Дженнифер чиаверини: Дженнифер Чиаверини – биография, книги, отзывы, цитаты

Содержание

Дженнифер Чиаверини ★ Все наладится! читать книгу онлайн бесплатно

Дженнифер Чиаверини

Все наладится!

© Рышкова Ю., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Марти и Николасу с любовью

Джулия терпеть не могла прощальные вечеринки по случаю ухода на пенсию. Последний выход виновника торжества «на поклон» и без того повергал в тоску, но еще хуже были косые взгляды в ее сторону. Она легко представила их перешептывания: «Не пора ли и нашей примадонне уйти со сцены? Неужели она не понимает, что ее время прошло?»

Подняв бокал в честь Мори, своего бессменного агента, Джулия ослепительно улыбнулась. Несмотря на равнодушие критиков, она считала себя хорошей актрисой и даже сейчас не выдала внутреннего смятения, осознав, что чуть ли не старше всех присутствующих и уже давно не первая красавица на этом сборище. Может, и правда лучше достойно уйти на покой, пока не поздно?

Без сомнения, все эти звезды и звездульки ждут не дождутся ее скорого ухода – особенно после отмены сериала «Большая семья». Она рассчитывала еще хотя бы на пару лет, но с тех пор, как ее экранные внуки из милых карапузов превратились в угрюмых проблемных подростков, рейтинги некогда популярного шоу неуклонно поползли вниз. Наконец, прошлой зимой у актера, играющего ее зятя, обнаружили какую-то жуткую инфекцию в грудном имплантате, и его пришлось госпитализировать, а сериал приостановить. После этого руководство студии решило не продлевать контракты. Большая часть актерского состава перешла на другие проекты, однако Джулия впервые за два десятилетия оказалась в простое, грозящем затянуться до скончания века.

Да, если завершать карьеру, то лучше сейчас. Деньги – не проблема: она сумела столь выгодно вложить свои гонорары, что хватит до конца жизни, даже учитывая чудовищные алименты третьему мужу. Однако уйти, не сыграв серьезной, значимой роли… Мысль об этом была невыносима.

Красавчик официант с улыбкой предложил ей еще один бокал шампанского. Что ж… Сериал закрыли, Мори уходит – остается лишь топить горести в вине. Сделав глоток, Джулия подняла глаза и заметила, что Мори многозначительно кивает в сторону кабинета. Если он намерен отругать ее за выпивку, она в долгу не останется. Что он вообще себе думает?! Бросает ее одну в такой момент!

– Чудесно выглядишь. – Мори поцеловал ее в щеку и закрыл за ними тяжелую дверь, заглушая шум вечеринки.

– Спасибо. Ты тоже хоть куда.

Он улыбнулся и одернул рукава элегантного смокинга.

– Ивлин настояла. Мне эта показуха ни к чему; восемнадцать лунок и обед с друзьями в клубе – вот все, что нужно для счастья.

– Да? И наплевать на тех, кто хочет с тобой попрощаться как следует? – Джулия пыталась сохранить легкомысленный тон, но в голосе явственно слышалась горечь. – Это на тебя не похоже – ставить гольф превыше друзей.

– Ну-ну, не надо так. – Мори легонько подтолкнул ее к мягкому дивану у камина. – Все будет хорошо; новый агент позаботится о тебе лучше, чем я за последние годы.

– Ты меня вполне устраивал. – Джулия растроганно погладила его по руке.  – Я тебе доверяю, как никому.

– Спасибо. – Мори откашлялся и достал платок. – Я это ценю.

Он резко отвернулся и отошел к столу. Джулия наблюдала за ним с нежностью. Последний истинный джентльмен Голливуда, Мори был старым другом ее первого мужа. Они с Ивлин помогли ей пережить смерть Чарльза и поддерживали на протяжении двух следующих нелепых браков и скандальных разводов. Это Мори настоял, чтобы продюсеры «Большой семьи» попробовали ее на роль Бабули Уилсон, хоть она и не подходила по типажу. Он распутывал сотни административных клубков и смягчал бесчисленные разочарования. Мори был настоящим другом в системе, где процветают лишь жадность и выгода.

Сунув платок в карман, он обернулся и протянул ей тонкую стопку бумаги, скрепленную золотым зажимом.

– Что это?

– Небольшой прощальный подарок. Разве я мог уйти, не позаботившись о тебе?

Именно этого Джулия и ожидала, но решила благоразумно промолчать.

– Эллен Хендерсон? – вопросительно протянула она, прочитав фамилию автора на титульном листе.  – Кто такая? С кем работала?

– Это ее первый крупный фильм.

– Мори! – Нахмурившись, Джулия небрежно отшвырнула сценарий на кофейный столик.

Он поднял бумаги и уселся рядом.

– Подожди с выводами, пока не прочтешь. Это как раз то, что нам нужно: в нем есть душа, есть эмоции и, главное, прекрасная роль для тебя, поверь.

Читать дальше

8 житейских уроков из романов Дженнифер Чиаверини

Романы Дженнифер Чиаверини переносят нас в атмосферу уютной малоэтажной Америки. Жизнь обитательниц местечка Элм-Крик идёт своим чередом. У каждой из них свои дом и семья, но по вечерам они неизменно собираются вместе. Занимаясь квилтингом, шитьём из лоскутков, женщины делятся друг с другом своими тревогами и вместе ищут решение. Чему можно у них поучиться? Искусству проживать день за днём с неизменной улыбкой, не уходить от проблем и всегда помнить о близких.


Такие обманчиво простые, рассказы героинь и сюжеты книг Чиаверини учат нас быть мудрыми, прощать, любить, преодолевать трудности и ещё раз доказывают, что уют дома и счастье семьи – лучший бальзам для души. Атмосферу романов Дженнифер Чиаверини трудно передать в нескольких фразах. Но ReadRate всё же нашёл для вас несколько цитат, которые настроят на спокойное, радостное и мудрое восприятие жизни.

1. Если не загасить обиду, отношения постепенно умрут.

2. Современная жизнь вынуждает нас часами просиживать за офисными перегородками в изоляции от окружающего мира. Мы чаще разговариваем с людьми при помощи телефона или компьютера, чем лично. Утрачена основная составляющая человеческого общения.

3. Жизнь вообще никому не даёт никаких гарантий. Но это не значит, что нужно бояться действовать. Страх перед непредвиденным не должен парализовывать человека.

4. Мама тобой гордится, даже если не всегда тебе это показывает.

5. Может быть, наоборот, необходимо вытащить все разногласия на поверхность и прямо их обсудить?

6. Я для всего стараюсь находить простые решения. Всегда, если есть возможность, выбираю короткий путь.

7. Когда-нибудь ты полюбишь и поймёшь, что дом твой там, где твоя любовь.

8. Ни одно мгновение больше не будет потрачено впустую.

В данный момент на русский язык переведены уже три романа цикла про поместье Элм-Крик Дженнифер Чиаверини: «Одинокая звезда», «Время прощать» и «Всё наладится!».

И это только начало, всего в серии 20 романов с житейскими историями, ненавязчивыми советами и благожелательной атмосферой.

Дженнифер Чиаверини — Одинокая звезда читать онлайн бесплатно

Дженнифер Чиаверини

Одинокая звезда

Пестрые судьбы –

Джеральдине Нейденбах и Мартину Чиаверини — с любовью

Jennifer Chiaverini

THE QUILTER’S APPRENTICE (Book 1)

Copyright © Jennifer Chiaverini, 1999

Originally, published by Simon & Schuster, Inc.

Photograph © Steve Garfinkel

© Гилярова И., перевод на русский язык, 2016

* * *

Романы Дженнифер Чиаверини входят в список бестселлеров New York Times. Ее героини живут в предвкушении счастья. И главное — они ценят дом, близких, друзей — все, что может поддержать в трудную минуту. Оригинальные сюжеты, искренность и любовь, с которыми писательница рассказывает о своих персонажах, неизменно привлекают внимание и читателей, и критиков.

Дженнифер Чиаверини создала нечто волшебное — роман, способный согреть душу.

Booklist

Сара прислонилась к кирпичной стене и сделала несколько глубоких вдохов–выдохов, чтобы хоть немного успокоиться и перебороть бурлившую в душе досаду. Она изо всех сил старалась держаться непринужденно и надеялась, что прохожие не обращают на нее внимания, не удивляются, почему в такой жаркий день она надела строгий костюм. Загородив ладонью глаза от солнца, Сара поискала глазами на дороге красный грузовичок Мэтта — их пикап, — хотя и не рассчитывала его увидеть. Нет, Мэтт не опаздывал, это она пришла на условленное место слишком рано. Собеседование оказалось самым коротким на ее памяти.

Струйка пота побежала по позвоночнику к талии, где шелковая блузка была заправлена в темно–синюю юбку. Сара сняла жакет и, аккуратно сложив, перекинула через руку. Конечно, все это бесполезно, скорее бы влезть в привычные шорты и майку. Густые каштановые волосы, укрощенные надо лбом заколкой, падали волнами на шею и плечи.

Люди, медленно шедшие мимо нее на работу, за покупками или на занятия в расположенном неподалеку Уотерфордском колледже, обливались потом и страдали от духоты так же, как и она. Через несколько месяцев Сара будет ныть и проклинать снег, как и все жители центральной части Пенсильвании, но сегодня ей ужасно хотелось, чтобы поскорее наступила осень.

Ручка портфеля впилась в ладонь. Сара переложила его в другую руку и посмотрела на соседнее здание, на крутящуюся дверь. При определенном везении кто–нибудь из тех, с кем она только что беседовала, пойдет на ланч и увидит ее. Возможно, ее станут уговаривать зайти внутрь, в прохладу кондиционера, и ей придется вежливо отказаться. Либо послушаться и смиренно прошмыгнуть сквозь стеклянную карусель, как бедная родственница. При мысли об этом она невольно прижалась к стене еще сильнее.

Раздались два отрывистых гудка. Сара увидела красный грузовичок, остановившийся на противоположной стороне улицы. Она оттолкнулась от стенки и поспешила к нему.

— Как результаты? — поинтересовался Мэтт, когда она села рядом с ним.

— Не спрашивай, — отмахнулась Сара.

Как ни старалась она говорить беззаботно и весело, лицо Мэтта помрачнело. Он отъехал от бордюра, потом похлопал ее по коленке.

— Ты понимаешь, как мне жалко, что все так получилось?

— Почему жалко? Ты ведь приехал вовремя…

— Я не об этом. Не прикидывайся, что не понимаешь. Мы никогда бы не переехали сюда, в этот маленький город, если бы не моя работа.

— Ты же не тащил меня за волосы. — Сара закрыла глаза и откинулась на сиденье. — И вообще, ты тем более не виноват в том, что я не могу показать себя в выгодном свете и всегда выгляжу идиоткой.

— Ты не идиотка.

— А ты не виноват в том, что меня никто не берет на работу.

— Ну, и все равно мне от этого не легче, — ответил он, встраиваясь в поток автомобилей. — Я серьезно, Сара. Мне в самом деле жаль.

Конечно, ему жаль, что тут удивительного? Ей тоже, но это не поможет найти работу. Как не помогло все ее усердие, с которым она добивалась в колледже высокого среднего балла GPA и посвящала все свободное время подработке и летней практике, чтобы набраться опыта. Даже те годы, которые она отдала своей последней работе, пожалуй, принесли ей скорее вред, чем пользу. Потенциальные работодатели смотрели резюме, видели специализацию и поэтому отказывались ее брать на какую–то другую работу.

Иногда Сара вспоминала первые годы после колледжа и удивлялась, что они с Мэттом были такими неисправимыми оптимистами, наивными молодоженами, полными радужных надежд. Впрочем, тогда и перспективы у них выглядели лучше. Потом ощущение от новизны самостоятельной жизни исчезло. Сара работала бухгалтером в местной торговой сети, ее дни текли унылой чередой. Мэтт трудился ландшафтным архитектором в университете Пенсильвании, и ему это очень нравилось. Но вскоре после его повышения до начальника смены, законодатели штата урезали университетский бюджет. Начальство решило, что им проще обойтись без новых клумб и деревьев, чем без книг для библиотеки и зарплат для преподавателей, и Мэтт вместе с другими озеленителями оказался без работы.

Постоянной занятости в небольшом городке Стейт — Колледж не предвиделось. Мэтт лишь изредка выполнял заказы профессоров–аграрников. Его бывшие коллеги один за другим уезжали в другие города, иногда даже в другие штаты. Но Мэтт решил найти себе что–нибудь в городе, где они встретились с Сарой, где сыграли свадьбу и где надеялись когда–нибудь растить детей.

Но со временем растаял даже природный оптимизм Мэтта. С каждым месяцем он все больше терял надежду. Утром, уходя на работу, Сара размышляла, что ей сделать, как помочь мужу. В то же время она боялась проявлять чрезмерную активность, иначе Мэтт подумает, что она сомневается в его самостоятельности.

Время шло, ее тревоги утратили остроту, но не исчезали. Мэтт превосходно выполнял частные заказы, какие удавалось получить, и Сара гордилась им. Она видела его упорство и старалась не жаловаться на собственную скучную работу. Нет–нет, год за годом она трудилась в положенные часы, получала зарплату и благодарила босса за ежегодные бонусы.

Она понимала, что должна быть признательна судьбе за удачу, но в душе чувствовала, что ей чего–то не хватает.

В один из декабрьских дней, когда они с Мэттом наряжали елку, Сара подсчитала, какое по счету Рождество они будут встречать в маленькой квартире на Колледж–авеню.

— Так много? — спросил Мэтт. В его глазах появилась печаль. — Я‑то рассчитывал, что к этому времени у нас уже будет собственный дом.

Сара повесила на высокую ветку искрящийся шар и ответила с улыбкой:

Читать дальше

Список книг и других произведений Дженнифер Чиаверини (Jennifer Chiaverini) Сортировка по году написания

Редактировать описание

Официальный сайт

Пока ничего нет, Обсудить

Список электронных книг на LibreBook, всего 3

The Quilter’s Apprentice
психологический романтика сентиментальный драма
Когда Сара МакКлюр и ее муж, Мэтт, переехали в Ватерфорд, штат Пенсильвания, она надеялась начать новую жизнь в маленьком университетском городке. Но работу найти не удалось, и она согласилась на временную: помочь пожилой Сильвии Компсон подготовить к продаже недвижимость ее недавно умершей сестры. Сильвия оказалась талантливым мастером шитья в технике квилтер и, в благодарность за помощь, предлагает поделиться с Сарой секретами своего таланта.Во время дальнейших уроков, начинают проявляться сложные нити судьбы Сильвии. Это и история молодой жены, испытавшей все муки тыла во время Второй мировой войны; и история семьи, раздираемой ревностью и предательством; история недопонимания, потерь и трагедий, которые невозможно исправить. По мере того, как между двумя женщинами растет привязанность, Сара решает помочь Сильвии освободиться от скорбей прошлого и восстановить жизнь и дом в былом величии. На этом пути она сталкивается с болезненной правдой о своей собственной семье.

Подобно тому, как более темные лоскутки одеяла усиливают наиболее яркие из них, ошибки прошлого способны усилить понимание близких и проложить путь к новым начинаниям.
©MrsGonzo для LibreBook

Одинокая звезда

Online

Round Robin
социальный психологический сентиментальный исторический

Роман, вошедший в список бестселлеров New York Times.
Уметь прощать – дар, который дан немногим. Сильвия, хозяйка поместья Элм-Крик, точно знает – жить с обидой в сердце невозможно, особенно если это обида на близкого человека. Вокруг нее множество людей, которым нужен ее совет – как простить?
Сара давно не общается с матерью – педантичная и требовательная Кэрол никогда не была довольна дочерью: муж не тот, карьера не та. Война между ними продолжалась бы, если бы не Сильвия. Мудрая подруга сделает все, чтобы помочь Саре, ее матери, а еще другим людям, запутавшимся в паутине горьких обид.
Джуди, получившей письмо от отца, который бросил ее еще в детстве; Саммер, не желающей покидать родительский дом; Бонни, подозревающей мужа в измене.
И Сильвия поможет каждой из них решить: простить людей, сделавших больно, или идти дальше, но уже в одиночку.

Время прощать

Online

The Cross-Country Quilters
психологический сентиментальный
Джулия, Меган, Донна, Грейс и Винни – подруги из разных уголков страны, которые собираются вместе, чтобы начать работу над сложным стеганным одеялом. Куски ткани разделены между женщинами еще год назад для того, чтобы они снова встретились в Элм-Крик и сшили разделенные секции в одно одеяло. Но подруги поставили перед собой сложную задачу: никто не может начать работу над своим блоком, пока не предпримет конкретных шагов для решения самой сложной проблемы, беспокоящей их в настоящий момент.

Несмотря на различия в возрасте, расе и происхождении, любовь женщин к технике пэчворк и искренняя привязанность друг к другу объединяет этих необычных женщин. Нити одеяла, которое они сшивают, подобно нитям, соединяющим их судьбы, создающим чудесное лоскутное одеяло заботы и верности. Эта работа лишний раз подтвердила расхожую истину: Друзей может разделять огромное расстояние, но сила их духовной связи способна преодолеть любые препятствия.

©MrsGonzo для LibreBook 

Все наладится!

Online

Все наладится!» — читать онлайн бесплатно, автор Дженнифер Чиаверини

Дженнифер Чиаверини


Все наладится!

© Рышкова Ю. , перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Марти и Николасу с любовью


Глава 1


Джулия терпеть не могла прощальные вечеринки по случаю ухода на пенсию. Последний выход виновника торжества «на поклон» и без того повергал в тоску, но еще хуже были косые взгляды в ее сторону. Она легко представила их перешептывания: «Не пора ли и нашей примадонне уйти со сцены? Неужели она не понимает, что ее время прошло?»

Подняв бокал в честь Мори, своего бессменного агента, Джулия ослепительно улыбнулась. Несмотря на равнодушие критиков, она считала себя хорошей актрисой и даже сейчас не выдала внутреннего смятения, осознав, что чуть ли не старше всех присутствующих и уже давно не первая красавица на этом сборище. Может, и правда лучше достойно уйти на покой, пока не поздно?

Без сомнения, все эти звезды и звездульки ждут не дождутся ее скорого ухода – особенно после отмены сериала «Большая семья». Она рассчитывала еще хотя бы на пару лет, но с тех пор, как ее экранные внуки из милых карапузов превратились в угрюмых проблемных подростков, рейтинги некогда популярного шоу неуклонно поползли вниз. Наконец, прошлой зимой у актера, играющего ее зятя, обнаружили какую-то жуткую инфекцию в грудном имплантате, и его пришлось госпитализировать, а сериал приостановить. После этого руководство студии решило не продлевать контракты. Большая часть актерского состава перешла на другие проекты, однако Джулия впервые за два десятилетия оказалась в простое, грозящем затянуться до скончания века.

Да, если завершать карьеру, то лучше сейчас. Деньги – не проблема: она сумела столь выгодно вложить свои гонорары, что хватит до конца жизни, даже учитывая чудовищные алименты третьему мужу. Однако уйти, не сыграв серьезной, значимой роли… Мысль об этом была невыносима.

Красавчик официант с улыбкой предложил ей еще один бокал шампанского. Что ж… Сериал закрыли, Мори уходит – остается лишь топить горести в вине. Сделав глоток, Джулия подняла глаза и заметила, что Мори многозначительно кивает в сторону кабинета. Если он намерен отругать ее за выпивку, она в долгу не останется. Что он вообще себе думает?! Бросает ее одну в такой момент!

– Чудесно выглядишь. – Мори поцеловал ее в щеку и закрыл за ними тяжелую дверь, заглушая шум вечеринки.

– Спасибо. Ты тоже хоть куда.

Он улыбнулся и одернул рукава элегантного смокинга.

– Ивлин настояла. Мне эта показуха ни к чему; восемнадцать лунок и обед с друзьями в клубе – вот все, что нужно для счастья.

– Да? И наплевать на тех, кто хочет с тобой попрощаться как следует? – Джулия пыталась сохранить легкомысленный тон, но в голосе явственно слышалась горечь. – Это на тебя не похоже – ставить гольф превыше друзей.

– Ну-ну, не надо так. – Мори легонько подтолкнул ее к мягкому дивану у камина. – Все будет хорошо; новый агент позаботится о тебе лучше, чем я за последние годы.

– Ты меня вполне устраивал. – Джулия растроганно погладила его по руке.  – Я тебе доверяю, как никому.

– Спасибо. – Мори откашлялся и достал платок. – Я это ценю.

Он резко отвернулся и отошел к столу. Джулия наблюдала за ним с нежностью. Последний истинный джентльмен Голливуда, Мори был старым другом ее первого мужа. Они с Ивлин помогли ей пережить смерть Чарльза и поддерживали на протяжении двух следующих нелепых браков и скандальных разводов. Это Мори настоял, чтобы продюсеры «Большой семьи» попробовали ее на роль Бабули Уилсон, хоть она и не подходила по типажу. Он распутывал сотни административных клубков и смягчал бесчисленные разочарования. Мори был настоящим другом в системе, где процветают лишь жадность и выгода.

Сунув платок в карман, он обернулся и протянул ей тонкую стопку бумаги, скрепленную золотым зажимом.

– Что это?

– Небольшой прощальный подарок. Разве я мог уйти, не позаботившись о тебе?

Именно этого Джулия и ожидала, но решила благоразумно промолчать.

– Эллен Хендерсон? – вопросительно протянула она, прочитав фамилию автора на титульном листе.  – Кто такая? С кем работала?

– Это ее первый крупный фильм.

– Мори! – Нахмурившись, Джулия небрежно отшвырнула сценарий на кофейный столик.

Он поднял бумаги и уселся рядом.

– Подожди с выводами, пока не прочтешь. Это как раз то, что нам нужно: в нем есть душа, есть эмоции и, главное, прекрасная роль для тебя, поверь.

– Кто режиссер?

– Тоже Эллен.

Алкоголь воспламенил и без того бурный темперамент Джулии.

– Это и есть серьезная роль? Я выиграла четыре «Эмми» и «Золотой глобус», а ты мне суешь какую-то пустышку?! И это после всего, чем я пожертвовала?! – Голос ее сорвался на всхлип, и она поспешно глотнула шампанское.

Мори осторожно забрал у нее фужер.

– Да, у Эллен нет опыта, но это не важно. Два года назад ее студенческую работу отметили на фестивале независимого кино. К тому же продюсером будет Уильям Бернье.

Джулия подняла брови:

– Так у него же контракт на три фильма с…

– Да, и это как раз один из них. Мы получим все бонусы крупной киностудии, не говоря уже о рекламе.

– Хм, неплохо, – признала Джулия. Даже если фильм провалится, Бернье запомнит, что ради него она дала шанс неизвестному молодому режиссеру. Не каждая актриса ее уровня пойдет на такой риск, и он это оценит.

Мори похлопал ее по колену и поднялся:

– Ну, не буду мешать. Если не понравится, я прямо сейчас объявлю всем, что не уйду на пенсию, пока не подыщу для тебя подходящий проект.

– Ловлю на слове! – поддразнила она, хотя подобное объявление куда больше смутило бы ее саму.

Оставшись одна в уютной тишине кабинета, Джулия решила пролистать первые сцены. По крайней мере, вечер за чтением спасет ее от фальшивых улыбок, приторных любезностей и жирной еды.

– «Лоскутки жизни», – прочла она вслух название и поморщилась. Вместо ожидаемого шедевра Мори подсунул ей какую-то дешевую мелодраму из жизни захолустья. Если Бернье и вправду так хорош, как о нем говорят, он мигом сменит название на более кассовое. Покачав головой, Джулия перевернула первую страницу и углубилась в чтение.

Несколько минут спустя она позабыла и про вечеринку, и про унизительное отсутствие ролей. Судьба женщины по имени Сэди Хендерсон в эпоху первых переселенцев захватила ее целиком. Исчез мягкий диван, стихли музыка и праздничный шум. Джулия даже почувствовала вкус пыли на губах, мысленно перенесясь на маленькую ферму в диких прериях. Непритворно заныло сердце, когда муж Сэди, Август, умер, оставив ее с двумя детьми. В одиночку героиня упорно противостояла трудностям, начиная с засухи и кончая саранчой, когда остальные сдались и вернулись домой, на восток. Вскоре пришлось продать семейные реликвии. По ночам Сэди шила лоскутные одеяла для богатых соседей, чтобы содержать семью. Лишь многие годы спустя ферма наконец начала приносить доход.

Джулия долго сидела молча, прижав сценарий к груди, не в силах вернуться из далекого прошлого. На месте Сэди она сдалась бы через неделю. Вот бы встретиться с ней, понять, откуда эта несгибаемая женщина черпала силы, взять себе на вооружение…

Звук отворившейся двери вывел ее из транса.

– Ну как? – спросил Мори, усаживаясь рядом.

– Вроде ничего, – осторожно ответила она. – Только кто же пойдет на такое – старушки и монашки? Слишком… э-э… благопристойно. – Она пролистала сценарий, покачивая головой. – Может, предложить Салли Филд?

– Вот зачем ты так, а? – возмутился Мори. – Сама же просила серьезную роль! Драматический сюжет, становление личности… Ты ведь именно этого хотела – по крайней мере, мне так казалось…

– Не кипятись! Я же не отказываюсь – просто не уверена, что мне подойдет.

– За эту роль ты получишь «Оскар», вот увидишь! – сказал он, но уже без прежнего нажима в голосе.

– Ну, тут есть неплохие монологи, – признала Джулия. Внезапно ее озарила ужасная догадка: – А какую, собственно, роль ты для меня наметил?

– Сэди Хендерсон, разумеется – в зрелые годы. У Бернье будут лучшие визажисты, уж я об этом позабочусь.

Джулия так обрадовалась – она решила, что Мори предлагает ей роль коварной пожилой соседки, – что пропустила мимо ушей намек на почтенный возраст.

– Если тебе неинтересно, так и скажи – я позову Энн Бэнкрофт или Джуди Денч…

– Интересно-интересно! – Мысль о том, что командорша[1] Джуди получит золотую статуэтку за роль, от которой она, Джулия, отказалась, была невыносима.

– Тогда я хочу тебя кое с кем познакомить.

Мори открыл дверь и ввел в кабинет стройную молодую девушку. Видно было, что она надела самое лучшее, однако немодная стрижка и отсутствие макияжа резко выделяли ее из толпы юных звездочек.

– Познакомься – Эллен Хендерсон.

Девушка энергично пожала ей руку:

– Мисс Мершо, для меня это большая честь. Я – ваша поклонница с детства!

От очередного намека на возраст Джулия скривилась, но все же заставила себя улыбнуться.

– Прямо-таки с детства? Надо же… – Внезапно она сообразила: – Хендерсон? Вы – потомок Сэди?

– Это моя прабабушка. В основу сценария легли ее дневники.

– Потрясающе! – воскликнула Джулия, отбросив всякую сдержанность, – ей очень хотелось верить, что Сэди была реальной женщиной из плоти и крови.

– У вас она вышла как живая, – заметил Мори.

Эллен покраснела:

– В конечном счете все зависит от актера. Мисс Мершо, я так хочу, чтобы именно вы сыграли мою прабабушку!

Годы работы в шоу-бизнесе научили Джулию во всем подозревать лесть.

– Да? И почему же?

– В вас чувствуется стержень, внутренняя сила – это видно в каждой вашей роли, начиная с миссис Сони в «Заливных лугах».

– Вы смотрели «Луга»?!

Но это невозможно! Старый фильм для детей, хоть и высоко оцененный критиками, давно канул в Лету. К тому же Эллен тогда и на свете не было; даже ее родители вряд ли успели дорасти…

– Его показывали в местной библиотеке во время летнего фестиваля; помню, я училась в четвертом классе. – Эллен робко улыбнулась. – Мне ужасно понравилась книга, но, когда я увидела, как персонажи оживают в фильме, я просто обомлела! Миссис Соня в вашем исполнении оказалась еще лучше, чем я себе представляла. С тех самых пор я и решила стать режиссером.

Ее неподдельное восхищение достигло цели.

– Я беру эту роль, – сказала Джулия, даже не подумав о контракте, сборах и афишах.

Эллен просияла.

– Спасибо вам огромное! – Она схватила Джулию за руку и затрясла. – Обещаю, вы не пожалеете!

Джулия засмеялась и высвободила руку.

– Думаю, будет интересно. – Она многозначительно подняла брови, подавая Мори знак.

– Нам с мисс Мершо нужно обговорить кое-какие детали, – сказал тот, провожая Эллен до дверей. – Пойдите еще повеселитесь.

Эллен замялась:

– Если я вам больше не нужна, поеду домой – уже поздно.

Бедная девочка, подумала Джулия. Пока она читала сценарий, серенькому воробышку пришлось выжидать в толпе павлинов.

– Ну все, – констатировал Мори, закрывая дверь, – ты завоевала ее сердце. Бернье взялся за проект только при условии, что она раздобудет знаменитость на главную роль.

– Ах вот как! – Джулия вспыхнула от удовольствия: значит, Бернье считает ее знаменитостью! Впрочем, удовольствие тут же сменилось раздражением: а что, собственно, такого? Небось командорша Джуди слышит подобные комплименты по сто раз на дню.  – А почему она сразу не сказала?

– Наверное, хотела, чтобы ты взяла эту роль из-за сюжета, а не из жалости к ней.

– Если она будет продолжать в том же духе, этот город ее сожрет и не поморщится. – И все же искренность девушки ее тронула.

– Ничего, еще обвыкнется.

– И чем скорее, тем лучше. Так когда начинаем? Натурные съемки будут?

– Да, несколько сцен, – сказал Мори извиняющимся тоном.

– Ладно. – Помолчав, она задумчиво пробормотала себе под нос: – Пожалуй, не помешает немного проветриться.

– Вот и хорошо – я как раз собираюсь тебя кое-куда отправить.

– В «Северное сияние» на недельку? – Это так похоже на Мори – устроить ей каникулы!

– Не совсем; скорее в командировку. – Мори улыбался, но как-то неуверенно. – Для роли нужно кое-чему научиться.

– Я умею ездить верхом.

– Зато ты не умеешь шить лоскутные одеяла – если, конечно, ты от меня ничего не скрываешь.

– Когда я от тебя что-нибудь скрывала? – Джулия помедлила. – Это обязательно?

Мори кивнул.

– Но ведь можно использовать дублера.

– Нет, Джулия, это очень важно для роли.

По его серьезному тону Джулия догадалась: он уже сказал Бернье, что она умеет шить.

– Ясно. Что ж, надо так надо. Даже любопытно. Пригласишь на съемочную площадку репетитора?

– У меня идея получше, – объяснил Мори. – Ты поедешь на курсы.

Меган давно не было так плохо – с тех самых пор как Робби заявился из клуба скаутов с синяком под глазом. На все расспросы он отмалчивался; тогда она позвонила вожатому.

– Некоторые дети просто не годятся в скауты. Может, вам попробовать на следующий год, когда нервы у него будут покрепче?

– Я думала, у вас клуб бойскаутов, а не морских пехотинцев, – огрызнулась Меган.

– Вот и объясните это своему сыну – он ударил первым.

Меган так опешила от столь наглой лжи, что потеряла дар речи и бросила трубку. Ее тихий, кроткий мальчик не способен на агрессию! Раньше его никто не бил. Именно в этот момент она поняла, что не может защитить своего ребенка от всех напастей жестокого мира: злобная банда семилеток оказалась сильнее материнской любви.

Позже сын признался: он действительно ударил первым, но тот мальчик сам напросился. Выяснилось, что Робби наплел ребятам, будто его отец – астронавт, работающий на космической станции. Его тут же уличили во вранье, поскольку станция еще только строилась. Тогда Робби заявил: мол, это всего лишь легенда для других стран, чтобы никто не знал, как далеко продвинулись американцы.

– Это международная станция, врун несчастный! – заявил тот мальчик, и тут Робби не выдержал и врезал ему.

Как и во всех его завиральных историях, в этой была крупица правды. Меган работала инженером в авиакосмической отрасли; когда-нибудь технологию, которую она разрабатывала, действительно будут использовать на борту космической станции. Однако ее бывший муж – хотя Меган порой и мечтала зашвырнуть его подальше на орбиту – был всего лишь коммерческим директором в Портланде.

Меган объяснила сыну, что драться нехорошо – лучше спокойно повернуться и уйти. Убедившись в том, что мальчик понимает разницу между реальностью и выдумкой, она добавила:

– Людям неприятно, когда их обманывают. Не нужно привирать ради дешевой популярности, будь самим собой.

На это Робби признался, что сам по себе он никому не интересен, вот и сочиняет всякие истории. Меган терпеливо указала ему на синяки – явное свидетельство того, что от вранья лучше не становится.

– Если хочешь рассмешить друзей – пожалуйста, только сразу честно говори – мол, сочиняю.

Как печально: бедный мальчик готов на все, чтобы понравиться сверстникам… Может, она ослеплена материнской любовью, но ведь он такой славный, такой умница – неужели никто не видит?

Это произошло два года назад, через пять лет после того, как Киф признался в измене и ушел от них. По сравнению с той болью сегодняшний инцидент показался ей сущим пустяком. И в самом деле, с чего было так расстраиваться? Не в первый раз ее не приглашают на вечеринку, хотя от Зоуи она этого никак не ожидала. Женщин на работе было мало, и все они знали друг друга; Меган даже считала Зоуи близкой подругой. Услышав, как Тина с Мишель обсуждают барбекю у Зоуи, она решила, что речь идет о предстоящем событии. Однако женщины, увидев ее, резко замолчали, и Меган поняла, в чем дело.

Вскоре к ней в кабинет зашла сама Зоуи и принялась неуклюже извиняться.

– Понимаешь, там собрались одни супружеские пары, – объяснила она, – вот я и подумала, что тебе будет неинтересно.

Меган натянула на лицо улыбку и заверила ее, что в следующий раз обязательно найдет себе сопровождающего. Когда подруга вышла, она заперла дверь и села у стола в нерешительности: разрыдаться прямо здесь или вылезти из окна и вдоволь наплакаться дома, без свидетелей? Вроде бы взрослая женщина с ребенком, а ведет себя как обиженная школьница. Люди избегают общества разведенки – что ж теперь поделать? Нельзя же им силой навязываться! К тому же не только Зоуи, но и большинство ее семейных друзей после ухода мужа как-то отдалились. Может, они думают, что развод заразен? Или на самом деле им нравилось общаться с Кифом, а ее просто терпели?.. Впрочем, что зря гадать, все равно правды не узнаешь – не в ее характере задавать вопросы в лоб.

Ничего, вечером она уложит Робби спать и поплачется в жилетку Донне, своей лучшей подруге. Они познакомились на форуме рукодельниц и с тех пор переписывались по электронной почте, хотя ни разу не виделись. Донна всегда была готова выслушать ее и утешить, и Меган отвечала тем же. Эх, жила бы она поближе! Они бы встречались за ланчем, ходили вместе по рукодельным лавочкам… Взять и подружиться с человеком, которого ни разу не видела: интересно, что это о ней говорит? Может, Робби унаследовал ее социофобию?

Подъезжая к дому родителей после работы, Меган бросила взгляд на часы: припозднилась, хотя отец еще не вернулся. Ее семья владела десятью акрами земли, втиснутыми между крупными фермами; они до сих пор обрабатывали большую часть, скорее в качестве хобби. Меган бережно хранила детские воспоминания об играх в прятки с отцом на кукурузном поле, среди зеленых стеблей с ярко-желтыми головками. Скоро и сын будет резвиться на просторе…

Припарковавшись у сарая, она поднялась на крыльцо. Навстречу ей выбежали собаки, приветливо виляя хвостами; Меган погладила сперва золотистого ретривера, потом немецкую овчарку. Из кухни послышался смех.

– Представляешь, – крикнул Робби, – у бабушки в детстве была своя корова! Она приходила, когда ее звали, и все такое, прям как собака! – Поймав вопросительный взгляд Меган, мать покачала головой. Робби заметил это и поспешно добавил: – Это я сам сочинил.

Та засмеялась и взъерошила ему волосы.

– Ах ты мой выдумщик!

Она обняла Меган, но улыбка тут же сошла с ее лица.

– Доченька, что случилось?

– Так, ерунда. На работе проблемы.

Она не собиралась ничего обсуждать в присутствии сына; да и вообще, вряд ли стоит рассказывать матери. Родители учили ее быть сильной и независимой – разве можно показывать свою слабость? Им, верующим католикам, и без того сложно принять развод; еще труднее понять, как глубоко ее задело предательство мужа.

Послышался шум мотора, и Робби выбежал встречать дедушку. Тут Меган не выдержала и рассказала матери все. Та продолжала невозмутимо лущить горох, вдумчиво кивая. Похожие сцены не раз повторялись на этой кухне, с тех самых пор, как Меган еще ребенком осознала всю жестокость мира.

– А что ты делала в прошлую субботу? – неожиданно спросила мать.

– Мы водили Робби на ярмарку. Ты же с нами была, разве не помнишь? – удивилась Меган.

– Конечно, помню! Я просто хотела проверить, помнишь ли ты. Славный выдался денек, правда? Погода была ясная, и Робби веселился от души.

Меган кивнула, не понимая, к чему она клонит.

– Ну вот, получается, эта Зоуи тебя облагодетельствовала. – Мать потерла ладони, будто стряхивая домашнюю работу и незадачливую коллегу одновременно. – Если бы ты пошла на вечеринку, то пропустила бы ярмарку. И ради чего? Ради сомнительного удовольствия?

– Дело не в этом, – сказала Меган, – а в том, что меня не позвали.

Лицо матери смягчилось.

– Я понимаю, детка. – Она похлопала Меган по щеке. – Мой рукодельный кружок собирается сегодня у Дороти Пирсон. Хочешь, пойдем со мной? А папа присмотрит за Робби.

Меган поежилась. Вот так же, помнится, и отец предложил сопровождать ее на выпускной в школе: никто из мальчиков не изъявил желания, а она была слишком робкой, чтобы навязываться. Мамины подруги, конечно, очень милые, но ведь они знают Меган с младенчества и всегда обращаются с ней как с ребенком.

– Мамуль, спасибо, мне сегодня еще надо поработать с документами.

– Останься хотя бы на ужин.

Меган представила содержимое своих кухонных шкафчиков. Где-то, кажется, завалялись макароны… Тут она вспомнила печеный мамин хлеб, цыпленка и свежие овощи прямо с грядки.

– С удовольствием.

Вернувшись домой, Меган наскоро просмотрела почту, догадываясь, что чека на алименты не будет. Такой уж паршивый выдался день, ничего хорошего ждать не приходится.

Поэтому, наткнувшись на письмо из журнала «Рукодельница», Меган приняла его за банальное напоминание о заканчивающейся подписке и отложила конверт в сторону. Лишь спустя пару дней она узнала, что выиграла первый приз за свое лоскутное одеяло – неделю на курсах рукоделия в усадьбе Элм-Крик.

– Молодчина, Меган! – воскликнула Донна, прочтя письмо. Наконец-то подруге улыбнулась удача!

Они познакомились на форуме, где Меган опубликовала отчаянную просьбу о помощи: сын увлекался динозаврами, и она готовила ему в подарок одеяло по мотивам известного мультика, но не хватило ткани. «Всего лишь полметра! – писала она. – Обменяю на что угодно, заплачу любую цену!»

Донна прониклась. Она обзвонила все магазины в штате, нашла пару метров в остатках в каком-то медвежьем углу, купила и отправила посылку Меган. Через неделю та прислала набор ткани с тематикой Гражданской войны и теплое письмо. Донна тут же написала ответ, поблагодарив за приятный сюрприз; так завязалась переписка по электронной почте. Незаметно женщины сблизились: одна поведала о разводе и проблемах на работе, другая – о вечной борьбе с лишним весом и трудных дочерях-подростках. И теперь Донна так искренне радовалась за подругу, словно сама выиграла конкурс.

Отправив письмо с поздравлениями, она выключила компьютер и вернулась за швейную машинку. Раньше здесь была детская, но девочки выросли, предпочитая закрываться каждая у себя, и Донна приспособила ее под ателье. Она любила свою тихую, уютную норку, хотя дверь держала открытой, чтобы отслеживать все происходящее в доме.

– Мам? – На пороге возникла миловидная, стройная Линдси в шортах и розовой маечке; длинные белокурые волосы забраны в хвостик. – Можно тебя на минутку? Надо поговорить.

Донна отложила шитье и повернулась на стуле.

– Да, солнышко. Что такое?

– Нет, не здесь. Папа ждет, и Бекка уже собралась на работу. Я хочу объявить всем сразу.

Дочь взяла ее за руку и повела вниз, в гостиную. Пол сидел на диване, Бекка устроилась возле него на ковре, со скучающим видом поглядывая на часы. Обменявшись недоуменным взглядом с мужем, Донна присела рядом.

Только теперь она заметила, что Линдси в волнении ломает пальцы и переминается с ноги на ногу. Сердце кольнуло недоброе предчувствие.

– Малыш, что случилось?

– У меня важная новость – мы с Брэндоном решили пожениться.

У Донны перехватило дыхание. Она инстинктивно нащупала руку мужа и сжала что есть силы.

Линдси оглядела притихшую семью.

– Ну, скажите что-нибудь, не молчите!

– Совсем сдурела, – флегматично отозвалась Бекка.

Линдси нахмурилась и перевела взгляд на родителей.

– Мам? Пап?

Вдох-выдох, скомандовала себе Донна.

– Да я как-то и не знаю, что сказать… – пролепетала она.

Дочь нервно улыбнулась:

– Ну, например, можно меня поздравить.

– Поздравляем, – хором протянули Донна с Полом. Бекка лишь картинно простонала и запрокинула голову.

– Вам же нравился Брэндон! – воскликнула Линдси.

– Да, но…

– Мне – нет, – уточнила Бекка.

– …Но все это так неожиданно, – закончил Пол.

– Мы уже два года встречаемся!

– Да я книжки библиотечные дольше держу! – вставила Бекка.

Донна погладила ее по плечу, утихомиривая.

– Дату назначили?

– Ну, я всегда хотела свадьбу в июне, а у Брэндона как раз будет отпуск…

– Следующим летом?!

– Я знаю, времени мало, но мы и не хотим ничего особенного.

– А как же колледж? – спросил отец.

– Брэндон считает, что нет смысла оканчивать – после университета он сможет содержать нас обоих.

– Ушам своим не верю, – покачала головой Бекка.

Донна мысленно с ней согласилась.

– Ты собираешься бросить колледж за год до выпуска?!

Линдси замешкалась.

– Брэндон считает, что мне и в этом году не стоит идти. Он предлагает потратить деньги на свадьбу – если вы не против.

– «Брэндон счита-а-а-ет», – передразнила Бекка. Тут ее осенило: – Ты беременна?!

– Нет! – огрызнулась Линдси, готовая заплакать. – Неужели никто за меня не рад?

Пол отпустил руку Донны и подался вперед.

– Солнышко, может, лучше сперва закончить учебу? Тебе же всего двадцать.

– И я уже совершеннолетняя!

– Нет ничего страшного в долгой помолвке, – вступила Донна. – Какая разница – год или два?

– Для Брэндона есть разница, – сказала Линдси, и Донна с болью в сердце почувствовала, что дочь закрывается от них. – Он вообще хотел пожениться прямо сейчас – еле уговорила его подождать до июня.

Это Донне не понравилось.

– И все-таки я не понимаю… – вмешался Пол. – Хотите пожениться – пожалуйста, мы не против, но зачем бросать колледж? Ты все потеряешь! Учеба, подруги…

– Театральный кружок, – подхватила Донна. – Как же твои постановки, ведь ты о них мечтала! А летняя практика? Профессор Коллинз сказал, что у тебя неплохие шансы.

Лицо девушки вспыхнуло румянцем.

– Я знаю, но, когда любишь, нужно идти на жертвы.

– И чем же таким Брэндон жертвует для тебя? – поинтересовалась Бекка.

Линдси метнула в нее сердитый взгляд.

– Я бросаю колледж, потому что Брэндон не сможет платить за мое обучение, а позволять вам содержать свою жену он не хочет. – Она прерывисто вздохнула, переводя взгляд с матери на отца. – Давайте не будем ссориться, пожалуйста! Скажите, что вы согласны!

– Ты уверена? – тихо спросила Донна.

– Да!

– Мы постараемся, – сказал Пол.

– Не надо стараться, просто порадуйтесь за меня!

У нее было такое несчастное лицо, что Донна не выдержала, встала и обняла ее. Поймав взгляд мужа, она едва заметно покачала головой: они обсудят ситуацию позже и придумают, как переубедить дочь.

– И все-таки ты спятила, – пробормотала Бекка.

Линдси оторвалась от матери и повернулась к ней:

– Будешь подружкой невесты?

– Подружкой… – задумалась Бекка. – А можно мне самой выбрать платье?

– Боишься, что я наряжу тебя пугалом?

– Не исключено.

– Ладно, фасон придумай сама, но цвет выберу я.

– Идет.

Линдси неуверенно посмотрела на мать:

– Поможешь мне с подвенечным платьем?

– К чему спешить? Времени полно.

– Я знаю, просто хочется поскорей со всем разделаться. – Ее губы дрогнули, и Донна поняла, скольких усилий ей стоит сдерживаться.

Пол вздохнул и задумчиво потер подбородок.

– Я понимаю, это все как снег на голову, но вы привыкнете, – заверила Линдси. – Брэндон сказал, что его родители тоже не ожидали, а потом обрадовались.

Интересно, давно ли им сообщили, подумала Донна. И кстати, когда вообще состоялась помолвка?

– Они приезжают сюда в следующем месяце, пятнадцатого числа, – сказала Линдси. – Я думаю, нам надо собраться и поужинать вместе – заодно и познакомитесь.

– Я не смогу, – вырвалось у Донны. Одно дело – поддержать дочь в родных стенах, другое – встречаться с той семьей, начинать предсвадебную возню безо всякого желания…

Линдси помрачнела:

– Почему?

Пятнадцатое августа – знакомая дата…

– У меня другие планы.

– Чем же таким ты будешь занята, что не сможешь оторваться?

– Мы с подругой едем на курсы. Я тебе говорила, разве не помнишь?

Линдси недоверчиво нахмурилась:

– Наверное, вылетело из головы.

– Извини, солнышко. Ничего, встречусь с ними в другой раз.

Брэндон вроде бы парень неплохой, но ведь они так молоды! Линдси хотела, чтобы за нее порадовались, однако как она могла радоваться, если сердцем чувствовала – дочь несчастлива…

С этими грустными мыслями Донна поднялась в свое уютное убежище и включила компьютер. Дожидаясь, пока система загрузится, она вспомнила, что нужно согласовать дату с Меган и выяснить, где, собственно, проходят эти курсы.

Адам спросонья нащупал телефон.

– Да? – промямлил он, с трудом приходя в себя. Прошлой ночью к нему завалились друзья с пивом и стопкой видеокассет, и они полночи смотрели кино про войну, где суровый главный герой обязательно умирал в конце, отважно спасая соратников. Натали терпеть не могла подобные фильмы, вот друзья и решили отпраздновать обретение его мужской независимости просмотром фильмов с обилием стрельбы и крови. Нужна ему эта независимость…

– Доброе утро, хороший мой, – раздался в трубке голос бабушки.

Ну конечно! Кто еще может звонить в такую рань в воскресенье?

– Я тебя разбудила?

– Ничего страшного.

– Тебе все равно пора вставать и идти в церковь.

Адам сощурился, пытаясь разглядеть стрелки будильника.

– До службы еще четыре часа. – Он поднялся и зевнул. – Ну, что случилось?

– Нужно, чтобы ты отвез меня кое-куда в следующем месяце.

Адам подавил смешок.

– Вот хорошо, что ты позвонила пораньше, – саркастически произнес он. – Если бы подождала до рассвета, у меня бы уже все было расписано на год вперед.

– Как ты разговариваешь с бабушкой?! – возмутились на том конце провода. – И это называется мой самый любимый внук!

– Ты всем своим внукам так говоришь.

– Не вижу противоречия. Ладно, ближе к делу. Ты свободен пятнадцатого августа? Или мне идти туда пешком? Это будет воскресенье.

У Адама защемило сердце. Он представил их типичное воскресенье: ленивый завтрак на террасе, поездка в деревню амишей[2] – Натали обожала старинную мебель; может, даже романтический ужин при свечах. А теперь…

– Я свободен.

– Точно?

– Точно. Куда ты собралась?

– На курсы рукоделия, разве не помнишь? Я всегда туда езжу на день рождения. Отвезешь пятнадцатого, заберешь двадцать первого, в субботу.

– Это в Пенсильвании?

– Да. Прошлый раз меня возила внучка; она сказала, что теперь твоя очередь.

Адам смутно припомнил, как сестра жаловалась на долгую дорогу к черту на кулички.

– Может, полетишь самолетом?

– Ты же знаешь, что я не люблю летать! И поездом не получится – от усадьбы слишком далеко до станции. Думаешь, взять такси? Наверное, придется, если тебе так трудно…

– Мне не трудно, – заверил он. – В понедельник у меня экзамены, но в воскресенье я совершенно свободен, так что отвезу.

– И заберешь?

– И заберу. – А, какая разница… Все лучше, чем слоняться по дому. Завести собаку, что ли?

– Спасибо, золотко мое. – Она помедлила. – Не хочешь поужинать со мной? Я приготовлю свинину.

– Нет, бабуль, спасибо…

– Я живу всего в часе езды. Даже меньше, учитывая, как ты водишь.

– Может, на следующей неделе…

Никого не хочется видеть.

Голос бабушки смягчился:

– Адам, я помню про вчерашний день.

Он поморщился:

– Помнить-то нечего…

– Без нее тебе будет лучше.

– Это я уже слышал.

– И хорошо, что все выяснилось до свадьбы!

– Бабуль, не надо…

– И вообще она мне никогда не нравилась.

– Да, я знаю.

Это знала и Натали, и вся семья. Даже подруги и соседки – и те наверняка в курсе. Бабуля всегда открыто высказывала свое мнение, не заботясь о чувствах окружающих. Да, у Натали есть недостатки: бурный темперамент, сложный характер – словом, никогда не знаешь, чего ожидать. Нельзя сказать, что он до сих пор ее любил, ведь доверие было подорвано. И все же сердце болело…

– А вот, кстати, у одной моей подруги есть внучка…

– Не надо меня ни с кем знакомить! Мне сейчас не до того. Бабуль, ну правда…

– Ясно, – отозвалась та невинным голосом. – Но если я вдруг встречу симпатичную девушку и она случайно окажется свободна…

Пообещав приехать на ужин в следующее воскресенье, Адам повесил трубку и со стоном рухнул в постель. Этим утром он должен был мирно спать в номере для новобрачных отеля «Рэдиссон» в обнимку со своей прелестной женой и видеть сны о будущем, полном надежд. Затем подъем, душ, легкий завтрак и свадебное путешествие… В реальности Натали поехала на Багамы со своей сестрой, а вместо поцелуя молодой жены его разбудил звонок бабушки.

Адам закрыл глаза и попытался уснуть. Еще не было шести, но он уже предчувствовал паршивый день. Может, и правда завести собаку? Натали терпеть не могла собак, а сейчас ему ничто не мешает. Вот бы еще излишне заботливые друзья и родственники оставили его в покое…

Слушая вполуха щебетание Сондры, Грейс кивала, однако мысли ее были заняты другим: большей частью – запланированным на утро интервью, но где-то на задворках сознания маячила швейная машинка, покрывшаяся пылью в ателье. К тому же навалилась усталость… Если б не бьющий в ноздри запах химикатов, она бы отключилась прямо в кресле.

– Тебя Джастина отвезет? – неожиданно спросила Сондра нарочито небрежным тоном.

– Да. – Грейс попыталась поймать ее взгляд в зеркале. – А что?

Она стала редко водить машину; неужели это так заметно? До салона недалеко, можно и пешком дойти. На что она намекает?

– Да так, просто вспомнила. Как у нее дела?

– Отлично. Учится, воспитывает Джошуа, волонтерствует в приюте. – Грейс всегда восхищалась вовлеченностью дочери в социальные проекты. Правда, она надеялась, что, получив диплом, та начнет работать не только на благо общественности.

Сондра подправила выбившуюся кудряшку.

– Встречается с кем-нибудь?

– Да вроде нет.

– Ты уверена?

– Ну… – Грейс задумалась. – Она бы мне сказала.

– А…

– На что ты намекаешь?

– Ну, вообще это меня не касается…

Грейс дотянулась ногой до пола и развернула кресло лицом к подруге.

– Выкладывай.

– Если ты настаиваешь… Пару дней назад я видела ее с Джошуа в ресторане. – Сондра многозначительно подняла брови: – Они были не одни.

– В смысле, с мужчиной?

– Ну а с кем еще? – Сондра прищурилась. – Джастина выглядела весьма оживленной…

Грейс воодушевилась. Может, таинственный незнакомец – отец Джошуа, раз она взяла с собой ребенка? Не исключено, что Джастина решила с ним помириться. Грейс всегда нравился Марк; она тяжело восприняла новость об их разрыве. Двухлетний Джошуа – просто ангел, но ведь ребенку нужен отец. Наконец-то Джастина это поняла!

– Ты его хорошенько рассмотрела?

– Угу. – Сондра развернула кресло обратно и взялась за расческу. – Высокий, симпатичный, глаза такие, знаешь, выразительные… Короче, в моем вкусе. Пусть пошлет его ко мне, когда надоест.

Грейс спрятала улыбку. У Сондры любой красавчик был «в ее вкусе».

– И почему же он должен ей надоесть?

Сондра поймала ее взгляд в зеркале.

– Да потому, что он ей в отцы годится.

– Ты уверена? – У Грейс заныло сердце. Значит, это не Марк. – Джастине никогда не нравились мужчины в возрасте.

– Ты его просто не видела!

Грейс и не надо было видеть – она уже ему не доверяла. Что на Джастину нашло? Она должна искать отца для Джошуа, а не для себя.

– Может, это профессор из колледжа и они обсуждали что-то по учебе.

– Ага – субботним вечером в ресторане! И зачем тогда она взяла с собой сына?

– Не знаю. – Грейс расстроенно пыталась вспомнить хоть какие-то зацепки. – Но она точно не говорила, что у нее свидание. А как он вел себя с ребенком?

Сондра вытаращила глаза, демонстрируя оскорбленную невинность.

– По-твоему, я весь вечер за ними шпионила?!

– Конечно. И я для тебя сделала бы то же самое.

– Они были как родные. – Сондра смахнула клочки волос с шеи Грейс. – А ты посмотри на это с другой стороны: старый, зато детей любит.

– Да, и одной ногой в могиле – лучше некуда!

Сондра засмеялась:

– Я сказала – в отцы годится, а не в прадедушки!

– Не вижу разницы.

– При чем тут возраст? – возмутилась Сондра. – Главное, чтобы человек был хороший.

– Если б ни при чем, ты бы не акцентировала внимание…

– Ну, может, это играет какую-то роль, хоть и не должно. – Сондра сняла накидку и дала Грейс зеркальце. – И вообще, не наше дело; лишь бы ей нравилось.

Грейс нахмурилась. Джастина – девушка умная, но даже умные люди совершают ошибки под влиянием эмоций – это она знала не понаслышке.

Однако главная проблема была не в этом, а в том, что Джастина скрыла от нее своего нового друга. Если их отношения зашли так далеко, что она уже берет на свидания Джошуа, то почему не сказать матери?

– Удачи! – пожелала на прощание Сондра, и Грейс не поняла, относилось это к интервью или к проблеме таинственного незнакомца.

Дочь с внуком ждали ее в парке через дорогу. Джастина тихонько покачивала Джошуа; копна ее длинных косичек, собранных на затылке шелковым шарфом, поблескивала на солнце. Высокие скулы и шоколадную кожу она унаследовала от матери вместе с упрямым характером и тягой к независимости, а страстный темперамент – от отца, которого едва помнила. Джошуа внешне был похож на Джастину, но в задумчивой созерцательности угадывался папа. Ах, если бы это все же оказался Марк!

Завидев мать, Джастина сняла Джошуа с качелей, и тот побежал ей навстречу.

– Оп! – пропыхтела она, поднимая его на руки. – Какой же ты у меня стал большой мальчик!

– И хулиганистый! – добавила с улыбкой Джастина, но в глазах мелькнуло беспокойство.

– Ничего, нормально, – заверила ее Грейс.

– Я знаю. – Все же Джастина забрала ребенка, и Грейс вздохнула с облегчением.

По дороге в телецентр она решила ни о чем не расспрашивать – дочь удар хватит, если она узнает, что материны подруги за ней шпионят, – лишь ограничилась осторожным намеком:

– Если бы ты с кем-то встречалась, ты бы сказала мне, правда?

– Конечно. – Джастина помедлила, сосредоточенно следя за дорогой. – Наверное… Зависит от ситуации.

– В смысле?

– Ну, вдруг бы он тебе не понравился… Или у нас было бы несерьезно… Не хочу тебя зря обнадеживать. – Она покосилась в зеркало заднего обзора и понизила голос: – Я и Джошуа ни с кем не знакомлю, чтоб не привязывался к кому ни попадя.

– Разумно.

– И потом, сын для меня всегда будет на первом месте; важно, чтобы потенциальный бойфренд это понимал. – Джастина вздохнула. – Наверное, поэтому я редко хожу на свидания… А, не очень-то и хотелось. Мне и так есть чем заняться; я не из тех женщин, кто считает, что без мужчины жизнь не удалась. Этому я научилась от тебя.

– Пожалуй, тут я переборщила, – угрюмо сказала Грейс, вспомнив Марка, но дочь лишь рассмеялась.

Доехав до телестудии, Джастина высадила мать у входа в здание. Грейс поднялась на второй этаж и присела в ожидании продюсера. Через десять минут стройная белокожая брюнетка влетела в холл, рассыпаясь в извинениях.

– Ничего страшного, я недолго ждала, – попыталась успокоить ее Грейс, но та продолжала щебетать, ведя ее сквозь лабиринт коридоров, да так быстро, что Грейс споткнулась и чуть не упала.

– Вас выпустят в эфир через пять минут, сразу после местных новостей, перед прогнозом погоды. Фото ваш помощник уже прислал, так что все готово. – Она остановилась у массивной двери, переводя дух. – Только сидите тихо и постарайтесь ничего не уронить!

– Хорошо, – буркнула Грейс.

В студии было холодно и темно; лишь в дальнем углу, на площадке, горели софиты. Двое ведущих по очереди читали текст с телесуфлера. Грейс высматривала знакомую ведущую с прошлого раза, но ее кресло занимала блондинка из утреннего шоу. Пока шла реклама, продюсер провела Грейс на площадку, и та с ужасом поняла, что блондинка и есть ее интервьюер.

– Здравствуйте! Меня зовут Андреа Ярфур, – представилась она, улыбаясь и протягивая руку с безупречным маникюром.

– Грейс Дэниэлс. – Чьи-то невидимые пальцы прикрепили к лацкану ее пиджака микрофон. – Спасибо, что позвали.

– Пожалуйста. Мне очень нравится ваша работа.

Грейс слегка напряглась:

– Вы же понимаете, что я пришла разговаривать не о себе?

– Да, разумеется, но, если останется время, можем затронуть эту тему.

– Мне бы не хотелось.

Андреа подняла брови:

– Первый раз вижу художника, который не хочет говорить о своем творчестве. Вы серьезно?

Грейс не успела ответить – ассистент режиссера принялся отсчитывать время, показывая пальцы для наглядности.

Андреа повернулась к камере:

– Итак, наш сегодняшний гость – Грейс Дэниэлс, известная художница, занимающаяся изготовлением лоскутных одеял. Грейс, добро пожаловать в студию!

– Благодарю вас.

– Насколько я понимаю, вы курируете новую выставку старинных лоскутных одеял в музее де Янга.

– Совершенно верно. Выставка называется «Узоры души: творчество афроамериканских рукодельниц в…».

– А ваши работы включены в экспозицию?

– Нет, – ответила Грейс излишне резким тоном. – У нас выставляется антиквариат.

– Да, разумеется. И в чем же особенность экспонатов?

– Это не только произведения искусства, но и объекты, представляющие историческую ценность. Одеяла шили рабы для своих нужд, и по ним специалисты судят об их жизненном укладе. – Помня об ограниченном времени, Грейс в общих чертах объяснила, какие выводы можно сделать на основе выбранных материалов, узоров и состояния одеял.

– Потрясающе! – прервала ее Андреа на полуслове. – Особенно учитывая, что в рукоделии сейчас наступил период возрождения. Такие виды хобби, как изготовление лоскутных одеял, в последнее время необычайно популярны, а вы фактически стояли у истоков, так ведь?

– Ну… Выставка как раз демонстрирует…

– Полагаю, вашим поклонникам хотелось бы узнать, когда же вы порадуете нас персональной выставкой. – Андреа изобразила невинную улыбочку. – Насколько я помню, последний раз это было года три назад.

– Два.

– А чем вы сейчас занимаетесь?

Грейс заставила себя улыбнуться:

– Я предпочитаю не рассказывать о своих проектах до их завершения.

Ослепительная улыбка ведущей даже не дрогнула.

– То есть творческому сообществу Сан-Франциско придется томиться в ожидании?

– Видимо, так… А пока что приглашаю всех на выставку в музей де Янга, где вы сможете соприкоснуться с важной частью американской истории и культуры. – Грейс торопливо обрисовала детали. Внешне она оставалась спокойной, но внутри все клокотало от ярости на Андреа за бестактные вопросы. Впрочем, и сама хороша – чего дергаться из-за ерунды?

По завершении интервью Грейс поспешно покинула съемочную площадку, даже не попрощавшись с ведущей. Джастина с внуком ждали ее в холле.

– Ну, как все прошло? – спросила дочь.

– Закрыли тему, – буркнула Грейс на ходу. «Чем вы сейчас занимаетесь…» Да ничем! Последнее одеяло сшито больше года назад! Рассказывать на всю страну, что когда-то неисчерпаемый источник ее вдохновения иссяк и на душе пусто, как в пересохшем колодце?

– Надо выбираться отсюда, – сказала она вслух, ни к кому не обращаясь.

– Я припарковала машину в соседнем квартале, – озадаченно уточнила Джастина, но Грейс не обратила внимания. Бежать, бежать куда подальше! Ей до смерти надоело все: собственная квартира, ателье, музей, где подобные вопросы задавали чуть не каждый день…

Неожиданно она вспомнила свою подругу Сильвию Компсон, которая вела курсы рукоделия где-то в Пенсильвании. Может, тишина и покой пойдут ей на пользу и вдохновение вернется – пока руки еще держат иголку…

Глава 2


Как ни странно, пилоту удалось не только найти крошечный аэродром, но и чудом приземлиться. Джулия смотрела в иллюминатор, охваченная дурными предчувствиями. Диспетчерская вышка, низенькое здание аэропорта, и море деревьев вокруг. Старик совсем из ума выжил – заслать ее в такую глушь?!

– Лимузин будет ждать у трапа, – сказал агент, перегнувшись через кресло. – Я не афишировал ваш приезд, но не удивлюсь, если внизу уже собралась толпа. Для них тут лимузин – событие года.

Джулия раздраженно поморщилась.

Впервые они встретились в ресторане спустя неделю после той вечеринки.

– Арес, очень приятно, – представился он, протянул руку через стол и ослепительно улыбнулся. Это ей не понравилось: Мори всегда вставал, отодвигал для нее стул и не садился, пока она не устраивалась с комфортом.

– Необычное у вас имя!

Его улыбка вдруг превратилась в свирепую гримасу.

– Арес – это бог войны в Древней Греции.

– Как интересно! – Джулия поспешно выдернула руку. У него была репутация безжалостного дельца, выцарапывающего роли любой ценой, потому она и подписала с ним контракт. По сравнению с прежним агентом – небо и земля, но подход Мори давно устарел. Он привык вести переговоры как истинный джентльмен, под честное слово – весьма наивно и, к сожалению, уже неэффективно. К тому же Арес был племянником одного из самых влиятельных режиссеров Голливуда, что тоже немаловажно. Ну а личная неприязнь – тут уж ничего не поделаешь, работа есть работа.

И все же Джулия опасалась, что тупая бульдожья хватка помешает ему осознать важность хорошей рекламы.

– В маленьких городках любят смотреть кино, – заметила она неодобрительно. – Именно благодаря этой аудитории «Большая семья» так долго продержалась на вершине рейтинга.

– Ну да, почти на вершине, – кивнул Арес. – Я бы сказал – выше среднего.

У Джулии моментально испортилось настроение.

Возле лимузина никого не было, но все же они привлекли внимание небольшой группы у выхода: молодые нарядные женщины радостно приветствовали друг друга, смеясь и щебеча. Проезжая мимо, Джулия спустила на нос солнечные очки, чтобы рассмотреть их получше, и вдруг тонированное стекло поехало вверх. Она вопросительно обернулась к Аресу.

– А то будут пялиться, – пояснил тот.

Вряд ли тем было особенно интересно, но Джулия не стала спорить, сняла очки и откинулась на сиденье.

Больше часа они ехали мимо живописных ферм и округлых, поросших лесом холмов. Джулия опустила стекло, наслаждаясь пейзажем – уж здесь-то на нее «пялиться» некому. Когда ей уже начало казаться, что шоссе тянется бесконечно, водитель свернул на лесную дорогу.

– Могли бы хоть асфальт положить, – проворчал он. Джулия спрятала улыбку.

По узенькому мостику машина перебралась через ручей, до того прозрачный, что видно было каждый камушек. Неожиданно деревья расступились, и они выехали на широкую лужайку, на дальнем конце которой возвышалось старинное каменное здание с белыми колоннами и двумя изящными полукруглыми лестницами. По меньшей мере дюжина женщин сновали туда-сюда, разгружая багаж. Джулии вспомнился ненавистный первый день в школе. За какую парту сесть? Кто пойдет с ней на обед? Целая неделя в толпе чужих… Она инстинктивно спрятала глаза за очками.

И конечно же они все как по команде замолчали и уставились на лимузин. Арес вышел первым и картинно подал ей руку. Джулия оперлась на нее безо всякого удовольствия, понимая, что это всего лишь спектакль для толпы.

У дверей их встретила пожилая женщина.

– Мисс Мершо? – уточнила она без малейшего благоговения. – Меня зовут Сильвия Компсон. Добро пожаловать в усадьбу Элм-Крик.

– Благодарю вас.

Джулия последовала за ней и оказалась в просторном холле с блестящими мраморными полами и высоченным потолком. Судя по меблировке, хозяева были вполне состоятельны, обладали хорошим вкусом и заботились о комфорте. Пожалуй, Мори все же не ошибся с выбором.

– Вы, наверное, устали с дороги. – Сильвия подвела ее к длинному столу, за которым сидели трое женщин с бейджиками. – Сейчас быстренько зарегистрируемся, и я провожу вас в комнату.

Она скептически глянула на Ареса и кивнула водителю:

– Мэтью поможет вам донести чемоданы.

Сильвия призывно махнула, и к ним подошел молодой кудрявый блондин. Он потянулся было за сумками, но Арес предостерегающе поднял руку:

– Не беспокойтесь, все под контролем. – Понизив голос, агент обернулся к Сильвии: – Лучше не афишировать комнату мисс Мершо: это вопрос безопасности, вы же понимаете? Без обид, приятель, – кивнул он парню.

– Нет проблем, – ответил тот, изо всех сил стараясь не смеяться.

– Мэтью вполне надежен, уверяю вас, – сказала Сильвия.

Джулия сняла солнечные очки, делая вид, что не замечает устремленные со всех сторон взгляды притихших гостей: смотрите-ка, Бабуля Уилсон разыгрывает примадонну!

– Отдайте ему чемоданы, – вполголоса велела она водителю. Тот неуверенно посмотрел на Ареса. – Я сказала – отдайте чемоданы.

Наконец тот послушался. Джулия виновато улыбнулась Мэтью. К счастью, регистрация прошла быстро, и вскоре они уже поднимались по ступенькам вслед за Сильвией.

– Ваша комната – в западном крыле, – пояснила она. – С собственной ванной. Надеюсь, вам будет удобно.

– Спасибо, – ответила Джулия, краем глаза отмечая оживление в коридоре: женщины сновали из комнаты в комнату, радостно приветствовали друг друга, знакомились и вообще вели себя как дети в летнем лагере. Некоторые встречные здоровались и с Джулией; в ответ она сдержанно улыбалась. Интересно, узнают ее здесь без лимузина и студийного грима?

Комната оказалась просторной, с большой кроватью под балдахином, застеленной красно-синим лоскутным одеялом.

– Здесь чудесно, – сказала Джулия. – Спасибо вам огромное.

– Пожалуйста. Если вам больше ничего не нужно, я вернусь к другим гостям.

Арес снова поднял руку:

– Минутку! Давайте сперва обговорим кое-какие моменты.

Брови Сильвии удивленно взлетели вверх.

– Появление мисс Мершо может вызвать некоторый ажиотаж. Как правило, мисс Мершо старается общаться с поклонниками, однако на этот раз не стоит ее беспокоить, поэтому она будет питаться у себя и не станет принимать участие в иных мероприятиях, кроме непосредственно самих занятий.

– Мистер Арес, уверяю вас, все наши мероприятия абсолютно добровольны.

– Зовите меня просто Арес. Далее: есть ли возможность организовать для мисс Мершо частные занятия?

– Боюсь, что нет.

– Тогда хотя бы отдельный столик.

– Это можно устроить.

– Арес, – встряла Джулия. – Пожалуй, не стоит…

– Кроме того, предупредите персонал и других гостей, чтобы они не обращались к мисс Мершо и никоим образом ее не беспокоили.

Сильвия поджала губы:

– То есть я должна запретить людям разговаривать с ней?

– Если она не заговорит первой.

– Бред какой-то! И не подумаю! – объявила Сильвия. За ее спиной послышался сдавленный кашель Мэтью. – Мисс Мершо – такая же участница курсов, как и все остальные. – Она пронзила Джулию тяжелым взглядом. – И мне надоело говорить о вас в третьем лице. Если вам так хочется игнорировать людей – ради бога, но я не стану унижать своих гостей и надевать на них намордники!

– Я тут ни при чем! – запротестовала Джулия.

– Вот и хорошо, потому что иначе вас ждет не самая приятная неделя. Это ж надо додуматься – приехать на курсы рукоделия и не завести друзей! – Сильвия неодобрительно покачала головой и обернулась к Аресу: – Знаете, у меня тоже есть кое-какие правила. Если они вам не подходят, я с удовольствием верну чек.

– Нет необходимости, – сухо ответил тот. – Мисс Мершо наверняка сумеет приспособиться.

– Вот и договорились. – Сильвия вновь обернулась к Джулии; голос ее заметно потеплел: – Надеюсь, мы сможем обеспечить вам комфортную обстановку. – Она бросила быстрый взгляд на Ареса, как бы намекая, что первым делом стоит избавиться от него. – Если вам что-то понадобится, сообщите.

– Старая перечница… – пробормотал Арес сквозь зубы, когда за ними закрылась дверь.

– А мне она понравилась, – возразила Джулия. – И вообще, не стоило за меня решать. Может, я вовсе не против пообщаться…

– Вы здесь не ради удовольствия.

– Но наблюдение за другими поможет мне лучше подготовиться к роли!

– Вот и наблюдайте на занятиях. В пресс-релизах вы будете фигурировать как искусная рукодельница. Оно вам надо – чтобы эти старые клуши побежали к газетчикам рассказывать, как все обстоит на самом деле? Так что чем меньше общения, тем лучше.

– Тоже мне пикантный секрет, – засмеялась Джулия. – Даже таблоиды вряд ли заинтересуются.

– И все же не стоит рисковать. Бернье согласился дать вам роль только потому, что вы якобы уже умеете шить. Если он узнает правду, вы останетесь без работы – а вы и сами прекрасно понимаете, как сложно найти хорошую роль.

– Ценю вашу честность, – сухо ответила она. Какой же он грубый, бестактный… – Наверное, вы правы. В свободное от занятий время начну учить роль.

– А, не стоит. Бернье все равно будет переписывать. Дождитесь окончательной версии.

– Эллен тоже участвует в редактировании?

– А кто это?

– Эллен Хендерсон, автор сценария и режиссер.

Арес недоуменно нахмурил брови.

– Режиссером будет Стивен Дэнфорд – это мне сам Бернье сказал, буквально позавчера.

– Понятно. – Интересно, Эллен в курсе? – Но ведь сценарий написала она.

– Наверное, с ней будут советоваться. Вы же их знаете!

Джулия многозначительно кивнула, хотя Бернье она видела всего один раз, а о Дэнфорде только слышала краем уха. Мало ли что о них болтают!

Наконец Арес оставил ее одну. В комнате сразу воцарилась тишина, нарушаемая лишь возней с чемоданами и ящиками комода. Из коридора доносились разговоры, смех, быстрые шаги. Тут все так тепло общаются, словно старые знакомые. Странно, ведь курсы только начались…

Она села на кровать и прислушалась.

За час Донна успела распаковать чемодан и познакомиться с соседками. Она вернулась в свою комнату, чтобы захватить лоскутный пиджак – обещала показать милой женщине из Западной Виргинии, – как вдруг снаружи послышалось:

– А вот и я! Можно начинать!

– Винни! – воскликнули сразу несколько голосов.

Донна осторожно выглянула: по коридору пыталась пройти худенькая пожилая дама лет восьмидесяти, но на каждом шагу ее останавливали радостные сокурсницы. На ней были ярко-красная юбка, белая майка, теннисные туфли и красная бейсбольная кепка, едва прикрывающая облако седых кудряшек. Донне она сразу понравилась. Молодой человек занес чемодан в комнату справа; туда же последовали и остальные.

В коридор вышла соседка слева.

– Винни приехала! – радостно воскликнула она. – Ну, теперь повеселимся!

– А вы с ней знакомы?

– Познакомились здесь прошлым летом. Она была в числе первых двенадцати гостей усадьбы и с тех пор ездит сюда каждый год в свой день рождения. Персонал всегда устраивает ей вечеринку-сюрприз – правда, для нее это уже давно не сюрприз, хоть Винни и делает вид, будто не ожидала. Она – просто душка! Пойдемте, я вас познакомлю.

Она взяла Донну за руку и потащила по коридору. Все это было так весело, что Донна выбросила из головы мрачные мысли о встрече с родителями Брэндона. Но где же Меган? Скоро ужин, а она еще не появлялась…

Тем временем Меган свернула с шоссе в поисках еды и ночлега. За последние несколько часов подозрение, что она заблудилась, переросло в уверенность. Журнал выслал ей щедрый чек на дорожные расходы; однако вместо того, чтобы потратить его на самолет и такси, она отложила деньги на одежду Робби.

Теперь же Меган корила себя за скупость. Она рассчитывала, что успеет доехать засветло, но не учла холмистую местность Аппалачей. Солнце уже коснулось горных вершин; раз прозевала нужный поворот при свете, то в сумерках и надеяться не на что… Дважды она останавливалась спросить дорогу до Уотерфорда, но встречные даже не слышали о нем.

Расстроенная, с бурчащим от голода желудком, Меган припарковалась у придорожной забегаловки, с сожалением вспоминая фотографии элегантного банкетного зала в усадьбе Элм-Крик. Ладно, перекушу по-быстрому и сориентируюсь по карте, решила она.

Сделав заказ, Меган разложила на столе карту и карандашом прочертила маршрут, сверяясь с указаниями. Вскоре официантка принесла индейку с жареной картошкой.

– Не подскажете, как добраться до Уотерфорда? – с надеждой спросила Меган.

Та покачала головой:

– Первый раз слышу.

Меган пала духом.

– Ладно, спасибо.

Потянув носом, она учуяла запах печеных яблок с корицей и решила тоже заказать яблочный пирог. В конце концов, надо же себя чем-то утешить за день, потраченный без толку. Да и кто знает, сколько еще придется блуждать по дорогам Пенсильвании.

Проследив взглядом за удаляющейся официанткой, она обратила внимание на мужчину, сидящего за столиком наискосок – вернее, на его рубашку. Именно такой оттенок синего ей и нужен для текущего проекта: одеяла, состоящего из одинаковых по форме треугольничков. Здесь требовалось тщательно подбирать цвет, узор и фактуру, чтобы добиться необходимого эффекта, причем ткань не должна повторяться. Вот этот серо-голубой она искала целый месяц…

– Я что, запачкался?

Меган вздрогнула и подняла глаза: он смотрел прямо на нее, недоуменно улыбаясь.

– Ой, простите, – пролепетала она. – Загляделась на вашу рубашку – уж очень интересная.

– Спасибо.

Эх, не надо было так пялиться… С другой стороны, он заговорил первым, а ей позарез нужен этот цвет.

– Где вы ее купили?

– Это… подарок.

Судя по тону, от женщины.

– Очень красивая, – неловко пробормотала Меган. Теперь еще подумает, что она к нему клеится! – Видите ли… Я занимаюсь рукоделием и все время высматриваю подходящую ткань…

– А, ну ясно. – Он понимающе улыбнулся. – У меня бабушка такая же.

Начинается, подумала Меган. Конечно, рукоделие предназначено исключительно для пожилых дам, которым больше нечем заняться. Ей давно надоело оправдываться за свое хобби перед знакомыми; тем более не стоит тратить время на незнакомца, которого она видит в первый и последний раз.

Меган вновь переключилась на карту, пытаясь понять, где сбилась с пути. Судя по расчетам, нужный поворот она пропустила два часа назад. Вернуться или ехать дальше? Через дорогу – заправочная станция; может, там подскажут?

К ней приближалась официантка с тарелкой яблочного пирога.

– Вы читаете мои мысли! – воскликнула Меган.

– Чего? – переспросила та, ставя тарелку на столик наискосок.

– А, я думала, это вы мне принесли – как раз хотела заказать. С мороженым, пожалуйста.

– Поздно, милочка, последний кусок.

– Вы уверены?

– Сами посмотрите! – Официантка устало кивнула в сторону пустого прилавка. – Может, что-нибудь другое? Шоколадный торт? Фруктовый пирог?

– Нет, спасибо. Я уже настроилась на яблочный.

– Возьмите мой, – вмешался мужчина. – Я его не трогал.

– Ой, нет, что вы!

– Я серьезно. – Незнакомец встал и принес тарелку.

– Не возьму.

– Ну не берите, я сам отдам. – Улыбаясь, он поднялся и поставил пирог на стол. – Приятного аппетита.

– Спасибо, не надо. – Меган раздраженно отпихнула тарелку. – С какой вы планеты вообще – отдаете свой десерт незнакомым людям?

– Я из Цинциннати.

– Да что вы! – невольно вырвалось у нее. – Я тоже!

– Надо же! – Он сел напротив. – Я живу в Винтон-Вудз, а вы?

– Ну… – Коснувшись его коленей, Меган невольно отпрянула и вжалась в сиденье. – Я переехала оттуда в юности.

– В Пенсильванию?

Не хватало еще рассказывать незнакомому человеку, где она живет! Меган нерешительно взглянула на официантку – та невозмутимо следила за разговором, сложив руки на груди.

– Слушайте, – сказала она твердо, но доброжелательно – на случай, если он окажется психом. – Я очень ценю вашу щедрость, но вы заказали его первым, вот и ешьте.

– Тогда разделим. – Незнакомец повернулся к официантке: – Принесите нам, пожалуйста, еще одну тарелку и вилку. Да, и мороженое.

Он вопросительно взглянул на Меган:

– Ванильное?

Та растерянно кивнула.

Официантка быстро вернулась с заказом, и молодой человек ловко разрезал пирог пополам, подвинув ей тарелку.

– Спасибо, – сдалась она. – Не хотите мороженого?

– Нет, благодарю. Когда дело касается яблочного пирога, тут у меня твердые принципы: ничего лишнего – ни мороженого, ни карамели, ни сыра. Не надо портить чистый вкус яблок и теста. – С этими словами он отломил большой кусок и съел его, смакуя.

Меган наблюдала за ним с веселым изумлением.

– Я и не знала, что можно придерживаться строгих принципов по поводу яблочного пирога.

– Вы еще не слышали мою лекцию о тирамису!

Меган улыбнулась и тоже откусила кусочек. Запах не обманул – пирог оказался изумительным.

– М-м-м, вкусно! Спасибо, что поделились. Я конечно же заплачу за половину…

– Да перестаньте! Я угощаю.

– Ну, тогда я заплачу за мороженое, раз вы его не ели. – Меган устремила на него строгий взгляд матери непослушного ребенка. – Я настаиваю!

– Ладно, это справедливо. – Он покосился на карту. – Вы планируете маршрут или просто заблудились?

– Заблудилась. Вы случайно не знаете, как доехать до Уотерфорда?

– Знаю, я как раз оттуда.

От удивления Меган чуть не уронила вилку.

– Слава богу! А я думала, что пропустила нужный съезд и придется возвращаться домой.

– Да нет, вы правильно едете. Где-то через час будет поворот на Риверс. – Молодой человек повернул карту к себе и отметил карандашом нужное место. – Держите курс на юг и вскоре увидите указатели «Уотерфорд Колледж». К семи успеете.

– Спасибо вам огромное!

– Пожалуйста! – Он махнул официантке и встал. – Извините, что убегаю так быстро, но до Цинциннати далеко, а завтра учебный день.

– А… – Ей вдруг стало грустно. – Ну, еще раз спасибо за десерт и за помощь.

– Да не за что. Счастливого пути!

– И вам.

Меган проследила за ним взглядом, затем покосилась в окно: незнакомец садился в подержанную, но вполне приличную машину. Только теперь она вспомнила, что он даже не представился. Хотя какая разница? «Завтра учебный день» – значит, есть дети. И жена. Нет, погодите! Какой учебный день в середине августа? Или он врет, или у него очень странное чувство юмора. Псих, наверное. Жаль…

После банкета Сильвия пригласила Грейс в уютную гостиную на чашку чая.

– Как я рада, что ты все-таки приехала! – сказала она, крепко обнимая подругу. – Сколько лет мы не виделись?

– Лет пять, наверное.

– И правда – последний раз в Ланкастере, на фестивале. – Сильвия села рядом; взгляд ее устремился куда-то вдаль. – Подумать только – «Вязов» тогда и в помине не было!

– Да, ты многого добилась за такой короткий срок.

Сильвия задумчиво кивнула, вспоминая, как долго она к этому шла. Ко времени знакомства с Грейс Сильвия уже давно не общалась с семьей и не собиралась возвращаться в усадьбу.

Пятнадцать лет назад Грейс читала лекцию в университете Питсбурга о тканях с тематикой Гражданской войны, которые вдохновили ее на создание «исторической» серии. В ее работах прослеживались народные мотивы, где абстрактные фигуры изображали людей, настроение, идеи. В тот вечер она выставила несколько антикварных одеял из своей коллекции, включая раритет, изготовленный беглым рабом. Объяснив зрителям символику, использованную автором, Грейс показала свою композицию, изготовленную в память о тех временах, где она сама совершала воображаемое бегство на свободу.

После лекции Сильвия подошла к ней и рассказала об одеялах той эпохи, которыми, по детским воспоминаниям, пользовались в ее родном доме. Заинтересовавшись, Грейс спросила ее, нельзя ли посмотреть эту дивную коллекцию и сфотографировать ее для книги.

– Вряд ли, – сухо ответила Сильвия. – Может, их уже давно и нет.

Удивленная такой резкой сменой настроения, Грейс поспешно извинилась.

Сильвия покачала головой:

– Нет, это вы меня извините. Просто тема очень болезненная…

Оказалось, что они с сестрой поссорились сразу после Второй мировой войны, и Сильвия больше не вернулась домой, в родное поместье.

Позднее, периодически встречая Сильвию на различных конференциях, Грейс деликатно выспрашивала ее о семейных проблемах, и постепенно интерес к одеялам перерос в сочувствие к подруге. С годами та, кажется, еще больше озлобилась. Сама Грейс поддерживала очень близкие отношения с сестрами – они встречались и созванивались минимум раз в неделю, – и ей сложно было представить, что могло вынудить подругу разорвать с ними отношения. Неудивительно, что Сильвия так одинока, несмотря на многочисленных друзей, ведь она оборвала связь со своим прошлым – и потеряла себя. Когда ее сестра умерла, Грейс боялась, что та никогда не оправится от потери. Однако Сильвия ее удивила: она вернулась домой и из обломков несчастья построила новое будущее, приняв свою семью, хоть и поздно.

– Я создала эти курсы не в одиночку, – вспоминала тем временем Сильвия. – Честно тебе скажу – я уже почти отошла от дел: сейчас всем заведуют мои преданные помощницы.

– Ты ведь не бросила шить?

– Нет конечно! Вообще-то в последнее время я много путешествую – меня почти все лето не было дома.

– Хорошо, что я тебя застала.

– Ну здравствуйте! А ты думала – я уеду, не повидавшись? И потом, надо же узнать, что с тобой приключилось.

Грейс чуть не уронила чашку.

– Ты о чем? У меня все нормально – просто решила немного поучиться.

– Грейс, хорошая моя, – Сильвия устремила на нее проницательный взгляд, – ну чему тебя тут могут научить? Ты сама любого учителя за пояс заткнешь!

– Мне захотелось сменить обстановку…

– Может быть. Только я впервые вижу тебя такой напряженной. – Сильвия мягко положила ладонь на руку подруги. – Я ведь чувствую – что-то не так…

Грейс вымученно улыбнулась:

– У меня исчерпалось вдохновение.

Сильвия вздернула брови:

– Ах, вот оно что…

– Я и решила – посмотрю на рукодельниц, пообщаюсь, вдруг моя муза проснется. – Грейс покачала головой, грея ладони о чашку. – Не знаю, может, я хватаюсь за соломинку… Уже полтора года я не создаю ничего нового. Полтора года! Ты же знаешь, как я раньше фонтанировала идеями!

Глубокая складка прорезала лоб Сильвии.

– А что, собственно, на тебя так повлияло полтора года назад? Какое-то сильное потрясение?

У Грейс неистово забилось сердце. Неужели так заметно?

– Да нет конечно. Все как обычно. – Сильвия смотрела недоверчиво, и Грейс на ходу выдала первую попавшуюся причину: – Разве что дочь… Она встречается с каким-то стариком, а мне ни слова!

– Но ты и раньше о ней переживала, и это никак не отражалось на творчестве.

– Значит, дело в другом, – пожала плечами Грейс, будто бы и вправду не знала, в чем дело. Нет, она не расскажет Сильвии – не сейчас. – А может, я просто иссякла. Надеюсь, это поправимо.

– Ну, тут мы поможем, – отозвалась Сильвия. – Пожалуй, я погорячилась, когда сказала, что нам нечему тебя научить. Попробуй сходить на наши занятия для продвинутого уровня. У нас есть отличные мастер-классы по теории цвета, переносу изображений, компьютерному моделированию…

– Переносу изображений?

– Это когда фотографию переносят на ткань. Тебе всегда нравились одеяла с богатой историей, а работа со старыми архивами поможет открыть какие-то новые грани в этом направлении. Да и кроме того, общение с другими мастерицами непременно пойдет на пользу – на занятиях идеи так и сыплются со всех сторон!

– И то верно. – Грейс почувствовала, как в глубине души забрезжила надежда; мысль о неразрезанном куске ткани уже не внушала ужас. – Ладно, запиши меня.

– Заметано! – улыбнулась Сильвия. – Но самое главное – постарайся расслабиться и как следует отдохнуть. Представь, что это не работа, а игра, и тогда все потихоньку наладится – надо только набраться терпения. Торопиться некуда – времени полно!

Грейс устало опустила голову – времени у нее как раз и не оставалось. Несмотря на разницу в возрасте, у Сильвии и то больше шансов ее пережить. Любой начатый сейчас проект может остаться неоконченным, как те безымянные артефакты прошлых поколений из ее музея…

– Осторожней!

Грейс очнулась и почувствовала, что чашка валится из онемевшей руки, а чай выплескивается на колени. Она инстинктивно попыталась вскочить, но подвернула лодыжку и неуклюже упала на диван.

Сильвия сбегала на кухню и принесла мокрое полотенце.

– Обожглась? – озабоченно спросила она.

– Нет-нет, – соврала Грейс, трясясь всем телом. Схватив полотенце, она попыталась растереть пятна.

– Точно?

– Точно-точно. – Грейс выдавила улыбку. – Брюки вот жалко, а остальное ерунда.

Сильвия недоверчиво хмыкнула.

– Ну ладно, беги наверх и переоденься, а брюки мы застираем. – Она взглянула на часы. – Поторопись, а то пропустишь приветственную церемонию.

– Что еще за церемония?

– Сама увидишь. Тебе понравится. Кстати, это как раз то, что нам нужно для возвращения твоей строптивой музы. – Сильвия поднялась, но замешкалась, глядя на Грейс с нежностью. – А если вдруг захочешь поговорить, я всегда буду рада выслушать.

Грейс молча кивнула. Интересно, удавалось ли кому-нибудь хоть раз обмануть проницательную Сильвию?

На закате в дверь номера постучали, и Сара, симпатичная помощница Сильвии, пригласила Донну на приветственную церемонию. Спустившись вниз, Донна присоединилась к остальным.

– А что за церемония? – спросила она Винни. – В рекламной брошюрке об этом не упоминалось.

Та покачала головой:

– Нет уж, не буду портить сюрприз. Сами все узнаете.

В разговор вмешалась молоденькая девушка.

– Такой обряд посвящения, да? Это не больно? – испуганно спросила она.

Остальные не выдержали и рассмеялись, хотя в глубине души Донна беспокоилась о том же.

Внезапно входная дверь распахнулась, и в холл влетела стройная молодая женщина с чемоданом. Бросив взгляд на опустевшую стойку регистрации, она воскликнула:

– А что, на курсы уже поздно регистрироваться?

Донна ни разу не видела фотографий и даже не слышала голоса, но тотчас же узнала ее:

– Меган?

– Донна?

Не успела Меган опустить чемодан, как Донна бросилась на нее и порывисто обняла.

– Вот здорово! Я уж решила, что ты передумала!

– Нет, я просто заблудилась, – устало улыбнулась Меган.

Тут к ним подошла Сара:

– Добро пожаловать в усадьбу Элм-Крик! Жаль, что вы пропустили банкет. Я попрошу на кухне…

– Спасибо, я перекусила по дороге. – Меган повернулась к Донне и заговорщицки понизила голос: – Я тебе такое расскажу – упадешь!

Дождавшись, пока Меган забросит вещи в свою комнату, Сара повела группу в небольшое патио, обрамленное туями и сиренью, где уже собрались остальные. Немного в стороне Сильвия Компсон беседовала с какой-то женщиной; Донне ее лицо показалось смутно знакомым.

Неожиданно Меган вцепилась в ее рукав.

– Не может быть! Это ведь она?!

– Кто?

– Да вон там, с Сильвией. Это же Грейс Дэниэлс?

– Ну, похожа…

– Да точно она! – Меган разволновалась, как ребенок. – Я и не знала, что тут будут всякие знаменитости!

– Говорят, Джулия Мершо тоже приехала.

– Актриса из сериала?

– Она самая. Я, правда, не видела, но ходят слухи, что ее поселили в западном крыле, в конце коридора.

– Ой, а меня как раз напротив! – Меган принялась разглядывать гостей. – Только что-то ее не видно.

– Может, ее высочество не желает общаться с простолюдинами?

– Или боится, что мы начнем клянчить автографы и отравим ей весь отдых. – Меган нахмурилась. – Ну ладно, признаюсь честно – я бы не удержалась.

– Не будем делать ей особого одолжения, – решила Донна. – Захочет общаться – хорошо, а нет – так нет.

Заметив столик с напитками и закусками, Меган предложила подкрепиться. Едва они успели взять чашки и тарелки с печеньем, как Сильвия хлопнула в ладоши, привлекая всеобщее внимание.

– Так, все садимся! Уже поздно, я не хочу, чтобы вы клевали носом во время церемонии.

Нервно засмеявшись, участницы уселись на стулья, составленные кругом в центре дворика, и затихли. Сильвия зажгла свечу и поместила ее в хрустальный шар, затем вышла в центр и оглядела гостей.

– По традиции в первый вечер мы проводим церемонию, которая называется «Свеча». Изначально она задумывалась как форма представления участниц друг другу, ведь вам целую неделю жить и работать бок о бок. Позже мы поняли, что это прекрасная возможность познать и себя самоё, сфокусироваться на своих целях и желаниях, подготовиться к испытаниям будущего.

У Донны по спине побежали мурашки. Она рассчитывала всего лишь на неделю приятной учебы и болтовни с подругой, а тут целая жизненная философия…

Тем временем Сильвия объяснила суть церемонии: участницы передают свечу по кругу, и каждая рассказывает, зачем приехала на курсы и чего хочет добиться за эту неделю. Затем она вызвала добровольцев. Донна замерла, как мышь под метлой, и выдохнула, только когда кто-то поднял руку: у нее будет время собраться с мыслями. Ну не говорить же, в самом деле, что она сбежала сюда от этой дурацкой помолвки!

Женщина, вызвавшаяся первой, долго держала свечу молча, словно собираясь с духом. В наступившей тишине слышался треск сверчков.

– Меня зовут Анджела Кларк. Я пока что новичок в рукоделии, шью всякие мелочи – прихватки, детские одеяльца. Я приехала сюда, потому что… – Она глубоко вздохнула. – Два года назад мой старший сын погиб в автокатастрофе. – Послышалось сочувственное бормотание. – Машину вел его лучший друг. Он был пьян – они оба были пьяны и врезались в дерево. Сын умер сразу же; друг отделался парой сломанных ребер. – Кто-то не удержался от негодующего восклицания. – Нет-нет, вы не понимаете! Я не испытываю к нему ненависти. Он совершил ужасную ошибку, а мой мальчик за нее заплатил – оба заплатили. Сын умер той ночью, а его друг умирает по сей день. Он тяжело переживает свое горе и не хочет исцелиться. Он не может себя простить, не верит, что наша семья уже его простила. Они с Джереми были лучшими друзьями; сын любил его, как брата. Я не хочу, чтобы он страдал. – Она помедлила и опустила глаза. – Мне многие говорят, что я должна его ненавидеть, но я не могу. Конечно, ему нет оправдания – и все же я хочу, чтобы он преодолел боль и жил дальше. Я где-то читала о памятных одеялах – их шьют из одежды покойного. У меня остались футболки сына, вот я и решила смастерить из них одеяло и подарить его другу, чтобы помочь ему выбраться из депрессии. Не уверена, что получится, однако попробовать стоит. – С этими словами она передала свечу дальше.

– Не знаю даже, что и сказать после такого, – нарочито сокрушенно покачала головой ее соседка. – Я-то всего лишь увидела рекламу в журнале. – Раздался приглушенный смех, и Донна почувствовала, как напряжение спадает.

Одна за другой женщины рассказывали о себе. Девушка с уже заметной беременностью призналась, что решила в последний раз «вырваться на свободу».

– Да еще мужу вдруг взбрело в голову начать обустраивать наше гнездышко – принялся перекрашивать стены, а меня мутит от запаха краски. Ну, такова легенда, – подмигнула она, и остальные рассмеялись.

Следующей была Винни.

– Я – Лавиния Беркхолдер, но все зовут меня Винни, а внуки – бабулей. Я приехала сюда отпраздновать свой день рождения. Я имею честь быть одним из старейших участников. – Под бурные аплодисменты она поднялась и раскланялась.

Вскоре свеча перешла к Грейс Дэниэлс. Как и многие, она долго держала ее в руках молча.

– Меня зовут Грейс Дэниэлс, я из Сан-Франциско. Мы с Сильвией – старые друзья; она давно зазывала в гости, и вот я наконец сдалась. – Грейс улыбнулась Сильвии, но тут же погрустнела. – Чего я хочу достичь за эту неделю? Наверное, обрести вдохновение… – Грейс умолкла и передала свечу Меган.

– Меня зовут Меган Донахью, я из Огайо. Я получила первый приз от журнала «Рукодельница» и вот эту поездку в награду.

Она улыбнулась Донне и передала ей свечу.

– А еще я приехала повидаться со своей подругой Донной – мы познакомились в Интернете.

Донна внутренне застонала – она так и не успела ничего придумать.

– Меня зовут Донна Йоргенсон, и я приехала сюда, чтобы встретиться с Меган.

Она оглядела собравшихся. А ведь они открывали свою душу, доверяя друг другу и рассчитывая на поддержку слушателей. Как же можно их обмануть после этого?

– Еще я приехала сюда потому, что я трусиха, – вырвалось у нее. – Моя дочь обручилась с молодым человеком, а сердце мне подсказывает, что она не будет счастлива в этом браке. Я сбежала сюда от встречи с его родителями. Конечно, я знаю, что лишь оттягиваю неизбежное, но вдруг удастся выиграть время? Может, она рано или поздно поймет?

– Доверяйте своей интуиции, – сказал кто-то в темноте. – Материнское сердце не обманет.

Женщины согласно закивали. Донна вгляделась в их лица, проникнутые сочувствием, и ей стало немного легче. Меган обняла ее за плечи.

– Ну вот, а я-то думала – ты ради меня приехала! – шутливо упрекнула она, и Донна улыбнулась сквозь слезы.

Тут к ним склонилась Грейс.

– Нам с вами надо поговорить – у меня тоже дочь.

Донна молча кивнула, онемев от неожиданности. Такая знаменитость – и хочет с ней поговорить! Подумать только! Она выплеснула свои невзгоды незнакомым людям, и ее выслушали без насмешки или осуждения, напротив – поддержали и посочувствовали, словно давние друзья.

Огонек свечи мерцал в чьих-то руках, отбрасывая неровный свет.

После ужина Джулия с особым тщанием занялась йогой, потом завалилась на кровать, лениво пролистывая журнал. Вскоре ей надоело, и она решила взяться за сценарий, хоть Арес и советовал ей не тратить время зря. Достав блокнот, Джулия добросовестно отмечала каждый незнакомый термин: намётка, штуковка, обшивка…

Внезапно снаружи раздались голоса. Джулия подошла к окну, прислушалась – да так и осталась стоять, завороженная чужим откровением. Как это, должно быть, освобождает – излить душу, не боясь негативных комментариев!

А что бы она сказала в свой черед? Что приехала сюда подготовиться к съемкам, придать толчок застоявшейся карьере, что ей хочется наконец-то сыграть значимую, стоящую ро

Одинокая звезда. Чиаверини Дж. в Минске в Беларуси за 13.89 руб.

Переехав в Пенсильванию, Сара оказалась в одиночестве и растерянности — ни работы, ни близких друзей. И вдруг — неожиданное предложение: стать помощницей семидесятилетней Сильвии Компсон. Поначалу Саре совсем не понравилась старушка, и она уже готова была отказаться от работы, но совершенно случайно увидела удивительное лоскутное одеяло ручной работы, которое сделала Сильвия. Неужели острая на язык старая леди, живущая отшельницей, способна создать такое чудо?

И это все решило. Сара согласилась на предложение Сильвии и получила не только работу, а гораздо большее — научилась шить одеяла и услышала от Сильвии множество историй о женщинах, когда-то переживших предательство, но не утративших веру в добро и любовь. Пестрые лоскутки под проворными иглами становились красивейшими одеялами, а удивительные истории, рассказанные Сильвией, придавали Саре уверенность в себе: если героини этих историй смогли справиться с трудностями, то и она обязательно сможет.

Дженнифер Чиаверини — американская писательница, романы которой уже двадцать лет входят в список бестселлеров New York Times. Ее книги с нетерпением ждут десятки тысяч читателей во всем мире. Героини Чиаверини — богатые и бедные, счастливые и одинокие — живут в предвкушении счастья. И главное — они ценят то, что имеют: дом, близких, друзей — все, что может поддержать в трудную минуту. Оригинальные сюжеты, искренность и любовь, с которыми

писательница рассказывает о своих персонажах, неизменно привлекают внимание и читателей, и критиков. «Дженнифер Чиаверини создала нечто волшебное — роман, способный согреть душу».  Booklist Об авторе: Cегодня имя Дженнифер Чиаверини известно во всем мире. Она не только автор многих популярных романов, не раз становившихся бестселлерами по версии New York Times, но и дизайнер предметов интерьера, выполненных в технике пэчворк, профессиональный квилтер. Поклонница искусства, где можно соединить, казалось бы, несоединимое: разные ткани, фактуры, цвета – и в своих романах она связывает плотной нитью пестрые судьбы, характеры и истории.Жанр: психологическая проза.О книге: В руках старой, острой на язык Сильвии Компсон маленькие, пестрые лоскутки превращаются в прекрасные одеяла. Возможно, когда-то они были частью одежды красивой кокетки, или занавеской у пожилой дамы, а может, это кусочек шелковой простыни, знавшей настоящую страсть. Они, как люди, хранят свои секреты, обладают яркой индивидуальностью, характером и неповторимыми судьбами, о которых и рассказывает Сильвия своей молодой помощнице Саре. Она только что переехала в незнакомый город и находится в растерянности, не имея здесь ни знакомых, ни друзей. Сара не только учится лоскутному шитью, но и слушает эти удивительные истории о любви, о вере, о предательстве и преодолении преград. Особенности: «Одинокая звезда» – знаменитый роман Дженнифер Чиаверини, который впервые выходит в России. Это искренняя, вдохновляющая, пронзительная книга, которая на примере своих героев учит быть мудрыми, прощать, любить, преодолевать трудности и еще раз доказывает, что дом и семья являются главной ценностью и счастьем для женщины.

Поставщик: ООО «Росчерк», г. Минск

Производитель: ОДО «Хэлтон», г. Минск

Дженнифер Чиаверини, «Одинокая звезда» — Пофиг, пляшем — LiveJournal

Если вам нужна спокойная, приятная и не изобилующая надрывными выплесками книга — то вот она. Благодаря книжному стоку я приобрела себе на выходные отличный отдыхательный роман. «Одинокая звезда» написала простым и дружелюбным языком, который хорошо знаком любительницам чтения, любящим американскую современную прозу. На обложке зазывают тем фактом, что Чиаверини входит в топ-10 «Нью-Йорк Таймс» и выпустила уже с десяток таких спокойных американских историй, но читать её стоит не за это.
А за то же, чем мне нравятся «Катушка синих ниток» Тайлер, «Насколько мы близки» Келли или «Практическая магия» Хоффман.
Этот вкус обычной жизни, такой привычной для «них» и чужой для «нас». Это спокойное, сочувственное описание отношений и характеров, построенное на плутонах и редких контрастах, впрочем, избегающее черно-белых крайностей. Это честное отсутствие хэппиэндов, как и в реальной жизни, и одновременно — оптимистичная концовка, оставляющая тебя в приподнятом настроении, как это ни банально — с надеждой смотреть в будущее.
(Это мне вообще кажется отличительной особенностью современного женского американского романа, попытки, и кое-где успешные, не делать из жизни драмы, искать оптимистичного принятия вещей.)

Главный герой книги… ну, ладно, формально сюжет построен на взаимоотношениях двух женщин — пожилой и молодой — которые вступают в отношения наставничества и постепенно становятся практически подругами. Но на самом-то деле главный герой книги — квилтинг. Лоскутные одеяла и всё, что вокруг. Даже название книги — «Одинокая звезда» — это имя прекрасного большого лоскутного одеяла… и намек на судьбу старшей из героинь, на её талант и одиночество.
Спойлерить не хочу, поэтому коротенечко о хорошем и плохом.
Тест Бехдель — на ура, со свистом.
Разнообразие женских образов — изумительное, по пять-шесть женщин в двух эпохах, с именами, характерами, судьбами и речью.
Мужские образы вполне верибельные, как классические шовинисты, так и профем «хорошие парни» со своеобразным пониманием того, что такое равноправие и как общаться с женщиной. Местами, как говорится, до слёз.
Из плохого только объем. Книга кажется немного легковесной, поверхностной, как будто предполагалась более детальная проработка характеров и историй, но потом авторка (или её агент) решила — ой, нет, этакий талмуд никто не купит, мы ведь тут развлекать собрались, а не углубляться в психологию и историю.
А, ну и конкреное данное издание делали в каком-то понтовом колхозе, потому что фольга, выборочное лакирование на обложке и дурацкие рамочки на каждой странице блока намекают. НАМЕКАЮТ даже. У кого-то или вкус специфический, или представление об аудитории, потому что люди, которые любят такое мимимишное бахатое оформление, книжку выкинут на первом же описании квилтовой техники, заснув от тоски. (И тут еще побочный вопрос про отсев части аудитории нарочитым «женским» оформлением.)
А мне было хорошо.
Всем любительницам семейных саг, женских голосов и рукоделия от души советую.

Дженнифер Кьяверини — Серия книг по порядку

Ссылки на книги ведут на Amazon. Как партнер Amazon, я зарабатываю деньги на соответствующих покупках.

Порядок публикации книг Elm Creek Quilts

Порядок публикации рассказов/новелл Elm Creek Quilts

Порядок публикации отдельных романов

Порядок публикации научно-популярных книг

Дженнифер Кьяверини — автор исторических романов, автор бестселлеров по версии New York Times, наиболее известная благодаря серии «Одеяла Вязового ручья», а также нескольким коллекциям узоров для лоскутных одеял, вдохновленных ее романами.Некоторые из дизайнов лоскутных одеял Кьяверини были представлены в «Одеяле», «Деревенской женщине», «100 блоках лоскутного мастера, тома 3-5», а ее рассказы были представлены в «Информационном бюллетене лоскутного шитья» и «Создателе лоскутных одеял». Она поступила в Чикагский университет и Университет Нотр-Дам, где получила степень магистра английского языка и литературы. Три курса в Чикагском университете, которые включали «Современную историческую прозу», «Женщины-романистки девятнадцатого века» и «Британская готическая проза», помогли ей понять историческую прозу и заинтересоваться авторством.Ее время в Чикаго также сообщает ей, что действие двух ее романов происходит в ветреном городе. Ее дебютным романом был «Ученик квилтера», который она опубликовала в 1999 году и который стал первым из серии «Одеяла Вязового ручья». Романы были описаны как эффективные в отражении структуры жизни белых и черных, богатых и бедных женщин в периоды времени, в которых они происходят. В настоящее время она живет с мужем и двумя детьми в Мэдисоне, штат Висконсин.

Кьяверини всегда хотела стать писателем с тех пор, как прочитала «Вечную складку» Натали Бэббит, которую ей порекомендовал ее любимый детский библиотекарь.Ей тогда было семь лет, и она никогда не забывала вечные темы смертности и семьи, а также то, как выбор показывает, кто мы есть, и определяет нашу судьбу. Она по-прежнему любит читать, и много раз вы могли видеть, как она читает «Гордость и предубеждение» Джейн Остин, что является ее любимым занятием для расслабления и комфорта. Тем не менее, Дженнифер была лоскутной мастерицей до того, как стала писателем, поскольку она увлеклась лоскутным шитьем, когда ей было двадцать пять. Сразу после того, как она вышла замуж, она хотела получить свадебное одеяло в качестве семейной реликвии по этому случаю, но никто в ее семье не стегал.Она также работала над тем, чтобы стать писателем и преподавать неполный рабочий день, поэтому у нее не было денег на лоскутное одеяло. Единственный способ получить это одеяло — сделать его самой, и ей просто нужно научиться. Когда Кьяверини написала свой дебютный роман «Ученик квилтинга», она хотела продемонстрировать все, что ей нравилось в фольклоре, мастерстве и традициях квилтинга, а также уловить дух товарищества и дух сообщества квилтинга. Будучи начинающим квилтером, она обнаружила, что квилтеры очень приветливы к людям, интересующимся этим ремеслом.Они всегда были готовы помочь новичкам отточить свои навыки, поделившись своими знаниями. Ей понравился тот факт, что это очень позитивная, ободряющая и гостеприимная форма искусства, и она знала, что должна изобразить это в художественной литературе.

Общей чертой романов Дженнифер Кьяверини, будь то исторических или современных, является динамика семьи. Она пишет о том, как люди, которых мы любим больше всего, могут быть источником нашего глубочайшего сожаления и неуверенности, а также нашей величайшей силы. Одна из вещей, которые, как она надеется, читатели получат от чтения «Одеяла вязового ручья», — это лучшее знание традиций и истории стегания.Они также могут понять, как это может быть творческой отдушиной, которая вовлекает человека в сообщество гостеприимных и талантливых лоскутных одеял, которые поощряют и предлагают поддержку друг другу. Дженнифер также считает, что благодаря ее романам читатели узнают, что стегание может объединить людей разных религий, национальностей, поколений и социально-экономических слоев и сделать их друзьями. Несмотря на то, что она имела большой успех со своей серией «Одеяла Вязового ручья», она решила закончить ее «Одеялом дарения» в 2012 году.Затем она написала несколько самостоятельных исторических художественных романов, таких как «Женщины сопротивления» и «Миссис Уилсон». Портниха Линкольна». Согласно недавнему интервью, Дженнифер утверждала, что такая историческая фантастика просто не вписывается в «Одеяла Вязового ручья», но у нее есть убедительные истории и персонажи, о которых ей нужно написать. Тем не менее, многие фанаты требовали персонажей Вязового ручья, и поэтому она вернулась к написанию сериала с публикацией «Рождественского бутика» в 2019 году.

«Ученик квилтера», первый роман Дженнифер Кьяверини из серии «Одеяла Вязового ручья», рассказывает историю Сары МакКлюр.Она только что переехала в Уотерфорд, штат Пенсильвания, небольшой студенческий городок со своим мужем. Она изо всех сил пытается найти работу и в качестве временной меры помогает Сильвии Компсон, семидесятипятилетней женщине, подготовить поместье Элм-Крик к продаже ее семейного поместья. Однако у сварливой старухи нет денег, и она предлагает заплатить только уроками квилтинга, учитывая, что она мастер квилтинга. В ходе уроков они начинают разговаривать, и старушка рассказывает, что ее семья была разрушена предательством, ревностью и трагедией.Судя по рассказам, Сара вынуждена иметь дело с некоторыми неудобными правдами о своей семье, поскольку она много лет отчуждена от своей матери. По мере того, как они становятся еще ближе, Компсон доверяет ей настолько, что она рассказывает ей настоящую причину, по которой избавляется от своей собственности. В свою очередь, Сара полна решимости вернуть радость и жизнь в Элм-Крик, чтобы она могла иметь своего любимого друга и иметь дом, в котором она могла бы жить. дружба и семья из беспорядка в великолепное целое, как если бы вы были с лоскутным одеялом.

Дженнифер Кьяверини «Раунд Робин» снова приветствует квилтеров Вязового ручья, которых мы так любили в дебютном романе. Квилтеры организовали циклическую работу, которая представляет собой лоскутное одеяло, сделанное путем пришивания концентрических лоскутных одеяла к одному стеганому одеялу, в которое вносят свой вклад все друзья. Главной малиновкой является Сара МакКлюр, которая несколько лет назад переехала в Уотерфорд. Эта идея пришла ей в голову, когда она хотела подарить одеяло Сильвии Компсон, коллеге по квилтингу и одной из своих лучших подруг. Но так же, как их тонкие вышивки крестом, которые могут порваться в любой момент, так и их жизнь висит на тончайших нитях довольства, которые могут распутаться в любой момент.Каждая женщина сталкивается с судьбоносным личным кризисом или горькой правдой, а малиновка является символом прочных и сложных связей между дочерьми и матерями, друзьями и сестрами. Сплетая воедино разрозненные и гармоничные кусочки сумасшедших жизней, квилтеры приходят к пониманию того, что нет ничего более ценного, чем дружба. Они также осознают, что любовь действительно может осветить жизнь и привести к лучшему пониманию и новым начинаниям.

«Квилтеры по пересеченной местности» Дженнифер Кьяверини — это история Винни, Джулии, Грейс, Меган, Грейс и Донны, друзей по пересеченной местности, которые решают выполнить стеганое одеяло.Они делят между собой кусок ткани и договариваются встретиться в лоскутном лагере Элм-Крик в следующем году, чтобы сшить несколько секций в один блок. Но есть особый райдер — никто не может работать над своей тканью, пока не добился своих личных целей и не решил свои личные проблемы. Хотя у них есть общая цель, требования повседневной жизни проверяют пределы их дружбы. Тем не менее, несмотря на различия в происхождении, возрасте и расе, их привязанность друг к другу и любовь к выстегиванию остаются сильными.Одеяло, которое они плетут, является символом нитей, скрепляющих их жизни прекрасным лоскутным одеялом верности и заботы. Это, наконец, показывает им, что, несмотря на препятствия, сила их уз превосходит любые трудности, включая большие расстояния.

Серия книг по порядку » Авторы » Дженнифер Кьяверини

4 ответа на «Дженнифер Кьяверини»

книг Дженнифер Кьяверини и полные обзоры книг

Дженнифер Кьяверини, Автор .Саймон и Шустер 19,95 долл. США (223 пенса) ISBN 978-1-4165-4755-6

В последней книге автора из серии Elm Creek Quilts показано, что семидесятилетняя Сильвия Компсон полна решимости не повторять прошлых ошибок. Поженившись в канун Рождества в поместье Элм-Крик, семейная усадьба превратилась в приют для лоскутных одеял, Сильвии и…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОТЗЫВ

Дженнифер Кьяверини, Автор . Саймон и Шустер 24 доллара (352 пенса) ISBN 978-1-4165-3316-0

В своем выпуске 14-й серии Кьяверини подхватывает нити из «Одеяла беглецов». чтобы сплести еще одну сказку о приключениях, любви, настойчивости и, конечно же, лоскутном шитье.Когда Сильвия Бергстрем Компсон и ее сотрудники находят тайник со старыми письмами, спрятанный в

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Дженнифер Кьяверини, автор Саймон и Шустер 18 долларов (272 пенса) ISBN 978-0-684-84972-0

Выстегивание — общий мотив этого неторопливого, предсказуемого первого романа, действие которого происходит в небольшом студенческом городке Пенсильвании. Юная Сара МакКлюр, бухгалтер, уставшая от подсчетов, сопровождала своего мужа-озеленителя в этот район, но вскоре…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОТЗЫВ

Дженнифер Кьяверини, Даттон, 24 доллара.95 (352p) ISBN 978-0-525-95203-9

В своей последней версии Кьяверини («Одеяло Алоха» и т. д.) восходит к эпохе Гражданской войны, когда мужчины уходят воевать, а женщины долины Элм-Крик поддерживают войска Союза. Пока женщины борются со своими проблемами, обновления от…

ЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Дженнифер Кьяверини, Автор . Саймон и Шустер 22 доллара (320 пенсов) ISBN 978-0-7432-3613-3

Пятый и лучший роман Чиаверини «Одеяла Вязового ручья» снова сшивает воедино лоскутное одеяло американской жизни.На этот раз она сосредотачивается на основательнице Elm Creek Quilts Сильвии Бергстром Компсон и ее поисках пяти стеганых одеял, сделанных ее матерью Элеонорой, которая…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Дженнифер Кьяверини, Автор . Simon & Schuster $22 (327p) ISBN 978-0-7432-3615-7

Даже новичок в популярной серии Elm Creek Quilts быстро увлечется жизнью вышивающих дам. Сильвия Компсон, старейшина лоскутных мастериц, преподающих свое искусство в квилт-лагере Элм-Крик, вышла замуж за Эндрю Купера —

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Дженнифер Кьяверини, Автор .Саймон и Шустер $ 21 (336 пенсов) ISBN 978-0-7432-2226-6

Четвертое предложение Кьяверини в ее серии лоскутных одеял Вязового ручья сплетает современную семейную тайну вокруг рассказа до Гражданской войны о храбрости, обмане и подземной железной дороге. . Сильвия Бергстрем Компсон, владелица Elm Creek Quilts и…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

В третьем выпуске популярной серии Elm Creek Quilts (The Quilter’s Apprentice; Round Robin) снова представлен ансамбль женщин, которые узнают о важности дружбы и сестринских отношений благодаря своей страсти к стеганию.Это…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОТЗЫВ

Дженнифер Кьяверини. Даттон, 25,95 долларов США (368 пенсов) ISBN 978-0-525-95360-9

Кьяверини возвращается к стеганым одеялам поместья Элм-Крик и представляет несколько новых персонажей в своем милом последнем романе (после Сономы Роуз). Когда Сильвия спрашивает участников Quiltsgiving, недельной встречи после Дня Благодарения, почему они вяжут…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Дженнифер Кьяверини, автор Саймон и Шустер 20 долларов (336 пенсов) ISBN 978-0-684-86892-9

Квилтеры с улицы Вязов возвращаются в этом продолжении популярного «Ученика квилтера», и снова делается круговое одеяло. совместно группой друзей, каждый из которых вносит лоскутное одеяло вокруг центрального блока.Удачная метафора…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Дженнифер Кьяверини. Даттон, 27 долларов (448 пенсов) ISBN 978-1-101-98520-5

Эти замысловатые вымышленные мемуары об Аде Лавлейс, считающейся первым программистом, написанные Кьяверини (Судьбы и предатели), сочетают биографию со стилем романа о нравах. Роман начинается с длинного пролога, изображающего ухаживание…

ЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Дженнифер Кьяверини, Автор . Саймон и Шустер 25 долларов (309 пенсов) ISBN 978-0-7432-6022-0

Последняя часть «Одеяла Вязового ручья» Кьяверини страдает от рук своих тусклых героя и героини.Молодожены Элизабет и Генри покидают обширную семейную ферму Элизабет в Пенсильвании в 1925 году, чтобы работать на ранчо в Южной Калифорнии.

Дженнифер Кьяверини, Автор . Саймон и Шустер 24 доллара (336 пенсов) ISBN 978-1-4165-3318-4

В этой последней части бестселлера серии Elm Creek Quilts королева квилтинга Бонни Маркхэм исследует Гавайи и узнает об островных традициях квилтинга, создавая тропический лоскутный лагерь. Усталый от трудной битвы развода,…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОТЗЫВ

Дженнифер Кьяверини. Пингвин, 26,95 долл. США (352 пенса) ISBN 978-0-525-95361-6

Элизабет «Лиззи» Кекли, освобожденная рабыня в Вашингтоне, округ Колумбия, незадолго до начала Гражданской войны, получает известность как портниха для северян и южан. похожи, но когда Линкольн избирается и южане отделяются, она решает остаться в

ЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Дженнифер Кьяверини. C&T Publishing, торговая бумага за 27,95 долларов (96 пенсов) ISBN 978-1-60705-402-3

Кьяверини («Свадебное одеяло») пишет романы, сюжет которых разворачивается вокруг лоскутных одеял Вязового ручья.Она хорошо описывает работу женщин, но все прекрасные прилагательные в художественной литературе не соответствуют лоскутным одеялам, которые она производит. Возможно, поэтому в…

ПОЧИТАТЬ ОТЗЫВ

Дженнифер Кьяверини, автор Саймон и Шустер $23 (309 пенсов) ISBN 978-0-7432-6020-6

Движение, которое может разочаровать фанатов, представляет собой восьмой эпизод популярного сериала Кьяверини «Одеяла из вязового ручья» (после «Сахарной книги»). Camp Quilt) сосредотачивается на списке новых талантов квилтинга, так как сельский квилтинг в Пенсильвании теряет двух своих очарованных…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОТЗЫВ

Дженнифер Кьяверини, автор Саймон и Шустер $ 18,95 (225 пенсов) ISBN 978-0-7432-8657-2

Кьяверини, автор романов Elm Creek Quilts, представляет богатую праздничную сказку, которая предшествует прошлогоднему Master Quilter, также установленному во время рождественского сезона. Сильвия Компсон, урожденная Бергстрем, 77 лет, полна решимости сделать этот отпуск самым скучным в…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОТЗЫВ

Дженнифер Кьяверини, Автор .Саймон и Шустер $ 24 (310 пенсов) ISBN 978-1-4165-3314-6

13-й роман Кьяверини, собранный воедино больше как стеганое одеяло, чем захватывающее повествование, сосредоточен вокруг стеганого кружка Элм-Крик, штат Пенсильвания, и находит перемены. Главы сосредоточены на различных членах круга с упором на предысторию….

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Дженнифер Кьяверини, Автор . Simon & Schuster $ 18,95 (224 пенса) ISBN 978-0-7394-5881-5

Кьяверини, автор романов Elm Creek Quilts, рассказывает богатую праздничную сказку, предшествующую прошлогоднему Master Quilter. , действие которого также происходит во время рождественского сезона.Сильвия Компсон, урожденная Бергстрем, 77 лет, полна решимости сделать его самым скучным…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Дженнифер Кьяверини. Даттон, 24,95 долл. США (336 пенсов) ISBN 978-0-525-95242-8

Этот последний выпуск популярной серии лоскутных одеял Elm Creek Quilts оказался мягким, неамбициозным дополнением. В преддверии свадьбы Кэролайн, дочери главного героя Сары МакКлюр, которая проходит в поместье Элм-Крик, Сара размышляет о людях…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Дженнифер Кьяверини.Даттон, 27,50 долларов США (416 пенсов) ISBN 978-0-525-95264-0

Новый роман Кьяверини «Одеяла из Вязового ручья» (после The Union Quilters) разворачивается в Калифорнии во время сухого закона. , в поисках лучшей жизни со своей настоящей любовью, Ларсом Йоргенсеном,…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Дженнифер Кьяверини. Даттон, 26,95 долл. США (352 пенса) ISBN 978-0-525-95429-3

На фоне Гражданской войны и прихода к власти Улисса С. Гранта последний роман писателя-историка Кьяверини (после романа 2014 г.Соперник Линкольна) представляет собой разрушенные отношения между женой Гранта, Джулией, и порабощенной женщиной…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Дженнифер Кьяверини. Morrow, 26,99 долл. США (608 пенсов) ISBN 978-0-06-284110-0

Кьявернини (портниха миссис Линкольн) предлагает подробное и исторически обоснованное исследование лет, предшествовавших Второй мировой войне и во время нее. В центре этого романа четыре женщины — Милдред Фиш, Грета Кукофф, Сара Вайц и Марта Додд — делают все, что могут…

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ОБЗОР

СТАТЬИ

  • BEA 2016: Дженнифер Кьяверини: Бут и женщины, которые его любили
  • Дженнифер Кьяверини

    Главная > Дженнифер Кьяверини


     


    Novels

    Коллекции

    Дженнифер Chiaverini рекомендует

    2 Дамы с вариантами (2001)
    ( Larksdale Ladies , Книга 1)
    Cynthia Hartwick
    «Восхитительная, душераздирающая история о женщинах, которые учится сделать свои собственные мечты сбываются…. радость от первой страницы до последней.»
    Девушка ждет с пистолетом (2015)
    ( Сестры Копп , книга 1)
    Эми Стюарт и очень приятная книга, тревожная историческая тайна, приправленная чудесными персонажами, остроумием и юмором. Не слишком ли рано просить о продолжении?»
    Общество художников Пятой авеню (2016)
    Джой Каллауэй
    «В своем многообещающем дебютном романе Джой Каллауэй рассказывает захватывающую историю позолоченного века о решительной молодой женщине, стремящейся к своему искусству, несмотря на разрушенные мечты, преданная любовь и раскрытые шокирующие семейные тайны.
    The Atomic City Girls (2018)
    Джанет Бирд
    «Тревожное и интригующее… исследует аспект Манхэттенского проекта, долгое время окутанный тайной, и открывает важную главу истории Второй мировой войны».
    Мой дорогой Гамильтон ( 2018)
    Стефани Дрей и Лора Камойе
    «Мой дорогой Гамильтон» — это увлекательное произведение исторической фантастики, красиво оформленное и богато детализированное. Если вы думаете, что уже знаете Элизу Шайлер Гамильтон, ее роль в основании нашей страны, ее брак и ее горе, вы будете поражены женщиной, которую встретите в этом захватывающем романе.
    Мальчик Ричи (2020)
    Линда Касс
    Долгожданный второй роман Линды Касс, Мальчик Ричи, представляет собой захватывающую, глубоко трогательную историю путешествия иммигрантов, глубокое и своевременное напоминание о том, как беженцы сплели свои сильные стороны, таланты , успехов и жертв в ткань Америки».
    Когда лето было нашим (2021)
    Роксана Велецос
    «Когда лето было нашим» — это захватывающий дух роман, который разворачивается в богато нарисованном пейзаже войны и потерь — захватывающий, незабываемая история непреходящей любви и хрупкой, но неукротимой надежды, которая поддерживает человеческое сердце через трагедию к искуплению.
    «Табачные жены» (2022)
    Адель Майерс
    «Адель Майерс ярко оживляет Северную Каролину середины века в своем впечатляющем, прекрасно детализированном дебютном романе «Табачные жены», тревожной истории взросления храброй молодой женщины. поиск опасных истин, затененных корпоративным обманом и предательством.»

    Посетители этой страницы также просматривали этих авторов



    Страница не найдена ошибка, Audible.com

    • Эвви Дрейк начинает больше

    • Роман
    • К: Линда Холмс
    • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
    • Продолжительность: 9 часов 6 минут
    • Полный

    В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «криком»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

    • 3 из 5 звезд
    • Что-то заставило меня продолжать слушать….

    • К Каролина Девушка на 10-12-19

    Дженнифер Кьяверини | Случайный дом пингвинов

    The Spymistress раскрывает историю почти забытой, но ключевой женщины в американской истории, Элизабет «Лиззи» Ван Лью.Как вы впервые познакомились с историей Лиззи Ван Лью?

    Впервые я обнаружил эту замечательную женщину во время исследования более раннего исторического романа The Union Quilters . Один из моих персонажей, полковой хирург в армии Союза, был схвачен в Геттисберге, и когда я выяснил, куда его, вероятно, могли доставить, все пути вели в Ричмонд и в тюрьму Либби. В каждом отчете, который я читал об этой печально известной тюрьме, упоминалась Элизабет Ван Лью и удивительный, дерзкий риск, на который она шла от имени заключенных Союза, и я был вынужден включить ее в The Union Quilters в качестве второстепенного, но очень значительного персонажа.Даже когда я писал ее главу, я был убежден, что она настолько замечательна, настолько героична, что действительно заслуживает отдельной книги. С тех пор я хотел написать ее историю.

    Благодаря вашему богатому описательному письму читатели могут по-настоящему представить себе повседневную жизнь Элизабет Ван Лью и заново пережить ее опыт. Какое исследование вы провели, чтобы так эффективно поставить себя на ее место?

    Я полагался на многочисленные мемуары и журналы, написанные гражданскими лицами Ричмонда и военнопленными Союза, а также газетные отчеты и официальные документы из Национального архива.Моим первым и лучшим ресурсом, однако, был «Журнал событий» Элизабет Ван Лью, нерегулярный дневник и альбом с вырезками, которые она вела о своем военном опыте. На самом деле это было больше похоже на собрание разрозненных бумаг, чем на полный переплетенный том, но для шпиона было невероятно опасно вообще вести какой-либо подробный отчет о ее незаконных действиях. Во время войны Ван Лью прятала большую часть своего дневника и держала некоторые компрометирующие страницы у своей постели на случай, если ночью в дом будет совершен обыск, и ей придется их сжечь.После войны Ван Лью отклонила предложение опубликовать мемуары, не без оснований полагая, что это еще больше вызовет гнев ее соседей из Ричмонда, многие из которых все еще обижались на нее за ее поддержку Союза во время войны. Вместо этого она много лет прятала рукопись, раскрывая ее местонахождение только на смертном одре. Когда ей принесли коробку, она осмотрела ее и воскликнула: «Да ведь там еще почти вдвое больше. Что с этим стало? Пропавшие страницы, если они действительно существовали, так и не были найдены, но то, что осталось, предлагает увлекательный, хотя и неполный взгляд на замечательные военные приключения Элизабет Ван Лью.

    В портнихе миссис Линкольн вы рассказали о дружбе между первой леди Мэри Тодд Линкольн и Элизабет Кекли, ее самым доверенным лицом и другом. Госпожа шпионов рисует картину столицы Конфедерации, Ричмонда, штат Вирджиния, в тот же период времени. Каково было исследовать и писать с противоположной стороны войны?

    Я бы не сказал, что писал с противоположной стороны войны, потому что Лиззи была непоколебимо верна Соединенным Штатам, и поэтому, несмотря на то, что действие происходит на Юге, я все же писал с точки зрения юнионистов.После столь тщательного знакомства с Вашингтоном военного времени, округ Колумбия, для портнихи миссис Линкольн было интересно исследовать столицу Конфедерации и обнаружить существенные различия, а также поразительное сходство в опыте их жителей. Было особенно интересно изучить политическое сердце Конфедерации с точки зрения Элизабет Ван Лью, гордой уроженки Вирджинии и авторитетного члена социальной элиты Ричмонда, которая после отделения внезапно оказалась в тревожном положении политического аутсайдера. в окружении друзей и соседей, как она считала, окончательно и катастрофически сошла с ума.

    Элизабет Ван Лью заботилась о заключенных Союза, организовывала побеги из тюрьмы Конфедерации Либби и помогала строить Ричмондское метро. Что, по вашему мнению, было самым неожиданным и смелым из ее сюжетов?

    Контрабанда информации в тюрьмах и из тюрем, безусловно, подвергала ее опасности почти каждый день, и она рисковала разоблачить всю свою операцию каждый раз, когда подкупала клерка или пыталась завербовать офицера Конфедерации, но если бы мне пришлось выбирать, я бы сказал что укрытие беглых заключенных в собственном доме было ее самым смелым поступком.Если бы в ее дом был совершен обыск и заключенные были бы обнаружены, даже не умная, быстро соображающая Лиззи могла бы объяснить улики теми уличающими .

    Можете ли вы рассказать о некоторых методах шпионажа, которые использовала Элизабет Ван Лью? Каким образом то, что она женщина, затрудняло или, возможно, облегчало ей успешное управление шпионской сетью?

    Методы Элизабет Ван Лью для контрабанды разведывательных данных в армию Союза были весьма разнообразны и изобретательны.Она заключала крошечные свитки зашифрованной информации в полую яичную скорлупу, которую прятала на виду в корзине со свежими яйцами. Ее слуги носили сложенные документы в толстых подошвах своих ботинок или писали закодированные сообщения на полях портновских выкроек и благополучно проносили их мимо ничего не подозревающих пикетов Конфедерации. Многочисленные клерки в правительстве Конфедерации получали зарплату у Ван Лью, и они снабжали ее необходимой информацией о военных и политических операциях.Ей также удалось поставить доверенных союзников на важные должности в тюремной системе и на железной дороге, где они передавали разведданные и обычно делали все, что могли тайно, чтобы помешать операциям Конфедерации. Ван Лью исключительно хорошо исполнила роль верной леди Конфедерации и убедила почти всех, что ее щедрость и забота о военнопленных Союза были просто выполнением ее обязанностей хорошей христианки. Она мудро воспользовалась отказом властей Конфедерации поверить в то, что элитная южная леди может быть опасным шпионом Союза.

    Поразительные достижения Лиззи никогда не были широко известны. Что, на ваш взгляд, читатели вынесут из романа?

    Читатели, знакомые с Элизабет Ван Лью, могут удивиться, почему я не называю ее «Сумасшедшей пари», как это делает подавляющее большинство авторов, писавших о ней, или почему я не изображаю ее притворную умственную неполноценность. отвести подозрения. Я сделал этот выбор, потому что ничто в исторических записях во время Гражданской войны и ее последствий не поддерживает эту характеристику — ни ее военный «Окказиональный журнал», ни мемуары солдат Союза, которым она помогала, ни даже работы ее многочисленных критиков.Представление о том, что Элизабет Ван Лью преуспела в своей шпионской работе благодаря своей способности обезоруживать своих врагов, действуя глупо, впервые появилось в статье журнала Harper’s Monthly , опубликованной в 1911 году и написанной через одиннадцать лет после ее смерти кем-то, кто никогда ее не встречал. На автора сильно повлиял человек, познакомившийся с Элизабет Ван Лью после Реконструкции, когда ей было далеко за шестьдесят, и бедность, политические проблемы, личное горе и изоляция взяли свое. К сожалению, миф о «Безумном пари» уже давно затмил правду об умной, преднамеренной и опасной шпионской работе Элизабет Ван Лью, но я надеюсь, что мой роман поможет исправить это недоразумение.

    В обоих ваших отдельных романах вы ведете хронику жизни женщин, которые оказали значительное влияние на историю, о чем многие люди не подозревали. Можете ли вы дать нам предварительный обзор того, что откроет январский выпуск 2014 года, Соперница миссис Линкольн ?

    Соперница миссис Линкольн — это история Кейт Чейз Спрэг, дочери министра финансов при президенте Линкольне Сэлмона П. Чейза. Красивая, умная и очаровательная Кейт служила официальной хозяйкой своего трижды овдовевшего отца и была его партнером в его стремлении стать президентом.Вскоре после их знакомства Мэри Линкольн признала в Кейт своего сильнейшего претендента на роль самой видной женщины в вашингтонском обществе, и между ними зародилось ожесточенное соперничество. К сожалению, хотя у Кейт и Мэри было много общего — политическая проницательность, любовь к стране и непоколебимая решимость помочь мужчинам, которых они любили, достичь величия, — они никогда не могли быть друзьями, так как считали, что успех может прийти только в конце концов. за счет другого.

    Узнать больше

    Потерянное стеганое одеяло: Роман о стеганых одеялах Вязового ручья — электронная книга: Дженнифер Кьяверини: 9781439158548

    Мастер стеганого одеяла Сильвия Бергстром Компсон дорожит старинным лоскутным одеялом, названным тремя именами: «Птицы в воздухе» по образцу; сбежавшее одеяло в честь женщины, которая его сшила; и стеганое одеяло Вязового ручья, названное в честь места, куда его создательница стремилась вернуться.Этим одеялом была Джоанна, беглая рабыня, которая в 1859 году путешествовала по подземной железной дороге, чтобы добраться до убежища на ферме Элм-Крик.

    Хотя свобода Джоанны оказалась недолгой — ловцы рабов насильно вернули ее на плантацию Джозайи Честера в Вирджинии, — она оставила семье Бергстром самый ценный подарок — своего сына. Ганс и Аннеке Бергстрем вместе с незамужней тетей Гердой вырастили мальчика как своего собственного, и тайна его личности умерла вместе с их поколением. Теперь Сильвии предстоит, опираясь на дневник Герды и одеяло Джоанны, связать прошлое Джоанны с сегодняшним поместьем Элм-Крик.

    Точно так же, как Джоанна не могла предвидеть, что несколько поколений спустя ее одеяло станет предметом стольких спекуляций и удивлений, Сильвия и ее друзья никогда не могли представить себе событий, свидетелем которых Джоанна была в своей жизни. Наказанная за свой побег тем, что ее продали брату хозяина на острове Эдисто, Южная Каролина, Джоанна скорбит о потере сына и решает снова бежать, чтобы когда-нибудь воссоединиться с ним на свободном Севере. Дальше на юг, чем она когда-либо была, она, тем не менее, находит союзников, друзей и даже любовь в квартале рабов Дубовой рощи, хлопковой плантации, где ее умение обращаться с иголкой и ниткой вскоре становится высоко ценимым.

    Через трудности и лишения Джоанна мечтает о свободе и возвращении на ферму Элм-Крик. Будучи преисполнена решимости запомнить каждый ориентир на пути на север, Джоанна шьет одеяло из обрезков, оставшихся от домашнего шитья, скрывая подсказки под тщательными стежками. Позже, работая швеей у новой невесты офицера Конфедерации, Джоанна переезжает в Чарльстон, где секреты, которые она хранит, повлияют на судьбу нации, а ее способности и мужество позволяют ей помогать стране и людям, которых она любит. наиболее.

    Сознание того, что лоскутки можно собрать и сшить в простые линии — прекрасные как сами по себе, так и в силу того, что они представляют и чего они могут достичь, — переживает Джоанну через мрачные дни. Поддерживая себя и свою семью с помощью изобретательности и искусства во время Гражданской войны и Реконструкции, Джоанна оставляет после себя замечательное художественное наследие, которое, наконец, позволяет Сильвии узнать о судьбе давно потерянного стеганого одеяла.

    Интервью с автором Дженнифер Кьяверини

    «Стеганое одеяло» пришивает шпалы к подземной железной дороге

    Автор  Джоди Юинг
    25 апреля 2002 г.

    Согласно фольклору, стеганые одеяла часто использовались в качестве сигналов для обозначения станции на Подземной железной дороге.В других историях описываются карты, вшитые в стеганые одеяла, или указатели направления, скрытые в тайных значениях названий блоков лоскутных одеял. Хотя некоторые историки оспаривают эти утверждения, эволюция легенды продолжает разворачиваться на страницах « The Runaway Quilt », четвертого и последнего издания Дженнифер Кьяверини романов Elm Creek Quilts.

    Роман возвращает читателей в фермерское сообщество Пенсильвании, разделенное проблемой рабства. Сильвия Компсон — 75-летняя главная героиня первого романа Кьяверини « Ученица квилтера » — снова возвращается, чтобы найти доказательства мужественного участия своих предков в предоставлении убежища беглым рабам.

    «Следуя подсказкам из семейных сказок, выученных в детстве, Сильвия обнаруживает на чердаке давно забытый сундук с довоенным стеганым одеялом Бревенчатой ​​Хижины, отмеченным черным квадратом в центре — сигналом, согласно фольклору, убежищем для рабов, бежавших на север вдоль Подземная железная дорога», — говорит Кьяверини.

    В сундуке также найдены мемуары Герды Бергстрем, незамужней сестры прадеда Сильвии, Ганса. Как быстро узнает Сильвия, ее предки действительно были замешаны — хотя и невольно.Когда жена Ганса молчаливо копирует лоскутное одеяло местного аболициониста, она невинно помечает ферму Элм-Крик как убежище для беглых рабов. На одну долгую и опасную зиму Бергстремы делят свой дом с беглой рабыней, беременной ребенком своего хозяина, а также с другими рабами, которые следуют за ними. Ловцы рабов никогда не отстают.

    «Как и многие стегальщики, я был очарован фольклором о сигнальных лоскутных одеялах, которые использовались на Подземной железной дороге, — говорит Кьяверини, которая научилась стегать в 1994 году.«Некоторые историки оспаривают эти утверждения, указывая на то, что многие из этих утверждений были основаны на неверно датированных стеганых одеялах, что время и ресурсы, необходимые для изготовления одного стеганого одеяла, сделали бы систематическое использование лоскутных одеял в качестве сигналов практически невозможным».

    В The Runaway Quilt персонажи обсуждают значение, приписываемое черным центральным квадратам, как и в реальной жизни. По мере развития истории Кьяверини пытается объяснить эволюцию легенды, соблюдая устную традицию и в то же время придерживаясь подтвержденных исторических фактов.

    «В традиционном узоре центральный квадрат в блоке лоскутного одеяла из бревенчатой ​​хижины должен быть красным, чтобы представлять сердце, или желтым, чтобы представлять свет в окне», — говорит она. «Согласно фольклору, одеяло с черными центральными квадратами, вывешенное перед домом, сигнализировало беглым рабам, что они могут найти безопасность и убежище внутри».

    Дженнифер Кьяверини

    Кьяверини отмечает, что самые ранние письменные упоминания о блоке бревенчатой ​​хижины не появлялись до 1863 года, а сам образец не публиковался до 1869 года.

    «Поскольку это было после начала Гражданской войны, более вероятно, что блок Бревенчатой ​​хижины использовался для демонстрации верности Союзу и Аврааму Линкольну, чем для обозначения безопасного дома на Подземной железной дороге», — говорит она. «Однако это не означает, что в таком стиле не использовался узор для лоскутного одеяла, а только то, что бревенчатая хижина, скорее всего, не использовалась».

    Сандра Даллас, автор «Персидского маринованного клуба», сказала, что независимо от того, верите ли вы, что стеганые одеяла использовались для подачи сигналов пассажирам в подземной железной дороге, «вы знаете, что коренные жители поместья Элм-Крик использовали свое сердце и руки, чтобы помочь беглые рабы.

    Бывший адъюнкт-инструктор кафедры английского языка в Пенсильвании, Кьяверини говорит, что никогда не собиралась писать серию книг. Свой первый роман она написала в подарок лоскутным мастерам, которые благословили ее жизнь своей дружбой. Однако после положительного отклика на «Ученик квилтера» она вернулась в Элм-Крик для сиквелов « Round Robin » и « The Cross-Country Quilters ». Хотя книги представлены как серия, она говорит, что книги написаны так, что их можно читать независимо от других.Сериал также усилил ее интерес к американской истории и особенно к роли женщин в формировании этой истории. Она планирует изучить этот интерес в будущих романах Elm Creek Quilts, а также в книгах, не входящих в серию.

    «Я надеюсь, что «Сбежавшее одеяло» вызовет новый интерес к тайнам, связанным с ролью лоскутных одеял на подземной железной дороге», — говорит Кьяверини. «Возможно, неразрешенные вопросы романа заставят читателей отправиться на чердаки искать собственные семейные реликвии.Когда-нибудь скоро кто-то может даже обнаружить одно из этих сигнальных лоскутных одеял легенды и доказать, что истории правдивы».

    Посетите веб-сайт Дженнифер

     

    .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.