Достоевский epub игрок: Книга «Игрок» — Достоевский Федор Михайлович скачать бесплатно, читать онлайн

Книга: Игрок (сборник) — Федор Достоевский

  • Просмотров: 5097

    Как я решила умереть от счастья

    Софи де Вильнуази

    Сильви Шабер – плоская сутулая брюнетка, которая не настолько уродлива, чтоб ее жалели, и…

  • Просмотров: 5090

    Дурное поведение

    Эмилия Грин

    Моя мама готовится к свадьбе с олигархом Царевым, поэтому недавно мы переехали жить в его…

  • Просмотров: 4271

    Под угрозой уничтожения мира

    Анастасия Сычёва

    Над привычным миром сгущаются тучи: самый кровавый архимаг в истории воскрес из мертвых и…

  • Просмотров: 1767

    Попаданка с характером

    Екатерина Верхова

    С самого детства родители мне твердили: ты рождена для другого мира! И кто бы мог…

  • Просмотров: 1109

    Скандальный роман

    Алекс Д

    Казалось бы, эти двое никогда не должны были встретиться.

    Алекс – популярный автор и…

  • Просмотров: 1059

    Ошибка богов. Вырастить зверя

    Ольга Олие

    Жизнь в Академии шла своим чередом: мы учились, тренировались, готовились к весеннему…

  • Просмотров: 779

    Остров в море; Пруд белых лилий

    Анника Тор

    Сестрам Штеффи и Нелли приходится бежать в Швецию, спасаясь от преследования евреев…

  • Просмотров: 712

    Одиночка. Горные тропы

    Ерофей Трофимов

    Хотел укрыться от внимания власть предержащих, а оказался в самой гуще событий. Тут и…

  • Просмотров: 687

    Охота на вампира

    Николай Леонов

    Еще одна книга легендарного тандема Леонов-Макеев. Полковники МВД Гуров и Крячко проводят…

  • Просмотров: 680

    Зимняя рябина

    Вера Колочкова

    Аня Снегирева работает учительницей русского языка и литературы в маленьком поселке. Она…

  • Просмотров: 652

    Время вновь зажигать звезды

    Виржини Гримальди

    Виржини Гримальди с присущей ей чуткостью и душевным теплом рассказывает историю трех…

  • Просмотров: 603

    Омерта. Книга 2

    Лана Мейер

    Продолжение враждующих семей итало-американской мафии – Ди Карло и Морте, где главные…

  • Просмотров: 572

    Осколки клана

    Александр Шапочкин

    Выжив в бойне устроенной «Садовниками» на выпускном испытании Антон возвращает себе…

  • Просмотров: 545

    Аномальный наследник. Поступление

    Элиан Тарс

    Наследник высокоразвитой планетарной имперской династии Александритов. Тот, кто не…

  • Просмотров: 510

    Партизан

    Комбат Найтов

    Книги, фильмы и Интернет в настоящее время просто завалены «злобными орками из НКВД»…

  • Просмотров: 450

    Игра на зыбучем песке

    Мария Быстрова

    Зима преподала суровый урок графине Келерой, вынудила влачить жалкое существование на…

  • Просмотров: 409

    Тайны Иллирии. Брак с правом на счастье

    Анастасия Волжская

    Вынужденный брак с лордом Кастанелло стал для меня вовсе не тем, чего я страшилась,…

  • Просмотров: 379

    В доме на холме. Храните тайны у всех…

    Лори Френкель

    Уолши переехали в Сиэттл с другого конца страны, чтобы начать все заново. Очаровательная…

  • Просмотров: 351

    Общество Джейн Остен

    Натали Дженнер

    Финалист премий Goodreads и Amazon в жанре «историческая проза»! Дебютный роман Натали…

  • Просмотров: 348

    Каменная княжна

    Тальяна Орлова

    На что пойдет Айса, чтобы спасти свое княжество? На предательство любви и доверия, на…

  • Просмотров: 343

    Вниз по кроличьей норе

    Марк Биллингхэм

    БЕСТСЕЛЛЕР #1 SUNDAY TIMES. Автор – двукратный обладатель премии Шерлока за лучший…

  • Просмотров: 323

    Семейный круиз

    Аманда Уорд

    «Примите наши поздравления! Рейс первым классом». Семидесятилетняя Шарлотта Перкинс не…

  • Просмотров: 306

    Скрытое убийство

    Марина Серова

    Новый остросюжетный роман от мастера серии «Русский бестселлер» Марины Серовой о работе…

  • Просмотров: 291

    Наследие Хоторнов

    Дженнифер Барнс

    «Наследие Хоторнов» – продолжение мирового бестселлера «Игры наследников». Необычный…

  • Фёдор Достоевский «Игрок»

    Роман носит автобиографичный характер, так как сам Достоевский, бывший заядлым игроком, из-за долгов по проигрышам подписал кабальный контракт на издание этого самого романа.

    История азарта, ставшего для человека уже не смыслом игры и даже не смыслом жизни, но единственной, экзистенциальной сутью бытия. Сюжет разворачивается в немецком курортном городке под вымышленным названием Рулетенбург.

    Роман можно разделить на три части. Первая, самая большая, показывает зарождение преступной страсти и причины, которые привели главного героя за игорный стол.

    Вторая – большой выигрыш и последовавшее за ним нравственное падение. И третья часть – полная деградация личности Алексея. Астлей так характеризует состояние игрока: «вы одеревенели». Учитель не читает больше газет, не знает, что происходит в мире. Гордый в начале романа, он опускается затем до лакея. Только игра занимает мысли Алексея, вытесняет все его чувства.

    Характерно, что игрок практически равнодушен к деньгам. Выиграв 200 тысяч, он легко и быстро их растратил. Сделал это хладнокровно, сознательно и без удовольствия, по сути, идя на поводу у мадемуазель Бланш. В рулетке его интересует не столько выигрыш, сколько сам процесс.

    Любовная линия между Алексеем и Полиной – основной «нерв» произведения, самая интригующая его часть. Читатель стремится разгадать тайну Полины, мотивы ее поступков. Падчерица генерала – один из самых ярких женских образов в творчестве Достоевского.

    Полина очаровывает, манит, интригует, заставляет подчиняться. Ей нравится ощущать свою власть над Алексеем. Герой сам характеризует их отношения как «раб» и «мучитель». Достоевский не детализирует внешность героини. Сообщает лишь отдельные черты, которые еще больше концентрируют интерес: «глаза – настоящие кошачьи». Мучительная любовь Алексея – одна из основных линий сюжета. Исполняя каприз Полины, он наносит оскорбление баронской чете и лишается места работы. Ради девушки он идет играть и губит себя.

    ИЗБРАННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ В ОДНОМ ТОМЕ — Достоевский Федор

    Фёдор Михайлович Достоевский (1821–1881) — русский писатель, мыслитель, философ и публицист.

    Азартный игрок и политический преступник, невротик и философ, «русский Ницше» — Ф. Достоевский стал одним из тех символов русской культуры, которые и по сей день определяют облик России во всем мире.

    Один из самых известных писателей XIX века, он никогда не получал Нобелевской премии и Букера, часто жил в долг и порой едва сводил концы с концами. Но это не помешало ему создавать величайшие произведения, которые сегодня входят в обязательный джентльменский набор современного человека.

    Читая их, лучше понимаешь себя и своих соотечественников, учишься избегать чрезмерных страстей и ценить подлинные любовь и дружбу. ЦИТАТЫ ДОСТОЕВСКОГО — Никто не сделает первый шаг, потому что каждый думает, что это не взаимно.

    — Очень немного требуется, чтобы уничтожить человека: стоит лишь убедить его в том, что дело, которым он занимается, никому не нужно.

    — Свобода не в том, чтоб не сдерживать себя, а в том, чтоб владеть собой.

    — Писатель, произведения которого не имели успеха, легко становится желчным критиком: так слабое и безвкусное вино может стать превосходным уксусом.

    — Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека!

    — Мир спасёт красота.

    — Человек, умеющий обнимать — хороший человек.

    — Не засоряйте свою память обидами, а то там может просто не остаться места для прекрасных мгновений.

    — Влюбиться, еще не значит любить… Влюбиться можно и ненавидя.

    — Если ты направился к цели и станешь дорогою останавливаться, чтобы швырять камни во всякую лающую на тебя собаку, то никогда не дойдешь до цели.

    — Человек он умный, но чтоб умно поступать — одного ума мало.

    — Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать много добра.

    — Жизнь задыхается без цели.

    — Надо любить жизнь больше, чем смысл жизни.

    — Страданием своим русский народ как бы наслаждается.

    — Счастье не в счастье, а лишь в его достижении. Содержание:

    Художественные произведения. 1846–1847

    Повести и рассказы. 1848–1852

    Село Степанчиково и его обитатели

    Произведения. 1861–1866

    Преступление и наказание

    Идиот

    Бесы

    Вечный муж

    Подросток

    Братья Карамазовы

    Достоевский Федор Михайлович

    Фёдор Михай­ло­вич Досто­ев­ский (1821–1881) родился в Москве в семье дво­рян. В 1837 г. умерла его мать, и он был отправ­лен отцом в Петер­бург, где посту­пил в Глав­ное инже­нер­ное учи­лище. В 1842 г. Досто­ев­ский окон­чил учи­лище и был зачис­лен инже­не­ром-под­по­ру­чи­ком в Петер­бург­скую инже­нер­ную команду, но уже в начале лета 1844, решив посвя­тить себя лите­ра­туре, подал в отставку.
    В 1845 г. Досто­ев­ского, как рав­ного, при­ни­мают в кру­жок Белин­ского. В 1846 г. выхо­дит в свет его пер­вое про­из­ве­де­ние «Бед­ные люди», высоко оце­нен­ное дру­гими чле­нами кружка. Однако уже зимой 1847 г. писа­тель окон­ча­тельно разо­шёлся с Белин­ским и начал посе­щать «пят­ницы» Пет­ра­шев­ского. На этих собра­ниях, носив­ших поли­ти­че­ский харак­тер, затра­ги­ва­лись про­блемы осво­бож­де­ния кре­стьян, реформы суда и цен­зуры, чита­лись трак­таты фран­цуз­ских соци­а­ли­стов. Вскоре после пуб­ли­ка­ции «Белых ночей» в 1849 г. Досто­ев­ский был аре­сто­ван в связи с «делом Пет­ра­шев­ского». Суд при­знал его винов­ным. 22 декабря на Семё­нов­ском плацу пет­ра­шев­цам объ­явили при­го­вор о смерт­ной казни, но в послед­ний момент осуж­дён­ным объ­явили о поми­ло­ва­нии, назна­чив нака­за­ние в виде каторж­ных работ. По пути на каторгу в Тоболь­ске состо­я­лось тай­ное сви­да­ние Досто­ев­ского и дру­гих заклю­чен­ных с женами декаб­ри­стов, кото­рые бла­го­сло­вили всех в новый путь и каж­дому пода­рили Еван­ге­лие. Это Еван­ге­лие, сопро­вож­дав­шее писа­теля всюду, сыг­рало реша­ю­щую роль в духов­ном пере­во­роте, кото­рый про­изо­шёл с ним на каторге.
    Период заклю­че­ния и воен­ной службы был пово­рот­ным в жизни Досто­ев­ского: из ещё не опре­де­лив­ше­гося в жизни «иска­теля правды в чело­веке» он пре­вра­тился в глу­боко рели­ги­оз­ного чело­века, един­ствен­ным иде­а­лом кото­рого на всю после­ду­ю­щую жизнь стал Хри­стос. Целью твор­че­ства писа­теля стало в первую оче­редь мис­си­о­нер­ство – про­по­ведь хри­сти­ан­ства среди своих неве­ру­ю­щих совре­мен­ни­ков. Во время ссылки в 1857 г. Досто­ев­ский обвен­чался с Марией Иса­е­вой, вдо­вой чинов­ника А.И. Иса­ева. В декабре 1859 г. он вме­сте с семьёй при­е­хал в Петер­бург и сов­местно с бра­том Миха­и­лом стал изда­вать жур­налы «Время», затем «Эпоха», соче­тая редак­тор­скую работу с автор­ской. В сен­тябре 1860 года нача­лось печа­та­ние «Запи­сок из Мёрт­вого дома», в начале 1861 г. печа­та­ется роман «Уни­жен­ные и оскорб­лён­ные». 15 апреля 1864 г. умерла от чахотки жена Досто­ев­ского, и, хотя они не были счаст­ливы в браке, он тяжело пере­жил потерю.
    Из-за тяжё­лого финан­со­вого поло­же­ния писа­тель вынуж­ден был пре­кра­тить изда­ние жур­нала «Эпоха». В 1866 г. он напи­сал сразу два романа – «Игрок» и «Пре­ступ­ле­ние и нака­за­ние». В тот же год он женился на Анне Снит­ки­ной, кото­рая взяла в свои руки изда­ние тру­дов мужа. У них роди­лось чет­веро детей, двое из кото­рых умерли в ран­нем дет­стве. В 1867–1868 гг. Досто­ев­ский рабо­тал над рома­ном «Идиот».
    Послед­ние 8 лет писа­тель про­жил в городе Ста­рая Русса Нов­го­род­ской губер­нии. Эти годы жизни были очень пло­до­твор­ными: 1872 – «Бесы», 1873 – начало «Днев­ника писа­теля» (серия фелье­то­нов, очер­ков, поле­ми­че­ских заме­ток и страст­ных пуб­ли­ци­сти­че­ских заме­ток на злобу дня), 1875 – «Под­ро­сток», 1876 – «Крот­кая», 1879–1880 – «Бра­тья Кара­ма­зовы», ито­го­вый роман писа­теля, в кото­ром худо­же­ствен­ное вопло­ще­ние полу­чили мно­гие идеи его творчества.
    28 января 1881 г. Ф.М. Досто­ев­ский скон­чался. Похо­ро­нен писа­тель в Алек­сан­дро-Нев­ской лавре в Санкт-Петербурге.

    В каком порядке читать книги Достоевского

    Ваше школьное знакомство с Достоевским закончилось провалом? Показалось слишком мрачно, многословно и трудно? Вроде бы понимаете, что многое теряете, но по разным причинам никак не можете подружиться с текстами классика? Вы просто не знаете, с чего начать. 


    Достоевский – это магия слова, путешествие по тёмным закоулкам души, приглашение к размышлению о природе человеческих недостатков. Те, кто полюбил и прочитал основные произведения Достоевского, многое поняли про жизнь. Хотя зачем мы вас уговариваем? Вы всё и так прекрасно знаете. Просто боитесь «объёма работ» и того, что опять не получится. 

    И мы на ReadRate прекрасно вас понимаем. Поэтому предлагаем свой способ чтения книг классика. Это наш авторский подход, где порядок чтения не идентичен порядку написания, а знакомство с великим Достоевским начнётся не с его книг. И вообще не с книг.

    Старт: мини-сериал «Достоевский» (режиссёр Владимир Хотиненко, 2011 год).

    Да, это против правил хорошего тона, но… к сожалению, великий классик есть, а великой его биографии нет. Самая известная биографическая книга «Достоевский» Людмилы Сараскиной – это увесистый том почти на тысячу страниц, который сложно читать изначально не влюблённому в писателя человеку. Слишком уж официальная подача. Интересно написаны книги «Три любви Достоевского» Марка Слонима и «Последний год Достоевского» Игоря Волгина, но они рассказывают лишь о части жизни писателя. Поэтому выхода нет – давайте смотреть сериал. В «Достоевском» играют прекрасные актёры Евгений Миронов и Чулпан Хаматова. 

    Вместе с Достоевским мы проживём сначала смертный приговор за участие в революционном кружке, а потом – прямо на плахе – его отмену. Проведём время в ссылке, выйдем на свободу, поживём в провинции, неудачно влюбимся и женимся, чудом вернёмся в столицу, переживём первый литературный успех и вслед за ним мощное падение. Потом снова неудачная любовь, снова падение, тотальное безденежье, зависимость от издателей и невозможность писать когда хочется, игровая зависимость и припадки эпилепсии…

    И вот тогда вы посмотрите на Достоевского по-другому – как на живого сложного человека. И на его книги тоже. Если после сериала захочется чего-нибудь еще, можно закрепить эффект известным советским фильмом «Двадцать шесть дней из жизни Достоевского».

    «Бедные люди». Роман в письмах

    Порядок чтения книг Достоевского должен открываться именно этой книгой, а вовсе не хрестоматийными «Преступлением и наказанием» или «Бесами». Именно из-за «Бедных людей» Белинский не спал ночь, а потом прилетел к Некрасову ни свет ни заря с криками «Новый Гоголь явился!» А Белинский не то чтобы любил не спать ночами и бегать ранним утром по стылому Петербургу. 

    Это история любви двух «маленьких людей», нищего Макара Девушкина и его не менее нищей избранницы Вареньки. Они не могут быть вместе, и всё, что им остается, – искать утешения в полных дрожащей нежности письмах. Над ними плачут даже самые отъявленные циники.

    Достоевскому к моменту написания романа в письмах «Бедные люди» было 24 года, и никто не мог в это поверить. Матёрые писатели отмечали глубинные познания автора о «маленьких людях» и «больших душах», цитаты из писем Макара Девушкина милому другу Вареньке кусками читали вслух в литературных салонах. Если что и выдало в Достоевском молодого человека, так это незакалённость к славе. Захваленный, он полностью провалил свою вторую книгу, «Двойник». Так что её даже не читайте.

    Белые ночи.

    Продолжаем подступаться к большой прозе Достоевского через его маленькие произведения. «Белые ночи» в чём-то продолжают традицию «Бедных людей». Перед нами снова история любви, но не драма, а романтика. Это история случайностей, контрастов, полных незамутнённого счастья встреч в разгар лета. «Белые ночи» – ода непередаваемой словами эйфории первой любви. Но у Достоевского, как вы понимаете, не бывает хеппи-эндов. Увы, история заканчивается быстро, но читатели уверены: герой будет каждый вечер заново проживать своё приключение всю оставшуюся жизнь. И радоваться тому, что оно у него было. 

     

    Униженные и оскорблённые

    Пора переходить к большим романам, но делать это постепенно. «Униженные и оскорблённые» – самый лёгкий, по-хорошему бытовой роман Достоевского. Это связано с тем, что Фёдор Михайлович задумал его, чтобы увеличить тиражи выпускаемого на пару с братом журнала «Время». Роман печатался частями и в каждом номере заканчивался на самом интересном месте. «Униженные и оскорблённые» увлекательно читать, но в то же время не тянет поскорее заглянуть в конец. Всё-таки это хоть и лёгкий, но Достоевский, и его изюминка – в содержательных монологах героев. 

    Влюблённый в дочь своего воспитателя Наташу рассказчик Ваня понимает: его избранница любит другого. Он готов на всё, лишь бы Наташе было хорошо. Ваня с готовностью берёт на себя роль «куратора» чужой любви, пытаясь решить проблемы, мешающие счастью любимой женщины с другим. Но проблем всё больше, и в этом романе жалко всех, в разной мере «униженных и оскорблённых».

    Идиот

    Время «пятикнижия» (так называют пять главных романов Достоевского) пришло. Но начинать советуем опять же не по хронологии, а с самого отзывающегося в душе романа «Идиот». Текст зрит в самый корень: почему люди с завышенной духовной планкой выглядят такими чужеродными в нашем мире? И в XIX, и в XX и в XXI веке персонажи, ставящие чужие интересы выше своих, вызывают недоумение пополам с умилением. Князя Мышкина с его чистыми помыслами и желанием спасти своим именем демоническую Настасью Филипповну так и хочется погладить по голове, пожалеть. Восхититься. Но вот быть таким? После прочтения можно дать честный ответ на этот вопрос – хотя бы только себе. 

     

    Бесы

    Хотя «Бесы» были прочитаны современниками как политический роман, да и сам Достоевский не скрывал, что это его призыв к революционерам прекратить насилие, всё-таки это роман о многогранности человека. И взахлёб мы его сейчас читаем из-за главного героя Ставрогина, к которому никак не можем сформировать однозначное отношение. Мы готовы убить его за девочку Матрёшу из главы «У Тихона» и зауважать за женитьбу на хромой Марье Лебядкиной. В те моменты, когда этот злодей несчастен, очень хочется его приласкать и пожалеть. А как относиться к тому, что он оттаскал за нос помещика Гаганова, укусил за ухо губернатора и публично поцеловал чужую жену – с восхищением или с неодобрением? Да что там, он и сам этого не знает, поэтому не живёт, а мучается. Главный вывод, который мы сделаем, – вовсе не про политические уроки, а про то, как трудно жить умной, но мятущейся душе. 

     

    Братья Карамазовы

    Да, именно так. Оставляем напоследок «Преступление и наказание» (школьная травма) и либо окончательно влюбляемся в Достоевского после прочтения «Братьев Карамазовых», либо – если не идёт – оставляем всё как есть. Эту главную для себя книгу Фёдор Михайлович писал, когда впервые в жизни у него было всё «как у людей»: любящая жена, дети, хоть какая-то финансовая свобода и даже дача в Старой Руссе, первый его собственный дом. Кстати, в провинциальном городке Скотопригоньевске, где происходит действие «Братьев Карамазовых», угадываются черты Старой Руссы. Но книга не об этом. А о чём? Да почти обо всём. Можно читать её как детектив: кто всё-таки убил отца Фёдора Павловича? Можно как напряжённый семейный роман о том, что между родственниками никогда не бывает всё гладко, особенно когда родственники эти – очень сложный отец и три совершенно разных брата. Можно как книгу о превратностях любви, когда совсем рядом во всех отношениях положительный человек (Катерина Ивановна), а любишь всё равно кого-то посложнее (Грушенька). А ещё размышления о Боге – каково это, когда веришь, о природе красоты, о вечном выборе между добром и злом, об искушениях и великой сложности человеческой натуры. 

    Сложное произведение? Безусловно. Но если вы всё сделали правильно, то уже готовы к тому, чтобы получить от него сложное, но большое удовольствие. Если всё-таки «не зашло», настоятельно рекомендуем этим и ограничиться. 

    Преступление и наказание

    «На закуску» можно оставить роман, который у половины ассоциируется исключительно со школьными мучениями: «тварь я дрожащая или право имею», «проблема добра и зла», «роль снов в романе» и прочим. 

    Если есть силы забыть прошлое и попробовать сначала, время пришло. Это самый сюжетно крепкий роман Достоевского. История Родиона Раскольникова, который убил, как ему кажется, незначительного человека, чтобы получить деньги на значительные дела, но потом передумал. Погрузился в пучину отчаяния и раскаяния, а окончательно оказался придавлен ненужной жертвой своей сестры. Ради поправки финансового положения любимого брата она собралась выйти замуж за нелюбимого. Параллельно мы читаем историю нищей семьи, от отчаяния толкнувшей свою дочь на панель. А главный герой всего этого безобразия – Петербург, холодный и мрачный столичный город, где с роскошными дворцами соседствуют крохотные каморки, похожие на гроб, которые любого с ума сведут.

    Записки из Мёртвого дома

    Достоевский в жанре нон-фикшен. Бонус для тех, кто всё прочитал и хочет ещё. Удивительный в своей простоте – никакой словесной витиеватости – дневник пребывания Достоевского на каторге. В качестве героя выбран другой персонаж, бывший заключённый Александр Горянчиков, осуждённый за убийство жены. Но мы-то всё понимаем. В книге есть быт и нравы заключённых, чем они живут, о чём думают и мечтают. Высшее общество того времени высоко оценило «Записки из Мёртвого дома» – ещё бы, прямой репортаж о жизни простого народа. Но и сейчас читается очень увлекательно.

     

    И заканчиваем снова не книгой Фёдора Михайловича. Это дневники Анны Достоевской, гениальной второй жены писателя («Воспоминания. 1846–1917. Солнце моей жизни – Фёдор Достоевский»). Не будь её, не было бы у Достоевского на закате жизни ни налаженного быта, ни дома, ни великих пяти больших романов. Книга интересна именно в бытовом плане – и понравится тем, кто хочет разглядеть за «бронзовым бюстом» живого человека. 

    Мы сознательно не включили в список два больших романа Достоевского «Игрок» и «Подросток». Оба они писались в жуткой спешке, «Игрок» вообще написан за два месяца и исключительно для того, чтобы Фёдора Михайловича не посадили в долговую яму. По обрывочности текстов и мыслей видно, что романы не успели «вылежаться» в голове писателя. 

    Игрок Федора Достоевского

    Автор Достоевский, Фёдор, 1821-1881
    Переводчик Хогарт, Си Джей, 1869-1942
    Единое звание Игрок. английский
    Наименование Картежник
    Примечание Переведено с русского.
    Язык Английский
    LoC Класс PG: Языки и литературы: славянские (в том числе русские), Языки и литературы
    Тема Психологическая фантастика
    Тема Игроки — Художественная литература
    Тема Азартные игры — Художественная литература
    Тема Семьи — Художественная литература
    Тема Русские — Германия — Художественная литература
    Тема Шанс — фантастика
    Категория Текст
    Электронная книга №. 2197
    Дата выпуска
    Статус авторского права Общественное достояние в США.
    Загрузки 611 загрузок за последние 30 дней.
    Книги Project Gutenberg всегда бесплатны!

    toossq — Идиот-Фёдор-Достоевский-скачать-yi 2.3.5 | MyGet

    PM> Установить-Пакет Идиот-Фёдор-Достоевский-скачать-yi-Версия 2.3.5 — Источник https://www.myget.org/F/toossq/api/v3/index.json

    Скопировать в буфер обмена

    > nuget. exe установить The-Idiot-Fyodor-Dostoevsky-download-yi-Version 2.3.5-Source https://www.myget.org/F/toossq/api/v3/index.json

    Скопировать в буфер обмена

    > dotnet добавить пакет The-Idiot-Fyodor-Dostoevsky-download-yi —version 2.3.5 —source https://www.myget.org/F/toossq/api/v3/index.json

    Скопировать в буфер обмена
       
    Скопировать в буфер обмена

    Игрок Федора Достоевского

    Игрок (онлайн-спорт)

    Безумие делать одно и то же, снова и снова, но ожидая разных результатов.

    22 января 2016 г.
    Алексей Чабонович зарегистрировался на популярном букмекерском сайте sportsbets.com.au/. Проводился Открытый чемпионат Австралии по теннису, и он решил попытать счастья в ставках на спорт, чем недавно заинтересовался, услышав рассказы друзей об их успехах в ставках и анекдоты. При регистрации он пригласил друга, который уже был участником сайта, что дало другу дополнительные 100 долларов в качестве «бонусной ставки» (бесплатные деньги для ставок, хотя и с меньшим доходом, чем обычно).Чабонович положил на свой счет 100 долларов — как молодой человек, ценивший рациональность и аналитическое мышление, и, кроме того, конкурентоспособный шахматист, он был спокойно уверен, что у него есть талант к азартным играм; в начале, чтобы изучить уловки торговли, он может понести некоторые убытки (ну, только небольшие суммы), но вскоре он увидит прибыль, и это будет хороший способ заработать деньги на стороне, развлекаясь и чувство возбуждения от риска. Он решил записывать все свои ставки в электронную таблицу Microsoft Excel, чтобы отслеживать тенденции и, конечно же, следить за прибылями и убытками.

    Ставка 1 — Гаврилова победит Младенович — $20.00: Успех. +17,20$
    Замечательно — как легко было зарабатывать деньги! У Чабоновича было предчувствие, что Гаврилова, недавно мигрировавшая в Австралию, хорошо выступит перед родной публикой.

    Ставка 2 — Киргиос победит Бердых — $20.00: Провал. -$20.00
    Чабонович думал, что у Киргиоса есть неплохие шансы огорчить ветерана (шансы были весьма привлекательными), но его полностью переиграли. Что ж, что-то выигрываешь, что-то проигрываешь.

    Чабонович был удивлен, увидев, что на сайте представлены даже шахматы, и решил сделать ставку на ежегодный турнир Tata Steel, проходящий в Нидерландах, где соревновались многие из лучших игроков мира.

    Ставка 3 — Карякин победит Эльянова — $10.00: Неудача. -10,00$
    Ставка 4 — Дин победит Навару — 10,00$: Неудача. -$10.00
    Ах, это было глупо! С лучшими гроссмейстерами ничья является наиболее вероятным результатом в игре — ставки на ничьи во всех партиях, даже с низкими коэффициентами, вероятно, принесут прибыль.

    23 января
    Ставка 5 — первый сет между Осакой и Азаренко будет больше 9,5 геймов — $17,20: Провал. -$17.20
    О, вам не нужно было делать ставки на то, кто выиграет матч — для каждого матча были десятки других ставок! Азаренко была слишком сильна и доминировала над Осакой в ​​этой игре, но попробовать другой вид ставки, безусловно, стоило.

    Ставка 6 — Изнер победит Лопеса — $20.00: Успех. +$9.00
    «Ну, это было легко — ставка на фаворита, как я полагаю, обычно срабатывает.

    Ставка 7 — Кузнецов обыграет Селу — $19,00: Успех. +8,00 $
    Да, ставка на Киргиоса ранее была опрометчивой — в конце концов, фавориты есть фавориты.

    Ставка 8 — Лепченко обыграет Шуая — $12,00: Провал . -$12.00
    «Расстройство — хм, я думаю, что расстройства более вероятны в WTA, чем в ATP, особенно если фаворит не является постоянным претендентом на турниры Большого Шлема.»

    лиг по всему миру — он играл в футбол десять лет, последние несколько лет любил играть в мини-футбол и часто смотрел видео с лучшими моментами на YouTube.

    Ставка 9 — «Ливерпуль» обыграет «Норвич» — $10.00: Успех. +$9.80
    «Ах, футбол кажется хорошим видом спорта, на который можно делать ставки наряду с теннисом — я рад, что присоединился, это очень весело!»

    Ставка 10 — Томашевский сыграет вничью с Адамсом — $10.00: Успех. +$4.00
    Конечно, шансы были низкими, но с двумя игроками с более низким рейтингом на поле результат был вполне вероятным.

    Ставка 11 — Ничья у Эльянова с Карлсеном — $10.00: Неудача. -$10.00
    Ах, ничьи вероятны во всех партиях, но я должен был больше верить в победу чемпиона мира, даже черными.

    Через два дня Чабонович проиграл 31,50 доллара — «Это было ожидаемо — я не могу выиграть с самого начала. Я учился с каждой ставкой и скоро вернусь со своими первоначальными 100 долларами».

    24 января
    Чабонович был прав — он сделал пять ставок на футбол и теннис, выиграл четыре из них (благодаря Барселоне, Нисикори и Суаресу-Наварро) и вернул баланс с 68,50 до 112,40 долларов.
    «Уже получаю прибыль, на третий день! Почему я не взялся за пари раньше?»

    25 января
    Вдохновленный своим успехом, Чабонович сделал восемь ставок на шахматы, футбол и теннис — хотя он выиграл четыре и проиграл четыре, он получил прибыль в размере 37 долларов (самая большая на данный момент) от досадной победы Шуая над Кизом. довести свой баланс до 139 долларов.20 в конце дня. На самом деле, он смотрел этот теннисный матч по телевизору, и хотя Киз явно была лучшим игроком, ей помешала досадная травма, и она проиграла, став опустошенной и плачущей к концу. Чабоновичу стало ее жалко, но его радость от прибыли была гораздо больше, чем его сочувствие.

    26 января-31 января
    Продолжая делать ставки на три вида спорта, самым большим открытием Чабоновича были мультиставки — он мог делать ставки на несколько результатов в одной ставке, где соответствующие коэффициенты умножались — больше риск, но больше доход!

    Э.грамм. Ставка 48 — «Рома», «Боруссия Дортмунд» и «Вильярреал» выиграют — $50,00: Успех. +$53,65
    Соответствующие коэффициенты были довольно низкими (около 1,2~1,3), так как эти команды были явными фаворитами в своих матчах лиги, но в совокупности их коэффициенты превышали 2! Да, мультиставки при правильном подходе принесут большую прибыль…

    В конце января и в первые десять дней своей игры Чабонович получил прибыль в размере 149,21 доллара и был полон уверенности. Он поставил до 75 долларов в одной ставке, и хотя он проиграл столько же ставок, сколько выиграл, несколько выигрышей по ставкам с большими коэффициентами увеличили его прибыль.
    «Десять дней и около +150 долларов — получается всего 15 долларов в день, но это как полный новичок! В феврале я точно заработаю намного больше.»

    1 февраля
    Ставка 50 — Депортиво Ла-Корунья победит Райо Вальекано — 49,21 доллара: Провал. -$49,21
    Ничья 2:2: ставка на фаворита не сработала. Что ж, вернуться к 200 долларам после 50 ставок не так уж и плохо.

    2 февраля
    Ставка 51 — «Тоттенхэм» обыграет «Норвич», а «Вест Хэм» обыграет «Астон Виллу» — 50 долларов. 00: Успех. +$121,90
    Бум! Удачная мультиставка, и у Чабоновича был самый высокий баланс: 321,90 доллара. Он более чем утроил свои 100 долларов — представьте, если бы он ставил втрое больше, скажем, с начальным балансом в 300 долларов, — он бы почти заработал 700 долларов и сидел бы на 1000 долларов!

    3 февраля
    Чабонович сделал девять мультиставок в футболе и, что необычно, проиграл восемь из них — пара тяжелых фаворитов (Арсенал и Селтик), которых он фигурировал в большинстве ставок, не справилась побеждать.Его прибыль снова упала до 41,31 доллара.
    «Блин, фавориты иногда расстраиваются… Наверное, я был слишком уверен в себе после вчерашнего удачного мульти. Ну, у меня еще +40 долларов… давайте теперь поаккуратнее, я бы не хотел возвращаться в красный цвет».

    4 февраля
    Чабонович сделал еще четыре мультиставки на футбол на общую сумму 141,31 доллара. Поскольку он жил в Австралии, а матчи проходили в Европе, их обычно играли между полуночью и 7:00 по восточному стандартному времени, поэтому, просыпаясь каждое утро, его новой рутиной было проверять результаты матчей на своем мобильном телефоне. узел в животе каждый раз, когда загружалась страница.

    5 февраля
    Чабонович проснулся и погуглил в своем телефоне «ПСВ», так как во всех четырех ставках он указывал на лучший голландский клуб. «Интересно, сколько голов они забили прошлой ночью?»

    ПСВ проиграл — невероятно! Они выиграли последние пять матчей… как это было возможно? Всего за три дня баланс Чабоновича увеличился с 321,90 долларов до 0,00 долларов — он потерял даже первые 100 долларов за одну ночь! С 25 января его баланс даже не опускался ниже 100 долларов, а из-за одного футбольного матча он за одну ночь потерял все! Он почувствовал глухую пульсацию в голове — должно быть, он сейчас один из самых неудачливых игроков в мире.Возможно, делать ставки было не так-то просто. Чабонович взял перерыв в ставках, которые отнимали у него все больше и больше времени дней и ночей, на пару недель.

    17 февраля
    «Расслабься… В какой-то момент я даже утроил свой баланс. Может быть, мне повезло, что я не потерял свои первые 100 долларов в январе — чтобы увидеть это по-другому, я играл на 100 долларов две недели, и научился на 67 ставках, 67 вещах о ставках на шахматы, футбол и теннис — это хорошее вложение. На пути к успеху человек много раз терпит неудачу, а я ведь еще новичок.»
    Чабонович положил на свой счет еще 100 долларов — на этот раз он урезал множители до двух-трех результатов, а не до четырех — все, что требовалось, чтобы множитель провалился, — это одна нога, достигающая неожиданного результата, поэтому он не должен не быть слишком жадным

    Ставка 67 — Победа Барселоны и Реал Мадрида — $25: Успех +$26,24
    Да, это должен быть самый разумный способ делать ставки на самые лучшие команды, шансы которых расстроиться будут низкими Чабонович Четыре недели после того, как он начал делать ставки, Чабонович не только просматривал шансы и статистику команды на сайте Sportsbet, но и проверял гораздо более подробную статистику, доступную на betexplorer.com/soccer для футбольных матчей иtensexplorer.com/ для теннисных матчей. Его завораживал мир шансов, тенденций и ставок, основанных на прошлой (идеальной) информации. Точно так же, как он набирал «g» в адресной строке Chrome, чтобы перейти на Goodreads, эти три, начинающиеся с «b», «s» и «t», также присоединились к элитной группе часто используемых веб-сайтов.

    18 февраля
    Чабонович сделал пять мультиставок на футбол на матчи английской Премьер-лиги, Ла Лиги, Серии А и А-лиги, сделав ставку на некоторых фаворитов, на общую сумму 101 доллар.24.
    «По крайней мере половина из них должна сработать, когда я ничего не потеряю, а если сработают все пять (что не кажется неправдоподобным), то я верну первоначальные 100 долларов и больше.»

    19 февраля
    Утром его ожидало еще одно неприятное потрясение: «Манчестер Юнайтед» и «Тоттенхэм Хотспур» не смогли победить, так что все его мультики пошли насмарку. Как и в случае с первыми 100 долларами, команды, на которые он делал ставки, были расстроены после сильных победных серий — боги ставок действительно были против него.Недолго думая, он поставил свои оставшиеся 25 долларов на «Мельбурн Виктори», фаворитов, которые обыграют «Аделаиду ​​Юнайтед» в домашнем матче А-лиги, но снова потерпел неудачу, а теперь еще и вторые 100 долларов, полностью потеряв 200 долларов. Чабонович, сбитый с толку, взял еще несколько дней на ставки.

    23-26 февраля
    Чабонович в третий раз внес на свой счет 100 долларов (поскольку его кредитная карта была сохранена на счете, все, что требовалось, это ввести желаемую сумму, код CVC2 и пароль от своей учетной записи).Он перестал полагаться на мультиставки и за три дня сделал восемь ставок: хотя две из них оказались успешными, фавориты снова подвели его, и его общий проигрыш мгновенно достиг $300. Что-то должно было измениться. Чабонович знал, что у него есть способность делать успешные ставки, но, может быть, он слишком торопился со ставками и шел неверным путем? 26-го числа он провел свободное время за электронной таблицей Excel, анализируя 81 ставку, которую он сделал с самого начала, и искал тенденции и закономерности в том, какие ставки имели тенденцию быть успешными или неудачными.Его основные выводы были следующими:

    Шахматы — 2/8 ставок успешны, чистая сдача — 49,84 доллара, итог: рекомендуется делать ставки вничью.
    Футбол — 14 из 45 ставок успешны, чистое изменение -$336,24, итог: коэффициент успешных мультиставок был слишком низким, поэтому ему следует ставить больше на одиночные матчи, где его коэффициент успешных результатов был близок к 50%.
    Теннис — 11 из 27 ставок успешны, чистое изменение +$86,08, итог: выигрышные ставки в теннисе оказались успешными, так как лучшие игроки реже расстраивались из-за слабых соперников по сравнению с футболом.

    27 февраля — 3 марта
    Внеся еще 100 долларов, Чабонович сделал 20 ставок на футбольные матчи, неплохо справившись с выигрышными ставками. После того, как 29-го числа две мультиставки на двух легах увенчались успехом, он отскочил от -$300 до -$175 и снова вернулся к мультиставкам на трех или четырех легах. К сожалению, абсолютные фавориты «Арсенал» и «Бавария Мюнхен» расстроились 3-го числа, и он потерял свои четвертые 100 долларов. Он больше не был сильно удивлен — его разочарование было намного перевешиваем его верой в то, что он совершенствуется как игрок, и что скоро произойдет прорыв. Кроме того, потеря нескольких сотен долларов в любом случае была не так уж значительна — это было в некотором роде похоже на трату денег на новое хобби.

    4 марта — 7 апреля
    Интуиция Чабоновича подтвердилась — на этот раз ему потребовалось пять недель, чтобы потерять внесенные 100 долларов, тогда как в предыдущие разы на это ушло всего несколько дней! В какой-то момент он даже поднялся с -400 до -59 долларов, преуспев в выигрышных ставках на футбол — используя вышеупомянутые сайты статистики ставок, он намного лучше узнал модели и формы национальных лиг и топ-команд, и он выигрывал больше ставок, чем проигрывал.Каждое утро он проверял, как пошли его ставки, и смотрел, какие виды ставок были доступны в течение дня, а поздно вечером, перед сном, он делал ставки после изучения статистики. Несколько раз, когда он делал большие ставки, он плохо спал и просыпался, чтобы следить за обновлениями некоторых матчей в 3 часа ночи, даже в 4:45 утра, а утром снова ненадолго засыпал. Когда ставка была успешной, он смотрел видео с лучшими моментами на YouTube, в то время как он делал это только для некоторых ставок, которые он проиграл.Его голова была заполнена мыслью о пари, довольно часто.

    8-12 апреля
    Чабонович внес на свой счет 100 долларов в шестой раз — у него уже было два с половиной месяца опыта ставок, и тренд пошёл вверх. Тенденция продолжилась: семь из восьми его ставок оказались успешными, а его чистая сдача превратилась из синих -$500 в сияющие +$288,90! Самый крупный выигрыш был следующим:
    Ставка 185 — Выигрыши братьев Брайан, Сент-Этьена, Манчестер Сити и Лестера — 100 долларов.00: Успех. +$328,22.
    Наконец-то все пошло как надо — жизнь удалась, за пять дней он заработал 800 долларов!

    13 апреля
    Ставка 191 — Выигрыш Тима, Надаля, Бердых и Монфиса — $388,90: Провал. -$388.90
    Бердых расстроился из-за игрока с более низким рейтингом, и за несколько часов Чабонович снова потерял прибыль до -$100. Каким опрометчивым и глупым он был, чтобы поставить такую ​​​​большую сумму на четырехсторонний экспресс! Впрочем, если бы Бердых не провалился, он бы заработал еще 500 долларов…

    Ставка 192 — Выигрыш Вавринки и Раонича — $150.00: Успех. +$152.09
    Более взвешенная ставка в ту же ночь отыграла проигрыши и более — да, в любой ситуации он должен стремиться к невозмутимости, чтобы не быть эмоционально затронутым предыдущими прибылями и убытками.

    15 апреля
    Чабонович проиграл все семь следующих пари, а в шестой раз проиграл 100 долларов. Агония! Если бы он не включил Бердых в этот ранний мульти, он, вероятно, уже выиграл бы более $1000….Вместо этого за девять ставок он потерял 900 долларов и достиг нового минимума в -600 долларов.

    16 апреля — 5 мая
    Пережив триумф (достижение прибыли), Чабонович не раздумывая внес 100 долларов в седьмой раз.
    Ставка 200 — Победы мюнхенской Баварии, ПСЖ и Манчестер Юнайтед — 100 долларов: Успех. +107,40$
    Хорошее начало!

    Ставка 201 — Победы Азаренко, Надаля, Ювентуса и Джумхура — $157,40: Успех. +$32,10
    Чабонович начал использовать функцию «Выплата наличных», которая позволяла ему отказаться от ставки и получить предварительную сумму ставки до того, как все этапы экспресса были завершены.В этом случае он выиграл первые три ставки, но вдруг засомневался в победе Джумхура, проиграв приличную ставку, поэтому перед этим матчем обналичил небольшой плюс. Он проводил все больше и больше времени на веб-сайте, так как часто следил за футбольными и теннисными матчами в прямом эфире и обналичивал деньги, если считал, что это будет наиболее прибыльным вариантом или который сокращает потери.

    В течение следующих нескольких недель, в основном полагаясь на мультиставки и другие формы мультиставок, такие как двойные и тройные (например, двойные и тройные ставки).грамм. делая ставку на четыре результата, он будет получать выигрыш от каждого отдельного результата/комбинации двух результатов/комбинации трех результатов, которые увенчались успехом и т. д.), Чабонович снова поднялся с баланса -600 долларов до +679,53 долларов — оборот почти 1300 долларов через чуть более 30 ставок. Самая крупная прибыль, которую он получил от одной ставки, составляла 408 долларов (150 долларов мультипликатора на победы «Ювентуса», «Реала» и «Атлетико Мадрид»), и хотя он по-прежнему проигрывал половину ставок (некоторые из которых были страховыми), его прибыль от успешной одни были крупнее.Наконец, он был на пути к успеху — он выиграл почти 700 долларов, и с учетом того, как он шел, он скоро достигнет 1000, 2000, 3000 долларов, за которыми, несомненно, последует экспоненциальный рост, поскольку прибыль будет больше, чем он заработает. и ставить большие суммы.

    6-13 мая
    На следующей неделе Чабонович вернулся на землю, так как он потерял всю свою прибыль и даже остальные 700 долларов, свои собственные деньги. С успехом он стал немного безрассудным, иногда расширяя свои мультиставки до более чем четырех легов и делая ставки от 100 до 300 долларов на каждую ставку. Он не осознавал, что то, как он делал ставки после внесения денег, и то, как он делал ставки после получения прибыли, казалось похожим, но на самом деле они были совершенно разными. С +679,53 долларов он снова упал до -700 долларов. Когда у него все еще было более 500 долларов прибыли, он попытался снять свои 700 долларов, чтобы просто играть с излишками денег, но снятие средств вернулось — и только после того, как он снова оказался в убытке, он в спешке понял, что он ввел свой номер счета для номера BSB, и наоборот, в процессе.Как он мог потерять 1400 долларов за неделю? Это не имело смысла… ему придется отыгрывать его снова. На этот раз он позаботится о том, чтобы вывести свои деньги, когда достигнет прибыли. Впервые Чабонович вложил 300 долларов вместо 100 — он уже столько раз переживал успех, что думал, что это просто ускоряет его путь обратно к прибыли. Он сразу же поставил 200 долларов на одну экспресс-ставку:
    Ставка 246 — Победы мюнхенской Баварии, Барселоны, Реал Мадрида и ПСЖ — 200 долларов: Успех. +$144,33
    Нет, он не ошибся.

    15 мая
    Спустя две экспресс-ставки на 300 и 144,33 доллара, обе из которых провалились из-за одного лега, Чабонович потерял 1000 долларов на ставках. Он задавался вопросом, должен ли он уйти на некоторое время.

    16 мая
    Чабонович провел несколько часов на сайте Sportsbet, но без ставок. Он делал ставки в уме, а потом проверял результаты — большинство из них сбывались. Поэтому было принято решение продолжать. Он внес еще 100 долларов, планируя постепенно отыгрывать свои потери.

    17-21 мая
    Его убытки достигли 1100 долларов. Чабонович внес еще 100 долларов и сразу же проиграл их со своей первой ставкой, которая, как он думал, наверняка сыграет (Ювентус проиграл свою первую игру за несколько месяцев).

    22 мая
    Чабонович внесла 150 долларов и поставила эту сумму на мультиставку с 8 исходами в раннем раунде Открытого чемпионата Франции. Киргиос, Нисикори, Раонич, Зверев, Симон, Тим и Вавринка выиграли, но единственная ставка на WTA, на победу Плишковой, не состоялась, и он упал до -1350 долларов.

    23-27 мая
    Он проиграл большую часть следующего депозита в 150 долларов в шести ставках — он выиграл с первыми двумя мультиставками, выиграв 300 долларов, но потерпел неудачу в следующих четырех. Баланс: -$1483.

    29 мая
    Чабонович положил 500 долларов на оставшиеся 17 долларов.

    Ставка 266 — Выигрывает Мюррей, Раонич и Хингис/Мирза — $517.00: Провал. -$517.00
    Мюррей и женская пара выиграли, но Раонич, фаворит, проиграл в трех сетах.

    Чабонович держал голову руками.Он поклялся никогда больше не делать ставок. Ну, пока не разбогател и не имел лишних денег…

    14 июня 2016

    Полночь по Достоевскому | The New Yorker

    «Илгаускас — русское имя?»

    «Почему бы и нет?»

    «Где-то еще, где-то рядом, но не обязательно в России», — сказал он.

    Мы стояли и смотрели в сторону дома. Я должен был предвидеть такое сопротивление, но идея была настолько поразительной, что пересилила мои осторожные инстинкты.

    «Есть кое-что, чего вы не знаете об Илгаускасе».

    Он сказал: «Хорошо».

    «Читает Достоевского день и ночь».

    Я знал, что он не спросит, как я наткнулся на эту деталь. Это была увлекательная деталь, и она принадлежала мне, а не ему, а это означало, что он пропустит ее без комментариев. Но молчание было недолгим.

    «Он должен быть русским, чтобы читать Достоевского?»

    «Дело не в этом. Дело в том, что все сходится. Это формулировка, она искусна, она структурирована.

    «Он американец, Илгаускас, такой же, как и мы».

    «Русский всегда русский. Он даже говорит с легким акцентом».

    «Я не слышу акцента».

    «Вы должны слушать. Это там, — сказал я.

    Я не знал, был он там или нет. Клен остролистный не обязательно должен быть норвежским. Мы работали над спонтанными вариациями исходного материала нашего окружения.

    «Вы говорите, что этот человек живет в этом доме. Я принимаю это, — сказал я. «Я говорю, что он живет там со своим сыном и женой своего сына. Ее зовут Ирина».

    «И сын. Илгаускас, так называемый. Его имя?

    «Нам не нужно имя. Он Илгаускас. Это все, что нам нужно, — сказал я.

    Его волосы были взлохмачены, пиджак запылился и запачкался, готовый разойтись по плечевым швам. Он прислонился к столу, с квадратной челюстью и сонным видом.

    «Если мы изолируем блуждающую мысль, мимолетную мысль, — сказал он, — мысль, происхождение которой непостижимо, тогда мы начинаем понимать, что мы обычно ненормальны, повседневно сумасшедшие.”

    Нам нравилась идея сходить с ума каждый день. Это звучало так правдиво, так реально.

    «В нашем самом сокровенном уме, — сказал он, — есть только хаос и размытость. Мы изобрели логику, чтобы дать отпор нашим творческим «я». Мы утверждаем или отрицаем. За «М» следует «Н».

    Наш самый сокровенный разум, подумали мы. Он действительно это сказал?

    «Единственные законы, которые имеют значение, — это законы мысли».

    Его кулаки были сжаты на столешнице, костяшки пальцев побелели.

    — Остальное — поклонение дьяволу, — сказал он.

    Мы шли пешком, но не видели человека. Венки в основном исчезли с передних дверей, а случайная фигура в кутках счищала снег с лобового стекла автомобиля. Со временем мы начали понимать, что эти прогулки не были случайными прогулками за пределами кампуса. Мы не смотрели на деревья или товарные вагоны, как обычно, называя, считая, классифицируя. Это было другое. В человеке в плаще с капюшоном, в старом сутулом теле, с лицом, обрамленным монашеской одеждой, была мера, история, поблекшая драма. Мы хотели увидеть его еще раз.

    Мы договорились об этом, Тодд и я, и тем временем совместно описывали его день.

    Он пьет черный кофе из маленькой чашки и насыпает хлопья из детской миски. Его голова практически лежит в миске, когда он наклоняется, чтобы поесть. Он никогда не смотрит в газету. После завтрака он возвращается в свою комнату, сидит и думает. Приходит его невестка и заправляет постель Ирина .

    Хотя Тодд не уступил обязывающему характеру имени.

    В некоторые дни нам приходилось обматывать лица шарфами и говорить приглушенными голосами, только наши глаза были открыты улице и погоде.

    Двое школьников и одна девочка поменьше, дочь сестры Ирины, находятся здесь по пока не выясненным причинам, и старик часто проводит утро судорожно за просмотром мультфильмов по телевизору с ребенком, хотя и не сидящим рядом с ней. Он занимает кресло подальше от телевизора и время от времени дремлет. Открыв рот, мы сказали . Голова наклонена, рот открыт.

    Мы не знали, зачем это делаем. Но мы старались быть скрупулезными, каждый день добавляя новые элементы, внося коррективы и уточнения, и все время сканируя улицы, пытаясь вызвать появление совместным усилием воли.

    Суп на обед, каждый день это суп, домашний, и он держит свою большую ложку над суповой тарелкой, старинной деревенской миской, в манере, мало чем отличающейся от детской, готовой посадить совок и совок.

    Тодд сказал, что Россия слишком велика для этого человека. Он заблудился в огромном пространстве. Вспомните Румынию, Болгарию. А еще лучше Албания. Он христианин, мусульманин? По его словам, с Албанией мы углубляем культурный контекст. «Контекст» был его резервным словом.

    Когда он собирается на прогулку, Ирина пытается помочь ему застегнуть его куртку, куртку, но он отталкивает ее несколькими резкими словами. Она пожимает плечами и отвечает тем же.

    Я понял, что забыл сказать Тодду, что Ильгаускас читал Достоевского в оригинале. Это была осуществимая истина, применимая истина.В контексте это сделало Илгаускаса русским.

    Он носит брюки с подтяжками.

    Пока мы не решили, что нет; это было слишком близко к стереотипу. Кто побрил старика? Он сделал это сам? Мы этого не хотели. Но кто это делал и как часто?

    Это была моя кристаллическая связь: от старика к Ильгаускасу, к Достоевскому и к России. Я все время думал об этом. Тодд сказал, что это станет делом всей моей жизни. Я бы провел свою жизнь в мысленном пузыре, очищая связь.

    У него нет личного туалета. Он делит туалет с детьми, но, похоже, никогда им не пользуется. Он настолько близок к невидимости, насколько это возможно для человека в семье из шести человек. Сидит, думает, исчезает на прогулке.

    У нас было общее видение человека в его постели, ночью, мысленно блуждающего назад — деревня, холмы, семья умерла. Мы ходили по одним и тем же улицам каждый день, одержимо, и мы говорили приглушенными тонами, даже когда мы не соглашались. Это было частью диалектики, наши взгляды задумчивого неодобрения.

    Вероятно, он плохо пахнет, но единственный, кто, кажется, это замечает, — это старший ребенок, тринадцатилетняя девочка. Время от времени она корчит гримасы, проходя за его стулом за обеденным столом.

    Это был десятый бессолнечный день подряд. Число было произвольное, но настроение начало давить, не холод и не ветер, а пропавший свет, пропавший человек. Наши голоса приобрели тревожную интонацию. Нам пришло в голову, что он может быть мертв.

    Мы говорили об этом всю дорогу до кампуса.

    Сделаем ли мы его мертвым? Продолжаем ли мы собирать жизнь посмертно? Или покончим с этим сейчас, завтра, послезавтра, перестанем приезжать в город, перестанем его искать? Одно я знал точно: он не умрет албанцем.

    На следующий день мы стояли в конце улицы, где находился обозначенный дом. Мы были там в течение часа, почти не разговаривая. Мы ждали его появления? Я не думаю, что мы знали. Что, если он вышел не из того дома? Что бы это значило? Что, если кто-то еще выйдет из обозначенного дома, молодая пара несет лыжное снаряжение к машине на подъездной дорожке? Может быть, мы были там просто для того, чтобы проявить почтительное отношение, тихо стоя в присутствии мертвых.

    Никто не вышел, никто не вошел, и мы ушли неуверенными в себе.

    Через несколько минут, подходя к железнодорожным путям, мы увидели его. Мы остановились и указали друг на друга, на мгновение задержавшись в позе. Это было чрезвычайно приятно, это было захватывающе — видеть, как это происходит, видеть, как это становится трехмерным. Он свернул на улицу под прямым углом к ​​той, по которой мы шли. Тодд ударил меня по руке, повернулся и побежал. Потом я начал бегать. Мы возвращались в том же направлении, откуда только что пришли.Мы зашли за угол, побежали по улице, зашли за другой угол и стали ждать. Вовремя появился он, направляясь теперь в нашу сторону.

    Это было то, чего хотел Тодд, увидеть его лицом к лицу. Мы двинулись к нему. Казалось, он шел каким-то задумчивым маршрутом, блуждая со своими мыслями. Я потащил Тодда за собой к бордюру, чтобы мужчине не пришлось пройти между нами. Мы ждали, когда он нас увидит. Мы почти могли сосчитать шаги до момента, когда он поднимет голову. Это был интервал, натянутый деталями.Мы были достаточно близко, чтобы разглядеть ввалившееся лицо, с густой щетиной, зажатым вокруг рта и отвисшей челюстью. Теперь он увидел нас и остановился, сжимая одной рукой пуговицу спереди своего пальто. Под потрепанным капюшоном он выглядел затравленным. Он выглядел неуместным, изолированным, кем-то, кто легко мог быть тем человеком, которого мы представляли себе.

    Мы прошли мимо и прошли восемь или девять шагов, потом повернулись и стали смотреть.

    — Это было хорошо, — сказал Тодд. «Это того стоило. Теперь мы готовы сделать следующий шаг.»

    «Нет следующего шага. Мы внимательно рассмотрели, — сказал я. — Мы знаем, кто он.

    Федор Достоевский: философ свободы Гэри Сол Морсон

    22 декабря 1849 года группу политических радикалов вывели из тюремных камер петербургской Петропавловской крепости, где их допрашивали в течение восьми месяцев. Повели на Семеновскую площадь, выслушали приговор к расстрелу. Им вручили длинные белые крестьянские рубашки и ночные колпаки — погребальные саваны — и провели последний обряд.Первых троих арестантов схватили за руки и привязали к столбу. Один заключенный отказался от повязки на глаза и вызывающе уставился в направленное на него оружие. В самый последний момент пушки были опущены, когда прискакал фельдъегерь с императорским указом о сокращении смертных приговоров до заключения в сибирский лагерь для военнопленных с последующей армейской службой рядовым. На самом деле спасение в последнюю минуту было запланировано заранее как часть наказания, аспект общественной жизни, который россияне понимают особенно хорошо.

    Рассказы подтверждают: из юношей, выдержавших это ужасное испытание, у одного поседели волосы; второй сошел с ума и так и не пришел в себя; третий, двухсотлетие которого мы отмечаем в 2021 году, написал «Преступление и наказание».

    Мнимая казнь и годы в сибирской тюрьме, слегка беллетризованные в его романе «Записки из мертвого дома» (1860), навсегда изменили Достоевского. Его наивный, полный надежд романтизм исчез. Его религиозная вера углублялась. Садизм как заключенных, так и охранников научил его, что солнечный взгляд на человеческую природу, предполагаемый утилитаризмом, либерализмом и социализмом, нелеп.Реальные люди коренным образом отличались от того, что предполагали эти философии.

    В последний момент пушки были опущены, когда прискакал курьер.

    Люди живут не хлебом — или тем, что философы называли максимизацией «преимущества» — единым. Все утопические идеологии исходят из того, что человеческая природа в основе своей добра и проста: зло и кажущаяся сложность являются результатом испорченного общественного строя. Устраните нужду, и вы устраните преступность. Для многих интеллектуалов сама наука доказала эти утверждения и указала путь к лучшему из всех возможных миров.Все эти идеи Достоевский отвергал как пагубную бессмыслицу. «Ясно и понятно до очевидности, — писал он в рецензии на «Анну Каренину» Толстого, — что зло лежит в человеке глубже, чем предполагают наши обществоведы; что никакая социальная структура не уничтожит зло; что человеческая душа останется такой, какой она была всегда. . . и, наконец, что законы человеческой души еще так мало известны, так неясны для науки, так неопределенны и так таинственны, что нет и не может быть ни врачей, ни окончательных судей», кроме самого Бога.

    Герои Достоевского поражают своей сложностью. Их непредсказуемое, но правдоподобное поведение напоминает нам об опыте, недосягаемом для «научных» теорий. Мы ценим, что люди, далекие от максимизации собственной выгоды, иногда намеренно делают из себя жертв, чтобы, например, почувствовать моральное превосходство. В «Братьях Карамазовых» (1880) отец Зосима замечает, что обижаться бывает очень приятно, а Федор Павлович отвечает, что это можно даже положительно отличить.

    Люди — это не просто материальные объекты, и они сделают все, даже саморазрушительное, чтобы доказать, что это не так.

    На самом деле люди причиняют себе вред по многим причинам. Они рвут собственные раны и получают от этого особое удовольствие. Они намеренно унижают себя. К собственному удивлению, они испытывают импульсы, вытекающие из давно подавляемой обиды, и в результате устраивают скандальные сцены или совершают ужасные преступления. Фрейд особенно ценил исследование Достоевским динамики вины.Но ни Фрейд, ни большинство западных читателей не поняли, что Достоевский намеревался в своих описаниях человеческой сложности преподать политические уроки. Если люди такие удивительные, такие «неопределенные и загадочные», то социальные инженеры обязательно принесут больше вреда, чем пользы.

    Рассказчик «Дома мертвых» описывает, как заключенные иногда без видимой причины внезапно делают что-то крайне саморазрушительное. Они могут напасть на охранника, даже несмотря на то, что наказание в виде тысяч ударов обычно оказывается смертельным.Почему? Ответ заключается в том, что сущность человечности заключается в возможности неожиданности. Поведение материальных объектов вполне можно объяснить законами природы, и для материалистов то же самое можно сказать и о людях если не еще, то в ближайшем будущем. Но люди — это не просто материальные объекты, и они сделают все, даже саморазрушительное, чтобы доказать, что это не так.

    Весь смысл тюрьмы, как ее видел Достоевский, в том, чтобы ограничить возможность людей делать собственный выбор. Но выбор делает нас людьми.Эти заключенные набрасываются из-за своего неистребимого стремления иметь собственную волю, и это стремление, в конечном счете, важнее их собственного благополучия и даже самой жизни.

    Безымянный рассказчик повести Достоевского 1864 года «Записки из подполья» (обычно именуемый «подпольный человек») настаивает на том, что стремление социальных наук открыть железные законы человеческого поведения грозит свести людей к «клавишам рояля или органным нотам». Если такие законы существуют, если «когда-нибудь действительно откроют формулу всех наших желаний и капризов», — рассуждает он, — тогда каждый человек осознает, что «все делается само собой по законам природы.Как только эти законы будут обнаружены, люди перестанут нести ответственность за свои действия. Более того,

    Все человеческие действия тогда, конечно, будут сведены в таблицы по этим законам, математически, как таблицы логарифмов до 108 000. . . . были бы изданы некоторые назидательные труды вроде нынешних энциклопедических словарей, в которых все будет так ясно рассчитано и обозначено, что больше не будет. . . приключения в мире. . . . Тогда будет построен хрустальный дворец [утопия].

    Приключений больше не будет, потому что приключения связаны с ожиданием, а ожидание влечет за собой моменты, которые действительно важны: в зависимости от того, что вы делаете, возможен более чем один исход. Но для детерминиста законы природы гарантируют, что в любой данный момент может произойти только одно. Саспенс — это всего лишь иллюзия, возникающая из-за незнания того, что должно быть.

    Если так, то все мучения выбора бессмысленны. Так же как вина и сожаление, поскольку обе эмоции зависят от возможности того, что мы могли бы сделать что-то другое.Мы испытываем то, что должны, но ничего не достигаем. Как выразился Толстой в «Войне и мире»: «Если мы признаем, что человеческая жизнь может [исчерпывающе] управляться разумом, тогда уничтожается возможность жизни».

    «Меня называют психологом; это неправда», — писал Достоевский. «Я всего лишь реалист в высшем смысле».

    Якобы «научный» взгляд на человечество превращает людей в объекты — буквально обесчеловечивает их — и большего оскорбления и быть не может. «Всю жизнь меня обижали законы природы», — иронично замечает подпольный человек и делает вывод, что люди будут восставать против любого отрицания их человечности.Они будут участвовать в том, что он называет «злобой», в действиях, предпринятых «просто так», без какой-либо причины, кроме как показать, что они могут действовать против своей собственной выгоды и вопреки тому, что предсказывают так называемые законы человеческой психологии.

    «Меня называют психологом; это неправда», — писал Достоевский. «Я всего лишь реалист в высшем смысле, то есть изображаю все глубины человеческой души». Достоевский отрицал, что он психолог, потому что он, в отличие от практиков этой науки, признавал, что люди на самом деле являются агентами, которые делают реальный выбор, за который они должным образом должны нести ответственность.Как бы подробно ни описывались психологические или социологические силы, действующие на человека, всегда остается что-то лишнее — некий «излишек человечности», как перефразировал мысль Достоевского философ Михаил Бахтин. Мы дорожим этим избытком, «человеком в человеке», как его называл Достоевский, и будем защищать его во что бы то ни стало.

    Отрывок из «Записок из подполья» предвосхищает современные романы-антиутопии, такие как «Мы» Евгения Замятина (1920–21) или «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли (1932), где герои восстают против гарантированного счастья.Они хотят, чтобы их жизнь была их собственной. Поместите человека в утопию, замечает человек из подполья, и он придумает «разрушение и хаос», сделает что-нибудь извращенное и, если представится возможность, вернется в мир страданий. Короче говоря, «вся работа человека, по-видимому, на самом деле состоит только в том, чтобы постоянно доказывать самому себе, что он человек, а не органная пробка. Это может быть ценой его кожи; но он доказал это».

    В эссе, якобы посвященном русскому помешательству на сеансах и общении с демонами, Достоевский отвечает на скептическое возражение, что, поскольку эти черти могли бы легко доказать свое существование, дав нам какие-то сказочные выдумки, они не могли бы существовать.Они просто мошенничество, совершаемое на доверчивых. Насмешливо Достоевский отвечает, что этот аргумент несостоятелен, потому что черти (то есть, если черти существуют) должны были предвидеть ненависть, которую люди в конечном итоге испытают к получившейся утопии и чертям, которые ее осуществили.

    Конечно, люди сначала были бы в восторге от того, что, «как мечтают наши социалисты», все потребности удовлетворены, исчезла «разлагающая [социальная] среда, некогда источник всех пороков», и больше ничего не было. желать.Но через поколение,

    Люди вдруг увидят, что у них больше нет жизни, что у них нет ни свободы духа, ни воли, ни личности. . . . они увидят, что их человеческий образ исчез. . . что их жизнь была отнята ради хлеба, ибо «камни превратились в хлеб». Поняли бы люди, что нет счастья в бездействии, что ум, который не трудится, увянет, что нельзя любить ближнего, не жертвуя ему чем-нибудь из своего труда.. . и что счастье заключается не в счастье, а только в попытке его достичь.

    Или, как замечает человек из подполья, социальные инженеры воображают «завершенный» мир, совершенный готовый продукт. На самом деле «удивительное сооружение такого типа» уже существует: «муравейник». Муравейник стал любимым образом социализма Достоевского.

    Человечность, в отличие от формичности, требует не только продукта, но и процесса. Усилия имеют ценность только тогда, когда они могут потерпеть неудачу, в то время как выбор имеет значение, только если мир уязвим и частично зависит от того, делаем ли мы одно, а не другое.Муравьи не делают выбор. «С муравейника началась почтенная раса муравьев и муравейником они, вероятно, и закончатся, что делает величайшую честь их настойчивости и уравновешенности. Но человек — существо легкомысленное и, может быть, как шахматист, любит только процесс игры, а не сам конец».

    Когда вы умножаете два на два, результат всегда один и тот же: нет ожидания, нет неуверенности, нет удивления.

    Может быть, рассуждает подземный человек, «единственная цель на земле, к которой стремится человечество, заключается в непрекращающемся процессе достижения, или, другими словами, в самой жизни, а не конкретно в той цели, которая, конечно, всегда должна быть «дважды два четыре», то есть формулой, а ведь дважды два четыре — это уже не жизнь, господа, а начало смерти.«Когда вы умножаете два на два, результат всегда один и тот же: нет напряжения, нет неуверенности, нет удивления. Вам не нужно ждать и смотреть, что придумают эти умножающие цифры на этот раз. Если жизнь такая, то она бессмысленна. В пароксизме гневного остроумия подземный человек классно заключает:

    Дважды два четыре кажется мне просто дерзостью. Дважды два четыре — это щеголь, стоящий, подбоченясь, преграждающий вам путь и плюющийся. Я признаю, что дважды два четыре — вещь отличная, но если отдать всему должное, то дважды два пять — тоже иногда очень милая штучка.

    В том же духе герой романа Достоевского «Идиот» (1869) замечает: «О, вы можете быть уверены, что Колумб был счастлив не тогда, когда он открывал Америку, а пока он открывал ее. Важна жизнь, не что иное, как жизнь — процесс открытия, вечный и непрекращающийся процесс, а не само открытие».

    Люди всегда находятся в процессе становления или, как выразился Бахтин, они «недорабатываются». Они сохраняют способность «делать неверным любое внешнее и завершающее их определение.Пока человек жив, он живет тем, что он еще не завершен, что он еще не произнес своего последнего слова».

    Этика требует, чтобы мы относились к людям как к людям, а не как к объектам, а это значит, что мы должны относиться к ним как к обладателям «удивительности». Никогда нельзя быть слишком уверенным в других, коллективно или индивидуально. В «Братьях Карамазовых» Алеша объясняет Лизе, что обедневший и униженный капитан Снегирёв, в гордыне отказавшийся от предложенной ему крупной суммы денег, обязательно возьмет ее, если ее предложат снова.Сохранив свое человеческое достоинство, он обязательно примет дар, в котором так нуждается. Лиза отвечает:

    Послушайте, Алексей Федорович. Разве этого нет во всех наших анализах? . . не презираем ли мы его, этого беднягу, — анализируя его душу вот так, как бы сверху, а? Быть настолько уверенным, что он возьмет деньги?

    Достоевский понимал не только нашу потребность в свободе, но и наше желание избавиться от нее. Свобода дается ужасной ценой, и социальные движения, которые обещают избавить нас от нее, всегда будут иметь последователей.Это тема самых известных страниц, когда-либо написанных Достоевским, «Великий инквизитор», глава в Карамазове. Интеллигент Иван рассказывает свое ненаписанное «стихотворение» в прозе своему святому брату Алеше, чтобы объяснить свои глубочайшие тревоги.

    Действие происходит в Испании во времена Инквизиции. История начинается с того, что Великий Инквизитор сжигает еретиков в аутодафе. Пока пламя пахнет воздухом, уже насыщенным лавром и лимоном, люди, как овцы, с запуганным благоговением наблюдают за ужасающим зрелищем.Прошло пятнадцать столетий с тех пор, как Иисус обещал скоро вернуться, и они жаждут какого-то знака от Него. Со Своей бесконечной жалостью Он решает явиться им. Мягко, бесшумно Он движется среди них, и они сразу узнают Его. «Возможно, это один из лучших пассажей в поэме, я имею в виду, как Его узнали», — замечает Иван с кривым самоуничижением. Откуда они знают, что он не самозванец? Ответ заключается в том, что когда вы видите божественную доброту, она настолько прекрасна, что никто не может сомневаться.

    Инквизитор также знает, кто этот незнакомец, и немедленно приказывает его арестовать! Наместник Христа арестовывает Его! Почему? И почему охрана слушается, а народ не сопротивляется? Мы узнаем ответ на эти вопросы, когда Инквизитор посещает Узника в Его камере и открывает ему свое сердце.

    Дмитрий замечает: «Человек широк, слишком широк; Я бы сделал его поуже!»

    На протяжении всей истории человечества, объясняет Инквизитор, два взгляда на жизнь и человеческую природу боролись друг с другом. Каждая из них меняет свое название и определенные догмы в зависимости от времени и места, но остается неизменной по своей сути. Одна точка зрения, которую отвергает Инквизитор, принадлежит Иисусу: люди свободны, а добро имеет смысл только тогда, когда они свободно избраны. Другая точка зрения, которой придерживается Инквизитор, заключается в том, что свобода — это невыносимое бремя, потому что она ведет к бесконечной вине, сожалению, беспокойству и неразрешимым сомнениям.Цель жизни не свобода, а счастье, и чтобы быть счастливыми, люди должны избавиться от свободы и принять какую-то философию, претендующую на то, что у них есть ответы на все вопросы. Третий брат Карамазов, Дмитрий, заметил: «Человек широк, слишком широк; Я бы его поуже!», а Инквизитор обеспечит человеческое счастье, «сужая» человеческую природу.

    Средневековый католицизм говорит от имени Христа, но на самом деле представляет собой философию инквизитора. Вот почему инквизитор арестовал Иисуса и намеревается сжечь его как величайшего из еретиков.В наше время, поясняет Достоевский, инквизиторский взгляд на жизнь принимает форму социализма. Как и в средневековом католицизме, люди жертвуют свободой ради безопасности и меняют агонию выбора на удовлетворенность уверенностью. При этом они отказываются от своей человечности, но сделка того стоит.

    Чтобы объяснить свою позицию, Инквизитор пересказывает библейскую историю о трех искушениях Иисуса, историю, которая, по его мнению, выражает основные проблемы человеческого существования так, как это может сделать только божественный разум.Могли бы вы представить, спрашивает он риторически, что если бы эти вопросы были утеряны, какая-нибудь группа мудрецов смогла бы их воссоздать?

    В парафразе Инквизитора дьявол сначала требует:

    Ты пойдешь в мир . . . с некоторым обещанием свободы, которую мужчины в своей простоте. . . даже понять не могут, чего боятся и страшатся, — ибо ничего даже невыносимее для человека и человеческого общества не было, как свобода. Но видишь ли Ты эти камни в этой выжженной и бесплодной пустыне? Преврати их в хлеб, и человечество побежит за Тобою, как стадо овец.

    Иисус отвечает: «Не хлебом единым жив человек». Именно так, отвечает инквизитор, но именно поэтому Иисус должен был принять дьявольское искушение. Люди действительно жаждут значимого, но они никогда не могут быть уверены, что смогут отличить действительно значимое от подделки. Вот почему они преследуют неверующих и стараются обратить или завоевать иноверные народы, как будто всеобщее согласие само по себе является доказательством. Есть только одно, в чем никто не может сомневаться: материальная сила.Когда мы страдаем от сильной боли, это, по крайней мере, несомненно. Другими словами, привлекательность материализма духовна! Люди принимают это, потому что это несомненно.

    «Нет ничего более соблазнительного для человека, чем его свобода совести, но нет ничего и большей причины страданий».

    Вместо того, чтобы осчастливить людей, сняв бремя свободы, Инквизитор упрекает Иисуса, Ты увеличил его! «Разве Ты забыл, что человек предпочитает мир и даже смерть свободе выбора в познании добра и зла? Нет ничего более соблазнительного для человека, чем его свобода совести, но нет ничего и большей причины страданий.Люди хотят называть себя свободными, а не быть свободными, и поэтому, рассуждает Инквизитор, правильный путь состоит в том, чтобы называть несвободу свободой высшего рода, как, конечно, обыкновенно делают социалисты.

    Чтобы сделать людей счастливыми, нужно изгнать все сомнения. Люди не хотят получать информацию, которая, как мы сказали бы сегодня, противоречит их «нарративу». Они сделают все, чтобы нежелательные факты не попали в их поле зрения. Сюжет Карамазова, по сути, крутится вокруг желания Ивана не признаваться себе в том, что желает смерти отца.Не давая себе этого осознать, он делает возможным желаемое убийство. Нельзя начать понимать ни отдельных людей, ни общество, пока не усвоишь многие формы того, что можно было бы назвать превентивной эпистемологией.

    Затем дьявол искушает Иисуса доказать Свою божественность, сбросив Себя с высоты, чтобы Бог спас его чудом, но Иисус отказывается. Причина, по мнению инквизитора, в том, чтобы показать, что вера не должна основываться на чудесах. Когда человек становится свидетелем чуда, он настолько благоговеет, что сомнения невозможны, а значит, невозможна и вера.Правильно понятая вера не похожа на научное знание или математическое доказательство, и это не что иное, как принятие законов Ньютона или теоремы Пифагора. Это возможно только в мире неопределенности, потому что только тогда можно свободно выбирать.

    По той же причине следует вести себя нравственно не для того, чтобы получить награду, будь то в этом мире или в ином, а просто потому, что это правильно. Нравственное поведение, чтобы заслужить небесную награду, превращает добро в благоразумие, как сбережения на пенсию.Безусловно, Иисус творил чудеса, но если вы верите из-за них, то, несмотря на то, что говорят многие церкви, вы не христианин.

    Наконец дьявол предлагает Иисусу мировую империю, которую Он отвергает, но, по мнению Инквизитора, должен был принять. Единственный способ удержать людей от сомнений, говорит он Иисусу, — это чудо, тайна (просто поверьте нам, мы знаем) и власть, которую обеспечит всеобщая империя. Лишь немногие сильные люди способны на свободу, — объясняет Инквизитор, — поэтому ваша философия обрекает подавляющую часть человечества на нищету.Итак, леденяще заключает Инквизитор, мы «исправили Твою работу».

    В «Бесах» (1871) Достоевский с поразительной точностью предсказывает, чем будет тоталитаризм на практике. У Карамазова он спрашивает, хороша ли социалистическая идея даже в теории. Революционеры в «Бесах» презренны, а Инквизитор, напротив, совершенно бескорыстен. Он знает, что попадет в ад за искажение учения Иисуса, но он готов сделать это из любви к человечеству.Короче говоря, он предает Христа по христианским причинам! Действительно, он превосходит Христа, отдавшего свою земную жизнь, пожертвовав своей вечной жизнью. Достоевский максимально обостряет эти парадоксы. Обладая непревзойденной интеллектуальной честностью, он изображает лучшего из возможных социалистов, разъясняя аргументы в пользу социализма более глубоко, чем это когда-либо делали настоящие социалисты.

    Вы бы отказались от всего выбора в обмен на гарантию счастья?

    Алеша наконец восклицает: «Ваша поэма во славу Иисуса, а не в порицание Его, как ты задумал!» Если все доводы исходили от Инквизитора, а Иисус не сказал ни слова в ответ, то как же так? Спросите себя: выслушав доводы Инквизитора, согласились бы вы отказаться от всего выбора в обмен на гарантию счастья? Хотели бы вы, чтобы за вас все решал какой-нибудь мудрый заменитель родителей, и чтобы вы оставались вечным ребенком? Или есть что-то выше простого удовлетворения? Я задавал своим ученикам этот вопрос годами, и никто не согласился принять сделку Инквизитора.

    Мы живем в мире, где мышление Инквизитора становится все более привлекательным. Социологи и философы предполагают, что люди — это просто сложные материальные объекты, способные к подлинному удивлению не более, чем законы природы способны приостановить себя. Интеллектуалы, все более уверенные в том, что они знают, как добиться справедливости и сделать людей счастливыми, находят свободу других препятствием для человеческого благополучия.

    Для Достоевского, напротив, свобода, ответственность и возможность неожиданности определяют сущность человека.Эта сущность делает возможным все ценное. Душа человеческая «так малоизвестна, так неясна науке и так таинственна, что нет и не может быть ни врачей, ни окончательных судей», а есть только незаконченные люди под Богом, сотворившим их свободными.

    Гэри Сол Морсон , профессор гуманитарных и гуманитарных наук Лоуренса Б. Дюма в Северо-Западном университете, в соавторстве с Мортоном Шапиро, Cents and Sensibility (Принстон).

    Первоначально эта статья была опубликована в The New Criterion, том 39, номер 5, на странице 4
    Copyright © 2022 The New Criterion | www.newcriterion.com
    https://newcriterion.com/issues/2021/1/fyodor-dostoevsky-philosopher-of-freedom

    Скачать «Записки из подполья» pdf Электронная книга Бесплатно

    «Записки из подполья» — повесть, написанная Федором Федоровичем Достоевского и была опубликована в 1864 году. Вот краткий обзор, краткое изложение, а также особенности «Записок из подполья» pdf.

    Записки из подполья pdf Обзор:

    «

    Записки из подполья» — один из первых экзистенциалистских романов.Он был опубликован в 1864 году, уже после тюремного заключения Достоевского, и отразил сдвиг стиля Достоевского от либерально-романтического к экзистенциалистскому. Это стало краеугольным камнем для его более поздних работ и оказало влияние на следующие произведения, такие как «Идиот», «Преступление и наказание», а также «Братья Карамзовы». Из-за этого «Записки из подполья» высоко оценены критиками. Они считают, что «Записки из подполья» показывают Достоевского в пике его страданий.

    Об авторе Федор Достоевский

    :

    Федор Владимирович Достоевский псевдоним Федор Достоевский — один из самых известных русских писателей.Достоевский — один из первых литераторов экзистенциализма. Он является автором различных известных литературных произведений, в том числе «Записки из подполья», «Преступление и наказание» и «Братья Карамзовы».

    Записки из подполья Краткое содержание pdf:

    «Записки из подполья» — это история о безымянном рассказчике, живущем под землей под своим домом. Книга состоит из двух частей. Первая часть включает в себя мысли Подполья и его общий взгляд на все в жизни. Вторая часть включает в себя «Записки рассказчика», в которых он рассказывает о своем личном опыте.Роман заканчивается тем, что рассказчик замечает, что мы хотим иметь книжную жизнь, что мы не знаем, что делать в жизни, и, наконец, заявляет, что он не хочет больше писать в своем «Подполье».

    Особенности записок из подполья pdf:

    Вот некоторые особенности этой книги:

    • Одно из первых произведений экзистенциалистской литературы.
    • Также наблюдался переход Достоевского от романтизма к экзистенциализму.
    • Очень интересный сюжет, исследующий различные темы, такие как материализм, а также мораль и общий смысл жизни.

    Купить Записки из подполья по сниженной цене:

    Вы можете купить «Записки из подполья» на Amazon по сниженной цене с бесплатной доставкой.

    КУПИТЬ

    Скачать Записки из подполья pdf последняя версия:

    Вы можете бесплатно скачать электронную книгу «Записки из подполья» в формате pdf ниже.

    Проект МУЗА — Бахтин и Достоевский

    310 ФИЛЛИС ГРОССКУРТ обладала аналогичными интересами. Это бессмысленно, когда на самом деле в этом положении был Эдвард.Более важным, чем эти оговорки, является их красноречивый Эпилог, в котором они прослеживают историю различных английских переводов работы Фрейда, уделяя полное и заслуженное внимание блестящему достижению Стрейчи — переводу полного собрания сочинений в двадцати четырех томах. Такая горячая оценка особенно необходима в то время, когда такие критики, как Бруно Беттельгейм, подвергают несправедливой критике монументальные усилия Стрейчи, благодаря которым англоязычный мир узнал о Фрейде.Стрейчи никогда не должен был нуждаться в этой защите. Бахтин и Достоевский КОНСТАНТИН против ПОНОМАРЕФ Михаил Бахтин. Проблемы поэтики Достоевского. Отредактировано и переведено Кэрил Эмерсон. Введение Уэйна С. Бута. Теория и история литературы, том 8. University of Minnesota Press. 984 год. 333. Ткань 35 долларов, бумага 14,95 долларов Михаил Бахтин (1895-1975) — гениальный, чрезвычайно эрудированный и глубоко оригинальный критический голос, доносящийся до нас из глуши советского соцреализма. Классик по образованию и формалист/структуралист по своему литературному подходу, на Западе он известен главным образом своим обширным трудом «Рабле и его мир» и настоящей работой, представляющей собой превосходный перевод расширенного 196) издания исследования. Достоевского, впервые опубликованные Бахтиным в 1929 году.Для Бахтина литературная эволюция определяется статичными или закрытыми жанрами, такими как эпос, которые всегда ориентированы на «абсолютное прошлое», полностью вне времени и истории и завершенные сами по себе; и динамические или открытые жанры, такие как «роман» во многих его обличьях, который, начиная с греческих времен и до наших дней, всегда был в жизни и в истории и потому способен к бесконечному органическому развитию. Только в романном жанре главный герой был вовлечен в процесс осознания себя как человека и только там он, как субъективное существо, был полон «идеологической и языковой инициативы», «личного опыта и свободного творческого воображения».Бахтин также различал два различных современных типа романов: монологический, где автор говорил от имени своих персонажей, и диалогический, где автор вел диалог со своими персонажами (к этой второй категории относились романы Достоевского). Для Бахтина романы Рабле и Сервантеса, в частности, сыграли решающую роль в развитии современного романа. В своих «Проблемах поэтики Достоевского» Бахтин делает две вещи: одну можно подвергнуть сомнению, а другую делает своим исследованием важный вклад в науку о Достоевском.Что, на мой взгляд, может быть подвергнуто сомнению, так это заявление Бахтина о том, что Достоевский в своих романах отошел от монологической или «романтической» формы творческого выражения и создал «новую [полифоническую] форму творческого выражения». художественная визуализация», где многочисленные сознания его персонажей функционировали независимо от автора, формирующего саму структуру своих романов. Бахтин, мне кажется, занял безвыходную позицию, ибо, поскольку персонажи не создают себя из «ничего», т.е.е. вне себя, они никогда не свободны от вездесущей точки зрения и контроля своего автора. Представляется ошибочным со стороны Бахтина предполагать, что «автор не вносит в этот материал [для «личного голоса» персонажа] никакого собственного суждения или оценки: когда слишком очевидно, что автор в силу отбора этого материала уже вложил в это свою личную предвзятость. Однако важным вкладом этого исследования в эту область является оригинальный анализ Бахтиным художественного метода Достоевского как оркестровки литературного материала в терминах конфликтующих множественных сознаний, говорящих в «двуголосом дискурсе», т.е.е. через стилизацию, пародию и особенно «скрыто-диалогически». Я мог бы добавить, что для меня четвертая и предпоследняя глава Бахтина, с ее увлекательным обсуждением истории жанров, является самой запоминающейся в его творчестве.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.