Дж свифт: Последние Новости России, Украины и мира

Свифт Джонатан

Согласен я, декана ум
Сатиры полон и угрюм, —

заметил в 1731 году автор поэмы «На смерть доктора Свифта» декан собора Св. Патрика в Дублине доктор Джонатан Свифт за четырнадцать лет до собственной смерти.
Надо обладать умом поистине угрюмым, чтобы написать о себе (опять же в третьем лице): «он расплачивался за неразумный брак родителей… большую часть своей жизни». Его отец умер за семь месяцев до рождения сына, оставив семью без достаточных средств к существованию. Тем не менее, причины непревзойденно мрачного мировоззрения Джонатана Свифта сокровенны и трудно постижимы.
Милостью дяди, Годвина Свифта, Джонатан, не проявляя должного усердия, учился в лучшей в Ирландии закрытой школе и в Дублинском университете. Затем, по протекции, подвизался в качестве не слишком обремененного обязанностями секретаря лорда Уильяма Темпла, на склоне лет удалившегося в поместье Мур-Парк.
После смерти покровителя тридцатичетырехлетний Свифт получил степень доктора богословия и место викария в ирландском захолустье Ларакор. Однако это назначение вовсе не принудило его вести мирную жизнь сельского приходского священника. Хотя в Ларакоре Свифт обзавелся домиком и садиком, а в близлежащем городке жила мисс Эстер Джонсон, его ученица и возлюбленная, он проводил в Лондоне месяцы и годы — в хлопотах об издании собственных сочинений, о привилегиях ирландского англиканского духовенства и о столь важных государственных делах, как, например, заключение Утрехтского мира в войне за Испанское наследство. В перипетиях своей политической деятельности Свифт принял сначала сторону партии вигов, потом — сторону партии тори, вошел в доверие к премьер-министру Роберту Харли и министру иностранных дел Болингброку, так что сам стал фактически «министром без портфеля». Справедливости ради следует упомянуть здесь, что он отличался сугубой щепетильностью в денежных вопросах, никаких субсидий и вознаграждений от правительства не принимал, рассчитывая на причитавшийся ему скромный доход ларакорского священника.


Наконец, в 1713 году, не дождавшись желанного епископства, которое открыло бы ему путь в палату лордов, Свифт вступил в должность декана собора Св. Патрика в Дублине и пребывал в этой должности остальные тридцать два года жизни — нельзя сказать, что тихо и безвыездно.
Перу доктора Джонатана Свифта принадлежат многочисленные исполненные сарказма политические памфлеты, «Сказка бочки, написанная для общего совершенствования человеческого рода» и «Путешествия в некоторые отдаленные страны света Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей», написанные с той же целью и также без каких бы то ни было заблуждений относительно ее нелепости.Большинство своих сочинений Свифт публиковал анонимно или под вымышленными именами из склонности к всевозможным мистификациям, но только очень простодушные читатели не догадывались об их истинном авторе.
Если Свифт, как он пояснял, предполагал не развлечь, а раззадорить общество, то ему это удалось в полной мере, потому что «Путешествия Гулливера» по количеству толкований и вариаций едва ли сравнятся с какой-либо другой книгой. Стараниями переводчиков, пересказчиков, редакторов и издателей на протяжении двух с половиной столетий облик и речи мрачного Мастера Насмешки искажались до неузнаваемости с тем, чтобы чтение «Путешествий» не оскорбляло благонравных девиц и прилежных студентов, а также сделалось бы пригодным и занимательным для детей нежного возраста.
Сам же Свифт, утверждавший, что человек определяется даже не как «животное разумное», но всего лишь как «способное к разуму», по злой иронии судьбы, в конце жизни впал в беспамятство и слабоумие. Правда, до того успел завещать все свое имущество на строительство госпиталя для умалишенных и заготовил себе эпитафию:

…Жестокое негодование
не может уже более терзать его сердце.
Иди, путник,
и подражай, если можешь,
ревностному поборнику дела мужественной свободы.

Светлана Малая

 

 

ИЗБРАННОЕ: Пер. с англ. / Сост., коммент. В.Рака и И.Чекалова; Предисл. В.Рака. — Л.: Худож. лит., 1987. — 448 с.

«Путешествия Гулливера», конечно; а также «Сказка бочки», памфлеты, эссе и стихотворения — например, такое:

Могущество времени

Когда бессильны бронза и гранит
Пред мощью времени, что все крушит,
Когда его неумолимый бег

Стирает горы, царства, русла рек;
То диво ли, что ряса порвалась? —
Уэльский пастор вымолвил, крушась.

 

ПУТЕШЕСТВИЯ ГУЛЛИВЕРА / Пер. с англ. А.А.Франковского; Послесл. В.Муравьева; Примеч. А.Аникста; Ил. Т.Мортена. — М.: СП «Лексика», 1993. — 318 с.: ил. — (Книга поколений).

В конце 1726 года Джон Гэй в письме из Лондона в Дублин к своему приятелю Джонатану Свифту сообщал: «Дней десять назад здесь была опубликована книга Путешествий некоего Гулливера, о которой весь город с тех пор только и говорит. Первый тираж распродали за неделю; и разные мнения о книге — одно другого забавнее, хотя всем она чрезвычайно нравится. Говорят, будто Вы автор, но мне рассказывали, что книгопродавцу неизвестно, откуда она взялась. Читают ее повсюду, от мала до велика, от кабинета министров до детской. Политики все как один согласны, что клеветнических измышлений там нет, но что сатира на человеческое общество чересчур сурова».

ПУТЕШЕСТВИЯ ЛЕМЮЭЛЯ ГУЛЛИВЕРА В НЕКОТОРЫЕ ОТДАЛЕННЫЕ СТРАНЫ СВЕТА… / Пер. с англ. и ред. Б.М.Энгельгардта; Ил. Ж.Гранвиля. — Л.: Дет. лит., 1989. — 272 с.: ил.

Французский график и карикатурист Жан Иньяс Изидор Жерар Гранвиль выполнил иллюстрации к «Путешествиям Гулливера» в 1838 году.

ПУТЕШЕСТВИЯ ГУЛЛИВЕРА / Пересказала с англ. для детей Т.Габбе; Худож. Г.Калиновский. — М.: Дет. лит., 1985. — 199 с.: ил.

Суровой сатиры, свойственной перу доктора Джонатана Свифта, в занимательном пересказе историй о путешествиях Гулливера в Лилипутию и Бробдингнег, сделанном для детей Тамарой Габбе, заметно поубавилось, зато в иллюстрациях Геннадия Калиновского её предостаточно.

СКАЗКА БОЧКИ; ПУТЕШЕСТВИЯ ГУЛЛИВЕРА: [Пер. с англ.]. — М.: Правда, 1987. — 479 с.: ил.

«Сказка бочки» — аллегорический рассказ о трёх братьях и их кафтанах, с прибавлением авторских предисловий, посвящений, отступлений, приветствий и извинений. Но, позвольте, причём тут бочка? Современникам Свифта было хорошо известно, что этот оборот речи означает просто-напросто пустую болтовню. Иными словами, заглавие читается: «Пустая болтовня, написанная для общего совершенствования человеческого рода».

ДНЕВНИК ДЛЯ СТЕЛЛЫ / Изд. подгот. А.И.Ингер, В.Б.Микушевич. — М.: Наука, 1981. — 623 с. — (Лит. памятники).

Как могло случиться, что великий мистификатор Джонатан Свифт, обыкновенно скрывавший от читателей свое имя, столь безоглядно открыл им свою душу? Дело в том, что эти шестьдесят пять его писем к мисс Эстер Джонсон, безусловно, не предназначались для публикации.

Светлана Малая

 

 

Гуревич Г.И. Беседа первая: Малютки, великаны и говорящие лошади // Гуревич Г.И. Беседы о научной фантастике. — М.: Просвещение, 1983. — С. 6-14.

Дубашинский И.А. «Путешествия Гулливера» Дж.Свифта. — М.: Высш. шк., 1969. — 111 с.
Левидов М.Ю. Путешествие в некоторые отдалённые страны мысли и чувства Джонатана Свифта, сначала исследователя, а потом воина в нескольких сражениях. — М.: Книга, 1986. — 287 с.
Муравьев В.С. Джонатан Свифт. — М.: Просвещение, 1968. — 304 с. — (Б-ка словесника).
Муравьев В.С. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — 208 с. — (Судьбы книг).
Урнов Д. Робинзон и Гулливер: Судьба двух литературных героев. — М.: Наука, 1973. — 88 с.
Штейн А. Свифт и человечество // Штейн А. На вершинах мировой литературы. — М.: Худож. лит., 1988. — С. 158-188.

 

— ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ФИЛЬМЫ —

Дом, который построил Свифт. Телефильм. Сцен. Г.Горина. Реж. М.Захаров. Комп. Г.Гладков. СССР, 1983. В ролях: О.Янковский, А.Абдулов, Е.Леонов, Н.Караченцов и др.

Новый Гулливер. Игровой/мультипликационный. Реж. А.Птушко. Комп. Л.Шварц. СССР, 1935.
Путешествия Гулливера. Реж. П.Хант. Великобритания, 1977.

-МУЛЬТИПЛИКАЦИОННЫЕ ФИЛЬМЫ —

Гулливер в стране великанов. Испания, 1983.
Путешествия Гулливера в южном море. Реж. Д.Плайниер. США.

С.М.

Джонатан Свифт

Иди, путник, и, если можешь,
подражай тому, кто отдал
все свои силы борьбе за свободу
человечества.

Дж. Свифт – эпитафия

Я хочу не столько развлекать
мир, сколько выводить его из себя.

Дж. Свифт

Памфлеты Сатиры   Поэмы  
«Битва книг» 
«Сказка бочки» 
«Письма суконщика» 
«Скромное предложение»
«Рассуждение о механическом действии духа» 
«Рассуждение о неудобстве уничтожения 
христианства в Англии» 
«Рассуждение о раздорах и разногласиях между 
знатью и общинами в Афинах и Риме»
«Светские разговоры»
«Наставление слугам»
"Каденус и Ванесса"

Английский и ирландский поэт, прозаик, публицист и философ Джонатан Свифт (1667-1745) вошёл в историю мировой литературы как автор романа «Путешествия Гулливера», однако он был ещё и автором многочисленных религиозных и политических памфлетов, священником и видным политическим деятелем («министром без портфеля»).
Несмотря на то, что Свифт был современником Дефо, его взгляды принципиально отличались от взглядов его коллеги-сатирика. Разочарованный результатами Английской революции 1688-1689 гг., Свифт первым усомнился в идеях Просвещения и стал высмеивать их в своих произведениях. Если Дефо воспевал буржуазный прогресс и верил в безграничные возможности человеческого разума, то Свифт всячески пытался показать ничтожность человека, его слабости и низменные желания.

Свифт не верит в возможность усовершенствования человека: «Не ожидайте от человека более того, на что это животное способно». Кроме того, Свифт вообще лишает человека разума: «Я собрал материалы для трактата, доказывающего ложность определения «разумное животное», и покажу, что человек всего лишь способен размышлять».

«Путешествие Гулливера» (1726)

 

Книга моя должна служить предостережением

Дж. Свифт

Я пишу с благороднейшей целью
просветить и наставить человечество.
Дж. Свифт


Сатирико-аллегорический роман был создан в 1726 году под названием «Путешествия в некоторые отдалённые страны света Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей». Работа над романом продолжалась с 1721 по 1725 годы.

Все свои произведения Свифт издавал анонимно. Данный роман не стал исключением. Летом 1726 года под дверь лондонского типографщика Бенджамена Мота была подброшена рукопись, в которой неизвестный капитан Гулливер рассказывал о своих приключениях. Рукопись сопровождало письмо Ричарда Симпсона, который ручался за достоверность всех описанных событий, так как является родственником Гулливера. Впоследствии оказалось, что под именем Симпсона скрывался Джонатан Свифт, который опасался преследований за свою сатиру. Однако реакции властей не последовало, и спустя 6 месяцев во II издании романа появилось письмо Гулливера к Р. Симпсону, в котором капитан отмечал, что не видит, чтобы книга «положила конец всевозможным злоупотреблениям и порокам». Лишь спустя год власти обвинили Свифта в издевательствах над человечеством и в 1727 году выпустили сокращенное издание романа, которое содержало лишь путешествие к лилипутам и великанам. Кроме того, из текста были исключены все сатирико-философские рассуждения. Впоследствии такое издание стало книгой для детского чтения.

Сочиняя роман «Путешествия Гулливера», писатель использовал мотивы и образы народных сказок о карликах и великанах и популярных книг о рассеянных простаках, которые все делают наоборот. Как и Дефо, Свифт также опирался на английскую мемуарно-приключенческую литературу – книги о подлинных и мнимых путешествиях, однако роман Свифта – это пародия на жанр путешествия.

Роман состоит из четырёх частей, которые объединены образом путешествующего героя: «Путешествие в Лилипутию», «Путешествие в Бробдингнег», «Путешествие в Лапуту, Бальнибарби, Лаггнегг, Глаббдобдриб и Японию», «Путешествие в страну гуигнгнмов». 

В первой части сатира носит политический характер. Изображая Лилипутию, Свифт в первую очередь подразумевает Англию, так как в тексте много намеков на конкретные события и конкретных людей того времени (борьба двух партий), однако впоследствии Свифт указывал, что на месте Англии могла быть любая другая страна. Гулливер в этой стране имеет не только большой рост (по сравнению с лилипутами), но и большую душу. Он совершает многочисленные благородные и самоотверженные поступки, которые не способны оценить «мелкие» людишки. Чем больше делает для лилипутов Гулливер, тем сильнее их желание уничтожить Человека-Гору. Даже отказ некоторых высокопоставленных людей Лилипутии от убийства Гулливера вызван не гуманностью, а прагматичным вопросом: «Что же делать с телом?» После путешествия в Лилипутию Гулливер испытывает чувство собственного превосходства над маленькими, но злобными лилипутами.

Во второй части тон повествования становится серьезнее – Свифт обличает уже не отдельные стороны политической и общественной жизни, а всю систему государственного устройства. Беседуя с императором Бробдингнега, герой отмечает, что стиль правления этого человека кардинально отличается от правления в Англии. После этой беседы Гулливер понимает, насколько неправильно устроено общество в его родной стране. Находясь среди благородных великанов, Гулливер попадает в различные комичные ситуации, из которых ему с большим трудом удается выйти, сохраняя собственное достоинство:
«На пути лежала куча коровьего помета, и мне вздумалось испытать свою ловкость и попробовать перескочить через эту кучу. Я разбежался, но, к несчастью, сделал слишком короткий прыжок и оказался в самой середине кучи, по колени в помете. Немало труда стоило мне выбраться оттуда, после чего один из лакеев тщательно вытер своим носовым платком мое перепачканное платье, а Глюмдальклич больше не выпускала меня из ящика до возвращения домой»
В третьей части политика отодвигается на второй план, сатира касается главным образом ученых и изобретателей, которые занимаются разработкой абсурдных проектов (например, лечение с помощью клизмы, извлечение солнечной энергии из огурцов, вспахивание полей с помощью свиней и т.д.). В этой же части автор на примере струльдбругов развенчивает мечту людей о бессмертии, показывая, что бессмертие не избавляет людей от старения и болезней:
«В девяносто лет у струльдбругов выпадают зубы и волосы; в этом возрасте они перестают различать вкус пищи, но едят и пьют все, что попадается под руку, без всякого удовольствия и аппетита. Болезни, которым они подвержены, продолжаются без усиления и ослабления».
Таким образом, бессмертие не только не является наградой, а наоборот, считается страшным несчастьем для человека и несет с собой только одиночество:
«Так как язык этой страны постоянно изменяется, то струльдбруги, родившиеся в одном столетии, с трудом понимают язык людей, родившихся в другом, а после двухсот лет вообще не способны вести разговор с окружающими их смертными, и, таким образом, подвержены печальной участи чувствовать себя иностранцами в своем отечестве».

Четвёртая часть – это сатира на человечество в целом. Здесь Свифт ведет полемику с писателями эпохи Возрождения (Томас Мор, Томмазо Кампанелла, Франсуа Рабле), которые изображали идеальное общество (жанр утопии). Таким образом, Свифт создал своего рода антиутопию, так как изобразил человека во всей его неприглядности. В заключении Гулливер, а вместе с ним и Свифт делает вывод, что человечество испорчено изначально и что люди теряют человеческий облик и превращаются в отвратительных йеху:
«Йеху являются самыми невосприимчивыми к обучению животными и не способны ни к чему больше, как только к тасканию тяжестей. Этот недостаток объясняется главным образом упрямым и недоверчивым характером этих животных. Ибо они хитры, злобны, вероломны и мстительны; они сильны и дерзки, но вместе с тем трусливы, что делает их наглыми, низкими и жестокими».
Лабрюйер: «Человек всегда зол, непоколебим в своих порочных наклонностях и равнодушен к добродетели»
Герою неприятно, что он один из племени йеху, поэтому после возвращения на родину он старается избегать общения с людьми. Однако стоит отметить, что, показывая все пороки людей (йеху), Свифт не может не подчеркнуть, что при всей своей положительности лошади довольно скучны, потому что во всем руководствуются только разумом и никогда чувствами:
«При заключении браков гуигнгнмы тщательно заботятся о таком подборе мастей супругов, чтобы были предотвращены неприятные сочетания красок у потомства».
Случай никогда не нарушает размеренную жизнь гуигнгнмов, так как у них все запланировано и не происходит ничего исключительного и необычного. Поэтому в стране гуигнгнмов нет письменности:
«Так как в жизни народа, столь согласного, от природы расположенного ко всяческой добродетели, управляемого исключительно разумом и отрезанного от всякого общения с другими нациями, происходит мало сколько-нибудь важных событий, то его история легко удерживается в памяти, не обременяя её».
Даже собственная смерть не пугает разумных лошадей, потому что она тоже приходит по расписанию:
«За десять дней до смерти – срок, в исчислении которого они редко ошибаются, гуигнгнмы возвращают визиты, сделанные им ближайшими соседями».
Поэтому автор предоставляет читателю возможность самому разобраться, чей образ жизни ему более близок.

 

 

 

Джонатан Свифт — краткая биография.

Джонатан Свифт — англо-ирландский писатель, публицист, общественный деятель, поэт, философ — родился в ирландском Дублине 30 ноября 1667 г. После смерти отца, скромного судейского чиновника, мать, переехав в Англию, оставила Джонатана на попечение его дяди. Тот обеспечил ему достойное образование: после хорошей школы племянник стал в 1682 г. студентом Тринити-колледжа Дублинского университета, где получал образование по 1688 г.

В том же году в Ирландии началась гражданская война. Свифт переехал в Англию, где работал литературным секретарем у Вильяма Темпла — зажиточного отставного дипломата, который был или сыном знакомого его матери, или ее дальним родственником. Спустя два года Свифт вернулся в Ирландию, в 1692 г. в Оксфорде получил магистерское звание. В 1694 г. Свифт становится священником англиканской Церкви и получает назначение в поселок Килрут. Однако спустя несколько месяцев тяготясь, по собственному признанию, обязанностями, он снова приезжает к Темплу и работает в прежней должности. Связанную с пребыванием в поместье отставного дипломата пору биографии Свифт считал самой счастливой.

В 1700 г. Джонатану Свифту дают приход в Ирландии, назначают служителем Дублинского собора св. Патрика. Однако за предшествующий период Свифт пристрастился благодаря Темплу к политической деятельности, а также мечтал о большой литературе. В это время из-под его пера выходит целый ряд анонимных памфлетов. В 1702 г. Свифт становится доктором богословия, происходит его сближение с вигами — оппозиционной партией. Свифт уже известен как писатель и мыслитель, его влияние усиливается. Частенько наведываясь в Англию, он налаживает контакты в литературном сообществе.

В 1704 г. выходят написанные в 1696-1699 гг. две сатирические повести — «Сказка бочки» и «Битва книг» — в виде единого издания, сразу же ставшего популярным. О его «Сказке» очень лестно отзывался Вольтер, эта же повесть оказалась в списке книг, запрещенных Ватиканом. Несколько лет после победы вигов в 1805 г. Свифт прожил в Англии, однако впоследствии возвратился на родину, где в деревне Ларакор ему дали приход.

В 1713 г. влиятельные друзья помогли ему стать настоятелем Дублинского собора св. Патрика. Пребывание на этой должности помогло не только приобрести материальную независимость, но и получить высокую трибуну для озвучивания политических взглядов, хотя большая лондонская политика оказывается отдаленной. Находясь в Ирландии, Свифт принимает в общественной жизни государства живейшее участие, постоянно издавая статьи и памфлеты, посвященные актуальным вопросам. Именно памфлеты являются самой значительной частью его деятельности на поприще сатиры; даже церковные проповеди содержали в себе элементы этого жанра. Свифт резко обрушивался против социальной несправедливости, сословных предрассудков, религиозной нетерпимости.

В Дублине Свифт пользовался чрезвычайным авторитетом, с ним считался даже наместник Англии. В этом городе Свифтом был написан роман, ставший единственным в его литературном наследии, но сделавший его всемирно известным — опубликованные в 1726 г. «Путешествия в некоторые отдаленные страны света Лемюэля Гулливера». Они переиздавались три раза буквально за несколько месяцев, были быстро переведены на другие языки. В 1729 г. Свифт становится почетным гражданином Дублина, в 1727 и 1735 г. выходят собрания его сочинений.

Последний десяток лет жизни Свифт немало страдал — и физически, и морально — из-за серьезного психического расстройства. Инсульт, случившийся в 1742 г., лишил писателя речи и в какой-то степени умственных способностей; его признали недееспособным. 19 октября 1745 г. он умер; похоронили литератора в его же соборе, в центральном нефе. Творческое наследие Свифта стало во многом определяющим для деятельности английских сатириков; заложенные им сатирические традиции оставили заметный след не только в национальной, но и в мировой литературе.

СВИФТ Джонатан — биография, новости, фото, дата рождения, пресс-досье. Персоналии ГлобалМСК.ру.

Биография

Острое перо ирландского и английского философа и сатирика Джонатана Свифта наделало много шума в годы его жизни. Современникам писатель запомнился как автор памфлетов, наделенных глубокой иронией, а в мире прославился романом «Путешествия Гулливера». Свифт всегда скрывался под псевдонимами или вовсе не указывал авторство, но читатели непременно узнавали его по исключительному стилю.

Детство и юность

Будущий писатель родился в Дублине 30 ноября 1667 года — через два месяца после смерти отца, мелкого судейского чиновника. Мальчику досталось имя родителя – Джонатан. Вдова Свифта-старшего осталась с двумя детьми на руках и без средств к существованию, к тому же новорожденный оказался крайне болезненным ребенком с врожденной патологией.

Помучившись некоторое время, мама решила отдать Джонатана на воспитание обеспеченному брату покойного супруга Годвину Свифту, который был на хорошем счету в адвокатском обществе.

Мальчик окончил лучшую в Ирландии гимназию «Kilkenny», школьные годы переживал тяжело – пришлось забыть о вольной, но бедной жизни, адаптируясь к строгим гимназическим условиям. В 14 лет Джонатан поступил в колледж Тринити при Дублинском университете, откуда вышел со степенью бакалавра и стойким отвращением к наукам.

Литература
Творческая биография писателя началась во время вынужденного переезда в Англию. Дядя разорился, а на родине вспыхнула гражданская война. Джонатану Свифту пришлось самостоятельно зарабатывать на хлеб, и он по протекции матери заступил на пост секретаря к богачу и дипломату Уильяму Темплу. Начинающему литератору предоставили свободный пропуск к солидной библиотеке работодателя.

В гостях у Темпла бывали видные деятели и представители богемы того времени, общение с которыми тоже подготовило почву для писательского таланта Свифта. Молодой поэт, а именно с поэзии и коротких эссе Джонатан зашел в литературу, в дальнейшем помогал своему благодетелю писать мемуары.

Из Британии Свифт дважды возвращался на родину. В 1694 году молодой человек, окончив магистратуру в Оксфорде, принял духовный сан англиканской церкви и стал священником в церквушке небольшого ирландского села. А чуть позднее продолжил службу в столичном соборе Святого Патрика. Параллельно становится автором ярких, острых политических памфлетов на злобу дня.

Книга Джонатана Свифта «Сказка бочки»
Однако обязанности священника Джонатану быстро надоели, и он вновь приехал в Англию. Здесь из-под его пера вышла череда поэм, а также притчи «Битва книг» и «Сказка бочки». Последнее произведение стало очень популярным – народ его полюбил, а церковь жестоко осудила, хотя писатель и не думал критиковать религию, просто пародировал гордость.

Интересно, что собственное творчество литератор не собирался афишировать – все произведения были обнародованы анонимно. В будущем этой идее Джонатан Свифт не изменял. Впрочем, все вокруг знали, кто автор этих сатирических книг, поэм и опусов.

Портрет Джонатана Свифта
Расцвет сатирического таланта писателя пришелся на 1710-е годы. Джонатан Свифт обрел финансовую независимость, заступив на пост декана собора Святого Патрика, и спокойно наслаждался литераторством. Его поэмы, памфлеты и статьи наполнились гневом по поводу социальной несправедливости, царящей в обществе, критикой власти и религии. В 1720 году центральной темой творчества становится проблема автономии Ирландии, которую англичане нещадно пытались разорить.

Народная любовь и почитание обрушилась на Джонатана после анонимных «Писем суконщика», которые вышли из-под типографских станков многотысячным тиражом. Они призывали игнорировать английские деньги и не покупать товары, произведенные в Британии. Поднялась волна негодования, да так, что Лондон был вынужден поменять наместника, который назначил вознаграждение тому, кто укажет автора «Писем».

Книга Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера»
Попытки найти виновных оказались тщетными, а Англии пришлось пойти на экономические уступки. После этих событий Свифта возвели в ранг национального героя, его портретами был обвешан весь Дублин. Вскоре случился очередной скандал, на сей раз по поводу резких высказываний на тему нищеты. Писатель посоветовал правительству, которое не в силах прокормить подрастающее поколение, продавать детей на мясо и кожу.

За работу над самым знаменитым романом о путешествиях Гулливера Свифт засел в начале 20-х годов 18 столетия. Первые две книги фантастического произведения, высмеивающего человеческие пороки и несовершенства общества, вышли в 1726 году, а спустя год читатели получили еще два тома. Судовой врач Гулливер знакомится с нравами и обычаями стран лилипутов, великанов и разумных лошадей, попадает на летающий остров, государство чародеев, бессмертных людей и даже в закрытую в те времена для европейцев Японию.

Иллюстрация к книге Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера»
Тетралогия имела оглушительный успех, в дальнейшем став классикой литературы и вдохновением для десятков режиссеров. Даже в Россию книги попали сравнительно быстро: в 1772 году их перевел с французского писатель Ерофей Каржавин. Изначально роман имел объемное название, впрочем, это почти точный перевод оригинала — «Путешествия Гулливеровы в Лилипут, Бродинягу, Лапуту, Бальнибарбы, Гуигнгмскую страну или к лошадям».

Личная жизнь
Личная жизнь Джонатана Свифта выглядит довольно странной. Писателя связывали романтические отношения с двумя девушками, которых звали одинаково – Эстер.

В годы работы у Темпла молодой человек познакомился в его доме с 8-летней дочкой служанки Эстер Джонсон. Возрастная разница в 15 лет не помешала подружиться: Джонатан стал наставником и учителем девочки, которую называл Стеллой, а в будущем и возлюбленным. В разлуке автор «Гулливера» ежедневно писал девушке нежные, проникновенные письма, превратившиеся после его смерти в книгу «Дневники для Стеллы».

После кончины матери осиротевшая Эстер переехала в Ирландию, поселившись в доме любимого, хотя для окружения девушка была не больше чем воспитанницей писателя. Биографы предполагают, что в 1716 году пара даже обвенчалась, но официальных подтверждений этот факт так и не получил.

Джонатан Свифт и Ванесса
Еще одну женщину, с которой Свифт был замечен в любовных отношениях с 1707 года, звали Эстер Ванхомри. Девушка-сирота с легкой руки Джонатана носила прозвище Ванесса. Ей тоже посвящены трогательные, грустные письма.

Ванесса умерла от туберкулеза в 1723 году, а спустя пять лет скончалась Стелла. Писатель тяжело переживал потерю любимых женщин, эти трагедии подорвали здоровье как физическое, так и психическое. Но мужчине еще предстояло пройти долгий жизненный путь.

Смерть
Несколько лет до смерти Джонатан Свифт страдал от душевной болезни. В письмах друзьям жаловался на плохое настроение и всепоглощающую скорбь. Психическое расстройство прогрессировало, а в 1742 году писатель пережил инсульт и вовсе оказался недееспособным – не мог передвигаться, потерял речь. Мужчине назначили опекуна. Умер сатирик на родине в октябре 1745 года.

Свифт подготовился к кончине еще в 1731 году, написав поэму «Стихи на смерть доктора Свифта», в которой обозначил собственное кредо – «лечить испорченность людскую» жестоким смехом. В 40-м году из-под пера писателя вышла эпитафия, выгравированная потом на надгробии, а также он завещал почти все накопления на строительство больницы для психически больных. Вскоре после смерти писателя построили «Госпиталь Святого Патрика для имбецилов», двери которого до сих пор открыты.

Библиография
1697 — «Битва книг»
1704 — «Сказка бочки»
1710-1714 — «Дневник для Стеллы»
1726 — «Путешествия Гулливера»

Джонатан Свифт, краткая биография

Детство

Джонатан Свифт родился в Ирландии в 1667. Его родители принадлежали к числу английских колонизаторов, которых ненавидело коренное население. Поэтому будущий писатель чувствовал себя на родине, как на чужбине.

С детства он был лишен родительской ласки и заботы. Отец умер еще до рождения сына, а мать, доверив годовалого малыша заботе кормилицы, уехала в Англию, где и прожила до конца своих дней. Воспитанием Джонатана занимался его дядя Годвин.

Образование и начало творчества

Образование Свифт получил в Дублинском университете, который славился своими традициями преподавания литературы, древних языков и богословских наук. Здесь Джонатан увлекся литературным творчеством. По окончании университета талантливый, образованный, но бедный молодой человек мог выбирать разве что между профессиями юриста и церковного служителя. Свифт решил стать священником.

Политические беспорядки в Ирландии вскоре вынудили писателя уехать в Англию. Там он устроился секретарем к лорду Уильяму Темплу, богатому аристократу. Общение с политиками и литераторами давало Свифту возможность быть в курсе последних новостей общественной и культурной жизни Англии, а роскошная библиотека помогала ему восполнить пробелы в образовании. За неполных десять лет пребывания на службе у лорда Темпла Свифт стал профессиональным литератором, что и ознаменовали первые его зрелые сатирические произведения — «Битва книг» и «Сказка бочки».

Свифт указал свое имя на обложке книги, хоть критика могла повредить карьере автора. Несмотря на опасность, Свифт последовательно выступал с сатирическими стихами, статьями и памфлетами, в которых высмеивал пороки светской и церковной жизни.

Политическая карьера

Джонатан Свифт находился в центре лондонской политической жизни: посещал многочисленные приемы во дворцах, встречался с министрами и общественными деятелями, погружался в борьбу двух главных политических партий Англии — тори и виги. Политическая деятельность и художественное творчество укрепляли его популярность. И власти нашли способ от него избавиться: Свифт был назначен деканом (настоятелем) собора Святого Патрика в Дублине.

Писатель воспринял это назначение как политическое изгнание и крах всех своих надежд. Но и вдали от английской столицы Свифт продолжал обличать безумие существующих законов, мошенничество дельцов, лицемерие политиков. В новых памфлетах он отстаивал права ирландского народа, страдавшего под гнетом английской короны. В одном из самых знаменитых своих памфлетов, «Письма суконщика», писатель откровенно призвал ирландцев к борьбе за свободу. Дж.Свифт стал национальным героем Ирландии.

Последние годы жизни Свифта были омрачены тяжелой болезнью, умер писатель в 1745. Смысл жизни Джонатана Свифта точно передает эпитафия, составленная им самим: «Здесь покоится тело Джонатана Свифта, декана этого собора, и суровое негодование уже не раздирает его сердце. Ступай, путник, и подражай, если можешь, тому, кто мужественно боролся за дело свободы».

«Путешествия Гулливера»

Это главное произведение Свифта. Сегодня «Путешествия Гулливера» в основном воспринимаются как литературная сказка. Но Дж.Свифт писал свою книгу совсем не для детей и менее всего хотел порадовать публику легкомысленными выдумками. Под видом простодушных рассказов корабельного врача Лемюэля Гулливера писатель изложил собственные соображения относительно общественно-политической жизни Англии и развития человечества вообще. Аллегорическим содержанием сюжета «Путешествий Гулливера» было сатирическое изображение современной автору действительности.

Книга состоит из четырех частей. В каждой из них писатель выбирает новый предмет для критики. Схематически сюжет можно представить так:

  1. Страна лилипутов. Низость и бессмысленность общественных порядков.
  2. Страна великанов. Страшная сила власти, обратная кровавая сторона человеческой истории.
  3. Лапута, Бальнибарбы, Лагнегу и др. страны. Бесплодие науки, оторванной от жизни.
  4. Страна гуингнмов (разумных лошадей) и еху (одичавших людей). Неразумное и аморальное поведение человеческого сообщества.

Каждая часть книги содержит критику определенной сферы человеческой жизни, и в конце повествования создается впечатление, будто писатель не оставляет камня на камне от обычных представлений об обществе, политике, государстве, власти, науке, морали. Осмеяние писатель считал лекарством от моральных и общественных болезней человечества.

По писателю: Свифт Джонатан


СВИФТ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 29. Москва, 2015, стр. 553

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: М.  Р. Ненарокова

Дж. Свифт. Портрет работы Р. Барбера. 1745. Национальная портретная галерея (Лондон).

СВИФТ (Swift) Джо­на­тан (30.11.1667, Дуб­лин – 19.10.1745, там же), англ. пи­са­тель. Из се­мьи чи­нов­ни­ка, ра­но оси­ро­тел, вос­пи­ты­вал­ся у род­ст­вен­ни­ков. Учил­ся в Три­ни­ти-кол­лед­же Дуб­лин­ско­го ун-та (1682–88). В 1689 пе­ре­ехал в Анг­лию, ра­бо­тал сек­ре­та­рём. В 1695 при­нял ду­хов­ный сан Анг­ли­кан­ской церк­ви; в 1701 по­лу­чил в Окс­фор­де сте­пень д-ра бо­го­сло­вия. Де­бю­ти­ро­вал как по­эт: оды «Вилья­му Сэн­кроф­ту» («To Dr. William San­croft», 1690), «Кон­гри­ву» («To Congre­ve», 1693). Вы­сту­пал как пуб­ли­цист; из­на­чаль­но сим­па­ти­зи­ро­вал пар­тии ви­гов, с 1710 под­дер­жи­вал то­ри. По­сле смер­ти по­кро­ви­тель­ст­во­вав­шей кон­сер­ва­то­рам Ан­ны Стю­арт пе­ре­ехал в Дуб­лин (1714), где стал де­ка­ном со­бо­ра Св. Пат­ри­ка. Зна­чит. часть творч. на­сле­дия С. со­став­ля­ют ост­ро­са­ти­рич. пам­фле­ты со­ци­аль­но-по­ли­тич. и ре­лиг. на­прав­лен­но­сти; наи­боль­шей из­вест­но­стью поль­зо­ва­лись «Бит­ва книг» («The battle of the books»), где С. вы­сту­пил за пе­ре­ос­мыс­ле­ние и творч. ис­поль­зо­ва­ние ан­тич­ной по­эзии, и «Сказ­ка боч­ки» («A tale of a tub», обе изд. ано­ним­но в 1704), на­пи­сан­ная в фор­ме па­ро­дий­но­го жи­тия трёх брать­ев (Пет­ра, Мар­ти­на и Дже­ка), в ко­то­рой С. под­верг ос­мея­нию 3 вет­ви хри­сти­ан­ст­ва – ка­то­ли­цизм, Анг­ли­кан­скую цер­ковь и край­ний про­тес­тан­тизм пу­ри­тан. В пам­фле­тах «Пись­ма су­кон­щи­ка» («The dra­pier’s letters», pt. 1–2, 1724–25), «Скром­ное пред­ло­же­ние» («A modest proposal», 1729) и др. от­стаи­вал ин­те­ре­сы ирл. на­ро­да, об­ли­чая англ. по­ли­ти­ку в Ир­лан­дии. Ши­ро­кую ми­ро­вую из­вест­ность сни­скал со­че­таю­щий эле­мен­ты фан­та­сти­ки, уто­пии и прит­чи ро­ман-тет­ра­ло­гия «Пу­те­ше­ст­вия в не­ко­то­рые от­да­лён­ные стра­ны све­та Ле­мю­эля Гул­ли­ве­ра, сна­ча­ла хи­рур­га, а за­тем ка­пи­та­на не­сколь­ких ко­раб­лей» («Travels into several remote nations of the world. By Lemuel Gulliver, first a surgeon, and then a captain of se­ve­ral ships», созд. в 1720–25, изд. в 1726–1727; 1-й рус. пер. Е. Н. Кар­жа­ви­на, 1772–73; пол­ный рус. пер. 1902; не­од­но­крат­ные эк­ра­ни­за­ции, в т. ч. реж. Ж. Мель­е­са, 1902, реж. Р. Лет­тер­ма­на, 2010; мно­го­числ. пе­ре­ска­зы и адап­та­ции для де­тей, в т. ч. ани­мац. фильм «Но­вый Гул­ли­вер» реж. А. Л. Птуш­ко, 1935). Рас­ска­зы­вая о пу­те­ше­ст­ви­ях Гул­ли­ве­ра к ли­ли­пу­там, ве­ли­ка­нам, ла­пу­тя­нам, а так­же бла­го­род­ным и ум­ным ло­ша­дям (гу­игн­гнмам), про­ти­во­стоя­щим по­гряз­шим в по­ро­ках че­ло­ве­ко­по­доб­ным су­ще­ст­вам (йе­ху), С., при­бе­гая к гро­те­ску и ал­ле­го­рии, ра­зо­бла­чал совр. ему англ. по­ряд­ки. Уже в 19 в. это ув­ле­ка­тель­ное и не ли­шён­ное на­зи­да­тель­но­сти про­из­ве­де­ние ста­ло од­ним из клю­че­вых тек­стов дет­ской ли­те­ра­ту­ры. Не­пре­взой­дён­ный об­ра­зец англ. мо­раль­но-по­ли­тич. са­ти­ры, ро­ман С., от­ра­зив­ший идео­ло­гич. ус­та­нов­ки ран­не­го англ. Про­све­ще­ния, ока­зал зна­чит. влия­ние на по­сле­дую­щее раз­ви­тие лит-ры, в т. ч. на твор­че­ст­во Г. Фил­дин­га, Т. Смол­лет­та, Л. Стер­на, Дж. Бай­ро­на, А. Фран­са, Б. Шоу, Б. Брех­та и др. Ав­тор «Сти­хов на смерть док­то­ра Свиф­та» («Verses on the death of Dr. Swift», 1731), по­эмы «Клуб ле­гио­на» («The legion club», 1736), вы­смеи­вав­шей англ. пар­ла­мент, а так­же пи­сем, часть ко­то­рых бы­ла из­да­на по­сле смер­ти С. как эпи­сто­ляр­ный ро­ман под назв. «Днев­ник для Стел­лы» («The journal to Stella», 1766–68, рус. пер. 1981), имев­ший боль­шой ус­пех.

Краткая биография Свифт

Свифт Джонатан (1667−1745).

Родился в Дублине, в Ирландии, в семье мелкого судейского чиновника-англичанина, однако отец вскоре умер, мать уехала в Англию, и мальчик провёл детство в доме дяди-ирландца.Свифт окончил богословский колледж Дублинского университета, по окончании колледжа десять лет служил литературным секретарём у У. Темпла — писателя, бывшего некогда дипломатом.

Наконец Свифт получил приход в глухой ирландской деревушке Ларакор. Здесь он занимался античной литературой, а также внимательно следил за современной английской, ирландской и шотландской литературой. Свифт часто бывал в Лондоне, был принят при дворе, учавствовал в борьбе парламентских партий своими статьями и памфлетами. В 1704 г. он написал «Сказку о бочке», в которой дезавуировал католицизм, англиканство и пуританизм. «Сказку» восторженно встретил Вольтер и внёс в индекс запрещённых книг Ватикан. За эту книгу Свифт был отправлен настоятелем собора Святого Патрика в Дублин, где и дожил до конца своих дней. В дублине Свифт пользовался непререкаемым авторитетом. Наместник Англии в Ирландии говорил: «Я правлю Ирландией с соизволения доктора Свифта». Здесь, в Дублине, Свифт написал свой единственный роман, принесший ему сразу же необычайную популярность, «путешествия в некоторые отдалённые страны света Лемюэля Гулливера» (1726), избрав мишенью своей сатиры несовершенство человеческой цивилизации. Традиции Свифта были продолжены всеми сатириками Англии. Джонатан Свифт скончался на родине, в Дублине. Эпитафия на его могиле гласит: «Жестокое негодование уже больше не может терзать его сердца. Иди, путник, подражай, если можешь, ревностному защитнику дела доблестной свободы!».

Джонатан Свифт родился 1667 года в семье чиновника, жившего в Дублине, Ирландия. Незадолго после рождения отец – судейский чиновник – умирает, а мать Джонатана переезжает в Англию. Свифт проводит свое детство без матери, лишь с родным дядей в его доме. Учиться идет в колледж при Дублинском университете, по окончанию которого устраивается на работу к У.Темплу литературным секретарем, у которого и остается работать еще 10 лет.

В скорее Свифта удостаивают приходом в некой деревне Ларакор, которая располагалась в самой глуши. Переехав туда, автор вплотную начинает изучать литературу античных времен, но также интересуется и литературой своего времени: шотландская, английская и ирландская. Частенько ездил в Лондон, виделся с королевой, вел активную борьбу своими статьями с партиями парламента. В 1704 стает автором «Сказка о бочке», высказывая в ней свое несогласие с пуританизмом, католицизмом и англиканством, за что и был внесен Вольтером в список запрещенных изданий Ватикана. Джонатана отправили в Дублин, где он и прожил оставшуюся жизнь. В 1707 году Джонатан знакомится с девушкой, 19-ти летней Эстер Ваномри, которую в дальнейшем называл Ванессой. И, несмотря на знакомство с девушкой, Свифт ведет ежедневную переписку с Эстер Джонсон, которую в письмах называл Стеллой. Все письма переписки автор поместил в одну книгу, которую назвал «Дневник для Стеллы». За период проживания в деревне Джонатан стал автором единственного своего издания, что принесло ему неслыханную известность и славу – «Путешествие в некоторые отдалённые страны света Лемюэля Гулливера» в 1726 году, взяв за основу своего юмора большие пробелы в человеческой цивилизации. Благодаря этой книге, со Свифтом Джонатаном в его деревни обращались как с «королем».

Последние свои годы жизни автор страдал душевным расстройством из-за смерти Стеллы. В 1742 году перенес инсульт, в результате чего лишился речи, и в 1745 году Джонатан Свифт умирает.

Ванкувер стал частным адом для рэпера J-Swift

Фото Пейдж Сьерра

Пересечение границы никогда не было проблемой для артиста из Лос-Анджелеса и известного продюсера Pharcyde Джей-Свифта. После гастролей от Италии до Франции поездка в Ванкувер на концерт в Fortune Sound Club в начале этого года не была чем-то необычным. Однако, когда Свифт попытался вернуться домой после выступления, он обнаружил, что ему не разрешено повторно въезжать в штаты.Пограничные службы США сообщили ему, что его рабочая виза больше не действительна; хотя срок его действия не истек до апреля. В результате Свифта отправили в тюрьму Ванкувера, прежде чем ему было разрешено остаться с местным другом до следующей даты апелляции в марте. «Я не мог поверить, что нахожусь в тюрьме и не совершал преступления, — объясняет Свифт. — Я знал, что у меня все в порядке с документами, поэтому, на мой взгляд, все, что мне нужно было сделать, это позвонить своему адвокату, и все будет кончено. ” Однако его случай был немного сложнее.

Родившийся в Испании, Свифт иммигрировал в Штаты в возрасте двух лет и является легальным резидентом с 1974 года. Однако за последние пару лет он боролся с несколькими юридическими проблемами, включая обвинение в краже со взломом и хранении наркотиков. Совсем недавно в 2012 году Свифт был обвинен в хранении кокаина, и ему грозила депортация обратно в Испанию. Его семье удалось убедить судью разрешить ему остаться в Калифорнии. Свифт утверждает, что он был чист и получил разрешение на въезд в Европу и Канаду для тура с The Pharcyde.«Я победил самого большого демона, которого только мог представить, с помощью кокаина. Мне потребовалось семь лет, чтобы сделать это, но я сделал это, и поэтому я заслуживаю иметь возможность быть с женой и детьми … по крайней мере, во время процесса апелляции ». Чтобы помочь бороться с его судебными издержками, кампания по сбору средств GoFundMe уже была создана онлайн для тех, кто хочет сделать пожертвование. Кроме того, местное хип-хоп сообщество Ванкувера протягивает руку помощи, проводя сбор средств на концерт для Swift в местном клубе Alexander Gastown. Несмотря на это, поскольку его семья ожидает его возвращения домой, не говоря уже о том, что он нанял трех юристов, которые помогли ему вести дело, Свифт опасается, что этого будет недостаточно.На момент публикации его страница GoFundMe достигла только 680 долларов из запланированной суммы в 25 000 долларов. Свифт говорит: «Они не должны были этого делать. Они не могут лишить меня прав. На этом переходе они могут говорить все, что хотят, потому что они вроде как ковбои, за которыми никто не следит ». Готовясь к его предстоящему благотворительному шоу, мы поговорили с Джей-Свифтом о его предстоящих проблемах с рабочей визой.

Noisey: Вы уже не в первый раз выступаете в Канаде, а тем более в Ванкувере. Почему на этот раз возникли проблемы с пограничниками?
J-Swift: Я действительно приехал сюда в июне прошлого года с Slum Village, и мы все играли в этих разных городах, таких как Монреаль, Виннипег и Торонто, и я смог добраться туда и вернуться домой, без проблем.Но я имею в виду, я приехал через Вашингтон, округ Колумбия, так что, если кто-то собирается вас беспокоить и создавать проблемы, это столица Соединенных Штатов, но я вошел. Итак, я не знаю, в чем проблема с парнями в этом граница. В то же время это происходит не в первый раз. Многие люди задержались на границе и подали иски против правительства, но я не хочу идти этим путем. Я просто хочу, чтобы кто-нибудь из авторитетов дал мне документ. Итак, прямо сейчас мои юристы рассматривают разные варианты, один из которых может заключаться в том, что мне нужно уехать в другую часть Канады.И я имею в виду, что прокурор был крут. Он сочувствует моей ситуации, потому что у него тоже есть дети. По его словам, меня никто не должен был впускать, но, поскольку я уже перешел границу, даже он считает, что меня должны впустить обратно. Вся ситуация — просто очень плохая уловка-22. Что я могу сделать, кроме как сохранять позитивный настрой? У всего есть причина, но я все еще шокирован тем, что это происходит.

Считаете ли вы, что вас несправедливо преследовали на таможне, несмотря на наличие действующей рабочей визы?
Честно говоря, они просто не должны были препятствовать мне пересечь границу.Они не могут лишить меня прав, и меня беспокоит, что [пограничники] могут говорить то, что они хотят. Они действуют как ковбои, потому что их никто не следит. Я понимаю, что со всеми этими террористическими угрозами они должны быть бдительными, но я думаю, что временами вы должны мыслить логически об этих вещах. Очевидно, что я живу в Америке. Это написано прямо в моем паспорте.

Американское правительство пригрозило депортировать вас обратно в Испанию, где вы родились. Как давно вы там не были в последний раз?
Я впервые вернулся в Испанию в прошлом году.Помню, когда я выступал там, толпа была шокирована, потому что я начал говорить по-испански на сцене. Я сказал им: «Эй, вот где я родился». Но хорошо, что я вернулся туда. За последние несколько лет гастролей я завязал там много контактов.

Фото Пейдж Сьерра

Вы получили поток поддержки как от вашей семьи, так и от местного музыкального сообщества здесь, в Ванкувере. Вы можете мне об этом рассказать?
Слава Богу, это часть того, что поддерживает меня в здравом уме.Ванкуверские [артисты], такие как Броуди Мудрик и Тем Хатчинсон, имеют студию в своем доме, поэтому я просто записывал там музыку, пытаясь дать выход. Достаточно сложно находиться вдали от семьи, но без них и музыки… это было бы ужасно. Честно говоря, я не знаю, что бы я сделал, если бы я не встретил этих двоих во время тура. Я бы, вероятно, застрял в тюрьме, пока эта ситуация не разрешилась. Он фактически одолжил мне телефон, и теперь я могу связаться с женой и детьми. В общем, было приятно познакомиться с разными артистами в этом районе.Я просто стараюсь оставаться продуктивным, я этим и занимаюсь. Куда бы я ни пошел, это не остановится. Чем продуктивнее я буду, тем ближе буду к тому, чтобы закрыть всю эту ситуацию. Надеюсь, мои юристы смогут разорвать этот порочный круг

В конце концов, за мной стоят только хорошие люди. Моя семья меня очень поддерживает. Люди здесь действительно меня поддержали. 22 марта в Ванкувере состоится благотворительная акция, которая поможет собрать немного денег, и кампания GoFundMe набирает обороты.Вы понимаете? Осведомленность — это все, что я хочу поднять. Мои права попираются. Я заслуживаю быть со своими детьми, по крайней мере, пока я рассматриваю апелляцию. Если моя апелляция будет удовлетворена, то это уже другая история, но, по крайней мере, я могу быть со своими детьми и составить план, а не быть отрезанным от них, как сейчас.

Что для вас следующий шаг?
Я не перехожу никаких границ, пока я не выясню свои юридические ситуации, то есть полностью прямо.Итак, прямо сейчас у меня есть один из адвокатов, представляющих меня, который занимается моими прошлыми судимостями, потому что у меня было плохое представительство в прошлом. Первоначальный адвокат так и не объяснил мне, что, если я признаю себя виновным, меня депортируют. Никто не говорил мне. Я также принимал многие решения, находясь под влиянием, поэтому не знал, что говорю. Итак, если судья отбросит эти предыдущие обвинения, все иммиграционное дело, все будет отвергнуто. Я могу вернуться в Канаду. Я могу пойти куда угодно.Но все это требует больших денег; почти пятьдесят тысяч. Но, чувак, я просто думаю… даже если бы организаторы предложили мне сто тысяч долларов, если бы я знал, что это должно произойти, я бы никогда не ступил ногой в Канаду.

Вы можете помочь J-Swift с его учетной записью GoFundMe здесь или посетив благотворительный концерт Bizarre Ride of J-Swift в Alexander Gastown в это воскресенье, 22 марта.

Кассандра Гуальярди — писательница, живущая в Ванкувере — @KassKills

Дублин | История, население и факты

План города

Дублин — невысокий город с высокими башнями и небольшими зданиями, построенный до 17 века, не считая района порта и доков.Римско-католические церкви — это постройки 19 и 20 веков. 17-этажный Liberty Hall (построенный в 1961–65 как штаб-квартира профсоюзов), длинное самое высокое здание Дублина, был дополнен потоком новых высотных офисов и квартир. Тем не менее, большинство зданий не выше 5-6 этажей.

Три элемента, составляющие архитектурное наследие Дублина — норвежский, норманнский и грузинский — все встречаются в Дублинском замке. В первые два десятилетия 13 века норманны разрушили норвежскую цитадель и построили замок-форт.Когда грузины построили нынешний замок из красного кирпича, они оставили две башни старого строения. Замок — резиденция британской власти в Ирландии до 1922 года — в настоящее время используется для церемоний, особенно для инаугурации президентов республики, которые проживают в Арас ан Уахтарайн («Дом президента», бывшая ложа вице-королевства) в парке Феникс. и для местных и международных конференций. Замок также является домом для ряда культурных организаций, в частности библиотеки Честера Битти.

Часовая башня Дублинского замка, Дублин.

Photos.com/Jupiterimages

Недалеко от замка норвежский король Дублина построил собор Крайстчерч ( ок. 1030), который примерно 140 лет спустя был заменен более величественным нормандским строением. К 19 веку здание было в ветхом состоянии; он был восстановлен в 1870-х годах с огромными затратами. Его сосед, собор Святого Патрика, возведенный недалеко от городских стен, также изначально был скандинавской церковью, которая, возможно, была построена на более раннем кельтском фундаменте.Восстановленный норманнами в 1191 году, он был расширен и частично перестроен на протяжении веков. Это было в состоянии коллапса, когда сэр Бенджамин Ли Гиннесс, пивоваренный магнат и лорд-мэр Дублина, профинансировал его восстановление в середине 19 века. Крайст-Черч — собор епархии Дублина и Глендалоха, тогда как собор Святого Патрика, что необычно, не является резиденцией епископа. Обе церкви принадлежали Ирландской (англиканской) церквям со времен Реформации. В 1949 году похороны Дугласа Хайда, первого президента Ирландской Республики, прошли в церкви Св.Патрика. Из-за того, что Римско-католическая церковь запретила своим членам посещать протестантские службы, все ирландское правительство, за исключением двух своих англиканских членов, присутствовало в фойе собора. Кафедральный собор (временный) на Мальборо-стрит, к востоку от О’Коннелл-стрит с северной стороны, является главной римско-католической церковью. Он был завершен в 1825 году и является резиденцией архиепископа Дублина и примаса Ирландии.

Район между Сент-Патриком и пивоварней Guinness на Лиффи известен как Либертис, расположен за пределами старых городских стен и назван так потому, что находился под частной юрисдикцией, а не под властью короля или города.В годы после Второй мировой войны большие участки этого района были расчищены под дешевое жилье.

Первые частные спекулянты Дублина имели такое же острое чувство порядка и красоты, как и их чувство прибыли. Улицы города были широкими, а скверы просторными. Для своего времени (18 век) дома были ультрасовременными — элегантные, но простые георгианские и неоклассические конструкции, спроектированные в стиле великих английских архитекторов Иниго Джонса и сэра Кристофера Рена. Ряды домов из красного кирпича, расположенных на площадях и на длинных террасах и построенных с пропорциональными окнами, составляли гармоничное целое, которое до сих пор остается счастливым достижением городской архитектуры.

В южной половине города, между Тринити-колледжем и Сент-Стивенс-Грин, Джошуа Доусон, один из ведущих жителей Дублина, построил впечатляющий дом, который был построен в 1710 году. Вскоре город купил дом, чтобы он служил резиденцией для жителей Дублина. лорд-мэр, и, как особняк, он до сих пор остается. Первый ирландский республиканский парламент, Дайл Эйрианн, собрался там в 1919 году.

Соседи Доусона, столь же известные Молсворты, последовали его примеру и начали строить дома и целые улицы.В 1745–48 граф Килдэр построил дворец в конце Молсворт-стрит; Kildare House, переименованный в Leinster House, когда граф стал герцогом Leinster, считается образцом для Белого дома в Вашингтоне, округ Колумбия. Сейчас он является резиденцией парламента республики (Oireachtas). В зданиях-близнецах викторианской эпохи, построенных по обе стороны от Ленстер-хауса в 1880-х годах, находятся Национальная библиотека и Национальный музей Ирландии. Меррион на востоке и Фицуильям на юге — две из великих площадей XVIII века.

Самая старая и самая большая площадь города — это площадь Святого Стефана, зарегистрированная в 1224 году как обычные пастбища, но в 1660-х годах она была огорожена и граничила с домами. Большинство внушительных особняков, которые сейчас окружают его, были построены в 18 веке. К 1887 году парк был разрушен, и семья Гиннесса, в бывшей резиденции которой на южной стороне сейчас находится Министерство иностранных дел, заплатила за его восстановление.

Ось города север-юг проходит с западной стороны улицы Св.Стивенс-Грин по Графтон-стрит и через Колледж-Грин до Лиффи, через О’Коннелл-Бридж до северного берега реки, а затем по О’Коннелл-стрит до Парнелл-сквер. Графтон-стрит, длинный главный торговый район Дублина, в 1990-х годах стала пешеходной, и теперь она превратилась в оживленную улицу, где собираются уличные артисты. Он выходит на Колледж Грин между Дублинским университетом (Тринити-колледж) и зданием парламента 1729 года, которое в настоящее время является штаб-квартирой частного банка Ирландии.

Графтон-стрит, Дублин.

Дублин Туризм / Туризм Ирландия

Вдоль северных набережных Лиффи стоят шедевры неоклассицизма Джеймса Гандона — Таможня (1781–91) и Четыре двора (1786–1802). Таможня была сожжена в 1921 году республиканцами, которые хотели уничтожить административные записи; Четыре двора были разрушены артиллерийским огнем и минами в начале гражданской войны в июне 1922 года. С тех пор оба были восстановлены.

О’Коннелл-стрит, сначала называемая Дроэда, а затем Саквилл-стрит, представляет собой множество магазинов, кинотеатров и закусочных.Единственным выдающимся зданием, пережившим войну, охватившую улицу в 1916 и 1922 годах, было Главное почтовое отделение, захваченное в качестве штаб-квартиры восстания 1916 года. Сильно поврежденный, он был реконструирован за сохранившимся классическим фасадом 1815 года в 1929 году. Напротив почтового отделения стояла Колонна Нельсона, ориентир для многих поколений жителей Дублина. Построенный в 1808 году, он был таинственным образом взорван поздно ночью в 1966 году. В начале 21 века Dublin Corporation (ныне Городской совет Дублина) начала реконструкцию улицы и магазинов, вырубив вековые лондонские платаны, которые выровняли центр и возвели Шпиль.

В верхней части О’Коннелл-стрит Бартоломью Моссе построил свою больницу «Ротонду», «Лежащий», которая по сей день остается роддомом. Сама ротонда теперь является историческим Театром ворот. За больницей находится площадь Парнелл (бывшая Ратленд), заложенная в 1750 году, и многие из ее оригинальных георгианских домов до сих пор сохранились. В одном из них, построенном для графа Шарлемонта в 1762–1765 годах, сейчас находится Муниципальная галерея современного искусства.

Городские уполномоченные 18-го века ограничили растущий город Северной и Южной кольцевыми дорогами.Synge Street, недалеко от South Circular Road, была местом рождения драматурга Джорджа Бернарда Шоу. Большой канал был построен к югу, а Королевский канал — к северу от этих периферийных дорог; оба канала входят в Лиффи у входа в гавань и оба соединяются с рекой Шеннон. Теперь судоходен только Гранд.

Дублинский парк Феникс — крупнейший закрытый городской парк в Европе. Он имеет примерно яйцевидную форму, с периметром суши 7 миль (11 км) и расположен на северном берегу Лиффи, примерно в 2 милях (3 км) к западу от центра города.В сентябре 1979 года, во время первого визита правящего понтифика в Ирландию, религиозная служба, проводимая Папой Иоанном Павлом II в парке, собрала около 1,25 миллиона человек, что стало крупнейшим собранием, когда-либо зарегистрированным в стране. В парке происходили дуэли, а в 1882 году здесь произошло убийство, в ходе которого были зарезаны британский главный секретарь Ирландии лорд Фредерик Кавендиш и его заместитель Т. Берк ( см. убийства в парке Феникс). Первоначально парк королевских оленей, Феникс-парк был открыт для публики в 1747 году.Его зоопарк, известный разведением львов, открылся в 1831 году и увеличился вдвое в 2001 году, когда открылся участок Африканских равнин на земле, подаренной президентом Ирландии из официальных владений президента. 205-футовый (62-метровый) памятник Веллингтону находится в юго-восточной части парка в память об Артуре Уэлсли, 1-м герцоге Веллингтоне. Рядом находится Айлендбридж, место мемориальных садов Первой мировой войны, спроектированных сэром Эдвином Лейтенсом.

Бывший производитель Pharcyde J-Swift задержан в Канаде перед депортацией в Испанию

Остин Велес 25 февраля 2015 г. — 22:26

Украшенный продюсер и Pharcyde, и Wascals, скорее всего, будет отправлен обратно в страну своего рождения, в Испанию, несмотря на то, что почти всю свою жизнь вырос в Лос-Анджелесе, Калифорния.

Хуану Мануэлю Мартинесу, более известному как продюсер Джей-Свифт, вот-вот откажут в гражданстве США. Он был задержан в Канаде 15 января, когда возвращался домой после выступления в Ванкувере, Британская Колумбия. Хотя он родился в Мадриде, Испания, Свифт вырос в Инглвуде, Калифорния, с 2 лет.

Угрозы депортации появились в 2007 году, когда Свифт был арестован за хранение наркотиков. После ухода из Pharcyde в 90-х он боролся со злоупотреблением психоактивными веществами и бездомным.Ему удалось сохранить гражданство после того, как его дети боролись за то, чтобы он остался в Америке, но вскоре он снова столкнулся с проблемами наркотиков. В 2012 году его снова арестовали за хранение кокаина. Однако с тех пор он был чист с трех лет и прилагал все усилия, чтобы заботиться о своих детях. Все это не помешало иммиграционному судье Анне Хо снова призвать к его депортации в августе 2014 года.

Свифт быстро подал апелляцию, чтобы оспорить обвинение, но его статус гражданства все еще был отмечен, когда он попытался повторно въехать в США в январе.После первоначального ареста в Ванкувере ему разрешили остаться за пределами тюрьмы с друзьями, но после опоздания на дату суда он был вынужден вернуться в тюрьму. Несмотря на усилия его адвокатов, маловероятно, что он сможет вернуться. Вместо этого он, скорее всего, будет отправлен обратно в Мадрид. Именно там он надеется собрать средства и дождаться его обращения.

Министерство внутренней безопасности не дало ответа на этот вопрос.

LA Weekly имеет полную историю.

Комментарии

Pharcyde Hit-maker J-Swift грозит депортация из США

26 февраля 2015 г. | Опубликовано SYpher

Еще в январе этого года участники The Pharcyde были в туре, давая концерт в Ванкувере, Британская Колумбия, Канада. Все было хорошо, пока они не попытались вернуться домой в Лос-Анджелес, Калифорния, а продюсеру Джей-Свифту было отказано во въезде в Соединенные Штаты.43-летний мужчина родился в Испании, но с двухлетнего возраста жил в Лос-Анджелесе и содержался в федеральной тюрьме Канады. Хотя его правовой статус сложен, он, как сообщается, связан с несколькими арестами, связанными с наркотиками. В статье L.A. Weekly на этой неделе Джей-Свифт утверждает, что он несколько лет трезв и получил разрешение остаться в Америке во время предыдущей процедуры депортации, но рецидив с кокаином в 2012 году открыл новое дело.

Джей-Свифт, протрезвевший три года назад, остается в канадской тюрьме и не может вернуться в Соединенные Штаты во время подачи апелляции.Если его адвокаты не смогут договориться о его повторном въезде, 26 марта он будет отправлен в одном направлении в Мадрид, Испания. Шона Гарр, режиссер документального фильма 1 More Hit , в котором рассказывалось об арестах Джей-Свифта, страдающих от наркозависимости. начал кампанию GoFundMe по сбору средств для Свифта на оплату его юридических услуг.

У Джей-Свифта есть жена и четверо детей, которые остаются в Лос-Анджелесе, а также 70-летняя мать. Хедс знает Джей-Свифта по его продюсерской работе с The Pharcyde, поскольку он спродюсировал большую часть их классического дебютного альбома 1992 года Delicious Vinyl Records Bizarre Ride II The Pharcyde , включая хит «Passin’ Me By.”

Другие исполнители хип-хопа, столкнувшиеся с депортацией, включают Слика Рика, который смог подать апелляцию, Шайна, который в настоящее время депортирован, и DOOM, который точно не депортировали, но предпочел жить в Англии, когда ему было отказано в повторном въезде. в США

Полную историю L.A. Weekly о депортации Джей-Свифта можно найти здесь.

Связанные: Pharcyde, Jurassic 5 & D.I.T.C. Силы объединяются в этой анимации (видео)

Джонатан Свифт | Фонд Поэзии

Англо-ирландский поэт, сатирик, эссеист и политический памфлетист Джонатан Свифт родился в Дублине, Ирландия.Он провел большую часть своей ранней взрослой жизни в Англии, прежде чем вернуться в Дублин, чтобы служить деканом собора Святого Патрика в Дублине в течение последних 30 лет своей жизни. Это был более поздний этап, когда он написал большинство своих величайших произведений. Свифт широко известен как автор книг A Modest Proposal (1729), Gulliver’s Travels (1726) и A Tale Of A Tub (1704). .

Отец Свифта умер за несколько месяцев до рождения Джонатана, а его мать вернулась в Англию вскоре после родов, оставив Джонатана на попечение его дяди в Дублине.У большой семьи Свифта было несколько интересных литературных связей: его бабушка, Элизабет (Драйден) Свифт, была племянницей сэра Эразма Драйдена, деда поэта Джона Драйдена. Тетя той же бабушки, Кэтрин (Трокмортон) Драйден, приходилась двоюродной сестрой Элизабет, жене сэра Уолтера Рэли. Его прапрабабушка, Маргарет (Годвин) Свифт, была сестрой Фрэнсиса Годвина, автора книги Человек на Луне , которая повлияла на некоторые части книги Свифта Путешествие Гулливера .Его дядя Томас Свифт женился на дочери поэта и драматурга сэра Уильяма Давенанта, крестника Уильяма Шекспира. Дядя Свифта был благодетелем Джонатана, отправив его в Тринити-колледж в Дублине, где он получил степень бакалавра и подружился с писателем Уильямом Конгривом. Свифт также получил степень магистра до того, как Славная революция 1688 года вынудила Джонатана переехать в Англию, где он будет работать секретарем у дипломата. Он получил степень магистра в Харт Холле Оксфордского университета в 1692 году и, в конечном итоге, степень доктора богословия в Тринити-колледже в Дублине в 1702 году.

Поэзия Свифта связана либо взаимосвязью с поэзией его современников и предшественников, либо реакцией против нее. Вероятно, на него повлияли, в частности, писатели-реставраторы Джон Уилмот, граф Рочестер и Сэмюэл Батлер (разделявшие склонность Свифта к восьмисложным стихам). Возможно, он позаимствовал указания у поэтов эпохи Возрождения Джона Донна и сэра Филипа Сидни. Помимо этих незначительных заимствований современников, его долги почти ничтожны.В эпоху Августа, эпоху, которая не обязательно ставила оригинальность выше других добродетелей, его поэтический вклад был поразительно оригинальным.

Читая стихи Свифта, в первую очередь поражаешься их кажущейся скупости аллюзий и поэтических приемов. Любой может сказать, что конкретное стихотворение сильное, нежное, жизненное или жестокое, но литературная критика кажется неадекватной, чтобы объяснить, почему. Несколько недавних критиков внимательно изучили его использование намеков и изображений, но с частичным успехом.По-прежнему кажется оправданным заключить, что прямой поэтический стиль Свифта редко требует тщательного анализа, его намеки редко возвращают к жизни все литературное прошлое, а его образы не очень интересны сами по себе. В целом стихи Свифта читаются быстрее, чем стихи Джона Драйдена или Александра Поупа, с гораздо меньшим количеством украшений и замаскированным остроумием. Он явно намерен увлечь читателя логикой аргументации к нескольким выводам, которые он делает. Похоже, он ожидает, что читатель оценит значение аргументации в целом после одного полного и быстрого прочтения.Для читателей Свифта двустишие не будет медленно вращаться вокруг себя, демонстрируя замысловатые узоры и фиксируя сложные отношения между вымышленными мирами и современной жизнью.

Стихи не всегда так скупы на самом деле, как Свифт хотел бы убедить своих читателей, но он, кажется, намеренно вызывает в них нежелание внимательно смотреть на стихи в поисках свидетельств технической экспертизы. Он делает это отчасти, довольно явно работая против некоторых поэтических условностей, отчасти открыто заявляя, что он отвергает поэтический ханжество, а отчасти представляя себя — во многих своих стихах — совершенно прямолинейным человеком, неспособным на хитрость поэта. С помощью этих стратегий он отвлекает внимание от своей обработки изображений и метра, даже в тех случаях, когда он был технически изобретателен. Однако по большей части впечатление скупости вполне правильное; и если судить по единственному критерию технической плотности, то его следует признать незначительным поэтом. Но техническая плотность — это поэтическая добродетель только потому, что она имитирует и сопровождает тонкость мысли. Можно утверждать, что стихи Свифта создают плотность другого рода: что «Судный день», например, инициирует тонкий процесс мысли, который происходит после, а не во время чтения стихотворения, в то время, когда ум более или менее отстранен от печатной страницы.Можно также возразить, что Свифт силой восполняет недостаток плотности: сила впечатления, создаваемого его прямотой, дает толчок к длительной медитации очень высокого качества. На этом основании, ценив Свифта за то, чем он на самом деле является и чем он занимается, следует считать его важной фигурой в поэзии, а также в прозе.

Свифт перенес инсульт в 1742 году, в результате чего он не мог говорить. Он умер три года спустя и был похоронен в соборе Святого Патрика в Дублине.

Продюсер Pharcyde J-Swift грозит депортация в Испанию

[Примечание редактора: Weekly , колонка Джеффа Вайса «Bizarre Ride» публикуется здесь каждую среду.Следуйте за ним в твиттере , а также просмотрите его архивы.]

Для J-Swift свидание в Британской Колумбии превратилось в возможное изгнание в Испании.

В прошлом месяце оригинальный продюсер Pharcyde поехал в Ванкувер, чтобы отыграть концерт со своими бывшими товарищами по группе. Он представил канадским чиновникам свою рабочую визу; вроде бы все было в порядке.

Но 15 января в аэропорту, возвращающемуся домой, таможенные органы США отказали 43-летнему гражданину Инглвуда во въезде в страну, в которой он жил с двухлетнего возраста. Вместо того, чтобы вернуться к своим четырем детям и жене, он был помещен в канадскую федеральную тюрьму в ожидании депортации в Испанию, страну, в которой он родился.

“L.A. это единственный дом, который я знал. Я боюсь, что больше не смогу увидеть свою жену или своих детей, — говорит Свифт, урожденный Хуан Мартинес, по телефону из федеральной тюрьмы в Ванкувере. «Моей маме 70 лет, она инвалид, и она боится, что умрет, так и не увидев меня снова».

Юридический статус

Swift необычайно сложен.Осуждение за кражу со взломом во время беспорядков в Лос-Анджелесе ознаменовало его первое столкновение с законом. Вскоре после ухода из The Pharcyde в начале 90-х продюсер впал в глубокую спираль зависимости от психоактивных веществ, усугубляемую смертью его отца и расторжением его контракта со звукозаписывающей компанией.

Вскоре последовали приступы бездомности и аресты за хранение наркотиков, о чем говорится в документальном фильме 2007 года 1 More Hit . Перед лицом возможной депортации его дети умоляли судью позволить их отцу остаться в Америке.Просьба была удовлетворена, но после нескольких лет трезвости Свифт снова потерял сознание.

В 2012 году полицейские арестовали его за хранение менее грамма каменного кокаина, что повлекло за собой новую процедуру депортации.

В августе прошлого года иммиграционный судья Лос-Анджелеса Анна Хо вынесла решение о его депортации. Он немедленно подал апелляцию и уехал в европейский тур Bizarre Ride в сентябре прошлого года. Никакие таможенные органы не задержали Свифта по его возвращении, хотя (без его ведома) условия его апелляции требовали, чтобы он оставался на U.С. почва.

«К сожалению, он привлек одного из самых суровых иммиграционных судей», — говорит Дункан Миллер, иммиграционный поверенный США, который недавно попытался помочь Свифту вновь попасть в Америку.

«Мы практически спустились к границе и упросили их впустить его», — добавляет Миллер. «Я знаю всех тамошних ребят, и они подняли вопрос по служебной лестнице, пока кто-то в Вашингтоне, округ Колумбия, не сказал, что это запрещено».

Ссылаясь на правила конфиденциальности, официальные лица Министерства внутренней безопасности отказались от комментариев.Вскоре после первоначального ареста Свифта в Ванкувере власти разрешили ему временно остаться с некоторыми друзьями-музыкантами. Но после того, как он опоздал на явку в суд, его снова бросили в тюрьму.

По закону, по мнению адвокатов Свифта, ему должно быть разрешено вернуться в Соединенные Штаты, чтобы дождаться рассмотрения апелляции. Но до сих пор все попытки вернуть его домой были отклонены. Если его адвокаты не смогут оспорить его повторный въезд, канадские чиновники 26 марта отправят его рейсом в один конец в Мадрид.

«В основном это сводится к двум небольшим обвинениям в наркотиках. Я никогда не продавал наркотики. Я не преступник. Я побеждаю демона и уже три года трезвею и обеспечиваю своих детей », — говорит Свифт. «Моя единственная надежда сейчас — поехать в Испанию и продолжить свою апелляцию, реорганизовать мои проездные документы и заплатить адвокату, который попытается вернуть меня в Америку, пока я жду свою апелляцию. Но если я не смогу собрать тысячу долларов, чтобы заплатить ему, я обречен ».

Шансы на то, что ему позволят вернуться в U.С. стройны. Даже не имея судимости, ключевой элемент битвы в Лос-Анджелесе Кутма был депортирован в 2010 году. Слик Рик, Шайн и М.Ф. Дум также столкнулись с депортацией или им было отказано в повторном въезде в США.

Надежда еще не потеряна. Шона Гарр, директор 1 More Hit , в настоящее время помогает Свифту собирать средства для его апелляции. Майк Росс, владелец своего бывшего лейбла Delicious Vinyl, также оплатил услуги одного из своих поверенных. По его оценкам, он уже потратил 4000 долларов на борьбу со своими делами.Кампания GoFundMe в настоящее время активна, но на момент публикации она собрала всего 35 долларов. [Обновление, пятница, 27 февраля: теперь собрано 340 долларов.]

«Я просто хочу снова увидеть свою семью, вот и все», — говорит Свифт незадолго до того, как истекает время его разговора по телефону. «Я застрял между камнем и наковальней».


Поставьте нам лайк на Facebook в LAWeeklyMusic
@laweeklymusic

20 лучших хип-хоп песен в истории
20 лучших хип-хоп альбомов Золотого века
Рифф Рафф: как белый пригородный парень превратился в самого загадочного рэпера на сегодняшний день

Джонатан Свифт — Британская библиотека

биография

Известный своей сатирой и как автор Путешествий Гулливера , Джонатан Свифт родился в Дублине и получил образование в колледже Килкенни и Дублинском университете (ныне Тринити-колледж в Дублине).

Ранние произведения и сочинения

Проработав личным помощником английского дипломата Уильяма Темпла, он частным образом обучал юную подругу семьи Темпла Эстер Джонсон, «Стеллу», которой адресованы многие стихотворения Свифта. Примерно с 1690 по 1702 год Свифт служил приходским священником в сельской Ирландии. Он также писал в это время, создавая такие произведения, как The Battle of the Books (не опубликовано до 1704 года), сатирический рассказ о столкновении «древних» и «современных» книг и идей в библиотеке. содержится в них.

Battle был опубликован анонимно вместе с «Повесть о ванне », многослойной прозаической сатирой Свифта на привычки литературных критиков и религиозных толкователей, на обложке которых утверждалось, что она была «Написана для всеобщего улучшения человечества». Многие критики, на которых была направлена ​​его сатира, на самом деле пытались, а в некоторых случаях и публиковали, объяснения умышленных неясностей текста.

Политическая жизнь и сатира

Примерно в 1714 году Свифт вместе с Александром Поупом и другими авторами, такими как Джон Арбетнот, Джон Гэй и Томас Парнелл, помог основать Клуб Скриблера.Они изобрели сатирический образ Мартинуса Скриблера и начали соавторство его «мемуаров», призванных высмеивать современную литературу, культуру и науку.

В этот период, хотя Свифт все еще официально проживал в Ирландии, он активно участвовал в политической жизни Великобритании, сначала лоббируя правительство вигов от имени ирландского духовенства, а затем тесно сотрудничая с членами правительства тори с 1711 года до его падения в 1714 году.

После этого Свифт вернулся в Ирландию, обратив свое политическое внимание на попытки улучшить положение людей, многие из которых были в нищете, и на защиту независимости от британского правления.Самый известный, под псевдонимом М. Б. Драпир, Свифт опубликовал The Drapier’s Letters (1724 г.), протест против введения новой медной монеты, которая обесценила бы ирландскую экономику. Скромное предложение последовало в 1729 году, сделав очевидное прямолинейное предложение о том, что голодающий ирландский народ должен подумать о том, чтобы есть своих собственных детей.

Путешествие Гулливера

Свифт стал не только олицетворением этой особенно невозмутимой формы сатиры (до сих пор часто называемой «Swiftian»), и, в конечном итоге, занимал должность декана собора Святого Патрика в Дублине, но и теперь, вероятно, наиболее известен своими Путешествиями Гулливера , фиктивный путеводитель, рассказывающий о кругосветных путешествиях вымышленного исследователя Лемюэля Гулливера.Хотя за годы, прошедшие после публикации, книга Gulliver’s Travels стала детской классикой, она также жестко нападает на различные социальные, интеллектуальные и религиозные лицемеры эпохи Свифта. Как сказал сам ее автор и как, возможно, демонстрирует популярность этой довольно жестокой книги, «Сатира — это своего рода стакан, в котором наблюдатели обычно открывают для себя лица каждого, кроме своего собственного».

Дополнительную информацию о жизни Джонатана Свифта можно найти в Оксфордском национальном биографическом словаре.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *