Далекие шатры мэри маргарет кей: Далекие Шатры

Содержание

«Далекие Шатры» читать онлайн книгу📙 автора Мэри Маргарет Кей на MyBook.ru

Если не принимать во внимание кучу счастливых случайностей и удачных стечений обстоятельств (в виде вовремя предоставляемых отпусков, внезапно сваливающихся на голову друзей, коней, попутчиков и прочих неправдоподобных событий), а также сверхгероичности главного героя, который неуязвим ни перед пулями, ни перед коварными кознями врагов, ни перед стихийными бедствиями и всегда оказывается в нужное время в нужном месте, книга получилась красивая и увлекательная. Правда, почти всю середину я проскучала, дожидаясь, когда ж начнет что-нибудь происходить, а сцена в пещере во время пыльной бури не выдерживает никакой критики и попахивает розовым сиропом. Плюс очень много хождений вокруг да около, вроде детальных объяснений мелких поступков и мыслей персонажей, вплоть до «он так сделал, потому что подумал о том, что ему сказали, что он не должен был говорить, что…»
Но в романе очень-очень-очень много интересных подробностей про колониальную Индию, индуизм, верования, обычаи, пищу, погоду, одежду, взаимоотношения в семьях, животный мир и прочее – о том, о чем всегда хотелось узнать побольше (из школы же только минимум вроде «есть 5 каст, религия индуизм, неприкасаемые и многорукие боги»).

Информация действительно исчерпывающая. И очень интересной показалась первая часть до отъезда Аштона-Ашока в Англию. И последняя – про повторное путешествие в Бхитхор и вытекающие из этого последствия (не буду спойлерить).
А еще очень много о сражениях, политических интригах, жизни афганцев. Причем, не занудно, а местами довольно интересно.
Кому советую: Тем, кто хочет побольше узнать про нетронутую цивилизацией Индию и странно-страшные обычаи, вроде сати. Тем, кто готов закрыть глаза на мелкие несуразности и слишком подробные описания чувств ради сказочно красивой (и что уж – крайне неправдоподобной) истории любви. Тем, кто выдерживает многосотстраничные романы.
Кому не советую: Антипоклонникам женских романов любой направленности. Людям, считающим варварами все азиатские национальности. Тем, кого бесят описания внутренних переживаний и духовного роста персонажей.
Ну, а что касаемо сравнения с великими романами, вроде «Унесенных ветром», мне кажется «Шатры» немного не дотягивают. Стиль местами подкачал, на мой взгляд. Хотя в плане освещения исторических событий и восточного колорита – ему не цены. И финал очень красивый и достойный. Очень боялась, что он будет пошлым и предсказуемым. Но нет, получился именно такой как надо.

Далекие Шатры. Мэри Маргарет Кей — «Где они? Эти далёкие шатры? Книга с ароматом ретро и приключений. »

Всем книгоманам большой привет !

 

Наконец-то настал тот день, когда я могу начать писать отзыв об удивительной и уникальной книге

« Далёкие шатры» автора Мэри Маргарет Кей. Эта книга сопровождала меня практически весь карантин, поэтому в какой-то степени мы с ней породнились, столько вечеров вместе: я, фруктовый чай и шатры.

 

Обложка и дизайн.

 

Книга издается как в твёрдой обложке, так и в мягкой. В мягком варианте книжка разделена на две, так как я не представляю как можно сшить такой объем в одной книге). Если быть точным, то книга насчитывает 985 страниц.

Обложка сказочная, романтичная, яркая, взгляд сразу приклеивается и задерживается на ней. Горы всегда окутаны какой-то тайной, а когда на их фоне появляется колоритная и загадочная пара становится еще интереснее. Так что, оформление на мой взгляд качественное и эпичное, сразу ожидаешь от книги чего-то глобального и приключенческого.

 

Однако, меня немного смущает тот факт, что на обложке книге в названии «Далекие шатры», а не « Далёкие шатры». Буква «ё» сейчас наверное, негодует и думает что она какая-то шутка. Возможно буквы «Ё» в названии не предполагалось, но я в этом всё-таки сомневаюсь. )

 

Книжка увесистая, поэтому читать лёжа или долго держать книгу на весу не получится, руки сразу устают, Особенно это заметно, когда вы только начинаете читать или уже заканчиваете, одна сторона сильно перевешивает и руки устают).

 

Внутри книги нас ждут несколько схем и специальный словарик, чтобы мы с вами максимально были в курсе дела.

Поверьте, ваш словарный и географический запас знаний очень сильно пополнится, когда вы осилите эти 985 страниц).

Сюжет.

 

Постараюсь кратко и без спойлеров.

 

Книга разделена на 8 частей.

 

1. Становление характера

2. Белинда

3. Мир вне времени

4. Бхитхор

5. Рай дураков

6. Джали

7. Брат мой Ионофан

8. Земля Каина.

 

Нас ждёт целая эпопея. Книга разворачивается в декорациях Индии времён колониального периода. Расцвет Ост-Индской торговой компании. Главный герой книги молодой человек по имени Аштон. Он родился в Индии, по происхождению он английский аристократ. Волей судьбы Аштон живёт не совсем своей жизнью до поры до времени, так как череда неблагополучных событий вынуждает его няню Ситу сбежать с мальчиком. В первой части книги большое внимание уделяется взрослению и закаливанию характера Аша.

Мальчику уже в столь юном возрасте выпало пережить то, что не каждому взрослому выпадает за всю жизнь. Однажды, Аштон спасает юного раджу или лалджи и переселяется жить во дворец. И этот самый дворец становится отправной точной всей саги, на мой взгляд. Как нетрудно догадаться, индийский дворец не был бы индийском дворцом, если бы он не изобиловал кознями и интригами. Дочка раджи, девочка по имени Анджали , как вы догадались сестра маленького наследника предупреждает Аша о смертельной опасности и тот,вынужден снова пуститься в бега. Аштон и Сита успешно сбегают из княжества Гулкот, но, увы, им пришлось заплатить слишком высокую цену за этот побег. Аштон узнаёт о своем происхождении и становится офицером британской армии.

 

Однажды Аштону приходится по работе сопроводить свадебную процессию из одного конца Индии в другой. Судьба посылает Аштону это испытание, чтобы круто перевернуть его жизнь и столкнуть его лицом к лицу с призраками прошлого.

 

В общем, нам предложить прожить с Антоном целую жизнь. Мы увидим как он родится, вырастет, влюбится, разочаруется и во многом узнаем себя.

 

Мои впечатления.

 

Книга очень увлекательная и колоритная. Книга с ароматами ретро, экзотики и настоящий приключений. Мне очень понравилось, что удалось познакомиться с огромным количеством индийских слов и благодаря этому создаётся эффект полного погружения и знакомства с индийским колоритом. Если вы забываете какое-то слово, можно открыть словарик в конце и быстренько вспомнить что это слово означает. Я не очень хорошо знала историю Индии и её традиций, но хочу сказать, что книга показывает Индию как со стороны роскоши, так и со стороны невероятно дикой и жестокой. Слабонервным, как говорится не читать.

 

В книге огромная роль отводится одной дикой и максимально ужасающей традиции Сати. Грубо говоря, несчастные индийские женщины, которым не повезло пережить своих мужей должны были принять смерть на погребальном костре вместе с телом супруга. Сгореть заживо или задохнуться дымом как повезёт уж не знаю, применительно ли к этому сомнительному «счастью» подобные высказывания. Для европейцев это полнейшее безумие и благо этот ритуал был отменен. Но только не в этой книге, как вы понимаете. Автор довольно жутко описывает все моменты касающиеся этого ритуала: описывает высеченные в камне ручки вдов, эту безумную толпу… Жуть. Читаешь и замечаешь , что всё это время ты прикусывала свою губу и не дышала). Зато это вызывает настоящие эмоции, Индия как она есть, без красивых сари, драгоценностей, медитаций и просветления.

 

Мэри Маргарет Кей мастер атмосферы. Если это описание военного бала, то воображение сразу рисует эти бальные залы, молоденьких девчонок, которые строят глазки офицерам, духоту и звёздное небо на фоне пальм, которыми можно любоваться с балкона, дым сигарет… Ну Остапа понесло, что-то я увлеклась.

 

Поражает детальность повествования. Аштон получился невероятно ярким и органичным. Настоящий, отважный парень, который живёт сердцем и остается верным своей стране, судьбе и мы наблюдаем его становление и метаморфозы, как будто знаем его всю жизнь.

Главный герой с большой буквы.

 

Мне немного трудно было читать последнюю часть про Землю Каина, так в этой главе главным образом описываются военные действия во время второй Афгано-британской войны и батальные сцены идут у меня не очень хорошо. Однако, именно в этой заключительной части внимательный читатель увидит ключевые образы романа и прочувствует весь спектр эмоций. Возможно, это я такая чувствительная, но я более чем уверена, что вы поймёте о каких именно моментах я говорю. Даже сейчас я пишу и у меня мурашки по коже.

 

Я, кстати, так и не поняла почему у этого романа только одна экранизация в виде сериала, который даже не досняли, если я не ошибаюсь. Если у меня когда-нибудь будет сын, я обязательно попрошу его прочитать эту книгу, так как я бы поставила эту книгу на одну полку с Жюлем Верном и Стивенсоном. Тут тебе и любовь, война, мир, дружба, благородство, семья, история, колорит.

 

Из минусов я бы отметила небольшую затянутость и некоторую запуталось. Я имею в виду, что этот роман для вдумчивого и серьезного чтения, события меняются быстро, много исторических фактов, много действующих лиц и много географических моментов. Чуть выше я писала, что военные баталии не мои любимые сцены от этого читать тяжеловато.

 

Если вы ищите приключений, экзотики и настоящей литературы, то присоединяйтесь к главным героям. Найдут ли они далёкие шатры?

Мэри Маргарет Кей — Далекие Шатры читать онлайн бесплатно

Мэри Маргарет Кей

Далекие Шатры

M. M. Kaye

THE FAR PAVILIONS

© М. Куренная, перевод, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2016

Издательство АЗБУКА®

* * *

Посвящается всем офицерам и солдатам разных рас и вероисповеданий, с 1846 года верой и правдой служившим в Корпусе разведчиков, и среди них лейтенанту Уолтеру Гамильтону, кавалеру ордена «Крест Виктории», моему мужу генералу Гоффу Гамильтону, кавалеру ордена Бани 3-й степени, ордена Британской империи 2-й степени, ордена «За безупречную службу», и его отцу полковнику Биллу Гамильтону, кавалеру ордена Британской империи 4-й степени, мировому судье

Мы пилигримы, мастер. Мы пойдем
Все дальше и вперед. Быть может, там,

За пиками заснеженных вершин,
За штормовым иль безмятежным морем,
На троне царствуя иль хоронясь в пещере,
Живет пророк, кому дано понять,
Зачем на свет родится человек…

Джеймс Элрой Флекер

Никогда не слишком поздно искать новый мир.

Альфред Теннисон

Часть 1. Становление характера

Аштон Хилари Акбар Пелам-Мартин появился на свет в лагере близ вершины перевала в Гималаях и впоследствии был крещен в патентованном парусиновом ведре.

Своим первым криком он отважно соперничал с рычанием леопарда ниже по склону, а с первым вздохом набрал полную грудь холодного воздуха, мощные потоки которого неслись с далекой твердыни гор, принося с собой свежие ароматы снега и сосновой хвои, разбавившие вонь горячего керосина, запах крови и пота и едкий дух вьючных пони.

Изабелла задрожала, когда ледяной сквозняк приподнял палаточный полог и колыхнул язычок пламени в закопченном фонаре «молния», и, прислушиваясь к громким воплям сына, проговорила слабым голосом:

– По крику он не похож на недоношенного, верно? Думаю, я… наверное, я… ошиблась в расчетах…

Так оно и было, и именно ошибка в расчетах столь дорого стоила ей. В конце концов, иным из нас приходится платить жизнью за подобные ошибки.

По понятиям того времени – а речь идет об эпохе Виктории и Альберта, – Изабелла Аштон была чрезвычайно неординарной молодой женщиной, и дело не обошлось без недоуменно вскинутых бровей и неодобрительных замечаний, когда в год Великой выставки[1] она, незамужняя, двадцати одного года от роду, сирота, прибыла в военный городок в Пешаваре, на северо-западной границе Индии, намереваясь вести домашнее хозяйство своего единственного оставшегося в живых родственника – холостого брата Уильяма, который недавно получил назначение во вновь созданный Корпус разведчиков.

Недоуменно вскинутые брови поднялись еще выше, когда год спустя Изабелла вышла замуж за профессора Хилари Пелам-Мартина, известного лингвиста, этнолога и ботаника, и отправилась вместе с ним в неспешную бессистемную экспедицию по исследованию равнин и предгорий Индостана, не взяв с собой даже служанки.

Хилари был немолод и эксцентричен, и никто – а в первую очередь он сам – так никогда и не понял, почему он вдруг решил жениться на бесприданнице, пусть и общепризнанной красавице, вдвое моложе его и совершенно незнакомой с Востоком, или почему после долгих лет холостой жизни он вообще решил жениться. Мотивы Изабеллы, с точки зрения пешаварского светского общества, объяснялись проще: Хилари был достаточно богат, чтобы жить в свое удовольствие, а благодаря своим опубликованным трудам уже приобрел известность в научных кругах всего цивилизованного мира. Мисс Аштон, заключили все, сделала очень выгодную партию.

Но Изабелла вышла замуж не из-за денег и не из честолюбия. Несмотря на свой решительный нрав, она была импульсивна и весьма романтична, и образ жизни Хилари показался ей истинным воплощением романтики. Что может быть увлекательнее беззаботной кочевой жизни: привалов на лоне природы, переходов, исследования незнакомых местностей и руин забытых империй, ночевок в палатке или под открытым небом и полной свободы от условностей и ограничений современного общества? Она руководствовалась также и другим, возможно более веским, соображением – необходимостью вырваться из невыносимой ситуации.

Приехав без всякого предуведомления в Индию, Изабелла была жестоко разочарована, когда обнаружила, что брат, отнюдь не обрадовавшийся встрече, не только повергнут в ужас перспективой опекать сестру, но и совершенно не в состоянии обеспечить ее хотя бы кровом. В то время разведчики почти постоянно вели боевые действия против приграничных племен и редко получали возможность мирно жить в своих казармах в Мардане, а потому прибытие Изабеллы привело в смятение как Уильяма, так и весь полк. Они умудрились временно устроить ее в доме полковника и его жены миссис Пемберти в Пешаваре. Но это оказалось неудачным решением.

Пемберти были людьми, исполненными самых благих намерений, но невыносимо скучными. Более того, они открыто порицали поведение мисс Аштон, приехавшей на Восток без подобающего молодой девушке сопровождения, и очень старались своими советами и личным примером сгладить неблагоприятное впечатление, произведенное ее приездом. Изабелла вскоре поняла, что от нее требуют неукоснительного соблюдения нелепых правил хорошего тона. Этого делать не следует, так поступать не рекомендуется… Список запретов был бесконечным.

Эдит Пемберти нисколько не интересовалась страной, где они с мужем прожили бо́льшую часть жизни, и считала местных жителей дикарями и язычниками, из которых терпением и строгостью можно воспитать превосходных слуг. Она не допускала мысли о сколько-нибудь близком общении с ними на каком-либо уровне и не понимала, а равно и не одобряла страстного стремления Изабеллы тщательно обследовать базары и улочки туземного города и совершать конные прогулки по открытой равнине, простиравшейся к югу от Инда и реки Кабул, или среди пустынных холмов Хайбера, расположенных к северу.

– Там нечего смотреть, – говорила миссис Пемберти, – а тамошние племена состоят из кровожадных дикарей, совершенно не заслуживающих доверия.

Ее муж полностью разделял такое мнение, и восемь месяцев, проведенных в доме Пемберти, под конец стали казаться бедной Изабелле восемью годами.

Она не завела никаких друзей, ибо, к сожалению, гарнизонные дамы, обсуждая ее за чаем, пришли к заключению, что мисс Аштон легкомысленна и, скорее всего, приехала в Индию с целью заарканить себе мужа. Данное суждение повторялось вслух столь часто, что в конце концов с ним согласились все гарнизонные холостяки, которые при всем своем восхищении красотой, непринужденными манерами и превосходной скаковой посадкой мисс Аштон не желали оказаться легковерными жертвами охотницы за мужьями и, как следствие, держались от нее в стороне. Поэтому едва ли приходится удивляться, что Изабеллу уже с души воротило от Пешавара к тому времени, когда в гарнизоне появился профессор Пелам-Мартин в сопровождении своего старого друга и постоянного спутника сирдар-бахадура[2] Акбар-хана, разношерстной толпы слуг и попутчиков и четырех запертых якданов, содержащих образцы растений, манускрипт с трактатом на санскрите и подробный шифрованный отчет с почерпнутыми из официальных, полуофициальных и неофициальных источников сведениями о разнообразных событиях, происходивших во владениях Ост-Индской компании…


Мэри Кайе ★ Далекие Шатры читать книгу онлайн бесплатно

Мэри Маргарет Кей

Далекие Шатры

M. M. Kaye

THE FAR PAVILIONS

© М. Куренная, перевод, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2016

Издательство АЗБУКА®

* * *

Посвящается всем офицерам и солдатам разных рас и вероисповеданий, с 1846 года верой и правдой служившим в Корпусе разведчиков, и среди них лейтенанту Уолтеру Гамильтону, кавалеру ордена «Крест Виктории», моему мужу генералу Гоффу Гамильтону, кавалеру ордена Бани 3-й степени, ордена Британской империи 2-й степени, ордена «За безупречную службу», и его отцу полковнику Биллу Гамильтону, кавалеру ордена Британской империи 4-й степени, мировому судье

Мы пилигримы, мастер. Мы пойдем
Все дальше и вперед. Быть может, там,
За пиками заснеженных вершин,
За штормовым иль безмятежным морем,
На троне царствуя иль хоронясь в пещере,
Живет пророк, кому дано понять,
Зачем на свет родится человек…

Джеймс Элрой Флекер

Никогда не слишком поздно искать новый мир.

Альфред Теннисон

Часть 1. Становление характера

Аштон Хилари Акбар Пелам-Мартин появился на свет в лагере близ вершины перевала в Гималаях и впоследствии был крещен в патентованном парусиновом ведре.

Своим первым криком он отважно соперничал с рычанием леопарда ниже по склону, а с первым вздохом набрал полную грудь холодного воздуха, мощные потоки которого неслись с далекой твердыни гор, принося с собой свежие ароматы снега и сосновой хвои, разбавившие вонь горячего керосина, запах крови и пота и едкий дух вьючных пони.

Изабелла задрожала, когда ледяной сквозняк приподнял палаточный полог и колыхнул язычок пламени в закопченном фонаре «молния», и, прислушиваясь к громким воплям сына, проговорила слабым голосом:

– По крику он не похож на недоношенного, верно? Думаю, я… наверное, я… ошиблась в расчетах…

Так оно и было, и именно ошибка в расчетах столь дорого стоила ей. В конце концов, иным из нас приходится платить жизнью за подобные ошибки.

По понятиям того времени – а речь идет об эпохе Виктории и Альберта, – Изабелла Аштон была чрезвычайно неординарной молодой женщиной, и дело не обошлось без недоуменно вскинутых бровей и неодобрительных замечаний, когда в год Великой выставки[1] она, незамужняя, двадцати одного года от роду, сирота, прибыла в военный городок в Пешаваре, на северо-западной границе Индии, намереваясь вести домашнее хозяйство своего единственного оставшегося в живых родственника – холостого брата Уильяма, который недавно получил назначение во вновь созданный Корпус разведчиков.

Недоуменно вскинутые брови поднялись еще выше, когда год спустя Изабелла вышла замуж за профессора Хилари Пелам-Мартина, известного лингвиста, этнолога и ботаника, и отправилась вместе с ним в неспешную бессистемную экспедицию по исследованию равнин и предгорий Индостана, не взяв с собой даже служанки.

Хилари был немолод и эксцентричен, и никто – а в первую очередь он сам – так никогда и не понял, почему он вдруг решил жениться на бесприданнице, пусть и общепризнанной красавице, вдвое моложе его и совершенно незнакомой с Востоком, или почему после долгих лет холостой жизни он вообще решил жениться. Мотивы Изабеллы, с точки зрения пешаварского светского общества, объяснялись проще: Хилари был достаточно богат, чтобы жить в свое удовольствие, а благодаря своим опубликованным трудам уже приобрел известность в научных кругах всего цивилизованного мира. Мисс Аштон, заключили все, сделала очень выгодную партию.

Но Изабелла вышла замуж не из-за денег и не из честолюбия. Несмотря на свой решительный нрав, она была импульсивна и весьма романтична, и образ жизни Хилари показался ей истинным воплощением романтики. Что может быть увлекательнее беззаботной кочевой жизни: привалов на лоне природы, переходов, исследования незнакомых местностей и руин забытых империй, ночевок в палатке или под открытым небом и полной свободы от условностей и ограничений современного общества? Она руководствовалась также и другим, возможно более веским, соображением – необходимостью вырваться из невыносимой ситуации.

Приехав без всякого предуведомления в Индию, Изабелла была жестоко разочарована, когда обнаружила, что брат, отнюдь не обрадовавшийся встрече, не только повергнут в ужас перспективой опекать сестру, но и совершенно не в состоянии обеспечить ее хотя бы кровом. В то время разведчики почти постоянно вели боевые действия против приграничных племен и редко получали возможность мирно жить в своих казармах в Мардане, а потому прибытие Изабеллы привело в смятение как Уильяма, так и весь полк. Они умудрились временно устроить ее в доме полковника и его жены миссис Пемберти в Пешаваре. Но это оказалось неудачным решением.

Читать дальше

Мэри Маргарет Кей «Далекие шатры»

        Всем, кто любит Индию, кто хочет больше узнать о ее природе, животном  мире, об ее людях, о всем многообразии сословий, национальностей, каст, верований, обычаев , об истории страны , — и при этом не имеет склонности к чтению научных работ, стоит прочесть «Далекие шатры » М.М.Кей.                        Писательница сама родилась и долго жила в Индии , хорошо знала и  очень любила ее.
         Каждая сюжетная линия романа могла бы стать сценарием душещипательной индийской мелодрамы ( история  Аша и его приемной матери Ситы, история любви Аша и Анджали-Баи, история принца Лалджи, история детства принцессы Анджали-Баи. ..),  но в целом роман вовсе не сентиментальный. Эпопея индийской жизни, так сказать, во всяком случае больше , чем просто роман о любви.

           Маленький сын английского профессора, ученого с мировым именем, сопровождавший отца в экспедиции по дорогам Индии (его мать умерла при родах) остается сиротой вследствие эпидемии холеры в лагере. Теряя силы, его отец вручает мальчика, документы , деньги бездетной жене одного из своих слуг  Сите , чтобы та доставила ребенка и  все остальное родственникам профессора в Дели. Сита и Аш (Аштон) подходят к городу в разгар восстания сипаев , находят военный городок англичан разбитым и разграбленным. Опасаясь за жизнь мальчика и свою жизнь, Сита выдает его за собственного сына (благо, Аш смугл от природы и загорел в скитаниях) и продвигается с малышом на север страны, к горам. Они долго скитались,  наконец, осели в   княжестве Гулкот, а после вышло так, что попали в услужение при дворце махараджи…До 12 — ти лет Аш не знал, что он — не индиец, считал Ситу своей родной матерью, а Индию — своей родиной.
         Жизнь во дворце опасна, пытаясь спасти  принца Лалджи от происков злобной мачехи, Аш попадает в немилость к этой всесильной женщине и вынужден бежать вместе с приемной матерью. Не выдержав тягот новых скитаний,  Сита умирает, раскрыв Ашу тайну его рождения и передав пакет с документами и деньгами, которые сберегла для мальчика, несмотря на все тяготы жизни. Предъявив документы соотечественникам, Аш попадает под защиту Британской империи, его отправляют в Англию, к родственникам. Но Аш по-прежнему считает родиной Индию и обещает себе вернуться… Это лишь начало романа и  основная линия сюжета.

                 Есть мини-сериал с одноименным названием, тоже очень достойный, но книга неизмеримо большую информацию несет. 

Дальние павильоны М. Кай

Роман об Индии в конце 1800-х годов. Я откладывал чтение этой книги — несмотря на то, что она очень известна и люди постоянно спрашивали меня, читал ли я ее — потому что я почти уверен, что это будет отвратительно проколониальный подход. (Посвящение, например, мужу и тестю автора, британским солдатам, которые служили в Индии.) Но я еще недостаточно углубился, чтобы судить, так что, возможно, я буду приятно удивлен.

Меня очень позабавил этот отрывок, описывающий женщину, которая умерла после родов в палатке:

Это не ее вина, что Изабель умерла.Это ветер убил Изобель: этот холодный ветер с далекого высокого снега за перевалами. Он взбудоражил пыль и мертвые сосновые иглы и отправил их кружиться через палатку, где лампа стекала на сквозняк, и в этой пыли была грязь: микробы, зараза и нечистота из лагеря снаружи и из других лагерей. Грязь, которую нельзя было бы найти в спальне в городке Пешавар, где за молодой матерью ухаживал английский врач.

Я почти уверен, что автор: а) не понимает, как работают микробы, и б) сильно переоценивает ценность врача в 1850 году.

Итак, я боялся, что эта книга будет колонизаторской, и, как оказалось, был прав! Д: А также быть ужасным во всех смыслах. Вместо того, чтобы подробно описывать их все, я думаю, что я просто приведу этот фрагмент для вашего удовольствия (контекст таков, что Анджули, индийская принцесса, потому что, конечно же, она и есть, ускользнула одна, чтобы встретиться наедине с Эшем, британским чуваком):

«Если ты боишься из-за себя, — ласково сказал Анджули, — то тебе незачем бояться, потому что я сплю один, и поэтому никто не будет скучать по мне. И если бы я боялся за себя, меня бы здесь не было.
Ее голос все еще был чуть больше шепота, но в нем было столько презрения, что кровь выступила на лице Эша и на долю секунды его пальцы жестоко сжал ее запястье.
«Ах ты, маленькая сука», — мягко сказала Эш по-английски.

НАШ ГЕРОЙ, ДАМЫ И ГОСПОДА. И нет, почему ее отсутствие страха должно сделать из нее «суку». Во всяком случае, это шокирует еще больше, потому что остальная часть книги рассматривает ругань так же, как и литература 19-го века, то есть почти полностью ее избегает.

Существует также множество повествовательных дискурсов, излагающих чужеземные пути Востока (лукавые, склонные к лжи, запутанные) и то, как они отличаются от путей Запада (прямые, честные, справедливые) и насколько невозможно, чтобы двое должны встретиться. Однако наш герой Эш большую часть детства рос индейцем и поэтому может переходить границы. В качестве примера приведен пример: всякий раз, когда ему задают общий вежливый вопрос («Каково ваше мнение?» Или «Как вы?»), Он отвечает честно, даже когда ожидается, что он скажет невинную ложь. И это показывает, насколько он чужд этим прямолинейным британцам! Я не знаю, почему меня беспокоит то, что автор не может скрыть свой расизм, НО ЭТО ДЕЙСТВУЕТ.

Я все равно прочту следующие 800 страниц, потому что у меня есть Вещь о том, как закончить книги, которые я начал, но читать это будет абсолютно ненавистно.

Еще один печальный отрывок для всех вас! Контекст здесь заключается в том, что Эш и Анджули влюблены, но Анджули отказывается бежать с ним, потому что она пообещала позаботиться о своей младшей сестре Шушиле:

Эш поймал ее за запястье и вырвал ее руку: «Но я люблю ты тоже.И я нуждаюсь в тебе. Это ничего не значит для вас? Ты заботишься о ней гораздо больше, чем обо мне? А ты? »[…]« И мое счастье? »- спросил Эш резким от боли голосом.« Разве мой не имеет значения? »
Но это было бесполезно. Ничто из того, что он мог сказать, не имело никакого значения. использовал все аргументы и все мольбы, которые только мог придумать, и, наконец, он взял ее снова, опустошая ее животным насилием, которое причиняло боль и ушибы, но все же был достаточно сексуально искусным, чтобы заставить ее ответить, которая была наполовину болью и наполовину пронзительный восторг. Но когда все закончилось, и они лежали истощенные и затаив дыхание, она все еще могла сказать: «Я не могу ее предать». И он знал, что Шушила победил, а он проиграл. Его руки упали, он отстранился и лег на спину, глядя в темноту, и долгое время ни один из них не говорил.

ХОРОШАЯ РАБОТА ЯСЕНЬ! Это отличный способ убедить кого-то провести с вами свою жизнь: вести себя как плаксивый сопляк, а затем оскорблять его. Вот что мне нравится в романтическом герое. Я даже не включил ту часть, где Анджули говорит ему не волноваться, она знает, как заставить своего будущего мужа думать, что она девственница, а Эш возмущен и зол, что она знает «уловки блудницы».

Эш продолжает быть придурком, новости в одиннадцать.

Все равно ужасно! В недавних событиях ужаса Анджули (Одна настоящая любовь Эша) и ее сестра Шушила были приговорены к сожжению заживо. (У меня также есть много критических замечаний со стороны Doylist по поводу климатического события романа, когда европейский чувак спасает индийскую женщину от сати, но давайте пока остановимся на ужасах Ватсона. ) Но очевидно, что Эш действительно заботится только о спасении одной женщины от этого. судьба, потому что, эй, он не любит Шушилу, так кого волнует, что с ней происходит? Или, как он говорит Анджули, когда она чувствует себя обязанной досмотреть Шушилу (КТО, СНОВА, ЕЕ Сестра) до конца:

«Шушила!» Эш выплюнул это имя, как если бы оно было непристойным.«Всегда Шушила — и эгоистичная до конца. Я полагаю, она заставила тебя пообещать сделать это? Она бы! О, я знаю, она спасла тебя от сожжения вместе с ней, но если бы она действительно хотела отплатить тебе за все, что ты сделал для нее она могла бы спасти вас от репрессий со стороны Дивана, если бы вы тайно вывезли вас из штата, вместо того, чтобы умолять вас приехать сюда и посмотреть, как она умирает ».
«Ты не понимаешь», — тупо прошептала Анджули.
«О, да, знаю. Вот где вы ошибаетесь. Я слишком хорошо понимаю.Вы все еще загипнотизированы этим эгоистичным, истеричным маленьким эгоистом ».

Или позже, после того, как Шушила умерла, а Анжули все еще оплакивает ее (кстати, прошло меньше месяца):

« Вы не буду, — сказал Эш, стиснув зубы, — повторять мне это имя. Сейчас или когда-либо! Понимаешь? Я устал от этого. Пока она была жива, мне приходилось стоять в стороне и видеть, как ты жертвуешь собой и всем нашим будущим ради нее, и теперь, когда она мертва, кажется, что ты так же полон решимости разрушить оставшуюся часть нашей жизни, размышляя, хандри и стоная из-за нее объем памяти.Она мертва, но ты все еще отказываешься с этим мириться. Ты же не отпустишь ее, ладно? «
Он оттолкнул Анджули резким толчком, заставив ее отшатнуться к стене в поисках поддержки, и резко сказал:» Что ж, с этого момента ты собираешься позволить бедной девушке покойся с миром, вместо того, чтобы поощрять ее преследовать вас. Теперь ты моя жена, и я проклят, если собираюсь разделить тебя с Шу-шу. У меня нет двух женщин в моей постели, даже если одна из них — привидение, так что вы можете принять решение здесь и сейчас; я или Шушила.»

ОЙ АШ ТАК РОМАНТИЧНО. Но эй, оказывается, все в порядке, потому что потом Анджули рассказывает длинную историю о том, что Эш была права все это время, а Шушила была совершенно злой сукой, как и ее мать, потому что я предполагаю зло (и сексуальность!) генетически. Я не могу дождаться, пока закончу с этой книгой.

Боже, эта книга бесконечна. Но я так близок к завершению! Для драматической кульминации Эш ушел замаскироваться под афганца, чтобы быть шпионом и жить в Кабуле во время Второй англо-афганской войны.Поскольку это, очевидно, очень захватывающий сюжет, о котором было бы интересно прочитать, все это происходит за кадром, в то время как последние сто страниц были почти неигровым рассказом о политике и битвах. Без Эша, чтобы быть сексистским придурком, автор вместо этого использовал причудливые европейские стереотипы, потому что я полагаю, что что-то должно быть ужасно: И пока он наблюдал, в нем пробудилось предвидение, которое так часто является частью ирландского наследия: предчувствие бедствия, которое было настолько сильным, что он инстинктивно поднял руку, словно пытаясь отразить его… (мужик, у меня ирландское происхождение! КОГДА Я РАССКАЗАТЬ БУДУЩЕЕ?) И Он не ожидал, что пожилой мужчина поймет, что он чувствовал, но Луи Каваньяри был англичанином только по усыновлению. Кровь в его жилах была французской и ирландской, и он тоже был романтиком . Хочу отметить, что эта книга написана в 1978 году, а не в 1878 году.

НАКОНЕЦ О БОГ. На последних ста страницах книга превращается в невероятно подробный отчет о нападении на британское посольство в Кабуле, совершенном неоплачиваемыми недовольными афганскими солдатами (Эш не играет в этом никакой роли, так как все время он проводит запертым в шкафу рядом с домом. кто-то пытается защитить его от самого себя).В книгу даже включена карта посольства, так что вы можете следить за тем, кто где, как в каком-то военном учебнике. Потому что это прекрасно сочетается с предыдущими одиннадцатью сотнями страниц. Также есть много странных почти религиозных восхвалений солдатских идеалов: Гиды снова засмеялись; и их смех заставил сердце Уолли подняться от гордости и вызвал комок в горле, когда он улыбнулся им в ответ с восхищением и любовью, которые были слишком глубокими для слов. Да, жизнь стоила бы того, чтобы жить, если бы я служил и сражался с такими людьми. Командовать ими было привилегией — огромной привилегией, а умереть вместе с ними было бы еще большей. Они были солью земли. Они были проводниками. Его горло сжалось, когда он посмотрел на них, и он снова осознал, что в нем твердый комок, но его глаза были очень яркими, когда он потянулся за саблей, и, с трудом сглотнув, чтобы избавиться от этого сжатия, он сказал почти весело: готовы? Хорошо. Тогда откройте двери — « И затем он умирает (хотя и не без цитаты из» Энеиды «, потому что я думаю, что все ирландские парни 19 века увлекаются подобными вещами).Извините, что испортил вам это, но я просто пытаюсь избавить вас от чтения.

В любом случае, это событие убеждает Эша и Анджули в том, что они слишком хороши для остального человечества, и поэтому они должны просто жить сами по себе в какой-нибудь долине в Гималаях (тот факт, что Гималаи, как вы знаете, уже заселены, делает не представляет проблемы):
«Куда вы идете?»
«Мы идем искать наше Царство, Сирдар-Сахиб. Наша собственная Дур Хайма — наши далекие шатры».
«Ваш…? »
Сирдар выглядел настолько сбитым с толку, что Эш дрогнул в тени улыбки, когда он сказал:« Скорее позвольте мне сказать, что мы надеемся найти его. Мы отправляемся на поиски места, где мы могли бы жить и работать в мире, и где люди не убивают и не преследуют друг друга ради спорта или по приказу правительств — или потому что другие не думают, не говорят и не молятся так, как они, или иметь шкуру другого цвета. — не знаю, есть ли такое место, или, если мы его найдем, окажется ли, что там будет слишком трудно жить, строить собственный дом и выращивать собственные продукты, растить и обучать наших детей.Третьи, бесчисленные, делали это в прошлом. Бесчисленное множество других, с того дня, как наши Первые Родители были изгнаны из Эдема. А то, что сделали другие, мы можем сделать ».

А затем книга резко обрывается, не раскрывая, нашли ли они свое ~ королевство ~. С другой стороны, тогда книги заканчиваются! Мне больше не нужно ее читать ! Я СДЕЛАН, СПАСИБО БОГУ.

Индийский остров — Маргарет Кей


«Тихо» предупредил Джонни, когда Дэйв прыгнул в лодку. ‘Ты проснешься весь лагерь.»Дэйв слегка толкнул лодку, и она отошла от причала. Джонни опустил весла в стоячую воду, и лодка двинулась вперед. для сердца болота.

Из воды поднялся холодный воздух. Летучая мышь низко налетела на их головы. Где-то в глубине болота тишину пронзил крик.

«Просто ночной ястреб, — прошептал Джонни, — а то, что Джейн говорит о летучих мышах, которые попадают тебе в волосы ».

Джонни сделал крутой поворот, и лодка вошла в узкий водный путь.Из ближайшего подлеска на мальчиков блеснули два рубиново-красных глаза.

«Джейн наверняка испугалась бы, если бы ей пришлось проплыть мимо старого Огненного Глаза! — засмеялся Джонни, уклоняясь от сияющих глаз. «Представьте, что вы боитесь аллигатора! ‘

«И она будет беспокоиться о змеях, падающих с деревьев в лодка, — добавил Дэйв, тревожно поглядывая на нависающие над его голова.

Джонни сильно тянул весла. » И она всегда боится застрять в болото и затащили в бездонную яму.Дэйв покачал головой при таких глупых страхах.

Теперь Джонни погрузил весла глубже и стал грести быстрее. Солнце будет скоро встать, и мальчики захотели копать целый день. На следующем повороте водного пути Joh n ny крикнул: «Смотри, Дэйв! Вон там! Это остров! »

К тому времени, как мальчики вышли из лодки и начали спуск по узкая тропа, солнце светило сквозь сосны островов.

Каждое лето, когда мальчики уезжали в поход со своими семьями, они исследовали острова болота.В то другое лето Джейн всегда отправлялись с ними в исследовательские поездки. Но это было до Джонни прочитал индийскую книгу. Этим летом мальчики исследовали острова с определенная цель в уме — и без Джейн.

Последняя зимой во время школьных каникул Джонни показал Дэйву фотографию в индийском книга. «Это, — объяснил он, — индийский курган. Иногда индейцы использовали курганы для подачи дымовых сигналов. Иногда индейцы использовали их для погребения места.Но иногда », и тут Джонни очень обрадовался, » иногда они использовали курганы, чтобы закопать свои сокровища! Джонни посмотрел вокруг, чтобы убедиться, что его не подслушивают. ‘Знаешь, Дэйв, держу пари, что есть Индейские курганы на островах в болоте. Помните, отец Джейн сказал, что Когда-то на этих островах жили индейцы ».

Все всю зиму и весну мальчики мечтали о лете и искали Индийские курганы и раскопки индийских сокровищ.

Раньше Джонни читал индийскую книгу, это были Джонни, Дэйв и Джейн ». мушкетеры.» Один за всех и все за одного! Они всегда были вместе. Теперь это были просто Джонни и Дэйв. Нет больше Джейн. Иногда Дэйву было жаль Джейн. Но Джонни сказал, что девушки не умеют искать индейские курганы и копать индийские сокровища.

Медленно зима превратилась в весну, а весна в лето, и теперь два мальчика по узкой тропе через сосновый бор охотничьих угодий потерянные воины. Их шаги звучали так же тихо, как давно мягкая подкладка Индейцы по дороге. Мальчики наполовину ожидали услышать далекий бой барабанов. Джонни снова посмотрел на Дэйва. » Представьте себе ручья или семинола, прячущегося за одним из эти прядь. » Дэйв вздрогнул и избегал глядя на темные тени деревьев. Было бы слишком легко представить себе Индеец в яркой военной одежде за каждым деревом.

Вскоре мальчики вышли на небольшую поляну. » Это должно быть где Индийская деревня когда-то стояла, — сказал Джонни. И он указал на небольшой курган около трех футов высотой », — это курган, в котором они похоронили сокровище.Давайте возьмем лопаты и начнем копать.

Мальчики были на острове накануне и спрятались их лопаты за высокой сосной. Но теперь тщательный поиск не выявил лопаты.

Вдруг оба мальчика ахнули. Когда Джонни наклонился и нарисовал огненно-красная стрела с единственным золотым пером от земли, дикий боевой клич, ‘Йохохи! Йохохи! » прозвенел через лес.

Нет два индийских мальчика когда-либо бежали быстрее, чем Джонни и Дэйв, по трассе через сосны. Ни одно индийское каноэ, сделанное из бревна кипариса, никогда не двигалось больше быстрее, чем весельная лодка мальчиков, когда Джонни и Дэйв тащились на веслах.

» Нет призраки ушедших воинов оставили эту стрелу, — вздрогнул Джонни. » Это было для настоящий. »

Возможно мы разозлили Великого Духа ». Дэйв снова посмотрел на остров. Может быть курган не был курганом сокровищ. Может быть, это была королевская гробница великого военачальника.

В болото, дятлы колотили по мертвым деревьям; цапли и цапли кричали и старый бык-аллигатор вскрикнул, но Джонни и Дэйв были глухи к шум.Память об этом диком боевом кличе: «Йохохи! Yohoeheel » все еще звонил их уши.

с с облегчением, мальчики надежно привязали лодку к причалу и пошли в сторону лагеря. основания.

Когда они прибыли, Джейн сидела перед палаткой своей семьи, готовя бекон и яйца на бродячей плите.

» Вы знаю, — сказал Джонни наполовину восхищенно, — Джейн довольно хорошо разбирается в некоторых вещах. Дэйв понюхал воздух. Бекон и яйца пахли довольно хорошо. Он не понимал, как он был голоден.

» Ага она isl, — согласился он. «Она умеет чистить и готовить рыбу, а также ловить ее. И она может развести огонь и сохранить его от ветра и дождя ».

“И она может выследить животное по его следу на песке или снегу », — добавил Джонни. »Все эти вещи очень хороши для девушки ».

Джонни и Дэйв подошел ближе к бродячей плите. Тогда оба мальчика заметили это одновременно. Огненно-красная стрела с единственным золотым пером. . . и рядом со стрелкой потерянные лопаты!

Джейн поднял глаза от шипящего бекона на плите-бродяге.Красавица, правда? » — спросила она, пока мальчики продолжали смотреть на стрелу.

«Я изучает индийские предания, — продолжила Джейн. ‘Если хочешь, я научу тебя, как стрелять из лука и стрел. Я могу сделать Индийский боевой клич тоже ». Джейн обняла ее руки вокруг ее рта. ‘Йохохи! Йохохи! » Это был тот же дикий крик, что эхом отдавалось в сосновом лесу.

Джейн улыбнулся. «Съешьте яичницу с беконом, мальчики». Джонни и Дэйв сели и молча приняли тарелка, которую Джейн передала им.Долгое время никто не говорил. Затем Джонни бормотал между глотками яичницы и бекона; » Мы могли бы также иметь встреча трех мушкетеров, пока мы все вместе. Это было долго с нашей последней встречи.

Дэйв улыбнулся Джонни. «Это лучшая идея, которая у нас двоих была за весь день». потом он посмотрел на Джейн и сказал:

» Как ты когда-нибудь забивал нас в лагерь? »

Amazon.com: The Splendor Before the Dark: A Novel of the Emperor Nero eBook: George, Margaret: Kindle Store

ПОХВАЛЯТЬСЯ ЗА БЛЕСК ПЕРЕД ТЕМНЫМ

«Детальное, хорошо проработанное исследование характера Джорджа показывает его искреннее внутреннее« я »и то, как исполнение его короткой жизни разыгрывалось на огромной сцене Римской империи.Ему замечательно удается убедить читателей пересмотреть свои впечатления о печально известном Нероне ». Книжный список , помеченный рецензией

« Захватывающее, насыщенное чтение с захватывающим дух финалом »- Woman’s World

« Очаровательно и весело ». — The New York Post

«Это переосмысление жизни одного из самых злых и непонятых лидеров Древнего Рима драматично, ярко и эпично, оно обязательно для читателей исторических саг». — Library Journal , обзор со звездами

» Роман Джорджа тщательно исследован, и, как она объясняет в своем послесловии, многое из того, что мы думаем, что мы знаем о Нероне, было написано его врагами.Она делает многое для того, чтобы исправить положение. Ее произведения блестяще оживляют имперский Рим. Этот роман, как и его предшественник, настоятельно рекомендуется ». — Обзор исторического романа

« Эти книги — захватывающий взгляд на жизнь очень оклеветанной личности. Джордж делает Неро настоящим, симпатичным, чутким персонажем, достойным вашего времени. Если вы ищете новую серию, в которой можно заблудиться, вам захочется изучить эту »- Bookreporter. com

ПОХВАЛА ИСПОВЕДОВАНИЯМ ЮНОГО НЕРОНА

« Реконструкция Джорджа Человек, с точки зрения как его общественной жизни, так и личного характера, представляет собой нечто большее, чем пересмотр фактов: это тонкое исследование идентичности и коварных эффектов власти…. «Признания» — это идентичность: как она создана, утеряна, изобретена заново? … Маргарет Джордж занимает размытое пространство между историей и вымыслом. И между Тацитом и Маргарет Джордж, я думаю, что рассказ Джорджа не только наиболее симпатичен, но и наиболее правдив ». — Диана Гэблдон, Washington Post

« Маргарет Джордж совершила самый смелый поступок, который только можно представить для исторического романиста — эпическое художественное произведение, не только симпатизирующее Нерону, но и рассказанное в основном его собственным голосом.Я аплодирую. И так, я полагаю, делает этот ценитель искусств Нерон, наблюдающий из Элизиума ». — Стивен Сэйлор, автор Рома: Роман Древнего Рима

« [Джордж] блестяще воссоздает прошлые эпохи и ушедшие цивилизации ». Шэрон Кей Пенман, автор книги A King’s Ransom

«Замечательный роман, от захватывающей первой сцены до захватывающего дух финала». — Дженнифер Чиаверини, New York Times , автор бестселлеров Судьбы и предатели и Миссис.Портниха Линкольна

«Вау! Маргарет Джордж — правящая королева исторической фантастики — вернулась с этой эпической сагой, которая ярко переосмысливает жизнь молодого Нерона во всей ее оперной драматической красоте ». — Стефани Дрей, New York Times , автор бестселлера Lily of Нил

«Маргарет Джордж обладает невероятным талантом в том, что она может стоять на месте своего главного героя и говорить его голосом», — Барбара Тейлор Брэдфорд, автор книг The Cavendon Luck и A Woman Of Substance

*** Этот отрывок взят из предварительной копии неисправленной копии ***

Copyright © 2018 Margaret George

Chapter I

Nero

Я проснулся на молочной заре, в тот переливчатый час вне времени. На мгновение я не знал, где нахожусь. Таким образом, он должен чувствовать себя новорожденным, невостребованным.

Когда я лежал тихо, меня накрыл сладкий ветерок. Морской бриз. Я был где-то на берегу. Я поднял голову и сразу же вернулся в мир, который знал. Я был в Антиуме. Я был в спальне своей виллы, которая выходила на море.

В тишине я встал и оставил Поппею спящей, ее губы изогнулись в улыбке, когда она мечтала о чем-то приятном. Приятно. . . наше пребывание здесь, в Антиуме, было приятным.Достаточно далеко от Рима, чтобы забыть о нем и жить в уединении у моря. На короткое время.

Я тихонько подошел к окну и отодвинул тонкие занавески. Горизонт снаружи был белым, поэтому невозможно было увидеть, где кончается небо и начинается море. Заходила бледная луна, скрытая в облаках. Прошлой ночью было светло, пронзительно, высоко. Теперь, все еще наполненное, но застывшее, оно поблекло и стало нечетким.

Прошлой ночью. . . в каком ликовании я был, исполняя, наконец, мою эпопею о падении Трои здесь на сцене. Тяжелая работа над его сочинением заняла больше года, но последние несколько дней яростно взорвалась, и теперь он показал свое лицо миру, и я испытал всю радость художника, создавшего творение после очень долгого времени. долгий труд.

Вполне естественно, что это произошло здесь, в Антиуме, где я сам родился двадцать шесть лет назад. И после столь же долгих и трудных родов, потому что я родился ногами первым — дурное знамение, как говорили некоторые. В то же время были и другие благоприятные предзнаменования, так к чему прислушиваться? Очевидно, что благоприятные условия преобладали, так как я был императором уже девять лет, приняв пурпурный цвет в абсурдно молодом возрасте.За время моего правления уже были достигнуты значительные успехи, в первую очередь мирное урегулирование с Парфией, нашим историческим противником, достигнутое, наконец, с помощью дипломатии, а не оружия. Я подарил городу Риму великолепные бани, театр и крытый рынок, а также устроил инженерные работы, улучшающие гавани и направленные на защиту морских путей. Однако больше всего я хотел подарить Риму величайший из всех даров — обращение к греческой чувствительности и эстетике. Это было намного сложнее, чем строить здания и рыть каналы.Но это приближалось. Я знал это.

Публика вчера вечером была тому подтверждением. Многие люди приехали из Рима, чтобы послушать мое выступление на кифаре. Это виртуозный инструмент из Греции. Сам Аполлон играл. Да! Их глаза откроются, и они научатся принимать эти культурные сокровища.

Я нежно посмотрел на свою кифару, теперь прислоненную к стене, отдыхающую после своих прошлых ночей. Это, конечно, было лучшее, что можно было сделать, и у меня был лучший наставник Терпнус, который терпеливо относился ко мне и учил меня.Мне всегда не хотелось оставлять его в Риме, и, зная, что я возвращаюсь к нему, было легче вернуться.

Рим. В сгущающемся свете я увидел цилиндры сообщений, покоящиеся на столе. Они были доставлены вчера, посланы моей верной правой рукой и префектом преторианца Тигеллином. Но тогда я не мог заставить себя взглянуть на них. День был слишком прекрасен, чтобы заниматься мелкими делами о ввозных пошлинах, ремонте акведуков или движении телег по городу. Если вы вообразите, что все, с чем приходится иметь дело императору, является высоким и важным, могу вас уверить, что это не так.Сто налоговых вопросов к одному дипломатическому договору или одному решению военной стратегии.

Я посмотрю сообщения чуть позже. Мне пришлось. Но это утро будет для отдыха и планирования неизбежного возвращения в Рим.

Я уехал сюда, чтобы спастись от жарких дней в городе, но долг требовал, чтобы я председательствовал на Feriae Augusti через две недели, празднование, начинавшееся 1 августа, которое завершилось тринадцатым, четырнадцатым и пятнадцатым числами, посвященными победам римлян. Далмация, Акций и Египет.Поскольку на празднике были скачки, единственным ярким моментом было то, что, возможно, тогда мои тренеры позволили мне сделать то, что я так стремился сделать: соревноваться на колесницах.

О, я водил колесницы, но никогда не участвовал в настоящих публичных гонках. Это было сочтено слишком опасным, и это правда, что гонки на колесницах имеют высокий уровень аварийности. Но это было также самое захватывающее, что мог сделать человек. Мой дед был успешным гонщиком на колесницах, и мне нравилось верить, что я унаследовал его навыки.

«Прошу прощения, Цезарь, — сказал мой наставник, — если знаменитый возничий умирает в гонке, его семья и поклонники оплакивают его. Но если император умирает за один раз, вся империя разоряется ».

Тигеллин был более резким. «Безответственно с вашей стороны думать о таких шансах». Он сделал паузу. «Тем более, что у тебя нет наследника. Вы хотите разжечь гражданскую войну, как это было после убийства Юлия Цезаря? »

Наследника нет. О, как это больно. У меня была дочь, но она умерла младенцем.И с тех пор ни разу.

«Нет, — признал я. Я бы не стал заставлять Рим снова терпеть такую ​​агонию. Но я все еще хотел гонять на колесницах, призывая богов защитить меня. Разве они этого не сделали?

Но затем меня охватила мучительная мысль о тревожном пророчестве, которое мне дала сивилла, которую я посетил в Кумах. «Огонь погубит тебя», — сказала она. При дальнейшем нажатии, добавила она, Пламя поглотит ваши мечты, а ваши мечты — это вы сами. Но на гонках на колесницах пожаров не было.Так это убедило меня, что я могу безопасно приступить к этой деятельности?

Что касается пожаров, у нас в Риме была очень боеспособная пожарная команда. Но, может быть, огонь, о котором она говорила, был где-то еще? Или это был метафорический огонь? Люди говорили об огне гнева, огне похоти, огне амбиций. Я был в восторге от своего искусства. Она имела в виду, что это меня уничтожит?

Я покачал головой. «Выбрось это из своих мыслей», — сказал я себе. Подумайте только об этом прекрасном дне перед вами, о дне, чтобы гулять по воде, пить охлажденный сок персидских персиков с женой, которая является для вас самым дорогим под небом, ждать, пока луна снова взойдет на вас.

Я оставил ее спать, а вышел на улицу, чтобы увидеть, как жемчужное небо светлеет, обещая ясный и безмятежный день.

Поппея не зашевелилась поздно утром. Я закончил читать римские депеши — они были столь же скучными, как я и опасался — и перечитал часть моей эпопеи о Трое с намерением внести поправки, когда она поднялась с кровати, волоча за собой шелк, как облака славы. Ее шею обвивал блестящий золотой ошейник, который я подарил ей прошлой ночью. Она носила его перед сном, а теперь нежно провела по нему руками.

«Говорят, холодный металл — это грустная вещь, на которую можно расточать любовь», — сказал я. «Но на тебе это выглядит достойным любви». Он был усыпан драгоценными камнями, символизирующими планеты, луну и солнце, созданный по индийскому проекту, который я заказал.

«С золотом легко спать», — сказала она. «Фактически, это помогло мне мечтать».

«Ах, такие сны, какие дает золото». Я встал и обнял ее, согретое телом золото было неотличимо от ее собственной температуры. «И уже не холодно».

Солнце стояло посреди неба, освещая волны за окном.

«Пойдем сегодня в грот? Мы еще не были там ». Древний грот, расположенный в дальнем конце набережной, был большим, уходившим довольно далеко в склон холма. Гроты восхищали меня, так как многие рассказы о богах помещали их туда. От них пахло сверхъестественным.

Она потянулась, подняла руки над головой и встряхнула сияющими янтарными волосами. «Я полагаю, мы должны. У нас здесь не так уж много времени ». Но в ее голосе не было энтузиазма. «Но ближе к вечеру», — сказала она.«Откуда у тебя энергия после вчерашней ночи?»

Я так и не смог объяснить ей, что исполнение воодушевляет меня; меня истощило безделье. «Я встречусь с вами на террасе», — сказал я. Мне не терпелось выйти на улицу, подышать свежим воздухом.

Позже в тот же день мы сидели на тенистой террасе и смотрели на горизонт. Это было успокаивающе и тихо. И я наслаждался бездумностью. Не думай. Не думай. Просто сядьте с закрытыми глазами и дрейфуйте, заново переживая прошлую ночь.

Служители принесли нам еду, поставив подносы на подставку — тарелки с холодной ветчиной и кефалью, шалфейным медом с Крита, хлебом, яйцами, оливками и вишней, с соком или вином Тарентинум, чтобы запить.Я лениво протянул руку и взял горсть вишен.

Под шарфом Поппея все еще носила ожерелье. «Потому что я пока не могу его снять, — призналась она.

Если бы только другие люди, которых я осыпал подарками, так открыто выражали свою признательность, подумал я.

Я как раз передавал ей блюдо с яйцами и оливками, когда нашу идиллию прервал задыхающийся, пыльный и потный посыльный, который поспешил к нам в сопровождении двух охранников виллы. На его лице появилась гримаса, совпадающая с выражением лиц охранников.Я встал, идеальный день внезапно рухнул.

«Цезарь, Цезарь!» — воскликнул он, упав на колени и жалобно сцепив руки. «Я приехал из Рима, от Тигеллина». Его голос был хриплым.

«Ну что это?»

«Рим в огне! Рим в огне! » — завопил он. «Он выходит из-под контроля!»

Я встал, не в силах уловить его слова. «В огне?»

«Да, да! Все началось в Большом цирке, в одном из магазинов в дальнем конце ».

«Когда?»

К этому времени моя жена тоже поднялась, и краем глаза я заметил, что она сжимает золотое ожерелье, но уже не томно.Я чувствовал, как тревога и страх, наполнявшие меня, переходили к ней, когда она смотрела на посланника.

«Позапрошлая ночь — и северный ветер раздул пламя, так что оно быстро пронеслось по всей длине Цирка. Затем он начал подниматься по холмам вокруг него ».

Рим был огненной ловушкой, и в нашей истории было много пожаров. Чтобы защититься от этого, Август создал свою пожарную команду из семи тысяч человек, Vigiles Urbani, теперь под командованием Нимфидия Сабина, человека, поразительно похожего на Калигулу внешностью.Было ли это правдой или совпадением, это позволяло ему утверждать, что он был естественным сыном Калигулы. Но что теперь имело значение?

«А что с пожарными? Они вышли? »

«Да, но бессильно это остановить. Огонь распространяется быстрее, чем они могут его сдержать. Искры прыгают по крышам и полям и вспыхивают на новых местах. Когда я уезжал, он начинал подниматься на Палатин! »

Я обратился к Поппее. Я оцепенел, я даже не мог по-настоящему поверить в то, что слышал. «Я должен идти», — сказал я.Затем я обратился к посыльному. «Мы поедем вместе. Свежая лошадь для тебя.

Был полдень, когда мы двинулись в путь, преследуемые двумя стражниками, но наступила темнота, прежде чем мы подошли к Риму. На протяжении всей поездки я чувствовал, что становлюсь все более и более взволнованным, надеясь, что посланник преувеличил, или что пожар уже тушен, или что он не уничтожил ничего, кроме магазинов в Цирке.

Спокойствие, спокойствие, Неро, ты должен сохранять спокойствие, ясно мыслить.

Но внутри вырисовывалась другая картина — разрушенный Рим, мертвые или обездоленные люди, навсегда утерянные исторические сокровища, все, когда я был императором, и все это происходило, когда я отвечал за безопасность своего народа.

Рим был разрушен при Нероне, город сгорел, ничего не осталось, кроме пепла.

Когда мы приблизились к вершине холма недалеко от Рима, прежде чем мы смогли увидеть сам город, ночное небо окрашивалось мрачным цветом, оранжевым, красно-желтым, уродливые пальцы, поднимающиеся в небеса, пульсирующие. Затем мы поднялись на холм, и я посмотрел на горящий город. Тучи дыма поднимались вверх, всплески цвета, облака искр и взрывы взрывающихся камней и дерева акцентировали темноту. Резкий ветер дул мне в лицо пепел, несущий в себе запах горящей ткани, мусора и других вещей, которые невозможно переименовать.

Это правда, все правда.

«Еще хуже!» — воскликнул посыльный. «Он все еще распространяется! Это намного больше, чем когда я уезжал. Смотри, холмы накрыли! »

Рим пожирали. Внезапно я вспомнил время, когда я посетил Храм Весты и был охвачен странной слабостью и трепетом, и стал беспомощным. Тогда я был озадачен этим, но теперь я знал, что это означает, что я бессилен защитить священное пламя Рима. И я понял значение сивиллы и ее пророчества о том, что огонь будет моей судьбой.

Я стоял на переломном этапе своей жизни. Это было мое поле битвы, поле битвы, с которым я думал, столкнусь ли я когда-нибудь. Мой предок Антоний встречался с ним дважды: в битве при Филиппах, когда он сокрушил убийц Цезаря, и в битве при Акции, когда он сам был сокрушен Октавианом.

Либо мы с Римом погибли вместе, либо выжили вместе.

Но независимо от результата, был только один выбор: идти вперед, вступать в бой.

«Пойдем», — сказал я, подталкивая лошадь вперед.«Рим ждет».

И мы спустились с холма, направляясь в водоворот.

Глава II

Холм не был крутым, но опасным, с извилистыми тропами, камнями и корнями деревьев повсюду. Лунный свет дал нам возможность видеть, а усиливающееся свечение огня добавляло больше света.

Мое сердце колотилось, как будто я только что пробежал стадион, а голова закружилась. Воздух был горячим, душным и душным, а едкий запах огня заставлял дышать мучительно. На нас должны были напасть стаи насекомых, но дым и сажа прогнали их. Огонь был все еще слишком далеко, чтобы мы могли напрямую почувствовать тепло, но я все равно представлял, что могу. С такого расстояния город выглядел, как будто он был сплошной массой; Я пока не мог различить отдельные области.

Я остановился. «Ты говоришь, теперь он больше?» — спросил я посыльного.

«Да! Когда я уходил, он находился в одном месте и издалека выглядел как один костер. Теперь вокруг себя зажигаются новые сайты.

«Еще не успеем добраться до места», — сказал я. А к тому времени кто знал, что мы увидим?

Мы продолжили спуск, медленно выбирая путь. Демоническое сияние приближалось впереди нас.

Пожар. Что я знал о пожаре? Честно говоря, очень мало. Я никогда лично не испытывал ни одного пожара, даже домашнего пожара; единственный пожар, который я знал, был воображаемый пожар в Трое сотни лет назад. Но я щедро снабдил вигилов всем, что им было нужно, и это было дорого: запряженные лошадьми пожарные фургоны с водяными насосами, сотни ведер, кирки, топоры, крюки и даже катапульты для сноса домов с целью создания противопожарных барьеров. Конечно, такая обученная и оснащенная сила могла сдержать огонь.

Но если это было так, почему это распространялось? Если они не могли потушить его, когда он был маленьким, какой у них был шанс остановить его, когда он стал больше?

Ветер внезапно переменился, и при этом я увидел вспышку огня в новом месте, когда она загорелась там. Колонна взметнулась к небу, посылая тлеющие угли в облако, которое быстро исчезло.

Мы пошли; луна начала опускаться к западу, и на восточном горизонте появился очень слабый намек света.Но было все еще очень темно, если не считать зловещего пульсирующего красного цвета впереди. Мы поднялись на другой холм, и город исчез, но когда мы достигли вершины, мы внезапно оказались близко, и первый огонь огня достиг моего лица. Лошади это почувствовали и стали пугаться. Их было трудно удержать. Но я успокоил свой, и он повиновался. Если бы я только мог успокоиться. Мои руки сжимали поводья так сильно, что кожа впивалась в ладони.

«Нам придется войти в город с востока», — сказал я. С того места, где мы стояли, казалось, что центр города был небезопасен, и огонь доходил до Тибра на западе.«Где Тигеллин? Где Нимфидий? »

«Они двигались на Эсквилин, чтобы руководить операциями оттуда», — сказал курьер. «Им пришлось покинуть Палатин и Форум».

Мы повернули на восток, когда наконец наступил день. Теперь мы могли видеть. Тучи густого черного дыма поднимали в небо клубы, и огонь ревел, рыча, как зверь. Мы вышли на Via Praenestina и сразу оказались в море убегающих людей, которые кувыркались из города, неся свои товары на плечах, плакали и тяжело дышали.

«Не ходи туда!» кричала семья. «Только безумец пойдет к огню. Беги беги!»

«Это император!» — крикнул другой мужчина.

«Спасите, спасите!» они начали вопить.

Я смотрел на них. Они действительно думали, что я могу их спасти, как-то приказать огню прекратить.

«Помогите, помогите!» Женщина бросилась на бок моей лошади.

«Я помогу», — сказал я. «Я направлю пожарных. Мы его потушим ».

Ой, как уверенно я звучал.Какая ложь.

Еще больше людей хлынуло из города, затопляя дорогу. Ослы, тележки, мешки и узлы, кричащие дети. Медленно мы пробирались сквозь толпу, пытаясь их успокоить. Мы подошли к городским стенам, где впереди вырисовывались Эсквилинские ворота, забитые людьми, пытающимися пройти через узкий проем на выходе. Только когда стража признала меня императором, они удержали толпу, чтобы впустить меня.

Я вошел в город, и внезапно я оказался на арене с огнем.То, что раньше было далеким врагом, теперь столкнулось со мной. Дым здесь был намного гуще и, несмотря на восход солнца, отбрасывал темный покров.

«Поверните направо!» — сказал я, ища место на Эсквилине, где Тигеллин открыл бы магазин. Рядом с Садами Мецената был наблюдательный пост, выходивший на город.

Сады Мецената! Там была часть моего нового дворца, Domus Transitoria! Но нет, это было безопасно, слишком далеко от огня.

Слишком далеко? Это было не так далеко, что было невозможно связать Domus Transitoria со старым Палатинским дворцом Тиберия. Я сделал это, не так ли? Между ними была всего миля. И Палатин пришлось эвакуировать.

Я взглянул в сторону Domus Transitoria, но не увидел никаких повреждений; он выглядел нетронутым. Вся эта область была нетронутой.

Наконец мы достигли вершины Эсквилина, и я помчался к каменному дому, который даже в спокойные времена служил постом наблюдения. Теперь он кишел людьми, солдатами и пожарными.

Я увидел Нимфидия, стоящего у двери с картами в руке.Его обычно спокойное лицо сморщилось в гримасе. Он совещался с несколькими мужчинами, нанося удар по месту на карте. Он взглянул и увидел меня.

«Цезарь! Слава богам, что вы здесь! »

Как будто я сам был богом. Что ж, мне придется действовать как один, надеясь, что каким-то образом за это короткое время я смогу превратиться в нечто большее, чем я сам. «Я приехал как можно быстрее, — сказал я. «Скажите мне, насколько велик пожар. Скажите мне все.»

Он повернулся лицом к городу под нами.С этой высоты я с ужасом увидел то, что выглядело как сотня отдельных огней, каждый из которых поднимал свой темный шлейф с одним огромным огнем посередине.

«Это началось в конце Цирка, где находятся стартовые ворота. Мы думаем, что в одном из магазинов загорелись легковоспламеняющиеся товары — там хранят масла, чтобы готовить закуски для толпы. Он немедленно распространился на соседние магазины, в которых хранятся древесина, одежда и т. Д. Продавцы, которые спали в кварталах над магазинами, вовремя выбрались, но ничего не могли сделать, кроме как бежать.Сильный ветер разнес пламя по стенам Цирка, зацепив деревянные трибуны, и оттуда… — Он испустил мучительный вздох.

«Это было ночью?»

«Мертвая ночь. Но была полная луна.

Прекрасная полная луна, которой я восхищался в Антиуме, приятное присутствие там.

«Кто забил тревогу?»

«Когорта Вигилов, стоящая ближе всего к огню — Когорта Седьмая». Он указал на его место на карте.

«Это далеко, за Тибром!»

«Да, — признал он.«Наше невезение».

«Очень не повезло».

«К тому времени, как пожарные были разбужены и экипированы, огонь распространился. Пламя грохотало над трибунами Цирка, то есть с обеих сторон. На большом открытом пространстве ничто не могло остановить распространение, и сильный ветер раздувал его ».

Сильный ветер. Больше невезения.

«Он взлетел на склон холма Палатин на южной стороне, а затем снова упал. Установка пожарных тележек не помогла; шланги не могли отправить воду так далеко.Итак, мужчины отступили, и мы призвали другие когорты на помощь. И все это происходило ночью ».

Порыв ветра швырнул пепел нам в лица, жаля и обжигая.

«Здесь». Нимфидий протянул мне намокший носовой платок, чтобы прикрыть мой нос и рот. Я вдохнул охлажденный воздух.

«А весь следующий день?»

«Распространение. Мы были бессильны это остановить. Казалось, что огонь вспыхнул магией в местах, удаленных от источника, поэтому мы не могли снести дома, чтобы создать открытое пространство.Соседи помогали соседям бороться с огнем, передавая ведра взад и вперед, а затем оборачивались и видели, что их собственный дом горит. Некоторые люди убежали внутрь, прячась от огня, и их пришлось вытаскивать, сражаясь до конца, потеряв от страха рассудок. Мы пытались залить дома уксусом, водой, смешанной с уксусом, этот огонь не любит, но их было слишком мало, и мы не могли добраться до верхних этажей ».

«К этому времени, к концу первого дня, где был пожар?»

«Он распространился по Палатину и Капитолии.Настала ночь. Намочили одеяла и матрасы, чтобы разложить их под островками в прилегающих регионах. То, что огонь достигнет этих квартир, было лишь вопросом времени, и любому, кто окажется внутри, придется прыгнуть. Мы бегали по улицам, приказывая людям эвакуироваться. Но некоторые сопротивлялись. Отрицание смешано со страхом ».

Всегда. Отрицание и страх идут рука об руку с гибелью. «Следующим утром?»

«Пришлось менять смены, вводить свежих людей. Мы перегруппировались здесь, на Эсквилине.Семь когорт объединили свое оборудование и людей. Я приказал вынести и подготовить баллисты — катапульты. Нам нужно было найти место для создания противопожарной защиты. Но все места, которые мы выбрали, уже были поражены летящими углями, поэтому нам пришлось продолжать отступать. В этот момент мы отправили вам посыльного. Надо было отправить его раньше, но даже нам было трудно признать, насколько это серьезно ».

«Теперь мы до вчерашнего дня. Что вы обнаружили, когда вернулся дневной свет? »

«Палатин и Капитолия были окружены с востока и запада, и только север, Форум, оставался безопасным.»

« А теперь? » Никогда больше я не сожалел о своем плохом зрении. Я не мог выделить отдельные участки, которые были в огне.

«Нам придется отправиться в районы, чтобы выяснить это», — сказал Нимфидий. «А для этого мы должны быть готовы. Мокрая одежда, маски, крючки, ведра и топоры. А пожарные машины нужно заправить свежей водой ».

«Мы должны идти немедленно!» Я сказал.

Он посмотрел на меня. «Цезарь, ты не спал всю ночь. Тебе необходим отдых. Не пополняйте ряды запаниковавших граждан. Вам понадобится вся ваша сила духа, прежде чем противостоять огню ».

Я не чувствовал усталости. Но я тоже не чувствовал себя нормально. «Отлично. Куда мне идти?»

«У нас здесь есть временные апартаменты». Он указал на помощника. «Отведите императора туда, где он сможет отдохнуть», — приказал он ему. «Оставайся там до полудня, — сказал он мне. «Я приду за Вами. Мы пойдем вместе ».

Молодой солдат отвел меня к большому шатру, установленному на вершине. Внутри, на раскладушках, рядами спали измученные пожарные.Посередине стол снабжал гуманитарных работников водой и едой, а врачи лечили ожоги.

«Сюда», — указал мне солдат. Была защищенная зона с отдельными кроватями. Свет был тусклым, проникал сквозь холщовые стены, а кровати были застелены одеялами и подушками. Я с радостью набросился на ближайшего, и солдат любезно снял с меня сандалии и накрыл одеялом. Сон немедленно окутал меня, моя крайняя усталость пересилила даже мой ужас, и я упал в темный водоворот, такой же темный, как дым над городом.

Глава III

Я проснулся до того, как вошел Нимфидий. В последний раз, когда я просыпался вчера в Антиуме, у меня был момент дезориентации; и так было и здесь. Я уставился на тусклый холст над головой. Я поерзал на узкой койке. Я слышал снаружи странные звуки, шум далеких толп и стоны поблизости. Тогда я знал. Я был в Риме, и Рим был в огне.

Я сел прямо. Я посмотрел на свои грязные руки, испачканные грязью и покрытые волдырями от долгой поездки.Моя туника была грязной, покрытой пеплом и вереском. Мои набитые песком сандалии были аккуратно разложены под койкой. Я поспешно надел их и рискнул выйти в палатку, где ряды кроватей раскинулись в тусклом свете. На них лежали молодые люди, некоторые из которых были перевязаны и стонали, другие были без сознания. Пострадавшие от пожара уже.

Дежурные и медсестры были заняты и даже не взглянули на меня. Это было хорошо. Мне нужно было подумать. Думай, Нерон, думай! Но мой ум был вялым, ошеломленным.

Районы Рима — что было на пути огня? Здесь, на Эсквилине, мы находились к северо-востоку от центра города, более чем в миле от того места, где начался пожар. Но огонь мог бегать быстрее лошади, и он мог быстро скакать по городу. Какая ирония в том, что это началось на ипподроме. Боги нас дразнили?

Палатин находился прямо рядом с ним. Нимфидий сказал, что огонь начал подниматься на одну сторону холма, но затем прекратился. Если он достигнет Палатина, все сокровища будут потеряны. Исторические вещи, а не только предметы роскоши. Святыни, посвященные основанию Рима, и — о боги! Священная лавровая роща в доме Августа.Лавры, предсказавшие смерть императора! Мой лавр!

Огонь погубит тебя.

Затем были священные храмы на Капитолии и официальные здания на Форуме, а дальше, ближе к нам, Субура, где проживало много людей, многие бедные, но также и богатые в соседних регионах.

Где жили люди. . . где жил Аполлоний, мой спортивный тренер? Я знал только, что это в городе. А что насчет гениального цитароеда Терпнуса? А что с Аппиусом, моим учителем голоса? А что с Пэрис, мой друг-актер? А вольноотпущенники, которые служили мне — Епафродит, Фаон? А медсестры моего детства, Эклож и Александра, все еще служащие в моем доме больше как друзья, чем слуги? А писатели — Лукан, Петроний и Спикулус? И мои друзья Писо, Сенесио и Вителлий. И . . . и . . . список продолжался и продолжался, дорогие мне люди из всех слоев общества. В отличие от предыдущих императоров, я искал людей других сословий, с которыми мог бы пообщаться, к большому неодобрению Сената. В городе не было места, где бы не жили люди, с которыми я лично был связан. А для остальных я был их императором и должен был их защитником, их щитом от несчастий.

А вот огонь. . . Огонь . . . это сделало животных, с которыми столкнулся Геракл в его Двенадцати подвигах, слабыми и нежными по сравнению с ними.

Мои вопросы к пожарным о том, куда ушли мои сотрудники и друзья, были встречены пожиманием плечами и признанием, что никто не знал. Люди сбежали, когда огонь подобрался близко, не оставив ни слова ни слова.

В этот момент в палатку вошел Тигеллин, ища меня. Его мускулистые руки были измазаны копотью, лицо блестело от пота. Он подошел к нему, поморщившись. «Вы здесь», — заявил он. «Хорошо. Нимфидиус говорит, что вы хотите выйти с пожарными. Я бы не советовал этого ».

«Почему?»

«Это слишком опасно», — сказал он.

«Любите гонки на колесницах? Вы бы запретили мне все, что было бы небезопаснее, чем движение крытого экипажа по Аппиевой дороге в праздничный день.

«Почему вы настаиваете на таком риске? Это… »

« Да, я знаю. Безответственный. Но самое безответственное, что может сделать император, — это бросить свой народ в кризисной ситуации ».

«Вам не нужно идти лично сражаться с пламенем, чтобы позаботиться о своих людях. Кто-то должен оставаться в безопасности, чтобы руководить операциями. Я не там внизу, я здесь, организую.»

« Я пойду и посмотрю воочию. Я должен это сделать ».

«Я…»

Он начал говорить, что я запрещаю это. Но я был императором, и никто не имел права запрещать мне что-либо. Ни один. Никто.

«Я буду ждать Нимфидия. Он собирался вернуться в город рано утром. Я буду сопровождать его ».

Я вышел из палатки и остановился снаружи, глядя вниз на холм, и видел, как яркие солнечные лучи колеблются и исчезают, когда они попадают в облака дыма, нависающие над городом. Я был на самой вершине холма. Я вспомнил тот день, когда мы с Поппеей пришли сюда, прогуливаясь по еще недостроенному Domus Transitoria, соединяющему старый дворец Тиберия на Палатине с Садами Мецената здесь. Вход в нее находился ниже по склону. Я подошел к нему; несколько нервных рабов все еще стояли на своих постах, охраняя дверь. Я миновал их, чтобы спуститься в туннельный проход, который петлял через нижнюю часть города и выходил на основание Палатинского дворца.

Мы с Поппеей вместе выбрали украшение Domus Transitoria; потолок был отделан белой штукатуркой, украшенной драгоценными камнями и сверкающим стеклом.Художник, который это сделал — где он был? Он в безопасности?

В коридоре было тихо и прохладно. Никогда не узнаешь, что условия были чем-то, кроме обычных. Но когда я вошел дальше, я почувствовал его слабый, но характерный запах: дым. Дым был в коридоре. Это означало, что на другом конце, в новой части, был огонь, где еще должен был сохраняться запах свежей краски, но теперь его сменили пепел и дым.

Я вылез и помчался вверх по холму. Мой дворец горел!

Когда я достиг вершины, Нимфидий вернулся и стоял в окружении своих людей.Рядом валялась груда одежды и снаряжения.

«В Domus Transitoria дым!» Я ахнул. «Значит, в Палатинской части горит!»

«Значит, огонь охватывает Палатин», — сказал он. «Вы все еще полны решимости пойти с нами?»

«Да. Я не могу здесь оставаться! »

Тигеллин присоединился к нам как раз вовремя, чтобы услышать мои слова. «Он упрям, — сказал он Нимфидию. «Я пытался убедить его в обратном». Он не мог сказать, что пытался приказать мне.

«Мы будем осторожны. И все начинается с надевания защитной одежды ». Нимфидий указал на кучу. «Я все это пропитал водой, смешанной с уксусом. Будет вонять, но лучше вонять, чем гореть ».

Я вместе с тридцатью мужчинами выкопал одежду и надел ее: тунику, плащ с рукавами, высокие сапоги и облегающий кожаный шлем. Он был липким и тяжелым.

«Теперь возьми свое снаряжение», — сказал Нимфидий. «Топор, крюк, ведро. У подножия холма ждут заполненные и готовые пожарные машины и еще одна повозка с мокрыми одеялами и матрасами, которые нужно разложить для прыгунов.Задолго до того, как мы доберемся до места пожара, мы встретим толпы. Мы должны держаться вместе и преодолевать их, а не расставаться. Для этого я выпускаю широкие белые браслеты. Наденьте их на левую руку. Поднимите руку, если чувствуете, что теряете нас, чтобы мы вас заметили.

По его сигналу мы спустились с холма. Его инструкции были такими скромными. Он не сказал нам, что делать, если мы столкнемся с огнем, если люди загорятся, если камни или дерево полетят в воздухе. Возможно, нам ничего не оставалось, как увернуться.У подножия холма ждали фургоны, как он нам сказал. Я был впечатлен его организацией и контролем. У пожарных машин, наполненных водой, были помпы с ручным заводом. Шланги были свернуты и ждали, но я сомневался, что они могут дотянуться очень высоко. Ни у одного человека не было сил, чтобы обеспечить достаточную мощность, чтобы поднять воду выше примерно двадцати футов.

«Вперед!» — воскликнул Нимфидий, подняв левую руку с браслетом. Фургоны с грохотом неслись вперед, и мы массово последовали за ними. Пока мы шли по улицам, все было цело, но, как и предсказывал Нимфидий, нас чуть не унесло море людей, бегущих из города в сельские поля.Впереди над городом висело зловещее облако дыма.

Но когда мы подошли к Форуму, проезжая в многолюдный центр города, Субуру, мы внезапно вошли в зону огня. Мы впервые осознали это, когда на нас начали падать водовороты тлеющих углей, шипящие от нашей мокрой одежды. «Это в восьмом регионе!» — закричал Нимфидий, и это было последнее, что я слышал, прежде чем его заглушил рев костров и крики людей.

Горели дома, но не все.В горящем доме дома по обе стороны могут оставаться в безопасности, но ненадолго. Я увидел струю воды из наших шлангов, направленную на один из домов, но она была слабой и мало повлияла на огонь. Жара была сильной, и тяжелая одежда, которую я носила, делала это почти невыносимым. Но я не мог их выбросить — я бы сразу зажарил.

Летящие куски дерева, светящиеся искрами, вылетели из домов, приземлились на людей и раздавили некоторые. У моих ног ребенок повалился под лучезарную балку, и мне удалось его сбросить, но ребенок был мертв.Я посмотрел на горящие дома, из окон которых, словно живое существо, выходили извивающиеся желтые завитки пламени. Затем окна вырвались наружу, взорвавшись огненным шаром. Крики внутри дома прекратились, когда рухнули полы.

Тогда я снова услышал Нимфидия. «Сюда! Островки! » И мы проложили себе путь к этой области. Но на пути меня преградила группа угрожающих мужчин. Это были не запаникованные граждане, а целеустремленные агенты, несущие ведра с дегтем, палками и зажженными клеймами.Их намеренно бросали в дома, которые не горели.

«Прекрати!» — закричал я, хватая одного за руку. Он легко меня отшвырнул.

«Заткнись!» он плюнул. Его товарищи продолжали обмакивать свои палки в ведра со смолой, поджигать их и бросать в дома.

«Прекрати!» Я заказал их, опять же безрезультатно. Потом я понял, что они не знают, кто я, замаскированный под противопожарную одежду. В этот момент я увидел, как они мешали нескольким пожарным Нимфидия, когда они пытались тушить пожары.

Они протянули мне руки с угрозами. «Мы делаем это под руководством!» Они сказали.

«Чья власть?» — потребовал я.

«Тот, кому мы подчиняемся», — сказали они.

«Я император!» Я плакал. «У меня есть власть над каждым, кто приказывает тебе это сделать. Стой, если ты дорожишь своей жизнью! » Я им командовал.

Мужчины просто смеялись, не веря мне. Или, возможно, наплевать, зная, что я никогда не смогу их идентифицировать. Но люди вокруг нас слышали и неправильно понимали. «Это император! Он говорит им развести костры! »

«Нет!» Я плакал.«Я не с этими людьми!»

«Да, конечно!» — крикнула женщина. «Вы с ними. Почему еще ты стоишь с ними разговариваешь? И втайне, когда рядом нет королевской гвардии? Где преторианцы? Вы специально ускользнули от них ».

Потом другой дом начал раскачиваться и падать, и все разбежались. Все, кроме двух мужчин, стояли, восхваляя своего бога.

«О, великое и славное имя Иисуса! Это начало. Начало конца, обещанный вами конец.Один из них наклонился и схватился за конец светящейся палки. «Настал наконец День Господень! И нам дарован дар ускорить его наступление! » Он швырнул пылающую головку в дом. «Спасибо господин!»

Их благодарность была недолгой; как бы в ответ дом рухнул и похоронил их под собой.

Я попал в кошмар. Я обошла разрушенный дом, охотясь за Нимфидием и другими мужчинами, но потеряла их. Независимо от того. Я знал, как добраться до островков.Но я был потрясен наглыми мародерами, которых я теперь видел, врывающимися в дома, появляющимися с охапками краденого, и религиозными фанатиками, которые использовали огонь в своих целях. Я не ожидал этого, но должен был. Нет трагедии, которую не использовали бы злые люди.

Вдруг огненная река вылилась из двери дома; он колыхался и переливался, как настоящая река, но это был чистый огонь. Изнутри раздалось рычание, подобное чудовищному зверю, за которым последовала новая огненная рвота. Плотная толпа, убегавшая от него, била и тискала меня, и меня несли в направлении, которое я не мог контролировать.

Теперь я был на островах, тех высоких многоквартирных домах, которые были самыми опасными из всех. Они могли быть пяти или шестиэтажными, из дерева или сырцового кирпича, шаткими и хрупкими, чем выше они были. Я нашел Нимфидия, заметив пожарные машины и фургоны, выстроенные в очередь возле одного здания. Мужчины расстилали одеяла и матрацы, и я присоединился к ним, вытаскивая тяжелый материал из вагонов.Сторона здания уже была покрыта красно-желтым пламенем, и люди в ужасе высовывались из окон.

Нимфидий жестом показал им, как только одеяла и матрацы были на месте. «Прыгать! Прыгать!» он крикнул. Некоторые повиновались, и те, кто находился на нижних этажах, благополучно приземлились. Но те, что на верхних этажах, сильно пострадали, и не все выжили.

Мы стояли и смотрели на покалеченных на одеялах мертвых людей. Были очень маленькие дети. Они пострадали сильнее всех. Я был болен. Один из пожарных рядом со мной сказал: «Это смерть добрее, чем огонь». Он был прав. Но истинной причиной этого был пожар.

В этот момент одна из островков рядом с нами, казалось бы, нетронутая, выпустила искры, а затем внезапно взорвалась без предупреждения. Повсюду летали обломки, тела вместе с балками, камнями и мебелью. Обугленные тела посыпались вокруг нас, почерневшие и неузнаваемые, как люди, за исключением туфель, которые все еще были на обугленных ногах скелетов. Теперь я действительно заболел, снял свой тяжелый душный шлем и встал на колени на тротуар.Но когда я выпрямился, вытирая рот, пепел опалил мои волосы, и я спасся от пожара, только задушив его, хлопнув шлемом по голове. Внутри шлема я почувствовал жар углей, пытающихся убить меня, прежде чем они медленно погасли, и их миссия погасла вместе с ними.

«Это чудовище», — сказал Нимфидий. «Вы насмотрелись? Я сказал тебе, что тебе следовало остаться в лагере.

«Как трус?» Я сказал. «Я должен это увидеть, я должен знать, с чем мы сталкиваемся.

«Огонь — это живое существо, — сказал Нимфидий. «Дом выглядел безопасным. Но внутри он укрывал врага, врага, который питался, дышал, прятался, ждал, становился сильнее. Только тогда это проявилось. Когда нам было уже слишком поздно это останавливать ».

«Я не уверен, что у нас есть сила остановить его, только чтобы замедлить его и спасти его жертв. И даже в этом мы жалко слабые, нас обходит враги с флангов ». Это была ужасная правда.

«Мне нужно заправить пожарные машины», — сказал он.«А моим людям нужно отдыхать, чередовать смены. Мы должны отступить назад к Эсквилину и Четвертому региону ».

«Мне нужно увидеть Палатин», — сказал я. «Я должен продолжать».

Нимфидий не стал меня отговаривать. «Не один. Возьмите с собой одну из преторианских трибун. Субриус Флавус у фургонов. Я позвоню ему.

Я не хотел возвращаться к фургонам и одеялам с их ужасным разложением. Я бы подождал. Вскоре появился Субриус. Он был из тех, кто выглядел широким, с широким лицом и торсом, хотя и не был толстым. Но под всей защитной одеждой невозможно было увидеть, как на самом деле кто-то выглядит.

«Я буду сопровождать тебя, Цезарь», — сказал он. «Куда ты хочешь пойти дальше?»

Я знал не раздумывая. «Форум. И Палатин ».

Он нахмурился. «Это направляется в самое сердце огня», — сказал он.

«Мне нужно посмотреть, где он распространился», — сказал я. Я боялся этого зрелища, но я должен был его увидеть. Я должен был знать.

Он почти незаметно вздохнул и указал пальцем.- Тогда сюда.

Мы пробивались сквозь поток обезумевших людей и миновали еще больше горящих зданий. Шум огня становился все громче и громче, всасывая воздух. Дым стал гуще, и мне пришлось прикрывать нос и рот платком. Мои открытые глаза болели и болели. В искусственной темноте, созданной дымом, я не мог видеть далеко впереди себя, но все же я мог различить спотыкающихся людей: одни помогали другим, несли инвалидов и беспомощных, другие безжалостно отталкивали всех в сторону и топтали их. Некоторые люди несли связки своих вещей; другие были ворами с украденной добычей.

И вдруг мы оказались на Форуме, там на просторах. Он был цел. Он еще не загорелся. Мраморные здания и пространство между ними задерживают огонь. Но огонь приближался к нему, и внезапно я увидел пламя, вырывающееся из открытой крыши Храма Весты, и понял, что это не священное пламя.

Я стоял и смотрел.Это была самая сущность, сердце Рима, и оно гибнуло. Это был центр Рима, за который я отвечал, Рим, который я должен был защищать. Я один знал священное тайное имя Рима, как Понтифик Максимус, главный священник государственной религии. Это нигде не было записано, а только шепотом передано от одного понтифика своему преемнику. Пока это священное имя было известно, Рим мог продолжать существовать, мог восстанавливать себя. Но если со мной что-нибудь случится — если я погибну прямо здесь — Рим погибнет вместе со мной.Тигеллин был прав, когда пытался уберечь меня от опасности, но опасность была везде. Тихая ночь в одиночестве во дворце тоже могла быть опасной. Было благороднее умереть стоя на ногах, борясь с огромным злом, чем быть бесславно убитым в коридоре, как Калигула.

Я отвернулся от душераздирающего зрелища. «Здесь!» Я сказал Субриусу и направился к Капитолийскому краю Форума. Мы миновали Храм Божественного Юлия, арку Августа, Ростру, Курию — все стояли гордо и безмятежно, пока их мрамор потемнел от сажи и пепла.

Капитолийский холм впереди нас казался безопасным. Слева от нас был Палатин, и я указал на крутой путь, ведущий к нему. Субриус покачал головой.

«Тогда оставайся здесь», — сказал я. Он хотел меня остановить, но знал, что у него нет власти. «Подожди меня.»

Прежде чем он успел возразить, я повернулся и поспешил вверх по тротуару, хотя сейчас было очень трудно дышать. Но я должен был увидеть. Мне пришлось. На этой стороне все еще было тихо, но другая сторона Палатина была обращена к источнику огня, который все еще ревел и распространялся. Я добрался до вершины, и вот он — отвратительный, горячий, ревущий огонь на другой стороне, его пламя было таким высоким, что оно загнало вершину Палатина. Волны жара отбросили меня назад, шатаясь. Подойти ближе было невозможно. Из умирающих домов доносились треск и стоны. Извивающийся столб пламени колебался на ободе, крутясь и крутясь, как танцор. Я стоял загипнотизированный, плененный его странной красотой. Порыв ветра раздвинул завесу дыма, и я увидел, что мой Domus Transitoria горит, шипит и плюется.Место, где я сидел с моими друзьями-поэтами и наслаждался долгими неторопливыми встречами, с мягко плещущимся за нами фонтаном, теперь было охвачено огнем, фонтан превратился в пар, колонны покрылись волдырями и покачивались. Затем, к счастью, пелена дыма снова упала и скрыла от меня это зрелище.

Я должен отступить. В любой момент огонь мог бы распространиться дальше здесь, перебегая от тесного здания к зданию. Я был бы в ловушке. Я бросился вниз, жар обжигал мне спину, преследуемый демоном, который смеялся позади меня.

Субриус нетерпеливо стоял, когда я присоединился к нему. «Начинает идти, — сказал я. «Он скоро полностью загорится. Давайте отступим через реку к моему дому на Ватиканских полях. Я останусь там сегодня вечером ».

Очень стараясь обойти горящие районы, что означало уйти далеко через Марсово поле, которое выглядело невредимым, мы наконец пересекли Тибр напротив моих владений в Ватикане. Моя резиденция там была в безопасности, и вряд ли огонь перепрыгнул через реку и пришел сюда.

«Останься здесь и поешь, — сказал я Субриусу. «Тогда вернись к Эсквилину и передай отчет Нимфидию. Скажи ему, что я вернусь утром ».

Рабы быстро приготовили для нас еду, и я смог рассказать им о том, что видел, и заверить их, что они в безопасности. Субриус мало что сказал. Возможно, он всегда был тихим, а может, то, что мы видели сегодня, лишило нас всех разговоров. Я оценил его молчание, пока мы ели медленно.

Когда я отправил его, на этой стороне реки было еще светло.Мне не нужно было говорить ему, чтобы он оставался далеко к северу от города.

«Спасибо», — сказал я.

Он кивнул и попрощался.

Я устало поискал свою спальню, попросив чего-нибудь поесть. Когда пришла еда — только хлеб и сушеный инжир, все, что было под рукой, — я обнаружил, что у меня совсем нет аппетита.

Я лег в постель, смыв копоть, пот и грязь. Несмотря на защитную одежду, мои руки и ноги были красными и покрылись волдырями от жары, а волосы сильно опалились.Но это было несущественно. Мой город разрушался, и я был бессилен остановить это, даже если не принимать никаких мер. Только боги могли остановить это сейчас. И этот день научил меня, что между литературой и реальной жизнью лежит пропасть. Одно дело воспевать Трою и представлять себе страдания Приама, страдания народа Трои, но совсем другое — видеть, как это происходит на самом деле, когда мертвые и обездоленные будут людьми, которых я могу потрогать и почувствовать — мой собственный народ.

— Этот текст относится к изданию в мягкой обложке.Блог

• Страница 36 из 38 • Мэри Кей Эндрюс

Во вторник я посетил огромное собрание продавцов книг, которые работают в известной национальной сети. Несколько тысяч из них собрались в Бирмингеме на свой ежегодный семинар. Я люблю продавцов книг. Все они. Но иногда они заставляют меня смеяться или качать головой.

Как парень, который подошел к столу, за которым я подписывал БЕСПЛАТНЫЕ книги. Он взял одну из моих книг, посмотрел на меня и грустно покачал головой. «Я не думал, что ты такой старый, — сказал он.

ИЗВЛЕЧЬТЕ МЕНЯ ??? Все три моих подбородка дрожали от праведного негодования.

«Дик, — сказал я, моргнув седеющими и поредевшими ресницами, — это не совсем то, что ты хочешь сказать женщине-писателю». (На самом деле его звали не Дик, но именно так я думал о нем прямо в тот момент.)

«Я имею в виду, что ваши книги читаются так, как будто их написал кто-то намного моложе», — выпалил он.

«Опять, Дик», — сказала я в своей самой доброй, по-школьной манере, подавляя желание ударить его в промежность своими ортопедическими черными туфлями монахини на шнуровке.«Не тактично».

Так вот как я катаюсь.

Позже другая продавщица книг, сжимавшая огромную сумку бесплатных книг, нетерпеливо призналась мне, что поделилась всеми моими БЕСПЛАТНЫМИ книгами, которые она забила в прошлом году, со своей матерью, сестрой, невесткой, соседями и офицером по условно-досрочному освобождению. . Фактически, десятки людей наслаждались бесплатной поездкой по бульвару Мэри Кэй Эндрюс.

«Хайди», — сказал я, скрипя деревянными зубами. «Если вы дадите всем бесплатные книги, они не захотят покупать мои книги.Фактически, они ЖДУТ, что вы будете снабжать их бесплатными книгами до конца их жизни. И мне это было бы нехорошо. Или книжные магазины, продающие книги. Или вы, поскольку вы зависите от людей, покупающих книги, поэтому вы можете заработать зарплату ».

«А, — сказала она. «Я никогда не думал об этом таким образом».

Люди имеют хорошие намерения. Они действительно так делают. Но иногда они говорят авторам самые диковинные, неуместные вещи. Итак, в духе общественной осведомленности, я подготовил этот небольшой учебник о том, что НЕ следует говорить автору, если вы столкнетесь с ним на коктейльной вечеринке, автограф-сессии или предъявлении обвинения.

1. «Я всегда думал, что, если бы у меня не было этой невероятно важной карьеры мозгового хирурга
b. Ракетолога
c. Судебного поверенного
d. Сертифицированного бухгалтера
, я мог бы стать писателем. . »
А, да, это утверждение, кажется, говорит. Любая болвана с текстовым редактором может издать книгу. Например, вы посмотрите на себя. И, кстати, я всегда думал, что, если это сочинение не увенчается успехом, в свободное время я могу заняться операцией на головном мозге ».

2.«Я вижу, что ты пишешь (тайны, романтика, эротика, ужасы, что угодно). Вы когда-нибудь думали написать настоящую книгу? »
«Нет», — всегда хочу сказать я. «Кажется, эти фальшивые книги, которые я писал, неплохо оплачиваются и занимают место на полках воображаемой библиотеки позади вас».

3. «Итак, вы писатель. Я когда-нибудь слышал о тебе?
Это один из моих самых любимых. «Нет», — говорю я всегда вежливо. «Но не расстраивайтесь. «Потому что я тоже никогда о тебе не слышал».

4. «Привет, у меня есть отличная идея для книги.Как насчет того, чтобы я вам это рассказал, а вы запишите и продадите, а мы поделим многомиллионный аванс между собой? »
«Привет», — я всегда хочу сказать. «Как насчет того, чтобы отойти от блюда с моллюсками и вернуться к скучным людям с теми же старыми дико забавными анекдотами о вашем детстве в Омахе?»

5. «Писатель, а? Вы действительно можете зарабатывать на жизнь этим? »
Обычно я многозначительно смотрю в окно на свой блестящий черный БМВ, когда меня спрашивают об этом.

60 лучших исторических романов всех времен

Блог — Опубликовано Пятница, июл 17

Путешествие во времени невозможно? Для физиков-теоретиков жюри все еще отсутствует, но любители книг могут ответить решительным «нет».Если вы хотите посетить библейскую Иудею или пережить хаос Второй мировой войны, историческая литература может заставить вас погрузиться в краски и текстуры далекого — или недавнего — прошлого. Если вам немного надоело настоящее, не смотрите дальше: вот 60 лучших исторических художественных романов, которые вернут вас во времени.

Древняя история

1. Красный шатер Анита Диамант

Красный шатер рассказана Диной, дочерью Иакова — патриарха израильтян в Ветхом Завете.Хотя Дина не фигурирует в Библии, она находится в центре внимания в этом романе: она может рассказать о своем опыте женщины в первые дни человечества.

Во время менструации женщины в семье Дины остаются вместе в красной палатке, где обсуждают всевозможные местные события. Диамант признает, что нет конкретных доказательств этой практики в древнем Израиле, но она была распространена во многих ранних цивилизациях. Ее роман оживляет библейскую историю и, что более важно, дает голос важной половине человеческого населения — группе, которую слишком часто игнорируют.

2. Лавиния Урсула К. Ле Гуин

Урсула К. Ле Гуин наиболее известна своими новаторскими работами в области фэнтези, но Лавиния доказывает, что она также мастер исторической фантастики. В этом великолепном пересказе Троянской войны и последующего основания Рима Ле Гуин опирается на «Энеиду » Вергилия, чтобы рассказать трогательную феминистскую историю войны, семьи и политической судьбы.

В «Энеиде » Лавиния — безмолвная фигура, скорее шахматная фигура, чем персонаж — принцесса, которой суждено выйти замуж за героя Энея и стоять рядом с ним, когда он создает империю.Ле Гуин, однако, наделяет ее богатой внутренней жизнью и тонким пониманием трюков, которые играет историческая память. В книге, которая носит ее имя, Лавиния разговаривает с тенью самого Вергилия, вырывая повествование из-под его контроля, чтобы переписать его сама.

3. I, Клавдий Роберт Грейвс

Когда вы слышите о римских императорах, вы обычно думаете об Августе или Нероне — немногие действительно помнят Клавдия. Но если вы, , хорошо разбираетесь в римской истории, вы, вероятно, помните Клавдия как физически слабого, заикающегося историка, маловероятного кандидата на пост императора.Однако в романе « I, Клавдий » утверждается, что его покорное существование является движущей силой его вознесения.

Художественная автобиография Клавдия, эта новаторская историческая фантастика предлагает его собственные документы о его семье и политических интригах, которые происходят в ней. С помощью подробных наблюдений, произнесенных в невероятно упорядоченной манере, Клавдий, высокомерный ученый, переносит вас в свой разум и в центр элитной жизни Древнего Рима.

4. Книга желаний Сью Монк Кидд

В то же время тщательно исследованная и болезненно человечная, Книга желаний затрагивает провокационную тему с деликатным, лирическим акцентом: гипотетический брак Иисуса Христа. Но не обязательно быть постоянным читателем Евангелия, чтобы оценить эту трогательную, феминистскую историю.

Ана родилась в богатой семье в Галилее первого века. Она умница — и ей скучно. От нее ждут молчания и уступчивости, но она часами пишет втайне, стремясь к чему-то, чем можно было бы заняться со всем своим недооцененным талантом.Именно тогда она встречает Иисуса, восемнадцатилетнего парня с большими идеями. Молодой раввин с революционным духом навсегда встряхивает уравновешенный мир Аны — и при этом крадет ее сердце.

5. Голубятни Алиса Хоффманн

В 73 году н.э. римский легион осадил горную крепость Масада, где укрылась группа еврейских повстанцев. Полностью пойманные в ловушку, с приближающимся римским тараном, повстанцы предпочли умереть, вместо того чтобы подчиниться.Чтобы не нарушить религиозное табу на самоубийства, они жребовали и убивали друг друга. Тем не менее, две женщины и пятеро детей пережили трагедию, спрятавшись в цистерне.

Осада Масады, записанная еврейским историком Иосифом Флавием, образует фон для Голубятни , который заполняет пробелы, оставленные рассказом Иосифа Флавия. Алиса Хоффман вдыхает жизнь в женщин Масады, которые поддерживают горное сообщество, выращивая голубей.

Средневековая история

6. Зимний король , Бернард Корнуэлл

Писатель-фантаст Бернард Корнуэлл построил карьеру на ярких, богато детализированных переосмыслениях английского прошлого. В «Зимний король » и его продолжениях Корнуэлл сосредотачивает свое повествование на самом знаковом британце: короле Артуре. Но его обоснованный взгляд на легенду устраняет магию, не делая историю Артура менее интересной.

Артур из Корнуэлла — не главный герой фэнтези, Избранный, защищенный могущественными чарами.Он просто военачальник, вынужденный защищать королевство, охваченное хаосом. Внебрачный сын верховного короля Утера Пендрагона, Артур — принц без титула. Но теперь его отец мертв, а новый правитель, младенец Мордред, слишком молод, чтобы удерживать королевство. Сможет ли Артур спасти свою родину от разорения, когда саксы готовы к атаке?

7. Столпы Земли h Кен Фоллетт

Когда Кен Фоллетт резко повернул от тревожных шпионских романов к исторической фантастике, читатели не знали, чего ожидать.Они и не подозревали, что это приключение XII века с участием практичного каменщика, объявленной вне закона ведьмы и сердечного священника станет одним из бестселлеров Фоллетта.

Столпы Земли начинается с того, что указанный каменщик — Том Строитель — ищет работу, чтобы содержать свою семью, только чтобы влюбиться в объявленную вне закона ведьму. В конце концов, Том нанят священником для строительства собора, но все идет не гладко, благодаря злодейскому графу и архидьякону, которые опасаются, что потеряют свое влияние, если этот собор будет построен.В этом романе есть все необходимое, от впечатляющих словесных картин величественной архитектуры до драматических осад, чтобы почувствовать себя в средневековой Англии.

8. The Wreath Сигрид Ундсет

Что касается нобелевских лауреатов по литературе, то имя Сигрид Ундсет немного меньше, чем у Боба Дилана. В конце концов, никто не может рефлекторно выделить строки из Kristin Lavransdatter , исторической фантастической трилогии, которая принесла ей самую большую в мире книжную награду за достижения в жизни.Тем не менее, это мастерское исследование жизни в Норвегии XIV века заслуживает места на вашей книжной полке. Хотя первая часть, The Wreath , была опубликована в 1920 году, ее чтение завораживает даже сегодня. Сексуальный, но тщательно проработанный, он обязательно изменит ваш взгляд на Средневековье.

Ребенок богатой помещицы Кристин Лаврансдаттер (фамилия буквально переводится как «дочь Лаврана») растет достаточно счастливо, находя утешение в католической вере, которой она научилась от своей матери.Но когда она переживает попытку изнасилования, ее отправляют в далекий Осло, чтобы жить в бенедиктинском монастыре. Там Кристин влюбляется в мужчину, которого отлучили от церкви за то, что он воспитывал детей с чужой женой. Как ее консервативная семья отреагирует на то, что ее присутствие в более широком мире бросает вызов ее вере?

9. Имя Рос e Умберто Эко

Представьте себе роман Дэна Брауна — динамичную гонку, направленную на раскрытие тайны серийного убийства, разгадать которую можно только путем расшифровки древних рукописей и художественных подсказок. Имя розы — это все, но он установлен в престижном монастыре в Италии 14 века. Молодой монах по имени Уильям прибывает в этот монастырь сразу после начала убийств, и его просят раскрыть правду, стоящую за ними. По мере того, как Уильям все глубже погружается в ключи, заложенные в текстах и ​​архитектуре территории, другие монахи становятся втянутыми в битву обвинений.

Опираясь на свои познания в семиотике и древней литературе, Умберто Эко написал сложный и увлекательный роман, от которого трудно отказаться.Хотя это его дебютный роман, «Имя розы» — одна из самых продаваемых когда-либо изданных книг.

Европа эпохи Возрождения и раннего Нового времени

10. Волчий зал Хилари Мантел

. Хилари Мантел Wolf Hall проведет нас через самые скандальные годы династии — правление Генриха VIII, английского короля, который отделился от католической церкви, чтобы жениться на новой жене (первой среди многих).Томас Кромвель был человеком, который сделал возможным этот неортодоксальный шаг и пришел к власти благодаря ему. Эта история следует за его восхождением на вершину.

Хорошо проработанный и изобретательно написанный на современном английском языке и в настоящем времени, Wolf Hall почти мгновенно втягивает читателей в элитный мир Англии 1500-х годов. Но будьте готовы, прежде чем погрузиться в этот — вы, вероятно, захотите перейти к следующему тому трилогии Мантела, как только закончите эту первую часть.

11. Другая девушка Болейн Филиппа Грегори

В Wolf Hall вы можете увидеть скандальную супружескую жизнь короля Генриха VIII глазами его доверенного адвоката; в The Other Boleyn Girl вы увидите, как разворачивается история с точки зрения Мэри, сестры Анны Болейн. После того, как его брак с Екатериной Арагонской был аннулирован, Генрих VIII женится на Анне — хотя, по слухам, он раньше смотрел на Марию.

Хотя факты неясны, драматический роман Филиппы Грегори обнаруживает следы того, что могло случиться, и представляет захватывающую картину интриг и предательства, стоящих за этими предполагаемыми делами.Если вам нравится A Song of Ice and Fire и (все еще) ждете следующей книги, то The Other Boleyn Girl может быть хорошей заменой. В любом случае вы окунетесь в волшебный мир замков и рыцарей эпохи Тюдоров в Англии или .

12. As Meat Loves Salt by Maria McCann

Английская революция еще никогда не была такой сексуальной. В фильме «Как мясо любит соль» вспыльчивый Джейкоб Каллен присоединяется к своему другу Кристоферу Феррису в армии, спасаясь от проблемного брака — и потенциального обвинения в убийстве.Но между ними есть нечто большее, чем товарищеская привязанность, а Англия XVII века — не самое безопасное место для двух влюбленных мужчин.

Этот мрачный исторический роман, богатый историческими деталями и пропитанный чувственностью, не уклоняется от изображения ужасов войны. Предупреждаем: Джейкоб, с его неистовой яростью и неоднозначным прошлым, не самый приятный из главных героев. Его задумчивая, антигероическая наклонность прочно привела к тому, что эта книга оказалась на мрачной территории.

13. Девушка с жемчужной сережкой — Трейси Шевалье

Даже если вы не любитель истории искусства, вы наверняка видели самую известную картину голландского мастера Иоганна Вермеера.Рядом с Моной Лизой, так называемая Девушка с жемчужной сережкой, возможно, самая известная двумерная леди западного мира. Она очаровывает зрителей своим задумчивым взглядом (и со вкусом украшенными аксессуарами) с 17 века, но о ней мало что известно, даже ее имя.

В фильме Девушка с жемчужной серьгой Трейси Шевалье заполняет пробелы, давая анонимной модели Вермеера богатую внутреннюю жизнь. Шестнадцатилетняя Гриет присоединяется к дому Вермеера в качестве горничной. Достаточно скоро сам великий художник замечает ее острый глаз и артистический темперамент.Но, как обнаруживает Грит, жизнь в качестве музы сопряжена со своей долей неожиданных опасностей.

14. Изобилие Сена Джетер Наслунд

Прежде всего, давайте проясним одну вещь: она, вероятно, не говорила им есть торт. С тех пор, как революционеры привели ее на гильотину в 1793 году, Мария-Антуанетта пострадала от плохой репутации. Глупая королева с ее париками, скользящими по люстрам, и ее корзинами, тянущимися от стены до стены, считалась олицетворением худшего из ancien régime .

В Abundance , однако, Сена Джетер Наслунд показывает нам женщину под всем этим шелком и пудрой. Только четырнадцать, когда она уезжает из Австрии, Мария Антония — как она родилась — переступает порог своей новой родины обнаженной и одинокой. Вынужденная сбросить свою австрийскую одежду и свое австрийское имя, чтобы преобразоваться в принцессу Франции, Мари должна найти свое место в холодном и изолированном дворе.

15. Повесть о двух городах Чарльз Диккенс

Впервые опубликованная глава за главой в литературном журнале Диккенса, Повесть о двух городах происходит во время Французской революции.В нем рассказывается о различных людях в жизни Люси Манетт: ее ранее заключенном в тюрьму отце-революционере, ее изгнанном аристократическом женихе Чарльзе Дарней и его романтическом сопернике Сидни Картоне — умном, но неудачном английском юристе.

Середина и конец девятнадцатого века были для Европы временем хаоса, поскольку модернизация усилила уродливое неравенство между богатыми и бедными в разных странах. Отказ Дарнея от своей семьи и решимость Картона бороться с несправедливостью проявляются как героические действия, которые лишь подчеркивают ужасающее неравенство того времени.

16. Outlander от Дианы Гэблдон

Заинтересованы в националистической истории Шотландии? Вы можете пережить все это с Outlander . Присоединитесь к английской медсестре Клэр Рэндалл, когда она теряется во времени, исследуя пустыню Шотландского нагорья во время своего второго медового месяца. Начиная с 1946 года, ее переносят обратно в 1743 год, когда нарастает напряженность между Шотландией и Англией. Поиск пути домой отодвигается на задний план, поскольку ей приходится искать помощи либо у жестокого и властного английского капитана, либо у скептически настроенного, но добродушного шотландского клана, чтобы выжить.Когда она оказывается втянутой в конфликт, о котором она слышала только в 20-м веке, Клэр начинает находить себе место в этой незнакомой обстановке.

Outlander — первая часть одноименной серии из восьми книг Дианы Гэблдон, которая считается одной из самых успешных из когда-либо написанных.

17. Духи Патрика Зюскинда

Синефилы и энтузиасты ароматов наверняка знают Духи : киноверсия этого криминального триллера 18-го века получила признание за великолепную кинематографию. Однако критики жаловались на сценарий. Вот тут-то и появляется оригинальный роман Патрика Зюскинда: его пышное и мощное повествование опьяняет, как флакон тончайшего аромата.

Мать Жана-Батиста Гренуя казнили почти сразу после его рождения, и он оставил его на произвол судьбы на парижских улицах. К счастью, он обладает необычной сверхспособностью: прекрасным обонянием. Вскоре его талант привлекает внимание ведущего парфюмера, который берет его в ученики. Но по мере того, как Гренуй овладевает техникой создания духов, его преследует самый соблазнительный аромат из всех — аромат прекрасной девственницы, который можно уловить только после смерти.

Глобальное раннее Новое время

18. Silence by Shusaku Endo

В 1637 году группа самураев, не имеющих хозяина, подняла оружие против сёгуната Токугава при поддержке католического крестьянства, которое возделывало Симаб на полуострове Япония. Сёгун жестко расправился с повстанцами, в результате чего погибло более 27000 человек. После этого японские католики ушли в подполье, тайно поклоняясь своему Богу.

Скрытая история Какурэ Киришитан, или «скрытых христиан», является фоном для «Безмолвия » Сусаку Эндо.Португальский иезуит Себастьян Родригеш прибывает в Японию в поисках старшего коллеги, который, по слухам, отвернулся от церкви. Его встречает атмосфера страха: официальные лица Токугавы, полные решимости ввести государственный запрет на христианство, бродят по сельской местности в поисках последователей запрещенной религии.

19. Двадцатая жена Инду Сундаресан

Мехрунисса, титульная двадцатая жена принца Салима из империи Великих Моголов, родилась в персидской семье, у которой по пути в Индию отняли состояние. -обогащает жизнь.

В дебютном романе Инду Сундаресана пересказывается история о том, как эта решительная молодая женщина встречает принца, очаровывает его своим умом и в конечном итоге становится его последней женой, несмотря на то, что конвенция запрещала это (Мехрунисса была вдовой, когда вышла замуж за тогдашнего императора). Их любовь друг к другу проявляется через гаремы и политические битвы, как и неугасимое желание Мехруниссы реализовать свое видение лучшей жизни для себя и своего народа.

20. Алекс и Элиза Мелисса Де Ла Крус

Как и многие другие любители истории, автор молодежной телекомпании Мелисса Де Ла Крус является поклонницей Гамильтона .Фактически, хип-хоповый взгляд Лин-Мануэля Миранды, удостоенный награды Тони, «отец-основатель за десять долларов» вдохновил Алекса и Элизу . Этот мягкий, вызывающий обморок роман повествует об ухаживаниях Гамильтона, тогда многообещающего полковника, и Элизабет Шайлер, практичной, социально сознательной средней дочери богатого нью-йоркского магната.

Как и ее музыкальное вдохновение, Де Ла Крус иногда играет быстро и свободно с фактами, чтобы рассказать хорошую историю. Но романтика в его центре — не говоря уже о сестринских подшучиваниях между девушками Шайлер — делает это чтение совершенно очаровательным.

21. Снежный цветок и тайный веер Лиза См.

Если вы поклонник поздней имперской истории Китая, вам обязательно стоит прочитать Снежный цветок и тайный веер . Действие происходит в последние десятилетия последней китайской династии. История рассказывает о двух женщинах, Лили и Снежном Цветке, которые сопровождают друг друга в различных обрядах перехода. По мере того, как они страдают и растут вместе — обмениваясь письмами и стихами, когда они не встречаются лицом к лицу, — оба примиряются с ожиданиями общества, ограничивающими их как женщин.

Элегантно написанный, Снежный цветок и тайный веер возвращает своих читателей назад во времени и представляет им реалистичное изображение того, каково было быть женщиной в позднем имперском Китае. Его гениальность заключается в том, что в нем рассказывается об изобретательности женщин и их способности действовать, несмотря на наложенные на них ограничения.

22. Homegoing Яа Гьяси

Homegoing можно описать как взаимосвязанную серию рассказов о жизнях и потомках двух ганских сестер. Одна вышла замуж за работорговца, а другая была продана в Америку. Главы чередуются между ними, переключаясь между Африкой и Америкой и иллюстрируя жизни чернокожих людей через рабство и колониализм, движения за гражданские права и националистические восстания.

Главы не дают читателям полных знаний об опыте каждого поколения, но они дают эмоциональную и всеобъемлющую картину африканской диаспоры, раскрывая исторические обстоятельства, которые продолжают влиять на миллионы людей сегодня.

XIX век

23. Война и мир Льва Толстого

Вы наверняка слышали об этом историческом эпосе — «Война и мир» Льва Толстого — это столп классической литературы, которая известна и изучается по всему миру. Действие книги разворачивается в царской России, подвергшейся нападению Наполеона и его могущественной армии, и повествует о персонажах из всех слоев общества. Вот Пьер Безухов, внебрачный сын известного графа, который изо всех сил пытается понять свое положение в обществе; Наташа Ростова, романтичная и жизнерадостная графиня, живущая моментом; и Андрей Болконский, высокородный князь, который отвергает безопасность, обеспечиваемую его статусом, и присоединяется к войне против французов.

Никто не застрахован от страданий, причиненных войной, направленной на защиту империи, а не ее народа — острая мысль, которая проявляется благодаря тщательному исследованию Толстым того периода. Этот колоссальный шедевр нелегко читать, но это жемчужина, которую не следует пропускать любителям истории.

24. Сколько золота в этих холмах от К. Пэм Чжан

Этот кирка Goop, одобренная Гвинет Пэлтроу, проливает свет на китайских иммигрантов, которые перебрались в Калифорнию в 1840-х годах благодаря обещанию из золота.Люси и Сэм — дети одного такого старателя. Но когда однажды ночью их отец внезапно умирает, они остаются одни в ветхом шахтерском городке, где само их существование делает их небезопасными.

Сколько в этих холмах золота сосредотачивается на стремлении Сэма и Люси похоронить своего отца должным образом. Эту книгу нелегко читать: в конце концов, мы следим за двумя детьми, ни один из них не достиг подросткового возраста, когда они тащат труп по пустыне, изобилующей угрозами. Но благодаря прекрасному стилю повествования Ч. Пэм Чжан этот роман вознаграждает не меньше, чем опустошает.

25. Псевдоним Грейс Маргарет Этвуд

Это 1843 год в Канаде, и Грейс Маркс была признана виновной в убийстве своего работодателя, хотя она и не помнит этого события. Она приговорена к пожизненному заключению, хотя молодой врач Саймон Джордан предлагает ему еще немного изучить ее психику и память, чтобы раскрыть тайну ее явной амнезии.

Псевдоним Грейс — исторический фантастический роман для любителей психологического триллера. Тот факт, что он основан на реальном событии и расположен в грязной ранней современной эпохе, только усиливает таинственное настроение этого тревожного романа.

26. The Luminaries Элеонора Кэттон

Этот огромный 800-пейджер сделал 28-летнюю Элеонору Кэттон самой молодой обладательницей престижной Букеровской премии. Замечательный как своим запутанным сюжетом, так и огромной длиной, The Luminaries черпает вдохновение из пары невероятных источников: новозеландской золотой лихорадки 1860-х годов и зодиака.

Шотландский юрист, движимый мечтами о золоте, Уолтер Муди готов сколотить свое состояние на рудниках Хокитики. Но затем он наталкивается на странную встречу в холле отеля. От охотника маори до датского купца, от китайского ювелира до французского клерка — двенадцать с лишним с лишним товарищей по постели собрались, чтобы обсудить загадочную смерть. Каждый член очаровательного ансамбля Кэттона соответствует знаку зодиака или астрономическому телу. Наблюдение за тем, как их пути сходятся и расходятся в загадочных узорах, делает главную загадку этой книги еще более увлекательной.

27. Подземная железная дорога Колсон Уайтхед

Можно сказать Подземная железная дорога была книгой 2016 года. Мозговая, сардоническая альтернативная история — с акцентом на «историю» — она ​​охватила полный список литературных премий, от Национальной книжной премии до Пулитцеровской. Знаменитый темнокожий писатель Колсон Уайтхед, прославившийся иронией в своей прозе, борется с рабством с его фирменной изобретательностью и остроумием. В результате получается несентиментальный, но глубоко впечатляющий взгляд на жестокое и далеко идущее учреждение.

Кора, рабыня на плантации в Джорджии, получает шанс сбежать, когда вновь прибывший Цезарь рассказывает ей о Подземной железной дороге. Столкнувшись с перспективой свободы, Кора чувствует себя разорванной — ее собственная мать некоторое время назад сбежала с плантации, оставив ее страдать одну. Тем не менее, она и Цезарь в конечном итоге решают бежать. Вместе они должны добраться до Подземной железной дороги, которая в переосмыслении Уайтхеда становится линией , буквально , с проводниками, туннелями и путями.

28. Двенадцать комнат Нила Энид Шомер

Она изобрела дисциплину, которая навсегда изменила медицину. Он написал один из лучших романов в истории. И вот Судьба привела их в одно и то же место в одно и то же время. Это может звучать как предпосылка очаровательно странного романа между выдуманными персонажами, но на самом деле он описывает две реальные исторические иконы: Флоренс Найтингейл, мать современных медсестер, и Гюстав Флобер, автор Madame Bovary . Какое-то время, в 1850 году, оба плыли по Нилу.

На самом деле, Соловей и Флобер, похоже, совсем не сталкивались друг с другом в своих египетских походах. Но «Двенадцать комнат Нила» предполагает, что могло бы произойти, если бы они были. В ослепительном воображении Шомера серьезная Флоренция и гедонистический бабник Гюстав устанавливают самые неожиданные дружеские отношения.

29. Измерение мира Даниэль Кельманн

Наука об измерениях может показаться не самой захватывающей темой для исторической фантастики, но австрийский писатель Даниэль Кельманн справляется с этим с остроумием и апломбом.В фильме «« Измеряя мир » два немецких гения, опьяненные обещаниями Просвещения, намеревались изменить мир, измеряя его.

В 1828 году на съезде ученых Александр фон Гумбольдт знакомится с Карлом Фридрихом Гауссом. Гумбольт, эрудированный авантюрист из семьи помещиков, уже проник в глубины Южной Америки. Тем временем домосед Гаусс быстро завоевывает репутацию математического ума, которого можно встретить раз в столетие — он может составить карту мира с помощью теории чисел, не выходя из дома. Повествование Кельманна об их встрече церебрально, динамично и мягко смешно,

30. Брак противоположностей Алиса Хоффманн

Автор книги Голубятники рассказывает историю непостижимой красоты и запретной любви. в Париже 19 века. Камиль Писсарро, отец французского импрессионизма, создал новый взгляд на мир: залитый светом, выразительный стиль, который заставляет спокойные сцены выглядеть живыми с движением. «Женитьба противоположностей» , однако, рассматривает необычные отношения, которые породили его — любовный роман, который изменил форму искусства.

Рэйчел, тогда еще энергичная французско-еврейская девушка, еще не мать Писсарро, выходит замуж за стареющего вдовца в последней попытке спасти бизнес своей семьи. Но затем ее муж умирает, и она оказывается в неожиданной — неумолимо очаровательной — компании его племянника, молодого человека на семь лет младше нее.

31. Мастер Колма Тойбина

Мастер готической литературы, английский писатель Генри Джеймс произвел неизгладимое впечатление своими запоминающимися персонажами в своей художественной литературе, от зловещих близнецов в Поворот винта жизнерадостной светской львице в Портрет дамы . Однако в The Master Джеймс сам становится персонажем. Тонкий, психологически проницательный роман Колма Тойбина раскрывает внутреннюю жизнь великого романиста и освещает его выдающиеся достижения в новом свете.

Требуется смелость, чтобы чревовещать одного из величайших писателей в истории англоязычных стран, но Тойбин справляется с этим с требовательной вдумчивостью: его Джеймс появляется на страницах как литературный гигант, так и ущербный, уязвимый человек.

Гражданская война

32. Линкольн в Бардо Джорджа Сондерса

Линкольн в Бардо может быть первым романом Джорджа Сондерса, но у него была долгая и яркая писательская карьера, прежде чем он попал в печать: он получил награды Национального журнала за свою короткую жизнь. художественной литературы и даже был назван гением Макартура. В этом завоевавшем Букеровскую премию фильме вы видите яркий стиль и эмоциональную чувствительность, которые сделали его таким убедительным голосом в короткометражном художественном произведении.

Гражданская война уже бушует, когда умирает сын президента Линкольна.Всего одиннадцати лет Уилли Линкольн обнаруживает себя в «бардо», тибетском языке, обозначающем пороговое пространство между этой жизнью и следующей. Там вокруг него кружатся призраки мужчин и детей — некоторые из них были убиты войной, которая уничтожит президентство его отца.

33. Унесенные ветром Маргарет Митчелл

Эта классика не нуждается в представлении, но мы все равно дадим вам краткий обзор. Скарлетт О’Хара, дочь богатой пары владельцев плантаций из Джорджии 19 века, США, выросла в роскоши, но во взрослом возрасте она попадает в тяжелые условия.Овдовев в молодом возрасте, она воспитывает своего ребенка как одинокий родитель, пока американская гражданская война получает зарплату. Борясь за выживание на земле, разоренной войнами, болезнями и голодом, она постоянно сталкивается с Реттом Батлером — напыщенным оппортунистом, с которым она поддерживает отношения любви и ненависти.

В то время как некоторые склонны назвать Унесенные ветром романом, единственная опубликованная работа Маргарет Митчелл долгое время считалась историческим шедевром, хотя ее регрессивный, соответствующий тому периоду взгляд на расу сегодня может быть болезненным для чтения.Эта эпопея, охватывающая всю войну, проведет вас через ужасы, которые вооруженные конфликты причиняют мирным жителям. И хотя он фокусируется только на взглядах рабовладельцев, он дает яркое представление об определяющем моменте в американской истории.

34. Холодная гора Чарльз Фрейзер

Возвращаясь к периоду гражданской войны в США, мы встречаем У. П. Инмана и Аду Монро в фильме Холодная гора . Инман — солдат, не заинтересованный в войне, и теперь он дезертирует, чтобы вернуться к своей возлюбленной, которая, как он надеется, останется в их родном городе Холодная гора, Северная Каролина.Между тем, Ада, сказал любовник, изо всех сил пытается выжить в экономике, сломанной войной, на участке земли, оставленном ей богатым отцом. Обстоятельства заставили ее ехать в поисках работы, не зная, жив ли Инман.

От поля боя до тыла, Cold Mountain охватывает многие аспекты Гражданской войны. Во всем этом верная любовь двух главных героев друг к другу служит путеводной звездой.

35. Март Джеральдин Брукс

Маленькие женщины , возможно, одна из лучших детских книг всех времен, но ее тонкий взгляд на войну, семью и жертвы делает ее увлекательным чтением для взрослых тоже.Если вы хотите погрузиться в более зрелые темы классической музыки, загляните в книгу Джеральдин Брукс марта . Прочувствуйте эту всеми любимую историю с точки зрения отсутствующего отца Марша, чьи «маленькие женщины» удерживают форт у себя дома, пока он находится на передовой гражданской войны.

Стойкий аболиционист с непоколебимой религиозной верой, г-н Марч чувствует, что его совесть побуждает служить в армии Союза в качестве капеллана. Когда солдаты, находящиеся под его опекой, сталкиваются с войсками Конфедерации, он пишет домой письма, в которых скрывается истинная глубина страданий вокруг него.

Начало 20 века

36. Артур и Джордж Джулиан Барнс

Титульный Артур — знаменитый создатель Шерлока Холмса, сэр Артур Конан Дойл, а Джордж — Джордж Идалджи, полуиндийский юрист. ложно заключен в тюрьму за преступление, которого он не совершал. Эти двое знали друг друга в детстве, но потеряли связь, когда стали взрослыми — так было до тех пор, пока Джордж не столкнулся с жестокой несправедливостью. В трудную минуту Артур приходит ему на помощь. Используя свои навыки создателя гениальных детективных историй, Артур пытается найти истинного виновника и оправдать своего друга.

Хотя автор предупреждает, что этот рассказ о жизни сэра Артура Конан Дойля не следует рассматривать как факт, множество исследований было посвящено хорошо продуманному викторианскому миру Артура и Джорджа .

37. Пачинко Мин Джин Ли

Если вы думаете, что расовая и этническая дискриминация существует только в отношении цвета кожи, прочтите Пачинко , чтобы узнать, насколько неполно это восприятие. История начинается в начале 1900-х годов с Сунджи, дочери молодого корейского фермера, за которой ухаживает богатый рыбак Хансу.К тому времени, когда она узнает, что он женат на ком-то другом, она уже вынашивает его ребенка. Но вместо того, чтобы стать его второй женой, Сунджа решает выйти замуж за больного министра и последовать за ним в Японию. Вот где начинаются проблемы, поскольку Сунджа и ее дети сталкиваются с дискриминацией со стороны японцев за то, что они корейцы. Корейские потомки продолжают работать разного рода случайными заработками, от изготовления кимчи до содержания залов Патинко — популярных игровых автоматов, которые также могут функционировать как казино, — чтобы выжить в высококонкурентной среде Японии.

Pachinko так же захватывающе, как и открывает глаза. Его обязательно нужно прочитать любителям исторической фантастики, которые хотят расширить свое представление об этническом разнообразии и международной миграции.

38. Остатки дня Казуо Исигуро

Считается одной из лучших книг всех времен, Остатки дня — это великолепный рассказ о жизни Стивенса, английского дворецкого, работавшего в начало 20 века. Стивенс навещает свою давнюю коллегу в 1956 году и вспоминает, как он служил с ней в дворянском особняке.В течение тридцати лет он работал на лорда Дарлингтона, преданно посвятив себя лорду, его подвигам и своей репутации — как это был его долг. И все же, все было не так идеально, как казалось, и теперь, будучи дворецким нового джентльмена, Стивенс обнаруживает, что сомневается в своей цели.

Британская аристократия никогда не перестает интриговать, и еще интереснее наблюдать, как их образ жизни постепенно рушится. Остатки дня удовлетворяет наше любопытство, позволяя нам проникнуть в умы вдумчивых персонажей, которые учатся отпускать уходящую эпоху.

39. Fingermith , Сара Уотерс

Если вы столкнулись с Fingermith , то, вероятно, это связано с The Handmaiden , чувственным, мрачно забавным южнокорейским фильмом, который переосмысливает преступную историю Сары Уотерс в оккупированных японцами Корея. Оригинальный роман проходит через те же повествовательные ритмы: две женщины, совершающие сложные против друг друга, в конечном итоге влюбляются и объединяются против других мошенников. Но в отличие от фильма, действие книги Уотерса происходит в викторианской Британии.

Сью Триндер, сирота, выросла среди воров. Мод Лилли — тоже сирота — забрал к себе ее богатый дядя, ученый-любитель, который заставляет ее помогать ему в таинственном библиографическом проекте. Эти двое встречаются благодаря мошеннику, известному как Джентльмен, который при помощи Сью вынашивает план соблазнить Мод ради ее значительного наследства. Его план оказывается на грани препятствия, когда две женщины понимают, сколько у них общего.

40. Будда на чердаке , Джули Оцука

In Будда на чердаке , японско-американская писательница Джули Оцука занимается феноменом «картинных невест», молодых женщин, иммигрировавших из Японии в Калифорнию жениться на мужчинах, которых они знали только по фотографиям.Этот лауреат Национальной книжной премии, лаконичный и вызывающий воспоминания, отличается поразительно необычным повествованием: он полностью рассказывается от первого лица во множественном числе. Полученный текст читается как стихотворение, подкрепленное строгостью исторических исследований, одновременно лиричным и острым.

Эта навязчиво поэтическая книга не поддается обобщению. Вместо сюжетных точек Оцука создает настроений — начиная с трепета невест на картинке, готовящихся встретить свою судьбу, борясь с тоской по дому, а также с морской болезнью в долгом путешествии через Тихий океан.

41. Джентльмен в Москве Амор Таулз

Если вы ищете исторический роман, который вызовет слезы, Джентльмен в Москве — это то, что вам нужно. Этот элегантно написанный роман, широко рекомендованный Биллом Гейтсом, повествует о графе Александре Ильиче Ростове, добродушном джентльмене, чье происхождение делает его мишенью нового режима, установленного в 1922 году. Он переехал в роскошный отель «Метрополь» напротив Кремля, где и наблюдает за поскольку весь его образ жизни рушится под давлением большевистской революции.

Джентльмен в Москве — это история о революционной эпохе, которая определила международную историю на десятилетия вперед, но это также вневременной рассказ о человеке, ищущем смысл в постоянно меняющемся мире.

42. Историк Элизабет Костова

Историк сочетает в себе множество повествовательных нитей: это эпистолярный роман, детализирующий готические загадки, окружающие миф о Дракуле и историю Влада Цепеша.История рассказывает о трех поколениях исследователей — неназванном рассказчике, ее отце Поле и его наставнике, профессоре Бартоломью Росси, — которые задокументировали свои путешествия по Восточной Европе в поисках правды, скрывающейся за легендами о вампирах.

От секретных кодов в средневековых текстах до скрытых гробниц — вас ждет захватывающее приключение, в котором стирается грань между мифом и историей.

Вторая мировая война

43. Весь свет, который мы не можем видеть Энтони Дёрр

Даже в этом списке нет недостатка в романах о Второй мировой войне.Но в этом переполненном уголком исторической фантастики потрясающей, стильной эпопее Энтони Дорра удается выделиться. В фильме «Весь свет, который мы не можем увидеть» он использует распри военного времени, чтобы углубить и обогатить историю, которая в конечном итоге сводится к двум незабываемым персонажам.

Мари-Лор, слепая дочь музейного слесаря, вместе с отцом бежит из оккупированного нацистами Парижа. С собой они несут бесценный драгоценный камень из оставленных ими коллекций. Тем временем блестящий немецкий сирота Вернер Пфенниг вынужден присоединиться к Гитлерюгенду, а затем отправляется отслеживать радиосигналы противника.

44. Искупление Иэн Макьюэн

Возможно, вы уже знаете историю из фильма — Искупление играет Бриони Таллис, начинающую писательницу, которая неверно истолковала отношения между своей сестрой Сесилией и сыном их экономки Робби. Ее невинная ошибка заставила ее выдвинуть необоснованные обвинения против Робби, что привело к тому, что сестры разошлись. Приходит Вторая мировая война и уносит Робби во Францию, оставляя Бриони с ее чувством вины.Теперь, когда она повзрослела и понимает последствия своих действий, у нее осталось мало шансов исправить это.

Искупление — прекрасный роман во многих смыслах. Одной из его сильных сторон является яркое представление солдатского опыта в чужой стране, сражающегося в, казалось бы, проигрышной битве вдали от дома.

45. The Book Thief Маркуса Зусака

Хотя это еще одна книга о Второй мировой войне, The Book Thief уникальным рассказчиком выделяет ее.Читатели сопровождают Смерть в напряженный период его карьеры, когда одна молодая девушка, отчаянно разлученная с матерью и больным братом во время эвакуации из зоны боевых действий, привлекает его внимание. Девушка, Лизель, переезжает в дом Ганса и Розы Хуберманн, усталой, но доброй пары, которая укрывает еврея в своем подвале. Ганс учит свою новую дочь чтению, чтобы помочь ей оправиться от травмы потери семьи, а Лизель начинает красть книги, которые сжигают нацисты.Несмотря на то, как низко Хуберманы пытаются уйти, неприятности не за горами при этом порочном авторитарном режиме …

Необычное любопытство, которое Смерть испытывает к жизни Лизель, делает эту историю одновременно прекрасной и пугающей: она подчеркивает разврат и бесчеловечность силы, которая захватила большую часть Европы в 1940-х годах.

46. The English Patien t Майкл Ондатджи

К концу Второй мировой войны четыре человека из четырех разных культур объединились под одной крышей: медсестра канадской армии, тяжело раненый, предположительно англичанин, Британский боевой инженер индийского происхождения и итало-канадский шпион.Хотя у каждого свои задачи и цели, они начинают делиться своим травмирующим опытом войны — и своим общим желанием выжить.

Ondaatjie’s The English Patient уникален в том, как он относится к этому глобальному конфликту: он фокусируется на множестве вовлеченных культур, а также на том, как различия между ними не могут перевесить общую человечность людей и стремление к нормальности.

47. The Guernsey Literary and Potato Peel Pie Society Марии Энн Шаффре и Энни Бэрроуз

Посредством серии писем между комедийным писателем Джули Эштон и любителем книг Доуси Адамс, рассказ The Guernsey Literary and Сообщается, что Общество по производству пирогов из картофельной кожурыДжули — восходящая писательница, которая рассказала о своем опыте Второй мировой войны и теперь ищет новую тему для обсуждения. Доуси живет на Гернси и является членом того странно особого общества, о котором говорится в названии романа, которое похоже на небольшой книжный клуб. Благодаря их обмену мнениями Джули узнает о немецкой оккупации острова во время войны и, что более важно, о происхождении своеобразного названия общества, которое побуждает ее посетить его.

Полное шутливой переписки и юмористических обстоятельств, Общество литературных и картофельных пирогов Гернси старается не быть чрезмерно тяжелым, и все же удается представить читателям еще одну грань жизни во время самого смертоносного конфликта в истории.

48. Half-Blood Blues by Esi Edugyan

Благодаря своей мелодичной музыкальной прозе Half-Blood Blues выполняет сразу несколько вещей. Это захватывающая мистическая сказка и любовное письмо к джазу. Но, прежде всего, он рассказывает историю сообщества, которое затмевается обычными историями о Второй мировой войне: афро-немцев, преследуемых нацистским режимом.

Иероним Фальк — одаренный джазовый музыкант: ему всего двадцать лет, но Луи Армстронг уже провозгласил его мастером трубачей.Но сейчас 1940 год, и гений Иеро не может спасти его от удушения нацистской партией его родной Германии. Наполовину черный и, к тому же, поставщик «дегенеративной» музыки, он вскоре арестован и заставлен замолчать. Басист Сидни Гриффитс — последний человек, который видел его, прежде чем его увезли. Пятьдесят лет спустя, когда в эфир начали выходить документальные ретроспективы Иеро, Сид все еще не может забыть о том, что случилось с его товарищем по группе.

49. Human Voices Пенелопа Фицджеральд

Пока бушует Вторая мировая война и на Лондон обрушиваются немецкие бомбы, группа сотрудников радио прячется в Доме радиовещания.Снаружи город может превратиться в руины, но ничто не остановит их от выпуска «Девятичасовых новостей». Ведь они — это BBC.

В фильме Пенелопы Фицджеральд « Human Voices» трогательно — и в высшей степени смешно — изображена группа ошибочных людей, которые делают все возможное, чтобы выдержать нежелательный исторический приказ. Сэм Брукс, директор записанной программы, может быть эгоистичным и невротичным менеджером. А Энни Асра, его помощница, могла иметь менее чем благоразумие к своему боссу.Но вместе они сделают все возможное, чтобы гарантировать, что нация никогда не будет в убытке для радиопрограмм.

50. Ночной дозор Сары Уотерс

Ночной дозор буквально перенесет вас в прошлое — он открывается в 1947 году и закрывается в 1941 году. Погружение в самый разгар Второй мировой войны и ее последствия Уотерс соединяет воедино жизни четырех разных людей: Кей, Хелен, Вив и Дункан. Некоторые из них почти не знали друг друга, но их объединяет опыт войны, участие в национальной мобилизации и странность необходимости искать новый смысл после достижения мира.

Это больше, чем роман о войне: это история любви и потерь в невероятно неопределенный и необычный период, когда жизнь быстро переходила из одной эмоциональной крайности в другую.

Послевоенная эпоха

51. Выбор Софи Уильяма Стайрона

Благодаря обжигающему, наводящему на размышления роману Уильяма Стайрона фраза «Выбор Софи» вошла в популярный лексикон, обозначая невозможное решение где каждый возможный исход приводит в ужас выбирающего.В эпизоде ​​ Sophie’s Choice титулованная Софи — выжившая в польско-католическом концлагере — была вынуждена решать, кого из двух своих детей избавить от газовых камер.

История начинается спустя годы после того, как Софи сделала свой выбор. В бруклинском пансионе она делится своей душераздирающей личной историей с молодым писателем Стинго. Но их цветущая дружба вызывает зависть у любовника Софи, Натана, блестящего американского ученого еврейского происхождения с невыявленным случаем шизофрении.По мере того как они трое сближаются в темном психосексуальном танце, прошлое Софи продолжает преследовать ее.

52. Мой блестящий друг Елена Ферранте

Елена Ферранте, пожалуй, самый успешный писатель-историк, работающий сегодня — и почти никто даже не знает ее настоящего имени. Ее безумно успешные неаполитанские романы доказали, что для продажи книг не нужен культ личности. Даже без каких-либо авторских фотографий на обложках, эти романы сумели очаровать читателей тонким и требовательным изображением женской дружбы и амбиций в неспокойную эпоху.

Первая часть серии, My Brilliant Friend , предлагает богато структурированный взгляд на Неаполь 1950-х годов, в районе, где гангстеры участвуют в каждом бизнесе, а призрак бедности преследует каждый дом. Друзья Елена и Лила растут вместе среди будничной преступности и бытовых ссор. Они мечтают о побеге, а школа, кажется, предлагает выход. Но в то время как прилежная Елена умудряется продвигаться вверх по образовательной лестнице, непокорная вундеркинда Лила удерживается от дальнейшего изучения собственными родителями.

53. Ночной сторож Луиза Эрдрих

Романистка Чиппева Луиза Эрдрих основывала «Ночной сторож » на истории своего деда: он боролся с попытками правительства США захватить Родину в 1950-х годах. В переосмыслении Эрдрича этим реальным активистом становится Томас Важашк, член совета чиппева, который работает ночным сторожем на фабрике недалеко от заповедника Черепашья гора в Северной Дакоте.

Конгресс собирается проголосовать за законопроект, который угрожает правам Чиппева на их собственную землю — и все это под предлогом «освобождения» их.Встревоженный Томас оказывается вовлеченным в драку от имени всего своего сообщества.

54. Библия Ядовитого леса Барбара Кингсолвер

Современная классика и постоянный экспонат школьной программы, Библия Ядовитого леса — это вид обязательного чтения, которое студенты склонны обожать, возвращаясь к нему снова и снова долго после занятий вне сессии. Эта книга пользуется всеобщей популярностью — неудивительно, что она получила одобрение как Книжного клуба Опры, так и Пулитцеровского комитета.

В 1959 году семья Прайсов переезжает из Джорджии в Бельгийское Конго, где патриарх Натан полон решимости привлечь души к вере южных баптистов. По мере того, как они привыкают к жизни в Конго, четыре девушки Прайса начинают сомневаться в миссии своего отца — и в своем собственном месте в стране, раздираемой жестоким колониальным правлением.

55. Сочувствующий r Вьет Тхань Нгуен

Роман Вьет Тхань Нгуен, удостоенный Пулитцеровской премии, Сочувствующий , представляет собой отчет о признании тайного агента в шпионаже во время войны между Северным и Южным Вьетнамом.Неназванный главный герой пересказывает свое восхождение по командной цепочке в Сайгоне и свой возможный полет в США, все время отчитываясь перед товарищами в Северном Вьетнаме. И все же его история не является простой историей лояльного коммуниста — он заводит настоящую дружбу с южными генералами и агентами, которые были с ним в жизненных ситуациях.

Роман Нгуена не только отражает различные точки зрения на эту противоречивую войну, но и является одой человечеству — чем-то, что так часто отодвигается на сторону политическим конфликтом.

56. Тысяча великолепных солнц Халед Хоссейни

А теперь давайте вернемся в Афганистан 1970-х годов, где Мариам и Лайла, родившиеся на одно поколение, были вынуждены выйти замуж за одного человека. Как и следовало ожидать, отношения между ними начинаются холодно — оба пытаются определить свое положение в браке. Но чем дольше они остаются друг с другом, тем больше понимают, что у них есть общего. Так начинается братство между ними. Вместе Мариам и Лайла помогают друг другу выжить во все более суровых условиях, в которых приходится жить женщинам, поскольку талибы набирают влияние и начинают принимать решительные меры, чтобы лишить их прав.

Духовно написано, Тысяча великолепных солнц исследует не только трудности, с которыми многие женщины все еще сталкиваются сегодня в Афганистане, но также непреодолимую силу и солидарность, которые они используют для преодоления этих трудностей — для себя и для своих семей.

57. Human Acts by Han Kang

Это 1980 год. Пак Чжон Хи, диктаторский правитель Южной Кореи, был убит только в прошлом году. Теперь выступают продемократические активисты, требуя политической власти, свободы прессы и отмены военного положения.В городе Кванджу происходит столкновение демонстрантов и солдат — до тех пор, пока десантники не открывают огонь по протестующим студентам. К моменту оседания обломков погибло около 2000 граждан.

Восстания в Кванджу образуют душераздирающий фон для фильма « Human Acts », написанного известным южнокорейским писателем Хан Конгом и с поразительной чувствительностью переведенного Деборой Смит. Эта трудная, но блестящая книга, объединяющая художественную литературу, историю и даже мемуары, дает возможность высказаться как тем, кто выжил, так и тем, кто выжил.

Постколониальная история

58. Бог мелочей Арундати Рой

Первый роман Арундати Роя впечатляет — это история пары близнецов, брата и сестры, выросших в политически нестабильной постколониальная Индия. Между притяжением традиций и неясным национальным будущим, между укоренившейся кастовой системой и новыми возможностями в чужих странах Эста и Рахель могут только держаться друг за друга для поддержки, поскольку мир вокруг них меняется.

Рой смело размышляет о беспорядке в истории Индии, которую часто прославляют. Ее смелое исследование ранее неизученных тем сделало Бог мелочей спорным, когда оно было опубликовано в 1997 году. Однако именно те же самые вещи делают эту книгу настолько важной для чтения.

59. Половина желтого солнца Чимаманда Нгози Адичи

Главный символ Половина желтого солнца — это эмблема, украшающая флаг Биафры, страны, которая ненадолго отделилась от Нигерии в конце 1960-х годов. .История Чимаманды Нгози Адичи вращается вокруг этой недолговечной нации. Когда народ игбо в Южной Нигерии заявляет о своей независимости от государства, которое не было построено для их представления, начинается гражданская война. Профессор университета Оденигбо, националист из Биафры, изо всех сил пытается сохранить свою молодую семью не только в живых, но и в состоянии бороться за свою культуру и общинную идентичность.

Наследие колониализма в Африке мучительно и сильно, особенно когда речь идет о произвольных границах, которые связывали конфликтующие народы одной нацией, которую они не выбрали.Одна книга не может охватить все, но Половина желтого солнца обеспечивает поэтический портал в эту бурную эпоху.

60. Дом духов Изабель Альенде

Если вы не уверены, хорошо ли сочетаются историческая фантастика и магический реализм, дайте Изабель Альенде шанс изменить свое мнение с помощью ее дебютного романа. Дом духов показывает Клару дель Валле и ее сверхъестественную способность предсказывать жизненные события, от внезапной смерти до неизбежных браков.Следуя своей интуиции, она выходит замуж за Эстебана Труба, бывшего обедневшего, а теперь безжалостного владельца плантации и политика. В последующие годы, когда в постколониальном Чили происходят масштабные политические изменения, семья Труба также сталкивается с внутренними проблемами — молодое поколение начинает восставать против своих предшественников.

Тонко фантастический и полностью страстный, The House of the Spirits сочетает семейную и национальную истории, создавая портрет постколониального Чили, который одновременно открывает глаза и развлекает.

***

Хотите, чтобы некоторые исторические факты сочетались с исторической фантастикой? Ознакомьтесь с нашим обзором лучших документальных книг 21 века !

семейных некрологов для новоприбывших — Лейла Беверли, «Ли» Шок, 1927 — 2013

Последнее обновление: 10.02.2015
Последний обзор: 10.02.2015
Пожалуйста, внимательно прочтите следующие условия использования («Условия использования») перед использованием этот сайт (далее именуемый «этот сайт») и написание или отправка любых материалов для этого сайта.

1.) Применимость и принятие условий использования

Используя, просматривая, просматривая или отправляя любые письменные и / или Материалы на этот Сайт, вы прямо соглашаетесь соблюдать настоящие Условия использования. Группа ритуальных услуг для новичков оставляет за собой право в любое время изменять, изменять или обновлять настоящие Условия использования без предварительное извещение.Вы соглашаетесь с тем, что при каждом посещении этого Сайта вы будете подвергаться действующие на тот момент Условия использования.

2.) Материалы, представленные пользователями

Отправляя любые письменные материалы или материалы на этот Сайт, включая, например, информацию, статьи, иллюстрации, изображения, тексты песен, фотографии, стихи или текст («Материал») на этот Сайт, вы заявляете и гарантируете, что имеете право размещать Материал на этот Сайт, что означает (т. ) вы являетесь автором Материала или (ii) Материал не защищены законом об авторском праве, или (iii) у вас есть явное разрешение от авторских прав владелец размещать Материал на этом Сайте. Вы также заявляете и гарантируете, что написанное вы предоставляете и / или предоставляемая вами информация является правдивой и точной. Вы также представляете и гарантируем, что предоставленный вами Материал не нарушает настоящие Условия использования, что он не будет причинить вред любому физическому или юридическому лицу и что это не нарушает права собственности третьих лиц, статутные права или права общего права.

Группа похоронных услуг для новичков не будет намеренно публиковать, передавать, отображать, публиковать или распространять любые представленные письменные материалы или Материалы, которые:

  • содержит вульгарную, непристойную, оскорбительную или ненавистную лексику, эпитеты или оскорбления, текст или иллюстрации в дурном вкусе, воспалительные атаки личного, расового или религиозного характера или выражения фанатизма, расизма, дискриминации или ненависти;
  • является дискредитирующим, угрожающим, унизительным, подстрекательским, ложным, вводящим в заблуждение, вводящим в заблуждение, мошенническим, неточный, несправедливый, содержит грубое преувеличение или необоснованные утверждения, нарушает конфиденциальность права любой третьей стороны, является необоснованно вредным или оскорбительным для любого человека или сообщества, содержит любое заявление, требующее принятия мер, или имеет тенденцию вводить в заблуждение или несправедливо отражаться в отношении любого другого человека, бизнес или юридическое лицо;
  • нарушает любые муниципальные, государственные или федеральные законы, правила, постановления или постановления или пытается поощрять такое уклонение или нарушение;
  • препятствует бесперебойному использованию этого Сайта третьими лицами.
  • рекламирует, продвигает или предлагает торговать любыми товарами или услугами;
  • предназначен в первую очередь для продвижения дела или движения, политического, религиозного или иного;
  • содержит контент, защищенный авторскими правами (статьи, иллюстрации, изображения, тексты песен, фотографии, стихи, тексты, или другой контент) без явного разрешения владельца авторских прав на контент;
  • включает статьи, иллюстрации, изображения, тексты песен, фотографии, стихи, текст или другой контент, который составляет, продвигает или поощряет незаконные действия, нарушение любого права любого физического или юридического лица, нарушение любого местные, государственные, национальные или международные законы, правила, директивы или постановления или иным образом создают ответственность;
  • загружает или передает вирусы или другие вредоносные, разрушительные или разрушающие файлы;
  • нарушает, мешает или иным образом вредит или нарушает безопасность этого Сайта или любых служб, системы ресурсы, учетные записи, пароли, серверы или сети, подключенные или доступные через этот Сайт, или аффилированные или связанные сайты;
  • не подходит для данного Сайта иным образом, по исключительному усмотрению группы обслуживания похорон для новичков.

Мы оставляем за собой право удалить любые отправленные письменные работы, фотографии или любые другие материалы, которые не соответствуют стандарты, описанные в Разделе 2 выше, или по любой другой причине.

3.) Лицензия, предоставленная отправителями группе услуг похорон новичков.

Вы предоставляете Newcomer Funeral Service Group, ее аффилированным лицам, связанным организациям и / или назначаете безвозмездное бессрочное безотзывные, неисключительные права и лицензии на использование, копирование, изменение, отображение, архивирование, хранение, публикацию, передачу, выполнение, распространять, воспроизводить и создавать производные работы из всех письменных и / или Материалов, которые вы предоставляете Службе похорон для новичков Группа в любой форме, с использованием средств массовой информации, программного обеспечения или технологий любого вида, существующих или разрабатываемых в будущем. Не ограничивая Вообще говоря, вы разрешаете Группе похоронных услуг для новичков включать письменные и / или материалы вы предоставляете в формате с возможностью поиска, который может быть доступен пользователям этого сайта и других веб-сайтов. Вы также предоставляете новичку Funeral Service Group и ее аффилированные лица и связанные с ними лица имеют право использовать ваше имя и любую другую информацию о вас которые вы предоставляете в связи с использованием, воспроизведением или распространением таких письменных материалов и / или материалов, которые вы предоставляете.Ты также предоставить Newcomer Funeral Service Group право использовать любые факты, идеи, концепции, ноу-хау или методы («Информация») содержащиеся в любых Материалах или сообщениях, которые вы отправляете нам для любых целей, включая, помимо прочего, разработку, производство и сбыт продукции с использованием такой информации.

4.) Возмещение

Вы соглашаетесь возместить и удерживать Newcomer Funeral Service Group, ее дочерние и аффилированные компании, агентов, должностных лиц, директоров, и / или агенты и сотрудники таких организаций, не причиняющие вреда от любых претензий или требований, сделанных кем-либо в отношении любых письменных и / или Материалы, которые вы отправляете, публикуете, передаете, отображаете, публикуете или распространяете на этом Сайте или через него, ваше использование этого Сайта, ваше подключение к этому сайту или нарушение вами настоящих Условий использования.

5.) Право на публикацию

Newcomer Funeral Service Group оставляет за собой право прочитать и просмотреть все материалы перед публикацией их на веб-сайте, и оставляет за собой право не публиковать какие-либо материалы по своему усмотрению.

6.) Отказ от постоянства

В соответствии с нашим правом на удаление Материалов, Группа обслуживания похорон для новичков гарантирует, что каждая Книга сообщений останется на этом Сайт на 30 дней.Сообщения с соболезнованиями останутся на этом Сайте в течение всего срока действия Книги сообщений.

7.) Право на контакт с вами

Отправив заявку, вы можете связаться с Группой похоронных услуг для новичков, чтобы мы могли решить любую проблему, связанную с к такому представлению.

8.) ОГРАНИЧЕНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Newcomer Funeral Service Group не несет ответственности перед вами за любые прямые, косвенные, специальные, штрафные, случайные, образцовые или косвенный ущерб, или любой ущерб вообще, даже если группа обслуживания похорон новичков была ранее уведомлена возможность таких убытков, будь то в результате действий по контракту, небрежности или любой другой теории, возникающих из или в связи с использованием, невозможностью использования или производительностью информации, услуг и материалов, доступных на этом Сайте.

Newcomer Funeral Service Group также не принимает на себя никакой ответственности и не несет ответственности за любой ущерб или вирусы, которые могут заразить ваше компьютерное оборудование или другое имущество в связи с вашим доступом, использованием или просмотром этого Сайта или вашего скачивание любых материалов с этого сайта.

Newcomer Funeral Service Group не несет никакой ответственности или обязательств, связанных с содержанием этого Сайта, а также любыми другими страницы вне сайта или дополнительные сайты, связанные с этим Сайтом, за любую ошибку, клевету, клевету, клевету, упущение, ложь, непристойности, порнографии, сквернословие, опасность или неточность, содержащиеся в нем.

Вы и группа по оказанию похоронных услуг для новичков соглашаетесь, что отказ от гарантий и ограничение ответственности в настоящем Соглашении являются существенными и являются предметом переговоров в качестве основы настоящего Соглашения.

Вышеуказанные ограничения ответственности применяются только в том случае, если это разрешено законами государства вашего проживания или Закон штата о Сайте, на котором Новичок оказал похоронные услуги для вас или вашей семьи.

© 2015 Группа ритуальных услуг для новичков

Книжный клуб в сумке

У вас есть собственный книжный клуб? Каждый книжный клуб в рюкзаке-рюкзаке содержит шесть (6) копий одного заголовка, вопросы для обсуждения и лист регистрации, чтобы руководитель книжного клуба мог следить за книгами. Наборы имеют продленный 6-недельный срок ссуды.

Доступно более 400 наименований! Остановитесь или позвоните в любую службу поддержки взрослых, чтобы получить дополнительную информацию или зарезервировать комплект.

Художественные произведения

Автостопом по Галактике Дуглас Адамс
Портниха Кейт Олкотт
Маленькие женщины Луиза Мэй Олкотт
Хранительница персика Сара Аддисон Аллен
Дочь Фортуны Мэйлена Изабелла Дочь Фортуны Записная книжка от Изабель Альенде
Благослови меня, Ultima от Рудольфо Анайя
Ужас Амитивилля от Джея Ансона
Лучшая тайна от Джеффри Арчера
Орикс и Крейк от Маргарет Этвуд от Маргарет Этвуд
Остен
Чувство и чувствительность Джейн Остин
След сломанных крыльев Седжал Бадани
Три дочери Консуэло Саа Баер
Человек памяти Дэвид Бальдуччи
Once We Were Brothers Ronald H. Балсон
Спасение Софи Рональд Х. Бальсон
Артур и Джордж Джулиан Барнс
Чувство конца Джулиан Барнс
Кружевной ридер Брунония Барри
Последний единорог Питер С. Бигль
Highland Christmas от MC Битон
Парижский архитектор Чарльз Белфур
Хендерсон Король дождя Сол Беллоу
Жена авиатора Мелани Бенджамин
Билли Бойл Джеймс Бенн
Длинный и далекий Луи ушел Берни 14-я колония Стив Берри
Пророчество Романова Стив Берри
Круг друзей Мейв Бинчи
Вечерний класс Мейв Бинчи
Те, кто нас спасает Дженна Блум
Свет в руинах Крис Бохьялян
Акушерки Крис Бохьялян
The Sandcastle Girls Крис Бохьялян
Сухие кости в долине Том Боуман
Ее королевский шпион Рис Боуэн
Открытый сезон К. J. Box
The Tortilla Curtain от T.C. Бойл
Женщины от T.C. Бойл,
, , что-то злое, вот так идет от Эми Браун
War Brides от Хелен Брайан
Cold Sassy Tree от Olive Ann Burns
Storm Front от Джима Батчера
Двойное страхование от Джеймса М.Каин
Приключения Алисы в стране чудес Льюис Кэрролл
Моя Антония Уилла Катер
Путешествие в конец ночи Луи-Фердинанд Селин
Река Кости Меган Ченс
Большой сон Большой сон
Чендлер
Долгое прощание Рэймонд Чендлер
Три души Джени Чанг
Преимущества бытия Wallflower Стивен Чбоски
Леди и Единорог Трейси Шевалье
Миссис.Портниха Линкольна, , Дженнифер Чиаверини,
, , Пробуждение, , Кейт Шопен,
, , Джонатан Стрэндж, и мистер Норрелл, , Сюзанна Кларк,
Пчелка, , Крис Клив,
, Raven Black, , Энн Риди,
, игрок Эрнт Кливс, Клайн
Алхимик Пауло Коэльо
Девушка из дома Тара Конклин
Под глазами Запада Джозеф Конрад
Принц приливов Пэт Конрой
После шоколадной войны Роберт Кормье
Плащ обезьяны Роберт Крейс
Пожиратели мертвых Майкл Крайтон
Великое ограбление поезда Майкл Крайтон
Невидимый город Джулия Даль
Ведьма Путь к убийству Ширли Дамсгаард Сезон гриля Дайан Мотт Дэвидсон
Дитя бабочки Анджела Дэвис- Гарднер
Семейное древо Барбара Делински
В поисках Ребекки Эоин Демпси
Наследие потери Киран Десаи
Девушка из Бостона Анита Диамант
Красная палатка 14 Анита Диам Жизнь Оскара Вао
Жуно Диас
Повесть о двух городах Чарльз Диккенс
Правда о деле Гарри Квебера Джоэл Дикер
Язык цветов Ванесса Диффенбо
Сезон свиста Иван Дойг
Комната Эмма Донохью
Сламмеркин Эмма Донохью
Достойное предложение Кемпер Донован
Первая дочь Америки Стефани Дрей
Ребекка Дафна Ду Манье Дафна Ду Манье Глен Дункан
Девятнадцатая жена Дэвид Эбершофф
Визит из Отряд головорезов Дженнифер Иган
Тихая вера в ангелов Р. Дж. Эллори
Такой храбрый, молодой и красивый Лейф Энгер
Большой разрыв Лин Энгер
Последний отчет о чудесах в доме без лошадей Луиза Эрдрих
Клуб пения мастеров мясников автор Луиза Эрдрих
Девушка, которая писала в шелке Келли Эстес
Миддлсекс Джеффри Евгенидес
Под кожей Мишель Фабер
Ангел Смерти Линда Фэрштейн
Убери меня Джульетта Фэйс Белые женщины Джим Фергус
Ночь нежна Ф.Скотт Фицджеральд
Исчезнувшая девушка Джиллиан Флинн
Падение гигантов Кен Фоллетт
Отель на углу горького и сладкого Джейми Форд
Через секунду после Уильям Форстчен
Комната с видом Э.М. Форстер
Z: Роман Зельды Фицджеральд Тереза ​​Фаулер
Польский офицер Алан Ферст
Спасительные грации Патрисия Гаффни
Neverwhere Нил Гейман
Океан на краю океана Лейн, , Нил Гейман,
, , Урок перед смертью, , Эрнест Гейнс,
, Сараевский виолончелист, , Стивен Галлоуэй,
, Любовь во время холеры, , Габриэль, Гарсиа, Маркес,
, , Оставленный без внимания, Генова, , Альберта, Лиза Генова
Ферма холодного комфорта Стелла Гиббонс
Подпись всех вещей Эли Забет Гилберт
Похититель воров Джанет Глисон
Долгое время Роберт Годдард
Мемуары гейши Артур Голден
Принцесса-невеста Уильям Гольдман
Лучший парень Эли Готтлибрайд и Предубеждение и зомби, , Сет Грэм-Смит,
, , The Yard, , Алекс Грециан,
, , Ошибка в наших звездах, , Джон Грин,
, , Конец романа, , Грэм Грин,
, , Кокаиновый блюз, , Керри Гринвуд,
Тайная река, , Кейт Гренвилл,
, , Sycamore Row, , Джон Гришем,
, , The Kitchen House, , Кэтлин Гриссом,
, Судьба и фурии, , Лорен Грофф,
, , Скоро я стану непобедимым, , Остин Гроссман,
, . Лев Гроссман
Вода для слонов Сара Груэн
Озеро Голод Бря n Грули
Время забвения Шэрон Гускин
Любопытный инцидент с собакой в ​​ночное время Марк Хаддон
МиссисКимбл, , Дженнифер Хей,
, , Измена Мэри, Лувестр, , Моя Хейли,
, , Преступления, совершенные в прошлом, , Глен Эрик Гамильтон,
, , Зимний сад, , Кристен Ханна,
, , Убийство Джесси Джеймса, трусливый, Роберт Форд, , — Рон Дом темной дороги Карен Харпер
Пять кварталов апельсина Джоан Харрис
Наши души ночью Кент Харуф ​​
Песня равнин Кент Харуф ​​
Жемчужина, разбившая раковину Надя 900 Когда луна низкая, , Надя Хашими,
, , Девочка в поезде, , Тупело Хассман,
, , Девушка в поезде, , Пола Хокинс,
, Перед падением, , Ноа Хоули,
, Незнакомец в чужой стране, , Роберт А. Хайнлайн
Мертвые львы Мик Херрон
Незнакомцы в поезде Патрисия Хайсмит
Не та Америка Шон Хоуд
Ученик убийцы Робин Хобб
Голубятни Брак Элис Хоуд Противоположностей Элис Хоффман
Под широким и звездным небом Нэнси Хоран
Долгий путь вниз Ник Хорнби
Дом шелка Энтони Горовиц
И горы вторит Халеду Хоссейни
Тысяча великолепных солнц, , Халед Хоссейни,
, , Бегущий за воздушным змеем, , Халед Хоссейни,
, , The Physick Book of Deliverance, датчанин, , Кэтрин Хоу,
, , State of the Onion, , Джули Хайзи,
, , True Evil,

4, , Грег Айлс. Один человек, , Джон Ирвинг,
, , Снежный ребенок, , Айви Эовин,
, , Призраки Hi. ll House Ширли Джексон
Европейцы Генри Джеймс
Портрет леди Генри Джеймс
Что знала Мейси Генри Джеймс
Жара пустыни Дж.А. Джанс
Страна остроконечных елей: и другие истории Сара Орн Джуэтт
Первая часть Последняя Анджела Джонсон
100-летний мужчина, который вылез из окна и исчез Джонас Джонассон
Маловероятное паломничество Гарольда Фрая Рэйчел Джойс
Метаморфоза Франц Кафка
Молоко и мед Фэй Келлерман
Сиреневые девушки Марта Холл Келли
9068 Еретик Дочь Келли Фиалки Филип Керр
Пролетая над гнездом кукушки Кен Кизи
Изобретение крыльев Сью Монк Кидд
Стул русалки Сью Монк Кидд
Ученица пчеловода R.Король
Мистер Мерседес Стивен Кинг
Поведение в полете Барбара Кингсолвер
Блудное лето Барбара Кингсолвер
Ходячие мертвецы, т. 1, Days Gone By Роберт Киркман
Свет в пустыне Джейн Киркпатрик
Поезд-сирота Кристина Бейкер Клайн
Безмолвие до костей Э.Л. Кенигсбург
Железное озеро Уильям Кент Крюгер
Обычная благодать Уильям Кент Крюгер
Девушка в переводе Джин Квок
Тезка Джумпа Лахири
Я знаю, что это правда Ламберт Мы — вода,
, Уолли Лэмб,
, , Japantown, , Барри Ланцет,
, Защита Джейкоба, , Уильям Лэнди,
, , Криминальное предприятие, , Оуэн Лаукканен.
Вспомогательное правосудие Энн Леки
Убить пересмешника Харпер Ли
Учитель фортепиано Дженис Ю.К. Ли
Алекс: Комендант Камилла Верховен Трилогия Пьера Лемэтра
Морщинка во времени Мадлен Л’Энгл
Квест Марты Дорис Лессинг
Серебряное кресло У Льюиса
Тилл Лица, , К. С. Льюис,
, , Другой ребенок, , Шарлотта Линк,
, , Зов Ктулху, и другие странные истории, , Х.П. Лавкрафт,
, Даритель, , Лоис, Лоури,
, , Shadow Moon, , Джордж Лукас,
, , Mr.Секретарь Черчилля Сьюзан Элиа МакНил
Wicked Грегори Магуайр
Сны о моем русском лето Андрей Макин
Злая осень Г. Маллиет
Волчий зал Хилари Мантел
Плохое семя Уильям Марч
Маттерхорн: роман о войне во Вьетнаме Карл Марлантес
Корона для холодного серебра Алекса Маршалла
Жизнь Пи автор Янн Мартель
Красный воробей Джейсон Мэтьюз
Раскрашенная вуаль В.Сомерсет Моэм
Черный дом Питер Мэй
Чудо на Святой Анне Джеймс Макбрайд
Добрый Господь Птица Джеймс Макбрайд
Мы призваны восстать Лаура МакБрайд
Dragonflight Энн Маккаффри 900 Пусть вращается великий мир Колум Макканн
Реконструкция Амелии Кимберли МакКрайт
Доктор и дива Адриенн МакДоннелл
Записки Тони Вейча Уильям Макилванни
Дом рождения Амелия
Рождение Амелии Парижская жена Паула Маклейн
Прыжок на солнце Ким Макларин
Край заблудшего Кристина МакМоррис
Караваны Джеймс А. Michener
Norwegian by Night by Derek Miller
While I Was Gone by Sue Miller
The Mirror by Marlys Millhiser
A Fine Balance by Rohinton Mistry
The Bell Witch by Brent Monahanmen
Алан Мур
Грязная работа Кристофер Мур
Сопровождающий Лаура Мориарти
Большая маленькая ложь Лиана Мориарти
Секрет мужа Лиан Мориарти
Дом у озера Мужчина в моем подвале
Уолтер Мосли
Я до тебя Джоджо Мойес
Девушка, которую ты оставил Автор Джоджо Мойес
Корабль невест Джоджо Мойес
Жена Ахава: Или Звездный обозреватель Sena Jeter Naslund
Suite Francaise от Irène Némirovsky
The Sandalwood Tree от Elle Newmark
9068 4 Все, что я никогда вам не говорил
Селеста Нг
Жена путешественника во времени Одри Ниффенеггер
Вурт Джефф Нун
Дочь могильщика Джойс Кэрол Оутс
Невидимый мост Ферма животных Джули Орринг , Джордж Оруэлл,
, , Париж и Лондон, , Джордж Оруэлл,
, , Будда на чердаке, , Джули, Оцука,
, , Бойцовский клуб, , Чак Паланик,
, , Случайная Императрица, , Эллисон Патаки : Женщина, стоящая за Бенедиктом Арнольдом и план предательства Америки
Эллисон Патаки
Помощник фокусника Энн Патчетт
Любопытные чары Артура Пеппера Федра Патрик
Изгнание Ричард Норт Паттерсон
Ветер Не река, , Брайан Пэйтон,
, , наследие звезд, , Тони Пик,
Хранитель моей сестры Джоди Пиколт
Девятнадцать минут Джоди Пиколт
Искатели раковин Розамунд Пилчер
Колокольчик Сильвия Плат
Сказочное сердце 900 14 Эдгар Аллан Полуночный кактус Белла Поллен
Мы всегда слишком хорошо относимся к женщинам Раймонд Кено
Натюрморт с хлебными крошками Анна Куиндлен
Черный час Лори Дэй-Рейдер
Гимн Айн Рэнд
Источник Айн Рэнд
Святые у реки Рон Рэш
Драконий двигатель Энди Ремик
Широкое Саргассово море Жан Рис
Акушерка Венеции Роберта Рич
Аврора Аврора
Стэнли Робинсон
Спасательная шлюпка Шарлотта Роган
Заговор против Америки Филип Рот 9001 4 Имя ветра Патрик Ротфус
Плохие обезьяны Мэтт Рафф
Установить этот дом в порядок Мэтт Руфф
Тень ветра Карлос Руис Зафон
Другая женщина Хэнк Филлиппи Райан
Над пропастью во ржи Дж. Д. Сэлинджер
Плохая кровь Джон Сэндфорд
Десятое декабря: Истории Джордж Сондерс
Девять портных Дороти Л. Сэйерс
Поющие и танцующие дочери Бога Тимоти Шафферт
Обвиняемые Лиза Скоттолайн
Везде, куда шла Мэри Лиза Скоттолайн
Снежный цветок и тайный веер Лиза См.
Куда вы пошли Бернадетт Мария Семпл
Искусство слышать сердцебиение Жан-Филипп Сендкер
Бог в каждом камне Камила Шамси
Подделка искусства Барбара Шапиро
Франкенштейн Мэри Уоллстонкрафт Шелли
Боди-серфинг Анита Шрив
Стелла Бейн Анита Шрив
Нужно поговорить 9068 О Кевине
Лайонел Шрайвер
Падший ангел Дэниел Сильва
Мэри Коин b y Мариса Сильвер
Проект Рози Грэм Симсион
Немного удачи Джейн Смайли
Виски и Чарли Аннабель Смит
Последняя картина Сары Де Вос Доминика Смита
Ребенок 44 Том Роб Смит
Fishbowl: Роман Брэдли Сомера
Maus I: Рассказ выжившего: Мой отец истекает кровью Арт Шпигельман
Смерть Богомола Майкл Стэнли
Лев в магазине Lei Кэй Старберд
Свет между океанами М. Л. Стедман
Переход к безопасности Уоллес Стегнер
Консервный ряд Джон Стейнбек
К востоку от Эдема Джон Стейнбек
Луна идет вниз Джон Стейнбек
История нас Лия Стюарт
Помощь Кэтрин Стокетт
Пребывай со мной Элизабет Строут
Олив Киттеридж Элизабет Строут
Смерть Вишну Манил Сури
Принцесса драконов С.Эндрю Суонн
Миссис Палфри в Клермонте Элизабет Тейлор
Коллекционер парфюмерии Кэтлин Тессаро
Убийца внутри меня Джим Томпсон
Правила вежливости Амор Таулз
Язык тем Gail Tsukiyama
Night of Many Dreams by Gail Tsukiyama
Women of Silk by Gail Tsukiyama
Это мои слова: Дневник Сары Агнес Прайн, 1881-1901: Территории Аризоны Нэнси Э. Тернер
Roughing It by Mark Twain
A Patchwork Planet by Anne Tyler
The Space Between Us by Thrity Umrigar
Terrorist by John Updike
Exodus by Leon Uris
Мистер Оурис. Автор: Кэрол Уолл,
, , Полусбитые лошади. Горсть пыли Эвелин Во
Пустыня Нуар Бетти Уэбб
На станции Василиск на Дэвид Вебер
Марсианин на Энди Вейр
Машина времени на Х.Г. Уэллс
Война миров Х.Г. Уэллс
Король прошлого и будущего Т. Белый
Детский час Марсия Виллетт
Мэйси Доббс Жаклин Винспир
Dirt Music Тим Винтон
Мальчик на миллион Моника Вуд
Кость Даниэля Вудрелла
Сборщик ренты Камрон Райт
Маленькая жизнь Ханя Янагихара
В другом месте Габриэль Зевин
Легендарная жизнь А. J. Fikry от Габриэль Зевин

Документальные названия

Жена смотрителя зоопарка: военная история Дайан Акерман
Поверните направо в Мачу-Пикчу: заново открывая затерянный город Один шаг за раз Марк Адамс
Американо Чимаманда Нгозо Адичи
reak: Через шоколадный колокольчик,
год Америки, Стив Алмонд
Бесплатно: как сегодня самые умные предприятия получают прибыль, отдавая что-то даром Крис Андерсон
Точка исчезновения: воспоминания о двух годах одиночества Говард Аксельрод
Мэри Тодд Линкольн: биография Джин Х.Бейкер
Невидимая стена: история любви, сломавшая барьеры Гарри Бернштейн
Получить Дзиро! Энтони Бурден
Женский мозг Луан Бризедин
Красное уведомление: правдивая история о крупных финансах, убийствах и борьбе одного человека за справедливость Билл Браудер
Мальчики в лодке: девять американцев и их эпопея В поисках золота на Олимпийских играх 1936 года в Берлине Дэниел Браун
Приключения экстрасенса: увлекательная и вдохновляющая история одной из самых успешных ясновидящих Америки Сильвии Браун
В загорелой стране Билла Брайсона
Жизнь и времена Thunderbolt Kid: мемуары Билла Брайсона
Записки с маленького острова Билла Брайсона
Во-первых, нарушайте все правила: что величайшие менеджеры мира делают иначе Маркус Бакингем
Хелтер Скелтер: Правдивая история убийств Мэнсона Винсент Буглиози
Обвинение: активация 10 человеческих побуждений, которые заставляют вас чувствовать себя живым Бренд на Burchard
Черная дыра Чарльз Бернс
Небеса реальны: поразительная история маленького мальчика о его путешествии на небеса и обратно Тодд Бёрпо
Клюет насмерть утки Тим Кэхилл
Самая длинная дорога: Сухопутные земли в поисках Америки, от Ки-Уэста до Северного Ледовитого океана Филип Капуто
Леди Альмина и настоящее аббатство Даунтон: Утраченное наследие замка Хайклер Графини Карнарвон
Вашингтон: Жизнь Рон Черноу
Моя жизнь во Франции Джулия Чайлд и Алекс Пруд’Хомм
Тайное знание воды: открытие сущности американской пустыни Крейг Чайлдс
Как вы будете измерять свою жизнь? Клейтон Кристенсен
Паломничество: современные поиски древней мудрости Пауло Коэльо
Когда все изменилось: удивительное путешествие американских женщин с 1960 по настоящее время Гейл Коллинз
Как могущественное падение: и почему некоторые Компании никогда не сдаются Джеймс Коллинз
Среднее место Келли Корриган
Узкая собака к реке Индиан Терри Дарлингтон
Следы: женский одиночный путь через 1700 миль австралийской глубинки Робин Дэвидсон
Заяц С янтарными глазами Эдмунд Де Ваал
Пустые особняки: Таинственная жизнь Хугетт Кларк и трата большого американского состояния Билла Дедмана
Затонувшие без звука: Трагический медовый месяц Глена и Бесси Хайд на реке Колорадо Брэд Димрок
Езда в машине с мальчиками: Признания плохой девочки, которая делает добро Беверли Донофрио
9 0684 В волшебную лавку: поиски нейрохирурга, чтобы раскрыть тайны мозга и секреты сердца Джеймс Доти
Охотник за разумом: Внутри элитного подразделения ФБР по серийным преступлениям Джона Дугласа
Смешно на фарси: Воспоминания о Выросший иранец в Америке Фирузе Дюма
Большой ожог: Тедди Рузвельт и огонь, который спас Америку Тимоти Иган
Личинки, убийства и люди: воспоминания и размышления судебного энтомолога Закария Эрзинклиоглу
: Скандальный отказ от моих хасидских корней Дебора Фельдман
Время подарков: Пешком в Константинополь: от крюка Голландии до середины Дуная Патрик Ли Фермор
Время хранить молчание Патрик Ли Фермор
Пять дней у мемориала: жизнь и смерть в разрушенной бурей больнице Шери Финк
Среди островов Тим Фланнери
Нечестивые + Божественное 1: Закон Фауста Кирон Гиллен
Дикий берег: Путешествие по необузданному краю Южной Америки Джон Гимлетт
Исключения: История успеха Малкольм Гладуэлл
Призрак Пятой авеню : Загадочная жизнь и скандальная смерть наследницы Хугетт Кларк Мерил Гордон
Доктор-пионер: История женской работы Мари Грана
Затерянный город Z: Сказка о смертельной одержимости в Амазонке Дэвид Гранн
Посылки с Плутона: потерянные и найденные в дельте Миссисипи Ричард Грант
Хроники омаров: жизнь на очень маленьком острове Линда Гринлоу
Невозможная страна: путешествие в последние дни Югославии Брайан Зал
Такие же разные, как и я Рон Холл
Кровь, кости и масло: непреднамеренное воспитание упрямого шеф-повара Габри Лле Гамильтон
Путешествие с Мухаммедом: Путешествие в Йемен и Красное море Эрик Хансен
Голубые дороги: Путешествие в Америку Уильям Лест Хит Мун
Сделано, чтобы прижиться: почему одни идеи выживают, а другие умирают Чип Хит
Подвижный праздник: зарисовки из жизни автора в Париже в двадцатые годы Эрнест Хемингуэй
Отец Джо: Человек, спасший мою душу Тони Хендра
Кости оракула: Путешествие во времени в Китае Питер Хесслер
Кон-Тики: через Тихий океан на плоту Тура Хейердала
К востоку от Запада. Vol. 1 Джонатан Хикман
Бремя всего тела: рост в ядерной тени Скалистых равнин Кристен Иверсен
Год библейской жизни: скромный поиск одного человека следовать Библии настолько буквально, насколько это возможно А.Дж. Джейкобс
Ultramarathon Man: Confessions of an All Night Runner by Dean Karnazes
The Liars ‘Club: A Memoir by Mary Karr
Маленькая девочка, которая боролась с Великой депрессией: Ширли Темпл и Америка 1930-х годов by John Kasson
История моей жизни Хелен Келлер
На дороге Джек Керуак
Небо так близко Бетул Хедайри
Девушки из Атомного города: нерассказанная история женщин, которые помогли выиграть Вторую мировую войну Дениз Кирнан
Томас Джефферсон и пираты Триполи: Забытая война, изменившая американскую историю Брайан Килмид и Дон Яегер
Когда религия становится злой Чарльз Кимбалл
Шестое вымирание: Неестественная история Элизабет Колберт
Клуб жен астронавтов: правдивая история Лили Коппель
В растворенный воздух: личный отчет о катастрофе на Эвересте , Джон Кракауэр
Shadow Divers: Настоящее приключение двух американцев, которые рискнули всем, чтобы разгадать одну из последних тайн Второй мировой войны Роберт Курсон
Dead Wake: Последнее пересечение Лузитании Эрик Ларсон
Дьявол в Белом городе: убийство, магия и безумие на ярмарке, изменившей Америку , Эрик Ларсон
Скрытые фигуры: американская мечта и нераскрытая история чернокожих женщин-математиков, которые помогли выиграть космическую гонку Марго Ли Шеттерли
Тайная история Чудо-женщины Джилл Лепор
Возвращение домой Дорис Лессинг
Где-то внутри: пленение одной сестры в Северной Корее и борьба другой за возвращение домой Лаура Линг и Лиза Линг
Дорога лапши: от Пекина до Рима, с любовью и пастой Джен Лин-Лю
Абсолютно американец: четыре года в Вест-Пойнте Дэвид Липски
Monstress Марджори Лю
Саранча: разрушительный рост и таинственное исчезновение насекомых, которые сформировали американские границы Джеффри Локвуд
Ночь, которую нужно помнить Уолтер Лорд
Без оговорок: как вырос семейный пивной стенд в Global Hotel Company Дж. W. Marriott Jr.
Жизнь с нуля: воспоминания о еде, семье и прощении Саша Мартин
Снежный барс Питер Маттиссен
Год в Провансе Питер Мейл
Камни Флоренции Мэри Маккарти
Братья Райт Дэвид Маккалло
Орнамент мира: как мусульмане, евреи и христиане создали культуру терпимости в средневековой Испании Мария Роза Менокал
Судьба республики: История безумия , Медицина и убийство президента Кэндис Миллард
Дикая Невада: свидетельства от имени пустыни под редакцией Роберты Мур
Другой Уэс Мур: одно имя, две судьбы Уэс Мур
Сильверленд: Зима Путешествие за Урал. Случайное путешествие в самое счастливое королевство на Земле Лиза Наполи
Американский призрак: семейное прошлое в пустыне на юго-западе Ханна Нордхаус
Двенадцать лет рабства Соломон Нортап
Есть небольшой шанс, что я могу пойти Ад, , Лори Нотаро,
, , становление Николь: преобразование американской семьи, , Эми Эллис Натт,
, , Под неоном: жизнь и смерть в туннелях Лас-Вегаса, , Мэтью О’Брайен,
, Последний из ослов-паломников Автор: Кевин О’Хара,
, , Двадцать миль до матча: усадьба в Западной Неваде, , Сара Олдс,
, , украденные жизни: двадцать лет в тюрьме в пустыне, , автор — Малика Офкир,
, , Бургер In-N-Out: A Behind- Встречный взгляд на сеть ресторанов быстрого питания, которая нарушает все правила , Стейси Перман
Холодное захоронение: правдивая история о стойкости и бедствии Клайв Пауэлл-Вильямс
Представьте себе г Лондон: тур по величайшему вымышленному городу мира, , Анна Куиндлен,
, , Эффект лояльности: скрытая сила, стоящая за ростом, прибылью и непреходящей ценностью, , Фредерик Райхельд,
, Жесткий: Загадочная жизнь человеческих трупов, , Мэри Роуч.
Последнее прибежище: Воспоминания о Зимбабве Дуглас Роджерс
Friendly Fallout 1953 Энн Рональд
Жгутные журналы Брент Руньон
Избавьте нас от зла: полицейский из Нью-Йорка расследует сверхъестественное Сарчи
Невидимая нить: правдивая история 11-летнего попрошайки, занятого менеджера по продажам и невероятная встреча с судьбой Лаура Шрофф
Записки о тараканах: сборник истории и знаний Ричард Швайд
Единственная улица в Париже: жизнь на улице Мучеников , Элейн Скиолино
Возрождение 1: ты среди друзей Тим Сили
90 684 Убийство: год на улицах убийств Дэвид Саймон
Just Kids Патти Смит
Outcasts United: A Refugee Soccer Team, American Town by Warren St.Джон
Шум горной воды Уоллес Эрл Стегнер
Путешествие с Чарли: В поисках Америки Джон Стейнбек
Самое опасное животное из всех: в поисках отца и в поисках убийцы по знаку зодиака Wild: From Lost to Found on the Pacific Crest Trail , Cheryl Strayed
Викиномика: как массовое сотрудничество меняет все , Дон Тапскотт
Большой железнодорожный базар: Поездом через Азию , Пол Теру Араб, еврей и сердце Ближнего Востока
Сэнди Толан
Девятка: Внутри тайного мира Верховного суда Джеффри Тубин
Вдоль Ганга Илия Троянов
Spice: История Искушение, , Джек Тернер,
, , «За экватором: кругосветное путешествие», , Марк Твен,
, , «Невинные, живущие за границей», , Марк Твай n
Портниха Хаир Хана Гейл Цемах Леммон
Дорога дьявола: правдивая история Луис Альберто Урреа
Южная леди, шпион-янки: правдивая история Элизабет Ван Лью, агента Союза в самом сердце Конфедерация Элизабет Р. Варон
Сага. Vol. 1 Брайан Воан
Стеклянный замок: воспоминания Жаннетт Уоллс
Джимми Корриган: самый умный ребенок на Земле Крис Уэр
Призрачный Эд и Лоррейн Уоррен
Построен для продажи: создание бизнеса Это может процветать без вас , Джон Уорриллоу,
, , Наука, как стать богатым, , Уоллес Уоттлз,
, , Академия Амбрелла. Vol. 1. Апокалипсис Джерард Уэй
География блаженства Эрик Вайнер
Queen Rats Куртис Вибе
Ночь Эли Визель
Кислотный тест на электрическую кислоту Том Вулф
Мастер Switch: Расцвет и падение информационных империй , Тим Ву
Затерянные в Шангри-ла: Правдивая история выживания, приключений и самой невероятной спасательной миссии Второй мировой войны Митчелл Цукофф

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *