы сортировать информацию по важности/срочности и фильтровать ее по соответствию задачам и целям. Могут ли действовать разные коммуникационные каналы для разных категорий сообщений? Могут ли существовать разные аккаунты и почтовые ящики, папки и т. п. с разной важностью и срочностью? Всегда ли стоит оглядываться на подсказки органайзера смартфона или адресной книги? Или стоит расставить приоритеты по-своему? Это все уже технические детали — как удобнее осуществлять сортировку и фильтрацию.

    Если вы управляете не только своим, но и чужим временем, не игнорируйте биоритмы и потребность в отдыхе. Полностью одолеть хронофагов не удастся — и это особенно заметно на чужом примере. Человек — не механизм. Да и нет еще на земле механизма, КПД которого был бы равен 100%. Вам все равно придется приносить в жертву хронофагам какую-то часть своего драгоценного времени — вопрос в том, сколько вы им готовы отдать. Посмотрите, например, какова разбежка в оценке прожигания времени офисными работниками.

    Справка office Life

    По данным исследования OnlineMBA.com, 3 часа в стандартном 8-часовом дне офисного работника отдано хронофагам: 44% этого времени занимает интернет-серфинг, 23,4% — общение с другими работниками, 3,9% — просто отдых, 1,3% — поиск другой работы. Опрос The American Time Use Survey, попытавшейся оценить чистое время безделья в офисе, дал средний результат 34 минуты в день, за вычетом результатов сотрудников, которые утверждают, что не отвлекаются, — 50 минут, из которых половина была истрачена на обед, половина — на досуг.

    А вы, кстати, убеждены в том, что чудесные сотрудники, уверяющие The American Time Use Survey, что они совсем-совсем не отвлекаются, говорят правду? Чем больше продолжительность труда, тем выше потребность в отдыхе. Еще нюанс: пожилые сотрудники, для которых лишние телодвижения обременительны, тратят на хронофагию гораздо меньше времени, чем наивный и восторженный молодняк. Почему? Во-первых, опыт, во-вторых, осознание проблемы по мере увеличения возраста. Это также стоит закладывать в расчеты. Давайте бороться с хронофагами вместе — системно и в частности. Журнал Office Life готов принести на алтарь этой борьбы цикл статей по целеполаганию, тайм-менеджменту, прокрастинации, делегированию полномочий.

    Фото: fineartamerica.com, lamentable.org, inburg.ru, biografieonline.it

    Познакомьтесь со своими хронофагами — Лайфхакер

    Возможно, вы никогда не слышали этого слова — «хронофаги», но они, поверьте, ежедневно присутствуют в нашей жизни.

    Хронофаги — термин, пришедший из тайм-менеджмента, — это пожиратели времени или, другими словами, всё то, что вас отвлекает от нужных и запланированных дел.

    Разновидностей хронофагов бесчисленное множество, и так как все мы разные и у каждого свои заморочки, то и хронофаги у нас могут быть совершенно различными. Но даже несмотря на это, можно выделить наиболее распространённых поглотителей нашего времени.

    Кроме повсеместных хронофагов (социальные сети, телевизор и т. д.), которые достаточно банальны для того, чтобы долго о них рассказывать, существуют и другие пожиратели наших часов и минут, которым стоит уделить внимание. Давайте познакомимся с ними.

    Подумайте о своих увлечениях

    Ваши увлечения — это, конечно же, то, что приносит радость и разнообразие в вашу жизнь. Но задумывались ли вы когда-нибудь о том, сколько времени занимают ваши хобби?

    Когда я пыталась вычислить своих хронофагов, оказалось, что мой самый активный хронофаг — это моя любимая музыка. Именно из-за неё я пару десятков раз опаздывала на работу, на встречи с друзьями, а однажды даже чуть не опоздала на поезд — настолько заслушалась любимыми композициями, что проехала остановку вокзала.

    Вторым моим хронофагом, как это ни странно, оказалось такое полезное занятие, как чтение. Читать я люблю с раннего детства, в школе и университете «читабельные» часы я устраивала себе на скучных уроках и парах. Сейчас же, когда это прекрасное время прошло, часы для чтения приходится красть у сна. Нередко замечаю, что могу засидеться с книгой до четырёх утра, когда в восемь нужно уже вставать.

    Давайте выясним, являются ли ваши увлечения полезным хобби, или это хронофаг, на который нужно тратить гораздо меньше времени.

    Возьмите листок бумаги и разделите его на четыре колонки.

    В первой колонке запишите все свои увлечения и хобби.

    Во вторую колонку внесите все преимущества, которые эти занятия вам дают (вы так отдыхаете, это помогает вашему самообразованию, так у вас поднимается настроение и т. д.).

    В третью колонку запишите время, которое вы (в среднем) тратите на них в день, неделю, месяц.

    Полюбуйтесь на получившуюся картину. Если вы понимаете, что ваши хобби никак не мешают работе и другим вашим важным делам, — вы счастливый человек, так как ваши увлечения не являются хронофагами. Если же, наоборот, вы видите, что ваши увлечения отнимают у вас слишком много времени (и причём не только свободного), переходите к четвёртой колонке.

    В четвёртой, самой важной, колонке вам необходимо будет порефлексировать на тему того, как загнать свои увлечения в определённые временные рамки. Установите себе чёткие границы: читать (смотреть сериалы, играть в видеоигры и т. д.), если это будний день, два часа перед сном, например. За каждое отклонение от временной нормы «выписывайте себе штрафы»: если вы сегодня играли в компьютерные игры на 30 минут дольше, завтра вы будете играть на час меньше. Метод кнута и пряника, как известно, на человека действует весьма эффективно.

    Поймите, умеете ли вы говорить «нет»

    Неспособность сказать «нет» — это один из самых враждебных хронофагов. Только вспомните, сколько времени вы потратили из-за того, что боялись показаться невежливыми и подписывались на то, делать чего не было ни времени, ни желания.

    Избавиться от этого хронофага проще, чем может показаться на первый взгляд. Для этого вовсе не нужно придумывать себе мифические срочные дела или прятаться от докучливых друзей, знакомых и коллег.

    Возьмите листок бумаги и нарисуйте свой день. Да-да, именно нарисуйте: вот эти восемь часов вы потратите на работу. Закрасьте их цветным фломастером и напишите большими буквами слово «работа». А вот эти восемь часов (в идеале) вы потратите на сон. В резерве у вас остаётся ещё восемь часов, которые вроде бы вы можете потратить по своему усмотрению. Но не тут-то было: вспомните про утренние сборы, про временные затраты на дорогу… список можно продолжать долго.

    Когда вы нарисуете весь свой день, может так получиться, что у вас останется всего около часа свободного времени. Думаю, вас не очень обрадует перспектива потратить эти 60 минут не на себя, а на дела другого человека, у которого, если вспомнить, те же 24 часа в сутках, что и у вас.

    В следующий раз, когда кто-то решит нагрузить вас своими делами, смело показывайте ему своё художество. В большинстве случаев другому человеку всё становится ясно от одного взгляда на вашу «жизненную картину» и он не станет настаивать на своей просьбе.

    Стремление успеть всё, везде и сейчас

    …не самое лучшее стремление. Все мы в какой-то степени перфекционисты, и абсолютно все мы хотим продемонстрировать другим людям свою важность, значимость и незаменимость. Принимаясь сразу за несколько дел одновременно, мы забываем, что наши возможности не безграничны. Мы думаем, что это круто — делать так много, но на самом деле мы демонстрируем очень большую слабость — неумение планировать и расставлять приоритеты.

    Конечно, в жизни всегда должно оставаться место для спонтанностей и неожиданностей, но вот рабочие дела — это то, что всё-таки стоит планировать чётко и заранее. Определите, что для вас приоритетнее, а что не настолько важно. Не отклоняйтесь от своего плана, когда приступите к выполнению задач.

    Вы — свой самый главный хронофаг

    Замечали ли вы, что очень часто сами впустую тянете своё время? Вам нужно сесть и написать этот отчёт, а вы вместо этого придумываете себе другие «срочные» дела. Да, прокрастинаторы из нас всех весьма и весьма неплохие. Обуздать врождённую человеческую способность вечно откладывать всё на потом вам помогут семь простых советов.

    Хронофаги, от которых не получится избавиться

    К таким пожирателям времени относятся, к примеру, дорожные пробки и очереди. В нашей жизни они неизбежны, и как-либо повлиять на них мы не в силах. Зато мы можем извлечь пользу из времени, которое приходится на этих хронофагов тратить.

    Стоите в пробке? Позвоните родителям, к которым уже две недели не заглядывали. Сидите в очереди в районной поликлинике? Займите место за кем-либо и выйдите подышать свежим воздухом. Вариантов много.

    Время — это один из самых бесценных человеческих ресурсов. Старайтесь использовать его с большей пользой для себя.

    А какие хронофаги и способы борьбы с ними известны вам? Делитесь в комментариях.

    Триумф хронофагов – Агеев Александр Иванович

    Разговорчивость, превосходящая разумные рамки, становится бестактной аномалией и даже заболеванием. Оснащенная по последнему слову информационной техники (телефонами, планшетниками и прочими гаджетами, социальными сетями, скайпами и т.п.), она превращается в эпидемию. Кто пытался проанализировать контент невероятно увеличивающегося общения? Пустоты, бессмыслицы и глупости и прежде было, вне сомнения, вполне достаточно в межчеловеческом общении. Но общий процесс лавинообразного роста массивов информации с появлением компьютеров, сетей и новой телефонии сопровождается не менее грандиозным наращиванием оборотов глупости и бессмыслицы.

    Хронофаги (поглотители, пожиратели времени) — это термин из теории управления временем, обозначающий любые объекты, отвлекающие от основной деятельности. Они могут быть одушевленными (например, коллеги с досужими разговорами, друзья с пустыми звонками, заказчики, любящие поболтать) или неодушевленными (компьютерные игры, телевизор).

    К наиболее распространенным хронофагам относится многое: это нечеткая постановка цели и отсутствие приоритетов в делах, неясные ожидания о задачах и путях их решения, плохое планирование рабочего графика, «заваленный» письменный стол, неэффективное хранение документов и другой информации, неумелое разделение труда, выполнение чужой работы, неспособность сказать «нет», отрывающие от дел телефонные звонки, письма и разговоры, неумение доводить начатое до конца, неэффективные совещания, конференции, пустопорожние заседания, привычка откладывать исполнение дел, отсутствие контроля за поручениями и многое-многое другое (см.: Зайверт Л. Ваше время — в Ваших руках. М., 1995).

    Практически в любой организации можно легко обнаружить симптомы хронофагии. Самые лучшие ее детекторы — дети. Их лица — самый точный осциллограф этой болезни. Но и лица взрослых легко отражают диагноз. Духlessовщина — тому наглядный пример. А более общая и фундаментальная причина хронофагии — антропологическая.

    Главное, что отличает человека от иных нам известных существ, — его речевой аппарат. Именно речь, то есть свойство общественности, общительности, и сделала человека столь влиятельным фактором на Земле, вплоть до превращения в геологическую силу, как показал В. Вернадский.

    Многое в человеческом сознании и подсознании имеет невербальный, неречевой характер. Интуиция, озарения, догадки… Многое в сознании опережает работу речевого аппарата. Но столь же многое является следствием свернутой речи, своего рода «сухим остатком» более или менее витиеватых речей. Это маркер опыта, знаний, мудрости, подпочва эрудиции, остроумия, глубины и оригинальности мысли и творчества.

    Профессионалы в области обработки информации из необъятного потока совершенно сознательно, применяя определенные техники и алгоритмы, вычленяют данные и знания, руководствуясь параметрами порядка, общими и специфическими для разных областей. Главное — найти это главное в хаосе информационных шумов.

    В обычной непрофессиональной жизни структурирование реальности обычно происходит непроизвольно. Но в любом случае за каждым экстрактом из бездонного информационного поля есть смысловая матрица. Именно она дает мозгу и всем сенсорам человека рамку и фреймы, интенсивность работы.

    Хронофагия — это глобальная эпидемия обессмысливания, все большего  отдаления человека от своей сути, от смыслов своей жизни. Понимание, действительно, — самый редкий ресурс, как сказал П. Кругман. Но еще ценнее как ресурс время, которое не что иное, как фундаментальное свойство жизни. Слишком часто и слишком многим прожигание жизни в пестрой кавалькаде хронофагов кажется самой жизнью. А на поверку — это всего лишь иллюзия. Чужая матрица.

    «Оглянись, незнакомый прохожий…»

     

     

    #хронофагия Instagram posts (photos and videos)

    Самое дорогое в жизни это… ⠀ Куку мои дорогие❗ 🗣Какое воровство вы никогда бы не простили❓ Думаю, что рано или поздно, вы ответите — воровство времени. Ведь это самый частый и опасный вид воровства ⠀ ХРОНОФАГИЯ — пожирание времени — это тихая чума информационного века. Носителями ХРОНОФАГИИ являются ХРОНОФАГИ. ⠀ В роли ХРОНОФАГОВ могут выступать как одушевленными (например, коллеги с досужими разговорами, друзья с пустыми звонками, заказчики, любящие поболтать и т.д.), так и неодушевленные (интернет, компьютерные игры, телевизор, радио и др.) объекты, мешающие и отвлекающие от основной деятельности (работы и других запланированных дел). ⠀ Если подробнее, то человек-ХРОНОФАГ — это чаще всего человек, который, не имея серьезных занятий и не зная, что делать с собственным временем, принимается пожирать ваше… 🚩Это бессмысленное создание, общение с которым не дарит вам радости, не обогащает и не делает вас лучше. 🗣Он выедает вам мозг занудными сообщениями или просто тупым молчанием. От общения с ХРОНОФАГОМ портится ваше самоощущение, часто болит живот, может появиться чувство тошноты и накатывает тоска. 👉Таких людей надо избегать. ⠀ Кроме ХРОНОФАГОВ-людей, существуют ХРОНОФАГИ-вещи и ХРОНОФАГИ-явления. ТЕЛЕВИЗОР, КОМПЬЮТЕР, ВЫБОРЫ, ИНТЕРНЕТ и другие вещи, изобретенные когда-то с благими намерениями, могут в тех или иных обстоятельствах становиться ХРОНОФАГАМИ и уничтожать наше с вами время в промышленных количествах. ⠀ Вот сейчас, читая этот пост, вы могли бы испытать выше перечисленные симптомы, но к вашему счастью мой блог о полезном, поэтому не пожалейте ❤ЛАЙК 🚩Благодарю😍 ⠀ Итак, САМОЕ ГЛАВНОЕ, ЧТО СТОИТ ЗАПОМНИТЬ! ⠀ Вступая в контакт с ХРОНОФАГАМИ, вы обмениваете ваше время на НИЧТО. Время просто уходит, растворяется, исчезает. Вы, оглядываясь, не видите даже руин. Не остается ни памятников искусства, ни полезных изобретений, ни приятных воспоминаний…просто НИЧТО. ⠀ Поэтому, мои дорогие, если вы чувствуете, что ваше время тратят зря, бегите! Бегите, что есть силы. Не жалейте, не жертвуйте тем драгоценным, что у вас есть. ⠀ Таких дней, часов, минут, секунд…моментов, больше не будет НИКОГДА. ⠀ Вот кстати вспомнил момент из детства. ⠀ 🔛листайте🔛карусель🔛

    ХРОНОКРАТИЯ И ХРОНОФАГИЯ


    Share this article with friends
    Заглавие статьи ХРОНОКРАТИЯ И ХРОНОФАГИЯ
    Автор(ы) ДМИТРИЙ АНДРЕЕВ, ВАДИМ ПРОЗОРОВ
    Источник Политический класс,  № 9, Сентябрь  2007, C. 100-108

    Две метафоры одного межсезонья

      
      
     Я - лучшая из всех немыслимых утопий... 
      
     

    Иосиф Бродский

      
      
     Метафора, из всех известных фигур самая  
     острая и редкая, единственная способна  
     производить Изумление, из коего родится  
     Услада, как при смене декораций в театре. 
      
     

    Эмануэле Тезауро

    Если какое-то слово вдруг начинает произноситься в публичной риторике чаще обычного, значит, оно, или точнее, тот круг образов, значений, смыслов и ассоциаций, который с ним связан, зачем-то востребован. В минувшее летнее межсезонье в общественной атмосфере вдруг чаще обычного зазвучало слово «утопия», казалось бы, накрепко засевшее в обойме штампов, характерных для советской эпохи (в качестве негативного противопоставления тогдашней действительности), перестроечной вакханалии (по-прежнему с отрицательным оттенком, но уже, напротив, как обличение советского эксперимента) и постперестроечного предчувствия гражданской войны (из-за ударного строительства бандитского капитализма в одной отдельно взятой стране). В начале июня с лекцией «Русская политическая культура. Взгляд из утопии» перед академическим сообществом выступил Владислав Сурков. А московское метро примерно в это же самое время было завешено рекламными бордами, на эпатажной смеси латиницы и кириллицы возвещающими о грядущей в октябре премьере сезона на сцене РАМТа — пьесе Тома Стоппарда «Берег Утопии».

    От утопии к хронократии

    Лекция «Русская политическая культура. Взгляд из утопии» придает завершенность всей концептуальной конструкции, выстраивающейся Сурковым начиная с выступления «Суверенитет — это политический синоним конкурентоспособности» в феврале 2006-го. Можно сказать даже еще определеннее — именно после июньского «взгляда из утопии» на «русскую политическую культуру» суверенная демократия приобрела ту составляющую, без которой любая идеология пригодна разве что для латания конъюнктурных дыр, да и то лишь в ситуации иллюзорного углеводородного благополучия. Эта составляющая лучше всего определяется в категориях эзотерики, апокрифа, религии, мистики, то есть той области человеческого бытия, которая не верифицируется практикой. Или, точнее, верифицируется, но в таких пространственно-временных измерениях, в каких человек обыденный чувствует себя крайне неуютно. Да и само представление о практике в этих измерениях оказывается совершенно отличным от взгляда, устоявшегося в линейной эмпирике.

    Чтобы обосновать право России на собственное понимание демократии, Сурков выходит на глубинные отличия, существующие между нами и Западом. Отличия, проявившиеся еще много веков назад в расхождениях между Платоном и Аристотелем и сводящиеся к противопоставлению синтеза и анализа, образности и логики, идеализма и прагматизма, общего и частного, интуиции и рассудка. Из этой констатации делается совершенно прикладной вывод о том, что холистическая, синтетическая, интуитивная, идеоцентричная русская культура требует адекватной своим особенностям политической практики, основанной на централизаторских началах, персонификации институтов и идеальных смыслах.

    Данным особенностям посвящена значительная часть статьи — но вовсе не в них изюминка текста. Кульминация выступления заключалась в другом, а именно: в дерзновенной попытке превратить будущее — то есть с приземленной точки зрения то, чего еще нет и в помине, — в самоценный ресурс развития. Действительно, если «культура — это судьба», причем судьба, предрешенная своего рода «генетической формулой», если она дает «уникальный

    код доступа к будущему», то это самое будущее как бы уже существует, оно, как и прошлое, входит в пространство культуры. И отсюда делается главный вывод: Россия нуждается в новой модели движения в истории.

    Такая модель предполагает отказ от представления о настоящем как о прошлом, дотянувшемся через разветвленную цепочку причинно-следственных связей до текущего момента. Или по меньшей мере отказ от абсолютизации подобного представления. Не пятиться, обращаясь спиной к будущему и бредя наугад, соизмеряя маршрут исключительно с уже пройденными вехами пути, но полагаясь на свершившееся как на исходную данность, корректировать свои шаги в соответствии со знаками того единственного грядущего, которому суждено быть выбранным из огромного множества разбегающихся в разные стороны гиперссылок. Иными словами, как бы перенести себя в будущее, чтобы смотреть на настоящее с тех же самых позиций, с каких обычно из настоящего взирают на прошлое.

    Вот это и есть «взгляд из утопии», о котором говорит Сурков. Правда, при этом тут же оговаривается, что утопия в данном случае понимается им несколько иначе, чем обычно, — не в качестве чего-то несбыточного в принципе, но как нечто достижимое, пускай и с невысокой степенью вероятности, причем достижимое предпочтительное, желательное. То есть утопия Суркова — это, скорее, мечта, со всеми свойственными этому слову в русском языке значениями. Или, по определению самого автора, «проекция русской культуры на предстоящую историю».

    Такая проекция лучше всего высвечивает всю бесперспективность модернизации как режима развития для России. Режима, сводящегося к нескончаемому улучшению изъянов и недоделок минувшего и потому воспринимающего будущее как всего лишь отремонтированное или в лучшем случае подвергнутое апгрейду прошлое. Вместо модернизации России, по словам Суркова, требуется «сдвиг всей цивилизационной парадигмы» — отдание безусловного приоритета нелинейному восприятию времени. Восприятию, присущему как раз религиозному взгляду на жизнь — с его нераздельностью исторического времени на прошлое, настоящее и будущее и одновременной неслиянностью каждой из этих трех составляющих для конкретной человеческой личности. Именно такие нераздельность и неслиянность делают возможным сосуществование умерших, живущих и еще не родившихся в замысле Творца. («Зародыш мой видели очи Твои; в твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было». Пс. 138, 16.) А постоянное соотнесение переживаемой реальности с неким неизбежным грядущим — это ли не эсхатологический взгляд на жизнь?

    Конечно, «взгляд из утопии» — это взгляд светский. Но светскость его весьма условна из-за вторжения в области, которые светская культура обычно избегает или описывает как нечто внешнее по отношению к себе. Такому взгляду требуется совершенно новый инструментарий. И в этом смысле слово «утопия» плохо соответствует той смысловой нагрузке, какая на него возложена в данном контексте. В русском языке оно имеет вполне определенное, преимущественно негативное значение. «Трудности перевода», о которых говорит Сурков, наглядно проявляются в случае с заимствованием образа утопии для обозначения будущего, обладающего креативной миссией в отношении настоящего. Однако эта неудачная метафора ничуть не снижает главной эвристической заслуги текста, оказывающегося, по сути, практическим руководством по хронократии, то есть — преодолевая «трудности перевода» с древнегреческого и отталкиваясь от где-то созвучного по своему значению понятия Айзека Азимова — по выстраиванию особых отношений со временем, своего рода сотворчества, при котором человек создает будущее по проектам, почерпнутым из этого же самого будущего, а не из прошлого и даже не из настоящего.

    Понятно, что такая повестка дня ориентирована на весьма эксклюзивные человеческие качества. Но это обстоятельство — если мы задумываемся о хронократии всерьез — преодолимо. Безусловно, не путем тиражирования, а через установление в качестве определенного поведенческого кодекса представления о предельности как о естественной и единственно возможной мотивационной планке для некоей критической массы людей. Новая элита? В каком-то смысле да, но только отличающаяся от всех остальных не правами и привилегиями, а неспособностью жить не на пределе своих возможностей. Такие «предельщики» обыкновенно накоротке с будущим — они уже живут в нем и выносят на себе все «трудности перевода» с будущего на настоящее. Но эти мысли слишком далеко отходят от заявленной в лекции проблематики «взгляда из утопии». Правда, и полтора года назад, на момент определения новой идеологии в рамках суверенитета и конкурентоспособности, слово «утопия» (и уж тем более понятие «код доступа к будущему») казалось невозможным в устах высокого государственного чиновника.

    Театр хронофагии

    Пьеса Стоппарда имеет много уровней прочтения и восприятия. Предлагаемая ниже интерпретация — возможная, но далеко не единственная из допустимых. Вместе с тем чуть ли не зеркальная про-

    тивоположность смыслов, распакованных с помощью этой интерпретации, «взгляду из утопии» Суркова лишний раз заставляет задуматься над тем, что труднообъяснимые взаимосвязи — это факты именно непонятные, но не надуманные и потому не существующие. Особенно если они возникают чуть ли не одновременно. К тому же герои Стоппарда — это хрестоматийные представители «русской политической культуры» XIX века. Разумеется, очень творчески истолкованные британским автором и потому не во всем совпадающие со своими реальными прототипами.

    Если «взгляд из утопии» предполагает преодоление тоталитаризма настоящего как непреложного момента истины, выносящего приговор прошлому и придумывающего для себя наиболее удобный сценарий будущего, то Стоппард, похоже, манифестирует прямо противоположный взгляд. Драматург вкладывает в уста Герцена буквально панегирик сиюминутной реальности. И произносятся эти слова в контексте, который в силу своей эмоциональной напряженности не располагает к дискуссии по поводу сути произнесенного. Если же отвлечься от конкретной ситуации, то сказанное этим героем «Берега Утопии» звучит весьма двусмысленно. Герцен вспоминает своего погибшего ребенка и утверждает: «Оттого что дети взрослеют, мы думаем, что их предназначение — взрослеть. Но предназначение ребенка в том, чтобы быть ребенком. Природа не пренебрегает тем, что живет всего лишь день. Жизнь вливает себя целиком в каждое мгновение. <…> Только люди хотят быть хозяевами своего будущего. <…> Ведь должна же непредсказуемость течения миллионов ручейков случайности и своеволия быть уравновешена прямым как стрела подземным потоком, который всех нас несет туда, где нам назначено быть. Но такого места на Земле нет, потому оно и зовется Утопией». То есть как бы исподволь, ненароком ценность жизни (или времени как такового) подменяется здесь ее бесцельностью. Осмысленность — исключительным значением ситуации ad hoc. Целеполагание, облеченное в форму любой проектности, — утопией.

    Время в пьесе выступает вообще какой-то маргиналией, курьезом и как таковое обнаруживается в декларациях, вызывающих к себе ироничное отношение да к то-

    му же еще произносимых героями, степень непохожести которых на реальные фигуры русского XIX века навязчиво бросается в глаза. Возьмем, к примеру, Тургенева. У Стоппарда он прежде всего одержимый охотник, то и дело постреливающий «из пальца» в якобы пролетающих птиц, и сентиментальный воздыхатель Полины Виардо. Не просто пресловутый «кающийся дворянин», но буквально слепок со своего неудачливого героя из «Аси», едко прозванного Чернышевским «наш Ромео». Среди малозначащих реплик и пустых пересудов стоппардовский Тургенев произносит одну примечательную фразу: «Я всегда думаю, что наше положение в России не безнадежно, пока у нас еще есть в запасе двенадцать дней». Понятно, что здесь намекается на различие между юлианским и григорианским календарями. Однако эти слова в общем вневременном контексте пьесы могут пониматься и несколько иначе. Да, русская культура располагает своего рода запасным временем, которое может быть на что-либо употреблено. Однако это время неправильное, ошибочное, возникшее из-за упрямства косной власти, всецело повинующейся в данном конкретном вопросе мракобесам в рясах. В то же самое время огромная империя существует как бы вне времени, не совпадая по своему календарю со всем остальным миром, который уже давно сверил свои часы с правильной скоростью оборота Земли вокруг Солнца. Иными словами, мы не просто пребываем вне времени, мы еще застряли в дурном времени и мним данное обстоятельство собственным достоинством.

    Вообще при чтении «Берега Утопии» не проходит ощущение того, что время в этой пьесе как бы растворяется в калейдоскопических переменах сиюминутных сцен и декораций. Быт пожирает время и, следовательно, ввергает мир в какую-то странную безвременную пустоту, тут же заполняющуюся интеллектуальным хламом наподобие фантасмагорических химер русских псевдогегельянцев. В этих химерах легко угадываются вовсе не дискуссии 30 — 40-х годов позапрошлого века, а постмодернистские игры эпохи после «смерти автора», сосредоточенной на получении «удовольствия от текста». Белинский в пьесе экзальтированно восклицает: «Про-

    пади она пропадом, эта общественная цель. Нет, я имею в виду, что литература может заменить, собственно, превратиться в… Россию! Она может быть важнее и реальнее объективной действительности. <…> Вы понимаете, о чем я? Когда при слове «Россия» все будут думать о великих писателях и практически ни о чем больше, вот тогда дело будет сделано». Когда быт (пускай и подернутый налетом интеллектуализма, но от этого не перестающий оставаться всего лишь только бытом и ничем более) пожирает время, возникает острая потребность в некоем суррогате, заменяющем собой привычные измерения жизни. Почему бы не использовать для этой цели литературу — именно как другую реальность?

    Если употребленное выше слово «хронократия» заимствовано для данной статьи у Айзека Азимова, то для характеристики всего того, что происходит со временем у Стоппарда, очень точно подходит выражение «хронофагия», то есть пожирание времени, его уничтожение. Любопытно также, что однозначно негативные персонажи пьесы так или иначе соотносятся с понятием времени. Например, литературное детище Тургенева — Базаров — материализуется и вступает в разговор со своим создателем. Сама беседа между писателем и его героем не выходит за рамки хрестоматийных постулатов нигилизма и расхожих суждений его критиков, однако в самом ее конце Тургенев вдруг неожиданно выходит за пределы дискурса XIX века и называет Базарова «будущим, которое пришло раньше срока».

    Да, реальные нигилисты пореформенной России явились будущим по отношению к России дореформенной. Если оставить в стороне моральную оценку (кстати, весьма неоднозначную) этого явления, то можно сказать, что оно стало определенным этапом в развитии общественной мысли России. У него были свои предшественники и последователи. И кстати, последователи далеко не во всем пошли путем тех, для кого тургеневский герой стал кумиром, достойным подражания. В пьесе такое нигилистическое будущее оказывается не просто преждевременным, но еще к тому же и дурным, отвратительным. Если же еще принять во внимание, что для героев Стоппарда неким положительным идеалом, возникающим

    на месте съеденного времени, оказывается быт, то это преждевременное будущее несет с собой еще и собственный антибыт. «Я не хочу вашего блеска, — возражает Герцену Чернышевский. — Меня от него тошнит. Я хочу черного хлеба фактов и цифр, анализа. <…> Вы и ваши друзья вели привычную жизнь представителей высшего класса. <…> Вам нравилось быть революционерами, если только вы ими действительно были. <…> Мне не нравится моя жизнь». Если преждевременное и дурное будущее столь агрессивно вторгается в привычный и устоявшийся мир, то зачем нужно такое будущее? И зачем нужно будущее вообще, если оно приходит в обличье такого зверя?

    В финальной сцене «Берега Утопии» псевдоморальная хронофагия в лице Герцена дает отповедь карикатурно представленной хронократии (позволим себе привнести в анализ стоппардовской пьесы это понятие), отстаиваемой Марксом. Последний, говоря о гипотетической возможности развития классовой борьбы пролетариата на Сандвичевых островах, рисует картину буквально в эсхатологической образности: «Рабочий все более и более будет отдаляться от результатов своего труда до тех пор, пока Капитал и Труд не сойдутся в смертельном противоречии. Затем наступит последняя титаническая схватка. Финальный проворот великого колеса прогресса, которое должно раздавить поколения трудящихся масс ради конечной победы. Тогда наконец единство и смысл исторического процесса станут ясны даже последнему островитянину и последнему мужику. Разбитые жизни и ничтожные смерти миллионов будут осознаны как часть высшей реальности, высшей морали, которым бессмысленно сопротивляться. Мне видятся красная от крови Нева, освещенная языками пламени, и кокосовые пальмы, на которых болтаются трупы по всей сияющей дороге от Кронштадта до Невского проспекта…»

    Упоминание мифических Сандвичевых островов не случайно. Здесь прозрачно прочитывается намек на Соломоновы острова, расположенные примерно на антимеридиане и в силу этого воспринимавшиеся в Средневековье и в раннее Новое время как своеобразная граница между днем уходящим и днем наступающим (этот образ изящно обыгрывается

    в романе Умберто Эко «Остров накануне»), как таинственное место, в котором рождается само время. А в эсхатологическом финале истории время заканчивается. У Стоппарда эсхатологическая развязка — по Марксу — наступает именно на Сандвичевых островах, то есть время завершается там же, где оно ежедневно заново рождалось на протяжении всей человеческой истории. Причем не исчезает — как это случается по ходу пьесы у положительных героев-хронофагов, — а именно завершается, выполнив свою миссию, просуществовав рядом с человеком от начала и до самого конца его земной истории. С победой революции появляются «новое небо и новая земля». Сандвичевы острова становятся Санкт-Петербургом, в котором и довершается до конца Промысел о человеке. В данном случае Стоппард иронизирует вовсе не над Марксом — все основные герои пьесы в равной степени вызывают улыбки, и яростный оппонент Герцена в этом смысле не одинок. Революция на Сандвичевых островах — метафора последних времен, пародия на эсхатологию.

    Герцен, выступающий в пьесе с последним большим монологом, говорит прямо противоположные вещи: «История не знает цели! У нее нет либретто. Каждую минуту она стучится в тысячи ворот, и привратником тут служит случай». Подобная вариативная история — это закономерный результат абсолютизации текущего момента: «Смысл не в том, чтобы преодолеть несовершенство данной нам реальности. Смысл в том, как мы живем в своем времени. Другого у нас нет». Более того, нет не только времени, но — как заявляет Герцен ранее — нет и карты («Ни у кого нет карты. Карты вообще нет»). То есть тоталитаризм принципа ad hoc («здесь и сейчас»), возведенного в абсолют. Пожирание времени неизбежно влечет за собой растворение пространства. Традиционные измерения человеческого бытия не нужны сообществу хронофагов. У них свои цели и ценности. А мечта — это удел нигилистов, потому что она по определению несбыточна, как любая утопия.

    О метафорах и аудиториях

    В свое время один из авторов данной статьи уже обращался к публикации калифорнийского Института Санта-Фе «Метафоры —

    лестницы инноваций» (см.: «Политический класс», 2006. N 3. С. 64 — 65). В этой публикации различаются два вида метафор. Когнитивные метафоры, запускающие цепочки ассоциаций и ставящие на поток производство новых смыслов, как бы приглашают к соавторству и тем самым оказываются ценным инструментом для инновационного творчества. Риторические метафоры, восходящие к аристотелизму, имеют иное предназначение — в чем-то убедить путем выбора удачной и адекватной для данного случая ассоциации. То есть их задача — вовсе не производство инноваций, а подталкивание к определенной позиции, мнению, оценке, решению…

    Авторам данной статьи более всего не хотелось бы выступать банальными резонерами, на основе анализа двух текстов утверждающими, что, дескать, хронократия Суркова — это хорошо, а хронофагия Стоппарда — плохо. Метафора когнитивная — ценный инструмент для идеологического строительства, а метафора риторическая — вид интеллектуального зомбирования. Слово «утопия» применительно к лекции о «русской политической культуре» — досадная оплошность, а для пьесы британского драматурга — емкое и точное определение всей масштабной интеллектуальной провокации. Мы видели свою задачу лишь в описании очевидного — того, что лежит на поверхности и обнаруживается невооруженным глазом. Дальнейшие возможные интерпретации настоящего текста остаются на совести самих интерпретаторов. Нами сказано ровно то, что сказано.

    В заключение же хочется остановиться на еще одной проблеме — немаловажной для понимания того значения, которое обе метафоры имели в уже завершившемся межсезонье (и, вероятно, еще будут иметь в наступившем новом политическом году). Автор не может писать вообще, он неминуемо должен учитывать особенности той аудитории, на которую рассчитан созданный им текст. Аудитория во многом предопределяет дальнейшую судьбу такого текста. Она способна вознести и растоптать, поэтому фактор адресата часто играет исключительную роль.

    В этом смысле обращает на себя внимание то, как по-разному отнеслись оба автора к выбору аудиторий для представления своих произведений.

    Стоппард — буквально по-шекспировски — говорит о вещах в общем-то энигматических с театральной сцены. И поступает совершенно правильно. Ведь лучший способ донести на каждый этаж общества свое послание — это заявить все сразу и одновременно. Синергетический эффект от такого масштабного социального действа не только многое довершит за самого автора, но и превратит его творение в некий саморазвивающийся процесс.

    А вот аудитория, собранная для премьеры «взгляда из утопии», оставляла желать лучшего. Наш академический мир (особенно его гуманитарные круги) в массе своей в настоящее время, к сожалению, превратился в меркантильно ориентированную замкнутую корпорацию, не только не оценивающую вызовы современности из своих узкопрофессиональных нор, но и вообще бравирующую собственной аполитичностью, апеллирующую к «чистой» науке — особенно если такая «чистота» поддерживается регулярными грантовыми инъекциями и средствами из госбюджета. Увы, тут не до «кода доступа к будущему».

    Для обкатки новой идеологии требуется совсем иная аудитория.


    © elibrary.com.ua

    Permanent link to this publication:

    https://elibrary.com.ua/m/articles/view/%d0%a5%d0%a0%d0%9e%d0%9d%d0%9e%d0%9a%d0%a0%d0%90%d0%a2%d0%98%d0%af-%d0%98-%d0%a5%d0%a0%d0%9e%d0%9d%d0%9e%d0%a4%d0%90%d0%93%d0%98%d0%af Similar publications: LRussiaLWorldY G

    Коробка, полная коробок: Хронофагия

    Хронофагия

    он же

    Часы-стопоры, Однодневные путешественники, взломщики времени

    Вне всех фундаментальных сил, которые управляют миром, в котором живут люди в наименее всего используется время; мы приручили сильных и слабых ядерные силы для производства нашей энергии и электромагнетизм для хранения и перенести его. Тем не менее время остается совершенно неуловимым, даже если оно способ, которым мы измеряем другие силы в физике, такие как скорость, есть также субъективный компонент перехода одного момента к в следующий раз все почувствовали, что время ускоряется или замедляется, или на мгновение кажется, что это было раньше.Время всегда было темой научные, духовные, философские и художественные усилия, попытки чтобы объяснить или понять силу, которая тянет, толкает и, в конечном итоге, обрекает на прах, память и забвение всю нашу жизнь и наши дела. Все потеряно в жестоких объятиях Времени, кроме Хронофага, когда они заставляют других тратить зря, они возвращаются от себя в маленькие старты и отрывки. Почему при достаточном количестве воровства можно добиться бессмертие. Вам просто нужно найти достаточно большого сосунка.

    Хронофаги, Часы-стопперы, дневные путешественники (или за их спиной, взломщики времени) всегда были очень редкими.Дело не в том, что в школе сложно мастер из-за некоторой силы или особой магической склонности, а скорее из-за того, что большинство людей действительно не могут взять на себя обязательство, необходимое для на самом деле стать хозяином (или рабом?) времени. Люди действительно не уважайте время, которое им дается для начала, мы коротаем часов бесполезно смотреть телевизор, мы читаем книги и играть в игры, ни одна из которых на самом деле продвинуть нам никак. Но не ты, ты действительно живешь каждое мгновение потому что вы знаете, что это драгоценно, вы украли его.Типичный хронофаг — глубоко несчастный человек, обычно тот, у кого есть причины. полагать, что их жизни каким-то образом потрачены впустую. Они оправдывают свои действия, утверждая, что они будут ценить украденное время больше, чем их жертвы.

    Многие Хронофаги живут странной, сломанной жизнью из-за своих способностей, искажать свое прошлое и будущее в настоящем не особо способствует разработке согласованной временной шкалы, и в результате они часто вынуждены использовать свою магию, чтобы взглянуть на странно обособленные события, которые часто случаются с ними.Не важно как кураторские их жизни становятся, всегда есть соблазн вмешаться еще немного, чтобы создать более совершенного вас из в основном бессмысленный мусор, который составляет жизнь большинства людей.

    центральный парадокс Хронофагии состоит в том, что зря потраченное время у других есть, они активно притворяются тем временем, которое, как они утверждают, оценивать. Они тратят так много времени, планируя, как эффективно тратить время других, когда они забывают, что жизнь — это во многом то, что происходит между так называемыми «важными» вещами.

    Статистика

    Generate a Minor Charge: Отходы кто-то время заметным образом. Связать кого-то по телефону, когда они явно хотят уйти, заставят кого-нибудь опоздать на автобус отвлекая их, порежьте кому-то шины и убедитесь, что они не на время для работы. При условии, что хотя бы час их времени был при нулевом усилии вы получаете незначительную плату. Заряд дан при осознании цели, что они не собираются делать свои встречу, или что они потратили больше времени, чем планировалось или требовалось выполняет задание.Только целенаправленная трата чужого времени — это достаточно, если Хронофаг неправильно читает указания и все погибли в результате несчастного случая, они не получают заряда.

    генерирует значительный заряд: Абсолютно крушение кого-нибудь в день, и мы говорим не только в метафорическом смысле. Разрушить долгосрочное спроектировать на рабочем месте с помощью вводящих в заблуждение записок, взломать фундамент строящегося здания, «случайно» опрокинул груз корабля закончился, загоните машину в витрину магазина.В больше времени и усилий, потраченных на приведение в порядок ваших усилий, лучше, особенно если в нем участвует несколько человек, а не один физическое лицо. Как и в случае с второстепенными зарядами, ограничитель часов получает его при реализация цели объема работы и усилий, которые либо были потрачены впустую, либо потребуются для исправления ситуации. В виде раньше, только умышленные действия засчитываются для генерации заряда

    Generate a Major Charge: Руины событие, которое бывает раз в жизни для кого-то еще.Цепь зовет свою добычу десятки раз перед собеседованием в Лиге плюща кого-то задерживали на их путь к рождению ребенка, перерезать топливопровод в космосе челночные часы до запуска. Основные обвинения сложно предсказать потому что никогда не знаешь, когда поймаешь человека на самый важный день в их жизни.

    Taboo: Нравится основанные на времени Акулы, застой и бездействие — смерть для магии однодневных путешественников, сделав их рабами перехода время как не хронофаги.Взломщик времени всегда должен заниматься какое-то целенаправленное, осмысленное действие в любое время. Такие вещи, как платить налоги, мыть окна в доме, организовывать книги по их ISBN все будет хорошо; играть в видеоигры без подготовка к турниру, чтение для удовольствия или просто сидеть без дела и пить после обеда было бы быть прямо сейчас. Сон — непростая перспектива, потому что его можно рассматривать как необходимость, так и экстравагантность, Хронофаги могут отдыхают, но только однажды они падают от истощения.Если у них нет хоть какое-то наказание от истощения, когда они ложатся спать, они в опасности нарушения табу. Хронофаги также должны уважать время что они украли, они не могут ни извиниться, ни возместить ущерб забирая это у своих подчиненных.

    Random Magick Domain: Просто положить, их личная временная шкала, с второстепенным во времени в целом. Все, что касается эксклюзивного прохождения одного события в другой или одно на восприятие этих событий может быть затронуто Хронофагия.Путешественник не может повернуть время вспять и заставить вас делать что-то другое, поскольку у них нет возможности напрямую контролировать вас, но они могут заставить вас повторять одно и то же действие снова и снова снова. Хронофагия чрезвычайно мощная, но узкая он полезен и плохо влияет на другие жизни находясь за пределами того, что можно объяснить чисто временным способом. В дополнение к этому, у ограничителей часов есть проблемы с попытками повлиять на что-то (помимо себя, конечно) они уже использовали включается, как только они внесли изменение, сложнее сделать другое менять.В игровых терминах это представлено каждым повторением Сила хронофагии на той же цели после успеха первой взяв кумулятивную смену -10%.

    Малые заклинания формулы

    Взгляд назад

    Стоимость: 2 второстепенных заряда

    Эффект: Похож на заклинания клиоманта «Взгляд в прошлое», «Взгляд назад». позволяет вам изучить события, которые произошли в прошлом на вашем Текущее местоположение. В отличие от «Прошлого взгляда», вы должны указать общее временные рамки, поэтому «Покажи мне, что здесь произошло с тех пор, как я был в последний раз в этом месте «работает, но» Как Винни Снитч умереть здесь? »не стал бы.Заклинатель может засвидетельствовать до трех часов время таким образом, хотя постороннему наблюдателю это могло бы показаться только займет несколько минут, и более длительные промежутки времени могут быть достигнуты с помощью произнесение заклинания несколько раз в одном и том же месте, в зависимости от за это, конечно, нормальные штрафы. Видение, которое вы получаете с это заклинание не похоже на чтение отчетов или просмотр фильма, это больше как будто ты вдруг вспомнил, что первым был свидетелем событий рука, за исключением того, что ваш отзыв почти идеален.

    Этот волшебный момент

    Стоимость: 2 Незначительные сборы

    Эффект : Вы можете очаровать момент времени, чтобы переломить его в вашу пользу, а не точно гарантируя успех, но обязательно складывая колоду.Следующий рулон, который вы делаете, можно перевернуть. Если это заклинание используется в бою, он не предпринимает никаких действий. Вы можете использовать это заклинание только на себе.

    Парадоксальная фамильярность

    Стоимость: 3 Незначительные сборы

    Эффект: Этим заклинанием вы можете толкнуть ваши чувства вовне и синхронизируйте их с окружающей средой вам в течение следующих трех часов. Это дает несколько преимуществ:

    • Ты всегда знают, сколько сейчас времени.

    • Ты может с достаточной степенью точности оценить, как долго будут предприниматься действия, исключая исключительный успех, неудачу или удачу. Мелкие действия легче читать, и это помогает иметь достаточно информация, по крайней мере, чтобы сделать обоснованное предположение. Вы могли догадаться, как Охраннику потребуется много времени, чтобы добраться от поста охраны до офис, который вы грабите (93 секунды) или сколько времени потребуется, чтобы запустить от вашей квартиры до дома Франсуа-мага страха (8 мин., 24 секунд), но оценивая, сколько времени потребуется, скажем, достижение цели было бы невозможно без хотя бы некоторых Информация.

    • Ты может наложить это заклинание как рефлексивное действие при представлении доказательства того, что ваш график не совпадает с графиком цели один вокруг вас. В случае успеха вы можете избавить себя от необходимости Сделайте тесты на ваших шокометрах, но не на каких-либо других неприятные последствия, которые могут возникнуть.

    Как насчет того, чтобы попробовать Очередной раз?

    Стоимость: 3 Незначительные сборы

    Эффект: Хронофаг может заставить цель повторить то же действие, что и она. сделал предыдущий раунд.Так, например, если Терри, пожиратель времени, был чтобы шлепнуть «Как насчет того, чтобы попробовать еще раз?» на Глэдис милую старушку в супермаркете, пока она проверяет вес двух дынь и он катится под своей личностью «Хронфаг», она бы там застряла весит в два раза больше фруктов, чем в противном случае. Если бросить в бою это заклинание не гарантирует, что атака, которая была ранее успешный будет снова, поскольку обстоятельства вокруг цель, безусловно, изменится, но это заставляет цель тратить действие.Вы также можете наложить это заклинание на себя, что может поможет вам выполнить задачу, которую вы уже однажды успешно выполнили.

    Просто секунда вашего Время

    Стоимость: 3 второстепенных заряда

    Эффект: Day Tripper может оторвать немного времени от своей цели и, как следствие, они могут совершить дополнительное действие в течение одного раунда, и их цель не берет ни одного. Это дополнительное действие может быть «отложено» для использования адептом. усмотрение, но только один момент может быть сохранен таким образом.Использование заклинания более одного раунда подряд на одной и той же цели накладывает -10% сдвиг на все действия в каждом раунде выше первого, это в дополнение к обычному штрафу, который страдают хронофаги. для итеративного использования.

    Помните, что он использовал Быть как?

    Стоимость: 3 или 4 второстепенных заряда

    Эффект: You можно повернуть часы на объекте, прикоснувшись к нему и наполнив его немного времени mojo. Это имеет два эффекта в зависимости от возраста. и состояние рассматриваемого объекта.Если объект сломан от возраста и использования, то его можно вернуть в рабочее состояние в руки адепта, ржавый и сломанный пистолет мог бы работать так, как будто он новый, машину на шлакоблоках у вас во дворе можно ездить в моменты. Если рассматриваемый объект в настоящий момент находится в исправном состоянии заказ, и вы готовы потратить дополнительную плату, это может быть сводится к его составным частям. Ухоженный глок может быть превратился в груду разобранных деталей оружия, новенький Jaguar можно превратить в массу металлических слитков, отрезков резины, пластика бусины и стекла.

    Я уже спал Завтра

    Стоимость: 3 Незначительные сборы

    Эффект: Рисунок на временной шкале вашей версии, которая съела и спала в последнее время (особенно популярно воскресное утро) вы избегаете любых потребность в ночном отдыхе, разовом приеме пищи и любом увлажнении которые вы обычно употребляете, чтобы чувствовать себя лучше. Только это заклинание может использовать один раз в 48 часов, ваше тело может существовать только во сне так долго.

    Разглаживание морщин Время

    Стоимость: 4 Незначительные сборы

    Эффект: Есть так много нужно сделать за день, и так мало времени, чтобы выполнить все. Однако, когда вы честны с собой, большая часть того, что мы делать в день — это немногим больше, чем просто техническое обслуживание или тяжелая работа; стрижка газона, мытье посуды, вынос мусора, все, чтобы вернуться туда, где мы были до того, как начали. Этот заклинание сокращает время выполнения любых повседневных повторяющихся задач наполовину для полный день.Поддаются влиянию только прозаические, простые и известные задачи этим заклинанием; считая зёрнышки риса, которые вы рассыпали, расстановка блюд по размеру, приготовление ужина и т. д.

    Важная формула Заклинания

    Я видел это раньше

    Стоимость: 1 Значительный заряд

    Эффект: По проводя поворот в увлеченной концентрации, стопор часов может получить понимание того, что произойдет в следующий ход боя. Боевой раунд разворачивается как обычно, но пожирателю времени разрешается просто менять их действия после того, как они были проинформированы о том, что все остальные намерены делать.Это может вызвать странные ситуации, в которых кто-то, кто когда-то Стрельба из пистолета теперь означает нажатие на спусковой крючок и удержание огнестрельного оружия, которое больше не в их руках, или кто-то чувствует, что они совершенно нормально, только чтобы посмотреть вниз и понять, что у них есть нож торчащие из груди. Это, конечно, может вызвать Неестественное и Насилие проверяется в зависимости от происходящего. Часы-стопор запоминает оба набора событий.

    Где я был Завтра

    Стоимость: 2 Значительные сборы

    Эффект: Если вы были в каком-то месте в будущем, это означает, что вы существует в настоящем, в конечном итоге будет там, а это значит, что вы уже были там — с определенной точки зрения.После используя это заклинание, вы сможете получить хорошее представление о том, что вас ждет в структуру, в которую вы собираетесь войти, вы получите общее представление о выложите и какие двери заперты, а также сколько человек в настоящее время внутри. Знание не похоже на волшебную схему или устройство слежения, это больше похоже на ощущение пребывания в разместить несколько раз.

    Так оно и есть

    Стоимость: 3 Значительные сборы

    Эффект: Это заклинание разыгрывается из двух частей (заряды расходуются при первом примените его) в первой части вы делаете магический снимок вашей формы в этот момент ваше физическое состояние, ваша одежда, даже то, как голоден или вы хотите пить.С этого момента этот снимок действует как шаблон, к которому можно получить доступ, а затем использовать по вашему усмотрению, как пока вам удастся выполнить еще один бросок Хронофагии. Так что если ты истекая кровью на полу из огнестрельного ранения в грудь, вы можете используйте вторую половину заклинания и вернитесь во временное снимок, который вы сделали, когда вы были в пижаме, сразу после завтрака прошлая среда. Эта магическая точка восстановления остается на неделю. прежде, чем его нужно будет продлить. Обратите внимание, что это может повлиять только на ваше тело и одежда, которую вы носите, так что не складывайте себя с двумя штурмовыми винтовками и бронежилетами, максимум, что вы можете получить, это стандартные вещи, которые у вас есть, в ваших карманах.Смотреть это разворачивание извне определенно потребовало бы Неестественного проверьте степень серьезности, зависящую от того, насколько велика смена в вашем одежда и состояние.

    Это не то Получилось

    Стоимость: 3 Значительные сборы

    Эффект: Глядя на вселенную с усмешкой — маг времени участвует в один из старейших и наиболее почтенных аргументов из мира детство притворяется: «Ню-э, это не то, что случилось!» Используя это заклинание, взломщик времени просто отменяет одно отдельное действие. по их выбору, что произошло в их близости.Это ужасно мощный эффект, но он имеет несколько ограничивающих факторов, самое главное, что они должны быть личными из плоти и крови свидетелями рассматриваемого события, которое они хотят обратить вспять, во-вторых, это должно быть конкретное действие, а не набор действия. Так что, если Франсуа-фобомант выбьет вам дверь в маске на Хэллоуин, вырубит Роко Мускул в процессе, а затем разбивает ваш мобильный телефон на куски своей бейсбольной битой, вы бы придется выбирать между заменой либо нокаутирующего Роко, либо ваш мобильный телефон разбился, но не то и другое вместе.Вы также можете выбрать не позволять двери распахиваться , что ход, но Франсуа мог просто попробовать еще раз в следующий ход. Быть свидетелем этого заклинания — это проверка Неестественности 5-го ранга.

    Пройдено несоответствий

    Стоимость: 4 Значительные сборы

    Эффект: Когда вы думаете об этом, большая часть того, что определяет нас как людей, — это разные тревоги, травмы и негативные переживания, которые были причинены на нас на протяжении всей нашей жизни.Эти шрамы формируют типы реакции, которые у нас есть на дальнейшие стрессы, и эти реакции строго определяйте, как мы проводим время. Это заклинание позволяет вы пытаетесь раскрыть основы ваших травм и переложить их вокруг. Вы можете переназначить затвердевшие и неудачные выемки на своем датчики удара, по два на каждое использование этого заклинания. Эти изменения могут повлиять на различные типы обычно постоянного безумия, если вы ударите себя ниже 5 в нем, но эти точки должны куда-то уходить. Изменения в ваша личная временная шкала, необходимая для поддержки этих сдвигов, сделана мгновенно после наложения заклинания вы единственный кто помнит новую версию событий, которая почти определенно настраивает вас на стаю Неестественного, Изоляции и Самости проверяет, когда вы неизбежно сталкиваетесь с доказательствами вашего оригинального график.

    Я был не таким

    Стоимость: 4 Значительные сборы

    Эффект: Почти вся наша личность связана с тем, как мы проводим время на протяжении всей нашей жизни ты не собираешься стать мастером стрельбы по мишеням, если все, что вы делаете в течение дня, — это чините машины, и спортсмен мирового класса подходит, если вы не хотите пробегать 10 км в то же время работая в офисе с 9 до 5. Это заклинание позволяет вам изменить время, которое вы провели в прошлом, поэтому все это время бессмысленно деньги как биржевой маклер? Вы потратили это на обучение дзюдо.Все, что потрачено впустую усилия в погоне за мужчиной, который бросит вас пять лет спустя? Вместо этого вы служили в армии, учились стрелять из ружья. После наложения этого заклинания адепт может сместить несколько количество очков идентичности примерно равно количеству брошенных кубиков, с максимальным их личность хронофага. Игроку разрешено вытеснять старые идентичности, придумывайте новые и укрепляйте те, которые они уже имеют, за исключением их идентичности Хронофаги, которые не могут быть измененным с помощью этого заклинания.Взломщик времени — единственный, кто помнит изменения, поэтому любой в вашей жизни, кто вас знает, все еще думает, что вы биржевой маклер, муж бросил ее, но на самом деле навыки, лежащие в основе этой идентичности, исчезнут и будут заменены те из хулиганов, которые годами тренируют свое тело и учатся тому, как убить. Жизнь украденной жизни затрудняет поддержание отношений, и каждое применение этого заклинания уменьшает их все на 5%, кроме того, любые прямые доказательства того, что жизнь адепт помнит, что это не их собственные причины, проверяет датчик Shock Gauge с помощью серьезность зависит от того, насколько убедительным является рассматриваемое доказательство.

    Основные эффекты хронофагии: Ловушка кто-то в сценарии «День сурка» визуализирует человека или объект невосприимчив к разрушительному действию времени, верните кого-нибудь (или себя!) из мертвых, перманентно переходить к любому конкретному дню в истории мира — требуется еще один крупный заряд, чтобы вернуться.


    Безвредная рутина: хронофагия

    В конце Бене’т-стрит, в вестибюле того, что в мои дни было банком, находится отмеченное наградами произведение «паблик-арта», изобретенное и спроектированное доктором Джоном Тейлором для Кембриджского колледжа Корпус-Кристи для внешний вид здания новой библиотеки колледжа », как здесь говорится.И назвать это просто «искусством» сродни названию «Математический мост» — примерно в 200 ярдах по прямой (примерно в четверти мили, когда студент поскрипывает на взятом напрокат велосипеде по дороге к сайту Сиджвик) — просто « гражданское строительство’. Время бесконечно проходит через нижнюю челюсть хронофага — как это обычно бывает ( раз, , то есть) — и повторяет себя.

    Мои мысли обратились к этому, когда я был захвачен твиттер-бурей ( twyphoon ? … twornado ?… twaboob ? … Понятно — TWISTER [видите, что я там делал?]), Который последовал за этим запросом:

    Мой первоначальный ответ (должным образом ретвитированный, как и многие другие ответы, многие из которых были благословлены impwimatur Британского Совета) был:

    Поразмыслив, я переосмыслил вопрос (который я прочитал как «все ли школьники знают?») И опубликовал запоздалую мысль: Хобсон-Джобсон был сборником англо-индийских слов конца девятнадцатого века. Как писал один из предыдущих компиляторов в Preface :
    Но это было только начало года. Одним из менее резких вкладов (который я признаю, что принимаю лично — но, к счастью, в то время я шел спать), был: На следующее утро, препоясывая этимологическим поясом свою этимологическую поясницу, я провел небольшое исследование — именно здесь проявляется хронофаг . Где остановить часы? …

    На сегодня хватит. Я должен пойти и подумать над песней, вдохновленной лейтмотивом Дэвида Кристалла IATEFL о «смесях» (или, как он сказал, словом за 10 долларов, anacoluthon ).Он основан на песне, спетой, но не написанной The Beatles — Anna ; ведущий певец поет «Ана-», и бэк-вокалисты присоединяются к нему, чтобы переместить мелодию на относительный минор, «-coluthon». Вот и все. К сожалению, Anna не содержит смесей.

    б (кто завершит свой рассказ в следующем посте).

    Обновление: 2013.04.13 Я работаю над обновлением, но мой опыт работы с Blogger и изображениями не внушает доверия. Так что, наверное, завтра он появится отдельным постом.Я не переименовываю это как «Pt 1» (хотя это так) на случай, если кто-то добавит его в закладки.

    Обновление: 2013.04.15: Вот оно.

    Обновление 2013.07.15: «Темпус», , как говорил мой старый учитель математики, когда мы приближались к концу другого урока, «имеет фугит тед». См. Последнюю информацию ниже.

    Обновление: 2013.09.25.17:00
    И вот оно …

    Обновление 2014.07.08.12:15
    … [A] через несколько дней после Le Grand Départ, я добавляю эту ссылку в фотография хронофага.
    Обратите внимание на каламбур ясновидения, который вы оцените, когда перейдете по этой ссылке.

    Обновление 2016.11.27.15:50 — Удален устаревший нижний колонтитул .

    Хронофаг — Джон Тейлор

    Модель Chronophage — одна из вещей, которыми я горжусь больше всего. «Хронофаг» происходит от древнегреческих слов «хронос» и «фаг», что означает «пожиратель времени». Существа, которые выслеживают верхнюю часть часов, будут продолжать питаться временем в течение сотен лет, поэтому большая часть конструкции сделана из нержавеющей стали, золота и эмали, выбранных из-за их долговечности.

    Когда я вернулся в Кембридж в 1999 году, я обнаружил, что студенческая библиотека не изменилась с тех пор, как я был студентом в 1956 году. Я решил выделить своему бывшему колледжу — Корпус Кристи — достаточно средств для преобразования соседнего банка в новую библиотеку. Корпус Chronophage был создан, чтобы занять парадную дверь старого банка.

    Мы разработали Corpus Chronophage из материалов, которые прослужат сотни лет. Основной корпус сделан из нержавеющей стали и золота, и то и другое прослужит долго.

    Что вдохновило меня на создание хронофага? Современное искусство. Большинство современного искусства поверхностно, в этом нет ничего особенного.

    На создание хронофага меня вдохновило современное искусство. Я никогда не был его поклонником, поэтому я хотел создать что-то, что было бы современным искусством, но было бы немного больше. Я хотел найти новый способ определения времени.

    Моя идея с Chronophage заключалась в том, чтобы вывернуть часы наизнанку, а затем превратить крошечный спусковой механизм и кузнечика в самую большую шестеренку на часах.Мне нужен был удар, поэтому я сделал его диаметром полтора метра, с кузнечиком метровой длины наверху, а его ноги были поддонами спускового механизма, который спроектировал Джон Харрисон. Это означает, что вы действительно можете увидеть, как работает спусковой механизм кузнечика.

    Я поставил себе задачу создать современное искусство, которое действительно что-то делает — в данном случае часы, которые развлекают зрителя и взаимодействуют с ним.

    Несмотря на то, что это исключительно точные часы, Chronophage призван продемонстрировать относительность времени.Когда Альберт Эйнштейн устал объяснять свою теорию относительности, он говорил людям: «Когда вы сидите на скамейке в парке с красивой девушкой в ​​течение часа, это кажется минутой; но если вы посидите на раскаленной плите минуту, это покажется часом: это относительность ».

    Маятник часов-хронофагов замедляется, ускоряется и даже останавливается, а время показывают огни, бегающие по циферблату. Время точно соответствует каждой пятой минуте до одной сотой секунды.

    Я не люблю делать то, что делалось раньше, поэтому было необходимо найти новый способ определения времени.

    Время не на вашей стороне, оно довольно пугающее, поэтому с помощью Corpus Chronophage я превратил приятный образ кузнечика Уолта Диснея в довольно устрашающего пожирателя времени. Я подумал, было бы забавно, если бы через минуту он медленно раскрыл свои челюсти все шире и шире, и на 59-й секунде каждой минуты он хрустел, использовал эту минуту, пережевал ее и проглотил, чтобы вы никогда не смогли вернуть ее.

    С тех пор я разработал хронофага летнего солнцестояния и хронофага дракона.Было также интересно принять участие в частной комиссии, которая сейчас выставлена ​​в Хьюстонском музее естествознания.

    m.u.r.m.e.r.i.n.g.s.


    The Field Reporter
    Октябрь 2012 г.

    Как связать звуки разного тембра и происхождения и придать им силу и связность реального захвата, придав им повышенную ценность? Как извлекать звуковую суть из опыта прослушивания, чтобы потом вернуть ее в еще более красноречивую звуковую форму? Мурмер дает убедительные ответы на эти вопросы: позвольте этим звукам созреть, жить с ними надолго с тех пор, как Каковы корни, которые Clutch был сделан на основе записей, собранных за 4 года … Бесконечное терпение и неоспоримое внимание к деталям действительно позволили Патрику МакГинли, ходячему слушателю, избежать ловушки легких и поспешных ассоциаций и достичь особенно утонченного уровня восприятия, на котором корни самих звуков кажутся обнаженными и перекомпонованными в абстрактном и ступенчатом полотне окружающего мира. самый навязчивый вид … Здесь нет воли к господству, только способ ускользнуть в мгновение, следовать тонкому расчетному движению, извиняться за поглаживание, сопровождать концентрические круги, которые неумолимо удаляются от точки удара до обморока , сливаясь с миром … Любопытно, что для необработанного захвата мгновенная фиксация иногда терпит неудачу там, где торжествует чувствительная транспозиция … Палка Согласно своему артистическому прозвищу Мермер, Патрик МакГинли предлагает больше, чем он навязывает, обрабатывает линию одним каллиграфическим движением … части медленно складываются из обычных звуков (звон колокольчиков, дождь на объектах, потоки, песни цикады, голоса, резонирующие ограды как ветряные арфы …) становятся эмансипированными, как множество независимых зацикленных виньеток, доставляющих оригинальное и проницательное прочтение нашего окружения … Сама форма граничит с гипнозом, приглашая наше существо трепетать в унисон с … Уроком, в котором через открытое повествование каждый найдет хватка и выйдет из нее расширенная… запутанная музыка, ложная сонливость, средство против хронофагии… What are the Roots that Clutch предлагает новое значение и утверждает себя, как один из решающих альбомов 2012 года… — Daniel Crokaert

    Правда и примирение: архивисты как активисты репарации

    В этой статье исследуется взаимосвязь между кампаниями по возмещению ущерба и архивами.Он утверждает, что эти отношения требуют, чтобы архивисты взяли на себя роль активистов репараций, особенно в кампании за репарации черных в Соединенных Штатах. Статья представляет собой обзор литературы, в котором анализируются отдельные статьи, чтобы установить теоретическую связь между архивами и возмещением ущерба, продемонстрировать эту связь с помощью тематических исследований и показать, что архивисты несут особую ответственность, когда дело касается возмещения ущерба за расовую дискриминацию и насилие против чернокожих в Соединенных Штатах.Наконец, в статье исследуются способы обращения архивной практики к восстановительному правосудию. Это призыв к американским архивистам признать свое соучастие в системном расизме и при этом стать активистами возмещения ущерба.

    . . . мы должны представить новую страну. Репарации — под которым я подразумеваю полное принятие нашей коллективной биографии и ее последствий — это цена, которую мы должны заплатить, чтобы увидеть себя прямо.

    —Ta-Nehisi Coates 1

    Возмещение ущерба — это современная концепция, привязанная к системе правосудия переходного периода, которая возникла после Второй мировой войны и грубых нарушений прав человека в нацистской Германии. В 1970-х и 1980-х годах в странах Латинской Америки, таких как Аргентина и Чили, были созданы комиссии по установлению истины и примирению для рассмотрения требований о возмещении ущерба после жестоких военных диктатур.В последующие десятилетия нации и государства по всему миру, от Канады до Новой Зеландии и, что наиболее известно, Южной Африки, стремились прийти к соглашению (некоторые более серьезно, чем другие), уходя корнями в историю культурного геноцида и этнических чисток. , или апартеид путем создания комиссий по установлению истины и примирению. Ремонтные работы часто являются частью корректирующих рекомендаций этих комиссий. Соединенные Штаты по большей части воздерживаются от истины и примирения. Однако никто не может логически утверждать, что наше историческое наследие расового насилия против чернокожих американцев — история, которая включает рабство, Джим Кроу, санкционированные государством толпы линчевателей, жилищную дискриминацию, жестокость полиции и массовые лишения свободы — менее «достойна» расследование и рекомендации комиссии по установлению истины и примирению, чем преступления в области прав человека, совершенные Аргентиной, Чили, Южной Африкой или Канадой.Так почему же мы не наблюдаем этого процесса в Соединенных Штатах? Где общенациональный разговор о черных репарациях? Этот вакуум можно и нужно заполнять материалами, находящимися в руках архивистов. В этой статье утверждается, что архивы играют важную роль в предъявлении исков о возмещении ущерба и что из-за этих отношений архивисты в Соединенных Штатах должны работать над продвижением дела репараций черных.

    Я приведу аргументы в пользу архивистов как активистов возмещения ущерба посредством обзора литературы из архивной области с акцентом на трех темах: во-первых, связь между архивами и возмещением ущерба на теоретическом уровне; во-вторых, изучение тематических исследований, демонстрирующих эту связь; и, в-третьих, особые обязательства архивистов в Соединенных Штатах, когда речь идет о репарациях черных.Статья завершается рассмотрением того, как это обязательство может быть выполнено. В первом разделе приводится широкий аргумент в пользу роли архивов в возмещении ущерба, основанный на работах Терри Кука и Ребекки Шеффилд об архивах как доказательствах и работе Верна Харриса и Ахилла Мбембе по описанию связи архивов с властью. Далее следуют три тематических исследования, демонстрирующих влияние архивов на кампании по возмещению ущерба. Все три описываются с точки зрения архивов и при сравнении показывают влияние архивистов на успех репарационного движения.Основываясь на этом заключении, в данной статье приводится довод в пользу причастности архивистов к репарациям черных, объединяя призывы Рэндалла Джимерсона и Верна Харриса к архивной активности с работами Джарретта Дрейка, Алекса Пула и Тони Сазерленд о дискриминационной природе американских архивов. Наконец, статья завершается некоторыми предположениями о том, как архивисты могут выступать за возмещение ущерба. Об этой области в архивной сфере не так много пишут, и, следовательно, вывод зависит от рассмотрения недавних моментов восстановительного правосудия и активности в Соединенных Штатах и ​​того, как архивные функции вписываются в эту работу.

    Международный центр правосудия переходного периода определяет возмещение ущерба как «меры по удовлетворению потребностей потерпевших, такие как раскрытие правды, привлечение виновных к ответственности и прекращение продолжающихся нарушений. . . »В случаях массовых, систематических нарушений прав. 2 Эти меры могут принимать различные формы, включая символические жесты, такие как официальные извинения или установка памятника, судебные иски, такие как восстановление прав или снятие обвинительного приговора, или материальная компенсация, такая как прямые выплаты жертвам или их потомкам, восстановление собственности или выплаты в фонды или программы помощи.Независимо от принятых мер, репарации, в отличие, скажем, от урегулирования в индивидуальном порядке, необходимы, потому что несправедливость была массовой и системной. Чтобы доказать, что нарушение прав человека такого масштаба имело место, необходимо иметь доказательства — доказательства, которые часто можно найти в архивах.

    Немногие современные архивисты будут утверждать, что материалы в архивах представляют собой объективные доказательства, по крайней мере, не так, как это делала Хилари Дженкинсон в начале двадцатого века. 3 Как профессия, архивисты теперь признают различные способы, которыми предвзятость и субъективность проникают в архивы через оценку, описание и сохранение. Однако, как указал Терри Кук, это не отрицает силу архивов как доказательств. В своей статье «Свидетельства, память, идентичность и сообщество: четыре меняющиеся архивные парадигмы» Кук утверждал, что определение цели архивов как свидетельства или памяти является более «пористым», чем многие думают. 4 Фактически, в архивах можно увидеть, как свидетельства и память работают в тандеме: «Без надежных свидетельств, представленных в широком контексте, память становится фальшивкой, ложной, выдаваемой за действительное или трансформирующейся в воображение, вымысел, идеологию.Без необходимости конструирования воспоминаний / историй, присвоения ценности, определения приоритетов, доказательства бесполезны, нерелевантны и неиспользованы или похоронены в огромном море преходящих данных ». 5 Репарации и процессы установления истины и примирения, которые обычно им предшествуют, включают реконструкцию памяти на основе доказательств. Решение начать расследование посредством процесса установления истины и примирения обеспечивает основу памяти, которая придает значение и важность доказательствам, а доказательства, в свою очередь, определяют, будет ли результатом этой структуры возмещение ущерба.

    Третье изменение архивной парадигмы, которое Кук определил после свидетельств и памяти, — это использование архивов для формирования идентичности посредством этих двойных функций свидетельства и памяти. Здесь архивисты находят свой голос как «общественных активистов, борющихся за значение памяти», 6 , и, таким образом, архивы становятся инструментами подотчетности и прозрачности. Ребека Шеффилд повторила это видение архивов как доказательств, работающих вместе с созданием памяти на службе справедливости, в своем аргументе о том, что сохранение как архивный императив должно быть пересмотрено в целях «управления» историями маргинализированных сообществ.Шеффилд обнаружил новую актуальность парадигмы «архивы как доказательства» в работе по социальной справедливости, которая «подчеркивает доказательную ценность записей, находящихся в нашем ведении, поскольку доступ к коллекциям осуществляется в целях содействия судебным делам, возмещения ущерба и возмещения ущерба. . . . » 7 Дженкинсон рассматривал архивы как свидетельство официальных транзакций, сохраняемых для официальных, то есть государственных, целей. В случае с Sheffield and Cook ценность архивов как свидетельств действий, официальных или иных, сохраняется, но сохраняется для дальнейшего построения идентичности и работы по социальной справедливости.

    Архивы документируют операции правительств и, как таковые, являются инструментами власти. Чтобы убедиться в этом, обратитесь только к огромному количеству документации, хранящейся в архивах самых деспотических государств. Отношения между архивами и государством освещаются в книге «Сила архива и ее пределы» камерунского интеллектуала Ахилле Мбембе. В этом эссе Мбембе описал непростую связь между архивами, авторитетом и общественной памятью.Правительствам нужны архивы и содержащиеся в них документы, чтобы установить свою легитимность — контроль над этими документами равносилен контролю над страной. В то же время материалы в архивах представляют угрозу для государства в силу их способности вспоминать прошлые жизни, прошлые события и прошлые беды, совершенные государством. Архивы работают против того, что Мбембе называет государственной «хронофагией», или поеданием времени. Мбембе объясняет, что государство должно свести на нет угрозу воспоминаний и мести, и делает это, превращая архивы в товар:

    Таким образом, желание мести устраняется, как отменяется долг покаяния, справедливости и возмещения ущерба.Коммодификация памяти стирает различие между жертвой и палачом и, следовательно, позволяет государству реализовать то, о чем оно всегда мечтало: упразднение долгов и возможность начать все заново. 8

    Сила архивов, таким образом, заключается в их способности противостоять хронофагии государства и погашению его долгов за прошлые ошибки. Итак, государство стремится контролировать архивы и рассказываемые им истории.Верн Харрис, который работал в государственных архивах апартеида в Южной Африке, а затем работал архивистом Южноафриканской комиссии по установлению истины и примирению, был свидетелем этого процесса воочию. Описывая, как правительство апартеида осуществляло контроль через архивы, он сказал: «Их молчание и их рассказы о власти, их построение опыта, институты памяти апартеида узаконили правление апартеида». 9

    Однако у архивариуса есть свобода действий, и и Харрис, и Мбембе увидели необходимость для архивариуса оспорить применение репрессивной власти в архивах.По мнению Мбембе, существование архивов делает возможным возобновление исков против государства, поскольку насилие со стороны государства «определяется в отличие от самой сути архива, поскольку отказ в предоставлении архива эквивалентен stricto sensu , отказ от долга ». 10 Другими словами, государство не может управлять через притеснение и насилие, не зная, что его не будут привлекать к ответственности за свое насилие, и уверенность в том, что существование архивов исключает.Тогда архивисты выступают посредниками между властью своих фондов и контролем государства. Как сказал Харрис, «архивисты, осознают они это или нет, являются одновременно объектом и инструментом политического давления». 11 Никакая ситуация не вызовет политического давления больше, чем та, в которой правительство просят отчитаться за насилие в прошлом. Возможность возмещения ущерба основывается на доказательственном потенциале архивов, потенциале, с которым государство борется посредством осуществления власти.К счастью, у архивистов есть свобода действий и опыт, а значит, они могут активировать архивы на службе восстановительного правосудия. В серии тематических исследований можно увидеть последствия для жертв нарушений прав человека, когда архивисты решают, следует ли и как реагировать на этот призыв к действию.

    В каждом случае, рассматриваемом здесь, успех кампании возмещения ущерба в некоторой степени зависел от роли архивов и архивиста.Хотя во всем мире были десятки движений за возмещение ущерба, о роли архивов в этих движениях полностью не сообщалось. Как уже говорилось, документальные свидетельства имеют решающее значение для установления потребности в возмещении ущерба и в удовлетворении требований, поэтому можно предположить, что архивы и записи выполняют важную функцию во гораздо большем количестве случаев, чем это описано в архивной литературе. Однако рассмотрение нескольких примеров, обсуждаемых в данной области, показывает, что архивист может повлиять на успех кампании по возмещению ущерба.Первый случай, рассматриваемый в этой статье, в Норвегии, демонстрирует нереализованный потенциал архивариуса в обеспечении правосудия для потерпевших, в то время как последние два, оба в Соединенных Штатах, показывают, как архивист может не только помогать в исках о возмещении ущерба, но и предлагать репаративное правосудие из архивов.

    В Норвегии в 1980-х годах началась кампания возмещения ущерба, направленная на устранение дискриминации, с которой сталкиваются «дети войны» страны.Этот термин относится к людям, родившимся от матерей-норвежцев и отцов-немцев во время нацистской оккупации Норвегии. После Второй мировой войны этих матерей считали предателями, и страна стремилась депортировать их детей. Хотя они депортировали лишь небольшое количество детей, большинство детей войны были исключены из системы социального обеспечения Норвегии. В результате многие дети войны выросли в экономически неблагополучных условиях. Норвегия была единственной оккупированной страной, где имела место такая дискриминация, потому что это была единственная страна, где нацисты открыли родильный дом и соответствующие архивы.Послевоенное норвежское государство использовало эти архивы для выявления детей войны и дискриминации в отношении них. В 1990-х годах Каре Олсен, архивариус Норвежского национального архива, который отвечал за обработку запросов от детей войны, ищущих информацию о своих родителях, написал статью на эту тему, нарушив «научное молчание» по этому вопросу, и свою работу было стимулом для правительства спонсировать расследование обращения с детьми войны. 12

    Правительственное расследование завершилось принятием закона о возмещении ущерба детям войны в 2005 году.Архивы сыграли важную роль в раскрытии правды в расследовании, которое привело к принятию этого закона, но Норвежский национальный архив не смог удовлетворить потребности жертв, требовавших выплаты компенсации. Сумма денег, предоставленная детям войны, зависела от их способности задокументировать перенесенные ими страдания, и большинство заявителей не смогли предоставить такую ​​документацию. Гудмунд Вальдерхауг в своей статье о репарациях объяснил, как архивы оказались вовлеченными в эту историю спонсируемой государством дискриминации: «Эти записи были созданы теми же государственными органами, которые дискриминировали детей войны и пренебрегали их потребностями, и они создали записи, чтобы оправдать точно такие же действия.Следовательно, собственные голоса детей войны не присутствуют в норвежском архивном наследии ». 13 Норвежским архивариусам придется столкнуться со своей историей как с инструментом государства для обеспечения справедливости жертвам.

    Как объяснил Вальдерхауг, когда архивисты сталкиваются с ситуацией, подобной этой, они могут просто обработать запрос жертвы, как и любой другой справочный вопрос, но они обязаны своей «властной позицией по отношению к пользователю». идти дальше. 14 Вальдерхауг утверждал, что эту позицию следовало занять для удовлетворения особых потребностей военных детей: «Есть другой вариант; архивариус может использовать свой архивный опыт для выяснения условий создания документации в данный период. . . . Возможно ли, что какая-либо запись была потеряна? Можно ли найти более подробную информацию в других архивах? И: возможно ли восстановить какую-либо из недостающих документов по нескольким следам, которые могут быть найдены? » 15 Случай с норвежскими детьми войны показывает, что законодательных мер возмещения ущерба недостаточно; потерпевшие зависят от архивариуса и его или ее активности в борьбе за справедливость.

    Процесс, посредством которого другая группа, пострадавшая в результате Второй мировой войны, получила репарации, в некоторых отношениях аналогичен, а в других отношениях весьма отличается от процесса норвежских детей войны. Эмико Хастингс в своей статье «Больше не молчаливая жертва истории: перепрофилирование документов об интернировании американцев японцами» рассказала историю победоносной кампании репараций японо-американских интернированных во время Второй мировой войны и важную роль архивов в этом процессе.Архивные исследователи раскрыли расистскую правду об интернировании американцев японцев, установив необходимость возмещения ущерба. В 1960 году известный японско-американский историк Роджер Дэниэлс проводил исследования в файлах Министерства юстиции, и отзывчивый архивист предоставил Дэниелсу доступ к секретным документам, которые опровергли широко распространенное в то время убеждение, что реальные угрозы безопасности оправдывают интернирование американцев японского происхождения. В 1980-х годах исследователь Питер Айронс получил записки из Министерства юстиции по запросу Закона о свободе информации, показывающие, что доказательства, представленные правительством в Верховный суд в связи с его делом об интернировании, были фальсифицированы.Последней каплей стало то, что исследователь архивов-любителей Айко Херциг-Йошинага нашла в Национальном архиве письменное оправдание интернирования, основанное не на военных угрозах, а на расизме по отношению к японско-американскому сообществу. Открытие Херцига-Йошинаги легло в основу отчета Комиссии по переселению гражданских лиц в военное время в 1983 году, в которой рекомендовалось возмещение ущерба жертвам. Закон о гражданских свободах 1988 г. учел эти рекомендации и предложил президенту письмо с извинениями и выплату компенсации в размере 20 000 долларов выжившим жертвам.Эти репарации получили 82 тысячи американцев японского происхождения.

    Как и в случае с норвежскими детьми войны, материалы национальных архивов, которые первоначально использовались в качестве инструментов угнетения, стали основой для движения за возмещение ущерба. В этом случае, однако, архивы сыграли более важную роль, решив проблему их собственного соучастия в несправедливости. Одним из последствий интернирования американцев японского происхождения стала потеря документов и другого имущества, принадлежащего переселенным семьям.Как выразился Гастингс: «Потеря исторических материалов до войны была огромной, стирая большинство следов довоенной японской американской истории». 16 Более того, War Relocation Authority, правительственное агентство, ответственное за интернирование, произвело тысячи фотографий и файлов на каждого интернированного, тем самым заменив долгую историю американцев японского происхождения записями, подтверждающими только их инаковость и предполагаемую преступность. Гастингс объяснил, что часть восстановительной цели заключалась в исправлении этой архивной несправедливости: «Во время движения за возмещение ущерба 1980-х годов произошел взрыв проектов устной истории, ориентированных на американцев японского происхождения.. . а Японско-американский национальный музей разработал программу, которая будет выступать в качестве центрального хранилища для архивирования устных историй. . . . Эти созданные сообществом записи заполнили множество пробелов и упущений в официальных отчетах об интернировании. . . . 17 Согласованные усилия по сбору этих историй и обеспечению их доступности через выставки коренным образом изменили рассказ об интернировании американцев японцев, представляя собой архивную репарацию.

    Архивисты наиболее полно принимают призыв к активизму на примере Движения за справедливость Брасеро.«Bracero» относится к программе гастарбайтеров, которая привела тысячи мексиканцев в Соединенные Штаты для работы в сельском хозяйстве в период с 1942 по 1964 год. Часть заработной платы рабочих была задержана и отправлена ​​в Мексику, якобы для создания пенсионный фонд для них, когда они вернутся домой (и, следовательно, предлагающий им стимул уехать из Соединенных Штатов, когда их труд больше не нужен). В действительности, однако, большинство рабочих никогда не знали, что их заработная плата снижается, и, когда несколько лет спустя группа брацеро потребовала эти деньги, их нигде не было.В начале 2000-х было основано Bracero Justice Movement (BJM), чтобы возместить эти деньги, причитающиеся braceros. В то же время в 2005 году, вскоре после того, как президент Джордж Буш объявил о своем намерении создать новую программу для приглашенных рабочих, Национальный музей американской истории собрал группу учреждений для сохранения истории сообществ брацеро под флагом Исторический проект Брасеро (BHP). В своей статье «От эфемерного к долговечному: политика записи и демонстрации памяти Брасеро» Мирейя Лоза объяснила, как архивисты и активисты работали в тандеме:

    Усилия по общественной истории объединились с усилиями активистов, поскольку BHP использовала сети и сообщества, созданные и активизированные BJM, для доступа к бывшим братьям и их семьям с целью сохранения устных историй, оцифровки документов и сбора предметов.В городах США и Мексики устные историки из BHP работали с активистами из BJM, чтобы пригласить общины брасеро для работы с проектом. Поддержка активистов во многих случаях привела к успеху сайтов сбора. 18

    Активисты не только помогали общественным историкам и архивистам собирать материалы, но и ресурсы, собранные историками и архивистами, подкрепляли утверждения и продвигали цели активистов.Дженнифер Осорио в более ранней статье о кампании возмещения бюстгальтеров писала о двойных стандартах ведения документации, отраженных в тяжелом положении этих рабочих: «Брасерос и их наследников просят предоставить от пяти до восьми предметов, подтверждающих их право на получение денег. они должны были быть получены четыре десятилетия назад от правительства, которое не могло отслеживать удержания в размере 32 миллионов долларов ». 19 Этот двойной стандарт также имеет место в случае норвежских детей войны, но в этом случае архивисты из BHP приняли активное участие в исправлении этого двойного стандарта, вставив рассказы брацеров в архивы, тем самым придавая им институциональную легитимность, которую они могли бы использовать для подтверждения своих требований о возмещении ущерба.

    Присутствие их рассказов в архивах также дало браслетам и их потомкам возможность определить свою собственную личность, особенно когда они столкнулись с клеймом неправильной маркировки как недокументированных. В то время, когда идентичность иммигрантов настолько политизирована, эта работа по-прежнему имеет большое значение. Как сказал Лоза: «Воспоминания о сообществах брацеро сигнализируют о том, что это меняющаяся история, которая продолжает разворачиваться.Политики, активисты и общественные историки стоят на этой шаткой почве и пытаются осмыслить прошлое и использовать его для решения своих сегодняшних проблем ». 20 Осорио также обсудила это в своей статье о браслетах, отметив, что на момент ее написания Соединенные Штаты рассматривали возможность создания аналогичной программы для приглашенных рабочих. Чтобы избежать несправедливости программы bracero, архивисты должны обеспечить сохранение и отзыв документов: «Это будет особенно важно для государственных архивистов, которым необходимо постоянно проверять грань между тем, чтобы быть представителем правительства и быть активистом для записи.» 21 Действительно, Международный центр правосудия переходного периода заявляет, что меры по предотвращению повторения несправедливости являются важным элементом любой программы возмещения ущерба. 22 По мере того, как дебаты по поводу иммиграции становятся все более спорными и язвительными, призыв Осорио к действию приобретает новую актуальность.

    Приведенные выше тематические исследования демонстрируют, что компенсация была начата в ответ на целый ряд несправедливостей, от кражи заработной платы до массового интернирования.Все дела имеют фундаментальное сходство: они описывают нарушения прав человека в результате дискриминации государства по признаку расы, этнической принадлежности или иммиграционного статуса. Расовая дискриминация является частью ткани Соединенных Штатов, и нашу страну можно призвать к ответу за любое количество случаев дискриминации — этническую чистку коренных народов или эксплуатацию китайских рабочих, если назвать лишь пару. Призыв к архивариусам присоединиться к кампании за репарации черных не исключает призыв к архивариусам участвовать в других кампаниях за справедливость.И нужно работать над тем, как архивисты могут быть вовлечены в эти другие движения. Как я утверждал, архивисты могут и должны выступать за возмещение ущерба всякий раз, когда это необходимо. В этой статье мы обратимся к аргументам в пользу того, почему архивисты должны быть активистами, в частности, за черные репарации.

    Репарации черным относятся к возмещению ущерба за нарушения прав человека, совершенные против чернокожих людей в истории Соединенных Штатов, от рабства до жестокости современной полиции.Эта статья не является аргументом в пользу репараций черных. Другие уже убедительно аргументировали это. Главным из них в последние годы является Та-Нехиси Коутс, описавший в своей статье «Дело о репарациях», как чернокожих американцев систематически исключают из сферы процветания и безопасности, предоставляемой белым. Он проследил эту историю от рабства до Джима Кроу до красной черты. Есть признаки того, что доводы о возмещении ущерба становятся все более популярными: в январе 2016 года рабочая группа Организации Объединенных Наций выпустила доклад, в котором рекомендовал широкий набор возмещений для устранения системной дискриминации, с которой афроамериканцы прослеживаются вплоть до рабства. 23 Растущий призыв — одна из причин, по которой эта статья сосредоточена на репарациях черных, поскольку на этот призыв должны ответить архивисты. Вторая причина заключается в том, что как в архивном дискурсе, так и в реалиях наших хранилищ существует явное ощущение архивной несправедливости, совершенной против чернокожих американцев. Поэтому наше соучастие как архивистов требует нашего участия в этой борьбе.

    Верн Харрис пошел дальше соучастия, чтобы доказать, что архивы — это инструмент власти.Для Харриса архивы определяются как набор правил, которые определяют важность информации и то, как эта информация интерпретируется. Харрис назвал это законами контекста. Когда материалы попадают в архивы, они поступают так, потому что считается, что они соответствуют этому контексту или соответствуют интерпретации. Архивы, поскольку они устанавливают эти законы, являются инструментами власти, «инструментами, которые в своих самых фундаментальных действиях создают и разрушают, продвигают и препятствуют, кооптируют и дискредитируют, контекстов . 24 Итак, здесь мы видим циклическую операцию, с помощью которой власть создает законы контекста и, тем самым, определяет архивы, которые затем используют этот контекст для определения того, что является архивным, отстаивая интересы сильных мира сего. Джарретт Дрейк продемонстрировал опасную правду в этой формулировке в своем анализе создания фальшивых полицейских отчетов для оправдания расстрела шести невооруженных чернокожих на мосту Данцигер в Новом Орлеане через шесть дней после урагана Катрина. Первоначальное внутреннее расследование, основанное на отчетах сотрудников полиции, не выявило никаких нарушений.Семьи потерпевших подали иск, что привело к расследованию Министерства юстиции, которое в конечном итоге обнаружило, что полиция сфабриковала существование свидетелей, составила заявления потерпевших, подбросила пистолет на месте происшествия, а затем создала запись этого оружия в качестве доказательства . Дрейк заключил: «Способы, которыми государственные агенты создают и используют записи в обществе — особенно для выраженного намерения оправдать лишение жизни или тюремное заключение невинных гражданских лиц — неизбежно влияют на тех, на кого возложена ответственность за обеспечение их сохранности и доступа. . 25 Таким образом, архивариусам приходится мириться с тем фактом, что находящиеся на их попечении архивы были созданы с явной целью применения репрессивной власти. За три года, прошедшие после убийства Майкла Брауна в Фергюсоне, штат Миссури, полиция неоднократно становилась свидетелем жестокого обращения с чернокожими и смуглыми людьми, при этом виновные почти никогда не видели никаких последствий. Полицейские отчеты и записи, использованные в этих случаях, считаются объективными источниками истины; наше общество не ставит под сомнение контекст этих записей.Изучение контекста потребует признания того, что некоторые формы записи документов считаются законными. т.е. архивные, тогда как другие полностью не учитываются. Это законы контекста Харриса. В исследовании Дрейком убийств на Данцигерском мосту мы видим, что в обществе, построенном на основе системного расистского насилия, контекст архивов — это расизм и превосходство белых.

    Харрис убеждал, что архивисты должны быть активистами, оспаривающими контекст власти.Он сказал: «Если власть осуществляется через строительство архива, то локусом участия в осуществлении власти являются как раз процессы строительства архива. . . . Другими словами, время активизма никогда не прошло ». 26 Рэндалл Джимерсон также считал активизм архивным императивом. По мнению Джимерсона, архивисты должны предпринять «активные шаги для противодействия предвзятости прежней архивной практики». 27 Эти предубеждения наблюдаются в любой архивной практике, от оценки до сохранения и доступа.Алекс Пул в своей статье «Странная карьера архивов Джима Кроу: раса, космос и история на юге Америки в середине двадцатого века» задокументировал, как архивы и библиотеки приняли Джима Кроу, чтобы помешать темнокожим исследователям получить доступ к своим материалам или сбор документов, связанных с черной историей и культурой. 28 Тоня Сазерленд резко обвинила архивы в том, что они не собирают материалы, документирующие насилие в отношении чернокожих американцев, что, по ее словам, приравнивается к «архивной амнистии». 29 Сазерленд сказал, что, несмотря на большое количество изображений, показывающих «черную смерть» от рук белых, архивы отказались собирать эти материалы. Здесь «черная смерть» относится к линчеваниям и беспорядкам двадцатого века, а также к убийствам полиции, подобным тем, что произошли на мосту Данцигер. Не принося эти материалы в свои коллекции, архивы препятствуют возможности привлекать к ответственности преступников и систему расистского насилия: «Американские архивы, проводя экспертизу и применяя другие методы, продолжают расширять амнистию, которая была предоставлена ​​работорговцам Конфедерации за неадекватный сбор и ведение записей, которые сделают переходное и восстановительное правосудие возможным в Соединенном Королевстве.С. » 30

    В ответ на критику Сазерленда оценка рассматривается как метод, с помощью которого архивисты могут способствовать восстановительному правосудию. Это означает поиск коллекций, в которых задокументированы нарушения прав человека в прошлом, а также приоритетность доступа к этим материалам. Например, статья в The New York Times привлекла внимание к тому, каким образом Нью-Йоркская компания по страхованию жизни получала прибыль от продажи полисов страхования рабов в девятнадцатом веке.Репортер этой статьи написала, что в ходе ее расследования компания позволила ей просмотреть несколько бухгалтерских книг, но «отказалась разрешить репортеру взять интервью у своего архивиста, чтобы определить, существуют ли еще дополнительные записи, связанные с ведомственной политикой». 31 Материалы в этом корпоративном архиве рассказывают историю людей, которые были порабощены, и прибыли, полученные от их порабощения. Такие записи должны быть доступны, и архивисты должны быть активистами за право общественности раскрывать прошлое.

    Действительно, в наших архивах есть материалы, документирующие насилие на почве расизма. Признавая, что архивы создавались и продолжают создаваться в интересах белой гегемонии, мы должны установить новый контекст для наших записей. Жаннетт Бастиан в своей книге «Шепот в архивах: поиск голосов колонизированных в записях колонизатора» писала об обнаружении присутствия или «шепота» порабощенного африканского населения в колониальных архивах Вест-Индии.Хотя записи, сделанные черным населением, были исключены из колониальных архивов, многочисленные документы об их жизни существуют в записях владельцев плантаций, рабовладельцев, судов и местных органов власти. Бастиан утверждал, что следует пересмотреть происхождение этих записей: «. . . Записи становятся «свидетелями» безмолвного общества, сообщества, которое является предметом записей, а не их создателями, но которое не менее активно участвует в их создании ». 32 Бастиан призывал к другому подходу к происхождению.Поскольку происхождение является основополагающим для того, как мы оцениваем и описываем архивы, присвоение происхождения тем, кто был исключен из процесса создания записей, делает этот шепоток слышимым. При этом имена в бухгалтерской книге работорговца становятся личностями, чьи истории сохраняются до наших дней. Более того, мы признаем авторов таких записей угнетателями людей, а не нормализацией их насилия.

    Такая повторная проверка произошла в архивах Джорджтаунского университета в 2015 году.В том году студенческие протесты вспыхнули после того, как стало известно, что в 1838 году университет продал 272 порабощенных человека, чтобы удержаться на плаву. Доказательства были в архивах: подробная документация о том, кто и где был продан, а также письма, распространенные среди руководства университета, в которых обсуждалась продажа. В ответ на это разоблачение и протесты богатый выпускник профинансировал независимый генеалогический проект по поиску потомков 272 порабощенных людей, известный как GU272. Специалисты по генеалогии смогли найти сотни потомков по всей стране, которые, в свою очередь, вынудили Джорджтаун принять меры по исправлению своего прошлого.Университет созвал Рабочую группу по рабству, памяти и примирению, которая рекомендовала ряд мер, в конечном итоге принятых университетом, включая переименование зданий с именами лиц, участвовавших в продаже рабов, создание мемориала в честь GU272, и предоставление потомкам привилегированного статуса приема. Университет также сделал записи о своей причастности к рабству легкодоступными благодаря созданию онлайн-Джорджтаунского архива рабства. 33 Восстановление ответственности университета стало возможным благодаря архивам. Кроме того, создание цифровых архивов само по себе служит механизмом восстановления, делая полную историю одного из самых престижных университетов США широко доступной и известной.

    Оцифровка позволяет распространять документацию о насилии сторонников превосходства белой расы и связывать точки между государственными субъектами, корпорациями и отдельными лицами, причастными к этой несправедливости.Например, в рамках текущего проекта Voyages: The Trans-Atlantic Slave Trade Database используются архивные ресурсы для создания доступной для поиска базы данных о более чем 27000 трансатлантических путешествиях рабов с именами судовладельцев и капитанов, а также с более чем

    именами африканцев на борту судна. корабли.

    34 Аналогичная база данных, представленная в 2013 году, «Наследие британской рабовладения», использовала записи Комиссии по компенсации рабов в Великобритании для создания доступной для поиска базы данных по каждому рабовладельцу на момент отмены рабства в Великобритании в 1833 году. 35 По иронии судьбы, когда рабство было отменено, эти рабовладельцы получили компенсацию за освобождение своих рабов. Многие семьи в Великобритании сегодня продолжают извлекать выгоду из этого богатства. Среди них такие известные имена, как бывший премьер-министр Дэвид Кэмерон. 36 Архивисты должны поддерживать разработку этих инструментов и их использование, и они должны поощрять специалистов по генеалогии отслеживать не только истории их семей об иммиграции и тяжелой работе, но также их истории рабовладения или членства в KKK.Как выразился Та-Нехиси Коутс: «С гордостью заявлять о своем статусе ветерана и отречься от рабовладельца — это патриотизм à la carte. Нация переживает свои поколения. Нас не было, когда Вудро Вильсон ввел нас в Первую мировую войну, но мы все еще выплачиваем пенсии. Если гений Томаса Джефферсона имеет значение, то не менее важно то, что он забрал тело Салли Хемингс ». 37

    В архивах хранится бесчисленное множество слухов и даже криков о расовой несправедливости.Эти материалы рассказывают нам о жертвах и преступниках и позволяют нам наметить систему насилия, которая продолжает проникать в наше общество. Повышение уровня этих голосов и историй — один из способов продвижения к более справедливым архивам, архивам, которые борются за возмещение ущерба. Как напомнил нам Сазерленд, в наших коллекциях все еще есть зияющие дыры и нежелание их заполнять. Перед лицом исторического и современного соучастия архивов в превосходстве белых необходимо признать, что наши институты построены на структурном расизме, и искать справедливости за пределами наших стен.Одним из способов этого является участие в общественных архивах или проектах по документации на местах. В 2015 году Джарретт Дрейк организовал команду архивистов, чтобы задокументировать насилие со стороны полиции в Кливленде, штат Огайо. Дрейк объяснил свое решение не сотрудничать с существующими архивами или библиотекой при выполнении этого проекта: «Невыносимая белизна и патриархат традиционных архивов требуют, чтобы новые архивы для черных жизней возникли и поддерживали себя как пространства для травм, трансценденции и трансформации». 38 Как архивисты, мы можем поделиться своим опытом и знаниями, чтобы помочь в создании архивов расовой справедливости и тем самым привести наши учреждения к установлению истины и примирению.

    EL ESCORPIÓN QUE SE MUERDE LA COLA (MONO CANIBAL)

    «Каждый день силы, управляющие нашим обществом, придумывают изощренные уловки, чтобы украсть все более важные отрезки времени: от бюрократии до развлечений, преодолевая размывание границы между свободным временем и временем, посвященным работе, капитализм сегодня питается нашим вниманием. монетизация таких чувств, как любовь и дружба, и проявление политических страстей, увлечений и идиосинкразии.Хронофагия — это форма хищничества, способная проявить себя с обнадеживающими лицами прогресса, свободы выражения и развлечений, постоянного и повсеместного присвоения, которое превращает в товар все более широкие сегменты нашей жизни. От сокращения сна до бюрократических задач, изливаемых на массы, от распространения социальных сетей до конца мертвых времен, от техно-пристрастий к не-временам не-мест, от праздников до эрозии памяти, ХРОНОФАГ исследует, как капитализм охотится на массы своего времени.«

    Первоначально задуманный как« Коффинаменто », он был записан как саундтрек к документальному фильму, не выпущенному из-за болезни режиссера Энцо Капилларе, о нынешней гиперкомпрессии пространства-времени и о том, как все это меняет наше восприятие окружающего мира и как это может повлиять на нас. Это не позволяет нам правильно оценить наших ближайших родственников.

    Клаустрофобные нейрофонии, зарегистрированные во время принудительной изоляции в марте прошлого года, показывают адекватный и темный кардиогенный пульс, рекомендуется для ночного бодрствования и оказания первичной медицинской помощи.
    Mono Canibal и Zoltan Coxis оба играют на электронных инструментах, лабораторном звуковом оборудовании, найденных записях. Опубликовано Ediciones Toracic. 2020. (TD90)

    Включает неограниченную потоковую передачу ZOLTAN COXIS + MONO CANIBAL «Chronophagus» через бесплатное приложение Bandcamp, а также возможность скачивания в высоком качестве в форматах MP3, FLAC и других форматах. … более

    День 52: Хронофагия — Конни сегодня

    День 52, понедельник 4 мая 2020 г .: хронофагический

    Да, это ругательное слово, но не так, как вы думаете! Буквально то, что «ест время», или хронофаг, «пожиратель времени».”

    Где я был и чем был за последние 21 день? Печальная правда в том, что ничего особенного. Я не изучаю испанский, не занимаюсь садоводством, не учусь вязать / вязать крючком / шить, не учу последний танец TicTok (хотя я танцевал в семейной комнате) или _____ (заполните пробел). , куда уходит время, я пытался понять. Ответ заключается в том, что, как и все мы, я пытаюсь справиться с этой новой жизнью, пытаюсь заполнить свои дни и пытаюсь понять, что я делаю и куда иду, образно говоря, с тех пор, как я ‘ м никуда не денется в прямом смысле.Это определенно дихотомия; Я дома, у меня много времени, но часы / дни / недели, кажется, исчезают в мгновение ока. В конце дня я могу съесть тарелку булочек с корицей. И, да, конечно, я понимаю, что те из вас, кто работает, учится на дому, беспокоится о пожилых родителях, вероятно, порадовались бы, если бы в дневнике были только булочки с корицей.

    Хорошие новости, моя ведущая деятельность была хорошей: прогулки, упражнения, выпечка, помощь моим мужьям в еженедельной прямой трансляции в Facebook (гитара / вокал) и несколько очень приятных виртуальных часов общения.Это не заполняет день, так что хронофагические действия были слишком много новостей, а затем еще несколько новостей, наряду с дозой блуждания по дому, гадая, что я должен делать в этот день. Могу только предположить, что я не одинок в этом.

    Итак, я пытаюсь спросить себя, как я хочу, чтобы на самом деле выглядело мое время «паузы». Да, я хотел бы выучить испанский, но не уверен, что сейчас у меня есть силы, чтобы поддержать это. Грустно. Выпечка и некоторые блюда полностью хороши: хлеб на закваске, фокачча, булочки с корицей, турецкая базлама, поповеры, мучные лепешки, пирожные, пирожные, печенье.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *