Эдвард резерфорд лондон: Лондон — Эдвард Резерфорд

Содержание

Эдвард Резерфорд «Лондон»

Добротный исторический роман, такая семейная сага, охватывающая историю Лондона со времен поселений независимых кельтских племен до современности.

Роман прослеживает историю нескольких семейств. В разные века у семей меняются достаток и положение в обществе, но сохраняются фамильные черты – перепончатые руки и белая прядка Доггетов, вогнутое лицо Флемингов и огромный шнобель Сильверсливзов. У Барникелей, Буллов и Мередитов каких-то фамильных черт, кажется, не зафиксировано. Семьи – потомки разных народов, создавших английскую нацию. Кельты, англы, нормандцы, скандинавы, французские эмигранты.

Каждая глава представляет собой законченную историю, крутящуюся вокруг какого-то конфликта, который заставляет пересечься интересы нескольких семей. Иногда это короткая и напряженная история, иногда – просто эпизоды истории семей. Действие некоторых глав занимает несколько дней, действие других растягивается на годы и десятилетия.

Героев в книге много. Они показывают разные грани лондонского общества на протяжении тысячи лет – торговцы, работники казначейства, служащие, светские бездельники, нищие. Запомнить всех невозможно – так все «средневековые» Буллы слились у меня в один образ кряжистого мужчины, олдермена и состоятельного купца. Запоминаются самые яркие герои. Безусловно, это герои главы «Глобус» амбициозный драматург и изящный джентльмен Эдмунд Мередит и темнокожий корсар Орландо Барникель. Или лондонский черпальщик (знали вы про такую профессию?) Сайлус Доггет, окончивший дни уважаемым и состоятельным джентльменом.

Информация, факты, детали городской жизни? Всего этого в книге много. Герои каждой главы заняты в профессиях, актуальных для того времени. Нередко Резерфорд вплетает исторические факты в детали сюжет. Иногда они просто сопутствуют ему. Кто мог спасти приговоренного от виселицы? Какая судьба ждала найденыша в Лондоне? Как состоятельный горожанин мог приобрести себе герб? Кто такие черпальщики и как они зарабатывали на жизнь? Это и многое другое рассказывает автор через истории жизни своих героев.

Естественно сага не обошлась без реальных исторических лиц и известных событий. Юлий Цезарь, Генрих II, Джеффри Чосер, Карл I и другие. Герои станут свидетелями восстания Уота Тайлера, эпидемии чумы 1666 года, Великого пожара.

Книга хороша, но не идеальна. Не всегда удачен, на мой взгляд, выбор исторических событий для глав. Между событиями первых трех глав слишком большие промежутки. Сначала это события нашествия Цезаря на Галлию, затем римский Лондиниум солдатских императоров и в третьей главе – англо-саксонская Гептархия начала VII столетия. После этого действие переходит к эпохе Нормандского завоевания. После этого между главами нет больших промежутков. Герои новой главы чаще являются внуками героев предыдущей.

Не всегда автору хватает мастерства писателя. Вынужден признать, что Резерфорд – скорее ремесленник, чем творец. Например, речи. Хорошая длинная речь героя может стать шедевром слова. Резерфорд предпочитает пересказывать содержание речей и проповедей, прося читателя поверить, что произнесенная героем речь была блестящей.

Есть в романе еще одна вещь, которую я не люблю в жанровой (особенно, исторической) прозе. В начале главы читателю дают эпизод с одним из героев, а потом следует описание того, как он дошел до жизни такой. Это стопорит действие и не вызывает интереса. Намного интереснее раскидать эту информацию по эпизодам сюжетной линии.

Не все главы одинаково интересны. Мне больше всего понравились «Вертеп» о средневековых публичных домах, «Глобус» (думаю, понятно, о чем) и «Джин Лейн». Последняя – напряженная история о запретной любви с долговой тюрьмой, дуэлью, подкинутым ребенком, свадьбой и… сбывшейся мечтой честолюбивого кондитера.

Итог: интересная историческая сага с массой героев и ворохом деталей, хороший образец «жанровой» литературы.

Эдвард Резерфорд ★ Лондон читать книгу онлайн бесплатно

Эдвард Резерфорд

Лондон

Эта книга посвящена кураторам и персоналу Музея Лондона, где оживает история

Edward Rutherfurd

LONDON

Copyright © 1997 by Edward Rutherfurd

All rights reserved

© Е. Копосова, перевод, 2015

© Ю. Каташинская, карты, 2015

© Издание на русском языке. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2015

Издательство АЗБУКА®

* * *

Эдвард Резерфорд родился в Англии в Солсбери, знаменитом своим кафедральным собором. Закончив Кембридж и Стэнфордский университет в Калифорнии, Резерфорд в течение нескольких лет увлекался политологией и издательским делом. В 1983 году он возвращается в отчий дом и решает посвятить себя писательской карьере. Его роман «Сарум» о людях, живших на протяжении 10 тысяч лет на территории около Стоунхенджа, стал международным бестселлером. Резерфорд написал еще семь исторических романов, действие которых происходит в России, Ирландии, Англии, Франции и США. Его книги переведены на 20 языков мира.

Увлекает и развлекает… Реальные люди сосуществуют и прекрасно себя чувствуют на страницах вместе с вымышленными персонажами.

Miami Herald

Лишь немногие романы рассказывают так подробно и понятно об истории современного человека.

Daily Telegraph (London)

Роман «Лондон» может заставить вас полюбить историю.

The Times

Незабываемые моменты английской истории сплетены воедино в этом великолепном романе.

New York Times* * *





«Лондон» – это прежде всего роман. Все семьи, судьбы которых прослеживаются по ходу повествования, – от Дукетов до Пенни – являются вымышленными, как и их роли в описанных исторических событиях.

Рассказывая об этих никогда не существовавших семьях в ретроспективе столетий, я попытался поместить их в гущу людей и фактов либо реальных, либо возможных. В отношении исторических деталей мне иногда приходилось прибегать к домыслам. Так, нам никогда, вероятно, доподлинно не узнать, где именно Юлий Цезарь пересек Темзу; однако автору представляется самым логичным место, где ныне находится Вестминстер. Таким же образом, хотя нам известны политические условия, в которых епископом Меллитом был основан в шестьсот четвертом году собор Святого Павла, я счел себя вправе додумать на собственный лад тогдашнюю ситуацию в саксонском Лунденвике. Для эпохи позднейшей, где речь идет о тысяча восемьсот тридцатом годе, я придумал и ввел избирательный округ Сент-Панкрас, чтобы дать моим героям возможность опротестовать состоявшиеся в том году выборы.

В общем и целом, начиная с Нормандского завоевания, о Лондоне и его отдельных обитателях накоплено так много сведений, что автор не испытывал нехватки в подробностях и только время от времени чуть адаптировал сложные события к ткани повествования.

Названия основных лондонских зданий и церквей почти всегда сохранялись. Также наименования многих улиц восходят еще к саксонским временам. А там, где они изменились, сей факт объясняется по ходу рассказа; если же это грозило путаницей, я просто указывал самое ходовое современное.

В романе допущены следующие вольности: торговый пост Сердика Сакса произвольно помещен на место нынешнего отеля «Савой»; дом под знаком Быка ниже церкви Сент-Мэри ле Боу лишь предположительно соседствует или пребывает на месте таверны Уильямсона; церковью Святого Лаврентия Силверсливза могла быть любая из нескольких окрестных церквушек, сгинувших после Великого пожара; «Собачьей головой» мог являться любой из многих публичных домов района Бэнксайд.

Однако я позволил себе перенести современную Мраморную арку в эпоху, когда ее сегодняшнее место было перекрестком римских дорог. Нет ничего невозможного в ее существовании уже тогда, но ее остатки еще предстоит обнаружить!

Что до вымышленных семейств, то в истории Лондона оставили след многие Доггеты и Дукеты. Подлинные носители этих имен, в частности знаменитый Доггет, устроитель регаты на приз Плаща и Значка на Темзе, упоминаются лишь иногда и очевидно отличаются от выдуманных. Родословные древа последних и наследственные физические особенности являются, конечно, плодом авторского воображения и созданы по требованию сюжета.

Читать дальше

Книга Лондон читать онлайн Эдвард Резерфорд

Эдвард Резерфорд. Лондон

 

Увлекает и развлекает… Реальные люди сосуществуют и прекрасно себя чувствуют на страницах вместе с вымышленными персонажами.

Лишь немногие романы рассказывают так подробно и понятно об истории современного человека.

Роман «Лондон» может заставить вас полюбить историю.

Незабываемые моменты английской истории сплетены воедино в этом великолепном романе.

 

Рассказывая об этих никогда не существовавших семьях в ретроспективе столетий, я попытался поместить их в гущу людей и фактов либо реальных, либо возможных. В отношении исторических деталей мне иногда приходилось прибегать к домыслам. Так, нам никогда, вероятно, доподлинно не узнать, где именно Юлий Цезарь пересек Темзу; однако автору представляется самым логичным место, где ныне находится Вестминстер. Таким же образом, хотя нам известны политические условия, в которых епископом Меллитом был основан в шестьсот четвертом году собор Святого Павла, я счел себя вправе додумать на собственный лад тогдашнюю ситуацию в саксонском Лунденвике. Для эпохи позднейшей, где речь идет о тысяча восемьсот тридцатом годе, я придумал и ввел избирательный округ Сент-Панкрас, чтобы дать моим героям возможность опротестовать состоявшиеся в том году выборы.

В общем и целом, начиная с Нормандского завоевания, о Лондоне и его отдельных обитателях накоплено так много сведений, что автор не испытывал нехватки в подробностях и только время от времени чуть адаптировал сложные события к ткани повествования.

 

В романе допущены следующие вольности: торговый пост Сердика Сакса произвольно помещен на место нынешнего отеля «Савой»; дом под знаком Быка ниже церкви Сент-Мэри ле Боу лишь предположительно соседствует или пребывает на месте таверны Уильямсона; церковью Святого Лаврентия Силверсливза могла быть любая из нескольких окрестных церквушек, сгинувших после Великого пожара; «Собачьей головой» мог являться любой из многих публичных домов района Бэнксайд.

Однако я позволил себе перенести современную Мраморную арку в эпоху, когда ее сегодняшнее место было перекрестком римских дорог. Нет ничего невозможного в ее существовании уже тогда, но ее остатки еще предстоит обнаружить!

 

Булл – распространенная английская фамилия; Карпентер – типичная профессиональная, как Бейкер, Пейнтер, Тейлор и десятки других. Читатели моего романа «Сарум» могут признать в Карпентерах родство с Мейсонами – «каменщиками». Еще одна часто встречаемая фамилия – Флеминг – имеет, предположительно, фламандское происхождение. Мередит – фамилия уэльская, а Пенни – возможно, хотя и не обязательно, – гугенотская. Редкая же фамилия Барникель, которая тоже фигурирует в «Саруме», восходит, скорее всего, к викингам, а ее происхождение связано с прекрасной легендой. Эту фамилию использовал Диккенс (Барнакли), но в довольно уничижительном ключе. Надеюсь, я обошелся с ней немного лучше.

Однако фамилия Силверсливз, как и носящее ее носатое семейство, является целиком вымышленной. В Средние века в ходу было много таких восхитительных говорящих фамилий, которые, увы, большей частью остались в прошлом. Силверсливзы отдают дань этой старой традиции.

 

 

 

Четыре миллиона лет назад материки располагались совершенно иначе. Остров являлся частью малого мыса на северо-восточной окраине огромной, бесформенной территории. Мыс, одиноко вдававшийся в великий Мировой океан, был пустынен, никто, кроме Бога, не созерцал его. Ни твари земной, крадущейся по суше, ни птицы в небесах, ни даже рыбешки в пучине.

В ту далекую эпоху отступившее море оставило после себя на юго-востоке мыса бесплодную местность – черную сланцевую плиту. Безмолвная и голая, лежала она подобно тверди неизвестной планеты, и серый камень перемежался лишь с мелкими заводями.

Эдвард Резерфорд — Лондон » Страница 73 » Читать книги онлайн полностью бесплатно и без регистрации

В нашей электронной библиотеки можно онлайн читать бесплатно книгу Эдвард Резерфорд — Лондон, Эдвард Резерфорд .

В скором времени проехали все, но пошел народ. Толпа оказалась весьма разношерстной – все сословия, от сварливой рыбачки до опустившегося лорда. Большинство шло пешком, в отрепьях и с изнуренными лицами. По сторонам вышагивали не менестрели, но престранные существа.

Они напоминали людей, за тем исключением, что обладали длинными птичьими ногами с когтями и загнутыми хвостами. Время от времени они кололи шествующих трезубцами, которые несли в жилистых руках. Лица человеческие – заостренные и суровые, – а вот кожа у одних красная, у других зеленая, у третьих – пестрая.

– Должно быть, демоны, – пробормотала Мейбл, а затем подступила к бело-зеленому созданию и спросила: – Что это за шествие?

На сей раз ей повезло больше.

– Людские души, – гнусаво ответила тварь.

– Они мертвы?

– Нет. Живы. – Существо выдержало паузу. – Передние шагают на небеса. А эти… – он ткнул в раздувшегося монаха, – направляются в ад.

– Да неужто они совершили столь страшные грехи?

– О, не все. Некоторым еще предстоит их совершить. – Он испустил пронзительный птичий крик. – Но они уже в наших руках. Мы ведем их к соблазну, а после – к проклятию. – Существо двинулось дальше.

– Спасется ли кто-нибудь из них? – крикнула она вслед.

Он не оглянулся, но издал сиплый смешок.

– Немногие, – донесся его голос. – Очень немногие.

Какое-то время Мейбл следила за прохождением безрадостных пилигримов. Она узрела множество знакомых и помолилась за каждого. Раз или два пробовала окликнуть их, предостеречь, но те, казалось, не слышали. Затем увидела олдермена Булла. Он ехал верхом, но задом наперед. Одет в красное, как обычно, и статью мощен по-прежнему, но Мейбл печально покачала головой, заметив, что руки его и лицо покрыты ожогами. Монахиня знала, что быть ему в аду, и даже не попыталась к нему воззвать.

Однако к дальнейшему она совершенно не была готова.

За тучным олдерменом всего в нескольких шагах, с лицом трагическим и бледным, ступала фигура еще более знакомая, при виде которой Мейбл ахнула. Это оказался брат Майкл.

Как можно? Он двигался медленно и целеустремленно, в своем обыкновении. Голова понурена – не в размышлении, но в горечи и стыде. Глаза казались сосредоточенными на чем-то впереди и словно гипнотизировали. Что же такое, ужаснулась она, он натворил? Мейбл попыталась окликнуть его. Она побежала рядом с процессией, зовя опять и опять. Ей даже почудилось, что голова его чуть вскинулась, как если бы он услышал ее, но после, будто влекомая незримой силой, склонилась вновь, и он продолжил свой скорбный путь.

Мейбл стояла на обочине и недоумевала. Она не могла поверить, что брат Майкл совершил некое тяжкое преступление. К какому же он склонялся греху?

И тут ее осенило: если он обречен гореть в аду, то и она тоже. И Мейбл принялась выискивать среди проходивших душ себя, но тщетно.

Затем видение исчезло.

Летом 1189 года король Генрих II скончался, а несколькими годами раньше скончался его коронованный наследник, и трон перешел ко второму сыну – Ричарду.

Так пришла эпоха, положившая начало легендам. Ибо какая английская хроника известна лучше, чем та, где действуют Робин Гуд и алчный шериф Ноттингемский; добрый король Ричард, выступивший в Крестовый поход, и его злой брат Джон – король Иоанн? Это красивая сказка, основанная на реальных событиях.

Но подлинная хроника тех лет еще интереснее, хотя и немного запутаннее. И действие разворачивалось преимущественно в Лондоне.

Куда бы он ни шел, новости обгоняли его. Тем августовским утром у красивых новых ворот его уже поджидала небольшая толпа, образовавшая полукруг. Пуще всех волновался мальчик, стоявший впереди.

Дэвид Булл был очень похож на своего отца Сампсона в те же тринадцать лет: белокурый, широколицый, румяный и с ярко-голубыми глазами, ныне горевшими от возбуждения.

Перед ним были врата Темпла. Среди религиозных построек, которые возвышались по всему городу, не было зданий краше тех, что принадлежали двум орденам крестоносцев. Эти военно-духовные объединения занимались тыловым обеспечением Священной войны. К северу от Смитфилда обосновались рыцари ордена Святого Иоанна, ведовавшие больницами. Здесь же, на склонах над Темзой, примерно на половину длины дороги, уходившей от церкви Сент-Брайдс на запад к Олдвичу, раскинулись владения могущественного ордена тамплиеров, который организовывал огромные конвои с деньгами и припасами. За воротами высилась их прочная каменная церковь, построенная недавно и сразу узнаваемая, ибо все церкви тамплиеров были не прямоугольными, а круглыми. Из нее же в любой момент мог появиться величайший герой христианского мира – король Ричард Львиное Сердце.

Воин считался героем во все времена. Однако в последние десятилетия рыцарский мир незаметно изменялся. Крестоносцы наделили его религиозной миссией; турниры, новая материковая забава,[27] придали ему зрелищности; теперь же франкоязычные дворы теплых южных провинций Аквитания и Прованс принесли в северные края моду на баллады и сказания об утонченной любви вкупе с изысканными манерами. Идеальным рыцарем нового типа стал воин, паломник и любовник. Он молился Святой Деве, но полагал священным Граалем даму в своем будуаре. Он участвовал в турнирах и в то же время пел. Так образовалась взрывная смесь набожности, галантности и эротизма. Это был расцвет рыцарства, наиполнейшим образом выразившийся в преданиях о легендарном короле Артуре и его рыцарях Круглого стола, теперь впервые переводившихся с французского и латыни на английский.

И Ричард Львиное Сердце был символом нового века.

Выросший при утонченном материнском дворе в Аквитании, он умел слагать стихи не хуже всякого менестреля. Любил турнирные поединки и был добрым воином, мастером осады и крепостного строительства. Даже приближенные, знавшие, что он мог быть тщеславным и жестоким, признавали в нем непревзойденный стиль и обаяние, равно как полководческий дар. Вскоре, в ответ на призывы тамплиеров и других доблестных воинов, сражавшихся с сарацинами в Святой земле, он собирался отправиться в самое священное для рыцаря странствие – новый Крестовый поход.

О, это слово! На второй план отошли даже старинные разногласия между монархом французским и Плантагенетами. Король Франции и Ричард намеревались выступить вместе, как братья. Экспедиция английского короля отличалась добавочным мистическим свойством, ибо сказано, что Ричард вооружится древним мечом короля Артура – самим волшебным Экскалибуром.

То было время ликования. Последние годы старого монарха прошли в унынии. Шум вокруг Бекета нарастал, пока на несчастного Генриха не наложили епитимью и принародно не выпороли кнутом в Кентербери. Бекета даже причислили к лику святых. Затем скончалась прекрасная возлюбленная Генриха – Розамунда. Жена и дети восстали против него; два сына, включая наследника, умерли. Но эти печальные времена миновали, и ныне в Англию прибыл короноваться прославленный Ричард.

Лондон кипел. За территорией Темпла Дэвид мог видеть флотилию на Темзе: отряд искателей приключений из лондонцев – не дворянского сословия, но купеческого, как и он, – готовился присоединиться к королевскому Крестовому походу. Неудивительно, что всем не терпелось взглянуть на героя.

И вот распахнулись церковные двери. Пронесся гул, когда в сопровождении всего шести рыцарей на божий свет быстро вышел высокий, крепко сложенный человек в голубом плаще, и солнце сверкнуло в его золотистых волосах. Уверенной поступью атлета он устремился к коню и, даже не удосужившись ступить на спину склонившегося оруженосца, легко взлетел в седло и направился к воротам.

Дэвид Булл не видел ничего, кроме сурового лика Плантагенета, пока не случилось маленькое чудо. В воротах Ричард Львиное Сердце ненадолго задержался взглядом на скромной толпе. Заметив мальчика, он, почти не думая, посмотрел ему прямо в глаза и улыбнулся. Затем, отлично зная, что этой проделки тому не забыть по гроб жизни, пришпорил коня и устремился к Вестминстеру.

Прошло не меньше минуты, прежде чем Дэвид Булл, глазевший ему вслед, пробормотал под нос: «Я поеду с ним. Я должен отправиться в Крестовый поход. – Потом, представив страшный отцовский гнев, решил: – Мне поможет дядя Майкл. Он поговорит с отцом».

Спустя полчаса на Лондонском мосту можно было наблюдать донельзя тягостную картину. Носатый мужчина на пегой лошади влек через мирные воды Темзы в Лондон изящно сидевшую верхом даму и двух вьючных лошадей. Человек этот был Пентекост Силверсливз. Дама же – Ида, вдова рыцаря, вопреки своей воле начавшая всхлипывать, чему не стоило удивляться, ибо ее намеревались продать.

При взгляде на раскинувшийся перед ней город Иде чудилось, что мир обратился в камень. Лондон, обнесенный стенами, казался огромной темницей. Слева маячил массивный каменный форт при Ладгейте. Ближе к воде, справа, высилась серая квадратная громада Тауэра, угрюмая даже среди общей безмятежности. Сплошной камень. Над двумя низкими лондонскими холмами, застроенными домами, смутно вырисовывался темный, узкий и вытянутый силуэт норманнского собора Святого Павла, унылый и отталкивающий. Даже в воде, как приметила Ида, взглянув за деревянный парапет, уже начали возводить массивные опоры для нового моста, которому, как она правильно догадалась, тоже предстояло быть каменным. И ныне, в утренней тишине, под вкрадчивый цокот копыт по деревянному мосту, ударил колокол – и над водой разнесся зловещий звук, будто тоже из камня, созывавший каменные сердца на каменную молитву.

Эдвард Резерфорд. Лондон — DELFI

Недавно наши читатели познакомились с «Парижем» — первым «романом о городе» Эдварда Резерфорда, вышедшим на русском языке в серии «The Big Book», знакомой всем по «Шантараму», «Ацтеку», «Путешественнику» и другим во всех смыслах «Большим книгам». И вот появился роман Резерфорда о городе Лондоне.

Продолжение статьи находится под рекламой

Реклама

Итак, Лондон. Древний Лондиниум. Сердце Британской империи. Город прекрасных архитектурных памятников. Город великих ученых, писателей и художников. Город, выживший, несмотря на страшную эпидемию чумы и чудовищный пожар, которые практически уничтожили средневековый Лондон.

Повествование Резерфорда — это захватывающий рассказ о людях, живших в городе от времен древних кельтских племен до наших дней. Увлекательная история многих поколений семей, чьи судьбы переплелись в этом городе: легионеров Юлия Цезаря, вторгшихся на остров два тысячелетия назад, рыцарей-крестоносцев, отправлявшихся отвоевывать Святую землю, свидетелей бурной семейной жизни Генриха VIII, участников постройки театра «Глобус», где играли пьесы Шекспира, свидетелей индустриальной революции нашего времени.

Это роман для всех, кто побывал в Лондоне и полюбил этот город, и, конечно, для тех, кому еще предстоит там побывать.

• ТЦ Domina, магазин-кофейня (Иерикю 3, тел. 20017488)
• ТЦ Origo (Стацияс лаукумс 2, тел. 27049013)
• ТЦ Alfa (Бривибас гатве 372, тел. 27000043)
• ТЦ Mols (Краста 46, тел. 20017477)
• ТЦ Damme (Курземес проспектс 1a, тел. 20017489)
• ул. Гертрудес 7, тел.27049014 )
• Дом Москвы (Марияс 7, 27000042)
• ТЦ Dole (Маскавас 357, 2-й этаж, тел. 27000045)
• ТЦ Talava (Сахарова 21, тел. 27000079)

Эдвард Резерфорд — Лондон » Страница 11 » Читать Все книги онлайн бесплатно и без регистрации

Читать книгу Эдвард Резерфорд — Лондон, Жанр: Историческая проза. Читайте книги онлайн, полностью, бесплатно, без регистрации на ТОП-сайте Vse-Knigi.com

Ознакомительный фрагмент

Вряд ли было достойно удивления то, что ни Юлий Цезарь, ни кто-либо еще не заметил в нескольких сотнях ярдов вверх по течению маленький коракл, приставший к топкому северному берегу.

К моменту, когда Сеговакс выбрался на твердую почву, он весь измазался в грязи и был бурым с головы до пят. Это его не заботило. Он совершил, что хотел.

Да и кельтское войско находилось меньше чем в миле. До чего же прекрасное! Он всмотрелся в многотысячную орду, надеясь отыскать отца, но не нашел. Волоча копье и хлюпая по грязи, Сеговакс медленно двинулся в том направлении. Река уже полнилась римлянами. Первые отряды группировались на северном берегу. Кельтские полчища издавали дружный, слаженный рев. Римляне отвечали молчанием. Мальчик все шел.

И вот началось.

Сеговакс никогда не видел сражения, а потому не представлял, какой это хаос. Внезапно все побежали, а колесницы понеслись с такой скоростью, что могли, казалось, достичь его в считаные секунды. Римская амуниция встопорщилась и засверкала, напомнив страшного, свирепого зверя. Грохот был ужасающий даже там, где пока находился Сеговакс. Сквозь шум он различил жуткие предсмертные вопли зрелых мужчин.

Но хуже всего то, что прежде он не мог и вообразить, насколько большим все предстанет. Когда в сотне ярдов от него вдруг возник и устремился через луг римский конник, тот выглядел великаном. Мальчик, сжавший свое копье, ощутил себя крохой.

Он остановился. Битва, теперь уже в полумиле, катилась к нему. Три колесницы вырвались вперед, прямо на него, затем отступили. Сеговакс не имел ни малейшего понятия, где в этой страшной мешанине мог находиться отец, и обнаружил, что дрожит.

Тем временем дюжина всадников погналась за кельтской колесницей, которая мчалась лишь в паре сотен ярдов.

Вид галопирующей конницы способен устрашить кого угодно. Она наводит трепет даже на опытную пехоту, построенную в каре. Что до неуправляемой толпы, взирающей на атакующих всадников, она всегда обратится в бегство. А потому неудивительно, что мальчик вдруг обнаружил, что на него несется целая армия. Он перепугался настолько, что не сумел устоять на месте: сначала попятился, затем побежал.

Он готовился неделями. Греб всю ночь, чтобы соединиться с отцом. И их разделяют какие-то сотни ярдов, которые он не в силах преодолеть.

Дрожа, Сеговакс простоял на берегу еще два часа. Ниже покоился на грязевой проплешине коракл, куда он был готов запрыгнуть, если битва приблизится. Белый от страха, он испытал сильнейший озноб. День обернулся кошмаром. Взирая на грандиозное побоище, развернувшееся на лугу, мальчик с ужасом осознал: «Должно быть, я трус».

«Только бы, – взмолился он богам, – меня не увидел сейчас отец!»

Конечно, ему не дано было знать, что об этом можно не волноваться. Его отец, как и было возвещено богами, пал с мечом в руке при третьем натиске римлян.

Сеговакс оставался на берегу весь день. Хотя уже к полудню сражение завершилось. Кельты, разбитые наголову, бежали на север; какое-то время их преследовала римская конница, безжалостно крошившая всех без разбора. Ближе к вечеру победители разбили лагерь на востоке, возле холмов-близнецов Лондиноса. Поле боя – огромная территория, заваленная сокрушенными колесницами, брошенным оружием и трупами, – опустело и погрузилось в зловещее безмолвие. Туда, в эту пустынную местность, и устремился наконец Сеговакс.

Он прежде лишь пару раз видел людскую смерть. Потому не был готов ни к странному серому цвету кожи, ни к тяжести окоченевших мертвецов. Некоторые были чудовищно изуродованы, у многих не хватало конечностей. Поле начало пропитываться запахом смерти. Трупы лежали повсюду – на лугу, близ кольев и заграждений, в воде вокруг острова друида. Если отец здесь, то как же его сыскать? А вдруг он и вовсе его не узнает?

Солнце уже багровело, когда Сеговакс наткнулся на него у воды. Он увидел Рыбака сразу, ибо тот распростерся навзничь, обратив к небу родное худое лицо; рот широко раскрыт для вздоха – безжизненного и скорбного. Плоть была иссиня-серого цвета. Короткий и широкий римский меч проделал в его боку страшенную дыру.

Мальчик опустился рядом на колени. Казалось, что горло раскалилось докрасна, перекрывая дыхание и наполняя глаза горячими слезами. Он простер руки и коснулся отцовской бороды.

И так разрыдался, что даже не осознал чужого присутствия.

Это был лишь небольшой римский отряд с центурионом во главе, явившийся собрать оружие. При виде одинокой фигурки они направились к ней.

– Крыса, – с отвращением заметил один легионер.

Солдаты были всего в двадцати шагах, когда мальчик, услышав бряцание амуниции, повернулся и с ужасом воззрился на них.

Римские воины. Вечернее солнце горело на их нагрудных пластинах. Они собирались убить его. Или как минимум взять в плен. Он заполошно огляделся. Бежать было некуда, лишь река позади. Рвануть туда? Попробовать уплыть? Его схватят еще на берегу. Сеговакс глянул вниз. Отцовский меч лежал, где выпал. Он нагнулся, подобрал его и обратился лицом к приближавшемуся центуриону.

Если хочет убить, подумал он, то я хоть сражусь.

Меч был тяжел, но Сеговакс держал его крепко; юное лицо исполнилось сосредоточенной решимости. Центурион, чуть хмурясь на ходу, приказал ему знаком бросить оружие. Сеговакс помотал головой. Центурион уже был совсем близко. Римлянин невозмутимо извлек собственный короткий меч. Глаза Сеговакса расширились. Он приготовился биться, едва ли понимая, что делать. И тут центурион нанес удар.

Тот был настолько стремителен, что мальчик почти ничего не увидел. Звякнул металл, и, к изумлению Сеговакса, отцовский меч упорхнул из руки и уже снова покоился на земле, тогда как кисть его, могло показаться, отделилась от запястья. Лицо центуриона оставалось спокойным. Он сделал очередной шаг.

«Убьет, – подумал мальчик. – В конце концов, я погибну рядом с отцом». Сейчас, однако, в виду распростертого серого тела, такая смерть потеряла всякую привлекательность. «Ну и пусть, хотя бы умру в сражении». И он опять потянулся за мечом.

Но, к своему ужасу, едва смог его поднять. Запястье болело так сильно, что понадобились обе руки. Дико взмахнув мечом, он почти не осознавал, что центурион бесстрастно наблюдает за ним. Он размахнулся снова и рубанул пустоту. А затем услышал смех.

Он так сосредоточился на центурионе, что не заметил прибытия всадников. Их было полдюжины, и они с интересом глазели на развернувшуюся сценку. В центре высился человек с голым черепом и жестким умным лицом. Это он рассмеялся. Затем что-то сказал центуриону, и все вокруг тоже расхохотались.

Сеговакс побагровел. Человек говорил по-латыни, и мальчик не понял ни слова. Небось, какая-нибудь грубая шутка. Несомненно, они приготовились поглазеть на его смерть. С неимоверным усилием он вновь замахнулся отцовским мечом.

Но центурион, к его удивлению, вложил свой меч в ножны. Римляне собрались уходить. Они покидали его, оставив в одиночестве у тела отца.

Сеговакс действительно изумился бы, пойми он только что сказанное Юлием Цезарем.

– О, се храбрый юный кельт! Он не сдается. Так оставь его, центурион, пока он не перебил нас!

Сеговакс увидел, что отцовская туника скреплена брошью Кассивелауна. Мальчик благоговейно забрал ее вместе с мечом и задержался лишь для того, чтобы бросить прощальный взгляд на лицо отца.

После битвы на реке прошли месяцы, но Цезарь не овладел Британским островом. Намеревался ли он оккупировать его тогда, так и осталось неизвестным, а сам он был слишком лукав, чтобы откровенничать на сей счет.

Местным вождям пришлось заплатить изрядную дань и предоставить заложников. Цезарь объявил о блестящем успехе. К осени, однако, вернулся с войсками в Галлию, где назревали неприятности. Осознав, очевидно, что его аппетиты простерлись слишком далеко, Цезарь решил сперва укрепить свою власть на континенте, а с островом разобраться позднее. Тем временем жизнь здесь пришла, по крайней мере, в какое-то подобие нормы.

Следующей весной ни Цезарь, ни какие другие римляне не явились вовсе, хоть этого наполовину и ждали. Так же миновало и лето.

За исключением одного случая. Ибо в один летний день того года селяне увидели спозаранку странное зрелище. С приливом по реке поднимался корабль, не похожий ни на один из известных ранее.

Он был не слишком велик, хотя и показался селянам крупным. Приплюснутое парусное судно футов восьмидесяти в длину, с высокой кормой, низким носом и мачтой посередине с большим квадратным парусом из холстины, оснащенном кольцами, через которые аккуратно тянулись гитовы. На меньшей мачте, нависавшей над баком, стоял дополнительный парус – маленький, треугольный. Борта были гладкие, из досок, приколоченных к остову железными гвоздями. Рулей два вместо одного – по обе стороны кормы.

Короче говоря, то было типичное торговое судно античного мира. Его смуглые матросы и богатый римлянин-судовладелец зашли в реку из чистого любопытства.

РЕЗЕРФОРД Э. ЛОНДОН

29 Марта 2019

Резерфорд, Эдвард (английский писатель ; 1948- ).
Лондон
[Текст] : роман / Эдвард Резерфорд ; [пер. с англ. А. Смирнова]. — Санкт-Петербург : Азбука : Азбука-Аттикус, 2018. — 988, [2] с. : планы, карты. — (Нью-Йорк Таймс бестселлер) (The big book). — Др. произведения авт. на с. 2. — 16+.

Имеются экземпляры в отделах: всего 1 : ЦРБ (1)

«Лондон» — это прежде всего роман. Все семьи, судьбы которых прослеживаются по ходу повествования, — от Дукетов до Пенни – являются вымышленными, как и их роли в описанных исторических событиях» — слова из предисловия автора книги.

Вначале читатель попадает  в маленький Лондинос, потом оказывается в римском Лондинии, затем в Лунденвике и, наконец в  Лондоне. Это  рассказ о людях, живших в городе со времени древних кельтских племен и до наших дней. В романе нашли отражение все основные исторические события – нормандское завоевание, эпидемия чумы, большой лондонский пожар в сентябре 1666 года, времена Генриха VIII и Кромвеля, строительство собора Святого Павла и Тауэрского моста, обе мировые войны и многое другое.  Это захватывающая историческая сага, в которой прослеживается история многих поколений семей, чьи судьбы были неразрывно связаны с Лондоном.

Каждая глава книги – это новый этап становления Лондона и описание жизни его обитателей. Автор показал жизнь всех сословий и то, как новые времена и законы влияли на жизнь и богатых, и бедных людей. Читая роман, плавно попадая из одной исторической эпохи в другую, мы узнаем о том, как строился Лондон, как менялся его архитектурный облик, законы, быт и нравы его обитателей. Вначале книги представлены карты города разных веков и генеалогическое древо семей, о которых идет повествование.
 
Эдвард Резерфорд — английский писатель, автор исторических романов. Родился в городе Солсбери, учился в Кембриджском университете и Стэнфордской школе бизнеса. Работал в области политических исследований, в книжной торговле и издательском деле. После неоднократных попыток обратиться к писательству в 1983 году оставил работу в книжной торговле и вернулся в родительский дом для работы над первым историческим романом «Sarum», основанном на истории его родного города. Четыре года спустя эта книга была опубликована и стала международным бестселлером. Международный успех имели и пять последующих романов Резерфорда, в каждом из которых прослеживается многовековая судьба той или иной местности с использованием как исторических, так и вымышленных персонажей.
 

Все новости »

Предыдущая новость Следующая новость
 

Лондон Эдварда Рутерферда

Говоря о длинных томах исторической фантастики Эдвард Рутерферд — король . У него есть свой собственный рецепт, такой же, как у Кена Фолле, Филиппы Грегори или Хилари Мартель, но он находится в своей собственной лиге, непревзойденный мастер-рассказчик, неприхотливый и эрудированный.

Набор рассказов, расположенных в хронологическом порядке, начиная с реки Темзы и заканчивая Лондоном 1997 года. Многие жалуются на недостаточное развитие персонажей, но здесь нет необходимости рассказывать больше, так как это не историческая фантастика.

Говоря о длинных томах исторической фантастики Эдвард Рутерферд — король .У него есть свой собственный рецепт, такой же, как у Кена Фолле, Филиппы Грегори или Хилари Мартель, но он находится в своей собственной лиге, непревзойденный мастер-рассказчик, неприхотливый и эрудированный.

Набор рассказов, расположенных в хронологическом порядке, начиная с реки Темзы и заканчивая Лондоном 1997 года, многие жалуются на отсутствие развития персонажей, но здесь нет необходимости в большем количестве этого, поскольку это не историческая фантастика. о людях или событиях как таковых, здесь Резерферд представляет хорошо проработанную биографию города, величайшего города в мире, построенную вокруг жизни членов горстки семей и их происхождения во времени.Каждое поколение персонажей развивается ровно настолько, чтобы в них можно было вложиться, и Резерферд предоставляет ровно столько информации, чтобы удовлетворить любопытство читателя, рисуя полную, реалистичную и увлекательную картину момента из жизни Лондона, главного героя. С каждой пройденной главой и поколением Характер Лондона развивается, растет, взрослеет, болит и раскрывается на глазах, как старые фотографии, которые будут говорить свое мнение.

Следовательно, это могло бы заслужить 5 звезд, однако этот читатель стал придираться к мелочам, которые не ценят ни дешевые упоминания о Пепис или Покахонтас, ни буквальную золотую загадочную концовку.При этом его Сарум следующий.

Из моих заметок:

1. Быкобой Митра. персидский бог небесного света; космический воин за чистоту и честность. Митра боролся за истину и справедливость во вселенной, где, как и во многих восточных религиях, добро и зло сошлись в равной степени и сошлись в вечной войне. Кровь убитого им легендарного быка принесла на землю жизнь и изобилие. День рождения этого восточного бога отмечался 25 декабря.

2. Это место высадки они теперь называли Лунденвик: Лунден от старого кельтского и римского названия места, Лондинос, и -вик, что означает на англосаксонском «порт» или, в данном случае, «торговый пост».

3. В англо-саксонском языке слово «остров» переводится как «глаз», слова «Челч Ай» звучат примерно как «Челси».

4. Блодмонат, месяц крови, саксы называли ноябрь. Блодмонат, когда перед зимними снегами закололи быков.

5. Гобелен из Байе — первый известный пример английской государственной пропаганды.

6. Бордели до сих пор часто известны под саксонским названием – horhus.

7. В 13 веке епископы владели и управляли большинством борделей.

8. Ломбард-стрит была названа в честь многих иммигрантов, прибывших с итальянской территории Ломбардии и обосновавшихся там.

9. Матерных женщин иногда приговаривали к ношению маленькой железной клетки, надеваемой на голову, с жестоким железным удилом, которое вставлялось в рот, чтобы обездвижить язык. Заключенные в это, непопулярные женщины будут выставлены напоказ, точно так же, как других преступников сажают в колодки.

10. В конце Войн Алой и Белой розы в Лондоне проживало около пятидесяти тысяч человек; к последним годам жизни Элизабет, в четыре раза больше.

11. В декабре 1598 года от Рождества Христова река Темза замерзла.

12. Английский эквивалент: Thierry в Terry, Mahieu в Mayhew, Crespin в Crippen, Descamps в Scamp. Их пристрастие к таким кулинарным деликатесам, как улитки, может показаться странным, но другие блюда, которые они приносили с собой, такие как суп из бычьих хвостов, вскоре стали популярны среди англичан.Приветствовались их навыки в изготовлении мебели, парфюмерии, вееров и новых модных париков.

13. Закон был мягким в отношении дуэлей. Судами управляли джентльмены, которые разбирались в этих делах. Об убийстве не могло быть и речи, поскольку по определению обе стороны соглашались на это дело.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Эвви Дрейк начинает больше

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «улюлюканьем»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

ЛОНДОН | Киркус Отзывы

к Кристин Ханна ‧ ДАТА ВЫПУСКА: 1 июля 2002 г.

Очередная немолодая мамаша в замешательстве.

После многих лет фальстартов и больших надежд суровый красивый муж Элизабет Джек, бывшая звезда футбола, только что получил место спортивного комментатора в национальных новостях. Он все еще любит ее, даже несмотря на то, что гораздо более молодые женщины бросают на него приходящие взгляды. Черт возьми, он не хочет предавать любовь всей своей жизни после того, как она помогла ему бросить наркотики и осталась с ним, даже когда он был борющимся бывшим. И не покажется ли лицемерием, если он дурачится со своей сексуальной ассистенткой, пока пишет подробный репортаж о деле об изнасиловании с участием известного баскетбольного центра? Ну, он все равно дурачится.Элизабет, по прозвищу Берди, ничего об этом не знает, но она отдаляется от Джека, когда ее запойный отец умирает от инсульта. Теперь никто больше не назовет ее «сахарной свеклой». Пора вернуться домой в Теннесси и сразиться с Анитой, этакой злобной мачехой, настолько дрянной, что она весь день носит розовые пухлые тапочки. Естественно, оказывается, что у Аниты на самом деле золотое сердце, и она знает кое-что о покойной матери Берди, о чем долгие годы замалчивали. Мама была художницей, как и Берди, и старый скандал всплывает наружу, когда Анита разворачивает яркое полотно, на котором изображен ее тайный любовник.Возможно, размышляет Бёрди, ее мать умерла от горя, так и не последовав за своей настоящей любовью и не развив свой талант. Неужели она тоже пожертвовала всем, что ей дорого? Надеясь выяснить это, Берди присоединяется к группе поддержки, которая обещает вернуть запутавшимся женщинам их страсть. Она и Джек расходятся, что вызывает у их взрослых дочерей возражение «как ты посмел». Будет ли Берди летать в своем пустом гнезде? Вернется ли она в колледж, чтобы получить степень в области искусства? Будут ли когда-нибудь продаваться ее задумчивые акварели?

История с мягким фокусом развивается вместе с несколькими сюрпризами.На этот раз Ханна избегает сложных мыльных опер своих предыдущих рассказов («Остров лета», 2001 и т. д.).

Дата публикации: 1 июля 2002 г.

ISBN: 0-345-45071-X

Количество страниц: 352

Издатель: Баллантайн

Обзор опубликован в сети: 20 мая 2010 г.

Обзоры Kirkus Выпуск: 15 мая 2002 г.

Поделитесь своим мнением об этой книге

Вам понравилась эта книга?

London — Random House Books

54 г. до н.э.

За пятьдесят четыре года до Рождества Христова, в конце холодной, звездной весенней ночи, толпа из двухсот человек стояла полукругом на берегу реки и ждал рассвета.

Прошло десять дней с тех пор, как пришли зловещие новости.

Перед ними, у кромки воды, была небольшая группа из пяти фигур. Молчаливые и неподвижные, в своих длинных серых бродах их можно было принять за множество стоячих камней. Это были друиды, и они собирались провести церемонию, которая, как надеялись, спасет остров и их мир.

Среди собравшихся на берегу реки было трое человек, каждый из которых, какие бы надежды или опасения ни питали относительно грядущей угрозы, хранил личную и страшную тайну.

Один мальчик, вторая женщина, третий очень старый мужчина.

Вдоль длинного течения реки было много священных мест. Но нигде так ясно не присутствовал дух великой реки, как в этом тихом месте.

Здесь встретились море и река. Вниз по течению, серией огромных изгибов, постоянно расширяющийся поток проходил через открытое болото, пока, примерно в десяти милях, он, наконец, не открывался в длинную воронку эстуария, идущую на восток, в холодное Северное море.Выше по течению река восхитительно извивалась между красивыми лесами и пышными ровными лугами. Но в этом месте, между двумя большими излучинами реки, лежал красивейший участок воды длиной в две с половиной мили, где река текла на восток единым величественным махом.

Это был прилив. Во время прилива, когда прибывающее в устье море меняет направление течения, эта речная дорога имеет в поперечнике тысячу ярдов; во время отлива всего триста. В центре, на полпути вдоль южного берега, где болота образовывали островки, в реку вдавалась одинокая гравийная коса, образуя мыс во время отлива и превращаясь в остров во время прилива.На вершине этой косы и стояла небольшая толпа. Напротив них, на северном берегу, лежало теперь пустынное место, носившее имя Лондинос.

Лондон. Даже сейчас, в предрассветном свете, очертания древнего места можно было ясно разглядеть над водой: два невысоких гравийных холма со сглаженными вершинами возвышались бок о бок примерно на восемьдесят футов над берегом. Между двумя холмами протекал небольшой ручеек. Слева, на западном фланге, более крупный ручей спускался к широкому заливу, прерывавшему северный берег.

На восточной стороне двух холмов когда-то стояло небольшое городище, невысокая земляная стена которого, теперь пустая, могла служить наблюдательным пунктом для судов, приближающихся со стороны устья. Западный холм иногда использовался друидами, когда они приносили в жертву быков.

И это было все, что было. Заброшенное поселение. Священное место. Центры племен находились на севере и юге. Племена, которыми правил великий вождь Кассивелаун, жили на огромных восточных участках над устьем.Племя кантиев на длинном полуострове к югу от эстуария уже дало этому региону имя Кент. Река была границей между ними, а Лондон — нейтральной полосой.

Само название было неясным. Некоторые говорили, что там жил человек по имени Лондинос; другие предположили, что это может относиться к небольшому земляному валу на восточном холме. Но никто не знал. Каким-то образом за последнюю тысячу лет место получило такое название.

Холодный ветер дул вверх по реке от устья.Был слабый резкий запах грязи и водорослей. Наверху яркая утренняя звезда начала тускнеть, когда чистое небо стало бледно-голубым.

Мальчик вздрогнул. Он простоял час и замерз. Как и большинство местных жителей, он был одет в простую шерстяную тунику до колен, стянутую на талии кожаным ремнем. Рядом с ним стояли его мать, держащая младенца, и его сестра, маленькая Бранвен, которую он держал за руку. Ибо его задачей в такие моменты было держать ее в порядке.

Он был умным, смелым человечком, темноволосым и голубоглазым, как и большинство его кельтского народа. Его звали Сеговакс, и ему было девять лет. Однако при ближайшем рассмотрении в его внешности обнаружились бы две необычные черты. На лбу, на челке, росла прядь седых волос, как будто кто-то намазал ее кисточкой с белой краской. Такие наследственные признаки можно было найти среди нескольких семей, живших в деревнях вдоль этого района реки. «Тебе не о чем беспокоиться, — сказала ему мать.«Многие женщины думают, что это признак того, что вам повезло».

Вторая особенность была куда более странной. Когда мальчик растопырил пальцы, то можно было видеть, что между ними до первого сустава был тонкий слой кожи, как перепонка на лапке утки. Это тоже было наследственной чертой, хотя и не в каждом поколении проявлялось. Как будто в далеком, первобытном времени какой-то ген в рыбоподобном прототипе человека упрямо отказывался полностью изменить свой водянистый характер и таким образом передал этот остаток своего происхождения.Действительно, своим большеглазым лицом и жилистым тельцем мальчик почему-то напоминал головастика или какого-нибудь другого маленького водного существа, быстро выживающего в бесконечных эонах времени.

Его дед также страдал этим заболеванием. «Но они срезали лишнюю кожу, когда он был младенцем», — сказал отец Сеговакса своей жене. Однако она не могла вынести мысли о ноже, так что ничего не было сделано. Мальчика это не смутило.

Сеговакс оглядел свою семью: маленькую Бранвен, с ее ласковым характером и приступами гнева, которые никто не мог контролировать; младенец на руках у матери, только начинающий ходить и бормоча первые слова; его мать бледна и странно рассеяна в последнее время.Как он их любил. Но пока он смотрел мимо друидов, его лицо расплылось в легкой улыбке. У кромки воды стоял скромный плот, возле которого стояли двое мужчин. И одним из них был его отец.

У них так много общего, отец и сын. Тот же пучок белых волос, те же большие глаза. Лицо отца, изрытое линиями складок, почти похожими на чешуйки, наводило на мысль о каком-то важном рыбоподобном существе. Он был настолько предан делу, что местные жители называли его просто Рыбаком. И хотя другие мужчины, понял Сеговакс, физически сильнее этого тихого парня с изогнутой спиной и длинными руками, никто не был добрее и решительнее.«Возможно, на него и не на что смотреть, — говорили мужчины в деревне, — но Рыбак никогда не сдается». Его мать, как знал Сеговакс, обожала отца. Он тоже.

Вот почему накануне он составил дерзкий план, который, если бы ему удалось его осуществить, вероятно, стоил бы ему жизни.

Лондон, Эдвард Резерфорд, Эдвард Резерфорд (978044

36), Best Book Reviews Откройте для себя бесплатные книги, которые вам понравятся!
Получите непревзойденные скидки на электронные книги в ваших любимых жанрах художественной или документальной литературы.Наши ежедневные электронные письма наполнены новыми и пользующимися спросом авторами, которые вам понравятся!

Обзор

London

В традициях своего феноменального бестселлера «Сарум» Эдвард Рутерферд предлагает нам масштабный роман о Лондоне, великолепное зрелище, охватывающее две тысячи лет. Он оживляет долгую и благородную историю этого яркого города через постоянно меняющиеся судьбы, судьбы и интриги полудюжины семей, начиная с эпохи Юлия Цезаря и заканчивая двадцатым веком. Поколение за поколением эти семьи олицетворяют страсть, борьбу, богатство и воодушевление величайшего города мира.. . .

Краткий обзор

Лондон

Esta arrolladora novela cuenta dos milenios de historia de una de las ciudades más fascinantes del mundo: Лондон. Desde la fundación de un pequeño asentamiento celta a los bombardeos de la Segunda Guerra Mundial, pasando por la invasion por parte de las legiones de César en el año 54 н.э., las Cruzadas, la conquista noranda, la creacion del teatro Globe en el que Shakespeare estrenaría sus obras, las voltages religiosas, el Gran Incendio, la época victoriana… cientos de historias mezclan a personajes realies y ficticios, perteneientes unas pocas sagas familyes que se perpetúan a través de los siglos. Cada episorio de London, profuso en detalles históricos, revela la riqueza, la pasión, el brío y la lucha por sobrevivir de una ciudad única.

Publishers Weekly

Подобно своему эстетическому наставнику Джеймсу Миченеру, Рутерфурд (Русска; Сарум) переносит читателей от первобытных дней к современности; здесь он сосредотачивается на последних 2000 лет человечества в островном королевстве, что проявляется в судьбе семи семей и одного древнего, постоянно развивающегося города.Такие заголовки глав, как «Башня», «Хэмптон-Корт» и «Глобус», раскрывают основную технику Резерфорда по созданию словесных диорам, которые, увы, слишком часто кажутся такими же статичными и дидактическими, как музейные экспозиции. Резерфорд уделяет самое большое внимание второстепенным фигурам в английской истории, а не великим. Вместо Шекспира — Эдмунд Мередит, драматург посредственного «Арапа»; вместо Кристофера Рена — трусливый резчик по дереву, выступающий против папизма; и есть Исаак Флеминг, создатель свадебного торта.Из-за огромного масштаба видения Резерфорда многие знаковые события, такие как Черная смерть, представлены лишь беглым взглядом, в то время как первая и последняя главы больше похожи на вежливый документальный фильм BBC, чем на надлежащую подготовку к легенде большого масштаба. . Мастерское повествование Резерфорда в конечном счете прогибается под тяжестью собственного огромного масштаба, однако читатели смогут насладиться отдельными лакомыми кусочками, такими как снимок молодого Джеффри Чосера, спасающего брошенного младенца. Читатели с воображением могут даже прийти к выводу, что большие города — это не просто места, а живые существа с сердцем и душой.Крупная реклама/промо; основной выбор BOMC; одновременный звук Random House; авторский тур. (июнь)

Об авторе, Эдвард Рутерферд

Эдвард Рутерферд родился в Солсбери, Англия, и получил образование в Уилтшире и в Кембридже. С тех пор он жил по обе стороны Атлантики, в Дублине и Нью-Йорке, но вернулся к своим корням, чтобы написать свой первый роман, пользующийся спросом Sarum , историю Солсбери. Затем последовал бестселлер Russka , широкая история России от казачьих всадников до большевистской революции.

До 1980-х годов Эдвард Рутерферд занимался бизнесом — учился в Стэнфордской школе бизнеса, работал в компании W.H. Смита и работал в центральном офисе партии тори. В детстве он был очарован романами К. С. Форестера, Хенти и историческими романами сэра Артура Конан Дойля. Его бабушка, Эвелин Винч, была известной романтической писательницей 1930-х годов. Резерфорд также находился под влиянием романов Джеймса Миченера, таких как « Завет » и « Техас », и увидел, что никто не пытался применить аналогичный подход в Соединенном Королевстве.

Резерфорд бросил свою стабильную дневную работу и провел два года, исследуя и написав Сарум . Когда работа была наполовину закончена, а средств было мало, он понял, что нужно найти агента. Он обратился к агенту Гиллу Кольриджу с несколькими главами и синопсисом. Через месяц Century купил книгу в Англии, а роман был продан с аукциона в США. Десять лет спустя Sarum все еще продаются по всему миру.

Эдвард Резерфорд в настоящее время живет за пределами Дублина, Ирландия.

Отзывы о

Лондон Отзывов пока нет. Возможно, вы можете добавить один!

Редакционные статьи

Publishers Weekly — Еженедельник издателя
Подобно своему эстетическому наставнику Джеймсу Миченеру, Рутерферд (Русска; Сарум) переносит читателей от первобытных дней к современности; здесь он сосредотачивается на последних 2000 лет человечества в островном королевстве, что проявляется в судьбе семи семей и одного древнего, постоянно развивающегося города. Такие заголовки глав, как «Башня», «Хэмптон-Корт» и «Глобус», раскрывают основную технику Резерфорда по созданию словесных диорам, которые, увы, слишком часто кажутся такими же статичными и дидактическими, как музейные экспозиции.Резерфорд уделяет самое большое внимание второстепенным фигурам в английской истории, а не великим. Вместо Шекспира — Эдмунд Мередит, драматург посредственного «Арапа»; вместо Кристофера Рена — трусливый резчик по дереву, выступающий против папизма; и есть Исаак Флеминг, создатель свадебного торта. Из-за огромного масштаба видения Резерфорда многие знаковые события, такие как Черная смерть, представлены лишь беглым взглядом, в то время как первая и последняя главы больше похожи на вежливый документальный фильм BBC, чем на надлежащую подготовку к легенде большого масштаба. .Мастерское повествование Резерфорда в конечном счете прогибается под тяжестью собственного огромного масштаба, однако читатели смогут насладиться отдельными лакомыми кусочками, такими как снимок молодого Джеффри Чосера, спасающего брошенного младенца. Читатели с воображением могут даже прийти к выводу, что большие города — это не просто места, а живые существа с сердцем и душой. Крупная реклама/промо; основной выбор BOMC; одновременный звук Random House; авторский тур. (Июнь)

Журнал библиотеки
Как свидетельствуют его предыдущие исторические романы «Русска» (LJ 01.09.91) и Sarum (LJ 15.09.87), Рутерферд не дрогнул перед вызовом.Обернуть 2000 лет в 800-страничной книге? Без проблем. Эта всеобъемлющая вымышленная история Лондона рассказывается через опыт группы разных семей, которые на протяжении поколений встречаются, смешиваются, вступают в брак и враждуют. Начиная с доисторических времен и продолжая до наших дней, Резерфорд сочетает геологические детали, исторические события, реальных людей и своих вымышленных персонажей, чтобы оживить Лондон. Написание меняется от приземленного к дидактическому, и читателям рекомендуется перечислять персонажей по мере их знакомства.Бурное историческое путешествие Резерфорда — подходящая покупка для всех коллекций. [Предварительный просмотр в Prepub Alert, LJ 15.02.97.] Нэнси Перл, Washington Ctr. для книги, Сиэтл

Журнал школьной библиотеки
YA — Конечно, не для слабонервных, этот более чем 800-страничный роман по истории Лондона соответствует форме автора. Резерфорд так искусно переплетает детализированные вымыслы и факты, что молодым специалистам, возможно, придется обратиться к справочникам, чтобы проверить, что есть что. По сути, история представляет собой эволюцию Лондона от торгового поста до резиденции Империи и семей, которые жили этой историей.Через приключения и повседневную жизнь этих персонажей можно отправиться в шекспировский театр «Глобус», ухаживать за больными чумой с доктором Ричардом Мередитом, присутствовать на повешении в тюрьме Ньюгейт, оплакивать потерю жизни и конечностей из-за «божьего огня», посетить таверны с Чосером и его паломниками, а также получить другие впечатления в этом захватывающем городе. Специальная книга для читателей, у которых есть живой интерес к истории и желание закончить ее и поразмышлять над ней. Идеальный выбор для летнего перерыва или зимних каникул.— Кэрол Кларк, средняя школа Р. Э. Ли, Спрингфилд, Вирджиния.

Kirkus Reviews
Rutherfurd, довольно подробно отметивший рост английского соборного города (Sarum, 1987) и бурную историю России (Russka, 1991), предлагает масштабный обзор долгой истории Лондона в художественной форме. Как и работы его вероятного вдохновителя, Джеймса Миченера, романы Резерферда отличаются замечательным исследованием и движущим сюжетом. Это последнее следует за ростом Лондона от его происхождения как кельтского лагеря до его превращения в римскую столицу в Британии и его долгого восхождения к превосходству в качестве величайшего города Англии (и, на какое-то время, мира).С частными (и довольно мелодраматическими) приключениями полудюжины семей на протяжении 2000 лет переплетается большинство событий, сформировавших Англию (от норманнского вторжения до Битвы за Британию). Об этих инцидентах, как правило, объявляют знаменательно («Началось великое крестьянское восстание в Англии»), и персонажи, чтобы заполнить исторический фон, иногда произносят речи, наполненные тревожным (и маловероятным) количеством информации. Обязательные камеи есть у всех, от Шекспира до Диккенса.Тем не менее, это энергичное, красочное повествование, приятное, хотя и неудивительное развлечение.

Читать онлайн Лондон Читать бесплатно Роман

  «Немногие литературные романы рассказывают нам так много об истории современного человека или несут такую ​​благотворительность» Daily Telegraph

 Лондон, возможно, имеет самую замечательную историю из всех городов мира. Теперь его история имеет уникальный голос. В этом эпическом романе Эдвард Резерфорд отправляет читателя в великолепное путешествие через шестнадцать столетий от дней римлян до викторианских инженеров Тауэрского моста и эпохи развития Докленда сегодня.Благодаря жизням и приключениям своих красочных персонажей он незабываемо воплощает в жизнь все богатство лондонского прошлого.

  «Лондон может увлечь вас историей на всю жизнь… 800 страниц захватывающего дух ожидания, пиратских приключений и страстных рассказов о любви и войне, действие которых происходит в Лондоне с момента зарождения времен до наших дней» The Times

  ‘Новый великий роман Эдварда Резерфорда сплетает воедино великие события английской истории … он добивается замечательных эффектов’ New York Times

  Эта электронная книга защищена авторским правом и не может быть скопирована, воспроизведена, передана, распространена, сдана в аренду, лицензирована либо публично исполняться или использоваться каким-либо образом, за исключением случаев, когда это прямо разрешено издателями в письменной форме, разрешено условиями, на которых оно было приобретено, или строго разрешено применимым законодательством об авторском праве.Любое несанкционированное распространение или использование этого текста может быть прямым нарушением прав автора и издателя, и виновные лица могут нести соответствующую ответственность по закону.

версия 1.0

EPUB ISBN 978140

91

www.randomhouse.co.uk

переиздается в Соединенном Королевстве на arrow книги в 2010 году

1 3 5 7 9 10 8 6 4 2

Copyright © Edward Rutherfurd 1997

 Эдвард Резерфорд заявил о своем праве в соответствии с Законом об авторских правах, промышленных образцах и патентах 1988 года быть идентифицированным как автор этой работы.

  Этот роман является художественным произведением. Имена и персонажи являются продуктом воображения автора, и любое сходство с реальными людьми, живыми или мертвыми, является полностью случайным. , сдана в аренду или иным образом распространяется без предварительного согласия издателя в любой форме переплета или обложки, отличной от той, в которой она опубликована, и без аналогичных условий, включая это условие, налагаемых на последующего покупателя

  Впервые опубликовано в Соединенных Штатах Kingdom in 1997 by Century

Arrow Books

The Random House Group Limited

20 Vauxhall Bridge Road, London, SW1V 2SA

Адреса компаний The Random House Group Limited можно найти по адресу: www.randomhouse.co.uk/offices.htm

  The Random House Group Limited Рег. № 954009

www.rbooks.co.uk

CIP-каталог Запись для этой книги

доступна из Британской библиотеки

ISBN 9780099551379

Содержание

Обложка

О книге

Название

Авторское право

посвящение

О компании

О компании

и Edward Rutherfurd

Карты

Preficate

River

Londinium

The Rood

Conqueror

Tower

Saint

мэр

Whorehouse

Лондонский мост

Hampton Court

Hampton Court

Глобус

Божий огонь

Лондон

ST Paul’s

Gin Lane

Lavender Hill

Crystal Palace

Chribal Sark

Surfragette

Блиц

9000 4   Река

  Благодарности

  Эта книга посвящена кураторам и сотрудникам

  Лондонского музея, где история оживает.

  ЛОНДОН

  Эдвард Резерфорд родился в Солсбери, графство Уилтшир, и получил образование в Кембриджском и Стэнфордском университетах в Калифорнии. Его первая книга «Сарум» была основана на истории Солсбери. «Лондон», «Русска», «Лес», «Дублин», «Пробуждение Ирландии» и «Нью-Йорк» основаны на тщательно изученных деталях социальной истории. Эдвард Резерфорд провел большую часть последних тридцати лет, живя в Нью-Йорке и Коннетикуте. У него есть жена-американка и двое детей, получивших образование в Америке, и он работал в совете кооператива в Нью-Йорке.

также доступен в Edward Rutherfurd

SARUM

RUSSKA

The Forest

Дублин

Ирландия Пробуждение

New York

Preface

Лондон, в первую очередь, в первую очередь, роман. Все семьи, о судьбе которых следует рассказ, от Дакетов до семьи Пенни, вымышлены, как и их отдельные роли во всех описываемых исторических событиях.

  Следя за историей этих воображаемых семей на протяжении веков, я пытался поместить их среди людей и событий, которые либо существовали, либо могли бы произойти.Иногда приходилось выдумывать исторические подробности. Мы, вероятно, никогда не узнаем, например, точное место, где Юлий Цезарь пересек Темзу: по крайней мере, этому автору место современного Вестминстера кажется наиболее логичным. Точно так же, хотя мы знаем политические обстоятельства, при которых епископом Меллитом в 604 году был основан собор Святого Павла, я не стеснялся делать собственные предположения относительно точной ситуации в Саксонском Лунденвике в то время. Гораздо позже, в 1830 году, я изобрел избирательный округ Сент-Панкрас, чтобы мои персонажи могли участвовать в выборах того же года.

  Но в целом, начиная с норманнского завоевания, сохранилось такое богатое количество сведений не только об истории Лондона, но и о жизни бесчисленного множества граждан, что автор не испытывает недостатка в деталях и нуждается только в время, чтобы внести небольшие коррективы в сложные события, чтобы помочь повествованию.

Главные здания и церкви Лондона почти всегда сохраняли свои названия без изменений. Многие улицы тоже сохранили свои названия с саксонских времен.Там, где имена изменились, это либо объясняется по ходу рассказа; или, если это сбивает с толку, я просто использовал имя, под которым они наиболее известны сегодня.

  Изобретения, относящиеся к роману, следующие: торговая фактория сакса Кердика расположена примерно на месте современного отеля «Савой»; можно предположить, что дом под знаком Быка ниже Сент-Мэри-ле-Боу стоит на месте таверны Уильямсона или рядом с ним; церковь Святого Лаврентия Сильверсливза возле Уотлинг-стрит могла быть любой из нескольких небольших церквей в этом районе, исчезнувших после Великого пожара; Собачья Голова могла быть одним из десятков борделей на Бэнксайде.

  Однако я позволил себе разместить арку на месте сегодняшней Мраморной арки, в те дни, когда это была римская транспортная развязка. Не исключено, что такая арка действительно существовала – но ее остатки до сих пор не найдены!

  Из вымышленных семей в истории Доггет и Дакет — довольно распространенные имена, часто встречающиеся в истории Лондона. Реальные люди, носящие эти имена, — в частности, знаменитый Доггет, устроивший на Темзе гонки Доггетс Пальто и Значки, — иногда упоминаются в тексте и четко отличаются от воображаемых семей.Происхождение имен вымышленных семей и их наследственных физических признаков, конечно, полностью выдумано для целей романа.

 Бык – обычное английское имя; Плотник — типичная профессия, такая же, как пекарь, маляр, портной и десятки других. Читатели моего романа «Сарум» могут признать, что Плотники — родственники масонов в этой книге. Флеминг — еще одно часто встречающееся имя, предположительно указывающее на фламандское происхождение. Мередит — валлийское имя, а Пенни может быть, хотя и не обязательно, гугенотом.Более редкое имя Барникель, которое также встречается в Саруме, вероятно, викинг, и его происхождение связано с очаровательной легендой. Диккенс использовал это имя (Барнакл), но довольно уничижительно. Я надеюсь, что сделал

немного лучше для них.

  Однако имя Сильверсливс и длинноносая семья этого имени полностью выдуманы. В средние века было гораздо больше этих восхитительных и описательных имен, которые, к сожалению, в основном вымерли.Silversleeves призван представлять эту старую традицию.

  Писатель, готовящий роман о Лондоне, сталкивается с одной огромной трудностью: материала так много и такой замечательный. У каждого лондонца есть любимый уголок города. Снова и снова соблазнялись теми или иными увлекательными историческими путями. Едва ли найдется приход в Лондоне, который не мог бы предоставить материал для такой книги. Тот факт, что Лондон в значительной степени является историей Англии, побудил меня предпочесть одни места другим; но я могу только надеяться, что мой выбор не окажется слишком разочаровывающим для многих, кто знает и любит этот чудеснейший из городов.

 РЕКА

  Много раз с тех пор, как Земля была молода, это место находилось под водой.

  Четыреста миллионов лет назад, когда континенты располагались в совершенно иной конфигурации, остров был частью небольшого мыса на северо-западной окраине огромного бесформенного массива суши. Мыс, одиноко выступавший в великий мировой океан, был пустынным. Ни один глаз, кроме глаза Бога, не видел этого. Ни одно существо не двигалось по земле; птицы не взошли на небо, и даже рыбы в море не было.

  В это отдаленное время в юго-восточном углу мыса уходящее море оставило после себя голую местность из толстого темного сланца. Он лежал безмолвный и пустой, как поверхность какой-то неизведанной планеты, серая скала кое-где прерывалась лишь неглубокими лужами воды. Под этим слоем сланца, глубоко в земле, еще более древние давления подняли плавно спускающийся гребень высотой около двух тысяч футов, который пересекал ландшафт, как огромный волнорез.

  И так долго оставалось место, серое и безмолвное, столь же неизвестное, как бесконечная пустота до рождения.

  В последующие восемь геологических периодов, в течение которых континенты перемещались, формировалась большая часть горных хребтов Земли, и постепенно развивалась жизнь, никакие движения Земли не нарушали места, где лежал сланцевый хребет. Но моря приходили и отходили от него много раз. Некоторые из них были холодными, некоторые теплыми. Каждый оставался там в течение многих миллионов лет. И всегда они откладывали отложения толщиной в сотни футов, так что, в конце концов, сланцевая гряда, какой бы высокой она ни была, покрылась, сгладилась и погреблась глубоко под землей, почти без намека на то, что она существовала.

  По мере того, как жизнь на Земле начала расцветать, когда растения покрывали ее поверхность, а ее воды кишели существами, планета начала добавлять дополнительные слои, сформированные из этой новой органической жизни, которую она породила. Одно большое море, отошедшее примерно во время вымирания динозавров, выпустило из своей рыбы и планктона такое чудовищное количество детрита, что образовавшийся мел покрыл большую часть южной Англии и северной Франции на глубину около трехсот футов.

  Так возник новый ландшафт над тем местом, где лежал погребенный древний хребет.

  Это была совершенно другая форма. Здесь по мере того, как приходили и уходили другие моря, а огромные речные системы из внутренних районов вытекали через этот угол мыса, меловое покрытие превратилось в широкую и неглубокую долину примерно в двадцать миль в поперечнике, с гребнями на север и юг, выходившими наружу. огромной буквой V на восток. В результате этих различных наводнений появились новые отложения гравия и песка, а одно из них, тропическое море, оставило толстый слой мягких отложений в центре долины, которые однажды станут известны как лондонская глина.Эти наводнения и отводы также привели к тому, что эти более поздние отложения превратились в новые, несколько меньшие хребты в пределах великого мела V.

Таким местом должен был быть Лондон около миллиона лет назад.

  Человека по-прежнему не было видно. Миллион лет назад, хотя он и ходил на двух ногах, его череп все еще был как у обезьяны. И прежде чем он появился, должен был начаться один великий процесс.

  Ледниковый период.

  Не образование мерзлых слоев на Земле изменило землю, а их прекращение.Каждый раз, когда лед начинал таять, наполненные льдом реки начинали бурлить, и громадные ледники, как медлительные геологические бульдозеры, вырывали долины, сдирали холмы и смывали гравий, заполнивший русла рек, созданные их водами.

  За время всех достижений на сегодняшний день небольшой северо-западный мыс великого евразийского континента лишь частично был покрыт льдом. В наибольшей степени ледяная стена заканчивалась как раз вдоль северного края длинного мела V. Но когда она достигла этого места около полумиллиона лет назад, это привело к одному важному результату.

  В это время большая река текла на восток от центра мыса и проходила несколько севернее длинного мела V. Однако, когда наступающие льды стали преграждать ей путь, помешали, холодные бурлящие речные воды искали другой выход, и примерно в сорока милях к западу от того места, где лежал сланцевый гребень, они прорвались через слабое место в длинном меловом гребне, образовав узкое ущелье, известное сегодня как Геринг-Гэп, и хлынули на восток вниз по центру V который был так прекрасно сформирован, чтобы принять их.

  Так родилась река.

  Где-то во время этих более поздних приходов и уходов льда появился Человек. Датировка неопределенна. Даже после того, как река прошла через Геринг-Гэп, неандертальцу еще предстояло развиваться. Только в последний ледниковый период, немногим более ста тысяч лет назад, человек, каким мы его знаем, эволюционировал. В какой-то момент во время отступления ледяной стены он перебрался в долину.

  Наконец, чуть менее десяти тысяч лет назад, воды растворившейся арктической ледяной шапки хлынули вниз, затопив равнину на восточной стороне мыса.Прорезав меловые хребты в форме большой буквы J, они смыли прямо вокруг основания мыса в узкий канал, идущий на запад к Атлантике.

  Таким образом, подобно некоторому северному Ноеву ковчегу после Потопа, маленький мыс превратился в остров, свободный, но навсегда брошенный на якорь, недалеко от побережья большого континента, которому он принадлежал. На западе Атлантический океан; на востоке холодное Северное море; вдоль его южного края, где высокие меловые скалы смотрели на ближайший континент, узкий Ла-Манш.Так в окружении этих северных морей начался остров Британия.

  Великий мел V, таким образом, вел уже не к восточной равнине, а к открытому морю. Его длинная воронка стала эстуарием. На восточной стороне эстуария меловые хребты отклонялись на север, оставляя на своем восточном фланге огромную полосу низменных лесов и болот. С южной стороны длинный полуостров с высокими меловыми хребтами и плодородными долинами вздымался примерно на семьдесят миль, образуя юго-восточную оконечность острова.

  У этого устья была одна особенность. С приходом морского прилива он не только задержал отток из реки, но и фактически обратил его вспять, так что во время прилива воды вспахивали сужающуюся воронку эстуария и значительное расстояние вверх по реке, создавая огромный избыток воды. громкость в канале; когда морской прилив отступил, эти воды снова быстро утекли. Результатом стал сильный приливно-отливный поток в низовьях реки с разницей более чем в десять футов между отметками прилива и отлива.Это была система, которая продолжалась на многие мили вверх по течению.

  Человек уже был там, когда произошло это разделение острова, и другие люди пересекли узкие, хотя и опасные, моря на остров в последующие тысячелетия. В это время фактически началась история человечества.

  54 г. до н.э.

  За пятьдесят четыре года до Рождества Христова, в конце холодной, звездной весенней ночи, толпа из двухсот человек стояла полукругом на берегу реки и ждала рассвета .

  Прошло десять дней с тех пор, как пришли зловещие новости.

  Перед ними, у кромки воды, стояла небольшая группа из пяти фигур. Молчаливые и неподвижные, в своих длинных серых одеждах их можно было принять за множество стоячих камней. Это были друиды, и они собирались провести церемонию, которая, как надеялись, спасет остров и их мир.

  Среди собравшихся на берегу реки было трое человек, каждый из которых, какие бы надежды или опасения ни питали относительно предстоящей угрозы, хранил личную и страшную тайну.

  Один мальчик, второй

женщина, третий очень старый мужчина.

 Вдоль длинного течения реки было много священных мест. Но нигде так ясно не присутствовал дух великой реки, как в этом тихом месте.

  Здесь встречаются море и река. Вниз по течению, серией огромных изгибов, постоянно расширяющийся поток проходил через открытое болото, пока, примерно в десяти милях, он, наконец, не открывался в длинную воронку эстуария, идущую на восток, в холодное Северное море.Выше по течению река восхитительно извивалась между красивыми лесами и пышными ровными лугами. Но в этом месте, между двумя большими излучинами реки, лежал красивейший участок воды длиной в две с половиной мили, где река текла на восток одним величественным махом.

  Было приливно. Во время прилива, когда прибывающее в устье море меняет направление течения, эта речная дорога имеет в поперечнике тысячу ярдов; во время отлива всего триста. В центре, на полпути вдоль южного берега, где болота образовывали островки, в реку вдавалась единственная гравийная коса, образуя мыс при отливе и превращаясь в остров во время прилива.На вершине этой косы и стояла небольшая толпа. Напротив них, на северном берегу, лежало теперь пустынное место, носившее имя Лондинос.

 Лондинос. Даже сейчас, в предрассветном свете, очертания древнего места можно было ясно разглядеть над водой: два невысоких гравийных холма со сглаженными вершинами возвышались бок о бок примерно на восемьдесят футов над берегом. Между двумя холмами протекал небольшой ручеек. Слева, на западном фланге, более крупный ручей спускался к широкому заливу, прерывавшему северный берег.


Edward Rutherfurd Books in Order (автор Sarum, The Dublin Saga, Китай)

Последнее обновление 2 недели назад. Все книги Эдварда Рутерферда!

Кто такой Эдвард Рутерферд?

Фрэнсис Эдвард Уинтл родился в Солсбери, Англия, в 1948 году. Эдвард Рутерферд пишет эпические исторические романы. В своих книгах он описывает историю места через призму четырех-шести вымышленных семей.

Эдвард Резерфорд не сразу стал писателем.После окончания университета он работал в сфере политических исследований, книготорговли и издательского дела. В 1983 году он решил оставить свою карьеру, чтобы работать над своим первым романом «Сарум», мгновенно ставшим международным бестселлером. Его книги были проданы тиражом более пятнадцати миллионов экземпляров и переведены на двадцать языков.

Эдвард Резерферд Книги в порядке:

Дублинская сага

  1. Дублин: Фонд (также называемый Принцы Ирландии ) — История народа Ирландии в фокусе столицы острова.Эпос начинается в дохристианской Ирландии во время правления свирепых и могущественных верховных королей в Таре с рассказа о двух влюбленных, принцесе Коналле и очаровательной Дейрдре, чьи страдания перекликаются с древней кельтской легендой о Кухулине.
  2. Ирландия: Пробуждение (также называется Повстанцы Ирландии ) — Это продолжение берет историю Ирландии с семнадцатого века и далее, начиная с Реформации, а вместе с ней и разрушительного прибытия Оливера Кромвеля.Кромвель возвещает начало двухсотлетнего протестантского господства, в течение которого многие ирландцы были доведены до нищеты и обездолены. Дублин становится протестантской столицей, а католики становятся низшим классом.

Отдельные романы

  1. Сарум: Роман об Англии — Этот богатый гобелен сплетает захватывающую сагу о пяти семьях — Уилсонах, Масонах, семье Портеусов, Шокли и Годфри, которые отражают меняющийся характер Британии.Поскольку их судьбы и состояния переплетаются на протяжении веков, их великие судьбы предлагают захватывающий взгляд в будущее.
  2. Русска: Роман о России — От русской зари и жестоких татарских нашествий до Ивана Грозного и диких казаков, от Петра, Екатерины и времен Войны и мира до драмы Революции и чрезвычайных событий современности – вот история России – история, воссозданная с подробностями и страстью.
  3. Лондон  — Сага о постоянно меняющихся судьбах, судьбах и интригах полудюжины семей, начиная с эпохи Юлия Цезаря и заканчивая двадцатым веком.Поколение за поколением эти семьи олицетворяют страсть, борьбу, богатство и воодушевление величайшего города Старого Света.
  4. Лес — Обширный фолиант, сочетающий факты и вымысел и охватывающий 900 лет истории Нью-Фореста, лесного массива площадью 100 000 акров на юге Англии. . .

 

  1. Нью-Йорк — От пустынного величия Нового Света до небоскребов Города, который никогда не спит, от интимных подробностей давно забытых жизней до тех, кто живет сегодня с головокружительной скоростью, это история Нью-Йорка через набор вымышленных и реальных персонажей, чьи судьбы переплетаются в взлете и падении, падении и подъеме состояния города.
  2. Париж — Вдохновленный захватывающей и страстной историей города огней, этот эпический роман сплетает захватывающую историю четырех семей на протяжении столетий: от лжи, порождающей благородный род де Лебедей, до революционеров Ле Сур, которые ищут их разрушение; от Бланшаров, чья буржуазная респектабельность плохо защищает от скандала, до трудолюбивых гасконцев с их стремительными амбициями.
  3. Китай — Китай в девятнадцатом веке: гордая и древняя империя, запретная для иностранцев.Западу больше всего на свете нужен китайский чай, но ему не хватает серебра, чтобы купить его. Вместо этого западные авантюристы в обмен прибегают к контрабанде опиума. Император Цин не позволит своему народу погрузиться в зависимость. Вице-короля Лина отправляют в эпицентр торговли опиумом, Кантон, чтобы остановить ее. Начинаются Опиумные войны, предвещающие период кровавых военных поражений, репараций и односторонних договоров, который станет известен как Век Унижения. От Гонконга до Пекина и Великой китайской стены, от экзотических чудес Летнего дворца и Запретного города до убогих деревенских лачуг — драматическая борьба бушует по всему Поднебесной.Это история китайцев, высоких и низких, и жителей Запада, которые пришли эксплуатировать богатства своей древней земли и культуры.

Если вам нравятся книги Эдварда Рутерферда, вы также можете ознакомиться с нашим порядком чтения Конна Иггулдена или работами Кена Фоллетта.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.