Джонатан свифт что написал: Лучшие книги Джонатана Свифта

Содержание

Джонатан Свифт. Сатирические поэмы и романы. Книговоз

(30 ноября 1667 – 19 октября 1745 года) Джонатан Свифт – англо-ирландский писатель, издававший, преимущественно, сатирические романы, притчи и поэмы. Занимался активной политической деятельностью, имел сан в англиканской церкви. Наибольшую славу автору принес остроумный роман в трех томах «Путешествия Гулливера». Первая его публикация в 1726 году была цензурирована. Всегда писал под псевдонимом или без указания авторства, однако слог Свифта был настолько узнаваем, что читатель, знакомый с творчеством, мог без труда раскрыть его инкогнито. За годы литературной деятельности написал огромное количество политических памфлетов и резких сатирических поэм. Автора любили и уважали в Ирландии. Несмотря на английское происхождение, Свифт был ярым защитником простого ирландского народа.

Поэт, публицист, писатель и общественный деятель Джонатан Свифт родился в ноябре 1667 года в Дублине. Учился в колледже Святой Троицы, работал секретарем у В. Темпля. Во время службы написал свои первые произведения – «Битва книг» и «Сказка бочки», которые в 1704 году вышли в печать. После смерти Темпля Джонатан становится священником, а затем деканом собора св. Патрика.

Свифт ведет активную общественную деятельность, публикует статьи и памфлеты. В 1714 году эмигрирует во Францию, а в 20-е годы начинает писать «Путешествия Гулливера». Книги о путешествиях Гулливера стали центральными в творчестве писателя. Первые два тома были напечатаны без указания имени автора в 1726 году, а оставшиеся два увидели свет спустя год. Книги пользуются невиданным успехом, их трижды переиздают в течение нескольких месяцев, начинают переводить на иностранные языки. В 1729 году Джонатану Свифту присваивают звание почетного гражданина Дублина, его популярность продолжает расти.

Писатель перенес инсульт в 1742 году, вследствие чего частично утратил умственные способности, потерял речь и был признан недееспособным. Джонатан Свифт умер в октябре 1745 года.

НЕПОНЯТЫЙ ДЖОНАТАН СВИФТ. Вербное воскресенье

НЕПОНЯТЫЙ ДЖОНАТАН СВИФТ

Как думаете, возможно ли для человека моего положения писать плохо настолько, чтобы редактор забраковал мой текст? Да, возможно. Конечно, придется потрудиться. Поскольку в этой книге собраны плоды моего тщеславия, я решил вставить в нее один пример подобной работы. Это статья про Джонатана Свифта, которую я написал в качестве предисловия к новому изданию «Путешествий Гулливера».

Возражения издателя состояли в том, что я преподнес Свифта слишком сентиментальным, потому, видимо, что поленился детально ознакомиться с его биографией. Вот что ему так не понравилось:

«Ступай, путник, и подражай, если можешь, тому, кто мужественно боролся за дело свободы», — гласит в переводе с латыни его эпитафия. Джонатан Свифт (1667–1745), англиканский священник, сам написал так о своей длинной жизни. Он похоронен рядом с женой в дублинском соборе Святого Патрика, где служил настоятелем последние тридцать два года своей жизни.

Именно в Дублине он написал «Путешествия Гулливера», книгу, которая по масштабам поспорит с любым собором. Назначение в собор Святого Патрика разочаровало его. Он надеялся получить епископство в Англии. Но, по словам исследователя его творчества Рикардо Кинтаны, случилось так, что Свифт стал «первейшим гражданином Дублина и самым патриотичным настоятелем в Ирландии». Невозможно представить, чтобы в нашем тонкокожем обидчивом обществе такой яростный сатирик стал бы настоятелем собора и уважаемой общественной фигурой.

«Путешествия Гулливера» он начал писать приблизительно в том же возрасте, что я сейчас, в пятьдесят четыре, а закончил в шестьдесят лет. Тогда он уже был широко известен как один из самых смешных и язвительных авторов своего времени и всех времен вообще. При этом идеи его работ сохраняли неизменную серьезность, поэтому я предполагаю, что «Путешествия Гулливера» можно читать как серию крайне важных проповедей, сочиненных в эпоху кризиса христианских ценностей, который все еще продолжается.

Кризис, по моему мнению, заключается вот в чем: взрослые христиане больше не собираются считать себя маленькими божьими овечками.

Свифт умер до изобретения паровой машины, стального плуга или Конституции США, если на то пошло. Однако он уже знал про микроскопы, телескопы и дифференциальное исчисление, про гарвеевскую теорию циркуляции крови, ньютоновские законы движения и другие новшества. Все это заставляло подозревать, что естественный порядок вещей, загадочный и непоколебимый, на деле вдруг окажется поразительным механизмом, который можно изучать, который можно даже разбирать на части и собирать воедино. Человеческое знание постепенно обретало способности менять жизнь в таком масштабе, который раньше был доступен только армиям и природным катаклизмам. Поэтому первый гражданин Дублина решил, что нам нужно по-новому, без сантиментов, ради блага Вселенной, взглянуть на обезьян, которые вдруг посягнули на мысли такого масштаба. Вот ведь бараны!

В «Путешествиях Гулливера» Свифт ставит столь высокую планку трезвого и безжалостного взгляда на людей, что соперничать с ней может, пожалуй, только военный опыт, и то частично. Он уменьшает нас, мочится на нас, увеличивает нас и заглядывает в наши самые тошнотворные глубины, заставляет нас показывать нашу глупость и ненадежность, делает ужасно старыми. На страницах своей книги Свифт ставит над нами унизительные эксперименты, плод его богатого воображения. Что мы узнаем из этих, достойных Освенцима, экспериментов? Лишь одно, если верить герою Свифта, капитану Гулливеру: мы невероятно отвратительны. Мы точно знаем, что, слава Богу, это не мнение самого Свифта, ведь он, позволяя Гулливеру утверждать, что мы не лучше блевотины, объявляет Гулливера безумцем. Это выражается и в гулливеровском восхищении лошадьми, к которым сам Свифт не испытывал ничего, кроме спокойной симпатии. Гулливер перестал быть надежным свидетелем, каким был в первой главе.

Моя школьная учительница уверяла нас, что нужно быть чуточку сумасшедшим, чтобы так сильно подчеркивать человеческую мерзость, как это делал Свифт. А ведь он завел эту волынку задолго до того, как Гулливер сошел с ума. Если бы она была еще жива, я бы сказал ей сейчас, что волынка эта играет так громко, что становится нелепой, и нелепость эта осознанная — Свифт преподает нам урок не менее важный, чем отказ быть овцами. Он показывает, что наша готовность с отвращением относиться к себе и к другим не способствует сохранению цивилизации, как кажется многим людям. Отвращение на самом деле сильно вредит здравому смыслу, оно может заставить нас предать собственные интересы, может свести с ума.

Свифт не развивает эту тему, за него это сделала история последних ста с лишним лет. Что позволило цивилизованным людям строить и наполнять другими людьми концентрационные лагеря? Отвращение. Что заставляет их бомбить незащищенные города, пытать заключенных, избивать собственных жен и детей или вышибать себе мозги? Отвращение. Да. Мне кажется, что «Путешествия Гулливера» — замечательная попытка вкатить нам сверхдозу отвращения, чтобы мы получили иммунитет к этой опаснейшей болезни.

Эта редакция «Путешествий Гулливера» основана на издании 1971 года, редактором которого был Пол Тернер, профессор английской литературы в Оксфорде. Прежнее издание было полнее, там было предисловие и сотни интересных редакторских примечаний. Всем, кто хотел бы больше узнать о параллелях между сюжетом и приключениями самого Свифта, я рекомендую оксфордское издание. Мистер Тернер размышляет о правдоподобии бесконечных выдумок капитана Гулливера. К примеру, он пишет: «Один фут в Лилипутии соответствует одному дюйму нашего мира. Могг указывает на некоторые биологические ограничения: у лилипута кора головного мозга (средоточие интеллекта) намного меньше, чем у шимпанзе; на его голове не поместятся нормальные глаза; ему придется потреблять в восемь раз больше калорий на единицу веса, чем нормальному человеку, — двадцать четыре приема пищи в день вместо трех». По поводу великанов Бробдингнега он вновь ссылается на Могга, «который назвал двадцатиметрового человека „инженерно невозможным“. Для того чтобы выдерживать его вес (около девяноста тонн), придется значительно изменить скелет: укоротить ноги, уменьшить голову, сделать более массивной шею и крупнее туловище (чтобы уместились внутренние органы столь огромной машины)».

И так далее.

У издателей подобной, лишенной примечаний и сносок, версии «Путешествий» есть, конечно, свое оправдание. Они говорят, что автор, как все другие авторы, желал, чтобы его книгу любили саму по себе. Если дух Джонатана Свифта витает сейчас где-то неподалеку, он, должно быть, возмущен тем, что я, как йеху, примазался к его тексту. Я прошу прощения. Грех мой прежде всего в том, что я тщеславно осмелился поставить свое имя рядом с именем Свифта. Но не меньший грех — я не смог передать, сколько ярости, радости и иррациональности потребовало создание этого шедевра. Восхваляя здравый смысл «Путешествий Гулливера», я представил эту книгу слишком здравой.

Произведения Джонатана Свифта в собрании редких книг «Парка Монрепо»

Среди редких изданий, поступивших в книжное собрание музея-заповедника «Парк Монрепо» из Публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина, хранится три книги выдающегося английского (ирландского) писателя-сатирика, поэта, философа, публициста и политического деятеля Джонатана Свифта (1667–1745). Книги изданы на разных языках и в разные годы: «Сатирические и серьёзные произведения» на немецком языке (Гамбург и Лейпциг, 1760 г.), «Путешествия Гулливера» на русском языке (СПб., 1902 г.; в серии «Домашняя  библиотека») и на английском (Лондон, б/г издания).

Джонатан Свифт (англ. Jonathan Swift) родился в Дублине, в семье мелкого судейского чиновника, который умер за два месяца до рождения ребёнка. Мать Свифта приложила все свои силы, чтобы дать сыну достойное образование. Она отдала его на воспитание в семью брата мужа, Годвина Свифта, весьма зажиточного адвоката, что позволило Джонатану закончить одну из лучших школ в Ирландии того времени – Kilkenny (1674–1682), а затем – Тринити-колледж Дублинского университета (1682–1688) и получить степень бакалавра по гуманитарным наукам (1686). Довершить учение и получить степень магистра помешали ирландские беспорядки 1688–1689 годов:  пришлось перебраться в Англию и начать всё заново.

В Англии мать помогает сыну устроиться к своему дальнему родственнику, отставному дипломату, видному английскому государственному деятелю 1660–1680-х гг. сэру Уильяму Темплу, который поначалу из милости взял бедного юношу библиотекарем, а затем, оценив его таланты, приблизил к себе в качестве секретаря и доверенного лица. В усадьбе Мур-Парк, которой владел сэр У. Темпл, протекли самые счастливые, по выражению самого Свифта, десять лет его жизни. Здесь в распоряжении Свифта – неутомимого читателя – было богатое собрание книг, особенно французских: Рабле, Монтень, Ларошфуко стали его любимейшими авторами. Под влиянием Темпла он сам начинает писать, сначала стихи и короткие эссе; готовит к публикации мемуары своего покровителя. Но в 1699 году У. Темпл умирает и теперь Свифту приходится рассчитывать только на себя.

В этот же период он становится священником англиканской церкви (1695), а степень доктора богословия Свифт получил в Оксфорде в 1701 году. Он находит работу в маленькой общине, в 20 милях от Дублина, и следующие 10 лет Свифт проповедует, присматривает за домом, предоставленным ему церковью и занимается садоводством. Но получение сана священника никак не противоречило проявившейся в нём склонности к литературному сочинительству.

В 1696 году Свифт начинает писать притчи «Сказка бочки» и «Битва книг», а также сатирические памфлеты. Один из первых памфлетов назывался «Рассуждения о спорах и разногласиях между Афинами и Римом» (1701), (англ. «A Discourseonthe Contestsand Dissentionsin Athensand Rome»), где он строго и доходчиво проанализировал партийную свару как симптом пришествия демократической тирании, которая ничуть не лучше тирании аристократической. Именно в сатире точно определился характер его писательского дарования, недаром в своё время Свифта характеризовали как «мастера политического памфлета».

Памфлет «Сказка бочки» представлял собой своего рода сатирическую энциклопедию английской интеллектуальной жизни конца XVII века. В этой притче борьба католической, англиканской и пуританской церквей изображена в духе пародийного «жития». «Бочку», которая очень быстро стала популярной в обществе, жестоко осуждали в церкви Англии, считая, что Свифт подверг критике религию, но на самом деле автор всего лишь пародировал гордость.

В памфлете «Битва книг», выступив в литературной полемике о сравнительных достоинствах античной и современной словесности, Свифт показал себя сокрушительным полемистом, мастером пародийного слога и убийственной иронии. Памфлет представляет собой оживлённое блистательной игрой воображения язвительное обличение тогдашнего (главным образом французского) литературного модернизма и столь ненавистного Свифту духовного новаторства.   В 1705 году Сказку Бочки и Битву книг он публикует анонимно.

Памфлеты «Письма суконщика» (1723–1724) и «Скромное предложение» (1729) осуждают угнетение ирландского народа и призывает к бойкоту английских товаров. Они также были изданы анонимно, что помогло автору избежать гнева и наказания Лондона. В 1731 году Свифт написал «Стихи на смерть доктора Свифта», своеобразную эпитафию самому себе, где очень остроумно изобразил радостный переполох, который вызвала бы в официальных кругах кончина беспокойного литератора. Современники оценили остроумие Свифта, за ним было признано особого рода первенство в литературе, и он закрепил его такими произведениями, как «Критический трактат об умственных способностях» (1707) и «Возражение против отмены христианства» (1708). Несомненную славу принесло ему пародийно-проповедническое «Размышление о палке от метлы» (1707), где Джонатан Свифт предостерегает «великих преобразователей мира», «исправителей зла» и «устранителей всех обид» против самонадеянного реформаторства, способного лишь осквернить мир.

Сатирические произведения Свифта снискали ему репутацию в Лондоне, и когда в 1710 году тори пришли к власти, они попросили его стать редактором их консервативного еженедельника «Экзаминер» (англ. «TheExaminer»). Став главным публицистом консерваторов, он написал одни из самых резких и желчных политических памфлетов: «Поведение союзников» (англ.«The Conduct of the Allies») и «Атаканавигов» (англ. «Attackonthe Whigs»). Надо сказать, что политические памфлеты Свифта немало способствовали выведению Англии в 1714 году из затянувшейся и бессмысленной войны с Францией за так называемое Испанское наследство.

В 1713 году Свифт уезжает в Ирландию, убедившись, что тори скоро будут свергнуты с власти. Друзья успели устроить его настоятелем (деканом) собора святого Патрика в Дублине, так что он оказался в некой почётной ссылке, на одной из виднейших церковных должностей Ирландии. До конца своих дней он оставался ирландским изгнанником, о котором тамошний наместник говорил: «Я правлю Ирландией с позволения декана Свифта». Среди его последних произведений, в основном повторяющих прежние темы и мотивы, выделяются незаконченные «Наставления слугам», пародирующие Государя Никколо Макиавелли, и «Серьёзный и полезный проект устройства приюта для неизлечимых» (1733) – сочинение в духе Скромного предложения.

Памфлеты – самая обширная и существенная область сатирического творчества Джонатана Свифта. Памфлетный элемент господствует даже в его церковных проповедях, о которыхсам Свифт говорил, что он «проповедовал памфлеты». В своей эпитафии, которую он написал заблаговременно, Свифт пожелал остаться в памяти потомков «упорным заступником мужественной свободы».

Хотя со временем произведения выдающегося писателя-сатирика утратили сиюминутную политическую остроту, зато стали образцом неподражаемой иронии и искромётного юмора. Сатира Свифта неотделима от гуманистического пафоса его творчества, развивавшегося в русле Просвещения, а традиции его сатиры – в ряду самых плодотворных в мировой литературе.

Т.Л. Просина, хранитель музейных предметов
ГБУК ЛО «ГИАПМЗ «Парк Монрепо»

Иллюстрации:

Верхняя крышка переплёта, корешок, титульный лист и лист с заставкой к предисловию в экземпляре издания «Сатирические и серьёзные произведения» (Гамбург и Лейпциг, 1760) из собрания ГБУК ЛО «ГИАПМЗ «Парк Монрепо»

Книги автора Джонатан Свифт читать онлайн бесплатно 17 книг

Книги автора Джонатан Свифт читать онлайн бесплатно 17 книг Путешествия Гулливера (в пересказе для детей) Путешествия Гулливера Часть первая Путешествие в Лилипутию 1 Трёхмачтовый бриг « Антилопа» отплывал в Южный океан На корме стоял корабельный врач Гулливер и смотрел в подзорную трубу на пристань Там остались его жена и двое детей: сын Джонни и дочь Бетти Не в первый раз отправлялся Гулливер в море О Путешествия Гулливера Перед вами Джонатан Свифт, каким он был в реальности Не только автор популярнейшей сказки » Путешествия Гулливера», но безжалостный, развенчивающий решительно все авторитеты, блистательный Мастер Слова Эксцентричн Скромное предложение nonf_publicism Джонатан Свифт8e070ff22a81102a9ae12dfe723fe7c7 Скромное предложение Анонимно изданный в 1729 году сатирический памфлет Джонатана Свифта с предложением продавать детей ирландских бедняков для употребления в пищу представителями высших слоёв английского общества. 1729 ruen glassy FB Edi Путешествие в Лилипутию Эротические приключения Гулливера в Лилипутии От издательства В сентябре 2004 года из Лондона на электронный адрес издательства Института соитологии пришло письмо, автор которого сообщал, что у него есть для нас «интересное» предложение Встретиться договорились на предстоявшей вскоре Международной к Сказка бочки » Сказка бочки» была написана Джонатаном Свифтом в основном в 16961697 годах, то есть тридцати лет от роду, это его первый крупный опыт в области сатиры В книге дана сатира на всё, что Свифт считал устаревшим, изжившим себя и Путешествие в Бробдингнег Эротические приключения Гулливера в Бробдингнеге Вместо эпиграфа Да, дорогой читатель, эти слова взяты из опубликованной версии моих путешествий, но написал их не я и даже не вымышленный мною бедняга Симпсон На самом деле книга стала вдвое тоньше по воле издателей, выкинувших из нее целые главы, пос Предложение об исправлении, улучшении и закреплении английского языка nonf_publicism Джонатан Свифт8e070ff22a81102a9ae12dfe723fe7c7 Предложение об исправлении, улучшении и закреплении английского языка Высказывания Свифта о родном языке Памфлет написан в форме проекта, предложенного на рассмотрение одному из влиятельнейших английских чиновников – лордуказначею графу Р Путешествия Лемюэля Гулливера Страницы этой книги раскроют перед Вами захватывающую историю приключений английского врача и путешественника Лемюэля Гулливера, придуманную британским писателем Джонатаном Свифтом. Отплывая на торговом судне из ро Дневник для Стеллы » Дневник для Стеллы» состоит из 65 писем Джонатана Сфифта (16671745) к самому близкому ему человеку мисс Эстер Джонсон Нигде и никому Свифт не писал о себе с такой откровенностью, как в этих письмах, и едва ли где он еще выра Падарожжы Гулiвера (на белорусском языке) Свифт Джонатан Падарожжы Гулiвера (на белорусском языке) Джанатан Свiфт Падарожжы Гулiвера Пераклад: А. Кудравец ПАДАРОЖЖА Ў ЛIЛIПУЦIЮ 1 Трохмачтавы брыг » Антылопа» адплываў у Паўднёвы акiян На карме брыга стаяў карабельны доктар Гулiвер i глядзеў у падзорную трубу на прыстань Там засталiся яго жон Мандри Лемюеля Гуллівера Ілюстрації А. П. Василенко Друже читачу! Якщо ти готовий напнути на бушприт думки вітрила фантазії і брати на абордаж каравели, по самі поруччя навантажені добірними пригодами, перегорни сторінки новітньої історії зоряних мандрів, і перед тобою відкриються безмежні простори Всесвіту, як колись в

Джонатану Свифту — 350 — «ВО!круг книг» Блог библиотеки им.

А.С.Пушкина г.Челябинска «Лечить испорченность людскую»

Замечательный англо-ирландский писатель-сатирик, публицист, поэт, автор знаменитого «Путешествие Гулливера», общественный деятель Джонатан Свифт родился 30 ноября 1667 года.

Он происходил из старинного, но обедневшего дворянского рода из графства Йорк (Ирландия). Дед-викарий во время революции был сторонником короля. Солдаты Кромвеля ограбили его дом тридцать шесть раз. Оказавшись в городе, стоявшем за роялистов, он пожертвовал на помощь королю свою жилетку, в которой были зашиты триста старинных золотых монет – немалый дар королю от бедного священника, имевшего четырнадцать детей. Революция все же состоялась, дед был арестован, а его имущество конфисковано.


Отец Свифта в семье был седьмым или восьмым сыном. Переехав в Ирландию в поисках заработка, он вскоре женился на Эрик Абигель – девушке из древнего обедневшего рода. В своей «Автобиографии» Свифт писал, что брак этот был неразумным с обеих сторон, и что он расплачивался за неразумение родителей не только во время своей учебы, но и большую часть жизни. Однако карьеры отец не сделал и умер спустя два года в возрасте двадцати семи лет. Джонатан родился уже после его смерти. Воспитанием мальчика занимался дядя Годвин. После школы юный Джонатан поступил в Тринити-колледж Дублинского университета, который окончил в 1686 году, получив степень бакалавра и пожизненное скептическое отношение к научным премудростям. Судя по воспоминаниям современников и друзей, Свифт был человеком жестким, острым на язык, но при этом вызывал глубокую симпатию и уважение. Главным его наставником и работодателем был состоятельный отставной дипломат Уильям Темпл, у которого он долгие годы служил секретарем. Будучи известным эссеистом, Темпл сумел оценить незаурядный литературный талант Свифта и предоставил ему свою библиотеку и дружескую помощь в житейских делах. В это время появились первые стихи и сатирические произведения писателя. После смерти сэра Темпла, Джонатан Свифт стал священником и получил небольшой приход в Ирландии. Позже он присоединился к консервативной политической партии Тори и, получив их поддержку, стал деканом собора Святого Патрика. Именно здесь было создано его самое известное сатирическое произведение – «Путешествия в некоторые удаленные страны мира в четырех частях: сочинение Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а затем капитана нескольких кораблей» (1726). Самые интересные факты о жизни писателя · Джонатан Свифт любил участвовать в спорах о политике, даже когда он стал деканом в Дублинском соборе святого Патрика. Он часто приезжал в Лондон, долго сидел за столом в одной из кофеин. Свифт долго сидел на одном месте и слушал споры, после он принимал яростное участие в литературных и политических спорах, приводя неоспоримые аргументы. · Все свои сочинения Свифт публиковал анонимно и ничего за публикации не получал. Удивительно, но лишь за книгу «Путешествия Гулливера» знаменитый писатель взял оплату, которая составила 200 фунтов стерлингов. Все остальные его сочинения печатались совершенно бесплатно. Мало этого, Свифт их не подписывал, не заботясь об известности. Несмотря на это, произведения гениального автора читатели уже узнавали по присущему только ему одному слогу, язвительной сатире и убийственной иронии.
Титульный лист первого издания «Путешествий Гулливера»

· Книга Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера» в год первого издания переиздавалась еще 5 раз! Критика считала это произведение программным манифестом Свифта-сатирика, для других она казалась веселой фантастической сказкой, философской притчей, беспощадной сатирой на человека и человеческое общество.

· В книге «Путешествие Гулливера» Джонатан Свифт описывал астрономов острова Лапуту, которые нашли два спутника Марса, удивительно, что Свифт указал точные координаты их орбиты. Ученые были очень удивлены, когда в 1877 году американский астроном Асаф Холл открыл оба спутника Марса. Параметры, описанные Свифтом, действительно совпадали с реальными параметрами орбиты. · Свифт придумал новые слова «лилипут» и «йеху», которые вошли во все языки мира. · Российские читатели впервые познакомились с Гулливером в 1773 году, когда книгу перевел (с французского издания Дефонтена) на русский язык Ерофей Коржавин. Назывался роман «Путешествия Гулливеровы в Лилипут, Бродинягу, Лапуту, Бальнибарбы, Гуигнгмскую страну или к лошадям». Полный русский перевод «Гулливера» появился только в 1902 году. · Джонатан Свифт стал национальным героем Ирландии. В 1724 году правительство Англии разрешило Вуду монопольную чеканку монет в Ирландии. Вуд был мошенником и выпускал неполновесную медную монет. Свифт написал «Письма суконщика», в которой раскрыл суть мошенничества в иносказательной и сатирической форме. Он призывал людей бойкотировать неполновесную монету и товары из Англии. Это дало свои результаты, и британское правительство аннулировало разрешение на чеканку монет. После этого случая Свифта везде встречали с почтением и уважением. · В «Путешествиях Гулливера» Свифт выразил претензии к Ньютону. Великий ученый в те годы был управляющим Монетного двора и разрешил выпуск неполновесной монеты в Ирландии. Джонатан Свифт не простил Ньютону этого. · Джонатан Свифт являлся негласным правителем Ирландии. Произведения гениального автора были настолько популярны и почитаемы, что его знали не только в Англии и Ирландии, но и в Европе. Однако сам Свифт считал себя «ирландским изгнанником», о котором тамошний наместник говорил: «Я правлю Ирландией с позволения декана Свифта».

· В Дублине установлены два бюста Свифта: в Тринити-колледже, мраморный, автор: Луи Франсуа Рубийяк (1749) и  в соборе св. Патрика, автор: Патрик Каннингем (1766).

· Знаменитый писатель предсказывал свое безумие. Однажды во время прогулки по скверу Свифт увидел вяз, который начинал засыхать с верхушки. Тогда он сказал, что также начнет умирать с головы. В конце жизни Джонатана Свифта мучили головные боли, он лишился слуха. У писателя сильно ухудшилась память. Последние свои дни он прожил в одиночестве. · Свифт сам себе написал эпитафию. Джонатан в поэме «Стихи на смерть доктора Свифта» написал о себе: «Поставил автор цель благую – Лечить испорченность людскую. Мошенников и плутов всех Хлестал его жестокий смех… Сдержи перо он и язык, Он в жизни многого б достиг. Но он не помышлял о власти, Богатство не считал за счастье… Согласен я, декана ум Сатиры полон и угрюм; Но не искал он нежной лиры: Наш век достоин лишь сатиры. Всем людям мнил он дать урок Казня не имя, но порок. И одного кого-то высечь Не думал он, касаясь тысяч» (1731) А к завещанию приложил эпитафию для своей надгробной плиты: «Здесь покоится тело Джонатана Свифта, декана этого собора, и суровое негодование уже не раздирает его сердце. Ступай, путник, и подражай, если можешь, тому, кто мужественно боролся за дело свободы». · Интересен и тот факт, что знаменитая книга Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера» экранизировалась 10 раз, а сам гениальный автор упоминается лишь в фильме Марка Захарова «Дом, который построил Свифт». · Джонатан Свифт создал фонд помощи дублинцам, которые были на грани разорения. Фонд был создан из личных средств писателя, он помогал людям вне зависимости от их вероисповедования, он оказывал экономическую помощь и католикам, и протестантам. · В честь Джонатана Свифта названы кратер на Луне, один из спутников планеты Марс, о которых он писал в романе «Путешествие Гулливера», а также улица и площадь в Дублине. · Значительную часть своих денег знаменитый литератор завещал использовать в благотворительных целях, в том числе на создание психиатрической больницы. Лечебница была открыта в 1757 году, в настоящее время это одна из главных больниц Ирландии для душевнобольных.

Несколько забавных случаев из биографии сатирика 

по версии газеты «Вечерняя Москва»: ·  Однажды, увидев, что многие могилы в соборе святого Патрика запущены, Свифт разослал родственникам покойных письма, где просил позаботиться о памятниках, выслать денег и прочее. А в случае отказа пообещал привести могилы в порядок за счет прихода, но в новой надписи на памятниках отметить скупость и неблагодарность родственников покойного. Одно из писем было направлено королю Георгу II, и, конечно же, в результате скупость и неблагодарность короля были отмечены на плите. ·  Джонатан Свифт любил путешествовать и часто рассказывал одну историю. Во время одного из путешествий Свифт приехал на постоялый двор вечером, но там оставалась лишь половина кровати, которую занял фермер, приехавший раньше писателя. Свифт согласился разделить с ним место. Фермер рассказывал о тяжести сельской жизни, о торговых ярмарках. Джонатан Свифт рассказал, что работает палачом, тем самым напугав фермера. Так Свифт остался на кровати один и спал всю ночь с комфортом. ·  Однажды в разговоре о семейном древе и гордости за предков, Свифт отметил: «Хвалиться своими предками – значит быть похожим на картофель: у того тоже все достоинства под землей». ·  На площади перед собором Святого Патрика собралась толпа, чтобы наблюдать солнечное затмение. Однако люди так расшумелись, что раздраженный Свифт велел передать собравшимся, что декан отменяет затмение. Толпе ничего не оставалось кроме как утихнуть и почтительно разойтись. ·  Путешествуя по Ирландии, Свифт со слугой остановился на постоялом дворе. Утром слуга принес своему хозяину нечищеные сапоги, оправдавшись тем, что писатель все равно собирался на прогулку. На это Свифт невозмутимо сказал: – Собирайся, ты пойдешь со мной. – Но я ведь еще даже не позавтракал!

– Не беда, все равно ты опять проголодаешься, – сказал писатель.

Остроумный сатирический роман Джонатана Свифта «Путешествие Гулливера» знают все. Но им были написаны и другие прекрасные произведения:

«Битва книг»

«Сказка бочки» «Каденус и Ванесса» «Письма суконщика» «Скромное предложение»

В лирическом «Дневнике для Стеллы» Свифт предстает, как добрый и заботливый друг.

Вернемся вновь к самому прославленному роману писателя – «Путешествиям Гулливера». Разнообразных его изданий для взрослых и детей за неполных три столетия было выпущено множество: один только библиографический указатель мог бы составить несколько томов. Но не так уж много иллюстраций к великому роману пережили свое время и продолжают радовать современных читателей. Предлагаем вам познакомиться с интересными иллюстрациями к роману некоторых художников.

Большинство читателей впервые познакомились с Гулливером, каким его увидел знаменитый французский иллюстратор Жан Гранвиль в 30-е годы XIX века.


Жан Гранвиль – псевдоним великого французского художника-иллюстратора, акварелиста и литографа Жана Иньяса Изидора Жерара (1803-1847).

Настоящую славу ему принесли серии «Кабинет естественной истории», «Французы в их собственном изображении» и «Живые животные», «Дон Кихот» Сервантеса, «Приключения Робинзона Крузо» Дефо, «Басни» Лафонтена, произведения современников – Беранже и Бальзака. Но подлинным шедевром зрелого мастера признаны иллюстрации Гранвиля к роману Свифта «Путешествия Лемюэля Гулливера».




  

Почти столь же популярны рисунки Томаса Мортена, выполненные на рубеже XIX и ХХ веков. Издание «Путешествие в Бробдингнег», вышедшее в Нюрнберге в 1904 году.



  
  
  

Еще одно издание, иллюстрированное в XIX веке немецким художником и иллюстратором Карлом Оффердингером. Художник писал многочисленные иллюстрации к книгам для детей всю вторую половину 19 века. Особенно известен своими иллюстрациями к книгам «Щелкунчик» и другим сказкам Гофмана, «Тиль Уленшпигель» Шарля Костера, «Робинзон Крузо» Даниеля Дефо, «Путешествия Гулливера» Джонатана Свифта. Познакомьтесь с Гулливером этого художника.






   Каждое поколение заново открывает для себя «Путешествия Гулливера», по-своему прочитывает книгу и по-новому представляет себе персонажей Свифта. И помогают читателям новые интересные художники. Один из них – известный мастер книжной графики Геннадий Владимирович Калиновский (р. 1929). К лучшим его работам можно отнести: «Мэри Поппинс» Трэверс, «Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона» Катаева, «Приключения Алисы в Стране чудес» Кэрролла, «Недопёсок» Коваля, «Сказки дядюшки Римуса» Харриса (диплом I степени Всесоюзного конкурса «Лучшие издания 1976 года», серебряная медаль на Международной книжной ярмарке в Лейпциге, приз «Золотое яблоко» на VI Биеннале иллюстраций детских книг в Братиславе, 1977). Своей лучшей работой художник считает иллюстрации к роману Булгакова «Мастер и Маргарита» (1985), которые отчасти постигла судьба рукописи Булгакова – 15 лет иллюстрации пролежали «в столе». Впервые были опубликованы в 2001 году в серии «Рукописи», и тут же получили диплом конкурса «Лучшие книги года» в номинации «Художник-иллюстратор» на XV Московской международной книжной выставке-ярмарке.

Цикл иллюстраций к «Путешествиям Гулливера» в пересказе Т. Габбе художник выполнил в начале 80-х годов. Впервые опубликованные в 1985 году издательством «Детская литература», эти работы Г. Калиновского давно признаны классическими, однако переизданы были только в 2004 году Санкт-Петербургским издательством «Вита Нова». Эксклюзивное издание в кожаном переплете, в которое включена 71 иллюстрация.









Вадим Челак – еще один современный художник-иллюстратор. Проиллюстрировал более 30 книг, среди которых произведения А. П. Чехова, Р. Киплинга, С. Лагерлеф, Д. Родари, М. Твена и Д. Свифта. Иллюстрации Челака к «Приключениям капитана Врунгеля», а также к произведениям «Муфта, Полботинка и Моховая борода» и «Приключения барона Мюнхаузена» признаны классикой. Титулы, награды и премии Дипломом «Лучшие книги года-2013» 3а иллюстрации к роману Дефо «Робинзон Крузо».

Познакомьтесь с Гулливером этого художника.

  
  
  
 
  
  
  

Издания произведений великого сатирика есть во всех библиотеках Централизованной библиотечной системы Челябинска. Приглашаем всех любителей творчества этого автора посетить ближайшую библиотеку и почитать книги Свифта.

  
  

В наших фондах можно также найти литературу о жизни и творчестве писателя:

Цитаты и афоризмы Джонатана Свифта

Болезни старости ослабляют нашу привязанность к жизни по мере того, как мы приближаемся к смерти. Большинство браков несчастно потому, что молодые жены плетут сети, в то время как им следовало бы позаботиться о клетках. Большинство мужчин любят лесть потому, что сами они ценят себя невысоко; с женщинами все наоборот. Бывает, что я читаю книгу с удовольствием и при этом ненавижу ее автора. В глазах света вы будете молодой и красивой лишь несколько лет; а в глазах своего супруга – лишь несколько месяцев. В мире нет ничего более постоянного, чем непостоянство. В молодости мне казалось, что весь мир, как и я, только и говорит, что о последней новой пьесе. В спорах, как на войне, слабая сторона разжигает костры и устраивает сильный шум, чтобы противник решил, будто она сильней, чем есть на самом деле. В старости умный человек занят тем, что пытается избавиться от того недомыслия и безрассудства, которые он совершил в молодости. Власть – такое же искушение для монарха, как вино или женщины для молодого человека, как взятка – для судьи, деньги – для старика и тщеславие для женщины. Вообще говоря, я питаю ненависть и отвращение к животному, называемому человеком; но я сердечно люблю Джона, Питера, Томаса и так далее. Всякий, кто способен вырастить два колоска пшеницы на том месте, где раньше рос только один, заслуживает высшей похвалы человечества, для своей страны он делает гораздо больше, чем все политики вместе взятые. Всякое правительство, действующее без согласия тех, кем оно правит, – вот исчерпывающая формула рабства! Вы, молодые, думаете, что старики глупы; а мы, старики, знаем, что молодые глупы. Выдержки, извлечения и прочая подобны зажигательным стеклам – они собирают лучи ума и знания, рассеянные в произведениях писателей, и силою и живостью сосредоточивают эти лучи в сознании читателей. Гения сразу видно хотя бы потому, что против него объединяются все тупицы и бездари. Говорить, что человек обязан верить в Бога, – не только неверно, но и неразумно. Давно известно, что те, кому отводят вторые места, имеют неоспоримое право на первое. Достоинство, положение, богатство в каком-то смысле необходимы старикам, чтобы молодежь соблюдала дистанцию и не вздумала издеваться над их преклонными годами. Дурная компания подобна собаке, которая пачкает тех, кого больше всех любит. Если вы направляете в чей-либо адрес остроту, вы должны быть готовы принять ее и в свой адрес. Если со мной держатся на расстоянии, я утешаю себя тем, что мой недоброжелатель от меня так же далеко, как и я от него. Есть только один способ появления книги (как, кстати, и ее автора) на свет божий – и десятки тысяч способов этот мир навсегда покинуть. Жалобы – наше самое обильное приношение небесам и самая искренняя часть нашей набожности. Жить иногда имеет смысл чужим умом, но полагаться можно только на свой. Законы – как паутина, в которой запутывается мелкая мошка, а не шмели и осы. Из свиного уха шелкового кошелька не сошьешь. Каждый хочет жить долго, но никто не хочет стареть. Как же можно рассчитывать, что человечество способно внять совету, если его не хватает даже на то, чтобы внять предостережению? Как человека можно распознать по обществу, в котором он вращается, так о нем можно судить и по языку, которым он выражается. Книги – дети разума. Когда врачи говорят о религии, они уподобляются мясникам, рассуждающим о жизни и смерти. Когда люди на старости лет становятся добродетельны, они всего лишь посвящают Богу то, чем побрезговал дьявол. Когда мы стремимся к чему-то, это что-то представляется нам исключительно в положительном свете; но вот цель достигнута, и теперь уже в глаза бросаются лишь отрицательные стороны нашего предприятия. Когда я читаю книгу, все равно умную или глупую, мне кажется, что она живая и разговаривает со мной. Коль скоро великий смысл нашей религии в единении духовного и человеческого, как странно бывает видеть некоторые духовные трактаты, начисто лишенные человеколюбия. Критика – налог, который великий человек платит публике. Лишь очень немногие живут сегодняшним днем. Большинство готовится жить позднее. Любимым развлечением мужчин, детей и прочих зверей является потасовка. Людей, которые пользуются всеми благами жизни, ничего не стоит вывести из себя; доставить им удовольствие куда труднее. Менее всего мудрец одинок тогда, когда находится в одиночестве. Мне никогда не доводилось видеть, слышать или читать в книгах, чтобы духовенство пользовалось в христианской стране любовью. Завоевать симпатию у народа могут лишь те священники, которые подвергаются преследованиям. Многие прилагают больше усилий для того, чтобы скрыть свой ум, чем чтобы скрыть свою глупость. Мы довольны, когда смеются нашему остроумию, но не нашей глупости. Мы достаточно набожны, чтобы ненавидеть друг друга, но недостаточно набожны, чтобы любить друг друга. Нас часто обвиняют в том, что мы не замечаем своих собственных слабостей, но много ли, скажите, таких, которые бы знали свои сильные стороны? Они подобны земельной породе, которая не ведает, что скрывает в себе золотую жилу. Настоящую сатиру никто не принимает на свой счет. Не было еще ни одного мудрого человека, который хотел бы помолодеть. Никогда не следует стыдиться признать, что мы были не правы: ведь тем самым мы, в сущности, говорим, что сегодня мы умнее, чем были вчера. Нужное слово в нужном месте – вот наиболее точное определение стиля. Нытье – та дань, которая больше всего угодна небесам; это и наиболее искреннее проявление нашей набожности. Отдаваться гневу часто все равно, что мстить самому себе за вину другого. Отсутствие веры – это тот недостаток, который необходимо либо преодолеть, либо скрыть. Партия – это безумие многих ради выгоды единиц. Политический лжец отличается от обычного в одном существенном отношении: у него обычно короткая память. Помоги себе сам, и друзья тебя больше полюбят. Понедельник – воскресный день для священника. Похоже, что религия с возрастом впала в детство, и теперь, как и в детстве, ее необходимо подкармливать чудесами. Причина великих событий, как и источники великих рек, часто бывает очень мала. С умом – как с бритвой: острый, он ранит других; притупившись – самого себя. Сатира – своеобразное зеркало, в котором каждый, кто смотрит в него, видит любое лицо, кроме собственного. Себялюбие одних не позволяет им доставлять радость другим. Себялюбие других целиком сводится к доставлению радости самим себе. В этом заключается большое различие между добродетелью и пороком. Старики и кометы почитаются по одной и той же причине: и у тех, и у других длинные бороды; и те, и другие владеют даром предсказания. Таверна – это место, где безумие продают бутылками. То, что люди зловредны, меня никогда не удивляло, но вот то, что им не стыдно, мне кажется странным. Тот, кто, казалось, добился всего в жизни, находится обыкновенно в том состоянии, когда неудобства и огорчения заслоняют радости и утехи. Убежденность – необходимое качество для проповедников и ораторов, ибо тот, кто поверяет свои мысли толпе, преуспеет тем вернее, чем больше верит в них сам. Удовлетворять потребности ценой отказа от желаний равносильно тому, чтобы отрубить ноги, когда нужны башмаки. Хотя людей упрекают в том, что они не знают своих слабостей, они, пожалуй, столь же мало знают свои сильные стороны. Честное слово, это так хорошо сказано, словно я сам это сказал! Что делают в раю, мы не знаем; зато мы точно знаем, чего там не делают: там не женятся и не выходят замуж. Я не отвечаю перед Богом за те сомнения, что зародились в моей душе, ибо сомнения эти – следствие того разума, который сам Он в меня вложил. Я склонен думать, что в Судный день ни умному, с его пренебрежением к нравственности, ни глупцу, гнушающемуся веры, равно не поздоровится, ибо пороки эти неискупимы; так, просвещенность и невежество кончат одинаково… Михальская Н. Свифт Джонатан // Зарубежные писатели: биобиблиогр. слов. — Москва, 1997. — Ч. 2. — С. 232-236. Еремцова, Раиса Николаевна. Д. Свифт. «Приключения Гулливера» // Литература в школе. — 2011. — № 1. — С. 38-39. Супруненко, Ю. Летающий остров, Стоунхендж и инопланетяне / Ю. Супруненко, И. Шлионская // Чудеса и приключения. — 2016. — № 10. — С. 44-47.
Наталья Гаева

Джонатан Свифт. День рождения. — Кononov-varvar — LiveJournal

Джонатан Свифт (англ. Jonathan Swift) родился 30 ноября 1667 г., в ирландском городе Дублин (в то время Британия).
Джонатан Свифт — англо-ирландский писатель-сатирик, публицист, поэт и общественный деятель, англиканский священник. «Путешествия Гулливера» – классика английской литературы, не только острая сатира на европейское общество, но и роман-путешествие, и фантастический роман, и философская притча, в которой Свифт делится своими неутешительными наблюдениями за человеческой природой…
Но Джонатан Свифт не только автор популярнейшей сказки «Путешествия Гулливера», но — безжалостный, развенчивающий решительно все авторитеты, блистательный Мастер Слова. Эксцентричный и причудливый литературный талант, избравший своим оружием — насмешку, от стрел которой не защититься никому…

Интересные факты из жизни Свифта

Сегодня день рождения известного писателя с мировым именем Джонатана Свифта, удивлявшего своих современников и продолжающего удивлять потомков своей жизнью и творчеством. Этот мастер слова прославился сатирическими произведениями «Сказка бочки», «Путешествия Гулливера» и памфлетами, самый известный из которых – «Скромное предложение», обличающими человеческие и общественные пороки. Сочинения этого автора сохраняют свою актуальность и сегодня.

Памфлеты Свифта становились причинами политических скандалов. Острый ум и свежесть взглядов помогли писателю в составлении текстов ярких, бескомпромиссных, с отсутствием прямой проповеди, ироническим описанием событий и оставлением возможности делать выводы самому читателю. Все это способствовало большой популярности сочинений Свифта в различных слоях общества и сделало творчество писателя орудием в борьбе разных политических течений.

Когда к победе в палате общин Англии в 1701 году приблизились тори, пропагандируя популистскую демагогию, Свифт, как человек, очень подозрительно относящийся к популизму, написал памфлет «Рассуждение о раздорах и разногласиях между знатью и общинами в Афинах и Риме». В нем он подчеркнул, что «в античные времена таким же способом была истреблена свобода» и указал, что партийная свара является симптомом демократической тирании, которая ничуть не лучше тирании аристократов. После этого виги победили тори.

Серия памфлетов «Письма суконщика» сделала Свифта национальным героем Ирландии. Джонатан Свифт не был ирландцем, но он там родился, а потом стал настоятелем собора в Дублине, поэтому всячески защищал права ирландского народа.

В 1724 году английское правительство дало патент некоему аферисту Вуду на монопольную чеканку монет в Ирландии. Свифт пишет памфлеты под названием «Письма суконщика», в которых в иносказательной форме раскрывает суть происходящего и призывает бойкотировать неполновесную монету и английские товары.

Резонанс был оглушительный, и лондонскому правительству ничего не оставалось делать, как аннулировать выданный патент. После этого знаменитый писатель стал национальным героем Ирландии.

Книга знаменитого сатирика «Сказка бочки» помешала его церковной карьере. Свифт в 1704 году публикует свое сатирическое сочинение «Сказка бочки, написанная для общего совершенствования человеческого рода». Интересно, что в английской транскрипции «сказка бочки» переводится, как «собирать чепуху», «молоть вздор».

В аллегорической форме Джонатан в этой книге критикует бесплодные религиозные споры о приоритетах церковных направлений, распри между католической, пуританской и англиканской церковью, и предлагает поискать на ответственные посты «светлые умы среди обитателей Бедлама» (там содержались умалишенные).

Книга стала сенсацией, за год 3 раза переиздавалась и вызвала в обществе неоднозначные отклики. Одни восхищались беспощадным и неисчерпаемым остроумием автора, другие ужасались столь непочтительному подходу к делам религии. Понятно, что ни о какой церковной карьере Свифта не могло быть и речи.

Все свои сочинения Свифт публиковал анонимно и ничего за публикации не получал! Удивительно, но лишь за книгу «Путешествия Гулливера» знаменитый писатель взял оплату, которая составила 200 фунтов стерлингов. Все остальные его сочинения печатались совершенно бесплатно. Мало этого, Свифт их не подписывал, не заботясь об известности. Не смотря на это, произведения гениального автора читатели уже узнавали по только ему одному присущему слогу, язвительной сатире и убийственной иронии.

Книга Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера» имеет множество разночтений. Знаменитое повествование в год издания переиздавалась еще 5 раз! Критика считала это произведение программным манифестом Свифта-сатирика, для других она казалась веселой фантастической сказкой, философской притчей, беспощадной сатирой на человека и человеческое общество.

Но одно бесспорно, в книге высмеиваются проблемы, некоторые из которых актуальны и в наши дни: «Словом, нельзя перечесть всех их проектов осчастливить человечество. Жаль только, что ни один из этих проектов еще не доведен до конца, а пока что страна в ожидании будущих благ приведена в запустение, дома разваливаются, и население голодает и ходит в лохмотьях».

В «Путешествиях Гулливера» есть выпады автора против Ньютона. Сейчас это покажется странным. Но в то время Ньютон был директором Монетного двора и дал разрешение чеканить ту пресловутую неполновесную медную монету для Ирландии, которую высмеял Свифт в своем памфлете «Письма суконщика». Этого гениальный писатель гениальному ученому не мог простить.

Свифт придумал новые слова и «открыл» небесные тела. В сочинениях о Гулливере Джонатан придумал слова «лилипут» и «йеху», которые вошли во все языки мира. Также в этой книге знаменитый автор упоминает о двух спутниках планеты Марс, которые были открыты много позднее.

Непревзойденный сатирик писал лирические произведения. Удивительно, но прославившийся своей злой сатирой и язвительной иронией, знаменитый писатель создавал произведения лирического характера. Одним из них является «Дневник для Стеллы», где Свифт предстает в ином свете, как добрый и заботливый друг.

Джонатан Свифт являлся негласным правителем Ирландии. Произведения гениального автора были настолько популярны и почитаемы, что его знали не только в Англии и Ирландии, но и в Европе. Однако сам Свифт считал себя «ирландским изгнанником», о котором тамошний наместник говорил: «Я правлю Ирландией с позволения декана Свифта».

Известный писатель предсказал свое безумие. К концу жизни Свифта начали мучить головные боли и «смертельная скорбь, убивающая душу и тело».

Как-то, гуляя в парке, он увидел засыхающий с верхушки вяз. «Так и я начну умирать — с головы», — сказал Джонатан своему спутнику. Видимо, он чувствовал, что язвительная мысль имеет разрушительную силу.

Свифт сам себе написал эпитафию. Джонатан в поэме «Стихи на смерть доктора Свифта» написал о себе:

«Поставил автор цель благую —
Лечить испорченность людскую.
Мошенников и плутов всех
Хлестал его жестокий смех…

Сдержи перо он и язык,
Он в жизни многого б достиг.
Но он не помышлял о власти,
Богатство не считал за счастье…

Согласен я, декана ум
Сатиры полон и угрюм;
Но не искал он нежной лиры:
Наш век достоин лишь сатиры.

Всем людям мнил он дать урок
Казня не имя, но порок.
И одного кого-то высечь
Не думал он, касаясь тысяч». 1731 г.

А к завещанию приложил эпитафию для своей надгробной плиты: «Здесь покоится тело Джонатана Свифта, декана этого собора, и суровое негодование уже не раздирает его сердце. Ступай, путник, и подражай, если можешь, тому, кто мужественно боролся за дело свободы».

Интересен и тот факт, что знаменитая книга Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера» экранизировалась не менее 10 раз, а сам гениальный автор упоминается лишь в фильме Марка Захарова «Дом, который построил Свифт».

Фантлаб: https://fantlab.ru/autor6496

Вики: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B2%D0%B8%D1%84%D1%82,_%D0%94%D0%B6%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BD

Купить книги Джонатана Свифта: http://www.alib.ru/findp.php4

Патриотическая ода Свифту — Год Литературы

Текст: Андрей Цунский

О, Ирландия! Может ли похвастать хоть кто-нибудь, что знает тебя настоящую! Что понял тебя? Прибрежный туман кутает твои очертания в романтичных католических легендах, ветерок сметает змей с твоей земли, а пчелки глушат твой шепот, жужжа над корабликом, в котором плывет к тебе святой Патрик, в общем, еще пара слов в таком духе – и вот вам от этой патоки станет тошно.

А то испакостит кто-нибудь бумажный лист или монитор буковками, какая, мол, ты плохая, террористическая, никаким разумным доводам не внемлющая, и что якобы правильно написал о тебе один Том Клэнси (между прочим, Том Клэнси – да! То есть ирландец, а не то, что вы подумали). Объяснит такой умник, как ты порочна, упряма, недоговороспособна, не берешь денег, когда дают, не способна услышать голос разума, себе на уме, и склонна к излишествам по части алкоголя, и… В результате создается весьма симпатичный образ!

The house in which Swift was born; 1865 illustration. Фото: Wikipedia

Но нет на свете образа, который невозможно испортить, и вот ты снова исчезаешь, когда слишком громко звучат и смешиваются чарующие звуки The Pogues, Blood or Whiskey, или Celtic Woman, тебя затаптывают стройнейшие и красивейшие ноги танцовщиц Riverdance, потому что, когда их столько — не знаешь, какие выбрать, а на все разом ни у кого не хватит ни обаяния, ни сил. After few scoops (через несколько подходов к снаряду) забьет истинный ирландский дух отрыжка, вызванная парами Tullamore Dew – кто там вспомнит, что этот «Туламор» на самом-то деле Tulach Mhór, а не надпись на этикетке? И как же важно помнить, что ты и не книга рекордов, и не жестянка ты с пивом, и что ты не сизый дым, а надпись фломастером на бумажке по-русски «Свит килларни» ничуть не лучше английской надписи на пачке — Sweet Кillarney.

А у тебя эти слова означают вовсе не вредную смесь для задымления легких, ни один компонент которой не имеет к тебе отношения, и ни один грамм которой, кстати, не приносит тебе никакого дохода. У тебя это Cill Airne, «Килль Арьнэ», возродившийся после бесчинств орда Кромвеля городок на холме, где две трети населения уже забывают потихоньку ирландский язык не со зла – а по отсутствию практики, хотя собор Святой Марии, замок и аббатство Макросс держат в сияющем порядке – как святыни.

Jonathan Swift in 1682, by Thomas Pooley. Фото: Wikipedia

Как же понять народ, который сохраняет свой дух, даже если говорит по большей части на чужом языке? Попробуем — по тем удивительным высотам духа, которых достигают великие его представители.

«Пойдешь со мною в Дублин? Чё, в Дублин? – а пойду, блин!», как писал лидер международной группы «Рождество» Степан Печкин. В последний день осени 1667 года родился в Дублине самый знаменитый ирландец из всех. Джонатан Свифт.

Дублин. Фото: Wikipedia/facebook.com/giuseppemilophoto

Богата ли Ирландия? Если речь о деньгах, то нет. Дружна ли? О, не спешите.

«Ты кто такой?» — «А сам ты?»

«Я кто такой?» — «Да, ты». — «Мы протестанты».

«А мы — католики». — «Ах, вот как!» Хряск!

Потом везде валяются останки…

Массовые беспорядки в городе Дерри (Северная Ирландия) между католиками (националистами) и протестантами (унионистами) в 1969 году

Да, Бродский. Да, не про Ирландию. Но отчасти и про нее. Католики и протестанты – это не только про колониальную политику Англии. Католики, кто они в ирландском контексте? Ясное дело, ирландцы! А протестанты? Англичане? Да? You coddin? (Шутите?). Англичане… ну и англичане попадались, конечно. Это не вчера началось и не завтра может кончиться, хотя вроде бы кровь не льется теперь. Но разум человеческий — кто сможет поручиться за долгое его превосходство над глупостью…

Jonathan Swift (shown without wig) by Rupert Barber, 1745, National Portrait Gallery, London. Фото: Wikipedia

«Всеми разделяется убеждение, что вареные яйца при употреблении их в пищу испокон веков разбивались с тупого конца; но дед нынешнего императора, будучи ребенком, порезал себе палец за завтраком, разбивая яйцо означенным древним способом. Тогда император, отец ребенка, обнародовал указ, предписывающий всем его подданным под страхом строгого наказания разбивать яйца с острого конца. Этот закон до такой степени озлобил население, что, по словам наших летописей, был причиной шести восстаний, во время которых один император потерял жизнь, а другой – корону. Мятежи эти постоянно разжигались монархами Блефуску, а после их подавления изгнанники всегда находили приют в этой империи. Насчитывают до одиннадцати тысяч фанатиков, которые в течение этого времени пошли на казнь, лишь бы не разбивать яйца с острого конца. Были напечатаны сотни огромных томов, посвященных этой полемике, но книги Тупоконечников давно запрещены, и вся партия лишена законом права занимать государственные должности. В течение этих смут императоры Блефуску часто через своих посланников делали нам предостережения, обвиняя нас в церковном расколе путем нарушения основного догмата великого нашего пророка Люстрога, изложенного в пятьдесят четвертой главе Блундекраля. Между тем это просто насильственное толкование текста, подлинные слова которого гласят: «Все истинно верующие да разбивают яйца с того конца, с какого удобнее».

А это Свифт. Его Гулливер, и его описание страны лилипутов. Тоже не про Ирландию. Но отчасти и про нее. Кстати, даже это слово, сейчас обозначающее людей маленького роста, придумал тоже он.

Иллюстрации К.Оффтердингера.1890 г. к «Путешествию Гулливера»

Но не подумайте, что Свифт издевался над религией – странно было бы ждать такого от Декана – по-русски это значит отца-настоятеля – собора Святого Патрика в Дублине. А вот люди у него восхищения не вызывали.

В некоторых книгах о Свифте можно встретить мысль о том, что, де, ирландцем он себя не ощущал, патриотом не был… Eejits… (это не какое-то ужасное ругательство, что-то вроде «недоумки», но предоставляю вам возможность заполнить пространство в скобках любым энергичным словом по вашему выбору).

Так все же, любил ли Свифт ирландский народ и был ли патриотом?

Титульный лист первого издания «Путешествий Гулливера». Фото: Wikipedia

Пожалуй, для ответа на этот вопрос вам стоит знать историю о фартингах Вуда. И начать нужно издалека.

Баронесса Эренгард Мелюзина фон дер Шуленбург — любовница курфюрста Брауншвейг-Люнебурга и короля Великобритании Георга I. Фото: Wikipedia

Некая Эренгард Мелюзина фон дер Шуленбург, герцогиня Мюнстерская и герцогиня Кендал (это одна женщина, а не три) щедро дарила свои ласки королю Георгу I. Продолжалось это еще с тех времен, когда король был скромным герцогом Ганноверским и жил в Германии. Герцогиня родила Георгу трех детей, составила ему личное счастье, следом за ним перебралась в Лондон, а законную жену будущий король еще в 1694 году просто засадил в тюрьму, и стало ему хорошо. В общем, обычная история для монархов, дело житейское. Все бы слава богу, вот только Георг был уже староват, и стала Мелюзина задумываться, на что ей придется жить, когда августейший снова отправится в Вестминстерское аббатство, но уже не на коронацию и в горизонтальном положении. За личную жизнь королей часто платят целые народы.

Именно при Георге I настоящим правителем государства стал первый министр, тогда еще не называвшийся премьером, но фактически возглавивший кабинет. И был это кавалер орденов Бани, Подвязки и прочих интимностей, лорд казначейства сэр Роберт Уолпол.

Но власть его была не безраздельна.

Мелюзина активно играла в политику, сначала продавая титулы и даже должности. Но это торговля розничная, причем разовая, даже ПБОЮЛ не откроешь. За десять тысяч фунтов (по тем временам и сумма-то небольшая) вернула из изгнания лорда Генри Болингброка, которого Уолпол предпочел бы видеть на веревке, а веревку на суку. Но Мелюзина могла кое-что, что и Уолполу было не по силам.

Мелюзине захотелось продать что-то такое, что не станет причиной политических раздоров при дворе. Она обратила свое внимание в сторону патентных прав. И вскоре среди покупателей оказался некий торговец из Вулверхемптона, Уильям Вуд. Медник и жестянщик по основному роду занятий и проходимец по призванию, он всегда пытался пролезть в политику с пользой для своего бизнеса. И тут ему открылось золотое дно (а Ирландии – медная крышка).

Дж.Свифт «Путешествие в Бробдингнег». Иллюстрации Мортена Нюрнберг, 1904 г.

Вуд заплатил Мелюзине все ту же таксу – 10 тысяч фунтов (на весах у подобных персон – вернуть из-за границы преступника и угробить экономику целой страны стоит примерно одинаково). И та предоставила ему патент на чеканку монет для Ирландии.

«Не все ли равно, кто будет чеканить монеты?» — спросит иной читатель. О, нет. И далеко не пустой вопрос, что это будут за монеты.

Собор Св. Патрика, Дублин. Фото: Wikipedia

По Британии уже скакала золотая «кавалерия святого Георгия» — соверены достоинством в двадцать шиллингов звенели золотые кроны, дабл-крауны (двойные кроны), «ангелы», лорели, райолы, полусоверены, — все из золота, гинеи (гинея была — двадцать один шиллинг, по весу золота — с 1717 года). Это были не просто «настоящие деньги» — начеканив на реверсе золотого «юнайта» шотландскую и английскую короны, Яков I повелел на реверсе сделать надпись faciam eos in gentem unam – соединяю вас в один народ. Права и вольности англичан вместе с этой монетой через карманы и кошельки приходили и к шотландцам.

Так что же собрался чеканить этот Вуд? В 1722 году он исхитрился получить патент на чеканку 360 тонн полупенсовиков и фартингов специально для Ирландии. Ему лично приносило это 30 пенсов за фунт в течение четырнадцати лет – то есть за все 360 тонн сто тысяч фунтов – и не медных, а уже золотых, хотя и за ежегодную плату в размере 800 фунтов стерлингов — королю. Как вы сказали? за «откат»? Такой процент, как утверждают знающие люди, сейчас в одной знакомой нам стране — это не то что не откат, а даже не коробка спичек. Причем нарезанные им медяки имели хождение исключительно в Ирландии – и нигде больше.

Ирландцам король-немец с английского трона бросил в лицо горсть медяков.

В то же время стараниями министра Уолпола и других ирландское сукно и ирландскую шерсть запретили продавать не то что в Англии — а вообще везде, кроме самой Ирландии. Пытались навязать ирландцам разведение льна. Кучка интриганов, мздоимцев и негодяев при корольке, которому было плевать даже на Англию, играя в свои игры вокруг британского трона, ради нарядов, украшений, должностей и балов бросили в нищету и голод целый народ.

Воззвание к народу Ирландии («Письма суконщика», 1724). Фото: Wikipedia

В 1724 году издателю Хардингу доставили в типографию рукопись под заглавием «Письмо торговцам, ремесленникам, фермерам и всему простому ирландскому народу относительно медного полупенса, выпущенного неким Уильямом Вудом с целью ввести его в обращение в этом королевстве. Письмо это показывает, каково значение его патента, какова ценность его полупенса, обязан ли кто-нибудь принимать этот полупенс и как надлежит себя вести, если Вуд или кто-либо другой попытается насильственно навязывать этот полупенс. Письмо это хорошо иметь в каждом семействе».

Автор подписался. Как «М.Б. Суконщик». Поскольку гонорар за издание рукописи платить было некому, а язык был настолько ясным, что и картинки не требовались, Хардинг немедленно напечатал письмо, сколько хватило бумаги. Оно разлетелось мгновенно – еще бы! Ведь автор писал о ненавистных всей стране вудовских медяках.

«Говорят, что председатель ирландского парламента имеет доход в 16 000 фунтов в год; так вот, ему придется нанять двести пятьдесят лошадей, чтобы доставить домой свой полугодовой доход, и нужно будет иметь несколько погребов в доме, чтобы эту сумму хранить».

Председателю парламента стало очень неуютно.

«Было бы очень тяжело, если бы, если бы Ирландия оказалась на одной чаше весов, а этот человек Вуд на другой; если бы перевесила его чаша другую, то есть наше королевство, с которого Англия получает дохода — и хорошими деньгами — не менее 1 000 000 фунтов в год, а ведь это больше того, что англичане получают со всего остального мира».

Портрет Джонатана Свифта, 1710 г. Чарльз Джервес. Источник: wikimedia.org

И призывает людей к действию:

«Что касается меня лично, то я уже решил, что делать: у меня в лавке есть немалый запас ирландских сукон и шелков, и вместо того, чтобы принимать вудовскую дрянную медь, я намереваюсь предложить моим соседям, мясникам, пекарям, пивоварам и другим товар за товар. А то небольшое количество золота и серебра, что я имею, я буду беречь как кровь сердца моего до лучших времен или до минуты, когда ничего не останется, как подыхать с голода…»

Эпитафия Свифта самому себе. Собор Св. Патрика. Фото: Wikipedia

Через несколько месяцев после публикации письма произошло следующее:

— Автора знали все

— Подтверждения его личности официально не было никакого.

— Ирландцы стали вести себя, как в письме и рекомендовалось.

— Королю пришлось назначать в Ирландию нового наместника.

— За доказательный донос на автора письма ввели награду.

— Означенную награду не получил никто.

— Уолпол потребовал от нового наместника ареста Свифта.

— Новый наместник лорд Картерет ответил ему, что для ареста потребуется десять тысяч солдат и готовность к войне. И добавил: «Я правлю Ирландией с соизволения доктора Свифта».

Рисунок на обложке сборника сочинений Свифта (1735): Ирландия благодарит Свифта, и ангелы дарят ему лавровый венок. Фото: Wikipedia

О, он не шутил и не преувеличивал. Самому Свифту он говорил: «Я знаю, что весь Дублин считает вас своим покровителем и беспрекословно послушается любого вашего приказания…»

Что там наместники, короли, министры, чеканщики пустой монеты… Люди были уверены, что ему подчиняются небесные тела!

На площади перед собором Святого Патрика собралась шумная толпа – ожидалось солнечное затмение. В толпе ругались, спорили, даже дрались, и Свифту надоело такое безобразие. Свифт послал служку на площадь с сообщением, что раз люди ведут себя так безобразно, он отменяет затмение. Толпа с сожалением разошлась…

В Дублине не было дома, где не лежала бы на полке книга «Писем суконщика», не было улицы без десятка его портретов.

А королю пришлось «вудовский медяк» отменить.

Что же сам Свифт? Избрался в парламент? Объявил себя королем Ирландии? Взял со всех по шиллингу и разбогател?

Уильям Темпл (William Temple), архиепископ Кентерберийский. Фото: Wikipedia

«Ну что вы, он же умный, и главное разумный человек! Нельзя пытаться так примитивно монетизировать «капитал доверия» или перенести его без потерь в реальную власть. В таком положении лучший вариант – замер рейтинга и серия встреч с представителями местных элит, и одновременных консультаций с представителями различных групп влияния в Лондоне, и…» — дорогой политический консультант! Вы серьезно решили, что Свифт, десять лет пребывавший в качестве секретаря, помощника и литературного советника возле великого Уильяма Темпла (уж почитайте сами, кто это был), – разбирался в политике хуже вас?

Эстер Джонсон ,»Стелла», английская подруга Джонатана Свифта. Гравюра М. Хайдера с копии Генри Макмануса. Фото: Wikipedia

Свифт написал великие «Путешествия Гулливера». Похоронил двух близких ему женщин. Каковы были их отношения – вы можете узнать в обозначенных самим Свифтом пределах: читайте «Дневник для Стеллы» (Свифт Дж. Дневник для Стеллы. — М.: Наука, 1981) и не читайте тех, кто пытается воссоздать на бумаге передачу «Без стыда рыбка из пруда» в исторических декорациях. Он написал несколько очень едких памфлетов, например, «Скромное предложение»:

Эстер Ванхомри, известная как «Ванесса», ирландка голландского происхождения, любовница и корреспондент Джонатана Свифта. Фото: Wikipedia

«Я уже вычислил, что стоимость содержания ребенка из бедной семьи (в этот список я включаю всех поселян, владеющих хижиной, чернорабочих и четыре пятых фермеров-арендаторов) равняется примерно двум шиллингам в год, включая сюда и лохмотья. И я думаю, что ни один джентльмен не пожалеет дать десять шиллингов за тельце хорошего, жирного младенца, из которого, как я уже сказал, можно приготовить четыре блюда превосходного питательного мяса и угостить за обедом приятеля или просто подать на стол, когда семья обедает без гостей. Таким образом, помещик научится быть хорошим хозяином и завоюет себе популярность среди своих арендаторов. А мать ребенка получит восемь шиллингов чистой прибыли и будет в состоянии работать, пока не произведет на свет другого младенца.

Swift’s death mask. Фото: Wikipedia

Люди более бережливые (я должен заметить, что время требует бережливости) могут еще вдобавок содрать и кожу; из надлежащим образом обработанной кожи младенца могут быть изготовлены превосходные дамские перчатки, а также летняя обувь для изящных джентльменов».

Использование йеху гуигнгнмами в качестве рабочего скота. Илл. Луиса Джона Рида (конец XIX в.). Фото: Wikipedia

Это под каким же псевдонимом?

Да без всякого псевдонима. После того как из-за «Писем суконщика» пострадали издатель и книготорговцы, Свифт не счел нужным скрываться.

Был ли он патриотом? Был ли он священником? Политиком?

Александр Поуп на портрете работы Майкла Даля Фото: Wikipedia

«Я всегда ненавидел все нации, профессии и всякого рода сообщества; вся моя любовь обращена к отдельным людям: я ненавижу, например, породу законников, но люблю адвоката имярек и судью имярек; то же самое относится и к врачам (о собственной профессии говорить не стану), солдатам, англичанам, шотландцам, французам и прочим. Но прежде всего я ненавижу и презираю животное, именуемое человеком, хотя от всего сердца люблю Джона, Питера, Томаса и т. д. Таковы воззрения, коими я руководствовался на протяжении многих лет, хотя и не высказывал их, и буду продолжать в том же духе, пока буду иметь дело с людьми», — писал он Александру Поупу.

Бюст Свифта в соборе Св. Патрика. Фото: Wikipedia

«Он не любил Ирландию!» — крикнет один дурак.

«Он не любил священников!» — крикнет дурак номер два.

«Он не любил людей!» — крикнет дурак номер три — самый важный и умной внешности.

Свифт ненавидел власть человека над человеком, народа над народом. Именно она превращает человека в йеху.

А приятнейшей чертой ирландцев кажется мне та, благодаря которой никто не написал донос на Джонатана Свифта. Что это за черта?

Непросто жить среди тех, кто этого не знает.

Скоростной ирландский паром «Джонатан Свифт». Фото: Wikipedia

Джонатан Свифт — Книги, Путешествия Гулливера и Факты

Джонатан Свифт был ирландским писателем и сатириком. Наиболее известен тем, что написал «Путешествия Гулливера». Он был настоятелем собора Святого Патрика в Дублине.

Кем был Джонатан Свифт?

Ирландский писатель, священнослужитель и сатирик Джонатан Свифт вырос без отца. Под опекой своего дяди он получил степень бакалавра в Тринити-колледже, а затем работал помощником государственного деятеля. В конце концов, он стал деканом собора Святого Патрика в Дублине.Большинство его сочинений были опубликованы под псевдонимами. Его лучше всего помнят по его книге 1726 года « Путешествия Гулливера ».

Молодость и образование

Ирландский писатель и сатирик Свифт родился в Дублине, Ирландия, 30 ноября 1667 года. Его отец, поверенный, которого также звали Джонатан Свифт, умер всего за два месяца до его приезда. Без постоянного дохода его мать изо всех сил пыталась обеспечить своего новорожденного. К тому же Свифт был болезненным ребенком. Позже выяснилось, что он страдал болезнью Меньера, заболеванием внутреннего уха, из-за которого у больных возникает тошнота и тугоухость. Стремясь дать своему сыну наилучшее воспитание, мать Свифта отдала его Годвину Свифту, брату ее покойного мужа и члену уважаемой группы профессиональных адвокатов и судей Gray’s Inn. Годвин Свифт записал своего племянника в гимназию Килкенни (1674–1682), которая в то время была, пожалуй, лучшей школой в Ирландии. Переход Свифта от жизни в бедности к строгой обстановке частной школы оказался трудным. Однако в лице Уильяма Конгрива, будущего поэта и драматурга, он завел себе верного друга.

В возрасте 14 лет Свифт начал обучение в Тринити-колледже в Дублине. В 1686 году он получил степень бакалавра искусств и продолжил обучение в магистратуре. Вскоре после его исследования в Ирландии вспыхнули огромные беспорядки. Король Ирландии, Англии и Шотландии вскоре должен был быть свергнут. То, что стало известно как Славная революция 1688 года, побудило Свифта переехать в Англию и начать все заново. Его мать нашла для него должность секретаря при уважаемом английском государственном деятеле сэре Уильяме Темпле. В течение 10 лет Свифт работал в Мур-парке в Суррее и был помощником Темпла, помогая ему с политическими поручениями, а также в исследовании и публикации его собственных эссе и мемуаров. Темпл был впечатлен способностями Свифта и через некоторое время доверил ему деликатные и важные задачи.

Во время учебы в Мур-парке Свифт познакомился с дочерью экономки Темпл, восьмилетней девочкой по имени Эстер Джонсон. Когда они впервые встретились, она была на 15 лет моложе Свифт, но, несмотря на разницу в возрасте, они стали любовниками на всю оставшуюся жизнь.Когда она была ребенком, он был ее наставником и воспитателем и дал ей прозвище «Стелла». Когда она достигла совершеннолетия, они поддерживали близкие, но неоднозначные отношения, которые продолжались до самой смерти Джонсона. Ходили слухи, что они поженились в 1716 году и что Свифт всегда держал прядь волос Джонсона в своем распоряжении.

Письма

За десять лет работы в Temple Свифт дважды возвращался в Ирландию. В поездке в 1695 году он выполнил все необходимые требования, чтобы стать рукоположенным священником в англиканской традиции. Под влиянием Темпла он также начал писать сначала короткие эссе, а затем рукопись для более поздней книги. В 1699 году Темпл умер. Свифт выполнил задачу по редактированию и публикации своих мемуаров — не без споров со стороны нескольких членов семьи Темпла — а затем, неохотно, принял менее видную должность секретаря и капеллана графа Беркли. Совершив долгое путешествие в поместье графа, Свифту сообщили, что должность занята. Обескураженный, но находчивый, он положился на свою священническую квалификацию и нашел работу, служа в собрании размером с горошину всего в 20 милях от Дублина.Следующие 10 лет он занимался садоводством, проповедовал и работал в доме, предоставленном ему церковью. Он также вернулся к писательству. Его первая политическая брошюра называлась «Беседы о спорах и разногласиях в Афинах и Риме ».

В 1704 году Свифт анонимно выпустил «Повесть о корыте» и «Битва книг» . Tub , хотя и был широко популярен в массах, был резко осужден англиканской церковью. Якобы он критиковал религию, но Свифт имел в виду пародию на гордыню.Тем не менее, его труды принесли ему известность в Лондоне, и когда в 1710 году к власти пришли тори, они попросили его стать редактором их официальной газеты « Examiner ». Через некоторое время он полностью погрузился в политический ландшафт и начал писать одни из самых резких и известных политических брошюр того времени, в том числе «Поведение союзников» , нападение на вигов. Посвященный внутреннему кругу правительства тори, Свифт изложил свои личные мысли и чувства в потоке писем своей возлюбленной Стелле.Позже они будут опубликованы как The Journal to Stella .

‘Путешествия Гулливера’ и последующие годы

Увидев, что тори скоро потеряют власть, Свифт вернулся в Ирландию. В 1713 году он занял пост декана в соборе Святого Патрика в Дублине. Хотя он все еще был в контакте с Эстер Джонсон, документально подтверждено, что у него были романтические отношения с Эстер Ваномри (которую он называл Ванессой). Его ухаживания за ней вдохновили его длинное и легендарное стихотворение «Каденус и Ванесса».Ходят также слухи, что у него были отношения со знаменитой красавицей Анной Лонг.

Возглавляя свою общину в церкви Святого Патрика, Свифт начал писать то, что впоследствии станет его самым известным произведением. В 1726 году он, наконец, закончил рукопись. , он отправился в Лондон и воспользовался помощью нескольких друзей, которые анонимно опубликовали его как Путешествие в несколько отдаленных стран мира, в четырех частях. Лемюэль Гулливер, сначала хирург, а затем капитан нескольких кораблей — также известный, проще говоря, как Путешествия Гулливера .Книга имела немедленный успех и не была распродана с момента ее первого тиража. Интересно, что большая часть сюжетной линии указывает на исторические события, которые Свифт пережил много лет назад во время сильных политических потрясений.

Вскоре после празднования этой работы заболела давняя любовь Свифта, Эстер Джонсон. Она умерла в январе 1728 года. Конец ее жизни побудил Свифта написать Смерть миссис Джонсон . Вскоре после ее смерти умер ряд других друзей Свифта, в том числе Джон Гэй и Джон Арбетнот.Свифт, которого всегда поддерживали окружающие, теперь был весьма обеспокоен.

Смерть

В 1742 году Свифт перенес инсульт и потерял способность говорить. 19 октября 1745 года Свифт умер. Он был похоронен рядом с Эстер Джонсон в соборе Святого Патрика в Дублине.

Джонатан Свифт | Биография, книги и факты

Автор классической книги « Путешествий Гулливера » (1726 г.) Джонатан Свифт был крупной фигурой английской литературы.Также сатирик, священнослужитель и политический памфлетист, Свифт родился в Дублине, Ирландия, 30 ноября 1667 года, через семь месяцев после смерти своего отца. Лишившись кормильца и отца, семья очень обеднела и вынуждена была полагаться на помощь родственников, чтобы выжить. У Джонатана не было здорового детства, он страдал от болезни Меньера, которая вызывает головокружение, головокружение, тошноту и потерю слуха, поражающую внутреннее ухо. В раннем возрасте Джонатана отправили жить к своему дяде, Годвину Свифту, который поддержал его и дал ему самое лучшее образование.

Свифт учился в средней школе Килкенни с 1674 по 1682 год, а затем поступил в Тринити-колледж в Дублине, где получил степень бакалавра искусств. степень. Хотя Свифт хотел продолжить обучение для получения степени магистра, он не смог этого сделать из-за политических беспорядков во время Славной революции 1688 года. Переехав в Лестер, Англия, Свифт устроился секретарем к сэру Уильяму Темплу, отставной дипломат. Живя в своем доме в Мур-Парке, графство Суррей, Свифт познакомился с рядом политически влиятельных людей.Также в Мур-парке Свифт, которому тогда было 22 года, встретил Стеллу, дочь другого сотрудника Мур-парка, которой было всего 6 лет. У них сложились нежные дружеские отношения, и Свифт стал ее наставником и наставником. Сэр Уильям Темпл помог Свифту поступить в Оксфордский университет, используя свои влиятельные связи. В 1692 году Свифт получил степень магистра.

После возвращения из Ирландии, где он служил англиканским священником в течение года, Темпл попросил Свифта помочь ему в написании его мемуаров, управлении и публикации его работ после его смерти.В это же время Свифт начал работу над собственным письмом и написал «Битва книг» (1704 г.).

В 1700 году Свифт был назначен Чаплином лорду Беркли, а в 1701 году Дублинский Тринити-колледж присвоил ему звание доктора богословия. В 1704 году Свифт опубликовал свой юмористический взгляд на религию, «Повесть о бочке ». Свифт стал активной фигурой дублинского общества и политики, став резким критиком усилий по улучшению Ирландии. После присоединения к тори в 1710 году Свифт написал много известных политических брошюр, в том числе «Поведение союзников» (1711 г.), «Общественный дух вигов» (1714 г.), «Размышление о метле» (1703 г.) и «Скромный». Предложение .

В 1713 году Свифт вместе с Александром Поупом и другими основал литературный клуб «Скриблер». Он также стал деканом церкви Святого Патрика в Дублине. Свифт продолжал писать, часто под псевдонимом, например, Draiper Letters (1724) под именем М.Б. Драйпер. Свифт также опубликовал свой шедевр « Путешествия Гулливера » под псевдонимом Лемюэль Гулливер в 1726 году. Книга сразу же стала бестселлером и вдохновила многих на театральные и киноадаптации. Роман представляет собой кульминацию лет, проведенных Свифтом в политике с вигами и тори, а также касается социально-политических проблем, скрытых между строк.

Свифт утонул от горя, когда его возлюбленная Стелла умерла в 1728 году. Здоровье Свифта уже начало ухудшаться из-за болезни Альцжимера. Джонатан Свифт скончался 19 октября 1745 года. Он похоронен рядом со Стеллой в соборе Святого Патрика в Дублине.

Купить книги Джонатана Свифта

Плодовитый писатель и моралист со свирепым остроумием

 
Финтан О’Тул

Свифт — выдающийся мастер многих способов иронии в английском языке. Но его ослепительные литературные способности не должны закрывать нам глаза на его величие моралиста. Дикое негодование, терзавшее его сердце, разорвало в клочья и мысль о том, что установленный порядок вещей разумен, богоданен и неизбежен. Он все дестабилизирует, все делает относительным и временным. Гулливер смотрит на мир сначала с точки зрения гиганта, а затем с точки зрения крошечного гомункула. Он всемогущ, тогда просто игрушка. И его английская империя, цивилизация, которой он хвастается, лишается всех своих притязаний, когда король Бробдингнега испытывает отвращение к ее жестокости и безумию.Все самоуважение аристократов, политиков, священнослужителей и благонамеренных скромных предлагающих рушится, когда Свифт меняет точки зрения, и мы видим это в новом, резком, но ярком свете. Неудивительно, что система отомстила, превратив Свифта, еще при жизни, в мизантропа, извращенца, сумасшедшего, чья великая критика общества и морали была излиянием больного ума. Что-то из этой клеветы до сих пор цепляется за его память. Нам давно пора видеть его таким, каким он был: одним из величайших врагов, которых когда-либо имели тираническая напыщенность и самодовольная бесчеловечность.

Эндрю Смит

Эндрю Смит является руководителем отдела образования Собора Святого Патрика и соучредителем фестиваля Джонатана Свифта.

30 ноября 2017 года исполняется 350 лет со дня рождения Джонатана Свифта. Но кем он был? Яростный ирландский патриот, который был подавлен тем, что родился ирландцем. Священник с сомнительной верой. Человек, наиболее известный своим времяпрепровождением, бунтарь, который был частью истеблишмента.Свифт — человек многих противоречий, талантов и неожиданностей.

Он, несомненно, наиболее известен как автор книги «Путешествия Гулливера ». Впервые опубликованный в 1726 году, с тех пор он ни разу не выходил из печати. Это был огромный успех, и поначалу типография не могла удовлетворить спрос. С тех пор его переосмысливали разные поколения, и недавно газета Guardian назвала его третьим по популярности романом всех времен.

Свифт был плодовитым писателем, его шедевр сатиры, Скромное предложение показывает его злое чувство юмора. Он саркастически предлагает беднейшим семьям в обществе подумать о продаже своих годовалых детей богатым, чтобы их можно было съесть. Он методично описывает, как эта система может принести пользу всему обществу. Свифт прекрасно понимал значение шока, сарказма или комедии как инструментов в своем литературном арсенале.Позже Джеймс Джойс назвал его величайшим англоязычным сатириком.

Свифт также направил свое свирепое остроумие на истеблишмент. Писавший под псевдонимом MB Drapier, он успешно выступал против введения девальвированной валюты в Ирландии, что позже принесло ему свободу города. В то время, когда политические аргументы часто продвигались за счет скорости и силы словесного остроумия, Свифт был королем острот.О политике: «Сожгите все английское… кроме их угля». О религии: «У Ирландии достаточно религии, чтобы заставить ее ненавидеть, но недостаточно, чтобы заставить ее любить», и легкомысленных государственных расходах: «Вот доказательство ирландского здравого смысла / Здесь видно ирландское остроумие / Когда не осталось ничего, что стоило бы защищать / Мы создать журнал».

Избранное им призвание, возможно, является тем, чем он меньше всего известен. В качестве декана собора Святого Патрика он достиг вершины своей карьеры в церкви.Он думал, что Дублин, город его рождения, был культурной глушью. Он был слишком откровенен для своего же блага с точки зрения своего профессионального продвижения. Его личная вера в Бога была поставлена ​​под сомнение после известия о его назначении. «Посмотри на Святого Патрика, посмотри, мы молимся, На твою собственную церковь и шпиль; Преврати своего декана в этот великий день, иначе Бог поможет людям». Тем не менее Свифт каждое четвертое воскресенье проповедовал в церкви Святого Патрика перед большим количеством людей. Копия проповеди, которую он проповедовал, выставлена ​​сегодня и озаглавлена ​​«Проповедь о сне в церкви».

Свифт, без сомнения, был эксцентричным человеком своего времени. Он фанатично относился к чистоте и поддержанию формы. Человек, опередивший время. Его недоброжелатели использовали его необычное поведение как доказательство его безумия. Свифт, конечно, имел последнее слово: «Он отдал то немногое, что у него было, Чтобы построить дом для дураков и сумасшедших; И показано одним сатирическим штрихом, Ни один народ так этого не хотел». В его завещании говорилось, что все его личное состояние должно быть направлено на создание больницы Святого Патрика, первой предложившей гуманное обращение с психически больными.

Многие паломники со всего мира сегодня стекаются в средневековый собор, чтобы отдать дань уважения одному из величайших культурных достижений Ирландии. По иронии судьбы его профиль в Ирландии часто теряется из-за распространения ирландских писательских талантов. Однако пришедшие позже великие понимали, что стоят на плечах литературного гиганта.

Свифт ушел в покой;
Дикое негодование там
Не может разорвать его Грудь.
Подражай ему, если осмелишься,
Одурманенный миром путешественник; он
Отбыл человеческую свободу.

– ВБ Йейтс

Manchán Magan

С тех пор, как в 1726 году было опубликовано первое издание « Путешествий в несколько отдаленных стран мира» (Путешествия Гулливера) , люди спорят о том, является ли это литературой о путешествиях, басней или сатирой. Честно говоря, меня это мало волнует. Что важнее всего, так это то, что он передает путешествие захватывающим, интересным и проницательным способом — то, чего слишком часто не удается достичь в путевых заметках, и, возможно, то же самое было верно 300 лет назад, как сказал Свифт Лемюэль Гулливер: «Я думал, что мы были уже переполнены книгами о путешествиях: теперь не могло пройти ничего, что не было бы экстраординарным; при этом я сомневался, что некоторые авторы меньше обращались к истине, чем к собственному тщеславию.

Книга предлагает идеальную модель, с помощью которой можно бросить вызов самоанализу, лени и недостатку остроты так много литературы о путешествиях. Ей удается постоянно удивляться странностям других культур и идеям, которые мы можем извлечь из них: от того, как цивилизация гигантов Бробдингнега смотрит на наше ничтожное человеческое общество, до порочных междоусобных расколов, которые могут возникнуть из-за таких несущественных вопросов, как взлом яйцо на большем или меньшем конце.

Тем не менее, причина, по которой я возвращаюсь к ней, не столько из-за подвигов, подобных Индиане-Джонсу, сколько из-за почти инопланетных наблюдений над слабостями и мелочным тщеславием людей, а также из-за намеков, которые книга предлагает на более утопические альтернативы. Для меня это такое же сатирическое исследование политики, колониализма и человеческого существования, как и книга о путешествиях.
Манчан Маган проводит «Что бы сказал Свифт» в Центре ирландских писателей в 14:00 25 ноября

Уильям Мортон

Преподобный декан Уильям Мортон — декан собора Святого Патрика

Сочиненная им самим и выгравированная на мраморе Килкенни недалеко от того места, где он похоронен в соборе Святого Патрика в Дублине, эпитафия Джонатана Свифта выражает призыв к читателю более властно и актуально, чем когда-либо с момента его рождения 350 лет назад 30 ноября.«Здесь покоится тело Джонатана Свифта из этой Соборной церкви, декан, где дикое негодование больше не может терзать его сердце. Путешественник, иди и подражай, если сможешь, его настойчивому отстаиванию человеческой свободы.

Слова Дина Свифта — это громкий призыв к последующим поколениям обрести свободу или освобождение для жертв бедности и нужды — как он ясно сделал во время своего пребывания на посту Дина — когда его любовь к личности резко контрастировала с постоянным недоверием к людям. власти и институты, которые были синонимом несправедливости.Христианство для Свифта выражалось в любви к Богу и любви к ближнему. Он намного опередил свое время в своей гуманитарной помощи, построив благотворительную школу и богадельню, пожертвовав треть своего годового дохода бедным и, что стало его венцом, основав психиатрическую больницу.

Если бы он был жив сегодня, Свифт был бы потрясен бедностью и бездомностью, а также степенью, в которой люди так серьезно и неблагоприятно пострадали от наркомании, алкоголизма, группового насилия и других преступлений.Его желанием было бы, прежде всего, чтобы Церковь и общество неустанно трудились, претворяя в жизнь Евангелие Христа, таким образом подражая примеру «этого серьезного и преданного борца за свободу» и находя освобождение для тех, кто порабощен социальными лишениями и другими проблемы состояния человека.

Daniel Carey

Профессор Daniel Carey является директором Института Мура, Национальный университет Ирландии, Голуэй

Неизбежно много говорят о Свифте как о сатирике, но какой он? Определенно не из тех, кто возвращает нас к нашим чувствам и в процессе улучшает нас, указывая на нормы, которыми мы пренебрегли.Стратегия Свифта состоит в том, чтобы избавиться от норм и оставить нас в затруднительном положении. В этом смысле я думаю о нем как о сатирике-ловушке. Как это работает? В лучших сатирических произведениях Свифта в прозе он усваивает голос рассказчика или какого-либо авторитета — вспомните, например, Гулливера или гениального «прожектора», который предлагает Скромное предложение (1729). Сначала мы полагаемся на них как на руководство и предполагаем, что все в порядке. Они кажутся достаточно разумными. Однако постепенно мы начинаем терять уверенность.Рассказчик кажется все более и более сомнительным, не подозревая о собственной крайности. Но к тому времени ловушка захлопнулась: у нас нет пути назад или из замкнутого круга, созданного Свифтом. К тому времени, когда Гулливер завершил свое четвертое путешествие, он больше не идентифицирует себя даже со своим человечеством и переключил свою верность на лошадей, которые тем временем отвергают его как представителя низшего вида. Сторонник Скромное предложение , тем временем — всегда совершенствующийся — пришел к убеждению, что решение проблемы перенаселенности Ирландии — жарить младенцев и подавать их на ужин.Однако отследить точный момент, когда эти фигуры пересекли черту, не так просто, как кажется. Swift не столько наставляет, сколько выбивает из колеи. Его сатира разъедает, а не исправляет.
Профессор Дэниел Кэри примет участие в симпозиуме The Swift в соборе Святого Патрика в 14:15 25 ноября.

Эндрю Карпентер

Люди, знакомые с работами Свифта, часто забывают, насколько многие из них шокируют при первом прочтении. «Путешествие Гулливера » — это не просто умная история, которая понравится детям всех возрастов, но и резкая критика человеческой гордыни и самообмана: мы должны быть потрясены нашим самодовольством, когда слышим, как гигантский король Бробдингнега описывает людей как «самообман». самая пагубная раса маленьких гнусных паразитов, которых природа когда-либо позволяла ползать по поверхности земли». В равной степени католики, верящие в пресуществление, и пресвитериане, принимающие доктрину предопределения, должны быть в ужасе от пренебрежительных насмешек, которые Свифт изливает на их столь дорогие убеждения в A Tale of a Tub .

Многие из скаталогических стихов Свифта возмущали читателей на протяжении многих лет, но самым шокирующим текстом из всех является «Скромное предложение», направленное на то, чтобы дети бедняков в Ирландии не стали бременем для своих родителей или страны, а также на то, чтобы сделать их полезными для общества. общественный. Разумный, учтивый писатель «предлагает» простое решение — откормить детей бедняков и продать их в пищу богатым.Ни один джентльмен, писал «предлагатель» Свифта, не мог возражать против того, чтобы заплатить десять шиллингов за «тушу хорошего толстого ребенка».

Мы не должны допустить, чтобы наше знакомство с текстами Свифта позволило нам забыть, насколько они ужасны. Свифт был глубоко огорчен самообманом и гордыней, которые позволяют нам притворяться, что с миром все в порядке. Читатели его работы должны быть достаточно потрясены, чтобы приступить к самореформированию.

Профессор Эндрю Карпентер проводит «Скромное предложение» в Музее ирландской эмиграции EPIC в 18:00 25 ноября.

Паула Михан

Благословение
для Тони Кертиса

Не в колонию для художников
не в обнесенный стеной университет
а в сумасшедший дом
Я пойду, когда взойдет луна
В дневном небе, я пойду

и вырвать песню из уст незнакомца.

Так долго говорят
загадками, учат
сердце для ребенка разбивается,
сердце разбивается для ребенка
есть не что иное, как сдвиг
света на шиферной крыше
после дождя и бузины Пурпурный оттенок
— это столько же
, сколько вы знаете о скорби.

Они так долго говорят
в загадках, что мир наконец поверил
в загадку, земля понимает
ее обманчивую работу —
            лист, камень, волну.

В сумасшедший дом я пойду
за помощью из уст незнакомца:

            листовая корона вы

                      повторите волну

                                            камень защитит вашу могилу

Deirdre Nuttall

Джонатан Свифт был человеком, который определенно наслаждался едой, и еда часто упоминается в его трудах.Он дает свой совет по приготовлению и употреблению рыбы, когда говорит: «Говорят, что каждая рыба должна плавать трижды. Сначала он должен плавать в море… потом он должен плавать в масле, и, наконец, он должен плавать в кларете. Одно его маленькое стихотворение свидетельствует о его интересе как к еде, так и к женщинам: «Это мнение каждого повара / Нет пикантного блюда без лука / Но чтобы твои поцелуи не были испорчены / Лук твой должен полностью свариться», а на тему алкоголя он предложил: «Лучше лопнуть живот, чем пропасть хороший спиртной напиток.

К счастью, нам не нужно строить догадки о том, какими вкусными блюдами наслаждался Свифт, потому что в конце 17-го и начале 18-го веков женщина из Дублина по имени Ханна Александер написала длинную книгу рецептов – более 40 000 слов текста, плюс индекс — запись вкусных блюд, которыми наслаждались дублинцы, которым посчастливилось позволить себе множество местных и экзотических ингредиентов, доступных в то время. Ханна жила на Шип-стрит, рядом с Дублинским замком, и была соседкой Джонатана Свифта.Ее дети были его ровесниками, и семья была ему известна. Книга Ханны была наконец опубликована в 2014 году. Для меня просто замечательно, что с помощью шеф-повара Мэри Фаррелл в 2017 году Ханна устроила ему праздничный обед в соборе, который был в самом центре района, где они оба жили. .
Писательница и фольклорист доктор Дейдра Наттолл проводит программу «Еда Свифта: еда 17-го века» в соборе Святого Патрика в 19:00 26 ноября.

Фестиваль Джонатана Свифта начинается 23 ноября и включает в себя вечера с участием Пола Ховарда, Глена Хансарда и его друзей, Манчана Магана и многих других.jonathanswiftfestival.ie

Джонатан Свифт | Encyclopedia.com

родился: 160002, Дублин, Ирландия

Умерла: 1745, Дублин, Ирландия

Национальность:

Национальность: British

Жанр: Функция, поэзия

Основные работы:
Сказка (1704)
Путешествия Гулливера (1726)
Скромное предложение (1729)

Обзор

Джонатан Свифт — выдающийся англоязычный прозаик-сатирик.Его величайшая сатира, «Путешествие Гулливера » (1726 г.), попеременно описывается как нападение на человечество и трезвую оценку человеческих сил и слабостей. В дополнение к своей работе сатирика Свифт был также опытным второстепенным поэтом, мастером политической журналистики, видным политическим деятелем и одним из самых выдающихся лидеров англиканской церкви в Ирландии. По этим причинам он считается одной из представительных фигур своего времени.

Работы в биографическом и историческом контексте

Одинокое детство среди политических потрясений Детство Свифта характеризовалось разлукой.Его отец умер незадолго до рождения Свифта, и мать оставила его на попечение медсестры на три года в очень молодом возрасте. Однако Свифт был финансово обеспечен, и он получил образование в лучших школах Ирландии. Он был зачислен в Тринити-колледж в Дублине, когда в 1689 году после отречения католического короля Якова II вспыхнула волна гражданских беспорядков. Многие англо-ирландцы бежали в Англию, в том числе Свифт.

Годы Темпла В Англии Свифт получил должность секретаря сэра Уильяма Темпла, ученого и бывшего члена парламента, который писал свои мемуары.За исключением двух поездок в Ирландию, Свифт оставался на службе у Темпла и жил в его доме, Мур-Парке, до самой смерти Темпла в 1699 году. В этот период Свифт много читал, был представлен многим видным деятелям в кругу Темпла и начал карьеру в англиканская церковь, амбиции, которым помешало бездействие Темпла в получении Свифтом обещанного повышения в церкви. Примерно в это же время он встретил Эстер Джонсон, падчерицу стюарда Темпла. «Стелла», как прозвал ее Свифт, стала его доверенным лицом на всю жизнь.Несмотря на слухи об обратном, их отношения оставались платоническими; Переписка Свифта с ней позже была собрана в The Journal to Stella (1963).

К концу этого периода Свифт написал свои первые великие сатиры, Сказка о бочке и Битва книг . Оба были завершены к 1699 году, но опубликованы только в 1704 году под названием «Повесть о корыте, написанная для всеобщего улучшения человечества», к которой добавлен отчет о битве между древними и современными книгами в Сент-Луисе.Библиотека Джеймса . Обрамленный историей христианской церкви, A Tale высмеивал современных литературных и ученых педантов, а также диссидентов и католиков, выступавших против англиканской церкви, учреждения, которому Свифт будет предан на протяжении всей своей карьеры.

Протестантский контроль над Англией при Оливере Кромвеле привел к попытке правительства навязать строгие, непопулярные пуританские убеждения английскому населению. Свифт ненавидел такую ​​тиранию и стремился предотвратить ее в своих трудах. Битва Книг был написан в защиту Темпла. Велись спорные дебаты по поводу соответствующих достоинств древнего и современного обучения, при этом Темпл поддерживал позицию, согласно которой литература греческой и римской цивилизаций намного превосходит любые современные творения. Свифт обратился к недоброжелателям Темпла с аллегорической сатирой, изображающей победу тех, кто поддерживал древние тексты. Несмотря на то, что сюжеты «Повесть » и «Битва » вдохновлены актуальными спорами, они представляют собой блестящую сатиру со многими универсальными последствиями, касающимися природы и безумия эстетики, религиозных верований, схоластики и образования.

Политическая активность Когда Темпл умер в 1699 году, Свифт остался без положения и перспектив. Он вернулся в Ирландию, где занимал ряд церковных постов с 1699 по 1710 год. В этот период он писал все больше сатирических эссе от имени правящей партии вигов, чья политика ограничивала власть короны и увеличивала власть парламента. , а также ограничение католиков на политические посты, решительно поддержал Свифт. В этих брошюрах Свифт разработал прием, который характерен для большей части его более поздней сатиры: использование литературного персонажа для выражения иронически абсурдных мнений.Когда в 1709 году администрация вигов пала, Свифт переключил свою поддержку на правительство тори, которое, в отличие от вигов, поддерживая сильную корону, непреклонно поддерживало англиканскую церковь. В течение следующих пяти лет Свифт был главным политическим писателем тори, редактируя журнал The Examiner и сочиняя политические брошюры, стихи и прозу. Смена партии Свифтом привела к тому, что некоторые критики охарактеризовали его как циничного оппортуниста, но другие утверждают, что его обращение больше отражало изменение философии партий, чем собственных взглядов Свифта.Всегда ставящий интересы церкви выше партийной принадлежности, он решил служить партии, которая продвигала эти интересы.

Со смертью королевы Анны в 1714 году и воцарением Георга I партия тори уступила власть вигам, и Свифт вернулся в Ирландию в 1714 году, чтобы стать деканом собора Святого Патрика. За исключением кратких визитов в Лондон, Свифт провел остаток своей жизни в Ирландии. Первые пять лет после своего возвращения он воздерживался от политических споров. К 1720 году, однако, он возобновил свой интерес к делам Ирландии, выпустив серию брошюр, критикующих экономическую зависимость Ирландии от Англии и критикуя политику премьер-министра Роберта Уолпола.Его самый известный «. Скромное предложение » (1729 г.) представляет собой горькую сатиру, вдохновленную бедственным положением бедных ирландцев. В нем Свифт иронически предполагает, что растущее население и повсеместный голод можно было бы уменьшить, если бы бедняки начали есть своих детей. Произведение Свифта, считающееся одним из величайших сатирических эссе в мировой литературе, критикует самоуспокоенность перед лицом страданий и холодно-рациональные схемы социальных планировщиков, которые не в состоянии осознать боль, возникающую в результате их действия или бездействия.

«Путешествия» 14 августа 1725 года Джонатан Свифт написал своему другу Чарльзу Форду: «Я закончил свои «Путешествия» и теперь переписываю их; это замечательные вещи, и они чудесным образом исправят мир». Путешествие Гулливера бросил вызов самодовольным предположениям своих читателей о превосходстве их политических и социальных институтов, а также их заверениям в том, что как разумные животные они занимают привилегированное положение в мире. Универсально считающееся величайшим произведением Свифта этого периода, «Путешествие Гулливера » (опубликовано как « Путешествие в несколько отдаленных стран мира, в четырех частях»; Лемюэль Гулливер ), изображает путешествия одного человека в несколько странных и необычных земель.Некоторые ученые считают, что роман был написан в течение нескольких лет, когда Свифт был политическим агитатором, когда он входил в группу известных писателей-тори, известную как Scriblerus Club. Группа, в которую входили Александр Поуп, Джон Гэй и Джон Арбетнот, работала над несколькими сатирическими произведениями, включая The Scriblerus Papers . Они также планировали сатиру под названием The Memoirs of Martinus Scriblerus , которая должна была включать в себя несколько воображаемых путешествий.Многие считают, что Путешествия Гулливера были вдохновлены этой работой. Хотя роман был опубликован анонимно, многие подозревали авторство Свифта. Книга имела немедленный успех.

Жизнь после Гулливера Свифт оставался активным на протяжении 1720-х и 1730-х годов как политический обозреватель, сатирик и, что более важно, как поэт. В этот период он написал большую часть своих лучших стихов, в том числе стиха о смерти доктора Свифта . Последние годы жизни Свифта, примерно с 1736 года до его смерти, были предметом множества легенд и дезинформации.В восемнадцатом и девятнадцатом веках критики и биографы ошибочно пришли к выводу, что Свифт сошел с ума за несколько лет до своей смерти. Однако на протяжении всей своей жизни он страдал от так называемого синдрома Меньера, или лабиринтного головокружения, болезни внутреннего уха, вызывающей приступы тошноты, головокружения, временной глухоты и сильной боли. В 1740 году он также перенес паралитический инсульт, вызвавший афазию и потерю памяти. В конце концов, в 1742 году его признали неспособным позаботиться о себе и отдали под опеку опекунов.Свифт умер в 1745 году и был похоронен рядом с Эстер Джонсон в соборе Святого Патрика.

Произведения в литературном контексте

Сатира или цинизм? В эпоху Просвещения мыслители восемнадцатого века все больше верили в рациональность человеческих существ и в способность разума улучшать и даже совершенствовать человеческие условия. Свифт категорически отверг эти взгляды; получив образование в семнадцатом столетии, он придерживался акцента того периода на несовершенстве людей в результате грехопадения.Хотя Свифт считал, что люди способны рассуждать, он также считал, что они редко проявляют эту способность. Таким образом, хотя он одобрял некоторые меры социальной реформы, он выступал за их реализацию с помощью средств, которые признавали необходимость контролировать человеческую коррумпированность. Отход Свифта от господствовавших в его время мыслей заслужил ему осуждение при жизни и на протяжении столетий после этого со стороны критиков, которые обвиняли его в человеконенавистничестве и изображали его как ожесточенного человека, ненавидящего человечество. Однако его защитники, в основном критики двадцатого века, утверждали, что его едкая проза просто выражала его боль по поводу несоответствия между миром, каким он был, и миром, каким он должен был быть.Они утверждают, что, изображая людей в шокирующих крайностях низости и чудовищности, он стремился к лучшему миру. Свифт защищал свой взгляд на человечество, написав: «Я всегда ненавидел все нации, профессии и сообщества, и вся моя любовь направлена ​​на отдельных людей… Я ненавижу и ненавижу это животное, называемое человеком, хотя я горячо люблю Иоанна, Петра, Фому и других. так далее.»

Роман о воображаемых путешествиях Конечно, Путешествие Гулливера — это сатира, но роман ли это? «Возможно, нет», — Роберт С.Эллиот замечает: «Хотя нелегко сказать (за исключением произвольной оговорки), почему это не так». Частично проблема с классификацией «Путешествия Гулливера » как романа возникает из-за включения Свифтом большого количества материалов, которые не являются ни чисто повествовательными, ни сатирическими, но в значительной степени философскими. Действительно, «Путешествие Гулливера » чаще всего описывалось как воображаемое или «философское» путешествие, поджанр, наиболее четко определенный Уильямом А. Эдди как «дидактический трактат, в котором авторская критика общества изложена в притчевой форме Воображаемое путешествие , совершенное одним или несколькими европейцами в несуществующую или малоизвестную страну… вместе с описанием посещенного воображаемого общества.

Работы в критическом контексте

В период с 1945 по 1985 год почти пятьсот книг и статей посвятили свое внимание самому популярному произведению Свифта, «Путешествия Гулливера» . Даже сегодня исследователи Свифта не знают, как классифицировать произведение, которое считалось детской сказкой, фантастическим путешествием, моральной аллегорией и романом.

ЛИТЕРАТУРНЫЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ СОВРЕМЕННИКИ

Известные современники Свифта включают:

Уильям Конгрив (1670–1729): поэт и драматург, Конгрив написал несколько самых популярных английских пьес периода Реставрации, в том числе 9027 Мир (1700).

Георг I (1660–1727): Когда королева Анна умерла бездетной в 1714 году, Джордж, принц-курфюрст Ганновера, был назван королем Великобритании из-за своей протестантской веры — другие претенденты были католиками. Ганноверский дом правил Великобританией до смерти королевы Виктории в 1901 году. , один из первых и до сих пор один из самых читаемых романов, написанных на английском языке.

Александр Поуп (1688–1744): выдающийся английский поэт восемнадцатого века, Поуп, согласно Оксфордскому словарю цитат , является третьим наиболее цитируемым писателем на английском языке после Шекспира и Альфреда, лорда. Теннисон. Например, фильм «Вечное сияние чистого разума » получил свое название от одного из стихотворений Поупа.

Джордж Фридрих Гендель (1685–1789): Пожалуй, самый известный композитор эпохи барокко. Самым известным произведением Генделя является его Мессия , особенно хор «Аллилуйя».Его творчество повлияло на более поздних композиторов, таких как Моцарт и Бетховен.

Путешествия Гулливера Характеристика Гулливера также вызывает много споров. Ранние критики считали его рупором Свифта и принимали все, что говорил Гулливер, как авторское мнение. Однако современные критики признают в нем отдельного персонажа, которого Свифт использует в более тонких целях. Наиболее важные современные дебаты сосредоточены на намерениях Свифта относительно создания Гулливера — должен ли он быть последовательно реализованным персонажем, надежным рассказчиком или сатирическим объектом, мнения которого являются объектом насмешек Свифта.Этот спор о природе Гулливера важен, потому что критики стремятся определить, предназначен ли Гулливер быть человеком с определенными чертами характера, претерпевающим трансформацию, или аллегорическим представителем человечества. В целом Гулливер считается гибкой личностью, которой Свифт манипулирует, чтобы представить разнообразные взгляды и сатирические ситуации, а также указать на сложность и непредсказуемость человеческой натуры.

В то время как первые читатели Свифта с энтузиазмом приветствовали «Путешествие Гулливера» , более поздние критики жаловались, что «Путешествие к гуигнгнмам» представляет собой «настоящее оскорбление человечества.За многих высказался Эдвард Янг, когда обвинил Свифта в том, что тот «похулил природу немногим ниже ангельской». Викторианские критики могли объяснить разъедающую сатиру «Путешествия к гуигнгнмам» только тем, что автор был одновременно человеконенавистником и безумцем. Сэр Вальтер Скотт, например, проследил «обличения» Свифта против человеческой природы до того «угрюмого и отвращенного состояния ума Свифта, которое, несомненно, уже тогда находилось под влиянием первых впечатлений от того зарождающегося психического заболевания, которое в данном случае было отмечено всеобщей мизантропия.Писатель Уильям Теккерей спросил: «Что сделал этот человек? Какие тайные угрызения совести терзали его сердце? Вопросы Теккерея олицетворяют желание биографов девятнадцатого и начала двадцатого века объяснить сатирическое негодование Свифта, вызывая в воображении темное и в значительной степени воображаемое прошлое.

Responses to Literature

  1. Используя Интернет или библиотеку, узнайте, как реальные путешествия так называемой эпохи Великих географических открытий (шестнадцатого и семнадцатого веков) сравниваются с путешествиями Гулливера.В отчете перед классом опишите две или три найденные вами истории о фантастических далеких местах, описанных реальными исследователями.
  2. Используя Интернет или библиотеку, исследуйте конфликт между ирландцами и англичанами во времена Свифта. Напишите эссе, описывающее, как этот конфликт мотивирует прочитанную вами сатиру на Свифта. Каково историческое значение собственного англо-ирландского наследия Свифта?
  3. Вместе с группой своих одноклассников исследуйте философские теории великих умов эпохи Просвещения, таких как Рене Декарт, Томас Гоббс, Готфрид Лейбниц и Джон Локк.Затем напишите отчет для своего класса о том, как мнения Гулливера в Путешествии Гулливера отражают некоторые из этих идей.
  4. Обсудите с группой своих одноклассников концепцию Свифта об абсурдности моды и социальных нравов высшего класса. Используйте самый последний текст Swift, который вы прочитали в группе, чтобы поддержать свое мнение.

ОБЫЧНЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОПЫТ

Другие литературные произведения, считающиеся образцами язвительной сатиры, включают:

Приключения Гекльберри Финна (1884), роман Марка Твена.Рассказанный глазами невинного иностранца, величайший роман Твена является обвинительным актом во многих укоренившихся идеях и предрассудках, особенно в расизме.

Уловка-22 (1961), роман Джозефа Хеллера. Считающийся одним из величайших литературных произведений двадцатого века, этот рассказ, действие которого происходит во время Второй мировой войны, переворачивает почти все моральные и логические условности с ног на голову: «Единственный способ выжить в такой безумной системе — сойти с ума самому».

Бэббит (1922), роман Синклера Льюиса.Первый роман Льюиса, он быстро заслужил место классической сатиры на американскую культуру, особенно на конформизм среднего класса.

БИБЛИОГРАФИЯ

Книги

Лок, Ф. П. Политика путешествий Гулливера . Глостершир: Clarendon Press, 1980.

Нокс, Дэвид. Джонатан Свифт, Лицемер наоборот: критическая биография . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1985.

Поллак, Эллен. Поэтика сексуального мифа: гендер и идеология в стихах Свифта и Поупа .Чикаго: University of Chicago Press, 1985.

Роусон, Си Джей Гулливер и нежный читатель . Лондон: Routledge & Kegan Paul, 1973.

Розенхайм, Эдвард, Свифт и искусство сатирика . Чикаго: University of Chicago Press, 1963.

Tuveson, Ernest, ed. Свифт: Сборник критических статей . Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1964.

Voight, Milton, Swift and the Twentieth Century . Детройт, штат Мичиган.: Издательство государственного университета Уэйна, 1964.

Уильямс, Кэтлин. Джонатан Свифт и эпоха компромиссов . Лоуренс: University of Kansas Press, 1958.

Периодические издания

Исследования по английской литературе 15:00–19:00 (лето 1989 г.).

Техасские исследования языка и литературы (осень 1990 г.).

Жизнь и наследие Джонатана Свифта

Многие стихотворения Свифта циркулировали в рукописях и были собраны и напечатаны гораздо позже.Некоторые были написаны для близких друзей, таких как Стелла и Ванесса, в то время как другие были легкими стихами, которые не считались достойными типографской краски. Однако в конце 1720-х годов Свифт, теперь постоянно проживающий в Ирландии, перешел от прозы к поэзии как своему основному способу публичного выражения, опубликовав эти произведения в Лондоне, многие из которых представляли собой большие фолианты. В этом случае представлены некоторые из этих более поздних поэтических произведений, носивших как социальный, так и политический характер.


PR3724 .L32 1732
Женский гардероб
Лондон: напечатано для Дж.Робертс, 1732
Коллекция Тиринк

Одна из группы копрологических стихотворений, написанных Свифтом в начале 1730-х годов, явно предназначалась для того, чтобы вызвать отвращение у «мягкого» читателя. Идеализм любовника Стрефона в отношении объекта его желания, Селии, чье имя означает «небесная», разрушается, когда он входит в ее гримерку только для того, чтобы обнаружить ее грязные, вонючие личные вещи, разбросанные по комнате.

Эпиграмма на титульном листе этого стихотворения гласит:

Мы можем заметить, что самые прекрасные Цветы и самые вкусные Плоды иногда обязаны своим Питанием и Размножением такой Материи, которая наиболее оскорбительна для Чувств, которые сами обладают величайшей Силой для удовлетворения.– Фиддес

Несмотря на то, что стихотворение было крайне отвратительным, а может быть, потому, что оно было одним из самых популярных при жизни Свифта. Впервые он был опубликован вместе с другими стихотворениями в большом четвертом издании и впоследствии часто переиздавался.


PR3724 C3 1726 f
Томас Шеридан
«Правдивая и достоверная опись имущества, принадлежащего доктору Свиту»
в Каденус и Ванесса: Поэма
Лондон: Напечатано для Н.Бландфорд, 1726
Коллекция Тиринк

Свифт был частью более широкой культуры написания стихов на большие и второстепенные темы, общественные и личные, и не всегда ясно, кто что написал, особенно когда многие из этих стихов были опубликованы анонимно. Это короткое произведение, которое изначально считалось написанным хорошим другом Свифта Томасом Шериданом, а теперь редакторы поэзии нового Cambridge Edition of the Works of Jonathan Swift считают написанным самим Свифтом, имеет аналог в «Друзьях ( и враги)», где выставлено стихотворение Свифта о Квилке, загородном доме Шеридана.Это стихотворение было впервые напечатано 25 июня 1726 года в номере The London Journal .


PR3724 S78 1736
Персонаж, панегирик и описание клуба «Легион»
в S—t contra omnes: ирландский сборник
Лондон: напечатано в Дублине, переиздано в Лондоне и продано Р. Эми … миссис Додд … и продавцами книг и брошюр в Лондоне и Вестминстере, 1736 г.
Коллекция Тиринк

В отличие от других длинных сатир, написанных Свифтом в 1720-х и 1730-х годах, Legion Club посвящен современной ирландской политике и ирландскому парламенту, а не более крупным моральным или социальным проблемам.Свифт считал многих политиков, в которых доминируют землевладельцы, пытающиеся уменьшить свою поддержку Ирландской церкви, одержимыми демонами, «Легионом» (Луки 8:30) из названия стихотворения. Они превратили организацию в простой клуб, намеревающийся уничтожить Ирландию и ее жителей в своих корыстных целях.


PR3724 O6 1733 копия 2
О поэзии: рапсодия
Напечатано в Дублине и переиздано в Лондоне. Продано Дж. Хаггонсоном, 1733 г.
. Коллекция Тиринк

Это стихотворение исследует принуждение к написанию стихов и дает практические советы о том, как выжить как поэт в современном мире, где способность чрезмерно льстить или грубо критиковать, а не создавать хорошо сделанное стихотворение, является признаком успешный поэт.Свифт организовал ее публикацию в Лондоне. Сорок восемь подстрекательских строк, раскрывающих, что цари были созданы из худших черт зверей, а их всего четыре, могли быть добавлены после публикации, а не подвергнуты цензуре перед печатью.

Таким образом, подумайте о Королях, Имя означает
Свиньи, ослы, волки, бабуины и козы
Чтобы представить в цифре всего
лень, глупость, грабеж, озорство, похоть

Учитывая, что они кажутся неотъемлемой частью текста, маловероятно, что они являются исправлениями, но также неясно, когда Свифт их написал.Полный текст, включая эти строки, впервые появился в печати в 1758 году.


PR 3724 E65 1733
Послание к даме, пожелавшей, чтобы Автор написал о ней стихи в героическом стиле
Дублин напечатал и перепечатал в Лондоне для Дж. Уилфорда в «Трех цветках-де-Люс» за Домом капитула, церковный двор Святого Павла, 1734 г. [т.е. 1733]
Коллекция Тиринк

Это один из пакетов стихов, которые Мэри Барбер, поэтесса и одна из «Triumfeminate» Свифта, привезла в Лондон, чтобы Мэтью Пилкингтон ознакомился с прессой.Пилкингтон был арестован в связи с изданием этой работы в январе 1734 г. и освобожден только в начале февраля. Стихотворение адресовано ирландской подруге Свифта, леди Анне Ачесон, и размышляет о природе сатиры и ее потенциале как инструмента реформ, а также нападает на администрацию Уолпола.

Несмотря на заявление о выходных данных, копия дублинского издания неизвестна.


 

Джонатан Свифт Биография | Список произведений, учебных пособий и эссе

Джонатан Свифт был писателем, журналистом и политическим активистом, наиболее известным своим сатирическим романом «Путешествия Гулливера » и сатирическим эссе об ирландском голоде «Скромное предложение».

Родившийся в семье англичан в Дублине, Ирландия, Свифт учился в гимназии Килкенни и в Тринити-колледже в Дублине. Отречение короля Якова II привело его в Англию. Во время своего пребывания в Англии Свифт осознал свой большой талант к сатире и написал «Повесть о бочке » и «Битву книг», опубликованную в 1704 г. Свифт также решил сделать карьеру духовенства. Вернувшись в Ирландию, Свифт стал членом англиканского духовенства, рукоположенным в церкви. Ирландии.

Во времена правления королевы Анны (1702-1714) Свифт несколько раз посещал Лондон, заработав себе имя как талантливый эссеист. Он начал свою политическую карьеру в составе политической партии вигов, но в 1710 году перешел на другую сторону, став консерватором и возглавив журнал тори The Examiner . Свифт был возмущен отвращением вигов к англиканской церкви и не мог поддержать желание партии отменить Закон об испытаниях, который не позволял многим неангликанцам занимать должности в правительстве.Свифт сосредоточил свое время в качестве тори на поддержке их дела, написав длинные брошюры и эссе о религии и политике, продолжая высмеивать тех, кто придерживается иных взглядов. В 1713 году Свифту предложили пост декана собора Святого Патрика в Дублине. Когда в 1714 году умерла королева Анна, тори подверглись резкой критике, поэтому Свифт потерял благосклонность в Лондоне и большей части Англии. Он неохотно смирился с постоянным проживанием в Ирландии.

В 1724 году Свифт возглавил сопротивление ирландцев англичанам, которые продолжали их угнетать.Он написал много публичных писем и политических статей с целью сплотить людей. В одном из его самых известных эссе «Скромное предложение» сатирически говорится, что ирландцы решают свои проблемы голода и перенаселения, поедая своих детенышей. Свифт также занимался обширными комментариями к религии, хотя сегодня эти работы мало кто читает. Несмотря на то, что личность Свифта была широко известна жителям Дублина, никто не сообщил о нем, когда за его арест была предложена награда в 300 фунтов.

Свифт также известен благодаря книге «Путешествия Гулливера» , книге фэнтези, сатиры и политической аллегории, очень похожей на его другие, более короткие произведения. Он написал «Путешествие Гулливера » в 1725 году, и она была опубликована в 1726 году. Книга имела большой успех во всей Британской империи и способствовала известности и легитимности Свифта как писателя и общественного комментатора.

Большую часть своей жизни Свифт был жертвой болезни Меньера, которая влияет на равновесие и слух и вызывает тошноту и головокружение.Когда Свифту было около 72 лет, болезнь стала отвлекать его от выполнения обязанностей и общественной жизни. Он стал замкнутым и глубоко подавленным. Свифт умер в октябре 1745 года. Он был похоронен в соборе Святого Патрика, где работал деканом.

Свифт был большим другом Александра Поупа, коллеги-сатирика, наиболее известного благодаря «Похищению локона». В письме к Поупу Свифт однажды назвал себя мизантропом, но кажется более вероятным, что его просто разочаровали люди, которые предпочли не использовать логику и разум, которыми они обладали.

Взгляд на одного из величайших ирландских писателей

Взято из июльского/августовского номера журнала Welcomes в Ирландии за 2020 год. Подпишитесь сегодня!

Так уж получилось, что я живу примерно в 10 милях от места под названием Лилипутия. Это напоминает четырехчастную фантазию о некоем Лемюэле Гулливере, написанную, возможно, величайшим ирландским писателем из всех, опубликованную в 1726 году. человеческая природа и бывшие тогда в моде «рассказы путешественников».

Свифт родился в Дублине 30 ноября 1667 года в семье англичан. Его отец, юрист, умер до рождения Джонатана, и его детство частично прошло на попечении няни, дядей по отцовской линии и, скорее всего, в отсутствии обоих родителей. Некоторые части его жизни выглядели как сатира, что вполне уместно для человека, который сам стал ведущим сатириком, вечно подшучивающим средствами иронии, юмора, преувеличения и насмешки. Свифт сам признался, что написал свою самую известную работу, чтобы «рассердить мир», что, вероятно, и произошло.

Свифт начал свое образование в Kilkenny Grammar, а затем поступил в единственный на тот момент университет Ирландии, Тринити-колледж в Дублине, продолжая изучать латынь и греческий язык, добавляя иврит и углубляя свои познания в аристотелевской философии.

Через четыре года он получил диплом бакалавра искусств ex speciali gratia — термин, который Свифт позже приукрасил, подразумевая, что он был плохим учеником, но который, скорее всего, не имел негативных коннотаций, которые Свифт позже озорно предположил.Однако несомненно, что Свифт не был выдающимся студентом, и, покинув Тринити-колледж в 1686 году, он был озадачен выбором карьеры. Несмотря на помощь своих дядей, Свифту было нелегко попасть в профессию, которая позволила бы ему сохранить статус джентльмена, столь важный в его возрасте.

После Славной революции 1688 года; когда протестанты Вильгельм и Мария отняли трон у склоняющегося к католикам Якова II и последовавшие за этим беспорядки в Ирландии, Свифт направился в Англию и относительную безопасность.

Семейные связи помогли ему начать карьеру секретаря уважаемого дипломата и публициста сэра Уильяма Темпла, который жил в Фарнеме, графство Суррей. Сейчас, в возрасте 22 лет, Свифт быстро приступил к знакомству с большим, широким миром, и именно здесь он впервые встретил Эстер Джонсон, которой тогда было всего восемь лет. Джонсон была дочерью экономки Темпл и впоследствии стала для Свифта ученицей, другом и, возможно, любовницей.

В то время как источники различаются по статусу их отношений, Эстер в конечном итоге была увековечена в стихах, в первую очередь в «Журнале Стелле», и, несомненно, была важна для Свифта.Споры о характере их отношений продолжают бушевать: некоторые ученые полагают, что эти двое были тайно женаты еще в 1716 году, а другие отрицают любую возможность романтических отношений между ними.

В 1694 году Свифт сменил профессию и выучился на протестантского священника, служа в приходах в Каррикфергусе, графство Антрим. После смерти Темпла Свифт получил место священника в Ларакоре, городке в графстве Мит. Свифт надеялся в конечном итоге подняться по церковной лестнице и стать епископом или даже архиепископом.Однако его откровенный характер принес ему врагов, которые задержали продвижение по службе. Скандал вокруг его личной жизни также не пошел ему на пользу, когда во время визита в Лондон в 1708 году он впервые встретил Эстер Ваномри. Эта вторая Эстер была на семь лет моложе Эстер Джонсон и после возвращения с ним в Ирландию стала любовницей и корреспондентом Свифта более 10 лет. В конце концов ее бросили ради Джонсона, и в том же году она умерла с разбитым сердцем. Несмотря на скандал, Свифт действительно поднялся по служебной лестнице и в 1713 году был назначен настоятелем собора Святого Патрика.

В 1704 году после публикации его сатир «Битва книг» и «Сказка о бочке» Свифт вернулся к своему покойному покровителю в споре между Древними и Новыми. Спор был яростным литературным спором, бушующим как в Англии, так и во Франции, о том, была ли классическая литература (древней Греции и Рима) безупречной или ей могли бросить вызов современные произведения. Дебаты были начаты Темплом много лет назад после того, как он выступил против современной позиции в своем эссе « О древнем и современном обучении», и впоследствии были подхвачены Свифтом и его кругом друзей-писателей, часто называемым Клубом Scriblerus.

Визиты Свифта в Лондон были в основном политическими, но он также воспользовался возможностями, предоставленными ему во время путешествий, и завел множество друзей, как литературных, так и дворянских. Первоначально Свифт поддерживал вигов (нынешних либералов), но перешел на сторону тори из-за своей лояльности к английской церкви.

Его дружба с Робертом Харли сыграла ключевую роль в этом переходе, который подтвердился в 1710 году, когда Харли вернулся к власти, сначала в качестве канцлера казначейства, а затем в качестве лорда-казначея.Свифт был принят на работу в качестве редактора The Examiner, официального рупора тори.

Четыре последних года королевы Свифта излагают интриги и кампании того периода. В то время тори хотели обеспечить безопасность истеблишмента и положить конец войне с Францией, поэтому книга Свифта «О поведении союзников» поддержала эту цель, а также подвергла критике вигов.

Смерть королевы Анны в 1714 году разочаровала Свифта и членов Клуба Скриблеруса, предположительно потому, что они потеряли покровительство и благосклонность.Свифт вернулся в благочиние собора Святого Патрика в Дублине и в основном оставался там до своей смерти, где он решительно боролся за ирландские свободы, в которых тогдашнее правительство вигов отрицало. «Письма суконщика» Свифта стали самой известной частью этой проирландской деятельности. Свифт сосредоточился на ограничениях английского правительства на ирландскую торговлю, т.е. в отношении шерсти и крупного рогатого скота. Его энергичная кампания по ирландским вопросам, а также его благотворительные усилия для бедных Дублина возродили его репутацию, и он стал чем-то вроде современной знаменитости.

Во время своего визита в Лондон в 1726 году Свифт опубликовал «Путешествия Гулливера», свое лучшее и самое известное сатирическое произведение, которое состоит из четырех частей. Книга имела немедленный успех и остается таковым до сих пор. Хотя книга опубликована в Лондоне, большая часть книги была написана в доме Вудбрук в графстве Лаойс.

Завершение «Путешествий Гулливера», казалось, высвободило энергию Свифта для последующего легкого стиха, поскольку ранее он использовал этот особый талант только для развлечения дам.Поэзия этого жанра включала «Обсуждение великого вопроса» (1729 г.) и «Стихи на его собственную смерть». Свифту особенно нравились «О поэзии»; рапсодия, которую он назвал своим лучшим стихом сатиры.

Свифт умер 19 октября 1745 года в возрасте 77 лет. Он был похоронен в соборе Святого Патрика в Дублине, где его часто называют «Дином Свифтом» из-за того, что он был деканом с 1713 года до своей смерти.

Взято из июльского/августовского номера журнала Welcomes в Ирландии за 2020 год. Подпишитесь сегодня! Ирландская центральная история

Любите ирландскую историю? Поделитесь своими любимыми историями с другими любителями истории в группе IrishCentral History на Facebook.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.