Экзистенциальной это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

что нам дает знание о конечности нашего существования? — Моноклер

Рубрики : Последние статьи, Философия

Альбер Камю писал, что человек начинается с предела. Классики экзистенциальной философии полагали, что человек раскрывает и познает себя в пограничной ситуации, на пределе своего бытия. Но в чем заключается этот предел и есть ли он вообще у человека? Разбираемся, что такое экзистенциальное сознание, как конечность нашего существования влияет на наше самоощущение и почему именно антропологический предел становится условием человеческого бытия и самопонимания.

Представьте пароходное колесо. С помощью этого устройства пароход движется по воде. Мы можем видеть только половину работающего колеса. Другая половина скрыта под водой, но она также участвует в работе. При этом колесо вращается, и каждая его часть попеременно уходит под воду и снова появляется в поле видимости. Для того чтобы пароход плыл и преодолевал течение, колесо должно постоянно вращаться. Образ этого колеса можно сравнить с человеческим бытием: человек существует таким способом, который воспроизводит его бытие. Однако на этом аналогия кончается, поскольку устройство человеческого бытия включает в себя одно уникальное условие для своего осуществления – сознание. Так как оно относится к бытию, назовем его экзистенциальным сознанием.

Что такое экзистенциальное сознание?

Концепт экзистенциального сознания не является обозначением какого-то особого типа сознания наряду с другими его разновидностями. Например, научное, политическое, художественное, религиозное или мифологическое сознание. Сознание в целом – это не только сознание или познание чего-то (психологическая структура), но и указание на онтологическую характеристику человека (экзистенциальная структура). Иными словами, экзистенциальное сознание человека – это не «сознание о», но «сознание как». В отличие от эмпирического опыта восприятия, экзистенциальный опыт – это опыт самобытия. В признании этого положения сходились все мыслители экзистенциальной ориентации, в рамках которой экзистенция определяется как уникальный способ человеческого бытия в мире. Она всегда ускользает от понимания посредством абстракций. Экзистенцию невозможно познать с помощью понятийного анализа, но ее можно только испытывать. Внимание концентрируется на том, что значит быть.

Для человека главной проблемой становится конечность его существования и вопрос о перспективах его жизни. Идея конечности вносит в экзистенциальную ситуацию особое переживание пограничности существования, которую человек должен «претерпевать». Немецкий философ К. Ясперс назвал эту особенность человеческой экзистенции «пограничной ситуацией», а его французский коллега Г. Марсель обозначил воплощенным «бытием в ситуации», которой принадлежит человеческая экзистенция. Таким образом, пограничность существования указывает на конечность, которая означает, что человек помимо своей смертности может соотноситься с чем-то иным за пределами своего повседневного опыта. А это значит, что человек не может замкнуться в своем самодостаточном существовании, как животные или неодушевленные вещи, но заполняет недостаточность своего бытия. Поэтому человек выходит за пределы своей наличной ситуации и не совпадает с самим собой. В этом его отличие от стула, на котором он может сидеть.

Условием человеческого сознания является внутренний разрыв в самом сознании. Сознание оказывается отвязанным от ситуации «здесь и сейчас». Этот разрыв экзистенциалисты называли «ничто», которое изолирует человека от того, чем он не является. Благодаря «ничто» у человека появляется свобода. Следствием свободы оказывается недостаток или нехватка бытия в самом бытии человека. Как писал Ж.-П. Сартр в работе «Бытие и ничто», человек «…делает себя существующим в качестве проекта самого себя за пределы настоящего к тому, чем оно еще не является».

Сартр отмечал, что человеческая реальность не совпадает окончательно со своими проекциями. Поэтому цель экзистенциального проекта не может быть достигнута не только потому, что человек конечен, но и потому, что ее реализация сопряжена с объективациями, которые ввергают его в несобственный способ бытия и отдаляют от себя. Человек, создавая порядок своего мира, одновременно и преодолевает его в своей ориентации к иному. Человек не может быть ни самодостаточным, так как постоянный недостаток лишает его целостности, ни стать целостным вне себя, так как это лишает его свободы. Свобода – возможность «не совпадать с собой, а быть всегда на расстоянии от себя» (Сартр).

Полагаю, что есть выход из тупиков человеческой свободы, которые обозначил Сартр. Онтологический смысл свободы для человека – преодолевать все принуждающие его силы, кроме одной силы – власти над самим собой, которая становится предметом его заботы. Это свобода не от принуждения и контроля, а для того, чтобы мыслить возможное за пределами всех ограничений. Не следовать выбору, а менять условия выбора.

Распространено представление, что свобода заключается в возможности быть самим собой. Согласно этой мысли, быть свободным — значит соответствовать некоему оригиналу, за которым устремляется его копия. Таким подлинником оказываются готовые нормы и установки человеческой деятельности. Их устанавливает общество, вернее, они складываются стихийно в процессе исторической жизни общества. Однако человеческая аутентичность указывает не на подлинность чему-то, а на собственный способ бытия в соответствии со своими бытийными возможностями. Быть самим собой – это не значит стать кем-то или соответствовать чему-то. Это означает перестать пытаться быть чем-то, чем человек не является, то есть перестать быть безликим Другим. Последнее не свидетельствует о том, что человек замыкается в себе, но лишь то, что человек не исчезает в других как своих возможностях.

Пределы экзистенциального сознания

Прежде чем быть каким-то (желающим, познающим, действующим), человек уже всегда есть. По способу своего бытия человек является проектом самого себя. Помните пароходное колесо со скрытой частью под водой? Человек – это проективный круг бытия и понимания. Существуя, человек себя понимает. Понимая себя, человек существует. Самопонимание есть одновременно и самосозидание человека: они являются частями круга. Бытие и понимание человека взаимно друг друга обуславливают. Поэтому человек есть то, как он себя понимает.

Однако не все части этого круга находятся одновременно над поверхностью. Психоанализ разделил человеческую психику на две части — бессознательное и сознательное. Когнитивная психология также выделяет бессознательные процессы в психике человека, которые обеспечивают принятие решений. Экзистенциальная философия пытается найти в онтологической структуре человека такие основания, которые участвуют в человеческом самопонимании. В частности, М. Хайдеггер назвал структуру, которая надежно связывает человека с миром и обеспечивает человеческое понимание, бытием-в-мире.

Условно можно выделить рефлексивный и дорефлексивный уровни проективного круга человека. Человек понимает себя еще на дорефлексивном этаже сознания, но начинает осознанно относиться к своей жизни только на рефлексивном этаже. Следовательно, у человека есть бессознательный проект и сознательный проект своего существования. Первый является как бы инфраструктурой для структуры второго. Дорефлексивный уровень создает основу человеческой активности, рефлексивный — создает возможность для проектной деятельности. Вместе они завершают композицию нашего круга. Дорефлексивный уровень сознания формирует идентичность, которая на уровне рефлексивной практики становится предметом сохранения или трансформации. В итоге существование человека наполняется новым качественным содержанием.

Итак, проект становится условием человеческого самопонимания. Человек познает не самого себя, а свой предварительный проект в качестве себя. Здесь заканчиваются поиски «сущности» человека и появляется новое понимание человека как процесса. Из точки тождества с самим собой человек не может понять свое существование, поскольку в тождестве нет динамики процесса. Иными словами, только изменяясь, можно понимать самого себя.

Таким образом, изменяясь процессуально, человек не задан раз и навсегда какой-либо программой. Человек понимает и трансформирует себя в проекте (Как мы уже знаем, на двух уровнях проекта). Чтобы иметь точку отсчета для проектирования, человеку нужен предел. Относительно предела человек самоопределяется. Вместе с тем предел — это границы опыта, которые человек может изменить в процессе самопреодоления.

В первом случае человек находит форму устойчивого существования во времени (самоидентификация). Назовем это постоянством формы. Во втором случае человек открывает себя навстречу возможным жизненным изменениям. Назовем это постоянством формообразования. Поэтому антропологический предел по своей форме включает как универсальную постоянную, так и универсальную переменную в человеческом бытии. Границы возможного опыта включают условие для их преодоления (часто кризисного), не отменяя постоянство самого предела. Человеческое самоопределение действует в перспективе тождества. С другой стороны, самопреодоление человека развертывается в перспективе «инаковости». И то, и другое участвуют в том, чтобы человеческая жизнь сохраняла постоянство в потоке перемен.

Применительно к человеческому существованию такое понимание предела раскрывает две важные социальные категории — субъекта и личности. Субъект является характеристикой тождества и стабильности человеческой жизни. Субъект — это тот, кто способен действовать и взаимодействовать с другими от своего лица. Эта характеристика поддерживает социальные отношения. Напротив, личность становится характеристикой инаковости. Личность реализуется в той мере, в какой человек готов к изменениям, то есть готов выходить из автоматизма повседневного опыта.

Таким образом, субъектом становится тот, кто способен быть самим собой, сохранять идентичность своей жизни. Тогда как личность — это возможность быть иным и преодолевать свои случайные ограничения. Чтобы установить и поддерживать с человеком отношения, нужен субъект. Чтобы человек мог решать жизненные проблемы в непредсказуемых ситуациях, необходима личность.

Вернемся к нашему вопросу, есть ли пределы человеческого существования. По способу своего бытия человек устанавливает пределы, чтобы их преодолевать в процессе жизни как отдельной личности, так и исторического сообщества. Устанавливая границы, человек их меняет и тем самым изменяет смыслы своего существования. Предел становится условием человеческого бытия и понимания.


Подборка по теме
— Волк или овца? Неповторимая человеческая ситуация по Эриху Фромму
—  Экзистенциальная тревога и становление идентичности
—  Есть ли у человечества «высшее предназначение»?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

Экзистенциальные конфликты личности и принципы их разрешения с позиций учения В.И. Вернадского о ноосфере — доклад на конференции

Аннотация доклада:

Формирование и развитие личности сопряжено с переживанием и разрешением экзистенциальных конфликтов, т.е. кризисов существования. Ученые, сторонники экзистенциальной психотерапии считают, что экзистенциальный конфликт является следствием обострившейся конфронтации с одной или несколькими «данностями существования субъекта». Ключ к решению этой глобальной проблемы можно найти в учении В.И.Вернадского о ноосфере. Центральной темой учения о ноосфере является единство биосферы и человечества. В.И. Вернадский писал о том, что человек не является самодостаточным живым существом, живущим отдельно по своим законам, он сосуществует внутри природы и является частью ее. Это единство обусловлено, прежде всего, функциональной неразрывностью окружающей среды и человека. Человечество само по себе есть природное явление. Естественно, что стараясь оторваться от природного, абстрагироваться от своей генеральной миссии развития природы (бесконечного продолжения), «вырывание» собственного «Я» из социального контекста (семьи, рода, социума), человек обречен на экзистенциальный конфликт между данностями существования». К «данностям существования» И. Ялом относил конечные факторы, как неотъемлемые и неизбежные составляющие человеческого бытия: смерть, свободу, экзистенциальную изоляцию и бессмысленность. Противостояние между сознанием неизбежности смерти и желанием продолжать жить рассматривается учеными (Э.Фромм, В.Франкл, И.Ялом) как центральный экзистенциальный конфликт. Свобода как конечная данность представляется человеку однозначно позитивным явлением. Но именно она как первичный принцип порождает ужас, ибо в экзистенциальном смысле «свобода» — это отсутствие внешней структуры, защищающей нас, т.е. бездна. Открытие этой пустоты вступает в конфликт с нашей потребностью в почве (в основе) и структуре. Экзистенциальная изоляция – это экзистенциальный конфликт между сознаваемой абсолютной изоляцией и потребностью в контакте, в защите, в принадлежности к большему целому. При обосновании бессмысленности как конечной данности существования, Ирвин Ялом выстроил следующую логическую цепочку рассуждений: мы должны умереть; мы сами структурируем свою вселенную; каждый из нас фундаментально одинок в равнодушном мире; ничто изначально не предначертано; каков смысл в нашем существовании? В этих вопросах, сформулированных ученым, отражена суть экзистенциального конфликта порожденного дилеммой, стоящей перед ищущим смысла человеком, брошенным в «бессмысленный мир». Соответственно, рассмотренным проблемам развития личности, принято говорить о четырех ее экзистенциальных конфликтах: 1) между осознанием неизбежности смерти и желанием про-должать жить; 2) между осознанием собственной свободы и необходимостью быть ответственным за свою жизнь; 3) между осознанием собственного глобального одиночества и желанием быть частью большего целого; 4) между потребностью в некой структуре, смысле жизни и осознанием безразличия вселенной, не предлагающей нам конкретных смыслов. Нередко в жизни человека все эти виды экзистенциального конфликта сливаются в единую проблему личностного кризиса. Он тесно связан с фактором времени и с возрастом имеет тенденцию к нарастанию. Последнее обусловлено постепенным сужением временной перспективы человека. Центральным звеном к разрешению названных конфликтов, на наш взгляд, является смыслообразующий мотив. По утверждению Д.А. Леонтьева смыслообразующий мотив выявляется в изучении всей системы психических свойств и состояний личности: потребностей; интересов; склонностей; идеалов; ценностных ориентаций; убеждений; способностей; волевых, эмоциональных, интеллектуальных и характерологических особенностей. Его отсутствие или слабая выраженность выражается в низкой продуктивности учебной и трудовой деятельности человека. Оно снижает его ответственность за свою судьбу, активность в самых разных сферах жизни, а также облегчает действие деструктивных психологических защит личности. Экзистенциальный конфликт может возникнуть в любом возрасте, чаще на рубеже смены ведущих видов деятельности, когда человек попадает в экзистенциальные кризисные ситуации. Например, окончание школы и вхождение в трудовую жизнь, уход на пенсию. Экзистенциальные кризисные ситуации – это ситуации, затрагивающие самые основы существования человека и обращающие его к проблемам жизни и смерти, свободы и ответственности, одиночества и отношений с этим миром, поиска и обретения смысла своего существования. Они могут возникать как развитие психологического конфликта или кризиса человека, когда переживаемые им проблемы жизнедеятельности начинают затрагивать сами основы его существования, переходят в «экзистенциальное измерение». Например, неудовлетворенность работой обращает человека к проблеме смысла его жизни. Но в первой половине жизни экзистенциальные конфликты и страхи оттесняется двумя основными жизненными задачами молодых взрослых людей — построением карьеры и созданием семьи. Далее, в среднем возрасте страхи и личностные конфликты овладевают людьми с новой силой и уже никогда не покидают их. Сужение ведущих видов жизнедеятельности углубляет личностные кризисы, приводит к потере смысла жизни пожилого человека и возникновения у него ощущений ненужности, одиночества, безысходности. Возникновение экзистенциальных конфликтов всегда связано с нарушениями самореализации и самоактуализации личности, ее полноценного функционирования. Проведя исследование проблемы, мы выделили пять принципов организации жизнедеятельности личности, позволяющие ей преодолеть экзистенциальный конфликт. К таковым мы относим нижеследующие: 1. Принцип конструктивного отношения к жизни, событиям и ситуациям. Он означает принятие ситуации как данности, рациональной оценки событий и принятия разумных решений, исходя из знаний и жизненного опыта, а там, где заканчиваются знания и опыт – веру. 2. Принцип активности и ответственности за собственную судьбу. Он указывает на то, что только так возможно преодоление действия деструктивных защит, тормозящих личностную динамику. Только активность позволит человеку открыть новые возможности. Только ответственность позволяем ему стать хозяином своей судьбы, раскрыть и реализовать собственное «Я». Она обеспечивает совладание с собой (эмоциями, мыслями, поведением) в сложных ситуациях, когда нужна мобилизация сил; 3. Принцип «смыслопорождения» и «смыслостроительства». Здесь мы опирались на точку зрения Ф. Василюка, который отмечал, что эмоциональное переживание кризисной ситуации, каким бы сильным оно ни было, само по себе не ведет к ее преодолению; точно так же анализ ситуации, ее обдумывание приводит лишь к ее лучшему осознанию. Подлинная же проблема состоит в созидании нового смысла, в «смыслопорождении», «смыслостроительстве», когда результатом внутренней работы личности по преодолению, проживанию критических жизненных ситуаций становятся изменения в ее внутреннем субъективном мире – обретение нового смысла, новое ценностное отношение, восстановление душевного равновесия и т. д. 4. Принцип обогащения ведущих видов жизнедеятельности личности (игровой, коммуникативной, когнитивной, творческой, сексуальной, трудовой, физической, профессиональной и др.). Он в качестве разрешающего личностный конфликт механизма предполагает расширение сфер деятельности человека, насыщение их новым содержанием, поиск новых позитивных впечатлений, знаний, контактов, актуализацию удовлетворение витальных и духовных потребностей. 5. Принцип ноосферности (по В.И. Вернадскому). Он направлен на осмысление человеком корней единства социального и природного, что позволяет понять место и роль исторического развития человечества в эволюции биосферы, закономерности ее перехода в ноосферу, и, главное, свою миссию в этом процессе. Последнее позволит человеку принять данность своего существования и постичь смысл жизни.

Что такое экзистенциальный анализ? | Ассоциация Экзистенциально-Аналитических Психологов и Психотерапевтов

Это анализ экзистенции, как гласит само это определение – условий, которые позволяют прийти к экзистенции. Анализ того, что необходимо, чтобы прийти к настоящей, исполненной жизни. Что нам нужно для того, чтобы реально быть здесь, мочь реально быть здесь? Экзистенция означает быть здесь. И, конечно, у экзистенции есть предпосылки – условия, которые позволяют нам в большей или меньшей степени быть здесь, более полно или менее. В противном случае мы можем провалиться в пустоту или экзистенциальный вакуум, как это назвал Виктор Франкл. Экзистенциальный анализ описывает эти условия — описывает, как благодаря феноменологическому исследованию, обнаруживается, что существует четыре измерения, которые являются основополагающими для экзистенции, подобно четырем ножкам стола. Отношения с миром это одна ножка стола. Отношения с жизнью это вторая ножка стола. Отношения с собой, бытие самим собой – это третья ножка. Отношения с превосходящим контекстом, будущим и смыслом – это четвертая ножка стола. Итак, экзистенциальный анализ описывает работу с такой структурой экзистенции. Все эти естественные измерения экзистенции могут привести к негативному исходу и привести к различным психопатологиям, разным формам страдания.

Экзистенциальный анализ это подход, основанный на экзистенциальной психологии и экзистенциальной философии. Экзистенциальная философия и психология ставят в центр человеческое бытие в аспекте его свободы. Это человеческое бытие это бытие, которое может принимать решение относительно своей жизни. Этот факт должен быть принят во внимание и стать центральным, чтобы прийти к исполненной жизни. Говоря иными словами, является наша жизнь счастливой, исполненной или нет, в наибольшей степени зависит от нас самих. Мы призваны обойтись со всем этим – с депрессией, которая случается, с окружающими обстоятельствами, с которыми я должен справиться. Каждый должен обойтись с самим собой, с другими, с экономической ситуацией, и принимать решения – ответственные решения – и оставаться собой в самом центре всех этих вызовов. Это специфическая задача человеческого бытия, и это послание экзистенциального анализа. Мы фокусируем внимание на человеческой способности, которая помогает нам, которая делает нас способными прийти к исполненной жизни, хорошей жизни – к жизни, у которой есть ее качество. И даже если у нас нет времени, мы не должны просто реагировать, потому что мы создаем стиль своей жизни, мы формируем свой день, самих себя, свои отношения, мы инвестируем себя в жизнь, говорим о трудностях, мы концентрируемся на ценностях – уделяем время для того, чтобы пережить их, насладиться ими. И все это, в первую очередь, зависит от нас самих. Качество собственной жизни это задача, решение которой всегда зависит от нашей ответственности. Это точка зрения экзистенциальной философии и экзистенциальной психологии. Большинство знает Ирвина Ялома. Он написал фундаментальную книгу об экзистенциальной психотерапии в 1980 годах. И, конечно же, нельзя не упомянуть Виктора Франкла, который посвятил свою жизнь экзистенциальной психологии и экзистенциальной психотерапии. Виктор Франкл назвал свое направление, свой подход логотерапией, потому что Франкл делал акцент на наполненном смыслом аспекте жизни. Философы называют смысл логосом. Поэтому логотерапия Виктора Франкла означает терапию поиском смысла, путем нахождения смысла, с помощью работы над этим отысканием смысла, сконцентрированной на осмысленности – возможной осмысленности жизни отдельного человека. Мы рассматриваем логотерапию в рамках более широкого основания экзистенциального анализа. Логотерапия формирует только одну ножку стола – четвертую ножку, имеющую отношение к четвертому измерению, к контексту, в котором мы находимся – жизнь, направленная к будущему, которая является основой для нахождения смысла.

Экзистенциальный анализ – это анализ того, что необходимо, чтобы прийти к исполненной экзистенции, центрированный на антропологии, которая видит, что человеческое бытие может быть в своей сущности свободно и ответственно за свою свободу.

Современный экзистенциальный анализ формулирует эту концепцию одной фразой, которая звучит так: экзистенциальный анализ это метод, который старается помочь человеку жить с внутренним согласием по отношению к тому, что он делает. Это подразумевает, что мы находим внутреннее «Да» по отношению к своим действиям, что мы стараемся делать только те вещи, по отношению к которым у нас есть внутренне согласие – внутреннее «Да». Если я делаю что-то, с чем я не согласен, что не гармонизируется со мной, что не в согласии со мной, что не резонирует во мне – тогда я реально не живу в своей жизни. В этом утверждении, одобрении, согласии с тем, что мы делаем, содержится центральный пункт, благодаря которому мы реализуем свою волю, мы реализуем свою свободу, мы реализуем свою ответственность. Если мы отнесемся к этому по-настоящему серьезно и посмотрим на ощущение соотнесенности, взглянем на чувство внутренней согласованности – внутреннего «Да», которое является судьбоносным «Да», имеющим значение для моей судьбы, тогда это внутренне согласование, соотнесенность не может быть просто мыслью. Мыслительный процесс , безусловно, должен быть включен туда, но базисом для внутреннего согласия является эмоция. Это судьба. Она приходит изнутри сама собой. Мы должны оставить это свободным. Мы должны дать этому случиться внутри нас. Мы должны позволить этому говорить самому по себе. Тогда мы основываемся на экзистенциальной доле. И когда мы двигаемся на основе экзистенциальной доли, у нас самые лучшие условия, в наличии все предпосылки для исполненной жизни. С этой отданностью, с этой открытостью к внутреннему согласию и с этой решительностью выполнять то, с чем мы согласны, и отодвигая все остальные ситуации, насколько возможно. Такой способ, разумеется, должен быть натренирован. С такой установкой и методом мы получаем награду. В качестве вознаграждения у нас появляется содержание собственной жизни – внутренняя исполненность. Внутренняя исполненность невозможна без жизни с внутренним согласием. Вот почему это настолько центральный элемент, и он может быть привнесен только мной. Никто не может дать внутреннее согласие за меня.

Экзистенциальный анализ располагает специфическим методом для работы, который называется феноменология. Феноменология это особый способ извлечения информации из реальности. Он отделен от зрения, от обычного восприятия реальности, он направлен в сторону от нее, чтобы сфокусироваться на том, что существенно. Феноменология это предельный метод и предельная установка открытости, которая «приносит нас на берег» сущностного в ситуации, показывающего себя. Существенно то, что реально имеет значение. То есть, мы не смотрим на своего клиента или пациента, или, например, на депрессию повседневным взглядом, какой у нас бывает по дороге на парковку, чтобы найти свою машину, сесть в нее и уехать. Там мы имеем дело с повседневным восприятием реальности. Мы воспринимаем все таким, как оно есть, принимаем его таким, как оно дано. Мы принимаем все как бытие. Мы воспринимаем его, как ясную, не подвергаемую сомнению реальность. В феноменологии мы смотрим на то, как вещи затрагивают меня, как они предстают мне, что приходит ко мне, что впечатляет меня – мы смотрим на впечатление. Мы смотрим на то, что содержится в этом впечатлении, и, в особенности, на движения и прикосновения. Когда мы смотрим на депрессию феноменологически, первым делом мы смотрим на описание, а затем мы смотрим глубже, на феноменологию.

Речь идет об экзистенциальном анализе третьей Венской школы, потому что в мире существует несколько «экзистенциальных анализов» с одним и тем же названием. Они все ассимилированы в общем поле экзистенциальной психологии, но у них также есть различия. Идея четырех фундаментальных измерений имеется только в экзистенциальном анализе Виктора Франкла и его дальнейшем развитии в нашей версии. Лондонская ветвь экзистенциального анализа в большей степени основана на философии Сартра и антипсихиатрическом движении. Мы – психиатры, и также используем в своей работе медицинские и психиатрические знания. Таким образом, экзистенциальный анализ третьей Венской школы использует феноменологию Мартина Хайдеггера, она пришла оттуда. Итак, мы смотрим на феноменологию. На симптомы, на своих клиентов и пациентов мы смотрим феноменологическим взглядом. Используемая в этом способе особая открытость позволяет нам дать себя затронуть персонально. Благодаря этому, мы получаем то, что является существенным. Но в этой установке у нас возникает специфическое восприятие. И мы видим специфические структуры , потому что этот взгляд открывает для нас горизонт, который, конечно же, очень субъективен, но и очень эмпиричен вместе с тем. Это ясная и понятная психология, в отличие от объясняющей психологии.

Когнитивно-бихевиоральная терапия (КБТ) и психоанализ являются объясняющими подходами, в то время как гуманистическая психология это понимающая психология. Карл Ясперс сделал различие между понимающей и объясняющей психологией. Объясняющая психология подводит к описанию причин и следствий. Понимающая психология делает основной фокус на основаниях, ценностях, которые формируют почву для решений и поведения. Итак, объясняющая психология ближе к естественнонаучному взгляду, а понимающая – ближе к искусству и литературе, поскольку она не использует детерминистских элементов и не соотносится с ними. Но они, несомненно, также присутствуют в нашей жизни. Действительно, нам нужны оба взгляда – и объясняющий, и понимающий, но фокус в каждом из них разный. Нам ценно посмотреть на депрессию с этой точки зрения – с феноменологической позиции – которая является основным инструментом в экзистенциальном анализе.

Экзистенциальный анализ базируется в Вене. Здесь он был разработан, тут проводится обучение. Также он получил распространение во многих странах по всему земному шару: Австрии, Германии, Швейцарии, в Польше и России; в Латвии, в Лондоне, в Северной Америке – в Канаде и в Мексике, в Южной Америке – в Чили и Аргентине – и еще в нескольких странах. Экзистенциальный анализ также достаточно широко распространенное направление в Австрии. Оно занимает второе место по значимости среди австрийских институтов за последние годы.

Вот то, что касается ЭА – экзистенциального анализа и его специфического взгляда на то, что экзистенция имеет структуру. Обращение с экзистенцией должно привести к тому, чтобы обнаружить Person в ее интимности – Person, которая свободна. И чтобы установить связь с этой свободной Person, нам нужна феноменология, как способ принимать ее в расчет, а также считаться с другими, с ситуацией, давая себя затронуть тому, что происходит.

таинство и проблема – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Философский журнал

The Philosophy Journal 2018, Vol. 11, No. 2, pp. 123-137 DOI: 10.21146/2072-0726-2018-11-2-123-137

2018. Т. 11. № 2. С. 123-137 УДК 130.3

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ ОПЫТ: ТАИНСТВО И ПРОБЛЕМА

Участники: В.В. Знаков, Н.А. Касавина Организатор проекта и ведущая — Ю.В. Синеокая

Знаков Виктор Владимирович — доктор психологических наук, профессор, главный научный сотрудник. Институт психологии РАН. Российская Федерация, 129366, г. Москва, ул. Ярославская, д. 13; e-mail: [email protected]

Касавина Надежда Александровна — кандидат философских наук, доцент, старший научный сотрудник. Институт философии РАН. Российская Федерация, 109240, г. Москва, ул. Гончарная, д. 12, стр. 1; e-mail: [email protected]

Синеокая Юлия Вадимовна — доктор философских наук, профессор РАН, заведующая сектором истории западной философии. Институт философии РАН. Российская Федерация, 109240, г. Москва, ул. Гончарная, д. 12, стр. 1; e-mail: [email protected]

Исследовательский интерес к специфике экзистенции обусловлен общим процессом гуманизации знания. Понятие экзистенциального опыта в современной литературе все отчетливее обретает статус междисциплинарной категории, которая связана с формированием целостного видения природы и исторического развития человека в контексте современной культуры. В центре дискуссии — проблема понимания экзистенциального опыта как сферы переживания, «таинства», открывающей непосредственный контакт человека с миром; как непрерывного и проблемного процесса самопонимания экзистирующего субъекта, его конституирования в мире в отношении к культурным смыслам и ценностям; как создания личностью онтологии экзистенции — временного горизонта бытия — собственной личной истории, позволяющей интегрировать ее ситуации, события, смыслы и ценности как фрагменты единой судьбы в контексте связи прошлого, настоящего и будущего. Феномен экзистенциального опыта интерпретируется с опорой на идеи экзистенциально-ориентированной философии и психологии, произведения художественной литературы.

Ключевые слова: экзистенциальный опыт, экзистенция, человек, опыт, таинство, проблема, временность, конечность, непостижимость, смысл

Синеокая Ю.В. Дорогие коллеги, я рада приветствовать вас сегодня на очередной встрече в рамках цикла «Реплики» совместного проекта Института философии Российской академии наук и библиотеки им. Ф.М. Достоевского — «Анатомия философии: как работает текст». Наши гости — исследователи, работающие в двух разных сферах гуманитарного знания: философ Надежда Александровна Касавина и психолог Виктор Владимирович Знаков.

© Коллектив авторов

Диалог, который прозвучит сегодня, будет междисциплинарным, это тем более интересно потому, что речь пойдет о проблеме, близкой каждому из нас, об экзистенциальном опыте.

Касавина Н.А. Мне хотелось бы начать наш разговор с вопроса о том, что есть экзистенциальный опыт? Отвечая на него, я буду обращаться к размышлениям М. Пруста, М. Мамардашвили, Г. Марселя, в работах которых этот вопрос ставился, а представленные их авторами интерпретации диалогичны, созвучны друг другу.

Экзистенциальный опыт — прежде всего переживание, которое отражает контакт субъекта с миром и связано с обнаружением данностей существования, во многом трагических, с наполнением этих данностей формами творческого отношения к миру. Постижение этого своеобразного переживания и сопряженного с ним понятия экзистенции является предпосылкой понимания специфики экзистенциальной философии и экзистенциального представления о человеке.

Причастность к миру прежде всего переживается и только потом осознается. Г. Марсель в «Метафизическом дневнике» называет такое глубинное постижение реальности таинством. Это те формы отношения к миру, опыт которых для человека как живого субъекта отличен от сферы «проблемного», рефлексивного. Это опыт поглощающих чувств, состояний, опыт чрезвычайно значимых событий и отношений.

Таинство переживается. Произведения Пруста удачно высвечивают экзистенциальный опыт прежде всего как совокупность переживаний и даже «параллельную» реальность, часто не связанную с рациональной стороной жизни человека: воспоминания, сны, которые навевают чувства, внезапно приходящая грусть или радость. Пруст воспроизводит переживания в наиболее чистом виде, освобождая их от излишней рефлексии, оформляя их богатым языком, избегая сюжетных конструкций. Для него это — способ восстановить «утраченное время», восстановить содержание и значение впечатления, знака, мимолетного чувства… Это то, что М. Мамардашвили называет «живой опыт», говоря о текстах Пруста.

Экзистенциально мыслить или думать — значит научиться заново видеть, возвести, подобно Прусту, в разряд привилегированных каждый образ, чувство или идею. Мамардашвили следует за Прустом и говорит об экзистенциальном опыте прежде всего как о наборе переживаний, о стихийном видении, восприятии жизни, внутренней душевной жизни, которую личность пытается сама себе пояснить, усвоить, означить. Тексты Пруста воспринимаются как путешествие, путешествие в себя, путешествие в мире через себя, путешествие в свое прошлое, его воссоздание и понимание. И экзистенциальный опыт предстает как путешествие личности в свой собственный внутренний мир через передачу спонтанного, уникального, живого переживания.

Переходя к другому смысловому оттенку понятия экзистенциального опыта, связанного с его проблемно-рефлексивной частью, мне хочется обратиться к идеям Г. Марселя, который на страницах своих произведений проблематизирует идею значимости переживаний и дискутирует с Прустом. Он описывает один конкретный случай: свой визит к больному другу, выраженное в этой связи чувство сострадания, которое при следующих встречах было утрачено вследствие обреченности больного. Сама утрата этого чувства огорчает Г. Марселя. «Эта тишина во мне странно отличается от крика сострадания, который поднимался в моем сердце; однако она не кажется

мне совсем загадочной. Я в состоянии обнаружить в себе, даже в смене моих настроений, достаточное объяснение. Но зачем? Пруст прав. Мы для самих себя не свободны; есть некая часть нашего существа, которая иногда становится нам доступной силою каких-то странных и, возможно, не совсем осмысленных нами обстоятельств. Ключ дается нам на мгновение. Через несколько минут дверь вновь закрывается, ключ исчезает. Я должен с грустью признать, что это так»1.

Марсель далее обращается к важности личностных усилий и смыслов, которые позволяют человеку обрести власть над переживаниями. В жизни человека наступает момент, когда он должен возвыситься над переживаниями, чтобы занять осмысленную позицию по отношению к происходящему и вынести тяготы существования. Эта позиция связана с верностью, принятием обязательства, обещанием, направлением переживания, ответственностью, а не просто с созерцанием. Нельзя полагаться на мимолетное переживание, над которым человек не только не властен, но даже зачастую не способен его понять.

В контексте этих сомнений и размышлений Г. Марселя вспоминается идея, отчетливо высказанная представителем современной экзистенциальной психотерапии А. Лэнгле: эмоциональные состояния не способствуют последовательной ориентации, связанной с ключевыми жизненными решениями личности. Они скорее инициируют осмысление и принятие решений2. Переживания нуждаются в осмыслении, категоризации, структурировании, чтобы стать значимыми элементами экзистенциального опыта, который сам организует бытие человека. Для этого субъективный поток переживаний должен быть оформлен, собран. Переживание выполняет конституирующую роль в процессе становления человека, когда оно трансформируется в смысл, обозначается, фиксируется в языке и общении.

В этой связи интересно провести различие между дневником и автобиографией как жанрами, связанными с описанием человеком собственной жизни. Дневник отражает сегодняшние переживания, насыщен событиями и чувствами. Автобиография — нить судьбы, протягиваемая человеком, выстроенная им линия жизни, творчества, когда события и свое отношение к ним не просто фиксируются, но в рассказе конструируется жизнь как нечто целое, показывается ее внутренняя динамика, связь с социальными и культурными событиями, влияние людей и внешних обстоятельств.

Дневник и автобиография отражают разные грани экзистенциального опыта как, с одной стороны, проживания текущих событий, а с другой, формирования человеком своего жизненного пути как целого, в котором большую роль играют личностные интерпретации жизненных смыслов, индивидуальные усилия и решимость к «собиранию» своей судьбы.

Г. Марсель в своих размышлениях о верности и ответственности не одобряет идеи обретенного времени Пруста. «Сегодня днём размышляю… что единственная возможная победа над временем, по-моему, состоит в верности. Не существует привилегированного состояния, которое позволяло бы преодолеть время: ошибка Пруста заключается в том, что он этого не понял. Описанное им состояние есть в действительности не что иное, как западня времени. Это понятие «западня времени», как я чувствую, будет играть все более и более важную роль в моих размышлениях»3.

1 Марсель Г. Быть и иметь. Новочеркасск, 1994. С. 43.

2 См.: Лэнгле А. Эмоции и экзистенция. Харьков, 2011. С. 31.

3 Марсель Г. Быть и иметь. С. 7.

Марсель поднимает темы абсолютных ценностей, веры, ответственности, в которых акцентировано не просто отношение к иному, а отношение с позиции смирения, преклонения, уважения, признания другого. Это переживание и осмысление происходящего уже на другой высоте смыслов человеческого общения. «Странно, — но, однако, так ясно, — что я могу продолжать верить только при условии, что буду выполнять свое обязательство. Это удивительным образом связано. Можно переживать и сознавать свои переживания, интерпретировать их, но я должен и принимать за что-то ответственность, не просто следить за течением жизни. Путь имеет цель»4.

Эти мысли чрезвычайно важны для понимания экзистенциального опыта. Принятие ответственности есть выражение следования ценностям, что позволяет жизни не просто «течь», а быть для личности осмысленным путем становления. Здесь мы имеем дело с особой смысложизненной гранью экзистенциального опыта, в котором решаются главные проблемы существования — жизни, смерти, одиночества, сопричастности, призвания, веры. Эта грань связана во многом с рефлексивным мышлением, с проблемой, она помещается перед человеком как нечто, требующее формирования определенного отношения. В таинство человек вовлечен, проблему должен решить или решать. В этом смысле экзистенциальный опыт как проживание и переживание есть таинство, но как понимание — проблема. Его можно исследовать как синтез жизненных переживаний и концептуальных средств их структурирования и связывания как основы ответственного экзистенциального выбора и принятия решений.

Синеокая Ю.В. Прежде чем передать микрофон Виктору Владимировичу, мне хотелось бы отметить, что Надежда Александровна подняла существенную проблему, касающуюся важных экзистенциальных жанров: дневника и автобиографии. До рубежа Х1Х-ХХ вв. в философской традиции было принято излагать мысли «от лица» обезличенного, отвлеченного, абстрактного субъекта, лишенного личных переживаний, собственного внутреннего мира. Вкрапление в философский текст персонального опыта или частного жизненного эпизода воспринималось как нонсенс, вызов канону, нечто скандальное и чуждое философскому дискурсу, то, что должно было быть безжалостно изъято из него. Лишь к концу XIX столетия экзистенциальные сюжеты в качестве маргиналий все чаще проникают в философские тексты. Пионерами экзистенциального жанра в философии были Монтень, Кьеркегор, Ницше, подвергавшиеся критике со стороны современного им респектабельного философского сообщества. Именно этим мыслителям мы обязаны тем, что «Я» в философии обрело индивидуальные черты страдающего, сомневающегося в себе, ищущего человека, перестав быть безликой абстракцией провозглашающей миру истины.

Знаков В.В. То, что сегодня мы обсуждаем проблему экзистенциального опыта в контексте философии и психологии, совсем не случайно. Философия поднимает самые широкие, фундаментальные пласты проблематики, связанной с культурой, развитием человечества. Для психолога очень важно описать любую категорию в таких терминах, чтобы потом её можно было каким-то образом исследовать.

В наше время в социогуманитарных науках происходит становление нового этапа познания, на котором во многих исследованиях ключевую роль играет анализ не сознания, познания и знания, а интегративного феномена

Марсель Г. Быть и иметь. С. 14-15.

опыта — индивидуального и надличностного. Практически все науки обращаются к категории опыта, который отражает онтогенез каждого из нас, и потому он оказывает формирующее влияние на становление человеческой субъектности. Как говорит Ф. Анкерсмит, повторное открытие опыта — это повторное открытие субъекта, и наоборот. Одно влечет за собой другое. Сегодня для всех нас очевидно, что познание невозможно без познающего субъекта и любое объективное знание включает в себя субъективные составляющие. Одной из них является опыт. Опыт становится основой предварительного понимания ситуаций человеческого бытия. Он не подменяет собой достоверного знания, но в отличие от знания опыт не требует проверки на истинность. Неудивительно, что в психологии человеческого бытия категория «опыт» рассматривается как краеугольный камень субъектного подхода.

Я хочу уточнить, что имеют в виду психологи, когда говорят об экзистенциальном опыте. Во-первых, это, конечно же, определение этого феномена, связанное с различением повседневного, жизненного и экзистенциального опыта. Во-вторых, следует описать компоненты, из которых состоит наш экзистенциальный опыт. В-третьих, нужно уточнить связь переживания с таким опытом. Она особенно очевидна при переживании террористической угрозы, восприятии чужого человека как друга или врага и в других критических ситуациях человеческого бытия. Здесь для психологов важно и интересно все, что связано с когнитивным и аффективным бессознательным. Для психологии категория экзистенциального опыта важна еще и потому, что мы можем перейти на другой уровень исследования мира человека и включить в свой научный тезаурус понятия, которые раньше присутствовали только в культуре, религии, философии. Я имею в виду созерцание, постижение, непостижимое, тайна.

В современной психологии большое внимание уделяется анализу проблем, которые нельзя понять на основе только рационального знания, когнитивного и ментального опыта — для понимания субъект должен опираться на свой экзистенциальный опыт. Для уяснения сути экзистенциального опыта надо проанализировать роль когнитивного и аффективного бессознательного в понимании людьми критических ситуаций человеческого бытия. В понимании важную роль играют не только осознанные рациональные знания субъекта, но также бессознательное и житейские понятия. Это внепонятийные иррациональные компоненты понимания. Существуют такие сферы человеческого бытия, которые вообще не приемлют рационального познания. В подобных сферах есть коренное противоречие между рациональным знанием, объяснением и глубинными эмоциями, переживаниями. Глубинные установки и предубеждения не опираются на разумные суждения, и потому их невозможно разрушить обычной логикой.

Касавина Н.А. Возвращаясь к вопросу о связи в экзистенциальном опыте таинства и проблемы переживания и процедур осмысления, мне хотелось бы обратиться к следующему вопросу: может ли человек перейти от переживания к осмыслению и упорядочению, принятия верного решения и всегда ли он так может? Доступно ли это? Когда человек захвачен переживаниями, порой ему трудно мыслить и поступать ответственно. Примером может служить ситуация героя в произведении Л.Н. Толстого «Крейцерова соната». В. Позднышев, осознавая всю ужасность своего поступка, не в силах его предотвратить, оставить возникший порыв наказания и убийства. К осмыслению он переходит уже после совершения убийства, распутывает опыт, хотя должен был это сделать ранее.

На что человеку опереться в этом распутывании? Чтобы распутать опыт, он должен обратиться к культурным архетипам, внести в опыт структуру смыслов. М. Мамардашвили говорил, что роль философии состоит в распутывании, высказывая это в том числе и в контексте проблемы экзистенциального опыта. Только распутывание приводит к пониманию ситуаций его становления. И форма произведения должна быть такой, чтобы участвовать в распутывании экзистенциального опыта.

Опыт нужно распутать, и для этого нужно иметь инструмент. Для Ма-мардашвили тексты Пруста и являются таким инструментом. Текст как составление воображаемой структуры является единственным средством распутывания опыта. Человек начинает что-то понимать в своей жизни в зависимости от участия текста в ней; текста или упорядоченного строя смыслов, когда жизнь и опыт обретают определенный контур5.

Роль текста, а значит, осмысленного содержания в понимании экзистенциального опыта велика. Более того, текст, размышление, повествование есть часть самого экзистенциального опыта. Текст есть результат анализа опыта, и он его конструирует. Это важный для философского и всякого иного познания момент. Анализ и конструирование смысловой, знаковой структуры есть способ понимания таких сложных и многогранных феноменов, как опыт и жизненный мир, которые, как и всякие естественные, стихийно формирующиеся, эмерджентные явления, нелегко поддаются концептуализации.

Формирование понятия экзистенциального опыта в истории философии осуществлялось на стыке таких проблем, как непосредственность, уникальность, спонтанность личного переживания, с одной стороны, и его зависимость от обусловленных социумом и культурой, объективированных традиций, ценностей и норм, с другой.

Например, на оппозицию экзистенции и объективности указывали многие мыслители, отмечая необъективируемость экзистенциального опыта. Узкая трактовка экзистенциального опыта как невыразимого при помощи рациональных категорий переживаний индивида встречается в работах Н.А. Бердяева, который, критикуя М. Хайдеггера, утверждал, что тот «захотел выразить проблемы экзистенциальных философов в категориях академической рациональной философии. Он налагает рациональные категории на экзистенциальный опыт, к которому они неприменимы»6. Объект для Н.А. Бердяева означает исчезновение экзистенциальности.

О. Больнов в работе «Философия экзистенциализма» (Existenzphiloso-рЫе) в главе под названием «Экзистенциальный опыт» пишет о такой глубинной, не могущей быть проясненной сфере экзистенциального существования. За пределами того, чем человек обладает в качестве мышления и душевных способностей, этических правил и социальных навыков, характера, всегда содержится нечто глубинное и не обнаруживающееся во всех этих феноменах. Если представить, что человек может по-настоящему внутренне пройти до конца весь этот путь приобретенного опыта, то высвободившееся в нем за счет «осаждения» мыслимых содержательных свидетельств и явится опытом существования в строгом экзистенциально-философском смысле.

Такое видение — очень важный этап становления экзистенциальной философии, ее предмета, который сегодня дополняется другим этапом. На первый план выходят культурно-исторические параметры жизненного мира, измерения культуры, осуществляется интеграция философских и гуманитарно-

Мамардашвили М.К. Психологическая топология пути. СПб., 1997. С. 11.

БердяевН.А. Самопознание: Опыт философской автобиографии. СПб., 2013. С. 122.

научных подходов к экзистенциальному опыту. Ценностная интерпретация экзистенциального опыта сегодня активно предлагается социально-гуманитарными науками, тем самым обеспечивая изучение и возможности практической работы с экзистенцией. Подход, который разрабатывает В.В. Знаков, — яркий тому пример.

Кроме того, современные эпистемологические подходы к проблемам сознания, самосознания и опыта предполагают их культурно-историческую обусловленность. Субъективное выступает не столько как изначально данное, сколько как создаваемое субъектом в коммуникативных взаимодействиях с другими людьми в рамках определенной исторически данной культуры (В.А. Лекторский). Выделение «внутреннего опыта» в качестве самостоятельного, согласно Лекторскому, сомнительно. То, что представляется объектами «внутреннего опыта», может пониматься как элементы или звенья ориентации во внешнем мире7. Это еще одно напоминание о том, что экзистенциальный опыт не формируется и не заключается только внутри человеческого «Я». Он — в сопряжении, на стыке, в совпадении или противостоянии человека и мира, «самобытие» в мире.

Таким образом, категория экзистенциального опыта обладает культурно-антропологическим, социокультурным значением, и в этом можно усмотреть современный ракурс этой проблемы и возможность ее научного изучения.

Знаков В.В. Почему экзистенциальный опыт нас так интересует? В экзистенциальном опыте сконцентрировано общее знание субъекта о человеческой природе. Такой опыт является важной составляющей экзистенциального интеллекта, который известный американский психолог Г. Гарднер называет «интеллектом больших вопросов». Этот вид интеллекта проявляется в способности человека размышлять о фундаментальных проблемах бытия — жизни, смерти, о существовании в целом. Между тем экзистенциальный опыт нельзя выразить в категориях ни сознания, ни бессознательного. Он представляет собой сплав языка как формы общественного сознания и невербализуемой субъективности, иначе говоря, унифицированного общего в человеке и его трудно выразимой словами индивидуальности.

Для психологической науки принципиально важно различение жизненного и экзистенциального опыта субъекта. Во-первых, в нашей жизни случаются события, в контексте которых воспроизводится предельный опыт. И.Т. Касавин называет их «одноразовыми событиями»: собственное рождение, свадьба, рождение ребенка, начало профессиональной деятельности, потеря родителей, выход на пенсию, смерть супруга или ребенка и т. п. Во-вторых, в повседневной жизни мы встречаемся с друзьями, сослуживцами и незнакомыми людьми; работаем, уезжаем в командировки и отпуск; узнаем о событиях в стране и мире и т. п. Эти обычные события и ситуации человеческого бытия пополняют и расширяют багаж жизненного опыта. Однако знания и воспоминания далеко не обо всех из них оказываются включенными в экзистенциальный опыт субъекта.

Экзистенциальный и жизненный виды опыта следует различать по наличию или отсутствию в структуре опыта метасистемной организации, а также по оценке субъектом событий и ситуаций человеческого бытия либо как привычных, либо как критических, резко отличающихся от повседневных.

Экзистенциальный опыт по отношению к жизненному является метаси-стемным, это «опыт второго порядка». Экзистенциальные события представляют собой такие осмысленные, понятые, оцененные субъектом факты и яв-

ЛекторскийВ.А. Опыт // Новая филос. энцикл.: в 4 т. Т. 3. М., 2001. С. 159.

ления человеческого бытия, к которым он не может остаться равнодушным. Неудивительно, что экзистенциальными для субъекта становятся далеко не все повседневные события и ситуации, которые он помнит. Экзистенциальные — только события, оказавшие на человека сильное влияние, в процессе осмысления и понимания которых изменился его внутренний мир. Очевидно, что некоторые события приобретают для нас экзистенциальное значение лишь после осмысления, оценки, понимания того, что сначала могло показаться малозначимым и не имеющим непосредственного отношения к нашей жизни. И только рефлексия, сопоставление, умозаключения позволяют осознать не сиюминутный характер, а непреходящий экзистенциальный смысл произошедшего.

Большую вероятность превращения в экзистенциальные имеют критические события, выходящие за пределы жизненного опыта человека. Естественно, что такие события (неизлечимая болезнь, утрата близких, страх смерти у летчиков-испытателей или обычных людей, которые оказались на месте теракта или техногенной катастрофы) эмоционально очень нагружены и имеют большие шансы повлиять на внутренний мир субъекта. Однако то, станет ли событие критическим и экзистенциальным для субъекта, определяется не только перечисленными выше объективными факторами: важную роль играет соотношение объективных жизненных обстоятельств и субъективного восприятия и понимания их как простых, обыденных или сложных, труднопреодолимых.

Теперь о том, из каких компонентов состоит экзистенциальный опыт. Первым компонентом экзистенциального опыта является неявное знание, которое не может легко быть передано другим. Психологам давно и хорошо известны понятия «скрытого знания», «молчаливого знания», «имплицитного знания». Все они характеризуют принципиальную невозможность вербализации всего того, что мы знаем.

Второй компонент экзистенциального опыта — интенциональный. В психике субъекта он представлен интенциональными структурами, определяющими направленность и избирательность индивидуальной психической активности. Здесь речь идет об изучении интеллектуальных интенций — особых субъективных состояний, состояний направленности ума.

Наконец, третий компонент экзистенциального опыта — этический. Этическую категорию долженствования можно сравнить с компасом, помогающим человеку не только выбирать способы ориентации в житейских ситуациях, но и адекватно понимать их. Вместе с тем необходимо подчеркнуть принципиальную невозможность полного осознания морально должного. Далеко не все моральные правила и нормы осознаваемы. Более того, некоторые из них, по мнению М. Хаузера и других ученых, являются врожденными. Хау-зер развивает научные представления, согласно которым во многих случаях основания моральных решений являются неосознанными, интуитивными.

Касавина Н.А. Очень важный контекст в понимании экзистенциального опыта — рискованность, «безнадежность», трагичность человеческого существования, осознание человеком своей неизбежной конечности. Для понимания роли этого осознания можно обратиться к рассказу Х.Л. Борхеса «Бессмертные». Умирающий всадник поведал главному герою — трибуну в легионе при императоре Диоклетиане — о том, что на его родине верят в существование реки, чьи воды дают человеку бессмертие. Наш герой решил отыскать эту реку. Путь его был долог и лежал через пустыню. На исходе сил, почти без сознания от жажды, один, он нашел странный город, нелепо

выстроенный в виде лабиринта. Блуждание по нему убедило героя в его безобразности и полной бессмысленности. Недалеко от города жило странное племя нагих неопрятных людей, не владевших речью, равнодушных друг к другу. Позже герой понял, что они и есть бессмертные, утратившие интерес к смыслу, общению, цели, остановившиеся лишь на созерцании и своем внутреннем «Я». Их жизнь, свободная от смерти и культуры, стала пустой. Взгляд на мир как на систему, где все повторится и компенсируется, привел к утрате ценностей. Бессмертные потеряли способность к состраданию, их не интересовала собственная судьба.

Нарисованная Борхесом картина обращает к идее временности человеческого бытия, проблеме смерти и поиска путей ее разрешения — границам существования, что и было поставлено в экзистенциальной философии в центр экзистенции. Проблема смысла жизни обязана временности человеческого бытия, обнаруживает необходимость ориентиров, целей и результатов, в которых не только переживается, но и оправдывается существование.

Экзистенциальное существование предоставлено личному бытию в качестве его глубокой бытийной возможности, которой человек обладает не от «природы», но которая дана ему в качестве требующей своей реализации задачи. Свою максимальную остроту проблема экзистенциальной временности обретает только перед лицом смерти. Конечность является таким пределом, который препятствует гармоничным связям как между человеком и миром, так и между различными сторонами в человеке, тем самым удерживая последнего в постоянном напряжении, решимости, вовлеченности. В экзистенциальной философии конечность постигается не только как крайне болезненный опыт, объясняющийся наличием границы всех человеческие желаний и возможностей, но и как постоянный источник личностных изменений и достижений. Временность толкает человека конструировать смысл жизни.

Бессмертные символизируют то, что К. Ясперс назвал «безнапряженным потоплением экзистенции». Но смертный не может это себе позволить, он должен сделать что-то осмысленное в рамках того времени, которое ему отпущено.

При этом экзистенциальный опыт имеет рекурсивную природу, он никогда до конца не пережит, его паттерны повторяются в разных вариантах. Экзистенциальный опыт связан с историей жизни, которая никогда не дописана до конца. Он разворачивается в горизонте взаимодействия прошлого, настоящего и будущего. Прошлое «меняет окраску», меняет, по словам Г. Марселя, даже «свою субстанцию» по мере того, как человек живет, как его жизнь подходит к концу. Человек возвращается к своему опыту — в мыслях и поступках, черпает из прошлого, переоценивает его. Здесь вспоминается строка Поля Валери: «Мои чувства приходят ко мне издалека»8. Мамардашвили использует эту фразу, для того чтобы показать, обращаясь к Прусту и Фолкнеру, что «человек есть существо далекого»9, его наличное состояние есть результат длительной цепочки событий, переживаний, становления смыслов. Личность в процессе становления накапливает экзистенциальную культуру, наращивает культурные ресурсы понимания себя и своего места в жизни.

Прошлое личности есть обращенный к ней призыв, на который она должна ответить в соответствии с тем, чем она является сейчас. В этом состоит экзистенциальная ценность прошлого. Прошлое определяет настоящее как в плане несущей основы, так и в плане стесняющего предела. Фактичность

Valéry P. Œuvres. T. II. Paris, 1960. P. 1514.

Мамардашвили М.К. Психологическая топология пути. C. 20.

прошлого нельзя изменить, но человеку предстоит в течение всей жизни определять и переопределять смысл произошедших событий — смысл, который связывает, синтезирует, конструирует и одновременно распутывает, расставляет акценты, обеспечивает аналитический взгляд. «И это должен сделать я сам, пока остаюсь живым, как если бы я должен был постоянно пропускать сквозь себя это прошлое, являющееся моим именно потому, что я должен сообщить ему его смысл»10. Смысл жизни обретается по мере осмысления человеком своей истории и создания личного мифа, где есть место предназначению, призванию и судьбе.

В свою очередь, будущее является не тем, что должно наступить однажды в какой-либо последующей временной точке. Оно является направлением человеческого поведения, постоянным формирующим фактором по отношению к настоящему. Это ключевой момент хайдеггеровской феноменологии истории. История как прошлое имеет свои корни в будущем. Из будущего, где обретается смысл истории и, значит, собственная судьба, обретает значение и прошлое как историческое событие.

Таким образом, временность обретает особенное значение в экзистенциальном понимании человеческого опыта. Будущее, прошлое и настоящее являются теми тремя направлениями, в которых осуществляется становление человека и на основе которых конституируется настоящее мгновение.

Историчность экзистенциального опыта можно понимать как непрерывную попытку удержания личностью своей судьбы в единстве между возможностями и необходимостями прошлого и будущего. Историчность связана с решимостью по отношению к возможностям собственного существования и открытию судьбы, решимостью, которой бессмертным недостает или она им просто не нужна.

Образ судьбы отражает стремление человека к целесообразности и упорядоченности жизни, ее смыслу и определенности. Личность создает линию судьбы, связывая единой нитью эмпирическое многообразие событий и стремясь найти в повседневности уникальную закономерность, смысл своей собственной личной истории. Проблема смысла жизни наиболее значима для исследования экзистенциального опыта. Эта составляющая внутреннего мира отражена в саморазвитии, самореализации личностных качеств субъекта, ищущего и находящего смысл своего бытия в мире. Человек распутывает свой опыт, внося в произошедшие с ним события особый смысл. Человек распутывает опыт, создавая свою историю и свою судьбу.

Таким образом, экзистенциальный опыт можно рассматривать через следующие его формы: сфера переживания, «таинства», открывающая непосредственный контакт человека с миром; непрерывный процесс самопонимания экзистирующего субъекта, понятый как его конституирование в мире в отношении к культурным смыслам и ценностям; конструирование личностью онтологии экзистенции как временного горизонта бытия — собственной личной истории, позволяющей интегрировать ее ситуации, события, смыслы и ценности как фрагменты единой судьбы в контексте связи прошлого, настоящего и будущего.

Знаков В.В. Важной проблемой является вопрос о соотношении экзистенциального опыта с непостижимым и таинственным в нашей жизни. Сейчас в психологии настал момент, когда постижение и непостижимое из философско-литературных категорий переводятся в операционально-эмпирические.

10 Марсель Г. Взгляд в прошлое //Марсель Г. О смелости в метафизике. СПб., 2012. С. 261.

Непостижимость для человека многих событий и ситуаций определяется невозможностью определения их причин или последствий. Существуют такие сложные многомерные ситуации, в которых люди никогда не смогут узнать все причины их последующего изменения. В мире человека случаются события, причины которых искать не только безрезультатно, но и бесполезно: они произошли «не из-за прошлого, а для будущего». Непостижимость мира человека — это один из атрибутов человеческого бытия. А вот непостижимое для нас оказывается закономерным следствием человеческой психологии.

Одна причина непостижимости некоторых событий и ситуаций заключается в принципиальной невозможности их понимания и объяснения в терминах рациональных когнитивных схем. Изучая психику человека, особенно применительно к социокультурной и экзистенциальной реальностям, психологи имеют дело не столько с достоверными знаниями, сколько с ценностями и смыслами. Последние уходят своими корнями в потребностно-мотиваци-онную сферу и глубины бессознательного. И получается, что подлинно научное психологическое исследование начинается с осознания ученым ограниченности и потому непродуктивности многих привычных когнитивных схем и шаблонов для изучения внутреннего мира человека.

Другая причина непостижимости некоторых событий и ситуаций человеческого бытия связана с нередко возникающими у современного человека трудностями определения онтологии социального мира. Такие трудности неизбежны при нарушении наших ожиданий, порождающих невозможность совместить очевидное с, казалось бы, невероятным. Иногда происходящее настолько расходится с привычным для субъекта течением бытия, что его почти невозможно признать реальностью.

Я хочу уточнить: непостижимость не означает принципиальной невозможности понимания. Непостижимость человеком некоторых событий и ситуаций возникает вследствие трудностей концептуализации. Другими словами, объединения в целостную схему, структуру осознаваемых и неосознаваемых, но все-таки интуитивно понятных категориальных знаний о понимаемом. Ведь понимание — это всегда соотнесение нового с известным, включение предмета понимания в структуру личностного знания понимающего субъекта. Например, в общении принципиальная невозможность полного понимания собеседниками друг друга, в частности, означает осознание ими того, что человек — это такое духовное существо, потаенные глубины которого не дано узнать не только другим, но и ему самому.

В философии, антропологии, психологии распространенным является мнение о том, что любой человек — это тайна, загадка, без разгадывания которой его невозможно понять. Экзистенциальная сфера нашей жизни обычно строится на отсутствии достоверных знаний или хотя бы согласованных мнений. Некоторые компоненты психики человека непостижимы и таинственны не вследствие слабости наших познавательных способностей, разума и рассудка, а потому, что их невозможно представить в понятийном знании.

И здесь целесообразно выделять два вида тайн — познавательные и экзистенциальные. Содержательно познавательная тайна раскрывается в описаниях событий, хотя и иррациональных, но реальных. Познавательная тайна -это то, что объективно существует, но недоступно пониманию и объяснению субъекта (по крайней мере, до тех пор, пока не откроются какие-нибудь новые обстоятельства). Для разгадки секрета необходима мыслительная дея-

тельность субъекта, побуждаемая познавательной мотивацией. Типичным примером когнитивного секрета является юридическое понятие государственной тайны.

С позиций психологии мышления, познавательная тайна — это такая проблемная ситуация, которую субъект не может преобразовать в задачу. Столкнувшись с чем-то непонятным и неразрешимым, на каком-то этапе осмысления проблемы человек понимает, что у него нет необходимых знаний, умений, навыков, и потому сознательно отказывается от ее решения.

Что касается экзистенциальной тайны… В человеческом бытии есть немало тайн, в которые люди непосредственно вовлечены и которые следует рассматривать только в контексте экзистенциальных ситуаций. В такие ситуации субъект включен так, что для психолога чрезвычайно трудно дифференцировать его внутренний мир и внешние обстоятельства, в которых он находится. И здесь речь идет уже о другом, содержательно более глубоком виде тайны. В его основании лежит не познавательное стремление к решению задачи, а, наоборот, осознанный человеком отказ от разгадывания, принятие ее как субъективной ценности. Это такие тайны, которые не внутри нас, а те, в которые мы вовлечены как субъекты человеческого бытия. На существование таких очень значимых в жизни любого человека тайн обращали внимание А.Ф. Лосев, А. Мень, Г. Марсель и другие мыслители. Экзистенциальная тайна является атрибутом и опыта субъекта, и ситуации, в которую он попадает. Приобщение к таким тайнам позволяет субъекту включиться в какой-то иной, условно говоря, более глубокий и одновременно более возвышенный уровень бытия. Экзистенциальные тайны более значительны, чем неразгаданные загадки внешних событий жизни. Осознание психологом тайны как экзистенциальной ценности означает признание существования иных, неочевидных и более сложных для научного анализа планов бытия.

Экзистенциальная тайна по своей природе холистична, нерасчленима на смысловые части, ее составляющие. В таинственном не может быть противоречий, потому что экзистенциальная тайна бытия по своей природе не аналитична, а холистична. Это значит, что, пусть и на уровне бессознательного, но тайна включает представления субъекта о том, что противоречивые компоненты экзистенциальной ситуации все же неотделимы от нее как целого. Более того, можно найти угол зрения, при котором противоречия не только не устраняются, но и превращаются в свою противоположность. Зачем, имея дело с типичными проявлениями холистического рассудка (к примеру, пиковыми переживаниями по А. Маслоу — мгновениями эстетического восторга, творческого озарения и т. п.), вносить в них обманчивую ясность аналитического разума? Разве рефлексивное препарирование своего чувства любви к другому человеку увеличит степень счастья? Скорее наоборот. В человеческой жизни всегда были и есть события и ситуации, представляющие для каждого из нас непреходящую ценность, изменяющие наш внутренний мир, но остающиеся тайной за семью печатями. По большому счету такие глубокие тайны не зависят от их осознания, критической оценки, но являются тайнами бытия, имеющими для людей непреходящую экзистенциальную ценность. Тайна есть неустранимый и непроблемный контекст действительности, ее не только нельзя осознать, но обычно и не нужно осознавать. Подлинно экзистенциальное понимание заключается в том, что к непостижимому и таинственному не следует подходить так же, как к анализу решения познавательной задачи, проблемы. Познавательную задачу мы решаем до тех пор, пока аналитическим способом не только на-

ходим, но и устраняем скрытое в ее условиях противоречие. Тайна обладает для людей экзистенциальной ценностью, ее нужно не разгадывать, а принимать. Экзистенциальная тайна сложнее для понимания и психологического анализа, чем познавательная. С психологической точки зрения она обладает, по меньшей мере, четырьмя признаками.

Во-первых, тайна — это такая проблемная ситуация, которую субъект не может преобразовать в задачу. Во-вторых, человек оценивает проблемную ситуацию как жизненно значимую для себя: проблема превращается в незабываемое экзистенциально ценностное событие. В-третьих, таинственными для нас становятся не все проблемные ситуации, а только редкие, вероятность наступления которых очень мала. Наконец, в-четвертых, таинственные явления оставляют неудовлетворенной познавательную мотивацию субъекта, вызывают в его сознании что-то похожее на «эффект Зейгарник»: они будят воображение, дают волю фантазии, но не приводят к рациональному объяснению произошедшего.

Главная методологическая проблема при этом заключается в том, что тайна существует в психике субъекта онтологически, а попытки сформулировать и разрешить ее как познавательную когнитивную задачу приходят в противоречие с гносеологической плоскостью рассмотрения этого феномена.

Касавина Н.А. Этот вывод позволяет подвести итоги в отношении поднятой нами сегодня проблемы понимания экзистенциального опыта как таинственного внутреннего мира человека и проблемно-когнитивного решения вопросов, связанных с жизнью и ее смыслом, личностным становлением и развитием.

Виктор Владимирович поднял сегодня много важных вопросов, связанных с освоением и продвижением экзистенциальной проблематики в психологии. То, что мы услышали, является очень ярким подтверждением вклада психологии в операционализацию понятия экзистенциального опыта и такого его понимания, которое направлено на практическую работу с экзистенцией. В том числе на работу с людьми в пограничных ситуациях, учитывая конкретные особенности их жизни. Есть ряд категорий, которые психология заимствует из философии, например категории подлинности или неподлинности бытия, и наполняет своим содержанием, необходимым для практики. На основании этого осуществляется поиск подходов и методов помощи человеку, который переживает ощущение неподлинности существования, способов подведения его к переживанию подлинности, преодоления им критических событий своей жизни. И также есть ряд категорий, разработанных в психологии, например категория исполненной экзистенции, которую использует А. Лэнгле, показывая этапы и способы достижения человеком полноты бытия. Экзистенциальный опыт как предмет изучения — это, конечно, междисциплинарный феномен, и именно междисциплинарная платформа его исследования является наиболее плодотворной на современном этапе развития гуманитарного познания.

Вопрос из зала: Скажите, экзистенциальный опыт как сущность берет свое начало в философии Кьеркегора или он существовал и ранее и был переведен на язык философского сообщества?

Касавина Н.А. Разумеется, как феномен это существовало. Если же говорить о философской концептуализации этого феномена, то мы можем найти разные значимые вехи в истории философии и культуры. Примером могут выступать некоторые работы стоиков, в частности «Наедине с собой» Марка Аврелия, размышления Эпиктета, в дальнейшем — «Исповедь» Августина,

в которых выразился личный смысложизненный поиск их авторов и которые по своему стилю экзистенциальны. Философия, начиная с Кьеркегора, сделала экзистенциальное содержание жизни человека более явным, артикулировала важнейшие экзистенциальные проблемы, поставив их в центр философской мысли.

Вопрос из зала: Можете ли Вы назвать какие-либо критерии истинности экзистенциального опыта?

Знаков В.В. Если вспомнить о соотношении трех реальностей — эмпирической, социокультурной и экзистенциальной, то проблема истинности касается эмпирической реальности. Именно в отношении эмпирической реальности мы можем делать ложные или истинные утверждения. К социокультурной реальности применим скорее критерий правильности, а к экзистенциальной — критерии правды или верности.

Касавина Н.А. Я этот вопрос понимаю следующим образом. По каким критериям можно судить, что некоторый мой опыт является экзистенциальным? В ходе беседы мы старались показать, что к таким критериям относится наличие переживаний, которые что-то существенно меняют в сознании и жизни человека. При этом неизвестно, когда эти изменения произойдут и отдает ли человек в данный момент себе отчет в том, что в его жизни происходит что-то существенное.

Список литературы

Бердяев Н.А. Самопознание: Опыт философской автобиографии. СПб.: Азбука,

2013. 413 с.

Бинсвангер Л. Экзистенциальный анализ / Пер. под ред. С. Римского. М.: ИОИ,

2014. 272 с.

Лекторский В.А. Опыт // Новая филос. энцикл.: в 4 т. Т. 3 / Пред. научно-ред. совета В.С. Степин. М.: Мысль, 2001. С. 158-159.

ЛэнглеА. Эмоции и экзистенция / Пер. О.А. Шипиловой. Харьков: Гуманитарный центр, 2011. 332 с.

МамардашвилиМ.К. Психологическая топология пути. СПб.: РХГИ, 1997. 574 с.

Марсель Г. Быть и иметь / Пер. с фр. И.Н. Полонской. Новочеркасск: Сагуна, 1994. 160 с.

Марсель Г. О смелости в метафизике / Пер. с фр. В.П. Визгина. СПб.: Наука, 2012. 409 с.

Valéry P. Œuvres. T. II. Paris: Gallimard, 1960. 1728 p. (Bibliothèque de la Pléiade)

Existential experience: a mystery and a problem

Viktor V. Znakov

Institute of Psychology, Russian Academy of Sciences. 13 Yaroslavskaya Sir., Moscow, 129366, Russian Federation; e-mail: [email protected]

Nadezhda A. Kasavina

Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences. 12/1 Goncharnaya Str., Moscow, 109240, Russian Federation; e-mail: [email protected]

Julia V. Sineokaya

Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences. 12/1 Gonchamaya Str., Moscow, 109240, Russian Federation; e-mail: [email protected]

The growth of academic interest in the specific problems of existence takes its roots in the general tendency to humanize knowledge. In modern literature, the idea of existential experience increasingly acquires the status of a multidisciplinary category that is associated with the shaping of a holistic vision of human nature and the historical development of man. The discussion reported in this paper deals with the problem of understanding of this particular kind of experience, which can be perceived as a sort of mystery where a human being is granted the possibility of an immediate contact with the world, or as a continuous and problematic process of self-understanding of existential subject, its constituting itself in the world with regard to cultural meanings and values, or as the making of one’s proper ontology of existence — the temporal horizon of one’s being — one’s personal history, which allows to integrate one’s situations, events, meanings and values as fragments of a single destiny in the context of the past, present and future. The phenomenon of existential experience is interpreted on the basis of existentially oriented philosophy, psychology, and fiction.

Keywords: existential experience, existence, experience, mystery, meaning, human person, temporality of being, finiteness, inscrutability of existence

References

Berdyaev, N. A. Samopoznanie: Opytfilosofskoi avtobiografii [Self-knowledge: the experience of a philosophical autobiography]. St.Petersburg: Azbuka Publ., 2013. 413 pp. (In Russian)

Binswanger, L. Ekzistencialnyi analys [Existential analysis], trans.; ed. by S. Rimskii. Moscow: IOI Publ., 2014. 272 pp. (In Russian)

Langle, A. Emocii i ekzistenciya [Emotions and existence], trans. by O.A. Shipilova. Kharkov: Gumanitarnyi tsentr Publ., 2011. 332 pp. (In Russian)

Lektorsky, V. A. «Opyt» [Experience], Novaya filosofskaya enciclopediya [New encyclopedia of philosophy], Vol. 3, ed. by VS. Stepin et al. Moscow: Mysl’ Publ., 2001, pp. 158-159. (In Russian)

Mamardashvili, M.K. Psihologicheskaya topologiya puti [Psyhological topology of way]. St.Petersburg: RKhGI Publ., 1997. 574 pp. (In Russian)

Marcel, G. Byt i imet [To be and to have], trans. by I.N. Polonskaya. Novocherkassk: Saguna Publ., 1994. 160 pp. (In Russian)

Marcel, G. O smelosti v metafizike [On boldness in metaphysics], trans. by V. P. Vizgin. St.Petersburg: Nauka Publ., 2012. 409 pp. (In Russian)

Valéry, P. Œuvres, T. II. Paris: Gallimard, 1960. 1728 pp. (Bibliothèque de la Pléiade)

Экзистенциально, однако — Наука на TJ

{«id»:93090,»url»:»https:\/\/tjournal.ru\/science\/93090-ekzistencialno-odnako»,»title»:»\u042d\u043a\u0437\u0438\u0441\u0442\u0435\u043d\u0446\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e, \u043e\u0434\u043d\u0430\u043a\u043e»,»services»:{«vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/tjournal.ru\/science\/93090-ekzistencialno-odnako&title=\u042d\u043a\u0437\u0438\u0441\u0442\u0435\u043d\u0446\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e, \u043e\u0434\u043d\u0430\u043a\u043e»,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/tjournal.ru\/science\/93090-ekzistencialno-odnako»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/tjournal.ru\/science\/93090-ekzistencialno-odnako&text=\u042d\u043a\u0437\u0438\u0441\u0442\u0435\u043d\u0446\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e, \u043e\u0434\u043d\u0430\u043a\u043e»,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/tjournal.ru\/science\/93090-ekzistencialno-odnako&text=\u042d\u043a\u0437\u0438\u0441\u0442\u0435\u043d\u0446\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e, \u043e\u0434\u043d\u0430\u043a\u043e»,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/tjournal.ru\/science\/93090-ekzistencialno-odnako»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u042d\u043a\u0437\u0438\u0441\u0442\u0435\u043d\u0446\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e, \u043e\u0434\u043d\u0430\u043a\u043e&body=https:\/\/tjournal.ru\/science\/93090-ekzistencialno-odnako»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

4799 просмотров

Пока дорогой читатель, впервые столкнувшийся с этим понятием, пытается по памяти повторить это страшное слово, мы разберём этимологию данного термина.

Слово экзистенциализм происходит от лат. existentia – существование. Термин обозначает на сегодняшний день одно из самых крупнейших философских течений. Как уже понятно из названия, главным предметом здесь является существование. Само направление наиболее актуальным было накануне первой мировой, но, чтобы понять про какое собственно «существование» идёт речь, мы заглянем в прошлое ещё дальше.

Чуть ранее экзистенциализма возник эссенциализм, от лат. essentia «сущность», который, как вы уже могли понять, противоположен своему потомку, ведь ставит на первое место совсем другое.

Вы наверняка задумывались о судьбе? Вот уготована человеку такая вот судьба, и ничего ты тут не попишешь. То есть люди, которые верят в судьбу, предназначение и тому подобное, считают, что наши действия и поступки уже предписаны и ничего не изменят в нашей жизни.

Роза пахнет розой, хоть розой назови её, хоть нет

Уильям Шекспир

Говоря чуть точнее, должна вроде как существовать некая «брошюрка человека», которая и определяет, кто он такой. Говоря ещё более точно, у какого-то объекта есть неизменный набор качеств и свойств, вроде его модели, которая существует до появление самого объекта. Ну а теперь станем совсем философами и скажем: сущность предшествует существованию. Значит в экзистенциализме существование предшествует сущности. Почему?

В 30-е годы экзистенциализм стал реакцией интеллигенции на возраставшую тогда отрешенность людей. Страдания человека, одиночество, его незащищённость, со всем этим знаком каждый из нас, в то время как «прекрасное далёко» остаётся хоть и прекрасным, но всё же далёким.

Именно к этому пришёл основатель экзистенциализма датский психолог, писатель ну и разумеется философ Сёрен Обю́ Кье́ркегор. Он раскритиковал современный ему романтизм и утверждал, что никакого истинного счастья в жизни нет. Человек может страдать, человек может не страдать, но счастливым ему не бывать. И лишь осознав это непрерывное мучение личности в мире, её разум может считаться свободным.

Не подумайте, это никак не тупик! Это лишь поиск новых путей реализации человеческой свободы. Человек нашёл страх, нашёл одиночество в этом мире, значит должен найти и выход. Как его находил Кьеркегор? Он считал, что личность в процессе существования должна пройти три стадии:

— Эстетическая. Мы наслаждаемся миром и жизнью в различны её формах, но, пресытившись в какой-то момент и осознав временность этих удовольствий, сознательно переходим к следующей стадии.

— Этическая. Теперь перед нами уже стоит выбор, как жить дальше. Поэтому личность добровольно подчиняет себя определённой морали, возлагает на себя долг и благородные обязательства.

— Религиозная. На этой стадии личность должна осознать перманентность страдания и бренность чуждого ей мира. И по Кьеркегору, лишь служением богу она может освободиться от мучений, ведь само страдание – это плата перед богом за спасение.

Человек создаёт себя сам, в процессе своего существования. Нашу личность формируют наши действия и поступки, которые являются свободными и за которые мы несём ответственность. Вот именно проблемы морального выбора и ответственности составляют суть учения.

Экзистенцией является то подлинное существование, при котором личность отказывается от ложного, отказывается от подавления в себе своего «Я» и осознает ответственность за свою жизнь. Синтез свободы и необходимости не даётся человеку от природы до его существования, его необходимо синтезировать самому, построив свою жизнь определенным образом. Сам философ считал, что достиг той самой цели и указал написать на надгробном камне «Этот Единичный».

По Ясперсу

За Кьеркегором, Карл Ясперс был одним из первых кто поднял проблемы экзистенциализма в 20 веке. Философ утверждал, что человек живёт бессмысленной жизнью, не зная и не желая знать своего «Я». Он разделил бытие мира на три условных уровня:

— Предметное бытие. Мир чувств и явлений. Уровень рассудка, духа и тела.

— Экзистенция. Уровень человеческого «Я». Его истинное лицо, не обусловленное ничем внешним.

— Трансценденция. То, к чему человек стремится всю жизнь, но не достигает. Уровень Бога, недоступный ни опыту, ни мышлению.

В пограничных моментах, когда человек находится между жизнью и смертью, то есть соприкасается с трансцендентностью, его личные качества выходят наружу. С этого момента он начинает осознавать себя и стремится стать собой, стремится к трансцеденции. Приблизится к уровню раскрепощения своей энергии, своего «Я» и пониманию высшего абсолюта помогают «шифры» трансцедентального: секс, свобода, смерть, единство с миром.

Ясперс внёс свой вклад рассмотрением проблем отношения экзистенции и трансценденции. Он видел цель философии в спасении людей от разрушения нравственной и культурной общности человечества. Философия должна была стать новым типом веры, стоявшей выше всех религий и связывающей всех людей.

По Хайдеггеру

Мартин Хайдеггер разделял бытие на «бытие с другими» и «бытие с собой». Первое направлено на обезличивание человека, затмевает его «Я» и делает «как все». Поэтому, за невозможностью не нахождения с другими, целью человека ставит отстаивание своей индивидуальности, что и должно привести его к свободе.

Бытие с собой — это внутреннее переживание человека за своё будущее, что является страхом смерти. Получается, чтобы осознать бытие, ему нужно сначала осознать свою «конечность». А как осознать свою смерть как таковую? Правильно. Доехать до конечной. Вклад Хайдеггера как раз и состоит в рассмотрении проблем отношения бытия и смерти.

По Сартру

Здесь уже утверждается, что «другие» всё же играют роль в осознании нашего «Я», ведь посмотреть на самого себя мы не можем, поэтому и воспринимаем себя через отношение к нам окружающих.

Также Жан Поль Сартр провозглашает свободу абсолютной. Человек свободен, пока он способен чего-то хотеть, то есть он обречён на свободу. Она безотносительна.

Как и предшественники, поднимает проблему ответственности. Всё что происходит с человеком и с миром в целом, лежит полностью на его плечах. Единственное исключение – это само рождение человека, за которое он никакой ответственности не несёт. Его жизнь складывается из моментов и ситуаций, которые никакой упорядоченности и закономерности не несут, а, следовательно, отпадает и необходимость в Боге. Тем самым человек становится единственным источником и критерием нравственности. Поэтому Сартр первенствующей ставит проблему «экзистенциального выбора».

По Камю

Можно сказать, доводит философию неразумности и случайности мира до абсурдности. Жизнь конечна, а значит бессмысленна. По его мнению, смысла нет как в настоящем, так и в будущем, и здесь он приводит два «доказательства»:

— Соприкосновение со смертью приводит человека к осознанию бессмысленности его бытия (все жизненные мелочи вроде карьеры или любви перестают быть важными).

— Соприкосновение с природой подводит человека к беспомощности перед существовавшим миллионы лет до его рождения миром.

По итогу Камю утверждает, что сам смысл жизни находится в самом существовании человека. Нельзя примеряться с абсурдностью мира, с ним стоит бороться. Ведь бунт, как действо осознанное и направленное, вносит в мировой абсурд хоть сколько-нибудь гармонии.

Если вы дочитали до этого момента, значит эта тема оказалась вам действительно интересной. Но вы должны понимать, что всё выше написанное лишь основное в учениях главных представителей экзистенциализма 20 века. На сегодняшний день существует множество книг, эссе и научных статей на тему философии. Но мы подберём для вас книги как и из художественной литературы, так и из научной. Первые подведут вас к вечным вопросам, а вторые помогут вам на них ответить.

как смерть Бога помогает принять ответственность за свою жизнь и почему не стыдно быть испуганным — Нож

Как умер Бог

Есть взгляд на историю развития человеческой мысли под названием «концепция духа времени» (по-немецки — Zeitgeist). Дескать, в воздухе веет что-то неуловимое, какой-нибудь «дух свободы», или «призрак коммунизма», бродящий по Европам, или даже стиль диско (вы заметили, что каждые 10 лет наступает новая музыкальная эпоха?), а гении этот дух выражают, просто раньше, ярче или лучше других. Этот взгляд подразумевает связность времен, и человеческая история в таком случае — это сменяющие друг друга тенденции и течения, а не отдельные внезапные даты, которые надо запомнить.

Вот и идеи экзистенциализма зрели давно, по мере того, как человек становился все более и более отделенным от природы и все более и более могущественным. Он вырос из своей идейной противоположности — шапкозакидательского рационализма и логического позитивизма, наивного представления о том, что человек силой разума и логикой может все постичь и жить долго, разумно и счастливо.

Человек (по крайней мере, в своих мечтах) дорос до Бога и обнаружил, что никакого Бога нет. В 1881 году Ницше огляделся вокруг и совершенно справедливо заметил, что Бог умер. Как долго он к тому времени уже был мертв — сказать сложно.

«Бог мертв: но такова природа людей, что еще тысячелетиями, возможно, будут существовать пещеры, в которых показывают его тень. — И мы — мы должны победить еще и его тень!»

Фридрих Ницше

Вторая мировая война показала всю мощь комбинации «разум плюс идеология». Например, концлагеря были устроены очень разумно и логично, с немецким прикладным педантизмом. При этом абсолютно аморально — но очень идеологически верно. На вопрос «как Бог это допустил?» уже был хороший ответ: он же умер, вам не сообщали?

После Второй мировой смерть Бога стала совсем очевидна, потому что стало попахивать разложением. В этом смысле она была вполне в духе времени — хотя и хочется все списать на одного Гитлера.

Что «связывала» религия

Смерть Бога — это, разумеется, не о бородатом старичке на небесах и не об атеизме. Речь здесь идет о морали, в более широком смысле — о религии. По одной из версий, слово «религия» происходит от латинского religare — «связывать»: наличие религии делает мир связанным, а не набором случайных событий. Эрих Фромм — философ, неофрейдист, постмарксист — предлагал вместо слова «религия» использовать словосочетание «система ориентации и поклонения». Более простым языком это можно назвать «системой ценностей». Если убрать очевидную поверхностную идею о том, что мораль — это когда Большой Папа наругает, то окажется, что «система ориентации и поклонения» говорит не только о том, куда кланяться, но и создает смысл.

Смысл — это производное от ценностей. Человек предпочитает делать одно и не делать другое потому, что для него одно ценнее другого. Без системы ориентации мир становится совершенно пугающим и непредсказуемым: непонятно, куда идти (и за что тебя покарают).

Это можно выразить разными словами (например, «правильно» или «неправильно», «добро» и «зло»), но суть остается та же: человек движется к предпочтительным для него вещам. В этом и смысл.

Определение «система ориентации и поклонения» увязывает в одно не только религию, но и похожие системы, выполняющую те же функции. Например, одна из прекрасных замен религии — идеология, относительно новое изобретение времен Карла Маркса, которое расцвело вовсю только с XX века. Они даже не особо маскировались: одни взяли солярный символ (свастику), другие — египетские зиккураты, мумификацию, культ мертвых и посмертие в памяти потомков («Ленин вечно жив в наших сердцах»).

Пять постулатов экзистенциализма

Примерно в это же время Карл Ясперс, немецкий философ, психолог и психиатр, откопал сказанное всем забытым философом Сёреном Кьеркегором за полвека до этого слово «экзистенция» и развил тему в работе «Духовная ситуация времени». Через восемь лет термин подхватил и Сартр, стал трендовым мыслителем, девочки кидали в него мокрые трусики (увлечение молоденькими поклонницами — биографический факт). Так слово «экзистенциализм» стал модным мемом.

Экзистенциализм стоит на довольно простой последовательности рассуждений.

  1. Бог умер

Это мы уже знаем. Без Бога вообще довольно хреново, вы в курсе? «В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои! Элои! ламма савахфани? — что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» — эта цитата из Евангелия от Марка, 15:34, как раз об этом. Только экзистенциалисты кричат об этом всю жизнь. Правда, они не висят при этом на кресте. И умирают исключительно за свои грехи.

  1. Бог умер, а значит, всё можно?

«Если Бога нет, всё дозволено», — выражение, приписываемое Федору Достоевскому и связанное с романом «Братья Карамазовы», опубликованном за год до ницшевского «Бог умер», в 1880 году. В самом романе этой фразы нет, хотя удивительным образом он весь про это. В других романах Федора Михайловича этой цитаты тоже нет, но они всё равно все об этом, опять же — «дух времени».

«Достоевский как-то писал, что „если Бога нет, то всё дозволено“. Это — исходный пункт экзистенциализма».

Жан-Поль Сартр, «Экзистенциализм — это гуманизм»

«Все дозволено» — это хороший ответ. Выясняется, что человек — не тварь дрожащая, может убивать старушек и сжигать других людей. Как можно низко пасть, мы уже выяснили, что дальше? Взгляд на человека как на скотину, которая без надзора распоясается, довольно однобока: «всё дозволено» включает в себя и всё хорошее тоже. Но при этом не дает нам ответа на вопрос «что делать-то?».

  1. Бремя принятия решений ложится на человека

Из множества «дозволенного» каждый выбирает сам. Можно не выбирать и остановиться на позиции «нет высшего смысла» и «всё бессмысленно». Такая позиция будет называться «нигилизм» — тоже распространенная реакция на смерть Бога. Джордан Питерсон (канадский психотерапевт) называет нигилизм очень удобной и трусливой позицией. Нигилисты говорят «от тебя ничего не зависит, всё тлен, успокойся», в то время как противоположная позиция гораздо страшнее: от тебя зависит вся твоя жизнь.

Иронично, но позиция «я не хочу ничего выбирать, я хочу высший смысл» — это тоже выбор, как бы парадоксально это ни звучало. Примерно как «я верю в то, что я ни во что не верю». Сартр говорит об этом: «Человек осужден быть свободным» — это значит, что ты можешь отказаться от свободы, но это тоже будет акт свободы.

Свобода бесконечно пугает из-за возникающей в результате ее реализации ответственности. Речь не о бытовом понятии «ответственности», которое подразумевает необходимость выполнять обязательства перед кем-то вышестоящим — а об экзистенциальной ответственности. Это опять-таки гораздо более страшная вещь: что бы ты ни сделал, это отразится на твоей жизни, а проживать ее предстоит тебе самому. У каждого выбора есть последствия, с которыми тебе придется иметь дело.

У Эриха Фромма (хоть он и не экзистенциалист) есть целая книга, которая называется «Бегство от свободы», в ней описаны всевозможные способы, которыми человек пытается с себя эту свободу скинуть. Почти все эти способы можно свести всё к той же цитате из Ницше: «Бог мертв: но такова природа людей, что еще тысячелетиями, возможно, будут существовать пещеры, в которых показывают его тень». Если настоящий Бог умер, то можно заменить его на богов менее масштабных, и тоталитарные режимы — самый наглядный пример. Ту же функцию играют всякие авторитеты, но и здесь ловушка та же: как бы убедительно ни говорил авторитет, выбираешь авторитета себе для веры всё равно ты сам. Из более мелких вариантов — это, например, желание спрятаться за мужа «как за каменную стену» и быть на вторых ролях, взвалив на него роль глуповатого, но всё равно божка.

Смерть Бога — это смерть высшего авторитета. Все остальные авторитеты рассыпаются вслед за ним: если мы вместо Бога ставим какой-то другой авторитет, он занимает место Бога, а Бог умер — и всё по кругу.

  1. Бремя создания смысла тоже ложится на человека

«Смысла жизни не существует, мне придётся самому создавать его!» — говорит об этом Сартр.

В этом утверждении содержится и «заготовка» для смысла. Создание смысла и есть смысл, создание человека и есть человек: «Для экзистенциалиста человек потому не поддается определению, что первоначально ничего собой не представляет. Человеком он становится лишь впоследствии, причем таким человеком, каким он сделает себя сам». Здесь можно найти очевидные параллели с самоактуализацией — стремлением человека к наиболее полному выявлению и развитию своих личностных возможностей. Согласно гуманистическим школам психологии, это главная человеческая мотивация.

У экзистенциалистов эта цепочка выглядит так: бога нет, человек сам принимает решения, в результате этих решений формируется его жизнь, и то, какой она получилась, — и есть главный продукт.
  1. Человек при этом — не Бог

К сожалению, человек не Бог. Он смертен, слаб, немощен и ограничен. «История любой человеческой жизни есть история поражения», — говорил Сартр об этом. В конце концов, каждая жизнь трагически обрывается. Можно сказать, что экзистенциализм вырос на крахе попытки занять место Бога (с помощью умища, объективности и логики).

Если нет объективной истины в виде Бога, давайте обратимся к субъективной. Экзистенциализм предлагает рассматривать само существование человека, отсюда и название (лат. existentia — «существование»). Если бы пятого пункта не было, можно было бы совершить финт ушами и признать человека и его субъективность «новым богом», а это уже опасно близко к солипсизму, представлению о том, что весь мир — в твоей голове (а других людей не существует). В таком случае оказывается, что Бог — это ты. А Бог, как мы выяснили, умер. Нет, так дело не пойдёт. Поэтому приходится признавать существование других людей (и со вздохом говорить, что «ад — это другие») и признавать право на их субъективность.

Это — уже то, что делает гуманизм: признает уникальность и ценность отдельной жизни, отсюда и название программного эссе Сартра «Экзистенциализм — это гуманизм».

Экзистенциализм сегодня

Бога нет, человек сам вынужден искать собственный смысл и нести ответственность за свою жизнь, что нелегко, потому что он всего лишь человек. Другие люди несут то же бремя, и их всех жаль. Это и называется громким словом «экзистенциализм», хотя ничего сложного и заумного в этих идеях нет.

Экзистенциализм — это современная психическая действительность в условиях жизни с мертвым Богом, текущее положение вещей.

В обыденном понимании экзистенциализм — это тлен, бессмысленность и абсурдность (даже у меня есть в телеграме канал «Экзистенция от Э до Я», в котором я публикую характерные мемасы).

Почти каждый экзистенциалист рано или поздно пишет разоблачение: «Вот вы думали, что экзистенциализм — это тлен, а на самом деле…» Не избежал этого и Сартр. «Прежде всего, экзистенциализм обвиняют в том, будто он призывает погрузиться в квиетизм отчаяния…» — пишет он в первых строках уже упомянутого выше эссе «Экзистенциализм — это гуманизм» в 1946 году и приходит в выводу, что экзистенциализм — это оптимизм и гуманизм. Что совершенно не мешает в 2018-м существовать мемам про тлен.

Экзистенциалисты говорят: современная жизнь человека сложна и полна неразрешимых проблем. И потом добавляют, что это не повод отчаиваться, давайте как-то с этим жить. Типичная реакция нормального человека на проблемы — это вытеснение. Большинство предпочитают не знать, отвернуться, забыть, не думать об этом, поэтому они перестают слушать экзистенциалистов на словах «полна неразрешимых проблем», машут рукой и говорят: всё понятно, мрачняк.

Экзистенциальная картина мира требует огромного, нечеловеческого мужества, потому что предполагает постоянный взгляд в лицо своей тревоге. Пауль Тиллих (протестантский теолог и философ-экзистенциалист — удивительное сочетание) про это даже отдельную книгу в 1952 году написал «Мужество быть».

Но есть выход проще! Победила третья идеология, основанная не на ксенофобии и сплочении тоталитарных режимов, а на удобстве и комфорте — «общество потребления». Этот термин ввел в обиход уже упомянутый выше Эрих Фромм в 20-х годах прошлого века, а позже осмыслил Жан Бодрийяр в своей работе, которая так и называлась «Общество потребления» (1970). Работает это всё как большая погремушка, как мобиль, который вешают над кроваткой младенца, или как калейдоскоп (как ни крути, приходят исключительно детские метафоры), а еще — как лента в фейсбуке. Создается иллюзия изобилия и новизны, и вместе с тем потребителю подсовывают каждый раз что-то очень знакомое (например, вся музыка в фильмах Марвела звучит одинаково), чтобы тот не пугался.

Под этот убаюкивающий уютный круговорот можно провести всю жизнь, совершенно не встречаясь с этими мрачными экзистенциальными кризисами.

Что такое экзистенциальная психотерапия

Один из величайших современных экзистенциальных терапевтов Ирвин Ялом пишет, что никакого направления экзистенциальной психотерапии не существует, поэтому он не организовывает школу и не оставляет учеников. Но есть определенное отношение терапевта к жизни, которое он использует в собственной работе.

Есть простой путь развития школы терапии: это создание приемов, методов и концепций. Все они дают опору терапевту и в какой-то степени нужны для успокоения его тревоги, чтобы у него создавалось ощущение, что он таки знает, что делает.

Как только терапевт начинает цепляться за методы и авторитеты — получается очередная секта. Один из главных соблазнов профессии психотерапевта — это бред всемогущества. Клиенты смотрят терапевту в рот, наделяют его авторитетом и готовы слушать каждое слово. Некоторые «скандальные психологи» — наверняка вы знаете этот тип — говорят четко, уверенно, со знанием дела. Все они, как легко догадаться, являются все теми же тенями на стенах пещеры, маленькими нарциссическими идолами.

Экзистенциальные терапевты, конечно, не нигилисты, но если мы признаем уникальность человека, то вынуждены признать и отсутствие универсальных и единственно верных методов терапии. Ялом пишет, что «надо изобретать свой вид терапии для каждого клиента». Экзистенциальный психотерапевт, как и его клиент, — всего лишь человек и тоже вынужден иметь дело с собственной тревогой. Хотя, конечно, быть «всего лишь человеком» сложнее всего, проще важно раздувать щеки.

Британский психоаналитик Бион Уилфред писал: «В любом кабинете всегда можно увидеть двух довольно напуганных людей: пациента и психоаналитика. Если этого нет, тогда вообще непонятно, зачем они пытаются выяснить общеизвестные истины», — это типично экзистенциальная позиция (даром, что психоаналитик).

Можно стоять на экзистенциальной позиции и не называть себя экзистенциалистом — как, например, для того, чтобы быть гуманистом, необязательно писать это на своей визитке. Если «экзистенциализм — это гуманизм», то экзистенциальная терапия — это гуманистическая терапия, акцентирующая свое внимание на уникальности бытия человека. Наверное, есть какая-то другая психотерапия, не принимающая уникальности каждого человека, но лучше с ней не связываться.

%d1%8d%d0%ba%d0%b7%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%b5%d0%bd%d1%86%d0%b8%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d1%8b%d0%b5 — English translation – Linguee

Организация обеспечила подготовку сотрудников и предоставила оборудование для укрепления базы четырех общинных радиостанций в

[…]

Карибском бассейне («Roоts FM», Ямайка; «Radio

[…] Paiwomak», Гайана; «Radio em ba Mango», Доминика; «Radio […]

Muye», Суринам).

unesdoc.unesco.org

The Organization also provided training and equipment to reinforce the capacity of four community radio

[…]

stations in the Caribbean (Roots FM, Jamaica; Radio Paiwomak, Guyana;

[…] Radio em ba Mango, Dominica; and Radio Muye, […]

Suriname).

unesdoc.unesco.org

RFLQ_S007BA Расчет ликвидности: […]

перенести фактические данные в нов. бизнес-сферу .

enjoyops.de

enjoyops.de

RFLQ_S007BA Liquidity Calculation: […]

Transfer Actual Data to New Business Area .

enjoyops.de

enjoyops.de

RM06BA00 Просмотр списка заявок .

enjoyops.de

enjoyops.de

RM06BA00 List Display of Purchase Requisitions .

enjoyops.de

enjoyops.de

Отметим, что к кривой

[…] ликвидных банковских выпусков с рейтингом Ba3 и Ba2 (BB и BB соответственно) нижняя граница доходности […]

нового выпуска

[…]

Промсвязьбанка предлагает премию в 160 б.п., что в то же время выглядит вполне адекватным за столь «длинный» риск.

veles-capital.ru

Note, versus the curve of liquid

[…]

bank issues with Ba3 and

[…] Ba2 ratings (BB- and BB respectively), the lower border of the yield on the new issue by […]

Promsvyazbank provides

[…]

for a premium of 160 b.p., which looks quite adequate for such a “long” risk.

veles-capital.ru

bb) Место производства, свободное […]

от вредного организма – место производства, где данный вредный организм отсутствует, и

[…]

где оно официально поддерживается, cc) Участок производства, свободный от вредного организма — Определённая часть места производства, для которой отсутствие данного вредного организма научно доказано, и где в случае необходимости оно официально поддерживается в течение определённого периода времени, и которая управляется как отдельная единица, но таким же образом, как и свободное место производства.

fsvfn.ru

bb) Pest free place of production […]

denotes to a place of production where a specific type of pest is not present and the

[…]

place is officially protected, 3 cc) Pest free production site denotes to a production area where a specific type of pest is not present and this status is officially protected for a certain period of time and to a certain part of production area administered as a separate unit as in the case of place of production free from pests.

fsvfn.ru

На устройствах РПН с числом переключений более чем 15.000 в год мы

[…]

рекомендуем применять маслофильтровальную установку OF100 (инструкция по

[…] эксплуатации BA 018) с бумажными […]

сменными фильтрами.

highvolt.de

If the number of on-load tap-changer operations per year

[…]

is 15,000 or higher, we recommend the use of

[…] our stationary oil filter unit OF […]

100 with a paper filter insert (see Operating Instructions BA 018).

highvolt.de

S&P также понизило оценку риска перевода и

[…]

конвертации валюты для украинских

[…] несуверенных заемщиков с «BB» до «BB», однако подтвердило краткосрочные […]

рейтинги Украины по

[…]

обязательствам в иностранной и национальной валюте на уровне «В», рейтинг по национальной шкале «uaAA» и рейтинг покрытия внешнего долга на уровне «4».

ufc-capital.com.ua

S&P also downgraded the risk of currency transfer and

[…]

conversion for Ukrainian non-sovereign

[…] borrowers from BB to BB-, but confirmed the short-term ratings […]

of Ukraine for liabilities

[…]

denominated in foreign and domestic currencies – at B level, its national scale rating — uaAA and foreign debt coverage rating – at the level 4.

ufc-capital.com.ua

Для целей повышения безопасности и защиты корпоративной информации, СКУД bb guard является не просто профессиональным устройством контроля доступа с распознаванием лица, а предоставляет возможность интеграции как с системой bb time-management (с последующим формированием различных отчетов о посещаемости сотрудников […]

для целей финансовой мотивации),

[…]

так и c третьими устройствами, такими как: электрические замки, сигнализация, датчики и т.д.

moscow-export.com

In order to increase security of corporate information, bb guard is not only a professional device for access control with face recognition, it also presents the possibility of integration with system bb time-management (with subsequent formation of various reports of staff attendance for their motivation) […]

and with outside devices such as  electric locks, alarms, sensors, etc.

moscow-export.com

Быстроразъемные

[…] соединения SPH/BA с защитой от […]

утечек при разъединении и быстроразъемные полнопоточные соединения DMR для

[…]

систем охлаждения: масляных систем и систем вода/гликоль.

staubli.com

SPH/BA clean break and DMR full […]

flow quick release couplings for cooling applications such as oil and water glycol connections.

staubli.com

Компания также поставляет систему шасси для первого в мире гражданского конвертоплана «Tiltrotor»

[…] […] (воздушного судна, оснащённого поворотными несущими винтами): Messier-Bugatti-Dowty поставляет оборудование для BA609 фирмы Bell/Agusta Aerospace, летательного аппарата, сочетающего в себе скорость и дальность самолёта с маневренностью […] […]

вертикально взлетающего вертолёта.

safran.ru

It also supplies the landing gear for the Bell/Agusta Aerospace BA609, the world’s first civilian tilt-rotor aircraft, combining the flexibility of vertical flight with the speed and range of a conventional aircraft.

safran.ru

Самостоятельная

[…]

финансовая позиция Самрук-Энерго на

[…] уровне рейтинговой категории BB отражает преимущество вертикальной […]

интеграции, так как деятельность

[…]

компании включает весь процесс выработки энергии, начиная от добычи угля и заканчивая генерацией и распределением электрической и тепловой энергии.

halykfinance.kz

SE’s standalone business and financial profile

[…] is assessed at BB rating category, which benefits […]

from its vertical integration as its

[…]

activities range from coal mining to generation and distribution of power and heat.

halykfinance.kz

bb) проводить регулярный […]

обзор процесса дальнейшего осуществления Пекинской платформы действий и в 2015 году в установленном

[…]

порядке собрать все заинтересованные стороны, включая гражданское общество, для оценки прогресса и проблем, уточнения задач и рассмотрения новых инициатив через 20 лет после принятия Пекинской платформы действий

daccess-ods.un.org

(bb) To review regularly […]

the further implementation of the Beijing Platform for Action and, in 2015, to bring together all

[…]

relevant stakeholders, including civil society, to assess progress and challenges, specify targets and consider new initiatives as appropriate twenty years after the adoption of the Beijing Platform for Action

daccess-ods.un.org

Система bb workspace относится к […]

классу ECM-систем (Enterprise Content Management) и поддерживает полный жизненный цикл

[…]

управления документами от создания и регистрации, до архивного хранения в отдельных базах данных за каждый календарный год.

moscow-export.com

Bb workspace system belongs to ECM-systems […]

(Enterprise Content Management) and supports full lifecycle of document management

[…]

starting from creation and registration to archival storage in separate databases for each calendar year.

moscow-export.com

bb) содействовать созданию […]

у женщин и девочек положительного представления о профессиональной деятельности в области науки

[…]

и техники, в том числе в средствах массовой информации и социальных средствах информации и через информирование родителей, учащихся, преподавателей, консультантов по вопросам профориентации и разработчиков учебных программ, а также посредством разработки и расширения других стратегий, призванных стимулировать и поддерживать их участие в этих областях

daccess-ods.un.org

(bb) Promote a positive image […]

of careers in science and technology for women and girls, including in the mass media and

[…]

social media and through sensitizing parents, students, teachers, career counsellors and curriculum developers, and devising and scaling up other strategies to encourage and support their participation in these fields

daccess-ods.un.org

Также нельзя не упомянуть, что серьезным прорывом Банка стало получение самого высокого рейтинга среди всех частных банков страны со 100%-ным местным капиталом (одновременно это и второй лучший рейтинг среди всех частных банков Азербайджана) от

[…]

международного рейтингового агентства Standard &

[…] Poor’s — долгосрочный BB и краткосрочный […]

‘B’, прогноз изменения рейтинга — «стабильный».

pashabank.az

It should be also noted that receiving highest rating among all private banks of the country with 100 % local capital (simultaneously ranking second in rating among all private banks of Azerbaijan) from the

[…]

International Rating Agency Standard &

[…] Poor’s: long-term and short-term BBB with […]

«stable» outlook has become a significant breakthrough of the Bank.

pashabank.az

Рейтинг финансовой устойчивости

[…] «D-» (что отображает Ba3 по BCA оценке) присвоен […]

Ардшининвестбанку как одному из крупнейших

[…]

банков Армении (будучи вторым банком в Армении по величине активов с долей рынка в 12,2% в 2007 году, Ардшининвестбанк в марте 2008 года стал лидером по этому показателю), широкой филиальной сетью, хорошими финансовыми показателями, особенно – растущей рентабельностью, высокой капитализацией и показателями эффективности выше среднего в контексте армянского рынка.

ashib.am

According to Moody’s, ASHIB’s «D-» BFSR — which maps to a Baseline

[…] Credit Assessment of Ba3 derives from its […]

good franchise as one of Armenia’s largest

[…]

banks (ranking second in terms of assets with a 12.2% market share as at YE2007 — reportedly moving up to first place by March 2008) and good financial metrics, particularly, buoyant profitability, solid capitalisation and above-average efficiency ratios, within the Armenian context.

ashib.am

В январе 2009 года, в рамках ежегодного пересмотра кредитных рейтингов, рейтинговой агентство Moody’s

[…]

подтвердило

[…] присвоенный в 2007 году международный кредитный рейтинг на уровне Ba3 / Прогноз «Стабильный» и рейтинг по национальной шкале […]

Aa3.ru, что свидетельствует

[…]

о стабильном финансовом положении ОГК-1.

ogk1.com

In January 2009 as part of annual revising of credit ratings, the international rating agency Moody’s

[…]

confirmed the international

[…] credit rating at the level Ba3 with Stable outlook attributed in 2007 and the national scale rating Aa3.ru, which is […]

an evidence of OGK-1’s stable financial position.

ogk1.com

В нашем

[…] каталоге Вы найдете описание всех преимуществ, технических характеристик и номера деталей соединений SPH/BA.

staubli.com

Discover all the advantages, technical features and part numbers of the SPH/BA couplings in our catalog.

staubli.com

Политика управления денежными средствами Компании ограничивает суммы финансовых активов, которые можно содержать в каком-либо из банков, в зависимости от размера капитала уровня такого банка и его долгосрочного кредитного рейтинга, присвоенного агентством Standard & Poors (например, не более 40% для банка с рейтингом «BB» на 31 декабря 2010 года).

kmgep.kz

The Company’s treasury policy limits the amount of financial assets held at any one bank to the lower of a stipulated maximum threshold or a percentage of the bank’s Tier I capital, which is linked to the banks long term counterparty credit rating, as measured by Standard and Poor’s rating agency, (e.g. not greater than 40% for a BB rated bank at December 31, 2010).

kmgep.kz

bb) меморандум о взаимопонимании […]

между национальным управлением Румынии по противодействию отмыванию денежных средств и

[…]

секретариатом по противодействию отмыванию денег и имущества Парагвая о сотрудничестве в области обмена данными финансовой разведки об отмывании денег и финансировании терроризма, подписанный в Бухаресте, декабрь 2008 года, и Асунсьоне, декабрь 2008 года

daccess-ods.un.org

(bb) Memorandum of understanding […]

between the Romanian National Office for Preventing and Combating Money-laundering and

[…]

the Paraguayan Secretariat for Prevention of Money-laundering or Property on cooperation in financial intelligence exchange related to money-laundering and terrorist financing, signed in Bucharest, December 2008, and in Asunción, December 2008

daccess-ods.un.org

AccessBank признан самым надежным банком в

[…]

Азербайджане международным

[…] рейтинговым агентством Fitch («BB+ прогноз — стабильный»), […]

а также на ежегодных наградах компании

[…]

Global Finance (2011) и Издательской Группы Euromoney (в 2012, 2011 и 2010 году) назван «Лучшим Банком Азербайджана» и получил награду The Banker «Банк года» (2011).

anskommers.ws

AccessBank is recognized as the Most Reliable

[…]

bank in Azerbaijan by Fitch

[…] International Ratings (‘BB+ Outlook Stable‘), and as «The […]

Best Bank in Azerbaijan» by Global

[…]

Finance (2011) and Euromoney (2012, 2011 and 2010) in their annual awards as well as «The Bank of the Year» by The Banker (2011).

anskommers.ws

Еще больше положение компании в

[…] […] глазах  рынка было ухудшено решением рейтингового агентства S&P поместить кредитный рейтинг ENRC  BB+ на “credit watch negative”, что подразумевает повышенную вероятность падения рейтинга компании в ближайшие […]

три месяца.

halykfinance.kz

To make things even worse, S&P placed ENRC’s BB+ credit rating on “credit watch negative”, which implies a higher probability of a downgrade into junk territory over the next three months.

halykfinance.kz

В июне 2012 года Международным рейтинговым агентством Fitch Ratings повышены долгосрочные рейтинги Краснодарского края, а также выпуски облигаций в иностранной и национальной валюте с уровня BB до BB+.

pwc.ru

In June 2012 international ratings agency Fitch Ratings upgraded the long-term ratings for Krasnodar Territory, as well as foreign and national currency long-term issuer default ratings from ‘BB’ to ‘BB+’, and affirmed Krasnodar’s short-term rating at ‘B’.

pwc.ru

1BB 2 b iii 2 Добыча Летучие выбросы (исключая удаление газа и сжигание в факелах) из газовых скважин через входные отверстия на устройствах переработки газа или, если обработка не требуется, в точках стыковки систем транспортировки […]

газа.

ipcc-nggip.iges.or.jp

1B 2 b iii 2 Production Fugitive emissions (excluding venting and flaring) from the gas wellhead through to the inlet of gas processing plants, or, where processing is not required, to the tie-in points on gas transmission systems.

ipcc-nggip.iges.or.jp

Если ‘Быстрый ответ’ разрешен, поле для ответа появится после сообщений на странице, но Вы

[…]

должны напечатать Ваше сообщение, также

[…] можно использовать BB Код и Смайлы вручную, […]

если Вы выберете использование этого.

ipribor.com.ua

If ‘Quick Reply’ has been enabled, a simple reply field will also appear

[…]

after the post(s) on a page, but you’ll have to

[…] type your Bulletin Board Code and Smileys […]

manually if you choose to use it.

ipribor.com

Модели BJ и BB стали первыми марками холдинга […]

Mack, построенными под влиянием новых транспортных веяний — машины способные

[…]

перевозить более тяжелые и объемные грузы с большей скоростью.

trucksplanet.com

The Models BJ and BB were the first trucks of Mack […]

Company, built under the influence of new transport trends — machines

[…]

capable of carrying heavy and bulky loads with greater speed.

trucksplanet.com

В мае 2012 года рейтинговое агентство Fitch Rating повысило долгосрочные рейтинги Новосибирской

[…]

области в иностранной и национальной

[…] валюте с уровня «BB» до «BB+», а также долгосрочный […]

рейтинг по национальной шкале –

[…]

с уровня «AA-(rus)» до «AA(rus)».

pwc.ru

In May 2012, Fitch Ratings changed its long-term rating for the Novosibirsk

[…]

Region (in foreign and local currency)

[…] from BB to BB+, and its long-term national-scale […]

rating from AA-(rus) to AA(rus).

pwc.ru

Вторая категория (BBB, BB, B) — стартап имеет готовый […]

или почти готовый (тестирующийся) продукт и начал привлекать первых

[…]

клиентов, однако пока не демонстрирует высоких темпов роста клиентской базы и доходов.

digitaloctober.ru

Second category (BBB, BB, B) — the startup has […]

a finished or almost finished (at the testing stage) product and has started

[…]

attracting its first clients, but has not get demonstrated a high income or client base growth rate.

digitaloctober.com:80

16.11.2009 МРСК Центра присвоен

[…] кредитный рейтинг S&P «BB/B/ruAA-» прогноз «Стабильный», […]

свидетельствующий о способности

[…]

и готовности Компании своевременно и в полном объеме выполнять свои финансовые обязательства.

euroland.com

16.11.2009 IDGC of

[…] Centre was assigned a BB-/B/ruAA— credit rating […]

(“Stable”) by S&P, thus testifying to the Company’s capability

[…]

and readiness in the performance of its financial obligations.

euroland.com

Международное рейтинговое агентство Fitch повысило приоритетный необеспеченный рейтинг эмиссии еврооблигаций TNK-BP International Ltd /ТНК-ВР/ на сумму 700 млн долл. с уровня «BB+» до «BBB-, а также приоритетный необеспеченный рейтинг гарантированной программы по выпуску долговых обязательств объемом 5 млрд долл. и существующего выпуска облигаций в рамках программы в размере 1,5 млрд долл. с уровня «BB+» до «BBB-.

tnk-bp.com

The international rating agency Fitch raised the priority unsecured rating of the issue of eurobonds of TNK-BP International Ltd. (TNK-BP) by $700 million from the level BB+ to BBB- and the priority unsecured rating of the issue of debt securities for $5 billion and the current issue of bonds for program implementation for $1.5 billion from the level BB+ to BBB-.

tnk-bp.com

Определение и примеры экзистенциальных предложений на английском языке

В английской грамматике экзистенциальное предложение — это предложение, которое утверждает существование или несуществование чего-либо. Для этого английский использует конструкции, введенные There (известные как « existential there »).

Глагол, наиболее часто используемый в экзистенциальных предложениях, имеет форму быть , хотя другие глаголы (например, существует, встречается ) могут следовать за экзистенциальным там .

Примеры и наблюдения

  • « В любви всегда есть , есть какое-то безумие. Но есть , также всегда какая-то причина в безумии».
    (Фридрих Ницше, «О чтении и письме», Так говорил Заратустра )
  • «В большой зеленой комнате,
    Там был телефон
    И красный воздушный шар
    И фотография —
    корова прыгает через луну «.
    (Маргарет Уайз Браун, Спокойной ночи, Луна , 1947)
  • «Используя там в качестве фиктивного субъекта, автор или говорящий может отложить введение реального субъекта предложения. Там называется фиктивным предметом , dumS , потому что он сам по себе не имеет смысла — его функция состоит в том, чтобы поставить реальный предмет на более видное место ».
    (Сара Торн, Mastering Advanced English Language . Palgrave Macmillan, 2008)
  • «Рик, в этом кафе продано многих выездных виз».
    (Captain Renault, Casablanca )
  • Экзистенциальное предложение термина — попытка уловить смысл передается строением следующего типа:
    В саду странный кот
    В городе было много людей.
    На дереве не было яблок.
    На небе появилась яркая звезда. Слово там идет первым. . .. Затем следует простое настоящее или прошедшее время от до или небольшой диапазон «презентационных» глаголов, таких как: появляться, возникать, восходить, приходить, появляться, извергаться, существовать, плавать, происходить, встань, стенд . Существительная фраза, следующая за глаголом, обычно неопределенная, как показано такими словами, как a и any
    «Конструкция там делает выделение предложения в целом, представляя его слушателю или читателю. как будто все в нем новая информация.Это придает новый статус всему предложению. В этом отношении экзистенциальные предложения сильно отличаются от других способов изменения информационной структуры, которые фокусируются на отдельных элементах внутри предложения ».
    (Дэвид Кристал, Понимание грамматики . Пирсон Лонгман, 2004)

Соглашение между субъектом и глаголом с экзистенциальным

Там

«Обычные правила согласования подлежащего и глагола не применяются к и конструкциям, поскольку форма глагола единственного числа часто используется, даже когда термин, следующий за быть , является множественным:

(7) Я бы хотел, чтобы вы познакомились с некоторыми людьми.

(8) Есть некоторые вещи, перед которыми я не могу сопротивляться

(9) Осталось только два яблока

(10) A: Кто там может ей помочь?
B: ну есть всегда ты
B ‘: * ну всегда есть ты

Приведенные выше примеры показывают, что согласие в английских экзистенциалах довольно непостоянно и согласуется с любым из следующих трех анализов: (i) согласие определяется термином, следующим за быть ; (ii) согласие определяется там ; (iii) может вообще не быть контролера соглашения.. .. В любом случае согласие не может рассматриваться как решающий критерий при определении того, какой из двух кандидатов выполняет функцию Субъекта ». (Дубравко Кучанда,« О предмете экзистенциального Там ». Работа с функциональной грамматикой: описательная и Вычислительные приложения , изд. Майкл Хэнней и Элселин Вестер. Форис, 1990)

Добро пожаловать в эру экзистенциальных информационных технологий

Всего за несколько лет информационные технологии перешли от тактических к стратегическим и экзистенциальным по своей природе, — пишет Фрэнк Петерсмарк.

ИТ-отделы привыкли справляться с нагрузкой, связанной с поставкой и поддержкой платформ и систем, от которых зависит их бизнес. В обычное время — то есть до 2020 года — это давление проявлялось в форме таких проблем, как конкурирующие приоритеты, растянутые бюджеты и ограниченные ресурсы.

Ах, старые добрые дни!

Но, конечно, 2020 год был совсем другим годом. Если раньше риски технологических задержек и сбоев приводили к невыгодному конкурентному положению, головным болям со стороны регулирующих органов и упущенным возможностям, то теперь технологические сбои могут означать не что иное, как прекращение непрерывной деятельности бизнеса.Всего за несколько лет информационные технологии из тактических превратились в стратегические, а затем в экзистенциальные. Поговорим о давлении!

Если это кажется слишком натянутым, рассмотрите следующее: в первом квартале 2020 года главными приоритетами и проблемами для большинства предприятий были такие вещи, как улучшение качества обслуживания клиентов, обработка данных, борьба с цифровыми сбоями и продолжение работы. основные стратегии модернизации и цифровой трансформации. Безусловно, достойные и сложные приоритеты.Однако все внезапно изменилось с пандемией. Компании и их ИТ-организации должны были быстро перейти к немедленной сортировке технологий и процессов, необходимой для поддержания бизнеса в рабочем состоянии, когда вход в офис, магазин или местоположение клиента больше не представлялся возможным. Большинство компаний пережили эту сортировку — хотя некоторые лучше, чем другие — и поскольку приближается конец года (но не пандемия), пора перевести дух и подумать, что будет дальше.

Изменение мышления о технологиях

Прежде всего, руководители и члены совета директоров должны изменить свое мышление, за которым следует их поведение и действия.К счастью, сдвиг начался несколько лет назад, когда многие компании осознали стратегический характер технологий и ту роль, которую они играют в достижении стратегических и операционных целей. Тем не менее, компании медленно использовали этот сдвиг в мышлении в реальные действия — например, увеличение ИТ-бюджетов в виде фиксированного процента от дохода или сосредоточение внимания на сложных платформах и стратегиях набора и удержания персонала, необходимых для привлечения и удержания лучших ИТ-специалистов. талант, и это лишь некоторые из них.

Нравится им это или нет, но пандемия вынудила компании ускорить свои цифровые преобразования или рискнуть не просто поставить себя в невыгодное конкурентное положение на обслуживаемых ими рынках, но и фактически выйти из бизнеса.Это не преувеличение! Это часть уравнения риска, которое теперь должны взвесить руководители и их совет директоров. Без цифровой возможности беспрепятственно предоставлять услуги, продукты, счета, платежи и обучение, а также эффективно сотрудничать с партнерами, поставщиками и поставщиками услуг, компании будут бороться за то, чтобы оставаться актуальными и платежеспособными.

Для выполнения вышеизложенного компаниям необходимо немедленно инвестировать больше денег в свои усилия по цифровой трансформации, причем не понемногу, а в два или три раза.Такой масштаб сдвига в инвестициях потребует краткосрочных изменений текущих стратегических планов и целей, а также потребует пересмотра приоритетов организации и перераспределения ресурсов в направлении усилий по цифровой трансформации.

Риски и вознаграждения

Многие компании не предприняли таких решительных шагов из-за других операционных проблем, давления на рынке или ограничений внутренних талантов и ресурсов. Так больше не может быть. При оценке рисков, если они еще не проводятся, продолжающаяся пандемия и все связанные с ней экономические и социальные последствия должны рассматриваться как реальная угроза для бизнеса.Такой подход к рискам дает компаниям стимул, который им нужен, чтобы удвоить усилия своих ИТ-подразделений и поставщиков технологических услуг, чтобы довести свои цифровые преобразования до финишной черты.

И эти преобразования представят несколько новых возможностей в больших и малых компаниях во всех секторах. Помимо технологических возможностей беспрепятственного сотрудничества, улучшенных предложений услуг и повышения качества данных, работодатели будут оптимизировать возможности работы из любого места, создавать для сотрудников и других ключевых заинтересованных сторон протоколы и процессы в области безопасности и здоровья, а также становиться все более целостными и предсказуемыми в отношении риски для своих бизнес-экосистем.Возможно, наиболее важно то, что это цифровое будущее, когда оно будет полностью реализовано, сформирует оплот, который бизнесу необходимо будет отражать и выдерживать будущие угрозы существованию: будущие пандемии, нарушение конкуренции, быстрые экономические, геополитические и / или социокультурные изменения, климатические явления, даже демографические и изменения отношения поколений.

После COVID-19 будет два типа компаний. Первыми будут те, кто не достиг цифровой трансформации, необходимой для того, чтобы уложиться в данный момент. В результате это будет препятствовать их будущему, и они будут изо всех сил пытаться оправдать ожидания клиентов, услуг, рынка и финансовых услуг в краткосрочной и долгосрочной перспективе.Компании второго типа будут занимать гораздо более выгодные позиции, полностью погрузившись в цифровой мир, активно трансформируя свои организационные процессы, технологические платформы, возможности взаимодействия с клиентами и обслуживания, чтобы воспользоваться возможностями, которые предложит постпандемическое будущее. В любом случае, к лучшему или к худшему, эра экзистенциальных информационных технологий началась.

Граммарпедия — Экзистенциальные и экстрапозиционные

В этом разделе мы исследуем две стратегии перемещения материала из позиции подлежащего в базовом предложении в позицию после глагола.Первый из них — это использование придаточных предложений с фиктивным местоимением в позиции подлежащего. Второй — это использование экстрапозиции, при которой фиктивное местоимение остается в начале предложения вместо придаточного предложения в роли подлежащего.

Основные и экзистенциальные оговорки

Экзистенциальные предложения используются для предоставления информации о местонахождении или существовании определенных референтов (например, в зоопарке есть слоны). В экзистенциальных предложениях всегда есть фиктивное местоимение в позиции подлежащего.

Когда предмет основного предложения будет ссылаться на новую информацию, мы часто используем экзистенциальное предложение, чтобы отложить упоминание этого референта до конца предложения. Например, вместо того, чтобы сказать «Некоторые пятна грязи были на окне» (базовое предложение), мы могли бы сказать, что на окне были некоторые пятна грязи (экзистенциальное положение).

Использование там фиктивного местоимения в позиции подлежащего позволяет референту появляться ближе к концу предложения, где это наиболее уместно с прагматической точки зрения.

Основная статья

Экзистенциальная оговорка

Тачка стояла на лужайке.

На лужайке стояла тачка.

Цветы были везде.

Везде были цветы.

Использование экзистенциальных предложений также является стратегией для смещения тяжелых элементов в конец предложения.Например, вместо того, чтобы писать. Некоторые сомнения в правдивости его утверждений терзают нас, как правило, лучше написать. Есть некоторые сомнения в правдивости его утверждений.

Голые экзистенции

В некоторых случаях экзистенциальное не имеет соответствующего базового аналога. Попробуйте создать основные предложения из следующего:

Есть еще надежда.

Есть пятьдесят два вкуса мороженого.

Нет никаких признаков неисправности.

Другая информация в экзистенциалах

Экзистенциальные фразы обычно содержат местные предложные фразы (например, в зоопарке или на окне). Другие виды модификаций, которые доступны для экзистенциальных статей, включают:

Звонков не было все утро . [временное существительное]

Еще есть уступки просроченные . [предикативное прилагательное]

Не о чем беспокоиться. [полый бесконечный]

Дополнительное положение

Когда придаточное предложение встречается в качестве подлежащего или внутреннего дополнения предложения, его можно вынести из предложения, а местоимение оставить на его месте.Вот несколько примеров экстрапозиции предмета:

Комплексная статья

Экстрапозиция

То, что Сара любит леденцы, — второстепенная проблема.

То, что Сара любит леденцы, — это мелочь.

Как Дуг встает в пять — для меня загадка.

Для меня загадка, как Дуг встает в пять.

Отпуск — это роскошь.

Провести отпуск было бы роскошью.

Субъектная экстрапозиция более распространена, чем внутренняя экстрапозиция. Экстрапозиция внутреннего дополнения чаще всего встречается со сложными переходными предложениями, где прямой объект является подчиненным предложением. (Звездочка в следующем примере означает, что предложение приемлемо не для всех говорящих.)

Комплексная статья

Экстрапозиция

* Сара находит забавным храп Джуда.

Сара находит забавным, как храпит Джуд.

Экстрапозиция помогает избежать наличия придаточного предложения между глаголом и одним из его дополнений. Эта проблема обычно не возникает с другими типами предложений.

В любом случае, экстрапозиция полезна тем, что она позволяет представить информацию в придаточном предложении как новую информацию (что часто бывает).Это также позволяет помещать более «тяжелую» более сложную информацию позже в разделе, что упрощает ее обработку.

Экзистенциализм (Стэнфордская энциклопедия философии)

Экзистенциализм Сартра черпал свое непосредственное вдохновение из работа немецкого философа Мартина Хайдеггера. Хайдеггера 1927 Бытие и время , исследование «существа, которое мы мы сами »(который он называл« Dasein », немецкий слово для существования), ввел большинство мотивов, которые характеризует более позднее экзистенциалистское мышление: напряжение между индивидуальный и «общественный»; упор на мирское или «Ситуативный» характер человеческого мышления и разума; а очарование пороговыми переживаниями тревоги, смерти, «Ничто» и нигилизм; отказ от науки (и прежде всего причинное объяснение) в качестве адекватной основы для понимание человека; и введение «Подлинность» как норма самоидентификации, привязанная к проект самоопределения через свободу, выбор и приверженность.Хотя в 1946 году Хайдеггер отказался от ретроспективного навешивания ярлыков. его ранней работы как экзистенциализма, именно в этой работе соответствующая концепция существования находит свое первое систематическое философский формулировка. [3]

Как позже сделают Сартр и Мерло-Понти, Хайдеггер преследовал эти проблемы с несколько маловероятными ресурсами Эдмунда Гуссерля феноменологический метод. И хотя не все экзистенциальные философы находились под влиянием феноменологии (например, Ясперс и Марсель), философское наследие экзистенциализма во многом связано с формой он принял как экзистенциальную версию феноменологии.Гуссерля усилия в первые десятилетия двадцатого века были направленный на установление описательной науки о сознании, которым он не понимал предмет естествознания психологии, но «трансцендентное» поле интенциональность, то есть то, посредством чего наш опыт значимый , опыт чего-то как что-то. Экзистенциалисты приветствовали учение Гуссерля о интенциональность как опровержение картезианской точки зрения согласно которое сознание непосредственно относится только к своему собственному представления, идеи, ощущения.По словам Гуссерля, сознание — это наша прямая открытость миру, управляется категориально (нормативно), а не причинно; это, интенциональность — это не свойство индивидуального разума, а категориальные рамки, в которых разум и мир становятся вразумительно. [4]

Таким образом, феноменология сознания не исследует ни метафизической композиции или причинного происхождения вещей, но «Конституция» их значения. Гуссерль использовал это метод разъяснения нашего опыта природы, социокультурного мира, логика и математика, но Хайдеггер утверждал, что ему не удалось поднимают самый фундаментальный вопрос о «значении бытие »как таковое.Обращая феноменологию к вопросу о что значит быть, Хайдеггер настаивает на постановке вопроса конкретно : сначала это не академическое упражнение, а жгучее беспокойство, возникающее из самой жизни: вопрос о том, что это значит для мне быть. Экзистенциальные темы приобретают особую значимость, когда видно, что общий вопрос о смысле бытия включает в себя сначала выясняется, что такое собственное существо, как исследователь. Согласно Хайдеггеру, категории, завещанные философскими традиция понимания существа, которое может задавать вопросы своему или ее существа недостаточно: традиционные представления о веществе украшены с разумом или с субъектом, наделенным самосознанием, неверно истолковать наш основной характер, «Бытие-в-мире».В своем феноменологическом поиске категорий, управляющих бытием-в-мире, Хайдеггер стал упорный отец экзистенциализма, потому что он черпал вдохновение из два основополагающих, хотя в академических кругах тогда относительно неизвестны, писатели девятнадцатого века, Сорен Кьеркегор и Фридрих Ницше. Ожидания экзистенциальной мысли можно найти во многих места (например, в Сократической иронии, Августин, Паскаль или поздний Шеллинг), но корни проблемы существования в ее современное значение имеют работы Кьеркегора и Ницше.

1.1 Кьеркегор: «Одинокий индивид»

Кьеркегор разработал эту проблему в контексте своего радикального подход к христианской вере; Ницше сделал это в свете своей диссертации смерти Бога. Последующая экзистенциальная мысль отражает это разница: в то время как некоторые писатели, такие как Сартр и Бовуар — были категоричными атеистами в мировоззрении, другие — такими как Хайдеггер, Ясперс, Марсель и Бубер — по-разному исследовали последствия концепции «подлинного существования» для религиозное сознание.Хотя ни Ницше, ни Мысль Кьеркегора можно свести к одной нити, обе проявил интерес к тому, что Кьеркегор назвал «синглом физическое лицо.» Оба были убеждены, что эта особенность, что такое самое мое собственное, «я», может быть осмысленно отражено на в то время как все же именно из-за своей необычности остаются невидимыми для традиционная философия, с упором на то, что следует безошибочны объективным законам природы или же соответствует универсальному стандарты морального разума. Таким образом, сосредоточенность на существовании в обоих случаях привела к уникальные текстовые стратегии, совершенно чуждые философии их время.

У Кьеркегора сингулярность бытия выявляется в момент конфликта между этикой и религиозной верой. Предположим, это мое чувство исполнения воли Бога, которое придает смысл моей жизни. Как понимает ли философия это значение? Опираясь здесь на Гегеля как символом всей традиции, Кьеркегор в своей книге Страх и Дрожащий , утверждает, что для философии моя жизнь становится имеет смысл, когда я «поднимаюсь к универсальному» с помощью подчиняя мои непосредственные (естественные) желания и наклонности моральный закон, который представляет мой «телос» или то, что я должно быть .При этом я теряю своей сингулярности. (поскольку закон действует для всех), но мои действия приобретают смысл в чувство понятное, регулируется нормой. Теперь человек, чей смысл исполнения воли Бога — вот что придает смысл ее жизни. понятны лишь в той мере, в какой ее действия соответствуют универсальные нормы этики. Но что, если, как в случае с То, что Авраам принес в жертву своего сына, противоречит тому, что требования этики? Кьеркегор [5] считает и , что жизнь Авраама в высшей степени значимый (это не просто вопрос какого-то непосредственного желания или бессмысленный тик, который преодолевает этическое сознание Авраама; напротив, нравственные поступки в данном случае сами по себе его соблазнительная склонность) и , что философия не может понять это, осуждая, таким образом, во имя этики.Бога командование здесь не может рассматриваться как закон, относящийся ко всем; Это обращается к Аврааму в его уникальности. Если жизнь Авраама значимый, он представляет, с философской точки зрения, «Парадокс», что через веру «одинокий человек выше универсального ». Существование как философское здесь появляется проблема: если у моего существа есть какое-то измерение это имеет смысл и, тем не менее, не регулируется рациональными стандартами. морали, по какому стандарту руководствуется ? Ибо если только есть какой-то стандарт, о нем говорить праздно «имея в виду.”

Для решения этой проблемы должна быть норма, присущая сингулярности сам, и в его Заключительный ненаучный постскриптум , Кьеркегор пытается выразить такую ​​норму в своем утверждении, что «Субъективность — это правда» — идея, которая является прообразом экзистенциальная концепция подлинности. У Авраама нет объективной причины думать, что повеление, которое он слышит, исходит от Бога; действительно, на основе содержание команды у него есть все основания, как указывал Кант в Религия в пределах разумного. , если подумать, что это не может исходить от Бога.Его единственное оправдание — это то, что Кьеркегор называет страстью веры. Такая вера есть, рационально говоря, абсурд, «прыжок», так что если есть говорить правду здесь, это стандарт, который измеряет, а не содержит поступка Авраама, но то, как он выполняет это. Совершить движение веры «Субъективно» означает принять парадокс как норму для мне, несмотря на его абсурдность, вместо того, чтобы искать спасения от него средства объективного толкования текста, исторической критики или другая стратегия для перевода необычности моей ситуации в универсальный.Поскольку мой разум здесь не может помочь, нормативный присвоение — это функция моего «внутреннего состояния» или страсти. Таким образом, я «по-настоящему» становлюсь тем, кем я номинально уже являюсь. Сказать, что субъективность — это правда, значит указать на способ существования, тогда, а не способ познания; правда измеряет отношение («Страсть»), с которой я присваиваю или делаю свою «Объективная неопределенность» (голос Бога) в «Процесс наивысшего внутреннего».

В отличие от своеобразия этого движения, по Кьеркегору, стоит толпа: «толпа — неправда.”Толпа, грубо говоря, общественное мнение в самом широком смысле — идеи, которые данный возраст воспринимается как должное; обычный и общепринятый способ делать вещи; самодовольное отношение, которое исходит из соответствия необходимо для общественной жизни — и что обрекает ее на «Неправда» в глазах Кьеркегора — это то, как проникает в собственное представление человека о том, кем он является, избавляя ее от бремени быть самой собой: если каждый Кристиан, мне не нужно «становиться» им. С это мера не знания, а мера бытия, можно увидеть, как Кьеркегор отвечает тем, кто возражает, что его концепция субъективности поскольку истина основана на двусмысленности: объективные истины науки и история, как бы хорошо она ни была установлена, сами по себе безразличие ; они принадлежат к толпе.Это не постольку, поскольку правда может быть установлена ​​объективно, что она приобретает смысл, но скорее постольку, поскольку он «страстно» присваивается в его очень неуверенность. «Существовать» всегда нужно противостоять с этим вопросом значения. Истины, которые имеют значение для того, кто ты есть не может, как « Декарта» определить моральный дух , быть чем-то может быть достигнута только тогда, когда объективная наука выполнит свою задачу.

1.2 Ницше и нигилизм

Для Кьеркегора существование возникает как философская проблема в бороться с мыслью о парадоксальном присутствии Бога; для Ницше это можно найти в отголосках фразы «Бог мертв», в вызове нигилизма.

Частично отвечая на культурную ситуацию девятнадцатого века. Европа — историческая наука продолжает разрушать фундаменталистскую чтения Библии, растущей культурной столицы естественного науки, и в частности дарвинизм — и отчасти движимый его собственные исследования в области психологии и истории моральных понятий, Ницше стремился нарисовать последствия смерти Бога, крах всякой теистической поддержки морали. Как и его современник, Федор Достоевский, чей персонаж, Иван, в Братья Карамазов, , как известно, утверждает, что если Бога не существует, то все дозволено, главная забота Ницше — найти способ измерить человеческую жизнь в современном мире.Однако, в отличие от Достоевского, Ницше видит соучастие между мораль и христианский Бог, который увековечивает отрицание жизни, и так в конечном итоге нигилистическая позиция. Ницше не был первым, кто отделить мораль от ее божественной санкции; психологические теории моральные чувства, развивающиеся с восемнадцатого века, обеспечивали чисто человеческое рассмотрение моральной нормативности. Но пока эти раньше теории были предложены в качестве обоснований нормативных сила морали, идея Ницше, лежащая в основе морального рецепты ложь не что иное, как подорванная «воля к власти» этот авторитет.На счету, приведенном в О генеалогии Мораль , иудео-христианский моральный порядок возник как выражение ressentiment слабых против власти, осуществляемой над их сильными. Инструмент, используемый для того, чтобы помешать этой власти, со временем становятся интернализованными в форме совести, создавая «Больное» животное, чья воля находится в состоянии войны с собственным жизненным инстинкты. Таким образом, Ницше пришел к идее Кьеркегора, что «Толпа — неправда»: так называемые автономные, самозаконный индивид — не что иное, как стадное животное, которое приучила себя к послушанию и несвободе, подчиняясь «Универсальные» нормы морали.Норматив ничего кроме нормального.

Однако для Ницше это не конец истории, равно как и был для Кьеркегора. Если автономный индивид до сих пор означал ничего, кроме стадного менталитета — если моральные нормы возникли именно в производить таких конформистов — индивид, тем не менее, имеет потенциал стать чем-то другим; больное животное «беременно» с будущим ». Ницше видел, что в девятнадцатом веке «Высшие ценности» начали «девальвировать сами себя.» Например, христианская ценность правды, институционализированный в форме науки, подорвал веру в Бог, разочаровывающий мир и исключающий из него любые заранее заданные моральные принципы. имея в виду.В такой ситуации человек вынужден вернуться к сам. С одной стороны, если он слабо организован, он может упасть. жертва отчаяния перед лицом нигилизма, признание того, что жизнь не имеет внутреннего значения. С другой стороны, для «Сильный» или творческий индивидуальный нигилизм представляет собой освобождающая возможность взять на себя ответственность за смысл, осуществить творчества путем «переоценки» ее ценностей, создания новый «порядок рангов». Через своего пророка Заратустру Ницше представлял такого человека «сверхчеловеком». ( Übermensch ), тот, кто учит «значению земля »и не нуждается в потусторонних опорах для ценности, которые он воплощает.Сверхчеловек представляет собой форму жизни, способ существования, то есть расцветать из обобществленного, морализированного «Последний человек» девятнадцатого века. Он понял что нигилизм является высшим смыслом моральной точки зрения, его отрицающая жизнь сущность, и он реконфигурирует моральную идею автономии чтобы высвободить внутри него жизнеутверждающий потенциал.

Таким образом, для Ницше существование возникает как философская проблема в его различие между моральной автономией (как подчинение моральному закону) и автономия «по ту сторону добра и зла».”Но если нужно говорить об автономии, значении и ценности вообще, способе бытия за пределами добро и зло не могут быть просто беззаконным государством произвола и импульсивное поведение. Если такое существование мыслимо, должно быть стандарт, с помощью которого можно измерить успех или неудачу. Ницше по-разному указывает на такой стандарт в своих ссылках на «Здоровье», «сила» и «значение земли.» Однако, пожалуй, наиболее поучительным его указанием было то, что исходит из эстетики, так как его концепция стиль , так как разработан в The Gay Science , обеспечивает норму, соответствующую необычность существования.Сказать, что у произведения искусства есть стиль, значит использовать стандарт для его оценки, но тот, который не может быть определен в форме общего закона, по которому произведение было бы просто пример. Скорее, как ни странно, норма является внутренней по отношению к работе. Для Ницше существование подпадает под такой императив стиля: создавать смысл и ценность в мире, из которого все трансцендентное опоры отпали, чтобы придать уникальную форму непосредственные наклонности, побуждения и страсти; интерпретировать, обрезать и усиливать в соответствии с объединяющей чувствительностью, руководящим инстинктом, который объединяет все в единое целое, удовлетворяющее неконцептуальное, эстетическая норма того, что подходит, что принадлежит, что уместно.

Таким образом, как и Кьеркегор, Ницше раскрывает один из аспектов моего существа. что нельзя понять ни с точки зрения непосредственных побуждений, ни наклонностей, ни с точки зрения универсального закона поведения, ни аспекта это измеряется не с точки зрения объективной инвентаризации что такое , но с точки зрения моего способ быть им. Однако ни Кьеркегор, ни Ницше не развили этого понимания в полностью систематическим способом. Это останется их двадцатому веку наследники.

Девиз Сартра — «существование предшествует сущность »- может служить для представления того, что является наиболее отличительным экзистенциализма, а именно, идея о том, что нет общих, неформальных может быть дано объяснение того, что значит быть человеком, поскольку это значение решается в самом существовании и через его существование.Существование «Создание себя в ситуации» (Fackenheim 1961: 37). Уэббер (2018: 14) формулирует эту точку зрения следующим образом: «Классический экзистенциализм — это … теория, согласно которой существование предшествует сущности », то есть «Не существует такой вещи, как человеческая природа» в Аристотелевский смысл. «Человек не имеет встроенного набора ценности, для достижения которых они по своей сути структурированы. Скорее ценности, которые формируют поведение человека, являются результатом выбора они сделали »(2018: 4). В отличие от других организаций, чьи существенные свойства закреплены видами сущностей, которые они то, что важно для человека — что заставляет его , кто она — определяется не ее типом, а тем, что она делает из себя, кто она становится. [6] Фундаментальный вклад экзистенциальной мысли заключается в идее что личность не создается ни природой, ни культуры, поскольку «существовать» — значит создавать такое личность. Именно в свете этой идеи ключевые экзистенциальные представления такие как фактичность, трансцендентность (проект), отчуждение и необходимо понимать подлинность.

Поначалу кажется непонятным, как можно много говорить о существование как таковое. Традиционно философы связывали концепция существования с концепцией сущности таким образом, что первый означает просто экземпляр последнего.Если «Сущность» обозначает , что такое вещь и «Существование» , что это , из этого следует, что то, что понятно о любой конкретной вещи, что можно об этом подумать, будет принадлежат его сущности. В этом смысле он от сущности — скажем, человек как разумное животное или imago Dei — это античная философия давала свои рецепты индивидуальным образ жизни, его оценка смысла и ценности существования. Наличие сущности означало, что люди могут быть помещены в более крупное целое, Космос , который стал стандартом для человеческого процветание.Современная философия сохранила эти рамки даже тогда, когда отказался от идеи «естественного места» для человека в лицо научной картины бесконечной, запутанной вселенной. Декарт отверг идею, которая выглядит как прото-экзистенциальное. традиционные сущностные определения человека в пользу радикала, размышление от первого лица о его собственном существовании, «Я есть». Тем не менее, он быстро восстановил старую модель, охарактеризовав его существование как субстанции, определяемой существенным собственность, «мышление».«Напротив, Хайдеггер предлагает, чтобы «Я» — это «сущность, [сущность] которой точно является быть и ничего, кроме как быть »(Heidegger 1925 [1985, 110]; 1927 [1962, 67]). Следовательно, существование такой сущности нельзя рассматривать как воплощение сущности, и, следовательно, что значит быть таким субъект не может быть определен путем обращения к заранее заданным рамкам или системы — научные, исторические или философские.

2.1 Фактичность и трансцендентность

Конечно, в некотором смысле люди действительно создают сущности, как уже сказал Хайдеггер признает. [7] Но для экзистенциального мышления имеет значение манера такое создание, способ существующих. Что это значит может можно увидеть, противопоставив человеческое существование способам бытия Хайдеггер называет «доступным» (или «Под рукой», zuhanden ) и «Происходящий» (или «присутствующий», ворханден ). Сущности первого типа на примере инструментов как они представлены в использовании, определяются социальной практикой в котором они работают, и их собственность установлена ​​в отношение к нормам этой практики.Пила острая, ибо Например, в отношении того, что считается успешной резкой. Сущности второго сорта, представленного объектами перцептивного созерцания или научное исследование, определяются нормами, регулирующими перцептивная данность или научное построение теории. Доступный или существующая сущность создает экземпляр некоторого свойства, если это свойство действительно основанный на этом. Таким образом, людей можно рассматривать как хорошо. Однако, в отличие от предыдущих случаев, тот факт, что природные и социальные свойства действительно могут быть отнесены к человеческим существам недостаточно, чтобы определить, что значит для me быть человек.Это, как утверждают экзистенциалисты, потому, что такие свойства никогда не бывают просто грубыми определениями того, кем я являюсь, но являются всегда под вопросом. Кто я, зависит от того, что я делаю своих «характеристики»; они важны для меня в том смысле, что невозможно для просто имеющихся и существующих объектов. Как Хайдеггер говорит, что существование — это «забота» ( Sorge ): существовать — значит не просто быть, а быть номером для себя. В Сартра, в то время как другие сущности существуют «в сами »( en soi ) и« то, что они «человеческая реальность тоже« для себя »( лей soi ) и, таким образом, не исчерпывается никакими его определениями.Это то, чем оно не является, и не то, чем оно является (Sartre 1943 [1992, 112]).

Таким образом, человеческое существование нельзя мыслить категориями. соответствующие вещи: сущность, событие, процесс. Есть что-то о существовании внутреннего различия, которое подрывает такие попытки, различие, которое экзистенциальные философы пытаются уловить в категории «фактичности» и «трансцендентности». Быть — значит каким-то образом согласовывать эти противоположные моменты, и кто я Я, моя сущность, есть не что иное, как моя манера координации их.В этом смысле люди создают себя в ситуации: то, что я Я не может быть отделен от того, что я принимаю за себя . В По словам Чарльза Тейлора, люди «Самоинтерпретирующие животные» (Taylor 1985: 45), где интерпретация является составной частью интерпретатора. Если такой взгляд чтобы не впасть в противоречие, понятия фактичности и трансцендентность должна быть разъяснена. Рискуя некоторым упрощением, к ним можно подойти как к корреляту двух установок, которые я могу принять по отношению к себе: отношение теоретического наблюдателя от третьего лица и отношение практического агента от первого лица.

Фактичность включает в себя все те свойства, которые третье лицо расследование может установить обо мне: природные свойства, такие как вес, рост и цвет кожи; социальные факты, такие как раса, класс и Национальность; психологические свойства, такие как моя сеть убеждений, желания и черты характера; исторические факты, такие как мое прошлое действия, мое семейное прошлое и моя более широкая историческая среда; а также так на. [8] Я изначально не осознавал свою фактичность в таком виде от третьего лица; скорее, это проявляется в моем настроении как своего рода бремя, тяжесть «Должно быть.”Однако я могу принять третье лицо или объективная позиция по отношению к моему собственному существу, а затем эти аспекты моей фактичности могут выглядеть именно так, как определяет или определяет, кто я. С экзистенциальной точки зрения, однако это будет ошибкой — , а не , потому что эти аспекты моего существа не являются реальными или фактическими, а потому, что поскольку I am не может быть определено фактически, или третий человек, термины. [9] Нельзя сказать, что эти элементы фактичности принадлежат мне так, как что цвет яблока принадлежит яблоку, для как принадлежащие мне, как , «определяющие» меня, у них есть всегда уже интерпретировал мной.Хотя от третьего лица наблюдение может определить цвет кожи, класс или этническую принадлежность в минуту он пытается идентифицировать их как шахту , он должен бороться с отличительный характер существования, которым я обладаю. Нет смысла в Какая фактичность является моей и , просто на самом деле, поскольку мое существование — то, чем я являюсь — также определяется по позиции, которую я занимаю по отношению к своей фактичности. Возможность взять такой позиция — это то, что экзистенциальные философы называют «Трансцендентность».

Трансцендентность — это отношение ко мне, характерное для мое практическое участие в мире, точка зрения агента.Агент ориентируется на поставленную задачу как на то, что нужно принести по собственной воле или по собственному желанию. Такая ориентация не требует сам по себе как тема, но теряется в том, что должно быть сделано. Тем самым, вещи представляют себя не как безразличные данности, факты, а как значимый: существенный, целесообразный, препятствующий и так далее. Говорить о «Трансцендентность» здесь означает, что агент «Выходит за рамки» того, что просто направлено на то, что может быть: фактические — включая собственные свойства агента — всегда возникает в свете возможного, где возможное не является функцией анонимных сил (от третьего лица или логической возможности), но функция выбора агента и решение . [10] Так же, как это внезапно пустое перо является либо неприятным препятствием для я заканчиваю эту статью, или хороший повод для чего-то сделать иначе, в зависимости от того, как я определяю свое поведение по отношению к нему, поэтому мои собственные фактические свойства, такие как непостижимость, лень или буржуазный трудоголизм — обретают смысл, становятся мотивирующими или нормативные причины , на основании того, как я поддерживаю или отклоняю их в настоящем действии.

Экзистенциалисты склонны описывать перспективу вовлеченности в термины «выбор», и их иногда критикуют за это.Может быть, — гласит аргумент, — что я могу сказать, что выбрать курс действий по завершении процесса размышления, но, кажется, нет выбора, когда в Сгоряча, я в отчаянии отбрасываю бесполезную ручку. Может его бесполезность восходит к моему «выбору» быть расстроенный? Но смысл в использовании такого языка просто в том, чтобы настаивать на том, чтобы что в перспективе агентства я не могу представить себе , как определено всем, что доступно для меня только от третьего лица.За экзистенциалистской настаивание на том, что фактичность и трансцендентность остаются несводимыми аспектами одного и того же существа — это прозрение, которое для существа, которое может сказать «Я», взгляд от третьего лица на то, кем являешься, не имеет больше авторитета, чем у первого лица (агента) перспектива. [11]

Поскольку существование со-конституируется фактичностью и трансцендентностью, самость не может быть понята как картезианское эго, но воплощена бытие-в-мире, создание себя в ситуации.Это через трансцендентность — или то, что экзистенциалисты также называют моими «Проекты» — то, что мир открывается, берет на себя имея в виду; но такие проекты сами по себе являются фактами или «Расположенный» — а не результат каких-то ранее существовавших составляли «личность» или понятный персонаж, но встроен в мир, который определенно не является моим представлением. Так как мои проекты — это кто я на в режиме привлеченного агентства (в отличие от планов, которые я просто представляю себе в обдумывание), мир в определенном смысле открывает мне, кто я.По причинам, которые будут рассмотрены в следующем разделе, значение моего выбор не всегда для меня прозрачен. Тем не менее, потому что это обязательно раскрывает мир определенным образом, это означает, что мой собственный «Идентичность» может быть обнаружена с помощью того, что Сартр называет «Экзистенциальный психоанализ». Понимая модели поведения человека, то есть реконструируя осмысленный мир, который такое поведение раскрывает — можно раскрыть «фундаментальный проект» или базовый выбор самого себя, который придает индивидуальность отличительной форме жизнь.Экзистенциальный психоанализ представляет собой своего рода компромисс. между перспективами от первого и третьего лица: как и в последнем, это объективизирует человека и рассматривает его открытые практические горизонты как в определенном смысле закрытый; однако, как и предыдущий, он стремится понять выбор изнутри, чтобы понять сущность индивидуум в смысле от первого лица, который преследует его, а не как функция инертных психических механизмов, с помощью которых у человека нет знакомство. [12]

2.2 Отчуждение

Анти-картезианская точка зрения на самость в ситуации приводит к знакомому экзистенциальная тема «отчужденного» я, отчуждение себя как от мира, так и от самого себя. в первое место, в то время как именно через мои проекты мир берет на себя это означает, что сам мир возник не через мою проекты; он сохраняет свою инаковость и, таким образом, может явиться совершенно alien, as unheimlich . Иногда переводится как «Сверхъестественный» — основа этого хайдеггеровского слова ( Heim , «дом») указывает на странность мир, в котором я точно делаю , а не , чувствую себя «как дома».” (см. раздел о Идеальность ценностей ниже). Этот опыт, лежащий в основе экзистенциальной мысли, больше всего контрастирует. строго с древним представлением о космосе , в котором человеческий у существ есть упорядоченное место, и оно связывает экзистенциальные мысли тесно связано с современным опытом бессмысленной вселенной.

Во-вторых, мир включает в себя других людей, и как следствие, я не просто открывающий мир, но что-то раскрывается в проектах других.Таким образом, я не просто функция моих собственных проектов, но это также вопрос моих «Быть ​​для других». Сартр (1992: 340-58) раскрывает это форма отчуждения в его знаменитом анализе «Взгляд». Пока я неосознанно занимаюсь определенной практикой, я ничего, кроме той точки зрения от первого лица, которая определяет вещи как имеющий особую значимость в свете того, что я делаю. я погружен в мир и не ощущаю себя «за пределами»; то есть я не понимаю своих действий через какое-то описание от третьего лица, как пример некоторого общего поведение.Однако когда я осознаю, что на меня смотрят (то есть когда в мою субъективность вторгается субъективность другого для которого я всего лишь часть мира, предмет для ее проектов), я осознают наличие «природы», «Характер» — быть или делать что-то . я не просто смотреть в замочную скважину; Я вуайерист . Я не могу изначально ощущал себя как нечто — вуайерист, для пример. Только другой может дать начало этому способу моего существования, режим, который я называю , мой (а не только мнение других обо мне) в позоре , в котором я регистрируюсь Это.Потому что в мире есть другие, я могу взгляд от третьего лица на меня, но это показывает степень который я отчужден от измерения моего существа: кто я в объективном смысле может быть первоначально раскрыт только Другой. Это имеет значение для экзистенциальной социальной теории (см. Раздел на Сартр: экзистенциализм и марксизм ниже).

Наконец, самопонимание, или проект, благодаря которому мир есть для меня значимое, уже принадлежит этому миру, происходит из этого, из традиции или общества, в котором я нахожусь.Хотя это «я», это не я «как свой собственный». Сама моя вовлеченность в мир отдаляет меня от моих подлинных возможность. Эта тема наиболее ясно раскрыта Хайдеггером: антикартовская идея о том, что личность определяется прежде всего практическое участие влечет за собой, что это Я не является должным образом индивидуальным но довольно неотличим от кого-либо еще ( das Man ), кто занимается такой практикой. Такое «они-я» делает то, что «Один» делает. Идея примерно такая: практики могут позволять вещам выглядеть значимыми, например молотками, долларовыми купюрами, или произведения искусства — потому что практика включает в себя цели, которые несут с собой нормы, условия удовлетворения того, что в них проявляется.Но норм а правила, как показал Витгенштейн, в основном публичны, и что означает, что когда я занимаюсь практикой, я должен взаимозаменяем со всеми, кто ест: я ем, как едят, вожу как один водит машину, я даже протестую, как один протестует. В той мере, в какой мой деятельность должна быть примером такой практики, я должен делать это в нормальный способ. Отклонения можно признать (возможно, благотворными) отклонения только против этой нормы, но если они отклоняются слишком сильно, они не может быть распознан в все. [13] Таким образом, если то, кем я являюсь, определяется через существование, этот «кто» обычно заранее определяется средним значением, ролями, доступными для меня в моей культуре. «Я», которое определяется, таким образом «Анонимный» или «кто угодно»; самостоятельное изготовление в основном функция , а не , отличая меня от другие.

Если, тем не менее, есть здравый смысл говорить об исключительности мое существование, это будет не то, с чего начинаешь, а как то, что достигает , достигло при восстановлении от отчужденность или потерянность в «толпе».”Если норматив в первую очередь нормальное, однако может показаться, что речь идет о норме для сингулярности существования, эталона мышления о том, что мне принадлежит больше всего , как и я сам, был бы бессвязный. Именно здесь идея «подлинности» попадает в фокус.

2.3 Подлинность

По какому стандарту мы должны думать о наших усилиях, «чтобы быть» нашими манера быть собой? Если такие стандарты традиционно вытекают из сущность, которую создает конкретная вещь — этот молоток хороший, если он отражает то, что молоток должен быть — и если нет ничего, что есть человеческое существо, по его сущность, предположительно , может ли смысл существования вообще думать? Экзистенциализм возникает с крахом идеи, что философия может предоставить существенные нормы для существующих, которые указать конкретный образ жизни.Тем не менее остается различие между тем, что я делаю «как» сам и как «Любой», так что в этом смысле существование — это то, на чем Я могу добиться успеха или проиграть. Подлинность — на немецком, Eigentlichkeit — это отношение, которым я занимаюсь мои проекты как мой собственный ( собственный ).

Что это означает, возможно, можно понять, рассмотрев моральные принципы. оценки. Выполняя свое обещание, я действую согласно долгу; и если я сохраняю потому что это моя обязанность, я тоже действую морально (согласно Канту), потому что я действую ради долга.Но экзистенциально предстоит еще провести дальнейшую оценку. Моя мораль акт недостоверный , если, сдерживая свое обещание, долг, я делаю это, потому что это то, что делает «один» (что «Нравственные люди» делают). Но я могу сделать то же самое подлинно если, сдерживая свое обещание ради долга, я выбрал как свой , чтобы что, помимо его социальной санкции, я обязуюсь. По аналогии, поступая правильно, от фиксированного и стабильного персонажа, который этика добродетели рассматривает состояние добра — не выходит за рамки досягаемость экзистенциальной оценки: такой персонаж может быть просто результат моей склонности «делать то, что делаешь», в том числе чувствовать «правильный путь» в отношении вещей и делать ставку на себя подходящими способами, как ожидается.Но такой персонаж мог бы также быть отражением моего выбора самого себя, обязательство Я беру на себя обязательство быть таким человеком. В обоих случаях Мне удалось быть хорошим; только в последнем случае Мне удалось быть я . [14]

Таким образом, под нормой подлинности понимается своего рода «Прозрачность» в отношении моей ситуации, признание что я существо, которое может быть ответственным за то, кем я являюсь. В выбирая в свете этой нормы, можно сказать, что я оправляюсь от отчуждение, от моего погружения в анонимное «я» это характеризует меня в повседневной жизни.Таким образом, подлинность указывает на определенный вид целостности, а не на то, что заранее заданного целого, тождество, ожидающее своего открытия, но это проекта, которому я могу посвятить себя (и, следовательно, «Стать» тем, что это влечет за собой) или просто занимать время, недостоверно дрейфуя в разные роли и выходя из них. Некоторый авторы пошли еще дальше, утверждая, что мера подлинной жизни заключается в целостности повествование , что быть самим собой — значит составить историю в которой преобладает своего рода целостность, быть автором самого себя как уникальный человек (Nehamas 1998; Ricoeur 1992).Напротив, неподлинная жизнь была бы такой без такой целостности, в которой я позвольте миру продиктовать мою историю жизни. Как бы то ни было, это ясно, что можно посвятить себя жизни, подобной хамелеону разнообразие, как и Дон Хуан в версии Кьеркегора легенда. Таким образом, даже в повествовательной интерпретации норма достоверности остается формальным. Как и в случае с «Рыцарем веры» Кьеркегора, один не могут сказать, кто подлинный, глядя на содержание их жизни. [15]

Подлинность определяет условие для самостоятельного создания: преуспеваю ли я в делаю себе , или я буду просто функцией роли, в которых я нахожусь? Таким образом, быть аутентичным можно также рассматривать как способ быть автономным.При выборе «Решительно» — то есть, взяв на себя обязательство определенный образ действий, определенный образ жизни в мире — я дал себе правило, которое принадлежит той роли, которую я прихожу принять. Для недостоверного человека, напротив, всего занимает таких роль, и может делать это «нерешительно», без обязательств. То, что я настоящий отец, не обязательно делает меня настоящим отцом. лучше отец, но то, что означает быть отцом, стало явно моя проблема . Именно здесь экзистенциализм находит сингулярность существования и определяет то, что несводимо в позиция от первого лица.При этом подлинность не дотягивает какой-то определенный образ жизни как норма; то есть не различает между проектами, которые я мог бы выбрать. Вместо этого он регулирует способ, которым я занимаюсь такими проектами — либо как «Мой собственный» или «то, что он делает», прозрачно или непрозрачно.

Таким образом, акцент экзистенциализма на подлинности приводит к своеобразное отношение к этике и теории ценностей в целом. В возможность подлинности — признак моей свободы , и это через свободу экзистенциализм подходит к вопросам ценностей, ведущие ко многим из его самых узнаваемых доктрин.

Экзистенциализм не получил особого развития в плане нормативной этики; однако определенный подход к теории ценности и морали психологии, происходящей из идеи существования как самотворения в ситуация, является отличительной чертой экзистенциалистского традиция. [16] В теории ценностей экзистенциалисты склонны подчеркивать условность или необоснованность ценностей, их «Идеальность», тот факт, что они возникают исключительно благодаря проекты людей на фоне иначе бессмысленный и равнодушный мир.Экзистенциальная моральная психология подчеркивает человеческую свободу и сосредотачивается на источниках лжи, самообман и лицемерие в нравственном сознании. Знакомый экзистенциальные темы тревоги, ничтожества и абсурда должны быть понимается в этом контексте. В то же время существует глубокая озабоченность по поводу отстаивать подлинную позицию по отношению к человеческим, необоснованным ценностям без которого ни один проект невозможен, озабоченность выражается в понятия «помолвка» и «обязательство.» [17]

3.1 Беспокойство, Ничто, Абсурд

Как предикат существования понятие свободы изначально не установленный на основе аргументов против детерминизма; и это не взятые, по кантианской моде, просто как данность практического самосознание. Скорее, он находится в разбивке из непосредственная практическая деятельность. «Свидетельство» свободы — это не имеет значения ни теоретического, ни практического сознания, но возникает из самопонимания, которое сопровождает определенные настроение , в которое я могу впасть, а именно тревога ( Angst , ангоис ).И Хайдеггер, и Сартр считают, что феноменологический анализ интенциональности, которая принадлежит к настроениям не просто регистрирует мимолетное изменение психики но раскрывает фундаментальные аспекты личности. Страх, например, показывает какой-то регион мира как угрожающий, какой-то элемент в нем как угроза, а я уязвима. В тревоге, как и в страхе, я схватываю я как угроза или как уязвимый; но в отличие от страха тревога не имеет прямой объект, в мире нет ничего угрожающего.Этот потому что тревога полностью вырывает меня из цепи тех проекты, благодаря которым вещи становятся для меня значимыми; я больше не может «включиться» в мир. И с этим крах моего практического погружения в роли и проекты, я тоже теряю основное чувство того, кто я есть, обеспечивается этими ролями. Таким образом лишив меня возможности практической самоидентификации, тревога учит меня, что я не совпадаю ни с чем, что я на самом деле я. Кроме того, поскольку личность связана с такими ролями и практики всегда типичны и общедоступны, крах этого идентичность раскрывает в конечном итоге личностный аспект меня, который несводимо к das Man .По словам Хайдеггера, тревога свидетельствует о некоем «экзистенциальном солипсизме». Это это неохотно, потому что дезориентирует и лишает собственности, уходить в себя в тревоге, которая дает экзистенциальную фигуру постороннего, изолированного того, кто «видит» фальшивость тех которые, не подозревая о том, что предвещает срыв тревожности, живут своей живет, самодовольно отождествляя себя со своими ролями, как если бы эти роли тщательно их определил. Хотя такая «посторонняя» позиция может быть легко высмеиваемым как подростковая эгоцентричность, это также солидно поддерживается феноменологией (или моральной психологией) от первого лица опыт.

Переживание тревоги также порождает экзистенциальную тему абсурд , версия того, что ранее было представлено как отчуждение от мира (см. раздел о Отчуждение выше). Пока я практически вхожу в мир, в плавным и увлекательным образом, вещи представляются как значимые координировал с проектами, которыми занимаюсь; они показывают мне лицо, имеющее отношение к тому, что я делаю. Но связь между эти значения и мои проекты — это не то, что я опыт.Скорее, полезность молотка, его ценность как молоток, кажется, принадлежит ему точно так же, как его вес или цвет делает. Короче говоря, пока я практически занят кажется, что у вещей есть причины для существования, и я, соответственно, ощущаю себя как дома в этом мире. В мире есть порядок, который для меня в значительной степени прозрачен (даже его тайны воспринимается просто как нечто, для чего существуют причины «Для других», для «экспертов», просто за пределами моего ограниченный горизонт).Однако в тревожном настроении это просто персонаж, исчезающий из мира. Потому что я больше не практически занят, смысл, который раньше населял вещь, как плотность своего существа, теперь смотрит на меня как на простую назовите как нечто, что я «знаю», но которое больше не утверждает меня. Как когда человек повторяет слово, пока оно не теряет смысл, беспокойство подрывает само собой разумеющееся чувство вещей. Они становятся абсурд . Вещи не исчезают, но все, что от них остается это пустое признание , что они — опыт это информирует центральную сцену в романе Сартра Тошнота .Когда Рокантен сидит в парке, корень дерева теряет свой характер. до тех пор, пока его не одолеет тошнота от его совершенно чужеродного символ, это en soi . Пока такого опыта нет больше подлинного, чем мой практический, увлеченный опыт мира смысла, это не меньше подлинных тоже. Экзистенциальный счет значения и ценности должен признавать и возможности (и их посредники). Сделать это — значит признать определенная абсурдность существования: хотя разум и ценность имеют точку опоры в мире (они ведь не мои произвольные изобретение), тем не менее они лишены какой-либо окончательной основы.Ценности не присущи бытию, и в какой-то момент причины дают вне. [18]

Другой термин для обозначения безосновательности мира смыслов: «Ничто». Хайдеггер ввел этот термин для обозначения вид самопознания и понимания мира, возникающий при тревоге: потому что моя практическая идентичность состоит из практик, которыми я занимаюсь в, когда эти коллапс я «есть» не что иное. Таким образом разговора, таким образом, я сталкиваюсь лицом к лицу с моей собственной конечностью, моей «Смерть», как возможность, в которой я больше не могу будет чем угодно.Это переживание моей собственной смерти, или «Ничто» в тревоге может побудить подлинность: я прихожу к выводу, что я «есть» не что иное, как должен «заставить себя быть» своим выбором. В совершая себя перед лицом смерти, то есть осознавая ничтожество моей личности, если я не поддерживаю ее вплоть до конец — роли, которые я до сих пор бездумно выполнял как теперь становится чем-то, чем я сам признаю, становиться ответственный за. Хайдеггер назвал этот способ самосознание — осознание абсолютного ничтожества моего практическая идентичность — «свобода», и Сартр разработал это экзистенциальное понятие свободы в богатых деталях.Это не значит что взгляды Хайдеггера и Сартра на свободу идентичный. Хайдеггер, например, будет подчеркивать, что свобода всегда «брошен» в историческую ситуацию, из которой он черпает свои возможности, в то время как Сартр (который в равной мере осознает «Фактичность» нашего выбора) подчеркнет, что такие «Возможности», тем не менее, не определяют выбор. Но теория радикальной свободы, которую развивает Сартр, тем не менее прямо коренится в описании Хайдеггером ничтожества моей практическая идентичность.

Сартр (1943 [1992, 70]) утверждает, что тревога обеспечивает ясное переживание та свобода, которая, хотя и часто скрывается, характеризует человеческое существование как таковое. Для него свобода — это дислокация сознание от своего объекта, фундаментального «Нигилирование» или отрицание, посредством которого сознание может схватить свой объект, не теряясь в нем: осознавать что-то должно осознавать , а не , «Не», возникающее в самой структуре сознания как бытие для себя.Потому что «ничто» (или ничто) это как раз то, что есть сознание, не может быть объектов в сознание, а только предметы за сознание. [19] Это означает, что сознание радикально свободно, поскольку его структура исключает, что либо содержит , либо действует на со стороны вещи. Например, поскольку оно не похоже на вещи, сознание свободен по отношению к его собственным предшествующим состояниям. Мотивы, инстинкты, экстрасенс сил и т.п. нельзя рассматривать как жителей сознание, которое может заразить свободу изнутри, побуждая действовать способами, за которые никто не несет ответственности; скорее они могут существовать только для сознания по выбору.Я должен либо отвергать их претензии или признавать их. Для Сартра онтологическая свобода существования влечет за собой, что детерминизм — это оправдание перед этим это теория: хотя благодаря своей структуре нигилистического сознания ускользает от того, что определило бы его, включая собственное прошлое выбор и поведение — бывают случаи, когда я могу отказать себе в Свобода. Таким образом, я могу попытаться представить эти аспекты своего существа как объективные «силы», которые господствуют надо мной в манере отношений между вещами.Это принять позицию от третьего лица в котором то, что изначально структурировано с точки зрения свободы появляется как причинное свойство меня самого. Я могу попробовать посмотреть на себя как и Другой, но в качестве оправдания показано бегство от свободы потерпеть неудачу, согласно Сартру, в опыте тоска .

Например, Сартр пишет об игроке, который, проиграв все и опасаясь за себя и свою семью, отступает к рефлексивным поведение решения никогда больше не играть в азартные игры.Таким образом, этот мотив входит в его фактичность как сделанный им выбор; и пока он сохраняет его страх, его живое ощущение угрозы, это может ему кажется, что это решение действительно имеет причинную силу, удерживая ему от азартных игр. Однако однажды вечером он оказывается перед игровым столом. и испытывает тоску от осознания того, что его решимость, будучи все еще «там», не сохраняет никакой своей силы: это объект для сознания , но не является (и никогда не мог иметь был) что-то в сознании , что определяло его действия.Чтобы это повлияло на его поведение, он должен это признать. заново, но это как раз то, что он не может сделать; действительно, вот что он надеялся, что первоначальная решимость избавит его от необходимости. Он придется «переделать» себя, которое было в оригинале ситуация страха и угрозы. В этот момент, возможно, он попытается избавиться от тоски свободы, поддавшись побуждению играть и списывая это на «более глубокие» мотивы, которые преодолели исходное решение, возможно, проблемы из детства.Но тоска может повторяться и в отношении этой стратегии — например, если он нуждается в ссуде, чтобы продолжить играть в азартные игры, и должен убедить кого-то, что он «Сдержал свое слово». Возможности для самообман в таких случаях бесконечный. [20]

Как очень подробно указывает Сартр, тоска, поскольку сознание свобода — это не то, что люди приветствуют; скорее мы ищем стабильность, идентичность и принять язык свободы только тогда, когда это нас устраивает: я считаю те действия моими свободными действиями, которые в точности соответствовать тому «я», которым я хочу, чтобы меня воспринимали другие.Мы «Обречены быть свободными», что означает, что мы никогда не сможем просто быть , кем мы являемся, но отделены от самих себя ничто из того, что нужно постоянно выбирать или повторять, себя к тому, что мы делаем. Характеристика экзистенциалистского мировоззрения идея о том, что мы проводим большую часть жизней, разрабатывая стратегии для отрицание или уклонение от мучений свободы. Одна из этих стратегий — «недобросовестность.» Другой — апелляция к ценностям.

3.2 Идеальность ценностей

Идея о том, что свобода является источником ценности — где свобода определяется не в терминах рационального действия (Кант), а скорее в экзистенциальные термины, такие как выбор и трансцендентность — это идея возможно, наиболее тесно связан с экзистенциализмом.Настолько влиятельный был такой общий взгляд на ценность, который Карл-Отто Апель (1973: 235) говорить о некой «официальной взаимодополняемости экзистенциализм и сциентизм »в западной философии, согласно которой то, что может быть оправдано рационально, подпадает под «Свободный от ценностей объективизм науки», в то время как все остальные претензии на обоснованность становятся предметом «экзистенциального субъективизма». религиозной веры и этических решений ». Попытка позитивизма предоставить теорию «познавательного значения», основанную на том, что это была внутренняя логика научной мысли, и она низводила вопросы, представляющие ценность для когнитивной бессмысленности, сводя их к вопросы эмоциональной реакции и субъективного предпочтения.Пока это не объяснять оценочный язык исключительно как функцию аффективных мировоззрения, экзистенциальное мышление, как и позитивизм, отрицает могут быть основаны на бытии, то есть они могут стать темой научного исследования, способного определить истинное (или действительный) от ложного значения. [21] В этой связи Сартр говорит об «идеальности» ценностей, под этим он подразумевает , а не , что у них есть своего рода вневременной обоснованность, но они не имеют реальной власти и не могут быть использованы для подписывать или оправдывать мое поведение.Для Сартра «ценности производят их значение из оригинальной проекции меня, которая является моей выбор себя в мире ». Но если это так, то я не может без округления апеллировать к ценностям, чтобы оправдать это очень выбор: «Я принимаю решение относительно них — без оправдание и без оправдания »(Sartre 1943 [1992, 78]). Этот так называемый «решительный подход» — это наследие, которое горячо оспаривается. экзистенциализма и заслуживает более внимательного рассмотрения здесь.

Как получается, что ценности должны быть основаны на свободе? От «Ценить» Сартр имеет в виду те аспекты моего опыта, которые не просто вызывают что-то, а скорее создают иск на меня: я не просто вижу бомжа, но встретить его как «чтобы ему помогли»; Я не просто слышу голос другого, но зарегистрируйте «вопрос, на который нужно ответить честно говоря»; Я не просто тихонько сижу в церкви, но «Благоговейно прислуживать»; Я не просто слышу будильник но меня «призывают встать».Значит, ценности, как Сартр пишет, появляется с символом , требует и как таковые они «Претендовать на фундамент» или оправдание (Sartre 1943 [1992, 76]). Почему должно Помогаю бомжам, отвечу честно, сижу благоговейно или вставать? Сартр не утверждает, что ответа нет на эти вопросы, но только то, что ответ зависит, наконец, от моих выбор «себя», который, в свою очередь, не может быть оправдан обращение к ценности. По его словам, «ценность проистекает из его неотложность, а не необходимость, исходящая от его бытия.”Срочность ценности не может быть основано на бытии самим по себе, поскольку потерять свой характер должного; это перестало бы даже быть ценность », так как это было бы неотложным (вопреки свобода), которой обладает всего причина . Таким образом, против тогдашний теоретико-ценностный интуиционизм, Сартр отрицает эту ценность может «подчиниться созерцательной интуиции, которая воспринимать его как как значение и, таким образом, извлекать из него его право на мою свободу ». Вместо этого «это может быть раскрыто только для активной свободы , что делает ее ценность единственный факт признания таковым »(Sartre 1943 [1992.76]).

Например, я не понимаю необходимости будильника (его характер как требование) в своего рода бескорыстном восприятии, но только в самом акте ответа на это, вставания. Если я не получу Сигнал тревоги в этой самой степени утратил свою актуальность. Почему должен встать? Здесь я могу попытаться оправдать его требовать апелляции к другим элементам ситуации, в которой будильник связан: я должен встать, потому что я должен идти на работу. Из этого с точки зрения появляется запрос сигнала тревоги — и — это — оправдано, и такого обоснования часто бывает достаточно. чтобы снова заставить меня идти.Но вопрос об основании ценности просто был вытеснен: теперь моя работа заключается в том, что при моем активном участии принимает на себя неоспоримую остроту спроса или ценности. Но это тоже получает свое бытие как ценность из своей крайней необходимости, то есть из моей невнимательное участие в общей практике выхода на работу. Должен Я иду на работу? Почему бы не быть «безответственным»? Если мужчине нужно есть, почему бы лучше не начать преступную жизнь? Если на эти вопросы есть неотложные ответы, они могут только потому, что на еще более глубоком уровне я занимаюсь тем, что выбрал себя человеком определенного сорта: респектабельным, ответственным.Из в этот выбор есть ответ о том, что я должен делать, но вне этого выбора нет — почему я должен быть респектабельный, законопослушный? — потому что только потому, что какой-то был сделан выбор, что все может казаться столь же убедительным, как предъявив претензию мне. Только если я на каком-то уровне заняты ценностей (и так обоснование в их терминах) появляются вообще. Чем больше я отвлекаюсь от размышлений, и подвергая сомнению мою ситуацию, тем больше мне угрожают этические тоска — «что является признанием идеальности ценности »(Sartre 1943 [1992, 76]).И, как и все страдания, я не избежать этой ситуации, обнаружив истинный порядок ценностей, но возвращаясь к действию. Если идея без ценностей основание в бытии можно понимать как форму нигилизма, экзистенциальный ответ на это состояние современного мира состоит в том, чтобы указать этот смысл, ценность, не является в первую очередь вопросом созерцательного теория, но следствие вовлеченности и приверженности.

Таким образом, оценочные суждения могут быть оправданы, но только относительно некоторых конкретный и конкретный проект.«Образец поведения» типичного буржуа определяет значение «Респектабельность» (Sartre 1943 [1992, 77]), и так какой-то конкретный элемент поведения, который считается респектабельным или нет. По этой причине я могу ошибаться в том, что мне следует делать. Это может быть это то, что кажется необходимым в ходе моего нерефлексивное участие в мире — это то, чего я не должен дать в. Если благодаря моей приверженности Сопротивлению чиновник кажется мне расстрелянным, тем не менее я могу ошибаться, стрелять в него — если, например, чиновник был не тем, кем я думал он был, или если его убийство окажется контрпродуктивным, учитывая мои долгосрочные цели.Художественные произведения Сартра полны исследования моральной психологии такого рода. Но я не могу продлить эти «гипотетические» оправдания до такой степени, что некоторые чисто теоретическое рассмотрение моих обязательств — полученный из воли Бога, из разума или из ситуации сама — могла гарантировать мою свободу таким образом, чтобы облегчить это ответственность. Ибо для того, чтобы такие соображения count Я бы должен был стать таким человеком, для которого Божья воля, абстрактный Разум или текущая ситуация решающий .Для экзистенциалистов вроде Сартра я «Тот, кто в конце концов заставляет ценности существовать, чтобы определять [мои] действия их требования ». [22]

Обязательство — или «участие» — таким образом, в конечном итоге основа для подлинно значимой жизни, то есть такой, которая отвечает на экзистенциальное состояние человека и не убегает это условие путем обращения к абстрактной системе разума или божественного будут. Но хотя я один могу посвятить себя какому-то образу жизни, некоторые проект, я никогда не остаюсь один, когда делаю это; и я не делаю этого в соцсетях, исторический или политический вакуум.Если трансцендентность представляет мою радикальная свобода самоопределения, фактичность — этот другой аспект мое существо — представляет собой , расположенный символа этого самостоятельное изготовление. Потому что свобода как трансцендентность подрывает идею стабильная, вневременная система моральных норм, неудивительно, что экзистенциальные философы (за исключением Симоны де Бовуар) уделял мало энергии вопросам нормативной теории морали. Тем не мение, потому что эта свобода всегда социально (и тем самым исторически) расположенном, столь же неудивительно, что их сочинения очень озабочены тем, насколько конкретно наши выборы и обязательства контекстуализирован с точки зрения политической борьбы и исторических реальность.

Для экзистенциалистов вовлеченность — источник смысла и значение; выбирая себя, я в определенном смысле создаю свой мир. На с другой стороны, я всегда выбираю себя в контексте, где есть другие делать то же самое, и в мире, который всегда был там. Короче говоря, моя игра находится в социальном и социальном плане. исторически. Таким образом, выбирая себя в единственном числе от первого лица, я я также выбираю таким образом, чтобы первое лицо множественного числа, «Мы» создается одновременно.Такой выбор составляет область социальной реальности; они вписываются в заранее определенный контекст ролей и практик, которые в значительной степени не подвергаются сомнению и могут считаться как своего рода коллективная идентичность. В социальных действиях моя личность складывается на заднем фоне (коллективная идентичность социальная формация), которая остается неизменной. С другой стороны, это может случиться что мой выбор ставит эту социальную формацию или коллективную идентичность ставится под сомнение, и поэтому то, кем я должен быть, неотделимо от вопрос о том, кем должны быть мы .Здесь множественное число от первого лица сама проблема, и действие, которое является результатом такого выбора составляет поле политического.

Если подлинность — это категория, по которой я могу думать о том, что это означает «существовать», тогда учет подлинности нельзя игнорировать социальные, исторические и политические аспекты этого существование. Таким образом, это происходит не только потому, что двадцатый век экзистенциализм процветал в то время, когда европейская история, казалось, крах и политические дела казались особенно важными, что философы-экзистенциалисты уделяли этим вопросам много внимания; скорее, потребность в объяснении «ситуации» проистекает от самого характера существования, который, в отличие от классический «рациональный субъект» — это то, что есть только в отношение к своему «времени».Однако это не означает, что философы-экзистенциальные важность исторических факторов или в их оценке политический по отношению к другим аспектам существования. Эммануэль Левинас, например, чья ранняя феноменологическая работа принадлежала орбита экзистенциальной философии, противоположной «Горизонтальная» темпоральность политической истории «Вертикальная» или эсхатологическая темпоральность, радикально бросил вызов всякому историческому значению, в то время как Сартр, напротив, произвел версия марксистского исторического материализма, в которой экзистенциализм сама стала просто идеологией.Но мы не можем перестать исследовать все такие различия здесь. Вместо этого мы рассмотрим позиции Хайдеггера. и Сартр, которые приводят противоположные примеры того, как подлинное отношение к истории и политике можно понять.

4.1 Хайдеггер: история как утверждение

Для Хайдеггера существование означает быть историческим. Это не значит, что человек просто попадает в определенный момент истории, задуманный как линейный ряд событий. Скорее, это означает, что у самости есть своеобразная временная структура, которая является источником этого «История», которая впоследствии пересказывается в терминах серии событий.Экзистенциальная темпоральность — это не последовательность мгновений, но вместо этого единая структура, в которой «Будущее» (то есть возможность, на которую нацелен в моем проекте) вспоминает «прошлое» (то есть то, что больше не нужно сделано, завершено), чтобы придать смысл «Настоящее» (то есть вещи, которые приобретают значение в свете того, что необходимо сделать в настоящее время). Следовательно, действовать значит в Термины Хайдеггера, чтобы «историзировать» ( гещехен ), чтобы составить нечто вроде повествовательного единства, с началом, серединой и концом, этого не так много за раз, что обеспечивает условие для линейного времени.К существовать «между рождением и смертью» значит не просто быть присутствует в каждом из дискретных серий временных моментов, но составлять себя в единстве истории и подлинных существование — это тот, в котором проекты, придающие форму Существование — это те, которым я посвящаю себя в свете этой истории. Хотя он принадлежит к «моменту» выбора и определяет его. не может быть просто «моментальным»; чтобы быть подлинным, я должен понять мой выбор в свете потенциала целостности мой существование.

То, что этот выбор имеет политическое измерение, проистекает из того факта, что существование всегда есть с другими. Хотя подлинность возникает на причина моего отчуждения, тревоги, от требований, сделанных нормы, относящиеся к быту das Man , любой бетон обязательство, которое я беру на себя в движении, чтобы выздороветь, заручится эти нормы двояко. Во-первых, , что я обязуюсь, будет всегда происходить из (хотя и не сводиться) к некоторым «Возможность присутствующего Dasein» (Хайдеггер, 1927 г. [1962, 438]): Я не могу составить свою личность из цельной ткани; я буду всегда понимаю себя с точки зрения некоторого способа существования, который был передан в моем традиция. [23] Я «выбираю своего героя» (Heidegger 1927 [1962, 437]) за Например, посвятив себя философской жизни, которую я понять по образцу Сократа или религиозной жизни, которую я понимать по образцу Святого Франциска. Дело в том, что я должен понимаю себя в терминах что-то , и эти возможности для понимания исходят из исторического наследия и нормы, которые к нему относятся. Хайдеггер думает об этом историческом измерение как своего рода «судьба» ( Schicksal ): не что-то неизбежное, что контролирует мой выбор, но что-то такое, унаследованный от моей исторической ситуации, претендует на меня, имеет своего рода авторитет для меня.

Второй способ, которым повседневные нормы das Man зачислен в подлинный выбор проистекает из того факта, что когда я совершаю я к своей «судьбе» я делаю это «внутри и с моей «Поколение» (Хайдеггер, 1927 [1962, 436]). Идея здесь примерно так: выбрать способ продолжения — значит подтвердить нормы, которые к нему относятся; и из-за природы нормативности, невозможно утверждать нормы, которые содержали бы только для мне . В нормативной так что, когда я выбираю, я также являюсь примером для других.Точно так же Хайдеггер считает, что социальность моего историзации ограничивает то, что может быть для меня настоящей «судьбой» или выбором. Играть всегда с другими, а точнее, с «Сообщество» или «народ» ( Volk ) — и вместе это «соисторизация» отвечает на «судьбу» ( Geschick ), которая имеет заранее руководил нашими судьбами (Heidegger 1927 [1962, 436]). Не все действительно возможно для нас, и подлинный выбор должен стремиться к ответу к заявлению, которое история предъявляет людям, к которым он принадлежит, захватить свою «судьбу».«Вдоль этой коммунитарной оси, тогда экзистенциальная историчность может открыть вопрос о политика: кем должны быть «мы»?

Хайдеггер предполагает, что именно эта концепция историчности обеспечил собственное политическое участие в период Национального Социализм в Германии. Разочарован политической ситуацией в Веймаре Германии и характеризуя ее как особенно нерешительную или недостоверную, Хайдеггер рассматривал движение Гитлера как способ вспомнить Немецкий народ вернулся к своему «самому собственному» возможность — я.е., способ для Германии самоутверждаться подлинно как альтернатива политическим моделям советского Союз и США. Выбор Хайдеггера вмешаться в университетская политика в то время была, таким образом, выбором сам — в котором он выбрал своего героя: Платона «Король-философ» (см. Arendt 1978) — и выбор для своего «поколения». Много споров по поводу Приверженность Хайдеггера национал-социализму (не в последнюю очередь он сделал соответствующие выводы из своей собственной концепции подлинность), [24] но он дает наглядный пример своего рода экзистенциальной политики это зависит от способности «определять время», т. е. почувствовать императивы фактической исторической ситуации.Позже Хайдеггер стал очень подозрительно относиться к такого рода экзистенциальным политика. Действительно, за идею подлинности как непоколебимую приверженность он подставил идею «освобождения» ( Gelassenheit ) и за участие позиция «ожидающий.» Он пришел к выводу, что проблемы, с которыми сталкиваются нас (в частности, доминирование технологических способов мышления) корни, которые лежат глубже, чем можно устранить напрямую с помощью политики. Таким образом, он, как известно, отрицал, что демократии достаточно, чтобы справиться с политический кризис, вызванный технологиями, утверждая, что «только бог может спасти нас »(Heidegger 1966 [1981, 55, 57]).Но даже здесь, соблюдая с экзистенциальным понятием историчности, Хайдеггер рекомендации включают чтение истории, смысла наших время.

4.2 Сартр: экзистенциализм и марксизм

Совершенно другое чтение и совсем другая рекомендация могут быть найдено в творчестве Сартра. Основа для чтения Сартром история и его политика были заложены в разделе «Бытие и Ничто , которое описывает рождение социального в «Посмотрите» ( ле с учетом ) другого.Сделав меня объект для своих проектов, другой отчуждает меня от себя, вытесняет меня с позиции субъекта (позиции, с которой мир определяется по смыслу и значению) и составляет меня как что-нибудь. Конкретно то, что я составляю «как», является функция проекта другого, а не то, что я могу заставить себя быть. Я устроен как «француз» в через враждебность, исходящую от этого немца; Я составлен как «мужчина» в обиде этой женщины; Я составлен как «еврей» на основании чужого антисемитизм; и так далее.Это устанавливает такое измерение моего существа, которое я не могу ни контролировать, ни отрицать, и мой единственный выход — вывернуть я далеко от другого в попытке восстановить себя в предмет-позиция. По этой причине, согласно модели Сартра, социальные реальность находится в постоянном конфликте — гегелевская диалектика, в которой по онтологическим причинам никакое состояние взаимного признания никогда не может быть достигнуто. «Мы» — политический субъект — это всегда спорный, противоречивый, нестабильный.

Но у этой нестабильности есть определенная структура, которую Сартр, пропитанный марксизмом межвоенной французской мысли (Александр Кожев, Жан Ипполит), исследованные с точки зрения определенного исторический материализм.Для социальных отношений имеют место не только между людьми, но также и в учреждениях, которые исторически и закрепляют отношения власти и господства. Таким образом борьба за то, кто займет позицию субъекта, не ведется на равных. Как подробно продемонстрировала Симона де Бовуар в ее книга, Второй пол , историческая и институциональная место женщин определяется таким образом, что они попадают в своего рода постоянный статус «объекта» — они «Второй» пол, поскольку социальные нормы определены в мужских терминах.Если это так, то борьба женщины за самоопределение проектов сдерживается постоянным институциональным «Смотри», которое уже определяет ее как «женщину», тогда как мужчине не обязательно действовать в условиях гендерного ограничения; он чувствует сам быть просто «человеком», чистой субъективностью. Трудоустройство аналогичные взгляды на размышления о расовых и экономического угнетения, Сартр искал способ вывести политические императивы перед лицом необоснованности моральных ценностей влекут за собой своим взглядом на идеальность ценностей.

Сначала Сартр утверждал, что есть одна ценность, а именно свобода. сам по себе — что действительно имеет своего рода универсальный авторитет. К посвятить себя чему-либо — также всегда посвятить себя ценность свободы. В «Экзистенциализме — это гуманизм» Сартр пытался установить это с помощью своего рода трансцендентного аргумента, но вскоре он отказался от этой стратегии и стал следовать более скромному из утверждая, что писатель всегда должен заниматься «на сторона свободы ». Согласно теории «занятых» литература »излагается в Что такое литература? , дюйм создавая литературный мир, автор всегда действует либо вообразите пути к преодолению конкретных несвобод, таких как расизм и капиталистическая эксплуатация или их закрытие.В последнем случае, он противоречит сам себе, так как сама идея написания предполагает свободу читателя, а это в принципе означает вся читающая публика. Какими бы ни были достоинства этого аргумента, это действительно указывает на политическую ценность, которой Сартр оставался приверженным на протяжении всей его жизни: ценность свободы как самоутверждения.

Это обязательство, наконец, привело Сартра к мысли, что экзистенциализм сам по себе. был лишь «идеологическим» моментом в марксизме, который он названный «единой философией нашего времени, которую мы не можем за гранью »(Сартр 1960 [1968, xxxiv]).Как следует из этого утверждения, Принятие Сартром марксизма было функцией его чувства история как фактическая ситуация, в которой проект самосоздания происходит. Поскольку существующее — это самотворение (действие), философия — включая экзистенциальную философию — не может быть понимается как бескорыстное теоретизирование о вневременных сущностях, но всегда форма взаимодействия, диагноз прошлого и проектирование норм, соответствующих иному будущему, в свете что настоящее приобретает значение.Поэтому всегда возникает из историко-политической ситуации и является способом вмешательства в Это. Марксизм, как и экзистенциализм, делает это с необходимостью на практике. ориентация философии явная.

С самого начала экзистенциализм видел себя таким активистским образом, являясь основанием для самых серьезных разногласий между французскими экзистенциалисты, такие как Сартр, Мерло-Понти и Камю, многие из с которыми боролись на страницах журнала, основанного Сартром и Мерло-Понти, Les Temps Модерн ). [25] Но более поздний Сартр придерживался что философия самосоздания не может довольствоваться выделение ситуации индивидуального выбора; подлинный политическая идентичность могла возникнуть только из теории, которая обосновал такой выбор практически ориентированным анализом ее конкретная ситуация. Таким образом, ему казалось, что «идеология существования »был просто отчужденной формой более глубокого анализ социальной и исторической реальности, предоставленный Марксом диалектический подход.Сосредоточившись на наиболее важных аспектах материальное состояние, в котором экзистенциальный проект самосозидания имеет место, а именно, экономические отношения в условиях дефицит — критика капитала Марксом предлагала набор соображения, что никакая «философия свободы» не может игнорировать, соображения, которые могут служить ориентиром для политического участия до тех пор, пока «будет существовать по каждые года. маржа реальных свобода за пределами производства жизни » (Сартр 1968: 34).Следовательно, марксизм непревзойден, потому что он самая ясная теория нашей отчужденной ситуации конкретного несвободы, ориентированной на практическо-политическое преодоление этого несвободы.

Отношение Сартра к ортодоксальному марксизму было отмечено напряжением, однако, поскольку он считал, что существующий марксизм отказался от обещания диалектического подхода к социальной реальности в пользу догматического «Априоризм», который подводил историческую реальность под одеяло из безжизненных абстракций. Таким образом, он предпринял свой Критический анализ. диалектического разума , чтобы восстановить обещание марксизма путем пересматривая свою концепцию praxis с точки зрения экзистенциальное понятие проект .Что стало жестким экономический детерминизм будет возвращен к диалектической текучести посредством напоминая экзистенциальную доктрину самотворения: это правда, что человек «сделано» историей, но в то же время он делает та самая история. Эта попытка «завоевать человека внутри Марксизм »(Sartre 1960 [1968, 83]), т. Е. Разработать метод, который сохранил бы конкретные детали человеческой реальности, пока жил Опыт — не был хорошо принят ортодоксальными марксистами. Увлечение Сартра подробностями жизни Флобера, или жизнь Бодлера, слишком сильно отдававшаяся «буржуазной идеализм.Но мы видим здесь, как политика Сартра, например Хайдеггера, основанного на его концепции истории: нет железные законы, делающие свержение капитализма неизбежным исход экономических сил; в ситуации только мужчины, которые делают история, как они сделаны. Диалектический материализм — это непревзойденная философия тех, кто выбирает, кто связывает себя к, ценность свободы. Политическое притязание марксизма на нас, затем будет опираться на идеологический анклав внутри него: аутентичный существование как выбор.

Таким образом, подлинное существование имеет историческое, политическое измерение; все выбор будет внимателен к истории в смысле контекстуализации в некотором временном нарративном понимании своего места. Но даже здесь следует признать, что подлинным существование делает не правильность понимания повествования, которое он принимает. Подлинность не зависит от каких-то конкретных основных взгляд на историю, какую-то частную теорию или эмпирическую историю. Из этого точки зрения, существенные истории, принятые экзистенциальными мыслителей столь разных, как Хайдеггер и Сартр, возможно, следует читать меньше как научные отчеты, оправдываемые от третьего лица, чем как артикуляции исторической ситуации с точки зрения того, что эта ситуация воспринимается как требование, учитывая заинтересованное обязательство их авторы.Другими словами, они менее оправданий экзистенциальных и политические обязательства, чем сами по себе образуют политики: приглашения другим увидеть вещи такими, какими их видит автор, так что обязательство автора идти определенным образом придет чтобы поделиться.

Как культурное движение экзистенциализм ушел в прошлое. Как философское исследование, которое ввело новую норму, аутентичность, для понимание того, что значит быть человеком — норма, связанная с отличительное, посткартезианское представление о себе как о практическом, воплощенное, бытие-в-мире — экзистенциализм продолжал играют важную роль в современной мысли как на континенте, так и на континенте. и аналитические традиции.Общество феноменологии и экзистенциального Философия и общества, посвященные Хайдеггеру, Сартру, Мерло-Понти, Ясперс, Бовуар и другие экзистенциальные философы создают форум для текущей работы — как исторического, научного характера, так и более систематический подход — это продолжает то, что Хаваджа называл «Традиция» экзистенциализма, часто приводящая ее в конфронтация с более поздними движениями, такими как структурализм, деконструкция, герменевтика и феминизм.

В области гендерных исследований Джудит Батлер (1990) делает важное замечание. по экзистенциальным источникам, как это делает Льюис Гордон (1995) в области теория рас (см. также Бернаскони 2003).Мэтью Рэтклифф (2008) и Кевин Ахо (2019) разрабатывает экзистенциальные подходы к психопатологии. Интерес к нарративной концепции самоидентификации — для Например, в работах Чарльза Тейлора (1999), Поля Рикера, Дэвида Карр (1986) или Чарльз Гиньон — уходит корнями в экзистенциальную пересмотр гегелевских представлений о темпоральности и его критика рационализм. Хуберт Дрейфус (1979) разработал влиятельную критику программы искусственного интеллекта, опираясь в основном на экзистенциалистская идея, особенно выраженная у Хайдеггера и Мерло-Понти, что человеческий мир, мир смысла, должен быть понят в первую очередь всего как функция наших воплощенных практик и не может быть представлен как логически структурированная система представлений.Призыв к «новому экзистенциализму», Джон Хогеланд (1998). исследовал роль экзистенциальной приверженности в научных практики как практики отслеживания истины. В метафизике Маркус Габриэль (2018) принял термин «неоэкзистенциализм», чтобы описать ненатуралистический взгляд на разум во «вселенной» который устраняет «онтологические асимметрия »в пользу точки зрения, согласно которой разум определяется как изо всех сил пытаются осмыслить тот факт, что это не просто часть Вселенная, и знакомые «миры», в которых она обитает. эта борьба не составляет единого целого.В серии книг Майкл Гелвен (например, 1990, 1997) размышлял о различиях между экзистенциальные, моральные и эпистемологические или логические измерения опыт, показывающий, как переплетаются стандарты, соответствующие каждому, не сводя ни к одному. Возрождение интереса к морали психология находит много писателей, которые поднимают вопрос о самоидентичность и ответственность, напоминающие экзистенциальные темы самостоятельного принятия и выбора — например, Кристина Корсгаард (1996) решительно апеллирует к понятиям «Самоконструкция» и «практическая идентичность»; Ричард Моран (2001) подчеркивает связь между признанием себя и взгляд от первого лица, частично основанный на Сартр; и Томас Нагель, и Бернард Уильямс преследовали линия экзистенциализма, которая связывает смысл с конечностью нашего существование.Даже если такие писатели часто будут больше доверять пробный камень рациональности, чем у классических экзистенциалистов, их работа возделывает местность, впервые увиденную последними. А также сегодня, как мы уже отметили, мы можем найти исчерпывающие аргументы в пользу экзистенциалистская этика у таких писателей, как Уэббер и Макмаллин.

Кроме того, после многих лет отсутствия моды во Франции, экзистенциальные мотивы снова стали заметными в творчестве ведущие мыслители. Принятие Фуко определенной концепции свобода, и его исследование «заботы о себе», вспомните дебаты внутри экзистенциализма, как и работа Деррида над религия без Бога и его размышления о концепции смерти, выбор и ответственность.По-разному книги Купер (1999) и Алан Шрифт (1995) предполагают, что переоценка наследие экзистенциализма — важный пункт повестки дня современная философия. На самом деле есть основания полагать, что такая переоценка в настоящее время проводится. Рейнольдса (2006), для Например, завершает свое введение в экзистенциализм рассмотрение того, как постструктуралисты, такие как Деррида, Делёз и Фуко расширяет некоторые размышления, найденные у Сартра, Камю и Хайдеггер, а Рейнольдс (2004) делает то же самое, более подробно, для Деррида и Мерло-Понти.Еще несколько публикаций посвящены задача по приведению экзистенциальной мысли в диалог с предметами на современная философская повестка дня. Эдвард Бэринг (2011) эксгумирует исторические отношения между Деррида и экзистенциализмом и находит своего рода «христианский» экзистенциализм в Работы Деррида до 1952 года, следы которых заметны в его более позднее мышление. Сборник под редакцией Джудакена и Бернаскони. (2012) исследует исторический контекст произведений экзистенциалистов. информированный современной критикой канонизации.Феминистская мысль привело к взрыву работ по переоценке Бовуара / Сартра отношения и их значение для истоков экзистенциализма сама, например Крукс (1990, 1912), Бергоффен (1997), Арп (2001), Heinämaa (2003), Deutscher (2008) и Simons (2013). В 2011 г. г. Появился Continuum Companion to Existentialism (Джозеф, Рейнольдс, и Woodward 2011), а затем The Cambridge Companion к Экзистенциализм (Crowell 2012a). Статьи в обоих томах стремится показать систематическую актуальность экзистенциальных концепций и подходы к современной работе в философии и других областях.Как отмечает Кевин Ахо, в столь разных областях, как когнитивная наука, психиатрии, здравоохранения и экологической философии, наследие экзистенциализма живо и живо »(2014: 140). Если известность экзистенциализма как культурного движения может иметь препятствовали его серьезному философскому восприятию, может быть, то, что мы нам еще предстоит многому научиться у экзистенциализма.

Как использовать экзистенциальное «там»

Когда я что-то читаю, одна из вещей, которые я сразу замечаю, — это чрезмерное использование нереферентного там как средства лунатизма от темы к теме.Также известная здесь как экзистенциальная , , эта грамматическая форма утверждает существование (или несуществование) чего-либо и часто используется для введения новой информации, смещения темы обсуждения или для того, чтобы что-то напомнить. Давайте посмотрим на несколько примеров экзистенциального , где используется правильно.

В статье Джоди Розена « New York Times Magazine », посвященной 12 000 слов, «День, когда сожгла музыка» (19 июня 2019 г.), встречается всего тридцать девять раз. Это раз в триста слов.Около трети этих событий являются ссылочными, обозначают места, такие как «Там он нашел ад» или «то, что там хранилось». Когда Розен использует экзистенциальный там , часто бывает, чтобы перечислить детали или ввести другую тему:

По крайней мере, дюжина пожарных машин окружала хранилище, и когда Аронсон огляделся, он заметил один грузовик, габаритные огни которого, казалось, тают.

Были записи от десятков звукозаписывающих компаний, которые были поглощены Universal за эти годы, включая несколько самых важных лейблов всех времен.

Есть еще одна отличительная черта мастеров — «Sgt. Пеппер », ленты, сложенные на полках Дома 6197, а также бесчисленное множество других мастеров. Это корпоративные активы.

Или рассмотрим статью Уильяма Лангевиша «Спокойной ночи. Malaysian Three-Seven-Zero »в июльском выпуске The Atlantic за 2019 год. У него двадцать девять экземпляров и примерно в 10 000 слов, или чуть более одного на триста пятьдесят слов. Около трети из них носят скорее локальный, нежели экзистенциальный характер.Langewiesche использует экзистенциальный там с по

перечислить:

Всего было семь подключений: два инициировались автоматически самолетом, а пять других инициировались автоматически наземной станцией Инмарсат. Было также два звонка по спутниковому телефону; они остались без ответа, но предоставили дополнительные данные.

представить ряд деталей:

На сцене было немного музыки. На заднем плане на большом плакате был изображен силуэт Боинга 777 со словами где, кто, почему, когда, кого, как , а также невозможное, беспрецедентное, исчезнувшее, и невежественное .

и отрицать или определять количественно:

Учитывая, что не было ничего технического, что Захари мог бы узнать, репетируя действие над игровым потребительским продуктом Microsoft, Яннелло подозревает, что цель полета на симуляторе, возможно, заключалась в том, чтобы оставить след, чтобы попрощаться.

Среди следователей из авиационного и разведывательного сообществ есть серьезные подозрения, что у него была клиническая депрессия.

Помимо этих престижных публикаций, в других статьях, которые я недавно прочитал, использовалось там от 14 до 26 раз в эссе объемом около 1600 слов.Это один там каждые 50–110 слов. Создается впечатление, что писатели спотыкаются о переходах, особенно когда там вводит расплывчатые, неопределенные фразы, например:

потребность растет

есть те, кто

есть бесчисленное множество техник

есть несколько разных

есть повторяющиеся проблемы

есть множество разных

есть исследования

есть поддержка

есть много просмотров

В таких случаях там — это заполнитель, пауза, пока писатель переходит к новой теме.Различные потребности, методы, проблемы, исследования, взгляды и отдельные лица можно было бы лучше представить, описав их значение. Более отточенные примеры в The New York Times Magazine и The Atlantic используют экзистенциальный там с конкретными деталями, а не общими: дюжина пожарных машин, записи десятков звукозаписывающих компаний, два разговора по спутниковым телефонам, сильное подозрение среди следователи . И они используют их гораздо меньше.

Проведите инвентаризацию своего использования экзистенциального там , чтобы убедиться, что вы используете его намеренно, редко и конкретно.Вы можете быть удивлены.

Кредит предоставленного изображения: Типография, сделанная фотографом Диомари Мадулара через Unsplash.

Что такое экзистенциальное ?. «Если что-то экзистенциально, оно должно… | Питер Оснос | Платформа Питера Осноса

Если что-то экзистенциально, то это имеет отношение к человеческому существованию. Если вы боретесь с большими вопросами, касающимися смысла жизни, возможно, у вас экзистенциальный кризис. Экзистенциальное также может относиться к существованию более конкретным образом.»- Vocabulary.com

Что же тогда является экзистенциальным в 2020 году?

Пересечение Средиземного моря на лодке в поисках другой и, надеюсь, лучшей жизни; диагностика рака 4 стадии; бой в зоне боевых действий; быть гражданским лицом в зоне боевых действий, например, в Йемене; быть школьницей в Афганистане с вероятным возвращением Талибана; быстрое реагирование при неконтролируемом пожаре или крупном террористическом инциденте; и многое другое.

Какие экзистенциальные вопросы в данный момент? Рассмотрим два:

Климатический кризис.Это неоспоримо и, безусловно, уместно, учитывая все долгосрочные тенденции в погоде, а также смещение суши и ледяных массивов; цивилизация находится в опасности, и единственный верный способ справиться с этой проблемой — это вернуться во времена, когда многое из того, что мы считаем само собой разумеющимся, существовало в развитом мире: вождение, полеты, отопление и охлаждение, и для тех, кто может себе это позволить, мясо.

Мир через столетие не будет тем миром, которым он является сейчас, но без тотальной ядерной войны мир все равно будет.

Примечание: в 1950-х школьников учили прятаться под партами в случае ядерной атаки — это называлось «утка и прикрытие». Им дали жетоны в стиле милитари, чтобы они не остались неопознанными. Эта угроза была заменена в последние годы активными тренировками стрелков еще в начальной школе.

Это подводит меня ко второму вопросу. Существуют ли президентские выборы и выборы в Конгресс в 2020 году?

Вот почему они вполне могут быть такими: Дональд Джон Трамп (его имя преступника в процессе импичмента) нарушил, нарушил и разгромил все нормы американской политической и общественной жизни.Как уже было сказано, до онемения он — вульгарный женоненавистник и безжалостный нарцисс. Я согласен с теми, кто говорит, что он лично не может быть расистом и антисемитом. Это потребует фиксированных взглядов, которых Трамп не придерживается ни по одному значимому вопросу, за исключением его абсолютной уверенности в том, что за 50 лет взрослой жизни ему сойдет с рук все, что с ним происходит в бизнесе, браке и в последние пять лет в политике.

Можно допустить, что он, возможно, не тот, кем кажется, когда дело доходит до белого национализма и автократии, но его влияние, кажется, возвышает тех, кто таковыми.В поразительной степени он нормализовал то, что когорта мужчин (я не могу говорить от имени женщин) говорят в раздевалках, барах, публичных домах и везде, где совершаются грязные дела.

Он также, увы, зловещий ученый, может быть, поскольку он утверждает, что он гений, хотя, конечно, не стабильный. Он превратил Республиканскую партию в жалкий пережиток самой себя. Если бы такое было возможно, Эйб Линкольн вертелся бы в своей могиле. Он унижает всех, кроме своих ближайших кровных родственников. Его личный адвокат, руководитель его кампании и один из его лучших друзей просят прощения за то, что они сделали преступно в его рабстве.

Итак, это год существования? Я был в курсе всех выборов, начиная с Эйзенхауэра-Стивенсона в 1956 году, и думаю, что это так.

Это определенно не президентские выборы, которые следует оценивать в традиционных терминах. На данный момент все еще кажется возможным, что номинация от Демократической партии упадет до двух белых евреев в возрасте около 70 лет: один — магнат, другой — социалист. Практически отсутствует вероятность того, что кандидат в вице-президенты не будет женщиной, цветным лицом или геем, причем последние два являются историческими первыми.В своих первых дебатах Блумберг, как признала его кампания, был в лучшем случае «ржавым». При почти такой же продолжительности жизни мужчин Сандерс считает, что его здоровье не имеет значения. Элизабет Уоррен наверняка сможет нанести удар. Оперативное исследование было настоящим победителем вечера.

Пожалуй, наиболее показательной статистикой является то, что если числа верны, то около 50 процентов имеющих право голоса избирателей не голосовали в 2016 году. Если мы действительно привержены тому, что мы называем «американским путем», теперь мы должны сплотиться. в этом году, чтобы встретить экзистенциальный кризис.

Я согласен с теми, кто говорит, что явка — самая большая проблема в этом конкурсе. Среди демократов есть обычные кандидаты в президенты, но не забывайте о странности Сандерса по отношению к Блумбергу, который буквально может купить результат, как он трижды был мэром Нью-Йорка. Кто-то уже мудро спросил, что лучше платить за голоса самому, чем продавать себя крупным и мелким донорам?

Майк Блумберг продемонстрировал личные недостатки, о чем нам напоминают его оппоненты.Да, он ниже Трампа и немного старше, но, судя по его послужному списку, он настолько же силен, насколько амбициозен, но, насколько нам известно, коррумпирован.

Демократам следовало бы избежать (прибегает к клише) круговой стрельбы и признать реальность 2020 года. Дональд Джон Трамп — фигура, непохожая на кого-либо, с кем мы встречались в эпоху, которую каждый из нас может вспомнить в американской политической жизни, возможно, когда-либо . И с этим нужно что-то делать — иначе.

6 способов преодоления экзистенциального кризиса — Основы здоровья от клиники Кливленда

Определенные жизненные перемены могут потрясти вас до глубины души.Другие заставляют задуматься, в чем смысл всего этого. Когда эти чувства овладевают вами, возможно, вы переживаете экзистенциальный кризис.

Клиника Кливленда — некоммерческий академический медицинский центр. Реклама на нашем сайте помогает поддерживать нашу миссию. Мы не поддерживаем продукты или услуги, не принадлежащие Cleveland Clinic. Политика

«Экзистенциальный кризис — это нормальная переходная фаза, которую переживают многие люди», — говорит психолог Сьюзан Альберс, психолог. «Когда что-то в вашей жизни заставляет вас противостоять тому, что в какой-то момент вы умрете — умирает ли кто-то в вашей жизни, есть болезнь или что-то подобное — вы можете начать задавать вопросы о том, где вы находитесь в жизни.”

Но не отчаивайтесь. В этом вопросе и ответе Альберс делится шестью способами преодоления этих чувств и восстановления баланса в вашей жизни.

В. Что значит иметь экзистенциальный кризис?

A. В экзистенциальных кризисах обычно наступает поворотный момент и момент осознания, которые часто связаны с беспокойством о смерти. Этот поворотный момент заставляет людей задуматься и усомниться в смысле своей жизни.

Они смотрят на то, что они делают и почему они это делают.Они могут испытывать глубокое чувство неудовлетворенности своим жизненным положением.

Мы можем сдерживать идею смерти в течение долгого времени, но особенно в связи с пандемией коронавируса, она стала для многих людей в центре внимания. Как будто они каждый день бегают на колесе хомяка, просто пытаясь наверстать упущенное. Но затем внезапно пандемия остановила это колесо. Люди замедлились настолько, что начали задаваться вопросом: «Почему я нахожусь на этом конкретном колесе? Я вообще хочу участвовать? Почему я продолжаю идти? » Люди начали сомневаться в том, что они делали механически.Дело действительно в значении всего этого.

Экзистенциальный кризис — это не то же самое, что тревога и депрессия. Они сопоставимы, потому что люди часто испытывают похожие чувства, но экзистенциальный кризис обычно имеет какой-то спусковой крючок.

В. Что может вызвать экзистенциальный кризис?

A. Обычно кризис какой-то, в том числе:

  • Смерть родителя или другого близкого человека.
  • Болезнь.
  • Внезапное изменение обстоятельств, например потеря работы.
  • Возрастное изменение здоровья или жизни, например, уход детей из дома.

В. Каковы признаки того, что вы переживаете экзистенциальный кризис?

A. У вас может быть депрессия, тревога или чувство отсутствия мотивации. Вы можете начать задавать много вопросов, например, почему вы делаете ту работу, которую делаете. Вы можете сожалеть о своем прошлом выборе и даже иметь мысли о самоубийстве.

В. Как вы можете справиться с экзистенциальным кризисом?

А. Есть несколько вещей, которые вы можете сделать, чтобы проработать и преодолеть экзистенциальный кризис.

1. Измените свою точку зрения

Что наиболее важно, так это ваш образ мышления и объектив, через который вы смотрите на этот опыт. Вместо того, чтобы думать о ситуации как о кризисе или о чем-то плохом, рассматривайте это как возможность внести изменения, которые сделают вас счастливее.

2. Ведите дневник благодарности

Ведите дневник благодарности о вещах, за которые вы благодарны, что придает смысл вашей жизни.Чтобы выяснить, на что вы действительно хотите потратить свою энергию, время и усилия, может потребоваться некоторый самоанализ. Записывая то, что вам нравится и что вы считаете значимым, вы сможете понять, что хотите изменить.

3. Общайтесь с людьми

Экзистенциальный кризис может случиться, когда вы чувствуете себя оторванным от окружающих вас людей. Восстановление связей поможет вам почувствовать себя более заземленным. Так что обратитесь к друзьям и семье и поговорите с другими людьми, у которых был подобный опыт.

Если эти чувства длятся более пары месяцев или приводят к депрессии, которая не проходит, или к суицидальным ощущениям, обратитесь к терапевту.Очень важно иметь кого-то, кто поможет вам справиться с этими эмоциями.

Если вам нужна срочная помощь, 24/7 National Suicide Prevention Lifeline 800.273.8255 (или через чат) — это бесплатный ресурс, который связывает людей в кризисной ситуации с местным консультантом.

4. Практикуйте внимательность

Уделяйте больше времени вещам, от которых вам хорошо. Сделайте эти переживания осознанными, смакуя их всеми своими чувствами.

5. Перенаправьте свою энергию

Пандемия лишила многих людей карьеры.Это изменение помогло им осознать, что они вкладывают большую часть своего времени, энергии и смысла в свою карьеру. Когда его не стало, наступил кризис.

Вот почему помогает перенаправление вашей энергии. Ваша карьера — большая часть вашей жизни, но это только одна часть. Сосредоточьте энергию на своих отношениях и хобби, чтобы достичь лучшего баланса.

Это похоже на то, что происходит, когда человек вкладывает всю свою энергию в отношения, а затем разводится. Им нужно восстановить баланс, больше сосредоточившись на своих друзьях и карьере.Баланс между всеми аспектами нашей жизни может поддерживать нас, когда одна часть дает сбой.

6. Не зацикливайтесь на прошлом

Люди могут очень впасть в депрессию, когда начинают смотреть в прошлое. Но мы не можем это изменить. Мой девиз всегда: «Не оглядывайся назад. Ты туда не пойдешь «. Вместо того, чтобы оглядываться назад и сожалеть о случившемся, смотрите вперед в том направлении, в котором вы хотите, чтобы ваша жизнь пошла по пути.

В. Как вы можете помочь кому-то, кто переживает экзистенциальный кризис?

А. Поддержка — отличный способ помочь. Признавайте, через что проходит человек, указывайте на то, что вы наблюдаете, и не критикуйте. Вы также можете предложить им помощь в прохождении терапии.

Иногда экзистенциальный кризис ассоциируется с клеймом, что это плохо. Но этот период также может означать возможность, рост и перенаправление к тому, что вам нравится в жизни.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.