Элизабет гилберт есть молиться любить книга: Элизабет Гилберт, Есть, молиться, любить – читать онлайн полностью – ЛитРес

Содержание

Элизабет Гилберт. «Есть. Молиться. Любить» — отзыв о книге о путешествии по Италии, Индии и Индонезии

Автобиографичная книга Элизабет Гилберт “Есть. Молиться. Любить” (Eat, Pray, Love) о путешествии по трем странам мира и поисках себя была впервые издана в 2006 году и стала мировым бестселлером. Еще больший успех обрушился на фильм “Ешь. Молись. Люби” 2010 года с Джулией Робертс в главной роли. Именно эта книга (хотя в первую очередь фильм) сделала остров Бали в Индонезии мегапопулярным, и туда устремились все те искатели райского места на земле, кто вдохновился путем Лиз Гилберт. Я, как и многие другие люди, тоже сначала посмотрела фильм, но затем мне захотелось прочитать оригинал, так как известно, что в книгах скрыто гораздо больше интересных подробностей о героях и странах.

Есть. Молиться. Любить

Начну с того, что собой представляет эта книга. “Есть. Молиться. Любить” Элизабет Гилберт – это одна из самых популярных автобиографичных книг о путешествиях на данный момент. Она рассказывает о женщине в разводе, которая поняла, что ее жизнь стала пустой. И исправить это может только поиск себя. Она решила, что поедет в годовое путешествие по трем странам – Италии, Индии и Индонезии, чтобы через каждую из них открыть часть себя и освободиться от груза, который накопила в своей душе.

  • Место действия: Италия, Индия. Индонезия (остров Бали)
  • Формат путешествия: изучение иностранного языка и наслаждение едой, молитвы в ашраме и обретение спокойствия, поиски себя

На мой взгляд, это не только роман о путешествии и рассказ о странах с глубоким погружением в жизнь местных людей, но и роман о поисках себя. В глобальном мире на поиски собственного голоса можно отправиться в далекие страны, посещая их по очереди и находя там достаточную степень тишины, чтобы суметь услышать себя.

В каждой стране Лиз сталкивается с разной подавленной личиной себя:

1. В Италии она учиться испытывать удовольствие и узнает, что это не только ее собственная особенность – неумение наслаждаться – но и всей ее нации. Америка умеет развлекаться, а вот наслаждаться – нет. Она находит себя в еде – просто пробует все блюда подряд и возвращает себе умение ощущать вкус. Поэтому спустя первые четыре месяца путешествия героиня становится наполненной как в прямом, так и в переносном смысле. Ее стало больше, ее вес прибавился. Она стала больше себя уважать.

В книге совсем не уделено время классическим достопримечательностям Италии и Рима. Однако Лиз посещает много городов и рассказывает остроумные и тонкие впечатления о Венеции, о Неаполе и о Сицилии, где она увидела Таормину и Сиракузы. Я тоже была в этих городах и подтверждаю, что ее наблюдения удивительно точные!

2. В Индии, напротив, она больше посвятила времени умению привести свои мысли в порядок и научиться их выбирать, как платья в гардеробе. Через помощь другим она познала единение с богом. А затем нашла в себе силы отпустить чувство вины, которое не покидало ее всю жизнь.

Таким образом Лиз навела порядок в двух сферах человеческого бытия – на физическом уровне, и на духовном.

3. В Индонезии же она училась привести в баланс эти две важные сферы. И как подсказал ей целитель Кетут Лийер – с помощью любви. Тут Лиз встречает бразильца, с которым после всех своих любовных переживаний решается завязать отношения. И также находит “свое” слово. В Риме друзья ее спросили, какое слово выражает ее сущность, и она растерялась. Однако, проделав большой путь, она все же нашла себя.

Если сравнить фильм и книгу, то буду традиционна – книга лучше. В фильме добавлено много сцен для драматизма сюжета, тогда как книга более плавная в повествовании и содержит гораздо больше героев с интересными судьбами. Книга – очень откровенная, и автор на страницах весьма беспощадна к себе и к своим недостаткам. Но именно эта попытка честно взглянуть себе в глаза делает ее путешествие настоящим и стоящим.

В отличие от героини книги “Дикая” писателя Шерил Стрэйд, Лиз не пришлось преодолевать большие трудности во внешнем мире, но тем не менее она сражалась с внутренними демонами. Но стоило ли ряди этого ехать так далеко? – спросят любопытствующие. Да, если именно тишина рисовых полей Бали, жизнь в ашраме в Индии и пицца в Неаполе научили ее ценить себя.

 

Еще книги о путешествиях:

Не только «Есть, молиться, любить»

Текст: Ольга Разумихина

Фото: oprah.com

В конце лета в издательстве «РИПОЛ-Классик»/«Пальмира» вышла новая книга мировой знаменитости

Элизабет Гилберт — той самой, которая прославилась благодаря автобиографическому роману «Есть, молиться, любить». В 2006 году историей о странствиях журналистки по Италии, Индии и Индонезии зачитывались по всему миру. Незамысловатый, но жизнеутверждающий роман не вызвал бурного одобрения у критиков, зато полюбился читателям от мала до велика: книга была переведена на 30 языков и вошла во все возможные списки бестселлеров.

Спустя четыре года состоялась премьера одноимённого фильма с Джулией Робертс и Хавьером Бардемом в главных ролях, вызвавшая новую волну ажиотажа вокруг путешествия Элизабет Гилберт. Экранизация, как часто бывает, оказалась слабее первоисточника, но на полках магазинов снова высились пирамиды книг в узнаваемых белых обложках. История «неудобной» женщины, которая честно пыталась стать примерной женой-домоседкой, но потом сорвалась и отправилась в долгое путешествие, где познакомилась со множеством интересных людей, перепробовала массу деликатесов, освоила духовные практики и в итоге обрела гармонию с миром, всё так же вдохновляла миллионы читателей: увы, за четыре года жаждущих гармонии не уменьшилось.

Казалось бы,


после такого успеха можно почивать на лаврах; но Элизабет Гилберт, напротив, стала выпускать всё новые и новые книги, каждый раз в другом жанре.


Однако публика эти литературные эксперименты не оценила. Возможно, Гилберт так и осталась бы автором одной хорошей книги и нескольких средненьких, — но её новый роман «Город женщин» побуждает признать: у знаменитой журналистки есть ещё порох в пороховницах. А заодно задаться вопросом: как так получается, что человек может годами писать заметки на злобу дня — а потом ни с того ни с сего выдать полноценный исторический роман?

Ничто не предвещало

Когда Элизабет Гилберт была маленькой, вряд ли кто-то из окружающих мог подумать, что она войдёт в список «100 самых влиятельных духовных лидеров современности». Отец будущей писательницы был инженером, мама — медсестрой, и жили они на краю Вселенной — на безлюдной ферме в штате Коннектикут, где отец выращивал ёлки для новогодних распродаж. Соседей практически не было, телевизора и радио — тоже, так что в свободное время юная Элизабет штудировала книги из обширной семейной библиотеки, а потом принялась сама сочинять рассказы и пьески (как и её сестра, которая тоже стала писательницей, хотя и не такой знаменитой).

Окончив школу, Гилберт переехала в Нью-Йорк, где училась на политолога, параллельно подрабатывая официанткой и поваром, но и писательство не забрасывала. Её упорство в конце концов было вознаграждено: рассказ девушки, которая ранее нигде не печаталась, опубликовали аж в Esquire. И пошло-поехало! Гилберт стала писать автобиографические заметки и статьи о знаменитостях для топовых американских журналов, а в 2000 году на основе её воспоминаний о работе в баре «Гадкий койот» сняли полнометражный фильм. Ну а спустя шесть лет вышла книга «Есть, молиться, любить», и широко известная в узких кругах журналистка стала мировой знаменитостью. Вот только


«Законный брак», своеобразное продолжение нашумевшего романа, разочаровал почти всех поклонников Гилберт.


Люди бежали в книжные магазины, чтобы прочесть очередную захватывающую историю, — и вскоре обнаруживали, что перед ними всего-навсего 330-страничное размышление о том, стоит ли официально регистрировать отношения.

Элизабет Гилберт, очевидно, и сама осознала, что «вытащить» из собственной биографии ещё несколько увлекательных сюжетов для романов не получится. И приняла вполне логичное решение: стала придумывать эти сюжеты сама. То есть ступила на территорию художественного вымысла, который покорился ей далеко не сразу.

Взлёты и падения

Стоит сказать, что вымышленные истории Гилберт публиковала ещё до выхода романа «Есть, молиться, любить», но читатели встречали их с долей скепсиса. Первый сборник её художественных рассказов — «Самая лучшая жена» — увидел свет ещё в 1997 году (в состав этого сборника вошли и «Пилигримы» — те самые, которые засветились в Esquire) и даже получил одну из престижных американских премий, но сейчас о нём мало кто вспоминает. Как и о романе «Крепкие мужчины» 2000 года, действие которого разворачивается на двух богом забытых островах, причём жители одного на дух не переносят обитателей другого. (Книга о заморских Монтекки и Капулетти запомнилась читателям из России ещё и на редкость неудачным переводом.) Как и о «Последнем романтике», вышедшем в 2002 году, — истории фанатичного дауншифтера-экоактивиста, который двадцать лет жил в вигваме. Но Элизабет Гилберт не теряла настойчивости и наконец нашла свою нишу: исторические романы.

Спустя семь лет после публикации «Есть, молиться, любить» Гилберт представила на суд публики книгу «Происхождение всех вещей». Работа получилась ещё более многословной, чем предыдущие публикации, и всё-таки захватывающей — за счёт удачного выбора главной героини. Гилберт придумала историю некой Альмы Уиттакер, родившейся аккурат в 1800 году, — любознательной и настойчивой девушки, которая, идя наперекор стереотипам, находит себя в науке и становится одним из самых знаменитых в мире ботаников (а точнее, бриологов — так называются люди, изучающие мхи). Конечно, не обошлось и без автобиографических мотивов — в XIX веке Альма умудрилась объездить даже больше стран, чем сама Гилберт в веке XXI, — и без пикантных сцен: значительное место в книге занимают рассуждения о женской сексуальности вообще и о мастурбации в частности. Но почему бы и нет — особенно в 2013-то году, когда все вокруг только и делают, что дискутируют о феминизме?

Вдохновлённая успехом,


Гилберт решила до поры оставить эксперименты и написать ещё один роман о сильной женщине, бросающей вызов всеобщему ханжеству. И не прогадала: «Город женщин» вышел, пожалуй, самым сильным её произведением.


«Город женщин»

Новый роман Элизабет Гилберт маскируется под мемуары: его главная героиня, восьмидесятилетняя Вивиан Моррис, рассказывает некоей Анджеле о своей бурной молодости, пришедшейся на 1940-е годы. Будучи избалованной бездельницей из обеспеченной семьи, Вивиан поступает в престижный колледж Вассар — и вылетает оттуда после первого же курса. Родители не верят произошедшему, потом злятся, потом выдыхают — и наконец отправляют непутёвую дочурку в Нью-Йорк к тётушке Пег, которую, к слову, откровенно недолюбливают за вызывающее поведение. Но что ещё поделаешь с этой девчонкой? Тем более что у Вивиан есть старший брат Уолтер, который с упоением учится в Принстоне и вот-вот стает прекрасным инженером.

Оказавшись в Нью-Йорке, Вивиан понимает, что попала именно в то место и именно в то время. Жизнь мегаполиса её завораживает. Тем более что тётушка Пег держит собственный театр, а единственное, что интересует Вивиан, — это мода (девушка не расстаётся со швейной машинкой и может сделать «конфетку» из первого попавшегося лоскутка) и тусовки. Спустя пару недель главная героиня становится любимицей сброда, гордо именующего себя театральной труппой, и пускается во все тяжкие. На этом пути Вивиан суждено натворить немало ошибок, но вот парадокс: спустя шестьдесят лет она будет рассказывать о своих похождениях с упоением и даже не подумает о чём-то сожалеть.

Само собой, новая книга Гилберт получилась скандальной. Само собой, что часть читателей обвинит автора в безнравственности, — а другая часть станет защищать право женщин жить так, как им хочется. Но гораздо важнее другое: эта книга очень хорошо написана. В ней нашлось место и множеству живых, неоднозначных и чрезвычайно обаятельных персонажей, и захватывающим поворотам сюжета, и доброму юмору. Отдельного внимания заслуживают описания интерьеров, архитектуры и театральных нарядов. От автора не ускользает ни одна деталь, и это — как ни странно — делает текст не утомительным, а, напротив, ярким и убедительным: Гилберт не зря проделала колоссальную работу, изучая быт американцев в 1940-е.


Новый роман максимально (на данный момент) отдалён от биографии самой писательницы.


Однако в «Городе женщин» есть два женских персонажа, которые питают друг к другу отнюдь не платонические чувства, — и добавлены они туда не случайно. Два года назад Гилберт оставила супруга — того самого, встречу с которым описала в книге «Есть, молиться, любить», — ради близкой подруги Райи Элиас. Писательница призналась, что долго не могла решиться на такой шаг, но затем узнала о тяжёлом диагнозе Райи. Спустя год возлюбленная Гилберт умерла, но писательница всё равно включила её имя в список посвящений. Что же, в той или иной мере каждый автор вплетает в свои произведения элементы автобиографии; главное — что из этого получается. У Элизабет Гилберт — когда она пишет о делах минувших дней — получается хорошо.

Будут ли читать «Город женщин» через пять, десять, двадцать лет — большой вопрос. Но в 2019 году выход этой книги — событие знаковое, особенно для тех, кто после «Законного брака» разуверился в том, что Элизабет может создать новый бестселлер. Издав роман о молодой и беспечной Вивиан Моррис,


Гилберт доказала всему миру и самой себе: упорство и вера в свои силы творят чудеса, чем бы ты ни занималась — ботаникой, шитьём или писательством.


Элизабет Гилберт «Есть, молиться, любить»

Впечатление от книги противоречивое.

Она состоит из трёх частей, обозначенных в названии, а каждая часть — из 36 маленьких глав. Итого получается 108 глав, как бусин в чётках. Для автора это символично, об этом написано в самом начале.
Благодаря такому построению роман читается очень легко. Стиль повествования я бы охарактеризовала как журналистский — никаких длиннот, вся необходимая информация даётся вовремя и быстро. Много эмоций, шуток, сравнений и метафор, язык преимущественно разговорный.

Сюжет не линейный, интриги особой нет, так что спойлеры не испортят удовольствие не читавшим. Обрисую сюжет в общих чертах, иначе будет непонятно.

Повествование ведётся от первого лица. Героиня в тридцать лет, будучи замужем, да и вообще будучи неплохо устроенной в жизни, понимает, что всё это ей не нравится, не подходит, и дальше так жить она просто не в состоянии. Пережив тяжёлый развод, она погружается в депрессию. Выкарабкавшись из острой стадии депрессии и не имея понятия, как жить дальше, она решает в одиночку отправиться в путешествие по миру, чтобы обрести вкус к жизни и разобраться в себе.

Тут включается некая помощь свыше, и обстоятельства складываются так, что героиня решает поехать в три страны — Италию, Индию и Индонезию. В Италии — есть и радоваться жизни, в Индии — жить в ашраме и молиться, а в Индонезии — обрести гармонию физического и духовного. А в итоге измениться, усовершенствоваться, внутренне вырасти.

В романе много размышлений о вере, о Боге, о высшей помощи, о сверхъестественном. По духу и по настроению они очень напомнили мне творчество группы «Аквариум», особенно альбом «Кострома mon amour»:

На что мне жемчуг с золотом, на что мне art nouveau;
Мне кроме просветления не нужно ничего.
Мандала с махамудрою мне светят свысока —
Ой, Волга, Волга-матушка, буддийская река!

Вот как-то так. Причём с той же степенью заинтересованности и самоиронии.
Религиозные взгляды героини — типичные взгляды современного европейца или американца. С одной стороны, есть понимание важности и сложности этих вопросов, с другой — вполне потребительское отношение к догмам. Если что-то подходит — берём, а то, что непонятно, что трудно принять — отвергаем. В итоге получается сборная солянка, всё понемножку — и ничего в полную силу.

Взгляды героини универсальны — Бог проявляется во всех религиях, просто в разных формах. В итоге — это закономерно — героиня интересуется всем, никак это не оценивая, и наконец выбирает жизнь, которая ей нравится и подходит её характеру, но ни одной религиозной практике не соответствует. Но — по ощущению героини — для неё это — правильный путь, и она получает по сюжету не одно подтверждение этому свыше.

Книга очень симпатичная, в ней много точных наблюдений и интересной информации о трёх вышеназванных странах и о людях, встретившихся в этом большом путешествии.

Но после прочтения остаётся какое-то странное, смешанное чувство, похожее на разочарование. «Есть» — да. «Молиться» — да. Части об Италии и Индии замечательные. А вот «любить» — с универсальной любовью здесь проблемы, это слово понимается более чем буквально. Секс есть, секса много, а любви в конце ровно столько же, сколько и в начале. Героиня постоянно говорит, что хочет измениться — а потом что она очень сильно изменилась. Но никаких особых изменений не чувствуется.

Её настроение меняется — безусловно! В начале поездки она была в депрессии, а потом депрессию как рукой сняло, и хлынул поток новых впечатлений.
И обстоятельства её жизни меняются, меняется образ жизни. Но сама героиня — нет. А книга настраивает именно на ожидание серьёзных, качественных внутренних изменений.

На самом деле, такие изменения вряд ли можно загнать в рамки одной поездки и одного года. Но о духовном росте там столько слов, особенно в финале, что невольно возникает вопрос — а что, собственно, произошло? На психологическом уровне перемен множество. Героиня научилась более адекватно относиться к себе, вернула радость жизни. Но речь-то о духовных изменениях! А где они? Всё осталось прежним, отношение к людям такое же… Жизнь как захватывающий процесс и поиск удовольствий, а рефлексии ноль.

Последнюю часть уместнее было бы назвать «Секс». Когда читаешь первую и вторую часть, ты читаешь книгу о духовном поиске, пусть она и началась как любовный роман. А последняя часть — это опять любовный роман. В итоге и книга в целом неожиданно начинает восприниматься как любовная история, как мелодрама. Несчастливый брак, потом любовник, который вымотал душу, потом депрессия, попытки жить самостоятельно — а потом новая любовь.

На самом деле, история увлекательная, поучительная и оптимистичная. Каждый найдёт в ней для себя что-то интересное, новые идеи. Но чего-то в ней не хватает. Может быть, глубины, осознанности… По крайней мере, мне не хватило.
Читая, я не раз вспомнила латинскую пословицу: «Сaelum, non animum mutant, qui trans mare currunt» — «Те, кто едет за море, меняют лишь небо, а не душу».

Но ездить за море интересно. Об этом и книга.

О книге «Есть, молиться, любить» Элизабет Гилберт

Элизабет Гилберт

М. : РИПОЛ классик, 2019

Рекомендуемый возраст: 16+

О чем эта книга:

У Лиз, известной писательницы и журналистки есть всё, «о чём может мечтать женщина 30 лет: крутая работа, любящий муж и дорогой дом в пригороде», но ей кажется, что это не мечта, а капкан. Чувствуя себя последним человеком на земле, она решается на развод, который в итоге длится 3 года, лишает её всего имущества и доводит до глубочайшей депрессии. И тогда, в момент отчаяния, Лиз решает посетить 3 страны на «И».

Италия (есть). Страна гастрономического наслаждения и «самого романтичного» языка. Здесь героиня знакомится с новыми друзьями, изучает итальянский, много гуляет по улочкам без путеводителя и словаря, пьет хорошее вино и набирает 11 кг, которые потеряла за последний год развода.

Индия (молиться). Страна нищеты и невероятной духовности. Приехав в один затерянный ашрам, Лиз пытается найти контакт с Богом, научиться не только с ним говорить, но и слушать. Для этого она много медитирует, занимается йогой и добровольной тяжелой работой в храме.

Индонезия (любить). Страна с потрясающей природой и сложной социальной иерархией. Элизабет приезжает к знахарю в девятом поколении, который учит её индонезийской медитации и духовным секретам в обмен на её знания английского. Лиз ищет баланс, а находит настоящую любовь.

Книга хорошая, автор знакомит со многими нюансами проживания в той или иной стране, примечает интересные детали и показывает непредвзято менталитет жителей стран. Но большим минусом является затянутость. Книгу можно урезать пополам, убрав постоянные возвращения героини практически в каждой главе (а их 108!) к страданиям во время развода и к тому, как ей нужен был Бог. Это является началом книги и там же может и остаться, не вмешиваясь в нить дальнейшего повествования.

Книгу можно взять на юношеском и взрослом абонементах городской библиотеки.

Рецензия на книгу Элизабет Гилберт «Есть, молиться, любить» ❤️| Рецензии

Бывает так, что по воле случая в руках оказывается книга, которая не входит в сферу уже сложившихся читательских интересов. Надпись «бестселлер» на обложке и тот факт, что автор является популярной нью-йоркской писательницей, явно не внушают доверия. Первая мысль – прочитать во время отпуска, так как в самолете или на пляже все равно не одолеть серьезную и требующую сосредоточения литературу.

Именно так я и поступила и оказалась приятно удивлена. Стиль и манера изложения совершенно не походили на набившую оскомину «глянцевую» литературу.

Эмоциональная искренность автора зашкаливала, а ощущение, что эта книга «про меня и для меня написана», нарастало и становилось всеохватывающим. Казалось, что автору удалось проникнуть в такие уголки сознания и вскрыть такие мотивы, мысли и ощущения, которые далеко не всегда осознаются, но составляют самую основу человеческого существования.

Кризис среднего возраста, выразившийся в нежелании принимать общественные стереотипы и жить размеренной, благоустроенной, но заранее расписанной по чужим правилам жизнью, повлек крушение считавшегося прочным брака, отчаянные попытки спастись от одиночества в

пучине нового романа и, как следствие, депрессию и опустошенность.

В таком состоянии Элизабет принимает главное решение в своей жизни: отправиться на поиски себя, открыть в себе божественную сущность – источник радости, гармонии и наслаждения. И Лиз отправляется в длительное путешествие, решив за год посетить три страны. По забавному совпадению все они в английском языке начинаются с буквы “I”: Италия, Индия и Индонезия – и это лишний раз убеждает героиню, что она находится на верном пути в поисках своего Я.

Насколько же не похожими друг на друга оказались три части ее путешествия! В Италии Элизабет учится получать чувственное наслаждение от жизни, не испытывая угрызений совести: обильно поглощает гастрономические яства и учит итальянский – «самый красивый и эротичный язык и мире», а свободное время гуляет по Риму – городу, девизом которого является слово «секс».

Но вот четыре месяца позади, и обстановка радикально меняется. На смену солнечной и чувственной Италии приходит строгость и уединение индийского ашрама. Здесь собрались последователи известной индийской гуру для занятий йогой, медитации и самосовершенствования. Лиз предстоит погрузиться в пучину своих переживаний и окончательно разобраться в тех отношениях, которые принесли ей столько боли. Но даже эта, пожалуй, самая глубокая и серьезная часть повествования читается легко и непринужденно благодаря тонкой иронии, с которой автору удается описывать как прошлые неудачи, так и превратности на пути к освоению древних йогических техник.

Покинув ашрам гораздо более целостным, а главное – счастливым человеком, Элизабет совершает совсем уж из ряда вон выходящий поступок: она отправляется жить на Бали, в гости к старику-лекарю, которого видела всего один раз пару лет назад. Он гадал ей тогда по руке и предсказал, что она вернется и будет учить его английскому.

Эксцентричная и склонная к эзотерике Лиз решила исполнить веление судьбы. И именно здесь, на Бали, ей выпала возможность применить новое понимание себя в отношениях с другими людьми, сопоставить гармоничное самоощущение с чувствами окружающих. Надо ли говорить, что ей это удалось?

Как книга «Есть. Молиться. Любить» изменила мир путешествий

Мемуары «Есть. Молиться. Любить» и его экранизация вдохновили путешественников со всего мира

Мемуары «Есть. Молиться. Любить» Элизабет Гилберт стали бестселлером, которые показали, как можно пережить депрессию и принять себя благодаря путешествию. Примечательно, что в Рим, ставший первым пунктом назначения в этом гранд-турне, Элизабет отправилась в начале осени. Именно это время года стало для нее переломным и во многом предопределило ее дальнейшую жизнь и карьеру. В рамках октябрьского диджитал-выпуска Chance for Traveller рассказывает, как роман «Есть. Молиться. Любить» изменил не только судьбу писательницы, но и мир путешествий в целом.

«Есть. Молиться. Любить» — одна из самых популярных книг о путешествиях. В ее основе — биографичная история о том, как молодая писательница решает в один миг полностью изменить свою жизнь. Она разводится, находит новое жилье и, конечно же, отправляется в большое путешествие. Из Нью-Йорка она попадает прямиком в Рим, где получает удовольствие от еды, потом в Индию, где ищет умиротворение в молитве, и, наконец, отправляется на Бали, где встречает новую любовь.

История книги

История этих мемуаров берет свое начало 3 сентября 2004 года. Тогда Элизабет Гилберт вылетела из Нью-Йорка в Рим. Это решение далось ей непросто и было, по факту, вымучено размышлениями о том, как вырваться из замкнутого круга собственных переживаний.

Никто не понимал состояния Элизабет, так как со стороны ее жизнь казалась идеальной: набирающая обороты писательская карьера, успешный брак, красивое жилье, интересная жизнь в Нью-Йорке. Но в один день она решила все это изменить, оставив при себе только писательство. Она ушла от мужа и не могла понять как восстановиться после этого.

«Мне было 33 года. Я пребывала в состоянии депрессии, тревоги и стыда уже на протяжении трех лет. Я чувствовала себя неудачницей, потому что разрушила свой брак и не хотела иметь детей. Ведь какая женщина не может удержать мужа и не хочет детей?

Ко всему, я тосковала по любви – в буквальном смысле, я болела и страдала. Я скучала по эмоционально недоступному мужчине, который так презирал меня, что даже не мог смотреть мне в глаза. Все, что я сделала, — это умоляла его любить меня.

Я не ела. Мое тело постоянно болело. Не будет большим преувеличением сказать, что я почти не переставала плакать. Посмотрите на мою осанку: я с трудом выдерживала вес собственного тела», — рассказывает Элизабет, подкрепляя свои слова архивным снимком.

Элизабет Гилберт за несколько недель до вылета в Рим

Довериться нелогичной идее

Пребывая в пучине самых негативных мыслей, она решила сконцентрироваться на том, что могло бы вернуть ей радость жизни.

«До этого момента в моей жизни мной руководили только две силы: постоянное желание угождать людям и влечение к привыканию, эскапизм в чем-то хорошо изученном. Это означало, что я постоянно колебалась между отказом от себя, пытаясь быть хорошей для всех, и отказом от себя, действуя ради немедленного удовлетворения.

Вот как выглядит самоотказ. Так выглядит женщина, когда она не заботится о себе, не уважает себя, не дорожит собой или не знает, как успокоиться, чтобы соединиться с интуицией и источником (а не с импульсами и потребностями).

Но вот что у меня действительно было — крошечный обрывок ниточки, едва связавший меня со смутным, далеким ощущением Бога… У меня возникла странная, слабая, нелогичная идея, что я хочу научиться говорить по-итальянски… И у меня была работа писателя.

Я написала электронное письмо своему редактору, который уже опубликовал три мои книги. Письмо было не больше страницы. Я сказала ему, что хочу делать. Куда я хотела поехать и почему. Я сказала ему, что хочу написать мемуары, хотя раньше никогда не писала о себе.

Я не помню точно, что я еще написала в этом письме, но я помню, что точно было в ответе: «Сделай это. Действуй»

И 3 сентября 2004 года у меня это получилось», — вспоминает Элизабет Гилберт этот день осенью 2020-го.

И это было правильным решением – не только с позиции того, какой успех поездка принесла карьере. У путешествий есть и научно доказанная польза для ментального здоровья. Как выяснили ученые, исследовавшие здоровье женщин в штате Висконсин, те, кто отправлялись в отпуск хотя бы два раза в год, реже страдали от депрессии и хронического стресса. Соответственно, путешествие, как перемещение в новые обстоятельства, незнакомая речь вокруг, другой быт и даже запахи провоцируют определенные механизмы организма, отвечающие за выработку серотонина и снижение уровня кортизола.

Тревел-терапия

После выхода в свет в 2006 году книга «Есть. Молиться. Любить» быстро стала хитом. Она продержалась целых 187 недель в списке бестселлеров газеты The New York Times.

Спустя четыре года, в 2010, мир увидел экранизацию книги с Джулией Робертс в главной роли, и это окончательно закрепило статус пособия для женщин по обретению себя благодаря одиночному путешествию. Без подруги, мамы, сестры, брата, попутчика, найденного в интернете на форуме по интересам – история Элизабет и аппетитная подача режиссера Райана Мерфи в кино воспели соло-туризм как полноценный вид терапии.

«Ее мемуары вдохновили целую эру одиночных женских путешествий. Настолько, что поиски самопознания на Бали стали одним из самых популярных туристических приемов десятилетия», — писали в CNTraveler.

К слову, немудрено, что вилла, которая фигурировала в кино в качестве жилища Элизабет на Бали, стала культово локацией на острове.

Виллу на Бали из фильма «Ешь. Молись. Люби» можно забронировать

Между тем стоит добавить, мировой хит явно нашел отклик не только у женщин. Как сообщали в Lonely Planet, к 2014 году поисковые запросы «путешествия в одиночку» в Google выросли почти на треть – при этом запрос исходил от пользователей обоих полов.

И, конечно же, в интернете можно найти сотни гидов и агентов, готовых составить любому желающему маршрут в стиле «Ешь. Молись. Люби» (по фильму или по книге, соответственно). Такое атмосферное кино – идеальный вдохновитель для новых идей профессиональной сферы туризма. При чем, как показывает анализ предложений, порой агентам становится совершенно не важной изначальная концепция соло-путешествия: довольно часто по этому маршруту путешествуют группами.

Читайте также: 5 причин, почему путешествия в одиночку полезны для отношений

Читайте также: Книги о путешествиях, которые хочется перечитывать

 

Элизабет Гилберт «Есть, молиться, любить»

Книга, фильм, обучающие курсы, невероятно дорогой и важный семинар, лекция, интересная статья в журнале, сеанс у психотерапевта. Мы берем ровно столько, сколько можем. Это может быть, одна или несколько идей, настоящий инсайт, вдохновение, что-то практическое и полезное. Мы услышим, заметим, осознаем и примем только то, к чему готовы здесь и сейчас, на что у нас есть силы, ресурсы, что-то, что нужно было понять До, чтобы понять Это. И с одной стороны, это ведь хорошо – наш разум заботится о том, чтобы мозг не вскипел от обилия информации, наша психика беспокоится о том, чтобы эмоциональное потрясение не разрушило и навредило. Но с другой стороны, это печально. У нас есть доступ каким-то важным вещам, определенно нужным для нас, а мы берем в руки только то, что можем унести. И порой это умещается в одной ладони.

Книга Элизабет Гилберт о поиске себя, способная дать многое. Все завит от того, сколько вы сами можете взять.

Элизабет Гилберт склонна к унынию и меланхолии. Элизабет Гилберт не может представить себе жизнь без мужчин, она никогда не была одна. Элизабет Гилберт считает, что на последней стадии отчаянной любви, человек деградирует. Она знает это на собственном опыте, когда она любит, то отдает всю себя без остатка. Элизабет Гилберт довела себя до депрессии. Развод, болезненное расставание, хроническое чувство вины, суицидальные мысли. Перед вами исходные данные, отправная точка, в которой у писательницы однажды родилась идея – отправиться в путешествие на год, в три страны, каждая из которых важна для нее по-своему.

И знаете, лично для меня эти исходные данные уже были такой информацией, которую требовалось переварить, прежде чем читать дальше. Я читала первые главы и, мягко говоря, удивлялась. Что? Уныние и меланхолия? Это пишет о себе женщина, которая написала искрящуюся, как бенгальский огонь, книгу «Большое волшебство»? Это пишет писательница, которая опровергает постулат о том, что настоящее творчество рождается в муках и страданиях, и ругает стереотип о том, что счастливый человек не может написать глубокое и серьезное произведение? Это она отдает всю себя без остатка? Та, самая, которая написала статью «Я не боюсь себя»? Там, между прочим, она пишет, что одиночество «в чем-то приятно и полезно». Ну и последнее, про мужчин. Ээээ… что? А разве Гилберт не лесбиянка? Я читала, что ее супруга Райа Элиас умерла от рака.

Я читала, удивлялась и постепенно понимала, что всё, что я знаю о Гилберт, произошло уже после этой книги. Этот духовный путь настолько изменил мировосприятие и отношение к жизни тогда еще 35-летней Гилберт, что она перестала жить в унынии, перестала страдать и думать о смерти, научилась быть одной, без мужчин, и избавилась от хронического чувства вины. Согласитесь, это очень много. И конечно, очень важно. Ведь «люди не меняются», а если меняются, то уж точно не настолько. Но вот, пожалуйста, передо мной 368 стр. где в подробностях описан весь этот путь.

Я оказалась не готова к таком объему важного и ценного. Ее первое путешествие в Италию, «углеводный тур», первый опыт одиночества и принятия себя был мне близок, я читала, не пропуская ни одного слова. Мне было интересно все. Второе путешествие в Индию, духовные искания, мантры, ашрам, медитация… Все это было максимально далеко от меня, и я читала уже постольку поскольку. А Индонезию я уже читала по «диагональной диагонали»… Мне не нравилось.
И дело не в том, что какая-то часть написана хуже, нет. Это я лично не готова, не хочу и не буду читать о религии. Пусть даже в максимально легком варианте (Элизабет Гилберт очень-очень толерантна, например, она считает, что религию можно выбирать как фрукты на рынке). Я не могу проникнуться к путешествиям, как способу лечить душевные раны, потому что финансово я на другом полюсе. И не только… Причин много, но если резюмировать всего одна. Я могу взять только одно из трех. Большего мне сейчас не унести.

Можно испытывать сожаление от того, что мы не можем воспользоваться семинаром, лекцией, сессией у психотерапевта, фильмом или книгой по полной программе. Что мы уносим с собой порой ничтожно мало. Но ведь в худшем случае, мы бы не унесли ничего. А значит, уже можно похвалить себя и порадоваться обретенному.

Ешь, молись, люби Элизабет Гилберт

«О, ты провел год в Индии? Ну, ты читал эту книгу Ешь, молись, люби ? Она тоже была в Индии! Тебе бы это понравилось!»

Если я могу простить Элизабет Гилберт за то, что мне заплатили авансом за то, что она предприняла путешествие «самопознания» (а я могу — подписать меня на «Бестолковые в Калькутте»!), То, конечно, она может простить меня за то, что я только прочитал это потому что я чувствовал, что обязано сделать это. (И, так сказать, за то, что «оседлала фалды» в этом обзоре.)

В ее стиль довольно легко войти, хотя мне совершенно надоело

«О, вы провели год в Индии? Ну, вы читали эту книгу Ешь, молись, люби ? Она была в Индии, тоже! Тебе бы это понравилось! »

Если я могу простить Элизабет Гилберт за то, что мне заплатили авансом за то, что она предприняла путешествие «самопознания» (а я могу — подписать меня на «Бестолковые в Калькутте»!), То, конечно, она может простить меня за то, что я только прочитал это потому что я чувствовал, что обязано сделать это. (И, так сказать, за то, что «оседлала фалды» в этом обзоре.)

В ее стиль довольно легко войти, хотя мне совершенно надоело ее чувство юмора, когда я добрался до конца раздела «Ешьте» Италии. Конечно, есть вещи, за которые мы можем ею восхищаться: для начала, ее честность, даже если она действительно раздражает.

Замечание по стилю: мне очень нравится, что она разделила книгу на три основных раздела, по 36 рассказов в каждом, всего 108 рассказов. Я чувствовал, что некоторые из 36 секций были довольно произвольно разделены на секции, но мне все еще нравится установка.

Я не могу говорить о ее поездках в Италию и на Бали, ничего не зная о культуре, но я могу говорить от имени Индии, и ей это нужно.

Подытоживая главу «Молитесь» одной строкой: Ее опыт в Индии был сродни тому, как кто-то приехал в Америку и пробыл в Диснейленде четыре месяца.

Это не для того, чтобы умалить ее духовное развитие там; На самом деле, я думаю, что секция Индии была моей любимой из трех. У меня были друзья, которые говорили, что после прочтения этого раздела они не хотели ехать в Индию, или что это было «долго» и «скучно», но мне очень понравилось заглядывать в ее голову и смотреть, как она разгладывает очень большие узлы. и мелкие перегибы.

Однако, когда дело доходит до этого, она оставалась в Ашраме на все время своего пребывания в Индии, на самом деле оставив территорию только для того, чтобы пить газировку (что, кстати, называется «Поднимите палец вверх», а не «Большой палец вверх»). Up », и предположительно не содержит кукурузного сиропа с высоким содержанием фруктозы, поскольку в большинстве индийских газированных напитков вместо него используется сахар).

Я был в некоторых из этих комплексов, а именно в Root Institute в Бодх-Гайе и Deer Park Institute в Бире. Это современные, чистые и часто удивительные институты (в Дир-парке есть «пластиковая комната»: они перерабатывают все, а для этих ящиков сока и пластиковых пакетов они не могут? Они помещают их в комнату, пока не наступит день, когда они можно правильно утилизировать материал без ущерба для окружающей среды).Для американского туриста это отличные места для уединения, потому что вы в значительной степени защищены от внешней индийской жизни. Вы получаете фильтрованную воду, вкусную и питательную еду (с низким риском дизентерии!), Доступ к горячей воде (через солнечные батареи, но во многих местах также есть обогреватели, которые они могут включить для вас в пасмурный день), западные туалеты ( переоценен), и вы встречаетесь в этих местах с удивительными людьми — обычно это смесь чрезвычайно обеспеченных индийцев и образованных людей со всего мира.Время от времени вы встретите одного или двух местных жителей, обычно нанятых институтами.

Но то, что вы испытываете в этих институтах, НЕ является внешней культурой. Это эквивалент Диснейленда, потому что о вас заботятся, и вы можете выбирать то, чем вы хотите заниматься (буквально: йога или медитация? Экскурсия в сказочный индуистский храм в однодневной поездке на машине?), И таким же американским, каким может быть Диснейленд , это лишь одна маленькая грань того, чем является Америка и за что она выступает.

Она упоминает, имея особенно трогательный духовный опыт, что «это худший кошмар для каждого американского родителя, чей ребенок когда-либо сбегал в Индию, чтобы найти себя, — что она в конечном итоге будет устраивать оргии с деревьями в лунном свете.«Я засмеялся и спросил маму, думает ли она, что я этим занимаюсь. Она ничего не сказала, поэтому я сказал:« Вы, наверное, волновались, что у меня было настоящих оргий! »

Она не понимает некоторых ключевые моменты об Индии: во-первых, женщина-монах, насколько мне известно, переводится как «монахиня» на английском языке; и второй, что вылет из Индии часто происходит в 4 часа утра, чтобы ускорить переход в другой часовой пояс. Например, если вы путешествуете из Дели в Бангкок, ваш самолет вылетает поздно ночью, поэтому, когда вы прибудете в Бангкок, будет утро, и вам придется заставлять себя бодрствовать, тем самым помогая вы побеждаете свою смену часовых поясов.То же самое с рейсами из Дели в Нью-Йорк; Я мог бы быть чертовски усталым, но привет солнечному свету Нью-Йорка!

Итак, я бы порекомендовал эту книгу? Вероятно, нет, если вас не интересует, что привилегированная белая женщина может сделать с книжным авансом, или если вас интересуют индийские верования нового века. Это прочитанная ванна с пузырьками: совершенно бессмысленная, но оххх, красивые пузыри. Вы можете получить что-то из этого, но это ни в коем случае не религиозный текст или текст, который меняет жизнь.

Следующий человек, который подходит ко мне, узнает, что я провел год в Индии, и поднимает эту книгу, получит только милую улыбку и: «Вам понравилась эта книга? Подождите, пока выйдет моя.«

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Ешь, молись, люби, теряй, пиши книгу, повторяй

Но она все равно приходит на выступления, выкладываясь на все — караоке, танцы! — таким собеседникам, как Роб Белл, писатель, духовный учитель и бывший пастор мегацерков.Они познакомились в 2014 году во время двухдневной феерии самопомощи и тура по арене «Oprah’s Life You Want Weekend» под руководством г-жи Уинфри.

В январе в комедийном клубе Largo в Лос-Анджелесе мисс Гилберт и мистер Белл танцевали цыплят и грабили песню Red Hot Chili Peppers «Can’t Stop». предназначены для длительного использования, как выразилась г-жа Гилберт, «давно в прошлом, когда это уместно, и настолько, что становится неловко».

Такое бесстыдное поведение, как недавно предположил г-н Белл, привлекает людей.«Так много всего вокруг нас стилизовано и размещено в Instagram в пределах дюйма своей жизни, — написал он в электронном письме, — но для нее и меня здесь жизнь, сок, моджо, szoosh какое бы слово ни использовала Лиз — есть. Мне часто казалось, что моя работа — расти на публике. Я чувствую это и в Лиз. Искать воду и попытаться описать, где мы ее нашли ».

Эпиграф «Ешь, молись, люби»: «Говори правду, говори правду, говори правду!» — увещевание г-жиГилберта поставила Шерил Луиза Моллер, актриса и давняя подруга, когда г-жа Гилберт, до «Ешь», затеяла роман, который положил конец ее первому браку.

«Она написала эту книгу, которую, по ее мнению, прочитают 60 человек», — сказала г-жа Моллер. «Это было похоже на дневник, чистку. Затем я наблюдал, как она стала тем человеком, которого у Опры будет в своем шоу. Лиз — рассказчик старой школы: когда она рассказывает историю о вас, вы с отвисшей челюстью смотрите на эпичность своей собственной сказки. Я наблюдал, как она стала тем человеком, который мог подниматься на сцену и говорить людям то, что им нужно было услышать.И свяжитесь с этими читателями. Я видел, как она становится покровительницей любого автора, который добился огромного успеха и должен был написать следующее. Она знает, каково быть одержимым славой. Она абсолютно привержена действию творения, поэтому может начинать снова, снова и снова ».

Насколько утомительно для мисс Гилберт в 13 лет, когда она продолжает отвечать на вопросы о «Ешь, молись, люби»?

«Я могла бы заниматься этим весь день, детка», — сказала она. «И часто делаю.

Возвращаясь к книге Элизабет Гилберт «Ешь, молись, люби»

В мемуарах Элизабет Гилберт «Ешь, молись, люби» 2006 года писательница и журналист рассказывает о своем путешествии по Италии, Индии и Индонезии.

В начале своего рассказа о духовных поисках «Ешь, молись, люби» писательница и журналист Элизабет Гилберт дает характерно откровенное изложение своих навыков путешествий: высокая и светловолосая, в большинстве мест физически она не сочетается. ; она ленива к исследованиям и склонна к проблемам с пищеварением.«Но мой единственный талант в путешествии — это то, что я могу подружиться с кем угодно», — пишет она. «Я могу подружиться с мертвыми. … Если поблизости не с кем поговорить, я, вероятно, смогу подружиться с кучей гипсокартона высотой четыре фута ».

В это легко поверить. Если в настоящее время печатается более симпатичный писатель, чем Гилберт, я не нашел его или ее. И я не имею в виду, что это утешительный приз, вроде: «Но она действительно очень милая. Я имею в виду, что проза Гилберта подпитывается смесью ума, остроумия и разговорного энтузиазма, которая близка к непреодолимой и заставляет читателя очень рад присоединиться к группе друзей и преданных, которые имеют удовольствие слушать.

Не имея балласта гравитации или твердости, книга относится к сфере магического мышления: кажется, все, к чему прикасается Гилберт, не получается; ни одно желание не остается невыполненным. Чего не хватает, так это текстуры, путаницы и незавершенных дел реальной жизни, как если бы Гилберт убирал их из поля зрения, чтобы не выглядеть скучными, двусмысленными или мрачными. Когда после слишком долгих занятий любовью она поражается инфекцией мочевыводящих путей, она отказывается от антибиотиков и позволяет своему другу, балийскому целителю, лечить инфекцию ядовитыми травами.«Я терпел это», — пишет Гилберт. «Что ж, все мы знаем, чем заканчивается история. Менее чем через два часа я был в порядке, полностью выздоровел ». То же самое можно сказать и о «Ешь, молись, люби»: мы знаем, чем заканчивается история с самого начала. И хотя я не пожалел бы этой чрезвычайно талантливой писательнице ни на йоту радости или покоя, я, наконец, обнаружил, что меня больше интересуют неловкие, неразрешенные вопросы, которые она, должно быть, решила оставить.

Что случилось с Элизабет после фильма

Eat, Pray, Love следует за Элизабет Гилберт в путешествии по трем странам, но что случилось с настоящей Элизабет после фильма?

Ешь, молись, люби познакомил зрителей с Элизабет Гилберт и отправил их в путешествие по трем точкам мира, но что случилось с настоящей Элизабет после событий фильма? Еще в 2006 году были опубликованы мемуары Элизабет Гилберт Ешь, молись, люби: одна женщина в поисках всего по Италии, Индии и Индонезии , в которых рассказывается о кругосветном путешествии автора после развода и о том, что она узнала и открыла в процесс.Книга имела большой успех, и вскоре права на фильм были куплены большой студией (в данном случае Columbia Pictures).

Продолжайте прокручивать, чтобы продолжить чтение Нажмите кнопку ниже, чтобы начать эту статью в режиме быстрого просмотра.

Киноадаптация книги под простым названием Ешь, молись, люби была выпущена в 2010 году, и в ней Джулия Робертс сыграла Элизабет.История рассказывает о Элизабет, журналистке, которая оставляет свою современную и, казалось бы, легкую жизнь позади, чтобы отправиться в годичное кругосветное путешествие, где она посетит три места, которые преподают ей очень ценные жизненные уроки: Италию, где она обнаруживает истинное удовольствие от питания. ; Индия, где она учится силе молитвы; и Индонезия, где она находит душевный покой и равновесие, а также любовь, хотя последнее совершенно неожиданно. Хотя фильм не имел такого же влияния и успеха у критиков, как книга, он был хорошо принят аудиторией и похвалил за игру Роберта и потрясающие сценарии из каждой страны.

Связанный: Возвращение домой Сезон 2: Почему Джулия Робертс покинула шоу

Последнее место, которое посещает Элизабет, — это Бали, Индонезия, где она знакомится с советником по имени Кетут Лайер (Хади Субиянто) и встречает Фелипе (Хавьер Бардем), бразильского бизнесмена, с которым у нее бурная первая встреча, но вскоре они начинают получать удовольствие от каждой встречи. чужая компания.По мере того как Элизабет продолжает бороться с концепциями брака и обязательств, ее отношения с Фелипе подходят к концу, но они преодолевают эти препятствия и к концу фильма начинают правильные, официальные отношения. В то время как Eat, Pray, Love не получил продолжения, книга получила продолжение под названием Committed: A Skeptic Makes Peace with Marriage , опубликованное в 2010 году и предлагающее аудитории обновленную информацию о том, что произошло после ту поездку на Бали.

В нем Гилберт объясняет, что она и «Фелипе» (настоящее имя — Хосе Нуньес) планировали переехать в США и поклялись не жениться, поскольку они оба пережили действительно плохие разводы.Однако правительство США не разрешило бы Фелипе въехать в страну, если они не поженились, поэтому они преодолели свои страхи перед браком и нарушили свое обещание, чтобы жить вместе. Оказавшись в США, они управляли крупным азиатским импортным магазином, пока не продали его в 2015 году, а в следующем году Гилберт объявила о своем расставании с Нуньес. Позже в том же году Гилберт поделилась, что была в отношениях со своей лучшей подругой Райей Элиас, когда она осознала свои чувства к себе после того, как Элиас поставил ему неизлечимый диагноз рака.Они остаются вместе до смерти Элиаса в 2018 году.

Гилберт также опубликовала другие работы после событий Ешь, молись, люби , такие как кулинарная книга, написанная ее прабабушкой, под названием Дома на хребте , роман Подпись всего сущего и «Я». -справочная книга «Большая магия: творческая жизнь без страха» , в которой, среди прочего, говорится о преодолении неуверенности в себе и избегании перфекционизма.Хотя есть реальная Элизабет Гилберт, жизнь которой предлагает ответ на то, что случилось с ней после событий Ешь, молись, люби , у зрителей есть некоторая свобода придумывать свой собственный финал, когда дело доходит до Элизабет. из фильма, так как к этой версии нет продолжения.

Далее: Netflix: все фильмы и телешоу, выходящие в феврале 2021 года

Тихое место 2 самых больших оставшихся без ответа вопроса

Об авторе Эдриенн Тайлер (Опубликовано 2346 статей)

Адриенн Тайлер — автор статей для Screen Rant.Она закончила факультет аудиовизуальной коммуникации и хотела стать кинорежиссером, но у жизни были другие планы (и это оказалось прекрасным). До Screen Rant она писала для Pop Wrapped, 4 Your Excitement (4YE) и D20Crit, где также была постоянным гостем подкаста Netfreaks. Она также участвовала в создании BamSmackPow и 1428 Elm от FanSided. Эдриенн очень любит фильмы, и ей нравится все понемногу: от фильмов о супергероях до душераздирающих драм и низкобюджетных фильмов ужасов. Каждый раз, когда ей удается без скуки участвовать в телешоу, ангел получает свои крылья.

Когда она не пишет, вы можете увидеть, как она пытается выучить новый язык, смотрит хоккей (давай Avs! … Но также и Caps and Leafs) или задается вопросом, какой была бы жизнь, если бы Pushing Daisies, Firefly и Limitless никто не отменял. Еда для завтрака — это жизнь, а кофе — это то, что движет миром.

Гильермо дель Торо однажды поздоровался с ней. Это было здорово.

«Vänligheten är ett språk som de döva kan höra och de blinda kan se».

Ещё от Adrienne Tyler

Ешь, молись, люби Элизабет Гилберт | Книги

В самых продаваемых мемуарах Элизабет Гилберт о неудаче и выздоровлении есть прикол, касающийся альтернативных названий, которые она, по ее словам, рассматривала для своей книги.«Несколько раз в неделю, — говорится в одном из примеров, — мы с Ричардом ходим в город и делим одну маленькую бутылку Thums Up — радикальный опыт после чистоты вегетарианской пищи в ашраме — всегда стараясь не касаться бутылки нашей Губы. Правило Ричарда о путешествиях по Индии здраво: «Не трогай ничего, кроме себя». (И да, это тоже было предварительное название для этой книги.) «

Настоящее название книги, Ешь, молись, люби , искреннее, почти благоговейное: функция шутки состоит в том, чтобы регулярно окуривать эту искренность, чтобы успокоить любое подозрение, что автор слишком серьезно относится к ее использованию.Не говоря уже о читателе — слова «есть, молиться и любить» могут сами по себе быть призывом к потерянным или запрещенным удовольствиям женственности: гедонизму, преданности, чувственности. Не совсем понимая почему, женщина 21-го века находит могущественную троицу на обложке книги. Эти односложные слова управляют друг другом посредством порядка, одновременно утешительного и несколько чуждого современному женскому опыту: сначала есть, затем любить, а потом молиться — деятельность, не политизированная женской психикой, и та, о которой она может смутно ассоциировать с заботой, разделяя их как рефери пара боксеров на ринге.

Три слова соответствуют трем разделам книги. Они, в свою очередь, относятся к очень схематичному году жизни Гилберта, в котором она жила последовательно в трех разных странах — Италии, Индии и Индонезии — чтобы исполнить этот титул более или менее по требованию. В Италии она ест, в Индии она живет в ашраме, в Индонезии она находит физическую страсть, и нигде не предполагается, что судьба была чем-то иным, кроме податливой для этого плана, что, например, могло получиться Ешь, молись, люби быть книгой о католицизме, Камасутре и балийской кулинарии.

«Дело было не столько в том, что я хотела досконально изучить сами страны», — пишет она. «Это было сделано. Я больше хотел тщательно изучить один аспект себя на фоне каждой страны, в месте, которое традиционно хорошо справлялось с этим. Я хотел изучить искусство удовольствия в Италии. , искусство преданности в Индии и в Индонезии искусство уравновешивания этих двух. Лишь позже … я заметил счастливое совпадение, что все эти страны начинаются с буквы I.Казалось, что это довольно благоприятный знак на пути к самопознанию ».

Это голос самоидентификации 21-го века: субъективный, автократический, суеверный, знающий, чего он хочет, прежде чем он его получит, уточняющий даже неизвестное. к которому он стремится отказаться. Более того, это голос потребителя, превращающий другие реальности в статичные и покупаемые концепции («традиция», «искусство удовольствия»), которые могут быть включены в самоощущение. Как будто Благодаря дальнейшему расширению всемогущей воли автора книга имела три различных вида успеха: успех критиков, молва-бестселлер и святая святых, основа фильма с Джулией Робертс в главной роли.На обложке нового издания изображена Робертс, между ее губ зажата маленькая пластиковая ложка для мороженого. Какая бы дрожь ни оставалась, вид «идеальной» женщины, публично демонстрирующей свою жадность, был, очевидно, сочтен достаточным, по крайней мере, для того, чтобы переместить еще несколько копий.

Утверждение автора о том, что она рассматривала другие названия, является лишь одним из примеров ее умелого использования маскировки юмора. В сочинении Гилберта проповедуется комический культ женской личности, своего рода литературное воплощение «лучшего друга».Из уст этой остроумной женщины-воина женщина-читательница готова услышать почти все, что угодно, чтобы раскрыть ее гендерные секреты, свои самые личные затруднения, свои самые глубокие неудовольствия. На языке «лучших друзей» юмор — это одобренное культурой проявление амбивалентности, в котором любовь к жизни утверждает себя над признанием деструктивных желаний.

Конечно, это привычный способ женского литературного самовыражения — хороший пример — Дневник Бриджит Джонс «Дневник ».Писатель выбирает себя девичьей истребительницей гигантов и вступает в недопустимые области женского опыта: вооруженная только своей личной харизмой, своим остроумием и остротой, она приступает к его табу и его тайному стыду. Сильные гендерные эмоции — например, ненависть к собственному телу — распознаются в тот же момент как нейтрализованные юмором. Хелен Филдинг увидела связь между собой и Джейн Остин, которая изобрела этот жанр, в котором самые мрачные аспекты женской пассивности и внутренней сущности порождают тщательно продуманную поверхность словесных перестрелок.И в конце автор делает реверанс — в конце концов, она шутила. Это красивый спектакль, в чьих эхокамерах некоторые читатели умеют различать отзвуки эмоциональных глубин.

Ешь, молись, люби однозначно можно отнести к этой традиции. Женщинам нравится эта литература, потому что она снимает чувство давления без сопутствующего риска восстания или перемен. Ничего не теряется, не уничтожается, не подвергается сомнению комедией, по крайней мере, не буквально. И все же книга — это размещение внутреннего материала в публичном пространстве.Чем более репрезентативно оно отражает то, что люди лично чувствуют, тем более удовлетворительным и необходимым является его публикация.

Разница в том, что ощущение и представление не совсем одно и то же. Возникает подозрение, что читательница лишается своей личной напряженности, гнева, политики, чтобы уделить писателю то внимание, которого она жаждет. Сам читатель становится эхо-камерой; она может вернуться к этим напряжениям, ослабленным смехом над ними, потому что, если она в частном порядке испытывает отвращение к собственному телу — например, — как неприемлемое, как форму неудачи, она в некотором смысле предаст себя, публично пережив это как успех.

Но Ешь, молись, люби — это больше загадка, чем кажется из этого описания, и чтобы начать понимать это, нужно исследовать то, что Гилберт назвал бы «фоном». Книга начинается с того, что она — успешная, богатая «карьерная девушка» в возрасте чуть более 30 лет, живущая в роскошном состоянии со своим мужем в пригороде Нью-Йорка. «Разве я не гордился всем, что мы накопили — престижным домом в Гудзонской долине, квартирой на Манхэттене, восемью телефонными линиями, друзьями, пикниками и вечеринками, проведенными на выходных, блуждая по проходам какого-то бокса… сформированный супермаркет по нашему выбору, покупающий все больше техники в кредит? Я активно участвовал в каждом моменте создания этой жизни — так почему я чувствовал, что ничто из этого не было похоже на меня? » Ночью она часто плачет в ванной.Почему она такая несчастная? Она не уверена, что любит своего мужа; она чувствует себя обязанной иметь ребенка, но на самом деле не хочет его. Ее сестра, мать, сказала ей (в учебном примере, посвященном комично-амбивалентному режиму): «Рождение ребенка — это все равно что сделать татуировку на лице. Вы действительно должны быть уверены в том, чего хотите, прежде чем совершить это. »

Однажды ночью, плача в ванной, она обнаруживает, что молится. Она говорит нам, что никогда не была религиозным человеком, но ее отчаяние настолько велико, что она обращается к этому смутно доброжелательному существу — Богу — и с удивлением обнаруживает, что чувствует себя лучше.Она раскрывает свою способность к преданности или, по крайней мере, находит в «Боге» объект, который — в отличие от любых реальных или возможных объектов в ее реальной жизни — удовлетворит ее. В течение следующих нескольких месяцев она пытается освободиться от того, чего она «не хочет» — ценой огромных финансовых и эмоциональных затрат — и формулирует свой тщательно продуманный международный панкультурный план самопознания.

Что признает большая, в основном женская аудитория Гилберта в этой довольно извилистой, своеобразной и откровенно фантастической истории? Есть несколько возможностей.Во-первых, они почитают ее за то, что она заново привнесла идею принципа удовольствия в женский опыт. Она пишет как 35-летняя женщина — возраст, к которому многие из ее читателей выйдут замуж, — с мужьями, которых они могут воспринимать — в ее убедительном описании — как «мой маяк и мой альбатрос в равной мере»; будет носить татуировку на лице, материнство; будут прикованы к домам большего или меньшего величия; будут проводить свободное время с друзьями или в супермаркетах — и обнаружат, что их способность к преданности в полной мере используется их чувством лояльности к этим начинаниям, их верой в то, что они должны выполнять свои обязанности и извлекать из жизни лучшее. выбранных для себя, даже если они иногда чувствуют, что ничто из этого не похоже на них.

Такая женщина всегда рядом с необходимостью готовить или воздерживаться от еды, совершать бескорыстные поступки, проявлять терпимость и самопожертвование в отношениях, которые определяют основу нашей культурной концепции любви. И она может почувствовать в этой роли эмоциональную крайность, которую Гилберт приписывает себе. То, что эти обычные аспекты ее жизни переупакованы как приятные, дает ей своего рода психологический подъем; и, как обнаружила Найджелла Лоусон, продажа концепции удовольствия чрезмерно увлеченным женщинам — это большой бизнес.

Проблема заключается в эгоизме этих женщин-богинь и гуру, которые требуют, чтобы их (женская) аудитория стояла на месте, пока они кружатся, которые требуют, чтобы мы смотрели и слушали, смеялись над их шутками, восхищались их красотой и их реальность и их свобода, чтобы засвидетельствовать их успехи. Элизабет Гилберт — неустанный каталогизатор таких успехов, социальных, гастрономических, духовных и сексуальных: пицца, которую она ест в Неаполе, любовник, которого она берет на Бали, друзья, которых она заводит, даже качество ее трансцендентности в ашраме — все идеально , Самый лучший.

Оказывается, это путешествие к самопознанию было соревнованием, в основе которого лежит потребность побеждать. Гилберт несколько раз упоминает в своей книге о детстве, в котором она была побуждена преуспевать и добиваться успехов, и ее неспособность примирить принудительные плоды женских амбиций с реальностями женской судьбы просто расширяет пространство между ними. Ее дамасское прозрение в ее нью-йоркской ванной, возможно, привело бы ее не к тому, чтобы ломать ту жизнь, которая у нее была, а к тому, чтобы принять ее, проявить свою способность к преданности прямо здесь; она могла поехать в Италию не для того, чтобы есть макароны, а для получения знаний; она могла бы выбрать не жить полностью и оргиастично в личном — в удовольствиях — а вместо этого отказаться от этих интересов в погоне за подлинным равенством.

Но сказать это, конечно, было бы слишком серьезно.

Ешь, молись, люби откроется в кинотеатрах в эти выходные.

Элизабет Гилберт из «Ешь, молись, люби» раскрыла 5 книг, которые заставили ее думать иначе

В серии «Книга, которую я никогда не забуду» из серии Bustle, знаменитости, влиятельные лица, новички и многие другие раскрывают прочитанные ими книги с оказали на них длительное влияние, и почему. Для выпуска Bustle’s Rule Breakers мы попросили автора City Of Girls Элизабет Гилберт раскрыть пять обязательных к прочтению, которые сформировали ее больше всего, — чтобы вы могли добавить их в свою стопку TBR.

«Счастье — это следствие личных усилий», — написала автор Элизабет Гилберт в своем бестселлере № 1 New York Times Ешь, молись, люби . «Вы боретесь за это, стремитесь к этому, настаиваете на этом, а иногда даже путешествуете по миру в поисках этого». В своих поисках направления, счастья и потрясающей пиццы Гилберт оставила после себя свой брак, свою работу и свою жизнь в Соединенных Штатах, чтобы путешествовать по миру. Если вы также ищете возможность изобретать заново, но не хотите совершать резкий скачок веры, вы можете найти цель в этих пяти книгах, рекомендованных Элизабет Гилберт.

Путешествие Гилберта не совсем обычное. После развода она использовала аванс издателя в размере 200 000 долларов, чтобы путешествовать по миру, переосмыслить свои планы и написать то, что станет Eat Pray Love . С тех пор ее имя стало нарицательным. (Никогда не забывайте: Джулия Робертс сыграла ее в киноверсии Ешь, молись, люби.) Книга так глубоко нашла отклик у очень многих людей, потому что она затрагивает нечто универсальное: желание найти удовольствие, покой и равновесие в жизни, особенно когда все кажется перевернутым с ног на голову.

Самая последняя книга Гилберта, роман Город девочек, — это — гламурная история о любви, сексе и амбициях в театральном мире Нью-Йорка 1940-х годов, а также Eat Pray Love и большая часть ее работ , все дело в желании найти свой истинный путь в жизни, каким бы грязным оно ни было.

Ясно, что Гилберт кое-что знает о пути к цели — и о смелости быть самим собой. Вот почему Бастл попросил у нее пять книг, которые сформировали ее, повлияли на нее и сделали из нее то, кем она является сегодня.Вот что она сказала:

Начни с того места, где ты находишься Пема Чодрон

Гилберт говорит: «Это замечательная, ясная, добросердечная книга о медитации, которая идеально подходит для начинающих. Я прочитала это впервые. почти 20 лет назад, когда я начинал свои собственные духовные практики, и учения Чодрона никогда не покидали меня. Кроме того, она забавная, а это то, что вы хотите от монаха ».

Маленький слесарь Кэтрин Батлер Хэтэуэй
«Я люблю эту книгу всем сердцем.«

Гилберт говорит:« Первоначально опубликованные в 1943 году, это неизвестные мемуары, которые я хочу, чтобы их прочитала каждая творческая и увлеченная женщина. В детстве Хэтэуэй болела тяжелым туберкулезом позвоночника, и большую часть детства она была прижата к доске тяжелыми грузами, так что ее спина росла прямо. Лечение не помогло, но одиночество и изоляция ее детства воспитали невероятно творческий ум; ей буквально пришлось изобрести вселенную для себя, чтобы жить в ней. Позже она стала художницей и упорно независимой, несмотря на свои физические недостатки.Хэтэуэй — один из моих творческих героев, и я люблю эту книгу всем сердцем ».

Летняя книга Туве Янссон

Гилберт говорит:« Финская писательница Туве Янссон была наиболее известна как автор детских книг, но это маленькая, великолепная, захватывающая книжка — это роман для взрослых. Но это о детстве — на основе дикого лета, которое Янссон провела со своей невероятно сильной бабушкой на маленьком острове в Финском заливе. В мире Янссон нет ничего сентиментального в детстве.Ее героиня, 6-летняя София, ведет себя как дикарь … как и ее бабушка. В результате получился великолепный рассказ о том, что происходит, когда двум женщинам очень разных поколений (но очень схожих темпераментов) позволяют быть свободными и одинокими по своей природе ».

Дар — Стихотворений Хафиза, перевод Даниэля Ладинского

Гилберт говорит: «Эти волнующие стихи, первоначально написанные персидским мистиком 14 века, приближают меня к божественному и делают это быстрее, чем что-либо в мире.Хафиз писал, как Уитмен, за несколько столетий до рождения Уитмена — прославляя тело, дух, природу, тайну, чувственность, любовь и превосходство. (На самом деле, я давно подозревал, что Уитмен был реинкарнацией Хафиза!) Открыт для любой страницы, которую можно перенести в магию ».

Кем бы вы были без своей истории? Байрон Кэти

Гилберт говорит:« Нет учитель изменил мою жизнь (то есть мой разум) более эффективно, чем Байрон Кэти.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *