Fb2 покровский расстрелять: Книга «Расстрелять!» — Покровский Александр — Читать онлайн — Скачать txt, fb2 — Купить, Отзывы

Содержание

Книга: «…Расстрелять!» — Александр Покровский

  • Просмотров: 5178

    Дурное поведение

    Эмилия Грин

    Моя мама готовится к свадьбе с олигархом Царевым, поэтому недавно мы переехали жить в его…

  • Просмотров: 5129

    Как я решила умереть от счастья

    Софи де Вильнуази

    Сильви Шабер – плоская сутулая брюнетка, которая не настолько уродлива, чтоб ее жалели, и…

  • Просмотров: 4277

    Под угрозой уничтожения мира

    Анастасия Сычёва

    Над привычным миром сгущаются тучи: самый кровавый архимаг в истории воскрес из мертвых и…

  • Просмотров: 1794

    Попаданка с характером

    Екатерина Верхова

    С самого детства родители мне твердили: ты рождена для другого мира! И кто бы мог…

  • Просмотров: 1135

    Скандальный роман

    Алекс Д

    Казалось бы, эти двое никогда не должны были встретиться. Алекс – популярный автор и…

  • Просмотров: 1089

    Ошибка богов. Вырастить зверя

    Ольга Олие

    Жизнь в Академии шла своим чередом: мы учились, тренировались, готовились к весеннему…

  • Просмотров: 890

    Одиночка. Горные тропы

    Ерофей Трофимов

    Хотел укрыться от внимания власть предержащих, а оказался в самой гуще событий. Тут и…

  • Просмотров: 790

    Остров в море; Пруд белых лилий

    Анника Тор

    Сестрам Штеффи и Нелли приходится бежать в Швецию, спасаясь от преследования евреев…

  • Просмотров: 710

    Зимняя рябина

    Вера Колочкова

    Аня Снегирева работает учительницей русского языка и литературы в маленьком поселке. Она…

  • Просмотров: 666

    Время вновь зажигать звезды

    Виржини Гримальди

    Виржини Гримальди с присущей ей чуткостью и душевным теплом рассказывает историю трех…

  • Просмотров: 655

    Омерта. Книга 2

    Лана Мейер

    Продолжение враждующих семей итало-американской мафии – Ди Карло и Морте, где главные…

  • Просмотров: 599

    Осколки клана

    Александр Шапочкин

    Выжив в бойне устроенной «Садовниками» на выпускном испытании Антон возвращает себе…

  • Просмотров: 551

    Партизан

    Комбат Найтов

    Книги, фильмы и Интернет в настоящее время просто завалены «злобными орками из НКВД»…

  • Просмотров: 464

    Игра на зыбучем песке

    Мария Быстрова

    Зима преподала суровый урок графине Келерой, вынудила влачить жалкое существование на…

  • Просмотров: 439

    Каменная княжна

    Тальяна Орлова

    На что пойдет Айса, чтобы спасти свое княжество? На предательство любви и доверия, на…

  • Просмотров: 428

    Тайны Иллирии. Брак с правом на счастье

    Анастасия Волжская

    Вынужденный брак с лордом Кастанелло стал для меня вовсе не тем, чего я страшилась,…

  • Просмотров: 427

    Снова почувствуй

    Мона Кастен

    «Снова почувствуй» – третья книга серии «Абсолютный бестселлер Моны Кастен». История…

  • Просмотров: 393

    Дом с неизвестными

    Валерий Шарапов

    Получивший назначение в столичный Наркомат Анастас Мирзаян неожиданно обнаруживает в…

  • Просмотров: 383

    В доме на холме. Храните тайны у всех…

    Лори Френкель

    Уолши переехали в Сиэттл с другого конца страны, чтобы начать все заново. Очаровательная…

  • Просмотров: 373

    Общество Джейн Остен

    Натали Дженнер

    Финалист премий Goodreads и Amazon в жанре «историческая проза»! Дебютный роман Натали…

  • Просмотров: 366

    Вниз по кроличьей норе

    Марк Биллингхэм

    БЕСТСЕЛЛЕР #1 SUNDAY TIMES. Автор – двукратный обладатель премии Шерлока за лучший…

  • Просмотров: 351

    Семейный круиз

    Аманда Уорд

    «Примите наши поздравления! Рейс первым классом». Семидесятилетняя Шарлотта Перкинс не…

  • Просмотров: 324

    Наследие Хоторнов

    Дженнифер Барнс

    «Наследие Хоторнов» – продолжение мирового бестселлера «Игры наследников». Необычный…

  • Просмотров: 291

    Номер 19

    Александр Варго

    Мастер Хоррора Александр Варго вновь шокирует читателя самыми черными и жуткими…

  • Юмор : Юмористическая проза : …расстрелять! : Александр Покровский : читать онлайн

    «…расстрелять!»

    Утро окончательно заползло в окошко и оживило замурованных мух, судьба считывала дни по затасканному списку, и комендант города Н., замшелый майор, чувствовал себя как-то печально, как, может быть, чувствует себя отслужившая картофельная ботва.

    Его волосы, глаза, губы-скулы, шея-уши, руки-ноги — всё говорило о том, что ему пора: либо удавиться, либо демобилизоваться. Но демобилизация, неизбежная, как крах капитализма, не делала навстречу ни одного шага, и дни тянулись, как коридоры гауптвахты, выкрашенные шаровой краской, и капали, капали в побитое темечко.

    Комендант давно был существом круглым, но всё ещё мечтал, и все его мечты, как мы уже говорили, с плачем цеплялись только за ослепительный подол её величества мадам демобилизации.

    Дверь — в неё, конечно же, постучали — открылась как раз в тот момент, когда все мечты коменданта всё ещё были на подоле, и комендант, очнувшись и оглянувшись на своего помощника, молодого лейтенанта, стоящего тут же, вздохнул и уставился навстречу знакомым неожиданностям.

    — Прошу разрешения, — в двери возник заношенный старший лейтенант, который, потоптавшись, втащил за собой солдата, держа его за шиворот, — вот, товарищ майор, пьёт! Каждый день пьёт! И вообще, товарищ майор…

    Голос старлея убаюкал бы коменданта до конца, продолжайся он не пять минут, а десять.

    — Пьёшь? А, воин-созидатель? — комендант, тоскливо скуксившись, уставился воину в лоб, туда, где, по его разумению, должны были быть явные признаки Среднего образования.

    «Скотинизм», — подумал комендант насчёт того, что ему не давали демобилизации, и со стоном взялся за обкусанную телефонную трубку: слуховые чашечки её были так стёрты, как будто комендант владел деревянными ушами.

    — Москва? Министра обороны… да, подожду…

    Помощник коменданта — свежий, хрустящий, только с дерева лейтенант — со страхом удивился, — так бывает с людьми, к которым на лавочку, после обеда, когда хочется рыгнуть и подумать о политике, на самый краешек подсаживается умалишенный.

    — Министр обороны? Товарищ маршал Советского Союза, докладывает майор Носотыкин… Да, товарищ маршал, да! Как я уже и докладывал. Пьёт!… Да… Каждый день… Прошу разрешения… Есть… Есть расстрелять… По месту жительства сообщим… Прошу разрешения приступить… Есть…

    Комендант положил трубку.

    — Помощник! Где у нас книга расстрелов?… А-а, вот она… Так… фамилия, имя, отчество, год и место рождения… домашний адрес… национальность… партийность… Так, где у нас план расстрела?

    Комендант нашёл какой-то план, потом он полез в сейф, вытащил оттуда пистолет, передёрнул его и положил рядом.

    Помощник, вылезая из орбит, затрясся своей нижней частью, а верхней — гипнозно уставился коменданту в затылок, в самый мозг, и по каплям наполнялся ужасом. Каждая новая капля обжигала.

    — …Так… планируемое мероприятие — расстрел… участники… так, место — плац, наглядное пособие — пистолет Макарова, шестнадцать патронов… руководитель — я… исполнитель… Помощник! Слышь, лейтенант, сегодня твоя очередь. Привыкай к нашим боевым будням! Расстреляешь этого, я уже договорился. Распишись вот здесь. Привести в исполнение. Когда шлёпнешь его…

    Комендант не договорил: оба тела дробно рухнули, впечатлительный лейтенант — просто, а солдат — с запахом.

    Комендант долго лил на них из графина с мухами.

    Его уволили в запас через месяц. Комендант построил гауптвахту в последний раз и заявил ей, что, если б знать, что всё так просто, он бы начал их стрелять ещё лет десять назад. Пачками.

    Александр Покровский «72 метра» и «Расстрелять»: chto_chitat — LiveJournal

    goldoff (goldoff) wrote in chto_chitat,
    Category: Писатели, как мне кажется, четко делятся на 2 типа. Те, кому есть что сказать, и те, кому есть как сказать. Те, кому есть что сказать — опять же на 2:те, которые все придумали, и те, которые все пережили.
    Очень четкий представитель писателей, которым есть что сказать, и которые все это пережили — apokrovski Александр Покровский, офицер-подводник. Читать я его начал с книг «72 метра» и «Расстрелять».

    Офицер-химик, как говорят на подводном флоте «химдым», отслужил на лодках лет 20, как минимум(лень лезть в биографию, да и говорю я тут свои впечатления, значит можно кое-где ошибиться), постоянно на ножах с глупым начальством, и учащийся у умного, острый, едкий как щелочь, внимательный к мелочам — а на лодке иначе нельзя — таким видится и главный герой коротких новелл Покровского, и сам он. Это даже не новеллы, это скорее случаи из жизни, рассказанные в стилистике «бесед за жизнь» с читателем.
    О чем случаи — о том, как один старлей 10 лет подряд напивался каждый вечер в дым, а чтобы не проспать на службу, спал под дверью своего непосредственного начальника.
    О том, как коварны гальюны на подводной лодке. О том, как лечили запор у зама, и что это вообще за люди — у которых «рот закрыл — матчасть в порядке».
    О том, как показывают голую жопу начальнику флота. О том, как человек приручает крысу, чтобы убить ее молотком, а потом еще и крысят ее выкармливает.
    О том, как заводят лошадь в дом нелюбимого старшины. О том, как….
    Нет, все не так.
    О чем книга — о том, как люди по 120 дней не видят солнца. О том, как горят, взрываются, травятся, разбиваются, тонут люди — и все это за 60 долларов в месяц. О том, как тонут. И о том, как тонут, снова. И снова не так….

    Книги о том, как защищать родину в атмосфере всеобщего идиотизма и разгильдяйства. И о людях, которые это делают.
    Великолепные рассказы великолепного рассказчика, если короче.
    В книгах много юмора, лиризма, незаметных подвигов, мата, дерьма, пота и крови, секса и любви. В книгах много «морской романтики», как бы пошло это ни звучало.
    Мне понравилось. Буду читать еще, потому что как стилист и рассказчик, по мере написания Покровский растет. Сначало слабенько, потом средненько, потом местами ничего. Интересно, вырос ли он до «хорошо».
    Не рекомендую читать людям, которые не любят правду жизни, и которые до сих пор уверены, что принцессы не какают, а принцы всегда на лошади и с белыми кудрями до плеч.
    И не любящим мат и военные шутки тоже.
    Предостерегаю — в сборниках рассказов истории могут повторяться в различных сочетаниях.
    Те 2 книги, названия которых я привел выше, совпадают процентов на 75.
    • «Чудо из волшебного шара» Кэтрин Дойл

      Рождественская песнь, XXI век И все же я верю, Что прямо за дверью Нас ждут чудеса. Эта рождественская сказка от ирландской писательницы…

    • (no subject)

      Ищу иллюстрированную книгу в подарок сестре. Ей понравилась на авито книга со стихами, иллюстрации — пейзажи, сделаны акварелью в винтажном стиле (ту…

    • «Страшные сказки. Истории, полные ужаса и жути» Сборник

      ЗаГриммированная реальность На свете миллион злых мачех, от которых дети убегают, и миллион добрых дровосеков, которым нет до всего этого…

    Photo

    Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

    Александр Покровский — Расстрелять! – II » Страница 12 » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

    На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Александр Покровский — Расстрелять! – II, Александр Покровский . Жанр: Юмористическая проза. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале kniga-online.org.

    А ночь непроглядная, минус тридцать, залив парит, то есть лохмотья серые от воды тянутся к звездам, и где там Витя среди всей этой зимней сказки – не рассмотреть. Все нагнулись, вылупились, не дышат – неужели в лепешку? Все-таки наша «Маша» – 10 тысяч тонн – как прижмет, так и останется от тебя пятно легкосмываемое.

    Осторожненько так в воздух:

    – Витя! Ви-тя!

    От воды глухо:

    – А…

    Жив, балясина, чтоб тебя! Успел-таки под пирс нырнуть. Все выдохнули: «Ччччерт!» А помощник от счастья ближайшему матросу даже в ухо дал. Живой! Мама моя сыромороженая, живой!!!

    Бросили Вите шкерт, вцепился он в него зубами, потому что судорога свела и грудь, и члены. Вытянули мы его, а шинель на нем ледяным колом встала и стоит. Старпом в него тут же кружку спирта влил и сухарик в рот воткнул, чтоб зажевал, как потеплеет.

    Стоит Витя, в себя приходит, глаза стеклянные, будто он жидкого азота с полведра глотанул. а изо рта у него сухарик торчит.

    Старпом видит, что у него столбняк, и говорит ближайшим олухам:

    – Тело вниз! Живо! Спирт сверху – спирт снизу!

    Витю схватили за плечи, как чучело Тутанхамона, и поволокли, и заволокли внутрь, и там силой согнули, посадили и давай спиртом растирать, и вот он потеплел, потеплел, порозовел, и губы зашевелились.

    – Я… я… – видно, сказать что-то хочет, – я…

    Все к нему наклонились, стараются угодить.

    – Что, Витя… что?

    – К бабе… я хо… чу… о… бе… ща… ал…

    «Вот это да! – подумали все. – Вот это человек!»

    – Андрей Андреич! – подошли к старпому. – Витя к бабе хочет!

    – К бабе? – не удивился старпом. – Ну, пустите его к бабе.

    И Витя пошел.

    Сначала медленно так, медленно, а потом все сильнее и сильнее, все свободнее, и вот он уже рысцой так, рысцой, заломив голову на спину, и побежал-побежал, спотыкаясь, блея что-то по-лошадиному, и на бегу растаял в тумане и в темноте полярной ночи совсем.


    ВИНОВАТ!

    Бес до белых фуражек ходил в шапке. У нас белые фуражки когда начинаются? Первого мая? Ну вот! Первого мая он и переходил с зимней шапки на белую фуражку. Черную у него с камбуза увели. Комбрига просто подбрасывало, когда он видел этого урода.

    – Бесовский! – орал комбриг. – Почему в таком виде?!

    – Виноват, товарищ комбриг! – таращился Бес.

    – Где ваша черная фуражка?

    – Нету, товарищ комбриг.

    – Как это «нету»?

    – Так, товарищ комбриг, с камбуза увели.

    – Вы что, не офицер?

    – Виноват, товарищ комбриг.

    – Что «виноват», что вы из себя дурака корчите? Почему не купите новую фуражку? Что у вас, денег нет?

    – Никак нет, товарищ комбриг, все пропил.

    – Сволочь сизая!!! – орал комбриг,

    – Виноват, товарищ комбриг.

    – А-а-а!!! – вопил комбриг, и его вой, подхваченный ветром, носился по Кронштадту, как прошлогодние листья.


    НЕЧТО

    Вечерняя поверка – нуднейшее занятие. Строй, перед тем как уснуть, стоит в кубрике, построенный в две шеренги. Старшина перед строем читает фамилии по списку. Каждый прочитанный должен выкрикнуть: «Я!»

    В общем, скучища страшная, поэтому самые одаренные прячутся во второй шеренге.

    Курсант Федя Кушкин стоял во второй шеренге и смотрел в затылок Петьке Бокову, по кличке Доходяга.

    Доходяга держал руки не по швам, как это положено на вечерней поверке, а скрестил их у себя сзади.

    Федя Кушкин от скуки посмотрел в эти руки. Правая ладошка у Доходяги была сложена так, словно просила, чтоб в нее что-нибудь вложили.

    Федя смотрел в эту руку и думал, что бы в нее вложить. Вскоре Федя придумал: он улыбнулся, расстегнул клапаны флотских брюк, вытащил из них всем нам понятно что и вложил его Доходяге во влажную ладошку.

    Доходяга, почувствовав в руке нечто большее, чем просто ничего, вытаращил глаза и оживился. Оживившись, он сжал в руке Федино нечто так, что Федя заорал сильно.

    – В чем дело, – вскинул голову старшина, – ну?

    – Боков! – заметил старшина что-то. – Ну-ка, выйти из строя.

    И Доходяга вышел из строя, ни слова не говоря, мелкими шажками, но он вышел не один. Такими же шажками, этаким караваном, он вывел за собой одареннейшую личность – Федю Кушкина. – держа его за нечто.


    КОЛОКОЛЬЧИКИ-БУБЕНЧИКИ

    В совместном проживании двух военно-морских семей в одной двухкомнатной квартире есть свои особенные прелести. Тут уже невозможно замкнуться в собственной треснутой скорлупе; волей-неволей происходит взаимное проникновение и обогащение и роскошь человеческого общения, которая всегда, поставленная во главу угла, перестает быть роскошью.

    В субботу люди обычно моются. И в подобной квартире они тоже моются. Один из военно-морских мужей влез в ванну, предупредив жену относительно своей спины: жена должна была прийти и ее потереть. Но поскольку жена должна была еще и приготовить обед, то вспомнила она о спине с большим опозданием. В это время в ванне был уже другой, чужой муж, который тоже дожидался, когда же придут и потрут, а ее собственный муж в это время уже лежал на диване весь завернутый и наслаждался комфортом.

    Комфорт – это такое состояние вещей и хозяев, когда телевизор работает, ты дремлешь на диване, а на кухне, откуда тянет заманчивым, кто-то погромыхивает кастрюлями.

    Дверь ванной открылась сразу же, и перед женой, оторвавшейся от жареной картошки, предстал намыленный розовый зад изготовившегося. Мужские принадлежности, довольно безжизненно висели.

    – Эх вы, колокольчики-бубенчики, – воскликнула повеселевшая жена и, просунув руку, несколько раз подбросила колокольчики и бубенчики.

    Первое, что она увидела на мохнатой от мыльной пены повернувшейся к пей голове, был глаз. Огромный, чужой, расширенный от ужаса ненамыленный глаз.


    С ЧЕГО ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ?

    Да с крика, конечно же.

    И даже не с крика, а с воя какого-то. И будто воет не одна, а сразу триста бешеных собак.

    Тактическая обстановка; ты с полным чемоданом различной формы одежды прибыл служить, кричат не на тебя, но в твоем присутствии, и с непривычки кажется. что кричат все-таки на тебя.

    – Вас надо взять за шкирку!

    И окунуть в пиц-с-з-дууу!

    И чтоб вы там до дна достали!

    И чтоб вас сверху накрыл!!

    Всеми ее тухлыми лепестками!!!

    А чуть поодаль происходит следующий неприметный разговор:

    – Ах ты, тля неторопливая! Ты что ж, думаешь, если я здесь вот так хожу, то, значит, я ничего не вижу, а?! И не делайте, так ножкой, будто у вас сифилис и поэтому вам все прощается!

    После этого я подумал:

    – Все, Саня, теперь ты здесь долго жить будешь…

    МАТЕРИАЛЬНАЯ ЧАСТЬ

    ПРИЗОВОЕ ТРАЛЕНИЕ

    На призовое траление должна прибывать комиссия. И комиссия прибыла: целая свора вместе с адмиралом, И на полном серьезе: одни мину ставят, другие ее тралят, а комиссия отслеживает.

    К комиссии в день приезда приставили человека для обеспечения, и она тут же обпилась шила и обожралась тут же, конечно, консервов. Закусили и перестали соображать. А на другой день боевое траление. На приз.

    Только где ж ее в океане найдешь, мину-то! Командир тральщика, который должен тралить, говорит тому, кто должен для него мины ставить:

    – Ты, слышь, хлебчик-то там привяжи, ладно?

    – Ладно.

    Хлебчик – это такая штука, ее из пенопласта можно сделать, ее привязывают за шкертик к поставленной мине, и он плавает по поверхности океана и обозначает минную связку так, что его в волнах не видно, а в тромбон наблюдается. Тромбон – он что твой перископ с пятнадцатикратным увеличением: мышь не проскочит.

    Посмотрел командир дивизиона тральщиков в тромбон и вспотел; дверь посреди океана плавает. Хлебчика у них, у сук, не нашлось, так они дверь где-то оторвали и к мине присобачили. Вот… гондоны! И шкертика еще у них не хватило, и встала у них дверь в море раком, и волна об нее хлопает, и на всю округу разносится – бум! бум! Вот… гондоны, а?!

    Комдив оторвался от тромбона и повернулся к тому, кого к комиссии приставили:

    – Где эта вонючая комиссия?

    – В кают-компапии.

    – Жрут?

    – Жрут.

    – Пока они ползают еще, ты им шильца-то добавь, плесни им, родной, шила и закусочки, закусочки непременно сообрази, – говорит комдив и подзывает к себе корунд – рейдовый тралец.

    На тральце командиром лейтенант.

    – Эй, убоище, ну-ка давай, дуй сюда!

    Корунд подскочил.

    – Так, лейтенант, дверь видишь?

    Лейтенант кивнул.

    – Давай, тихо сыпь до двери и выдернешь ее, понял?

    Корунд «посыпал» до двери. У него не винты, а такие лопухи, что сыпать нечего – мигом был. Он тебе дернет.

    Лейтенант заарканил дверь и как дернул!.. И мина, с трудом поставленная, всплыла. Мины у нас старые, 1908 тире 1936 года рождения, вот минреп-то и оторвался.

    Книги автора Покровский Александр Михайлович читать онлайн бесплатно 25 книг

    Книги автора Покровский Александр Михайлович читать онлайн бесплатно 25 книг Как там страна (сборник рассказов) В этой книге читатель встретит новых и старых героев, затянутых в воронку нынешней жизни, полной как комических ситуаций, так и подлинного драматизма Острое слово, искрометный юмор, фразы, становящиеся поговорками, — стилеобразующие особенности прозы замечательного писателя, делающие чтение книг А П Калямбра Александр Покровский снискал заслуженную славу блистательного рассказчика Он автор полутора десятков книг, вышедших огромными тиражами По его сюжетам снимаются фильмы Интонации А Покровского запоминаются навсегда, как говорится, с полоборота, потому Расстрелять! — II О СЛУЖБЕ В ДВУХ СЛОВАХДаже не знаю, что из всего этого получится, ведь о службе в двух словах сказать трудно Служба — это нескончаемая поэма Каждый день можно писать по толстенному тому, причем ни разу не повториться В Метаболизм (сборник рассказов) В этой книге читатель встретит новых и старых героев, затянутых в воронку нынешней жизни, полной как комических ситуаций, так и подлинного драматизма Как они справляются с бурными испытаниями, что противопоставляют наглому натиску времени — об этом повесть « Бегемот» Острое слово, искрометный юмор, Корабль отстоя Александр ПОКРОВСКИЙ (Рассказы и другое) ОТ АВТОРАБыл такой случай после выхода книги « Расстрелять!» В лицо меня и сейчас никто не знает, а тогда и подавно Один из военных, покупая у меня в издательстве книги, рассказыва Воспоминания о балете (сборник рассказов) ДЕРЖИСЬ, ЛЕЙТЕНАНТ Через пять минут он знал обо мне все: он знал, откуда, куда и зачем За столиком в углу ресторана он сидел один, и меня подсадили к нему Я — лейтенант, только из училища, и он — капитан третьего ранга, тужурка, белая рубашка, холодное холеное лицо Он пил и не пьянел Когда я сказал Сквозь переборки Александр Покровский Он шел по коридору Это был узкий, темный, длинный коридор с множеством поворотов и ответвлений Ему навстречу попадались люди Они сидели, стояли, лежали в проходах Он их обходил, огибал Чем дальше Рассказы Александр Покровский« Шумная тройка мчит и мчит по вытянутому, как стрела, зимнему тракту и только снег тяжелыми комьями летит из под копыт Гикает хрипло, подскакивает, подпрыгивает на своем облучке ямщик, всякий раз Бегемот Эй вы, бродяги заскорузлые, инвалиды ума! Именно вам мое повествование предназначается, хотя кому как не мне следовало бы знать, что вам, в сущности, на него наплевать. На самомто деле вам бы, конечно, хотелось выкушать би Кот Странно смотреть Странно смотреть, как совершенно незнакомые люди читают мои книжки Такое чувство, будто я здесь совершенно ни при чем: я – сам по себе, книги – тоже Однажды я несколько минут смотрел на лоточника, который, забросив свой лоток, сидел на асфальте и дико ржал Люди шли мимо, оборачивали Люди, лодки, море Люди, лодки, море Александра Покровского Командир корабля покидает корабль последним. Корабельный Устав ВМФНасчет осьминога – сущая правда, а поскольку природа не балует нас принципиальным разнообразием, то и люди уми Бортовой журнал 7 Александр Покровский Занеси в Бортовой журнал с тщанием и искренностью, указывая время и место, все происшествия дабы никто в подлинности их не усомнился. Правила мореходства Лондон 1652 г. Все проблемы должны быть сн Каюта Александр Покровский Каюта Книжка записей Испытывали изолирующий противогаз… Испытывали изолирующий противогаз. Новенький. Целый час В нем песок перебрасывали. И горячим кислородом Дышали. Градусов пятьдесят. Я потом де Арабески Замечательный русский прозаик Александр Покровский, автор знаменитых книг « Расстрелять!», «72 метра» и многих других, собрал под одной обложкой свои «арабески» Не только собрал, но и проиллюстрировал, подчеркивая (в прямом и переносном смысле) живость и Бортовой журнал 4 Александр Покровский Трудно думать обезьяне, Мыслей нет – она поет. Таракан сидит в стакане, Ножку рыжую сосет. Таракан к стеклу прижался И глядит едва дыша… Он бы смерти не боялся, Если б знал, что есть душа. Но наука доказал «Чумила» и зачумленные(очерк из быта кокаинистов) А Покровский Опубликовано в « Синем журнале» летом 1918 года (орфография сохранена) Если вы когда нибудь пройдете по Щербакову переулку, то наверное заметите фигуры фланирующих незнакомцев Они расхаживают по одиночке, т

    Александр Покровский «Расстрелять! (сборник)» — отзыв от zurkeshe

    Покровский хорош и симпатичен свежей неуработанной корявостью – пока корявость эта не процарапывает мягкое покрытие извилин. Меня, например, с самого начала вот эта нарочитая кичманистость пугала – ну не хотел я читать книгу с таким натужным названием. Тем более, что прекрасно себе представлял, что может писать веселый офицер-подводник. Такая тематика и такая биография неумолимо вталкивала молодого автора в одну из колей, продавленных до кротовых норок: быть ему вторым Конецким, Соболевым, Новиковым-Прибоем, Колбасьевым или Пикулем. А куда нам вторые, коли первые весь оперпростор перекрыли.
    Покровский не стал вторым – он стал первым военно-морским Пиросмани от литературы, который заскорузло так, посмеиваясь и сбиваясь, что-то не слишком понятное, но жутко смешное бормочет себе под нос – не травля это, и не анекдот, а что-то не совпадающее рисунком с заметными нам колеями. Читать Покровского лучше небольшими порциями – приедается быстро. Хотя кому как, конечно.
    От себя две вещи отмечу. «72 метра», — якобы повесть, якобы по которой поставлен одноименный фильм. На самом деле это полтора десятка страниц абсолютного, очень страшного и налитого горькой надеждой потока сознания – мычание офицера, у которого под ноздрями играет ледяная вода, а под ногами ничего не играет, а надо еще дурачков-моряков спасать, хотя спасение невозможно.
    И «Аршин мал алан», совсем не морской и тем более не смешной, зато психиатрически откровенный очерк о поездке автора в родной когда-то Азербайджан — вскоре после погромов. Покровский честен – он честно предупреждает, что в нем есть армянская кровь, и честно признается, что, видимо, эта кровь и порождает страх и ненависть к азербайджанцам – и снова признается в этом страхе и ненависти, и снова… Покровский объясняет, как узнает азербайджанцев в Питере и Москве — по колхозным повадкам, мохеровым шарфам и выражениям лиц, приводит рассказы русских моряков, пытавшихся пресечь гасилово, и рассказы армян – подробно, и рассказы азербайджанцев – невнятно, причем с азерайджанцами вроде как спорит, а армянам ничего не говорит, а только сожалеет молча.
    На месте администрации Нагорного Карабаха я бы рекомендовал этот рассказа Александра Покровского к изучению в школе. На месте Александра Поткина из ДПНИ, впрочем, тоже.
    Как славно, что я на своем месте.

    Содержание рассказа сын полка. Сын полка

    Рассказ Валентина Катаева «Сын полка» широко известен и вызывает отклик в душе каждого читателя. Это задевает за живое, потому что тема войны всегда болезненна. Особенно, когда в центре боевых действий оказываются ни в чем не повинные дети. В то время, когда Валентин Катаев писал этот рассказ, тема войны и детей еще не была раскрыта так сильно, поэтому произведение вызвало большой интерес.Но и сейчас он остается особенным, атмосферным и вызывает щемящее чувство в душе.

    На создание этой истории писателя вдохновила одна ситуация. В 1943 году он увидел мальчика, одетого как взрослый солдат. Все было как надо, только было видно, что одежда сшита для ребенка. Мальчик рассказал, что разведчики нашли его в землянке, одинокого и голодного, и приютили. Так он стал жить с ними. Герой этой истории во многом похож на этого мальчика. Отца он потерял в первые же дни войны, мать была убита немцами.Оставшись совсем один, он около трех лет скитался по лесам, пока его не нашли.

    Эта история заставляет увидеть войну глазами ребенка, вызывает смешанные чувства, но больше грустные. Очень больно наблюдать за детьми, спокойно относящимися к смерти и жестокости. Трудно, когда у ребенка нет детства, когда кровь и боль становятся ему привычными. Писатель заставляет прочувствовать каждое слово, с одной стороны, любуясь мальчиком Ваней, а таких, как он, было много, с другой стороны, сочувствуя ему.

    На нашем сайте вы можете скачать книгу «Сын полка» Валентин Петрович Катаев бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

    Рассказ Катаева «Сын полка» написан в 1944 году. В книге впервые в советской литературе тема войны раскрыта через восприятие ребенка – Вани Солнцева, мальчика двенадцати лет. За рассказ «Сын полка» Катаев был удостоен Сталинской премии II степени.Произведение написано в рамках литературной традиции социалистического реализма.

    Рассказ «Сын полка» включен в школьную программу по литературе 4 класса. Краткое содержание «Сына полка» по главам вы можете прочитать прямо на нашем сайте. Предлагаемый пересказ будет интересен школьникам, а также всем, кому необходимо быстро ознакомиться с сюжетом произведения.

    главные герои

    Ваня Солнцев — 12-летний мальчик, сирота, которого нашли разведчики.Он стал «сыном полка», а затем был зачислен в суворовское училище. Разведчики дали ему прозвище «пастух».

    Капитан Енакиев — мужчина 32 лет, командир батареи. Я хотел усыновить Ваню, но погиб во время боя.

    Младший ефрейтор Биденко — разведчик, до войны был шахтером Донбасса, «костяной великан». Вместе с Егоровым и Горбуновым мы подобрали Ваню в лесу.

    Другие символы

    Младший ефрейтор Горбунов — разведчик, друг Биденко, «герой», «сибиряк», до войны был забайкальским лесорубом.

    Сержант Егоров — мужчина 22 лет, разведчик.

    Глава 1

    Трое разведчиков возвращались осенней ночью через сырой, холодный лес. Внезапно они нашли в небольшой траншее мальчика, бредящего во сне и что-то бормочущего. Ребенок проснулся и, резко вскочив, схватил «откуда-то большой заточенный гвоздь». Один из разведчиков, сержант Егоров, заверил его, что они «наши».

    Глава 2

    Капитан Енакиев, командир артиллерийской батареи, «храбрый был», но «в то же время холодный, сдержанный, расчетливый, как и подобает хорошему артиллеристу.»

    Глава 3

    Найденный разведчиками мальчик Ваня Солнцев был сиротой. Его отец погиб на фронте, мать погибла, бабушка и сестра умерли от голода. Мальчик отправился «собирать по кусочкам», по дороге его поймали жандармы. Ваню поместили в детский изолятор, где он чуть не умер от чесотки и тифа, но вскоре сбежал. Теперь он пытался перейти фронт. В сумке он носил заточенный гвоздь и потрепанный грунт.

    Ваня напомнил Енакиеву собственную семью — мать, жену и семилетнего сына, погибших «в сорок первом».»

    Глава 4

    Разведчики накормили Ваню «необычайно вкусным малышом». Голодный мальчик ел жадно, с аппетитом. «Впервые за эти три года Ваня оказался среди людей, которых не нужно было бояться».

    Биденко и Горбунов обещали Ваню зачислить его «на все виды довольствия» и обучить военному делу, но сначала им нужно получить приказ о зачислении от капитана Енакиева. Однако вопреки желанию разведчиков Егоров передал Биденко приказ Енакиева об отправке Вани в тыл, в детский дом.Расстроенный мальчик говорит, что все равно убежит по дороге.

    ГЛАВА 5

    Биденко вернулся в часть на следующий день поздно вечером мрачный и молчаливый. В это время армия, преследуя противника, продвинулась далеко на запад.

    ГЛАВА 6

    Биденко не хотел признаваться, что Ваня дважды от него убегал, но после допроса все же рассказал. В первый раз мальчик выпрыгнул из грузовика на повороте и спрятался в лесу. Биденко никогда бы не нашел Ваню, если бы капрал не упал на капрала — мальчик заснул, сидя на верхушке дерева.

    Глава 7

    Чтобы Ваня снова не убежал, Биденко привязал к руке веревку, другой конец которой обмотал кулак. В грузовике периодически просыпался капрал и, дергая за веревку, проверял, на месте ли Ваня. Однако, поспав еще немного, капрал утром обнаружил, что другой конец веревки привязан к ботинку ехавшей с ними женщины-хирурга. Мальчик убежал.

    Глава 8

    Ваня, долго скитаясь по военным дорогам, пришел в штаб.По пути ему встретился «шикарный мальчик» в полном походном мундире гвардейской артиллерии — «сын полка», служивший связным у майора Вознесенского. Именно эта встреча подтолкнула Ваню к тому, чтобы найти главного командира и попросить помощи вернуться к разведчикам.

    Главы 9-10

    Ваня, не зная Енакиева в лицо, принял его за важного командира. Мальчик стал жаловаться капитану, что строгий Енакиев не хочет брать его сыном полка.Капитан берет мальчика с собой в разведчики.

    Глава 11

    Разведчики очень обрадовались возвращению мальчика. «Так судьба Вани повернулась волшебным образом трижды за такое короткое время».

    Глава 12

    Биденко и Горбунов взяли Ваню в разведку, не доложив командиру, что мальчика берут с собой в качестве проводника — он хорошо знал местность. Ване еще не выдали форму, поэтому внешне он был похож на «настоящего деревенского пастуха».»

    Глава 13

    Разведчики отправили Ваню вперед, но через несколько часов вернулась только его лошадь. Горбунов отправил Биденко в часть доложить о происшествии.

    Разведчики не знали, что, пока Ваня выяснял дорогу, он с помощью компаса делал зарисовки на полях букваря — пытался взять план местности. На этот случай немцы поймали его, схватили и посадили в темную землянку.

    Глава 14

    Ваню допрашивала немка.Несмотря на то, что рисунки в букваре и русский компас были явными уликами против мальчика, он ничего не раскрыл.

    Глава 15

    Ваня очнулся в землянке от звуков бомбежки. Одна из бомб выбила двери землянки, и мальчик увидел, как немцы отступают. Вскоре появились русские войска.

    Главы 16. — 17

    После инцидента Ваню порезали, отвели в баню, выдали новое обмундирование и «посадили на полное довольствие.»

    Глава 18

    «У Вани была счастливая способность нравиться людям с первого взгляда.» «Капитан Енакиев, как и его солдаты, влюбился в мальчика с первого взгляда». Узнав о задании, в котором участвовал Ваня, Енакиев очень рассердился на разведчиков, которые слишком «бодро» любили мальчика.

    Капитан вызвал мальчика к себе и назначил связным.

    Главы 19. — 20

    С этого дня Ваня стал жить в основном с Енакиевым.Капитан хотел лично воспитывать мальчика. Енакиев «прикомандировал Ваню к первому орудию первого взвода в качестве резервного номера», чтобы тот научился «постепенно выполнять обязанности всех номеров орудийного расчета». «Первые дни мальчик очень скучал по своим друзьям-скаутам. Сначала ему казалось, что он потерял семью. Но вскоре он увидел, что его новая семья ничем не хуже старой. »

    Главы 21 .— 22

    Беседуя с артиллеристом Ковалёвым о Ване, Енакиев делится своими планами, что хотел бы усыновить мальчика.

    Неожиданно немцы начали атаку. Противник окружил пехотные части.

    Глава 23

    «Капитан Енакиев приказал по телефону первому взводу своей батареи немедленно сняться с позиции и, не теряя ни секунды, двигаться вперед». «Он приказал второму взводу все время стрелять, прикрывая открытые фланги ударной роты капитана Ахунбаева».

    Глава 24

    Находясь в первом взводе, Ваня, чем мог, помогал солдатам.В разгар боя Енакиев заметил мальчика и приказал ему вернуться на батарею. Ваня отказался. Поняв, что спорить с мальчиком бесполезно, капитан что-то написал на клочке бумаги и попросил Ваню передать пакет начальнику штаба.

    Глава 25

    Когда Ваня вернулся обратно, битва уже закончилась. Мальчик не знал, что солдаты, расстреляв все патроны, сражались с немцами лопатами и штыками, и тогда Енакиев «заставил батареи стрелять на себя.Ваня шел по полю боя и, наконец, на лафете увидел убитого Енакиева.

    Биденко подошел к мальчику. «Как будто что-то повернулось и открылось в Ваниной душе». Он обнял Биденко и расплакался.

    Глава 26

    В кармане Енакиева нашли записку, в которой командир прощался со своей батареей, просил похоронить его на «родной, советской земле» и позаботиться о судьбе Вани. Вскоре Биденко по указанию командира артиллерийского полка отвел Ваню в суворовское военное училище.Разведчики дали ему еду, мыло и погоны капитана Енакиева, завернутые в газету «Суворовский натиск».

    Глава 27

    В первую ночь в школе Ване приснился, как он бежит вверх по мраморной лестнице, «в окружении пушек, барабанов и труб». Ему было трудно вставать, но седовласый старик с бриллиантовой звездой на груди повел его вверх по лестнице, говоря: «Иди, пастушок… Смелее иди!» …

    Заключение

    В повести «Сын полка» Катаев описывает историю простого крестьянского мальчика Вани Солнцева, у которого война отняла дом и семью.Однако испытания только закалили дух Вани, и среди солдат он находит свою вторую семью. Автор показывает мужество мальчика, отвагу и выносливость даже в самых сложных ситуациях.

    Повесть «Сын полка» была дважды экранизирована, а также поставлена ​​на сцене ТЮЗа в Ленинграде.

    Сюжетный тест

    Проверить запоминание сводки тестом:

    Рейтинг пересказа

    Средняя оценка: 4.3. Всего полученных оценок: 1667.

    Катаев Валентин Петрович — писатель, драматург и поэт родился 28 января 1897 года в Одессе в семье учителя. Первое стихотворение «Осень» было опубликовано гимназистом в 1910 году в газете «Одесский вестник». Публиковался также в «Южной Мысли», «Одесской листовке», «Пробуждении», «Лукоморье» и других.

    С аттестатом за шесть классов Пятой гимназии города Одессы зимой 1915 года 18-летний Валентин Катаев уходит на фронт добровольцем.Рассказал с перепиской и очерками о «окопной» жизни солдат, полный сочувствия к простому человеку на войне. Во время войны дважды был ранен, дважды попал под газовую атаку, получив тяжелое отравление. Знаменитая Катаевская хрипотца в голосе – результат этого отравления.

    С 1922 года жил и работал в Москве.

    Во время Великой Отечественной войны Катаев был военным корреспондентом газет «Правда» и «Красная звезда».Он был свидетелем ожесточенных боев под Ржевом, на Курской дуге, под Орлом. Военный корреспондент Катаев писал фельетоны, очерки, рассказы («Третий танк», «Флаг», «Виадук», «Отче наш», рассказ «Жена», 1943, пьесы «Отчий дом», «Синий платок» ).

    Идея повести «Сын полка» начала формироваться у Катаева в 1943 году, когда он работал фронтовым корреспондентом и постоянно переезжал из одной воинской части в другую. Однажды писатель заметил мальчика, одетого в солдатскую форму: гимнаста, галифе и сапоги были настоящими, но специально сшитыми для ребенка.Из разговора с командиром Катаев узнал, что мальчика — голодного, злого и одичавшего — разведчики нашли в землянке. Ребенка забрали в часть, где он освоился и стал своим.

    Позднее подобные истории попадались писателю не раз: «Я понял, что это не единичный случай, а типичная ситуация: солдаты пристраиваются к брошенным, беспризорным детям, сиротам, которые потерялись или у которых погибли родители. »

    Брат Валентина Петровича, Евгений, тоже военный корреспондент, погиб на обратном пути из осажденного Севастополя.Ему и его сыну Павлику Катаеву посвятили рассказ «Сын полка», написанный до Победы, в 1944 году. Впервые рассказ был напечатан в журналах «Октябрь» (1945, № 1, 2) и « Дружелюбные ребята» (1945, № 1–8). Вышла отдельным изданием в 1945 г. («Детгиз»).

    «Я был корреспондентом на фронте и многое видел, — объяснял он потом читателям. — Но мне почему-то больше всего запомнились мальчишки — обездоленные, нищие, угрюмо идущие по дорогам войны.Вот почему я написал «Сын полка».

    Мальчиков, похожих на героя рассказа Вани Солнцева, было много. Этих ребят действительно взяли на вооружение воинские части. Мальчики получили боевые награды, некоторые позже учились в военно-учебных заведениях. «Этот славный путь для многих» — Недаром Катаев выбрал эту строчку из стихотворения Н.А.Некрасова эпиграфом к своему произведению.

    За эту книгу, повествующую о судьбе мальчика-сироты, усыновленного воинским полком, в 1946 году он получил Сталинскую премию.

    Самое распространенное заблуждение связано с «Сыном полка». Вани Солнцева там никогда не было. Это собирательный образ. Катаев первым в советской литературе решил рассказать о войне через восприятие ребенка.

    После выхода «Сына полка» тема «Война и дети» стала развиваться достаточно активно: герои-пионеры получили всесоюзную известность; Лев Кассиль и Макс Поляновский написали рассказ «Улица младшего сына.»

    Повесть «Сын полка» рассказывает о судьбе простого крестьянского мальчика Вани Солнцева, у которого война забрала все: семью и друзей, дом и само детство. Вместе с ним вы пройдете множество испытаний и познаете радость подвигов во имя победы над врагом. Но подвиг – это не только мужество и героизм, но и великий труд, железная дисциплина, несгибаемая воля и великая любовь к Родине.

    Образ Вани Солнцева очарователен тем, что, став настоящим солдатом, герой не потерял детства.В этом смысле показателен диалог Вани с мальчиком, усыновленным солдатами другой части. Отношения меняются на глазах: начиная с подросткового спора о том, чей это лес, они заканчиваются завистью Вани к медали «военный мальчик» и горькой обидой на разведчиков: «Вот я и не явился к ним. »

    Цитата из рассказа Валентина Катаева «Сын полка»:

    »… — Что с вашим мальчиком? Как он себя чувствует? Скажи нам.

    Капитан Енакиев сказал не «докладывать», а «рассказывать». И в этом сержант Егоров, всегда очень чуткий ко всем оттенкам субординации, уловил позволение говорить по-семейному. Его уставшие, покрасневшие после нескольких бессонных ночей глаза улыбались открыто и ясно, хотя рот и брови оставались серьезными.

    — Дело известно, товарищ капитан, — сказал Егоров. — Отец погиб на фронте в первые дни войны.Деревня занята немцами. Матне хотел отказаться от коровы. Мать убита. Бабушка и младшая сестра умерли от голода. Он остался один. Потом село сожгли. Я пошел с сумкой, чтобы собрать осколки. Где-то по дороге попался полевым жандармам. Там он, конечно, заразился паршой, заразился щитовкой, переболел тифом — чуть не помер, но все же. Затем он убежал. Честно говоря, я два года скитался, прятался в лесу, хотел перейти фронт.Но фронт был тогда далеко. Он совсем зарос волосами. Настоящий волчонок. Я постоянно носил в сумке заточенный гвоздь. Именно он изобрел такое оружие. Он определенно хотел убить этим гвоздем какого-нибудь фрица. А в его сумке мы нашли букварь. «Зачем тебе букварь?» Что ты говоришь!

    — Сколько ему лет?

    — Говорит двенадцать, тринадцатый. Хотя похоже больше десяти дать нельзя. Голодный, истощенный.Одна кожа да кости.

    — Да, — задумчиво сказал капитан Енакиев. — Двенадцатилетний. Поэтому, когда все началось, ему еще не было девяти.

    — Я с детства глотнул, — сказал Егоров, вздохнув…».

    Режиссер Георгий Кузнецов в 1981 году снял художественный фильм «Сын полка» по одноименному рассказу Валентина Катаева.

    В фонд Ставропольская краевая библиотека для слепых и слабовидящих им.Маяковский есть и другие книги Валентина Катаева:


    Ударные книги

    Катаев В.П. Моя бриллиантовая корона [Брайль] / В.П. Катаев. — М.: Просвещение, 1982. — 4 кн. — Из ред.: М.: Сов. писатель, 1979.

    Катаев, В. П. Одинокий парус белеет [Брайль]: рассказ / В. П. Катаев. — М.: Просвещение, 1977. — 4 кн. — Из ред.: М.: Дет. литература, 1975.

    Катаев, В. П. Семицветный цветок [Брайль] / В. П. Катаев. — М.: «Репро», 2009. — 1 кн. — Из ред.: М.: Дет. литература, 1967.

    «Говорящие» книги на кассетах

    Катаев, В. П. Белеет одинокий парус [Звукозапись]: рассказ / В. П. Катаев; дикт. И. Ильин. – М.: «Логос» ВОС, 2010. – 3 м/ч, (10 ч 58 мин.): 2,38 см/с, 4 доп. — Из изд.: М.: Оникс, 2000.

    Катаев, В. П. Сын полка [Звукозапись]: рассказ / В. П. Катаев. — Ставрополь: Ставроп. края. б-ка для слепых и слабовидящих.В. Маяковский, 2005. — 2 м/ч, (5 ч 6 мин.): 2,38 см/с, 4 доп. — Из ред.: М.: Дет. литература, 1974.

    Катаев, В. П. Трава забвения [Звукозапись] / В. П. Катаев; дикт. В. Герасимов. – М.: «Логос» ВОС, 2010. – 3 мфк., (8 ч. 44 мин.): 2,38 см/с, 4 доп. — Из ред.: М.: Дет. литература, 1967.

    Катаев В. П. Цветик-семицветик [Звукозапись]. — СПб. : «Вира-М», 2002. — 1 мфк., (1 час): 4,76 см/с, 2 доп. — Из изд.: М.: Радио России, 1989.

    Для тех, кому сейчас за шестьдесят, имя Ваня Солнцев, наверное, легко может вспомнить детство, школьные уроки литературы и обязательный к прочтению рассказ Валентина Катаева «Сын полка ». Фото. Ваня Солнцев, он же —

    Известный советский писатель в годы Великой Отечественной войны был корреспондентом центральной военной газеты «Красная звезда». В одну из своих командировок на фронт в артиллерийском полку он встретил сироту — мальчика Ваню Солнцева, по словам которого его отец погиб на войне, а мать была убита немецкими солдатами за то, что не хотела дать немцам ни единого корова.Ваня вместе с солдатами и офицерами мужественно переносил все опасности и тяготы боевой обстановки.

    Валентин Катаев интересовался его судьбой и в 1945 году написал повесть «Сын полка», которая через год была удостоена Сталинской премии. В трудные и голодные послевоенные годы Ваня Солнцев стал для нас, «детей войны», кумиром. И на моей офицерской памяти сохранилось много воинских частей, куда зачисляли и «ставили на всяческое довольствие» наподобие Ваниных «сыновей полка» — сирот родителей, погибших на войне, детей из неблагополучных семей…

    С тех пор прошло

    десятилетия. Советского Союза давно нет, а школьники не пишут сочинений о фронтовике Ване Солнцеве. Все меньше и меньше участников Великой Отечественной войны соберутся 9 мая, чтобы отпраздновать 65-летие Победы и почтить память ушедших боевых друзей…

    А вот что спустя годы здесь, в Америке, я узнал из дневников и воспоминаний, которые оставил после себя Исаак Раков-Солнцев. Он родился в Москве. Он не знает своего настоящего имени.Его, трехлетнего ребенка, с привязанной к маленькой руке запиской: «Исаак, еврей, 2 июля 1930 г. Не дай умереть» чужие люди передали в детский дом. Там из-за того, что ребенок был веснушчатым и шустрым, его прозвали Солнышком. И фамилию дали «Солнцев».

    Когда немцы подошли к столице, детский дом должны были эвакуировать на Урал. В документах Солнцев записан как Исаак, но воспитатели, опасаясь за его дальнейшую судьбу, изменили его редкое в России еврейское имя на русское — Иван.Но углубляться в тыл 11-летнему сорванцу не хотелось.

    Вместе со своим другом Володей он решил бежать на фронт. На Белорусском вокзале они тайком сели в товарняк и так добрались до Белоруссии. Мы остановились у дома пожилой женщины. Но жить с ней пришлось недолго: рядом были немцы. Мы пошли в Бобруйский лес, где рубили дрова, которые потом обменивали на хлеб и картошку.

    Исаак и Володя старались запомнить все, что видели: где находились немцы, сколько их было, где были сосредоточены орудия и танки…И когда разведчики артиллерийского полка наткнулись на «грязных, оборванных и голодных» ребят, то получили от них важную информацию, тщательно записанную на полях школьных букварей. Катаев успел прочитать этот необычный дневник и использовать его при написании своего будущего рассказа.

    Разведчики обмыли, приютили и полюбили шустрого и бесстрашного мальчика и дали ему имя «Ванька». Он стал сыном 8-го гвардейского артиллерийского полка, помогал на кухне, пас коров, ходил в разведку, однажды попал в плен к фашистам… С Ваней писатель встретился на фронте всего один раз. Я его там тоже фотографировал.

    Командир полка капитан Енакиев хотел его принять, но не успел: был смертельно ранен. В кармане его гимнаста артиллеристы нашли письмо, в котором была просьба позаботиться о судьбе Вани, сделать из него отличного солдата, а затем и достойного офицера. И командование полка выполнило волю командира, отправило мальчика в Суворовское училище. Однако «сыну полка» тамошние строгие порядки не нравились.И бежит оттуда снова на фронт. Я узнал, где воюет полк, и догнал его.

    Принимал участие в боях на Курской дуге, за что получил свой первый орден — Красную Звезду. Принимал участие в освобождении Чехословакии, где был ранен и усыновлен военным врачом эвакогоспиталя Маланьей Раковой. Эта добрая женщина дала Исааку отчество и фамилию своего покойного мужа, офицера Платона Ракова.

    С того военного времени подкидыш Исаак стал Исааком Платоновичем Раковым-Солнцевым.К сожалению, приемная мать вскоре умерла. И со своим артиллерийским полком «сын полка» дошел до Берлина.

    Но и после победы над Германией военная служба рядового Ракова-Солнцева не закончилась. В составе Гвардейского артиллерийского полка участвовал в боях против Японии. Во время войны он получил 12 ранений и контузию, что сказалось на его слухе. Демобилизовался в 1951 году. Не имея специальности, пришлось скитаться по стране.

    Считая, что только в армии он будет кому-то нужен, поступает на сверхсрочную службу.Однако ранения дали о себе знать в воинской части. В 1953 году приехал в Москву и устроился дворником. У Покровских ворот ему отвели «служебное» жилье — подвал.

    Неустроенная жизнь подкосила и без того слабое здоровье фронтовика. Когда ушла его жена Зоя, он запил и стал искать однополчан, доказывая каждому собутыльнику, что он, Исаак Платонович, тот самый Ванька Солнцев из книги Валентина Катаева… Но ему не поверили и отправили в психиатрическое отделение.

    Однажды начальник госпиталя, перечитав повесть «Сын полка», вызвал к себе больного и попросил его рассказать подробнее о своем боевом пути. Молодой ветеран достал из парадной шинели подлинники документов, и все вопросы к нему отпали. А пациенты больницы часто приходили к нему в палату за автографами. И медсестры стали выдавать Исааку за автографы дефицитные лекарства…

    После больницы с целью поправить здоровье уехал на Украину, в село Софиевка Запорожской области.Я снова вышла замуж. Дочь родилась. Только тогда я понял, что мне нужна надежная специальность. Окончив курсы комбайнеров-механиков, уехал на целину.

    Потом объездил весь Советский Союз: работает в Казахстане, Азербайджане, Донбассе, Молдавии… За все эти годы не сложилась личная жизнь. Хотя он был дважды женат, но при разводе оставил супругам все — и квартиры, и имущество… Он любил многих, но всегда оставался один.

    В свое время Ваня Солнцев был почетным пионером в 46 городах бывшего СССР. В 1981 году на Свердловской киностудии режиссёром Георгием Кузнецовым по повести Катаева был снят фильм «Сын полка», который по сюжету подтолкнул тысячи детей к романтике суворовских и нахимовских училищ. Но началась перестройка, и о нем забыли.

    В Одессе инвалид войны второй группы со своей третьей и последней женой, портнихой Клавдией Михайловной, поселился в маленькой лачуге на Ближних Мельницах.У меня есть кошка. Из-за полученных травм, слабого зрения и слуха он больше не мог работать. Получал нищенскую пенсию. Они жили в нищете. Правда, в 1993 году Совет ветеранов войны пригласил Исаака Платоновича в Москву на собрание «сынов полков».

    ходил, и к его куртке, рядом с орденами Красной Звезды, Отечественной войны I и II степени, медалями «За освобождение Варшавы», «За взятие Будапешта», «За взятие Берлина», «За победу над Германией», «За победу над Японией» торжественно прикреплялась к медали «Сын полка».Знал ли ветеран, что знаменитый Московский детский музыкальный театр имени Натальи Сац поставит оперу «Сын полка» к 60-летию Победы?

    Солнцев-Раков Исаак Платонович

    Жизнь Исаака Солнцева-Ракова постепенно стала налаживаться, когда в 1998 году, помня о своем еврейском имени и происхождении, он зарегистрировался в Одесском еврейском благотворительном центре «Гмилус хесед» («Добрые дела»). Там к нему очень хорошо относились.Ежемесячно стали привозить продукты и полный комплект постельного белья. На зиму выдали теплую куртку и костюм. А когда жена долго болела из-за инсульта, ей привезли ходунки, сантехническое кресло на колесиках… Но это ей не помогло: вскоре она умерла.

    — Здесь можно жить? — кричал одинокий старик в нищенской лачуге под постоянный грохот проезжающего трамвая. Не дом, а настоящая тюрьма. Ненавижу здесь умирать…

    Исаак Платонович запил, и когда собутыльникам и дворовым мальчишкам надоело слушать его фронтовые воспоминания, он взял в руки свой баян (трофейный, с той войны) и прохрипел сквозь жалобный плач: «За Родину, за Сталина!»

    В конце жизни «сын полка» полностью «вернулся» в детство.Выйдя на прогулку, я забыл дорогу домой. Соседи по его лачуге отключили газ и электричество: боялись, что дом подожгут. Инвалида пытались разместить в доме.

    Однажды в сильный дождь на Пересыпи Исаака Платоновича сбила машина. Ему отрезали ногу. И умер, не дожив до 61-го Дня Победы, своего самого светлого праздника, ради которого он отдал свое военное детство, молодость и здоровье. Похоронили его чужие люди в военном гимнастерке, без орденов и медалей, «чтобы не откопали пьяницы.»

    Так, в нужде и обиде на общество ушел из жизни герой детства нашего поколения Исаак, Ваня, с именем Солнцев, обещавший счастливое будущее. Так бесславно похоронена еще одна легенда…

    Исаак Трабски

    magazines.russ.ru

    Война забрала всю семью Вани, оставив его сиротой, и ему пришлось пройти через множество испытаний, прежде чем он смог попасть в лагерь разведчиков. После неудачной попытки отправить ребенка в детский дом капитан Енакиев решил воспитать из него сына полка.Мальчик напомнил капитану его погибшего сына, и тот был готов официально усыновить ребенка.

    Во время серьезного боя капитан хитростью подослал Ваню с придуманным на ходу заданием, при этом вся его часть и он сам погибли. Перед смертью мужчина успел настрочить записку, в которой просил похоронить его на советской земле и присвоить мальчику офицерское звание. Разведчики все дружно собрали сына полка Ваню Солнцева на дороге, вручили ему на память погоны погибшего капитана и отвезли в училище.

    Автор в своей работе показал реальных, живых людей, попавших в мясорубку Великой Отечественной войны, но сумевших остаться людьми. Солдаты, каждый день видя смерть своих товарищей, с безграничной добротой отнеслись к беспомощному осиротевшему ребенку и приняли его. Мужество, любовь к Родине, умение жертвовать собой ради общего дела – все эти качества присущи как взрослым офицерам, так и 13-летнему ребенку.

    Сводка Сын полка Катаева читать далее

    Разведчики в лесу услышали странные звуки и, пройдя немного дальше, нашли во сне плачущего истощенного ребенка.Очнувшись от света и шума, ребенок вскочил и, защищаясь, выдвинул вперед заточенную гвоздику. Сержант хватает его за руку и говорит: «Наши», после чего мальчик, широко улыбаясь, словно не веря своим глазам, падает в обморок. Это был мальчик Ваня, отец которого погиб в первые месяцы войны, мать была убита фашистами, а бабушка и сестра не пережили голод. Мальчик сначала нищенствовал в деревнях, потом его отправили в изолятор, где он тяжело болел и каким-то образом выжил.Ребенок сбежал и более 2-х лет скитался по лесу, пытаясь выбраться к нашим частям. Ване было уже 12-13 лет, хотя от постоянного голода и болезней он выглядел на 9 лет. Чтобы не забыть письмо, мальчик носил потрепанный букварь.

    Капитан Енакиев, глядя на найденыша, сразу вспомнил о его погибших родственниках: мать, жена и сын погибли еще в 1941 году. Ваня тем временем был сыт. Он был счастлив и впервые почувствовал себя спокойно, потому что находился среди людей, которых не нужно было бояться.Несмотря на просьбы солдат взять мальчика в проводники, так как он хорошо ориентировался в местности, командир не осмелился оставить ребенка.

    Узнав об этом, мальчик очень расстроился и разочаровался, ведь ему было хорошо с ребятами, да и солдаты полюбили «мальчика-пастушка». Биденко доверил ребенка, поручив сопровождать его на детский прием. Через день Биденко вернулся один в плохом настроении: оказалось, что мальчик, как и обещал, сбежал от него.

    Уехали на грузовике, но на повороте Ваня вдруг перепрыгнул через борт и скрылся в деревьях. Биденко смог найти сорванца только тогда, когда на него упала детская книжка: мальчик заснул, сидя на ветке. Они сели во второй грузовик, и на этот раз солдат связал мальчику руку веревкой, другой конец которой был крепко зажат в его ладони. Нужно было немного поспать. Время от времени Биденко проверял веревку, но утром понял, что его снова повели.

    По дороге он встретил мальчика в походной артиллерийской форме, который уже второй год был «сыном полка», и, выслушав его рассказ, Ваня убедился, что ему стоит только поговорить с начальником командира, и ему будет позволено остаться с разведчиками. Побродив два дня по окрестностям, мальчик случайно наткнулся на Енакиева, но не узнал его и стал рассказывать свою историю и жаловаться на строгого капитана, который не принял Ваню в свои «сыновья».Енакиев решил вернуть его в свой лагерь.

    Биденко и Гобунков получили задание исследовать позиции противника. Не предупредив капитана, разведчики взяли Ваню на задание в качестве проводника. Через пару часов мальчик исчез. Увидев мосты и броды на реке, он решил зафиксировать их расположение в своем букваре, но был пойман немцами. На допросе мальчик упорно молчал, несмотря на то, что записи в букваре и русском компасе говорили против него.

    Биденко вернулся в лагерь, Горбунков решил спасти мальчика. Капитан, узнав о случившемся, вырвало и бросило, пригрозив трибуналом. Но наши войска только начали атаковать фашистские части, и в результате суматохи и поспешного отступления немцев Ване удалось вернуться в разведчики. Его сразу же приняли в «сыновья полка» и посадили на полное содержание.

    Ваня сильно напомнил Енакиеву о его погибшем сыне, и тот решил заняться его воспитанием, даже составив для этого план, и сделал мальчика своим связным.Позже он признался, что хотел официально усыновить Ваньку.

    Предстояла тяжелая битва, и капитана терзали сомнения в правильности выбранного плана. Все действительно пошло не так: наших ребят окружили вражеские силы. Капитан беспокоился за жизнь мальчика, но никогда не соглашался покинуть поле боя. Тогда Енакиев написал на клочке бумаги какое-то послание, сложил его и сунул в карман мальчику-пастушку, приказав срочно отправить послание в штаб.

    Выполнив задание капитана, Ваня поспешил обратно. Он еще не подозревал, что битва давно кончилась и что все солдаты убиты. Оставшись без боеприпасов, они отчаянно дрались лопатами, и после этого капитан Енакиев принял весь удар на себя. Мальчик ходил по полю боя и увидел мертвого капитана. Слезы покатились по щекам ребенка, и он прижался к Биденко, подошедшему к нему.

    В кармане Енакиева нашли записку.Предчувствуя свою смерть, он успел записать просьбу похоронить себя в родной земле и воспитать из Вани Солнцева достойного офицера. Солдаты всего лагеря собрали сына в дорогу, положив в его сумку все нужные и простые памятные вещи, хлеб, соль, чай и аккуратно завернутые командирские погоны. Биденко снова должен был привести Солнцева в школу. Прощание было болезненным, и мальчику снова хотелось плакать.

    Рисунок или рисунок сына полка

    Прочие пересказы для читательского дневника

    • Краткое содержание Быки до рассвета

      Великая Отечественная война.Зима. Отряд спецназа под командованием лейтенанта Ивановского отправился на важное задание. Пришлось успеть за ночь.

    • Краткое содержание Айтматова Материнское поле

      Книга известного писателя из Кыргызстана рассказывает о нелегкой жизни Толганая из маленького села в годы войны. В конце летнего сезона она появляется на огромном поле и плачет о нелегкой доле

    • Краткое содержание Тургенева Первая любовь

      Шестнадцатилетний Вова живет с отцом и матерью на даче и готовится к поступлению в университет.Принцесса Засекина уходит в соседний флигель до конца дня. Главный герой случайно знакомится с дочерью соседа и мечтает с ней познакомиться

    • Краткое содержание повести о матери Цветаева

      Рассказ автобиографичен. Рассказ был написан Мариной Цветаевой через три десятилетия после описываемых событий, когда она находилась на отдыхе в Германии с нуждающейся матерью.

    • Краткое содержание Ерофеева Москва-Петушки

      Повествование этой повести идет об интеллигентном человеке, сильно злоупотребляющем алкоголем, и зовут этого персонажа Веничка.В жизни привык все мерить в граммах

    Рассказы Эдуарда Овечкина Стальные акулы. Эдвард Овечкин: Стальные акулы

    Эдуард Овечкин

    Акулы стальные

    Когда затонул «Курск», я возвращался из отпуска, услышал новость по радио в поезде. На следующий день всех, кто был в наличии, отозвали из отпуска, влили в состав экипажа АПЛ «Вепрь» и отправили патрулировать район гибели «Курска». Пару первых дней мы еще искренне надеялись, что кого-то удастся спасти.Потом, конечно, поняли уже — шансов нет. Пусть говорят о спасательных колоколах — мы знаем, что они могут сосать спасательные люки, потому что кольца кремолье заполнены резиной. Пусть говорят о корпусах ЭПРОН — мы знаем, что на флоте уже 10 лет нормального ремонта не проводят и все запчасти и необходимые агрегаты воруем с соседних кораблей и складов ВМФ, или покупаем на спирту. С третьего дня стало ясно, что никто не спасется.С самого начала было понятно, что единственным шансом могут быть нормальные глубоководники, которых почему-то вызвали, когда было явно поздно. Там погибли трое моих друзей — химик и два электрика. Надеюсь, их смерть была легкой. Потом, когда УПАСР проверял нас перед выходом в море, я смело и откровенно послал их куда подальше, показав им те письма, которые я им писал, где я обосновывал, что гребаную резину вокруг кремольных колец нужно срезать, ибо конструкция собственного спасения раструб такой, что не дает нормально состыковаться.Я сказал им, что буду представлен норвежским водолазам за готовность к выходу в море, потому что кроме них мне не на кого положиться.

    Извините, ребята, возможно, моя часть вины в вашей смерти. Вечная память и вечный покой Вам. Я не знаю, имеет ли смысл твоя смерть, но я знаю, что есть честь.

    Как я вступил в ЛДПР

    Это произошло ближе к концу девяностых годов. Я тогда служил в городе Заозерске на АПЛ типа «Акула».Поскольку катера были не только атомными, но и стратегическими с ядерным оружием, то они базировались на значительном удалении от города, в котором мы жили. Тяжелое время тогда было, не знаю за всю страну, но у нас что-то точно, служебного транспорта практически не было, а расстояние по дороге километров 20. Но мы защитники Отечества — и как нам его защищать, сидя дома? Правильно — никак. Поэтому мы ходили на работу и с работы пешком.Через холмы. Всего было шесть километров по пересеченной местности плюс зима в течение восьми месяцев в году. Ну какое дело Родине до зимы? Она все время хочет защиты. Ходили группами, потому что опасно и росомахи, опять же. В среднем дорога занимала от сорока минут до часа в одну сторону. В то время у меня был старший товарищ, родом с Украины, по имени Борисыч, мы жили рядом с ним и гуляли, по возможности, вместе. А так как я биатлонист, а он из Украины, то у нас был рекорд 20 минут.О чем я говорю? О ЛДПР.

    Как-то мы с Борисычем шли домой, как бы это сказать, немного под колпаком (ну да, с рыцарями морских глубин такое бывает). Мы с ним вошли в наш городок — все такие румяные и с жаждой приключений, и видим — стоит агитавтобус ЛДПР (были такие люди в то время — собирали членов в партию). Борисыч говорит:

    — Слушай, брат, почему бы нам с тобой не вступить в Либерально-демократическую партию?

    — Не понимаю, — говорю, — Борисыч вашей логической интерполяции.Вы видимо скинули пару ссылок по пути. Пожалуйста, обоснуйте свой эмоциональный всплеск.

    — Ну смотри, — Борисыч начинает загибать пальцы в варежках, — ты из Белоруссии, я с Украины, мы оба не граждане РФ (их тогда было много) и на в то же время мы держим в своих закаленных руках его ядерный щит, а иногда и меч. Какое моральное право мы имеем на это? А потом — присоединимся к русской партии и вроде бы станем наполовину русскими.

    – Логично, коллега, – отвечаю ему, – тем более, что я лично видел, как на улице Гороховой Владимиру Вольфовичу в коричневой шапке аплодировали пенсионеры интеллигентного вида, ну не глупые же, аплодируют кому попало.

    Переменными ходами и курсами дошли до автобуса, а он как сволочь закрылся. Если вы думаете, что мы отказались от этого, то вы сильно недооцениваете целеустремленность и настойчивость людей, которые заботились о вашем спокойствии, не получая жалованья четыре месяца подряд.Мы взломали дверь этого бедного ПАЗика и оказались, так сказать, в передвижном партийном храме. Там стол с кучей удостоверений личности, список участников… и никого.

    — Ну, — говорит Борисыч, — давайте в журнале запишемся региональными лидерами, а партбилеты сами себе напишем, с двумя высшими образованиями на двоих вообще не проблема.

    Но тут я встал.

    — Погодите, Борисыч, а как же торжественная обстановка? Музыка должна быть какой-то бравурной, а вокруг радостные женщины или даже наяды, виляющие бедрами.Без пафоса не соглашусь отдать свою партийную девственность замерзшему ПАЗику.

    — Ты прав, блин. Нет удовольствия в этих механических трениях, офицеры так себя не выдают.

    Ходили вокруг автобуса, сигналили, трясли снаружи (вдруг подумали, что прибежит милиция и найдет для нас этих радостных женщин с музыкой) — все напрасно. Либерально-демократическая партия не хотела принимать нас в свои ряды. Мне просто нужно было пойти в библиотеку за книгами.Помню тогда взял «Я снайпер» Стивена Хантера, а что взял Борисыч не помню.

    И с тех пор храню партийную девственность. Так чувствую и умираю — партийная девственница.

    Двадцать третье февраля

    Никогда не жду поздравлений с 23 февраля и очень искренне удивляюсь, когда их получаю. Я просто не отмечаю эту дату как профессиональный праздник. Сейчас я напишу здесь длинную и красивую историю, почему это так. Я профессиональный военный, в прошлом и довольно долгое время служил на атомных подводных лодках Северного флота.Так уж получилось, что для праздников мы рассматривали две даты: 8 марта и Новый год. И то, только если вы не стояли на вахте или, что еще хуже, не наступали на нее на следующий день. Во все остальные праздники был обязательный торжественный строй — неприятная вещь. Подпоясываешь шинель желтой подвязкой, отрезаешь еще кусок белой простыни, чтобы соорудить себе праздничный шарф, и идешь стоять в очереди.

    Но это ничего. 23 февраля по традиции состоялся смотр системы и песен.Так весело идти строем и с песней. Почему это не делают гражданские, я так и не понял? А я служил в далекой от боевой части — мы все время были в морях, дежурили или что-то обеспечивали — даже в казарме ни разу не сидели, поэтому были далеки от строевых смотров, как декабристы от простых людей. У нас не было принято переодеваться даже для дневной смены вахты — поэтому ходили в брюках со штампом «РБ» и в телогрейках. Причем шли только дежурный по кораблю и трое матросов, стоявших тогда у трапа.Остальные 27 человек обычно были очень заняты. Дежурные офицеры дивизии к этому давно привыкли — традиции на флоте самые крепкие, но офицеры из других частей, которые в это время дежурили на ЗКП Северного флота и вышли не вовремя на дым, удивились, конечно. Ты такой старший помощник с какого-нибудь эсминца или крейсера, чтишь и любишь, когда устаешь, как родного старшего брата, и вот такая картина: слева от тебя краса и гордость флота — пять стратегических ракетных подводных лодок , а справа двадцать человек, одетых как румынские военнопленные, которых, вроде бы, эти крейсера должны охранять и охранять.Некоторые даже подбегали к дежурному по охране дивизии и задавали глупые вопросы. Они получили глупые ответы и побежали обратно под скалу.

    Ну, я немного отвлекся. Накануне 23 февраля политрук обычно подходил к командиру и говорил:

    — Станислав Анатольевич, — обычно отвечал ему командир, — иди к черту, видишь, мы заняты.

    Легенда рунета

    Путь (от автора)

    Выбирая тот или иной жизненный путь, вы должны помнить одно: путь также выбирает вас.Или не выбирать. В зависимости от этой взаимности вы последуете ей. Если путь не выбрал вас, он будет трудным и болезненным. Конечно и с сожалением, что вы последовали за ним. И если путь избрал тебя, тоже все будет сложно, но потом ты будешь вспоминать его с теплотой где-то в глубине души. Если, конечно, ты не оставишь его. Вы точно захотите бросить. Некоторых смущает даже путь праздности, роскоши и богатства, так что уж говорить о наших путях, правда? И путь отомстит вам, если вы не пройдете его до конца, знайте это.Если причина покажется ему весомой, то он просто заложит в вашу душу уголек сожаления, который всегда будет тлеть, то угасать, то разгораться, но никогда не погаснет окончательно.

    Поэтому хочу сказать вам перед тем, как начать свой рассказ: если вы выбрали путь, то идите по нему до конца или хотя бы до ближайшей логической развилки.

    Помнится, наш первый офицер говорил шахтеру, когда учил его управлять кораблем на поверхности:

    И помни — никогда не ползай! Главное правило человека, управляющего кораблем, — не передумать во время маневра.Правильное решение, неправильное — неважно. Примите, отбросьте сомнения и действуйте! Какого хрена ты кричишь на мостике: «Правый галс, левый галс, руль туда, руль сюда, турбины крутятся, турбины не крутятся, торпеды долбят, ой, блять, не грести, не взрыв!» Что это за маневры, а?

    Очень подходящий девиз по жизни, я считаю….

    А еще я хочу рассказать об Александре Сергеевиче.

    Вернее, я давно хотел рассказать вам о нем, но все никак не решусь, все жду, когда же я достигну такого уровня писательского мастерства, что вы прочтете и плакать.Но что, если я не получу его? Так пусть будет как получится, а потом перепиши.

    Александр Сергеевич родился 24 октября 1955 года в городе Подольске. В 1979 году окончил ВВМУПП. Ленинского комсомола и с 1984 года начал свой славный путь в 18-й дивизии атомных подводных лодок Северного флота в должности командира БЧ-2 (ракеты). К 1994 году, когда я попал в 18-ю дивизию, он был командиром неряшливого крейсера ТК-202, где мы с ним и познакомились, когда тусовались с другим лейтенантом-электриком Максимом, ожидая возвращения из отпуска родного экипажа ТК-20. .И тогда Александр Сергеевич был назначен нашим командиром.

    И ровно с того самого дня и до сих пор, когда я слышу слова «долг», «честь» и «верность», я вспоминаю Александра Сергеевича. Но не потому, что он часто произносил эти слова, наполняя их пафосом и излишней бравадой, а потому, что всегда был верен своему Долгу и с честью шел по избранному им Пути. Вы даже не представляете, как мы его любили, как верили ему и как были ему преданы. Вот если бы, к примеру, президент страны сказал нам: «Ребята, нам нужно сделать мертвую петлю на лодке, это отчаянно прямо», то мы, скорее всего, подумали бы, что он сошел с ума, и решились бы как выйти из этого безнадежного занятия.И если бы Александр Сергеевич сказал нам то же самое, то мы бы начали готовиться к успешному выполнению этой задачи под его началом, не подвергая его слова сомнению.

    Выбирая тот или иной жизненный путь, вы должны помнить одно: путь также выбирает вас. Или не выбирать. В зависимости от этой взаимности вы последуете ей. Если путь не выбрал вас, он будет трудным и болезненным. Конечно и с сожалением, что вы последовали за ним. И если путь избрал тебя, тоже все будет сложно, но потом ты будешь вспоминать его с теплотой где-то в глубине души.Если, конечно, ты не оставишь его. Вы точно захотите бросить. Некоторых смущает даже путь праздности, роскоши и богатства, так что уж говорить о наших путях, правда? И путь отомстит вам, если вы не пройдете его до конца, знайте это. Если причина покажется ему весомой, то он просто заложит в вашу душу уголек сожаления, который всегда будет тлеть, то угасать, то разгораться, но никогда не погаснет окончательно.

    Поэтому хочу сказать вам перед тем, как начать свой рассказ: если вы выбрали путь, то идите по нему до конца или хотя бы до ближайшей логической развилки.

    Помнится, наш первый офицер говорил шахтеру, когда учил его управлять кораблем на поверхности:

    И помни — никогда не ползай! Главное правило человека, управляющего кораблем, — не передумать во время маневра. Правильное решение, неправильное — неважно. Примите, отбросьте сомнения и действуйте! Какого хрена ты кричишь на мостике: «Правый галс, левый галс, руль туда, руль сюда, турбины крутятся, турбины не крутятся, торпеды долбят, ой, блять, не грести, не взрыв!» Что это за маневры, а?

    Думаю, очень подходящий девиз на всю жизнь.

    И я хочу рассказать вам об Александре Сергеевиче.

    Вернее, я давно хотел рассказать вам о нем, но все никак не решусь, все жду, когда же я достигну такого уровня писательского мастерства, что вы прочтете и плакать. Но что, если я не получу его? Так пусть будет как получится, а потом перепиши.

    Александр Сергеевич родился 24 октября 1955 года в городе Подольске. В 1979 году окончил ВВМУПП. Ленинского комсомола и с 1984 года начал свой славный путь в 18-й дивизии атомных подводных лодок Северного флота в должности командира БЧ-2 (ракеты).К 1994 году, когда я попал в 18-ю дивизию, он был командиром неряшливого крейсера ТК-202, где мы с ним и познакомились, когда тусовались с другим лейтенантом-электриком Максимом, ожидая возвращения из отпуска родного экипажа ТК-20. . И тогда Александр Сергеевич был назначен нашим командиром.

    И ровно с того самого дня и до сих пор, когда я слышу слова «долг», «честь» и «верность», я вспоминаю Александра Сергеевича. Но не потому, что он часто произносил эти слова, наполняя их пафосом и излишней бравадой, а потому, что всегда был верен своему Долгу и с честью шел по избранному им Пути.Вы даже не представляете, как мы его любили, как верили ему и как были ему преданы. Вот если бы, к примеру, президент страны сказал нам: «Ребята, нам нужно сделать мертвую петлю на лодке, это отчаянно прямо», то мы, скорее всего, подумали бы, что он сошел с ума, и решились бы как выйти из этого безнадежного занятия. И если бы Александр Сергеевич сказал нам то же самое, то мы бы начали готовиться к успешному выполнению этой задачи под его началом, не подвергая его слова сомнению.

    Тогда это было худшее время. Никаких ориентиров, никаких моральных принципов, никакой Родины — «воровать, бить, трахать гусей» сплошь. Так что Александр Сергеевич олицетворял для нас в тот момент Родину — не больше, но и не меньше! Он был, знаете ли, как скала: большой, спокойный, сдержанный, всегда готовый посмеяться и вообще редко повышающий голос. Чрезвычайно интеллигентный, сообразительный, спокойный (да, я знаю, что повторяюсь), сдержанный до предела. Он как никто другой умел подобрать нужные слова в нужный момент.Он не позволял себе никаких фамильярностей, всегда четко держался на расстоянии, хотя мог выпить с офицерами в гараже на посиделках и был любим и уважаем подчиненными.

    Вдвоем в первый раз вышли в море на ТК-20. Он новоназначенный командир, а я лейтенант, только что сдавший испытания. Со мной должен был ехать старший товарищ, но он почему-то не мог этого сделать, и я поехал сам.

    — Эй, лейтенант? — спросил меня командир во время подготовки корабля к бою и походу.

    — Писает, но бодрит и не показывает? Отличная работа!

    А потом в августе мы отключились. Нас прямо всех упрашивали идти в эту автономию, поэтому нужно было показать всему миру, что Россия не пиздец, хотя тогда она была совсем пиздец, что «вся страна смотрит на вас ребята» и все прочее. Да на хрена нам эта страна, мы поняли, но Александр Сергеевич сказал:

    «Я намерен выполнить задание во что бы то ни стало.Кто не хочет, пишите рапорт — на всех подпишу не глядя, никого уговаривать не собираюсь.

    У него была такая манера, когда он думал или говорил что-то действительно серьезное, он всегда наклонял голову немного влево и вниз к плечу. Поэтому мы определяли его настроение по наклону головы. Если поклонился, то все, считай, опять подвиг надо совершить.

    В этом автономном районе мы впервые в истории человечества запустили баллистическую ракету из района Северного полюса.По возвращении Александр Сергеевич был представлен к званию Героя Российской Федерации, но звезду получил не он, а один адмирал из штаба флотилии, вышедший с нами на месяц старшим на борт. А так его не любили за то, что он был мудак и быдло, и после этого с ним вообще не здоровались, ни поодиночке, ни строем. Кстати, это был второй человек за всю историю крейсера ТК-20, сидевший в командирском кресле.На «Акулах» традиция была незыблема — в командирском кресле сидел только командир. В ней никогда не сидел ни командир дивизии, ни командующий флотилией или флотом — традиции на флоте чтут и уважают. В него попал только министр обороны Грачев, да что с него взять — он же десантник и даже не умеет нормально гладить парня! И этот мудак тоже всегда своей жирной задницей плюхался в командирское кресло. Когда я увидел это в первый раз, я уже открыл рот и посмотрел на первого помощника, а он обреченно махнул рукой и скривился.Типа, что с мудака взять — мудак, он и мудак.

    Александр Сергеевич дома не показывал, что расстроен или обижен на это. Он любил Родину, и научил меня понимать, что Родина — это Родина, а не кучка бюрократов, которая управляет ею в данный исторический момент. Он вел очень аскетический образ жизни. Если вы смотрели фильм «Русская акула», то видели его квартиру такой, какой она была всегда. Он жил на корабле и его команде. Мне даже трудно понять груз ответственности, который лег тогда на его плечи, и тот багаж знаний, который был в его голове.У нашего экипажа была самая низкая текучесть, хотя в то время все бежали с флота, а нас, наоборот, просили в экипаж. И это только его заслуга, я считаю. А какие задачи мы выполняли! Да почти любой! Вот что ставили перед нами, такое мы и проводили.

    Например, в 1997 году мы дважды выпустили полную загрузку ракет, чтобы обезвредить их, взорвав в воздухе. Не знаю, понимаете ли вы, насколько сложна и опасна задача стрелять баллистическими ракетами из подводного положения, у которых не только срок годности, но и истек срок хранения! Эти видео тоже можно найти в интернете — тогда с нами шли корабли сопровождения с американскими наблюдателями на борту.Наш флагманский ракетчик, который был с американцами, рассказывал, что американцы поначалу чуть ли не на Аляске спорили, что у нас ничего не получится и мы только людей и корабль погубим зря. А потом плакали, когда ракеты одна за другой выходили из-под воды.

    Стальные акулы (сборник) Эдуард Овечкин

    (рейтинги: 2 , среднее: 5,00 из 5)

    Название: Акулы из стали (сборник)

    О книге «Стальные акулы (сборник)» Эдуард Овечкин

    Проза Овечкина хороша и тем, что в ней есть, и тем, чего в ней нет.Она прямой потомок прозы Конецкого и Покровского, у нее крепкие здоровые корни. Читается и в радости и в печали без уныния, как тексты Венички Ерофеева. Ее линии движет лучшее, что мы дали миру вообще и литературе в частности, — русский реализм. В котором, как известно, нет запретных тем и красок, заума и показного блеска, но есть события, люди и рассказчик.

    На нашем сайте о книгах lifeinbooks.net вы можете бесплатно без регистрации скачать или читать онлайн книгу Эдуарда Овечкина «Стальные акулы (сборник)» в форматах epub, fb2, txt, rtf, pdf для iPad, iPhone, Android и Разжечь.Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения. Вы можете купить полную версию у нашего партнера. Также здесь вы найдете самые свежие новости из литературного мира, узнаете биографии любимых авторов. Для начинающих писателей есть отдельный раздел с полезными советами и рекомендациями, интересными статьями, благодаря которым вы сможете попробовать свои силы в писательстве.

    Эдуард Анатольевич Овечкин

    Акулы из стали. Последний поход (сборник)

    Акулы из стали.Последний поход (сборник)
    Эдуард Анатольевич Овечкин

    Легенда рунета
    Четвертый сборник невероятных бытовых и военно-морских историй продолжает славную традицию «Стальных акул» — юмор, ирония, всепобеждающий оптимизм и неожиданно трезвый взгляд в сложных жизненных проблемах. Каждый читатель найдет в этих рассказах что-то свое. Для мужчин и женщин, не имеющих никакого отношения к военной службе, эта книга будет не менее интересна, чем настоящие соленые «морские волки» и сухопутные пыльные «сапоги».Ведь автор продолжает рассказывать о самом интересном — о людях, попавших в разные сложные, но часто смешные ситуации.

    Овечкин Эдуард

    Акулы стальные

    Последний рейс

    © Овечкин Е.В., 2017

    © ООО Издательство АСТ, 2018

    Осторожно! Ненормативная лексика!

    Торт на блюде

    Один вопрос не был рассмотрен нами в плане гендерной дифференциации — это вопрос отношения к употреблению алкоголя орально, то есть путем приема внутрь через рот.Прежде чем начнется веселье, необходимо подчеркнуть, что алкоголь явно вреден для здоровья, но некоторые люди все равно пьют его, особенно на ранних стадиях развития своего организма. Так что молчать на эту тему может быть стыдно, но это действительно будет выглядеть как лицемерие. Следует также понимать, что весь следующий абзац посвящен некоторым средним типам обоих полов (здесь мы имеем полное равенство) без упоминания крайних состояний отношения к алкоголю: безудержной любви и неизбежного отвращения.

    Женщина, чтобы пить, должна сначала найти для этого причину. Увесисто, а не какой-нибудь «День взятия Бастилии». Например, вполне может всплыть психическое расстройство. Или, наоборот, радостное событие.

    Какие предварительные действия предпринимает женщина, если по велению души или физиологической потребности ей срочно нужно выпить порцию спиртного?

    Следующее:

    — идет в магазин и долго выбирает, блуждая между полками с вином;

    — помимо собственно вина (или пива, но чего-то особенного) женщина покупает виноград, сыр, ветчину прошутто (сто граммов, по цене как два килограмма вырезки), может даже оливки (или маслины) , чипсы и соус ;

    — делает дома большую уборку;

    — принятие ванны;

    — долго ищет в Сети что-то подобное;

    — накрывает на стол, раскладывает все на тарелке красивыми сходящимися спиралями;

    — зажигает свечи

    — потягивает вино, задумчиво глядя в окно на облака над покатыми крышами;

    – вздыхает и ждет отдыха.

    Мужчине не нужен повод, чтобы выпить. В общем, мужчине мало повода для чего-либо, а здесь тем более.

    Какие предварительные действия предпринимает мужчина, если хочет выпить?

    А вот эти:

    — бежит в отдел «Акция» в магазине;

    — хватает бутылку пива, откусывает пробку, выпивает;

    — расслабляется и вздыхает;

    — идет искать что-нибудь поесть.

    На этом лирическом отступлении предлагаю считать его законченным и перейти к основной части о том, как легко иногда бывает удивить человека.

    Мы как-то решили с Жариком устроить пенную вечеринку: попить пива, если по-простому, по-рабочему-крестьянину. Жарик учился на перезаряжающего, и до перевода в Питер мы с ним редко общались, только в режимах: «Эй, брат, помоги пьяному брату довезти до барака» или «Эй, брат, а будет ли сигарет нет?». А в Питере нас всех перепутали, и мы оказались в соседних каютах: как войдешь на второй этаж — прямо метров десять, потом налево метров сорок, через квадратное утолщение коридора опять налево, и метров за двадцать до того, как ты стукнешься лбом о стену.Чуть правее остановки была моя каюта, а перед ней Жарика. Мы поселились в таком тупиковом месте специально, чтобы к нам меньше попадались любопытные взгляды всяких дежурных: и не важно, что каюты были крохотные (у меня и того более-менее, а у Жарика вообще три на три метров на четыре кузова), но место уютное!

    Жарик был длинный, как логарифм, равный гиперболическому косинусу, с короткой стрижкой черных как смоль волос и ямочками на щеках, когда улыбался, — а улыбался он очень часто, любил это дело и обладал вдобавок недюжинным оптимизмом.Ему все нравилось: и учиться, и на самоходках бегать, и с хулиганами драться, и на камбузе дежурить, и с друзьями общаться, — поэтому совсем не удивительно, что мы с ним быстро сдружились.

    — Ты сегодня работаешь? — спросил меня Жарик после ужина в пятницу.

    — Что ты собираешься делать сегодня вечером?

    – Ничего! Так?

    — Ну не знаю… Пойду в город, может быть.

    — Что делать?

    — Да просто прогуляться, поглазеть в уголки рта, а что?

    «Да мне тоже нечего делать.В связи с этим есть предложение, принципиально подкупающее своей новизной!

    — Нет! Много пива! Я слышал рассказы людей, которые знают, что от пива похмелье хуже, чем от антифриза, но у меня все же есть сомнения на этот счет — врут ли народные сказители?

    — Хотите проверить?

    — настоятельно рекомендую!

    — Нет, ну почему бы и нет, если так? Не за это выпьем, а чисто за науку — поставим такой эксперимент над нашими молодыми жизнями!

    — Вытяните спичку! Ой, долго — ты за пивом ходи, деньги держи!

    Время работы особняка Румянцева.Особняк Н.П. Румянцева (начало) (по англ. наб.). Особняк Румянцева в Петербурге: отзывы

    Особняк Румянцева — памятник архитектуры в Северной столице, в котором расположен филиал Государственного музея истории Санкт-Петербурга. Посетителей заинтересует уникальная архитектура, история и обширные музейные коллекции.

    Особняк представляет собой полностью отреставрированный и переработанный вариант каменного дома князей Голицыных, построенного в 1740 году.В 1802 году князья продали дом видному государственному деятелю, канцлеру Н.П. Румянцев.

    Канцлер был большим любителем искусства, из заграничных поездок привозил много старинных рукописей, статуй, картин, документов и книг. Коллекции Румянцева были известны на всю Российскую империю. Николай Петрович сформировал вокруг себя круг выдающихся ученых и исследователей, которые помогли ему создать музей древностей, известный во всей Европе.

    В 1824 году архитектор В.А. Глинка по поручению канцлера приступил к реставрации Голицынского дома. Фасад здания закрывал красивый каменный портик с 12 колоннами. Портик венчал фронтон с горельефом, изображавшим бога Аполлона, богиню Мнемозину и 9 муз. Горельеф выполнен известным скульптором И. Мартосом.

    Канцлер не смог в полной мере насладиться результатом своих трудов: в 1826 году он тяжело заболел и умер. Перед смертью Николай Петрович поручил своему брату С.П. Румянцеву довести дело до конца, создав первый в Российской империи частный музей для бесплатного посещения всеми желающими.

    Сергей Петрович сдержал слово, данное брату. В 1831 году состоялось торжественное открытие музея: каждый петербуржец и гость столицы мог своими глазами увидеть ценнейшие произведения искусства.

    В 1861 году по неизвестной причине коллекции Румянцевского музея были перевезены в Москву и помещены в (ул.). Особняк Румянцева стал переходить из рук в руки. Последней хозяйкой дома была герцогиня З. Богарне, купившая дом в 1882 году. По заказу Богарне архитектор А. Степанов реставрировал дом, ориентируясь на жилое назначение здания.

    После революции в особняке Румянцева располагались коммуналки и общественные учреждения. В 1938 году здание было передано Музею истории Ленинграда. В 2003 году дом был отреставрирован, интерьеры восстановлены до состояния, характерного для 1880-х годов.

    В настоящее время в особняке размещаются постоянные экспозиции Музея истории Санкт-Петербурга, проходят временные выставки, научные конференции, лекции, детские праздники, фестивали, концерты классической музыки.

    По выходным проводится экскурсия по парадным комнатам особняка Румянцевых. Экскурсия начинается в 13.00, ее стоимость 200 рублей. Гости увидят невероятные интерьеры 19 века, Невскую анфиладу, Дубовый кабинет, зеркальную стену, Белый зал, дубовую лестницу.Экскурсоводы расскажут об истории особняка и его обитателях.

    Постоянные экспозиции в особняке Румянцева

    Выставка расскажет туристам о владельцах особняка, включает в себя архитектурные планы, строительную документацию 18-19 веков, фотографии начала 20 века, портреты проживающих в доме, гербы князей Голицыных и графы Румянцевы.

    Отдельные выставки в рамках экспозиции посвящены Н.П. Румянцев и существование особняка Румянцевых в годы Второй мировой войны.

    Новая экономическая политика (НЭП) была провозглашена большевиками в 1921 г. и свернута в 1929 г. Это был интересный период в истории Ленинграда и всей страны. На этот раз посвящена постоянная экспозиция в особняке Румянцевых.

    Туристы узнают, как НЭП за считанные годы преобразил страну и восстановил ее относительное благополучие. В этот период в Ленинграде процветала частная торговля; ежедневно открывались новые магазины, мастерские и места для отдыха.

    На выставке представлено более 1000 экспонатов: это предметы быта эпохи НЭПа, старые фотографии, обувь, одежда и мебель 20-х годов. Залы разделены на специальные зоны, воспроизводящие интерьеры коммуналки, ресторана, модного ателье, обувного магазина.

    Посетители окунутся в атмосферу того уникального времени, увидят оригинальные кадры кинохроники.

    Отдельное помещение в составе экспозиции выделено под выставку плакатов, афиш, живописи, графики, газет и журналов 20-х гг.

    Экспозиция «От будней к праздникам» посвящена Ленинграду 30-х годов. Это было время первой пятилетки, когда люди, увлеченные перестройкой своей жизни, полностью изменили производственно-промышленную базу города на Неве.

    В 30-е годы в городе были открыты заводы, выпускавшие передовую для того времени продукцию. Гости увидят образцы синтетического каучука, первый выплавленный в СССР алюминий, телевизор марки ВРК.Большой интерес у посетителей вызывают прекрасно выполненные модели транспортной техники: троллейбус, лесовоз, рефрижератор, автоцистерна.

    Ускоренная индустриализация требовала железной дисциплины. Население страдало от высоких цен на продукты, от карточной системы выдачи продовольствия. Впервые талоны на товары первой необходимости были введены в 1929 году. Гости увидят хлебные карточки, пропуски к спецпродовольственным раздатчикам, талоны на мясо, рыбу, мыло и спички.

    Туристы познакомятся с жизнью ленинградцев 30-х годов, узнают, какая одежда была в моде, какие фильмы показывали в кинотеатрах. Среди экспонатов личные вещи известных ленинградцев, плакаты, фотографии, флаги, предметы быта и многое другое.

    Отдельная экспозиция посвящена филологу, общественному деятелю и историку литературы Д. С. Лихачеву. Центр Лихачева в особняке Румянцева — это еще и место встречи творческих людей, проведения лекций, научных конференций, съемок телепередач.

    На выставке гости увидят личные вещи ученого, его книги, письма, мебель из кабинета Лихачева. Рядом с креслом — мантия доктора наук, врученная Дмитрию Сергеевичу в Оксфорде. Один из самых ценных экспонатов музея — медаль «За оборону Ленинграда»: Лихачев прошел всю войну и несколько раз был ранен.

    В фотоколлекции представлены совместные фотографии ученого с писателями, литературоведами, историками.Большой интерес у гостей вызывает фото Дмитрия Сергеевича с Иоанном Павлом II: снимок сделан во время визита Лихачева в Ватикан в 1986 году.

    Важнейшей экспозицией особняка Румянцевых считается выставка, посвященная жизни Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. Эта выставка была открыта в 1964 году. Создатели использовали принцип музейной хронологии, расположив экспонаты по временным периодам, начиная с блокады города в 1941 году и заканчивая Победой.

    В 12 залах размещено более 2 тысяч предметов. Это уникальные фотографии, документы, знамена ленинградских полков, коллекция стрелкового оружия, обмундирование бойцов Красной Армии, личные вещи блокадников, дневники жителей блокадного города, коллекции живописи, диорамы города и крупных сражений, макеты танков и артиллерийских установок.

    Посетители узнают, как выстоял блокированный город, как формировалось народное ополчение в Ленинграде, какие меры принимались для спасения бесценных памятников архитектуры и культуры.

    Специальные экспозиции посвящены «Дороге жизни», прорыву блокады, разгрому немецко-фашистских захватчиков под Ленинградом.

    Видео:

    Особняк Румянцевых, прежде чем «попасть в руки» владельца, имя которого он носит сегодня, ранее принадлежал другому дворянскому роду — Голицыным. Еще при правлении Анны Иоанновны князя Михаила Васильевича срочно вызвали в Северную столицу для обустройства здесь своего имения.Двухэтажное здание, построенное в 1740-х годах, ничем не выделялось из общего плана застройки Английской набережной города, став первым каменным домом, украсившим ее.

    Через несколько лет особняк перешел в руки сына покойного князя Голицына Александра. Он умер в 1774 году, не оставив потомства. Поэтому участок неоднократно принадлежал сдавшим его в аренду английским купцам.

    В начале XIX века здание приобрел граф Николай Румянцев.Через несколько лет он стал министром иностранных дел, оставаясь при этом на должности министра торговли. Такое событие было пышно отпраздновано в именном особняке: за ужином собралось до 50 WIP-персон — министров, членов дипломатического корпуса и высокопоставленных лиц империи. В подарок граф Румянцев получил, между прочим, огромную библиотеку книг отличного полиграфического и переплетного оформления. Посвятив много лет работе, а затем, выйдя в отставку, граф Румянцев занялся организацией научных исследований по русской истории.Для этого «хобби» в его распоряжении было все: личная библиотека, состоящая из 30 тысяч книг с трудами ученых, русскими летописями и трудами путешественников, письменными памятниками, медалями и монетами, а также многочисленными предметами декоративно-прикладного искусства. .

    Я сам воздвиг музей…

    Атмосфера особняка как будто располагала к работе в области изучения русской истории. Сам хозяин удобно разместился в парадных комнатах второго этажа: в его распоряжении было три огромных зала с паркетом, стенами, украшенными золотой лепниной, и изразцовыми печами.А вот третий этаж был отведен под хранение коллекций.

    Граф Румянцев, зная бесценность своей коллекции, по велению сердца решил передать ее государству вместе с драгоценным «каркасом» — особняком. Так, дом на Английской набережной должен был стать первым в России частным публичным музеем, а жилые помещения на Галерной улице — доходными домами, которые покрывали бы нужды музея.

    Идея родилась — осталось воплотить ее в жизнь.Это серьезное дело Румянцев поручил молодому архитектору Василию Глинке. Архитектор сохранил и пропорции, и объем здания, но фасад претерпел полное изменение. Благодаря стараниям Глинки особняк обрел новое «стильное» убранство — двенадцатиколонный портик и барельеф работы скульптора Ивана Мартоса. Размещенные рядом предметы, характерные для науки и искусства, красноречиво свидетельствовали об энтузиазме владельца особняка.За все это архитектурное великолепие Глинке было присвоено звание академика.

    Граф Николай Румянцев умер в 1826 году, и его младший брат, Сергей Петрович, продолжил создание музея.

    Так уже под его руководством внутренние помещения были переоборудованы, а комнаты украшены специальной музейной мебелью.

    Как дань дворянскому прошлому рода Румянцевых в одном из залов разместили портретную галерею их предков. Сергей Петрович даже заказал портрет своего старшего брата, английского художника Джорджа Доу.Открытие музея пришлось на 28 мая 1831 года. Особым его развлечением было бесплатное посещение для всех желающих. Заведение сразу стали использовать для публичных чтений, лекций и концертов. Кроме того, около 25 лет в особняке Румянцева располагалось Общество поощрения художеств.

    Переезд музея в Москву

    Музей процветал благодаря вложениям Сергея Румянцева, но после его смерти состояние как зданий, так и коллекций стало стремительно ухудшаться.Музей был передан Императорской публичной библиотеке, что также негативно сказалось на его финансовом состоянии: прибыль от доходных домов шла на содержание библиотеки. Увидев положение дел, первые лица стали предлагать передать Румянцевский музей в Москву. Это решение вызвало негативную реакцию общественности. Ученые писали письма протеста, общество возмущалось, но переезд состоялся. С тех пор коллекции располагаются в доме на столичной Неглинке.

    Когда зданию суждено стать музеем…

    Судьбу дома Румянцевых предопределил журналист и писатель Старчевский, приобретя его в 1863 году. Общественное здание начали перестраивать в жилое, но средств на такие работы не хватило. Около 20 лет особняк менял владельцев, пока его не купила супруга герцога Лейхтенбергского. Супруги поселились на Английской набережной со взрослыми детьми. Реконструкцией особняка занимался архитектор Александр Степанов, укрепив нижнюю часть дома и создав крытую каменную лестницу.Изменениям подверглись окна с дверями, появилась мраморная лестница. Парадные комнаты обустроены в историческом стиле. Уже в начале XX века особняк Румянцевых перешел к зятю князя — князю Льву Кочубею, а затем к сыну князя.

    В 1916 году у дома снова пришлось сменить владельца, но в связи с революционными событиями задуманное не было реализовано. После 1917 года помещения особняка Румянцева занимали коммунальные квартиры и конторы.А в 1938 году здание было передано Музею истории и развития Ленинграда, но открылся музей только спустя годы — после Великой Отечественной войны он получил название Государственного музея истории Ленинграда. Его офис все еще работает здесь.

    В 2003 году было принято решение вернуть парадным помещениям музея прежний вид. Так, к 300-летию города реставрационные работы в особняке были завершены. Посетители могут увидеть интерьеры залов, воссозданные по состоянию на 1880-е годы.

    Спустя века потомки помнят уникального человека – мецената и просветителя графа Румянцева, собравшего редчайшую коллекцию древностей. А графский особняк, некогда бывший одним из центров культурной жизни города, сегодня является памятником большого историко-культурного значения.

    см. Особняк Н.П. Румянцева ( на Галерной ул.)

    На месте в первой трети XVIII в. было имением князя Михаила Васильевича Голицына.В 1774 году князь умер, не оставив наследников.

    В 1780-х годах дом принадлежал англичанину Фаркуарсану, который продал его английскому купцу Варе.

      Н.П. Румянцев

      Д. Доу.
      Портрет
      Н.П. Румянцев.

      Герб
      Румянцев

      герцог Евгений
      со второй женой
      графиня Зинаида
      Дмитриевна Богарне.

      Старая открытка.

      План этажа.

      Английская набережная.
      Старая открытка.

      Набережная Красного Флота.
      Фото 1934
      Добавил -.

      Вид на вестибюль.
      Photo 1906 Фотостудия Bulla

      (добавлено)

      Гостиная
      Фото 1906. Фотостудия Bulla

      (добавлено)

      Тип лестницы в доме.
      Фото 1906 Фотостудия Bulla
      photoarchive.spb.ru 18.01.2013
      (добавлено)

      Концертный зал.
      Фото 1906 Фотостудия Bulla
      фотоархив.spb.ru 17.01.2013
      (добавлен)

      Потолок парадной лестницы
      с Английской набережной.
      Фото 1906 Фотостудия Bulla
      photoarchive.spb.ru 18.01.2013
      (добавлено)

      «Театры
      Ленинград»
      1964 г.р. 10

    Постепенное развитие набережной началось со строительства Санкт-Петербурга. В начале XVIII в. эта часть новой столицы, окруженная со всех сторон водой, больше всего страдала от наводнений и была весьма неблагоприятной для строительства.В определенные периоды своего существования набережная носила разные названия. Первоначально он назывался Нижний. В отличие от Верхнего — теперь Дворцового.

    С 1740-х годов этот участок набережной был отдан под застройку частными домами. Строительство, начатое при Петре, продолжалось при Анне Ивановне. Императрица хотела, чтобы Нижняя набережная была застроена «дворянским строением». Она издала указ, которым помещики обязались строить каменные дома и укреплять берега Невы.Подобным же указом предписывалось прислать из Москвы князя Михаила Голицына для постройки каменных палат на месте, где ныне находится дом № 44. Этим участком владели два поколения князей Голицыных.

    Следующими владельцами попеременно были английские купцы Фаркуарсен и Варра. Для облегчения торговых отношений с Англией домовладельцы, сдающие жилье английским купцам, были освобождены от военного положения. Поэтому здания Нижней набережной успешно сдавались в аренду.С начала XIX в. набережная называется англ.

    С 1802 по 1826 год дом принадлежал Николаю Петровичу Румянцеву (1754-1826) — выдающемуся государственному деятелю, меценату, меценату и коллекционеру. Н.П. Румянцев — сын героя екатерининского времени Петра Александровича Румянцева-Задунайского, воспитанный и воспитанный в духе просветительских идей XVIII века. принадлежал к особому типу людей, для которых любовь к отечеству воплощалась в собирании и сохранении памятников национальной истории.

    Государственная служба Румянцева началась в 1781 году с назначения чрезвычайным и полномочным послом России во Франкфурте-на-Майне. В течение 14 лет он представлял интересы России в Европе. При императоре Александре I Румянцев занимал важнейшие государственные посты. В 1801-1809 годах — директор водных путей сообщения, в 1802-1811 годах — министр торговли, 1808-1814 годы — министр иностранных дел, с 1809 года — государственный канцлер Российской империи, в 1810-1812 годах — председатель Государственного совета.

    Выйдя в отставку в 1814 году, Румянцев направил все свои силы и средства на изучение русской истории. Ему удалось сплотить вокруг себя плеяду блестящих ученых, историков, археографов, составивших «Румянцевский кружок». В нее входили Ф. П. Аделунг, А. В. Востоков, К. Ф. Калайдович, Н. Н. Бантыш-Каменский, К. И. Кеппен, митрополит Киевский Евгений (Болховитинов) и другие. Члены кружка собирали старинные рукописи, старинные книги, древности, монеты. Их деятельность завершилась изданием историко-литературных памятников.Издание Собрания государственных грамот и договоров явилось выдающимся событием в русской исторической науке 1-й четверти XIX века.

    Н.П. Румянцев «превратил здание на Английской набережной из скромного дома частного лица, купца, в парадный, во вкусе наполеоновского времени, дом важного государственного деятеля, богача и аристократа, имевшего самого императора ». Первоначальная перестройка была проведена после 1802 года только внутри здания.В трех комнатах, выходивших на Неву, располагались жилые помещения графа, а во всех остальных комнатах особняка находились его бесценные сокровища. Довольно скромный фасад, мало чем отличавшийся от соседних с ним домов, не соответствовал внутреннему содержанию дома. В 1824 году статский канцлер граф Н.П. Румянцев пригласил архитектора Василия Алексеевича Глинку для перепланировки особняка молодого архитектора, только что вернувшегося из пенсионной поездки по Западной Европе. «Этот проект был настолько хорош и одарён по тогдашним понятиям, что Академия художеств присвоила за него Глинке звание академика…» Перед архитектором стояла довольно непростая задача – создать новый фасад почти без изменения пропорций, который бы сразу привлек внимание. В.А. Глинка отлично справился с задачей, закрыв фасад мощным, сильно вытянутым двенадцатиколонным портиком, установленным на высоком цоколе. Колонны портика с капителями коринфского ордера подчеркивают его монументальность. Портик увенчан фронтоном, в тимпане которого помещен горельеф работы скульптора И.П. Мартос. Вот сцена из древнегреческой мифологии: «Аполлон-Мусагет-Мусагет на Парнасе в окружении девяти муз и матери их, Мнемозины», по бокам — атрибуты наук и искусств.Реконструкция фасада велась до 1825 года.

    г. Румянцев собрал огромную библиотеку (около 30 тыс. томов), около 200 редких этнографических предметов, коллекцию восточных и старинных монет; его минералогическая коллекция насчитывала около 14 тысяч минералов.

    Н.П. Румянцев умер в 1826 году и был по завещанию похоронен в Гомеле. Все коллекции и дом на Английской набережной по его просьбе были переданы русскому народу «для хорошего воспитания». Все хлопоты по устройству в доме музея взял на себя его младший брат Сергей Петрович Румянцев.Он вел дело о передаче дома в казну, коллекций на государственное хранение, подарил музею свою библиотеку и художественную галерею, заказал художнику Д. Доу портрет Н. П. Румянцева.

    28 марта 1828 года Николай I подписал указ «Об учреждении Румянцевского музея», Государственный совет утвердил его устав и штат. 23 ноября 1831 года музей был открыт для широкой публики. В коллекции Румянцевского музея вошли рукописи, коллекция печатных и рукописных книг, кабинет Минца (около полутора тысяч греческих, римских и восточных монет), коллекция минералов, произведения скульптуры и живописи, в том числе работы А. .Канова, А. П. Антропов, В. Л. Боровиковский, а также этнографические коллекции, привезенные О. Э. Коцебу со всего мира. В 1837 году коллекция пополнилась коллекцией капитана I ранга Ю. Ф. Лисянского, переданного его сыном П.Ю. Лисянского по завещанию. В 1838 году Высочайшим повелением в музей было передано 135 документов на имя графов Румянцевых от военного министра.

    В разные годы поэт и переводчик А.Х. Востоков (1781-1864), поэт А.Н. Майков (1821-1897) были сотрудниками Румянцевского музея. В 1843-1844 гг. у музея была комиссия по осмотру состояния имущества и управления Румянцевского музея, выявившая ряд недостатков. В 1845 году музей был передан в ведение Императорской публичной библиотеки. В 1850 году по указу Правительствующего Сената музей был включен в состав Министерства Императорского двора. С 1846 года писатель, музыкант, энциклопедист В.Ф. Одоевский (1803-1869) был назначен помощником директора Публичной библиотеки и официальным управляющим Румянцевского музея.В 1860 году по предложению Одоевского была создана комиссия, которая сделала заключение о неудовлетворительном состоянии здания. В это время велись конфиденциальные переговоры о передаче коллекций в Москву. Ученые и писатели Петербурга, узнав о переводе, возмутились, но вопрос уже был решен. В.В. Стасов и другие ученые направили письмо протеста в газету «Санкт-Петербургские ведомости», но цензура не допустила его публикации.Нота Стасова на имя председателя Комитета министров великого князя Константина Николаевича осталась без ответа.

    1 сентября 1861 года Румянцевский музей был переведен в Москву. В 1862 г. было утверждено «Положение о Московском публичном музее и Румянцевском музее (МПМ и РМ). Как пример собирания культурного наследия на основе частной инициативы Румянцевский музей пополнялся новыми отдельными экспонатами и целыми коллекциями.Для московских меценатов и коллекционеров подарок музею был почетен.

    В 1925 году Государственный Румянцевский музей был преобразован в Государственную библиотеку СССР. Ленина (с 1992 г. — Российская государственная библиотека). В ходе реорганизации Румянцевского музея его уникальные экспонаты пополнили коллекции ведущих музеев Москвы, Санкт-Петербурга, Красноярска, Иркутска, Владимира, Ростова Великого Иванова и других городов, и волею судеб последних десятилетий ХХ век.оказались за пределами России — в Киеве, Феодосии, Ялте, Гомеле, Ташкенте и других городах

    В 1863 году дом на Английской набережной приобрел А. В. Старчевский, талантливый журналист, писатель, переводчик, сотрудник ежемесячного журнала «Библиотека для чтения» — одного из первых массовых русских изданий (1834-1865). В 1863 году он стал редактором газеты «Сын Отечества» — ежедневной газеты либерального и либерально-народнического направления. Энциклопедически образованная, свободно владеющая многими европейскими и восточными языками, Старчевская сделала ее одной из самых популярных в Петербурге.Петербург. Кроме того, он создал ряд учебников и словарей. Очевидно, дом на набережной был выбран Старчевским не случайно. Еще в 1846 году в январском номере «Журнала Министерства народного просвещения» появилась статья, в которой он впервые поставил вопрос о вкладе Николая Петровича Румянцева в русскую науку и напомнил о бесчисленных заслугах графа.

    При Старчевском было произведено одно из основных изменений корпусов и частичная перестройка внутренних помещений.Цель перестройки — снова изменить функцию здания, перестроить его из общественного в жилое. Для этой работы был приглашен архитектор Антон Иоганнович Зим. А.И. Цим превращает дом в доходный и надстраивает 3-й этаж. Сохранив порядок разбивания окон, архитектор полностью меняет лепной декор, выделяя окна основного второго этажа более сложными наличниками. В главном доме Цим увеличивает высоту окон третьего этажа, возводит над входом на трех чугунных колоннах тройной металлический навес в виде зонта, который должен был служить контрфорсом для отклоняющегося портика главный фасад.В здании идет капитальный ремонт. В главном корпусе имелась прямоугольная в плане трехмаршевая металлическая центральная лестница, идущая на высоту всех трех этажей. СРЕДНИЙ. Старчевский владел зданием до 1870 года.

    В 1882 году дом купил герцог Евгений Максимилианович Лейхтенберг для своей жены Зинаиды Дмитриевны Богарне. Евгений Максимилианович Романовский 5-й герцог Лейхтенбергский, граф Богарне (1847-1901) — второй сын в семье великой княгини Марии Николаевны, дочери императора Николая I, и герцога Максимилиана Лейхтенбергского.Э. М. Лейхтенберг воевал в Туркестане в 1860-1867 гг., позднее командовал фонарной бригадой в русско-турецкой компании 1877-1878 гг., за что получил генеральское звание. В 1869 году герцог Евгений вступил в органический брак с Дарьей Константиновной Опочининой (1845-1870), правнучкой фельдмаршала М.И. Кутузов. В том же году Дарья Константиновна получила для себя и для потомков титул графини Богарне. В 1870 году у них родилась дочь Дарья (Долли), которую назвали в честь матери, умершей в результате тяжелых родов.В 1878 году герцог вступил во второй брак с Зинаидой Дмитриевной Скобелевой (1856-1899), сестрой знаменитого генерала Скобелева. Указом императора Александра II от 1878 г., а в 1889 г. особым указом императора Александра III она получила личный титул светлейшего герцогини Лейхтенбергской. В 1882 году по распоряжению новой хозяйки в доме начались работы по переустройству интерьеров под руководством арх. А.А. Степанова. З. Д. Богарне была женщиной, обладавшей обаянием магической силы.О чем ее современники писали в своих мемуарах. К сожалению, она долго не блистала, как «королева большого мира». В возрасте 43 лет она умерла после непродолжительной болезни.

    Особняк Румянцева (Санкт-Петербург, Россия) — экспозиции, часы работы, адрес, телефоны, официальный сайт.

    История

    Здание не сразу обрело свой торжественный, монументальный вид. Первоначально это было каменное здание, принадлежавшее князьям Голицыным с момента его постройки в 1740-х годах.Спустя 30 лет владельцы решили его восстановить. За проект взялся первый русский профессор архитектуры, преподававший в Императорской Академии художеств Жан-Батист-Мишель Валлен-Деламот. Он заложил архитектурные пропорции здания, сохранившиеся до наших дней: особняк в три этажа на 11 осях.

    Позже Голицыны расстались. Дом скитался между английскими купцами, пока в 1802 году его не купил дипломат Николай Румянцев. В 1808 году Александр I назначил его министром иностранных дел: возникла необходимость преобразить здание так, чтобы оно привлекало внимание и соответствовало статусу владельца.

    Именно при Румянцеве появился выдающийся портик на высоком основании с десятком колонн, поддерживающих крышу.

    Николай Румянцев всю жизнь собирал памятники истории России. После его смерти брат Сергей Петрович по устному указанию создал из особняка и коллекции родственника первый в России частный музей. Однако в здании на Английской набережной он оставался 30 лет, а затем был переведен в Москву, в дом Пашкова, так как с уходом Сергея Румянцева особняк начал приходить в упадок.

    Снова последовал калейдоскоп перепродаж; первый покупатель переделал элитное здание из общественного участка в жилое помещение, организовав доходный дом.

    Во время революции особняк пустовал. Позже здесь разместились областной союз, центр социального страхования, Леноблкоопсоюз, школа пионервожатых и другие организации. Были жилые квартиры. С 1938 года помещения стали постепенно передавать Музею истории Ленинграда, но последние жильцы покинули здание только в начале 90-х.

    Что посмотреть

    Сегодня в особняке Румянцева размещены экспозиции Музея истории Санкт-Петербурга, посвященные жизни города в начале ХХ века, а также его обороне в годы Великой Отечественной войны.

    Кроме того, вы можете посетить экскурсию, рассказывающую о самом доме и его владельцах. Гостей проводят по отреставрированным передним залам. В большинстве из них сохранились аутентичные люстры и зеркала наполеоновской эпохи, воссозданы интерьеры, реставрация продолжается и сегодня.

    Наибольший интерес представляет великолепная парадная лестница из мрамора. Он был возведен в 1882 году, когда владелицей особняка стала супруга Его Императорского Высочества 5-го герцога Лейхтенбергского Зинаида Богарне. В эти годы появилась боковая дубовая лестница, которую также показывают туристам.

    Практическая информация

    Адрес: Санкт-Петербург, Английская набережная, д. 44 (м. Невский проспект). Веб-сайт .

    Часы работы: четверг-понедельник с 11:00 до 18:00; вторник с 11:00 до 17:00.Билеты для взрослых — 200 руб., для студентов и пенсионеров — 100 руб. Цены на странице указаны на август 2018 года.

      просмотров

    .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.