Бостонский синдром: Книга «Бостонский синдром» — Скачать бесплатно, читать онлайн

Содержание

Читать Бостонский синдром (СИ) онлайн (полностью и бесплатно)

Аннотация.

Серийный убийца похищает женщину. Она не хочет умирать и придумывает, как заставить преступника оставить ее в живых. Однако это не детектив. Эта аллегорическая повесть-притча – протест, высказанный обществу потребления, глобализации, засилью высоких технологий.

Бостонский синдром. 18+

***

Глава 1

***

Я очнулась на железной кровати без матраса, к которой меня приковали тяжелой колодезной цепью. Перед глазами вертелись лиловые круги, не давал дышать трупный запах. Я попыталась повернуть голову и посмотреть, где нахожусь. Скорее всего подвал. Из освещения только толстая свечка, воткнутая в банку с песком. Стоит на деревянной табуретке неподалеку от моей кровати. Под потолком висит цепь с крюком на конце. Ее второй конец цепляется за какое-то колесо возле двери. Что это? Орудие пыток?

Давно ли я тут? Что произошло? Я напрягла память. Да, был конец рабочего дня. Я спустилась в подземный паркинг к машине.

Это я помню. А потом? Какой-то провал. Попробую сначала. Итак, среда. Меня ругал начальник. Дескать заказчику не понравились результаты, которые дала моя стратегия продвижения нового товара. Идиот. Точно. Именно это я и подумала, когда он сказал, что сильно разочарован. Да, да. Я очень расстроилась. У меня так дрожали руки, что в туалете я уронила на кафельный пол смартфон. Разбила вдребезги. Странно. Точно помню, что испытала какое-то облегчение, что никто не будет звонить. Я так устала от перенапряжения, что меня трясло.

Да, теперь я вспоминаю. В паркинге ко мне подошел какой-то мужчина, довольно симпатичный. А что он хотел? Ах, да. Он сказал, что никак не может пристегнуть детское кресло к заднему сидению. Попросил помочь. Что было дальше? Я подумала, что у него в машине ребенок. Потом повернулась к нему спиной, чтобы закрыть дверцу. Так… Ну да. И собралась идти спасать ребенка. А потом. Потом… Точно! Я почувствовала, какой-то укол в шею. После этого я оказалась здесь. Значит, он что-то вколол мне.

И привез в этот подвал.

Сердце застучало в ускоренном темпе. Я как в детективном триллере. Жертва маньяка? Или серийного убийцы? Кто способен одурманить женщину уколом наркотика, а потом примотать цепью к железной кровати? Это точно не прекрасный принц. Теперь я узнала, что такое страх. Нет, не страх смерти, не осознанный страх происходящего. Я испытывала животный страх, как реакцию на опасность. Нечто такое, что заложено в генах. Оказывается, такой страх заставляет весь организм работать иначе. Не знаю, сколько процентов мозга задействовано у нас в повседневной жизни, об этом много десятилетий идут бесконечные споры, но, кажется, мой мозг активизировался на сто процентов.

Я стала животным, которое попало в западню и ищет из нее выход. Нет. Я не права. Животное да, оно искало бы выход. Я же превратилась в гроссмейстера, который просчитывает сотни возможных ходов. Итак. Исходные данные. Это был мужчина, лет сорока. Да, именно так. Лет на десять меня старше. Рост. Примерно 180 сантиметров.

Телосложение среднее, сорок восьмого или пятидесятого размера. Похож на научного работника, преподавателя вуза или какого-нибудь врача. Аккуратный. С милой обаятельной улыбкой. Одет в черные брюки, голубую рубашку и синюю ветровку. Ничего примечательного. И этот непримечательный человек запер меня в подвале. Чтобы убить? Пытать? Или просто держать здесь долгие годы? Я покрылась испариной и услышала стук собственных зубов. Мне было жутко. Но я не переставала думать.

Сколько просмотрено сериалов о маньяках. Сколько прочитано новостей. И вот, когда сталкиваешься с чем-то подобным в жизни, то не знаешь, что делать. Хотя это и правильно. Я же не психиатр, не судмедэксперт, чтобы составлять профиль преступника. Но я женщина. А он мужчина. Он ненормальный. Я кажется пока в норме. Это дает мне преимущества. Надо соображать быстрее. Рано или поздно он придет. И тогда все зависит от моего первого слова, первого взгляда, первого выражения лица. Потом я смогу ошибаться. Но сейчас ошибка – это вход в ад.

Это уравнение с тысячей неизвестных. Поэтому математически его решить нельзя. Есть только один правильный ответ на вопрос, что делать. И этот ответ можно найти только одним методом – «методом тыка». И куда тыкать, мне должна подсказать интуиция и интеллект.

Снова к исходным данным. Почему люди становятся маньяками? Издевательства со стороны родителей, сверстников, учителей. Несчастная любовь. Психическая болезнь. С этим можно справиться с помощью психологических приемов, уловок и прочих головоломных инструментов. Но есть те, кто убивает потому что хочет убивать. Пытает, потому что хочет пытать. И этому поведению нет объяснения. Раньше таких людей приговаривали к смертной казни. Теперь дают пожизненное. И что мне с этого? Я трачу время на ненужные размышления.

От чего оттолкнуться? Я не читала в новостях, что в городе или области находят женские трупы. Что это может значить? Рассмотрим самый худший вариант. Он серийный убийца, он ворует женщин, убивает, трупы прячет. Ни одного тела не нашли, поэтому на заявления родственников о пропаже тридцатилетних женщин мало кто реагирует.

Решено. Он убийца и мучитель по призванию. Он не жертва. Он не мститель. Он любитель власти и крови. Крови и власти.

Кажется, меня осенило. От идеи, которая мне пришла в голову, захотелось глубоко вздохнуть, но цепи так сильно сжимали грудную клетку, что я испытала боль. Ладно. План. Жертва он или не жертва – неважно. Он убивает здесь и сейчас. В этом времени, в этой стране. По причине, которая возникла в его жизни. Ему сорок лет, может чуть больше или меньше. Если виноваты родители, то на вскидку еще плюс сорок лет. Отматываем восемьдесят лет назад и каким-то образом переносим его сознание в то время. Желательно еще в другую страну. То есть в место и время, где не существуют ни он, ни проблема, которая пробудила в нем чудовище. Да, но страну он должен выбрать сам. Итак, если сейчас 1938 год. Я не могу сказать, что без интернета знаю много бытовых подробностей о том времени. Меня смущает близость войны. Лучше подстраховаться и выбрать чуть раньше. Пусть это будет 1937 год. Ну, если мой расчет верен, то он сам и подкорректирует.

***

Глава 2

***

Я хотела продумывать план дальше. Но в двери закряхтел замок. Все. Это конец. Или начало. Чем бы это не было, я твердо знаю одно – такие люди чуют страх, они идут на него, они заводятся, они им питаются и живут. Поэтому мне разрешены любые эмоции, но я не должна бояться этого человека. Я закрыла глаза. Насколько могла расслабилась. И стала внушать себе, что на дворе 1937 год. Я услышала, как кто-то подошел к кровати, видимо, пододвинул табуретку, предварительно куда-то переставив свечку, и сел. Я слышала, как бьется его сердце. Я слышала, как он дышит. Чувствовала, что от него тонко пахнет парфюмом с нотами восточных пряностей. И понимала, что он меня изучает. Он провел рукой по моей щеке. Пришла пора идти ва-банк. Я открыла глаза.

– Милый! – Я попыталась сымитировать радостное удивление. – Ну наконец-то! Боже, как я соскучилась! Какой ты молодец, что забрал меня из этой кошмарной больницы! Да, я всегда знала, что ты меня любишь. Счастье мое! Ты снова меня спас. Как я тебе благодарна! – Выпалив все это истерическим речитативом, я дернулась, будто бы в желании его обнять, но охнула от сопротивления цепей. – О… Мой дорогой… Значит, я все еще не здорова? Да? Врачи сказали тебе, что я опасна? Для тебя или для себя? Впрочем, не важно. Все равно мы оба будем переживать. Да, ты молодец, что придумал эти цепи. Не отпускай меня, пожалуйста. Ты надежно их скрепил? Я не сбегу как в прошлый раз? Ах ладно… Дай мне посмотреть на тебя. Как я рада, как счастлива оказаться дома. Хотя я понимаю, что это другое место, не то, где мы жили до моей болезни. Можешь не объяснять. Я представляю, сколько денег ты потратил на мое лечение. Тебе все пришлось продать…

Я сделала паузу, чтобы наконец-то сосредоточиться и рассмотреть своего собеседника. Да, это был он, тот самый человек из паркинга. В черных брюках и голубой рубашке. Довольно обаятельный. У него была классическая стрижка, густые русые волосы. Глаза… Трудно сказать при таком освещении, но скорее всего серые.

Он не улыбался. Его лицо не выражало ни удивления, ни агрессии. Он наблюдал. О чем он думал? Вряд ли он так сразу поверил в то, что я рехнулась. Но если он умственно развит, то ему в голову может закрасться мысль, что его наркотик вместе со стрессом, который я испытала, сбил какие-то настройки в моей голове. Я должна упорно отстаивать эту позицию. И всячески ее подкреплять. Раз он молчит, я продолжу. Видимо мне вообще придется много говорить. Но это несложно.

Бостонский синдром.

Однажды ночью Джек курил в спальне возле открытого окна, а я по новым правилам сидела в гостиной. Было поздно, и я задремала в кресле. Неожиданно Джек разбудил меня:

— Бэт! Все кончено. За нами пришли. Вставай.

Я посмотрела на него и впервые за все время увидела Джека, лицо которого выражало досаду, грусть, сожаление. Страх? Нет, его этот человек не знал. Но то, что он ощущал себя загнанным в угол, было очевидно.

— Пойдем, быстро, — Он, как прежде, больно схватил меня за плечо и потащил к входу в подвал. Снял лист линкруста, открыл дверь, затащил меня внутрь и хорошо отработанными движениями уложил на железную кровать и приковал цепями. — Бэт, не говори им, как мы жили. Скажи, что я держал тебя здесь и накачивал наркотиками. Для верности я введу тебе немного. — Он взял с табуретки шприц, который будто был заготовлен для этого случая, сломал ампулу и ввел мне какое-то вещество. После этого ушел и запер дверь на два оборота.

Постепенно у меня перед глазами стали появляться лиловые круги, закружилась голова. Фонарик, которым Джек освещал подвал, он унес с собой, поэтому я лежала в кромешной темноте. Казалось, я спала, но в тоже время слышала, что наверху происходит нечто необычное. Раздавались голоса, вроде бы лаяла собака. Через некоторое время раздался сильный удар в дверь, потом еще и еще раз. Какие-то люди выбили ее, и меня ослепил яркий свет фонарей.

— Не бойтесь. Мы из полиции. Сейчас мы вас освободим…

Это было последнее, что я услышала. Очнулась я в больничной палате. Рядом сидел человек в форме. Я так привыкла играть роль женщины, которая сбежала из сумасшедшего дома, что не удержалась и закричала.

— Успокойтесь, все позади, — сказал он и взял меня за руку. — Больше вам никто не угрожает. Вы в полной безопасности. Он под стражей. Как только вы сможете давать показания, расскажете, как все было. А пока отдыхайте. Не буду вам мешать. — С этими словами он ушел.

Я стала продираться мыслями сквозь туман. Значит, наконец-то меня нашли. Джек за решеткой. Я свободна. И что теперь? Я вообще ничего не соображала. Что я буду делать одна в Бостоне? На дворе 1939 год. Мне придется плыть домой на корабле? О, нет… Я рехнулась. Сейчас 2017 год. Я в своей стране. Наверняка недалеко от дома. Скоро приедет мой муж. Муж… Может он больше и не муж мне? Как часто показывают эти сюжеты в кино. Она появляется через несколько месяцев, а он уже женат на другой. А меня не было… Сколько меня не было в этом мире? Джек привез меня домой в июне. Пятого, да, точно, пятого числа. Или нет. Он забрал меня из больницы… то есть со стоянки пятого числа. А дома я оказалась ну тоже, наверное, пятого. Потом я помню, он врал про Рождество. Это был конец августа или сентябрь. Потом прошло еще столько же времени, а может меньше. Значит, сейчас декабрь?

Раз за окном декабрь, то из этой форточки надует. Надо ее закрыть. Я шатаясь встала с кровати, подошла к окну и взглянула во двор. На деревьях были листья — местами зеленые, местами бледно-коричневые, как бывает после жаркого лета. Что все это значит? Август… Нет, скорее теплый сентябрь. Ну хорошо. Значит, не так долго меня искали, всего-то три или четыре месяца. Нет за это время мой муж вряд ли успел жениться. Вообще мог не заметить, что меня нет. Спохватился, наверное, к июлю.

Бостонский синдром | Еврейский Мир

 Спустя три года после взрывов на Бостонском марафоне события недавних апрельских дней 2013 года оживут вскоре на киноэкране. Съёмочная группа во главе с Питером Бергом и Марком Уолбергом прибыла в Бостон для работы над фильмом Patriots’ Day. Его съёмки в тех памятных местах, где произошла потрясшая всю страну история, имела для авторов особое значение.

Сам город, привычно оживлённый в ходе праздничного марафона и необычно пустынный после прогремевших взрывов, не просто свидетель, но в определённом смысле и участник невиданной прежде драмы, самозвано прошедшей тогда в туманных пролётах бостонских улиц. Сами же бостонцы, однако, едва ли узнают в будущей киноленте знакомый им городской пейзаж. Местные власти не дали разрешения производить съёмки там, где разворачивались основные сюжетные линии реального, ещё никем не написанного сценария.

Мотивируя своё решение, они объяснили его заботой о покое проживающих там граждан. Разумеется, среди выборных лиц сохранились ещё те, кого действительно волнуют заботы и интересы самых обычных горожан. Наверно, так, но в то же самое время в густонаселённом районе Бостона в течение почти месяца сносился уже отслуживший свой век массивный многозальный кинотеатр, построенный в середине минувшего века в расчёте на то, что золотой век кино будет длиться вечно. Этот снос, на удивление, мало чем отличался от знаменитых кадров разрушения московского дома, с которых начинается фильм «Покровские ворота». Но, в отличие от той замечательной картины, все работы с использованием тяжёлой обрушающей техники, с неизбежными при этом шуме и грохоте производились исключительно ночью. Несмотря на очевидные неудобства, все разрешения на их производство были получены.

С кинематографистами всё сложилось иначе. В первую очередь, им не позволили вести съёмку на Laurel Street. На этой, прежде ничем не примечательной улице в Уотертауне вечером 19 апреля 2013 года происходил кульминационный момент поисков террористов — их обнаружение и вооружённое столкновение с ними.

Та кровавая схватка не только кульминация и центральное звено охоты на двух убийц, в немалой степени высветившая персональные качества всех участников этой сцены. Она также слишком долгое время оставалась последним, так до конца и не прояснённым эпизодом во всей послемарафонской истории.

В тот день Царнаевы захватили джип «Мерседес» вместе с его владельцем — недавним студентом Даном Менгом. С направленным на него пистолетом он вёл машину туда, куда ему приказывали. На заправочной станции заложнику удалось бежать. От него и стало известно, где и на какой машине скрываются оба преступника.

Заметив искомый чёрный «Мерседес» на Laurel Street, полицейский Уотертауна начал его преследовать. Погоня продолжалась недолго: на перекрёстке с Dexter Street машина Царнаевых неожиданно остановилась. Тамерлан вышел из джипа и выстрелил в своего преследователя. Завязалась перестрелка. К месту боя подоспели не менее десяти полицейских машин, и его исход мог показаться предопределённым. Тем не менее окружённые со всех сторон братья и не думали сдаваться.

В стражей порядка полетели самодельные взрывные устройства, которые, не выходя из машин, хладнокровно метал в них Джохар Царнаев. Перестрелка длилась семь минут. На исходе седьмой минуты пистолет к тому времени уже раненого Тамерлана Царнаева заклинило, и он швырнул его в ближайшего к нему полицейского. Им оказался Джефри Пуглиес, который не раздумывая бросился на преступника. Уже на земле он пытался надеть на него наручники. В этот момент «Мерседес», за рулём которого сидел Джохар, на большой скорости рванулся с места, идя прямо на них. Проехав буквально в нескольких сантиметрах от успевшего отпрянуть назад сержанта, он, переехав старшего брата, вырвался из кольца полицейских машин и скрылся. Никто из находившихся там девятнадцати копов его не преследовал. Обнаружен он был, как известно, почти через двадцать часов одним из жителей Уотертауна, во дворе которого прятался.

Почему никто не стрелял по колёсам «Мерседеса», чтобы остановить его, или ещё раньше, чтобы не дать ему даже шанса сдвинуться с места? Как вообще при таком превосходящем соотношении сил они упустили тогда столь опасного, но не профессионального убийцу?

На эти и другие вопросы должно было ответить следствие, которое готовило специальный отчёт именно по этому эпизоду. Долгожданный отчёт, занимающий 19 страниц, появился только в июне 2015 года, то есть к началу суда над Джохаром Царнаевым он так и не поспел. Причина столь явной затяжки состояла, скорее всего, в том, что, несмотря на мужество, проявленное стражами правопорядка, так долго готовившийся документ представлял собой далеко не победную реляцию их действий, претендующую на длинный наградной лист. Напротив, в нём отмечены серьёзные недостатки и промахи в их действиях.

Прежде всего, это относится к отсутствию у них элементарной дисциплины при использовании оружия. Полицейские открывали хаотичный, беспорядочный и беспрерывный огонь. За неполные семь минут ими было выпущено 195 пуль (Царнаев выстрелил 56 раз — как только он успевал перезаряжать свой единственный пистолет?). В ходе той спонтанной стрельбы они изрешетили пулями машину, в которой находились их товарищи, тяжело ранив одного из них. Он едва не умер от потери крови. Никто не взял на себя руководство боем, что и привело к опасной перекрёстной стрельбе. Другими словами, при отсутствии координации каждый из них был своего рода вольным стрелком, предоставленным самому себе.

Опубликованный доклад на самом деле не содержал почти ничего, что было бы неизвестно. Он подтвердил, правда, уже на официальном уровне те выводы, которые ровно за год до этого, в апреле 2014-го, были сделаны аналитиками Школы государственного управления Гарвардского университета, посвятившими своё исследование действиям бостонской полиции 19 апреля 2013 года.

Заслуживает внимания примечательная ремарка из университетского сообщения. «Мужество, — выделено в нём, — далеко не единственный компонент работы полиции…»

Начальник полиции Бостона Эдвард Дэвис, не дожидаясь этих докладов, добровольно покинул свой пост. Его опыт, однако, пригодился авторам будущего фильма: они привлекли его к своей работе в качестве консультанта.

Бою на Laurel Street предшествовало убийство молодого полицейского Шона Колльера на территории Массачусетского технологического института. Руководство знаменитого MIT не позволило кинематографистам производить съёмки на своей территории, чтобы не нарушать там ход учебного процесса. С такой же чудесной мотивировкой университет Дартмута отклонил просьбу режиссёра производить съёмки в аудиториях, парках и тем более в общежитии этого учебного заведения, куда после совершённых убийств вернулся Джохар Царнаев.

Все эти отказы, удивительные и неожиданные, конечно, озадачили кинематографистов, стремившихся как можно достовернее передать обстановку, на фоне которой происходили роковые события 2013 года. Они, конечно, не зациклились на возникших препятствиях, перенеся запланированные съемки в павильоны или в другие районы и улицы Большого Бостона. Даже финишный отрезок марафона снимался не на Boylston Street, фотографии которой в день взрывов обошли всю мировую печать, а в соседнем Уолстоне. Пять тысяч статистов заняли здесь свои места вдоль уже декоративной трассы, чтобы воссоздать картину того неожиданного и никем не предсказанного полдня.

Тогда погибло три человека, включая восьмилетнего ребёнка, но жертв могло быть значительно больше. В течение получаса все пострадавшие — сотни раненых и искалеченных зрителей традиционного марафона — были доставлены в ближайшие госпитали и спасены. Сейчас известно, что не менее 90 из них находились в критическом состоянии. Получилось так, что среди всех важнейших структур городского или федерального уровня, включая полицию и ФБР, только служба скорой помощи оказалась самой эффективной и дееспособной в условиях внезапного кризиса.

Машина лейтенанта городской службы скорой помощи Брайана Помодоро стояла невдалеке от того места, где раздались два смертоносных взрыва. Он был одним из тех, кто не только старался спасать людей — таких было много, — а кто их действительно спас.

Предложение принять участие в съёмках художественного фильма и сыграть в нём самого себя Брайан категорически отверг. «Всё, что случилось в тот день, — объяснил он, — никогда не должно быть кормушкой для развлечений. Документальное кино? Конечно. Предмет для семинара, с тем чтобы извлечь уроки из того, что случилось? Абсолютно согласен… Но мы говорим здесь о голливудском кино, а что такое Голливуд? Это бизнес и развлечения людей. То, что случилось, не должно быть источником развлечений… Голливудская версия будет формой промывания мозгов, заставляя меня вспоминать события так, как они их распишут, а не так, как они запечатлелись в моей памяти… В фильме наверняка будет звучать какая-то музыка или приторная песенка, но я не помню ни одного музыкального звука, когда мы, разбирая груды турникетов на нашем пути, спешили к истекающим кровью раненым, которые всё прибавлялись и прибавлялись… Я всё уже видел в реальности. Я вижу и слышу их крики каждый день в течение уже трёх лет и ничего не могу с этим поделать. Я прошёл уже через отчуждение друзей и коллег. Мои контакты с семьёй тоже отсечены. Даже моя карьерная тропа, всегда прямая и ясная, пошла каким-то другим путём…»

Брайан Помодоро — один из тех спасателей, у кого был диагностирован острый посттравматический стресс после оказания срочной помощи жертвам террористической атаки в Бостоне. Благодаря заботливой жене он до сих пор проходит курс лечения и, несмотря на возникшие проблемы, продолжает работать, хотя его жизнерадостность и прежняя лёгкость безвозвратно улетучились. Он иначе смотрит на всё и, разумеется, на будущий фильм. Говоря о нём, этот высокий человек видит перед собой уверенных в себе благополучно-улыбчивых актёров, далёких от понимания боли и страданий тех, кого они будут представлять на экране.

Состояние, в котором находится Брайан, знакомо всем тем, кому пришлось пройти через схожие ситуации. Его нынешнее восприятие в какой-то мере созвучно строкам, написанным Анной Радловой почти сто лет назад совсем по иному поводу:

И вот на смену нам, разорванным и пьяным
От горького вина, разлук и мятежей,
Придёте твёрдо вы, чужие нашим ранам,
С непонимающей улыбкою своей.

Мысль о том, что снимаемая кинолента будет не имитировать подлинные человеческие чувства, а наоборот — вызывать их у зрителя, для Брайана Помодоро, побывавшего в самом пекле людских страданий, но так и не вышедшего из них, почти невозможна. Может быть, только сам фильм Patriots’ Day убедит его в такой возможности.

Борис Липецкер

 

Оцените пост

Загрузка…

Поделиться

Стокгольмский синдром Бостона — РИА Новости, 26.04.2013

Проходящие по Вэссер мимо скорбного места люди останавливались в минуте молчания, возлагали цветы, писали записки и уходили. Неизменным оставался шмыгающий промерзшим носом на ветру один-единственный журналист — Роберт Берк. И тот фрилансер.

«Я стоял с утра со своей камерой на главном мемориале на Бойлстон и Беркли, где произошел теракт. Ко мне подошел мужчина примерно моих лет и сказал: я хочу, чтобы ты рассказал людям о моем сыне Шоне Коллиере. Я оторопел: сэр, а почему я? Да просто, говорит, потому, что ты не такой как все», — недоуменно пожимает плечами слегка мешковатой выправки Берк.

Перекресток Бойлстон и Беркли, где полицейские барьеры отделяют место трагедии от места народного поклонения — любимая точка телевизионщиков для съемки. Модельная внешность, укладка волос, макияж, солидный прикид и хорошо узнаваемый задний план: здесь звезды новостного экрана всех стран, соперничая в театральной риторике, показывают зрителю самих себя и рассказывают последние новости о Джохаре Царнаеве.

«Буду погибать малодым» — во что верили братья Царнаевы? >>

«СМИ сошли с ума, они по уши влюблены в террориста! «Добрый, умный, отзывчивый» — это безостановочно льется из эфира, но не про Шона. Это про Джохара, про убийцу, который взрывал и отстреливал наших детей! Вот отчего еще больнее отцу Шона», — сокрушенно качает головой Берк. Он стоит вторые сутки на месте гибели полицейского, собирая истории про жизнь и смерть сержанта Коллиера. Радиостанции берут его репортажи, но вяло — нет интереса публики.

Голливуду и не снилось

Дерзкое убийство полицейского Коллиера стало завязкой беспрецедентного в США преследования, превращенного в почти 48-часовое шоу в прямом эфире, которому позавидовал бы Голливуд. Все происходящее — с напряженными погонями, неожиданными поворотами, невероятной раскруткой и поимкой «подозреваемого номер два» в конце — казалось гениальной режиссурой. Бостонский телемарафон приковал к экранам и словно загипнотизировал горожан, которым велели оставаться дома. В финале — как и полагается после занавеса — высыпавшие на улицу люди стоя рукоплескали массовке проезжавших колонн полицейских броневиков.

В какой момент симпатии зрителей перешли на сторону беглеца, которого почти сутки безуспешно гнал с собаками вооруженный до зубов полицейский спецназ? Когда он, ловко ускользающий из западни, показался им не убийцей, а страдальцем? Почему так быстро американцы забыли «первую серию» — теракт в Бостоне, своих безногих, своих погибших: вихрастого мальчонку Мартина Ричарда, веснушчатую смешливую Кристл Кэмпбелл, тонкую китаянку Лингзи Лу?

Кажется, что многие в Бостоне априори привязались к своему палачу. На видео ФБР видно, как братья спокойно и уверенно несут свой смертоносный груз вдоль марафонской дистанции. На одном из фото видно, что Джохар Царнаев стоит буквально в нескольких метрах от восьмилетнего Мартина. В том прошлом бомбы еще не взорваны, но изменить уже ничего нельзя.

Ангел или убийца?

«Как жалко это русского парнишку. Такой симпатичный. Совсем не успел пожить», — вздыхает в лифте дама интеллигентного вида.

«Красивое лицо. Совсем молодой. Что его ждет теперь?» — сочувствует разговорчивая почтальонша.

«Я знал этого Коллиера, мы с ним почти каждый день обедали в одно и то же время в Chipotle, — кивает кембриджский таксист Али на мексиканский ресторанчик, расположенный в двух кварталах от места, где братья Царнаевы убили полицейского. — Я вообще копов не люблю, человек с кольтом на бедре всегда становится бесцеремонным. Но этот мне нравился: скромный, не наглый, даже стеснительный. Росточка невысокого, комплекции, на мой взгляд, чрезмерно упитанной», — рассуждает Али, выходец из Алжира.

Мы включаем радио, и оттуда доносится рассказ какого-то джентльмена, у которого в свое время 16-летний Джохар подрабатывал сезонным спасателем на каникулах. Эфир заполнен воспоминаниями о прекрасном безупречном работнике, безотказном юноше приятных манер.

«Как жалко этого парня Джохара! — тут же забывает Али про убитого полицейского и с чувством переключается на разговор о находящемся в госпитале Царнаеве. — А каково его родителям, представляете! Горе-то какое! Молодой, красивый, умный — и такой невинный!»

«Невиновный, в смысле, потому что суд пока не вынес ему вердикт», — на всякий случай подправляет себя Али.

Что ждет Джохара Царнаева, в которого экзальтированный Бостон влюбился по одной фотографии — покаяние или суд? Пожизненный каменный мешок тюрьмы Флоренс — или?..

Закон жанра допускает, что хотя бы один человек из состава присяжных вынесет вердикт — «не виновен!», дело рассыплется, и обвиняемый выйдет на свободу. Сегодня кажется, что многие в Бостоне, искренне сочувствующие 19-летнему Джохару Царнаеву, перевели бы дух — «хэппи энд».

(PDF) Validation of the Boston Carpal Tunnel Questionnaire in Russia

43

Нервно-мышечные Б О ЛЕ З НИ

Neuromuscular DI SEA SES

1’2018

ТОМ 8 VOL. 8

43

Оригинальные исследования

пациентов с КТС. Динамика симптомов КТС до лече-

ния и после него, оцененная по BCTQ и отражающая

его чувствительность, представлена на рис. 2.

Обсуждение

Современный врач должен обладать широким спек-

тром диагностических инструментов, удобных для ис-

пользования как в клинической, так и в исследователь-

ской практике. В случае работы со стойким болевым

синдромом и / или нарушениями чувствительности на-

личие объективного инструмента оценки динамики

состояния пациента приобретает особую ценность.

BCTQ позволяет определить эффективность хи-

рургического вмешательства как нейрохирургу и нев-

рологу, так и самому пациенту. Опросник ориентиро-

ван на пациента, эффективен в оценке динамики

выраженности таких симптомов, как боль и онемение,

а также в отслеживании изменений функционального

статуса кисти. Основным предназначением этого ин-

струмента является оценка состояния пациента с уста-

новленным диагнозом КТС в динамике для объекти-

визации сенсорных и функциональных нарушений,

вызванных данным заболеванием.

При выполнении процедуры валидации нами бы-

ло установлено, что BCTQ обладает достаточным

уровнем внутренней согласованности и является

устойчивым к колебаниям, связанным с фактором

времени. Также был доказан достаточно высокий уро-

вень валидности опросника как до лечения, так и по-

сле него. Чувствительность опросника, отражающая

способность оценивать эффективность лечения, соот-

ветствует высокому уровню.

Заключение

Таким образом, результаты проведенного исследо-

вания позволяют рекомендовать представленную

в данной статье валидированную русскоязычную вер-

сию опросника BCTQ к широкому использованию

для работы с пациентами с КТС в России.

Рис. 2. Динамика симптомов карпального туннельного синдрома до ле-

чения и после него, оцененная по Бостонскому опроснику

Fig. 2. Dynamics of carpal tunnel syndrome symptoms before and after

treatment per the Boston Questionnaire

Баллы поБостонскому опроснику пооценке карпального

туннельного синдрома / Score per the Boston Carpal Tunnel

Questionnaire

0

2

4

6

8

10

Долечения / Prior

to treatment

После лечения /

After treatment

р <0,0001

1. Кипервас И.П. Туннельные синдромы.

М.: Ньюдиамед, 2010. С. 13. [Kiper-

vas I.P. Tunnel syndromes. Moscow:

Newdiamed, 2010. P.13. (In Russ.)].

2. Савицкая Н.Г., Павлов Э.В., Щербако-

ва Н.И. и др. Электронейромиография

в диагностике запястного туннельного

синдрома. Анналы клинической и экс-

периментальной неврологии 2011;5(2):

40–5. [Savitskaya N.G., Pavlov E.V.,

Shcherbakova N.I. et al. Electroneuro-

myography in the diagnosis of carpal

tunnel syndrome. Annaly klinicheskoy

i eksperimentalnoy nevrologii = Annals

of Clinical and Experimental Neurology

2011;5(2):40–5. (In Russ.)].

3. Никитин С.С., Маслак А.А., Курен-

ков А.Л. и др. Особенности диагности-

ки синдрома карпального канала с по-

мощью электромиографии и ультра-

звукового исследования. Анналы

клинической и экспериментальной

нев рологии 2013;7(4):20–6. [Nikitin S.S.,

Maslak A. A., Kurenkov A.L. et al. Elec-

tromyography and ultrasound studies

in the diagnostics of carpal tunnel syn-

drome. Annaly klinicheskoy

i eksperimentalnoy nevrologii = Annals

of Clinical and Experimental Neurology

2013;7(4):20–6. (In Russ.)].

4. de Krom M.C., Kester A.D., Knipshild P.G.,

Spaans F. Risk factors for carpal tunnel

syndrome. Am J Epidemol 1990;132(6):

1102–10. PMID: 2260542.

5. Smith H.S., Sang C.N. The evolving na-

ture of neuropathic pain: individualizing

treatment. Eur J Pain 2002;6(B):13–8.

DOI: 10.1016/S1090-3801(02)90003-0

PMID: 23570143.

6. Вершинин А.В., Гуща А.О., Арестов С.О.

и др. Метод хирургического лечения

карпального туннельного синдрома

с применением эндоскопического

контроля и электрофизиологического

мониторинга. Анналы клинической

и экспериментальной неврологии

2017;3(11):41–6. [Vershinin A.V., Gu-

shcha A. O., Arestov S.O. et al. Surgical treat-

ment of the carpal tunnel syndrome using

endoscopic and electrophysiological moni-

toring. Annaly klinicheskoy i eksperimental-

noy nevrologii = Annals of Clinical and Ex-

perimental Neurology 2017;3(11):41–6.

(In Russ.)]. DOI: 10.18454/ACEN.2017.3.6.

7. Супонева Н.А., Пирадов М.А., Гнедов-

ская Е.В. и др. Карпальный туннель-

ный синдром: основные вопросы диаг-

ностики, лечения и реабилитации

(обзор). Ульяновский медико-биологи-

ческий журнал 2016;(2):91–7. [Supo-

neva N.A., Piradov M.A., Gnedovskaya

E.V. et al. Carpal tunnel syndrome: diag-

nosis, treatment, rehabilitation (review).

Ulyanovskiy mediko-biologicheskiy zhur-

nal = Ulyanovsk Medico-biological Jour-

nal 2016;(2):91–7. (In Russ.)].

8. Пизова Н.В., Дружинин Д.С. Общие

и местные факторы риска нейропати-

ческой боли при синдроме карпально-

го канала. Consilium medicum

2014;9(16):41–4. [Pizova N.V., Druzhi-

nin D.S. General and local risk factors

for neuropathic pain in carpal tunnel

syndrome. Consilium medicum

2014;9(16):41–4. (In Russ.)].

9. Yücel H., Seyithanoğlu H. Choosing

the most efficacious scoring method for

carpal tunnel syndrome. Acta Orthop

Traumatol Turc 2015;49(1):23–9.

DOI: 10.3944/AOTT.2015.13.0162.

PMID: 25803249.

ЛИТЕРАТУРА / REFERENCES

«Бостонский синдром». В Канаде арестованы два потенциальных террориста | Происшествия

Эхо бостонской террористической атаки отозвалось в соседней Канаде. Стало известно о том, правоохранительные органы Канады при участии сотрудников ФБР и Департамента национальной безопасности США арестовали двух лиц, подозреваемых в подготовке терактов.

Охота на экспресс

На специальной пресс-конференции в Торонто представители властей назвали имена арестованных, а также обнародовали их преступные замыслы.

30-летний Чихеб Эссегхайер и 35-летний Раед Джасер, не являющиеся гражданами Канады, но долгое время проживавшие в этой стране, планировали подорвать при помощи самодельной бомбы железнодорожный экспресс, курсирующий по маршруту Торонто – Нью-Йорк.

Сотрудники правоохранительных органов Канады не стали вдаваться в подробности, ссылаясь на тайну следствия, но, тем не менее, заявили, что заговорщики были в контакте с представителями террористической группировки «Аль-Каида» в Иране.

При этом особо подчеркивается, что нет информации о том, что за спиной террористов стояли какие-либо государственные структуры.

Эссегхайеру и Джасеру предъявлено обвинение в сговоре с целью совершения теракта по заданию террористической группировки.

Спецслужбы отрицают какую-либо связь между задержанными в Канаде и братьями Царнаевыми, совершившими теракт в Бостоне.

Тем не менее, определенная связь налицо: аресты в Канаде последовали практически сразу после трагедии в Бостоне, одной из причин которой многие называют халатное отношение представителей спецслужб к поступающей оперативной информации. Как уже говорилось, ФБР получало сведения о близости Тамерлана Царнаева к террористическим группировкам, однако не проявило к данной информации пристального внимания.

Что известно о братьях Царнаевых. Досье>>

Так что аресты в Канаде, прошедшие с участием сотрудников ФБР, можно считать своеобразной попыткой реабилитации за бостонский провал.

Террористы под контролем

Дело в том, что Эссегхайер и Джасер находились под наблюдением спецслужб еще с августа 2012 года, однако несколько месяцев об аресте потенциальных террористов речь не шла. Не исключено, что причиной тому было отсутствие весомых доказательств их преступной деятельности.

Даже сейчас деятельность «канадских террористов» описывается крайне обтекаемо. Заявляется, что «они предприняли определенные шаги для того, чтобы осуществить теракт, в частности вели наблюдение за движениями поездов в районе Торонто». Также говорится, что «ситуация находилась под контролем, но если бы планируемый теракт был осуществлен, то последствия были бы серьезными».

Намерения Эссегхайера и Джасера власти на пресс-конференции сравнили с планами террористической атаки на Торонто в 2006 году, когда экстремисты планировали взорвать грузовики с бомбами, открыть огонь в людном месте, взять штурмом Канадский центр телерадиовещания, здание парламента, штаб-квартиру Канадской службы безопасности и разведки, а также парламентскую Башню Мира, где они хотели взять в заложники и убить премьер-министра и других высокопоставленных руководителей. То масштабное дело получило название «Торонто 18» в связи с тем, что по нему было арестовано 18 террористов.

Фотогалерея: Взрывы на Бостонском марафоне в США >>

Не исключено, что аресты в Канаде – это лишь один из эпизодов нового этапа борьбы спецслужб Северной Америки с террористами реальными и потенциальными. Властям необходимо показать общественности, что ситуация находится под контролем, и взрывы в Бостоне – досадная недоработка, которая будет решительно устранена.

«Коламбус»: изжить «штрафной» синдром! | Национальная хоккейная лига

В этой цифре по идее нет ничего особенного. Та же «Каролина», которая находится в самом комфортном положении из всех участников нынешнего Кубка Стэнли, в первом раунде однажды получила от «Вашингтона» шесть и еще дважды — по четыре; «Сент-Луис» вынимал шесть от «Виннипега», а «Сан-Хосе» — шесть и дважды по пять от «Вегаса». Но ни одна из этих устрашающих цифр не помешала клубам из Роли, Сент-Луиса и Сан-Хосе пройти своих соперников. В том и заключается искусство правильного восприятия плей-офф, чтобы, получив увесистый удар (а без них просто не может быть), не переживать по этому поводу, а встать, утереться и, как ни в чем не бывало, пойти дальше. Что уж тут говорить о скромных 1:4, тем более что до 48-й минуты преимущество «Брюинз» составляло лишь одну шайбу.

Однако есть одна причина, которая заставляет «Коламбус» именно после этого матча быть разочарованным и настороженным. И извлечь из этой встречи вполне конкретный урок. Об этом тренеры и игроки «Синих Мундиров» после игры только и говорили.

В частности, их главный тренер Джон Торторелла, чье слово, понятно, весит больше, чем высказывание любого из хоккеистов: «(У нас было) слишком много удалений. Однозначно. Таким образом мы не даем себе шанса — хотя, как мне казалось, у нас было много хороших отрезков в этой игре».

И вправду — достаточно посмотреть на статистику, чтобы понять: для этого плей-офф «Коламбус» в четвертой встрече с «Бостоном» удалялся аномально часто. Шесть раз. В семи встречах с «Лайтнинг» и «Брюинз», которые были до того, «Блю Джекетс» ни разу не оставались в меньшинстве и пять раз за игру.

Video: КБД-БОС, матч №4: Бержерон пробил Бобровского

«Можно сказать, что мы гордились собой, насколько дисциплинированно играем, — признается Торторелла. — Это (изобилие фолов) — самая удручающая вещь. Их топ-игроки забили в большинстве. Мы дали им шанс разогнаться, слишком часто оказываясь на скамейке».

Капитан «Коламбуса» Ник Фолиньо произнес на ту же тему не пару фраз, а целую речь:

«Честно говоря, думаю, что мораль этой сказки такова: они просто забросили, реализуя лишнего, больше голов, чем мы. При том что шансы были и у нас, и у них. А в предыдущем матче все было наоборот. Мы знали, что спецбригады будут иметь большое значение в этой серии, и так и выходит. Сегодняшний матч был проигран из-за спецбригад.

Мы сделали много хороших вещей. Они играли в силовой хоккей, мы — тоже. Такой эта серия и должна была стать. Разочарован только тем, что мы нахватали столько удалений и тем самым дали показать им свои лучшие качества. Мы просто не можем себе позволить так много удаляться. И это не какая-то наука о ракетостроении».

В России по форме сформулировали бы чуть иначе: «И это не какой-то бином Ньютона». Но по сути — то же самое. Как можно реже садиться на скамейку штрафников — один из главных, если не главный рецепт победы в этой серии для «Коламбуса».

***

С «Тампой» в этом плане «Синие Мундиры» действовали образцово-показательно. За исключением первого матча, когда лучшая бригада большинства по итогам регулярного чемпионата трижды получила шанс реализовать большинство — но Сергей Бобровский и Ко не позволили им этого сделать. Торторелла до сих пор не устает повторять, что суперсэйв Боба в меньшинстве от Никиты Кучерова в начале второго периода при счете 0:3 перевернул всю серию, позволив «Коламбусу» вытащить ту игру и морально уничтожить оппонента.

Не реализовав лишнего в том матче, «Молния» могла пенять на себя, потому что за три оставшихся матча она получила от «Коламбуса» ровно столько же шансов это сделать, как за одну первую встречу. Во второй игре у «Тампы» было два большинства, в третьей — вообще ноль (!), в четвертой — одно. Единственное, кстати, реализованное. Но было уже поздно.

 

[Смотри также: Первая тройка «Бостона» обеспечила результат] 

 

Интересно, что в попытке найти какую-либо зависимость числа удалений «Коламбуса» в плей-офф от количества силовых приемов я потерпел полнейшее фиаско. Судите сами. Три двухминутных штрафа в первом матче с «Тампой» пришлись на вполне рядовые 30 хитов. Зато, когда в третьей встрече «Блю Джекетс» расщедрились на 40 силовых приемов (у «Тампы» в тот день было, представьте, еще больше — 44), удалений у них не оказалось вовсе! То есть били «Мундиры» в тот день часто, но ответственно, аккуратно и чисто.

Та же история с «Бостоном». Разочаровавшая всех недисциплинированность в четвертом матче произошла, когда «Коламбус» крушил соперниками борта в наименьшей степени за всю эту серию: начиная с первого матча, число хитов составляло 40, 49, 53 и 30. А меньше всего — два удаления — было в третьей игре, когда «Мундиры» поставили рекорд клуба в этом плей-офф: 53 силовых приема.

 Video: КБД-БОС, матч №4: Панарин сократил разрыв в счете

Один из ведущих форвардов «Коламбуса» Кэм Аткинсон говорит:

«Мы знали, что это будет долгая серия. Мы знали, что она, вероятно, продлится семь матчей. Мы должны биться за каждый дюйм и делаем это. Считаю, в полных составах в четвертом матче сыграли хорошо и создали немало моментов.

Но это — серия, в которой главную роль играют спецбригады. У кого в определенный вечер лучше работает большинство — тот и выигрывает. Сегодня оно было лучше у них. «Бостон» не сделал ничего особенного. Это была наша собственная проблема. Мы сами себя высекли».

Последнюю фразу я немного стилизовал, чтобы она была понятна российскому читателю. Вряд ли, будем объективны, Аткинсон читал гоголевский «Ревизор» со знаменитым афоризмом о том, что «унтер-офицерская вдова сама себя высекла». В оригинале фраза североамериканского нападающего звучала так: «I think we kicked ourseleves in the foot». — «Думаю, мы сами ударили себя по ноге».

Причем эти «удары по своей ноге» парадоксально могли обернуться «Коламбусу» на пользу — настолько беспечно зачастую бостонцы разыгрывали большинство. Раз за разом «Блю Джекетс», в основном усилиями настырного Буна Дженнера, перехватывали шайбу и убегали «один в ноль» или «два в один» — но ни разу не смогли этим воспользоваться. Самый яркий и один из решающих эпизодов в матче произошел в первом периоде, когда после удаления Алекса Тексье тот самый Дженнер заработал буллит, попав под фол Брэда Маршана. Центрфорвард четвертого звена «Мундиров» штрафной бросок не реализовал, а уже через 26 секунд Патрис Бержерон реализовал большинство, забив свой первый гол в серии и увеличив преимущество «Бостона» до 2:0.

«Это был важнейший сэйв (Раска на буллите), — говорит капитан «Брюинз» Бержерон. — Потому что мы забили сразу после него. И (то, что сделал Туукка) дало нам шанс искупить свою вину за неудачный розыгрыш лишнего в этой серии и вернуться к себе прежним».  

«Сколько моментов в меньшинстве у нас было — четыре, пять? — горько усмехается Торторелла. — Он (Дженнер) всегда продолжает работать».

 

[Все материалы о серии «Бостон» — «Коламбус»]

 

До того в трех матчах серии у «Бостона», одного из сильнейших по реализации большинства в этом сезоне (третье место в регулярке после «Тампы» и «Флориды», второе — по итогам первого раунда плей-офф как раз после «Коламбуса), были катастрофические один из 10. Теперь стало три из 16. 18,75% — показатель тоже не ахти, но уж всяко лучше десяти процентов, которые были в серии до того.

Подозреваю, что сверхуверенная игра «Коламбуса» в меньшинстве вплоть до четвертого матча могла расслабить команду из Огайо. Но слово «расслабить» и Кубок Стэнли — вещи взаимоисключающие. Чему мы в очередной раз и получили подтверждение.

***

Достаточно много «Мундиры» фолят в чужой зоне — как ни твердит Торторелла после матчей, что это недопустимо, все продолжается. Характерно, что Бержерон забил первый из двух своих голов в большинстве после того, как Тексье глупо нарушил правила на Тори Круге именно в зоне соперника.

Интересно разобраться, кто конкретно удаляется у «Коламбуса» в серии с «Бостоном» и в эти дни наверняка слышит о себе много «приятного» от Тортореллы. И выясняется, что выделяется из общего ряда одна и та же фамилия.

Это силовой форвард Джош Андерсон. У него в серии уже десять минут штрафа! Причем два удаления получены как раз в четвертом матче, когда он уже был «на крючке» — как у Тортса, так и у соперников, почувствовавших слабину и явно старающихся обыгрывать Андерсона, нарываясь на фол. Сначала в первом периоде только было Артемий Панарин отыграл одну шайбу, и при 1:2 «Коламбус» имел все возможности, чтобы перехватить инициативу — как Джош спустя девять секунд в совершенно необязательной для этого ситуации сфолил на Пастрняке. А во втором периоде, едва «Коламбус» оказался в полном составе после двух минут Кленденнинга, Андерссон заставил свою команду отбиваться второй раз подряд — и только чудесный сэйв Бобровского не решил многое в этом матче уже тогда.

«По моим ощущениям, как только у нас начинало что-то получаться, — мы хватали очередные две минуты», — досадует Торторелла. Это сказано именно про момент после гола Панарина, когда можно было игру перевернуть. А вместо этого случилось новое удаление.

При этом заметьте: персонально Андерсон не упоминается ни тренером, ни партнерами ни разу. Это закон плей-офф — отсутствие публичной персональной ответственности. Если только игрок не берет ее на себя сам.

Больше хронических штрафников у «Коламбуса» в этой серии нет. На лавку садились Фолиньо, Савар, Аткинсон, Харрингтон, Нэш, Веренски, Дженнер, Тексье, Кукан, Кленденнинг, Дюбуа — но все по разу. Фол центрфорварда первого звена Дюбуа на Брэндоне Карло ближе к концу третьего периода четвертого матча расставил в нем все точки над i — если до того счет был 1:3, и хотя бы иллюзия отыгрыша у хозяев сохранялась, то получить удаление за четыре минуты до конца было уже штукой смертельной.

«Мы слишком много удалялись против бригады большинства, в которой есть столько первоклассных исполнителей, — все та же тема беспокоит и ведущего защитника «Коламбуса» Сета Джонса, проведшего на площадке очередные полчаса и, кстати, не удалившегося. — Теперь важно извлечь урок на следующие матчи. Мы знали, что эта серия не будет и не может быть легкой. Но мы сами не должны делать ее легче для соперника. Пятый матч будет иметь большое значение».

Вот с этим уж точно не поспоришь. Впрочем, для «Коламбуса» еще вообще ничего не потеряно. Да, у «Бостона» есть преимущество своей площадки, но пока и в TD Garden, и в Nationwide Arena обе команды выиграли по разу. Кажется, в этой серии все будет неясно до последнего момента. И очень допускаю, что успех в этом самом моменте предопределит то, какой из двух клубов окажется дисциплинированнее и будет меньше удаляться.

Клиника Синдрома Марфана – Больница Бригама и Женщин

Лекарство от Марфана неизвестно. Однако благодаря повышенному вниманию к раннему вмешательству и эффективному лечению симптомов ожидаемая продолжительность жизни пациентов с болезнью Марфана значительно увеличилась. Лечение включает изменение образа жизни, медикаментозное лечение и хирургическое вмешательство. Вот некоторые из наиболее распространенных методов лечения:

  • Сердце и кровеносные сосуды – Бета-блокаторы помогают уменьшить нагрузку на аорту.Однако в некоторых случаях может потребоваться операция по замене клапана или восстановлению аорты.
  • Скелет — ортопедический бандаж можно использовать для выравнивания позвоночника, а хирургическое вмешательство — для восстановления грудины.
  • Глаза – В большинстве случаев очки или контактные линзы могут исправить проблемы со зрением, связанные с Марфаном. Однако в некоторых случаях может потребоваться хирургическое вмешательство.
  • Легкие – Особенно важно, чтобы пациенты с болезнью Марфана воздерживались от курения, так как они уже подвержены повышенному риску повреждения легких.
  • Нервная система — Лекарства могут облегчить боль, связанную с дуральной эктазией (отеком покрытия спинного мозга).
  • Физическая активность – Пациенты с болезнью Марфана должны быть особенно осторожны в отношении вида физической активности, в которой они участвуют. Участие в спортивных соревнованиях может быть особенно вредным для уже ослабленных структур тела и даже может привести к смерти.

Brigham and Women’s Hospital также продолжает искать способы улучшить лечение и, в конечном счете, вылечить Марфана.BWH при содействии Детской больницы Бостона недавно провела исследование по применению препарата лозартан у взрослых с синдромом Марфана. Лозартан был разработан для лечения высокого кровяного давления, но результаты другого недавнего исследования показали, что он также может замедлять расширение аорты. Испытание BWH рассматривает эту возможность, поскольку ее можно использовать для предотвращения или устранения наиболее опасного для жизни дефекта, связанного с Марфаном.

Потребление предметов роскоши может вызвать «синдром самозванца», обнаружили исследователь из Бостонского колледжа и его коллеги

«Роскошь может быть обоюдоострым мечом», согласно исследованию, проведенному Наилей Ордабаевой из Школы менеджмента Кэрролла Бостонского колледжа и ее соавторов, докторанта Гарвардской школы бизнеса Дафны Гур, профессора Бостонского университета Аната Кейнана и компании Hult International Business. Школьный профессор Сандрин Кренер.«Хотя потребление роскоши обещает повышение статуса, оно может иметь неприятные последствия и заставить потребителей чувствовать себя ненастоящими».

Именно это чувство неаутентичности подпитывает «синдром самозванца» среди потребителей предметов роскоши, объясняют исследователи в журнале Consumer Research J . Команда сделала свои выводы на основе девяти исследований, включающих опросы и наблюдения посетителей Метрополитен-оперы, покупателей Louis Vuitton на Манхэттене, отдыхающих в Мартас-Винъярд и других потребителей предметов роскоши.

В отличие от предыдущих исследований в этой области, исследователи обнаружили, что многие потребители воспринимают предметы роскоши как «неправомерную и незаслуженную привилегию».

В результате потребители чувствуют себя ненастоящими при ношении или использовании этих товаров, и на самом деле они ведут себя при этом менее уверенно, чем в случае с предметами, не относящимися к роскоши. Например, одна участница сказала, что стеснялась носить золотое ожерелье с бриллиантами, потому что не в ее характере носить роскошные украшения, хотя она может себе это позволить.

Исследователи добавляют, что этот эффект смягчается среди потребителей, у которых изначально развито чувство права или которые отмечают события, которые заставляют их чувствовать себя особенными, такие как день рождения, добавляют исследователи.

Как покупатели, так и продавцы элитных товаров должны осознавать психологическую цену роскоши, поскольку чувства самозванца, возникающие в результате покупок, уменьшают удовольствие и счастье потребителей, говорит Ордабаева, доцент кафедры маркетинга в Школе Кэрролла. «Но может помочь повышение у потребителей чувства «заслуженности» с помощью тактики продаж и маркетинговых сообщений», — сказала она.

В конечном счете, по ее словам, в эпоху, в которой приоритет отдается аутентичности и аутентичной жизни, создание опыта и повествований, укрепляющих личную связь людей с продуктами и имуществом, может принести долгосрочные выгоды как потребителям, так и маркетологам.

Университетская связь | Новости школы менеджмента Кэрролла | январь 2020 г.

Часто задаваемые вопросы о CTE

Что такое КТР?

Хроническая травматическая энцефалопатия (ХТЭ) — это прогрессирующее дегенеративное заболевание головного мозга, обнаруживаемое у людей с повторяющимися травмами головного мозга в анамнезе (часто у спортсменов), включая симптоматические сотрясения мозга, а также бессимптомные субконтузионные удары по голове, которые не вызывают симптомов.Известно, что CTE влияет на боксеров с 1920-х годов (когда он первоначально назывался синдромом пьянства от ударов или кулачным слабоумием).

В последние годы были опубликованы сообщения о невропатологически подтвержденном ХТЭ, обнаруженном у других спортсменов, включая футболистов и хоккеистов (играющих и вышедших на пенсию), а также у ветеранов вооруженных сил, у которых в анамнезе повторяющиеся травмы головного мозга. CTE не ограничивается нынешними профессиональными спортсменами; он также был обнаружен у спортсменов, которые не занимались спортом после школы или колледжа.

Повторяющаяся травма головного мозга вызывает прогрессирующую дегенерацию мозговой ткани, включая накопление аномального белка, называемого тау. Эти изменения в мозге могут начаться через месяцы, годы или даже десятилетия после последней травмы головного мозга или окончания активных занятий спортом. Дегенерация головного мозга связана с общими симптомами ХТЭ, включая потерю памяти, спутанность сознания, нарушение суждений, проблемы с импульсивным контролем, агрессию, депрессию, суицидальные наклонности, паркинсонизм и, в конечном итоге, прогрессирующую деменцию.

На обоих наборах фотографий ниже ткань головного мозга была иммуноокрашена на тау-белок, который выглядит как темно-коричневый цвет. Иммуноокрашенные тау-срезы медиальной височной доли от 3 человек:

 

 

Мы считаем, что CTE вызван повторяющейся травмой головного мозга. Эта травма включает как сотрясения мозга, которые вызывают симптомы, так и удары по голове, не вызывающие симптомов.В настоящее время количество или тип ударов по голове, необходимых для запуска дегенеративных изменений мозга, неизвестны. Кроме того, вполне вероятно, что другие факторы, такие как генетика, могут играть роль в развитии ХТЭ, так как это заболевание развивается не у всех, у кого в анамнезе была повторная травма головного мозга. Однако эти другие факторы еще не изучены.

Сотрясение мозга возникало всякий раз, когда вы получали удар по голове, вызвавший симптомы в течение любого периода времени.Вам НЕ нужно терять сознание, чтобы получить сотрясение мозга. Эти симптомы включают нечеткость или двоение в глазах, видение звезд, чувствительность к свету или шуму, головную боль, головокружение или проблемы с равновесием, тошноту, рвоту, проблемы со сном, усталость, спутанность сознания, трудности с запоминанием, трудности с концентрацией внимания или потерю сознания. Сотрясение мозга также происходит, когда человек получает «звон» или «звонок в колокольчик».

Симптомы ХТЭ включают потерю памяти, спутанность сознания, нарушение суждений, проблемы с контролем импульсов, агрессию, депрессию, тревогу, суицидальные наклонности, паркинсонизм и, в конечном итоге, прогрессирующую деменцию.Эти симптомы часто появляются спустя годы или даже десятилетия после последней травмы головного мозга или прекращения активных занятий спортом.

Симптомы ХТЭ обычно не проявляются до тех пор, пока не пройдут годы или десятилетия после травмы головного мозга или после того, как человек перестанет активно заниматься контактными видами спорта. В то время как большинство симптомов сотрясения мозга исчезают в течение нескольких недель, симптомы могут сохраняться в течение месяцев или, в тяжелых случаях, даже лет. Когда это происходит, это называется постконтузионным синдромом. Постконтузионный синдром отличается от ХТЭ, и симптомы постконтузионного синдрома обычно исчезают за годы или десятилетия до появления симптомов ХТЭ. Если вы считаете, что у вас острое сотрясение мозга или постконтузионный синдром, обратитесь к врачу. Для получения дополнительной информации о сотрясениях мозга посетите Ресурсы по сотрясению мозга Фонда наследия сотрясения мозга. Для получения дополнительной информации о врачах в вашем районе, которые работают с людьми, страдающими черепно-мозговой травмой, воспользуйтесь инструментом поиска клиник сотрясения мозга.

Тот факт, что у вас есть некоторые или многие из симптомов ХТЭ, не обязательно означает, что у вас есть само заболевание. Есть много возможных причин этих типов симптомов. Если у вас возникли трудности, вам следует поговорить с лечащим врачом или врачом-специалистом.

В настоящее время ХТЭ можно диагностировать только после смерти с помощью патологоанатомического анализа.В настоящее время не существует известного способа использования МРТ, КТ или других методов визуализации головного мозга для диагностики ХТЭ. Центр ХТЭ активно проводит исследования, направленные на изучение способов диагностики ХТЭ при жизни. Узнайте больше о нашем исследовании здесь. БУ ЦТЭ — исследовательская группа. На данный момент мы не предлагаем клинические услуги. Лучший первый шаг, если вы ищете клиническую оценку, это поговорить с вашим лечащим врачом. Для получения дополнительной информации о врачах в вашем районе, которые работают с людьми, страдающими черепно-мозговой травмой, воспользуйтесь инструментом поиска клиник сотрясения мозга. К сожалению, как небольшая исследовательская группа, CTE Center не может вести полный список врачей по всей стране, знакомых с черепно-мозговыми травмами и связанными с ними проблемами. Для получения дополнительной информации о врачах в вашем районе, которые работают с людьми, страдающими черепно-мозговой травмой, воспользуйтесь инструментом поиска клиник сотрясения мозга. К сожалению, в настоящее время лекарства от ХТЭ нет. Тем не менее, Центр CTE в настоящее время проводит постоянные клинические исследования , направленные на выяснение того, как развивается и прогрессирует CTE, факторов риска развития заболевания и способов диагностики заболевания в течение жизни.Симптомы ХТЭ, такие как депрессия и тревога, можно лечить индивидуально. Если вы считаете, что у вас или у вашего близкого может быть ХТЭ, прочтите страницу «Жизнь с ХТЭ» и поговорите со своим врачом. Для получения дополнительной информации о врачах в вашем районе, которые работают с людьми, страдающими от черепно-мозговой травмы, воспользуйтесь инструментом поиска клиник сотрясения мозга.

Несмотря на некоторое сходство между ХТЭ и болезнью Альцгеймера (БА), существуют значительные различия.Симптомы ХТЭ обычно проявляются раньше (в 40 лет), чем симптомы БА (в 60 лет). Начальные и наиболее важные симптомы БА включают проблемы с памятью, в то время как первые симптомы ХТЭ обычно включают проблемы с суждением, рассуждениями, решением проблем, контролем импульсов и агрессией. Кроме того, установлено, что эти заболевания различаются по посмертным невропатологическим проявлениям.

Для получения дополнительной информации о текущих клинических исследованиях Центра CTE ознакомьтесь с нашим исследованием LEGEND.В Центре CTE также есть банк мозга, в котором изучаются посмертные ткани головного и спинного мозга, чтобы лучше понять последствия повторяющихся травм головного мозга. Нынешние и бывшие спортсмены и военнослужащие всех возрастов и уровней могут иметь право пообещать пожертвовать свой мозг (добавлена ​​ссылка на обещание) и спинной мозг для Центра BU CTE после смерти. Быть донором мозга похоже на донорство органов, и процедура проводится таким образом, что при желании донор может иметь открытый гроб. Сотрудники BU CTE Center понимают, что это трудное время для семьи донора, и прилагают все усилия, чтобы максимально упростить процесс донорства для семьи.Для получения дополнительной информации посетите наш Реестр доноров мозга.

Нет. Центр CTE приглашает спортсменов всех видов спорта и уровней принять участие в нашем исследовании. Хотя некоторые исследования ограничены определенными видами спорта и уровнями, другие исследования открыты для всех, кто в прошлом участвовал в организованных видах спорта или на военной службе.

Если у вас есть история участия в организованных спортивных состязаниях и/или история участия в вооруженных силах, вы можете иметь право участвовать в реестре доноров мозга.Для получения дополнительной информации, пожалуйста, свяжитесь с координатором Реестра донорства мозга Мадлен Урецки по телефону 617-358-6027 или по электронной почте [email protected]

По вопросам, касающимся вашей регистрационной карты донорства мозга, обращайтесь к Келли Дин из Фонда наследия сотрясения мозга по телефону 857-244-0810 или по электронной почте [email protected]

. Если у вас есть история участия в организованных спортивных состязаниях, вы можете иметь право участвовать в исследовании LEGEND.Для получения дополнительной информации свяжитесь с координатором исследования LEGEND по электронной почте [email protected] edu.

Факты о синдроме раздраженного кишечника

 

Что такое синдром раздраженного кишечника (СРК)?

 

Синдром раздраженного кишечника — это заболевание, которое чаще всего характеризуется спазмами, болями в животе, вздутием живота, запорами и диареей. СРК вызывает сильный дискомфорт и дистресс, но не наносит непоправимого вреда кишечнику и не приводит к серьезному заболеванию, например раку.Большинство людей могут контролировать свои симптомы с помощью диеты, управления стрессом и назначенных лекарств. Однако у некоторых людей СРК может быть инвалидизирующим. Они могут быть не в состоянии работать, посещать общественные мероприятия или даже путешествовать на короткие расстояния.

 

Около 20 процентов взрослого населения, или каждый пятый американец, имеют симптомы СРК, что делает его одним из наиболее распространенных заболеваний, диагностируемых врачами. Это чаще встречается у женщин, чем у мужчин, и начинается в возрасте до 35 лет примерно у 50 процентов людей.

 

Каковы симптомы СРК?

 

Боль в животе, вздутие живота и дискомфорт являются основными симптомами СРК. Однако симптомы могут варьироваться от человека к человеку. У некоторых людей бывают запоры, что означает затрудненный или редкий стул. Часто эти люди сообщают о натуживании и спазмах при попытке дефекации, но не могут полностью избавиться от стула или могут избавиться только от небольшого его количества. Если они могут опорожнять кишечник, в нем может быть слизь, представляющая собой жидкость, которая увлажняет и защищает проходы в пищеварительной системе.

 

У некоторых людей с СРК наблюдается частый, жидкий, водянистый стул. Люди с диареей часто испытывают острую и неконтролируемую потребность в дефекации. У других с СРК чередуются запоры и диарея. Иногда люди обнаруживают, что их симптомы стихают на несколько месяцев, а затем возвращаются, в то время как другие сообщают о постоянном ухудшении симптомов с течением времени.

 

Что вызывает СРК?

 

Исследователям еще предстоит обнаружить какую-либо конкретную причину СРК. Одна из теорий состоит в том, что у людей, страдающих СРК, толстая кишка особенно чувствительна и реагирует на определенные продукты и стресс. Также может быть задействована иммунная система, которая борется с инфекцией.

 

Как диагностируется СРК?

 

Если вы подозреваете, что у вас СРК, первое, что вам нужно сделать, это обратиться к врачу. СРК обычно диагностируется на основании полной истории болезни, которая включает тщательное описание симптомов и результаты физического осмотра.

 

Специального теста на СРК не существует, хотя диагностические тесты могут быть выполнены для исключения других проблем. Эти тесты могут включать анализ образцов стула, анализы крови и рентген. Как правило, врач проводит ректороманоскопию или колоноскопию, что позволяет врачу заглянуть внутрь толстой кишки. Для этого через задний проход вводят небольшую гибкую трубку с камерой на конце. Затем камера передает изображения вашей толстой кишки на большой экран, чтобы врач мог лучше видеть.

 

Если результаты вашего теста отрицательные, врач может диагностировать СРК на основании ваших симптомов, в том числе того, как часто вы испытывали боль или дискомфорт в животе в течение последнего года, когда боль начинается и прекращается в связи с функцией кишечника, и как частота стула и консистенция стула изменились. Многие врачи ссылаются на список конкретных симптомов, которые должны присутствовать для постановки диагноза СРК.

 

Эти симптомы включают:

 

Боль или дискомфорт в животе в течение как минимум 12 недель из предыдущих 12 месяцев.Эти 12 недель не обязательно должны быть последовательными.

• Боль или дискомфорт в животе имеют два из следующих трех признаков:

• Они облегчаются при опорожнении кишечника.

• Когда это начинается, меняется частота опорожнения кишечника.

• Когда это начинается, происходит изменение формы стула или его внешнего вида.

• Также должны присутствовать определенные симптомы, такие как

• Изменение частоты дефекации

• Изменение внешнего вида дефекации

• Чувство неконтролируемой срочности дефекации

• Затрудненность или неспособность для дефекации

• Слизь в стуле

• Вздутие живота

• Кровотечение, лихорадка, потеря веса и постоянная сильная боль не являются симптомами СРК и могут указывать на другие проблемы, такие как воспаление или, редко, рак.

 

Следующие факторы связаны с ухудшением симптомов СРК:

 

• Обильные приемы пищи

• Вздутие живота из-за газов в толстой кишке или алкоголь

• Напитки с кофеином, такие как кофе, чай или кола

• Стресс, конфликты или эмоциональные расстройства

 

гормоны могут усугубить проблемы с СРК.

 

Кроме того, люди с СРК часто страдают депрессией и тревогой, которые могут усугубить симптомы. Точно так же симптомы, связанные с СРК, могут вызывать у человека чувство депрессии и беспокойства.
 

Приведенный выше контент предоставлен Национальным институтом здравоохранения в сотрудничестве с Медицинским центром Бет Исраэль Диаконисс. Для получения рекомендаций относительно вашего медицинского обслуживания обратитесь к врачу.


Мнение | Синдром Йонкерса распространяется на северо-восток от S.I. в Бостон; Accent Is Different

Редактору:

В «Южной стратегии» (редакторская статья, 11 августа) вы предполагаете, что Майкл Дукакис не упомянул имена убитых правозащитников Эндрю Гудмана, Джеймса Чейни и Майкла. Швернера из речи 4 августа в Филадельфии, штат Миссисипи. Вы заметили, что это упущение означает, что с гражданскими правами покончено, особенно в сельских районах Юга.

Почему борьба с расизмом на Юге важнее, чем борьба с расизмом по всей стране? Я родился в Мемфисе.Я отчетливо помню события, которые сопровождали убийство преподобного доктора Мартина Лютера Кинга-младшего: страдания в черном сообществе, запертые двери, комендантский час и страх. Но только когда я переехал на Северо-Восток в октябре прошлого года, я понял из первых рук, что Юг не имеет монополии на расовую ненависть, фанатизм и предрассудки; указывая на Юг с его практикой сегрегации и увековечением черного низшего класса, белые на Севере демонстрируют то же самое отношение в том же масштабе, замаскированное, как они надеются, за неюжным акцентом.

Услышать слово «негр», произнесенное белым жителем Нью-Йорка, мне так же противно, как услышать его от белого жителя Мемфиса. Слышать, как мои попутчики на пароме Статен-Айленда говорят о сжигании крестов во дворе любой черной семьи, пытающейся переехать в их этнически чистый район на Южном берегу, мне так же отвратительно, как слышать, как белые обдумывают подобные нападения в Города Миссисипи, в которых живет моя семья.

Почему бы не попросить губернатора Дукакиса произнести речь о гражданских правах в Ховард-Бич, Квинс? Или атаковать расовые настроения в его собственном Бостоне, который был местом самых жестоких автобусных беспорядков в стране.

Если мы хотим добиться устойчивого прогресса в области гражданских прав, вы должны прекратить увековечивать миф о том, что южный расизм в чем-то хуже, чем северный. Расовая ненависть в любом месте — это неправильно. МАРК ДАНН Статен-Айленд, 25 августа 1988 г.

Как Коллетт ДиВитто с синдромом Дауна запустила компанию Collettey’s Cookies

В возрасте 26 лет Коллет ДиВитто только что окончила Университет Клемсона. Она переехала в Бостон в надежде работать и жить самостоятельно, но менеджеры по найму продолжали говорить, что она «не подходит.

«Я был готов стать независимым, — рассказывает CNBC Make It ДиВитто, которому сейчас 31 год. — [Но] мне было трудно найти работу». Генетическое заболевание Синдром Дауна — втайне стремилась превратить свое хобби в выпечку в собственный бизнес. Этот процесс казался пугающим, поэтому ее мать, Розмари Альфредо, решила научить ее основам организации малого бизнеса

Сегодня ДиВитто является генеральным директором и главным операционным директором Collettey’s Cookies, быстрорастущей пекарни, которая продает печенье онлайн, в магазинах 7-Eleven и на спортивной арене TD Garden в Бостоне.Компания из Чарлстауна, штат Массачусетс, с момента запуска в декабре 2016 года получила доход в размере 1,2 миллиона долларов, согласно оценке CNBC Make It, которую компания подтвердила.

Collettey’s Cookies также приносит прибыль, заявляет компания — немаловажный подвиг в сложной пищевой промышленности.

Самое популярное предложение ДиВитто — это печенье с шоколадной крошкой и корицей, которое называется The Amazing Cookie.

Фото: Розмари Альфредо.

В компании работает 15 сотрудников, многие из которых также имеют инвалидность, что, по словам ДиВитто, сделано намеренно: Сложный рынок труда является печальной реальностью для большинства взрослых с ограниченными возможностями в Соединенных Штатах. По данным Бюро статистики труда США, в 2020 году только 17,9% людей с инвалидностью были трудоустроены.

ДиВитто говорит, что считает важным лично обучать своих сотрудников с ограниченными возможностями, один на один. «Создание дополнительных рабочих мест для людей с ограниченными возможностями», — говорит она. «В этом вся моя миссия».

Создание рецепта для малого бизнеса

Предпринимательство принадлежит семье ДиВитто.

Ее дедушка по материнской линии владел небольшим садовым бизнесом. Сегодня Альфредо и ее братья и сестры владеют несколькими предприятиями.«Мы все нахальные и упрямые», — говорит Альфредо, называя оба качества ценными, когда вы работаете на себя и регулярно принимаете важные решения.

Первый шаг Альфредо к обучению предпринимательству: проведение DiVitto через логистические этапы определения юридической структуры, регистрации бизнеса, разработки логотипа и создания веб-сайта. Затем ДиВитто, которая занимается выпечкой с 4 лет, принесла образцы своего печенья с шоколадной крошкой и корицей в местный бостонский магазин Golden Goose Market.

То ли ей повезло, то ли десерты были очень вкусными, то ли и то, и другое: Хозяин рынка, заинтригованный, заказал 100 пачек печенья по 12 штук. «Мы покупаем 40-килограммовые мешки муки, приносим их в нашу квартиру и думаем: «Боже мой, я не знаю, что произойдет», — вспоминает Альфредо.

«Я так испугался в самом начале», — добавляет ДиВитто. Но заключение сделки, по ее словам, заставило ее чувствовать себя «удивительно и уверенно. Я никогда, никогда не чувствовала себя так за всю свою жизнь».

На следующей неделе пара заняла место на коммерческой кухне, предоставив ДиВитто больше места для приготовления печенья.В целом, по словам Альфредо, наличные расходы на то, чтобы запустить бизнес, обошлись «менее чем в 20 000 долларов», причем большая часть этой суммы пошла на аренду кухни.

А потом, как выразился Альфредо, история ДиВитто «стала вирусной».

ДиВитто говорит, что продала 4000 штук печенья за первые три месяца работы и более 550 000 с момента запуска. По состоянию на понедельник у Collettey’s Cookies более 40 000 подписчиков в Facebook и еще 28 000 с лишним в Instagram.

По данным компании: печенье DiVitto с шоколадной крошкой и корицей, называемое «Удивительное печенье», остается самым популярным из пяти вкусов компании.

Благодарим начинающих предпринимателей

Когда дело доходит до разработки рецептов и выпечки печенья, DiVitto является экспертом и авторитетом. «Моя мама и ее семья ничего не знают о выпечке», — говорит она. Шесть дней в неделю она работает на коммерческой кухне, часто начиная работу в 4 часа утра. Альфредо говорит, что Collettey’s Cookies никогда не получала внешнего финансирования, хотя и не из-за недостатка усилий: «Это было нашей самой большой проблемой, люди сомневались в способностях [ДиВитто] и потенциальном успехе компании с ней в качестве генерального директора и главного операционного директора.

Надя Руссо, основатель и генеральный директор маркетинговой и PR-фирмы Alter New Media, считает, что успех ДиВитто объясняется сочетанием амбиций и прямой откровенности — теми же факторами, по ее словам, которые привлекли ее к работе с Collettey’s Cookies на безвозмездной основе в начале этого года.

«Меня просто поразило, насколько она искренняя и прямолинейная, — говорит Руссо. — Так много людей имеют перед собой слой за слоем, и они не могут просто говорить свою правду. Она всегда говорит правду.»

ДиВитто обучает всех своих сотрудников и теперь предлагает коучинг и наставничество для начинающих владельцев бизнеса.

Фото: Розмари Альфредо.

Это выходит за рамки файлов cookie: в 2018 году ДиВитто и Альфредо запустили некоммерческую организацию Collettey’s Leadership Programs, которая проводит семинары и предлагает услуги наставничества для людей с ограниченными возможностями и без них.

В августе 2021 года ДиВитто появилась в реалити-шоу «Павлин» о предпринимателях с ограниченными возможностями «Рожденный для бизнеса». Она также является автором детской книги, основанной на ее собственной жизни, «Коллетт в детском саду», которая была опубликована в прошлом году.

Забегая вперед, ДиВитто говорит, что хочет помочь создать больше рабочих мест и заставить «людей с ограниченными возможностями чувствовать себя хорошо и зарабатывать деньги, чтобы жить независимо».

«Кем бы вы ни были, вы можете изменить этот мир», — говорит она.

. пандемия — как компании могут помочь

Группа необычных случаев амнестического синдрома Интриги Boston Physicians

Резюме

Что уже известно по этой теме?

Острая, полная и двусторонняя ишемия гиппокампа является редкой причиной потери памяти (в том числе связанной с воздействием токсических веществ), о которой сообщалось редко и изолированно.Единственный случай полной односторонней ишемии гиппокампа в 2013 году был связан с вдыханием героина.

Что добавляет этот отчет?

Уникальная группа из 14 случаев внезапной амнезии с острой, полной и двусторонней ишемией гиппокампа была выявлена ​​в Массачусетсе в 2012–2016 гг. Четкой этиологии не существует, но во время первоначальной оценки 13 из 14 дали положительный результат на опиоиды или в их истории болезни было зарегистрировано употребление опиоидов.

Каковы последствия для практики общественного здравоохранения?

Очевидная пространственно-временная группировка, относительно молодой возраст начала заболевания (19–52 года) и широкое употребление психоактивных веществ, связанное с этой группой пациентов, предполагает более широкое наблюдение, чтобы определить, представляет ли это возникающий синдром, связанный с употреблением психоактивных веществ или другими причинами, включая введение токсического вещества.

Чемоданы

В ноябре 2015 года невролог из Бостона сообщил в Департамент общественного здравоохранения штата Массачусетс (MDPH) о четырех случаях редкого амнестического синдрома, включающего острую и полную ишемию обоих гиппокампов, что было выявлено с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ). 1 Последующее оповещение по электронной почте, созданное Массачусетским советом по регистрации в области медицины и разосланное соответствующим медицинским специалистам (включая неврологов, нейрорадиологов и врачей скорой помощи), привело к выявлению 10 дополнительных случаев, которые произошли в течение 2012–2012 гг. 2016.Все 14 пациентов (средний и медианный возраст = 35 лет) были обследованы в больницах восточного Массачусетса. Тринадцать из 14 пациентов прошли рутинный клинический токсикологический скрининг во время начальной оценки; восемь дали положительный результат на опиоиды, два на кокаин и два на бензодиазепины. Помимо спорадических случаев, такое сочетание клинических и визуализационных данных редко встречается. 2–6 Очевидная пространственно-временная кластеризация, относительно молодой возраст начала заболевания (19–52 года) и связанное с этим употребление психоактивных веществ среди этих пациентов должны стимулировать дальнейшее выявление случаев, чтобы определить, представляют ли эти наблюдения возникающий синдром, связанный с употреблением психоактивных веществ или другими причинами. (например, токсическое воздействие).

Четыре пациента, зарегистрированные в ноябре 2015 г., проходили обследование в одном из медицинских центров Бостона в течение предшествующих трех лет. 1 МРТ головы выявила изменения, соответствующие острой и полной ишемии обоих гиппокампов у всех четырех пациентов на момент первичного обследования. Трое из четырех пациентов дали положительный результат на опиаты при первоначальном токсикологическом скрининге, а четвертый, который не прошел тестирование, сообщал об употреблении героина. Никаких очевидных доказательств другой установленной этиологии амнезии гиппокампа не существовало ни для одного из пациентов. 7,8 Несколько предыдущих сообщений об отдельных случаях были связаны только с употреблением кокаина, и один случай полного одностороннего инфаркта гиппокампа, связанный с вдыханием героина, был зарегистрирован во Франции в 2013 г. 2–4, 9

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.