Достоевский бесы pdf: Книга «Бесы» — Достоевский Федор Михайлович скачать бесплатно, читать онлайн

Ф. М. Достоевский. Бесы. EBook 2007

%PDF-1.6 % 14097 0 obj >/ViewerPreferences>/Outlines 1463 0 R/Perms/M(D:20071208203411+01’00’)/Name(ARE Acrobat Product v8.0 P23 0002337)/ByteRange[0 190 9724 3919040 ] /Reference[>/Data 14097 0 R/TransformMethod/UR3/Type/SigRef>>]/Prop_Build>/App>/PubSec>>>/Type/Sig>>>>/Metadata 14721 0 R/AcroForm 14717 0 R/Pages 14093 0 R/OpenAction[14098 0 R/XYZ null null 0]/StructTreeRoot 1592 0 R/Type/Catalog>> endobj 1463 0 obj > endobj 14721 0 obj >stream 2007-12-08T20:13:38+01:00Writer2007-12-08T20:34:11+01:002007-12-08T20:34:11+01:00application/pdf

  • http://imwerden.de
  • Ф. М. Достоевский. Бесы. EBook 2007
  • NeoOffice 2.2uuid:b55011be-83d3-2e42-8dee-074499ce0127uuid:9a2d6148-dd2a-5445-8f87-9be34f5f2bff endstream endobj 14717 0 obj >/Encoding>>>/SigFlags 2>> endobj 14093 0 obj > endobj 1592 0 obj > endobj 1593 0 obj > endobj 1594 0 obj > endobj 1595 0 obj > endobj 1596 0 obj > endobj 1597 0 obj > endobj 1598 0 obj > endobj 1599 0 obj > endobj 1600 0 obj > endobj 1601 0 obj > endobj 1602 0 obj > endobj 1603 0 obj > endobj 1604 0 obj > endobj 1605 0 obj > endobj 1606 0 obj > endobj 1607 0 obj > endobj 1608 0 obj > endobj 1609 0 obj > endobj 1610 0 obj > endobj 1611 0 obj > endobj 1612 0 obj > endobj 1613 0 obj > endobj 1614 0 obj > endobj 1615 0 obj > endobj 1616 0 obj > endobj 1617 0 obj > endobj 1618 0 obj > endobj 1619 0 obj > endobj 1620 0 obj > endobj 1621 0 obj > endobj 1622 0 obj > endobj 1623 0 obj > endobj 1624 0 obj > endobj 1625 0 obj > endobj 1626 0 obj > endobj 1627 0 obj > endobj 1628 0 obj > endobj 1629 0 obj > endobj 1630 0 obj > endobj 1631 0 obj > endobj 1632 0 obj > endobj 1633 0 obj > endobj 1634 0 obj > endobj 1635 0 obj > endobj 1636 0 obj > endobj 1637 0 obj > endobj 1638 0 obj > endobj 1639 0 obj > endobj 1640 0 obj > endobj 1641 0 obj > endobj 1642 0 obj > endobj 1643 0 obj > endobj 1644 0 obj > endobj 1645 0 obj > endobj 1646 0 obj > endobj 1647 0 obj > endobj 1648 0 obj > endobj 1649 0 obj > endobj 1650 0 obj > endobj 1651 0 obj > endobj 1652 0 obj > endobj 1653 0 obj > endobj 1654 0 obj > endobj 1655 0 obj > endobj 1656 0 obj > endobj 1657 0 obj > endobj 1658 0 obj > endobj 1659 0 obj > endobj 1660 0 obj > endobj 1661 0 obj > endobj 1662 0 obj > endobj 1663 0 obj > endobj 1664 0 obj > endobj 1665 0 obj > endobj 1666 0 obj > endobj 1667 0 obj > endobj 1668 0 obj > endobj 1669 0 obj > endobj 1670 0 obj > endobj 1671 0 obj > endobj 1672 0 obj > endobj 1673 0 obj > endobj 1674 0 obj > endobj 1675 0 obj > endobj 1676 0 obj > endobj 1677 0 obj > endobj 1678 0 obj > endobj 1679 0 obj > endobj 1680 0 obj > endobj 1681 0 obj > endobj 1682 0 obj > endobj 1683 0 obj > endobj 1684 0 obj > endobj 1685 0 obj > endobj 1686 0 obj > endobj 1687 0 obj > endobj 1688 0 obj > endobj 1689 0 obj > endobj 1690 0 obj > endobj 1691 0 obj > endobj 1692 0 obj > endobj 1693 0 obj > endobj 1694 0 obj > endobj 1695 0 obj > endobj 1696 0 obj > endobj 1697 0 obj > endobj 1698 0 obj > endobj 1699 0 obj > endobj 1700 0 obj > endobj 1701 0 obj > endobj 1702 0 obj > endobj 1703 0 obj > endobj 1704 0 obj > endobj 1705 0 obj > endobj 1706 0 obj > endobj 1707 0 obj > endobj 1708 0 obj > endobj 1709 0 obj > endobj 1710 0 obj > endobj 1711 0 obj > endobj 1712 0 obj > endobj 1713 0 obj > endobj 1714 0 obj > endobj 1715 0 obj > endobj 1716 0 obj > endobj 1717 0 obj > endobj 1718 0 obj > endobj 1719 0 obj > endobj 1720 0 obj > endobj 1721 0 obj > endobj 1722 0 obj > endobj 1723 0 obj > endobj 1724 0 obj > endobj 1725 0 obj > endobj 1726 0 obj > endobj 1727 0 obj > endobj 1728 0 obj > endobj 1729 0 obj > endobj 1730 0 obj > endobj 1731 0 obj > endobj 1732 0 obj > endobj 1733 0 obj > endobj 1734 0 obj > endobj 1735 0 obj > endobj 1736 0 obj > endobj 1737 0 obj > endobj 1738 0 obj > endobj 1739 0 obj > endobj 1740 0 obj > endobj 1741 0 obj > endobj 1742 0 obj > endobj 1743 0 obj > endobj 1744 0 obj > endobj 1745 0 obj > endobj 1746 0 obj > endobj 1747 0 obj > endobj 1748 0 obj > endobj 1749 0 obj > endobj 1750 0 obj > endobj 1751 0 obj > endobj 1752 0 obj > endobj 1753 0 obj > endobj 1754 0 obj > endobj 1755 0 obj > endobj 1756 0 obj > endobj 1757 0 obj > endobj 1758 0 obj > endobj 1759 0 obj > endobj 1760 0 obj > endobj 1761 0 obj > endobj 1762 0 obj > endobj 1763 0 obj > endobj 1764 0 obj > endobj 1765 0 obj > endobj 1766 0 obj > endobj 1767 0 obj > endobj 1768 0 obj > endobj 1769 0 obj > endobj 1770 0 obj > endobj 1771 0 obj > endobj 1772 0 obj > endobj 1773 0 obj > endobj 1774 0 obj > endobj 1775 0 obj > endobj 1776 0 obj > endobj 1777 0 obj > endobj 1778 0 obj > endobj 1779 0 obj > endobj 1780 0 obj > endobj 1781 0 obj > endobj 1782 0 obj > endobj 1783 0 obj > endobj 1784 0 obj > endobj 1785 0 obj > endobj 1786 0 obj > endobj 1787 0 obj > endobj 1788 0 obj > endobj 1789 0 obj > endobj 1790 0 obj > endobj 1791 0 obj > endobj 1792 0 obj > endobj 1793 0 obj > endobj 1794 0 obj > endobj 1795 0 obj > endobj 1796 0 obj > endobj 1797 0 obj > endobj 1798 0 obj > endobj 1799 0 obj > endobj 1800 0 obj > endobj 1801 0 obj > endobj 1802 0 obj > endobj 1803 0 obj > endobj 1804 0 obj > endobj 1805 0 obj > endobj 1806 0 obj > endobj 1807 0 obj > endobj 1808 0 obj > endobj 1809 0 obj > endobj 1810 0 obj > endobj 1811 0 obj > endobj 1812 0 obj > endobj 1813 0 obj > endobj 1814 0 obj > endobj 1815 0 obj > endobj 1816 0 obj > endobj 1817 0 obj > endobj 1818 0 obj > endobj 1819 0 obj > endobj 1820 0 obj > endobj 1821 0 obj > endobj 1822 0 obj > endobj 1823 0 obj > endobj 1824 0 obj > endobj 1825 0 obj > endobj 1826 0 obj > endobj 1827 0 obj > endobj 1828 0 obj > endobj 1829 0 obj > endobj 1830 0 obj > endobj 1831 0 obj > endobj 1832 0 obj > endobj 1833 0 obj > endobj 1834 0 obj > endobj 1835 0 obj > endobj 1836 0 obj > endobj 1837 0 obj > endobj 1838 0 obj > endobj 1839 0 obj > endobj 1840 0 obj > endobj 1841 0 obj > endobj 1842 0 obj > endobj 1843 0 obj > endobj 1844 0 obj > endobj 1845 0 obj > endobj 1846 0 obj > endobj 1847 0 obj > endobj 1848 0 obj > endobj 1849 0 obj > endobj 1850 0 obj > endobj 1851 0 obj > endobj 1852 0 obj > endobj 1853 0 obj > endobj 1854 0 obj > endobj 1855 0 obj > endobj 1856 0 obj > endobj 1857 0 obj > endobj 1858 0 obj > endobj 1859 0 obj > endobj 1860 0 obj > endobj 1861 0 obj > endobj 1862 0 obj > endobj 1863 0 obj > endobj 1864 0 obj > endobj 1865 0 obj > endobj 1866 0 obj > endobj 1867 0 obj > endobj 1868 0 obj > endobj 1869 0 obj > endobj 1870 0 obj > endobj 1871 0 obj > endobj 1872 0 obj > endobj 1873 0 obj > endobj 1874 0 obj > endobj 1875 0 obj > endobj 1876 0 obj > endobj 1877 0 obj > endobj 1878 0 obj > endobj 1879 0 obj > endobj 1880 0 obj > endobj 1881 0 obj > endobj 1882 0 obj > endobj 1883 0 obj > endobj 1884 0 obj > endobj 1885 0 obj > endobj 1886 0 obj > endobj 1887 0 obj > endobj 1888 0 obj > endobj 1889 0 obj > endobj 1890 0 obj > endobj 1141 0 obj >/MediaBox[0 0 595 842]/Resources 14099 0 R/Type/Page>> endobj 1142 0 obj >stream x]ٮ}g?\[email protected]%HY/TO9R ښS\OߝçOx|gw??9}4OA?.
    ?4| iҝ!އ!XV{}?Mag;e X6z|b/xY?{s CѬsou3y 3>oZ0tZ4#[email protected]$vN’ pj`mxk?le7jH۵Ն:KKW-\|RںTo!$(k}qŽX:{4yM~16? Z’LǏH|x;XO

    Федор Достоевский Бесы в списке 100 лучших книг всех времен


    Увеличить
    Автор: Федор Достоевский
    Оригинальное название: Бесы
    Метки: Психология, Классика, Роман
    Язык оригинала: Русский
    Год:
    Входит в основной список: Да
    Скачать:
    Читать: Читать Федор Достоевский «Бесы» >>>
    Авторские права: Все права на все книги на этом сайте безусловно принадлежат их правообладателям. Если публикация книги на сайте нарушает чьи-либо авторские права, об этом и она будет немедленно убрана из публичного доступа

    Описание:

    Уже были написаны «Записки из Мертвого дома», «Записки из подполья», «Преступление и наказание», «Идиот», а Достоевский все еще испытывал острое чувство неудовлетворенности и, по собственному признанию, только подбирался к главному своему произведению, перед которым вся «прежняя литературная карьера — была только дрянь и введение». Однако в политической жизни России случилось нечто, заставившее Достоевского изменить свои литературные планы и приступить к созданию романа с вызывающим и символичным названием «Бесы». Спиралеобразное развитие истории вообще и российской истории в частности позволяет думать, что роман Достоевского «Бесы» будет интересен новым поколениям читателей не только как шедевр классической литературы.

    Цитата:

    « Приступая к описанию недавних и столь странных событий, происшедших в нашем, доселе ничем не отличавшемся городе, я принужден, по неумению моему, начать несколько издалека, а именно некоторыми биографическими подробностями о талантливом и многочтимом Степане Трофимовиче Верховенском. Пусть эти подробности послужат лишь введением к предлагаемой хронике, а самая история, которую я намерен описывать, еще впереди.

    Скажу прямо: Степан Трофимович постоянно играл между нами некоторую особую и так-сказать гражданскую роль и любил эту роль до страсти, — так даже, что, мне кажется, без нее и прожить не мог. Не то чтоб уж я его приравнивал к актеру на театре: сохрани боже, тем более, что сам его уважаю. Тут все могло быть делом привычки, или, лучше сказать, беспрерывной и благородной склонности, с детских лет, к приятной мечте о красивой гражданской своей постановке. Он, например, чрезвычайно любил свое положение «гонимого» и так-сказать «ссыльного». В этих обоих словечках есть своего рода классический блеск, соблазнивший его раз навсегда, и, возвышая его потом постепенно в собственном мнении, в продолжение столь многих лет, довел его наконец до некоторого весьма высокого и приятного для самолюбия пьедестала. В одном сатирическом английском романе прошлого столетия, некто Гуливер, возвратясь из страны лилипутов, где люди были всего в какие-нибудь два вершка росту, до того приучился считать себя между ними великаном, что и ходя по улицам Лондона, невольно кричал прохожим и экипажам, чтоб они пред ним сворачивали и остерегались, чтоб он как-нибудь их не раздавил, воображая, что он все еще великан, а они маленькие. За это смеялись над ним и бранили его, а грубые кучера даже стегали великана кнутьями; но справедливо ли? Чего не может сделать привычка? Привычка привела почти к тому же и Степана Трофимовича, но еще в более невинном и безобидном виде, если можно так выразиться, потому что прекраснейший был человек.

    Федор Достоевский «Бесы» полный текст >>>

    »
      Я думаю, что ребенок рождается не «чистым листом», он уже кем-то является. На это накладывается воспитание и условия жизни, всё увиденное и услышанное. Но , я также убеждена, что в процессе жизни можно свернуть с пути в любую сторону: исправиться или сгубиться. И этому изменению тоже способствует увиденное и услышанное, внутренний разговор или молчание, наложенные на генетику. Это моё мнение, которое я сделала сама, прожив 32 года. Очень люблю Достоевского. Никак не могу «огорить» «Бесов». Не доросла. Готовлюсь. Предвкушаю гениальное произведение. Но не сильна в политике и истории, поэтому трудно начать.

    Все отзывы >>>

    Добавить отзыв 

    Сообщить об ошибке
    Место в списке: 40
    Баллы: 8355
    Средний балл: 1.46
    Проголосовало: 5690 человек
    Голосов за удаление: 97

    2235 человек поставили 5

    199 человек поставили 4

    553 человека поставили 3

    229 человек поставили 2

    241 человек поставили 1

    287 человек поставили -1

    151 человек поставили -2

    1795 человек поставили -3

    Процесс индивидуации как ключ к интерпретации главного героя романа Федора Достоевского „Бесы”

    A. S t r y j a k o w s k a

    логическому мотиву выведения героя из лабиринта: Матреша машет

    на Ставрогина кулачком, стоя на пороге, потом выходит через дверь

    на галерею и спускается вниз по лестнице. Далее Матреша входит

    в чуланчик, напоминающий курятник. Значимость происходящего

    подчеркивает биенье сердца Ставрогина и его ожидание с часами

    в руке. Герой открывает дверь, закрывает ее ключом и направляется

    к чуланчику, который „приперт, но не заперт”. Далее он поднима-

    ется на цыпочки и глядит в щель, чтобы увидеть повесившуюся де-

    вочку. Добившись своего, спускается с лестницы и выходит23.

    После происшествий на Гороховой, символика которых ему до

    конца не понятна, „великий бес” отправляется в четырехлетнее пу-

    тешествие по странам Европы и Востока. Следуя через Германию,

    Ставрогин впервые сознательно испытывает архетипическое виде-

    ние самости, появляющееся во сне о „золотом веке”, воспроизводя-

    щем картину Пейзаж с Ацисом и Галатеей Клода Лоррена. Видение

    сопровождается яркими лучами солнца, зеленью цветов и присут-

    ствием крошечного паучка, которые очень напоминают символику

    любовной встречи с Матрешей. Зелень цветов и лучи солнца вызы-

    вают ассоциации с новым началом и надеждой на восстановление

    рая. Вдруг на смену видения „золотого века” приходит видение

    Матреши на пороге, явно потрясающее героя:

    Я увидел пред собою (о, не наяву! если бы, если бы это было настоящее

    видение!), я увидел Матрешу, исхудавшую и с лихорадочными глазами,

    точь-в-точь как тогда, когда она стояла у меня на пороге и, кивая мне голо-

    вой, подняла на меня свой крошечный кулачонок. И никогда ничего не

    являлось мне столь мучительным! Жалкое отчаяние беспомощного десяти-

    летнего существа с несложившимся рассудком, мне грозившего (чем? что

    могло оно мне сделать?), но обвинявшего, конечно, одну себя! Никогда еще

    ничего подобного со мной не было. […] Нет — мне невыносим только один

    этот образ, и именно на пороге, с своим поднятым и грозящим мне кулачон-

    ком, один только ее тогдашний вид, только одна тогдашняя минута, только

    это кивание головой. Вот чего я не могу выносить, потому что с тех пор

    представляется мне почти каждый день. Не само представляется, а я его сам

    вызываю и не могу не вызывать, хотя и не могу с этим жить. О, если б

    я когда-нибудь увидал ее наяву, хотя бы в галлюцинации! (695).

    Возможно, именно с этого момента Ставрогин начинает осозна-

    вать связь между образом Матреши и полнотой „золотого века”. Во

    всяком случае бесспорным и показательным кажется факт переме-

    ны героя после возвращения в Скворешники. Исчезнувшая с его ли-

    ______________

    23 Ф. М. Достоевский, Собрание сочинений в девяти томах, т. 5: Бесы, Москва 2005,

    с. 690–692. В дальнейшем при ссылках на это издание в скобках указывается но-

    мер страницы.

    Достоевский Федор :: Электронная библиотека МСА

    Фёдор Михайлович Достоевский (30 октября [11 ноября] 1821, Москва, Российская империя — 28 января [9 февраля] 1881, Санкт-Петербург, Российская империя) — великий русский писатель, мыслитель, философ  и публицист.

    Достоевский является классиком русской литературы и одним из лучших романистов мирового значения.

    Произведения Достоевского занимают достойное место в сокровищнице всемирной литературы, «Братья Карамазовы» входят в число 100 величайших романов всех времён. Член-корреспондент Петербургской АН с 1877 года.

    Родился в Москве. Отец, Михаил Андреевич — штаб-лекарь московской Мариинской больницы для бедных; в 1828 г. получил звание потомственного дворянина. Мать —Мария Федоровна (урожденная Нечаева). В семье Достоевских было еще шестеро детей.

    В мае 1837 г. будущий писатель едет с братом Михаилом в Петербург и поступает в приготовительный пансион К. Ф. Костомарова. Вокруг Достоевского в училище образуется литературный кружок. По окончании училища (конец 1843 г.) он был зачислен полевым инженером-подпоручиком в Петербургскую инженерную команду, но уже в начале лета 1844 г., решив всецело посвятить себя литературе, подал в отставку и уволился в чине поручика. Закончил перевод повести «Евгения Гранде» Бальзака. Перевод стал первой опубликованной литературной работой Достоевского. В мае 1845 г. после многочисленных переделок заканчивает роман «Бедные люди», который имел исключительный успех.

