Белая голубка кордовы дина рубина fb2: Книга «Белая голубка Кордовы» — Рубина Дина Ильинична скачать бесплатно, читать онлайн

Содержание

Книга Белая голубка Кордовы читать онлайн Дина Рубина

Дина Рубина. Белая голубка Кордовы


Посвящается Боре

«Нет на земле ни одного человека, способного сказать, кто он. Никто не знает, зачем он явился в этот мир, что означают его поступки, его чувства и мысли, и каково его истинное имя, его непреходящее Имя в списке Света…»
Леон Блуа
Душа Наполеона

Часть первая

Глава первая

1

Перед отъездом он все же решил позвонить тетке. Он вообще всегда первым шел на при-мирение. Главным тут было не заискивать, не сюсюкать, а держаться, словно бы и ссоры нет, – так, чепуха, легкая размолвка.
– Ну, что, – спросил он, – что тебе привезти – кастануэлас?
– Иди к черту! – отчеканила она. Но в голосе слышалось некоторое удовлетворение, что – позвонил, позвонил все-таки, не умчался там крылышками трещать.
– Тогда веер, а, Жука? – сказал он, улыбаясь в трубку и представляя ее патрицианское гор-боносое лицо в ореоле подсиненной дымки.

– Прилепим тебе мушку на щечку, и выйдешь ты на балкон своей богадельни обмахиваться, как маха какая-нибудь, ядрён-корень.
– Мне ничего от тебя не надо! – сказала она строптиво.
– Вона как. – Сам он был кроток, как голубь. – Ну ла-адно… Тогда привезу тебе испан-скую метлу.
– Что еще за испанскую? – буркнула она. И попалась.
– А на какой еще ваша сестра там летает? – воскликнул он, ликуя, как в детстве, когда оду-рачишь простофилю и скачешь вокруг с воплем: «об-ма-ну-ли дура-ка на че-ты-ре ку-ла-ка!».
Она швырнула трубку, но это было уже не ссорой, а так, грозой в начале мая, и уезжать можно было с легким сердцем, тем более что за день до размолвки он съездил на рынок и забил теткин холодильник до отказа.

* * *

Оставалось только закруглить еще одно дело, сюжет которого он выстраивал и разраба-тывал (виньетки деталей, арабески подробностей) – вот уже три года.
И завтра, наконец, на утренней зорьке, на фоне бирюзовых декораций, из пены морской (лечебно-курортной, отметим, пены), родится новая Венера за личной его подписью: последний взмах дирижера, патетический аккорд в финале симфонии.
Не торопясь, он уложил любимый мягкий чемодан из оливковой кожи, небольшой, но приемистый, как солдатская котомка: его утрамбуешь до отказа, по самое, как говорил дядя Сё-ма, не могу, – глядь, а второй туфель всё же влез.

Готовясь к поездке, он всегда тщательно продумывал свой прикид. Помедлил над рубаш-ками, заменил кремовую на синюю, вытащил к ней из связки галстуков в шкафу темно-голубой, шелковый… Да: и запонки, а как же. Те, что подарила Ирина. И те, другие, что подарила Марго – обязательно: она приметливая.
Ну, вот. Теперь эксперт одет достойно на все пять дней испанского проекта.
Почему-то слово «эксперт», про себя произнесенное, рассмешило его настолько, что он за-хохотал, даже повалился ничком на тахту, рядом с открытым чемоданом, и минуты две смеялся громко, с удовольствием, – он всегда заразительней всего хохотал наедине с собой.
Продолжая смеяться, перекатился к краю тахты, свесился, вытянул нижний ящик платяно-го шкафа и, порывшись среди мятых трусов и носков, вытащил пистолет.
Это был удобный, простой конструкции «глок» системы Кольта, с автоматической блоки-ровкой ударника, с несильным плавным откатом. К тому же, при помощи шпильки или гвоздя его можно было разобрать в одну минуту.

Будем надеяться, дружище, что завтра ты проспишь в чемодане всю важную встречу.

Поздним вечером он выехал из Иерусалима в сторону Мертвого моря.
Не любил съезжать по этим петлям в темноте, но недавно дорогу расширили, частью осве-тили, и верблюжьи горбы холмов, что прежде сдавливали тебя с обеих сторон, проталкивая в воронку пустыни, словно бы нехотя расступились…
Но за перекрестком, где после заправочной станции дорога поворачивает и идет вдоль мо-ря, освещение кончилось, и набухшая солью гибельная тьма – та, что лишь у моря бывает, у это-го моря, – навалилась вновь, шибая в лицо внезапными фарами встречных машин.

Белая голубка Кордовы by Dina Rubina


~AN AUTHENTIC LIFE AND WHY IT MATTERS SO~

Zakhar Kordovin was a genius; a professional; a big talent; a womanizer; a liar; a smart demon; a man with pride and principles; a hurt and lonely soul looking for a mother figure in every woman he met.

And he let himself down by not living his own life.

He lived many lives of other geniuses, even if for short periods of months while working on restoring and even «creating anew» ‘their masterpieces. His work was his life and he was happy.

Many people pass in


~AN AUTHENTIC LIFE AND WHY IT MATTERS SO~

Zakhar Kordovin was a genius; a professional; a big talent; a womanizer; a liar; a smart demon; a man with pride and principles; a hurt and lonely soul looking for a mother figure in every woman he met.

And he let himself down by not living his own life.

He lived many lives of other geniuses, even if for short periods of months while working on restoring and even «creating anew» ‘their masterpieces. His work was his life and he was happy.

Many people pass in front of the reader’s eyes before the judgment from higher forces reaches them all, including the main hero.

If you do not live your life and your potential… you are gone. The substitutes for those who left this world. .. are just shadows of life, even if significant and respected shadows. The Universe gives us chances for creativity, authenticity, love and family. If we do not use them, it closes it’s giving hand. Through receiving all that is given and using it, we learn our own lessons and follow our own path of life…

«Он опять с удовлетворением, но и странной затаенной болью окинул взглядом портрет Пилар. Все полотно дышит, вибрирует скользящим пространством, волнами тревоги наполняет комнату. Само обнаженное тело заключает в себе борьбу двух стихий — внутренних теплых и внешних холодных тонов, от этого тела исходит то единое движение, которое захватило весь город, небо, окно с распластанной птицей…

Ну, скажи себе, скажи же себе, наконец: портрет удался. Впервые за много лет ты стал самим собой; не жалким подражателем, не поддельщиком, а зрелым мастером. И не потерялся! Смотри, сколько жизни в ее фигуре: как пульсирует ее живот, какой жар от него исходит! Странно, что сердце так скулит — ведь по завершению работы девушка должна была совершенно тебя оставить. «

This one is one more amazing book by Dina Rubina, in which story lines are knit together on many levels and a beautiful carpet of history, life and meanings is woven, word by word, in front of the reader’s eyes.

After reading Leonardo’s Handwriting back in January I started playing the bassoon. After the White Dove of Cordoba I feel like taking painting classes…

Victoria Evangelina Belyavskaya

Книга: Белая голубка Кордовы — Дина Рубина

Загрузка. Пожалуйста, подождите…

  • Просмотров: 2890

    Одиночка. Горные тропы

    Ерофей Трофимов

    Хотел укрыться от внимания власть предержащих, а оказался в самой гуще событий. Тут и…

  • Просмотров: 2622

    Will. Чему может научить нас простой…

    Уилл Смит

    «Я всегда считал себя трусом. Большая часть моих детских воспоминаний так или иначе…

  • Просмотров: 1308

    Последствия

    Ридиан Брук

    1946 год, послевоенный Гамбург лежит в руинах.

    Британский офицер Льюис Морган назначен…

  • Просмотров: 1293

    Мисс Подземка

    Дэвид Духовны

    Эмер – обычная жительница Нью-Йорка, по городу она перемещается на метро, покупает…

  • Просмотров: 1271

    Клок-Данс

    Энн Тайлер

    Жизнь Уиллы Дрейк шла от вехи к вехе. 1967-й: она школьница и пытается как-то примириться…

  • Просмотров: 1034

    S-T-I-K-S. Пират. Встреча с прошлым

    Александр Алефиренко

    Неважно, где в данный момент находится главный герой: в своём привычном мире на Земле или…

  • Просмотров: 855

    Последняя ставка

    Тим Пауэрс

    Бывший профессиональный игрок Скотт Крейн десять лет не появлялся в Лас-Вегасе и не…

  • Просмотров: 805

    Снежинка – это поцелуй небес

    Ольга Коротаева

    Он пришёл в мой сон. Высокий, жгучий, страстный, красивый… Стоп. Он реальный! Да как…

  • Просмотров: 696

    Генерал без армии

    Александр Тамоников

    Боевые романы о ежедневном подвиге советских фронтовых разведчиков. Поединок силы и духа,…

  • Просмотров: 694

    Год чудес

    Джералдин Брукс

    Роковой 1665 год, Великая лондонская чума расползается по стране. Вместе с зараженным…

  • Просмотров: 678

    Сумрак. Становление охотника

    Макс Вальтер

    Из нашего, вроде вполне благополучного мира Александр попадает в апокалипсис. Планета…

  • Просмотров: 662

    Давай любить друг друга

    Морган Монкомбл

    «Давай любить друг друга» – первая часть романтической дилогии, ставшей настоящей…

  • Просмотров: 635

    Айдахо

    Эмили Раскович

    Мощный дебютный роман о любви и прощении, о памяти и беспамятстве. Энн и Уэйд ведут…

  • Просмотров: 607

    Учебник порядочной рыбы. Настольная…

    Настя Рыбка

    Откровенное пособие для девушек, которые хотят построить честные, взрослые отношения,…

  • Просмотров: 578

    Когда ты вернешься ко мне

    Эмма Скотт

    Холден Родители хотели сделать из меня «идеального сына». Они поняли свою ошибку, когда я…

  • Просмотров: 510

    Детектив на пороге весны

    Татьяна Устинова

    Весна – время новых начинаний, впечатлений, путешествий и знакомств. Время любви и…

  • Просмотров: 504

    Путешествие за смертью. Книга 1.…

    Иван Любенко

    В Таллине, в церкви Святого Олафа, в спину органиста вонзается стрела,  а в музее…

  • Просмотров: 494

    Свободный

    Э. Джеймс

    Э.  Л. Джеймс возвращает нас в мир «Пятидесяти оттенков», истории любви, которая покорила…

  • Просмотров: 489

    Невеста Ноября

    Лия Арден

    Книга, которую давно ждали! Славянские мотивы, яркие герои, загадки и атмосфера уже таких…

  • Просмотров: 474

    Космоунивер. Узнать тебя из сотен

    Наталья Мамлеева

    Злой рок забрал дыхание любимого. Теперь моя жизнь тут кончена. Встреча со Смертью – и я…

  • Просмотров: 461

    Сводный ад

    Дана Стар

    – Ты что сделал?! – плотнее кутаюсь в полотенце. – Сфоткал тебя в душе, – равнодушно…

  • Просмотров: 460

    Пуля рассудит

    Владимир Колычев

    Новый криминальный роман Владимира Колычева. Еще одна захватывающая история, в которой…

  • Просмотров: 459

    Мой огненный мужчина

    Ольга Шерстобитова

    Он – тот, кого все считают огненным чудовищем. От кого бегут без оглядки. С кем опасаются…

  • Просмотров: 453

    Возвращение Пилота. Старатель

    Алексей Рудаков

    Что поделать. Аномалии, возникшие на альтернативной Земле, оказались сильнее его и…

  • Читать онлайн «Белая голубка Кордовы» автора Рубина Дина Ильинична — RuLit

    – Спи, спи… – глухо проговорила Марго. Он открыл глаза.

    Ссутулившись, она глыбой сидела рядом – вздыбленная рыжая грива, необъятный халат поверх ночной сорочки.

    – Ну, что? – спросил он.

    – Не спится…

    Он привык к таким ее появлениям и знал, что сейчас грянет сессия воспоминаний на тему «а хорошее было времечко!». Вздохнул и приподнялся: неудобно валяться при даме. Она мощной лапой ткнула его в грудь.

    – Да лежи ты! Можешь и глаза закрыть, я только побуду маленько рядом, я ж по тебе скучаю, по дураку такому. Здесь же не с кем словечка молвить. Ничего, что я не во фраке?

    Он представил ее во фраке. Это было действительно смешно.

    – Помнишь, ты всегда помогал мне довести рисунок до ума, а я кричала на весь коридор: «За меня рисует первая пятерка Академии!»

    – М-м-м… ты была основательной дурехой.

    – А помнишь этого нашего черножопика, Фердинанда, ну, принца этого… когда он на спор сожрал сто тридцать пельменей в «Пельменной» на Васильевском и чуть не сдох…

    Он вспомнил Фердинанда, пляшущие огни белоснежных зубов. Хороший был парень, интересно, жив ли еще? Или из него уже сделали пельмени оппоненты из племени тутси?

    Марго можно было не отвечать и действительно прикрыть глаза. Она сама себе задавала вопросы и сама на них отвечала. По крайней мере, еще минут сорок ее будет качать на волнах нашей юности.

    – И мы втроем – я, ты и покойный Андрюша, светлая ему память, поволокли этого обжору в Куйбышевскую больницу. А там, в приемном покое – настоящая вакханалия: какому-то алкоголику пытались вставить зонд, а он колотил медсестру кулаком…

    – М-м-м… а наш Фердинанд, демонстрируя хорошее воспитание, взял и одним махом, словно стопарик, проглотил этот зонд, будь он проклят, с удовольствием.

    Он, в сущности, проснулся и отметил про себя, что не прочь подпевать Марго вторым голосом в этом дуэте. Юность и вправду была у них забавной и озорной.

    – И мы, все та же бездельная троица, – явились к нему на другой день.

    – Да. А он, бедняга, таким слабым утробным голосом говорил: «Я прашю савьетское правителство сделать мне укол…»

    – Еще бы не утробным, у него же был заворот кишок! Он простонал: «Марго, ко мне приходил замдекана факультета. Это большая честь?» Ты не помнишь, почему он лежал в отдельной палате? Потому что принц?

    – Да нет, просто он был завшивлен, бедняга. Какая-то щедрая барышня в общежитии наградила, хорошо, что не триппером. Вспомни, медсестра при нас принесла ему вошь в пробирке: чтобы знал, как та выглядит…

    Он все-таки сел на лежаке, прислонившись спиной к гобелену, исполненному вполне в духе местности: дальняя родственница герцогини Альба, вышитая шелком и какими-то блескучими нитями, демонстрировала кавалеру веер, похожий на тот, что он купил вчера Жуке.

    – А помнишь, как прорвало трубу на винзаводе, – мечтательно и грустно продолжала Марго, – и прямо на асфальт хлестала струя винного спирта? И собралась толпа охреневших граждан: ни у кого не было тары – подставить под струю, такая трагедия! И ты мгновенно стащил с меня мои новенькие шведские сапоги, взвалил меня на закорки, а Андрюша растолкал народ, который безмолвствовал, и невозмутимо набрал в оба сапога живительной браги.

    Он расхохотался, припомнив, как волок на спине уже тогда увесистую Марго, а следом победно шествовал Андрюша с ее модными сапогами, полными винного спирта.

    – А я был здоровым парнишкой, верно? – не без удовольствия заметил он. – Постой, а как же ты домой в тот день добралась?

    – Ты что, не помнишь, балда?! В твоих допотопных винницких говнодавах! Сапоги-то были безнадежно испорчены…

    Наконец она поднялась и пошлепала к двери.

    – Поднимись завтракать вовремя. Посмотришь заключительный акт драмы – изгнание прохвоста-Адама из предположительного рая.

    – Нет уж, обойдетесь без меня.

    Он действительно задержался внизу, собираясь в дорогу. Изгнанник из рая тоже, видимо, отсиживался где-то в комнате.

    Зато сверху – столовая находилась как раз над «школой» – ясно доносились утренние голоса матери и дочери:

    – Катарина, каков Яша в постели? – командным и одновременно скорбным голосом вопрошала Марго.

    – …ничего особенного, – после паузы неохотно отвечала дочь.

    – Катарина! – гневно обрывала ее мать. – Когда мама спрашивает тебя, каков Яша в постели, надо отвечать ясно и четко: им-по-тент!

    Потом Леня, науськанный и проинструктированный женой, торжественно вошел в комнату, где скрывался потрясенный и раздавленный Яша, и сказал:

    – Мы, к сожалению, не можем оставить вас у себя. Вы уедете или вам снять гостиницу?

    – Я уеду, – с излишней поспешностью выдавил Яша. Последней сцены Захар, само собой, видеть не мог, она была живописно пересказана за завтраком, когда, переждав все изгнания, он поднялся в рай из своей преисподней.

    Далее он стал свидетелем нескольких телефонных разговоров, типичных для Марго: она посылала Леню брать трубку и при этом дирижировала беседой: стояла рядом и бешено жестикулировала.

    Затем Леня уехал на работу, а Кордовин вынес чемодан и свертки, уложил багажник.

    Марго провожала его в прихожей: уже умытая, причесанная и даже втиснутая в какой-то вельветовый домашний костюм.

    – Так как же называется местечко, – грозно спросила Марго, наставив на Захара палец, – где осадков за день выпадает больше, чем за год в Питере?

    И тот привычно гаркнул:

    – Чирапунджа!

    Славная баланда нашей юности, школьные зарубки…

    * * *

    …Он приканчивал третий стакан вина.

    Город под ним остывал; внизу, в его глубоких извилистых морщинах, тлеющими углями забытого костра зажигались фонари. В ущельях улиц они отбрасывали красноватый отсвет на неровные стены кирпичной кладки. С наступлением тьмы эти потаенные угольки занимались все ярче, словно кто-то невидимый раздувал их в очаге, не жалея сил. И по мере того как меркло, давясь глухою тьмой, небо, слева все пронзительней и победоносней – единственный! – разгорался от мощной подсветки кафедральный собор, чтобы затем вздыбиться, вознестись сверкающим, арочным, угловато-каменным драконом, и всю ночь плыть над городом белым призраком под белой звездой.

    Эта запекшаяся вечность, где когда-то оживленно и полнокровно существовали три великих религии, замерла, умолкла, обездвижела, осиротела… Дух одной из них витал неслышно над Худерией, по ночам оплакивая давно исчезнувшие тени… Дух второй, изначально рожденной любить, закостенел и облачился в помпезные ризы, выхолостив сам себя настолько, что неоткуда ждать даже капли семени той самой первородной любви. Дух же третьей извратился и остервенел, изрыгая угрозу и рассылая посланников смерти во все пределы мира…

    Он смотрел на недобро оживающий глубинными огнями город, на тлеющий потаенным жаром костер, который – если раздуть его – мог заняться с исподу внезапным пламенем, каким занимался на полотнах Эль Греко – ни на кого и ни на что не похожего мастера. Вот что тот принес сюда с Востока, из своей Византии.

    Собственно, это было темой завтрашнего доклада доктора Кордовина: «Влияние Востока на творчество Эль Греко» – давняя, уже разработанная в двух фундаментальных статьях теория противопоставления способов организации пластического пространства в западной и восточной цивилизациях. Сейчас, приговаривая третий стакан отличного вина, он только мысленно – понад крышами города, застывшего на скале, в монолитном куске янтарного тусклого света, – мысленно оглядывал некоторые тезисы своего доклада…

    Когда бы знать человеку основные тезисы судьбы: бывший мастеровой-иконописец, как и многие художники, Доминикос, критский лимитчик, приехал сюда из Италии – в поисках работы… Занесло его в Толедо, отсюда ринулся за заказом в Эскориал: стройка века там, понимаете ли, шла – грандиозная кормушка для всей художнической шатии-братии… Филипп IIсамолично занимался убранством этого замка, насчет достоинств которого, как известно, существует самый широкий спектр мнений: от «симфонии в камне» до «архитектурного кошмара». И получил Грек заказ, и не потрафил Филиппу. Пришлось вернуться назад в Толедо, поджав хвост… Незадача, вы скажете, удар судьбы, профессиональное фиаско? Но тут он и состоялся, слившись с городом – как это пишут в путеводителях? – в нерасторжимом единстве. Короче: художнику и городу повезло.

    Дина Рубина «Белая голубка Кордовы» (18+)

       Роман «Белая голубка Кордовы» появился у меня неожиданно. В последние перед отпуском рабочие дни мы с коллегой, учителем географии Наталией Анатольевной Кирсановой, говорили о книгах: обсуждали прочитанное, строили читательские планы. И тут тихим голосом Наталия Анатольевна спрашивает: «А Вы читали «Белую голубку Кордовы» Дины Рубиной?» Я отрицательно покачала головой. Да я вообще, может, к стыду, ничего у Дины Рубиной не читала. Как-то пресытилась я Л.Улицкой и не тянуло меня окунуться в женскую прозу снова. Но… Захватывающий отзыв от коллеги («книга о гениальном художнике», «я так плакала в конце») сделал своё дело: отправилась в книжный магазин и купила роман.
       «Я хотела создать романтического героя», — сказала в одном интервью Дина Ильинична Рубина (источник). Захар Кордовин — главный герой «Голубки», талантливый художник, ставший не менее талантливым фальсификатором. Он мог бы стать великим живописцем. Почему мог бы? Он им и стал! Обладая талантом подделки картин, зарабатывая на этом огромные деньги, Захар Кордовин, воспитанный в Виннице (безотцовщина), отучившийся в Петербурге, живущий в Иерусалиме, любящий Испанию (вот они, корни пиратские), заработал в мире искусства себе имя. Нет, не имя Захара Кордовина, а гениального фальсификатора.

       Действие романа разворачивается в нескольких городах и странах. Читатель, оказываясь в Израиле, видит героя-художника; оказываясь на Украине, следит за детскими и юношескими годами Захара и жизнью его родственников: горячо любимой мамы, дяди, тётки, бабушки; оказываясь в Испании, убегает вместе с героем от преступников по улочкам и закоулочкам. 

       На каждой странице жизнь. И Захар Кордовин — настоящий, живой герой-авантюрист. Читая, поймала себя на мысли: если в «Шантараме» герою-преступнику нисколько не сочувствовала, то в «Белой голубке Кордовы» всё как раз наоборот: осознание того, что за любое преступление должно быть наказание, приходит не просто. И приходит оно после того, как начинаешь читать последнюю страницу. И ты веришь, что эта история правдивая, нисколько не выдуманная, что жизнь преподносит не только сюрпризы, но и уроки, что человек, безумно любящий своё дело, безумно счастлив и счастье это распространяет на всех окружающих.    «Белая голубка Кордовы» не отпускает. И, наверное, долго не отпустит. Я же благодарна Наталии Анатольевне за рекомендацию. И точно знаю, что к Дине Рубиной вернусь. Тем более «Синдром Петрушки» уже стоит на книжной полке.
       P.S. Кордова (испанцы говорят «Кордоба») — старинный испанский город в Андалусии. Основана во времена господства Рима. Сегодня Кордова — современный город средних размеров с населением 321 тыс. человек.  (Источник)

    Дина Рубина «Белая голубка Кордовы»

    Главный герой романа — Захар Кордовин, в обычной жизни он уважаемый эксперт и преподаватель, авантюрист. В другой же жизни Захар Кордовин художник и фальсификатор, который мастерски подделывает свои картины, под известных художников и продаёт их. Несмотря на большой заработок у Захара есть проблемы — в юности по его вине убили его лучшего друга, и ему нужно найти убийц и отомстить им. Также однажды Захар (из-за нехватки средств) продал антиквару старинный семейный кубок, с надписями на иврите, читать на котором он тогда не умел.

    Свет прямолинеен и туп, как любое добро…
    Зато сколько всего шевелится в тенях, как они наполнены, таинственно живы…
    Это как добро и зло. При этом зло гораздо интереснее, разнообразнее, обольстительней.


    Я прочитала весь триптих Рубиной посвящённый природе таланта, знакомилась в следующем порядке: «Синдром Петрушки» о кукольнике, «Почерк Леонардо» о цирковой артистке и наконец «Белая голубка Кордовы» о художнике подделывающем картины, хотя написаны они были в обратном порядке.

    Оглядываясь назад считаю, что самая сильная и в чистом виде «рубинская» такая где проявляется трепетная душа — «Синдром Петрушки».  Именно эта книга самая пронзительная и не отпускающая, раскрывающая таинства и оставляя загадочную задумчивость после прочтения. После  «Синдрома Петрушки» очень хочется в снежную Прагу! Обязательно найти все описанные места и магазинчики и попробовать на вкус ту почти осязаемую атмосферу, которую описала Рубина. Великолепное творение талантливой писательницы!
    Теперь вернусь собственно к последнему роману, что я прочитала. «Белая голубка Кордовы» на мой взгляд очень отличается, она написана в  модном коммерческом стиле — интеллектуальный триллер, а отсылка в сюжете к тайнам Ватикана наводит на ассоциацию с Деном Брауном. Несмотря на то, что главный герой Захар Кордовин прописан Рубиной в её потрясающей манере и по ходу развития действия перед читателем раскрывается множество фамильных ветвей и ответвлений, семейных историй в фирменной манере писательницы всё равно та исключительная душевность, отличающая романы Дины от остальных теряется. Слишком много штампов, переизбыток загадок и совпадений, мне очень жаль такое писать, но впервые я не поверила Рубиной. А ведь её книги и отличает та виртуозная реалистичность и полное раскрытие тонкостей профессии героя, всегда складывается впечатление что она сама профессионально посвящена в материал о котором идёт речь, ни на минуту не сомневаешься в правдивости. Но не в «Белой голубке Кордовы», слишком много не верю, особенно во второй половине романа. С другой стороны,  невозможно оторваться от книги, хочется продолжать смаковать так детально прорисованные прогулки и скитания героя по Виннице, Питеру, по многим местам Испании, Риму, Ватикану и Иерусалиму. Дина Рубина бесспорно великолепный художник слова! Роман долго не отпускает как и все её произведения, не хочется начинать ничего другого, а продолжать дышать ТЕМ воздухом! Очень не хочется возвращаться в реальность после прочтения книг Рубиной, этого не отнять!

    Белая голубка Кордовы — Дина Рубина » Страница 47 » Читать книги онлайн | 🔊 Слушать аудиокниги онлайн 🎶

    Увидев Ритку, он замолчал и долго одобрительно покачивалголовой. Ритка была замечательно хороша: сочетание серых глаз, черных, будтоуглем наведенных бровей и жестких смоляных кудрей у кого угодно из мужиковвызывало блаженную оторопь.

    Нюся приступила к долгому рассказу на идиш о сновиденияхдочери, но та оборвала ее и потребовала говорить не по-малански, а по-русски.

    По-русски, так по-русски. Девочке снится покойный отец,которого она никогда в глаза не видала. Скорбный, глаз не поднимает, вразговоры не вступает, ищет чего-то, но, видимо, не находит…

    — Так, — сказал Меир-Зигмунд, и все замолчали. Имолчали несколько хороших минут, в течение которых настырная муха, невесть какугодившая в стеклянный домик ханукии, что стоял на подоконнике за спиноюстаричка в ожидании ханукальной поры, билась в своей темнице, не в силахпробить стекло…

    Это был странный потаенный миг, когда Ритка вдруг ощутилабезысходность любой жизни: своей, матери, маленького затененного старикаМеира-Зигмунда, плененной в ханукии мухи, своего навеки уже плененного отца иребенка, плененного в темнице ее утробы.

    Сновидения, сказал, наконец, хухэм, это очень серьезно. Внашей традиции им посвящено множество комментариев. Когда Иосиф Прекрасныйувидел свой пророческий сон в темнице фараона…

    — А можно без фараона? — перебила грубаяРитка. — Я хочу знать — чего папа хочет.

    Меир-Зигмунд поднял на нее свои, запертые в темницу ресниц,слезящиеся глаза.

    — Ты беременна? — проговорил он.

    Обе женщины переглянулись и застыли. На вопрос старикаответа не последовало.

    — Ты — беременна, — повторил хухэм, — иносишь его имя. И хочешь это имя убить. Вот поэтому он печальный.

    Ритка молча поднялась и молча вышла…

    Нюся догнала ее уже чуть не у вокзала. Она запыхалась,говорила быстро, убежденно: хухэму она уплатила, как полагается, и пусть онбудет здоров, но эти его майсы не надо брать к сердцу. Надо выкинуть из себя туошибочную заразу, шоб спокойно и успешно жить дальше.

    — Что ж ты меня не выкинула, — остановилась Ритка.И Нюсе стоило бы умолкнуть: никогда она не могла определить границу, за которойдочь становилась неуправляемой и даже опасной. И сейчас опять понесла что-то отаком спецьялисте, который не просто, а наркоз обещает, и здоровье сбережет, исвободна будешь, и, наконец, поумнеешь.

    Так они шли: Ритка быстро, стараясь оторваться от матери. Та— тяжело поспевая за ее молодыми легкими ногами.

    — Все забудешь, — задыхаясь, сказала Нюся. —Такой спец, такой спец…

    Дочь остановилась и, глядя прямо в паническую глубину темныхматеринских глаз, отчеканила с холодным свистящим бешенством:

    — Засунь своего спеца в свою глупую задницу!

    * * *

    То, что он трагически погорячился насчет ноги этой и ногитой, Сёме стало ясно еще когда он с чемоданчиком в руке отворил калитку иступил во двор своим ортопедическим ботинком. Сердце ощутило безрадостнуюпустоту дома.

    Нет, Лида копалась, как обычно, в своих грядках, безумныйкапитан Рахмил — китель на голое тело — пристегнув ремень к железной перекладине,равномерно точил опасную бритву на своей кровати возле сарая. В ногах у негосидела Любка-фашистка, благоговейно следя за скольжением блескучего под солнцемлезвия…

    Все было как всегда, и все было потеряно: в воздухе, ввоздухе он не услышал того сладостного, источаемого только Риткой ароматавспотевшей на солнце юной кожи, тыквенных семечек и еще чего-то неуловимотерпкого, неназываемого, исходящего от ее нагретых полднем смоляных кудрей.Воздух опустел, вот оно что.

    Сёма проковылял в дом, умылся, выпил чаю и только потомвышел на террасу, под которой цвели во всю мочь жаркие Лидины георгины ифлоксы.

    — А где… эти? — наконец, мрачно спросил он,неопределенно мотнув головой.

    Лида разогнулась и беззаботно доложила, что эти ушли, и послухам сняли где-то на Иерусалимке домик.

    — Да и ладно, — добавила она, — меньшенароду, меньше говна. — И рукой, испачканной в черной жирной земле,махнула в сторону Рахмила: — Куда б еще этого деть.

    4

    Иерусалимка так и называлась потому, что прежде былаеврейской частью города; тянулась она между теплоэлектростанцией и Южным Бугом,и когда-то была оживленным местом, обиталищем живописной бедноты. Жили здесьсапожники, грузчики, забойщики скота, водопроводчики, ремесленники всехпрофессий; возникали и вновь исчезали в кутузках спекулянты и воры в законе.

    После войны от разбомбленной Иерусалимки остались, по сути,две улицы — Переца и Эдельштейна. Встречались на них и каменные дома, нонеказистые, вроде дома, где жил со своей мягчайшей женой Кларой пьющий имятежный водопроводчик Шайка Альперович. Дом их, с одного крыла одноэтажный, сдругого — двухэтажный так и парил, словно подбитый, на двух разных крыльях, исходство с подбитым петухом становилось совершенным в дни драк, когда повсюдулетал пух от подушек. Могучий бык, Шайка периодически с кем-то дрался, наносясопернику увечья. После очередной драки сбегал к родственникам в село,пережидая тревогу, — недели на три, пока его искала милиция. Буйноеотчаяние в нем было смешано с внутренней трусостью.

    Рядом, на улице Эдельштейна, жил тунеядец Вольфсон. Он нигдене работал, вел политические беседы, ругал правительство, знал все обо всех иперепродавал на рынке часики и камешки. К нему захаживал Исаак — высокий, оченьпредставительный красавец в изумительном костюме-тройке, с мягким, чудесноготембра голосом, глупости какой-то клинической. Своим завораживающим голосом ончасами рассказывал, как нужно выбирать на рынке курицу, куда ей дуть, какоговида и цвета должна быть гузка. Уговаривал Вольфсона купить орден — какой-нибудьсерьезный, вроде Героя Соцтруда. Говорил — с орденом вам будет, вот увидите,легче жить, хотя тунеядец Вольфсон и так на жизнь не жаловался.

    И если медленно прогуляться вдоль по улице Переца, а потомзавернуть тем же неторопливым ходом на улицу Эдельштейна, пересчитывая окна ирассказывая о тамошних жильцах, об истории каждой семьи, составляющей пестроенародонаселение Иерусалимки, то можно никогда не закончить — подобно Шехерезаде— эту восхитительную прогулку.

    * * *

    Нюся с Риткой сняли квартиру в старом — еще времен ТарасаШевченки — глинобитном домике, поделенном на три квартиры. В одной жил водительхлебозавода Миша, с бездетной женой Соней, другую снимала разведенка с двумядетьми. Третья принадлежала известному вору Володьке. Был он вором в законе исидел почти все время. Квартиру двум женщинам сдала его бывшая жена, сусловием, что Нюся станет посылать Володьке передачи в лагерь. Плата быланебольшая, Нюся честно ее отбывала, и они с Риткой то и дело заколачивалиочередную посылку Володьке: шмат сала, вобла, консервы, кило сахару, папиросы«Казбек».

    Дина Рубина | Читать Россия

    Год рождения: 1953

    Quick Study: Дина Рубина пишет рассказы и романы, многие из которых затрагивают темы, близкие ее жизни — художники, музыка, ее родной Ташкент и ее нынешний Израиль — наряду с подробными психологическими портретами и элементами мистики.

    The Rubina File: Дина Рубина сделала себе имя как писатель, опубликовав свой первый рассказ в журнале Юность ( Юность ) в возрасте 16 лет: ее юношеский успех помог создать преданную читательскую аудиторию, которая сделало ее литературным бестселлером.Возможно, наибольший критический успех Рубиной пришел к роману « На солнечной стороне улицы », действие которого происходит в Ташкенте, который стал финалистом премий «Большая книга» и «Русский Букер», получив награды жюри и читателей от «Большой книги». Она также заняла третье место на Российской премии в 2010 году за свой Белый голубь Кордовы . Роман Рубины А вот и Мессия! «» был переведен на английский язык, а три ее работы экранизированы, в том числе « На Верхней Масловке » режиссера Константина Худякова, получивший несколько наград.

    Psssst………: Муж Рубины, Борис Карафелов, художник, нарисовавший обложки для некоторых книг Рубиной; Отец Рубины тоже художник… Рубина научилась водить машину в 52 года и говорит, что научилась быстро, потому что она бывшая пианистка и у нее хорошая координация рук и ног.

    Рубина Места проживания: Родилась в Ташкенте у родителей родом из Украины, жила в Москве со вторым мужем до 1990 года, когда они эмигрировали в Израиль… Училась музыке в Ташкентской консерватории.

    Слово о Рубине: Рецензент Нина Иванова, пишущая для TimeOut.ru о Почерк Леонардо , хвалит способность Рубины вызывать в воображении места с атмосферой: «Рубина описывает Киев так, как когда-то описывала Ташкент: восхитительно, подробно, с его цвета, запахи и характерные речевые паттерны. Среди таких декораций мог развиваться любой сюжет». Елена Луценко, пишущая в 2009 году для журнала Вопросы литературы , говорит, что На Верхней Масловке и На Солнечной стороне улицы — настоящие успехи Рубиной: «Это две работы, вырывающиеся из формата, где хорошо , легкая фантастика возвышается далеко над обычным массовым уровнем, потому что литературная обстановка не выдумана, а «стегана» нитью жизни, с жизненной силой .

    Rubina on Rubina: В интервью 2005 года, которое в основном посвящено путешествиям, Рубина говорит, что когда она путешествует со своим мужем, художником, они бродят по музеям, «в поисках еще одного автопортрета Рембрандта, который мы до сих пор храним, как дьявол может быть?, не видел. Если я одна, то могу просидеть полдня в маленьком ресторанчике или баре, наблюдая за посетителями, официантами и прохожими снаружи, пребывая в состоянии настоящей эйфории и заполняя блокнот густой паутиной записей.

    О написании: Рубина говорит, что начала считать себя писателем еще в подростковом возрасте, когда опубликовала свой первый рассказ в Юность и получила за него деньги. «Совершенно неважно, понимает писатель что-нибудь в «качестве» своей литературы или нет. Если он считает, что должен писать всегда, что бы ни случилось, опубликованы его произведения или нет, значит, он решил, что его профессия — «писатель».

    Рубина рекомендует: На вопрос в интервью о мемуарах Рубина похвалила переписку между Винсентом Ван Гогом и его братом.

    Перевод Рубины: В интервью журналу Interpoezia писатель и переводчик Дэн Джаффе сказал интервьюеру Андрею Грицману, что как писатель-фантаст он многому учится, когда переводит хорошего автора. Джаффе соглашается с оценкой Грицмана о том, что Джефф и Рубина имеют некоторые общие стилистические характеристики, говоря: «Я чувствую связь с ее работами и всегда многому у нее учусь. Энергия ее прозы, структура предложений и текстов, постоянное воображение — все это мне очень нравится.

     

    Фото: Avjoska, Creative Commons

    Муж Дины Рубиной художник борис. Фильмы по произведениям Дины Рубиной

    Дина Рубина — израильский и российский прозаик и сценарист, член Союза писателей Узбекской ССР, Союза писателей СССР, Международного ПЕН-клуба и Союза русскоязычных писателей Израиля, лауреат премий Министерство культуры Узбекистана имени А.Арье Дульчин, Союз писателей Израиля, Большая книга, Благотворительный фонд Олега Табакова, Портал.

    Дина Ильинична Рубина родилась 19 сентября 1953 года в Ташкенте в семье харьковской художницы и полтавской учительницы истории. Родители дали девочке имя в честь американской киноактрисы, звезды Голливуда 1940-х годов Дины Дурбин.

    Среднее образование Дина Рубина получила в специализированной музыкальной школе при Ташкентской консерватории. Позднее воспоминания об этом отрезке ее жизни появились в ее сборнике «Уроки музыки».Получив аттестат, Дина подала документы в Ташкентскую консерваторию, которую окончила в 1977 году. Затем работала преподавателем в Институте культуры в Ташкенте. Большая часть ее жизни была связана с этим городом, поэтому она часто возвращалась в его привычную атмосферу в своих романах, особенно в произведении «На солнечной стороне улицы».

    Дина Рубина: письмо

    Дина Рубина начала оттачивать свои писательские навыки в довольно раннем возрасте. Еще будучи совсем девочкой, она уже публиковалась в журнале «Юность».Когда Дине было семнадцать, ее рассказ «Беспокойная природа» попал в раздел журнала «Зеленое портфолио».

    Но настоящую популярность ей подарил рассказ «Когда пойдет снег?», опубликованный в 1977 году. В центре его сюжета жизненный отрезок одной девушки, впервые влюбившейся перед смертельной операцией. Позже она стала сценарием фильма, спектакля, теле- и радиоспектакля.

    Дина Рубина переехала в Москву после съемок фильма «Наш внук работает в милиции» по ее рассказу «Завтра, как обычно», действие которых происходило в 1984 году.Фильм не стал шедевром, но по приезду в столицу писательница создала одно из лучших своих произведений «Камера наезжает». А потом жизнь связывала ее с мегаполисом вплоть до 1990 года — до отъезда в Израиль, где она прижилась и продолжала развиваться как писательница: работала литературным редактором в еженедельном литературном приложении «Пятница» к русскоязычной газете «Наша Страна». И она до сих пор живет в этой стране – в городе Мевасерет-Цион.

    Именно после такого решающего шага в жизни, как эмиграция из Советского Союза, на творчество Дины Рубиной стали обращать внимание российские журналы «Новый мир», «Знамя» и «Дружба народов».Именно после этого с 2001 по 2003 год ей довелось побывать в Москве в качестве руководителя культурных программ Еврейского агентства.

    Многие произведения Дины Рубиной стали бестселлерами в разных странах, переведены на несколько десятков языков. Среди них:

    • «На солнечной стороне улицы»;
    • «Воскресная месса в Толедо»;
    • Белый голубь Кордовы;
    • «Когда пойдет снег?»

    Произведения Дины Рубиной можно прочитать на сайте Литерс онлайн или скачать в форматах fb2, txt, epub, pdf.Их главная особенность — колоритный язык, яркие персонажи, грубоватый юмор, авантюрные сюжеты и доступное описание сложных моментов. По мнению критиков, Дина Рубина — писательница для интеллигентных девушек.

    Недалеко от Иерусалима, на наш взгляд, практически в жилом районе, находится городок Маале-Адумим. Среди его жителей немало представителей русской интеллигенции – писателей, художников, журналистов, в разные годы перебравшихся в Израиль из России и других республик бывшего Советского Союза.Город молодой — ему нет и 40 лет. Его название переводится с иврита двояко: либо «Красный подъем» — в библейские времена так назывался коридор между скалами, поднимавшийся из Иерихона в Иерусалим, по которому проходил важный торговый и военный путь; или «Возвышение идумеев» — по названию племени, обитавшего в этих местах много тысяч лет назад. То есть в любом случае место имеет значение. И именно там, на краю Иудейской пустыни, в окружении оливковых деревьев, некоторым из которых две тысячи лет, живет Дина Рубина.И именно там к писателю приезжали корреспонденты «ТН».

    — Дина Ильинична, в России Вы один из самых читаемых русских прозаиков. Ваши произведения переведены на многие языки мира, экранизированы (достаточно вспомнить фильмы «На Верхней Масловке», «Любка», «На солнечной стороне улицы»). А в Израиле вас называют просто «наша Дина». Статус признанного литературного классика не давит? Как вы это оцениваете — некая обуза или подарок судьбы?

    — Подарком была только первая публикация.В 16 лет такой финт воспринимается как фейерверк. Теперь моя слава в тягость, и довольно серьезная. В первую очередь из-за нехватки времени. На мой электронный адрес приходит огромное количество писем — до пятидесяти в день: деловых, дружеских, от читателей. Я отвечаю на большинство из них. А еще встречи с читателями, интервью, бесконечное количество представленных рукописей и книг, которые меня просят прочитать, и так далее. Может быть, все это радовало бы меня, если бы я был принципиально другим, не ценящим одиночества больше всего на свете.Ведь я только произвожу впечатление легкого, светского, общительного человека. Мало кто подозревает, насколько я угрюмый интроверт. У меня трагичный характер, я не умею радоваться.

    — Ну разве ты в детстве не был счастлив?

    — Никогда не понимал и не любил этих разговоров о счастливом детстве. Кого ни послушаешь — для всех оказывается счастливым. А по-моему, в детстве человек почти постоянно несчастлив, просто потому, что он беззащитен и мал, и этот гигантский пугающий мир несется к нему с огромной скоростью.И даже если он растет в благополучной семье, значит, во дворе, в школе непременно что-то не так… Я родился в Ташкенте. И прожила там 30 лет. Она росла и взрослела в деспотической среде. Теперь я говорю об этом, не боясь того, что прочитает мой папа. (Тяжело вздыхает.) Больше читать не будет: уже три месяца, как его нет… А раньше я всегда давал интервью, с учетом того, что оно могло попасться на глаза отцу. Боюсь его реакции.Когда я звонила утром, чтобы спросить, какое у него давление, не болит ли спина, после двух-трех минут разговора папа непременно произносил крылатую фразу: «Ну, молчи! Работай, негр! И я смиренно слушал это на шестом десятке, со всеми своими изданными томами, огромными тиражами и премиями. Мой папа до конца оставался деспотичным отцом. Но он ни разу не тронул меня пальцем. Подавляющая сила его авторитета и характера Он был художником, преподавал живопись и рисунок в Ташкентском театрально-художественном институте.Студенты уважали и любили его.

    Я вырос в семье, где считалось, что ребенок должен ежедневно добиваться всего, добиваться максимума. Отцу и сестре всегда чего-то не хватало: высоких оценок, успехов, тщательности в разработке некоторых сонат… жажды совершенства. Мое личное совершенство… Я до сих пор не могу представить себя бездействующим — например, лежащим на диване перед телевизором. Это просто невозможно, и не только потому, что у меня нет телевизора.Во мне идет постоянная внутренняя работа над очередной книгой. Сейчас бьюсь над новым романом в двух томах — «Русская канарейка». Писать очень трудно. Первая книга — в том же объеме, что и «Белая голубка Кордовы» — уже готова. Я писал этот том два года. Это значит, что на второй уйдет как минимум еще год. Если вы получаете страницу в день — большая удача. Первый вариант никогда не устраивает, на следующий день он будет переписан, послезавтра я снова к нему вернусь — и так несчетное количество раз.При этом мой творческий багаж огромен просто по совокупности рабочего времени в моей жизни. Еще в молодости я просыпался в пять утра и садился за машинку. Первую половину дня я работал над своими композициями, а вторую половину занимался переводами. Я всегда прожил тяжелую, изматывающую и очень поучительную жизнь… К 24 годам я был членом Союза писателей.

    — Твоя мать такая же суровая, как и твой отец?

    — Нет, мама очень живой человек, обаятельный, я бы даже сказал предприимчивый.Она сбежала от отца за какие-то потемкинские деревни. К тому же, как учитель русской истории, она знала много замечательных сказок о той эпохе и красиво их рассказывала. Вообще мне казалось, что Екатерина II, Потемкин, Павел I, Петр Великий были представителями нашего семейного рода.

    — Родители поощряли ваши литературные устремления?

    — Наоборот, они считали мою писанину полнейшей чушью и бездельем.Они настойчиво вели нас с сестрой к музыкальной карьере. Кстати, мою сестру вывели: Вера — замечательная скрипачка. Сейчас она живет в США, президент Массачусетской музыкальной ассоциации, блестящий педагог — ее ученики получают призы на конкурсах. И отец, и мать видели во мне пианиста. Готовили основательно, и это было настоящее музыкальное насилие. Я честно ненавидела занятия и до сих пор считаю, что они отняли у меня 17 лет жизни. Я учился в спецшколе при консерватории и должен был заниматься музыкой по шесть-семь часов в день.Представьте себе этот каторжный труд. Конечно, она старалась уклоняться от муштра, прилагала изрядные усилия, чтобы вырвать из жизни хотя бы какие-то кусочки времени для внутренней жизни. В связи с этим в семье то и дело вспыхивали скандалы. Но так как мои родители постоянно работали, мне все же удалось ускользнуть от их внимания. Я был фантастическим лжецом, я мог построить башню из лжи только для того, чтобы пойти туда, куда я хотел. Ради защиты себя и личного времени, чтобы вырваться из домашнего плена. Куда? Я мог сесть на пригородный поезд и уехать на целый день, ни разу не пойдя в школу.Она часто пропадала в зоопарке — просто сидела на скамейке и смотрела на обезьян. Между прочим, я перемещался в космосе в полном одиночестве — и тогда я был абсолютно никому не нужен. Я говорю: я по натуре законченный интроверт, умноженный на куб. Странно, да, слышать такое от человека, окруженного друзьями, подругами, знакомыми, полузнакомыми, незнакомыми людьми? Но это так.

    — Как вам удалось пробиться к писательству?

    — Никто никуда не прорывался.Все произошло как бы само собой. Улыбка судьбы. Вариант Золушки. Учась в девятом классе, я наткнулся в журнале «Юность» на рассказ, написанный каким-то восьмиклассником. Я подумал: «Но у меня чертовски много таких историй. Почему бы не отправить? И послала одну, тут же забыв об этом. И я в очередной раз убежала из школы, бог знает каких кварталов в Ташкенте. Вернувшись, я обычным семейным стуком стучу в дверь. Папа открывает и говорит с порога: «Вы плохо закончили!» Все ясно: классный руководитель сообщил о моем прогуле.Ужас… Я причитаю: «Папа, папа, прости меня, я больше никогда… Такого больше не повторится…» На что он строго сказал: «Вам прислали письмо из правительственного ведомства. » Вы знаете, в каком конверте пришла посылка? Издательство «Правда». Это было что-то нереальное. Хорошо, что сталинские времена прошли, а то можно было от страха избавиться. Еще — письмо из ведущего партийного издательства страны. Итак, конверт попал в руки моему отцу.В семье считалось невозможным печатать чужие письма, но и оставить такое послание без присмотра тоже было немыслимо, поэтому папа читал его при свете, поднеся к лампе. Оно гласило: «Я прочитал ваш рассказ, он мне понравился… Он будет опубликован в таком-то номере журнала…» Семья оцепенела. Родители не знали, как реагировать. С одной стороны, меня должно было взорвать, потому что я опять пишу какой-то дурацкий почерк, вместо изучения музыки, а по математике и физике — вечный кошмар в крутом журнале.Но с другой стороны, издание трехмиллионным тиражом – это не шутки. Вы знаете, какой гонорар я получил? 92 рубля! Страшные деньги, огромные по тем временам — месячная зарплата младшего научного сотрудника. Мама сразу сказала, что нужно купить что-то, что осталось бы на память об этом событии. Для жизни! У многих провинциалов все делается «для жизни». (С улыбкой.) Нет, я до сих пор с большой иронией отношусь к своему детству. Короче, мы с мамой пошли на Фархадский рынок.В ближайшей подворотне нас поймал спекулянт. Гигантская тетка, настоящий Гаргантюа в юбке. На ее огромном животе были какие-то свитера, леггинсы, юбки, упакованные в целлофановые пакеты. Как только нас увидела, тетя завизжала: «Поди сюда, купи что-нибудь для своей девочки, такой красавицы, такой хорошей мамы!» Мама спросила: «Так что ты собираешься нам предложить?» Она воскликнула: «А вот и куртка! Купите этот оберег для дочки, шоб она всю жизнь его носила. Я с тоской подумал: «Зачем нам куртка на всю жизнь?!» Но, конечно же, этот монструозный розовый синтетический шедевр был куплен.Обновку я носила неделю, до первой стирки, после которой куртка полиняла и пошла валками.

