Эверест смертельное восхождение анатолий букреев: Эверест. Смертельное восхождение | Букреев Анатолий Н., ДеВолт Г. Вестон

Содержание

Эверест. Смертельное восхождение Артикул: p171731

Трагические события мая 1996 г. на Эвересте — это история столкновения запредельных амбиций, стальной воли, фатальных ошибок и небывалой самоотверженности. Международная экспедиция неожиданно обернулась катастрофой — и уникальной, не имеющей аналогов в мире спасательной операцией.

Книга непосредственного участника восхождения, выдающегося альпиниста Анатолия Букреева подробно, день за днем, описывает ход событий. Она в деталях воссоздает историю, которая легла в основу блокбастера Балтазара Кормакура «Эверест».

Восстановить полную картину того, что случилось на склоне высочайшей вершины Земли, помогают расшифровки записей переговоров альпинистов, а также воспоминания коллег и друзей Анатолия.

ГОЛЛИВУДСКАЯ ЭКРАНИЗАЦИЯ — «ЭВЕРЕСТ» С КИРОЙ НАЙТЛИ, ДЖЕЙКОМ ДЖИЛЛЕНХОЛОМ, ДЖЕЙСОНОМ КЛАРКОМ И СЭМОМ УОРТИНГТОНОМ.

«Мощная книга. Букреев сделал то единственное, что нужно было сделать — несмотря на опасность, он спас жизни людей». — New York Times

В мае 1996 года за трагическими событиями на Эвересте следил весь мир. Международная экспедиция неожиданно обернулась катастрофой — и уникальной, не имеющей аналогов в мире спасательной операцией. Книга непосредственного участника восхождения, выдающегося альпиниста Анатолия Букреева подробно, день за днем, описывает ход событий.

Восстановить полную картину того, что случилось на склоне высочайшей вершины Земли, помогают расшифровки записей переговоров альпинистов, а также воспоминания коллег и друзей Анатолия. Их история восхождения на Эверест — это не только трагическая случайность, стоившая жизни некоторым участникам экспедиции. Это и величайшая страсть, которая заставляла ежедневно преодолевать сотни метров вверх, бросая вызов холоду, ветру и коварному льду. Рассказы, мастерски изложенные в книге, позволяют ощутить максимальный эффект присутствия и складываются в трогательную историю столкновения запредельных амбиций, стальной воли, фатальных ошибок и небывалой самоотверженности.

Читать «Эверест. Смертельное восхождение» — Букреев Анатолий Николаевич, ДеУолт Г. Вестон — Страница 1

Анатолий Букреев, Г. Вестон ДеУолт

Восхождение

THE CLIMB: TRAGIC AMBITIONS ON EVEREST

Text Copyright © 1997 by Anatoli Boukreev and G. Weston DeWalt

Published by arrangement with St. Martin’s Press, LLC.

All rights reserved.

Книга напечатана на основе издания: А. Н. Букреев, Г. В. ДеУолт. Восхождение; БАСК, МЦНМО, Москва, 2002.

Все фотографии на вклейке (кроме 2 и 22) из личного архива Анатолия Букреева

© Компания НПФ БАСК, перевод на русский язык, 2015

© С. Мацкевич, карты и схемы, 2002

© Фото: L. Wylie, В. Седельников, 2002

© Издание, оформление. ООО «Издательство «Э», 2015

* * *

Горы имеют власть звать нас в свои края

Там навсегда остались лежать наши с вами друзья

Тянутся к высоте люди большой души

Не забывайте тех, кто не пришел с вершин…

Анатолий Букреев

Издание книги «Восхождение» посвящается памяти

Анатолия Букреева

Владимира Башкирова

Дмитрия Соболева

Ясуко Намбы

Нгаванга Топше

Скотта Фишера

Энди Харриса

Дуга Хансена

Брюса Хирода

Роба Холла

Чен Ю Яна

Лопсанга Янгбу

Авторы особенно признательны за помощь, оказанную им

Алексом Дэвисом

Ервандом Ильинским

Терри Ле Мончек

Симоном Моро

Гарри Нептуном

Бобом Пэлэсом

Дианой Тейлор

Линдой Уайли

Бетти Уальд

Джен и Ширли Фишерами

Дженни Фишер

Ринатом Хайбуллиным

От издателей

Да не смеет никто судить Икара за его безумный полет, как не смеет судить и Солнца, растопившего ему крылья.

Даниил Андреев

Так уж получилось, что наша работа последние двенадцать лет постоянно связана с людьми неординарными: руководителями альпинистских, полярных, яхтенных, парашютных экспедиций, сильными спортсменами, одиночными путешественниками. Помогая таким людям, невольно становишься соучастником их рискованных проектов. Многие стали нашими друзьями.

В память о погибших друзьях Анатолии Букрееве и Владимире Башкирове мы решили перевести и издать эту книгу в России.

Сергей и Владимир Богдановы, фирма «БАСК»

Предисловие переводчика

Переводные издания на альпинистскую тематику выходят у нас нечасто. Тем более символично появление в России такой книги, как «Восхождение». Среди множества изданий, опубликованных на Западе и теперь выходящих у нас, «Восхождение» стоит особняком.

Дело в том, что одним из соавторов и главным героем книги является наш соотечественник Анатолий Букреев – один из лучших высотных альпинистов двадцатого века. Так причудливо сложилась жизнь, что книгу ему пришлось писать по-английски.

Вынужденный изъясняться на чужом языке, Букреев полностью сконцентрировался на точности изложения фактов, не слишком заботясь об изысканности стиля. При переводе мы постарались сохранить его манеру повествования. Как и в оригинальном издании, слова Анатолия в книге выделены курсивом.

Помимо полного перевода книги «Восхождение» в настоящем издании содержатся также воспоминания друзей Анатолия Букреева, написанные ими специально по этому случаю.

В заключение нашего краткого предисловия хотелось бы отметить тех, кто помог появлению «Восхождения» на русском языке. Прежде всего, это Владимир Богданов, друг Анатолия Букреева и руководитель компании БАСК – лидера среди российских производителей альпинистской экипировки. Без его инициативы и поддержки публикация «Восхождения» была бы просто невозможна. Мы особенно благодарны замечательному литературному редактору книги Полине Кузнецовой и Степану Макцкевичу, создавшему все иллюстрации и схемы для русского издания. С большим участием отнесся к идее публикации «Восхождения» на русском языке Иван Ященко, который организовал подготовку книги к печати.

Хочется также поблагодарить всех членов нашего альпинистского сообщества, оказавших большую помощь при переводе «Восхождения», в особенности Вадима Бешанова (Харьков), Алексея Дмитренко (Лимасол), Рината Хайбуллина (Алма-Ата) и Сергея Шибаева (Санкт-Петербург).

Предисловие к русскому изданию

Книга Анатолия Букреева – это полотно трагических событий весны 1996 года на юго-восточном гребне величайшей горы мира. Событий, во время которых к вершине, ловя окно в погоде, рванулось сразу несколько групп восходителей. Высшей точки достигло 27 человек, но на спуске пятеро исчезли в буре, а еще двое получили сильнейшие обморожения. Событий, вошедших в историю мирового альпинизма как пример и безответственных решений, и беспримерного героизма. Событий, где переплелись судьбы миллионерши и почтового служащего; где умирающий альпинист по спутниковому телефону прощается со своей беременной женой и выбирает с ней имя будущему ребенку; где в живых остается тот, кто 12 часов пролежал под снегом и льдом, брошенный своими партнерами.

«Восхождение» – свидетельство не просто очевидца, но одного из главных участников этих событий.

Статистика восхождений на вершину Эвереста говорит о том, что покорить его всегда было непросто. С 20-х годов двадцатого века в Непал направлялись экспедиции с тоннами груза, укомплектованные альпинистской командой в два-три десятка человек. Восхождение на гору напоминало осаду средневекового замка, в предместье которого разбивается лагерь и неделя за неделей осаждающие вновь и вновь атакуют стены и отвесы, пробиваясь сквозь туман и пургу.

С момента, когда Хиллари и Тенцинг впервые достигли пиковой точки высотного полюса Земли в 1953 году, и до конца 90-х гг. вершины достиг 1161 человек. Погиб 151, если считать со дня первого восхождения на вершину, и 175 – с учетом самых первых попыток. Статистика такова, что примерно каждый пятый навсегда остается на склонах гиганта.

Зачастую это люди, отдавшие искусству горовосхождений многие годы жизни, прошедшие долгими путями от вершин Альп к гигантским гималайским взлетам. В том, 1996-м, году вершины Эвереста достигло 98 альпинистов, но «рекордной» стала и другая цифра – 15 восходителей оставили на горе свои жизни.

На смену брезентовым штормовкам и сизалевым веревкам пришли гортексовые куртки и синтетические волокна, но суть, в общем-то, осталась той же: работа на пределе, в атмосфере, где кислорода на треть меньше, чем внизу, в долине.

Совершенствовалось снаряжение, менялась психология восходителей. В мире практически не осталось белых пятен, и то, что еще вчера казалось недоступным, сегодня воспринимается как обыденное, и через неделю в ленте новостей вытесняется новыми событиями. Но на вершину Эвереста, как и 50 лет назад, можно попасть только своими ногами. Шаг за шагом. Проявляя незаурядное терпение, волю и мужество.

Конечно, чем плод недоступнее, тем он слаще. В 1985 г. техасский миллионер Дик Басс оплачивает услуги гидов-проводников и с их помощью поднимается на вершину Эвереста. Мысль о том, что купить можно и восхождение, окончательно утверждается на Западе в начале 90-х.

Появляются коммерческие экспедиции, которые обязуются сделать все для того, чтобы клиент попал на вершину. Они берут на себя организацию экспедиции, доставку участников в базовый лагерь, организацию пути и промежуточных лагерей, сопровождение клиента и его подстраховку на всем пути вверх и вниз. Клиент идет с кислородным аппаратом, и все это удовольствие, вырастая в цене, на сегодняшний момент достигает 50 000 – 65 000 долларов.

Анатолий Букреев. «Эверест. Смертельное восхождение»

«Горы имеют власть звать нас в свои края
Там навсегда остались лежать наши с вами друзья
Тянутся к высоте люди большой души
Не забывайте тех, кто не пришел с вершин…»
Анатолий Букреев

Международный день альпинизма отмечается 8 августа во многих странах мира, в том числе и в России. Эта дата приурочена к покорению вершины горы Монблан в 1786 году. В этот день швейцарцы Паккард и Бальма впервые поднялись на самую высокую гору Альп и установили там флаг.


В нашей стране альпинизм появился в начале XX века. Быстро набрав популярность, он воспитал многих храбрых покорителей высоты. Одним из них был Анатолий Николаевич Букреев.

Анатолий Николаевич Букреев (1958-1997) родился 16 января 1958 года в городе Коркино Челябинской области. С детства он увлекался альпинизмом и с 12 лет стал покорять уральские горы, а будучи студентом, покорил свои первые трех и четырехтысячники в горах Казахстана и Кыргызстана. Как говорил сам Анатолий Николаевич:

«Не помню, чтобы я испытывал страх в горах. Наоборот, я чувствую себя как птица, которая перед полетом расправляет крылья. Я всей душой ощущаю свободу, которую дарит людям высота. Но стоит мне спуститься вниз, к жизни на равнине, как тяжесть окружающего мира вновь опускается мне на плечи».

Анатолий Букреев окончил Челябинский педагогический институт в 1979 году и получил специальность учителя физики, а также тренера по лыжам.

Горы продолжали манить к себе молодого спортсмена, и вскоре Букреев переезжает в Казахстан. Несколько лет он работал в детской спортивной школе, был тренером и горным инструктором ЦСКА в Алма-Ате. В 1987 году Анатолий Букреев совершил свое одиночное восхождение на пик Ленина – вершину на границе Киргизии и Таджикистана (7134 м).


Пик Ленина.

Это скоростное восхождение показало особую тактику Букреева. Так, при подъемах на больших высотах он решил практически отказаться от кислородных баллонов. Позднее в ежегоднике «Американский альпинистский журнал» Букреев опубликует статью «Кислородные иллюзии» о проблемах восхождений на восьмитысячники с применением кислорода.

У Букреева была предрасположенность к астме, поэтому в горах ему даже дышалось легче. Врачи не зря рекомендуют выбирать людям, страдающим приступами удушья и кашля, в качестве места для отдыха горные курорты, теплые морские побережья или хвойные леса.

Климат горных регионов примечателен тем, что воздух в таких местах достаточно разрежен, а давление понижено. Благодаря этому, больной человек будет чувствовать себя в таком месте значительно лучше и частота приступов заметно сократится.

Уже в 1989 году Букреев получил звание мастера спорта, после того как в составе второй гималайской экспедиции совершил траверс восьмитысячника Канченджанги (8586 м). Траверс – это прохождение по гребню горного хребта, который может включать в себя дополнительные вершины.

Букреев одолел четыре гималайских высотки. В 1990 году Анатолий Букреев был приглашен в США для покорения горы Мак-Кинли (6194 м) на Аляске. Множество хороших друзей появилось у Анатолия в это время. В мае 1991 года в составе первой казахстанской гималайской экспедиции Анатолий покоряет восьмитысячник Дхаулагири (8167 м). Осенью этого же года он впервые восходит на знаменитый Эверест и получает звание заслуженного мастера спорта.

После распада Советского Союза Букреев становится гражданином Казахстана. У него появляется большой опыт восхождения не только в одиночку, но и как проводника многих экспедиций. Так, 30 июня 1995 года на массовой альпиниаде в Заилийском Алатау Анатолий становится персональным гидом президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.


Букереев и Назарбаев.

В 1995-96 гг. Букреев покорил восьмитысячники Гашербрум, Броуд-пик, Лхоцзе, Манаслу и другие. Он по праву считался одним из самых сильных альпинистов планеты. Из 14 восьмитысячников на планете Анатолий Букреев покорил 11.

На пики высотой свыше 8 тысяч километров он поднимался 21 раз. В 1996 году на горе Эверест произошли трагические события, ставшие впоследствии основой для книги Букреева и Г. Вестона ДеУолта «Эверест».

Анатолий был приглашен в качестве гида американской компанией «Горное безумие» для проведения коммерческой экспедиции на Эверест — высочайшую горную вершину мира, расположенную в Гималаях. Высота горы – 8848 метров, но легендарная гора продолжает расти – ее вершина каждый год становится выше на 4 мм из-за смещения тектонических плит.

Ветер на вершине горы может достигать ураганной силы. Так, самая высокая зафиксированная скорость ветра на вершине горы Эверест составила 282 км/ч. К 1990 году Букреев поднимался на гору уже 4 раза.

Получилось так, что на этот раз в группе оказалось много людей возрасте 40-50 лет, которые продвигались очень медленно. Богатым клиентам трудно было объяснить, что нужно слушаться гида. Эта проблема возникла еще в 1985 году, когда техасский миллионер Дик Басс оплатил услуги гидов и с их помощью поднялся на Эверест.

Мысль о том, что можно просто купить восхождение на Эверест, стала привычной для общества. Но дорога на Эверест – это труднейшее прохождение по массиву Лхоцзе и по леднику Кхумбу у подножия горы. Стихия гор такова, что даже самые опытные и умелые порой не в силах противостоять ей.

Коммерческие экспедиции на Эверест весной 1996 года обернулись тем, что вошло в историю как «трагедия на Джомолунгме».

Тогда на штурм «крыши мира» одновременно ринулось сразу несколько групп, участники которых заплатили за это до 65 тысяч долларов.

Добраться до вершины под руководством опытных гидов смогли почти все. Вовремя спуститься вниз повезло немногим: поднялся ураганный ветер такой силы, будто, по словам выживших, «над вами вагон за вагоном проносится товарный поезд».

Вестон ДеУолт пишет:

«Я считал, что одной ночевки на такой высоте вполне достаточно – тем более, что клиенты оказались на ней впервые. Я пытался отговорить Лин и Сэнди, которые хотели остаться в лагере еще на сутки. Мне казалось, что они переоценивают свои силы и им надо хорошо отдохнуть. Поэтому я порекомендовал им, если уж так хочется, подняться до высоты 7 500 или 7 600 метров, а потом спуститься во второй лагерь.

Однако ни одна из них не изъявила желания идти выше. Обсуждая с клиентами их планы, я заметил, что состояние Дейла Круза все ухудшалось. Беспокойство наблюдавшего за ним Букреева тем временем перерастало в тревогу. Дейл, по словам Анатолия, «шатался, с трудом держась на ногах».

Положение становилось угрожающим. Круз был высоким и грузным, он был куда тяжелее самого Букреева. Анатолий сомневался в том, что сумеет поднять его и безопасно спустить во второй лагерь, если тот упадет. Мне с трудом удалось пристегнуть Дейла к перилам.

То ли он плохо соображал, то ли я плохо объяснял – не знаю. Но объяснения, как надо пристегиваться и что делать, когда идешь в связке, отняли очень много времени.

…Вскоре после Южной вершины Адамса обогнал Букреев. Быстрым шагом он шел вниз. «Я спускался по гребню, когда со мной поравнялся Анатолий, – вспоминал Адамс. – Я шел хорошо, проблем у меня не было.

Толя внимательно посмотрел на меня, понял, что все нормально, и пошел дальше. Для меня это был привычный расклад: Толя, как всегда, уходит вперед, а я продолжаю свой путь».

Букреев продолжил спуск, внимательно следя за погодой. По его словам, она оставалась «вполне нормальной для Эвереста. Серьезной опасности для спускавшихся не было, и весь наш путь четко просматривался».

Параллельно с группой Букреева шла еще одна группа из Новой Зеландии. Обе группы не успели до наступления темноты вернуться в лагерь и на высоте в 7900 м попали в пургу.

«Вечером 10-го мая 1996-го года жестокий ураган обрушился на Эверест. Из-за сильнейшей метели участники оказались запертыми в «зоне смерти», расположенной на более чем восьмикилометровой высоте, где недостаток кислорода и сильный холод быстро расправляются со всем живым».

Анатолий Букреев, не дождавшись возвращения участников группы, один вышел в метель, прихватив с собой кислородный баллон. Он нашел троих полузамерзших клиентов — Шарлотту Фокс, Сандру Питтмэн, Тимоти Мэдсена и вывел их к лагерю.

«Пока, – писал после тех событий «Уолл-cтрит джорнел», – никто из гидов, клиентов или шерпов не нашел в себе мужества покинуть лагерь, Букреев в одиночку несколько раз выходил наверх. Ночью на восьмикилометровой высоте он шел сквозь бушевавшую снежную бурю и спас троих альпинистов, уже стоявших на краю смерти…

Сделанное им не имеет аналогов в истории мирового альпинизма. Человек, которого многие называют «тигром Гималаев», сразу после восхождения без кислорода на высшую точку планеты без всякой помощи несколько часов подряд спасал замерзающих… Это был настоящий подвиг».

Анатолию Букрееву Американским альпийским клубом была присуждена премия имени Дэвида Соулса, которую вручают альпинистам, спасшим людей в горах с риском для собственной жизни.

На следующий год Анатолий вновь взошел на Эверест, чтобы отдать дань памяти тем, кого не удалось спасти, а также спустил вниз личные вещи японской альпинистки Ясуко Намбы, погибшей на Эвересте, и передал их ее мужу.

В книге «Эверест» Букреев изложил свое видение причин трагедии. Так, одна из главных причин – безрассудство погибших руководителей, которые за большие деньги брали в горы слабо подготовленных и уже немолодых людей, мало подходящих для альпинизма.

«Цивилизация со своими ценностями пришла в высокие горы, коммерция и бизнес добрались до самой высокой точки планеты. Но выше восьми километров существуют свои, присущие только этому миру ценности, которые не купишь за деньги. Можно купить опыт гида, но правильно им воспользоваться и выжить в критической ситуации… это зависит лишь от самого человека, а не от гида, который, в лучшем случае, может лишь умереть вместе с клиентом».

25 декабря 1997 года Анатолий Букреев погиб под лавиной на Аннапурне. Вместе с альпинистом из Италии Симоне Моро Букреев устанавливал перила, когда выше внезапно обвалился снежный карниз, создавший лавину. Симоне Моро чудом спасся, он и сообщил о трагедии. Вместе с Букреевым под лавиной погиб и казахстанский оператор Дмитрий Соболев. Спасательная команда из четырех человек вылетела из Алма-Аты, но найти тела погибших так и не удалось. В память об Анатолии Букрееве у подножия Аннапурны установлен мемориал.

О трагедии на Эвересте 1996 года были написаны книги и сняты фильмы. Появилось множество мнений о поступке Букреева и его личности. Режиссер Владимир Тюлькин создал документальный фильм «Анатолий Букреев. Непокоренная вершина».

Эверест известен всему миру не только своей высотой и опасностью, но и количеством погибших. Подвиг Анатолия Букреева – это вершина человечности и бесстрашия, выносливости и профессионализма. Анатолий Николаевич Букреев — единственный в мире альпинист, который в одиночку при ураганном ветре спас людей от страшной смерти на горе Эверест!

Приятного чтения!

Автор: Резник Марина Васильевна

Г.

Вестон ДеУолт, Анатолий Букреев «Эверест. Смертельное восхождение»

Представьте себе снятый по следам нашумевшей трагедии документальный фильм минут так на сорок пять, на час или даже разделённый для удобства на несколько серий. На экране натурные съёмки, ведущий с собственной персоной и он же, но уже закадровым голосом втолковывает зрителю о том, что, когда, где, как, почему, из-за чего и из-за кого случилось так, а не иначе.

Порой видеоряд прерывается кадрами документальной хроники, снятой непосредственно в тот самый день, в тот самый час. Поскольку история вышла на редкость запутанной и туманной, авторы передачи стараются стать своего рода сыщиками, приглашающими сидящего перед экраном на сеансы дачи показаний всех, кто способен прояснить картину, а также к ознакомлению с собранными по делу документами. Чтобы прояснить множество белых пятен, нестыковок, с вытекающими из них взаимными обвинениями, на экране возникают выжившие свидетели тех дней. С открытым лицом или, представ перед камерой анонимным, вырезанным из тьмы силуэтом с изменённым голосом каждый стремится донести свою смутно припоминаемую или наоборот ясную, как день, правдивую или наоборот ложную версию того, что случилось.

Вот примерно так воспринимается книга о трагическом исходе случившихся 11-го мая 1996 года коммерческих экспедиций на высочайшую горную вершину мира, то есть на Эверест. Тот год вообще был одним из самых неудачных, оборвав во всех штурмовавших «крышу мира» группах целых 15 жизней! Из полтора десятка смертей восемь как раз пришлись на 11-ое мая. Тогда из тридцати трёх идущих на приступ почти девятикилометровой вершины на разных высотах погибли Скотт Фишер и Робб Холл, бывшие руководителями компаний «Горное безумие» и «Консультантов по приключениям», нанятый Робом Холлом гид Энди Харрис, заплатившие внушительную сумму за удобство, безопасность и всяческое содействие в восхождении американец Даг Хансен и японка Ясуко Намба, а также трое шерпов, местных жителей, зарабатывавших себе на жизнь обслуживанием пожелавших взойти на Эверест.

Остальные выжили, отделавшись моральным и физическим истощением, а также относительно лёгкими обморожениями. Правда, выжили они благодаря тому, что бывший гидом «Горного безумия», русский альпинист, заслуженный мастер спорта СССР, обладатель титула «Снежный барс», покоривший одиннадцать восьмитысячников, Анатолий Букреев предпринял беспрецедентную спасательную операцию! Один, ночью, в лютый мороз, с грузом кислородных баллонов для затерявшихся и замерзающих в белой пелене клиентов, не для себя, в бурю, которая ревела так, будто в каком-то метре от человека проносится грузовой поезд, он прошёл сотни метров, чтобы найти тех, кто не вернулся с высоты в лагерь.

«Нас просто заваливало снегом. Разговаривать было практически невозможно. Чтобы сказать что-то другому, приходилось кричать изо всех сил и обязательно по ветру. Иначе ничего невозможно было услышать. Насколько я помню, у меня не получалось даже голову повернуть против ветра, не то, что крикнуть в ту сторону.» (с)

И ладно бы прошёл и вернулся, хоть такие определения здесь и неуместны, но задача оказалась повышенной сложности, потому что при первой вылазке Анатолий дошёл до указанного ему места и не нашёл никого! Прибыв обратно в лагерь и ещё опросив тех, кто указал ему в пустоту, Букреев снова, в тех же самых условиях, без кислорода и в одиночку отправился на поиски, которые на этот раз оказались успешными.

По прошествии времени, выживший в тот день клиент «Консультантов по приключениям», американский журналист, писатель и по совместительству альпинист Джон Кракауэр выпустил книгу «В разреженном воздухе», на страницах которой даёт очевидное или выгодное для себя видение причин и обстоятельств, сложившихся, в конце концов, в трагический паззл. Кто из руководителей, гидов, клиентов или шерпов виноват в гибели одних и страданиях других?

Как в дни после вызвавшего резонанс восхождения, так и сейчас Кракауэр продолжает настаивать, что всё могло закончиться благополучно и Букрееву не пришлось бы рисковать, если бы до этого он проявил бы больше ответственности и осмотрительности. Ответом на скандальные обвинения стали опровержения от множества опытных и заслуженных альпинистов, выживших клиентов «Горного безумия» и членов семьи погибшего Скотта Фишера. По их мнению Кракауэр просто-напросто нашёл себе козла отпущения, заработав при этом на книге и последующей её экранизации кругленькую сумму, когда действия Букреева были правильными, согласованными с руководителем экспедиции и полностью отвечала ситуации. Чтобы хоть как-нибудь уравновесить поднятую Кракауэром шумиху, Букреев в соавторстве с писателем и другом Вестоном ДеУолтом написали «Восхождение». Как и во многих более или менее нашумевших скандалах, воз, конечно, и ныне там, но, по крайней мере, читатель имеет возможность узнать о тех событиях на Эвересте с двух разных, противоположных друг другу точек зрения.

Устали от вводной? 🙂 Возвращаемся к книге. Начинается «Восхождение» своеобразным знакомством с жизнью Скотта Фишера и Анатолия Букреева в конце восьмидесятых и начале девяностых. В то самое время, когда Фишер стремился раскрутить «Горное безумие», а Анатолий вместе с другими советскими альпинистами оказался попросту забыт и оставлен на произвол судьбы. Потому что развалился некогда великий и могучий Советский Союз, а новое государство нацелилось прежде всего на переход к рыночной экономике.

Зачем вообще разумному человеку лазать по ледникам, да скалам, рискуя здоровьем и даже жизнью?! Зачем карабкаться всё выше, а затем ещё выше, чтобы, в конце концов, забраться на вершину? Ради чего? Ради спортивных достижений? Доказательства возможностей человека или глупого упрямства, которое по идее должно было остаться в детстве? Кому это надо? Никому не надо! Кому это нужно? Никому не нужно! И что в таком случае делать, если то, чем душа живёт и горит, не находит ни у кого отклика? Куда податься? Спуститься с гор, чтобы стать дальнобойщиком или таксистом, грузчиком или извернуться, организовав свой собственный, ни малейшим образом не связанный с альпинизмом бизнес?

«Советский альпинизм был фактически уничтожен. Альпинисты из поколения Букреева, часто лучшие в мире, стояли на грани нищеты. Амбиции были забыты, когда стало нечем кормить семью. Высотникам приходилось работать прислугой на высокогорных курортах, учить кататься на горных лыжах детей бандитов и коррумпированных чиновников — лишь бы заработать на кусок хлеба.» (с)

Хотя нет, не всё так категорично. Потому что даже в новых реалиях среди состоятельных персон периодически найдётся кто-то, желающий испытать свои силы, насладиться адреналином и просто рискнуть с комфортом ради понтов, вскарабкавшись на недосягаемую для простых смертных вершину.

«Я стал свидетелем тому, как изменилась цена, которую людям приходилось платить за восхождение. Участники были готовы отдать большие деньги, но не хотели подготовиться физически.» (с)

«Второй вопрос, который мы обсуждали — дилетанты в альпинизме. Это бедствие мирового масштаба — дискредитация альпинизма. Человек, далекий от альпинизма и даже спорта, но с большим кошельком похваляется своими восхождениями на самые высокие и сложные вершины — правда, с помощью первоклассных гидов. » (с)

Именно пусть и с относительным, но комфортом, хоть и кажется, что это понятие в принципе не применимо к альпинизму. Потому что, если для одних горы и восхождения на вершины — это сама жизнь, то для других — это всего лишь экзотическая услуга, все риски которой можно сократить до минимума соответствующей суммой валюты. Мерзко и прагматично одновременно. И вот здесь-то бизнес и профессиональные, но потерявшие под собой опору вместе со смыслом существования альпинисты становятся нужными друг другу. А ещё именно здесь начинается история той самой экспедиции, которая могла бы открыть дорогу к успеху как для Скотта Фишера с его компанией, так и, возможно, для Анатолия Букреева.

Горы имеют власть звать нас в свои края

Там навсегда остались лежать наши с вами друзья

Тянутся к высоте люди большой души

Не забывайте тех, кто не пришел с вершин…(с) Анатолий Букреев

Знакомым с альпинизмом и желающим обычной эрудиции ради узнать о реалиях восхождения, а также, конечно, желающим разобраться в тех событиях книга и особенно воспоминания Букреева определённо должны заинтересовать! Тем более что в тексте видимо-невидимо сносок, поясняющих как обстоятельства тех дней, так и технические тонкости покорения гор. Я не путешествую по миру и не занимаюсь экстримом, но тема путешествий, экспедиций, погружений в морские и океанские глубины с восхождением на высоты меня интересовала всегда. В своё время я зачитывался книгами Жак Ива Кусто и многих других, а сейчас из первых, многоопытных рук узнал немало нового и интересного об альпинизме, в том числе, конечно, коммерческом.

«В 1996 году более четырехсот человек поднялись по тропе наверх. Обилие палаток, толпы людей — происходящее было похоже на рок-фестиваль. По словам одного альпиниста, «все это напоминало цирк, только вот клоунов было многовато». Складывалось впечатление, что многие из обитателей базового лагеря попали сюда случайно.» (с)

И, если выше я описал «Восхождение» в целом, как конвертированный в книжный формат документальный фильм, журналистское расследование, то самая, наверное, важная часть текста, посвящённая событиям в Гималаях, это уже скорее продолжительное интервью. Вернее, я хотел сделать сравнение с интервью, но на самом деле ДеУолт публикует один большой, набранный курсивом монолог Букреева, периодически прерываемый, выполненными уже обычным шрифтом дополнениями и уточнениями соавтора.

«Для замерзающего на такой высоте человека простая чашка горячего чая приобретает цену жизни, а красивые слова не стоят ничего.» (с)

С одной стороны рассказ легендарного альпиниста — одна из важнейших составляющих их общего с американским писателем и публицистом труда, с другой стороны здесь-то многие и забуксуют. Потому что при всей драматичности «Восхождение» — это не приключенческий роман. При всей огранке общей формы ДеУолтом, ставший героем для одних и обвиняемым для других, Букреев никогда не был прозаиком и в общем-то не собирался становится таковым, чтобы книга лучше зашла массовому потребителю. При этом я бы не назвал слог Анатолия Николаевича таким уж сухим и потому пригодным для употребления только теми, кто понимает, кто в теме. Одни заскучают и разочаруются, другие наоборот получат удовольствие от заочного знакомства с бывалым, спокойным, деловитым, рассудительным человеком.

А вот материалы приложений за исключением кратких воспоминаний нескольких выдающихся альпинистов, признаться, притомили. Конечно, объективно я понимаю смысл, значение и ценность описания очной и заочной пикировки ДеУолта и Кракауэра, а также весьма немаленькой расшифровки перекрёстного интервью собравшихся вместе 15-го мая 1996 года, чтобы по горячим следам, всего лишь через пять дней после драматичных и трагичных событий сверить, так сказать, часы, выяснив кто, когда, где был, как себя чувствовал, что и зачем делал. Всё понимаю, но…

Обмен обвинениями и возражениями в письмах, газетных статьях и заметках, а также в рамках разного рода телевизионных шоу и массовых мероприятий заставили вспомнить политические ток-шоу, где участники хоть и стараются, а вернее, пытаются держать себя в руках, но всё равно градус эмоций очевиден. Следующая сразу вслед за этим расшифровка записи со встречи, на которой выжившие клиенты, гиды вместе с шерпом Лопсангом Янгбу пытались прийти к общему знаменателю, заинтересовала, что-то закрепила в памяти и в тоже время запутала.

Закругляясь, скажу, что «Восхождение» стало для меня золотой серединой по сравнению с двумя предыдущими, прочитанными книгами. Задумав дать ответ «акуле пера» лишёнными патетики фактами, Вестон ДеУолт и тем более Анатолий Букреев даже не пытаются привлечь и удержать читателя витиеватой образностью и пространными рассуждениями. В результате остаётся наводящее скуку на одних и полностью устраивающее других впечатление обстоятельного мужского разговора без лишних сантиментов.

Эверест. Смертельное восхождение — Букреев Анатолий :: Электронная библиотека МСА

   В нашей библиотеке собрана бесплатная художественная, учебная и техническая литература и книги различных жанров: детективы, фантастика, русская и зарубежная литература, стихи и поэзия, любовные романы, детская литература, фэнтези и т.д.
   В электронной библиотеке МСА, вы можете скачать бесплатные электронные книги. Представленная здесь литература предлагается к прочтению  в качестве ознакомления.
   Все электронные книги БЕСПЛАТНЫ. Регистрация на сайте не требуется.

 

Жанры:

партнерские программы для заработка

Эверест. Смертельное восхождение

Авторы:

Жанры:  ,  ,  ,  .

Книга посвящена трагическим событиям 1996 года на Эвересте: это скорбная, исполненная героизма история гибели пяти альпинистов на высочайшей вершине мира. Уникальная спасательная операция, описанная в книге, не имеет аналогов в истории мирового альпинизма.
«Восхождение» — свидетельство одного из главных участников экспедиции — выдающегося русского альпиниста Анатолия Букреева, который подробно, день за днем, описывает ход событий, пытаясь разобраться в причинах трагедии. Сам Анатолий Букреев, вскоре после написания книги, трагически погиб в лавине при восхождении на Аннапурну 25 декабря 1997 года, через 1,5 года после описываемых событий.

Если Вам понравилась эта книга, Вас могут заинтересовать:

Оставить рецензию или отзыв:

Пожалуйста, подождите…

Поиск…

недорогая раскрутка сайта

вклады в интернете

Книга: Эверест. Смертельное восхождение — Анатолий Николаевич Букреев — КнигаГо

Анатолий Букреев, Г. Вестон ДеУолт Восхождение

THE CLIMB: TRAGIC AMBITIONS ON EVEREST

Text Copyright © 1997 by Anatoli Boukreev and G. Weston DeWalt

Published by arrangement with St. Martin’s Press, LLC.

All rights reserved.

Книга напечатана на основе издания: А.  Н. Букреев, Г. В. ДеУолт. Восхождение; БАСК, МЦНМО, Москва, 2002.

Все фотографии на вклейке (кроме 2 и 22) из личного архива Анатолия Букреева

© Компания НПФ БАСК, перевод на русский язык, 2015

© С. Мацкевич, карты и схемы, 2002

© Фото: L. Wylie, В. Седельников, 2002

© Издание, оформление. ООО «Издательство «Э», 2015

* * *

Горы имеют власть звать нас в свои края

Там навсегда остались лежать наши с вами друзья

Тянутся к высоте люди большой души

Не забывайте тех, кто не пришел с вершин…

Анатолий Букреев

Издание книги «Восхождение» посвящается памяти

Анатолия Букреева

Владимира Башкирова

Дмитрия Соболева

Ясуко Намбы

Нгаванга Топше

Скотта Фишера

Энди Харриса

Дуга Хансена

Брюса Хирода

Роба Холла

Чен Ю Яна

Лопсанга Янгбу

Авторы особенно признательны за помощь, оказанную им

Алексом Дэвисом

Ервандом Ильинским

Терри Ле Мончек

Симоном Моро

Гарри Нептуном

Бобом Пэлэсом

Дианой Тейлор

Линдой Уайли

Бетти Уальд

Джен и Ширли Фишерами

Дженни Фишер

Ринатом Хайбуллиным


От издателей

Да не смеет никто судить Икара за его безумный полет, как не смеет судить и Солнца, растопившего ему крылья.

Даниил Андреев

Так уж получилось, что наша работа последние двенадцать лет постоянно связана с людьми неординарными: руководителями альпинистских, полярных, яхтенных, парашютных экспедиций, сильными спортсменами, одиночными путешественниками. Помогая таким людям, невольно становишься соучастником их рискованных проектов. Многие стали нашими друзьями.

В память о погибших друзьях Анатолии Букрееве и Владимире Башкирове мы решили перевести и издать эту книгу в России.

Сергей и Владимир Богдановы, фирма «БАСК»

Предисловие переводчика

Переводные издания на альпинистскую тематику выходят у нас нечасто. Тем более символично появление в России такой книги, как «Восхождение». Среди множества изданий, опубликованных на Западе и теперь выходящих у нас, «Восхождение» стоит особняком.

Дело в том, что одним из соавторов и главным героем книги является наш соотечественник Анатолий Букреев – один из лучших высотных альпинистов двадцатого века. Так причудливо сложилась жизнь, что книгу ему пришлось писать по-английски. Вынужденный изъясняться на чужом языке, Букреев полностью сконцентрировался на точности изложения фактов, не слишком заботясь об изысканности стиля. При переводе мы постарались сохранить его манеру повествования. Как и в оригинальном издании, слова Анатолия в книге выделены курсивом.

Помимо полного перевода книги «Восхождение» в настоящем издании содержатся также воспоминания друзей Анатолия Букреева, написанные ими специально по этому случаю.

