Дарья донцова как я победила рак: Мой личный опыт», Дарья Донцова – ЛитРес

Содержание

Рак боится смелых, трусливых он съедает

В эксклюзивном интервью Царьграду известная писательница и борец с канцерофобией Дарья Донцова рассказала о том, почему необходимо вернуть в школы Закон Божий

Дарью Донцову давно называют «лекарством от депрессии». Автор «иронических детективов» и обладательница забавных мопсов начала писать романы в реанимации онкологического отделения, с диагнозом «рак молочной железы» в опасной стадии. Сегодня она так же самоотверженно борется с канцерофобией, прижившейся в нашем обществе со времён советской медицины, для этого ведёт программу на телевидении и предлагает всем вернуться к изучению Закона Божия со школьной скамьи. Как победить ужас перед словом «рак», почему одни врачи могут ошибаться, а другие сегодня творят чудеса, а также о чём на самом деле её детские книжки с главными героями – собачками – Донцова рассказала в интервью Царьграду.

Царьград: Дарья, на днях Вы сказали, что хорошо бы вернуть в наши школы такой предмет, как Закон Божий. Как эту идею сегодня можно реализовать?

Дарья Донцова: Меня не очень правильно процитировали. Я говорила о другом. Я говорила о том, что без знания Закона Божия человека в его дальнейшей жизни ждёт тяжёлая судьба. Вот это всё, что у меня депрессия, плохое настроение, меня ничего не радует, – это откуда всё берётся? Сейчас объясню.

В жизни есть законы какие-то. Вы будете прыгать с 15-го этажа и проверять, разобьётесь или нет? Вам не придёт это в голову. Это закон всемирного тяготения. И цианистый калий никто не выпьет. Так же чтят и Уголовный кодекс: кто-то побоится украсть, потому что его посадят. Ну ладно, Уголовный кодекс можно обойти. А законы природы обойти нельзя.

Но мало кто задумывается о том, что существуют и духовные законы. И нарушение этих духовных законов влияет на всю земную жизнь. Причём очень быстро, почти мгновенно. И эти законы нужно соблюдать. Руку в огонь ты не сунешь, но зато радостно посплетничать по поводу кого-то. Незнание этих законов, невыполнение их и приводит к депрессии, к плохому настроению, к ощущению, что ты ничего не сделал, ничего не можешь. К старости это всё накапливается и выливается в очень неприятную вещь. Это одна сторона.

Вторая сторона – я хорошо помню, как меня, девочку, совершенно не воцерковлённую (у меня родители были члены партии), привели в Третьяковскую галерею, вместе со школой. И вот стою я перед картиной «Явление Христа народу», огромное это полотно… Ничего не понимаю. И, наивная пионерка, спрашиваю у классной руководительницы: «А это вообще кто и зачем он пришёл?» А учительница, как-то отводя глаза в сторону, говорит: «Ну, собственно говоря, какая разница, мы будем смотреть на другую картину». Понимаете, да? То есть если ты чего-то не знаешь – для тебя пропадает огромный пласт культуры.

Ты не понимаешь картины, не понимаешь литературу, не понимаешь музыку. Как ты будешь читать Достоевского? Нет, что-то ты там поймёшь, но как в мороженом – верхушку слижешь, а внутренность до тебя не дойдёт.

Фото: Natalia Shakhanova/Globallookpress

Поэтому Закон Божий, эти как бы «начатки» – они обязательно должны быть где-то внутри посеяны. Почему в школе? Потому что ребенок – как губка. Он впитывает в себя массу информации. Но лет в 13, в 14, в 15 ребёнок, который регулярно ходил в храм, вдруг перестаёт туда ходить. Очень часто. Такой, знаете, протест. «Я не пойду, вы мне все надоели. Вы ничего не знаете. Я всё знаю сам». Как правило, эти дети к 30 годам возвращаются назад. Потому что то, что посеяно, потом обязательно каким-то образом взрастёт. То есть если вы даёте детям объяснения какие-то, если вы пытаетесь привлечь их к вере, то тем самым вы готовите им спокойствие в их старости, понимаете? Но как-то это мало лежит сейчас в голове у человека. Накормить, одеть, обуть, дать образование светское.

.. И вообще, мы очень заботимся о теле, здоровом образе жизни…

Мы очень хорошо думаем над тем, что мы глотаем. Но есть же душа. Верите вы в это, не верите – она существует, помимо вашей веры. И душу тоже надо чем-то кормить. Очень примитивное такое объяснение, конечно.

Ц.: В школе сегодня преподают основы религиозной культуры, но только в младших классах…

Д. Д.: Я понимаю проблему. Страна огромная. Много конфессий. Есть дети-мусульмане, есть дети-католики, буддисты. Но Россия в массе своей всегда была православной страной. Не мне решать и не мне думать, каким образом всё это доносить. Возможно, сделать какой-то факультатив, семинар, внеклассные занятия и попытаться заинтересовать детей. Если ребёнок, который растёт в мусульманской семье, узнает Библию, он не отойдёт от своего учения, но он поймёт, как много у нас общего и что нужно уважать чужую религию и чужие взгляды. Если это будет с детства, то, возможно, мы избежим каких-то больших неприятностей в дальнейшем.

Ц.: Ещё очень интересный вопрос. Кто будет преподавать Закон Божий? Вы бы согласились прийти в школу?

Д. Д.: У меня нет для этого должного образования, нет морального права всё это преподавать, потому что я сама очень мало знаю. Муж мой был одним из тех учёных, которые добивались того, чтобы в России в университетах появился предмет «теология». Раньше это преподавалось в семинариях, в духовных училищах. Чтобы люди, которые не могут стать священниками, вернее, не чувствуют в себе этих сил, чтобы и они имели возможность изучать теологию и преподавать её. И сейчас я знаю, что набираются первые курсы… Может быть, из этих студентов смогут получиться преподаватели (Закона Божьего). Либо батюшки, которые могут достаточно хорошо и спокойно это объяснить. Есть батюшки, которые прекрасно общаются с детьми.

Фото: Natalia Shakhanova/Globallookpress

Ц.: В ваших романах Вы какие-то христианские идеи закладываете?

Д. Д.: Христианские ценности… Этих книг восемь штук. Это сказки о такой стране – Прекрасной долине, где живут наши собаки и кошки, которые от нас уходят, когда закончилась их земная жизнь. Они продолжают жить в этой Прекрасной долине. Там у них разные приключения и всё такое прочее. Ни слова о православии. Ни одного. Но все батюшки разобрали их у меня в воскресные школы. Допустим, смотрите – «Дорога из мармелада». Здесь есть зло. Оно живёт в страшном, противном, гадком, ужасном доме. И никто к нему сам добровольно не пойдёт. Кто пойдёт в грязь жить – никто. Зло не может сделать свой дом прекрасным. Но оно может сделать сладкой дорогу к этому дому. И туда ведёт дорога из мармелада, из настоящего. Вот собачка Мафи держит в руке мармеладку. И собачки идут по этой дороге, едят мармеладки. Им по дороге попадается магазин. А эта собачка – она всю жизнь мечтала о платье в горошек. Она видит это платье. Его можно взять бесплатно, но с одним условием – побить продавца. Как это – бить продавца? Но платье-то хочется.

И она его побила. Так еле-еле лапкой. Пошла дальше. На дороге ещё магазин – а там туфли к этому платью. Она уже побила посильнее, и уже недолго думала. А потом – сумочка в третьем магазине. Она вошла и, без всяких разговоров и извинений, сразу побила продавца. То есть уже привычка к злу. Ни слова про православие нет. Тут одна простая мысль: там, где есть любовь, – там не живёт зло.

Ц.: Вам хочется практически реализовать идею о факультативных занятиях по изучению Закона Божьего? Что нужно для этого сделать?

Д. Д.: Это вопрос не ко мне. Это вопрос к разным министерствам. К Богу-то на верёвке не тянут. Это бесполезно. Я объясняю женщинам, чаще всего женщинам, которые плачутся мне в «Инстаграм», что сын не ходит в храм… «Я ему говорю-говорю, пойдём-пойдём, пойдём-пойдём, а он не идёт». И не пойдёт. Потому что не тянут силой. Можно только молиться за этого человека. Если ты хочешь, чтобы твои родственники пошли в храм, – ты живи так, чтобы они, глядя на тебя, пришли в храм.

Чтобы они увидели, что ты радостная, добрая. Что у тебя всё хорошо, что тебя жизненные неприятности не пригибают к земле. Около тебя хорошо, приятно и тепло. Они посмотрят – и тоже попытаются пойти в храм. Только так. А как иначе? Заставлять? Только поругаешься.

Ц.: Дарья, Вы так удивительно рассказываете о том, как бороться с раком. И, наверное, даже можно Вас сегодня считать главным борцом с канцерофобией. Всё-таки нужно заболевшим говорить, что у них рак на ранней стадии, или не нужно?

Д. Д.: Мы получили канцерофобию в этой стране из-за позиции советской медицины, которая считала, совершенно искренне желая помочь человеку, что люди слабы, люди испугаются. Поэтому первая это или вторая стадия – не говорилось. Человеку сообщали: у вас липома, у вас фиброаденома. То есть хорошая, положительная опухоль. Вырежем и забудем. Человек отправлялся в онкологическое отделение, пугался вывески. Ему говорили: у вас же опухоль, а где же её еще удалять? Не в гинекологии же, правда? Человеку всё это удаляли. Выдавали конверт, такой большой, запечатанный, и говорили: несите в поликлинику, не открывайте. Некоторые не открывали. Другие открывали, и читали: резекция по Пейти. Вы знаете, что это такое? Люди тоже не знали. Но сейчас мы можем полезть в интернет, а тогда нет. «А что это вы мне капать собрались в течение полугода?» – «Ой, ну, это антибиотики…» То есть по полной программе больного успокаивали. Не говорили родственникам. И жили потом люди себе дальше, не зная, что у них была онкология.

Д. Донцова, 2007 год. Фото: Daniil Ivanov/Globallookpress

А вот «приезжайте в больницу, у вашего родственника рак, прощайтесь» говорили, когда уже понимали, что терминальная стадия. И всё. И у людей закрепилось в голове, что если рак, то прощайтесь.

Европа и Америка так никогда не жили. Они всегда говорили: «У вас первая стадия, это прекрасно лечится». Даже в те далекие годы прекрасно лечилось. «Мы вас вылечим, сделаем операцию, вы будете жить». Нет, люди там тоже боятся заболеть. Но нет ужаса, страха, катастрофы и паники, которые я получаю в «Инстаграм» от тех, кто заболел. Есть люди, которым не надо говорить. Испугаются так, что… А потом важно, как это врач сказал. В какой форме он это преподнёс, как объяснил. К сожалению, время, которое отпущено врачу на приём больного, не позволяет ему детально проговорить всё, что надо. Хотя я знаю врачей, которые, забыв про все регламенты, беседуют со своими больными. Но у врачей тоже бывает профессиональное выгорание, они устают. Надоедают им эти больные, с их жалобами.

Ц.: Канцерофобия сейчас тоже не на пустом месте. Потому что буквально из каждого утюга постоянно звучит: там канцерогены, здесь канцерогены, тут кто-то заболел, там таблетка от рака…

Д. Д: Нет, единой таблетки от рака не существует. И я, пользуясь моментом, хочу сказать, что, пожалуйста, Бога ради, не надо бегать по хилерам, экстрасенсам и разным бабкам, которые якобы творят чудеса. Не творят бабушки чудеса. Не дано им это. Поэтому в случае, если у вас рак, это только хирург, химиотерапия, лучевая терапия и разные лекарства.

И медицина сейчас творит чудеса. В 62-й больнице, например. Кстати, у Блохина – не менее гениальный заведующий отделением сидит. У него в ремиссии человек с метастазами в головной мозг и в другие органы был. Ушли метастазы! Убраны химиотерапией. Сейчас в распоряжении онкологов огромные мощности. Главное – просто не падать духом и искать врача. Ехать, брать направления в большие институты. И на местах, я знаю, прекрасно оперируют, прекрасные врачи. в Барнауле центр «Надежда». В Обнинске, под Москвой. Я знаю и на периферии очень многие больницы, где отлично работают врачи. И хирурги замечательные, и химию прекрасную делают. Но врачи бывают разные. И в Москве можно налететь на не очень хорошего человека.

Фото: Natalia Shakhanova/Globallookpress

Ц.: Из Вашего личного опыта получается, что слово Вас спасло, в какой-то степени. Вы начали писать и вылечились?

Д. Д.: Нет, меня спас Игорь Анатольевич Грошев и коллектив 62-й больницы, которому посвящена моя книга «Я очень хочу жить». Теперь я, конечно, понимаю, что меня Господь спас. Но это я понимаю только сейчас. Господь руководит руками хирурга. Господь помогает людям руками других людей. Я программу веду на телевидении, там батюшки всегда говорят, что лечиться – это не грех. Болезнь вам послана не для того, чтобы вы терпели, страдали, через муки прошли и умерли. Нет.

Ц.: То есть Вы осознали, что такие испытания даются для того, чтобы ты стал другим, изменился?

Д. Д. Ну конечно. Если сейчас говорить с точки зрения женщины, которая пытается верить в Господа, то Господь посылает испытание для того, чтобы человек стал лучше. Когда человеку хорошо – он очень мало задумывается. О смерти он не думает, гонит от себя эту мысль. Он никогда не задумывается над тем, хорошо ли он живёт. Ему это в голову не приходит. Ему и так хорошо. Понимаете, в чём дело. А вот если у человека случается какая-то беда, какая-то неприятность…

Есть хорошие стихи православной поэтессы: «Никто не смеётся над Богом в больнице». Тут самые отъявленные атеисты, в момент, когда случается какая-то серьёзная болезнь… Во всяком случае, сколько бы я ни беседовала с людьми в очень серьёзных стадиях, которым требовалось моё утешение, – были среди них люди, которые конкретно не верили в Господа и не хотели этого делать, но после понимания, что вот-вот может быть, у них менялось сознание.

Знаете, был очень интересный момент. Я пришла к одному очень богатому человеку клянчить деньги для Марфо-Мариинской обители. Вся благотворительность – она же идёт, как вы догадываетесь, на милосердные взносы. Вот я пришла. Клянчила-клянчила… И он мне спокойно сказал, что ни во что не верит, что всё это глупости. Что-то мне так обидно стало…

Я иду через его красивый огромный кабинет, с роскошной мебелью, и думаю: «Ну, дяденька, у тебя столько денег, что ж ты пожалел-то на садик детям?» – прямо сейчас заплачу. И так что-то меня обозлило (это редко со мной бывает), я к нему повернулась и говорю: «Хорошо, вам никто не доказал, что Господь есть, стопроцентно, да?» Он говорит: «Да». – «Вам кто-нибудь доказал, что его нет, стопроцентно?» Он молчит. Говорю: «Хорошо, я-то уйду. Но если вдруг вы умрёте, но за пару секунд до этого поймёте, как надо было жить на земле, будет поздно. Потому что за вас даже молиться никто не станет, потому что нет вокруг вас таких людей. Что вы будете делать?» Выскакиваю в прихожую. Он бежит за мной и говорит: «Я дам вам денег». Это был момент победы.

Фото: Komsomolskaya Pravda/Globallookpress

Ц.: Ещё такая тема. Первый Ваш доктор, к которому Вы обратились, оказался же в каком-то смысле авантюристом, шарлатаном. Он начал Вас, грубо говоря, разводить на деньги.

Д. Д.: Да, бывают такие доктора. Поэтому я всегда говорю теперь тем, кто заболел: если вам сказали, что вам жить осталось две недели, вспомните меня. Можно уйти тихо. А можно сказать этому доктору: «Кому сколько жить – решает только Господь. Спасибо вам за консультацию». И идти искать второе мнение.

Есть очень хороший анекдот. Когда заболевает русский человек, он берёт бутылочку и, значит, приникает к ней, чтобы стресс снять. Когда врач говорит американцу, что ему скоро умереть, – он пишет завещание. Француз, соответственно, заводит любовницу. А что делает немец? Немец идёт к другому врачу. Вот, пожалуйста, ведите себя как немцы. Идите к другому врачу. Выслушайте второе мнение.

Не ходите по десяти докторам, вы наслушаетесь всего разного. Но второе мнение – оно определённо необходимо. И если вам все сказали, что это плохо, – всё равно ищите кого-то, кто может рискнуть и сделать вам операцию. И я знаю такие случаи. У меня была женщина на программе, 22 года тому назад ей поставили рак прямой кишки, с отказом от операции, и отправили – тогда ещё не было хосписов – в какое-то такое отделение при больнице. Она очень сильная женщина морально, и она сказала: нет, не дамся. Она нашла доктора, который рискнул, сделал ей операцию. Она живёт 22-й год. У неё ничего не болит. Она вышла замуж, родила ребенка. Понимаете, да? Вот, надо быть таким. Рак боится смелых людей. А слабого и трусливого он съедает.

Об этом говорят очень многие хорошие онкологи. О том, что если поставлен диагноз «рак» – меняйтесь. Как меняться – объяснить очень трудно. Женщины понимают это сначала очень прямо. Меняют причёску, макияж, покупают себе новую одежду, ругаются с мужем. Есть такой вариант. Потом начинают понимать, что цвет волос никакого отношения к этой проблеме не имеет, начинают меняться внутренне. А тут уж куда кого заведёт. У меня через один, кто забыли про диагноз, рассказывают о том, что стали помогать людям, организовали сайты, как-то стараются. Ну, хотя бы купи соседке, бедной пенсионерке, батончик хлеба…

Ц.: Спасибо Вам огромное за беседу!

«Силы есть» или как перестать бояться онкологии: Lenta.ru

Онкологический диагноз для любого человека – страшное слово, которое звучит как смертельный приговор. А все потому, что сегодня в нашем обществе отсутствует понимание, что рак лечится. На изменение этой ситуации направлен образовательный проект «Силы есть», инициированный компанией Nutricia Advanced Medical Nutrition при поддержке Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!». Его цель – информирование населения о специализированном питании как неотъемлемой части терапии рака.

Лицом кампании стала известная российская писательница Дарья Донцова, которая сама победила рак груди, и сегодня активно помогает другим людям пройти через это испытание. Вместе с ней проект поддержали и другие знаменитости: Тутта Ларсен, Ясмина Муратович, Татьяна Геворкян, Валерия Гай Германика и Евгения Линович.

Разрыв с внешним миром – одно из тяжелейших испытаний для человека, столкнувшегося с болезнью. Внезапно его вселенная сужается до круга самых близких людей, потому что все остальные просто не понимают, как общаться с тяжело больным, а их глаза, полные жалости, вовсе не придают сил. Найти позитивные установки вовне тоже сложно, ведь в России об онкологии не принято говорить: публичные люди, как правило, скрывают свои диагнозы, СМИ не пишут, потому что эта тема пугает читателей, а от диалогов на специализированных форумах еще больше опускаются руки.
Основной причиной подобного поведения в нашем обществе является повсеместное отсутствие знаний о современных методах и технологиях лечения онкологических заболеваний как среди пациентов, так, зачастую, и среди врачей.

И конечно, человек чувствует себя парализованным и беспомощным, оставленным один на один с бесконечным количеством неотвеченных вопросов. И именно тогда наступает время, когда нужно собраться вместе, чтобы победить. Нужны силы!

Вот почему важной частью кампании «Силы есть» стала книга с историями людей, которые смогли победить болезнь. Полные искренности и пронзительности, эти истории – пример того, как жажда жизни и позитивная среда придают необыкновенную силу для борьбы. Предисловие к книге написала известная писательница Дарья Донцова, которая сама перенесла онкологическое заболевание: «Рак боится сильных, тех, кто говорит: «Да, я не очень хорошо себя чувствую, ну и что, я никогда не сдамся». Мой многолетний опыт общения с онкобольными показывает, что оптимист быстрее выздоравливает. Тот, кто дерется с болезнью, побеждает».

Онлайн-версия книги доступна по ссылке.

Одна из серьезных проблем, с которыми сталкивается пациент, страдающий раком, – физическое истощение, слабость на фоне агрессивной терапии. По данным опроса, проведенного Ассоциацией онкологических пациентов «Здравствуй» , в России 92% онкологических больных испытывают трудности с питанием, из-за чего сильно теряют вес. При этом больше половины из них (53%) считают, что лечащий врач уделял мало внимания вопросам питания, и более 90% уверены, что пациентов с онкологическими заболеваниями необходимо обеспечивать специализированным питанием.

В постоянной гонке за созданием все новых методов лечения и ожидании выхода инновационных противоопухолевых препаратов мы склонны забывать о том, что лежит в основе и имеет большое значение для любого терапевтического процесса, – о правильном питании.

Директор центра онкологии ПМГМУ им. И.М. Сеченова, зав. кафедрой пластической хирургии ИПО, академик РАН, доктор медицинских наук, профессор Игорь Владимирович Решетов: «Нутритивная недостаточность является частым осложнением самого онкологического процесса, а также тех агрессивных методов лечения, которые применяются в онкологии. Прием нормальной пищи у больных зачастую невозможен, учитывая локализацию опухоли, осложнения опухолевого процесса и противоопухолевого лечения. Поэтому специализированное питание является одним из важнейших компонентов ведения пациентов до и после операции, его раннее назначение помогает снизить количество осложнений, улучшить качество жизни пациента, придать силы в борьбе с болезнью и продолжить лечение».

При онкологическом заболевании потребность организма в белке может значительно возрасти. Она зависит от многих факторов, таких как: состояние питания, стадия и локализация опухолевого процесса, методы лечения, а также от общего состояния пациента. Максимальная потребность в белке может достигать 2-3 г/кг массы тела в сутки. Так, например, человеку с весом 60 кг нужно количество белка, эквивалентное двум куриным грудкам или 15 шт. яиц.

«Подавляющее большинство пациентов не в состоянии столько съесть, в результате – слабость организма, на фоне которой сильно снижается эффективность лечения, а иногда даже отменяются операции, пациенты тяжелее переносят лечение и восстановление», – отмечает заведующая научным отделом инновационных методов терапевтической онкологии и реабилитации Национального медицинского центра онкологии им. Н.Н. Петрова, доктор медицинских наук, профессор кафедры онкологии СЗГМУ им. И.И. Мечникова Татьяна Юрьевна Семиглазова.

Именно по этой причине в свое время появилось специализированное питание для пациентов, страдающих раком. В минимальном объеме такого продукта содержится максимальное количество белка, калорий и других питательных веществ (в 1 бутылочке = 125 мл – 18 г белка, 300 ккал, витамины и минералы. Это соответствует 3 яйцам, 2 стаканам молока, 4 кускам хлеба, 100 граммам говядины, 14 витаминам и 15 минералам). Таким образом, больной может есть немного, но при этом получать все необходимое для того, чтобы набираться сил для борьбы с болезнью.

«О том, что нутритивная поддержка необходима и помогает победить рак, в России знают немногие. И мы задумали этот информационно-образовательный проект «Силы есть», чтобы исправить ситуацию и привлечь внимание общественности. Впервые в России роль специализированного питания как неотъемлемой части терапии освещается столь широко. Как компания, которая работает в соответствии с идеей и принципами заботы о пациентах, мы чувствуем себя обязанными работать рука об руку с экспертами в сфере онкологии, с представителями пациентских ассоциаций для того, чтобы улучшить качество жизни пациентов, страдающих раком. Мы верим, что совместными усилиями мы поможем нашим пациентам бороться с болезнью», – отметила исполнительный директор компании Nutricia Advanced Medical Nutrition в России Юлия Костина.

Об инициаторе кампании «Силы есть»

Nutricia Advanced Medical Nutrition является лидером на рынке лечебного питания, разрабатывая широкий и уникальный портфель продуктов для пациентов с особыми нутритивными потребностями. Миссия компании – сделать специализированное лечебное питание неотъемлемой частью терапии. Nutricia Advanced Medical Nutrition работает в соответствии с идеей и принципами заботы о пациентах, что подразумевает предоставление им наилучших комплексных решений в области специализированного питания при лечении заболеваний.

В течение многих лет Nutricia Advanced Medical Nutrition сотрудничает с врачами, медсестрами и фармацевтами по всей России, для того чтобы понять их потребности и прежде всего потребности пациентов. Это позволяет компании оперативно реагировать, предоставляя продукты и услуги самого высокого качества, а также проводить широкий спектр образовательных мероприятий по категории специализированного питания.

Nutricia Advanced Medical Nutrition предлагает более 200 продуктов наивысшего качества, предназначенных как для взрослых, так и для детей. Фокус компании – производство специализированного питания, предназначенного для различных групп пациентов, например пациентов с онкологическими, неврологическими заболеваниями, и имеет большой опыт в области разработки специализированного питания для метаболических и редких орфанных заболеваний.
www.nutricia-oncology.ru

Мой личный опыт читать онлайн Дарья Донцова

Дарья Донцова.

Я очень хочу жить: Мой личный опыт

 

Посвящается хирургу Игорю Анатольевичу Грошеву, всем врачам, медсестрам, санитаркам и сотрудникам Московской городской онкологической больницы № 62.

 

Вступление

 

Я часто приезжаю в книжные магазины, чтобы встретиться со своими читателями, и рано или поздно в толпе любителей детективов непременно найдется женщина, которая, протягивая мне книгу на подпись, тихо скажет:

– У нас с вами одна проблема, я имею в виду онкологию. Можно нам поговорить с глазу на глаз? Неудобно при всех обсуждать деликатные вопросы.

Я, как правило, отвечаю:

– Подождите, пока закончится автограф‑сессия, и тогда побеседуем.

Когда основная масса народа расходится, около входа в кабинет директора магазина собирается группа из пяти‑десяти человек. Меня сразу начинают атаковать вопросами, главный из которых звучит так: «Даша, скажите, рак победим?» Услышав мой утвердительный ответ, женщины сразу интересуются: «А как вы лечились? Что помогло вам выздороветь?» Вопросы сыплются, словно из рога изобилия. Как пережить химиотерапию? Где найти хорошего врача? Почему знакомой назначили лучевую терапию, а мне не хотят ее делать? Вы боялись операции? И так далее.

Я очень хорошо понимаю своих читательниц, поэтому всегда стараюсь детально рассказать о собственном опыте. Но мысли написать на эту тему книгу у меня ранее не возникало. Я не хирург, не психотерапевт, я всего лишь человек, который прошел через онкологию, наверное, я не имею права раздавать советы. Так мне думалось до недавнего времени.

Изменить мнение в отношении книги меня заставили два события.

О моих встречах в книжных магазинах сообщается заранее, информация вывешивается как на сайте издательства «Эксмо», так и на моей личной странице, а вот визиты Дарьи Донцовой в онкологические клиники не афишируются. И тем не менее я довольно часто посещаю стационары. Зачем? Ну, во‑первых, там в палатах много моих преданных читателей, которым по состоянию здоровья трудно пойти в книжный магазин. А во‑вторых, больным людям нужна моральная поддержка, им необходимо слышать, что онкологическое заболевание не приговор, оно лечится. Но одно дело, когда эти правильные слова произносит врач, и совсем иное, когда пациенты видят перед собой веселую, довольную жизнью женщину, у которой была та же проблема, что и у них, и у нее за спиной те же операции, уколы, таблетки. Я, так сказать, работаю живым примером. А еще мне удается уговорить лечь на стол хирурга тех людей, которые по глупости отказываются лечиться.

Так вот, приехала я в очередной раз в одну клинику и прямо в холле увидела двух женщин в больничных халатах. Они меня узнали, со всех ног кинулись ко мне, и я решила, что дамы сейчас попросят автограф. Но нет, одна из незнакомок сказала:

– Даша, тут все говорят, что вы приносите удачу. Это правда?

Согласитесь, не очень‑то удобно отвечать в таком случае:

«Да, конечно, совершенно верно».

Поэтому я забормотала нечто невразумительное. И тогда в беседу вступила другая больная:

– Мы знаем, читали в Интернете, что подпись Донцовой волшебная.

Я опустила глаза и окончательно смутилась.

Много лет назад ко мне, тогда начинающей писательнице, на книжной ярмарке подошла красивая и очень грустная девушка. В тот год за автографом Дарьи Донцовой еще не стояла километровая очередь, поэтому мы с читательницей могли поговорить спокойно. У незнакомки оказалось прекрасное, но далеко не самое распространенное ныне имя – Марфа, она была москвичкой и очень хотела выйти замуж. Да, видно, мужчины сразу понимали, что девушка мечтает их окольцевать, и поэтому старательно избегали отношений с красавицей. Мне стало жалко Марфу, я решила ее подбодрить и сказала:

– Знаешь, если один человек пожелает другому что‑то от всей души, то пожелание непременно сбудется.

Миссия выполнима.

Российские звезды, которым удалось победить рак | Персона | Культура

Светлане Сургановой поставили диагноз «рак кишечника», когда ей было всего 27 лет, Дарья Донцова узнала о том, что у нее онкология, в 46, а Андрей Гайдулян — в 30. Но никто из них даже не подумал сдаться, они смогли победить болезнь, которая ежегодно уносит миллионы жизней. Как им это удалось, рассказывает АиФ.ru. 

Светлана Сурганова

Светлана — педиатр по образованию, поэтому о своей болезни начала догадываться задолго до того, как ей поставили реальный диагноз. Но, даже несмотря на ярко проявляющиеся симптомы онкологии, за медицинской помощью она обращаться не спешила, боялась, что придется пройти массу неприятных обследований. Все решил случай: однажды, находясь в гостях, девушка подняла 16-килограммовую гирю и почувствовала сильное недомогание. Певицу доставили в больницу, где у нее диагностировали рак кишечника. Артистку пришлось экстренно прооперировать. Не успела Сурганова отойти от первого хирургического вмешательства, как через две недели потребовалось еще одно. К тому моменту Светлана похудела до 43 кг, ее организм был сильно истощен, поэтому врачи не давали никаких гарантий. Но девушка готова была бороться с болезнью, к тому же ее поддерживали друзья и родные. «Огромное спасибо в первую очередь Динке (Диана Арбенина — прим.ред), которая ни на шаг не отходила, дневала и ночевала у меня в больнице, поддерживала всячески. Она мне читала Пелевина, „Жизнь насекомых“», — рассказывала Светлана в интервью Михаилу Козыреву. 

Светлана Сурганова. Фото: РИА Новости/ Виталий Белоусов

На сцену Сурганова вернулась буквально через три месяца после второй операции. Это было непросто, поскольку ей не только отрезали половину кишечника, но и сделали отверстие в нем: стому. «Наклеишь мешочек, в который ходишь в туалет, и едешь на гастроли», — вспоминала потом артистка. Однако отказаться от концертов она не могла, нужно было зарабатывать деньги. Когда опускались руки, Светлана вспоминала о советской актрисе Гликерии Богдановой-Чесноковой, которая перенесла аналогичное заболевание, но, несмотря на это, выходила на сцену и продолжала сниматься в кино, а ведь тогда еще не было нормальных приспособлений, которые могли бы помочь больному жить со стомой. Полную победу над раком Светлана одержала в 2005 году, когда ей провели очередную операцию и она смогла забыть о стомировании. Певица убеждена, что смогла побороть свой недуг благодаря тому, что не стала закрываться от близких и позволила им находиться рядом даже в те моменты, когда ей хотелось побыть одной.

Андрей Гайдулян 

Актер узнал о лимфоме, когда находился в Кишиневе. На историческую родину он приехал, чтобы навестить родителей, и после небольшого отдыха собирался вернуться в Москву на съемки. Страшный диагноз заставил Андрея резко поменять планы. Гайдулян не хотел рассказывать о своей болезни общественности, однако, по некоторым данным, медсестра из больницы, в которой лечился молодой человек, продала его анализы одному известному изданию, и после этого СМИ стали осаждать артиста с просьбой дать комментарий и рассказать о проблемах со здоровьем. Именно по этой причине Андрей уехал в Германию на лечение и начал вести затворническую жизнь, забыв о социальных сетях и общении с прессой. Позже молодой человек рассказывал, что борьба с онкологией стоила ему нервов. «Я совершенно не был мужественным в этот период. Ежедневные нервные срывы, слезы, чего скрывать. Видел, как в больницах огромные мужики-спецназовцы ломались и плакали, как девочки», — рассказывал артист в интервью Woman’s day. 

К счастью, лечение за границей дало свои плоды: болезнь отступила. Все это время рядом с молодым человеком находилась его жена Диана Очилова. Пара долгое время жила в гражданском браке, а в 2016 году зарегистрировала свои отношения официально, но союз продержался недолго: уже в 2017 году супруги развелись. Многие тогда обвиняли актера в том, что он оставил Диану ради актрисы Александры Велескевич, а ведь именно Диана была рядом с ним в самый сложный момент. Сам Гайдулян не спешил оправдываться, лишь замечал, что Саша появилась в его жизни позже, чем штамп о разводе.  

Дарья Донцова

Автор многочисленных бестселлеров Дарья Донцова начала писать именно благодаря болезни, чтобы «отогнать страшные мысли о близкой смерти». В конце 1990-х ей поставили диагноз «рак молочной железы четвертой стадии». Онкологию она обнаружила случайно: у хрупкой и миниатюрной от природы Донцовой резко начал увеличиваться бюст. Поскольку писательница всю жизнь была обладательницей первого размера, сначала она даже обрадовалась таким изменениям и похвасталась близкой подруге. Но та ее радости не разделила и срочно отправила Донцову к врачу. Профессор, который осматривал Дарью, сказал, что жить ей осталось около трех месяцев, к счастью, пессимистичный прогноз не оправдался. Перенеся 18 операций, пациентка не просто осталась в живых, но и стала востребованной писательницей, написав более 200 книг. 

Страшный диагноз Донцова никогда не скрывала, более того, она не упускает возможности рассказать другим о своем опыте, а также о способах борьбы с онкологией. В частности, Дарья принимала участие в проекте «Голая правда», призывающем женщин сделать прививку против рака шейки матки. На фото писательница, как и ее многочисленные звездные коллеги, была запечатлена обнаженной. Кроме того, Донцова ведет программу «Я очень хочу жить», где гостями студии становятся люди, которые борются с онкологией или уже победили свой страшный диагноз. 

Сама писательница не устает повторять, что рак лечится, и призывает тех, кто столкнулся с этой бедой, не раскисать, а все силы бросать на борьбу с недугом. «Пожалейте себя первые два часа, потом вытрите сопли и поймите, что это не конец. Придется лечиться», — говорит Донцова, которая своим примером доказала, что это правда.


Эксперты утверждают, что книги могут исцелять или убивать. Порой правильно подобранная литература может менять эмоциональный настрой и жизненные установки человека настолько, что делают его способным совершать невероятные поступки. В психологии уже много лет этот феномен успешно используется в практиках библиотерапии. Эта методика достаточно просто и эффективно помогает людям, стоящим перед трудностями, находить правильные решения.

«Наша жизнь на 95% состоит из стереотипов и автоматизмов, которые мы постепенно приобретаем и отрабатываем в схожих ситуациях. В книгах часто содержатся уже готовые модели поведения – бери и действуй!» — говорит психолог Алтайского краевого онкологического диспансера Алла Лобанова. 


При этом эксперт рекомендует своим пациентам сосредоточиться на оптимистических жизнеутверждающих произведениях. «Когда человек начитается всяких «страшилок» про свою болезнь в интернете, наслушается «трагедий» в больничных очередях, у него закономерно вырабатывается неправильный стереотип выхода из болезни – «все умирают, и я умру». Гораздо полезнее читать положительные истории со счастливым концом из серии «он смог, и я смогу», — советует Алла Лобанова. 

Принципы библиотерапии касаются не только онкологических пациентов, жизнеутверждающие книги про рак полезно почитать всем. Примеры людей, сумевших победить такой страшный недуг, наверняка, вселят оптимизм и веру в лучшее в каждого, кто нуждается в перезагрузке. 

Сегодня, 23 апреля, во Всемирный день книги мы подготовили для вас подборку автобиографических и литературных произведений о раке. Большинство из них вы можете прочитать он-лайн или скачать в собственную электронную библиотеку, перейдя по ссылке. 

 Дарья Донцова «Я очень хочу жить. Мой личный опыт»

Эта книга написана женщиной, которая не один год боролась с раком груди и сумела победить болезнь. Дарья Донцова откровенно рассказала о том, как долго искала хороших врачей, как прошла через несколько операций, химио- и лучевую терапию, как много лет принимала гормоны и сумела справиться с вызванным лекарствами изменением веса. Это не повествование врача или рекомендации психолога. Это предельно откровенное описание личного опыта и простые, но очень действенные советы от женщины, более 20 лет назад пережившей рак молочной железы. Ее рассказ о моральных и физических ощущениях, о минутах отчаяния, и о том, что придавало ей сил бороться за свою жизнь. Говорят, каждый болеет в одиночку. Дарья Донцова решила написать эту книгу, чтобы и больные и их родственники знали: они не одиноки, рак победим, и сделали своим девизом слова: «Никогда не сдавайся!».

Цитата: «Из любого, даже самого, казалось бы, безвыходного положения есть выход, вот только не факт, что он вам сразу понравится».

 Давид Серван-Шрейбер «Антирак. Новый образ жизни»

Книга написана доктором медицины, врачом нейропсихиатром и психологом. В 31 год он заболел одной из самых опасных форм рака — глиобластомой головного мозга. Врачи давали ему несколько месяцев жизни, а он отвоевал у болезни целых двадцать лет, дважды женился, стал отцом троих детей. 

На протяжении этого времени Давид Серван-Шрейбер был не просто пациентом, он на профессиональном уровне занялся онкологией, изучая, анализируя и применяя на практике все возможности не только для излечения от рака, но и для его профилактики. В книге есть множество случаев из практики, захватывающие истории открытий и ссылки на ведущие научные издания, есть рецепты и таблицы, кривые и списки. При этом она написана простым и понятным языком. 

Цитата: «С этой болезнью можно жить. Эту болезнь можно научиться воспринимать как главную перемену в своей жизни. И почему бы этой перемене не быть к лучшему? Поверьте мне, это возможно… Рак потихоньку сдается: посмотрите, сколько всего уже открыто и придумано, сколько людей спасено. Я верю, что человек может научиться побеждать рак… Мои трое малышей, рожденные вопреки раку, моя семья, которую рак сплотил, мо книги – тому подтверждение». 

 Катерина Гордеева «Победить рак»

Это захватывающая история борьбы, отчаяния, веры и снова борьбы с болезнью, о которой не любят говорить. Ее боятся. Ее сторонятся. В этой истории многое похоже на детектив, только наоборот: убийца уже известен, а единственный способ его остановить еще надо найти. Что вообще такое этот рак, черт возьми? Почему все так страшно? Почему страшно даже произнести это короткое слово — РАК?

Автор книги, журналист Катерина Гордеева, спрашивала всех: самых знающих из тех, кто лечит. Самых смелых, но не всегда побеждающих, — из тех, кто болеет. Из ответов на волнующие всех вопросы о раке и состоит эта книга. Потому что каждый имеет право знать, потому что каждый должен это знать. Потому что, когда знаешь, — не так страшно. Лайма Вайкуле, Людмила Улицкая, Михаил Горбачев, Эммануил Виторган, Мари Фредрикссон, Анатолий Чубайс, а вместе с ними вы¬дающиеся ученые, врачи-онкологи, академики и нобелевские лауреаты разных стран доказывают: победить рак — значит победить страх.

Цитата: «Страшнее не формальная инвалидность, а инвалидизация, которую пациент сам себе приписывает. У меня был такой больной, ему было 39 лет… он при выписке сказал: «Ну вот, теперь мне нельзя есть, пить, отдыхать, с женой общаться…» Чушь собачья! Мы лечим для того, чтобы человек все это мог делать, чтобы он жил максимально полноценной жизнью. Он должен жить нормальной жизнью. Он не может – он должен»… «Бог вызвал человека на состязание, и Он даже хочет видеть человека борцом». 

 Лэнс Армстронг «Не только о велоспорте: мое возвращение к жизни»

Лэнс Армстронг — американский велогонщик, шестикратный победитель «Тур де Франс» -рассказывает о своих достижениях в спорте и о том, как ему удалось преодолеть смертельное заболевание. Это книга для заядлых болельщиков и для тех, кто ненавидит спорт, для велосипедистов и для тех, кто последний раз садился на велосипед в детстве, для больных раком и для абсолютно здоровых. Она для всех, кому когда-либо приходилось преодолевать трудности… Она не только о велоспорте. Она о душе.

Цитата: «Нет никакой возможности оценить шансы человека, и не надо даже пытаться, потому что мы никогда не можем быть абсолютно уверены в правильности оценки, а ошибка может лишить человека надежды. Надежда же — единственное противоядие против страха».

 Тьери Янсен «Испытание болезнью: как пережить рак груди»

Эта книга излучает поразительный оптимизм. Опираясь на свой опыт хирурга и психотерапевта, он доказывает, что удовольствие и смысл — важнейшие составляющие процесса выздоровления.

Янсен помогает по-новому взглянуть на болезнь и на связи между разумом и телом, говорит о страхах и надежде, о чувстве опустошенности и познании себя, о жизни в настоящем и о том, что выбор нашего отношения к этому испытанию всегда остается за нами…


Цитата: «…меня поражает, что приходящие ко мне женщины все время упоминают об одном и том же: они не заботятся о себе, им кажется, что они тащат на себе других, они привыкли жертвовать собой, у них впечатление, что им приходится одновременно играть несколько ролей — подруги, у которой всегда найдется время, внимательной супруги, пылкой любовницы, заботливой матери, чуткой дочери (если родители еще живы), безупречной хозяйки, эффективной сотрудницы или динамичной предпринимательницы. «Сегодня от тебя ждут сверхчеловеческой успешности», — поясняет Кристина… Другое дело, что в таком обществе, как наше, где нормой считается скрывать свои проблемы и переживания, демонстрируя только достижения и успехи, факт болезни становится для многих женщин долгожданной возможностью наконец-то излить свою эмоциональную боль. «Только заболев, я позволила себе сбросить ту маску совершенства, которую носила много лет. Я смогла, наконец, свободно выражать себя и стала той, кто я есть на самом деле», — вспоминает Нелли».

 Виктор Лихачев «Кто услышит коноплянку»?

У главного героя произведения, журналиста Михаила Киреева – рак. Находясь на непростом жизненном этапе, он оказывается втянут в настоящие приключения. Михаил Киреев несет дорогами русской провинции чудотворную икону, уклоняясь от бандитской погони. А внутренне — проходит путь духовного роста: от неверия — к вере, от смятения — к благодатному покою, от душевной слепоты и глухоты — к прозрению и слышанию чуда Божия. И в конце пути получает Исцеление. 


Цитата: «Странная штука жизнь. То дело, которое нам доставляет радость, мы называем дурацким словом «хобби», и мечтаем выйти скорее на пенсию, чтобы оставить, бросить проклятую работу и…» 

 Сиддхартха Мукерджи «Царь всех болезней. Биография рака»

Научно-популярная работа о раке, написанная американским онкологом индийского происхождения. Переведена на 33 языка, удостоена Пулитцеровской премии 2011 года. 

В книге две сюжетные линии. Одна — это история лечения и исследования рака от времени, когда эту болезнь 4600 лет назад идентифицировал древнеегипетский медик Имхотеп. Во второй линии автор (гематолог и онколог Массачусетской больницы общего профиля) описывает опыт и переживания — свои и пациентов. 

Книга помогает лучше понять характер и причины этой болезни. Просто и доходчиво автор рассказывает о том, что рак – это очень древний недуг, а не «чума 21 века». О его многоликости и о том, как это тормозит поиск лекарств от онкологии. А еще о том, что врачи — не бездушные люди в халатах: их переживания, их чаяния и надежды отображаются в борьбе за здоровье людей.

Цитата: «Над дверью в оксфордский кабинет Ричарда Пето висит один из любимых афоризмов Долла: «Смерть неизбежна — в старости, но не раньше». Идея Долла выражает собой гораздо более разумную и достижимую цель, которой можно определить успех войны с раком. Да, возможно, все мы роковым образом связаны с этим древним недугом, вынуждены играть с ним в прятки. Но если можно предотвратить смерть от рака до наступления старости, если жуткую игру — лечение, устойчивость, рецидив, новый курс лечения — можно растягивать все дольше и дольше, то это преобразит наши представления о древней болезни. Учитывая все, что мы знаем о раке, даже такой результат станет технологической победой, невиданной в истории человечества. Это будет победа над неизбежностью — победа над нашим геномом».

 Луиза Хей «Исцели себя сам»

Как часто мы живем, не чувствуя себя счастливыми, ничего не успеваем, куда-то спешим, не зная зачем все это. Луиза Хей — известный психолог, она говорит, что о том, что причиной многих наших проблем являемся мы сами. Благодаря ее рекомендациям вы научитесь любить жизнь, ценить себя и гордиться собой, сможете вернуть телу здоровье, а душе покой и счастье. Книга «Исцели себя сам» пригодится в любых жизненных сферах, поможет реализовать скрытые возможности, а свою жизнь сделать радостной и процветающей. 

Цитата: «Я поняла, что в любом нашем недуге есть надобность. Иначе бы его у нас не было. Симптомы — это чисто внешнее проявление недуга. Нам следует войти вглубь и уничтожить его психологическую причину… Это, то же самое, что срывать сорняк, не вырывая его с корнем… Психологическими причинами, вызывающими большинство недугов тела, являются придирчивость, гнев, обида и сознание вины… Надолго затаенная обида разлагает, пожирает тело и, в конечном счете, ведет к образованию опухолей и развитию раковых заболеваний. Чувство вины всегда заставляет искать наказания и приводит к боли. Намного же легче выбросить из головы эти негативные мысли-стереотипы еще тогда, когда мы здоровы, чем пытаться искоренить их после возникновения заболевания, когда вы в панике и уже появилась угроза попасть под нож хирурга».

 Летти Коттин Погребин «Испытание болезнью: как общаться, сохранить отношения и помочь близкому»

Друзьям и родственникам больных людей тоже бывает трудно и плохо. Иногда даже труднее, чем самим больным. И им тоже нужно учиться жить в новой ситуации. Как себя вести? Что говорить? Какие слова ранят, а какие поддерживают? Как часто стоит их навещать? Что вообще для них можно сделать? А шутить можно?

Американка Летти Коттин Погребин пережила рак и знает о той пропасти, которая разверзлась между тем, как люди относятся к больным, и тем, как сами больные хотели бы, чтобы к ним относились. Проходя лечение от рака груди, она взяла более 80 интервью у пациентов онкоцентра, с тем, чтобы понять, какой на самом деле помощи и поддержки они ждут. 

Эта книга призвана помочь выздороветь всем. И научиться обращаться со страданиями – своими и чужими.

Цитата: «….или о четырехлетнем малыше, который увидел, что их овдовевший сосед плачет, подбежал к нему, забрался на колени и прижался к его груди. – Что ты ему сказал? – спросила мама у мальчика, когда они вернулись домой. – Ничего, – ответил малыш, – я просто помогал ему плакать».

 Ринат Каримов «Rinat VS Lymphoma: Как я надрал раку задницу» 

Ринату, 31-летнему татуировщику, после долгого и дорогого обследования врачи поставили диагноз «лимфома» (рак лимфатической системы). История его болезни – это посты в Инстаграм, которые позже легли в основу печатной книги, книги, полной юмора и самоиронии книги, где нет советов и нетрадиционных методов лечения. История Рината – это честное и искреннее повествование о том, как человек живет после постановки такого диагноза, что он думает, какие проходит процедуры, какие последствия препаратов бывают и истории жизни пациентов-соседей по этажу, палате, заболеванию.

Цитата: «Если бы я сидел на жопе и ждал справедливости от мира (кармы, вселенной, правительства), или смотрел в небо в поисках волшебника на голубом вертолете, то сейчас вы читали бы что-то другое… Нет смысла жалеть себя, нет смысла искать виноватых, нет смысла считать себя особенным и ждать. Хочешь чего-то – бери и делай. Никто за вас ничего так просто не сделает. Не нравится работа – меняй. Учись, развивайся, увольняйся. Не нравится тело – меняй. Надень кеды и иди бегай. Не хватает на дорогую машину мечты – работай и больше зарабатывай… Можно найти и сделать все!» … «…я вышел из кабинета своего лечащего врача, сел на пол и взахлеб заплакал. Жирными, здоровенными слезами радости. Все! Пацан сказал – пацан сделал! Добро пожаловать в ремиссию, Ринат! Я перестал официально быть больным. Ведь не выздороветь я не мог. На мне лежала слишком большая ответственность перед теми, кто тоже лечится. Теперь мы вместе узнали, что рак излечим. Хоть это и трудно понять мозгом».

«Борьба с онкологией». Светлый вечер с Дарьей Донцовой, Николаем Жуковым и Ольгой Востриковой

Поделиться

У нас в гостях были писатель, телеведущая Дарья Донцова, доктор медицинских наук, профессор Николай Жуков и Председатель Международного союза помощи и поддержки пациентов Ольга Вострикова.

Наша встреча была посвящена всемирному дню борьбы против рака, и разговор шел о людях, вносящих большой вклад в борьбу с этим заболеванием и о том, насколько преодолима онкология сегодня.


Л. Горская 

— В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Здесь с вами в студии Лиза Горская. И сегодня у нас много замечательных гостей: Дарья Донцова, человек, который не нуждается в представлении — писатель, телеведущая телеканала «Спас». 

Д. Донцова 

— Спасибо, Лизочка. 

Л. Горская 

— Николай Владимирович Жуков, руководитель отдела Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева; и Ольга Вострикова, председатель Международного союза помощи и поддержки пациентов. 

О. Вострикова 

— Добрый вечер. 

Л. Горская 

— Что нас объединяет, о чем мы собираемся говорить? Буквально через несколько дней, 4 февраля, Всемирный день борьбы против рака. Что это такое, почему это важно? Давайте, Ольга, с вас начнем. 

О. Вострикова 

— Спасибо за предоставленное слово. Я бы сегодня хотела рассказать о том масштабном всероссийском мероприятии, которое мы задумали уже очень давно и к счастью, нам удалось его реализовать. Это национальная премия, которая называется «Мы будем жить». Эта премия объединила очень многих врачей-онкологов, очень многие фонды, пациентские организации, людей, которые своим примером и своими делами помогают онкологическим пациентам. Очень давно была идея рассказать об этих людях, рассказать о лучшем в медицинском сообществе, в пациентском сообществе. Рассказать онкологическим пациентам об этом для того, чтобы они не опускали руки и понимали, что рак — это не приговор, и сейчас рак на ранней стадии вылечивается, и не нужно опускать руки — нужно идти к врачу, нужно лечиться. Но идти к нужному врачу, в нужные руки. Премия в этом году объединила более 100 номинантов, в течение месяца в декабре проходило открытое голосование на сайте премии. Более полумиллиона человек зашло на этот сайт. Им было интересно, кто номинирован, они читали истории — истории врачей, истории пациентов, которые помогают сейчас после выздоровления таким же людям, которые сейчас проходят через это заболевание. И по результатам голосования были выявлены победители. И сейчас я раскрою небольшую тайну… 

Л. Горская 

— Прямо вот здесь? 

О. Вострикова 

— Да, прямо в студии. Что пациенты номинировали на эту премию Дарью Донцову с ее программой «Я очень хочу жить»… 

Д. Донцова 

— Спасибо, Олечка. 

О. Вострикова 

— Колоссальное количество людей проголосовало за этот проект, потому что этот проект действительно очень популярный, он действительно рассказывает многим пациентам об истории выздоровления, как нужно бороться, что нужно делать здоровым людям, чтобы поймать у себя на ранних стадиях онкологию и вылечиться. И мы приглашаем всех 2 февраля в здание «Планета КВН» в 17 часов… 

Л. Горская 

— Где? 

О. Вострикова 

— Это метро «Марьина Роща». 

Л. Горская 

— Это рядом с метро прямо? 

О. Вострикова 

— Да, рядом с метро. Выходите из метро и попадаете в «Планету КВН». В 17 часов у нас начинается мероприятие, вход бесплатный. Вы сможете прийти и посмотреть на всех наших замечательных номинантов, пообщаться с выдающимися онкологами, с главными онкологами детскими и взрослыми России и Москвы, задать наболевшие вопросы, принять участие в церемонии награждения.  

Л. Горская 

— Мы говорили до программы с вами со всеми, обозначая круг проблем, связанных с онкологией, с безграмотностью в нашей стране, и вы, Дарья, сказали такую фразу, что многих подводит вера в интернет. 

Д. Донцова 

— Дело не в безграмотности — дело в отчаянии человека, у которого кто-то заболел либо он сам заболел. Это падает на голову, как топор на шею и человек не понимает, куда бежать. Сегодня я был здоров, а тут я пошел лечить зубы, открыл рот и врач сказал: «Батенька, да у вас рак языка». Сколько я знаю таких случаев. И человек просто пугается. Что делать? Он открывает интернет, идет на онкофорумы, которые лично я ненавижу всеми фибрами своей души, и читает там: рак не лечится, все умрут обязательно, у меня умерли папа, мама, бабушка, дедушка, вся моя семья, хомячок и кошка, я сама умерла. И вот это всё — человек в растерянности и ужасе — всё это он читает. И конечно, ему делается очень страшно. И конечно, он начинает думать, что в России он погибнет и надо ему ехать в какую-то далекую заморскую страну — уж там-то его точно вылечат. Что неправда. К сожалению. 

Л. Горская 

— Проект, о котором говорит Ольга, и номинации, и вас номинировали тоже в интернете. 

Д. Донцова 

— Понимаете, интернет… Вот книги рукописные, печатные — они бывают хорошие, а бывают подлые и гадкие. С интернетом творится то же самое. Там есть очень темные болота, в которых не стоит плавать, заползать в них не стоит. Но когда человек, вот ему только поставлен диагноз, он вбивает в строку поиска «рак, как лечится» — и ему первым делом начинают выпадать эти сумасшедшие форумы. Ему не выпадает разумное какое-то мнение, понимаете, в чем дело. Вот это не очень хорошо. 

Л. Горская 

— Николай Владимирович? 

Н. Жуков 

— Я тогда, с вашего позволения, скажу цель своего визита — для того, чтобы объяснить, зачем здесь врач-онколог. На самом деле, Дарья совершенно правильно сказала. Но это особенности нашего русскоязычного сегмента интернета. Я провел простое исследование — я просто ввел в поисковую строку «умер от рака» и получил, по-моему, около 400 тысяч ссылок. Причем с подробностями, с узнаваемыми именами и прочее и прочее. Когда я ввел в строку интернета «излечился от рака», я получил около 15 тысяч ссылок, то есть в разы меньше. Причем чаще всего это были новости-однодневки по поводу того, что знахарь где-то что-то исцеляет, либо англоязычные товарищи в очередной раз открыли что-то, что вылечит всех подряд. Поэтому моя цель, как члена этого коллектива, состоящего из трех очаровательных женщин и меня, врача-онколога, это попробовать немножко исправить это самое новостное пространство в меру своих сил. Для того, чтобы хотя бы маленький кирпичик положить в сторону «вербовки» союзников в сохранении ваших собственных жизней, дорогие товарищи слушатели. И здесь я хотел бы донести два диаметрально противоположных вида информации по своей эмоциональной окраске, но при этом, как мне кажется, позволяющих немножко правильно взглянуть на эту болезнь. Первое: от нее никто не застрахован. Количество новых случаев в нашей стране — это ежегодно 600 тысяч новых случаев злокачественных опухолей, чуть больше. По количеству людей это сопоставило с городами из первой десятки. И поэтому, как говорит статистика — есть такой показатель «риск заболеть при отсутствии других причин смерти». Так вот, у нас получается так, что каждый четвертый россиянин — при сохраняющихся тенденциях — имеет шанс столкнуться со злокачественной опухолью на своей собственной шкуре. Увидеть это у кого-то из ближнего круга — приближается к 100 процентам. Это первый посыл, и он звучит следующим образом: господа и дамы, об этом нужно думать сейчас. Потому что то, что вы построите — то отношение к онкологии, к онкологам, лечению и так далее, которое вы сформируете сейчас, — оно будет потом либо во благо, либо вам во вред, когда, не дай Бог, снаряд прилетит в вашу воронку. За 5 секунд нормальную онкологическую помощь не построить. Это первый посыл. А второй посыл, наверное, во многом из англоязычного сегмента, в котором я, введя слово «cancer survival» — то есть человек, выживший и победивший рак — я получил более полутора миллиона ссылок, причем информационных. Так вот, сейчас у них идет уже большая борьба всерьез, которая звучит, если переводить на русский: «Уберем у рака его большое “Р”». Сделаем из этой болезни одну из действительно страшных, неприятных, иногда, к сожалению, фатальных болезней, но поставим ее на место вместе с другими заболеваниями, — чтобы убрать этот черный ареал, который существовал, исходя из того, что было в начале и в середине ХХ века, когда действительно вылечиться могли очень немногие и большинство пациентов, к сожалению, погибало. Сейчас то, что произошло — как в отношении ранней диагностики, где это возможно, так и в отношении возможностей терапии, — оно действительно позволяет поставить эту болезнь в ряд других заболеваний. И если закончить эту тираду — как звучит страх европейца или американца в отношении злокачественной опухоли? Он звучит: «Я боюсь, что это будет выявлено поздно». И поэтому европеец и американец идут к доктору при первых признаках неблагополучия. Как звучит страх россиянина, исходя из этого новостного фона? — «Я боюсь услышать диагноз».  Я боюсь. Пока я не слышу диагноз, скорее всего, у меня этой болезни нет. Для того, чтобы положить кирпичик, для того, чтобы изменить это отношение, я думаю, что мы здесь, наверное, вместе и собрались. Поправьте меня, если это не так. 

Д. Донцова 

— 20 лет тому назад, когда я была послом программы одной очень известной фирмы, которая проводила антираковые разные мероприятия. У нас был марш. И я, стоя на сцене, спросила: «Кто из вас ходит на диагностические обследования — раз в несколько месяцев, раз в год?» Три-четыре руки поднялись из толпы. Остальные стояли молча. И когда 20 лет назад началось вот это — давайте лечиться, рак можно вылечить… Я никогда не говорю: посмотрите на меня, но в этом случае я просто орала: «Посмотрите на меня — вот я жива». Да, на меня смотрели, знаете, как на такую загадочную обезьянку, которая неизвестно что тут несет — всем же понятно, что все умрут. Вот прошло 20 лет. Теперь есть программа на канале «Спас». Отдельная история, как она возникла. Знаете, очень показательно про эту программу. И теперь у меня сидят люди, которые рассказывают о себе очень честно: как им было страшно и плохо, но они выздоровели. Понимаете, за 20 лет оно все-таки чуть-чуть сдвинулось, вот на воробьиный шаг. Хочется, конечно, чтобы оно сдвинулось немножечко побыстрее и побольше. 

О. Вострикова 

— К сожалению, у нас очень много сейчас в СМИ негатива в сторону врачей, в сторону медицинского сообщества, очень много историй негативных, рассказывающих о смерти, рассказывающих о неудачных операциях. Мы хотим немножко по-другому выстроить этот новостной фон и рассказать, наоборот, об историях выздоровления, о лучших практиках, о лучших операциях. У нас наши врачи и хирурги делают немыслимые операции, единственные на весь мир. И таких историй очень много. И на самом деле, премия дала толчок в регионах, в региональных СМИ сменить гнев на милость — рассказывать именно про эти суперистории выздоровления, суперистории лечения, про каких-то идеальных, хороших рукастых хирургах, которые есть в регионах. 

Д. Донцова 

— Есть гениальные врачи. Есть академик, который оперирует рак прямой кишки, и человек потом живет нормально, у него нет этого «мешка». Есть совершенно гениальный человек, который оперирует роботом на мочевом пузыре… Их очень много, прекрасных врачей. Но, Олечка, негатив лучше продается. 

Л. Горская 

— Думаете, в этом дело? Леонид Рошаль недавно, выходя к прессе в связи с очередным общением с прессой по поводу состояния нашего мальчика Ванечки, чудом спасенного в Магнитогорске, больше 7 минут на вопрос: «Как Ваня?» — «Ну, коллеги же вам рассказали, как Ваня. Послушайте меня…» Он 7 минут говорил о том, что «перестаньте вы обращать внимание на негатив. У нас есть хорошие врачи. Почему никто не замечает того, что мы делаем?» Я так поняла, что это было уже очень наболевшее к этому моменту. 

Д. Донцова 

— Очень наболевшее. Я очень хорошо знаю Рошаля. Это было правда очень наболевшее, потому что он один из первых, кто получает от интернета разнообразные тычки и моральные затрещины.  

Н. Жуков 

— Знаете, я, наверное, как говорилось в одном из фильмов: «я один умный вещь скажу…» 

Л. Горская 

— «Только ты не обижайся». 

Н. Жуков 

— «Только ты не обижайся». Но, к сожалению, я боюсь, что это большая проблема с обществом, потому что… Ну, долго отношение к американцам было, как к людям таким весьма прагматичным. И вот эта присказка о том, что «How are you?» — «I am fine»: «Как дела?» — «У меня хорошо». Им действительно интересно, как у тебя дела? Нет, на самом деле им неинтересно ничего, кроме денег. Вот эта фраза из одного из фильмов, она была. До тех пор, пока я не съездил в госпиталь святого Иуды, педиатрический. Там бюджет — 1 миллион долларов в сутки, из которых около 80 процентов это частные пожертвования. И после этого немножко встало на места. Это, наверное, немножко разнится с христианской моралью, но это действительно так. Чем отличается общество американское? Если ты сам можешь решить проблему — даже не подходи: «How are you?» — «I am fine». Даже если ты из ближнего круга и ближний родственник. Но если вдруг что-то случается, что человек не может исправить — там, где он явно не справляется, особенно если это смертельная какая-то ситуация, — они очень быстро объединяются и начинают помогать друг другу, причем создавая какие-то общества. У нас получается так, что, к сожалению, — может быть, вы меня поправите, может быть, это не так. Но здесь, если кто-то из ближнего круга, то даже если он сам виноват в той ситуации, которая есть: он пьет, он ничего не делает и так далее, но если он подойдет и скажет: «Помоги!», и ты поможешь. А вот людей, которые готовы помогать неизвестному человеку, даже столкнувшемуся со смертельной болезнью, не так много. Они для этого выделяют некую касту, которая с их точки зрения должна жертвовать всем, помогая. Это те же самые врачи, может быть, учителя, может быть, правоохранители — то есть надежда на то, что за тебя эту работу сделает кто-то другой. И, увы, эти завышенные ожидания они и приводят к тому, что: «Мы же ожидали, что всё будет хорошо, а вы — как же вы могли?» 

Л. Горская 

— Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Здесь с вами в студии Лиза Горская, а также  писатель, телеведущая Дарья Донцова; Николай Владимирович Жуков, врач-онколог, профессор, доктор медицинских наук; Ольга Вострикова, председатель Международного союза помощи и поддержки пациентов. Мы говорим о том, что сделать, чтобы рак перестал быть болезнью с большой буквы, а стал обычной болезнью, от которой люди начали бы лечиться. Я правильно поняла вас? 

Н. Жуков 

— Это уже произошло — чтобы люди поняли, что это произошло. Что нужно сделать для того, чтобы использовать те достижения, которые уже на настоящий момент существуют.  

Л. Горская 

— Расскажите, что нужно сделать?  

Н. Жуков 

— Первое — нужно понять, что зависит от тебя самого.  

О. Вострикова 

— И следить за своим здоровьем. 

Н. Жуков 

— Первое, что не делать, чтобы снизить риск заболеть злокачественной опухолью — это не курить, не принимать алкоголь, во всяком случае избыточно, следить за нормальным индексом массы тела, то есть заниматься физическими упражнениями. Из тех вещей, которые имеют доказанное влияние — постараться жить подальше от трасс (ну это уже как получится), от промышленных загрязнений. Собственно говоря, из тех вещей, от которых имеет смысл отказаться. Плюс это вопрос о вакцинации, он относительно специфичный. Против одной из наиболее частых причин, например, рака печени, у нас вакцинация включена в календарь прививок — против гепатита С. А против вируса папилломы человека, который ассоциирован с развитием рака шейки матки и ряда других опухолей, она, к сожалению, пока не включена в календарь прививок, поэтому это личное решение каждого человека.  

Л. Горская 

— Прошу прощения, я сразу перебью. Это нужно пойти сдать анализ и сразу привиться? 

Н. Жуков 

— Нет, вакцинируются девочки до начала половой жизни. В принципе, считается, что женщины до 29 лет выигрывают от этой вакцинации даже после начала половой жизни. И этот же возбудитель он отвечает, например, за развитие рака ротовой полости, рака гортани, рака полового члена, то есть достаточно широкий круг. Просто рак шейки матки наиболее тесно связан — практически 98 процентов этой болезни связано с вирусом папилломы человека. И, соответственно, вакцинация — это способ возможно победить полностью эту болезнь через какое-то время. 

Д. Донцова 

— Я бы еще добавила в этот список такую вещь, как уныние. Абсолютно не медицинский термин и вроде не имеющий к этому никакого отношения, но тот больной, который, сидя в палате, говорит: «Я умру, я умру, я умру», — как правило, умирает.  А тот больной, который говорит: «Я не сдамся, я не сдамся, я буду вылезать», — у этого человека больше шансов избавиться от рака, потому что это еще не очень изученная пока вещь, но то, как человек относится к своей болезни, как он ее воспринимает: он ее воспринимает, как ужас, как катастрофу, как наказание… 

О. Вострикова 

— Как конец. 

Д. Донцова 

— Как окончание жизни — это одно. А бывают люди, которые просто живут с болезнью: «Да, я заболел. Ну да, случилось со мной. Я лечусь, я живу. Сколько я проживу? А сколько Господь даст». И живет человек с этой болезнью счастливо. Знаете, что интересно, Лизочка. Когда затевалась эта программа, я обошла очень многие телеканалы с идеей этой программы. И говорила: «Такой программы нигде нет, давайте, мы ее сделаем: вот сидя простые люди, рассказывают, как их вылечили в простых больницах». Мне говорили про рейтинг, про то, что никто не будет смотреть, про то, что не будет рекламы. А потом случайный разговор с моим близким другом Борей Корчевниковым, не имеющий вообще отношения, и была мной сказана фраза: «Вот, знаешь, какая идея была». Боря позвонил и через… Допустим, это был четверг — в понедельник у нас был бюджет, студия и слова: «Людям надо помогать». То есть канал «Спас» был единственным, который не подумал про деньги, рекламу и всё такое прочее. Вот и думайте, кто хочет помочь людям на самом деле, а кто нет. 

Л. Горская 

— Это важно. 

Н. Жуков 

— Это к вопросу о рекламодателях еще, к сожалению.  

Л. Горская 

— Ну, и к вопросу о руководстве каналов, в первую очередь. 

Н. Жуков 

— К сожалению, это вопрос по поводу общества целиком. То есть оказывается, что делать добрые дела, оказывается, это не привлекает, к сожалению, тех, кто обладает деньгами. И это нужно, конечно, менять. И дай Бог, если это удастся с помощью христианского канала, учитывая, что сейчас Церковь действительно занимает большое место в жизни общества, и это влияние все больше и больше, то вы являетесь в какой-то мере проводником идей. Мысль о том, что творить «добро это здорово», мне кажется, она должна доноситься, просто вы должны дать адрес — куда. 

Д. Донцова 

— Вера без дел мертва. Пребывая в Марфо-Мариинской обители очень часто, я должна вам сказать, что есть очень богатые люди — я не имею права называть их фамилии, потому что большинство из них не хочет, чтобы их фамилии называли. Но есть один из руководителей крупнейшего радиохолдинга, который постоянно помогает Марфо-Мариинской обители — как деньгами, так и личным своим присутствием. Они есть, эти люди. Тут вопрос как раз не в том, чтобы привлечь очень богатых людей. Тут, знаете, как две лепты — тут идет речь о том, чтобы привлечь людей вообще — не хватает волонтеров, например. У тебя нет денег, но у тебя есть машина — ты можешь встретить на вокзале женщину, которая приехала из другого города с больным ребенком и стоит растерянная. У тебя нет машины, у тебя есть ванная — душ у тебя есть в квартире?  Пойди в центр, где лежат больные дети, с ними родители — им негде помыться, возьми ее к себе домой, угости ее чаем. А сама посиди где-то в прихожей, подожди, вдруг ее ребенку мама понадобится. Благотворительность она очень разная, она не всегда в деньгах. Есть люди, которые ходят к больным раком — есть клоуны, приводят дрессированных животных туда, где это разрешает клиника. Это не деньги, но это огромная радость, которая принесена и которая работает. 

Л. Горская 

— «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Оставайтесь с нами, мы вернемся через минуту. 

Л. Горская 

— Вновь в студии радио «Вера» программа «Светлый вечер». Ее для вас веду я, Лиза Горская. У нас сегодня здесь: Дарья Донцова, писатель, телеведущая, а также врач-онколог, доктор медицинских наук, профессор Николай Владимирович Жуков; и Ольга Вострикова, председатель Международного союза помощи и поддержки пациентов. И накануне Всемирного дня борьбы с раком мы говорим об этой проблеме, об этом заболевании. 

Н. Жуков 

— Первый вопрос: если ты здоров, что сделать, чтобы сохранить здоровье? Второй вопрос: как выявить рано? Я просто перечислю, это много времени не займет. Существует несколько вариантов обследований, которые проводятся человеку, который не испытывает никаких проблем, то есть здоровому — называется это словом «скрининг». Бо́льшая часть из них включена в диспансеризацию. Что можно выявить настолько рано, чтобы изменить судьбу больного? Рак молочной железы — это маммография с 40 лет. Второй вид скрининга, о котором я хотел сказать, это для мужчин — простатоспецифический антиген, ПСА так называемый. Из того, что больше всего спасает жизни на самом деле — это скрининг на рак шейки матки: цитологический или на тот же самый вирус папилломы человека. И вот к вопросу о том, что мы сейчас всех бурно агитируем за то, что нужно приходить. Здесь сидят две девушки, которые точно уже должны проходить. 

Д. Донцова 

— Я — нет, мне всё удалили, мне повезло. 

Л. Горская 

— А мне через полгода уже можно. 

Н. Жуков 

— На самом деле, с 21 года вы уже должны были бы начинать эту деятельность. И вот вопрос: проходите вы или нет? — потому что очень здорово агитировать других, но когда спрашиваешь себя… 

Д. Донцова 

— Я прохожу всё — колоноскопию, гастроскопию, я всё прохожу раз в полгода, как солдат. 

Н. Жуков 

— По поводу колоноскопии. Как показали любимые нами английские и американские ученые — да, действительно, это вид скрининга, который спасает жизни, но его достаточно один раз в 10 лет, или ежегодный анализ кала на скрытую кровь. По скорости роста этого заболевания считается, что если одна из них негативна, то с очень большой степенью вероятности, если сделать даже десятилетний интервал, ничего не вырастет до той ситуации, когда это будет представлять проблему. Это скрининг на рак легкого — это низкодозовая компьютерная томография, это единственный вид скрининга, который не включен в нашу диспансеризацию. 

Л. Горская 

— А флюорография— это не то? 

Н. Жуков 

— Флюорография не имеет отношения к скринингу, к сожалению. Были большие исследования, которые показали, что даже такая более точная методика, как рентгенография легкого, плюс цитология мокроты — что с ней, что без него, смертность от рака легкого была одинакова. Это в отношении туберкулеза — флюорография. А для рака она либо слишком поздно, либо слишком рано — но никак. Это очень просто решается — берутся две группы людей: одним проводят скрининг, другим не проводят. Спустя какое-то время сравнивают и оказалось, что погибают от рака легкого ровно столько же — как с флюорографией, так и без.  

О. Вострикова 

— А выздоравливают? 

Н. Жуков 

— И выздоравливают тоже. Учитывая, что эта болезнь быстро убивающая при позднем диагнозе. 

Л. Горская 

— Подождите. Давайте, сейчас коротко сухой остаток из того, что… 

Н. Жуков 

— Первое — отказаться от того, что, как доказано, вызывает злокачественные опухоли — что связано с повышением риска развития этих опухолей. 

Д. Донцова 

— Вести здоровый образ жизни. 

Н. Жуков 

— Это так называемая абстинентная профилактика — скажи «нет». Скажи «нет» курению, скажи «нет» алкоголю в больших дозах, скажи «нет» случайным половым связям и наркотикам, учитывая, что вирус папилломы человека и гепатит передаются таким образом, скажи «нет» избыточной массе… 

Л. Горская 

— И езжай жить за город. 

Н. Жуков 

— Езжай жить за город, насколько это возможно. И скажи «да» физическим нагрузкам, умеренным, для того, чтобы поддерживать нормальный индекс массы тела. Следующее, что надо сделать для того, чтобы выявить настолько рано, до тех пор, пока это вообще ничем не проявляется. Это — сходи на маммографию, если ты женщина, сходи на скрининг рака шейки матки, если ты женщина, сходи на скрининг по раку предстательной железы. Там свои возрастные рамки для каждого, я просто перечисляю пока тесты. И, соответственно, универсальный тест — это сходи на колоноскопию или сдай кал на скрытую кровь для того, чтобы снизить свой риск умереть от рака толстой кишки. И сделай компьютерную томографию в том случае, если ты или активный курильщик сейчас, или бросил менее 15 лет назад и курил очень и очень много.  

Л. Горская 

— А хеликобактер? 

Н. Жуков 

— Нет, к сожалению. Не является скрининговым, потому что скрининг это то, что доказано снижает смертность. А вот третий кусок связан уже с тем случаем, когда у тебя появились уже какие-то симптомы, которые потенциально могут быть злокачественной опухолью. То есть: у человека появилось кровохарканье, у него появились выделения крови из тех путей, откуда не нужно, межцикловые выделения у женщин, появилась кровь из кишки; у человека выросло что-то, чего раньше не было — то есть появилась так называемая плюс-ткань. То есть появились признаки неблагополучия, которые не могут быть врачом объяснены другим образом. Это повод для того, чтобы пойти обследоваться. Прежде всего, если есть признаки неблагополучия — это повод, чтобы прийти к доктору. Я не буду все перечислять, но здесь лучше, наверное, оказаться излишне тревожным, чем излишне мертвым. Пускай у вас не будет поставлен этот диагноз, и слава Богу. Но это гораздо лучше, чем вы не обратитесь, а диагноз у вас на самом деле есть. Признаки эти, их реально можно найти, это доступно в интернете. Но желательно читать интернет профессиональный — сайты, которые созданы врачами. Потому что, к сожалению, очень много заблуждений, очень много советов. Очень много вещей, которые не имеют под собой никакой подоплеки, а иногда имеют коммерческую подоплеку — чтобы человек пришел и принес свои денежки. Те же самые онкомаркеры, те же самые УЗИ всего организма, которые проводятся в частных клиниках, многие чекапы, они сделаны только с одной целью — потому что в процессе этого обследования у вас найдут много чего, что потом послужит поводом для дальнейшего обследования, еще каких-то манипуляций и так далее. И вы уйдете с сильно облегченным кошельком, и к сожалению, без особой пользы для себя. 

О. Вострикова 

— Вы про частные клиники? 

Н. Жуков 

— Мы говорим про частные клиники. 

Д. Донцова 

— Я живу с повышенными онкомаркерами очень много лет. Мой врач первое время как-то… а потом стало понятно, что это особенность, которая бывает у людей, на это перестали обращать внимание. Знаете, надо разумно подходить к себе, не надо самому себя губить. Вот это правильно было сказано по поводу курения, по поводу… Такие прописные истины, но люди почему-то эти прописные истины как-то мимо ушей пропускают. А ведь это на самом деле то, что поможет вам сохранить здоровье. Мне говорили очень крупные врачи, вот диабет — в 60-х годах прошлого века это было очень страшное смертельное заболевание. Сейчас оно превратилось в такое вялотекущее, тянется, лечится. Нельзя вылечить диабет, но лечить его можно. Вот онкология постепенно движется в эту сторону. Предположим, вылечить не можем, но будем лечить, тянуть, тянуть… Вот как-то оно всё туда идет и достаточно хорошо идет. 

Н. Жуков 

— Понимаете, в чем дело. Учитывая, что мы знаем изнанку многих людей, которые выступают с разных трибун, которые поют, пляшут и при этом болеют неизлечимой болезнью — то есть их рак не может быть вылечен до конца никогда. Но вы не догадаетесь о том, что они болеют, и болеют они на протяжении года, двух, трех, четырех, пяти, десяти. Они живут с этой болезнью. Вы, к сожалению, узнаете об этом, так устроено наше общество, только к тому моменту, когда они погибнут. 

Д. Донцова 

— Понимаете, в чем дело. Сколько я ни умоляла, как сейчас говорят, селебритиз, которых я почти всех знаю, сколько я их умоляла. Первый звонок в шоу-бизнесе, когда кто-то заболел: «Дай врача». — «На тебе врача». Но когда тебя вылечили, ты в ремиссии, ты живой — ну расскажи об этом людям! Вы знаете, я могу по пальцам перечислить людей, которые были смелые и храбрые, пришли и рассказали. Первая реакция: «У меня не будет концертов».  Вот и всё. 

О. Вострикова 

— Потому что очень много невежества в нашем обществе, и невежества до такой степени, что когда ты начинаешь рассказывать истории выздоровления, а тебе человек высокопоставленный, который рядом сидит, говорит: «Пожалуйста, ничего не говори. Если мы сейчас будем говорить о раке, то я заболею», — говорит мне человек с образованием… 

Л. Горская 

— Недавняя эта нашумевшая история о том, что «не селите детей, потому что мы боимся заразиться  заразной болезнью». Это к вопросу о том, что говорил Николай Владимирович — что в англоязычном сегменте гораздо больше историй про… 

Н. Жуков 

— К сожалению, эти люди не задумываются о том, что они роют яму сами себе. Потому что шанс заболеть ребенком злокачественной опухолью все-таки не очень велик — всего 400 тысяч новых случаев. В год. А шанс заболеть взрослым, как я говорил, 600 тысяч. И вот когда эти люди, которые потом вдруг столкнутся сами с этой болезнью, если они сейчас будут активно формировать вольно или невольно, по глупости или по скудоумию, из каких-то других соображений, если они сформируют это отношение в обществе к онкологическим больным, как к изгоям, то когда они доживут до этой болезни, или их родственники, они столкнутся уже с этим. И никуда ты не денешься, когда уже есть общее устоявшееся. Поэтому еще один призыв — помните, если у вас нет сострадания к другим людям (но я надеюсь, что оно есть), но даже если нет сострадания, то исходите из простого шкурного интереса. Потому что ваш шанс с этим столкнуться весьма велик. И если вы потом встретитесь с обществом нелюбящим, с обществом злым по отношению к онкологическим больным, без сочувствия, то вы уже будете метаться в поисках — где же сочувствие, где же помощь? А вы сами это сформировали. 

Л. Горская 

— Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Ее для вас веду я, Лиза Горская. У нас в студии Дарья Донцова, писатель, телеведущая; Николай Владимирович Жуков, профессор, доктор медицинских наук, онколог; и Ольга Вострикова, председатель Международного союза помощи и поддержки пациентов. Вспомнила шутку одного моего друга-врача, который говорит, что хороший кардиолог должен дать каждому своему пациенту шанс дожить до своего онколога. Надеюсь, я ничьих чувств сейчас не задела. 

Д. Донцова 

— Замечательная шутка. 

Н. Жуков 

— Учитывая, что основной фактор риска и там и там одинаков, это два основных — курение и избыточный вес, но кардиологическая смертность просто реагирует быстрее. После того как человек прекращает курить или берется за себя, его шанс погибнуть от сердечнососудистых осложнений снижается очень быстро. А он, к сожалению, уже накурил или набрал на что-то, и следующим этапом приходит, к сожалению, риск злокачественной опухоли. Это то, когда Дарья меня дополнила по поводу того, что увеличивается возраст… 

Д. Донцова 

— Нет, я не об этом говорила. Я говорила о том, что когда не было методов диагностики, когда не было этой аппаратуры, то очень многие случаи рака диагностировались на последних стадиях, это во-первых. А во-вторых, у врача действительно не было реальности заглянуть внутрь человека, потому что флюорография не настолько информативна, насколько информативно сейчас то, что мы имеем. И бывало иногда, что человек умирал от рака, но он так и не знал, от чего он умер. Я имею в виду 50-60-е годы прошлого века, когда этого ничего не было.  

Н. Жуков 

— Я был изумлен, что например, в 30-х годах прошлого века в Штатах средняя продолжительность жизни составляла около 40 лет. И когда один из американских хирургов-онкологов — тогда были только хирурги, потому что химиотерапия появилась позже — сказал, что эта болезнь скоро станет бичом, его подняли на смех коллеги. Не прошло и десяти лет — удалось справиться с инфекционными заболеваниями, уменьшилось количество несчастных случаев и травм, и они столкнулись с эпидемией онкологических болезней, до которых люди стали просто доживать. Есть минорные болезни, которые встречаются редко, есть болезни частые. Есть потрясающие книги — например, я бы рекомендовал прочесть тем людям, которые хотят понять, что такое онкология и что такое рак и каким образом целые государства двигались к осознанию этих проблем, — великолепная совершенно  книжка, она в 2010 году получила Пулитцеровскую премию. Она переведена на русский язык и называется она в русскоязычном варианте «Царь всех болезней. Биография рака». То есть понять, как общество дозревало. В Америке и в Европе они прошли это в 40-50-х годах — там тоже было неприлично даже… Единственное, что там общество больше билось. У них есть такое понятие «patient advocate» — то есть человек, который либо переболел сам или столкнулся, и он стал защитником прав пациентов — продвигает, лоббирует интересы этих пациентов. Два человека, которые бы так в англоязычном мире назывались, сидят сейчас здесь. Так вот, когда женщина пришла в редакцию газеты и сказала: «Я хочу, чтобы вы сделали заметку о проблеме рака молочной железы», — редактор сказал: «Да. Но только мы можем написать о проблемах заболеваний передней грудной стенки у женщин. Мы не можем произносить слово “рак”, мы не можем произносить “молочные железы”». То есть они тоже были ханжеские, и отношение было такое не самое лучшее. Но они смогли побороть. Надеюсь, что и мы сможем. 

О. Вострикова 

— И возвращаясь к нашей премии, я хочу рассказать о том, с чем мы столкнулись, когда обращались на телеканалы и просили поддержать нас и рассказать об этой премии на телеканалах по всей России. К сожалению, мы получили отказ. Нам сказали, что это «не медийная тема, об этом нам говорить неинтересно». Нас сейчас поддерживает правительство Москвы, и я очень благодарна им за то, что 4 февраля нашу премию покажут на телеканале Московском. 

Н. Жуков 

— Знаете, еще то, что называется «хозяйке на заметку». Педиатры всегда, во всяком случае, в онкологии, идут немножко впереди с точки зрения внедрения в массы идей. Допустим, у детей есть так называемые игры победителей. Это когда те детки, которые переболели и уже излечены, для них организуются спортивные соревнования. Там проходят несколько этапов, отборы, начиная от региональных и заканчивая центральными, но это совсем не про спорт. Первое — они видят друг друга, они понимают, что они скорее всего победили — что их много, что их поддерживают. Второе, это, наверное, для жертвователей и для общества. Потому что если, например, посмотреть фонды — те же самые открытые фонды, которые собирают, они говорят: «Мы собрали столько-то, потратили столько-то». Но это всё про деньги. Когда тебе лицом показывают, во что они вылились — вот в этих детей: что они живы, что они живут нормальной жизнью, что это не калеки, не инвалиды, что это действительно дети, живущие и наслаждающиеся жизнью. Наверное, это другой совсем эмоциональный стимул — это то, чего не хватает взрослым: не хватает позитивных историй, которые человека трогали бы не на уровне головы, а на уровне сердца. 

Д. Донцова 

— Смотрите, пожалуйста, канал «Спас». У нас полно таких историй в программе. Я хочу сказать по поводу инвалидов. У меня в программе часто бывают люди на инвалидных колясках. Более позитивных, более радостных людей я в своей жизни не видела. У меня был молодой человек, у которого нет пальцев на руках, нет ног, он сидит в инвалидной коляске. Он в этом состоянии нашел себе прекрасную жену, он занимается регби на этой коляске. Огромное количество людей, имея инвалидность — видимую или невидимую — на самом деле живут счастливой жизнью.  

Н. Жуков 

— Я немножко переформулирую. Здесь не имеются в виду некие физические ограничения, здесь имеется в виду представление, что этот человек искалечен — он не живет, он существует. Как это часто представляют люди — его вроде полечили, вылечили, но мы думаем, что у него вся жизнь впереди и будет состоять из одних сплошных мучений. Да, человек может быть на инвалидной коляске, но при этом он не ощущает себя инвалидом. Он человек с ограниченными физическими возможностями, но по сути, он может быть гораздо более счастливый, чем… 

Д. Донцова 

— Я придумала: нам с вами надо сделать значки. Знаете, такие большие круглые «Спроси меня». Нам надо сделать такие значки — «Я победила рак. Спроси меня, как?», и ходить с этими значками. Я первая надену, обвешусь вся этими значками. Нам надо подумать на эту тему. 

Л. Горская 

— Я бы, если можно, развила эту тему, которую подняли вы — о том, что очень много зависит от настроя. И она подкрепляется полностью… Вот тут же руки тянут наши гости. Можно я скажу? Самый успешный, слава Богу, случай среди моих друзей — это моя подруга, у которой была очень сложная ситуация. Она мобилизовалась так, она даже не давала себе помогать — она ездила сама на все процедуры ко всем врачам. Она шутила. Все вокруг пытались паниковать и ее жалеть… 

Д. Донцова 

— Лиза, когда ты заболел онкологией, не нужно ложиться в кровать и задавать себе вопрос: за что мне это? Надо задать вопрос: для чего мне это? Понять, что для того, чтобы ты стал лучше, добрее, милосерднее, изменился, для того, чтобы ты стал иным, поменял свою внутренность, для того, чтобы ты отбросил от себя ветхого человека — постарался стать новым человеком, постарался жить по заповедям Божьим. И вот тогда в твоей жизни начнутся замечательные, потрясающие изменения. Ты хотя бы один раз доползи до храма. Вот не езди по бабкам, по колдунам, по гадалкам. У тебя есть святое Причастие — подойди под исповедь, подойди под Причастие. И жизнь твоя совершенно замечательным образом будет меняться. Простите меня, пожалуйста, за такие, может быть, резкие слова — ныть не надо, плакать не надо. Простите меня. 

Н. Жуков 

— Немножко я добавлю, чуть-чуть больше контраста с другой стороны. Во-первых, я хочу сказать, что мне очень хотелось бы быть верующим человеком, но я неверующий.  

Л. Горская 

— Это ваше дело. 

Н. Жуков 

— Это мое личное дело. Но я понимаю, что даже тот человек, который не верит, он может найти некую опору в жизни. Но люди, которые ведут себя немножко по-другому, например, сдаются, вешают лапки и так далее — здесь часто не их вина, потому что это может быть не причиной, а следствием. Потому что человек, который себя чувствует лучше — при всех одинаковых предпосылках: и стадия вроде одинаковая и так далее, — но существует ситуация, когда тот человек, который себя чувствует лучше, он может бороться. Человек, который себя чувствует хуже, он иногда бороться не может. Я не скидываю со счетов, что есть люди, которые действительно сдаются или начинают брюзжать, имея ситуацию гораздо лучшую, чем сосед, который борется. Но при этом есть еще и некие объективные причины — почему кто-то борется, а кто-то опускает руки, такое тоже есть. То есть тут, мне кажется, нужно быть мягче в суждениях. 

Д. Донцова 

— Я не имела в виду людей, которым на самом деле плохо. У меня огромное общение идет с онкобольными на первой, второй стадии — «я умру». Человек лег в постель: «Приносите мне, пожалуйста, всё. Я буду лежать в этой постели, я не встану, потому что я умираю». Вот этого допускать нельзя ни в коем случае. А когда человеку на самом деле плохо, то здесь… Хотя я таких больных видела паллиативных, которым плохо, и которые… 

Н. Жуков 

— Еще один нюанс. Например, слово «депрессия» тоже медицинский диагноз, это иногда страшная вещь. Вот в этой ситуации, чтобы отличить одно от другого — я бы посоветовал человеку посетить не только врача-онколога, но и врача-психиатра или хотя бы психолога. Депрессия — это действительно медицинский диагноз, требующий лечения. Я имею в виду, что возможно, части этих людей просто требуется медицинская помощь — это не особенности характера, это не слабые личности, а это, например, вторая болезнь… 

Д. Донцова 

— Грамотных онкопсихологов в этой стране очень мало. Мой муж пытался пробить специальность «онкопсихолог», он так ее и не пробил. Это огромная невероятная проблема — грамотный онкопсихолог. Именно онко-, а не просто психотерапевт. 

О. Вострикова 

— Я, со своей стороны, призываю родственников пациентов не «хоронить» раньше времени своих близких людей, у которых онкология. И на своем примере хочу рассказать, что 18 лет назад у моей мамы нашли рак щитовидной железы, ее положили в РОНЦ, это большой центр на Каширке. И так вышло, что в день операции я у нее в палате сделала тест на беременность и я узнала, что я беременна вторым ребенком. Я вышла с этим тестом и сказала: «Мама, у тебя нет шансов не выжить, у тебя нет шансов умереть — ты должна воспитать свою внучку или внука». И мама в тот момент собралась, потому что, к сожалению, все в тот момент были настроены на плачевный исход. 18 лет мама находится в ремиссии, она действительно поставила на ноги свою внучку. И дай Бог ей здоровья еще на долгие годы. 

Н. Жуков 

— К счастью, рак щитовидной железы это болезнь, которая часто имеет благоприятный прогноз. 

О. Вострикова 

— Когда ты первый раз сталкиваешься с диагнозом «рак» и все родственники сталкиваются с этим диагнозом, то кажется, что всё — жизнь закончилась. Надо думать о завещании, надо думать о кладбище… 

Н. Жуков 

— Я бы бросил, к сожалению, большой кирпич в своих коллег и в себя тоже, большой-большой, потому что мы боремся за количество жизни, мы боремся за то, сколько человек проживет. Но очень немногие люди борются за ее качество, а понимание, что с человеком происходит, с самим пациентом, это большая часть этого качества. Если ты не поговорил и не объяснил: каковы прогнозы, что ты собираешься делать, почему, что, как, что это за болезнь, то, к сожалению, это может отравить человеку либо ближайшие месяцы после диагноза, пока он сам не найдет ответы на вопросы где-то в другом месте, либо иногда целые годы… 

О. Вострикова 

— Поэтому мы очень благодарны Дарье за ее передачу, за те примеры. Спасибо огромное, что можно окунуться в историю выздоровления, посмотреть, собраться и начать бороться. 

Л. Горская 

— Буквально полторы минуты у нас осталось. Ольга, я попрошу вас, может быть, еще раз кратко поговорить о так называемой маршрутизации пациентов — о том, какие шаги должны быть известны каждому из нас, не отодвигая эту проблему далеко… 

О. Вострикова 

— Я скажу, чем мы занимаемся, и почему к нам обращаются пациенты. К нам обращаются пациенты в основном с уже поставленным диагнозом, которые хотят его перепроверить, или которые хотят попасть к известному врачу, который занимается именно этой нозологией. И мы таких пациентов действительно маршрутизируем — рассказываем, подбираем им врача в федеральных центрах, подбираем им врачей в регионах, к которым они могут прийти, записавшись на прием. Показать свои документы, если какие-то сомнения есть у этого пациента. Я хотела бы сказать о том, что очень многим нашим пациентам, которые к нам обращаются, помогают эти врачи. И мы для себя уже поняли, что если пациент не отзвонился и не сказал «спасибо большое», значит, у него всё хорошо. Значит, мы этому человеку помогли.  

Н. Жуков 

— На самом деле первое, что делать — это обратиться к доктору.  

Л. Горская 

— К какому? 

Н. Жуков 

— Большинство не приходит со словами «помогите, у меня рак». Это касается опухолей чаще всего наружной локализации, то есть то, что человек может сам прощупать — тогда он пойдет напрямую к онкологу. Всё остальное чаще всего течет под какой-то маской. Я уже говорил: выделяется кровь из кишки, значит, соответственно, геморрой. Стал худеть — может быть, какие-то еще проблемы, что-то с обменом веществ. Появился кашель и так далее… Если врач грамотный, то он скорее всего будет иметь онкологическую настороженность и направит дальше к онкологу. Если врач неграмотный (и такое тоже вероятно, к сожалению), то если вы понимаете, что если в течение одной-двух-трех недель вам не объяснили, что с вами происходит, и обещанного улучшения («сейчас мы вам дадим таблеточки, и у вас всё пройдет») не произошло, то это повод, чтобы забеспокоиться и искать дополнительного мнения. Возможно, у онколога. Если вы живете в Москве, то у вас большой выбор, если вы живете в Питере, у вас большой выбор. Если вы живете в региональном центре, то ваш выбор невелик — вы можете прийти только к своему онкологу: либо вас направят либо вы сами придете в диспансер. Изначально вы должны понимать, мне так кажется, что врач — это один из немногих союзников в вашей борьбе против болезни. Не нужно идти с мыслью, что единственная задача врача — это искалечить и убить, а диагноз он ставит так долго из-за того, что он просто идиот. Я прошу прощения, но эта точка зрения часто доминирует. Вы должны понимать, что это один из немногих союзников. Но при этом где-то внутри головы держать мысль о том, что врачи тоже потенциально могут ошибаться. Здесь вам в помощь ресурсы интернета, но профессионального. И второе — то, что называется «второе мнение». То есть если у вас есть какие-то сомнения, обоснованы они или необоснованы, вы можете попробовать обратиться в федеральную клинику хотя бы с документацией, передав через кого-то из родственников, с гистологическими препаратами чаще всего, которые нужны. И дальше — к сожалению, степеней свободы очень много в принятии решений, но реально вы должны понимать, что бо́льшая часть онкологической помощи может быть оказана на местах. А федеральные центры — они для принятия сложных решений либо для того самого «второго мнения». За границей — еще для более узкого круга. И самое иногда неприятное, что люди делают для себя — когда они едут за рубеж. Они возвращаются в восторге, потому что там действительно со стороны маршрутизации и логистики всё здорово, но они тратят свои деньги на то, что они здесь могли бы получить бесплатно. А вот когда встает вопрос о том, что это не оплачивается, а деньги уже кончились — они ушли на тот этап, который был потрачен. 

Л. Горская 

— Наш «Светлый вечер» подошел к концу. Я, Лиза Горская, желаю вам всего доброго. Напоминаю, что у нас в гостях сегодня были: Дарья Донцова, писатель и телеведущая; Николай Владимирович Жуков, врач-онколог, профессор, доктор медицинских наук, руководитель отдела Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева; а также Ольга Вострикова, председатель Международного союза помощи и поддержки пациентов. Всего доброго. 

Знаменитости, победившие рак — Газета.Ru

Знаменитости, победившие рак

4 февраля — Всемирный день борьбы против рака. «Газета.Ru» предлагает вспомнить истории тех знаменитостей, которые когда-то заболели раком, но смогли победить это страшное заболевание.

close

Анджелина Джоли. Голливудская дива перенесла операцию по удалению молочной железы в мае 2013 года, чтобы предотвратить риск развития рака груди. «Врачи решили, что у меня — 87% вероятности развития онкологического заболевания груди. Как только я узнала об этом, я захотела минимизировать риск», — сообщила Джоли прессе. Она отметила, что онкозаболевания у нее — наследственные. Мать актрисы скончалась от этого недуга в 56 лет после почти 10-летней борьбы с раком. Роберт Де Ниро. Известный американский актер столкнулся со страшным заболеванием в 2003 году в возрасте 60 лет — у него был обнаружен рак простаты. Де Ниро, однако, не отчаялся, тем более что прогнозы врачей были оптимистическими. «Рак обнаружен на ранней стадии, поэтому врачи прогнозируют полное выздоровление», — успокаивал пресс-секретарь поклонников актера. Роберт Де Ниро перенес радикальную простатэктомию — наиболее эффективную операцию в борьбе с его видом заболевания. Восстановление проходило крайне быстро, и спустя некоторое время врачи заявили, что Де Ниро абсолютно здоров. Актер не позволил болезни разрушить его творческие планы и почти сразу после лечения приступил к съемкам в фильме «Игра в прятки». С тех пор он успел сняться еще в более чем двадцати картинах, среди которых «Область тьмы», «Мой парень — псих», «Малавита» и «Забойный реванш». Кристина Эпплгейт. Актриса, больше всего известная по роли дочери семейства Банди в сериале «Женаты с детьми», не только победила рак молочной железы, который у нее обнаружили в 2008 году, но и родила после излечения своего первенца. Болезнь удалось диагностировать на ранней стадии. Актриса выбрала самый радикальный метод лечения, из-за чего ей пришлось удалить обе груди, однако это лишило ее многих проблем, а также на 100% предупредило возможность рецидива. Операция по удалению прошла успешно, после чего пластические хирурги восстановили Кристине грудь. Кайли Миноуг. Певица из Австралии гастролировала по Европе, когда в 2005 году в возрасте 36 лет у нее обнаружили рак груди. Звезда сразу же отложила турне, чтобы пройти операцию и химиотерапию. При этом преданные поклонники, купившие билеты на австралийские концерты, решили поддержать кумира и не стали сдавать контрамарки обратно после того, как услышали печальные новости. «Когда врач сообщил мне диагноз, у меня земля ушла из-под ног. Казалось, что я уже умерла», — вспоминает певица. Однако Кайли Миноуг нашла в себе силы бороться, ей была сделана операция по удалению опухоли, она перенесла восьмимесячный курс химиотерапии. К счастью, болезнь отступила, и с тех пор певица и актриса, продолжая радовать поклонников своими выступлениями, занимается также организацией кампаний, направленных на просвещение женщин в вопросах диагностики онкологических заболеваний и борьбы с ними. «При современном уровне развития медицины побороть рак молочной железы возможно. Главное — вовремя его обнаружить», — убеждена Миноуг. Юрий Николаев. Российский телеведущий боролся с раком кишечника в течение нескольких лет. Когда в 2007 году врачи сообщили ему о страшном заболевании, по его словам, «мир как будто почернел». Однако это была лишь минута слабости. Юрий Николаев сумел собрать волю в кулак и не впасть в отчаяние. Зарубежным онкологическим клиникам он предпочел специализированный центр в Москве, где перенес не одну операцию и прошел полный курс лечения. Как глубоко верующий человек, Николаев убежден: «Только благодаря Богу я жив и не нуждаюсь больше во врачах». Сейчас ведущий задействован сразу в нескольких телепередачах, таких как «Достояние республики» и «В наше время». Анастейша. Американская певица знает о борьбе с онкологическим заболеванием не понаслышке: дважды она слышала от врачей роковую фразу «У вас рак». Впервые это случилось в 2003 году, когда звезде было 34 года. «Мне никогда не было так страшно, как в тот раз», — рассказывала она о дне, когда доктор сообщил ей о злокачественной опухоли, обнаруженной в молочной железе. Анастейша была прооперирована, ей пришлось согласиться на удаление части одной из молочных желез. Болезнь отступила, однако в начале 2013 года вернулась. Отменив все выступления, певица вновь начала курс лечения, и спустя полгода ее поклонники вновь ликовали — Анастейша и во второй раз не дала болезни сломить себя. «Никогда не давайте раку забрать вас, боритесь до последнего», — обратилась певица ко всем тем, кто тоже столкнулся со страшным недугом. Сегодня Анастейша известна не только как певица и автор песен, но и как основательница фонда, носящего ее имя и призванного просвещать молодых женщин в вопросах, связанных с обнаружением и лечением рака. Хью Джекман. В ноябре 2013 года американский актер сообщил, что врачи диагностировали у него рак кожи — базалиому. По настоянию супруги Деборы он посетил врача для осмотра кожи на носу, в результате чего ему поставили диагноз — базальноклеточная карцинома. «Пожалуйста, не будьте глупы, как я. Обязательно проверяйтесь», — написал Джекман. Он также посоветовал всем использовать защитный крем от солнца. Форма рака, выявленная у актера, — наиболее часто встречающаяся y человека злокачественная опухоль. От других типов отличается редким метастазированием, однако способна к обширному местному росту. Дарья Донцова. Популярная писательница сумела победить рак груди, несмотря на то что болезнь обнаружили, когда она уже достигла последней, четвертой стадии. Как рассказывала Донцова в одном из своих интервью, когда в 1998 году она обратилась к онкологу, тот сказал ей без обиняков: «Жить вам осталось месяца три». «Страха смерти я не испытывала. Но у меня трое детей, пожилая мама, у меня собаки, кошка — умирать просто невозможно», — с присущим ей чувством юмора вспоминает писательница о страшном событии. Тяжелейшее лечение — курсы химиотерапии и ряд сложнейших операций — женщина переносила стойко, не жалуясь на судьбу. Более того, именно в период бесконечных процедур она впервые стала писать. Сначала просто чтобы не сойти с ума, потом — потому что поняла, что именно этим и хочет заниматься в жизни. Полностью победив болезнь, Донцова теперь не избегает разговоров о раке, а напротив, рассказывает об этом испытании, даря надежду на выздоровление онкобольным: «Можно пожалеть себя первые два часа, потом вытереть сопли и понять, что это не конец. Придется лечиться. Рак лечится». Майкл Дуглас. Американский актер в 2010 году прошел через курс химиотерапии, так как у него обнаружили злокачественную опухоль на языке. На тот момент она была величиной с грецкий орех, но впоследствии ее успешно вылечили. Однако реальная опасность ему все же угрожала — в виде ампутации языка и нижней челюсти. Уже в январе 2011 года актер заявил, что победил рак и отлично себя чувствует. «Опухоль исчезла. Я ем, как свинья. Наконец-то я могу есть все, что захочу», — прокомментировал свое «излечение» Дуглас. Майкл Холл. У американского актера, известного по сериалу «Декстер», также был диагностирован рак. В январе 2010 года представитель актера подтвердил информацию о том, что он проходит курс лечения от лимфомы Ходжкина. Из-за этого продолжение съемок сериала оказалось под большим вопросом. Лечение заболевания закончилось ремиссией, и через несколько месяцев стало известно, что Холл полностью здоров. Владимир Познер. Российский журналист и телеведущий начал борьбу с онкологическим заболеванием в 1993 году. Тогда во время обследования в одной из клиник США врачи буквально ошеломили его страшным известием. «Было ощущение, что я на полном ходу влетел в кирпичную стену», — рассказывал позднее известный телеведущий в интервью корреспонденту газеты «Собеседник» о том дне. Однако специалисты заверили Познера, что этот диагноз не смертелен, тем более что болезнь была выявлена на ранней стадии. По признанию самого телеведущего, он не проходил курс химиотерапии, врачи настояли на скорейшей операции по удалению злокачественной опухоли. «Когда я вышел из больницы, силы на какое-то время меня оставили. Потом я как-то сумел настроиться», — говорит Познер. Большую роль в борьбе с болезнью сыграла поддержка семьи и друзей, которые ни на минуту не переставали верить в его выздоровление и при этом относились к нему так, как будто ничего страшного в его жизни не случилось. В конце концов рак отступил. С тех пор прошло уже 20 лет, Владимир Познер регулярно проходит медицинское обследование и призывает последовать своему примеру остальных. В 2013 году он стал послом международной программы «Вместе против рака». Шэрон Осборн. Жена известного рок-музыканта Оззи Осборна в 2012 году удалила молочные железы в качестве превентивной меры. За некоторое время до этого у Осборн был рак толстой кишки и врачи предупреждали Шэрон о возможном наступлении болезни, именно из-за этого она и согласилась на двойную мастэктомию. Род Стюарт. Британский певец в июле 2000 года сделал операцию по удалению рака щитовидной железы. Спустя несколько месяцев, в январе 2001 года, он заявил, что полностью излечился. Тогда Род посмотрел на болезнь как на знак и посвятил песню канадскому бегуну Терри Фоксе, который, в 19-летнем возрасте лишившись ноги из-за рака, пробежал спустя несколько лет через всю страну с протезом, чтобы собрать средства на онкологические исследования. Иосиф Кобзон. В 2005 году знаменитый певец перенес сложную операцию в Германии по удалению опухоли. Однако хирургическое вмешательство привело к резкому ослаблению иммунитета, образованию тромба в легких, воспалению легких и воспалению ткани в почках. В 2009 году Кобзон был повторно прооперирован. Артист продолжает лечение до сих пор. Синтия Никсон. Исполнительница роли Миранды в сериале «Секс в большом городе» в 2002 году заболела раком груди. Она не захотела создавать шумиху и рассказала журналистам о своей болезни лишь спустя несколько лет после выздоровления. Позднее она сыграла в театральной постановке по пьесе Маргарет Эдсон «Остроумие» роль преподавателя поэзии Вивиан Биринг, больной раком. Ради этой роли актриса побрилась налысо. Лэнс Армстронг. Сильнейший велогонщик планеты, семикратный победитель Tour de France, живая легенда также стал жертвой рака. Запущенный рак яичек с множественными метастазами по всем органам диагностировали Армстронгу в 1996 году. Однако волевой спортсмен не сдался и согласился на рискованный метод лечения с возможным побочным действием. Шансов выжить практически не было, но он победил. Велогонщик создал фонд Лэнса Армстронга для помощи больным раком и решил пропагандировать борьбу с этой болезнью, вновь сев на велосипед. Лайма Вайкуле. Известная российская певица столкнулась с болезнью в 1991 году: в Америке врачи поставили ей диагноз — рак груди. При этом шансов на то, что она выживет, было не так уж много. В интервью СМИ она рассказывала, что недуг перевернул ее жизнь, заставил задуматься о многом и иначе взглянуть на привычные вещи и отношения. «Лишь пережив то, что случилось со мной, я по-другому стала смотреть на жизнь», — заявила Лайма. После лечения певица решила как можно быстрее вернуться на сцену. Она стала больше уделять внимания своим близким и друзьям. Подписывайтесь на «Газету.Ru» в Яндекс.Новостях, Дзен и Telegram.
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Муж Донцовой борется с третьей стадией рака: «Я был в ужасе, когда представил, что Саши нет»

Дарья Донцова

Писательница открыто говорит о себе. Она неизгладимая оптимистка, ведь однажды ей удалось победить рак молочной железы. Дарья прошла огромное количество химиотерапии, перенесла операцию. Донцова умеет сохранять абсолютный оптимизм, к чему всегда призывает своих поклонников.

Писатель остается оптимистом в любой ситуации

Дарья прожила со своим мужем Александром почти 40 лет.

И, тем не менее, в жизни писательницы произошло то, что надолго подкосило ее. Дарья Донцова призналась, что у ее мужа диагностировали рак кишечника третьей степени. Ему сделали операцию, он уже прошел около семи курсов химиотерапии. Мужчина сохраняет такой же оптимизм, как и его жена. Он даже бросил курить, хотя эта пагубная привычка с ним уже 60 лет. Александр Донцов рассказал журналистам: «Я не очень переживал по поводу похудения, если меня кто-то и беспокоил, то это моя жена говорила, что мне нужно узнать, что с тобой происходит.

не пропуститеДарья Донцова о новой борьбе с тяжелой болезнью: «Будем лечиться»

Дарья Донцова в эфире шоу «Секрет на миллион» на канале НТВ сказала Лере Кудрявцевой: «Я никогда не переживала за себя, а из-за мужа впала в истерику». Ведущий поддержал Донцову, но было видно, что сами супруги отлично справляются с выпавшим на их долю испытанием. Главного секрета писательница не раскрыла, сказав, что уже достаточно откровенна в прямом эфире.Но зато явила миру совершенно непубличного сына Аркадия, имеющего свой строительный бизнес и молодую жену, воспитывающую двоих детей.

Фото: Legion-Media

Источник

Отказ от ответственности: если вам нужно обновить/отредактировать/удалить эту новость или статью, пожалуйста, свяжитесь с нашей службой поддержки Узнать больше

Дарья Донцова о новой борьбе с тяжелой болезнью: «Будем лечиться»

Дарья Донцова

69-летняя Дарья Донцова серьезно боролась за свою жизнь: она перенесла 18 курсов химиотерапии, а также четыре сложнейшие операции.В конце концов ей удалось победить болезнь. С тех пор автора детективов постоянно обследуют и наблюдают специалисты, тщательно следящие за любыми изменениями в организме. Но похоже проблема снова вернулась.

Об этом

Донцова рассказала в интервью Лере Кудрявцевой на канале НТВ. В эфире ток-шоу «Секрет на миллион» писатель признался: «Прозвенел звонок, а раз прозвенел, надо проверить. Я был так напуган». Знаменитость в объявлении о выписке не уточнила, что с ней происходит и что говорят врачи, ограничившись фразой: «Будем лечиться.

Рад, что семья поддерживает звезду детективного жанра. Родственники всегда рядом с Дарьей и готовы прийти на помощь в любой момент. Они стойко переносят все новости о здоровье Донцовой. «У нас не принято впадать в истерику дома. Этот итальянский дворик немного не в нашем стиле», — сказал автор.

Донцова намекнула, что снова заболела

Поклонники ошарашены новым признанием звезды. Для многих Дарья Аркадьевна является символом борьбы со страшной болезнью.В разные годы писательница помогала благотворительным фондам, борющимся за онкобольных женщин, перечисляла туда крупные суммы, а также выступала с лекциями по всей России, призывая представительниц прекрасного пола чаще проходить обследования и следить за своим здоровьем.

не пропуститеДарья Донцова: «Очень хочется жить»

Судя по всему, Донцова полна решимости и хочет победить, как это уже было в ее жизни. В эфире шоу «Секрет на миллион», увидев слезы Кудрявцевой, писатель заверил: «Лерочка, все хорошо, мы живы!»

Фото: Legion-Media

Источник

Отказ от ответственности: если вам нужно обновить/отредактировать/удалить эту новость или статью, пожалуйста, свяжитесь с нашей службой поддержки Узнать больше

Онкобольная Дарья Донцова снова борется с раком

Известная писательница стала участницей проекта «Секрет на миллион», где рассказала о новых проблемах со здоровьем…

Писатель снова борется с болезнью / Фото: скриншот, Instagram Дарьи Донцовой

— Реклама —

Известный писатель в эфире шоу «Секрет на миллион» с Лерой Кудрявцевой, которое выйдет в эфир 19 февраля, поделилась тяжелой новостью: У нее снова проблемы со здоровьем.

По словам Дарьи Донцовой, через 24 года ей снова приходится бороться за жизнь.

Прозвенел звонок, а раз прозвенел, значит надо проверить. Меня охватил такой ужас! Будем лечиться. Почему-то мы не впадаем в истерику.

— Реклама —

Дарья Донцова / Фото: Instagram Дарья Донцова

В эфире шоу «Секрет на миллион», увидев слезы Кудрявцевой, писатель заверил: «Лерочка, все хорошо, мы живы!»

— Реклама —

Подробнее в видео.

Напомним, 24 года назад у Дарьи Донцовой диагностировали рак молочной железы 4 стадии. Ей было проведено 18 курсов химиотерапии, а также четыре сложнейшие операции. Но в итоге ей удалось победить болезнь. С тех пор она регулярно проводит обследования, чтобы не пропустить изменения в организме. И теперь проблема, похоже, снова вернулась.

Дарья Донцова не теряет надежды, а поклонники желают знаменитому писателю крепкого здоровья!

Коротко о Дарье Донцовой

Дарья Донцова (настоящее имя Агриппина Аркадьевна Донцова, урожденная Васильева) — популярная российская писательница, сценарист, радио- и телеведущая, автор большого количества книг в жанре иронического детектива.

На протяжении многих лет ее называют первой в рейтинге авторов взрослой фантастики по общему тиражу изданных книг в год в РФ.

Свои первые 3 романа она опубликовала, находясь в больнице в 1999 году. Это романы «Крутые наследники», «За всех зайцев» и «Дама с когтями» из цикла «Любовница частного сыщика Даши Васильевой».

У Донцовой снова проблемы со здоровьем / Фото: Instagram Дарьи Донцовой

Читайте также интересные факты об имениннике Джоне Траволте.

Дарья Донцова решилась на откровенный разговор о раке StarHit.ru

Писатель поделился своим опытом в прямом эфире телешоу. Дарья Донцова рассказала, что сумела побороть страшную болезнь. В программе студии также присутствуют женщины, многим обязанные знаменитости. Она помогла им справиться с серьезными проблемами.

Писательница Дарья Донцова, которая этим летом отметила свое 65-летие, стала героиней программы «Прямой эфир». Женщина поделилась со зрителями опытом борьбы с раком.В то время ей было восемнадцать химиотерапии и четырех операций. «Это не страшно, просто неприятно. Любую девушку, у которой было утреннее недомогание, я понимаю», — сказал Донцов.

По признанию Дарьи, пока она думала о будущем супруге, сосредоточилась на академической карьере. «Молодой, красивый муж, обязательно кто-нибудь подберет», — пояснила женщина. Звезду обеспокоило, как дальше будет жить ее избранник. В результате Донцова подобрала идеальную кандидатуру на роль жены для своей второй половинки.

«Конечно, я думал, что умру.Более того, когда мне сказали, что мне нужно жить несколько месяцев, то я пошла к ближайшей подруге, она работает хирургом и не замужем. Не понимаю почему, ведь она идеальная хозяйка, прекрасный мужчина. Но этого не произошло с ее личной жизнью. Ее сын — близкий друг моей дочери Маши. У нее две собаки, она хорошо готовит, и у нее очень интересная внешность, и она прекрасная жена моему мужу», – рассказала Дарья.

Донцова вспомнила, как сообщала подруге печальную новость.«Я сказал: «Оксана, у меня тут такая ситуация, ты должна выйти замуж за Александра Ивановича». Она сказала: «Хорошо. Просто сядьте и расслабьтесь», — поделился писатель. Подруга Дарья тоже порекомендовала своего врача и посоветовала пройти полное обследование в городской больнице.

«У нас не было денег. Я был репетитором немецкого языка, тогда еще не был писателем. Муж был доктором наук. Трое детей, две мамы, пенсионерки, оплата кооперативной квартиры. Откуда у нас были какие-то огромные деньги?.. Я приехал в больницу, молодой врач (сейчас он там заведует кабинетом) посмотрел на меня и сказал: «Да, ситуация сложная. Но мы это переживем», — сказала женщина.

По словам Дарьи, главное – не опускать руки в борьбе с болезнью. В начале лечения она чуть не сдалась, когда увидела себя в зеркале. Донцов был потрясен ее видом. «Я упал вниз. Но потом он встал и подумал: «Ну, я жив», — сказала она.

Врачи сказали пациентке, что она сильно прибавит в весе и резко состарится.К тому же они напугали Дарью проблемами с сердцем. Женщина говорит, что набрала пять килограммов, но со временем стала заниматься в спортзале и контролировать свой рацион.

Когда Донцова узнала о своем страшном диагнозе, ее дочери было всего одиннадцать лет. Тогда Мария еще не понимала, что происходит.

«Она однажды плакала. Потом было еще одно старое здание, а морг был возле входа. Она подошла ко мне и увидела, что девочка плачет возле могилы. Она подбежала ко мне в доме с круглыми глазами и сказала: «Знаешь, тут у девочки умерла мама.Я сказал ей: «Знаешь, но я никогда не умру». Она мне поверила, и я не имела права умирать», — сказала Дарья.

В программе Донцова также сообщила, что ее опыт помогает многим другим больным раком. Они находят знаменитость благодаря социальным сетям и задают ей вопросы. «Я работаю у доморощенного психолога», — говорит Дарья, которая считает важным поддерживать общение с теми, кто борется с тяжелым заболеванием.

«К сожалению, очень мало хороших экопсихологов.После операции женщина остается одна. Ходит в поликлинику, там не очень хорошее отношение к пациентам», — говорит женщина.

В студии появилась певица Лама Сафонова, пообщавшаяся с Дарьей Донцовой в Instagram. «Она очень смелый человек, который никогда не позволит себе унывать», — сказал сценарист, растроняя исполнительницу.

«Я считаю, что не надо ставить вопрос: «Почему». Вы должны понять, почему это произошло. Это случилось со мной, я увидел, сколько добрых сердец и любви.Потому что во многих сложных ситуациях я был один. И вот, когда у меня возникла эта проблема, я увидел, что ряд людей – хорошие и открытые. Они меня не отпускают и не держат в этом мире», – рассказал Сафонов.

Среди других гостей программы была Инна Проценко, которая вела переписку с главным героем передачи в Интернете. Донцова помогла странной женщине сделать шаг к преодолению болезни, о которой, кроме знаменитостей, знал только ее муж. «Я подтолкнул ее к операции, буквально коленом в заднице.Вот он, живой и здоровый», — сказала Дарья.

По словам Проценко, у нее начались проблемы со здоровьем после долгожданного пополнения в семье. Звезда смогла найти слова, чтобы ее успокоить.

«Уже 14 лет у мужа и детей нет. Мы делали ЭКО. Родила ребенка, была небольшая проблема с весом ребенка, но потом все нормализовалось. Тогда я беспокоила грудь, и мне было страшно. Ходила, сдавала анализы… Она (Дарья Донцова – Ред.) мне сказала: «Бог дает Вам подарок.Это не тест. Вы должны понимать, зачем вам это нужно. Может быть, ты уделяешь слишком много времени, сынок. Подумай о себе, посмотри, как прекрасна жизнь», — сказал Проценко.

В гости пришли Дарья Донцова и Марина Клочкова. Однажды писатель помог ей справиться с депрессией после смерти супруга. Женщина прислала звезде сообщение о том, что ее муж погиб на МКАД. Донцова не могла остаться равнодушной к печальному событию.



10 звезд, победивших рак

Обычно истории о звездах из светской хроники — это красивые глянцевые картинки: свадьбы и расставания, измены и скандалы, путешествия, кинопремьеры и покупки жилья.Однако в жизнь знаменитостей часто вторгается беда, и они вступают в настоящую, а не кинематографическую битву за жизнь. К сожалению, такое страшное заболевание, как онкология, не обошло стороной и героев нашего материала, как российских, так и зарубежных. Но они смогли выйти победителями и стали примером для тех, кто готов сдаться в такой же ситуации.

Изображение

ДАРЬЯ ДОНЦОВА

Изображение

goodhouse.ru

Писательница Дарья Донцова поначалу с радостью восприняла первые симптомы болезни — вдруг, как всегда мечтала, у нее начала расти грудь.Однако близкий друг не разделил этой радости и направил его к врачу, который вынес безжалостный приговор – стадия запущена, жить осталось несколько месяцев, что-то можно сделать, но это бессмысленно. Дарья наотрез отказалась мириться с приговором: трое детей, муж, мать, свекровь, собаки — как тут умереть?

Лечение было долгим и мучительным — 18 операций, химиотерапия, облучение.

Но отношение Донцовой было не менее важно, чем лечение — она ​​не давала себе ни минуты думать о смерти, она разработала «ежедневную обязательную программу работы над собой.В него входили самые разные, на первый взгляд, незначительные вещи — главное двигаться, заниматься собой. Именно тогда, в больнице, впервые начала писать Дарья, где и родился ее первый детективный роман, ознаменовавший начало дальнейшей успешной карьеры.С тех пор спорт и писательство неизменно остаются в списке обязательных ежедневных занятий.А Дарья уже много лет является послом благотворительной программы «Вместе против рака груди».

ЛИМА ВАЙКУЛЕ

Изображение

гудхаус.ru

О борьбе Лаймы Вайкуле со страшной болезнью зрители узнали из телепередачи с участием Оксаны Пушкиной, ставшей откровением для многих россиянок. До этого мало кто из звезд осмеливался признаться в такой тайне и призвать женщин беречь себя, чаще обращаться к врачу. Лайма сказала, что в ее случае рак был обнаружен в последней стадии, очень запущенная опухоль давала не более 20% шансов на выживание.

Срочно была проведена операция, после которой последовал длительный процесс восстановления.

Певица призналась, что прошла несколько этапов — жуткий страх, желание забиться в угол и жалеть себя, зависть к тем, кто здоров, понимание необходимости принимать помощь близких. «Нет ничего одинакового, — говорит Лайм. «Изменилось мое отношение ко многим вещам, к людям, изменился я сам и мое представление о том, что действительно важно».

ХЬЮ ДЖЕКМАН

Изображение

goodhouse.ru

Знаменитый «Росомаха» недавно рассказал, что его детство в Австралии сделало его идеальным кандидатом на рак кожи, и он никогда не пользовался солнцезащитным кремом, несмотря на то, что Австралия долгое время была лидером по количеству больных этим заболеванием.

Такая беспечность обошла актера стороной: в 2013 году врачи диагностировали у него рак кожи – базально-клеточную карциному.

Более того, жена Джекмана буквально заставила его пойти к врачу — проверить подозрительную родинку на носу. В итоге стало ясно — рак, да еще и на лице! Что может быть хуже для актера? Однако Хью отнесся ко всей ситуации мужественно и с юмором – он регулярно выкладывал в свои соцсети фотографии после процедур с устрашающими высыпаниями на носу, не стеснялся появляться в таком виде на светских мероприятиях и активно призывал всех: «Пожалуйста, не быть глупым, как я.Обязательно проверьте. Каждые три месяца я прохожу осмотр. Теперь это для меня норма.»

СИНТИЯ НИКСОН

Изображение

goodhouse.ru

Исполнительница роли Миранды, одной из четырех подружек из «Секса в большом городе», во многом похожа на свою самую известную героиню — например, стойкостью характера. Эта черта помогла ей, когда она узнала о ней диагноз — рак молочной железы. Кроме того, у Синтии перед глазами был положительный пример – ее мать успешно преодолела болезнь, когда актриса была еще ребенком.Именно это и спасло саму Синтию – зная о своей генетической предрасположенности, она регулярно проходила обследования, и опухоль была обнаружена на ранней стадии.

Никсон не сообщала о своей болезни почти никому, кроме родных, и пресса обо всем узнала лишь спустя несколько лет.

Пережитое отразилось на ее карьере актрисы: позже она сыграла в бродвейской театральной постановке по пьесе Маргарет Эдсон «Остроумие», где ее героиня, учительница поэзии Вивиан Биринг, тоже больна раком.Ради этой роли актриса даже побрила голову, чем вызвала большой ажиотаж в прессе — многие СМИ предположили, что болезнь действительно вернулась.

ШЕРОН ОСБОРН

Изображение

goodhouse.ru

У жены легендарного рок-музыканта Оззи Осборна диагностирован рак прямой кишки, и дан совершенно неутешительный прогноз — вероятность выживания не более 30%, так как опухоль успела метастазировать в лимфатические узлы. Шэрон, известная своим задиристым нравом и железным характером, не чуралась рака – операции и химиотерапия даже стали частью реалити-шоу «Осборн», съемки которого Шэрон отказалась прерывать.

Сейчас Шэрон здорова и даже шутит над собой — по ее словам, вместо сотен тысяч долларов, потраченных на пластические операции, где важнее было проверить тыл, она призывает всех женщин группы риска (после 40 лет) сделать регулярная колоноскопия. «Рак толстой кишки развивается медленно, его можно выявить на ранней стадии, тогда вас спасут», — настаивает Шэрон. — Если ничего не болит, это не значит, что все в порядке. Когда больно, уже поздно!»

СВЕТЛАНА СУРГАНОВА

Изображение

гудхаус.ru

Светлана Сурганова, безусловно, согласится с Шэрон, которую своевременная колоноскопия могла бы спасти от многолетних мучений. С детства Светлана страдала заболеваниями желудочно-кишечного тракта – организм не усваивал даже обычную кашу и хлеб, ей прописали строжайшую диету. Когда встал выбор между работой по специальности (педиатрия) и карьерой в группе «Ночные снайперы», Сурганова отдала предпочтение музыке.

Постоянные гастроли, отсутствие нормального режима и здорового питания усугубляли ее состояние, но певица долго игнорировала тревожные симптомы, пока боль не стала невыносимой.

В больнице диагностировали рак сигмовидной кишки, после чего последовали две операции, врачи вынуждены были сделать отверстие в брюшной полости и вывести трубку и прикрепить к желудку мешок, в котором пришлось ходить в туалет несколько лет. С этими дудками Светлана смело продолжала выступать, гастролировать, участвовать в фотосессиях.

Только недавно певица избавилась от этого тягостного напоминания о своей болезни, но по-прежнему очень тщательно следит за своим здоровьем: «Теперь я понимаю и хочу всем сказать, что нужно проверить свой организм, несмотря на неприятные процедуры.Проходите тестирование хотя бы раз в год, преодолевайте свой страх или лень! Чем раньше у вас диагностируют опухоль, тем больше надежды на выздоровление».

КАЙЛИ МИНОГ

Изображение

goodhouse.ru

О том, что у нее рак груди, популярная певица узнала в 2005 году. В прессе эта информация произвела эффект разорвавшейся бомбы, вызвав весьма нездоровый интерес – сильно исхудавшая, спрятавшая голову под разноцветные платки, Кайли не выдержала шаг без назойливого внимания папарацци.

Однако ни это, ни сложнейшая операция и последовавшая за ней химиотерапия не сломили боевой дух миниатюрной австралийской красавицы.

Наоборот, Миноуг часто рассказывает о том, как пережитые трудности сделали ее сильнее и заставили оглянуться вокруг, задуматься о том, кто был в такой же ситуации и нуждается в помощи. Кайли организовала собственный фонд по борьбе с раком груди, постоянно участвует в благотворительности, активно призывает всех женщин не забывать о необходимости постоянных профилактических визитов к врачу, чтобы не дать болезни ни единого шанса.

РОБЕРТ ДЕНИРО

Изображение

goodhouse.ru

Оскароносный голливудский актер столкнулся со страшной болезнью в возрасте 60 лет – у него диагностировали рак простаты. К счастью, актер не пренебрегал профилактическими осмотрами, поэтому опухоль была обнаружена на ранней стадии. Де Ниро перенес радикальную простатэктомию, которую в свое время сделал его коллега Арнольд Шварценеггер, и с тех пор уже около 15 лет болезнь актера не беспокоит актера. Врачи отметили, что восстановительный период занял у Де Ниро очень мало времени, так как, несмотря на возраст, Роберт активно занимается спортом, а главное, не избегает врачей и вовремя проходит все необходимые обследования.

БЕН СТИЛЛЕР

Изображение

goodhouse.ru

Другом Де Ниро по несчастью можно назвать американского комика Бена Стиллера — он тоже узнал о раке простаты во время планового обследования и не перестает повторять, как ему повезло быть бдительным. Бен признается, что, услышав свой диагноз, сначала ощутил страх, а потом растерянность — было непонятно, как жить дальше, планировать ли съемки, что его ждет: «Мой врач говорил о шансах на выживание, импотенции, о том, как пройдет операция. пойди и какой лучше выбрать, и я почувствовала, что его голос отдалялся и становился неразборчивым — прямо как в этих фильмах, где парень узнает, что у него рак, а меня в фильме не было!»

К счастью, после успешной операции 51-летний актер продолжает успешно сниматься в кино и жить нормальной жизнью.Однако есть и изменения — Стиллер теперь проходит медосмотры в два раза чаще и активно призывает всех мужчин пройти тест на рак простаты, что спасло ему жизнь.

МАЙКЛ ХОЛЛ

Изображение

goodhouse.ru

Звезда «Декстера», одного из самых успешных сериалов в истории, тоже не избежала печальной участи, внезапно услышав о страшном диагнозе — лимфоме Ходжкина, раке иммунной системы. Михаилу было 39 — в это же время от рака простаты умер его отец.Холл увидел это дурное предзнаменование, стал думать, что его настигло кармическое возмездие за исполнение роли маньяка-убийцы. Однако супруга Дженнифер Карпентер не сдавалась, поддерживая в самые трудные минуты, когда лечение начало менять внешность Майкла – он сильно исхудал, у него выпали брови, волосы и ресницы, лицо опухло.

Холл не хотел никому рассказывать о своей болезни, но очевидное уже не скрывалось, и он рассказал свою историю прямо на сцене, на церемонии Гильдии киноактеров 2010 года, где получил награду за лучшую мужскую роль.Несмотря на все перипетии, съемки «Декстера» продолжались — Майклу пришлось надеть парик и наклеить брови и ресницы. Однако лечение принесло свои плоды – болезнь отступила, наступила ремиссия. Сейчас актер является представителем Общества по борьбе с лейкемией и лимфомой, навещает больных, выступает на собраниях, участвует в фотосессиях, говоря о том, что бороться нужно всегда.

человек победили рак? Как победить рак?

Страшная опухоль — это на самом деле далеко не то, о чем люди хотят рассказывать другим.К сожалению, в нашем обществе сложился такой ужасающий стереотип, что вылечить рак вообще невозможно, а люди, у которых он уже выявлен, через 2-3 года просто умрут. Но каждый должен понимать, что рак – это не приговор. Нередки случаи, когда обычный человек умирает от того, что вовремя не вылечил рак, а сейчас стадия настолько запущена, что ничего нельзя сделать. При этом окружающие его люди (друзья, родственники, соседи, знакомые и т. д.) наблюдают, как он страдает, и это не всегда продолжается какие-то короткие месяцы.Бывало и так, что больные с запущенными стадиями рака жили по несколько лет. При этом с каждым днем ​​чувствовали себя все хуже и хуже, врачи сказали, что 2-3 месяца — это их предел. Но они не сдавались, пытались бороться. И им удалось противостоять этой болезни, потому что, по сути, они могли прожить не более полугода, но продлили свой век, хотя и страдали, конечно, немало. Но если бы они сразу же обратились к врачу, даже при первых признаках заболевания, то наверняка попали бы в наш список под названием «Люди, победившие рак».Они могли бы избавиться от болезни, как это сделали герои этой статьи, о которой вы узнаете позже.

Зачастую рак победили те, кто сразу попал в больницу. Это те, кто открыл в себе страшную болезнь, от которой уже умерло большое количество людей, даже на самой начальной стадии. Но именно в этот период проще всего подавить опухоль в организме. Такие люди не разглашают информацию о том, что им удалось победить рак, но не сказать о таком большом достижении своим родным и близким просто невозможно.

Люди, победившие рак

Некоторые очень известные личности в индустрии развлечений также обнаруживают рак. Пока обычный человек не захочет раскрывать свою болезнь, мир почти мгновенно узнает об опухоли знаменитости. Судя по всему, у стен действительно есть уши. От такого страшного заболевания не застрахован никто, профилактических мер просто не существует. Однако врачи не перестают убеждать людей в том, что рак — это не приговор. Победить эту болезнь под силу любому, кто только очень хочет, у кого есть стимул жить.

Звезд, победивших опухоль, очень много. Победители рака сильны духом. Нужно уважать тех людей, которые не только избавились от болезни, но и рассказали свою историю огромному количеству простых людей. Сейчас мы больше поговорим о знаменитостях, узнаем истории раковых звезд, которые покорили наших звезд эстрады, любимых многими певцов и певиц, актеров и писателей.

Роберт Де Ниро

Роберту де Ниро было 60 лет, когда он узнал, что болен раком.В середине 2003 года мужчина, как обычно, отправился на плановое обследование, так как всегда очень внимательно следил за своим здоровьем. Опухоль еще не развилась, поэтому врачи не сомневались в своих прогнозах и уверенно говорили, что все будет хорошо, опасности для жизни нет. Врачи давали только самые оптимистичные прогнозы, ведь операция, ожидавшая мужчину впереди, была не очень сложной.

Роберту Де Ниро была сделана простатэктомия. Эта операция является одной из самых радикальных в хирургии, и врачи провели ее успешно.Шестидесятилетний мужчина перенес процедуру, которую проводят только людям с ужасными новообразованиями мужской простаты.

Сам процесс выздоровления проходил достаточно активно, быстро и без каких-либо осложнений, которые могли привести не только к ухудшению самочувствия известного актера, но и, безусловно, к летальному исходу. С того момента, как Роберт Де Ниро победил свой недуг, прошло более 12 лет, а герой продолжает сниматься в кино. За столь приличное количество времени зрители увидели этого актера более чем в 25 кинокартинах, где он сыграл главные и второстепенные роли.Теперь Роберт де Ниро смело заявляет, что жизнь после рака существует.

Дарья Донцова

Очень известная писательница детективов, которые, кстати, остаются популярными даже несмотря на то, что с момента их выхода прошло более 10 лет, тоже может утверждать, что очень хорошо знакома с раковыми заболеваниями. Впервые в жизни она столкнулась с этой отвратительной болезнью очень давно, более 10 лет назад. В 1998 году Дарья узнала, что больна раком, но это была не самая плохая новость для писательницы, ведь чуть позже врачи сказали ей, что у нее последняя (четвертая) стадия рака.Это подтвердили слова одного из врачей: «Осталось не более 3 месяцев…»

В связи с тем, что Дарья все-таки преодолела четвертую стадию болезни, люди уже много лет спрашивают, как Донцова победила рак. Страшная опухоль груди просто заставляла женщину бояться… бояться, что она умрет. В это время Дарья не могла думать только о своей смертельной болезни, ведь на тот момент у нее уже было несколько детей, а также немолодая мать, за которой нужно было ухаживать, и, в конце концов, обычные домашние животные, которые тоже нуждались уход.Из-за этого Донцова просто не могла умереть, она начала бороться, понимая, что ее путь будет не самым легким. Женщина справилась со страшным раком, она его поборола, и в этом ей помогло то, что она начала писать книги. Она нашла свое любимое занятие — хобби, которым живет и по сей день.

Анджелина Джоли

Эта молодая и привлекательная девушка прошла через многое: более 5 лет назад (в 2007 году) Анджелина Джоли навсегда рассталась со своей любимой мамой, которую звали Маршелин Бертран.Мать актрисы умерла от рака яичников. Это заболевание пришло к женщине в возрасте 57 лет, когда она физически не могла побороть свои причины. Одна из самых красивых девушек Голливуда Джоли очень переживала из-за смерти собственной матери, но что-то предпринимать было уже поздно. После похорон знаменитая дама задумалась о том, можно ли вообще победить рак?

Но несколько лет назад голливудская звезда сообщила публике, что ей сделали очень сложную операцию – мастэктомию.При повторном обследовании дамы (после операции) врачи сказали ей, что риск заболевания снизился более чем на 80%. Ранее вероятность того, что Джоли заболеет раком, составляла почти 90%, то есть шансов «обойти» болезнь практически не было.

Юрий Николаев

В середине 2007 года известный в России телеведущий, а также человек, ставший основателем известного и любимого во всех славянских странах конкурса под названием «Утренняя звезда», узнал самую страшную новость о том, что болен раком. .Более того, это был рак кишечника, который практически невозможно победить.

Этот человек даже не сдался, он боролся с растущей опухолью более двух лет. После того, как Юрий узнал о своей страшной смертельной болезни, как он сам говорит, мир мгновенно превратился в нечто ужасное. Словно от чего-то красочного и яркого, он стал серо-черным.

Болезнь начала прогрессировать, времени было мало, но человек не сдавался и продолжал отчаянно бороться.Юрий Николаев верил в Бога, он не собирался позволить раку испортить свои планы на будущее. И он победил, он победил этот отвратительный недуг. Сейчас телеведущий полностью здоров и в медицинской помощи не нуждается, чего нельзя было сказать тогда. В отличие от других звезд, Николаев не доверяет европейской медицине, поэтому лечился в Москве.

Кайли Миноуг

В 2005 году эта очень известная юная поп-дива отправилась в турне по всей Европе, где, собственно, и узнала, что у нее страшная смертельная болезнь — рак молочной железы.По словам девушки, когда врач сказал ей, что у нее опухоль молочной железы, земля просто начала уходить из-под ног. Девушка моментально смирилась со своим недугом, думала, что уже умирает, но, слава богу, ошиблась. На следующий день после того, как Кайли узнала о своем диагнозе, девушка отменила все последующие запланированные поездки и концерты, извинившись перед поклонниками, уже купившими билеты на шоу. Естественно, даме пришлось поведать миру: она больна, она смертельно больна.Звезду эстрады поддержали, пожелали ей удачи, а главное — здоровья. Девушка в свою очередь пообещала, что победит рак и вернется на большую сцену, чтобы порадовать своих поклонников. В итоге Кайли Миноуг сдержала свое обещание. Она преодолела рак груди и снова вернулась на сцену.

Сначала девушка пережила длительную операцию по удалению части груди, а затем прошла сразу несколько курсов радио- и химиотерапии, после чего, по сути, вернулась к своей работе, рассказав всем, что избавилась от смертельная болезнь.

Владимир Познер

Еще в 1993 году известный корреспондент из РФ Владимир Познер узнал, что у него рак. Медицинские работники убедили мужчину, что конкретно в его случае заболевание не представляет опасности для здоровья, так как рак был обнаружен на ранней стадии. Поэтому можно сказать, что Владимиру повезло, ведь ему не понадобилось проходить курс дорогостоящей и мучительно длительной химиотерапии. Однако врачи почему-то уговаривали журналиста согласиться на немедленную операцию по удалению опухоли.

Большую роль в скорейшем выздоровлении Владимира сыграли его близкие, которые всегда старались быть рядом. Семья Познера вела себя так, как будто все было в полном порядке, как будто ничего не случилось, и о болезни вообще никто не слышал. И что в итоге получил Познер? Кто-то не знает, как победить рак, а кто-то просто даже не задумывается об этом. Но некоторым людям приходится преодолевать страшную болезнь, делая это всеми возможными способами. А Познер смог победить рак!

И вот уже более двадцати лет спокойно живет Владимир Познер.Но он все равно проходит обследования, потому что понимает, что здоровье – это главное!

Шарлотта Льюис

Шарлотта на момент, когда у нее диагностировали онкологию легких, была юной и очаровательной девушкой. Глядя на нее, трудно было сказать, что у нее страшная болезнь, часто приводящая к летальному исходу. Когда врач только увидел актрису с ее более ранним диагнозом, он был удивлен, ведь дама выглядела очень хорошо. Поэтому врач решил, что это какая-то ошибка, но все же провел осмотр и анализ.

Легочная онкология — болезнь, которую Шарлотта победила. После избавления от страшной болезни прошло более тридцати лет. Но в свое время она не побоялась отказаться от химиотерапии. И это было, как видим, правильным решением.

Лэнс Армстронг

Этого человека смело можно назвать легендой велоспорта, ведь он семикратный победитель знаменитых соревнований во Франции под названием Тур де Франс. Лэнс — один из тех личностей, которые победили рак, несмотря на то, что врачи вообще не дали им шанса.Врачи диагностировали «рак яичка», когда болезнь уже перешла в последнюю стадию, что доказало: шансов на победу просто нет.

Тогда же, в 1996 году, мужчина дал письменное согласие на применение на нем нового, очень рискованного метода лечения рака половых органов, который запросто мог привести к различным неприятностям и побочным эффектам. Истинная вера в себя, которая, собственно, и присуща профессиональному спортсмену, лишь помогла Лэнсу Армстронгу одержать самую главную победу в его жизни – победу над раком.Лэнс — человек, который не понаслышке знает, как победить рак.

Иосиф Кобзон

Российский певец тоже когда-то преодолел онкологическое заболевание, однако лечение столь пожилого мужчины прошло не так гладко, как, конечно, хотелось бы. Ровно 10 лет назад, в 2005 году, он узнал, что смертельно болен. Врачи настаивали на немедленной операции, поэтому Кобзон сам отправился в Германию, где, собственно, и удалил некачественное новообразование. Но все оказалось намного сложнее, ведь хирургическое вмешательство, проведенное во благо, вызвало ряд совсем других проблем со здоровьем артиста.После операции иммунитет мужчины был настолько ослаблен, что он мог заразиться чем угодно. Также следует отметить, что после лечения опухоли, а точнее ее удаления, у Иосифа Кобзона в легких образовался небольшой тромб, а также произошло воспаление почечной ткани. Через четыре года Кобзону сделали еще одну операцию. И по сей день известный российский артист продолжает лечиться, и до сих пор, несмотря на возраст, болезнь ему удается побороть.

Лайма Вайкуле

Страшная болезнь не обошла стороной одну из самых известных российских певиц — Лайму Вайкуле.Более двадцати лет назад, в 1991 году, в Соединенных Штатах Америки врачи диагностировали у девушки рак молочной железы. Известно, что это очень коварная болезнь, которая запросто могла привести к смерти певца. Поскольку патология была обнаружена американскими врачами слишком поздно, у Лимы Вайкуле просто не было шансов выжить. Сама певица относилась к этому заболеванию как к чему-то важному, чему-то большему. Она уверена, что Бог таким образом дал ей небольшой толчок, чтобы она раз и навсегда переосмыслила цель своей жизни.Последовало долгое и интенсивное лечение опухоли, но Вайкула все же победила рак, сразу после чего вернулась к творческой деятельности.

Выживаемость при раке молочной железы. Booking Health

В связи со сложностями, связанными с организацией лечения в Турции, Швейцарии, Южной Корее и Индии, в настоящее время мы не обрабатываем запросы в эти регионы.

Если Вас интересует лечение в Германии, оставьте заявку и наши специалисты свяжутся с Вами в ближайшее время.

 

Рак молочной железы — это заболевание, которое может привести к летальному исходу. Однако он может привести к летальному исходу только в том случае, если его вовремя не лечить. В последние годы врачи научились управлять этой патологией. Отмечается высокая выживаемость больных. За годы работы было разработано множество эффективных методов лечения рака молочной железы: операции, химиотерапия, лучевая терапия, гормональная терапия.

Давайте обсудим, что самое важное в раке молочной железы для женщин: что делать после установления диагноза и каковы шансы на излечение рака молочной железы?

Содержание

  1. Рак молочной железы — что делать?
  2. Рак молочной железы у знаменитостей
  3. Излечим ли рак молочной железы?
  4. Имплантация груди после рака
  5. В каких больницах Германии проводится лечение рака груди?
  6. Организация лечения в Германии – Booking Health

Рак молочной железы – что делать?

Рак молочной железы не обязательно должен быть приговором.В большинстве случаев заболевание хорошо поддается лечению. На 1-2 стадиях излечивается полностью. Даже на 3 стадии врачам удается продлить жизнь пациентов на многие годы. Есть много историй, когда женщины с поздним диагнозом рака молочной железы жили десятилетиями после получения качественного лечения.

В настоящее время в развитых странах даже при выявлении рака молочной железы в 3 стадии лишь четверть больных умирает в течение первых 5 лет после постановки диагноза. Однако большинство живет гораздо дольше.

Не думайте, что если у вас рак молочной железы, это конец света. Главное не медлить и обратиться к врачу. Вот худшее, что вы можете сделать:

  • Не обращаться к врачу после обнаружения симптомов рака молочной железы . Если есть выделения из соска, деформировалась молочная железа или появились изъязвления, очевидно, что нужно как можно скорее обратиться к врачу. Однако некоторые женщины «прячут голову в песок». Они не обращаются к врачу, опасаясь услышать от него плохие новости.Это приводит только к прогрессированию болезни. В результате рак молочной железы обнаруживается на более поздних стадиях, и эффективность его лечения снижается.
  • Для лечения рака молочной железы народными методами . Некоторые женщины были введены в заблуждение ненадежными источниками и начинают использовать травы для лечения или обращаются к нетрадиционным целителям. Это может длиться годами. Естественно, «лечение» не работает. Болезнь продолжает развиваться, дает метастазы, и в дальнейшем полностью вылечить ее будет невозможно.

Если вы хотите через несколько лет сказать: «Я победила рак молочной железы», нужно начинать лечение сегодня и не прятаться от основных медицинских проблем. Если в вашей стране низкий уровень медицинского обслуживания и развития, вы можете поехать за границу, например, в Германию. В этой стране проводится качественное лечение даже при запущенных формах рака. Конечно, было бы немного нереально полагать, что рак груди 4 стадии излечим. Полностью вылечить заболевание на данном этапе невозможно.Однако продлить жизнь на 3-5 лет вполне реально, принимая лекарства и курс лучевой терапии.

 

Выбрать клинику и лечение

Рак молочной железы у знаменитостей

Рак молочной железы – самое распространенное онкологическое заболевание у женщин. От этого недуга страдали даже общественные деятели и знаменитости.

Шерил Кроу. Эту известную певицу поразил рак груди в 2006 году. В то время ей было 44 года.Ей сделали операцию. Патология была обнаружена на ранней стадии, поэтому полностью удалять грудь не пришлось. После хирургического лечения и курса лучевой терапии певец смог победить рак и вернуться на музыкальную сцену.

Дарья Донцова. Известная писательница Дарья Донцова в 1998 году тоже заболела раком молочной железы. Ей сделали несколько операций и курс химиотерапии. Во время лечения была написана книга «Жена моего мужа».С тех пор прошло более 20 лет. Болезнь не рецидивировала. Дарья Донцова принимает активное участие в различных программах и кампаниях по информированию о раке молочной железы.

Анджелина Джоли. Звезда сериала «Мистер и миссис Смит» мужественно решил предотвратить рак молочной железы, не дожидаясь его развития. Она узнала, что у нее мутация генов BRCA1 и BRCA2, что указывает на повышенный риск некоторых видов рака. Позже Анджелина Джоли тоже удалила яичники. Пройдя профилактику рака молочной железы, актриса тем самым подала пример многим женщинам, которые стали сдавать анализы на генные мутации.По ее примеру удалила грудь и известная певица Анастасия.

 

 

Поддается ли лечению рак молочной железы?

Рак молочной железы излечим. Особенно на ранних стадиях. Медицинские клиники развитых стран (Германия, США) добились гораздо больших успехов в лечении рака молочной железы. В Европе показатели выживаемости лучше, чем в развивающихся странах.

Возможность излечения рака молочной железы зависит в первую очередь от стадии, на которой было обнаружено заболевание.Для оценки прогноза используется такой показатель, как относительная пятилетняя выживаемость. Эти статистические данные показывают шансы на излечение от рака молочной железы. Однако статистика не учитывает смертность от других причин. Например, если указано, что выживаемость пациенток составляет 100%, это означает, что никто из пациенток не умер конкретно от рака молочной железы. Однако за это время смерть могла быть вызвана и другими состояниями, не учитываемыми статистикой.

Ниже приведен прогноз рака молочной железы на разных стадиях.Относительная пятилетняя выживаемость рака молочной железы по стадиям (статистика развитых стран) составляет:

  • 1 стадия – 100%
  • 2 стадия – 93%
  • 3 стадия – 72%
  • 4 стадия – 22%

Однако из этих цифр невозможно понять, сколько больных раком молочной железы живут в дальнейшем. Это лишь приблизительное представление об опасности заболевания по сравнению с другими видами рака и успехах, достигнутых в лечении рака молочной железы за последние годы.Более того, сегодня шансы на выздоровление от рака молочной железы даже выше, чем об этом свидетельствуют эти данные. Ведь статистика учитывает людей, которые лечились с 2007 по 2013 год. С начала лечения в 2007 году прошло более 10 лет. За этот период появились новые, более эффективные методы терапии. Наверняка люди, которые только начинают лечение в этом году, будут иметь значительно лучшие показатели выживаемости через 5 лет.

Пациентов, у которых диагностировали рак молочной железы на начальных стадиях, обычно интересует, можно ли полностью вылечить рак молочной железы.Однако последний диагноз не дает шансов на полное выздоровление. При запущенных формах заболевания пациенток больше интересует, сколько им осталось жить с раком молочной железы 4 стадии. Более того, они хотят получить точные цифры, например, сколько лет им осталось: например, 1 год и 3 месяца.

Естественно, такого точного прогноза при раке груди никто дать не сможет. Цифры пятилетней выживаемости, основанные на стадиях, являются слишком общими. Прогноз зависит от многих факторов.Например, здесь не учитываются подэтапы. Даже прогноз при раке молочной железы 2 степени может быть разным.

Очевидно, что пациенты со стадией 2А живут дольше, чем пациенты со стадией 2В. Кроме того, при раке молочной железы 2-й стадии прогноз зависит от:

  • Молекулярного типа рака (определяет скорость роста опухоли и ответ на лечение)
  • Возраст больной (определяет реактивность организма, его способность бороться с раком)
  • Местонахождение опухоли (во многом влияет на то, когда и куда опухоль будет метастазировать)
  • Место жительства больного (определяет качество лечения)

вопрос.Врач может сделать прогноз. Он/она может даже назвать шансы на выживание при раке молочной железы в процентилях. Однако для большинства пациентов реальность будет иной. Продолжительность жизни на 4 стадии может составлять 1 год или 7-8 лет. Выживаемость при раке молочной железы во многом зависит от качества лечения. Вот статистика мировых показателей выживаемости. Это усредненные данные по всем этапам.

Пациенты, получающие лечение, имеют следующие показатели выживаемости:

  • Пятилетняя – 89%
  • 10 лет – 82%
  • 15 лет – 77%

Как видим, большинству женщин удается вылечить рак молочной железы полностью.Если нет рецидива через 15 лет, очевидно, что рак молочной железы больше никогда не повторится. Однако при естественном течении заболевания, если пациентка не получает лечения рака молочной железы, шансы выжить при раке молочной железы равны нулю. Пятилетняя выживаемость составляет всего 15%.

 

Выбрать клинику и лечение

Имплантация груди после рака

Для женщины рак молочной железы представляет собой не только угрозу жизни. При этом заболевании часто проводят радикальную мастэктомию, когда полностью удаляют молочную железу.После операции по поводу рака молочной железы реабилитация длится довольно долго. Он меняет внешний вид женщин. У женщины не одна грудь, что вызывает психологические комплексы и душевные страдания.

В развитых странах все чаще применяют операции, при которых грудь удаляется не полностью, а лишь частично. Однако это возможно только на ранних стадиях заболевания, когда собственные ткани обеспечивают восстановление молочной железы после лечения рака молочной железы. В последние годы стала применяться онкопластическая хирургия.Во время одного хирургического вмешательства врач проводит манипуляции, направленные не только на удаление опухоли, но и на придание молочным железам прежней формы и размера. Это предотвращает дальнейшие операции. Если молочная железа была удалена полностью, женщины могут использовать грудные имплантаты. В качестве заменителя грудных имплантатов могут быть использованы собственные ткани пациентки. Врач берет жировую ткань с живота женщины и формирует из них грудь. Иногда импланты применяются дополнительно, если необходимо восстановить грудь после рака таким образом, чтобы она имела большой размер.

 

Выбрать клинику и лечение

В каких больницах Германии лечат рак молочной железы?

Самые высокие показатели успешности лечения рака молочной железы демонстрируют несколько онкологических клиник Германии:

  1. Университетская клиника Тюбингена, отделение взрослой и детской гинекологии, маммологии, акушерства
  2. Университетская клиника Ульма, отделение акушерства, взрослой и детской гинекологии
  3. Университетская клиника Шарите в Берлине, отделение взрослой и детской гинекологии, маммологии
  4. Университетская клиника Франкфурта-на-Майне, отделение взрослой и детской гинекологии, акушерства и маммологии
  5. Университетская клиника Галле (Заале), отделение гинекологии и маммологии

Стоимость лечебной программы зависит от процедур, входящих в предварительное обследование, метода лечения, стационара и лечащего врача, наличия сопутствующих заболеваний.Средняя стоимость лечения в специализированных онкологических центрах Германии составляет:

  1. Диагностика рака молочной железы – 1790 евро
  2. Секторальная резекция с реконструкцией лоскутом – 8870 евро
  3. Радикальная мастэктомия с удалением фасции большой или малой грудной мышцы – 9640 евро
  4. Евро Химиотерапия рака молочной железы 4 стадии – 4790 Евро
  5. Лучевая терапия рака молочной железы – 24370 Евро
  6. Протонная терапия рака молочной железы – 62570 Евро
  7. Реконструкция молочной железы после мастэктомии собственными тканями или имплантатом – 12800 Евро 90847 Реконструкция молочной железы
      после удаления опухоли с помощью экспандера или аллопротеза – 9 600 евро
    • Пластическая реконструкция молочной железы собственными тканями методом лоскута DIEP – 32 850 евро
    • Онкологическая реабилитация – 1196 евро в день

Организация лечения в Германии – Booking Health

При раке молочной железы шансы на выздоровление в значительной степени де зависеть от качества лечения.Поэтому знаменитости и люди с высоким или средним достатком предпочитают лечиться в клиниках развитых стран. Все больше и больше людей едут в Германию, чтобы получить качественную медицинскую помощь.

Booking Health организует такие медицинские поездки. Вы можете обратиться к нам за помощью на всех этапах организации лечения в Германии.

Мы поможем:

  • Выбрать клинику
  • Собрать и перевести документы
  • Подать заявку на визу
  • Забронировать билеты в Германию
  • Доставить в клинику из аэропорта

У нас прямые контракты с крупными немецкими компаниями медицинских учреждениях, чтобы вы могли быстрее начать лечение и сэкономить до 70% его стоимости.Первоначальная стоимость медицинской помощи гарантированно не изменится, даже если в дальнейшем разовьются осложнения и возникнет необходимость в дополнительных медицинских процедурах. Непредвиденные расходы покроет медицинская страховка, которая покроет расходы до 200 тысяч евро во время лечения и в течение 4 лет после его окончания.

 

Контакты Booking Health

Выбирайте лечение за границей и вы обязательно получите наилучшие результаты!

 


Авторы:

Статью отредактировали медицинские эксперты, совет сертифицированных врачей Dr.Вадим Жилюк, д-р Надежда Иванисова. Для лечения состояний, указанных в статье, необходимо обратиться к врачу; информация в статье не предназначена для самолечения!

 

Источник:

Национальный центр биотехнологии

Сообщество поддержки рака

Национальный институт рака

 

Читать:

Почему Booking Health — вопросы и ответы 

Почему Booking Health — вопросы и ответы

7 причин довериться рейтингу клиник на портале Booking Health

Стандарты качества Booking Health

Отправить заявку на лечение

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.