Г лебон психология народов и масс: «Психология народов и масс» Гюстав ЛеБон: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-101642-5

Содержание

Густав Лебон ★ Психология народов и масс читать книгу онлайн бесплатно

Густав Лебон

Психология народов и масс

Психология народов и масс

Книга I. Психология народов

Введение. Современные идеи равенства и психологические основы истории

Возникновение и развитие идеи равенства. — Произведенные ею последствия. — Во что обошлось уже ее приложение. Нынешнее ее влияние на массы. — Задачи, намеченные в настоящем труде. — Исследование главных факторов общей эволюции народов. Возникает ли эта эволюция из учреждений? — Не заключают ли в себе элементы каждой цивилизации — учреждения, искусства, верования и пр. — известных психологических основ, свойственных каждому народу в отдельности? — Значение случая в истории и неизменные законы. — Трудность изменить наследственные идеи в данном субъекте.

Идеи, правящие учреждениями народов, претерпевают очень длинную эволюцию. Образуясь очень медленно, они вместе с тем очень медленно исчезают. Став для просвещенных умов очевидными заблуждениями, они еще очень долгое время остаются неоспоримыми истинами для толпы и продолжают оказывать свое действие на темные народные массы. Если трудно внушить новую идею, то не менее трудно уничтожить старую. Человечество постоянно с отчаянием цепляется за мертвые идеи и мертвых богов.

Уже почти полтора века прошло с тех пор, как поэты и философы, крайне невежественные относительно первобытной истории человека, разнообразия его душевного строя и законов наследственности бросили в мир идею равенства людей и рас.

Очень обольстительная для масс, эта идея вскоре прочно укрепилась в их душе и не замедлила принести свои плоды. Она потрясла основы старых обществ, произвела одну из страшнейших революций и бросила западный мир в целый ряд сильных конвульсий, которым невозможно предвидеть конца.

Без сомнения, некоторые из неравенств, разделяющих индивидуумов и расы, были слишком очевидны, чтобы приходилось серьезно их оспаривать; но люди легко успокаивались на том, что эти неравенства — только следствия различия в воспитании, что все люди рождаются одинаково умными и добрыми и что одни только учреждения могли их развратить. Средство против этого было очень простое: перестроить учреждения и дать всем людям одинаковое воспитание. Таким-то образом учреждения и просвещение стали великими панацеями современных демократий, средством для исправления неравенств, оскорбительных для великих принципов, являющихся единственными божествами современности.

Впрочем, новейшие успехи науки выяснили все бесплодие эгалитарных теорий и доказали, что умственная бездна, созданная прошлым между людьми и расами, может быть заполнена только очень медленными наследственными накоплениями. Современная психология вместе с суровыми уроками опыта показала, что воспитание и учреждения, приспособленные к известным лицам и к известным народам, могут быть очень вредны для других. Но не во власти философов изъять из обращения идеи, пущенные ими в мир, когда они убедятся в их ложности. Как вышедшая из берегов река, которую не в состоянии удержать никакая плотина, идея продолжает свой опустошительный, величественный и страшный поток.

И смотрите, какова непобедимая сила идеи! Нет ни одного психолога, ни одного сколько-нибудь просвещенного государственного человека, и в особенности — ни одного путешественника, который бы не знал, на сколько ложно химерическое понятие о равенстве людей, перевернувшее мир, вызвавшее в Европе гигантскую революцию и бросившее Америку в кровавую войну за отделение Южных Штатов от Северо-Американского Союза; никто не имеет нравственного права игнорировать то, насколько наши учреждения и воспитание гибельны для низших народов; и за всем тем не найдется ни одного человека — по крайней мере во Франции — который бы, достигнув власти, мог противиться общественному мнению и не требовать этого воспитания и этих учреждений для туземцев наших колоний. Применение системы, выведенной из наших идей равенства, разоряет метрополию и постепенно приводит все наши колонии в состояние плачевного упадка; но принципы, от которых система берет начало, еще не поколеблены.

Будучи, впрочем, далекой от упадка, идея равенства продолжает еще расти. Во имя этого равенства социализм, долженствующий, по-видимому, в скором времени поработить большинство народов Запада, домогается обеспечить их счастье. Его именем современная женщина требует себе одинаковых прав и одинакового воспитания с мужчиной.

Читать дальше

Лебон, Г. Психология народов и масс / пер. А. Фридмана и Э. Пименовой. СПБ.: … | Аукционы

Лебон, Г. Психология народов и масс / пер. А. Фридмана и Э. Пименовой. СПБ.: Издание Ф. Павленкова, 1896. [2], II, 329 с., [3]. 19×12,5 см. В современном полукожаном переплете. В хорошей сохранности, владельческие карандашные пометы в блоке.

Густав Лебон — автор одной из первых концепций массового общества: отождествляя массу с толпой, он пророчил наступление «эры масс» и следующий за этим упадок цивилизации. Сочинение «Психология народов» посвящено вопросам образования, развития и угасания наций («рас»), и роли, которую играют в этих процессах руководящие народами идеи и великие люди. «Психология масс» считается первым трудом, который положил начало социальной психологи. В этой книге Лебон исследует толпу как явление, дает первую классификацию различных ее видов, описывает основные закономерности ее свойств и поведения, исследует причинно-следственные связи, характерные для такого социального объекта, анализирует методы влияния на толпу. «Психология народов и масс» — настольная книга всех политиков добивавшихся власти. Ее перечитывали и тщательно изучали Ленин, Гитлер, Муссолини, Сталин. В ней излагаются основные и простые принципы поведения толпы, описываются приемы достижения политиками успеха в борьбе за власть.

«Искусство — только низший род промышленности, когда оно перестает быть выражением потребностей, идей и чувств известной эпохи. Я удивляюсь теперь искренним произведениям наших средневековых художников, рисовавших святых, рай и ад — главный центр существования; но когда художники, у которых уже нет настоящих верований, покрывают наши стены теми же сюжетами, силясь вернуться к технике другого века, то они делают только жалкие подражания, совершенно неинтересные для настоящего времени и которые будет презирать будущее.

Милые наивности ребенка вызывают отвращение, когда им начинает подражать старик».

Книга «Психология народов и масс» Лебон Г

Психология народов и масс

Книга, на основе которой создавались, создаются и будут создаваться все новые и новые рекламные, политические и медийные технологии. Книга, которую должен знать наизусть любой политик, журналист, пиарщик или просто человек, не желающий становиться бессловесной жертвой пропаганды. Идеи-догмы и религия как способ влияния на народные массы, влияние пропаганды на настроения толпы, способы внушения массам любых, — даже самых вредных и разрушительных, — идей, — вот лишь немногие из гениальных и циничных прозрений Густава Лебона.

Поделись с друзьями:

Издательство:
АСТ
Год издания:
2017
Место издания:
Москва
Язык текста:
русский
Язык оригинала:
французский
Перевод:
Пименова Э. ; Фридман А.
Тип обложки:
Мягкая обложка
Формат:
76х100 1/32
Размеры в мм (ДхШхВ):
180×115
Вес:
235 гр.
Страниц:
384
Тираж:
5000 экз.
Код товара:
888988
Артикул:
ASE000000000828159
ISBN:
978-5-17-101642-5
В продаже с:
27.
05.2017
Аннотация к книге «Психология народов и масс» Лебон Г.:
Книга, на основе которой создавались, создаются и будут создаваться все новые и новые рекламные, политические и медийные технологии.
Книга, которую должен знать наизусть любой политик, журналист, пиарщик или просто человек, не желающий становиться бессловесной жертвой пропаганды.
Идеи-догмы и религия как способ влияния на народные массы, влияние пропаганды на настроения толпы, способы внушения массам любых, — даже самых вредных и разрушительных, — идей, — вот лишь немногие из гениальных и циничных прозрений Густава Лебона. Читать дальше…

как толпа стала сильнее индивида — T&P

Французский ученый Гюстав Лебон в конце XIX века предчувствовал грядущие общественные перемены и катастрофы XX века, потрясшие интеллектуалов следующих поколений.

Он первым попытался осмыслить феномен массы: Лебон наделил толпу целостностью, уникальными психологическими характеристиками и способностью проявлять свою бессознательную волю, он признал в ней нового актора общественного процесса. T&P публикуют тезисы лекции, посвященной основателю социальной психологии.

«В числе специальных свойств, характеризующих толпу, мы встречаем, например, такие: импульсивность, раздражительность, неспособность обдумывать, отсутствие рассуждения и критики, преувеличенную чувствительность и т.п., которые наблюдаются у существ, принадлежащих к низшим формам эволюции, как то: у женщин, дикарей и детей», — так писал Гюстав Лебон в своей работе «Психология народов и масс», вышедшей в 1895 году. Сегодня эта цитата кажется малонаучной, хамской или, в лучшем случае, забавной. Однако «утраченная радость писать без сносок» во времена французского мыслителя могла породить и более забористые афоризмы. Несмотря на это, сегодня Гюстав Лебон по праву считается основателем психологии толп и, более того, социальной психологии в целом.

Для правильного понимания взглядов Лебона важно трезво оценивать его расовую теорию, которая изложена в первой части книги — «Психологии народов». Сейчас она выглядит весьма архаичной, но во второй половине XIX — начале XX века расово-антропологический подход считался абсолютно нормальным инструментом, помогающим исследователю объяснять как исторические, так и социальные процессы.

Как и многие другие ученые своего времени, Лебон выстраивает простую иерархию рас, деля человечество на примитивные (например, жители Австралии-Океании), низшие (негры), средние (азиатские народы) и, конечно, высшие расы (индоевропейские народы). Раса при этом понимается как историческая единица, то есть совокупность людей, объединенных общей историей и обладающей общими психологическими характеристиками — тем, что Лебон назвал «душой расы» или что мы бы сейчас назвали ментальностью. Например, и англичане, и французы определяются не как нации, а как расы. Естественные, то есть антропологически чистые расы могут существовать только в рамках сообществ примитивного типа. Исторические расы могут сформироваться при условии того, что скрещивающиеся этносы более или менее равночисленны, не слишком отличаются своей антропологической и психической конституцией и долгое время находились под воздействием одной и той же среды. Высшие классы высших рас значительно различаются между собой, в то время как низшие классы более или менее тождественны, и в свою очередь могут быть приравнены к любому из представителей низшей расы.

Основная отличительная особенность толп — это наличие некоего коллективного бессознательного, которое обязывает индивидов, находящихся в толпе, отринуть индивидуальное сознание и подчинить разум и чувства единому целому

Французский ученый утверждал, что культура, язык, все социальные, политические и образовательные институты являются производными от «расовой души», свойства которой с течением времени изменяются крайне мало. Вспомните Ивана Ильина с его «Каждый народ заслуживает своего правительства». Если одна раса перенимает от другой, психологически неродственной, расы, например, архитектурный стиль или религию, то последние подвергаются изменениям в соответствие с «душой» принимающей расы, иногда трансформируясь до неузнаваемости. Помимо влияния коллективной души развитие любой цивилизации подвержено влиянию идей, которые, для того, чтобы прочно войти в структуру психики каждого индивида, проходят путь через догматы к предрассудкам, которые, в свою очередь, становятся составляющей расовой «души».

Если первая часть труда Лебона достаточно типична, то вторая часть, «Психология масс», явилась прорывом в изучении психологии коллективов. До Лебона на вопрос «Что такое толпа?» существовало три варианта ответа, по меткому выражению Сержа Московичи, «в такой же степени неполных, как и универсальных».

Первый ответ предполагал понимание толпы как случайного скопления людей, например на улице или в метро по пути на работу. Предметом науки такая толпа не является, поскольку несет элемент асоциальности из-за нахождения ее членов вне рамок социальных институтов. Невозможно в таком случае определить, представителями каких групп и классов являются индивиды, и, следовательно, невозможно их изучать. Второй ответ представлял толпу как безумную, одержимую массу, как если бы это скопление состояло сплошь из психически больных людей.

И наконец, третий ответ говорит о преступной толпе. Данный подход выразился наиболее ярко в работах итальянцев Чезаре Ломброзо и Сципиона Сигеле. Для них психология масс — это часть криминалистики и криминальной антропологии. Толпа, в их понимании, состоит из людей с антиобщественными наклонностями, подверженными разрушительным инстинктам, жестокости и террористическому мышлению. Однако этот криминальный аспект открывает толпе дорогу к политике, в которой замешаны уже разнообразные социальные движения: например, анархисты или социалисты.

Лебон же, в свою очередь, выходит за рамки этих трактовок, предлагая простую идею: основная отличительная особенность толп — это наличие некоего коллективного бессознательного, которое обязывает индивидов, находящихся в толпе, отринуть индивидуальное сознание и подчинить разум и чувства единому целому. Личностные характеристики индивида в толпе имеют незначительное влияние на его поведение — механизмы распространения настроений будут неизменны.

Толпа мыслит образами и восприимчива к чудесному, поэтому тот лидер, который сможет «загипнотизировать» толпу, представить свои идеи в виде ясных, конкретных, однозначных образов, не требующих рассуждений и не допускающих дискуссий, сможет вызвать в ней как минимум симпатию, а то и страстный фанатизм

Лебон говорит о наступлении «века толпы» в противовес предшествовавшему периоду власти малочисленной аристократии. Господство толпы, по мнению ученого, ведет к хаосу. Несмотря на это, исследователь отказывается от понимания толпы как исключительно преступного сборища. Несомненно, что коллективное бессознательное, как и бессознательное вообще, побуждает индивида совершать низменные, порочные поступки, поскольку в этом случае его действия подчинены инстинктам. Однако те же инстинкты и неспособность к рассуждению могут заставить толпу действовать героически, так, как не стал бы действовать индивид в одиночку.

Подобные идеи, безусловно, появлялись и до Лебона, но серьезного значения им не придавалось, поскольку толпа не рассматривалась в качестве самостоятельного актора в социальных и политических процессах, который бы обладал специфическими психологическими характеристиками, однозначно не сводимыми к тупой жестокости и агрессии. Причинами появления этих специальных черт является сознание непреодолимой силы, приобретаемое индивидом в толпе благодаря ее численности, заразительность и восприимчивость к внушению. Исходя из этого, толпе свойственны импульсивность, раздражительность, нетерпимость, преувеличение и односторонность чувств, то есть ее действия будут подобны поведению маленького капризного ребенка. Причем эта модель будет подчинять индивида, он будет руководствоваться не своими личными, а коллективными интересами бессознательного толпы.

Толпа мыслит образами и восприимчива к чудесному, поэтому тот лидер, который сможет «загипнотизировать» толпу, представить свои идеи в виде ясных, конкретных, однозначных образов, не требующих рассуждений и не допускающих дискуссий, сможет вызвать в ней как минимум симпатию, а то и страстный фанатизм. Эти чувства будут тем более сильны, чем в большей степени вожак обладает обаянием. Это может быть как врожденное, личное обаяние, так и приобретенное: люди с большим трепетом будут внимать словам прославленного полководца, увешанного орденами, чем безвестного оратора. Плюс к этому, как отмечает Лебон, «обыкновенно вожаки не принадлежат к числу мыслителей — это люди действия. Они не обладают проницательностью, так как проницательность ведет обыкновенно к сомнениям и бездействию». Воздействуя на толпу посредством утверждения и повторения, вожак может заразить ее идеями, которые впоследствии утвердятся в сознании толпы в качестве руководства к действию.

Что же видел Лебон, вглядываясь в прогнозируемую им эру толпы? Какие опасности он представлял, создавая концепцию психологии толп? В первую очередь Лебон видел в толпе угрозу цивилизации. Все эти массы людей для него — это «коллективные варвары», которые несут с собой хаос и анархию, рождающиеся из бессознательного. Такими он представлял, например, социалистов или анархистов. Лебон — пессимист, но пессимист, у которого еще есть надежда. Многие его соотечественники (например, Жозеф Артюр де Гобино) прямо говорили о скорой гибели европейской цивилизации. Лебон же пытается предостеречь и предупредить, что наиболее ясно отражено на последних страницах книги, где исследователь в нескольких абзацах рисует цельный путь развития любой цивилизации, начиная от рождения, через расцвет в погоне за мечтой, к упадку и гибели.

Гюстав Лебон. «Психология народов и масс»

Многим ли сегодня знакомо имя французского философа, историка и социолога Густава Лебона (1841-1931)?
Однако известно, что его труды штудировали Ленин, Муссолини, Рузвельт, Фрейд, члены императорских фамилий, правительств и революционеры начала ХХ века.

Современник и свидетель Парижской коммуны, Первой мировой войны, пролетарской революции 1917-го года в России, рождения тоталитарных государств Евразии, Лебон критически осмыслил и точно предсказал многие из событий, изменивших мир.

Почему его имя сегодня предано забвению? Потому что факты, которые он приводит, и, в особенности, выводы, которые он делает, во-первых, дискредитированы идеологией пангерманизма, (в той же мере, в какой и музыка Вагнера, к примеру. От этого, увы или ура, она не теряет своей гениальности, так же как  теория Лебона  ИМХО — своей правдивости. Один и тот же нож может стать орудием убийства или инструментом для приготовления еды ) во-вторых, потому что теории Лебона подрывают базовые понятия «демократического общества» — Лебон в 1898 году утверждает, к примеру, что

«Высшие расы отличаются от низших как характером, так и умом; высшие народы отличаются между собой главным образом характером. «

«Римляне времен упадка имели более утонченный ум, но они потеряли прежние качества своего характера: настойчивость, энергию, упорство, способность жертвовать собой для идеала, уважение к законам. Характер дает народам возможность чувствовать и действовать. Они никогда не выигрывали много от того, что желали слишком много рассуждать и мыслить»

«Иметь нравственность для народа — значит, иметь твердые правила поведения и не отступать от них. Дочь характера, но ничуть не ума, она может считаться прочно установленной  только тогда, когда стала наследственной и, следовательно, бессознательной. Величие народов зависит главным образом от уровня их нравственности.»

«Греки никогда не поднимались выше понятия города, и их города всегда воевали друг с другом. Индия не знала другой формы единения кроме деревни, и вот почему она в течение двух тысячелетий жила всегда под властью чужеземных властителей.
(…) Я хорошо вижу в Италии пьемонтцев, сицилийцев, венецианцев, римлян и тд; но не вижу еще там итальянцев»

«Вопреки нашим мечтам о равенстве, результат современной цивилизации в том, чтобы делать людей все более различными. «

«Ирландец, живущий под владычеством англичан, не в большой степени смешался с ними. Что касается народов, стоящих на низшей ступени развития, например, краснокожих, австралийцев, тасманийцев, то они не только не сливаются с высшими народами, но быстро исчезают от соприкосновения с ними.
Небольшое число белых, поселившихся среди многочисленного негритянского племени, обыкновенно исчезает через несколько поколений, не оставив следа своей крови в потомстве. Так исчезли все победители, которые покоряли себе слишком многочисленные народности. Они умели оставить себе всю цивилизацию, свое искусство и свой язык; но никогда не оставляли там своей крови»

«Сильно различающиеся между собой расы, например, белая и черная, могут смешиваться, но рождающиеся от них метисы образуют значительно низшую расу в сравнении с теми, от которых она происходит, и совершенно неспособную создать или даже поддержать какую бы то ни было цивилизацию.
Все страны, заключающие в себе слишком большое число метисов обречены на постоянную анархию, если только ими не будет управлять железная рука. Такова неизбежная судьба Бразилии. «

можно еще цитировать про скрещивание рас, много мыслей — о психологии, мнениях и верованиях толпы и много всего разного актуального еще.

Не знаю, как вы к этому отнесетесь — интересно, пишите мне, что думаете
amoro1959 Ваше мнение очень интересно

Густав Лебон — Психология народов и масс читать онлайн

Густав Лебон

Психология народов и масс

Психология народов и масс

Книга I. Психология народов

Введение. Современные идеи равенства и психологические основы истории

Возникновение и развитие идеи равенства. — Произведенные ею последствия. — Во что обошлось уже ее приложение. Нынешнее ее влияние на массы. — Задачи, намеченные в настоящем труде. — Исследование главных факторов общей эволюции народов. Возникает ли эта эволюция из учреждений? — Не заключают ли в себе элементы каждой цивилизации — учреждения, искусства, верования и пр. — известных психологических основ, свойственных каждому народу в отдельности? — Значение случая в истории и неизменные законы.  — Трудность изменить наследственные идеи в данном субъекте.

Идеи, правящие учреждениями народов, претерпевают очень длинную эволюцию. Образуясь очень медленно, они вместе с тем очень медленно исчезают. Став для просвещенных умов очевидными заблуждениями, они еще очень долгое время остаются неоспоримыми истинами для толпы и продолжают оказывать свое действие на темные народные массы. Если трудно внушить новую идею, то не менее трудно уничтожить старую. Человечество постоянно с отчаянием цепляется за мертвые идеи и мертвых богов.

Уже почти полтора века прошло с тех пор, как поэты и философы, крайне невежественные относительно первобытной истории человека, разнообразия его душевного строя и законов наследственности бросили в мир идею равенства людей и рас.

Очень обольстительная для масс, эта идея вскоре прочно укрепилась в их душе и не замедлила принести свои плоды. Она потрясла основы старых обществ, произвела одну из страшнейших революций и бросила западный мир в целый ряд сильных конвульсий, которым невозможно предвидеть конца.

Без сомнения, некоторые из неравенств, разделяющих индивидуумов и расы, были слишком очевидны, чтобы приходилось серьезно их оспаривать; но люди легко успокаивались на том, что эти неравенства — только следствия различия в воспитании, что все люди рождаются одинаково умными и добрыми и что одни только учреждения могли их развратить. Средство против этого было очень простое: перестроить учреждения и дать всем людям одинаковое воспитание. Таким-то образом учреждения и просвещение стали великими панацеями современных демократий, средством для исправления неравенств, оскорбительных для великих принципов, являющихся единственными божествами современности.

Впрочем, новейшие успехи науки выяснили все бесплодие эгалитарных теорий и доказали, что умственная бездна, созданная прошлым между людьми и расами, может быть заполнена только очень медленными наследственными накоплениями. Современная психология вместе с суровыми уроками опыта показала, что воспитание и учреждения, приспособленные к известным лицам и к известным народам, могут быть очень вредны для других. Но не во власти философов изъять из обращения идеи, пущенные ими в мир, когда они убедятся в их ложности. Как вышедшая из берегов река, которую не в состоянии удержать никакая плотина, идея продолжает свой опустошительный, величественный и страшный поток.

И смотрите, какова непобедимая сила идеи! Нет ни одного психолога, ни одного сколько-нибудь просвещенного государственного человека, и в особенности — ни одного путешественника, который бы не знал, на сколько ложно химерическое понятие о равенстве людей, перевернувшее мир, вызвавшее в Европе гигантскую революцию и бросившее Америку в кровавую войну за отделение Южных Штатов от Северо-Американского Союза; никто не имеет нравственного права игнорировать то, насколько наши учреждения и воспитание гибельны для низших народов; и за всем тем не найдется ни одного человека — по крайней мере во Франции — который бы, достигнув власти, мог противиться общественному мнению и не требовать этого воспитания и этих учреждений для туземцев наших колоний. Применение системы, выведенной из наших идей равенства, разоряет метрополию и постепенно приводит все наши колонии в состояние плачевного упадка; но принципы, от которых система берет начало, еще не поколеблены.

Будучи, впрочем, далекой от упадка, идея равенства продолжает еще расти. Во имя этого равенства социализм, долженствующий, по-видимому, в скором времени поработить большинство народов Запада, домогается обеспечить их счастье. Его именем современная женщина требует себе одинаковых прав и одинакового воспитания с мужчиной.

О политических и социальных переворотах, произведенных этими принципами равенства, и о тех гораздо более важных, какие им суждено еще породить, массы нисколько не заботятся, а политическая жизнь государственных людей слишком коротка для того, чтобы они об этом более беспокоились. Впрочем, верховный властелин современности — общественное мнение, и было бы совершенно невозможно не следовать за ним.

Для оценки социальной важности какой-нибудь идеи нет более верного мерила, чем та власть, какой она пользуется над умами. Заключающаяся в ней доля истины или лжи может представлять интерес только с точки зрения философской. Когда истинная или ложная идея перешла у масс в чувство, то должны постепенно проявляться все вытекающие из нее последствия.

Итак, посредством просвещения и учреждений нужно приступить к осуществлению современной мечты о равенстве. С их помощью мы стараемся, исправляя несправедливые законы природы, отлить в одну форму мозги негров из Мартиники, Гваделупы и Сенегала, мозги арабов из Алжира и наконец мозги азиатов. Конечно, это — совершенно неосуществимая химера, но разве не постоянная погоня за химерами составляла до сих пор главное занятие человечества? Современный человек не может уклониться от закона, которому подчинялись его предки.

Я в другом месте показал плачевные результаты, произведенные европейским воспитанием и учреждениями на низшие народы. Точно также я изложил результаты современного образования женщин и не намереваюсь здесь возвращаться к старому. Вопросы, которые нам предстоит изучить в настоящем труде, будут более общего характера.

Оставляя в стороне подробности, или касаясь их лишь постольку, поскольку они окажутся необходимыми для доказательства изложенных принципов, я исследую образование и душевный строй исторических рас, т. е. искусственных рас, образованных в исторические времена случайностями завоеваний, иммиграций и политических изменений, и постараюсь доказать, что из этого душевного строя вытекает их история. Я установлю степень прочности и изменчивости характеров рас и попытаюсь также узнать, идут ли индивидуумы и народы к равенству или, напротив, стремятся как можно больше отличаться друг от друга. Доказав, что элементы, из которых образуется цивилизация (искусство, учреждения, верования), составляют непосредственные продукты расовой души, и поэтому не могут переходить от одного народа к другому, я определю те непреодолимые силы, от действия которых цивилизации начинают меркнуть и потом угасают. Вот вопросы, которые мне уже приходилось не раз обсуждать в моих трудах о цивилизациях Востока. На этот маленький том следует смотреть только как на краткий их синтез.

Читать дальше

Гюстав Лебон. Психология народов и масс

На самом деле две книги: «Психология народов» и «Психология масс», — в русском переводе почему-то объединенные в одну книгу. В первой книге Лебон изложил свою расистскую доктрину, во второй – фашистскую. Написаны в 1894-1895 году. Это такое своеобразное предисловие к эпохе мировых войн, и неудивительно, что после 1945 года ничего подобного не пишут и, в общем, не читают.

Лебон оказал колоссальное влияние на политиков ХХ века. В числе его почитателей: Гитлер, Муссолини, Ленин, Пуанкаре, Аристид Бриан, Барту, Теодор Рузвельт и т.д. Любопытно, были ли у него почитатели среди политиков второй половины ХХ века?

О том, что Лебоном зачитывался Ленин мы узнаем из весьма любопытных воспоминаний Бажанова: «Я хотел узнать, какими книгами чаще всего пользовался Ленин. Как мне сказала Гляссер, среди этих книг была «Психология толпы» Густава Лебона. Остаётся гадать, пользовался ли ею Ленин как незаменимым практическим ключом к воздействию на массы или извлёк из замечательного труда Лебона понимание того, что, вопреки наивным теориям Руссо, то сложное вековое переплетение элементов жизни декретами фантазёров и догматиков изменить совсем не так легко (отчего после всех блестящих, революций и возвращается всегда ветер «на круги своя»).

Книга написана в жанре «Почему одни нации вырываются вперед, а другие находятся в упадке?» Лебон отвечает: важны культура и характер, а институты и декреты почти не имеют значения.

Лебон по своему стилю близок к Ницше, и своими афоризмами он иногда угадывал суть явления предельно точно. Например: «После всех революций латинских народов всегда появляется этот суровый режим, эта неизлечимая потребность быть управляемыми, потому что он представляет собой своего рода синтез инстинктов их расы». Поразительно, что это сказано в конце XIX века. Вспомним эту череду «суровых режимов» латинских народов ХХ века: Муссолини, Салазар, Франко, Дювалье, Кастро, Стресснер, Видела, Пиночет, Чаушеску, Чавес… Может, дело действительно в «синтезе инстинктов»?

В книге нет ни одного доказательства. Это просто набор ничем не подтвержденных тезисов. Например, он относил жителей Индии к «средним расам». Однако как объяснить, что в Индии так много замечательной древней архитектуры? Ответ, который дает Лебон: заимствовали из Ассирии и Египта посредством Персии. А вот у Греции ничего не смогли заимствовать, потому что греческий склад характера нисколько не согласовывался с индийским. Про Гандхару, надо полагать, он ничего не слышал?

Некоторые тезисы Лебона требует особых комментариев.

«Та столь глубоко ложная идея, что количество составляет силу армий, покрыла Европу своего рода вооруженной национальной оборонной и ведет ее к неизбежному разорению». Реализовавшееся пророчество.

«Социалистические идеи о труде, капитале, преобразовании частной собственности в государственную докончат те народы, которые избегнут гибели от постоянных армий и банкротства». Неужели это сказано о России?

«Эпидемия инфлюэнцы, унесшая несколько лет тому назад в Париже около 5000 жертв, очень мало подействовала на народное воображение. Эта настоящая гекатомба не выразилась какими-нибудь явственными образами, и на нее указывали лишь еженедельные статистические отчеты. Но какой-нибудь другой крупный несчастный случай, например, падение Эйфелевой башни, причем если погибло бы не 5000, а всего 500 человек, но зато единовременно и в общественном месте, непременно подействовал бы гораздо сильнее на воображение толпы». Это важная цитата в эпоху ковида. Как видим, за 120 лет общество сильно изменилось, и тысячи жертв ОРВИ очень мощно влияют на «народное воображение».

«Главным фактором эволюции народов никогда не была истина, но всегда заблуждение. И если социализм так могуществен в настоящее время, то лишь потому что он представляет собой единственную уцелевшую иллюзию». Поразительно, что до сих пор многие делают борьбу с социализмом и левыми идеями основанием своих программ. Но если за 120 лет социализм не перестал быть «единственной уцелевшей иллюзией», то он останется таковой навечно.

Важные цитаты:

…каждый народ обладает душевным строем столь же устойчивым, как и его анатомические особенности, и от него-то и происходят его чувства, его мысли, его учреждения, его верования и его искусства. Токвиль и другие знаменитые мыслители думали найти в учреждениях нардов причину их развития. Я же убежден в противном, и надеюсь доказать, беря примеры как раз из тех стран, которые изучал Токвиль, что учреждения имеют на развитие цивилизаций крайне слабое влияние. Они чаще всего являются следствиями, но очень редко бывают причинами…

Судьбой народа руководят в гораздо большей степени умершие поколения, чем живущие. Ими одними заложено основание расы.

Покойники суть единственные неоспоримые господа живых. Мы несем тяжесть их ошибок, мы получаем награду за их добродетели.

Индусы, китайцы, европейцы мало отличаются своими средними слоями и в то же время значительно разнятся высшими.

Народ может потерять очень многое, претерпевать всевозможные катастрофы и быть еще в состоянии подняться. Но им все потеряно, и ему уже никогда не подняться, если он потерял свою душу.

Итак, история цивилизации состоит из медленных приспособлений, из ничтожных постепенных изменений. Если они нам кажутся внезапными и значительными, то потому, что мы, как в геологии, пропускаем промежуточные фазы и рассматриваем только крайние.

Больше всего времени требуется какому-нибудь народу для прохождения не высших этапов цивилизации, а низших.

Когда после более или менее долгого периода блужданий, переделок, пропаганды какая-нибудь идея приобрела определенную форму и проникла в душу масс, то она образует догмат, т. е. одну из тех абсолютных истин, которые уже не оспариваются.

Социалистические идеи о труде, капитале, преобразовании частной собственности в государственную докончат те народы, которые избегнут гибели от постоянных армий и банкротства.

Нет ничего более разрушительного, чем прах умерших богов.

В политике настоящие великие люди те, которые предвидят зарождающиеся потребности, события, подготовленные прошлым, и указывают путь, которого следует держаться.

Чтобы быть государственным человеком, нужно уметь проникать в душу толпы, понять ее мечты и оставить для нее философские абстракции. Вещи сами по себе не меняются.

Кажется, что массы жадно добиваются свободы; в действительности же они ее всегда отталкивают и беспрестанно требуют от государства, чтобы оно ковало для них цепи. Они слепо повинуются самым темным сектантам и самым ограниченным деспотам.

Мы живем в один из тех исторических периодов, когда на время небеса остаются пустыми. В силу одного этого должен измениться мир.

Обладая преувеличенными чувствами, толпа способна подчиняться влиянию только таких же преувеличенных чувств. Оратор, желающий увлечь ее, должен злоупотреблять сильными выражениями. Преувеличивать, утверждать, повторять и никогда не пробовать доказывать что-нибудь рассуждениями – вот способы аргументации, хорошо известные всем ораторам публичных собраний.

Начиная с самой зари цивилизации, толпа постоянно подпадала под влияние иллюзий. Наибольшее число храмов, статуй и алтарей было воздвигнуто именно творцам иллюзий.

Переход от варварства к цивилизации в погоне за мечтой, затем постепенное ослабление и умирание, как только мечта эта будет потеряна вот в чем заключается цикл жизни каждого народа.

Гюстав Ле Бон: Психология масс

Читайте все о Гюставе Ле Боне в этой статье!

Последнее обновление: 11 апреля 2019 г.

Гюстав Ле Бон родился в Ножан-ле-Ротру, Франция, 7 мая 1841 года. Хотя он выучился на врача, он посвятил большую часть своей жизни изучению социологии, психология, физика и антропология.

Он был военным врачом во время франко-прусской войны и его первые исследования были в области физиологии.После этого он сосредоточился на археологии и антропологии.

На самом деле французское правительство отправило его на Восток в качестве археолога. Он побывал во многих странах этого региона мира. Кроме того, он много путешествовал по Европе и Африке. На основе его исследований и наблюдений появилась серия книг, самой известной из которых является « Psychologie des Foules» («Толпа: исследование народного сознания»).

Дарвиновский подход Гюстава Ле Бона

Многие работы Гюстава Ле Бона оправдывают колониализм европейских держав.Его главным аргументом в пользу этого было ошибочное убеждение, что существуют высшие расы.

Лебон верил в географический детерминизм . По сути, он утверждал, что только при определенных географических условиях мужчины и женщины могут стать по-настоящему умными, красивыми и нравственно развитыми. Конечно, идеальные условия были только в Европе и населявшей ее высшей расе — ариях.

«Массы никогда не жаждали правды. Они отворачиваются от доказательств, которые им не по вкусу, предпочитая обожествлять заблуждение, если оно соблазняет их.Кто может снабдить их иллюзиями, тот легко становится их хозяином; тот, кто пытается разрушить их иллюзии, всегда становится их жертвой».

-Гюстав Ле Бон-

Гюстав Ле Бон был убежден, что каждая раса представляет собой отдельный вид. Конечно, он также считал, что существуют высшие и низшие расы .

Если бы высшие расы смешались друг с другом или с одной из низших рас, результаты могли бы быть хорошими. С другой стороны, если две или более низшие расы смешивались вместе, результатом было вырождение вида.

Толпа: исследование общественного мнения

Гюстав Ле Бон особенно известен своей книгой Толпа: исследование общественного мнения . Его основной подход заключался в том, что люди коллективно развивают поведение, которое они никогда не разовьют по отдельности. Другими словами, группы оказывают определяющее влияние на индивидуумов.

Он указывал, что основными причинами потери себя внутри группы являются :

  • Прежде всего, человек воспринимает группу как непобедимую силу.Поэтому они перестают чувствовать ответственность за свои действия, потому что могут действовать как анонимные фигуры.
  • Во-вторых, массы заражают своих членов своими чувствами и действиями. Это происходит бессознательно и позволяет лидеру манипулировать группой.
  • В-третьих, группы гипнотизируют отдельных людей. Членство в группе приводит к переживанию чувства всемогущества.
  • Также и в группе нереальное преобладает над реальностью.
  • Наконец, группы считаются механизмами выживания.Таким образом, непринадлежность к одному считается опасным.

Стоит отметить, что Зигмунд Фрейд посвятил целую книгу ( Групповая психология и анализ эго) анализу книги Гюстава Лебона «Толпа: исследование общественного мнения» .

Влияние теорий Гюстава Ле Бона

Хотя Гюстав Лебон называл себя демократом, правда в том, что его предложения всячески поощряли нацистскую идеологию, фашизм и все идеологии, вытекающие из них.В конечном итоге Лебон утверждал, что массы — это рабское стадо и, следовательно, они не могут существовать без хозяина. Он указал, что этот мастер или лидер должен быть кем-то с сильной личностью, очень определенными убеждениями и сильной волей.

Гюстав Ле Бон умер в 1931 году. Вероятно, он никогда не предполагал, что его убеждения будут способствовать Холокосту нацистов и тем более что его собственная страна, Франция, будет подвергаться дискриминации со стороны арийцев.

Гюстав Лебон Психология народов и масс Содержание.Густав Лебон психология народов и масс

LA PSYCHOLOGIE DES FOULES

© Издание на русском языке издательства АСТ, 2016

Книга I

Психология народов
Введение

Современные идеи равенства и психологические основы истории

Возникновение и развитие идеи равенства. — Последствия, которые это произвело. — Чего уже стоило ее заявление. Его современное влияние на массы.- Задачи, обозначенные в данной работе. — Изучение основных факторов общей эволюции народов. Происходит ли эта эволюция из институтов? — Разве элементы каждой цивилизации — институты, искусства, верования и т. д. — не содержат в себе известные психологические основы, характерные для каждой нации в отдельности? — Значение дела в истории и непреложные законы. — Трудно изменить наследственные идеи в данном предмете.

Идеи, управляющие институтами наций, претерпели очень долгую эволюцию.Образуясь очень медленно, они в то же время очень медленно исчезают. Став явными заблуждениями для просвещенных умов, они еще очень долго остаются неопровержимыми истинами для толпы и продолжают воздействовать на темную толпу… Если новую идею трудно убедить, то не менее трудно и разрушить старую. Человечество постоянно с отчаянием цепляется за мертвые идеи и мертвых богов.

Прошло почти полтора века с тех пор, как поэты и философы, крайне несведущие в первобытной истории человека, многообразии его психического строения и законах наследственности, бросили в мир идею равноправия людей и рас.

Очень соблазнительная для масс, эта идея вскоре прочно засела в их душах и не замедлила принести свои плоды. Она потрясла устои старых обществ, совершила одну из самых страшных революций и бросила западный мир в череду жестоких конвульсий, которым невозможно предвидеть конец.

Несомненно, некоторые из неравенств, разделяющих людей и расы, были слишком очевидны, чтобы их можно было серьезно оспаривать; но люди легко успокаивали себя, что эти неравенства есть только следствие различий в воспитании, что все люди рождаются одинаково умными и добрыми и что одни только учреждения могут их развратить.Средство от этого было очень простым: перестроить институты и дать всем людям одинаковое воспитание. Таким образом, институты и образование стали великой панацеей для современных демократий, средством устранения неравенства, оскорбляющего великие принципы, которые являются единственными божествами нашего времени.

Однако последние достижения науки прояснили бесплодность эгалитарных теорий и доказали, что ментальная пропасть, созданная прошлым между людьми и расами, может быть заполнена только очень медленными наследственными накоплениями. Современная психология вместе с суровыми уроками опыта показала, что воспитание и учреждения, приспособленные к известным людям и к известным народам, могут быть очень вредными для других. Но не во власти философов изымать из обращения идеи, которые они пустили в мир, когда убедились в их ложности.

Подобно разливающейся по берегам реке, которую не удержит никакая плотина, мысль продолжает свое опустошительное, величественное и грозное течение.

И посмотрите, какая непобедимая сила идеи! Нет ни одного психолога, ни одного просвещенного государственного деятеля и, в частности, ни одного путешественника, который не знал бы, насколько ложна химерическая концепция человеческого равенства, перевернувшая мир, вызвавшая гигантскую революцию в Европе и отбросившая Америку. в кровавую войну за отделение южных штатов от Североамериканского Союза; никто не имеет морального права игнорировать степень пагубности наших институтов и воспитания для низших народов; и за всем этим нет ни одного человека — по крайней мере во Франции — который, достигнув власти, мог бы противостоять общественному мнению и не требовать этого образования и этих учреждений для туземцев наших колоний. Применение системы, вытекающей из наших представлений о равенстве, разоряет метрополию и постепенно приводит все наши колонии в состояние прискорбного упадка; но принципы, из которых берет начало система, еще не поколеблены.

Однако идея равенства не угасает, а продолжает расти. Во имя этого равенства социализм, который должен вскоре поработить большинство народов Запада, стремится обеспечить их счастье. Своей фамилией современная женщина требует для себя таких же прав и такого же воспитания, как мужчина.

Массам совершенно нет дела до политических и социальных потрясений, вызываемых этими принципами равенства, и до тех гораздо более важных, которые им суждено произвести. политическая жизнь слишком коротка для людей, чтобы они больше беспокоились об этом. Однако верховный правитель нашего времени – общественное мнение и не идти за ним было бы совершенно невозможно.

Нет более надежного критерия для оценки социальной значимости идеи, чем власть, которую она оказывает на умы. Содержащаяся в нем доля правды или лжи может представлять интерес только с философской точки зрения. Когда истинная или ложная идея перешла в массовое чувство, тогда постепенно должны проявиться все вытекающие из нее следствия.

Итак, с помощью образования и институтов нам нужно начать реализовывать современную мечту о равенстве. С их помощью мы пытаемся, исправляя несправедливые законы природы, слепить в одну форму мозги негров с Мартиники, Гваделупы и Сенегала, мозги арабов из Алжира и, наконец, мозги азиатов.Конечно, это совершенно несбыточная химера, но разве постоянная погоня за химерами не была по-прежнему главным занятием человечества? Современный человек не может отступить от закона, которому подчинялись его предки.

В другом месте я показал катастрофические результаты, произведенные европейским образованием и институтами у низших народов… Точно так же я изложил результаты современного образования женщин и не намерен здесь возвращаться к старому. Вопросы, которые нам предстоит изучить в этой работе, будут носить более общий характер.

Оставляя в стороне детали или касаясь их лишь постольку, поскольку они окажутся необходимыми для доказательства изложенных принципов, я буду исследовать формирование и ментальную структуру исторических рас, то есть искусственных рас, образовавшихся в исторические времена в результате случайностей завоевания, иммиграция и политические изменения, и я попытаюсь доказать, что их история вытекает из этой ментальной структуры. Я установлю степень силы и изменчивости признаков рас, а также попытаюсь выяснить, движутся ли индивиды и народы к равноправию или, наоборот, стремятся как можно больше отличаться друг от друга.Доказав, что элементы, из которых складывается цивилизация (искусство, учреждения, верования), являются непосредственными продуктами родовой души и поэтому не могут переходить от одного народа к другому, я дам определение тем непреодолимым силам, от действия которых цивилизации начинают угасать и затем исчезнуть. Вот вопросы, которые мне уже не раз приходилось обсуждать в моих трудах о цивилизациях Востока. Этот небольшой фолиант следует рассматривать только как их краткий синтез.

Самое яркое впечатление, произведенное мной от длительных путешествий по разным странам, состоит в том, что каждый народ имеет психическую структуру столь же устойчивую, как и его анатомические особенности, и именно от него исходят его чувства, его мысли, его учреждения, его верования и его искусство. от.Токвиль и другие известные мыслители думали найти в институтах народов причину их развития. Я убежден в обратном и надеюсь доказать на примерах тех стран, которые изучал Токвиль, что институты имеют крайне слабое влияние на развитие цивилизаций. Чаще всего они являются следствием, но очень редко являются причиной.

Безусловно, история народов определяется самыми разными факторами… Она полна особых событий, случайностей, которые были, а могли и не быть.Однако наряду с этими случайностями, с этими случайными обстоятельствами существуют великие неизменные законы, управляющие общим ходом всякой цивилизации. Эти неизменные, самые общие и самые фундаментальные законы вытекают из ментальной структуры рас. Жизнь народа, его учреждения, его верования и искусства — лишь видимые продукты его невидимой души. Чтобы люди могли изменить свои институты, свои верования и свое искусство, они должны сначала переделать свою душу; для того, чтобы он мог передать свою цивилизацию другому, необходимо, чтобы он смог передать ему и свою душу.Без сомнения, история не говорит нам об этом; но мы можем легко доказать, что, записывая противоположные утверждения, она обманывает себя пустыми представлениями.

Однажды мне пришлось представить на большом конгрессе некоторые идеи, развитые в этой работе.

Собрание состояло из всевозможных выдающихся людей: от министров, губернаторов колоний, адмиралов, профессоров, ученых, принадлежащих к цвету разных народов. Я рассчитывал найти на такой встрече некий консенсус по основным вопросам.Но его вовсе не было. Высказанные мнения оказались совершенно независимыми от степени культуры тех, кто их высказывал.

Эти мнения были переданы главным образом тем, что составляло наследственные чувства различных рас, к которым принадлежали члены упомянутого Конгресса. Мне никогда не было так ясно, что люди каждой расы обладают, несмотря на их различия. социальный статус, неистребимый запас идей, традиций, чувств, способов мышления, составляющих бессознательное наследство от предков, против которого совершенно бессильны любые доводы.

В действительности мысль людей не преобразуется под влиянием разума. Идеи начинают оказывать свое действие только тогда, когда после очень медленной обработки они трансформируются в чувства и проникают, следовательно, в темную область бессознательного, где рождаются наши мысли. Книги не более сильны для предложения идей, чем слова. Точно так же и философы тратят свое время на написание не с целью убеждения, а чаще с целью развлечения.Как только человек выходит из привычного круга представлений о среде, в которой ему приходится жить, он должен заранее отказаться от всякого влияния и довольствоваться узким кругом читателей, самостоятельно пришедших к идеям, подобным тем, которые он защищает. Только убежденные апостолы в силах заставить себя слушать, плыть против течения, изменить идеал целого поколения, но чаще всего это связано с узостью их мысли и известной дозой фанатизма, которого им быть не следует. завидовал.

Однако не написанием книг торжествуют некоторые верования. Они долго спят в земле, прежде чем литераторы, занятые сочинением о них легенд, решают заставить их говорить.

Первый отдел

Психологические свойства рас
Глава I

Душа рас

Как натуралисты классифицируют виды. — Применение их методов к человеку. — Слабая сторона современных классификаций человеческих рас. — Основы психологической классификации.- Средние типы гонок. — Насколько наблюдение позволяет их установить. — Психологические факторы, определяющие средний тип гонки. — Влияние предков и ближайших родителей. — Общий психологический актив, которым обладают все люди известной расы. — Огромное влияние умерших поколений на современные. — Математические основы этого влияния. — Как коллективная душа распространяется из семьи в деревню, город, провинцию. — Преимущества и опасности, возникающие при формировании города как отдельного целого.- Обстоятельства, при которых образование коллективной души невозможно. — Пример Италии. — Как естественные расы уступили место историческим расам.

Натуралисты основывают свою классификацию видов на наличии известных анатомических признаков, воспроизводимых по наследству с правильностью и последовательностью. Теперь мы знаем, что эти черты изменяются в результате наследственного накопления тонких изменений; но если рассматривать только короткий период исторических времен, то можно сказать, что виды неизменны.

Применительно к человеку методы классификации естествоиспытателей позволили установить известное количество совершенно разных типов. На основании чисто анатомических признаков, таких как цвет кожи, форма и объем черепа, стало возможным установить, что человеческий род состоит из множества совершенно разных видов и, вероятно, самого разного происхождения. Для ученых, почитающих мифологические традиции, эти виды не более чем расы. Но, как основательно сказал кто-то, «если бы негр и европеоид были улитками, то все зоологи в один голос утверждали бы, что они составляют разные виды, которые никогда не могли произойти от одной и той же пары, от которой они постепенно отдалились.»

Эти анатомические особенности, по крайней мере те, которые относятся к нашему анализу, допускают лишь общие, очень грубые подразделения. Их отличия проявляются только у человеческих видов, совершенно не похожих друг на друга, например, у белых, черных и желтых. Но народы, очень похожие по своему внешнему виду, могут быть очень разными по своим способам чувствования и действия и, следовательно, по своим цивилизациям, своим верованиям и своим искусствам. Можно ли объединить испанца, англичанина и араба в одну группу?

Не для всех ли бросаются в глаза существующие между ними психические различия и не читаются ли они на каждой странице их истории?

За неимением анатомических особенностей они хотели опираться на классификацию известных народов по различным элементам, таким как языки, верования и политические институты; но такие классификации не выдерживают серьезной критики. Время от времени мы покажем, что многие народы смогли ассимилироваться, преобразовав иностранные языки, верования и институты, чтобы они соответствовали их ментальному складу.

Основания для классификации, которые не могут быть даны анатомией, языками, окружающей средой, политическими группировками, дает нам психология. Последнее показывает, что за институтами, искусствами, верованиями, политическими потрясениями каждой нации стоят определенные моральные и интеллектуальные характеристики, из которых вытекает ее эволюция.Именно эти черты в своей совокупности составляют то, что можно назвать душой расы.

Каждая раса обладает такой же стабильной психической организацией, как и ее анатомическая организация. Трудно сомневаться, что первое зависит от строения мозга. Но поскольку наука не продвинулась вперед настолько, чтобы показать нам детали его механизма, мы не можем взять его за основу. Однако близкое знакомство с ним никоим образом не может изменить того описания душевной организации, которое следует из него и которое раскрывает нам наблюдение.

Нравственные и интеллектуальные характеристики, совокупность которых выражает душу народа, представляют собой синтез всего его прошлого, наследия всех его предков и побудительных причин его поведения. У особей одной и той же расы они кажутся такими же изменчивыми, как черты лица; но наблюдения показывают, что большинство особей этой расы всегда имеют определенное количество общих психологических характеристик, столь же сильных, как и анатомические признаки, по которым классифицируются виды.Как и эти последние, психологические особенности воспроизводятся наследственностью с правильностью и постоянством.

Эта совокупность общих психологических характеристик составляет то, что разумно называется национальным характером… Их совокупность образует средний тип, позволяющий определять народ. Тысяча французов, тысяча англичан, тысяча китайцев, взятые случайно, конечно, должны отличаться друг от друга; однако они обладают в силу наследственности своей расы общими свойствами, на основе которых можно воссоздать идеальный тип француза, англичанина, китайца, аналогичный тому идеальному типу, который представляет себе натуралист, когда он находится в общий план описывает собаку или лошадь. Применительно к различным разновидностям собаки или лошади такое описание может содержать только общие для всех признаки, но вовсе не те, по которым можно различить их многочисленные породы.

Если только раса достаточно древняя и, следовательно, однородная, то ее средний тип достаточно четко определен, чтобы быстро закрепиться в сознании наблюдателя.

Когда мы посещаем чужую страну, только поражающие нас особенности могут быть признаны общими для всех жителей страны, которую мы посещаем, потому что только они одни постоянно повторяются.

Индивидуальные различия редко повторяются и поэтому ускользают от нас; и вскоре мы уже не только в состоянии отличить с первого взгляда англичанина, итальянца, испанца, но начинаем замечать в них некоторые моральные и умственные черты, составляющие как раз те основные черты, о которых мы говорили выше. Англичанин, гасконец, норманн, фламандец соответствуют в нашем уме совершенно определенному типу, который мы можем легко описать. Применительно к индивидууму описание может быть очень неадекватным, а иногда и неверным; но применительно к большинству особей известной расы он дает наиболее точное ее представление.

Бессознательная работа мозга, с помощью которой определяется физический и психический тип людей, совершенно тождественна по существу тому методу, который позволяет натуралисту классифицировать виды.

Эта идентичность психической организации большинства индивидуумов известной расы имеет очень простые физиологические основания. Каждый индивид в действительности является продуктом не только своих непосредственных родителей, но и своего рода, т. е. всего ряда своих предков. Ученый-экономист Шайсон подсчитал, что во Франции, если считать три поколения за столетие, в жилах каждого из нас течет кровь не менее 20 миллионов современников любого тысячелетия… «Все жители одной местности, одних и тех же провинций по необходимости имеют общих предков, сделаны из одной глины, несут на себе один и тот же отпечаток и постоянно приводятся к среднему типу той длинной и тяжелой цепью, по которой это только последние ссылки. Мы оба дети наших родителей и нашей расы. Не только чувство, но и физиология, и наследственность делают отечество для нас второй матерью. »

Если перевести на язык механики воздействия, которым подвергается индивид и которые управляют его поведением, то можно сказать, что они бывают трех видов.

Первое и, вероятно, самое важное — это влияние предков; второй – влияние непосредственных родителей; третья, которую обычно считают самой сильной и, однако, самой слабой, — это влияние среды. Это последнее, если понимать под ним различные физические и нравственные воздействия, которым подвергается человек в течение жизни и, конечно, в процессе своего воспитания, производит лишь очень слабые изменения. Влияния среды начинают оказывать реальное действие лишь тогда, когда наследственность накапливала их в одном направлении в течение очень долгого времени.

Что бы ни делал человек, он всегда и прежде всего — представитель своей расы. Совокупность идей и чувств, которые все индивидуумы одной и той же расы приносят в мир с рождением, составляет душу расы. Невидимая по своей сути, эта душа очень видна в своих проявлениях, так как в действительности она управляет всей эволюцией людей.

Можно сравнить расу с соединением клеток, образующих существо… Эти миллиарды клеток имеют очень короткое существование, в то время как продолжительность существования существа, образованного их соединением, относительно очень велика; клетки, таким образом, имеют одновременно и личную жизнь, и коллективную жизнь, жизнь того существа, субстанцией для которого они служат.Точно так же у каждого человека любой расы очень короткая индивидуальная жизнь и очень долгая коллективная жизнь. Этот последний есть жизнь расы, в которой он родился, продолжению которой он способствует и от которой он всегда зависит.

Раса поэтому должна рассматриваться как постоянное существо, не подверженное действию времени.

Это постоянное существо состоит не только из живых индивидуумов, которые формируют его в данный момент, но и из длинной линии мертвых, которые были их предками. Чтобы понять истинный смысл рода, нужно продолжить его одновременно в прошлое и в будущее. Они контролируют неизмеримую область бессознательного — ту невидимую область, которая держит под своим контролем все проявления ума и характера. Судьбой народа в гораздо большей степени управляют умершие поколения, чем живые. Они одни заложили основу расы. Век за веком они создавали идеи и чувства, а значит, и все побудительные мотивы нашего поведения.Ушедшие поколения передают нам не только свою физическую организацию; они также вдохновляют нас своими мыслями. Мертвые — единственные бесспорные джентльмены среди живых. Мы несем на себе всю тяжесть их ошибок, нас вознаграждают за их добродетели.

Для формирования психического склада людей не требуется, как для создания видов животных, тех геологических периодов, огромная продолжительность которых не поддается нашим расчетам. Однако это занимает довольно много времени. Потребовалось более десяти веков, чтобы создать в таком народе, как наш, пусть и в довольно слабой степени, общность чувств, образующую его душу.

Gustave Le Bon

Психология толпы

G. Le Bon

La Psychologie des foules

Перепечатано изданием:

G. Le Bon. «Психология народов и масс»,

Издательство Ф. Павленкова, Санкт-Петербург, 1898,

с приведением текста к нормам современного русского языка.

Книга I

Психология народов

ВВЕДЕНИЕ

Современное равенство Идеи

и психологические основы истории

Появление и развитие идеи равенства.- Последствия, которые это произвело. — Чего она уже стоила —

живых. Его современное влияние на массы. — Задачи, обозначенные в данной работе. — Исследование основных фактов

торов общей эволюции народов. — Возникает ли эта эволюция из институтов? — Не содержат ли они эле-

ментов каждой цивилизации — институтов, искусств, верований и т. д. — известные психологические основы, присущие

специфическим каждому народу в отдельности? — Значение дела в истории и непреложные законы. — Сложность

изменить наследственные идеи в данном предмете.

Идеи, лежащие в основе институтов наций, претерпели очень долгую эволюцию. Формируясь очень медленно, они вместе с

так

исчезают очень медленно. Став явными заблуждениями для просвещенных умов, они

очень долго остаются неопровержимыми истинами для толпы и продолжают оказывать свое воздействие на темный люд. Если

трудно привить новую идею, то не менее сложно разрушить старую.Человечество постоянно цепляется за

мертвых идей и мертвых богов.

Прошло почти полтора века с тех пор, как поэты и философы, крайне несведущие в

первобытной истории человечества, многообразии его психического строения и законах наследственности, бросили в мир идею равенства

человек и гонки.

Очень соблазнительная для масс, эта идея вскоре прочно засела в их душах и не замедлила принести свои плоды.

Она потрясла устои старых обществ, совершила одну из самых страшных революций и ввергла западный мир в целую серию

жестоких конвульсий, которым нельзя предвидеть конца.

Несомненно, некоторые из неравенств, разделяющих людей и расы, были слишком очевидны, чтобы быть

нам пришлось серьезно оспаривать их; но люди легко убеждали себя, что эти неравенства суть только следствия различия

в воспитании, что все люди рождаются одинаково умными и добрыми и что только учреждения могут развратить их

тит.Средство от этого было очень простым: перестроить институты и дать всем людям одинаковое воспитание.

Таким образом, институты и образование стали великой панацеей для современных демократий,

правило неравенства, оскорбляющее великие принципы, которые являются единственными божествами современности

Однако последние достижения науки прояснили бесплодие эгалитарных теорий и доказал, что ментальная бездна, 1

созданная прошлым между людьми и расами, может быть заполнена только очень медленными наследственными накоплениями

лени.Современная психология вместе с суровыми уроками опыта показала, что образование и учреждения,

влечение к известным людям и к известным народам, могут быть очень вредными для других. Но не во власти философов

изымать из обращения идеи, которые они пустили в мир, когда убедились в их ложности. Как разлившаяся из берегов река, которую не в силах удержать никакая плотина, продолжает мысль свой разрушительный, величественный и ужасающий —

поток.

И посмотрите, какая непобедимая сила идеи! Нет ни одного психолога, ни одного образованного человека.

статная особа, и в особенности — ни один путешественник, который не знал бы, насколько ложно-химерична

концепция человеческого равенства, перевернувшая мир, вызвала гигантскую революцию в Европе и бросила Америку

Рик в кровавая война за отделение южных штатов от Североамериканского Союза; ни у кого нет морального

права игнорировать ту степень пагубности наших учреждений и воспитания для низших народов; и при всем этом вы не найдете

нет ни одного человека — по крайней мере во Франции — который, добившись власти, мог бы сопротивляться мнению общества и не требовать этого образования и этих учреждений для аборигенов наших колоний. Применение системы

мы, выведенное из наших представлений о равенстве, разоряет метрополию и постепенно приводит все наши колонии в состояние

плачевного упадка; но принципы, из которых берет начало система, еще не поколеблены.

Однако идея равенства не угасает, а продолжает расти. Во имя этого равенства социализм должен

женщины, которая, по-видимому, скоро поработит большинство народов Запада, стремится обеспечить им

счастья.Во имя его современная женщина требует для себя таких же прав и такого же воспитания с мужчиной.

О политических и социальных потрясениях, производимых этими принципами равноправия, и о тех гораздо более важных

массах, которые им суждено родить, массам вообще наплевать, а политическая жизнь государственных людей

слишком мало, чтобы беспокоиться об этом. Однако верховный правитель нашего времени —

общественного мнения, и не идти ему на поводу было бы совершенно невозможно.

Для оценки общественной значимости идеи нет более надежной меры, чем сила, которую она использует

над умами. Содержащееся в нем зерно правды или лжи может представлять интерес только с точки зрения философа

неба. Когда истинная или ложная идея перешла в чувство масс, тогда все вытекающие из

ее следствия.

Итак, с помощью образования и институтов мы должны начать реализовывать современную мечту о равенстве.

С их помощью мы пытаемся, исправляя несправедливые законы природы, слепить мозги негров из Марти в одну форму.

ника, Гваделупа и Сенегал, мозги арабов из Алжира, наконец мозги азиатов. Конечно, это совершенно неважно.

бьющаяся химера, но разве постоянная погоня за химерами не была по-прежнему основным занятием человечества? Современный

человек не может отступить от закона, которому подчинялись его предки.

В другом месте я показал катастрофические результаты, полученные европейским образованием и институтами в нижней части.

другие народы. Точно так же я представила результаты современного образования для женщин и не намерена здесь возвращаться к старому. Вопросы, которые нам предстоит изучить в этой работе, будут носить более общий характер. Оставить

оставив в стороне подробности, или касаясь их лишь постольку, поскольку они окажутся необходимыми для доказательства

изложенных принципов, изучаю образование и умственное устройство исторических рас, т. е. искусственных рас, образование

бани в исторические времена случайностями завоевания, иммиграции и политических изменений, и я попытаюсь доказать

, чтобы знать, что их история следует из этой ментальной структуры.Я установлю степень силы и изменчивости признаков рас

, а также постараюсь выяснить, движутся ли личности и народы к равноправию или, наоборот, стремятся как можно больше

различаться. Доказав, что элементы, из которых складывается цивилизация (искусство, учреждения, вера-

ния), составляют непосредственные продукты родовой души и, следовательно, не могут переходить от одного народа к другому.

Му, я определю те непреодолимые силы, от действия которых цивилизации начинают угасать и затем угасают. Вот

вопроса, которые мне уже не раз приходилось обсуждать в моих трудах о цивилизациях Востока1. К этому небольшому тому

следует относиться лишь как к их краткому синтезу.

Самое яркое впечатление, которое я произвел из длительных путешествий по разным странам, состоит в том, что каждый народ имеет психическую структуру столь же устойчивую, как и ее анатомические особенности, а из нее что-то

и его чувства, его мысли, его институты, его верования и его искусство происходит.Токвиль и другие известные

мыслители думали найти в институтах народов причину их развития. Я убежден в обратном и надеюсь доказать на примерах именно тех стран, которые изучал Токвиль, что институты имеют крайне слабое влияние. Чаще всего они являются следствием, но очень редко являются причиной.

Безусловно, история народов определяется самыми разными факторами. Он полон особых событий, поводов-

вещей, которые были, но, возможно, не были.Однако рядом с этими случайностями, с этими побочными обстоятельствами

существуют великие непреложные законы, управляющие общим ходом всякой цивилизации. Эти неизменные, самые общие

и самые основные законы вытекают из ментального строения рас. Жизнь людей, их учреждения, их верования и искусства суть

только видимые продукты его невидимой души. Чтобы некоторые люди изменили свои институты, свои

убеждения и свое искусство, он должен сначала переделать свою душу; чтобы он мог передать другому свою гражданскую

лизацию, необходимо, чтобы он мог …

Быстрая навигация назад: Ctrl + ←, вперед Ctrl + →

Гюстав Ле Бон

Психология народов и масс

Психология народов и масс

Книга I. Психология народов

Введение. Современные идеи равенства и психологические основы истории

Возникновение и развитие идеи равенства. — Последствия, которые это произвело. — Чего уже стоило ее заявление. Его современное влияние на массы.- Задачи, обозначенные в данной работе. — Изучение основных факторов общей эволюции народов. Происходит ли эта эволюция из институтов? — Разве элементы каждой цивилизации — институты, искусство, верования и т. д. — не содержат в себе известные психологические основы, свойственные каждому народу в отдельности? — Значение дела в истории и непреложные законы. — Трудно изменить наследственные идеи в данном предмете.

Идеи, управляющие институтами наций, претерпели очень долгую эволюцию.Образуясь очень медленно, они в то же время очень медленно исчезают. Став явными заблуждениями для просвещенных умов, они еще очень долго остаются непререкаемыми истинами для толпы и продолжают оказывать свое влияние на темные массы. Если новую идею трудно привить, то не менее трудно и разрушить старую. Человечество постоянно с отчаянием цепляется за мертвые идеи и мертвых богов.

Прошло почти полтора века с тех пор, как поэты и философы, крайне несведущие в первобытной истории человека, многообразии его психического строения и законах наследственности, бросили в Мир.

Очень соблазнительная для масс, эта идея вскоре прочно засела в их душах и не замедлила принести свои плоды. Она потрясла основы старых обществ, вызвала одну из самых страшных революций и бросила западный мир в череду жестоких конвульсий, конец которым невозможно предвидеть.

Несомненно, некоторые из неравенств, разделяющих людей и расы, были слишком очевидны, чтобы их можно было серьезно оспорить; но люди легко успокаивали себя, что эти неравенства есть только следствие различий в воспитании, что все люди рождаются одинаково умными и добрыми и что одни только учреждения могут их развратить.Средство от этого было очень простым: перестроить институты и дать всем людям одинаковое воспитание. Таким образом, институты и образование стали великой панацеей для современных демократий, средством устранения неравенства, оскорбляющего великие принципы, которые являются единственными божествами нашего времени.

Однако последние достижения науки прояснили бесплодность эгалитарных теорий и доказали, что ментальная пропасть, созданная прошлым между людьми и расами, может быть заполнена только очень медленными наследственными накоплениями.Современная психология вместе с суровыми уроками опыта показала, что воспитание и учреждения, приспособленные к известным людям и к известным народам, могут быть очень вредными для других. Но не во власти философов изымать из обращения идеи, которые они пустили в мир, когда убедились в их ложности. Подобно реке, выходящей из берегов, которую не может удержать никакая плотина, идея продолжает свое опустошительное, величественное и страшное течение.

И посмотрите, какая непобедимая сила идеи! Нет ни одного психолога, ни одного просвещенного государственного деятеля и тем более ни одного путешественника, который не знал бы, насколько ложна химерическая концепция человеческого равенства, которая перевернула мир, вызвала гигантскую революцию в Европе и бросила Америку в кровопролитная война за выход южных штатов из Североамериканского союза; никто не имеет морального права игнорировать степень пагубности наших институтов и воспитания для низших народов; и за всем этим нет ни одного человека — по крайней мере во Франции — который, достигнув власти, мог бы противостоять общественному мнению и не требовать этого образования и этих учреждений для туземцев наших колоний.Применение системы, вытекающей из наших представлений о равенстве, разоряет метрополию и постепенно приводит все наши колонии в состояние прискорбного упадка; но принципы, из которых берет начало система, еще не поколеблены.

Однако идея равенства не угасает, а продолжает расти. Во имя этого равенства социализм, который должен вскоре поработить большинство народов Запада, стремится обеспечить их счастье. Во имя его современная женщина требует для себя таких же прав и такого же воспитания с мужчиной.

Массы совершенно не заботятся о политических и социальных потрясениях, вызываемых этими принципами равенства, и о тех гораздо более важных, которые им суждено порождать, а политическая жизнь государственных деятелей слишком коротка, чтобы больше беспокоиться о ней. . Однако верховным правителем нашего времени является общественное мнение, и не следовать ему было бы совершенно невозможно.

Нет более надежного критерия для оценки социальной значимости идеи, чем власть, которую она оказывает на умы.Содержащаяся в нем доля правды или лжи может представлять интерес только с философской точки зрения. Когда истинная или ложная идея перешла в массовое чувство, тогда постепенно должны проявиться все вытекающие из нее следствия.

Итак, с помощью образования и институтов нам нужно начать реализовывать современную мечту о равенстве. С их помощью мы пытаемся, исправляя несправедливые законы природы, слепить в одну форму мозги негров с Мартиники, Гваделупы и Сенегала, мозги арабов из Алжира и, наконец, мозги азиатов.Конечно, это совершенно несбыточная химера, но разве постоянная погоня за химерами не была по-прежнему главным занятием человечества? Современный человек не может отступить от закона, которому подчинялись его предки.

В другом месте я показал плачевные результаты, полученные европейским образованием и учреждениями для низших народов. Точно так же я представила результаты современного образования для женщин и не намерена здесь возвращаться к старому. Вопросы, которые нам предстоит изучить в этой работе, будут носить более общий характер.

Оставляя в стороне подробности или касаясь их лишь постольку, поскольку они оказываются необходимыми для доказательства изложенных принципов, я буду исследовать формирование и ментальную структуру исторических рас, то есть искусственных рас, образовавшихся в исторические времена в результате случайностей завоевания, иммиграция и политические изменения, и я попытаюсь доказать, что их история вытекает из этого ментального порядка. Я установлю степень силы и изменчивости признаков рас, а также попытаюсь выяснить, движутся ли индивиды и народы к равноправию или, наоборот, стремятся как можно больше отличаться друг от друга.Доказав, что элементы, из которых складывается цивилизация (искусство, учреждения, верования), являются непосредственными продуктами родовой души, а потому не могут переходить от одного народа к другому, я определю те непреодолимые силы, от действия которых начинают формироваться цивилизации. исчезать, а затем исчезать. Вот вопросы, которые мне уже не раз приходилось обсуждать в моих трудах о цивилизациях Востока. Этот небольшой фолиант следует рассматривать только как их краткий синтез.

Самое яркое впечатление, которое я произвел из долгих путешествий по разным странам, состоит в том, что каждый народ имеет психическую структуру столь же устойчивую, как и ее анатомические особенности, и из нее исходят ее чувства, ее мысли, ее учреждения, ее верования и искусство. Токвиль и другие известные мыслители думали найти причину своего развития в заведениях игры в нарды. Я убежден в обратном и надеюсь доказать на примерах тех стран, которые изучал Токвиль, что институты имеют крайне слабое влияние на развитие цивилизаций.Чаще всего они являются следствием, но очень редко являются причиной.

Безусловно, история народов определяется самыми разными факторами. В ней полно особых событий, происшествий, которые были, а могли и не быть. Однако наряду с этими случайностями, с этими случайными обстоятельствами существуют великие неизменные законы, управляющие общим ходом всякой цивилизации. Эти неизменные, самые общие и самые фундаментальные законы вытекают из ментальной структуры рас. Жизнь народа, его учреждения, его верования и искусства — лишь видимые продукты его невидимой души.Чтобы люди могли изменить свои институты, свои верования и свое искусство, они должны сначала переделать свою душу; для того, чтобы он мог передать свою цивилизацию другому, необходимо, чтобы он смог передать ему и свою душу. Без сомнения, история не говорит нам об этом; но мы можем легко доказать, что, записывая противоположные утверждения, она обманывает себя пустыми представлениями.

Гюстав Ле Бон

Психология народов и масс

Психология народов и масс

Книга I.Психология наций

Введение. Современные идеи равенства и психологические основы истории

Возникновение и развитие идеи равенства. — Последствия, которые это произвело. — Чего уже стоило ее заявление. Его современное влияние на массы. — Задачи, обозначенные в данной работе. — Изучение основных факторов общей эволюции народов. Происходит ли эта эволюция из институтов? — Не элементы всякой цивилизации — институты, искусство, верования и т.д.- содержат известные психологические основы, характерные для каждой нации в отдельности? — Значение дела в истории и непреложные законы. — Трудно изменить наследственные идеи в данном предмете.

Идеи, управляющие институтами наций, претерпели очень долгую эволюцию. Образуясь очень медленно, они в то же время очень медленно исчезают. Став явными заблуждениями для просвещенных умов, они еще очень долго остаются непререкаемыми истинами для толпы и продолжают оказывать свое влияние на темные массы.Если новую идею трудно привить, то не менее трудно и разрушить старую. Человечество постоянно с отчаянием цепляется за мертвые идеи и мертвых богов.

Прошло почти полтора века с тех пор, как поэты и философы, крайне несведущие в первобытной истории человека, многообразии его психического строения и законах наследственности, бросили в Мир.

Очень соблазнительная для масс, эта идея вскоре прочно засела в их душах и не замедлила принести свои плоды.Она потрясла основы старых обществ, вызвала одну из самых страшных революций и бросила западный мир в череду жестоких конвульсий, конец которым невозможно предвидеть.

Несомненно, некоторые из неравенств, разделяющих людей и расы, были слишком очевидны, чтобы их можно было серьезно оспаривать; но люди легко успокаивали себя, что эти неравенства есть только следствие различий в воспитании, что все люди рождаются одинаково умными и добрыми и что одни только учреждения могут их развратить.Средство от этого было очень простым: перестроить институты и дать всем людям одинаковое воспитание. Таким образом, институты и образование стали великой панацеей для современных демократий, средством устранения неравенства, оскорбляющего великие принципы, которые являются единственными божествами нашего времени.

Однако последние достижения науки прояснили бесплодность эгалитарных теорий и доказали, что ментальная пропасть, созданная прошлым между людьми и расами, может быть заполнена только очень медленными наследственными накоплениями.Современная психология вместе с суровыми уроками опыта показала, что воспитание и учреждения, приспособленные к известным людям и к известным народам, могут быть очень вредными для других. Но не во власти философов изымать из обращения идеи, которые они пустили в мир, когда убедились в их ложности. Подобно реке, выходящей из берегов, которую не может удержать никакая плотина, идея продолжает свое опустошительное, величественное и страшное течение.

И посмотрите, какая непобедимая сила идеи! Нет ни одного психолога, ни одного просвещенного государственного деятеля и тем более ни одного путешественника, который не знал бы, насколько ложна химерическая концепция человеческого равенства, которая перевернула мир, вызвала гигантскую революцию в Европе и бросила Америку в кровопролитная война за выход южных штатов из Североамериканского союза; никто не имеет морального права игнорировать степень пагубности наших институтов и воспитания для низших народов; и за всем этим нет ни одного человека — по крайней мере во Франции — который, достигнув власти, мог бы противостоять общественному мнению и не требовать этого образования и этих учреждений для туземцев наших колоний.Применение системы, вытекающей из наших представлений о равенстве, разоряет метрополию и постепенно приводит все наши колонии в состояние прискорбного упадка; но принципы, из которых берет начало система, еще не поколеблены.

Однако идея равенства не угасает, а продолжает расти. Во имя этого равенства социализм, который должен вскоре поработить большинство народов Запада, стремится обеспечить их счастье. Во имя его современная женщина требует для себя таких же прав и такого же воспитания с мужчиной.

Массы совершенно не заботятся о политических и социальных потрясениях, вызываемых этими принципами равенства, и о тех гораздо более важных, которые им суждено порождать, а политическая жизнь государственных деятелей слишком коротка, чтобы больше беспокоиться о ней. . Однако верховным правителем нашего времени является общественное мнение, и не следовать ему было бы совершенно невозможно.

Нет более надежного критерия для оценки социальной значимости идеи, чем власть, которую она оказывает на умы.Содержащаяся в нем доля правды или лжи может представлять интерес только с философской точки зрения. Когда истинная или ложная идея перешла в массовое чувство, тогда постепенно должны проявиться все вытекающие из нее следствия.

Итак, с помощью образования и институтов нам нужно начать реализовывать современную мечту о равенстве. С их помощью мы пытаемся, исправляя несправедливые законы природы, слепить в одну форму мозги негров с Мартиники, Гваделупы и Сенегала, мозги арабов из Алжира и, наконец, мозги азиатов.Конечно, это совершенно несбыточная химера, но разве постоянная погоня за химерами не была по-прежнему главным занятием человечества? Современный человек не может отступить от закона, которому подчинялись его предки.

В другом месте я показал плачевные результаты, полученные европейским образованием и учреждениями для низших народов. Точно так же я представила результаты современного образования для женщин и не намерена здесь возвращаться к старому. Вопросы, которые нам предстоит изучить в этой работе, будут носить более общий характер.

Оставляя в стороне подробности или касаясь их лишь постольку, поскольку они оказываются необходимыми для доказательства изложенных принципов, я буду исследовать формирование и ментальную структуру исторических рас, то есть искусственных рас, образовавшихся в исторические времена в результате случайностей завоевания, иммиграция и политические изменения, и я попытаюсь доказать, что их история вытекает из этого ментального порядка. Я установлю степень силы и изменчивости признаков рас, а также попытаюсь выяснить, движутся ли индивиды и народы к равноправию или, наоборот, стремятся как можно больше отличаться друг от друга.Доказав, что элементы, из которых складывается цивилизация (искусство, учреждения, верования), являются непосредственными продуктами родовой души, а потому не могут переходить от одного народа к другому, я определю те непреодолимые силы, от действия которых начинают формироваться цивилизации. исчезать, а затем исчезать. Вот вопросы, которые мне уже не раз приходилось обсуждать в моих трудах о цивилизациях Востока. Этот небольшой фолиант следует рассматривать только как их краткий синтез.

ПРОЧИТАЙТЕ!!! ГУСТАВ ЛЕБОН «ПСИХОЛОГИЯ НАРОДОВ И МАСС» (1895)

В юности почти любая интересная книга производила революцию в моей хлипкой времянке мировоззрения. Прочитал, ахнул, и вся конструкция развалилась, как от дуновения ветерка. Вы как-то собираете дом и продолжаете обустраивать его дальше. А есть еще одна умная книга. И снова рухнул. И так бесконечно долго, пока тело не начало немного тупить.Основание — осел; вы не можете просто перевернуть устоявшиеся представления о реальности. Монолит.

И представьте себе, я сейчас читаю книгу, которая умудрилась разрушить половину кирпичей моего дома-мировоззрения. Половина! В моем возрасте! Это что-то! Штаны полны радости. Во-первых, потрясающий материал, интересный, познавательный. Можно разделить на непрерывные кавычки. Давно такого не читал, когда что-то не предложение, то глубокая и неповторимая мысль. Мой застойный мыслительный процесс стал настолько смазанным, что вау! Честно — праздник для ума.Во-вторых, я почувствовал, что винтики и языки, выпавшие из моих представлений о мире, вдруг встали на свои места и что их нужно прикрутить-прикрутить. Дом был тщательно очищен и перестроен. И, возможно, построили новый.

У меня уже был пост, где я рекомендовал этого автора и его книгу. Если вы прошли мимо, то я очень-очень-ну ОЧЕНЬ рекомендую это прочитать. Книга написана давно, в 1895 году, написана человеком большой эрудиции. При чтении вы сможете оценить, насколько автор владеет материалом.Это твердые цитаты. И самое главное, вы получите ответы на многие интересующие вас вопросы, касающиеся происходящих сейчас событий. Читайте дальше, и многое станет на свои места.

ГЮСТАВ ЛЕБОН (1841 — 1931)

Основные труды:

«История арабской цивилизации» (1884)
История цивилизаций Индии (1887)
Современная верховая езда (1892)
«Психология народов и масс» (1895)
«Психология образования» (1902)
Психология социализма (1908)
Эволюция материи (1912)

Сейчас читаю «Психологию народов и масс» (1895).
Вот основные тезисы из этой книги (Википедия):

КНИГА ПЕРВАЯ «ПСИХОЛОГИЯ НАРОДОВ»:

Основой цивилизации является душа рода, сформированная наследственными накоплениями. Он так же долговечен и неизменен, как анатомические особенности расы. Душа расы представляет собой общность чувств, интересов, убеждений.
Все изменения в государственных учреждениях, религиях не влияют на душу расы, но на них влияет душа расы.

Искусство и культура не показатель цивилизованности народа.Как правило, во главе цивилизаций стоят народы с малоразвитой, утилитарной культурой, но сильным характером и идеалами. Сила цивилизации не в технических и культурных достижениях, а в характере и идеалах.

Ценности латинских народов — подчинение сильному, деспотичному правительству; Англосаксы — приоритет частной инициативы.

Естественная тенденция эволюции цивилизаций – дифференциация. Панацея демократии — достижение равноправия через образование и навязывание своей культуры высшими народами низшим — заблуждение.Еще более высокая культура, несвойственная народу, подрывает его нравственность и разрушает сформированные веками ценности, что делает такой народ еще ниже. В большинстве случаев новые верования и институты приносят только новые названия, не меняя сути существующих.

Помимо наследственных чувств, догматические идеи влияют на историю народа. Спускаясь в царство бессознательного, они обладают огромной силой.

Единственный враг веры — другая вера.

Всем своим успехам народ обязан лишь горстке избранных, которые воплощают в жизнь подготовленные веками события.

КНИГА ВТОРАЯ «ПСИХОЛОГИЯ МАСС»:

В XIX веке власть толпы сменилась властью элиты.

Основные свойства толпы: анонимность (безнаказанность), заразительность (распространение мнения), внушаемость (толпу можно заставить видеть даже то, чего нет на самом деле), стремление немедленно претворить свои идеи в жизнь.

Психология толпы похожа на психологию дикарей, женщин и детей: импульсивность, раздражительность, неспособность мыслить, отсутствие рассуждений и критицизма, чрезмерная чувствительность.

Поведение толпы изменчиво, поскольку она реагирует на импульсы.

В толпе сомнений нет. Она идет на крайности, в которых любое подозрение может превратиться в неопровержимые доказательства.

Масса уважает только силу.

Идеи толпы удерживаются только категоризацией и не имеют никакой связи.

Рассуждения толпы примитивны и основаны только на ассоциациях.

Толпа способна воспринимать только образы, и чем ярче образ, тем лучше восприятие. Чудесное и легендарное воспринимается лучше, чем логичное и рациональное.

Формулы, облеченные в слова, избавляют толпу от необходимости думать. Формулы неизменны, но слова, в которые они заключены, должны соответствовать времени. Самые страшные вещи, называемые благозвучными словами (братство, равенство, демократия), принимаются с благоговением.

Толпа направлена ​​не на тех, кто дает ей доказательства, а на тех, кто дает ей соблазняющую ее иллюзию.

Толпе нужен лидер. Лидер не обязательно умен, так как разум порождает сомнения. Он активен, энергичен, фанатичен. Только лидер, слепо верящий в свою идею, может заразить верой других. Главное качество великого лидера – упрямство, настойчивая воля.

Психология толпы конца XIX века

Впервые опубликовано 19.12.2016

Идея индивидуальности распространяется по всему социальному телу Модерна и переплетается с его историей и идеологией.Однако, как указывал Элиас (1987), понятие индивидуума было построено в эпоху Модерна, будучи его сокровенным «творением» (Moscovici, 1985:25). Индивидуалистическая парадигма преследовала основные социально-политические и идеологические сдвиги в течение последних столетий. Между тем, если, с одной стороны, идея индивидуального устойчивого модерна, с другой стороны, те сдвиги, которые претерпел западный мир — главным образом после восстания 1848 г., а также после франко-прусской (1870 г.) войны и восстания Коммуны (1871 г.) — поставили феномен толпы как центральный элемент социальных и политических теорий (McClelland, 1989).

Нетрадиционное поведение и потенциальная угроза мобов и толпы были зафиксированы с древних времен. Однако только после Французской революции толпу можно было наблюдать как изолированное явление. В этом отношении новаторская историография Ипполита Тэна (1828–1893), освещенная в его многотомном труде « Les Origines de la France Contemporaine (1876–1893)», посвящена влиянию контекста, времени и расы (не в специфическом смысле, ныне общепринятом, а скорее как коллективные культурные диспозиции, управляющие всеми без их ведома и согласия), исследовал поведение толпы, жирондистов и якобинцев, привлекающих внимание толпы (Van Ginneken, 1992).

На девятнадцатый век повлияли изменения, внесенные промышленной революцией, а также американской и французской революциями. Экономическая модернизация, капитализм и буржуазия, а также признание иллюминистских эгалитарных и демократических ценностей резко изменили экономические, социальные и политические принципы западного мира. Кроме того, девятнадцатый век столкнулся с огромным прогрессом в области медицинских, технических и научных исследований, которые улучшили качество и продолжительность жизни населения.

Однако достижения века имели свой темный фасад, потому что консолидация капитализма вызвала ужасные социальные условия в городах, породив рабочий класс, который с этого момента выступил с оппозицией, «угрожающей» статус-кво буржуазии . Рабочий класс представлял собой не только социальную проблему, но и его существование вызывало у населения чувство незащищенности и страха из-за возможности восстания. Девятнадцатый век характеризовался кипением толпы, и угрозы народного восстания находили свое выражение в мини-революциях, демонстрациях, борьбе профсоюзов, бунтах и ​​забастовках (Schnerb, 1996).Эти эпизоды оказали глубокое влияние на мышление века, очарованного, но также и напуганного толпой, как мы можем наблюдать на примере пронзительной литературы Золя, Гюго, Манцони и Диккенса.

Итак, в девятнадцатом веке «враг» был представлен «революционной гидрой» (Schnerb, 1996: 89) пролетариата. В этом контексте появление марксистских идеалов стало фундаментальным, предложив новый и преобразующий социальный порядок. Социализм родился в эпоху, когда романтизм и анархистские движения представляли собой некоторые из Zeitgeist века.Однако даже в противовес этим движениям именно в этом контексте в западном мышлении распространились марксизм и радикальные идеи социализма.

Кроме того, с 1880 года анархистское движение и террор, вызванный его кровавыми попытками в европейских национальных государствах, особенно в Италии, Франции и Испании, внушали сильный страх населению. Наиболее радикальные анархисты были к тому времени названы «террористами», и угроза их действий побудила французских и итальянских ученых исследовать этот феномен.Некоторые из них были теми же авторами — зарождающихся дисциплин социологии, криминологии и психологии, — которые начали исследовать психологию толпы (Van Ginneken, 1992).

В 1891 году в Италии эпохи пострисоргимиенто Сципион Зигеле (1868–1913) – ученик Ферри (1856–1929) и под влиянием позитивистской криминологии Ломброзо (1835–1909) – исследовал преступные толпы, положив начало изучению психологии толпы. . В Италии озабоченность поведением толпы была связана с уголовным правосудием и пенитенциарной системой, но, хотя на нее оказали влияние социал-дарвинизм и позитивистские взгляды, направленные на приведение социальных законов в гармонию с законами биологическими, основные ее исследователи были политически солидарны с левыми. мольбы.Независимо, но почти одновременно и под более консервативным углом зрения, критиковавшим положения Просвещения и классического либерализма, такие французские исследователи, как Анри Фурниаль (1866-1932), Габриэль Тард (1843-1904) и Гюстав Лебон (1841 -1931) углубился в изучение психологии толпы (Van Ginneken, 1992).

Итак, именно к концу девятнадцатого века в столкновениях между консервативными и либеральными силами обрели силу народные движения. Интерес, вызванный коллективными демонстрациями, паника и страх перед массовыми восстаниями, проложили путь к рождению изучения психологии толпы.С этой точки зрения можно утверждать, что специфические образы — совместно созданные социально-экономические, политические и культурные ограничения и ограничения социального бессознательного людей, групп и западных обществ (Hopper & Weinberg, 2011) — конца девяностый век привел к появлению изучения толпы как психологического феномена (Penna, 2014). В этом смысле новая дисциплина придавала смысл идеям и страхам, преследовавшим либеральную демократию и буржуазные матрицы со времен Французской революции и захваченным историей и литературой почти сто лет назад.Важность и соблазнительность психологии толпы заключались в раскрытии сокровенных чувств, особенно страха уничтожения (Хоппер, 2003) меняющегося мира, приписывавшего толпе не только криминальные и устрашающие черты, но и неожиданное и непонятное психологическое поведение.

В поисках определения

Согласно словарю Вебстера, «толпа — это большое количество людей, особенно когда они собраны в несколько компактное тело без порядка» или даже «огромная масса людей» (Webster’s, 1971: 544).Однако определить, что такое толпа, непросто, тем более что среди ученых можно найти различные концептуализации толпы, толпы и массы. Только в основополагающей работе Канетти « толп и сила » (1960) были показаны бесчисленные типы и стили толпы и ее взаимосвязь с историей, религией и властью.

Pick (1989) представил тонкие коннотации, которые раскрывает французское слово foule, , переведенное как «толпа» или «толпа» на английском языке. Сдвиг переместил существительное из женского рода в средний, потеряв при этом один существенный элемент отвращения, которое идея foule использовала для передачи под консервативной линзой Тэна.В этом отношении общепринятое различие в английском языке между словами «толпа» и «толпа» необходимо исследовать, поскольку оно включает кажущуюся нейтральность первого по сравнению с уничижительным значением последнего. То есть «толпа, от mobile vulgus , вызывает огромную демонологию, явно не связанную с толпой» (Pick, 1989:20). Так, исходя из определения Оксфордского словаря английского языка, «толпа — это только толпа или плотное множество, тогда как под толпой могут пониматься низшие слои общества, сброд, шумная толпа или беспорядочное собрание лиц» (Pick, 1989:20).

Moscovici (1985) не отличает толпу от массы, однако он сделал три разных попытки определить, что означало толпу в девятнадцатом веке. Первая утверждала, что «толпа — это собрание индивидуумов, объединенных на обочине институтов или против институтов (..), они асоциальны и сформированы асоциалами» (Moscovici, 1985: 98). В этом смысле толпы были результатом разложения групп и социальных классов, обнажая плебс, чернь и люмен-пролетариат .Они представляли собой трещины в общественном функционировании, социальные расстройства, которые не могли быть предметом научного изучения, являясь просто эпифеноменами. Вторая попытка определения указывала на то, что «толпы были безумны и лелеяли смутные мечты, объединяясь вокруг вождя безумных фанатов или бредящих людей» [Московичи, 1985. С. 99]. Они могли раскрыть удивительную доблесть или преступные деяния, а их бредовая и патологическая природа зачаровывала общество, однако их интерес оставался ограниченным. Третье определение, превратившее психологию толпы в новую науку, утверждало, что толпа преступна, способна разрушать и совершать страшные преступления, сопротивляясь требованиям закона.Это последнее описание восполнило индивидуальные и коллективные мифы и страхи, присутствующие в социальном бессознательном людей, групп и европейских обществ девятнадцатого века, вдохновив ученых на изучение психологии толпы (Penna, 2014).

Характеристика толпы как иррациональной и дикой уже давно доминировала в девятнадцатом веке, побуждая ученых создавать ощущение толпоцентричной интерпретации коллективного поведения как патологического явления. Рациональные или иррациональные, аномальные или мотивированные, городские или работающие, толпы были психиатризированы и криминализированы одним махом, и до сегодняшнего дня, даже непреднамеренно, поляризованные и предвзятые точки зрения нападали на видения толпы (Nye, 1985).Таким образом, только в двадцатом веке и под влиянием общественного мнения и пропаганды страх, связанный с толпой, был заменен политической эксплуатацией «массовых людей» (Ортега-и-Гассет, 1930), а также контролем, осуществляемым благодаря харизматическому лидерству. В этом смысле то, чего боялись толпы девятнадцатого века, стало манипулировать, контролировать и приручать в массах двадцатого века (Penna, 2014).

 

Психология толпы

  Сципион Зигеле, Анри Фурниаль, Габриэль Тард и Гюстав Ле Бон считаются основателями психологии толпы.Первая монография на эту тему – La Folla Delinquente (1891 г.) была написана Сципионом Сигеле, за ней последовала Essai Sur la Psychologie of Foules (1892 г.), подготовленная почти неизвестным Генри Фурньялем [1]. Формулировка психологии толпы, разработанная Тардом и Лебоном, возникла сразу после первоначальных размышлений по этой теме Сигеле и Фурньяля. Споры и дискуссии об авторстве этих первых концепций присутствовали в европейской книге fin du siècle , однако более ста лет спустя книга Лебона «Толпа: исследование народного сознания » (1895) стала самой известной книгой, написанной на предмет.Его работы были переведены более чем на шестнадцать языков, а его рассуждения и клише повлияли не только на целые поколения, но и вдохновили тоталитарных лидеров, таких как Гитлер и Муссолини (Moscovici, 1985).

Хотя Ле Бон считается выдающейся фигурой психологии толпы, под более пристальным вниманием невозможно отрицать значение Сигеля и Фурниала и, прежде всего, роль одного из отцов-основателей французской социологии – Габриэля Тарда. Его исследования законов подражания, общественного мнения и толпы, а также его новорожденная социология в двадцатом веке были омрачены преобладанием дюркгеймовской школы.Однако после 60-х годов его открытия были заново открыты и переоценены в социологии Бруно Латуром (Penna, 2014).

Тард (1892 г.) выступал против криминальных антропологических взглядов на толпу, чтобы подчеркнуть важность «социальной среды» в формировании поведения толпы, главным образом потому, что для него человеческое разнообразие было основным элементом коллективных скоплений (Tarde, 1892: 65). ). Таким образом, социальная реальность представляла собой не однородный конструкт, навязываемый обществом людям, а результат сложившихся социальных связей, как созидание, подражание, сопротивление и приспособление.В общем, это был результат взаимодействия между людьми. Для установления этих взаимосвязей была придумана концепция «подражания как социальной связи» (Тард, 1890). Так, такие черты психологии толпы, как подражание, внушение, внушаемость и гипноз, использовались не только для объяснения общественного поведения, но и для исследования взаимных влияний, от которых зависит формирование общественного мнения. В этом отношении ранние концептуализации Тарда подражания и толпы могут внести новый вклад не только в современные дискуссии о концепции идентификации во фрейдистской массовой психологии (Pines, 2009), но и в групповые аналитические дискуссии о психодинамике больших групп и к Элиасу. фигурации (Пенна, 2014).

Профессиональная карьера Ле Бона развивалась вопреки тенденциям французского академического мира. Некоторые считали его научным вульгаризатором, однако его амбиции и престиж сделали его известным. Кроме того, кажется, что он обладал способностью интуитивно чувствовать и улавливать стремления своего времени. Книга Лебона оказалась ограниченной консервативными принципами и находилась под влиянием эволюционизма Спенсера, а также психиатрии Бернхейна и экспериментальной психологии Рибо (Moscovici, 1985).Тезисы о социальных иерархиях, наследственности рас и коллективных верований сформировали его постулаты о психологии толпы. Лебон был эволюционистом и приписывал наследственности главную роль в индивидуальной и коллективной психологии. Более того, он был настроен на научное развитие своей эпохи и заимствовал из медицины Сальпетриера и Нанси такие понятия, как имитация, внушение, гипноз и заражение, для обсуждения психологии толпы (Nye, 1995).

Для Ле Бона (1895) толпы имели «душу», формировались стихийными побуждениями и организовывались вокруг сильных убеждений, не поддающихся здравому смыслу.Итак, чтобы понять толпу, необходимо было изучить ее душевное состояние, способы ее чувствования, мышления и действия, а также их психологию. «Душа толпы» подчинялась своим лидерам, и, находясь в состоянии транса, они были склонны выполнять приказы, которым никогда не подчинились бы изолированные люди. Толпы могли проявлять насилие или анархизм, способные совершать акты жестокости и варварства, но они также были способны демонстрировать высокую нравственность, быть альтруистичными или героическими.

Коллективная «душа толпы», трансформировавшая интеллектуальные способности людей.Их индивидуальность исчезала, уступая место обычным качествам и чувству непобедимости, связанному с психическим заражением, которое считается центральной чертой формирования толпы. Заражение было связано с гипнозом и внушаемостью, и оба они относились к очарованию, проявляемому гипнотизером/лидером (Le Bon, 1895). В этом смысле гипнотические состояния и гипнотические внушения имели первостепенное значение для формирования «коллективного состояния» толпы.

Для Ле Бона в толпе не было ничего сумасшедшего или патологического.Они были составлены нормальными индивидуумами, которые при воссоединении представляли собой «характерную ментальную жизнь, становясь автономной реальностью, коллективно организованной, как коллективная форма жизни» (Le Bon, 1895:25). Толпа представляла для Лебона ткань политических институтов, виртуальную энергию социальных движений, но также и примитивное состояние цивилизации (Moscovici, 1981). Возможно, в этом отношении можно понять, почему консервативная работа Лебона о толпе постоянно упоминалась и подвергалась критике со стороны основных авторов дебатов о коллективном поведении ХХ века, таких как Фрейд, Роберт Паркер, Адорно, Канетти, Райхер (Най , 1995).Фактически, когда Лебон связал внушение с политикой, выйдя за рамки строгой криминальной перспективы толпы и сосредоточившись на ее психологии, он смог представить толпу как социальный феномен (Moscovici, 1985). Хотя он лелеял пессимистическое видение толпы, он оставил позади ее патологические взгляды, чтобы в первую очередь оценить важность психологических и бессознательных [2] аспектов социальных и коллективных проявлений (Penna, 2014).

Основные черты толп, их психология были родственны менталитету эпохи, приписывавшей толпам такое же поведение «низших форм эволюции» (Le Bon, 1895: 39), как примитивные дикари, дети, а также женская «загадочность и непредсказуемость».Психология толпы производила в людях преобразования, ведущие к исчезновению сознания и индивидуальности, к преобладанию бессознательных механизмов и к ориентации через внушение и заражение мыслей и идей (Le Bon, 1895). «Коллективное поведение» толпы ведет к доверчивости, неспособность рассуждать, отсутствие критики и автоматического мышления — характеристики, которые сегодня можно отнести к некоторым чертам регрессии в группах. Убеждения, иллюзии и идеалы, в основном транслируемые лидерами, играли важную роль в поведении толпы.Гипнотический характер лидерства и его влияние на руководство политической и религиозной толпой также обсуждались Ле Боном (Penna, 2014).

 

Наследие психологии толпы

По мере приближения двадцатого века анализ толпы развивался, перенося основные проблемы в политическую сферу. Идея о том, что толпы могут контролироваться харизматическим лидерством, набирала силу и привела к мысли, что при тщательном изучении толпы можно превратить в объект изучения и управления.Это казалось главной целью Лебона (Moscovici, 1985), и эта постепенная трансформация позволила перейти от психологии толпы — здесь отождествляемой с детерминистскими, уничижительными и биологическими перспективами, представленными консервативной линзой девятнадцатого века, — к массовой психологии, характерной для двадцатый век. В последнее десятилетие девятнадцатого века слово масса стало во Франции уделом левых, будучи полностью исключенным из республиканского анализа толпы, сделанного Тардом и Лебоном.Однако только путем исследования неконтролируемых и пугающих толп девятнадцатого века можно было исследовать массовую психологию, организованную вокруг идеала и контролируемую харизматическим лидером двадцатого века (Penna, 2014). Структура последнего стала «парадигмой» исследований массовой психологии в ХХ веке. Его исследовали Макдугалл и Фрейд, а также ученые левого толка, такие как интеллектуалы Франкфуртской школы.

Дальнейшее развитие толп и масс стало заслуживающим внимания в течение двадцатого века (*см. массовую психологию). Однако на данный момент важно отметить, как некоторые из исследований, проведенных ранними исследованиями в области психологии толпы, в 70-х годах способствовали развитию группового аналитического понимания психодинамики больших групп. В этом смысле исследования матрицы группового анализа, то есть его исторических маршрутов и основных влияний, которые могли сформировать мышление Фоулкса (Pines, 2009) и его последователей, могут обрести новое значение.Изучение непрерывности и прерывности, представляемых толпами, массами и большими группами, имеет значение для группового аналитического непрерывного исследования, хотя следует способствовать изучению их загадок, как однажды утверждал Лебон:

Толпа подобна Сфинксу: надо уметь решать проблемы, которые ставит ее психология, или смириться с тем, что она будет поглощена ею (Le Bon, 1895: 97).

 

Каталожные номера:

Канетти, Э.(1960). Толпы и власть . Лондон: Penguim Books, 1984.

.

Элиас, Н. (1987). Общество Индивидуумов . Лондон: Континуум, 1991.

Хоппер. Э. (2003). Травматический опыт бессознательной жизни групп . Лондон: Дж. Кингсли.

Хоппер, Э.; Вайнберг, Х. (2011). Социальное бессознательное у людей, групп и обществ . v.1 В основном теория. Лондон: Карнак.

Ле Бон, Г. (1895 г.). Толпа: исследование общественного мнения .Нью-Джерси: издательство Transaction Publishers, 1995.

Макклелланд, Дж.С. (1989). Толпа и толпа: от Платона до Канетти . Лондон: Unwin Hyman Ltd.

Московичи, С. (1985). Эпоха толпы: исторический трактат по психологии масс . Лондон: Издательство Кембриджского университета.

Най, Р. (1995). «Введение» в: Ле Бон, Г. (1895). Толпа: исследование общественного мнения . Нью-Джерси: Transaction Publishers, стр. 1-25, 1995.

Ортега-и-Гассет (1930 г.). Восстание масс . Нью-Йорк: WW. Нортон и компания, 1993.

Пенна, К. (2014). Бессознательное Социальное. [Социальное бессознательное]. Сан-Паулу: Pearson/Casa do Psicólogo.

Пик, Д. (1989). «Тысячи маленьких белых шариков». В: London Review of Books (McClelland, JS The Crowd and the Mob: from Plato to Canetti. London: Unwin Hyman Ltd.), v.11 (22): 20–22, 1989.

Сосны, М. (2009). «Матрица группового анализа: историческая перспектива». Групповой анализ 42 (1): 5-15.

Шнерб, Р. (1996). O Século XIX: o Apogeu da Civilização Européia [Девятнадцатый век: апогей европейской цивилизации]. Рио-де-Жанейро: Бертран Бразил, т.14.

Тард, Г. (1890 г.). Законы подражания . Лондон: ООО «Дженерал Букс», 2009 г.

Тард, Г. (1892 г.). «Мнения и массы». в: Габриэль Тард о коммуникации и социальном влиянии: избранные статьи (серия «Наследие социологии»).Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1969/2010.

Ван Гиннекен, Дж. (1992). Толпы, психология и политика, 1871-1899 . Лондон: Издательство Кембриджского университета, 2006.

.

Карла Пенна, доктор философии , частный психоаналитик в Бразилии. Действительный член Группы аналитического общества International. Она является бывшим президентом Бразильской ассоциации групповой психотерапии и Общества групповой аналитической психотерапии штата Рио-де-Жанейро.

Электронная почта [email protected]ком

[1] Фурниал считался Ван Гиннекеном (1992) недостающим звеном антропологических взглядов девятнадцатого века на толпы, и после написания своей новаторской монографии о толпах присоединился к армии, жившей за границей в колониях в течение многих лет.

[2] Бессознательное Лебона отличалось от бессознательного Фрейда и основывалось главным образом на биологии: «бессознательный субстрат был сформирован наследственными влияниями, содержащими наследственные остатки, которые составляют душу расы» (Le Bon, 1895/1995, p33).В этом смысле раса и традиции играли важную роль в формировании поведения толпы, а ее «цивилизационные элементы» выражали душу толпы» (Le Bon, 1895/1995, стр. 34).

Введение в социологию SOC 1502 Learning Journal 8 — Гюстав Ле Бон был социальным психологом французского происхождения.

2019).Согласно Лебону, часто процесс формирования

своей ментальной психологии происходит в согласии с психологией толпы, которую они отождествляют с

(Le Bon, 1926). Толпа, толпа или группа гораздо сильнее по сравнению с

индивидуумами сами по себе. Если принять во внимание историю, мы видели, сколько конфликтов 90 003 90 002 и столкновений происходило только на этой почве (Le Bon, 1926). Это ситуации, когда у человека

нет мужества бороться за свои права или выдвигать на первый план какую-либо форму

проступка, но с помощью толпы он может овладеть мужеством для борьбы.

Хорошим примером являются ситуации, когда люди бастуют против правительства, а в отношении

компаний люди объединяются в профсоюзы, чтобы

решать их трудовые вопросы (Le Bon, 1926).

Такие коллективные действия часто устанавливают стандарты в отношении определенного вопроса, они решают

проблемы, связанные с этическим поведением или любыми невысказанными культурными нормами. Ле Бон также предположил, что иногда случается, что всякий раз, когда человек находится в компании толпы или толпы, он или она в некоторой степени способны принимать решения, если они приносят пользу движению (Le

Bon , 1926).Он утверждает это, потому что актеры теряют собственную индивидуальную мыслительную силу или способность

для того, чтобы удовлетворить потребности группы. Хороший пример этого можно увидеть в деревне

, где живут люди, привыкшие ежедневно объединяться, а не стоять в одиночестве (Le Bon, 1926). Ле Бон также выдвинул аргумент, что как только индивидуальность и сознание теряются, люди склонны подпадать под гипноз толпы. Что обычно и происходит

с подростками, так как они впечатлительны.Они действуют не в соответствии со своими собственными рассуждениями

, а руководствуются стадным мышлением (Le Bon, 1926).

Ле Бон продемонстрировал, что толпа может быть опасной, поэтому психология

толпы часто изучается. Примерами этого являются исследования, направленные на изучение того, почему возникает так много гнева

во время любого вида спортивной деятельности. Прошлое показывает, что в некоторых случаях, если игра проигрывается,

болельщики приходят в ярость и поджигают вещи, вместо того, чтобы принять результат и

понять, что это всего лишь игра.

Ссылки

Ле Бон, Г. (1926).

Толпа: исследование общественного мнения

. Лондон: Т. Фишер Анвин.

Редакторы Британской энциклопедии. (2019). Гюстав Ле Бон ФРАНЦУЗСКИЙ

ПСИХОЛОГ. Получено с

https://www.britannica.com/biography/Gustave-Le-Bon

Доступ запрещен

Доступ запрещен

Better World Books заблокировал ваш IP-адрес. Если вы считаете, что вас заблокировали по ошибке, свяжитесь с нашей службой поддержки клиентов ([email protected]) и укажите следующие данные:

.

У вас нет доступа к www.www.bestworldbooks.com.

Владелец сайта мог установить ограничения, препятствующие доступу к сайту. Обратитесь к владельцу сайта за доступом или попробуйте снова загрузить страницу.

  • Идентификатор луча: 6f3249342f2c9d63
  • Отметка времени: 2022-03-28 18:04:02 UTC
  • Ваш IP-адрес: 213.87.133.65
  • Запрошенный URL-адрес: www.betterworldbooks.com/
  • Номер ссылки на ошибку: 1020
  • ИД сервера: FL_87F520
  • Агент пользователя: Mozilla/5.0 (X11; Linux x86_64; rv:33.0) Геккон/20100101 Firefox/33.0

Воздействие COVID-19

Из-за влияния COVID-19 на нашу способность осуществлять международные поставки, в настоящее время мы не можем осуществлять доставку в следующие страны:

  • Ангола
  • Азербайджан
  • Боливия
  • Босния и Герцеговина
  • Ботсвана
  • Бруней
  • Камерун
  • Кабо-Верде
  • Каймановы острова
  • Чад
  • Чили
  • Острова Кука
  • Коста-Рика
  • Куба
  • Демократическая Республика Конго
  • Эквадор
  • Эстония
  • Фиджи
  • Французская Гвиана
  • Французская Полинезия
  • Гамбия
  • Гватемала
  • Гайана
  • Гаити
  • Ирак
  • Кирибати
  • Кыргызстан
  • Лаос
  • Либерия
  • Ливия
  • Мадагаскар
  • Малави
  • Мавритания
  • Маврикий
  • Молдова
  • Черногория
  • Новая Каледония
  • Панама
  • Парагвай
  • Перу
  • Республика Конго
  • Республика Конго
  • Руанда
  • Сейшелы
  • Сьерра-Леоне
  • Южная Африка
  • Южный Судан
  • Судан
  • Таджикистан
  • Танзания
  • Тимор-Лешти
  • Тонга
  • Туркменистан
  • Уганда
  • Уругвай
  • Узбекистан
  • Венесуэла
  • Йемен
  • Зимбабве

Статьи по международным отношениям — журнал запросов

Ключевое слово Международные отношения отмечено в следующих 81 статьях.

2022, Том. 14 № 02

В популярной теории Международные отношения (МО) производство знаний часто отвергается как объективный процесс между исследователем и эмпирическим миром. Эта статья отвергает это представление и утверждает, что процесс производства знаний … Читать статью »

2022, Том. 14 № 01

В исследовании рассматривается степень, в которой Си Цзиньпин осуществил стратегический сдвиг в сторону китайской модели внешних инвестиций, и то, как это может дать значительный политический рычаг и военное преимущество для Китая в регионе Индийского океана… Читать статью »

2021, Том. 13 № 09

Кризис COVID-19 усугубил текущие глобальные проблемы. Тем не менее, в этой статье утверждается, что это время кризиса также может быть уникальной возможностью для существующих глобальных экономических институтов — G20, ВТО, МВФ и Всемирного банка (ВБ) — сделать… Читать статью »

2021, Том.13 № 02

Во время кризиса беженцев 2015 года канцлер Германии Ангела Меркель разрешила беженцам въезжать в Германию в беспрецедентном количестве. Ее историческое решение адаптировать так называемую «политику открытых дверей» продолжает формировать современную немецкую политику. Подробнее… Читать статью »

2020, Том. 12 № 09

Из тысяч потенциальных дел, которые могли быть расследованы Международным уголовным судом (МУС), только 44 лицам были предъявлены обвинения, а 45 дел в настоящее время находятся на рассмотрении МУС.Кроме того, только 14 из 45 привели к полному … Читать статью »

2020, Том. 12 № 02

В период с 2012 по 2017 год количество заявлений о предоставлении убежища из Сальвадора, Гватемалы и Гондураса — стран, известных под общим названием «Северный треугольник», — увеличилось на восемьсот процентов[1]. Администрация Трампа ответила … Читать статью »

2019, Том.11 № 10

Эта статья направлена ​​на то, чтобы представить биопиратство традиционных знаний из Индии Соединенными Штатами, которое произошло непосредственно за счет использования патентного права и косвенно за счет экономической мощи и культурного империализма. На протяжении всего этого эссе… Читать статью »

2018, Том. 10 № 10

После вступления в Европейский Союз (ЕС) и Организацию Североатлантического договора (НАТО) в 2004 году эстонцы чувствовали себя в безопасности и несли ответственность за свое будущее.Однако после инцидента с Медным всадником в столице Эстонии Таллинне в 2007 году, который включал … Читать статью »

2017, Том. 9 № 12

Отношения между реализмом и национализмом четко не сформулированы в литературе. С одной стороны, реализм и национализм рассматриваются как противоборствующие силы, противостоящие друг другу как разум к чувству, реальность… Читать статью »

2017, Том. 9 № 11

В этой статье используются две теории принятия решений — теория рационального выбора и теория перспективы — для изучения решимости Китая осуществить военное вмешательство в Корейскую войну. Я утверждаю, что председатель Мао Цзэдун был в области потерь как … Читать статью »

2017, Том. 9 № 10

Правительство Соединенных Штатов начало изучать потенциал мягкой силы программ обмена студентами и учеными еще в 1908 году, когда была учреждена программа стипендий Boxer Indemnity.[1] Отец теории мягкой силы Джозеф… Читать статью »

2017, Том. 10 № 2

Часто думают, что великие военные стратеги не участвуют в простых лобовых атаках, а вместо этого разрабатывают сложные планы, предназначенные для обмана, манипулирования и неожиданности для своих врагов. Однако всегда ли такие стратегии приводят к победе? Если нет,… Читать статью »

2017, Том.9 № 04

После окончания Второй мировой войны исследователи британской военной истории занялись попытками объяснить британское поражение Японии в феврале 1942 года в Сингапуре. Исследования показывают, что существовало то, что Педен назвал &… Читать статью »

2017, Том. 9 № 03

В 1648 году два договора, подписанные в городах Оснабрюк и Мюнстер, известные под общим названием Вестфальский договор, привели к созданию понятия государственности, которое впоследствии сформировало и повлияло на формирование национальных государств по всему миру… Читать статью »

2017, Том. 9 № 02

После провала программ структурной перестройки (ППС) в 1980-х годах и либерального триумфа, вызванного окончанием холодной войны, дискурс развития претерпел значительные изменения. Ключом к новой парадигме развития было… Читать статью »

2016, Том.7 № 1

Иностранные политики, ученые и региональные эксперты признали важность Южно-Китайского моря. Этот регион, богатый ресурсами и торговлей, является предметом острой территориальной борьбы и постоянно подвергается риску эскалации… Читать статью »

2016, Том. 7 № 1

Рост модернизированных и эффективных вооруженных сил, соревнующихся за господство с вооруженными силами Соединенных Штатов, привел к увеличению числа вспышек конфликтов во всем мире.Большинство решений Объединенного комитета начальников штабов и EUCOM о долгосрочных вооруженных силах США … Читать статью »

2016, Том. 8 № 10

В январе 2011 года вспыхнули массовые протесты против Хосни Мубарака, автократического лидера Египта с 1981 года. После того, как Мубарак ушел в отставку, для египтян наступил период относительной свободы, который, к сожалению, закончился примерно через два года… Читать статью »

2016, Том. 8 № 10

Китай и возглавляющая его Коммунистическая партия Китая (КПК) исторически ограничивали себя в плане демонстрации силы и вмешательства в международные споры и дела. За исключением участия в Корейской войне, большинство … Читать статью »

2016, Том.8 № 09

Американские СМИ обычно изображают национализм как негативное понятие, угрожающее миру и безопасности. Однако в самом широком смысле национализм может включать в себя два явления: «(1) отношение членов нации… Читать статью »

2016, Том. 8 № 08

Ядерное оружие является самым мощным и разрушительным оружием, имеющимся на вооружении любого современного государства.С момента создания ядерной бомбы многие опасались, что ядерная война может привести к концу жизни на Земле, какой мы ее знаем в настоящее время…. Читать статью »

2016, Том. 2015/2016 №3

Под разрядкой обычно понимается разрядка международной напряженности. Однако существует множество концепций и характеристик разрядки: сверхдержавная разрядка (такая, как у Никсингера, Леонида Брежнева или Мао Цзэдуна/Чжоу… Читать статью »

2016, Том. 8 № 06

Крах государства является серьезной проблемой для Австралии, поскольку он связан с безопасностью и стабильностью региона в целом (Ezrow & Frantz 2013, стр. 16-17). Ротберг (2003, стр. 1) определяет крах государства как результат внутреннего насилия… Читать статью »

2016, Том.6 № 2

Эффективность усилий правительства Соединенных Штатов по влиянию на смену режима в других странах все чаще ставится под сомнение. Мотивированное этими заявлениями о скептицизме, данное исследование представляет собой статистический анализ … Читать статью »

2016, Том. 6 № 2

Хотя это несколько противоречит здравому смыслу, учитывая подпольный характер террористических организаций, такие организации вступают в стратегические союзы и партнерские отношения друг с другом.Горстка ученых боролась с террористическими альянсами, но пробел в … Читать статью »

2016, Том. 2015/2016 № 2

Кибербезопасность является серьезной проблемой для исследователей международной политики. Интернет-технологии настолько тесно интегрированы в гражданское общество, торговлю, управление, критическую инфраструктуру, сбор разведданных и правоохранительные органы, что… Читать статью »

2016, Том. 2015/2016 № 2

В книге «Кибервойны не будет1» Томас Рид развивает свою аргументацию относительно концепции «кибервойны», ранее сформулированную в одноименной статье2, опубликованной в январе 2012 года. Его главная мысль заключается в том, что «кибервойны никогда не было в прошлом, … Читать статью »

2016, Том.2015/2016 № 2

В июне 2012 года, через два года после первоначального обнаружения червя Stuxnet1, в New York Times был опубликован отрывок из готовящейся к выходу книги Дэвида Сэнгера под названием Confront and Conceal2. Эта статья якобы основана на показаниях… , Читать статью »

2016, Том. 2015/2016 № 2

Кибербезопасность представлена ​​в растущей литературе по этому вопросу как по существу «скользкий» объект государственной безопасности.1 Интернет уделяет большое внимание традиционной концепции государственной безопасности как гарантии выживания государства… Читать статью »

2016, Том. 9 № 1

Начав с громкого продвижения в регионе в 2011 году, администрация Обамы сделала «поворот к Азии» центральной частью американской внешней политики. Привлечение региональных партнеров, разделяющих стратегические интересы, будет иметь решающее значение для обеспечения этого… Читать статью »

2015, Том. 5 № 1

Поддержка участников внутригосударственного конфликта часто представляется относительно дешевой и эффективной стратегией решения проблем безопасности за счет ослабления и отвлечения врагов, участвующих в этих конфликтах, если не путем их полного устранения. Повстанцы… Читать статью »

2015, Том.7 № 05

Их протест бросил вызов существовавшей в то время парадигме власти, в частности, обнажив ограниченность способности государства осуществлять свою волю даже в ситуации, когда государство обладало, казалось бы, абсолютной властью.[1] Мощность, как… Читать статью »

2015, Том. 8 № 2

История участия Америки в Центральной Азии[i] была обширной в эпоху авантюризма после 11 сентября.Между своей обширной военной инфраструктурой и взрывным расширением новых коммерческих сетей и сетей безопасности США инвестировали … Читать статью »

2015, Том. 7 № 02

Для страны размером примерно с Нью-Джерси Израиль, безусловно, привлекает к себе широкое международное внимание. Его тщательно изучают, анализируют и чаще всего демонизируют под микроскопом мировых СМИ.Несмотря на… Читать статью »

2015, Том. 7 № 02

Сеть Хаккани зарекомендовала себя как одна из самых смертоносных, смелых и изобретательных террористических организаций современности. Основанная на землях пакистанских племен в Северном Вазиристане, сеть имеет глубокие отношения как с пакистанскими… Читать статью »

2015, Том.2014/2015 №1

Британские войска завершат свои операции в Афганистане к концу следующего года. После этого британские войска могут выполнять и другие специализированные действия, в зависимости от того, что произойдет в Афганистане с 2015 года. Но устойчивые «боевые операции… Читать статью »

2014, Том. 6 № 10

Строит ли Китай гармоничный мир? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо выйти за рамки простого обзора официальной версии политики «гармоничного мира» и рассмотреть ее в связи с международной и внутренней политикой Китая… Читать статью »

2014, Том. 6 № 08

Утверждать, что Кашмир всегда был на распутье, было бы грубым преуменьшением. На протяжении добрых шестидесяти лет интересы Индии, Пакистана и Кашмира боролись за спорный регион. Однако по большей части жители Южной Азии … Читать статью »

2014, Том.4 № 2

Теория перспектив, поведенческая экономическая теория, впервые предложенная Дэвидом Канеманом и Амосом Тверски в 1979 году, превратилась в основополагающую теорию принятия решений, связанных с риском, применимую в широком диапазоне областей. Тем не менее, как в политической науке, так и в международной … Читать статью »

2014, Том. 4 № 2

В статье исследуются факторы, способствующие эффективности международных экономических санкций.Обзор существующей литературы о санкциях показывает, что ученые, занимающиеся экономическим управлением государством, в значительной степени пренебрегают рассмотрением двух переменных и … Читать статью »

2014, Том. 7 № 2

Баланс страха, созданный наличием оружия массового поражения (ОМУ) на Корейском полуострове, обострил чувство неопределенности в Восточной Азии, поставив под угрозу как безопасность региона, так и прогресс в политическом и экономическом плане… Читать статью »

2014, Том. 6 № 04

После 35 лет войны в Афганистане[1] 2014 год приносит две вехи, способные оказать серьезное влияние на будущее – к лучшему или к худшему. Во-первых, президентские выборы, которые состоялись в начале апреля, пока сообщают о том, что… Читать статью »

2014, Том. 2013/2014 №1

Широко распространено мнение, что по мере того, как общества и правительства все больше зависят от информационных технологий, они, в свою очередь, становятся более уязвимыми для целого ряда киберугроз.1 Способны ли эти опасности порождать… Читать статью »

2013, Том. 4 № 1

Поскольку ядерное распространение представляет собой серьезную угрозу международной безопасности, в этом исследовании рассматриваются факторы, которые привели три страны к денуклеаризации, с применением трех моделей Скотта Сагана: безопасность, внутренняя политика и нормы.Вместо того, чтобы просто наблюдать… Читать статью »

2013, Том. 7 № 1

Южная Корея, также известная как Республика Корея (РК), — во многих отношениях замечательная страна. Он пережил Корейскую войну при поддержке американской военной помощи. Он успешно перешел к демократии после почти 40 лет авторитарного режима … Читать статью »

2013, Том.5 № 10

В этой статье подчеркивается роль Европейской комиссии в Европейском союзе (ЕС), которая со временем ослабла. В этом эссе представлены различные аспекты полномочий Комиссии по отношению к структуре и процедурам комитологии… Читать статью »

2013, Том. 5 № 10

В этой статье анализируется государственная политика в отношении беженцев через призму внешнеполитического поведения и политических связей.В тематических исследованиях сравниваются различия в государственной политике Китая в отношении беженцев из Северной Кореи, Мьянмы и Вьетнама. Через дополнительный… Читать статью »

2012, Том. 2 № 1

За последние 20 лет международный порядок характеризовался конфликтом между стремлением Соединенных Штатов к изоляционизму и их желанием сохранить гегемонию. В то время как США инициировали и продолжают войны в Афганистане… Читать статью »

2012, Том. 4 № 12

Хотя во многих случаях оно служит стабилизирующим фактором в международной системе и даже может быть названо силой добра, международное право нельзя считать «правом» в применении к государствам или действиям государств. Считаться «… Читать статью »

2012, Том. 6 № 1

Мьянма, расположенная на границе между Южной и Юго-Восточной Азией, представляет собой исторически угнетающее государство с внутренней борьбой, поскольку соседние страны борются за влияние.В 1990 году правительство обещало многопартийные выборы только для того, чтобы проигнорировать… Читать статью »

2012, Том. 4 № 11

Утверждалось, что глобальная торговая система должна способствовать глобальной эффективности и росту, но нарастающий хор голосов утверждает, что глобальная экономика работает в корне несправедливо и кажется «сфальсифицированной»… Читать статью »

2012, Том.4 № 08

Вопрос о том, влияют ли экономические отношения на межгосударственный военный конфликт, разделял ученых и политических мыслителей со времен Просвещения. Кант утверждал, что экономическая взаимосвязь между государствами будет способствовать долгосрочному … Читать статью »

2012, Том. 4 № 08

Взаимосвязь между торговлей и конфликтами между странами Южной Азии важно изучить из-за растущей известности этого региона мира.Вопросы безопасности вызывают серьезную озабоченность при рассмотрении разрушительных последствий вооруженных … Читать статью »

2012, Том. 4 № 04

Россия и Иран имеют давнюю историю географических соседей, соперников, соперников и партнеров – историю, породившую взаимные ожидания, стереотипы и взаимодействия. Все еще присутствующая в иранской коллективной памяти, царская Россия расширилась… Читать статью »

2012, Том. 4 № 04

Сегодня мы живем после интернет-революции. Человечество никогда прежде не было более взаимосвязано и не имело такого широкого доступа к одним и тем же инструментам и информации. Как движущая сила глобализации и современного прогресса, Интернет позволяет… Читать статью »

2012, Том.4 № 03

Интернет — великий мировой уравнитель. Как движущая сила глобализации и современного прогресса, Интернет позволяет нам почти мгновенно общаться с другими людьми по всему миру и обеспечивает среду для культурных и информационных… Читать статью »

2011, Том. 3 № 12

Политическая история Ближнего Востока — это сложная история, наполненная нестабильностью, конфликтами, религиозными и этническими расколами и искусственными имперскими и колониальными границами.Эти вызовы проявляются в различных политических системах, нормах… Читать статью »

2011, Том. 5 № 1

Когда Соединенным Штатам следует вмешиваться в военные действия в слабых странах? Это тема, вызывающая насущную международную озабоченность, поскольку Соединенные Штаты продолжают вмешиваться в дела слабых стран. В настоящее время мы косвенно вовлечены в Ливию и очень глубоко … Читать статью »

2011, Том.5 № 1

В 2001 году президент Германии Йоханнес Рау сделал заявление, которое разделило Германию. В интервью телеканалу Рау сказал, что, хотя он «рад и благодарен» за то, что он немец, он не может «гордиться» этим — &… Читать статью »

2011, Том. 3 № 09

С начала 1990-х годов безудержное пиратство у берегов Сомали стало серьезной проблемой для мировой торговли и безопасности, что вызвало резкую реакцию международного сообщества.Только в 2010 году совокупная стоимость выкупа, военной защиты… Читать статью »

2011, Том. 3 № 09

В эпоху после устранения монархии в Египте между египтянами и африканским аспектом их идентичности, похоже, возникла дистанция. Такое мнение также было подтверждено элитой Египта, такой как Исма … Читать статью »

2011, Том.2011/2012 № 1

Среди европейских государств после Второй мировой войны многостороннее сотрудничество рассматривалось как долгосрочная стабилизация мира. Европейский союз (ЕС) с момента своего создания в 1957 году как Европейское объединение угля и стали с шестью … Читать статью »

2011, Том. 2011/2012 № 1

Первое десятилетие ХХI века стало для России периодом перемен.Кризис 1990-х годов был преодолен, и ее международное положение улучшилось. Тем не менее, объем и стабильность сдвига являются спорными, и нет… Читать статью »

2011, Том. 4 № 2

Недавние землетрясения на Гаити, в Чили и Новой Зеландии, оползни в Бразилии, катастрофический разлив нефти в Мексиканском заливе, последствия финансового кризиса в Греции и потоки беженцев из Ливии подчеркнули сохраняющуюся актуальность… Читать статью »

2011, Том. 4 № 2

Ричард Берт, бывший посол США в Германии, недавно сыграл ключевую роль в ратификации Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). Берт ранее работал корреспондентом New York Times и сейчас… Читать статью »

2011, Том.3 № 04

Исламская Республика Иран сегодня находится на перекрестке азиатских дорог между Ближним Востоком и Центральной Азией. Это по своей сути ставит его в непосредственной близости от более чем половины известных мировых запасов энергии как в виде нефти, так и в виде природных … Читать статью »

2011, Том. 2010/2011 № 1

Территориальные претензии на Северный полюс — последняя спорная серая зона между мировыми силами — Россией, Канадой, США, Данией и Норвегией.Мероприятия могли бы стать прекрасной возможностью для урока кукольного мастерства на международном уровне… Читать статью »

2010, Том. 2 № 12

Джон Ховард, тогдашний премьер-министр Австралии, заявил: «Я считаю одним из больших успехов в международных отношениях этой страны то, что мы одновременно смогли укрепить наши давние связи с Соединенными Штатами»… Читать статью »

2010, Том. 2 № 06

В 2005 году, в период обострения напряженности в отношениях между Китаем и Тайванем, а также в связи с тем, что Соединенные Штаты были глубоко втянуты в две крупные войны в Ираке и Афганистане, ведущий орган по безопасности в Восточной Азии в Совете национальной безопасности, тем не менее… Читать статью »

2010, Том.2 № 01

С 1989 года, когда экономист Джон Уильямсон впервые разработал экономические и политические рекомендации, известные как Вашингтонский консенсус (Williamson, 1989), этот консенсус стал общепринятым как наиболее эффективная модель, с помощью которой… Читать статью »

2010, Том. 2009/2010 №1

Статья о Шотландии.В журнале международной политики. Это может показаться странным, но может стать актуальным в ближайшие несколько лет. Возможно, что через двадцать лет шотландская политика станет интернациональной. Националисты в Уэльсе и Шотландии… Читать статью »

2010, Том. 2009/2010 №1

Таково было обвинение, выдвинутое Би-би-си против Содружества после конференции министров иностранных дел 1950 года в Коломбо.1 Тем не менее, несмотря на пасквили в зачаточном состоянии, Содружество Наций в 2009 году достигло своего 60-летия, увеличив… Читать статью »

2010, Том. 2009/2010 №1

От Гераклита до Маркса интеллектуалы часто признавали изменения в ходе истории. Некоторые периоды имеют тенденцию быть более динамичными, чем другие, но, в конце концов, все движется. Точно так же, как прошедшие девяносто лет были одними из самых запоминающихся… Читать статью »

2009, Том. 3 № 1

За два десятилетия постсоветской истории современной России ее внешняя политика прошла через несколько ярко выраженных периодов и долгосрочных тенденций. Периодизация внешней политики новой России включает «романтическую» или &ldquo… Читать статью »

2009, Том. 3 № 1

На всеобщих выборах в Японии 30 августа 2009 г. была вытеснена Либерально-демократическая партия (ЛДП), правившая почти непрерывно в течение 54 лет.На ее место поднялась Демократическая партия Японии (ДПЯ) и ее лидер Юкио Хатояма. Что следует… Читать статью »

2009, Том. 2 № 2

Действительно ли Америка находится в упадке как глобальная сверхдержава? Мы рассматриваем текущие аргументы в пользу экономического упадка Америки и утверждаем, что чисто экономический анализ недостаточен для оценки статуса страны как глобальной сверхдержавы.Наш всеобъемлющий … Читать статью »

2009, Том. 2 № 2

Посол Эйнауди выступил в Корнелле по приглашению Центра международных исследований Марио Эйнауди в ознаменование 20-летия кафедры Луиджи Эйнауди европейских и международных исследований, названной в честь его деда. Совет … Читать статью »

2009, Том.2 № 2

Ответственность президента Грузии Михаила Саакашвили за войну с Россией продолжала горячо обсуждаться в Грузии, России и мире спустя несколько месяцев после ее окончания1. Действительно, существуют разные мнения о решении Саакашвили напасть… Читать статью »

2008, Том. 1 № 2

Южная Азия сама по себе не является основной зоной интересов Китая.Однако Китай уже давно использует динамику региона для достижения некоторых из своих наиболее важных стратегических целей. Более того, поскольку Индия желает установить «свои законные … Читать статью »

2007, Том. 1 № 1

Пятнадцать лет назад крах биполярного мира разрушил установленный мировой порядок. США стали единственной сверхдержавой, стоящей и возглавляющей мировую организацию.Теперь им приходится иметь дело с развивающимися странами, такими как Китай и Индия. На… Читать статью »

2007, Том. 1 № 1

В последние годы бурный характер политики на Ближнем Востоке привлек внимание народов всего мира. Иран, в частности, привлек больше, чем просто встревоженные взгляды из-за своей агрессивной внешней политики против США, что очевидно… Читать статью »

Ускоренный обзор статей

Отправьте статью и быстро получите решение.

Если вам нужно быстрое решение, журнал INQUIRIES предлагает ускоренную обработку вашей заявки за небольшую плату. В зависимости от выбранного вами варианта ускоренного рассмотрения вы можете получить решение всего за 5 дней.

В дополнение к более короткому периоду рецензирования плата поддерживает непрерывную работу журнала и модель публикации с открытым доступом. Стандартные представления всегда бесплатны. Отправить сейчас »

— Отправить статью в журнал запросов

Что означает Mass Effect Legendary Edition для текущих модификаций ПК и их роль в ремастере

Трилогия Mass Effect известна своей способностью заставить игрока искренне заботиться о товарищах по отряду, истории и о том, что происходит после.Версия для ПК предлагала множество невероятных модов, расширяющих эту вселенную, для тех, кто ищет дополнительные причины погрузиться в новое прохождение, а также другие моды, которые были разработаны, чтобы дать фанатам долго и счастливо, чего они хотели. Издание Mass Effect Legendary, объединяющее трилогию — и DLC — в одно целое, что это значит для существующих модов? В частности, что это означает для больших модификаций капитального ремонта, которые разрабатывались годами?

Как моддеры и сообщество помогли

Мы поговорили с гейм-директором Маком Уолтерсом, чтобы поговорить о влиянии, которое сообщество моддинга оказало на игру, как с точки зрения того, что нужно настроить для ремастера, так и с точки зрения того, чего игроки с нетерпением ждали больше всего.

Перед тем, как углубиться в то, как моды повлияют на будущий ремастер, Уолтерс хотел сначала изложить некоторую справочную информацию, чтобы показать, как работает процесс и какую роль играет обратная связь.

«Это был большой проект, — сказал Уолтерс. «Мы просмотрели отзывы фанатов и отзывы моддеров в поисках дополнительных материалов, которые мы могли бы добавить к тому, что мы уже перечислили. Какие вещи наши фанаты либо попытались бы исправить сами, либо хотели бы добавить.”

Учитывая, что это ремастер, а не римейк, некоторые из этих крупномасштабных отзывов не могли быть реализованы без слишком сильного изменения ядра игры, но Уолтерс добавил, что глубокое изучение сообщества моддинга помогло «действительно продвинуть творческие границы немного дальше».

Дизайнер окружения и уровней Кевин Мик углубил разговор, рассказав о процессе перерисовки (именно здесь изменения ремастеринга можно увидеть в ландшафтах) и о том, как команда хотела, чтобы все участники гордились своим вкладом.Понять процесс — значит понять, какую роль сыграло сообщество моддеров, какой бы маленькой она ни казалась: «Чтобы понять разговор с моддерами, нужно понять конвейер, через который нам изначально пришлось пройти. Таким образом, то, как мы разделили работу в значительной степени, для пассов окружения, должно было в основном дать нашим художникам чувство собственности над уровнем, особенно с закрашиванием, которое можно увидеть в Mass Effect 1. Мы не хотели просто вручать им собирать активы, такие как случайные ящики и камни или что-то еще, а затем сказать им, чтобы они просто выглядели красиво, а затем просто бездумно отчитываться передо мной.Я хотел, чтобы они чувствовали, что уровень, над которым они работают, был их уровнем ».

Он добавил: «Я и Дерек Уоттс, который был первоначальным арт-директором трилогии, просматривали каждый уровень, и мы давали обратную связь, чтобы выяснить, куда еще нужно двигаться. Затем художники выполняли второй проход, и, в конце концов, уровни достигали того, чего мы хотели. Чтобы сделать это, нам пришлось, по сути, «определить время», например: «Насколько хорошо вы можете сделать этот уровень в течение определенного периода времени, в течение нескольких дней или недель?» 

Процесс будет повторяться снова и снова, пока текстуры не станут идеальными и не будет достигнуто желаемое единство.Мик добавил, что создание такого уровня дизайна было «похоже на маленькую кисть», где важны даже мельчайшие детали. От скалы с правильным освещением до уровня воды — даже размещение камеры было жизненно важно для создания более крупной картины. Когда моддеры вступали в игру с обратной связью, а обратная связь сообщества в целом имела особое значение при рассмотрении того, какие изменения желательны, чтобы сделать опыт более реалистичным, не меняя ощущение каждой локации.

Видеть, как складываются эти небольшие изменения, было очень заметно при взгляде на Иден Прайм.Мало того, что команда добавила небольшие ящики из третьей игры, чтобы локации из 1 и 3 выглядели более похожими, они также добавили различные изменения текстуры местности и освещения, чтобы сделать процесс более захватывающим. Именно здесь в игру вступили спецэффекты, особенно при работе с освещением, окружающим Жнеца, и в бою. Мик сравнил этот процесс с фотографированием и запечатлением этого чувства, когда вы смотрите на что-то вне себя, но при этом чувствуете, что переживание существует.Это также было важной причиной, по которой к мосту в Новерии был добавлен дополнительный фон и огонь; эти изменения сделали разрушение там более осмысленным, более правдоподобным, но получение обратной связи помогло понять, какие изменения необходимы, чтобы это произошло.

Говоря конкретно о модах, Мик добавил: «При поиске наиболее упущенных из виду изменений мы, очевидно, рассмотрели множество тех модов, которые в значительной степени делали то же самое, что и ремастер, особенно с популярными модами текстур.Именно здесь у нас есть это несправедливое преимущество перед моддерами. Они имеют дело с уровнями сжатия, а мы начинаем с несжатого исходного файла искусства. или мы, мы можем делать этот художественный выбор, помещая все в контекст, и именно здесь мы должны действительно начать наращивать эти проходы для каждого уровня».

«По большей части мы связались с некоторыми людьми и поговорили с ними, в идеале мы пытались сделать следующее: а) протестировать существующие моды, чтобы увидеть, как что-то ломается или ломается, и если вообще ломается, — добавил Уолтерс.«По крайней мере, этот процесс дал нам собственное понимание. Это помогло нам немного приподнять завесу, чтобы понять, почему что-то работает не так, как должно, и что мы можем сделать со своей стороны, чтобы это исправить».

Что ремастер теперь значит для мододелов?

Модификация первой игры довольно проста, но модификация 2 и 3 обычно требует одновременного использования нескольких программ, особенно для более сложных изменений. Зная, насколько сложными были некоторые косметические и капитальные моды, я спросил, упрощают ли они вообще процесс модификации или он остается таким же сложным.

Что касается того, будут ли новые моды следовать процессу первой игры или третьей с точки зрения более упорядоченной реализации, Уолтерс упомянул, что он «воображает», что процесс модификации будет больше соответствовать тому, как это происходит для Mass Effect 3. , который, пожалуй, самый сложный. «Одна из вещей, которую вы можете обнаружить, это то, что, поскольку мы согласовали вещи во всех трех играх, стало немного легче найти последовательность. Для этого более простые моды, которые больше ориентированы на уже существующий контент, будут немного проще, не так сильно, как настроена структура каталогов.”

Что касается больших модов, таких как мод Mass Effect 3 Happy Ending, на данный момент нет четкого ответа. Уолтерс подтвердил, что команда поговорила с несколькими ключевыми членами более крупного сообщества моддеров, чтобы точно узнать, как изменения ремастера повлияют на уже существующие моды и как BioWare может настроить моддеров «на успех» с этого момента. У студии будет более четкий ответ ближе к запуску 11 мая. 

Хотите узнать больше о грядущем обновлении? Обязательно посетите наш центр Mass Effect Legendary, чтобы узнать больше эксклюзивов и еще больше контента в течение всего месяца, в том числе о том, как меняются сцены в лифте и почему нет загружаемого контента Pinnacle Station.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.