    С марта-апреля 1847 г. Достоевский становится посетителем «пятниц» М.В. Буташевича-Петрашевского. Участвует он и в организации тайной типографии для печатания воззваний к крестьянам и солдатам. Арест Достоевского произошел 23 апреля 1849 г; его архив при аресте был отобран и, вероятно, уничтожен в III отделении. Восемь месяцев Достоевский провел в Алексеевском равелине Петропавловской крепости под следствием, во время, которого проявил мужество, скрывая многие факты и стремясь по возможности смягчить вину товарищей. 22 декабря 1849 г. Достоевский вместе с другими ожидал на Семеновском плацу исполнения смертного приговора. По резолюции Николая I казнь была заменена ему 4-летней каторгой с лишением «всех прав состояния» и последующей сдачей в солдаты.

    С января 1850 по 1854 гг. Достоевский отбывал каторгу, но смог возобновить переписку с братом Михаилом и другом А. Майковым. В ноябре 1855 г. Достоевский произведен в унтер-офицеры, а после — в прапорщики; весной 1857г. писателю было возвращено потомственное дворянство и право печататься. Полицейский надзор над ним сохранялся до 1875 г.

    В 1857 г. Достоевский женился на овдовевшей М. Д. Исаевой. Брак не был счастливым: Исаева дала согласие после долгих колебаний, измучивших Достоевского. Создает две «провинциальные» комические повести — «Дядюшкин сон» и «Село Степанчиково и его обитатели». В декабре 1859 г. он приехал жить в Петербург.

    Интенсивная деятельность Достоевского сочетала редакторскую работу над «чужими» рукописями с публикацией собственных статей. Выходит в свет роман «Униженные и оскорбленные», огромный успех имели «Записки из Мертвого дома».

    В июне 1862 г. Достоевский впервые выехал за границу; посетил Германию, Францию, Швейцарию, Италию, Англию. В августе 1863 г. писатель вторично выехал за границу. В Париже он встретился с А.П. Сусловой, драматические взаимоотношения с которой получили отражение в романах «Игрок», «Идиот» и других произведениях.

    В октябре 1863 г. он возвратился в Россию. 1864 г. принес Достоевскому тяжелые утраты. 15 апреля умерла от чахотки его жена. Личность Марии Дмитриевны, как и обстоятельства их «несчастной» любви, отразились во многих произведениях Достоевского (в образах Катерины Ивановны — «Преступление и наказание» и Настасьи Филипповны — «Идиот») 10 июня умер М. М. Достоевский.

    В 1866 г. истекающий срок контракта с издателем вынудил Достоевского одновременно работать над двумя романами — «Преступление и наказание» и «Игрок». В октябре 1866 г. к нему приходит стенографистка А. Г. Сниткина, которая зимой 1867 г. становится женой Достоевского. Новый брак был более удачен. До июля 1871 г. Достоевский с женой живет за границей (Берлин; Дрезден; Баден-Баден, Женева, Милан, Флоренция).

    В последние годы жизни возрастает популярность Достоевского. В 1877 г. он был избран членом-корреспондентом Академии наук. В1878 г. после смерти любимого сына Алеши совершает поездку в Оптину пустынь, где беседует со старцем Амвросием. Пишет «Братья Карамазовы» — итоговое произведение писателя, в котором художественное воплощение получили многие идеи его творчества. В ночь с 25 на 26 января 1881 г. у Достоевского пошла горлом кровь. Днем 28 января писатель попрощался с детьми, вечером он скончался.
    31 января 1881 г. при огромном стечении народа состоялись похороны писателя. Он похоронен в Александро-Невской лавре в Петербурге.


    политический бюллетень или личные мемуары?

    • 1 В. Н. Захаров, Достоевский в Тобольске. Тобольск и вся Сибирь. 425 лет Тобольску, Альманах No 18, (…)

    1Достоевского еще при жизни упрекали в том, что его роман «Бесы» – не что иное, как переписанный им политический бюллетень процесса над «Народной расправой» С. Г. Нечаева1. Между тем исследователи давно заметили, что в изображении не только «либералов сороковых годов», но и социалистов 1860-х сказывается и опыт собственного участия Достоевского в кружке М. В. Петрашевского, а также в сложившемся в конце 1848 – начале 1849 г. тайном обществе под руководством Н. А. Спешнева. В пользу такой точки зрения свидетельствует анализ подготовительных материалов к «Бесам».

    2Однако среди источников, питавших роман Достоевского, был еще один, который обыкновенно вовсе не принимается во внимание. Это опыт проживания каторги и ссылки, который у товарищей Достоевского по несчастью был совершенно разный и о котором писатель мог судить или на основании личных впечатлений, или, уже в 1860-е годы, по рассказам вернувшихся из Сибири «петрашевцев» или, наконец, по вольной русской печати, которая освещала и эти темы. В статье предпринята попытка установить, в каком отношении этот «третий источник» является вместе с тем и «составной частью» самого злободневного и вместе с тем до сих пор самого актуального романа Достоевского.

    3Вопрос, который при этом предстоит решить прежде всего, – даже не столько о том, был ли прототипом Ставрогина Н. А. Спешнев или скорее М. А. Бакунин, а прототипом Петра Верховенского С. Г. Нечаев или скорее М. В. Петрашевский. Важнее другое: изображал ли Достоевский «Народную расправу» в ее конкретности, с ее социалистически-анархистской программой и т.д., или – в достаточно обобщенном виде, отталкиваясь при этом только оттого, что процесс над участниками кружка Нечаева показал достаточно определенно: в борьбе с самодержавием последний считал допустимым использование любых средств?

    • 2 Ф. М. Достоевский, Полное собрание сочинений: в 30 т. [ПСС], Ленинград, Наука Ленинградское отдел (. ..)

    4Как известно, в подготовительных материалах к «Бесам» Достоевский многих своих героев называет по именам их прототипов. Так, например, в ранних набросках к роману будущего Степана Трофимовича Верховенского он называет «Грановским», Липутина – «Милюковым», Петрушу Верховенского – «Нечаевым» и т. д. Однако в то же время Достоевский помечает: «НЕЧАЕВ – ОТЧАСТИ ПЕТРАШЕВСКИЙ <…>. Придерживаться более типа Петрашевского»2.

    5Понятно, почему Достоевский решил стилизовать Нечаева под Петрашевского. Ведь как он сам признавался, «ни Нечаева, ни Иванова, ни обстоятельств того убийства» он «не знал» и совсем не знает, «кроме как из газет» 3. Для создания же живого образа необходимо представлять себе внешний и внутренний облик отображаемого лица. И Достоевскому показалось, что революционер, организовавший убийство своего товарища, должен был быть именно таким:

    • 4 ПСС, 291, 141 (здесь и далее курсив мой.С. К.).

    … мой Петр Верховенский может нисколько не походить на Нечаева; но мне кажется, что в пораженном уме моем создалось воображением то лицо, тот тип, который соответствует этому злодейству4.

    • 5 Л. Гроссман, «Политический роман Достоевского», Достоевский Ф. М. Бесы, ред., вступ. ст. и коммен (…)
    • 6 Л. П. Гроссман, Спешнев и Ставрогин, Спор о Бакунине и Достоевском, статьи Л. П. Гроссмана и Вяч. П (…)

    6С настоящим воодушевлением писатель может говорить только о глубоко пережитом им самим. Вот почему именно «личные мемуары на всем протяжении “Бесов” сочетаются с политическим бюллетенем дня, и хроника былого дублируется текущей газетной передовицей»5. С одной стороны, это объясняет, почему Петр Верховенский действительно напоминает Петрашевского «своей возбужденной активностью гораздо сильнее, чем холодного, сосредоточенного методического Нечаева»6. С другой стороны, Петрашевский ведь никого из своих товарищей не убивал – насколько же тогда уместно и оправданно то, что Нечаев в сознании Достоевского ассоциировался с Петрашевским?

    • 7 Подробнее об этом см.: С. А. Кибальник, Петрашевцы или нечаевцы (К вопросу о прототипах главных гер (…)

    7Прежде всего это произошло потому, что политический имморализм, совершенно в духе Н. Маккиавелли, Петрашевский проявил в ходе так называемой истории об «иркутской дуэли», в ходе которой последний участвовал в заговоре против генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н. Н. Муравьева-Амурского. В то же время неучастие в данном заговоре Н. А. Спешнева отразилось в «Князе» подготовительных материалов, из которого впоследствии вырос образ Ставрогина7.

    • 8 Л. Сараскина, Николай Спешнев. Несбывшаяся судьба, М. , Наш дом – L’Âge d’Homme, 2000, c. 302; Лет (…)

    8Об «иркутском заговоре» Петрашевского Достоевский мог узнать лично от Спешнева, когда они встретились в Петербурге в начале 1860 г.8, а затем и от других его очевидцев и, наконец, из «Колокола» и приложений к нему. Если статьи об «иркутской дуэли» оставались неизвестными ему ранее, то они наверняка были прочитаны Достоевским как раз в период работы над «Бесами», когда он, находясь за границей, постоянно читал издания вольной русской печати. Помимо этого, писатель, конечно же, мог слышать о ней от одного из издателей «Колокола» Н. П. Огарева.

    9Итак, создавая образы Верховенского и Ставрогина, Достоевский ориентировался на отношения Петрашевского и Спешнева не только 1847-1849 гг., но и 1859 г., когда Петрашевский напрасно надеялся втянуть Спешнева в свою «интригу» против Муравьева. Этой истории в тексте «Бесов», по-видимому, прямо соответствует то, что Ставрогин по возвращении из-за границы не только более не считает себя принадлежащим к «обществу», но и вообще не хочет быть как-либо связанным с ним9.

    • 10 ПСС, 10, c. 143.
    • 11 ПСС, 10, c. 37.

    10В романе «Бесы» есть и другие места, которые не в последнюю очередь соотносятся с личностями Спешнева и Петрашевского. Стоит обратить внимание хотя бы на то, что Ставрогин с Верховенским, как и Спешнев с Петрашевским, почти сверстники, причем обоим литературным героям в романе почти столько же лет, сколько их прототипам в 1848 году. Так, Петрашевский родился 1 (13) ноября 1821 г., а Спешнев – 24 сентября (6 октября) 1820 г. Верховенский был, напротив, на один-два года старше Ставрогина: первый из них в романе – «молодой человек лет двадцати семи или около…»10, а второй – «… лет двадцати пяти…»11.

    11Портретное изображение внешности Ставрогина хроникером «Бесов» довольно близко к тому, как рисовали внешность Спешнева мемуаристы:

    По-видимому, он был все тот же, как и четыре года назад: так же изящен, так же важен, так же важно входил, как и тогда, даже почти так же молод. Легкая улыбка его была так же официально ласкова и так же самодовольна; взгляд так же строг, вдумчив и как бы рассеян. Одним словом, казалось, мы вчера только расстались12.

    12В то же время описание это, возможно, основано на впечатлении от новой встречи со Спешневым самого Достоевского в конце 1859 – начале 1860 года в Петербурге, по возвращении их обоих из ссылки:

    Как и четыре года назад, когда я в первый раз увидал его, так точно и теперь я был поражен с первого на него взгляда. Я нимало не забыл его; но, кажется, есть такие физиономии, которые всегда, каждый раз, когда появляются, как бы приносят с собой нечто новое, еще не примеченное в них вами, хотя бы вы сто раз прежде встречались13.

    • 14 Сараскина, Николай Спешнев…, c. 324-521.

    13Это «новое», несомненно, было и в лице Спешнева спустя почти ровно десять лет после того, как он последний раз видел Достоевского, – в январе 1850 г. в Тобольске, поскольку тот не только переменил свои убеждения, но и, как мы знаем по его переписке14, стал совсем другим человеком. И не примерно ли так и должен был увидеть эту перемену в Спешневе Достоевский, как известно, сам очень изменившийся, по свидетельству мемуаристов, не только после возвращения из ссылки, но и, еще в большей степени, после возвращения из-за границы, где был написан роман «Идиот»? Ср. в «Бесах»:

    Теперь же, – теперь же, не знаю почему, он с первого же взгляда показался мне решительным, неоспоримым красавцем, так что уже никак нельзя было сказать, что лицо его походит на маску. <…> Или, может быть, какая-нибудь новая мысль светилась теперь в его взгляде?15

    14Правда, эта новая встреча Ставрогина с «хроникером» происходит не через десять, а всего лишь через четыре года. Однако Ставрогин в романе гораздо моложе, чем Спешнев в 1860 году, и предыдущая встреча «десять лет назад» означала бы, что «хроникер» последний раз видел его еще в самом начале юности. Между тем «четыре года» могло быть символической деталью, значимой прежде всего для самого Достоевского: это каторжный срок, на который он был осужден и который отбыл в Омском остроге.

    • 16 ПСС, 10, c. 160.
    • 17 ПСС, 10, c. 179.
    • 18 ПСС, 10, c. 193.
    • 19 ПСС, 10, c. 195.
    • 20 ПСС, 10, c. 233.

    15Вполне соответствуют облику Спешнева и другие детали, подмеченные «хроникером» в этом герое: «Николай Всеволодович слушал очень лениво и “рассеянно”, с своей официальною усмешкой, а под конец даже и нетерпеливо, и все как бы порывался уйти»16, «Впрочем, вы теперь загадочное и романическое лицо, пуще чем когда-нибудь…»17, «Вы, разумеется, можете меня презирать сколько угодно…», «… с самого начала заявил, что я им не товарищ, а если и помогал случайно, то только так, как праздный человек. Я отчасти участвовал в переорганизации общества по новому плану, и только»18, «Опять вы улыбаетесь вашею брезгливою светской улыбкой»19, «Тут главное состояло в том, что “новый человек”, кроме того что оказался “несомненным дворянином”, был вдобавок и богатейшим землевладельцем губернии…»20.

    • 21 Ф. М. Достоевский в воспоминаниях современников, в 2 т., М. – Л., Художественная литература, 1990, (…)

    16Ср., например, отзыв Достоевского о Спешневе еще в 1848-1849 гг.: «Я его мало знаю, да, по правде, и не желаю ближе с ним сходиться, так как этот барин чересчур силен и не чета Петрашевскому»21 – а также характеристику его следственной комиссией:

    • 22 Цит. по: В. Р. Лейкина, Петрашевцы, М., Гос. типография им. Ивана Федорова 1924, c. 15.

    Он не имел глубокого политического убеждения, не был исключительно пристрастен ни к одной из систем социалистических <…> замыслами и заговорами он занимался как бы от нечего делать; оставлял их по прихоти, по лени, по какому-то презрению к своим товарищам, слишком, по его мнению, молодым или мелкообразованным…22

    • 23 М. А. Бакунин, Собр. соч. и писем. 1828-1876, М., Издательство всесоюзного общества политкаторжан и (…)

    17Бакунин отзывался о нем как о «человеке замечательном во многих отношениях: умен, богат, образован, хорош собою, наружности самой благородной, далеко не отталкивающей, хотя и спокойно – холодной, вселяющей доверие, как всякая спокойная сила, джентльмен с ног до головы»23.

    • 24 ПСС, 10, c. 168.
    • 25 ПСС, 10, c. 234.

    В следующих строках «Бесов»:
    … говорили иные, хмуря брови и бог знает на каком основании, что Николай Всеволодович имеет какое-то особенное дело в нашей губернии, что он чрез графа К. вошел в Петербурге в какие-то высшие отношения, что он даже, может быть, служит и чуть ли не снабжен от кого-то какими-то поручениями24.
    Вспомнили о связях Николая Всеволодовича с графом К. Строгие, уединенные мнения графа К. насчет последних реформ были известны. Известны была и его замечательная деятельность, несколько приостановленная в самое последнее время 25– возможно, в трансформированном виде отразилась близость Спешнева к графу Муравьеву, которому он приходился дальним родственником.

    18Возможно, также связана со Спешневым одна деталь, непосредственно относящаяся не к Ставрогину, а к Верховенскому: «Лембке меня в службу зовет, чтоб я выправился»26. Впрочем, как известно, Муравьев вначале предлагал поступить на службу и Петрашевскому, но скоро увидел, что ничего хорошего из этого не вышло бы.

    19Аналогичным образом вполне соответствуют облику Петрашевского и его положению в Иркутске многие детали, относящиеся к Верховенскому:

    • 27 ПСС, 10, c. 169.
    • 28 ПСС, 10, c. 173.
    • 29 ПСС, 10, c. 179.
    • 30 ПСС, 10, c. 194.
    • 31 ПСС, 10, c. 193.

    … Петр Степанович перезнакомился почти мгновенно со всем городом, в первые же четыре дня после своего появления. <…> … в быстром успехе его в доме его превосходительства действительно заключалось нечто любопытное. Все-таки он слыл же когда-то заграничным революционером…27,
    … Петр Степанович дал ей слово забежать к ней от Nicolas и пересказать28
    Лембке меня в службу зовет, чтоб я выправился. Знаете, я его (Лембке – С. К.) ужасно третирую, то есть компрометирую, так и лупит глаза…29
    Все они, от неуменья вести дело, ужасно любят обвинять в шпионстве30.
    –  Верховенский энтузиаст? – О, да. Есть такая точка, где он перестает быть шутом и обращается в… полупомешанного31.

    • 32 Ф. М. Достоевский в воспоминаниях, т. I, c. 256, 292.
    • 33 Бакунин, Собр. соч. и писем. 1828-1876…, c. 359.

    20Ср., например, отзывы о Петрашевском самого Достоевского («болтун, несерьезный человек»), П. П. Семенова Тян-Шанского («казался нам крайне эскцентричным, если не сказать сумасбродным»)32 и, наконец, отзыв Бакунина, относящийся уже к иркутскому периоду: «в последние годы близкие люди нередко замечали в нем все признаки сумасшествия»33.

    • 34 ПСС, 10, c. 244.
    • 35 П. Н. Зырянов, Николай Николаевич Муравьев-Амурский, Вопросы истории, 2008, 1, c. 22-46.

    21Даже в том, что Верховенский по-хозяйски ведет себя в доме фон-Лембке34, возможно, отозвался тот факт, что Петрашевский, когда Муравьевым было выхлопотано ему позволение переселиться в Иркутск, первое время жил в доме у губернатора 35. Больше того, некоторые детали оскорбления Ставрогина Шатовым и дуэли Ставрогина с Гагановым, возможно, представляют собой отчасти отзвук дуэли Беклемишева с Неклюдовым:

    • 36 ПСС, 10, c. 167.
    • 37 ПСС, 10, c. 186.

    Говорили даже по уголкам, что у нас, может быть, будет убийство, что Ставрогин не таков, чтобы снести такую обиду, и убьет Шатова таинственно, как в корсиканской вендетте36 […] затем вы ставите нас каждого в десяти шагах от барьера…37

    • 38 Ф. Н. Львов, «Об иркутской дуэли», Литературное наследство, т. 63, Герцен и Огарев, М. –Л., Изд-во (…)

    22Ср.: «Не станем ничего говорить о самой дуэли: было ли это просто убийство, изменническая или честная дуэль — это все равно, — доказать это теперь почти невозможно»38, а также выписки из неопубликованного письма одного из секундантов Беклемишева Д. Н. Гурьева от 23 апреля 1859 г.:

    • 39 Львов, «Об иркутской дуэли»…, c. 239.

    Говорят, –пишет Гурьев, –что нас было во время дуэли семеро против одного, что Молчанов <секундант Неклюдова. – Б. К.> нами подкуплен, что у Неклюдова две раны и что обе они получены не от Беклемишева, а со стороны… Все эти слухи Петрашевский усердно распространил между народом, который щедро награждает нас названием убийц… <…>
    Найдено одно писанное объявление, внемсказано, что шайкаразбоинйков, состоящая из Беклемишева, Анненкова <друг и секундант Беклемишева>, Гурьева, Сухотина <иркутский полицмеис̆ тер> –всех 13– принимает заказы на убийства39.

    • 40 ПСС, 10, c. 225.
    • 41 Львов, « Об иркутской дуэли »…, c. 234.

    23Ср. также: «Он не находит возможным от меня обидеться!…»40 – и рассказ Неклюдова о его попытке объясниться с Беклемишевым: «„Да надобно знать, захочу ли я с вами объясняться. Эй, люди“»41

    24Разумеется, в первую очередь поведение Ставрогина в его дуэльных историях с Шатовым и Гагановым ориентировано на нашумевшие дуэли М. С. Лунина42. Однако коль скоро подвиги одного сибирского ссыльного, ставшие известными Достоевскому через много лет посредством знакомства с публикацией в «Русском архиве», признаны, несомненно, отразившимися в романе Достоевского, то почему же вовсе отказывать в такой возможности нашумевшей в Сибири дуэльной истории, получившей столь мощный резонанс в вольной русской печати?

    25Пренебрежительное отношение Ставрогина к членам «пятерки» Верховенского:

    • 43 ПСС, 10, c. 298.
    • 44 ПСС, 10, c. 322.

    …– напротив, убежден, что у вас там самый серьезный народ. – “Угрюмые тупицы”, как вы изволили раз выразиться. – Ничего нет веселее иной угрюмой тупицы43
    Всего только десять таких же кучек по России, и я неуловим. – Это таких же все дураков, – нехотя вырвалось у Ставрогина44 –

    26наводит на параллели с восприятием Спешневым «общества, собиравшегося у Петрашевского» в 1847-1849 гг. как «грубоватого и необразованного». Впрочем, в то же время оно воспроизводит и собственное отношение Достоевского к социалистам: «По-моему, эти жалкие уродства не стоят литературы»45. Напротив, россказни Петра Верховенского о «Центральном комитете»:

    … дураки попрекают, что я всех здесь надул центральным комитетом и “бесчисленными разветвлениями”. Вы сами раз этим меня корили, а какое тут надувание: центральный комитет – я да вы, а разветвлений будет сколько угодно46

    • 47 Революционный радикализм в России: век девятнадцатый. Документальная публикация, ред. Е. Л. Рудни (…)

    27– возможно, отзвук того, что Нечаев отправился осенью 1869 г. в Россию как «один из доверенных лиц представителей русского отдела Всемирого ревоюционного Союза» с подписью Михаила Бакунина и с печатью: «Европейский Революционный Союз. Главный Комитет»47.

    28Собрание «пятерки» Верховенского, описанное в главе «У наших», происходило в доме Виргинских «в Муравьиной улице»48. Этот топоним, вероятно, выбран Достоевским прежде всего по принципу контраста: дом Филиппова, названный по фамилии еще одного петрашевца – П. Н. Филиппова, в котором жили Шатов и Кириллов, находился в «Богоявленской улице». При таком сопоставлении топоним «муравьиная» приобретает символическое значение активной деятельности самого приземленного рода. Однако нельзя исключить, что он также мог иметь криптографический характер и был вызван размышлениями Достоевского при создании романа о заговоре против иркутского губернатора. Это тем более вероятно, что противников заговора и сторонников Муравьева в Иркутске называли «муравьистами». См., например, письмо офицера штаба воис̆ к Восточной Сибири Мехеды от 15 октября 1860 г. к А. А. Карганову, в котором он резко отзывался об опубликованном в «Колоколе» письме М. А. Бакунина в защиту Н. Н. Муравьева:

    • 49 Н. П. Матханова, Генерал-губернаторы Восточной Сибири середины XIX века: В. Я. Руперт, Н. Н. Мурав (…)

    … письмо представляет собою крайность и выражает одну только сторону медали, представляет в светлом виде муравьистов…49

    29Правда, собравшиеся в доме Виргинских скорее должны бы в этом случае скорее ассоциироваться со сторонниками Петрашевского. Однако, если учесть, что среди самых ярых «муравьистов» был и Бакунин, то никакого противоречия в том, чтобы собрание «пятерки» социалистов прошло в доме, стоящем на улице с таким названием (если это и в самом деле криптоним), нет.

    30Другое возможное объяснение названия улицы, где собирались «наши», это социалистическое понятие «муравейника». Ср., например, его использование учеником Павла Прусского, К. Е. Голубовым, о котором писатель говорил как об «одном из грядущих русских людей» 50. Вера, подчеркивал Голубов,

    первое и последнее» условие, благодаря которому возможно изменить несправедливость общественного устройства: «… итак, закон дан, сказан и представлен в живых, если вы не послушали его, то и несчастье. А муравейником не спасетесь51.

    • 52 ПСС, 10, c. 246-247.
    • 53 А. И. Герцен, Собрание сочинений в 30 томах [СС], Москва, Наука, 1954-1965, т. 15, c. 158.
    • 54 Переписка императора Александра II с великим князем Константином Николаевичем. Дневник великого кня (…)

    31Наконец, ощущение себя фон-Лембке, «хозяином губернии», его приверженность к “activité dévorante” и убежденность в необходимости «усиления губернаторской власти»52, возможно, пародирует наклонности Муравьева «к петровским манерам» и «безграничной самонадеянности»53, к постоянному, по словам Александра II, стремлению «к достижению такой власти, которая сделала бы его независимым от центрального управления» 54.

    32В этом контексте замечание «хроникера» о Юлии Михайловне:

    • 55 Ср. «наказ» «об усилении губернаторской власти» Валуева, о котором упоминал А. В. Никитенко – ПСС, (…)
    • 56 ПСС, 10, c. 267.

    По ее настоянию были, например, проведены две или три меры, чрезвычайно рискованные и чуть ли не противозаконные, в видах усиления губернаторской власти55.
    Было сделано несколько зловещих потворств с тою же целию; люди, например, достойные суда и Сибири, единственно по ее настоянию были представлены к награде56 –

    33приобретает характер возможного отзвука потворств Н. Н. Муравьева Ф.

    • 57 В. Ф. Раевский, «Сельские сцены. Предисловие », Иркутские губернские ведомости, 1859 г. (неофициал (…)

    34А. Беклемишеву, о которых писали В. Ф. Раевский и Ф. Н. Львов57. Хотя знакомство Достоевского с первой из этих статей маловероятно, а со второй, поскольку она не была опубликована в «Колоколе», просто невозможно, об обвинениях Муравьева в подобных «потворствах» Достоевский мог знать из других источников.

    35Как известно, в некоторых деталях сцены, в которой фон-Лембке держит речь перед шпигулинскими рабочими:

    Но только лишь завидел он выстроившуюся и твердо стоявшую толпу “бунтовщиков”, цепь городовых, бессильного (а, может быть, и нарочно бессильного) полицеймейстера и общее устремленное к нему ожидание, как вся кровь прилила к его сердцу. Бледный, он вышел из коляски. – Шапки долой! – проговорил он едва слышно и задыхаясь.– Нa колени! – взвизгнул он неожиданно, неожиданно для самого себя, и вот в этой-то неожиданности и заключалась, может быть, вся последовавшая развязка дела. <…> Все пред ним закружилось. – Флибустьеры! – провопил он еще визгливее и нелепее, и голос его пресекся. <…> Розог! – крикнул он еще неожиданнее58 –

    • 59 ПСС, 12, c. 308.
    • 60 СС, 15, c. 158.

    36пародированы подлинные слова Николая I перед толпой во время холерного бунта 1931 г.59. Возможно, впрочем, что это одновременно отчасти пародия на «две еще более мастерски сказанные речи Муравьева, по возвращении из амурской экспедиции, в петровском роде, т. е. где слово граничит с зуботычиной», о которых упоминал Герцен60.

    37Горячность и в словах, и в действиях вообще была присуща Муравьеву. Так, например, М. В. Загоскин реакцию его на «иркутскую дуэль» по возвращении в Иркутск изображает следующим образом:

    • 61 В. С. Арефьев, «М. В. Буташевич-Петрашевский в Сибири», Русская старина, 1902, 1, с. 177-178.

    Генерал-губернатор, очень любивший Беклемишева, страшно раздражался всеми этими толками и пересудами и, дав волю своей обычной горячности, начал рвать и метать. Этим он еще более осложнил дело. О горячности его в данном случае можно судить, например, по следующему: узнавши, что особенно оживленные разговоры о дуэли ведутся въ частной библиотеке Шестунова, он распорядился немедленно закрыть ее, а самого Шестунова выслал административным порядком за Байкал61.

    • 62 Б. Г. Кубалов, А. И. Герцен и общественность Сибири (1855-1862), Иркутск, Кн. издательство, 1958, c(…)

    38По крайней мере, одна из этих речей была произнесена Муравьевым на приеме должностных лиц и представителей общественности, и в ней он, намекая на роль М. В. Петрашевского и Ф. Н. Львова в обличении «убийц» Неклюдова, укорял общество в том, что его «могли смутить двое мерзавцев, которым из милости он позволил жить в Иркутске» 62. Ср. описание этой речи в воспоминаниях Б. А. Милютина:

    • 63 Б. А. Милютин, «Генерал-губернаторство Н. Н. Муравьева в Сибири», Исторический вестник, 1888, 12, (…)
    • 64 СС, 15, c. 158-159.

    На этот раз накопилось столько электричества в воздухе, что все инстинктивно чуяли грозу, но действительность превзошла все ожидания… Собрались в зале все власти и служащие в городе, как военные, так и гражданские. Разместились все вдоль справа и слева рядами, оставив середину свободной… Из кабинета не вышел, а как будто вылетел граф Муравьев. Сделав несколько шагов вглубь залы, подобрав саблю, граф оперся на нее, и, окинув всех присутствующих не гневным, а грозным лицом он начал свою речь63.
    Отчего у нас все люди в силе так избалованы, отчего они грубят, кричат, ругаются, а в Англии никогда. – писал по поводу этой речи Герцен в «Колоколе». – Молчание кругом, подобострастное исполнение, подобострастная лесть приучают у нас самых дельных людей к страшной необдуманности, к безграничной самонадеянности и в силу этого вовлекают их в большие ошибки64.

    39Ср. реакцию Львова на судебные преследования членов суда, осудившего участников и организаторов иркутской дуэли:

    • 65 Львов, « Об иркутской дуэли »…, c. 238.

    Что же, спросите вы, Муравьев помешался, что ли? Да, у него совсем закружилась голова от власти и отсутствия всякого контроля. Но каково же стране быть под безусловною зависимостью бешеного паши? Неужелиникогданеобразумятся,непоим̆ ут,чтонеограниченнаявласть генерал-губернаторов не может быть терпима не только для блага управляемых, но даже и для самого принципа монархической власти, опирающейся на законы65.

    40Ср. обращение фон-Лембке со Степаном Трофимовичем Верховенским:

    – Я, милостивый государь мой, этого не допущу-с, – рассердился он вдруг ужасно. – Я юношества не допускаю. Это все прокламации. Это наскок на общество, милостивый государь, флибустьерство…66.

    41Тень стремительности и словарной невоздержанности Муравьева при произнесении этой речи, возможно, отозвалась и на самом приезде фон-Лембке:

    • 67 ПСС, 10, c. 336-337.

    Этовздор,чтоонприлетелнатроик̆ евовесьопориещесдрожекбудто бы начал драться. <…> и хотя не мог же он, слетая с дрожек, обойтись без крепкого словца, но сделал это, единственно чтобы не потерять популярности 67.

    42Ср. увещевания Герцена в адрес Муравьева:

    • 68 ПСС, 10, c. 336-337.

    Пусть он будет бояться общественного мнения и узнает, что можно быть государственным человеком, не употребляя крепких слов, особенно в тех случаях, когда тот, к кому они относятся, не может дать сдачи68.

    • 69 ПСС, 10, c. 248.
    • 70 ПСС, 10, c. 279-280.

    43Между прочим, среди начинаний нового губернатора значилось и учреждение «независимой губернской газеты»69. И пусть «в редакторы» ее Юлия Михайловна прочила Липутина, а не Ставрогина (что уж было бы совсем несообразно с отношениями героев в романе), эта деталь также довольно значима, особенно если учесть что «независимые губернские газеты» существовали тогда далеко не в каждой губернии. И как знать, может быть, даже письмо Лебядкина к губернатору с «доносом для спасения отечества, а также церквей и икон» в обмен на «прощение из Третьего отделения по телеграфу немедленно одному из всех, а другие пусть отвечают»70 также в какой-то степени пародийна по отношению к многочисленным обращениям Петрашевского по инстанциям с целью добиться законным порядком обжалования приговора, вынесенного ему в 1849 г. ? И не только по отношению к ним:

    • 71 Бакунин, Собр. соч. и писем. 1828-1876…, c. 349.

    Вы не допускаете, чтобы политический преступник мог быть мерзавцем, хоть бы напр[имер] корреспондентом 3-го Отделения, – писал Бакунин Герцену 1 декабря 1860 г. – и подивитесь без сомнения немало, когда узнаете, что не одни вы, но с вами вместе и лазурный блюститель порядка с огромным виноградным листом (т. е. начальник Иркутского губернского жандармского управления – С. К.) жалеет о высылке Петрашевского из Иркутска71.

    44Сама по себе пара «фон Лембке – Юлия Михайловна» также в известной степени как в перевернутом зеркале соответствует паре «Муравьев – жена графа Екатерина Николаевна». Урожденная Катрин де Ришемон, француженка, это она составляла в этом браке иноземный элемент, так что оставшуюся после отставки Муравьева часть жизни супруги провели во Франции, в то время как фон Лембке очутился в Швейцарии, «где он продолжает отдыхать после краткого своего поприща в нашей губернии»72. Женился Муравьев на ней, как и Лембке, довольно поздно: в 38 лет (19 января 1847 г.) – ровно в том же возрасте, что и Лембке: «Но все-таки надо было жениться. <…> Наконец, когда уже стукнуло ему тридцать восемь лет, он получил и наследство». Разве что, в отличие от Муравьева, бывшего уже к тому времени тульским губернатором, фон-Лембке получил губернаторское место только уже после этого:

    Но тут, вместо какои-̆ нибудь ожидаемой Минны или Эрнестины, подвернулась вдруг Юлия Михайловна. <…> Вскорости он получил известный чин и известный орден, а затем назначен был в нашу губернию73.

    • 74 ПСС, 10, c. 45.
    • 75 Зырянов, Николай Николаевич Муравьев-Амурский…

    45В пользу нашего предположения говорит и анафорическое имя-отчество фон-Лембке: «Андрей Антонович» (Муравьев и вовсе был Николай Николаевич) – и привлекательная наружность, и возраст его при вступлении в должность губернатора: «…этот Андрей Антонович, хотя и русский немец православного исповедания и даже – уступлю ему это – замечательно красивый мужчина, из сорокалетних…»74 – и название имения Муравьевых в Виленской губернии: «Стоклишки» (ср. имение Ставрогиных «Скворешники»75).

    46Наконец, общая трактовка темы Достоевским обнаруживает в некоторых местах сходство с опубликованной в «Колоколе» статьей Бакунина против Петрашевского. В ней он, например, рассказывает о том, что «непримиримая ненависть Петрашевского к Беклемишеву и товарищам» произошла оттого, что Петрашевский в доме у Беклемишева проиграл в карты и свои, и «вымоленные им у присутствовавших» деньги, так что Беклемишеву пришлось еще и заплатить за него. И вот откуда родилась «гнусная преступная клевета» Петрашевского на Белклемишева. Ср. убийство Верховенским Шатова якобы из-за того, что тот «донесет», а в действительности за то, что тот в Женеве влюнул ему в лицо76.

    • 77 Бакунин, Собр. соч. и писем. 1828-1876…, c. 356.

    Львов и Петрашевский как политические преступники, скажете вы, заслуживали всякого уважения и снисхождения. – восклицает здесь Бакунин. – Но если политический преступник украдет, разве он будет не вор[ом]; не убийцею, если он убьет кого; не мерзавцем и не подлецом, если он наделает мерзостей?77.

    47«Скажите, не явно ли, что все это заговор, низкий, хитрый заговор, чтобы сделать все, что только можно злого, мне и Андрею Антоновичу?»78. – восклицает в романе, наконец, прозревшая Юлия Михайловна. И Достоевский вполне следует Бакунину в освещении того «заговора» против губернатора, который он описывает в своем романе.

    48Во-первых, точно так же, как Бакунин, он выделяет «коноводов» этого заговора:

    Я уже намекал о том, что у нас появились разные людишки. В смутное время колебания или перехода всегда и везде появляются разные людишки. Я не про тех так называемых «передовых» говорю, которые всегда спешат прежде всех (главная забота) и хотя очень часто с глупейшею, но всё же с определенною более или менее целью 79.

    49Ср. у Бакунина:

    • 80 Бакунин, Собр. соч. и писем. 1828-1876…, c. 353.

    Таким расположением умов Петрашевский воспользовался с великим искусством и показал при этом случае замечательный талант к агитаторству. Полчаса после дуэли, при которой, разумеется, ни он, ни его приятели не могли присутствовать, он уж кричал по домам и по улицам об изменническом убиении Неклюдова80.

    50Во-вторых, далее в не менее резких выражениях Достоевский также пишет о несамостоятельности и бездарности толпы, которую «коноводы» увлекают за собой:

    Во всякое переходное время подымается эта сволочь, которая есть в каждом обществе, и уже не только безо всякой цели, но даже не имея и признака мысли, а лишь выражая собою изо всех сил беспокойство и нетерпение. Между тем эта сволочь, сама не зная того, почти всегда подпадает под команду той малой кучки “передовых”, которые действуют с определенною целью, и та направляет весь этот сор куда ей угодно, если только сама не состоит из совершенных идиотов, что, впрочем, тоже случается 81.

    51Ср. у Бакунина:

    • 82 Бакунин, Собр. соч. и писем. 1828-1876…, c. 360.

    Эта шайка занялась собственно демократическою пропагандою. <…> служебное недовольствие и зависть, оскорбленное тщеславие вместе с оскорбленным карманом доставили ему (Петрашевскому – С. К.) слишком много союзников, так что к концу первого дня по дуэли девяносто девять сотых голосов в Иркутске, слитых в один голос электризующей деятельностью Петрашевского, стали единодушно кричать против злодеяния Беклемишева и товарищей, – явление в высшей степени грустное, ибо оно доказывает, как мало в русской публике самостоятельности, критического смысла и справедливости82.

    52И, наконец, угроза Верховенского Ставрогину, переставшему скрывать перед Лизой свою осведомленность о готовившемся убийстве Марьи Тимофеевны: «Так вы вот за что принялись? На всех донесете, а сами в монастырь уйдете или к черту… Но ведь я вас все равно укокошу, хоть бы вы и не боялись меня!»83 – соответствует той мере досады, которая, как мы легко можем вообразить, охватила его, когда Спешнев отказался участвовать в его заговоре против Муравьева.

    • 84 Матханова, Генерал-губернаторы…, c. 206-210.

    53Это все с одной стороны. А с другой, сама по себе история «иркутской дуэли», которая рассматривалась некоторыми как организованное убийство, могла представать в сознании Достоевского как событие, стоящее в одном ряду с убийством студента Иванова. В ней было много загадочных обстоятельств, истинный смысл которых так и остается неясным до сих пор. Так, например, секундант Неклюдова М. М. Молчанов не был выбран им самим и даже не был раньше знаком с ним. Секундант Беклемишева Ф. А. Анненков и иркутский земский исправник Д. Н. Гурьев приняли специальные меры, чтобы предотвратить отъезд Неклюдова из Иркутска, разрешенный губернатором Венцелем. Власти знали о предстоящем поединке и, вопреки существовавшему законодательству, запрещавшему дуэли, не сделали ничего для его предотвращения. Более того, иркутский полицмейстер М.Н. Сухотин, по словам очевидцев, наблюдал за дуэлью в подзорную трубу то ли с колокольни, то ли с пожарной вышки84.

    • 85 Гроссман, «Политический роман Достоевского»…, c. LXXX.

    Личные мемуары, – утверждал в свое время Л. П. Гроссман, – на всем протяжении „Бесов” сочетаются с политическим бюллетенем дня, и хроника былого дублируется текущей газетной передовицей85.

    54Проделанный В. А.Тунимановым анализ позволил ему сделать еще более радикальный вывод:

    … Достоевский, памфлетно изображая деятельность нечаевцев и кружок либерала Верховенского, постоянно и преднамеренно вводит в этот свой памфлет также и черты, идеи, отдельные детали, характерные не столько для радикальных студентов конца 1860-х годов, сколько для петрашевцев 1840-х годов86.

    55К этому стоит добавить: и для петрашевцев 1850-х годов, когда они уже находились на каторге и в ссылке.

    • 87 Революционный радикализм в России…, c. 8-19.

    56Сама по себе идеология социальной революции и анархизма, отразившаяся в деятельности «Народной расправы», в «Бесах» отражения почти не получила. Кроме нескольких упоминаний «всеобщего разрушения», ничего больше на этот счет в романе нет. Между тем как программа захвата власти любыми средствами посредством установления власти самозванного наследника заявлена недвусмысленно. Так что в первую очередь роман отразил родовое пятно маккиавелизма, которое обнаруживали русские революционеры самых разных поколений: и П. И. Пестель, и отчасти В. Г. Белинский, и М. В. Петрашевский, и Н. А. Ишутин, и С. Г. Нечаев и П. Н. Ткачев87.

    57В изображении русских социалистов в качестве уже не наивных жертв обмана со стороны недобросовестных людей, которое имело место в «Идиоте», а уже как самих недобросовестных людей, вполне сознающих, что они «мошенники», как это представлено в «Бесах», обнаруживается заметно более близкое знакомство Достоевского с ними в Женеве. Знакомство это наверняка происходило в первую очередь через вольное или невольное посредство Н. П. Огарева, с которым Достоевский не раз встречался. В то же время в осознании своих резких противоречий с новым поколением русских революционеров немаловажным фактором для писателя была печатная критика их со стороны А. И. Герцена.

    58Еще в программной статье «1865» Герцен недвусмысленно выразил свое нежелание того, чтобы «Колокол» превращался в орган молодой эмиграции с ее призывами к революции: «Колокол остается чем он был – органом социального развития в России» 88. На съезде русских эмигрантов в Женеве в конце декабря 1864 г. «молодая эмиграция» требовала у Герцена «Бахметьевские деньги». Герцен их не отдал, но перевел в апреле 1865 г. Вольную русскую типографию из Лондона в Женеву. Когда он сам в конце августа 1865 г. водворился в ней, то молодые эмигранты разделились на партию «буасиерцев», которые бывали в арендуемом Герценом доме La Boissiere, и «непримиримых». Побывавший в это время в Женеве М. В. Авдеев в письме к И. С. Тургеневу от 30 октября 1865 г. рассказывал:

    • 89 М. В. Авдеев, «10 писем к Тургеневу. 1865 – 1870 / Публикация Е. И. Кийко», Тургеневский сборник, (…)

    Нет двух человек, которые бы не расходились совершенно в самых существеннейшихъ вопросах жизни. Герцен здесь не в ходу и считается отсталым. Один ярый нигилист, познакомившись с его домом, объявил, что “Герцен болтун – а Огарев кретин”89.

    • 90 СС, 28, c. 231, 244, 248.
    • 91 СС, 28, c. 197.
    • 92 СС, 28, c. 248.

    59В «Письмах к противнику» (1864), отвечая на упреки Ю. Ф. Самарина, Герцен не принимал обвинений в том, что пропаганда «Колокола» в значительной степени ответственна за действия русской революционной молодежи. Теперь в частных письмах он обвиняет себя в этом сам. Женеву он называет «самым гнусным» местом, «помойной ямой», «пеклом сплетней»90. После публикации в «Колоколе» статьи «Иркутск и Петербург», в котором он признавался, что выстрел Каракозова ему «не по душе», А. Серно-Соловьевич, лечение которого в психиатрической клинике оплачивалось преимущественно Герценом, придя к нему в дом, «три часа» высказывал ему свою «ненависть» 91. В письме к сыну от 12 декабря 1866 г. Герцен сообщал: «Серно-Сол<овьевич> разнес здесь слух, что я стянул у него 40000 франков и засадил его в сумасшедший дом»92. В письме к Г. Н. Вырубову от 26 декабря он признавался:

    Если бы вы посмотрели, до каких чудовищных размеров развился rufianism наших юных братий в Женеве, вы поняли бы, откуда у меня бездна желчи против них. Они нас ругают уже печатно (и все из-за денег)93.

    60Тем не менее, Серно-Соловьевичу все же удалось опорочить Герцена в глазах значительной части молодой эмиграции после того, как последний отказался отпечатать в «Колоколе» и в качестве листовки в «Волной русской типографии» его «Протест» против осуждения Герценом каракозовского выстрела.

    61В итоговой статье 1866 г. в «Колоколе» «Порядок торжествует!» Герцен объявил идеи Чернышевского, одобрявшего революционный террор, «развитием западного, а не русского социализма». В ответ Серно-Соловьевич в оскорбительной по тону брошюре «Наши домашние дела» обрушился на Герцена за то, что тот поставил себя рядом с Чернышевским. Посылая эту брошюру М. А.Бакунина, Герцен писал ему о ее авторе:

    Он наглый и сумасшедший, но страшно то, что большинство молодежи такое и что мы все помогли ему таким быть. <…> Это не нигилизм, нигилизм явление великое в русском развитии. Нет, тут всплыли на пустом месте – халат, офицер, писец, поп и мелкий помещик в нигилистическом костюме. Это мошенники, оправдывающие своим сукиносынизмом меры правительства, невежды, от которых Катковы, Погодины, Аксаковы etc. указывают пальцами94.

    62Здесь впервые у Герцена появляется оценка молодых русских социалистов, которую в «Бесах» Петр Верховенский использует по отшению к самому себе.

    63Уехав из Женевы в начале июля 1867 г., Герцен откликнулся иронической заметкой «Отцы сделались дедами» на роман И. С. Тургенева «Дым», в котором в карикатурном виде представлены не только молодые радикалы, но и Огарев (в образе Губарева). Вернувшись ненадолго в Женеву, чтобы поддержать сломавшего ногу друга, он пишет теперь статью «Еще раз Базаров», в которой осмеивает «базаровщину». На сей раз он отделяет ее от «нигилизма».

    Тургенев с ними только пошутил, – пишет Герцен Огареву 29 апреля 1868 г., приступая к окончательной редаеции своей статьи, – их надо выставить к позорному столбу – во всей наготе, во всем холуйстве и наглости, в невежестове и трусости, в воровстве и доносничестве.

    64Под именем Базаровых и «базароидов» он хочет теперь разоблачить ненавистных ему нигилистов, «которые проповедуют от Гейдельберга до Солвычегодска, от Флоренции до Корчевы всему молодому поколению ненависть к нам»95.

    • 96 СС, 291, c. 700.
    • 97 СС, 291, c. 339.
    • 98 СС, 20, c. 350.

    65В предисловии к новому тому сочинений Чернышевского Н. Я. Николадзе осуждал «передовых деятелей» 1840-х годов за то, что они «впали в апатию», упали духом и лишь «патетическими возгласами» протестуют против деспотизма96. В ответ Герцен в письме к Огареву писал по поводу предисловия Николадзе: «как истинные подлецы, они об нас не упоминают и бьют намеками, от которых отпереться легко, а нападать на которые трудно»97. В печатном варианте статьи «Еще раз Базаров», написанной в форме писем, Герцен всю русскую оппозицию: декабристов, гегельянцев, Гоголя, славянофилов, Белинского, Грановского, пертрашевцев, Бакунина – включает в движение «нигилизма». Как и ранее в статье «Порядок торжествует!», он употребляет этот термин в широком смысле слова, обозначая им и либеральные, и радикальные тенденции русского оппозицонного движения. Теперь он причисляет к нигилизму и себя, и «новых деятелей с огромными силами, с огромными талантами»98.

    66Таким образом, Достоевский в своих письмах конца 1860-х годов, рассказывая о своей работе над «Бесами» и объединяя в единое целое деятелей как «сороковых», так и «шестидесятых» годов, вполне следует терминологии и оценкам, сложившимся в публицистике позднего Герцена. Так что «второй источник» романа «Бесы»: своего рода «политический бюллетень» русского социализма 1860-х годов – как правило, существовал в сознании Достоевского уже в освещении старшего поколения деятелей русского освободительного движения, в которому принадлежал и сам писатель.

    Центры, периферии и сети в «Бесах»

    Достоевского

    География 213

    Пригоньевск отчасти на город Старая Русса, но в Братьях

    Карамазов мы больше ничего не узнаем о Старой Руссе как таковой чем о

    тверских Бесах, просто потому, что ни один из романов не особо касается

    особенностей жизни в том или ином русском месте. Кроме этой обыденности,

    другой отличительной чертой обоих городов является изолированность (рассказчик

    Братья Карамазовы говорит нам, что Скотопригоньевск находится в семидесяти-восьмидесяти

    верстах от ближайшей железнодорожной станции, что делает его еще более изолированным, чем

    сеттинг Демонов?и Демонов ясно показывает тот факт, что провинциальная

    изоляция порождает опасную идеологическую уязвимость.8 Параллели

    , подобные этим, предполагают, что символическая география Демонов может освещать и другие

    тексты Достоевского, привлекая внимание к тому, как гео

    графические образы могут помочь определить нарративные возможности, отдавая предпочтение

    некоторым значениям и затемняя другие.

    Достоевский, как и Николай Гоголь до него, опирается на троп

    провинциальной заводи, чтобы рассуждать о самой России.9 Таким образом,

    дело не в том, что невежественные персонажи в «Демонах» — провинциалы;

    дело, как я

    , в том, что вся Россия поставила себя в провинциальное

    отношение к европейской культуре, что иллюстрируется

    массовым принятием радикалами импортированных идей. В «Демонах» перенос действия

    из Москвы в провинцию просто проясняет ситуацию. Поскольку провинциальная

    социальная культура может так убедительно быть представлена ​​как производная и скудная,

    нетрудно понять, почему она не оказывает сопротивления идеям,

    приходящим извне, тем самым позволяя этим идеям буйствовать.Таким образом,

    провинциальный город просто заменяет нацию в целом; как утверждает один персонаж

    тер, «Россия сейчас… такое место во всем мире, где с наименьшим сопротивлением может произойти все, что угодно

    ». силой ложной id?e fixe

    , которая оживляет почти всех персонажей, просто потому, что в Москве этим

    персонажам придется бороться с разрастанием в мегаполисе

    конкурирующих идеологий и его бесчисленными претензиями на их внимание (свидетель

    но примерно в версте или больше, сразу наводя на мысль, что он принадлежит

    потустороннему миру.Кроме того, как и в «Бесах», в «Братьях Карамазовых» «движения персонажей почти полностью ограничены территорией города», что усиливает

    наше ощущение изолированности города. Джан Пьеро Пиретто, «Старая Русса и Петербург; Провин

    циальные реалии и митрополичьи воспоминания в «Братьях Карамазовых»,

    Достоевский конный завод

    еc, т. 7 (1986): 82-83.

    8.Достоевский, ПСС, 14:463,252.

    9. Это подтверждает отрывок из рабочих тетрадей Достоевского. Здесь рассказчик

    утверждает: «Я не описываю ни города, его планировки, быта, людей и чиновничества, ни

    его общественных отношений, ни любопытных сдвигов в этих отношениях, свойственных провинциальной жизни

    наших город, как следствие древних, привычных

    нравов, по которым сложился город, или как следствие новых нарушений этих

    нравов вследствие недавних пере

    форм.У меня нет времени заниматься картиной нашего уголка мира.

    Нар

    ратор признает, что «поскольку дело происходило не на небе, а все-таки среди нас, то

    мне действительно невозможно никогда не прикасаться, чисто живописно, к бытовой стороне

    нашей провинциальной жизни», но он предупреждает: «Я

    буду делать это ровно настолько, насколько этого требует абсолютная не

    необходимость.Я не буду умышленно браться за описание нашей современной повседневной жизни».

    Достоевский, ПСС, 11:240—41; курсив мой. «эду

    катед» меньшинство, составляющее почти весь состав Демонов. Крестьяне, имеющие свою

    свою культуру, по оценке Достоевского, — совсем другое дело.

    Аудиокниги нет |ком

    • Эвви Дрейк начинает больше

    • Роман
    • К: Линда Холмс
    • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
    • Продолжительность: 9 часов 6 минут
    • Полный

    В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «улюлюканьем»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

    • 3 из 5 звезд
    • Что-то заставило меня продолжать слушать….

    • К Каролина Девушка на 10-12-19

    Главу «У Тихона» трудно разместить в романе. Первоначально эта глава должна была следовать за восьмой главой второй части. Однако редактор Достоевского счел материал главы слишком непристойным для публикации.Достоевский попытался немного изменить его, чтобы сделать более подходящим для публики, но и его измененный вариант не удовлетворил. Пропущенная глава существенно изменила направление его романа. Первоначально героем романа должен был стать Ставрогин, но Достоевскому не удалось создать главу, пригодную для печати и ярко разъясняющую убеждения Ставрогина. Поэтому Достоевский изменил весь сюжет романа, чтобы создать нового героя.

    Несмотря на отсутствие надлежащего места в «Дьяволах», эта глава по-прежнему является блестящим литературным произведением, которое стоит читать отдельно.Эта глава является одним из величайших шедевров Достоевского как философа. Ставрогин считает, что он недосягаем для Бога. Он не испытывает угрызений совести ни за одно из своих прошлых действий и продолжает относиться к женщинам как к своей собственности. Ставрогин говорит: «Я не знаю и не чувствую зла и добра, и не только потерял ощущение, но знаю, что нет ни зла, ни добра…» Он действует по своему эгоистичному желанию и чувствует никаких обязательств по какому-либо набору моральных кодексов. Поэтому когда Ставрогин противостоит Тихону, это встреча полярных противоположностей: неверия в Бога и великой веры в Бога.Тихон олицетворяет много хорошего в жизни, а Ставрогин изображает из себя самого злого человека, которого он может изобразить.

    Окончание главы отражает сильные христианские убеждения Достоевского. Тихон слушает исповедь Ставрогина и слышит ужас его рассказа. Тихон понимает, что Ставрогин хочет предать гласности свои грехи только для того, чтобы потерпеть смирение, которое для Ставрогина является его величайшей гордостью. Ставрогин отчаянно хочет прощения Тихона, но когда он получает его и заверение, что Христос простит и его, он ошеломлен.Он ловит себя на том, что начинает верить в Бога, которую не может принять, потому что не может простить себя.

    В этой главе рассматривается проблема, с которой Достоевский продолжает бороться в «Братьях Карамазовых», когда Иван борется с тем же недоверием, что и Ставрогин. Стоит отметить, что оба случая заканчиваются окончательным отчаянием и потерей жизни. «У Тихона» — сильное произведение и хороший пример того, почему Достоевский заслужил репутацию великого философа.

    Вернуться на главную страницу

    %PDF-1.6 % 6 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 8 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 11 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 13 0 объект >>>/BBox[0 0 428.94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 9 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 3 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 19 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 12 0 объект >>>/BBox[0 0 428.94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 4 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 16 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 7 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 1 0 объект >>>/BBox[0 0 428.94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 18 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 14 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 15 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 5 0 объект >>>/BBox[0 0 428.94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 10 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 17 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 20 0 объект >>>/BBox[0 0 428,94 662,91]/длина 158>>поток хα 0=Oqc’ B!YJՐз.#gn’R%嶆q~إ$6Vn\-Ke`TFY)[ESgeeKŅg7s5w’ N- конечный поток эндообъект 22 0 объект >поток 2022-03-30T17:08:18-07:002018-04-16T12:15:24+05:302022-03-30T17:08:18-07:00Arbortext Advanced Print Publisher 10.0.1221/W Unicodeapplication/pdfuuid:ed2a2cd2-a537-41a3-b37e-5b29e645f4d6uuid:c80654ee-0f94-4a2c-883e-1d2452b521f0Adobe Acrobat Pro 10.0.0; изменено с использованием iText 4.2.0 от 1T3XT конечный поток эндообъект 23 0 объект >поток x+

    Ставрогин. Антихрист от демонов

    %PDF-1.7 % 1 0 объект > эндообъект 6 0 объект > эндообъект 2 0 объект > поток 2018-11-15T19:26:36-08:002018-11-15T19:26:36-08:002018-11-15T19:26:36-08:00Заявитель ПриложениеPDF Pro 5.5uuid:731d8ede-aa18-11b2-0a00- 782dad000000uuid:731d99be-aa18-11b2-0a00-30cbe98dff7fapplication/pdf

  • Ставрогин: Антихрист демонов
  • Prince 9.0 rev 5 (www.princexml.com)AppendPDF Pro 5.5 Linux Kernel 2.6 64bit 2 октября 2014 г. Библиотека 10.1.0 конечный поток эндообъект 3 0 объект > эндообъект 4 0 объект > эндообъект 5 0 объект > эндообъект 7 0 объект > эндообъект 8 0 объект > эндообъект 9 0 объект > /MediaBox [0 0 612 792] /Родитель 4 0 Р /Ресурсы > /ProcSet [/PDF /текст /ImageC] /XОбъект > >> /Тип /Страница >> эндообъект 10 0 объект > /MediaBox [0 0 612 792] /Родитель 4 0 Р /QВставлено верно /Ресурсы > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /StructParents 0 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 11 0 объект > /MediaBox [0 0 612 792] /Родитель 4 0 Р /QВставлено верно /Ресурсы > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /StructParents 1 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 12 0 объект > /MediaBox [0 0 612 792] /Родитель 4 0 Р /QВставлено верно /Ресурсы > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /StructParents 2 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 13 0 объект > /MediaBox [0 0 612 792] /Родитель 4 0 Р /QВставлено верно /Ресурсы > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /StructParents 3 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 14 0 объект > /MediaBox [0 0 612 792] /Родитель 4 0 Р /QВставлено верно /Ресурсы > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /StructParents 4 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 15 0 объект > /MediaBox [0 0 612 792] /Родитель 4 0 Р /QВставлено верно /Ресурсы > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /StructParents 5 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 16 0 объект > /MediaBox [0 0 612 792] /Родитель 4 0 Р /QВставлено верно /Ресурсы > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /StructParents 6 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 17 0 объект > /MediaBox [0 0 612 792] /Родитель 4 0 Р /QВставлено верно /Ресурсы > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /StructParents 7 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 18 0 объект > /MediaBox [0 0 612 792] /Родитель 4 0 Р /QВставлено верно /Ресурсы > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] >> /Повернуть 0 /StructParents 8 /Вкладки /S /Тип /Страница >> эндообъект 19 0 объект > эндообъект 20 0 объект > эндообъект 21 0 объект > эндообъект 22 0 объект > эндообъект 23 0 объект > эндообъект 24 0 объект > эндообъект 25 0 объект > эндообъект 26 0 объект > /Граница [0 0 0] /Прямо[81.0 649,194 267,0 661,206] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 27 0 объект > /Граница [0 0 0] /Прямая [81,0 653,07 267,0 707,07] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 28 0 объект > /Граница [0 0 0] /Rect [461,196 646,991 540,0 665,009] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 29 0 объект > /Граница [0 0 0] /Rect [81,0 624,297 123,96 636,309] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 30 0 объект > /Граница [0 0 0] /Rect [81,0 609,891 155,7 621,903] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 31 0 объект > /Граница [0 0 0] /Прямо[510.324 617,094 549,0 629,106] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 32 0 объект > /Граница [0 0 0] /Rect [243,264 230,364 436,572 242,376] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 33 0 объект > /Граница [0 0 0] /Прямо [145,74 211,794 341,112 223,806] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 34 0 объект > /Граница [0 0 0] /Rect [81,0 144,1455 198,63 153,1455] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 35 0 объект > /Граница [0 0 0] /прямо [480,438 61,3275 505,53 70,3365] /Подтип /Ссылка /Тип /Аннот >> эндообъект 36 0 объект > /Граница [0 0 0] /Прямо [81.

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.