В заключение нашего краткого предисловия хотелось бы отметить тех, кто помог появлению «Восхождения» на русском языке. Прежде всего, это Владимир Богданов, друг Анатолия Букреева и руководитель компании БАСК – лидера среди российских производителей альпинистской экипировки. Без его инициативы и поддержки публикация «Восхождения» была бы просто невозможна. Мы особенно благодарны замечательному литературному редактору книги Полине Кузнецовой и Степану Макцкевичу, создавшему все

Анатолий Букреев — биография, список книг, отзывы читателей

Есть такая болезнь — горная, но я имею ввиду не то состояние, когда не хватает дыхания, головокружение, слабость, потеря сознания, галлюцинации и прочее. А горная болезнь, которая выражается в беззаветной и преданной любви к горам. Кто-то заболевает ею чуть – чуть, а кто-то – так, что посвящает ей всю свою жизнь. Я заболела совсем чуть – чуть, когда случайно оказалась по молодости в составе туристической группы, совершающей поход по маршруту Осетия – Грузия и просто за компанию пошла на штурм Пика Туриста. Ну, что ни говорите, а 3100 над уровнем моря – это высота! Вот тогда, стоя на вершине этого Пика я и подхватила эту самую горную болезнь, когда созерцая неимоверные красоты соседних горных вершин, громады белоснежных ледников, небольшие рыхлые облачка, проплывающие внизу, я наслаждалась звенящей тишиной и горным покоем. Было ощущение, что время просто остановилось и все в мире иррационально. Вот с тех пор я люблю горы (к сожалению только на расстоянии) и смотрю все фильмы, посвященные им.

На премьеру фильма «Эверест» я бежала бегом в предвкушении удовольствия увидеть горы и Царь гору – Эверест. Сказать, что фильм меня потряс – не сказать ничего! Ну, я понимаю – человеческий фактор, безалаберность людей, не понимание всей ответственности. Но не при восхождении же на Эверест! Пришлось срочно заняться книгами на эту тему. Тем более, что в фильме в очень хорошем аспекте упоминался наш российский альпинист – Анатолий Букреев. Поэтому чтение книги «Эверест. Смертельное восхождение» А. Букреева и Г. Вестон Деуолта было неизбежным.

Книга удивительна, она как само восхождение – авторы начали с самого начала, подробно описывая все этапы этого мероприятия. Сюжет, наверняка, известен многим – восхождение на величайшую горную вершину мира – Эверест в 1996 году. В мае этого года на южном и северном склонах горы поднималось очень много людей (профессионалов и любителей), и итогом этого нашествия стала гибель 8 человек. Вообще же 1996 год стал самой трагической страницей в истории мирового альпинизма — Эверест собрал дань в 15 человек. Авторы книги пытаются чётко и последовательно рассказать как начиналось, проходило и закончилось восхождение клиентов коммерческой группы «Горное безумие» (название символическое!), одним из гидов в которой и был Анатолий Букреев.

Нельзя четко определить жанр этой книги, это не художественное произведение, здесь нет выдумки, фантазии, это не детектив, хотя происходить разбор — расследование всего восхождения и причин гибели людей, это не триллер, хотя иногда было реально страшно читать и ждать трагического конца. Это просто изложение фактов, которые имели место быть, непосредственным участником тех событий.
Читая книгу, узнаешь очень много интересных фактов, о которых я раньше не имела не малейшего понятия. Например, шерпы. Они напомнили мне муравьев, также могут нести груз, превышающий их собственный вес и, причем, делать это в горах, где очень разреженный воздух. Они очень своеобразные люди – не помнят дату своего рождения, меняю свое имя несколько раз в течение жизни, фамилии у них очень редки, но главное – это их легендарная выносливость. Ведь недаром первыми людьми, поднявшимися на Эверест, были британец и шерп. Кроме того, меня поразила сложность системы подготовки к восхождению, сколько всего необходимо было учесть, прежде всего, материальной составляющей, а именно: необходимое количество кислорода, специальные, очень крепкие палатки, специальная одежда, верёвки, оборудование и инструмент, связь, продукты и прочее. Всем этим следовало бы заниматься не альпинистам, а специалистам – хозяйственникам, но, к сожалению, этим занимались именно альпинисты. А клиенты!? Понятно, чтобы приобрести всё вышеперечисленное выше, необходимы денежные средства, но приглашая на восхождение слабых здоровьем туристов, организаторы рискуют погубить не только их, но и других членов группы. Но даже таких восходителей или людей, просто очень далеких от альпинизма, можно довести до вершины, если правильно организовать так называемую акклиматизацию. Вот это тоже было для меня открытием. Система акклиматизации очень напомнила мне систему – «шаг вперед, два шага назад». Вот именно так и была построена методика Анатолия Букреева. Многие, в том числе, и его руководитель Скотт Фишер, не понимали и не принимали её, считая, что это требует слишком много времени и сил. Но А. Букреев отрабатывал эту систему на себе не один десяток лет и, причем, очень успешно. Но он был всего лишь гидом и решающего слова не имел. Но даже, не будучи руководителем группы, Букреев очень достойно провел акклиматизацию своих подопечных, что в результате и привело к сохранению их жизней.

Вообще об Анатолии Букрееве надо сказать отдельно. Когда читаешь этапы становления его как альпиниста, то просто дух захватывает – какой это был человек! Он, наверное, родился покорителем гор! В 16 лет Анатолий уже поднялся на 5000 метров, в 22 – первое восхождение на семитысячник, он был основателем скоростных восхождений и принципиальным противником вспомогательного кислорода на любой высоте (за что получил среди альпинистов прозвище «Белая ворона»), прокладывал новые маршруты восхождений и новые траверсы. Уникальный человек! Установил много мировых рекордов (один из них — за 12 месяцев совершил 5 восхождение на восьмитысячники без кислорода). Но главное – он был очень ответственным гидом и не мог спокойно спать, зная, что недалеко от лагеря погибают люди, пусть даже они и не из его группы. Беспрецедентный случай – человек, только что спустившийся почти с девятикилометровой высоты, идет снова в снежную пургу со шквалистым ветром и спасает людей! Мне было обидно до слёз, что никто, никто не пошёл вместе с ним, ни гиды, ни консультанты, ни шерпы, а люди гибли буквально в 200 метрах от лагеря. Да, люди сами идут в горы, которыфе манят их своими белоснежными вершинами, они сами отвечают за свои поступки, ошибки и промахи. Недаром альпинисты говорят, что вершину нельзя покорить. Даже если ты взошел на неё, это вершина разрешила тебе взойти на неё в этот раз, в другой раз все может обернуться против альпиниста.

Книга не дает конкретного ответа о причинах гибели людей, ведь официально так она и не названа. На мой взгляд, здесь образовался целый «букет» причин, которые, к сожалению, сошлись в одном месте и в одно и то же время. Главное – извлечь из этой трагической истории урок, чтобы в дальнейшем не платить Эвересту дань человеческими жизнями.
#БК_2020(4. Книга, название которой начинается на букву «Э»)
#флешмоб_Э

Восемь альпинистов погибают на горе. Эверест

Восемь альпинистов погибли на Эвересте во время шторма 10 мая 1996 года. Это была самая большая потеря жизни на горе за один день. Писатель Джон Кракауэр, который сам пытался подняться на пик в том году, написал бестселлер об этом инциденте, Into Thin Air , который был опубликован в 1997 году. Во время весеннего сезона восхождений 1996 года на Эвересте погибло 15 человек. . С 1980 по 2002 год во время попытки погиб 91 альпинист.

Сэр Эдмунд Хилари и Тенцинг Норгей стали первыми людьми, достигшими вершины Эвереста, самой высокой горы в мире, в 1953 году. Хотя восхождение было невероятно трудным и опасным, к середине 1990-х годов технологии достигли такого уровня, что даже средний уровень Альпинисты высокого уровня могут совершить попытку с помощью опытных гидов. В 1996 году беспрецедентные 17 экспедиций — сотни альпинистов — попытались взойти на вершину Гималаев. Одним из них был Сэнди Питтман, скалолаз со средним опытом.

Катастрофа случилась 10 мая, когда четыре разные экспедиции пытались достичь вершины. Гид Анатолий Букреев вывел свою команду на вершину в начале дня, а Роб Холл и команда Скотта Фишера почти не отставали. Когда внезапно разразился мощный шторм, альпинисты оказались в опасном положении. Даже сильные и опытные альпинисты, такие как Холл и Фишер, оба ветераны Эвереста, могли преодолевать лишь короткие дистанции на вершине. Букреев спустился в ближайший лагерь без своих подопечных, якобы для того, чтобы лучше их спасти.(В своей книге Кракауэр резко критиковал этот шаг. Букреев противопоставил версию Кракауэра своей собственной в книге The Climb , опубликованной в 1997 году.)

Холл и Фишер остались со своими клиентами, но продолжающийся шторм сделал всех уязвимыми. к смерти, поскольку запасы кислорода закончились. Хотя технологии позволили Робу Холлу поговорить со своей женой в Новой Зеландии по спутниковому телефону, ничего нельзя было сделать, чтобы спасти восемь альпинистов, включая Холла и Фишера, которые не смогли вернуться в лагерь.Питтман выжил, получив лишь незначительное обморожение. Кракауэр обвинил в трагедии неопытных альпинистов и гидов, которые согласились их возглавить за большие деньги.

Девяносто восемь других альпинистов поднялись на пик Эвереста весной 1996 года.

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: 7 вещей, которые вы должны знать о горе Эверест

Вспоминая героя Эвереста | Salon.com

25 декабря Анатолий Букреев, уважаемый русский альпинист и гид, погиб в лавине на южном склоне Аннапурны в Непале.39-летний Букреев был известен в международном альпинистском сообществе как один из самых выдающихся альпинистов своего поколения. Незадолго до отъезда в Аннапурну Букреев был удостоен премии Дэвида Соулза за доблесть от Американского альпийского клуба — награды, присуждаемой всего девять раз за последние 16 лет. В Соединенных Штатах, однако, Букреев был широко известен только благодаря освещению широко разрекламированных трагических событий на Эвересте в мае 1996 года, в которых погибли работодатель и друг Букреева Скотт Фишер, а также ряд других альпинистов.

Споры вокруг его роли в катастрофе на Эвересте были инициированы журналистом Джоном Кракауэром, который сделал два серьезных обвинения в адрес Букреева в своем бестселлере «В тонком воздухе». В результате критики Кракауэра летом 1997 года Букреев ответил на это противоречие в Интернете. Покойный шерпа Лопсанг Джангбу, непальский гид и менеджер группы Mountain Madness Скотта Фишера и еще один получатель критики Кракауэра, также опубликовал заявление, которое было опубликовано в Интернете.В ноябре 1997 года Букреев и режиссер Дж. Уэстон Деуолт попытались донести точку зрения Букреева до более широкой аудитории, опубликовав свою книгу «Подъем».

В недавнем интервью DeWalt объяснил, что это противоречие было двояким. В «В тонком воздухе» Кракауэр высказывает два предположения, что падение Букреева перед другими клиентами 10 мая поставило их под угрозу. Кракауэр, однако, не сообщил, что Букреев и Фишер договорились прямо под вершиной, что Букреев должен был сделать именно то, что он сделал: спуститься перед клиентами Mountain Madness, чтобы разбить лагерь и приготовить чай и кислород для спуска. альпинисты.Кракауэр также не сообщил, что он брал интервью у публициста Фишера, Джейн Бромет, которая также сказала ему, что план Фишера состоит в том, чтобы Букреев спускался раньше клиентов.

Другая часть разногласий касалась использования кислорода. Среди альпинистов-высотников обычной практикой является использование баллонов с кислородом для защиты от смертельного состояния, которое делает этот вид спорта уникально опасным: тяжелой высотной болезни. Его эффекты варьируются от ощущения опьянения и нарушения рассудительности до задержки жидкости в мозгу или легких и, в конечном итоге, до смерти.Это состояние способствовало срыву связи на Эвересте; лидеры и клиенты все в некоторой степени страдали от высоты, и в результате их мышление и их физическая выносливость были скомпрометированы во время шторма.

Букреев, уроженец Урала, после распада Советского Союза несколько лет жил в Казахстане. Он занимался восхождением на больших высотах с 1975 года и придерживался очень строгой этики личных тренировок. В его некрологе в лондонском Guardian отмечалось: «Он пользовался репутацией физически выносливого человека, совершившего ряд скоростных восхождений на Кавказе и на Тянь-Шане, но именно его безупречный успех в Гималаях сделал его почти беспрецедентным.«До 10 мая Букреев дважды поднимался на Эверест без кислорода. Он использовал кислород только один раз, во время восхождения на Канченджангу в Гималаях в 1989 году. Он использовал его, потому что руководитель экспедиции не хотел заставлять других альпинистов, которые использовали кислород, посмотрите, как сказал Букреев, «не очень хорошо». Букреев обязался очень тщательно тренироваться и акклиматизироваться.

ДеВальт сказал о своем покойном коллеге: «Я никогда не встречал никого, кто тренировался бы усерднее или был более дисциплинирован, чем Анатолий.Его позиция заключалась в том, что если ты тренируешься, хорошо акклиматизируешься, если ты знал свое тело и уделял ему внимание, то лучше было лазить без кислорода. Вы были в контакте со своей физиологией. Если бы вы использовали кислород и он у вас закончился, вы бы очень быстро разбились. Проверка этой философии, которая делает критику Кракауэра неуместной, заключается в том, что 10 мая с южной стороны Эвереста на гору поднялись 33 альпиниста. Двое из этих альпинистов не использовали кислород: Анатолий Букреев и восхождение Скотта Фишера sirdar (менеджер), Lopsang Jangbu Sherpa.Это были единственные два человека, которые были способны приложить физические усилия в попытке спасти жизни других людей. Шерп Лопсанг Джангбу боролся более пяти часов, чтобы спустить Скотта Фишера с 8400 метров, где Скотт потерпел поражение. Анатолий был единственным, кто попал в шторм в ту ночь с 1 до 5 часов утра. В темноте был боковой занос снега, а видимость была плохой. Он совершил два набега на ветер со скоростью 60-70 миль в час при минусовых температурах. Дело не в его героизме.Я говорю это, чтобы указать на то, что все остальные либо потеряли сознание, либо были психологически или физически неспособны сделать то, что смогли сделать Анатолий и Лопсанг ».

Букреев в тот день помог спасти троих альпинистов, Шарлотту Фокс, Тим Мэдсен и Сэнди Хилл Питтман, в попытке, которую горный фотограф Гален Роуэлл описал как «одно из самых удивительных спасений в истории альпинизма, выполненную в одиночку через несколько часов после восхождения. Гора Эверест без кислорода ».

ДеВальт описал брешь в аргументе Кракауэра: «Что произойдет, если Букреев попадет в беду и у него не будет кислорода? Кракауэр предполагает, что отказ от кислорода был безрассудным решением.Он не упоминает, что Анатолий нес с собой один баллон с кислородом на случай чрезвычайной ситуации. Два других кислородных баллона были оставлены для него на южной вершине на случай чрезвычайной ситуации. Ему это было не нужно. Бутылку, которую он нес, он дал Нилу Бидельману, который впоследствии частично отвечал за то, что пас альпинистов во время шторма. Букреев оставил на южной вершине два других баллона с кислородом, которые также использовались спускающимися альпинистами и которые помогли им спуститься с горы так далеко, как они это сделали до того, как их спасли.«

ДеВальт продолжил: «Одним из удовольствий работы с Букреевым было то, что он был легендой в альпинистском сообществе. Анатолий однажды рассказал мне, как он чуть не погиб во время спасения двух других альпинистов в Манаслу в декабре. 1996. Он сказал: «В мире мало удачи. В ту ночь я получил чью-то долю». Я думаю, что дело не в том, что Анатолию не повезло на Аннапурне в Рождество, а в том, что он отдал ее кому-то, кто в ней нуждался больше. У меня нет слов, чтобы выразить, как сильно по нему будет скучать.»

Постскриптум к «В воздух». Написано как послесловие к 1999… | Джон Кракауэр | Галеры

Вопрос о том, разрешил ли Фишер Букрееву спуститься вперед своих клиентов, очевидно, был очень важен для Анатолия постфактум. Но дебаты, бушующие по этому второстепенному вопросу, разгорелись сверх всякой меры, затмевая более крупную проблему: благоразумие руководства Эверестом без дополнительного кислорода. И никто — даже ДеУолт — никогда не оспаривал важные факты, лежащие в основе этой более крупной проблемы: Анатолий решил не использовать дополнительный кислород в день саммита, и после достижения вершины он спустился в одиночку на много часов раньше своих клиентов, бросив вызов стандартной практике профессиональные горные гиды по всему миру.Из-за споров о том, действовал ли Букреев с одобрения Фишера или без него, в значительной степени было потеряно то, что в тот момент, когда Анатолий решил в начале экспедиции проводить гид без баллонного кислорода, это, вероятно, предопределило его последующее решение оставить своих клиентов на гребне вершины и быстро спускаться. Решив подняться без газа, Анатолий загнал себя в угол. Из-за нехватки кислорода в баллонах его единственным разумным выбором было быстро спуститься на вершину — что бы Фишер ни делал, ни не давал ему на это разрешение.

Дело было не в усталости, более того: это был холод. В целом понимают важность баллонного кислорода для предотвращения истощения, высотной болезни и туманного мышления на больших высотах. Гораздо менее широко известно, что кислород играет не менее важную роль в предотвращении разрушительного воздействия холода на большой высоте.

К тому времени, когда Анатолий начал спуск с Южной вершины раньше всех, 10 мая, он провел от трех до четырех часов на высоте 28 700 футов, не дыша дополнительным кислородом.Большую часть этого времени он сидел и ждал на резком минусовом ветре, становясь все более холодным, как и любой альпинист в его ситуации. Как объяснил сам Анатолий Мужскому журналу , в цитате, которую он одобрил перед публикацией,

Я пробыл [на вершине] около часа … Очень холодно, естественно, это требует ваших сил … Моя Положение было такое, что мне было бы нехорошо, если бы я стоял и замерзал, ждал… .. Если ты неподвижен на такой высоте, ты теряешь силы на морозе, и тогда ты ничего не можешь сделать.

Анатолий поднимается на ступеньку Хиллари чуть ниже вершины Эвереста, как страхует Нил Бейдлман, 10 мая 1996 года. Авторские права на фотографию © Jon Krakauer

Из-за опасного озноба, обморожения и переохлаждения Букреев был вынужден спуститься не из-за усталости, а из-за сильного холода. глубокий холод.

Чтобы понять, как смертельный холод ветра на большой высоте усугубляется, когда альпинист не использует дополнительный кислород, рассмотрим, что случилось с Эдом Виестурсом через тринадцать дней после катастрофы 1996 года, когда Виестурс взошел на вершину с командой IMAX.

Виестурс покинул четвертый лагерь на вершину рано утром 23 мая, опередив своих товарищей по команде примерно на двадцать или тридцать минут. Он покинул лагерь раньше всех, потому что, как и Букреев, он не употреблял газ (Виестурс в том году играл главную роль в фильме IMAX вместо того, чтобы руководить), и он был обеспокоен тем, что это помешает ему идти в ногу со съемочной группой — все они с использованием баллонного кислорода.

Виестурс, однако, был настолько силен, что никто не мог приблизиться к его скорости, даже несмотря на то, что он шел впереди, прокладывая путь по глубокому снегу.Поскольку он знал, что для Дэвида Бришира крайне важно снять его во время штурма вершины, Виестурс время от времени останавливался и как можно дольше ждал, пока съемочная группа его догонит. Но всякий раз, когда он останавливался, он сразу же ощущал воздействие изнуряющего холода — хотя 23 мая был гораздо более теплым днем, чем 10 мая. Боясь обморожения или того хуже, каждый раз ему приходилось возобновлять восхождение до того, как его товарищи по команде могли подойти достаточно близко, чтобы заснять его.«Эд по крайней мере так же силен, как Анатолий, — объясняет Бришерс, — но без газа, и всякий раз, когда он останавливался, чтобы дождаться нас, ему становилось холодно». В результате у Бришерса не оказалось видеозаписи Виестурса над четвертым лагерем в формате IMAX (кадры Виестурса «дня встречи на высшем уровне», которые появляются в фильме, на самом деле были сняты позже). Я пытаюсь подчеркнуть, что Букреев должен был продолжать движение по той же причине, что и Виестурс: чтобы не замерзнуть.

Бришерс настаивает,

Мне очень жаль, но Анатолий совершил восхождение без газа безответственно.Независимо от того, насколько вы сильны, вы на пределе своих возможностей, когда поднимаетесь на Эверест без кислорода. Вы не в состоянии помочь своим клиентам. Анатолий лукавит, когда говорит, что он упал, потому что Скотт послал его заварить чай. На Южном седле ждали шерпы, чтобы заварить чай. Единственное место, где должен быть гид по Эвересту, — это либо со своими клиентами, либо прямо за ними, дышать кислородом в баллонах и быть готовыми оказать помощь.

Не заблуждайтесь: среди наиболее уважаемых высотных гидов, а также выдающихся экспертов в эзотерической области высотной медицины / физиологии существует устойчивый консенсус в отношении того, что вести клиентов для гида чрезвычайно рискованно. на Эвересте без баллонного кислорода.Так случилось, что, исследуя свою книгу, ДеУолт поручил своему ассистенту позвонить Питеру Хакетту, доктору медицины, одному из ведущих мировых специалистов по изнурительным эффектам экстремальной высоты, чтобы узнать у врача профессиональное мнение о кислородной проблеме. Доктор Хакетт, достигший вершины Эвереста с медицинской исследовательской экспедицией в 1981 году, недвусмысленно ответил, что, по его мнению, было опасно и нецелесообразно вести Эверест без использования кислорода даже для такого сильного человека, как Букреев.Примечательно, что после поиска и получения мнения Хакетта DeWalt намеренно не упомянул об этом в The Climb и продолжал настаивать на том, что отказ от баллонного кислорода каким-то образом сделал Букреева более способным проводником в 1996 году. В книге Букреев и ДеВальт утверждали, что Рейнхольд Месснер — наиболее опытный и уважаемый альпинист современности — одобрил действия Букреева на Эвересте, включая его решение не использовать баллонный кислород.В личной беседе с Анатолием в ноябре 1997 года он сказал мне: «Месснер говорит, что я поступил правильно на Эвересте». В The Climb , ссылаясь на мою критику его поведения на Эвересте, ДеУолт цитирует Букреева, который сказал:

Я чувствовал себя довольно оклеветанным теми немногими голосами, которые захватили воображение американской прессы. Если бы не поддержка европейских коллег, таких как… Райнхольд Месснер, я был бы подавлен американским взглядом на то, что я мог предложить моей профессии.

К сожалению, как и другие утверждения в The Climb , утверждение Букреева / ДеУолта об одобрении Месснера оказалось ложным.

В феврале 1998 года, во время встречи со мной в Нью-Йорке, Месснер заявил в диктофон без двусмысленности, что, по его мнению, Анатолий был неправ, опережая своих клиентов. Месснер предположил, что если бы Анатолий остался со своими клиентами, исход трагедии мог бы быть совсем другим. Месснер заявил, что «никто не должен вести Эверест без использования баллонного кислорода», и что Анатолий ошибался, если думал, что Месснер одобряет действия Анатолия на Эвересте.

Месснер — не единственный уважаемый альпинист, чьи взгляды были искажены ДеВальтом в его попытках дискредитировать меня. Он также процитировал Дэвида Бришерса, который в интервью, опубликованном в 1997 году в журнале The Improper Bostonian , не согласился с моим изображением Сэнди Хилла Питтмана, его близкого друга. Я восхищаюсь преданностью Бриширса Питтману. Бриширс известен тем, что высказывает свое мнение иногда жестоко честно, и я тоже восхищаюсь этим качеством, даже когда его критика направлена ​​в мой адрес.Оказывается, Бришерс также был очень откровенен в своих оценках DeWalt и The Climb . Ниже приводится отрывок из электронного письма, которое Бришерс прислал мне в июле 1998 года:

На мой взгляд, [DeWalt] не заслуживает доверия, поскольку находился в 10 000 миль от мероприятия. Я уверен, что вы согласны с тем, что вы никогда не смогли бы точно написать о большой высоте, не побывав там, несмотря на весь ваш многолетний опыт восхождения. Вопреки тому, что ДеВальт заявляет о восхождении без кислорода, большинство опытных альпинистов-высотников не согласны с его выводом … ВСЕ доказательства и вся логика (кислород = топливо = энергия = тепло, сила и т. Д.) решительно оспаривают утверждения DeWalt…. Анатолий спустился якобы для того, чтобы оказать помощь. Но он так и не нашел своих клиентов, они замерзали насмерть через седловину. Им предстояло забраться в лагерь с информацией, столь важной для их спасения … Анатолий сидел в своей палатке и не мог никому помочь, пока не узнал о местонахождении заблудших альпинистов. Достаточно! Жалко, что Анатолия нет, чтобы продолжить диалог. Я придерживаюсь своего убеждения, что он спустился, потому что был холоден и устал и не мог оставаться (относительно неподвижным) на вершине, ожидая клиентов….Наконец, почему продолжаются споры о вашей книге? Где возмущение по поводу настоящих проблем?… У вас просто хватило смелости изложить все это в письменной форме.

Многие из нас, побывавших на Эвересте в 1996 году, совершали ошибки. Как я указывал ранее на этих страницах, мои собственные действия могли способствовать гибели двух моих товарищей по команде. Не сомневаюсь, что в день саммита у Букреева были хорошие намерения. Я абсолютно уверен, что он имел в виду хорошее. Однако меня беспокоит отказ Анатолия признать возможность того, что он принял хотя бы одно неверное решение.

DeWalt писал, что моя критика Букреева в Into Thin Air была мотивирована моим «желанием не дать сосредоточиться на вопросе, который начал вырисовываться в течение нескольких недель после трагедии на Эвересте 1996 года: присутствовал ли Кракауэр на картине». Экспедиция Adventure Consultants [как автор журнала Outside ] способствовала разворачивающейся трагедии? » По правде говоря, меня по-прежнему весьма беспокоит возможность того, что мое присутствие в качестве журналиста и Сэнди Хилл Питтман действительно могло непосредственно способствовать катастрофе.Однако, вопреки циничному утверждению ДеВальта, я никогда не пытался увести дебаты от этой темы. На самом деле, я сам поднимал эту тему в многочисленных интервью, и я открыто обсуждаю свою вину в своей книге. Я не уклонился от признания ошибок, которые совершил на Эвересте, как бы болезненно это ни было. Я только хочу, чтобы другие представили свои версии бедствия с такой же откровенностью.

Несмотря на то, что я критически писал о некоторых действиях Анатолия, я всегда подчеркивал, что он действовал героически, когда случилась катастрофа в предрассветные часы 11 мая.Нет никаких сомнений в том, что Анатолий спас жизни Сэнди Хилл Питтман и Шарлотты Фокс, подвергнув себя значительному личному риску — я говорил об этом много раз и во многих местах. Я безмерно восхищаюсь Анатолием за то, что он вышел в одиночестве в шторм, когда остальные из нас беспомощно лежали в своих палатках, и привез с собой заблудших альпинистов. Но некоторые из решений, которые он принял сегодня днем ​​и ранее в экспедиции, тем не менее вызывают беспокойство, и журналист, готовый написать полный и честный отчет о катастрофе, просто не мог проигнорировать их.

Так случилось, что многое из того, что я стал свидетелем на Эвересте, вызывало беспокойство, и было бы беспокойством, даже если бы не было бедствия. Журнал Outside послал меня в Непал специально, чтобы писать об экспедициях с гидом на самую высокую гору мира. Моим заданием было оценить квалификацию гидов и клиентов, а также предоставить читающей публике разборчивый, непосредственный взгляд на реальность того, как проводятся восхождения на Эверест с гидом.

Я также очень твердо верю, что у меня был долг — перед другими выжившими, скорбящими семьями, историческими записями и моими товарищами, которые не вернулись домой, — предоставить полный отчет о том, что произошло на Эвересте в 1996 году. , независимо от того, как этот отчет будет получен.Именно это я и сделал, опираясь на свой обширный опыт журналиста и альпиниста, чтобы предоставить максимально точный и честный отчет.

Исчезла ли самая известная особенность Эвереста?

Ступенька Хиллари разрушена сильным землетрясением в 2015 году.

Нет, подожди. Ступенька Хиллари осталась нетронутой — она ​​просто похоронена под глубоким снегом. Может быть.

Таковы были дебаты на этой неделе в альпинистском сообществе вокруг одного из самых известных скалолазных маршрутов на пути к вершине Эвереста.

На высоте 28 839 футов знаменитая ступенька Хиллари — почти вертикальная скала высотой 39 футов, выступающая на 200 футов ниже вершины — является одной из последних и самых сложных задач, которые альпинисты должны преодолеть, прежде чем достичь самой высокой вершины мира через юг. Кол маршрут из Непала. Названный в честь сэра Эдмунда Хиллари, который совершил первое восхождение на Эверест в 1953 году вместе с Тенцингом Норгеем, ступенька Хиллари стала ключевым, но опасным испытанием, когда альпинисты рискуют упасть на 8000 футов на запад и на 10 000 футов на восток. .Движение по маршруту часто оказывается узким местом на этапе: когда погодное окно открывает возможность восхождения, группы альпинистов все сразу отправляются на вершину.

Это официально — Шага Хиллари больше нет. Не уверен, что произойдет, когда снежный гребень не сформируется из-за… https://t.co/8yednCrfgB pic.twitter.com/tnhAaYu2VT

— Тим Моздейл (@timmosedale) 17 мая 2017 г.
drupal_ext_script = "//platform.twitter.com/widgets.js"

Но недавняя тектоническая активность в Непале поставила под сомнение то, сместилась ли ступенька, рухнула или исчезла совсем — или ничего из вышеперечисленного.Буквально на прошлой неделе британский альпинист Тим ​​Мозедейл, покоривший Эверест 16 мая через Южное седло, подтвердил, что Ступени больше нет. Однако непальские официальные лица и шерпы оспаривают утверждение Моздейла, отклоняя его как «ложный слух», сообщает CNN. Непальские альпинисты утверждают, что ступенька цела, ее просто не видно, потому что она засыпана снегом.

Тайна не может быть разгадана, пока уровень снега не спадет. Но если шаг не будет, один из самых традиционных маршрутов к вершине Эвереста будет навсегда изменен.Поскольку его судьба до сих пор неизвестна, мы кратко ознакомились с историей Step Hillary.


29 мая 1953 г .: Шестьдесят четыре года назад сэр Эдмунд Хиллари и шерпа Тенцинг Норгей стали первыми людьми, поднявшимися на самую высокую гору в мире. Но прежде чем альпинисты смогли подняться на вершину мира, им пришлось преодолеть устрашающий скалистый отрог. Согласно сообщениям, два альпиниста втиснулись между скалами на ступеньке и прилегающей ледяной гряде, собирая топоры и взбираясь на вершину.Примерно через два часа после столкновения с препятствием Хиллари и Норгей достигли вершины Эвереста в 11:30 утра. Позже скала была названа в честь Хиллари.

Тенцинг Норгей с Эдмундом Хиллари после первого восхождения на Эверест в 1953 году. ( Фото: Wikimedia CC)

1 мая 1963 г .: Через десять лет после того, как сэр Эдмунд Хиллари покорил Эверест, Джим Уиттакер стал первым американцем, взошедшим на высочайшую вершину мира. Достигнув южной вершины к позднему утру, Уиттакер и шерпа Наванг Гомбу натолкнулись на ступеньку.Уиттакер возглавил подъем по Ступени Хиллари, а затем страховал Гомбу за собой. Достигнув вершины ступеньки и всего в 50 футах от вершины, Уиттакер исчерпал баллоны с кислородом. Однако пара благополучно спустилась, схватив баллоны с кислородом, которые спрятали на пути к вершине.

24 сентября 1975 г .: Дугал Хастон и Дуг Скотт стали первыми британскими альпинистами, достигшими вершины Эвереста, и их команда сделала это, поднявшись по юго-западной стене — беспрецедентное достижение.Поскольку это был сезон дождей, после восхождения по юго-западной стене, два альпиниста натолкнулись на ступеньку Хиллари, погребенную под снегом. Альпинисты использовали веревки, чтобы подняться на ступеньку, что привело к культовой фотографии Хастона, поднимающегося на ступеньку Хиллари.

10 мая 1996 г .: Возможно, ни один сезон на Эвересте не был изучен более внимательно, чем тот, который вдохновил Джона Кракауэра на создание Into Thin Air . Один из самых смертоносных дней на Эвересте начался, когда утром 10 мая 1996 года экспедиции прибыли на Ступень Хилари и обнаружили, что фиксированных линий нет.Гиды поспешили установить их, пока клиенты ждали, откладывая свои заявки на час и отодвигая время саммита далеко за 14:00. время оборота. Быстро спустившаяся метель застала оставшихся альпинистов врасплох и убила восемь человек.

май 1997 г .: Тело южноафриканского альпиниста Брюса Херрода было найдено висящим на веревках у подножия ступени Хиллари. Херрод отделился от своей альпинистской группы перед восхождением на Эверест в 1996 году, и он попытался совершить ночной спуск самостоятельно.Покойный российский альпинист Анатолий Букреев выздоровел год спустя. Поскольку ступенька Хиллари стала популярным маршрутом на Эверест, каждый сезон веревки устанавливались на место, чтобы сделать восхождения более безопасными. Однако Шаг оставался коварной и опасной чертой.

Весна 2013 г .: Непальские официальные лица рассматривали возможность установки лестницы на ступеньке Хиллари, чтобы уменьшить заторы и сделать восхождение на Эверест более достижимым. Но идея была спорной и вызвала протесты альпинистов, которые утверждали, что лестница удешевит опыт и не уменьшит заторы.Лестницы не устанавливали.

25 апреля 2015 г .: Землетрясение магнитудой 7,8 балла обрушилось на Непал, разрушив общины вокруг Катманду и долины Кхумбу, погибли тысячи людей и вызвано несколько подземных толчков, изменивших ландшафт страны. Землетрясение, вызвавшее серию лавин недалеко от Эвереста, унесло жизни 18 альпинистов, покинуло базовый лагерь в руинах и завершило сезон восхождений 2015 года на самой высокой горе в мире. Еще неизвестно, вызвало ли землетрясение также смещение или обрушение Ступени Хиллари.

Май 2016 г .: Альпинисты вернулись на Эверест весной 2016 года впервые после землетрясения, которое остановило восхождение на гору годом ранее. В мае мексиканский альпинист Дэвид Лианьо сообщил в своем блоге после восхождения на Эверест, что ступенька Хиллари была изменена или, возможно, даже обрушилась. Но из-за сильного снегопада это сооружение было почти неузнаваемо. Большинство альпинистов в том году поднимались по снежному покрову справа от ступени Хиллари, а не вверх по самой ступеньке.

Фотография ступени Хиллари из Instagram альпиниста Кентона Кула, сделанная 20 мая 2016 г. ( Фото: Кентон Кул / Instagram)

17 мая 2017 г .: Через день после шестого восхождения на Эверест Тим ​​Моздейл опубликовал фотографию Ступени Хиллари в своих аккаунтах в Facebook и Twitter с подписью: «Это официально — Шага Хиллари больше нет». На его фото два альпиниста поднимаются по глубокому снежному покрову справа от того места, где должна быть ступенька Хиллари.Два дня спустя сайт Planet Mountain, посвященный новостям скалолазания, написал, что ступенька Хиллари, вероятно, обрушилась во время землетрясения 2015 года.

Сравнение ступени Хиллари в 2016 году (слева) и в 2014 году (справа) показывает, как из-за снегопада было сложно точно определить, остается ли пик неповрежденным. ( Фото: Давид Лианьо)

22 мая 2017 г .: В понедельник, 22 мая, появились сообщения о том, что власти Непала отвергают заявление Моздейла. Согласно CNN, Анг Черинг Шерпа, президент Ассоциации альпинистов Непала, назвал заявление Моздейла «ложным слухом».Тшеринг сказал, что шерпы и другие официальные лица в базовом лагере Эвереста подтвердили, что ступенька Хиллари все еще цела, только покрыта «сильным снегопадом», что заставило таких альпинистов, как Моздейл, подумать, что ступенька рухнула.

Снегопад за последние два сезона сформировал снежную гряду там, где должна быть ступенька Хиллари, что позволило альпинистам подняться. Но если функция исчезнет, ​​когда снег отступит, это может быть проблемой. Маршрут может стать еще более опасным, усложняя и без того рискованное восхождение.Как отметил Тим Моздейл в своем сообщении на Facebook 17 мая: «Не уверен, что произойдет, если снежный гребень не сформируется, потому что тут и там беспорядочно расположены огромные блоки, с которыми будет довольно сложно договориться».

Ведущее фото: Чилийская армия / Flickr

Когда вы покупаете что-либо, используя розничные ссылки в наших историях, мы можем получать небольшую комиссию. Outside не принимает деньги за редакционные обзоры оборудования. Узнайте больше о нашей политике.

Дневники высокогорного альпиниста Анатолия Букреева

Анатолий Буркреев известен американским читателям главным образом как «тяжеловес» в романе Джона Кракауэра «В воздух», повествующем о печально известной катастрофе 1996 года на Эвересте. В этой книге Букреев изображался как эгоистичный проводник, который ставил свои собственные стремления к вершине выше благополучия клиентов, о которых он был нанят для заботы.В книге Кракауэра признается, что после достижения вершины Букреев проявил героизм, спас три жизни, проявив храбрость и силу, чтобы выйти в шторм, когда все остальные альпинисты были слишком истощены, чтобы даже покинуть свою палатку. И все же «В воздухе» не дает полной и достоверной картины того, каким был Анатолий Букреев, умерший в следующем году на Аннапурне.

«Над облаками» рисует эту картину. Изданный после смерти Букреева, это сборник заметок из его дневников.Хотя это звучит так, как будто это может быть довольно сухая книга, «Над облаками» совсем не сухая. Книга говорит голосом Букреева и с большой ясностью изображает уникального человека и альпиниста, которым он был. Букреев был уникально одаренным спортсменом и альпинистом. Он также был вундеркиндом, особенно одаренным в математике и естественных науках, окончив колледж со степенью в области физики. За время своей альпинистской карьеры он поднялся на многие из самых высоких гор в мире, обычно без дополнительного кислорода, часто в одиночку и за рекордное время.

Среди наиболее интересных аспектов этой книги — понимание советского мировоззрения, которое она дает. Книга пронизана советским воспитанием, обучением и мировоззрением Букреева. Букреев получил образование в советской спортивной системе, которая регулировала всю спортивную деятельность, и получил звание мастера спорта. Особенно интересны его наблюдения о том, чем советский подход к скалолазанию и к экономике отличается от западных. Букреев насквозь оставался советским, даже когда его контакты с Западом привели его к признанию превосходства аспектов западной жизни и мышления.

Букреев был предан своему скалолазанию и никогда не был женат, и его любовь к скалолазанию, а также к физическим и психическим проблемам, возникающим при восхождении на большой высоте, прослеживается в его сочинениях. Порой книга почти лирическая. Типичным примером является его описание усталости и удовлетворения, которые приходят с интенсивными физическими усилиями:

«В общем, я настолько привык к упражнениям, что не могу уснуть, если я недостаточно много работаю в течение дня. Хотя процесс отличается Я думаю, что для каждого человека, если вы поддерживаете нормальную частоту пульса и можете восстановиться, хорошо выспавшись, вам следует работать до тех пор, пока не почувствуете приятную усталость, даже на большой высоте.Тогда тело принимает отдых как радость ».

Букреев не забывал о риске восхождения на большую высоту. Он писал, что во время восхождения он часто сталкивался с телами погибших альпинистов, и это заставило его задуматься о значении скалолазания. желание подняться в зону опасности. Он считал, что значение имеет преодоление препятствий, возможность оценить свои действия в жизни. При этом он уделял большое внимание подготовке, как физической, так и эмоциональной. По его мнению, альпиниста, увидевшего труп на подъеме, нужно заставить спросить: «Готов ли я к этому восхождению, могу ли я реализовать свои амбиции, не становясь их жертвой?» Мы все поступим правильно, если применим эти слова к нашим собственным усилиям.

В стихотворении Букреев писал, что «без боли не достигнешь вершины». Он также отметил, что «последнее слово всегда будет за горами». «Над облаками» рассказывает историю человека, который покорял множество вершин, много работал, хорошо готовился и часто отдыхал с радостью. То, что гора написала последнее слово в его жизни, не оставило бы его неудовлетворенным.

Публикации AAC — Кислородная иллюзия, перспективы бизнеса высокогорного альпинизма

Год публикации: 1997 г.

Кислородная иллюзия

Перспективы высотного восхождения

Анатолий Букреев

перевод Наташи Лаговской

Во время первых попыток покорить 8000-метровые вершины считалось, что люди не могут подняться на них. высоты без использования дополнительного кислорода. Первые попытки пройти то, что мы сейчас называем обычными маршрутами, были несравненно труднее, чем восхождение по этим маршрутам сегодня. Достаточно внимательно посмотреть на одежду и снаряжение на старых фотографиях, чтобы понять, какие кардинально новые впечатления мы переживаем сейчас в горах.Любой профессионал, рассматривающий использование громоздкого и темпераментного старого кислородного аппарата или одежды и снаряжения, которые были доступны ранним исследователям, вздрогнет. Что касается меня, то даже мои собственные восхождения без кислорода кажутся несравнимыми по усилиям и уровню сложности с тем, что Мэллори и Ирвин пережили в их героической попытке 1924 года на северной стороне Эвереста, или с тем, что Хиллари и Тенцинг Норгей преодолели во время успешного восхождения в 1953 году.

Использование кислорода в этих ранних восхождениях установило стандарт для профессионального альпиниста, который больше не актуален.Альпинизм превратился из экстремального вида спорта, с одной стороны, в форму коммерчески выгодного отдыха, с другой. Я чувствую, что нам нужно пересмотреть нашу привязанность к кислороду как помощнику при восхождении на высоту. Нам нужно взглянуть на общую картину и наши цели с другой точки зрения.

С 1970 года альпинистское снаряжение и одежда улучшились во многом так же, как и технологии в космической отрасли: за семь этапов. Новые металлы, новые ткани и лучший дизайн раздвинули границы возможного.Сейчас существует целая индустрия поставщиков и рынок, который способствует совершенствованию альпинистского снаряжения. Прежде всего, эти улучшения делают наши восхождения проще и безопаснее; во-вторых, они могут компенсировать более низкий уровень физической подготовки.

Читая рассказы о ранних восхождениях в Гималаи, сразу же осознаешь физическую и психологическую готовность к трудностям, которые характеризовали спортсменов и исследователей. Они не использовали кислород для компенсации отсутствия тренировок или плохой акклиматизации.Преимущество тяжелого ненадежного кислородного баллона и регулятора было сомнительным — и все же некоторым альпинистам это удалось. Наш подход к акклиматизации и тренировкам изменился с годами, но мы опираемся на их опыт и примеры.

Опытные альпинисты, посвятившие себя спорту как постоянной возможности исследовать пределы человеческой выносливости и работоспособности в пограничной стране на большой высоте, внимательно следят за результатами прошлых усилий. Мы пытаемся объединить мудрость нашего опыта с новой информацией о лекарствах, еде, гидратации, отдыхе и реакции на стресс, чтобы улучшить работоспособность и адаптацию человека в горах.Коммерческий альпинизм, используя принципы этого вида спорта, продвигает идею о том, что безопасный высотный альпинизм — разумная цель для любителя.

В Гималаях эволюция роли шерпа сыграла значительную роль в развитии коммерческого высотного альпинизма. Из-за их адаптации к высоте до 18 000 футов шерпы были необходимы в перемещении огромного количества оборудования в базовые лагеря первых экспедиций. С годами их опыт и знания расширили их роль до логистической и технической поддержки саммитов.Эта смена ролей резко снизила физический стресс, необходимый участникам экспедиции на пути к вершине. Шерпы стали настоящими тружениками на высоте, не только неся тяжелую ношу для создания высоких лагерей, но и устанавливая трос и прокладывая тропу на технических и нетехнических участках установленных маршрутов. Они превратились в низкооплачиваемую квалифицированную рабочую силу, которая составляет основу коммерческого альпинизма.

Еще пять лет назад закрепление линии на маршруте было задачей участников экспедиции.Мы сделали это только для защиты наиболее уязвимых участков; Исправление маршрута было частью нашего достижения как альпинистов и способствовало нашему чувству выполненного долга на вершине. Теперь, чтобы компенсировать недостаточную подготовку и неопытность клиентов в коммерческих экспедициях, линия фиксируется как на техническом, так и на нетехническом участках маршрута, обычно при поддержке шерпа. Этот безопасный маршрут, наряду с дополнительным кислородом, стал основой для рекламы высокогорного альпинизма как разумной цели для неопытных.Вершина самой высокой горы превратилась в пиковое событие, которое можно купить, драматическое пребывание в экзотическом санатории. Деньги гарантируют вам право перехода на вершину личной славы.

Не нужно осознавать разницу между этим Эверестом и Эверестом Хиллари и Тенцинга. Да, это правда, что существует только один Эверест и что вершина — это фиксированная точка и фиксированная высота, а не относительное усилие достижения; но я чувствую, что нынешний стиль коммерческих экспедиций так же отличается от стиля первых успешных экспедиций, как кислородное оборудование тех далеких лет по сравнению с усовершенствованными баллонами, доступными сегодня.Какое удовлетворение повторять это достижение в сегодняшних обстоятельствах? Достижения в области технологий компенсировали неглубокую спортивную приверженность и недостаток опыта, но они никогда не уменьшат риск и опасность, возникающие в неконтролируемых элементах на большой высоте.

Специалисты, альпинисты и медицинские работники уделяют большое внимание проблеме высотной болезни и опасностям подъема на большие высоты с ее скудным кислородным снабжением. Горная болезнь часто представляется идиосинкразической, не связанной с какой-либо логической поведенческой подготовкой или профилактикой.Использование дополнительного кислорода — это предел безопасности, который защищает человека от этого загадочного недуга. Я первый, кто признал, что кислород — лучшее и, возможно, единственное лекарство от высотной болезни. Дополнительный кислород рекламируется как запас прочности при восхождении, преимущество, на которое вы можете рассчитывать в прозрачных эфирах дня восхождения. Это одна сторона медали … другая сторона — опасность использования дополнительного кислорода на высоте. Следует учитывать использование кислорода человеком, не имеющим достаточной физической подготовки и не имеющим представления об адаптивных реакциях своего тела.Человек, который принимает миф о возможностях, гарантированных использованием дополнительного кислорода, представляет опасность для себя и других.

Лучшие альпинисты 1970-х и 1980-х годов, люди на переднем крае нашей спортивной профессии, разрушили старый миф о кислороде как жизненно важном и незаменимом компоненте восхождения на большие высоты. Это было логическим и преднамеренным развенчанием навязчивой идеи, которая возникла по мере того, как оборудование улучшалось, и люди исследовали пределы своих программ акклиматизации и физической выносливости.Идея о том, что дополнительный кислород на высоте увеличивает силу человека, неоспорима. Но мы должны рассматривать это преимущество в контексте.

Учтите, что кислород на высоте — это своего рода наркотик, повышающий работоспособность; как мы знаем, другие препараты могут временно повлиять на силу, выносливость или скорость. Эти препараты позволяют спортсмену превзойти свои естественные физические и умственные способности в сверхчеловеческое царство в буквальном смысле. На высоте дополнительный кислород позволяет человеку, который физически или морально не подготовлен, перешагнуть границу своих собственных возможностей и незаметно бродить по Зоне Смерти.

Традиционная медицинская мудрость подтвердила недальновидное убеждение, что человек лучше себя чувствует при нормальном насыщении кислородом и адекватной доступности кислорода. Я не спорю с этой теорией; это очевидно. Но на высоте более 8000 метров мы не находимся в контролируемой среде. У нас нет возможности быстро изменить обстоятельства поддержки или бесконечно увеличивать истинные пределы физической силы.

Как большинство опытных шерп работают без дополнительного кислорода на высоте более 6500 метров? Польза от их опыта заключается в том, что для большинства экспедиций финансовые ограничения подачи кислорода препятствуют его постоянной доступности для вспомогательного персонала.Это отложено как экстренное вмешательство. Шерпы несут на себе основную тяжесть тяжелого физического труда; их режимы акклиматизации поучительны.

Шерпы нагружают свое тело тяжелой работой, полностью отдыхают в течение определенных интервалов, обильно гидратируют, регулярно едят очень простые блюда с высоким содержанием углеводов, а также поднимаются и опускаются в ритме, который соответствует реакции их тела на высоту. Они не обременяют себя дополнительным весом кислородных баллонов (что делает передвижение по опасной местности более опасным) и не ограничивают свою сенсорную реакцию маской, которая затемняет видимость.Они освобождаются от психологического бремени неуверенности относительно надежности сложного оборудования, они физически не ограничены временными рамками, налагаемыми количествами в бутылке, они не испытают огромного и внезапного увеличения нагрузки на адаптивные системы организма, если подача дополнительного кислорода заканчивается.

Шерпы сознательно осведомлены о моделях реакции тела, поэтому суждения об адаптации реалистичны. Они обладают защитными и восстанавливающими свойствами кислорода, чтобы использовать их в качестве медицинского вмешательства в случае быстрой декомпенсации.Доступность этого резервного вмешательства обеспечивает некоторую безопасность человеку, находящемуся в этих экстремальных условиях. Обладая многолетним опытом, шерпы работают в медленном, стабильном и уверенном темпе, который способствует адаптации.

Ложная безопасность использования кислорода на высоте более 8000 метров в некоторой степени увеличила риск. За годы до того, как большие горы стали коммерческими целями отпуска, люди, отправлявшиеся на большие высоты, были технически и физически хорошо подготовленными людьми, сильными духом, готовыми противостоять множеству непредвиденных обстоятельств — плохой погоде, опасным и трудным условиям на маршруте, плохая видимость, длительные периоды работы без еды и воды, воздействие сильного холода — которые возникают на большой высоте.Сейчас продвигается идея, что гиды, шерпы и кислород каким-то образом устранят удивительную изменчивость условий, которые являются основной средой нашего спорта. Раньше альпинисты могли работать без кислорода; конечно, они работали медленнее, и производительность была не такой надежной, но они были готовы работать без кислорода. Теперь можно увидеть, как альпинисты-клиенты, которые использовали постоянный запас кислорода во время своих восхождений, полностью истощены, если подача прерывается, задыхаются и становятся недееспособными, как рыба, выброшенная из воды.Профессионалы тоже привыкли полагаться на профилактическую защиту от истощения, то есть на кислородную иллюзию. Это туз, который сейчас разыгрывается в первом раунде, а не зарезервированный для последнего колла. Если вы больны, у вас плохой график акклиматизации или вы не в оптимальной физической форме, именно кислород восполнит эти слабые звенья.

Кислород на время маскирует симптомы болезни. Он будет способствовать увеличению мощности — как газ, если его подлить на пламя; он облегчит головные боли и неясную тошноту, которые являются предвестниками декомпенсации — до тех пор, пока вы не выберетесь из нее.Когда яркое пламя гаснет из-за нехватки топлива, оно резко гаснет. Этот спад производительности трагически стал свидетелем на Эвересте в мае этого года. Интересно, случилось ли это с Дугом Хансеном на саммите, когда, израсходовав его силу, не имея запаса, превзойдя любую возможную компенсацию, он перестал функционировать. Когда концентрация кислорода внезапно снижается на высоте, тело направляет энергию к последней, наиболее важной жизненно важной функции: сердцу. Мышление становится невнятным; внутренняя направленность и грубая моторная координация прекращаются.Тело потрясено немедленной потребностью в компенсации. Выработка энергии в мышцах и коже резко замедляется. В условиях стресса функционирования отсутствуют условия для реорганизации, восстановления или восстановления; если остановиться, начнется переохлаждение. Конечности приносятся в жертву, чтобы поддерживать тепло в ядре, и начинается обморожение.

Невозможно отрицать важность использования кислорода, когда впервые проявляются признаки высотной болезни, поскольку крайне важно обратить вспять ухудшение когнитивных функций. .В настоящий момент кислород — это лекарство, незаменимое лекарство. Однако использование лекарства, чтобы избавить ваше тело от естественного медленного приспособления, — это палка о двух концах: недостаток кислорода, когда вы довели себя до предела своих возможностей с его поддержкой, увеличивает риск смерти. Хорошее здоровье, адекватная акклиматизация и строгая программа физической подготовки, включающая анаэробные и аэробные тренировки, являются важнейшими компонентами подготовки альпиниста.

В лучших условиях вы можете быть удачливыми и преуспеть на большой горе, но удача — это тонкая ветка, на которую можно рассчитывать в среде хамелеонов выше 7000 метров.Разве не лучше физически подготовиться к кислородному голоданию, которое вы испытаете на большой высоте, чем возлагать надежды на выживание на огромную, но не всегда ощутимую пользу дополнительного кислорода?

За полвека, прошедшие с тех пор, как вершина Эвереста стала достижимой целью, это были вехи: первая успешная встреча на высшем уровне в 1953 году с использованием дополнительного кислорода Тенцингом и Хиллари; качественный скачок производительности, достигнутый Месснером и Хабелером в 1979 году без использования дополнительного кислорода; а затем последний стандарт, по которому каждый профессионал оценивает себя, одиночное восхождение Месснера без кислорода по длинному северо-западному гребню.Все три этих достижения на высшем уровне заслуживают нашего уважения и восхищения. Каждый из них переопределял финишную черту для альпиниста, который рискнул выйти из воздуха. Пункт назначения не больше пути.

Как может современный искатель приключений-любитель найти удовлетворение уровнем производительности, который был стандартом, установленным более 40 лет назад? Он или она отправляется на Эверест с огромным преимуществом улучшенного оборудования, с советами и поддержкой опытных профессионалов, а также с обширной технической и логистической поддержкой шерпов.Испытание проводится на горе, гораздо более доступной, чем Эверест Хиллари и Тенцинга, и несравнимой с Эверестом Месснера. Эти альпинисты достигают метровой высоты, но не исследуют пределы человеческого потенциала. Эверест стал более доступным, но стал не менее опасным. Что они тестируют для достижения вершины таким образом? Это достойное усилие? Мужчина или женщина, выступающие неподготовленными к горе, — это, честно говоря, лишь высокомерие, искушающее судьбу.

Тем, кто хочет подняться на высоту, и опытным профессионалам, которые будут помогать им в их стремлении, важно учитывать этот момент: что означает коммерция на высоте и как она повлияет на целостность нашего спорта? Гарантированные встречи на высшем уровне с упором на компенсацию плохой физической подготовки в обмен на все более высокие цены — это сомнительная мораль.У нас очень ограниченный потенциал спасения на высоте более 7500 метров. В этой среде просто невозможно спасти кого-либо, кроме минимально ослабленных. Однако плохо подготовленных дилетантов заманивают в зону смерти иллюзорными гарантиями безопасности и успеха на вершине. Только самые опытные гиды могут умереть вместе с вами на этих возвышенностях. Это печальный урок коммерческого альпинизма в 1996 году. Лучше было бы разрушить этот миф об успехе ценой.

Коммерческая экспедиция сейчас наиболее разумная альтернатива индивидуальным или групповым восхождениям на любую большую гору.Но может ли любая коммерческая экспедиция на Эверест действительно квалифицироваться как «управляемая» в том смысле, в каком американцы хотят определять этот термин? После трагедии на Эвересте было много разговоров о правилах. Правда в том, что мы пишем правила по ходу дела. Любой новый бизнес делает это. Трудно экстраполировать правила, которые мы используем ниже 6000 метров, и применить их к высотному альпинизму. Отдельно стоит рассмотреть вопрос мерчендайзинга и личной ответственности. Я понимаю, почему человек приходит к этим гигантам, побуждаемый их величием стремиться к звездам, но на самом деле пункт назначения не может быть более значимым, чем путешествие.

Любой, кто собирается на Эверест или любую восьмитысячную вершину, должен понимать, что нет гарантии, что его жизнь будет в безопасности. Они должны знать, что вступают в смертельную игру. Идея о том, что кислород увеличивает шансы на успех, верна в теории, но это выгодный обман, если вы посмотрите на картину в целом. «Кислород» сделал Эверест коммерчески прибыльным опытом, но «кислород» и коммерческая доступность стали экологической трагедией для великолепной горы, которая является вершиной пирамиды нашей планеты.В то время как нижние лагеря очищаются от неприглядных канистр нашими экологически чистыми экспедициями, последний лагерь на Южном седле превратился в удручающую свалку кислородных баллонов, которые, вероятно, никогда не будут переработаны. Человеческая дань уважения уникальному, потрясающе красивому географическому объекту Эвереста — это куча амбиций. Миф о доступности растет вместе с этой грудой мусора.

Доступность — это иллюзия. Деньги здесь не спасут, гид не спасет здесь, дополнительный кислород не гарантирует вам жизнь в таком экстремальном состоянии.Здесь унижены как профессионалы, так и любители. Последнее слово всегда будет за горами.

Кислородный спор »Explorersweb

Большой спор в сообществе скалолазов вокруг К2 этой зимой вызван не столько теснотой, коммерциализацией или опасностями, которые ждут впереди относительно неопытных альпинистов. Речь идет об использовании O2.

Большинство ведущих альпинистов избегают открытой критики стиля нынешних экспедиций. Все, от Симоне Моро до Дениса Урубко, цитируют обычную дипломатию о праве каждого подниматься на гору так, как они считают нужным.Вместо этого они выражают желание, а не критику: они надеются, что первое зимнее восхождение на К2 произойдет без дополнительного кислорода.

Адам Белеки категорически не говорит об использовании баллонного кислорода: «Кислородное восхождение на восьмитысячников — это все равно что проехать Тур де Франс на электрическом велосипеде», — написал он недавно в Твиттере. «Природа подвига совершенно иная».

Джон Гриффит. Фото: Джон Гриффит

Горный фотограф из Шамони Джон Гриффит соглашается.Недавно он написал на FaceBook: «Наступает 2020 год, и если вы хотите претендовать на приз, вам следует придерживаться современной этики и стилей. Вся суть этих высоких пиков в недостатке кислорода ».

«Вы можете обнаружить, что не можете играть в футбол с Месси или в теннис против Надаля», — написала румынская альпинистка Минхеа Радулеску. «Ваша слабость не является оправданием для использования O2: если вы хотите подняться на большие горы, поднимитесь на высоту горы, не опускайте гору до вашего уровня».

«Мне будет очень жаль, если кто-то украдет первое зимнее восхождение на К2, используя дополнительный кислород», — заключил Ральф Дуймовиц, который был на К2 пять раз, включая саммит без O2 и три попытки, закончившиеся выше 8000 м. , и все это без дополнительного кислорода.«Широкая публика может счесть это« покорение »K2 великим подвигом, но первое зимнее восхождение следует оставить тем, кто может это сделать… стильно».

Dujmovits действительно дает шанс некоторым альпинистам, которые сейчас находятся на горе: «Я надеюсь, что один или несколько из них встанут на вершину раньше, чем кто-то с кислородным баллоном», — сказал он.

Это должен быть конец статьи. Но есть еще один неудобный вопрос, который, хотя и не новый, всплыл этой зимой из-за внимания к K2 как к потенциальному первому в мире.

Базовый лагерь К2. Фото: Вальдемар Ковалевски

Это касается всех экспедиций, которые в настоящее время находятся в базовом лагере: следует ли считать успешное восхождение альпинистом без кислорода, если он полагается на веревки, ранее закрепленные командой шерпов на кислороде?

С точки зрения арбитра ответ — да. Как 8000ers.com, так и база данных Himalayan Database учитывают восхождения без O2 на основе снаряжения отдельного альпиниста во время подъема и спуска, а не на основании того, кто им предшествовал и как.В то же время пуристы могут возразить, что альпинист без O2 никогда не доберется до верхних склонов K2 зимой, если бы не предыдущая работа тех, кто был на газе.

Килиан Джорнет недавно сказал в Instagram: «Если кто-то в команде носит O2, воздействие исчезает, поскольку, если у альпиниста, не использующего O2, есть проблема, он / она имеет немедленный доступ к O2.

В этом смысле, что действительно имеет значение, это не только то, что использует кислорода, но и его доступность .Несколько лет назад основатель ExplorersWeb Том Сьегрен говорил о «психологическом O2» — как если O2 доступен в более высоком лагере или тайнике, альпинист пойдет на больший риск и поднимется выше, чем если бы этот потенциально спасительный ресурс не был доступен.

Джон Гриффит вспоминает свой опыт на Эвересте и разницу, которую имеет кислород:

«Я использовал O2 на Эвересте, и я не мог поверить, что это имело значение. Я перешел от ощущения, что нахожусь на высоте 7500 метров (холодный, немного слабый, головокружительный), к ощущению, что летом бегаю по Альпам.Это не просто дополнительное топливо, которое он дает вашим мышцам. Это когнитивные способности и тепло, которое они также дают. Замечательный круг обратной связи. Я думаю, что люди сильно недооценивают разницу, которую имеет O2, я, конечно же, сделал. И дело не только в том, чтобы подтолкнуть себя физически. Также важно знать, когда развернуться — на O2 это не имеет значения, вы просто поворачиваетесь. Но без O2 у вас тикает таймер: вам нужно знать, когда развернуться, чтобы снова опуститься достаточно низко, прежде чем ваше тело и мозг отключатся от вас.Без когнитивной помощи, которую дает O2, очень и очень трудно узнать, когда наступит этот срок. Приверженность лазанию без O2 — следующий уровень. Я снял маску на вершине Эвереста, чтобы установить камеру, и довольно скоро я начал чувствовать себя дерьмом. Я вспомнил, что подумал про себя: если я сейчас начну бегать по закрепленным канатам, смогу ли я спуститься достаточно низко?… Уберите [O2], и это совсем не то же самое ».

Текущие дебаты частично связаны с поиском чистоты в лазании, но также и с уважением к предыдущим новинкам зимы без O2 на других 8000-х.Winter K2 — это не просто восхождение, а желанное первое восхождение, которое ранее побеждало лучших альпинистов мира.

В то же время, даже с O2 и фиксированными веревками, K2 — это далеко не просто, особенно в это время года. Как недавно сказал Серджи Минготе, лишь несколько альпинистов будут в состоянии подняться на вершину, и даже если они достигнут 8000 м, он будет считать это большим успехом. Ральф Дуймовиц признает, что никогда даже не думал о том, чтобы попробовать К2 зимой. И если в этом сезоне К2 покорится не в идеальном стиле, то главная задача — переделать его без O2 — останется для будущих новичков.

Об авторе

Анжела Бенавидес

Старший журналист, автор публикаций и консультант по коммуникациям. Специализируется на высотном альпинизме, интересуется всем, что связано с горами: от экономики до геополитики. После пяти лет изучения далеких профессиональных областей я вернулся в ExWeb BC в 2018 году.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.