    — Когда вы впервые влюбились?

    — В 17 лет. Страстно, горячо, как и положено по возрасту и эмоциональному состоянию. Мы встречались три года, в 20 лет я вышла замуж и прожила в браке пять лет. У нас родился сын Дима. Мальчик был очень беспокойным, совсем не спал по ночам. Борясь со сном, я вывезла его в коляске — там он окончательно успокоился, уснул, а я, болтая ногой в коляске, делала записи в блокноте.Вот как в рассказе «Когда пойдет снег?» Была написана, которая также была опубликована в «Юности». Внезапно она стала популярной – по ней сделали радиопостановку, поставили спектакль. И я превратился в ташкентскую знаменитость.

    — Мужа устраивали ваши успехи или он ревновал?

    — А какой мужчина, особенно в молодости, с радостью примет успех жены? Мой муж не был исключением. Но это была не единственная причина нашего развода. Все-таки есть на свете такое понятие, как твоя половинка – человек, который предназначен именно тебе.Вот мой второй муж на самом деле предназначен для меня. А первый как раз случайно пострадал от меня. Как метеорит. Я столкнулся с ним и причинил ему боль в течение многих лет. Я ушел по-мужски, взяв с собой только сына и машинку. Позже она на мои гонорары купила нам с Димкой крохотную однокомнатную кооперативную квартиру недалеко от родителей.

    — У вас творческий взлет, вы начинаете активно реализовывать себя как писатель, а дома вы ребенок. Как это сочеталось?

    — Повторяю, отец вбил мне главное слово — «долг».Во всем. И конечно, ребенок был моей главной обязанностью. Я жил в перерыве. Но во мне бурлило невероятное количество энергии. Я помню, как зарабатывал в Узбекистане переводами узбекских прозаиков. В частности, был такой Нурали Кабул — зять первого секретаря ЦК Коммунистической партии республики Шарафа Рашидова. Он писал рассказы, мне давали подстрочный перевод, и я делал из него литературу. Полученный результат был опубликован в журнале «Юность», а затем переведен на разные языки с моего «перевода».Нурали сказал мне: «Дынкя-хон, почему ты ничего не просишь? Что вам нужно? Хочешь машину, хочешь квартиру? Что тебе подарить?» Подумав, я ответил: «Нурали, у тебя есть бумага для машинки?» Тогда она была в дефиците. И он дал мне пачку бумаги… Время от времени Нурали устраивал «туй». («праздник». — Прим. «ТН») для каких-то московских гостей. И пригласил меня сам, в качестве своей переводчицы. Но этот вечный «долг, долг!» — папа считал, что я сама должна справиться с сыном и бытовые трудности.Словом, посидев некоторое время среди гостей, я встал и объяснил, что мне пора домой, к сыну. Нурали сказал: «За что я Динку уважаю — он хорошая мать…»

    — Как при таком родительском контроле вы ухитрились снова выйти замуж?

    — По моему рассказу «Завтра как обычно» снят фильм. Картинка получилась никчемная, зато музыка в ней прелестная. Ее написал замечательный композитор Шандор Каллош. Когда я приехал в Москву на дубляж, он сказал: «Диночка, я хочу познакомить тебя с гениальным артистом.К тому времени я уже пять лет был один, хотя и окруженный толпой женихов, которые кружили вокруг меня с намерением и надеждой. Но повторюсь: я тяжелый человек и, главное, рабочая лошадка, а значит, терпеть меня не легко.Сандор не был в курсе моей личной жизни,он только хотел,чтобы я увидела интересные картины и познакомилась с талантливым человеком.Моя реакция была из серии «спасибо,не надо»-с детства художники Надоели.Но все же пошла.У Бориса Карафелова была огромная мастерская во Дворце пионеров.Он преподавал там несколько дней в неделю. Все это я описал в рассказе «Камера прибегает!». Хотя при знакомстве с живописью Бориса я вежливо выказал одобрительное отношение, его картины не произвели на меня никакого впечатления. Мой отец был художником совсем другого направления, я выросла в реализме, как бы в материальности, и все краски Бориса, многокрасочность, многослойность были мне непонятны, не близки. Но мне понравился сам художник. Невысокий, худенький, с невероятными глазами — очень нежный, целомудренный и в то же время глубокий, проницательный.При этом его характер оказался мягким, деликатным, абсолютно не гнетущим. Словом, как потом выяснилось, Борис — единственный человек, которого я могу долго выносить рядом с собой. Тем не менее, я не сразу потерял голову, в отличие от него, который сразу стал добиваться взаимности. Все происходило очень бурно и очень серьезно: письма, поездки в Ташкент — света нет рядом… Он совершенно покорил меня своей восхитительной старомодностью.

    — Родители проявляли верность?

    — Ну а тебе, при всей большой любви ко мне, верности никогда не было.«Зачем тебе жениться? У тебя есть сын, у тебя есть творчество! А для кого — для художника?! «Они привыкли, что дочка одна и с ней вроде бы все хорошо, так на кой черт ей нужно больше?! Но в 1984 году я уехала к Борису в Москву, а через два года у нас родилась Ева. .Кстати,записались мы тайно.В Ташкенте.За большие деньги — для ускорения процесса.Сначала за 25 рублей купили справку о том,что я беременна,и еще 50 рублей заплатили,чтобы нам покрасили послезавтра.На следующий день после того, как штампы в паспортах были проставлены, ко мне приехал мамин брат, дядя Яша. Верный коммунист, человек чрезвычайно строгих правил. Образовалась она неожиданно: я пришла к родителям, а это соседний дом, но там никого не было, и он пришел ко мне. В этот момент я готовила ужин на кухне, Борис был в ванной. Дядя Яша вошел в комнату и сел пить чай. Борис спрятался. Он долго не решался появиться, в конце концов не выдержал — ну сколько можно сидеть взаперти? Он вышел в спортивных штанах, футболке и тапочках.Дядя в ступоре. Тупая сцена. «Дядя Яша, — говорю, — познакомьтесь: это мой муж». Он поперхнулся, спросил: «Кто, этот?!» — с такой интонацией, как будто Борис беглый каторжник. «Да, — говорю, — мы расписались вчера». — «На каком основании?!» — «Дядя Яш, как на чем? Исходя из потребностей женщины. Потом он к Борису: «А что ты делаешь?» Боря признался, что он художник. Дядя Яша посмотрел на меня пренебрежительно: «Не мог ли ты найти что-нибудь посолиднее?» У меня есть веселые родственники. Но потом все смирились. к моему выбору и, кстати, очень любила Борю.(С улыбкой.) А что еще они могли сделать? Знаете, когда мой муж окончательно покорил меня? Вскоре после того, как мы расписались, к нам пришла моя мама. Она как-то очень переживала, что не оказалась в центре происшествия. — Ты знаешь, Борис, что Дина — непростой человек? — спрашивает. Он сказал: «Я знаю». «Она может молчать весь день», — говорит он. «Я охотно верю», — отвечает мой муж. И я подумал: «Вот наконец-то нашелся мужчина, который проглотит меня со всеми моими прибамбасами». Ведь мы с Борей можем за день не сказать друг другу ни слова.И это никого не раздражает.

    — Дина, почему вы решили эмигрировать?

    — Причин было несколько. Одним из них, весьма существенным, было то, что меня постепенно перестали публиковать. Очевидно потому, что я начал писать что-то более серьезное, чем романтические рассказы деревенской девушки. Например, рассказ «На Верхней Масловке». Сейчас она такая добрая, снимается, переводится на разные языки, по ней в западных вузах пишут диссертации.А потом в Юность ее не взяли. Герои какие-то маргиналы, неудачники, древняя старуха… Где животрепещущие темы, где нерв нашего времени?! Я подумал, что в итоге на «Юности» свет клином не сошёлся, а пошёл на другие журналы. Но и там мне дали очередь от ворот. Я писал некоторые вещи, которые выпадали из социальной направленности, героями моих рассказов и повестей были чудаки — странные люди с несоветскими судьбами, существовавшие сами по себе, отдельно от каких-либо сообществ, партий.Мои персонажи не вписывались в реальность середины 1980-х, да и я сам не вписывался… И еще: это было время, когда многие районы Москвы были охвачены антисемитскими призывами. Именно этим наша местность отличалась. И я не могу жить в ситуации обидной, невыносимой для моего самочувствия. Я понял, что не хочу, чтобы в этой нелюбви росли дети… Мы уехали в Израиль в конце 1990-х. Я перевез туда всю семью. Мужа уговаривать не пришлось — тонко чувствуя мое состояние, он понимал, насколько это важно для меня.К тому же, видимо, мне давно хотелось, как говорится, «сменить пастбище» — чисто литературное ощущение исчерпанности окружающего пространства и темы. Однако этот глобальный шаг стал колоссальным испытанием.

    Эмиграция — это не просто смена обстановки. И даже не стихийное бедствие. Это харакири, самоубийство. Особенно для писателя, который пишет на языке страны, которую он покинул. Мы уезжали навсегда. Без надежды вернуться, без намерения вернуться. Оставить квартиру, хотя в те годы жилье уже можно было приватизировать и продать — многие наши знакомые именно так и поступали.Но я этого не сделал. Она уехала из страны так же, как ушла от первого мужа — все бросила, только детей забрала. И, как это ни смешно, достала только одну вещь. Кроме картин Борина, кистей — а на человека можно было брать не более 20 кг — я взял свой любимый гжельский чайник, завернув его в подвернувшиеся тряпки. Оказалось, что это две пары трусов — сын и муж. (Смеется.) Именно с этими двумя парами трусиков мы начали новую жизнь.

    — В то время кажется, что война в Персидском заливе только началась…

    — Да, мы сразу попали в войну — с сиренами воздушной тревоги, с противогазами. Все это я описал в рассказе «В твоих воротах». За несколько недель до начала бомбежек нам объяснили, как будет звучать сирена воздушной тревоги и что нужно делать в этот момент. Но когда посреди ночи впервые раздался леденящий душу вой, я решил, что настал день Страшного суда. Она лежала неподвижно, безучастно глядя в потолок. Борис вывел меня из ступора: «Зачем ты врешь?! Надеваем противогазы и в комнату! «В Израиле в каждом доме есть герметичная комната со стальной дверью и стальными ставнями на окнах на случай химических и других атак.Самым сложным было надеть противогаз на мою четырехлетнюю дочь. В эти моменты, Борис и Димка, я начал танцевать вокруг Евы, как будто происходило такое веселое представление. (Со вздохом.) Очень страшно, но назад пути нет. Оставалось только жить дальше. Сама жизнь оказалась тяжелейшим испытанием на прочность. На страну обрушился миллион человек, работы не было, язык еще надо было учить. Все те небольшие деньги, которые нам давали в виде подъемных, пошли на квартиру, холодильник, обогреватель…Больше было негде взять. И я начала то, что делало тогда большинство женщин, приехавших из Советского Союза, вне зависимости от образования, прежнего социального положения и прочих советских регалий — ходила мыть полы за 10 шекелей в час. Ведь самое страшное – это призрак ваших голодающих детей.

    — Ты со шваброй в домах чужих?! Это удар по гордости.

    — Да, шок был. Просто теперь я знаю, что я уже умер один раз — в то время.Для меня, конечно, это была смерть. Я знал точно: моя земная жизнь писателя окончена. Но я не мог справиться со своим нутром, со словесной магмой, с образами, которые невольно переполняли меня. Поймите, я пишу с детства, всю жизнь, к тому времени я уже был автором четырех книг, то есть вполне сложившимся писателем, и писательство было моей галочкой, бегом руки, которая накопилась за года.

    — И заодно помыть полы…

    — Ну что поделаешь? Ведь я довольно выносливая женщина… Но вскоре мне предложили должность редактора в крохотном издательстве. Платили очень мало денег, но все же это был стабильный доход. Нужный небольшой грант она получила на издание книги — тираж, конечно, мизерный, но и то хлеб. Стала ездить по стране, выступать перед читателями — тоже какие-то копейки. Так понемногу жизнь начала налаживаться. И вот наконец начался прекрасный период: картины Борина стали хорошо продаваться.Первый был куплен на аукционе в Ницце. Это были серьезные деньги, мы жутко оживились и… первый раз с момента нашего приезда мы с мужем пошли в кафе.

    — Как вы отнеслись к тому, что в Израиле всех, в том числе и девушек, призывают в армию?

    — Не «забирают» — у каждого человека есть возможность выбрать альтернативные виды обслуживания. Они идут добровольно, потому что это необходимо. И вы ничего не можете с этим поделать. Конечно, когда мои дети надели военную форму, я, как и любая мама, заволновалась.Но в то же время она была горда. Дело в том, что эта страна держится на плечах наших детей. Если бы не сильная армия, ее давно бы раздавили. У нас просто нет другого выхода. Мои служили честно, как говорится, по гамбургскому счету. Особенно Ева — она ​​служила в очень серьезной, престижной армии.

    — Чем сейчас занимаются дети?

    — Дима работает менеджером в крупной торговой компании — заказывает продукты, всегда ведет какие-то переговоры.Ежегодно награждается дипломами. Ева получила свой первый университетский диплом по английской литературе и сейчас заканчивает второй диплом по археологии, готовясь к защите диплома. Затем она планирует заняться диссертацией. Он прекрасно рисует, пишет прозу и стихи как на английском, так и на иврите. А еще у меня есть замечательная Карина Пастернак, которую я считаю приемной дочерью. В начале 2000-х я был начальником отдела культуры и связей с общественностью в московском отделении агентства «Сохнут», и Карина работала в моем отделе.Она стала очень близкой подругой нашей семьи, и когда мы должны были вернуться в Израиль, она вдруг сказала: «Я хочу с тобой». Я опешил: «Как?! А мама, бабушка?! Ты единственный с ними. Но она твердо стояла на своем. Пришлось обсудить эту тему с ее мамой, которая сейчас с удовольствием приезжает в Израиль навестить дочь. И Каринка сделала здесь замечательную карьеру, стала дизайнером сайта знаменитого музея памяти жертв Холокоста еврейского народа «Яд Вашем».Он разъезжает на своей машине, снимает квартиру недалеко от нас. По пятницам все дети собираются за семейным ужином.

    — Вам комфортно в статусе бабушки?

    — я бы сказал — потрясающий. Внучка стала для меня огромным открытием. Мне так смешно и поучительно наблюдать за Шили — так ее зовут. В переводе с иврита оно означает «подарок мне». Я сначала ошарашилась от такого непривычного для русского уха имени, надеясь, что ребенка все-таки назовут по-человечески.Но теперь я к этому привык. И я уже слышу что-то танцевально-французское в имени…

    — Дина, ты перечитываешь свои книги?

    — Никогда. Хотя недавно мне пришлось обратиться к «Синдрому петрушки», но только потому, что подруга попросила совета по поводу кукол. Пока я работал над романом, я тщательно изучил тему. Поэтому я был вынужден вернуться к своему составу. Я начал читать. И вспомнился мне чудесный рассказ о Толстом, когда, наводя порядок, он вытащил из какой-то щели листок и….. прочитал, и, дочитав до конца, сказал: «Кто это написал? Хорошо написан! У меня было такое же чувство. Я даже позвонила Борису. Он спустился из мастерской: «Что случилось?!» А я говорю: «Борька, ты знаешь, очень хорошая книга!» Так я и сказала, что не знаю, как быть счастливым. Правильно, это так. И все же я знаю, что такое счастье. Когда книга закончена и нажатием клавиши компьютера я отправляю ее в издательство, в этот момент я испытываю ни с чем не сравнимое, огромное счастье.

    Карьера: Автор нескольких десятков сборников повестей, рассказов и семи романов: «На солнечной стороне улицы», «Синдром Петрушки» и др.Преподавала в Ташкентском институте культуры, возглавляла литературное объединение при Союзе писателей Узбекистана, возглавляла отдел культурных программ Еврейского агентства

    «Сухой».

    Дина Рубина — популярная писательница, пишущая на русском языке. Романы писателя переведены на болгарский, английский, польский, немецкий и иврит. Тираж книг составляет сто тысяч экземпляров. Яркие образы и остроумный стиль позволили Дине Рубиной прочно завоевать свою нишу в современной литературе.Автор современной прозы был удостоен премии. Арье Дульчина (Израиль), премия «Большая книга» (Россия), премия Союза писателей Израиля и другие награды.

    Детство и юность

    Дина Рубина родилась 19 сентября 1953 года в городе Ташкенте Узбекской ССР. Отец Дины — харьковчанин Илья Давидович Рубин — приехал в Ташкент навестить родителей после демобилизации с фронта. Мама учитель истории Рита Александровна. Когда ей было 17 лет, она приехала в Ташкент из Полтавы во время войны.Родители Дины познакомились в художественной школе — молодая учительница Рита Александровна вела историю со студентом Ильей Рубиным.

    Дина Рубина в детстве с родителями и сестрой

    Дина ходила в музыкальную школу для одаренных детей при консерватории. Будущий писатель назвал школу «элитной каторжной». Рубина описала свои воспоминания об ужасе во время экзаменов по игре на фортепиано и другие школьные переживания в своем биографическом рассказе «Уроки музыки». В 1977 году Дина окончила Ташкентскую консерваторию.Работала преподавателем в институте культуры.

    Литература

    Первое произведение Дины Рубиной было опубликовано в 1971 году. В разделе «Зеленое портфолио» журнала «Юность» опубликован рассказ «Беспокойная природа». После нескольких публикаций писатель регулярно публиковался до 90-х годов в разделе «Проза» журнала «Юность». Работа в журнале принесла Дине Рубиной известность среди советских читателей.


    О своей работе в Ташкенте прозаик вспоминает с юмором.Она переводила узбекских авторов на русский язык, чтобы заработать деньги. Перевод узбекских народных сказок, за который она получила награду Министерства культуры Узбекистана, писательница назвала «откровенной халтурой». Автор неуместно отзывается о своей пьесе «Чудесная дойра», написанной для музыкального театра.


    В 1977 году вышла повесть Дины Рубиной «Когда будет снег?» Был опубликован. Это пронзительная история 15-летней тяжелобольной девушки Нины. Героиня обижена на отца, который забыл умершую мать Нины и нашел новую любовь.Накануне серьезной операции девушка знакомится с парнем и безнадежно влюбляется. Героиня постоянно задается вопросом: «Когда пойдет снег?» Выпавший снег стал для героини символом обновления. Телеверсия спектакля «Когда будет снег?» Московский ТЮЗ принес Дине Рубиной популярность.


    Фильм «Наш внук работает в милиции», снятый на «Узбекфильме» по рассказу Дины Рубиной «Завтра, как обычно», оказался провальным. Но участие писателя в съемках фильма послужило материалом для романа «Камера наезжает», который имел успех.В 1977 году Дина Рубина стала молодым членом Союза писателей Узбекистана. Спустя три года писатель был принят в Союз писателей СССР. Переехав из Ташкента в Москву, Рубина писала для радиопередач, продолжала создавать рассказы и повести.


    В конце 1990-х Дина Рубина с семьей переехала на ПМЖ в Израиль. Я устроилась работать в русскоязычную газету «Наша страна». После переезда в Израиль в жизни писателя наступил творческий и личностный кризис.Советские журналы «Новый мир», «Знамя», «Дружба народов» в это время стали публиковать рассказы Рубиной.

    После долгого молчания в 1996 году роман «А вот и Мессия!» Это произведение о жизни русских эмигрантов в Израиле. Автор то с грустью, то с юмором описывает ситуации, в которых оказались бывшие граждане России на новой родине.


    В романе 2006 года «На солнечной стороне улицы» Дина Рубина переплела судьбы людей, бегущих по солнечной стороне улицы.Герои романа составляют пестрый сборник разных и в то же время похожих историй. Герой романа, солнечный город Ташкент, соединил в себе художника и студента, проститутку и пьяницу.

    В 2008 году вышла одна из самых популярных книг Дины Рубиной «Почерк Леонардо». В романе рассказывается история девушки по имени Анна, обладающей даром предвидения. Женщина путешествует по миру с цирком и делает предсказания. Жизнь Анны трагична: женщине остается только наблюдать, как сбываются непростые предсказания.События в романе показаны глазами мужа и друзей главной героини.


    Еще одним произведением Дины Рубиной, заслуживающим повышенного внимания читателей, является роман «Белая голубка Кордовы», написанный в 2009 году. Книга рассказывает о художнике Захаре Кордовине. Герой живет двумя жизнями: в одной Захар учитель и знаток, в другой занимается подделками картин известных мастеров. В 2014 году вышла одна из самых успешных работ Дины Рубиной «Русская канарейка».В детективную трилогию вошли произведения Желтухин, «Голос» и «Блудный сын».


    Тотальный диктант проводится в России с 2004 года. Написать диктант может любой желающий — от студента до профессора. В последнее время текст диктанта писали писатели и знаменитости. Участвовал в проекте,. В 2013 году честь написать текст для Тотального диктанта была предоставлена ​​Дине Рубиной. С событием связан скандал — губернатор Ульяновской области заменил текст Дины Рубиной рассказом Василия Пескова.Результаты Тотального диктанта в Ульяновской области признаны недействительными.

    В 2001–2003 годах писатель работал в отделе культуры российского отделения организации «Еврейское агентство», занимающейся помощью репатриантам.

    Личная жизнь

    Первый брак Дины Рубиной, по словам писателя, был неудачным. Пара быстро рассталась. Дина с маленьким сыном Димой переехали в тесную квартиру родителей. Получив гонорар за спектакль «Чудесная Дойра», она купила однокомнатную кооперативную квартиру и жила в ней до переезда в Москву.


    Со своим вторым мужем, художником Борисом Карафеловым, Дина познакомилась во время съемок фильма «Наш внук работает в милиции». После свадьбы, в 1984 году, пара переехала в Москву. В 1990 году семья эмигрировала в Израиль. В браке с Борисом Карафеловым Дина Рубина родила дочь Еву.


    Муж и дочь писательницы — верующие люди. Борис — иллюстратор работ жены. Семья живет в израильском городе Мевасерет-Цион.

    Дина Рубина сейчас

    В 2017 году в издательстве «Эксмо» вышла новая книга Дины Рубиной «Бабий ветер». Произведение вызвало неоднозначные отзывы поклонников писательского таланта. Роман рассказывается от имени косметолога из России, эмигрировавшей в Америку. Через руки героини проходит множество клиентов, многие из которых раскрывают женщине истории своих судеб.


    Романы писателя не раз экранизировались. В 2015 году вышел фильм «Синдром петрушки» режиссера Елены Хазановой по одноименному произведению Дины Рубиной.В фильме снимались известные российские артисты: Мераб Нинидзе и другие. Фильм рассказывает о мальчике Пете, который стал свидетелем убийства мамы маленькой рыжеволосой девочки Лизы. Спустя годы кукольник Питер женится на Лизе. Впереди парочка ужасных испытаний.

    Библиография

    • 1996 — «Вот идет Мессия!»
    • 2004 — «Наше китайское дело»
    • 2005 — «Мастер Тарабука»
    • 2007 — «Старые истории любви»
    • 2008 — «Астральный полет души на уроке физики»
    • 909 909 Почерк Леонарда 2009 — «Белая голубка Кордовы»
    • 2010 — «Синдром петрушки»
    • 2010 — «Интимный миф»…»
    • 2010 — Мне больно только когда смеюсь
    • 2011 — Убийца
    • 2015 — Коксинель

    Дина Ильинична Рубина родилась в семье художника Ильи Давидовича Рубина и учителя истории. Окончила музыкальную школу при консерватории, а в 1977 году — Ташкентскую консерваторию.

    Первый рассказ Рубиной «Беспокойная природа» был опубликован в 1971 году в журнале «Юность»… В 1977-78 гг. преподавал в Ташкентском институте культуры в 1978–84 гг.руководил литературным объединением при Союзе писателей Узбекистана, переводил узбекских писателей на русский язык. Ее рассказы и рассказы публиковались в журнале «Юность», а пьесы «Чудесная дойра» и «Когда пойдет снег?» были поставлены в нескольких театрах Советского Союза. В 1980-х годах. в Ташкенте были изданы три книги прозы Рубиной: «Когда будет снег..?» (1980), «Дом за Зелеными воротами» (1982), «Открой окно!» (1987), в 1990 году в Москве вышел сборник повестей и рассказов «Двойная фамилия».

    В 1990 году Рубина иммигрировала с семьей в Израиль. После переезда работала литературным редактором еженедельного литературного приложения «Пятница» к русскоязычной газете «Наша Страна».

    Рассказы и рассказы автора публиковались в журналах «Молодежь», «Новый мир», «Огонёк», «Континент», «Советская литература за рубежом», «Искусство кино», «Дружба народов», «22», «Время и мы», «Знамя», «Обозреватель», «Иерусалимский журнал», а также во многих литературных альманахах и сборниках.Начиная с 2003 года Дина Рубина начала сотрудничать с издательством «Эксмо», которое активно издает и переиздает весь корпус ее прозы. За годы сотрудничества с издательством общий тираж книг Д. Рубиной превысил два с половиной миллиона экземпляров. Книги Д. Рубиной переведены на 22 языка. Ее романы, рассказы и рассказы изданы отдельными книгами на иврите, а также на английском, болгарском, французском, чешском и эстонском языках.

    Прозу Рубиной отличает ярко выраженная авторская интонация, внимание к бытовым деталям, точное изображение характеров, ирония и лиризм. Особое место в творчестве Рубиной занимает еврейская тема: историческое прошлое народа, а также современная жизнь евреев в Израиле и в диаспоре.

    С 2000 года Рубина работает представителем Еврейского агентства по работе с общинами в Москве. Муж — художник Борис Карафелов, постоянный иллюстратор ее работ.У Дины Рубиной есть сын Дмитрий от первого брака и дочь Ева от второго. Живет в городе Маале-Адуммим.

    Вымысел в произведении автора. К профильным произведениям автора относится условный цикл романов «Люди воздуха», написанных в жанре современного магического реализма. Самый известный роман цикла — «Почерк Леонардо», который в 2009 году был номинирован на многие крупные премии в области научной фантастики в России и Украине. Роман рассказывает о девушке, обладающей паранормальными способностями и пишущей «зеркальным почерком», похожим на почерк Леонардо да Винчи.

    Другие литературные награды и премии:

  • Лауреат Министерства культуры Узбекской ССР (за музыкальный спектакль «Чудесная дойра», 1982).
  • Лауреат премии Арье Дульчина (1992) (за книгу «Один интеллигент сел на дорогу», 1990).
  • Лауреат премии Союза писателей Израиля (за роман «А вот и Мессия!», 1996).
  • Лауреат Российской премии за роман «Белая голубка Кордовы» (2010)
  • Лауреат Фонда им.Юрий Штерн и Министерство культуры Израиля (2009 г.)
  • Лауреат премии Фонда Олега Табакова за повесть «Адам и Мириам» (2008 г.)
  • Лауреат премии «Лучшая книга литературного сезона» (Франция, 1996 г.) ) за рассказ «Двойная фамилия».

  • Писатель приехал в Москву на презентацию книги «Окна» и поговорил с «Телесемь» о судьбе и счастье.

    Досье

    родился : 19 сентября 1953 года в Ташкенте. С 1990 года живет в Израиле.Пишет книг за 40 лет
    книг : из больших — 8 романов. Книги Рубиной переведены на 27 языков. Недавно добавленные Норвежский, Албанский, Итальянский
    семейное положение : женат. Супруг — художник Борис Карафелов
    ПРЕДПОЧТЕНИЯ
    блюдо : «Мясо на гриле. Я — ярко выраженный мясоед»
    напиток : «Я спиртная душа. Больше всего я люблю Амаретто и свою любовь к нему я передал Вере, героине романа На солнечной стороне улицы
    любимое кольцо : из серебряной монеты времен Александра Македонского
    Держу пари этого не знал… У Дины Рубиной есть любимое место в Москве – Ботанический сад. Когда писательница жила в нашем городе, она ходила туда гулять с детьми.

    Место силы

    — Дина Ильинична, у вас есть талисман или место, которое вас подзаряжает, дает силы? Когда вы работали над романом «Синдром Петрушки», вам помогала кукла, игрушка Петрушка. И сейчас?
    — Есть у меня такое любимое место — прихотливо изрезанное побережье Средиземного моря в израильском районе Хайфа.В древние времена здесь была финикийская крепость. Студенты-археологи до сих пор находят там монеты, амфоры и древние якоря. Туда прилетают такие птицы, каких я никогда раньше не видел, потому что есть пути перелета птиц… Это волшебное место, где забываешь обо всем на свете. Люблю там работать, бродить по берегу… У Бориса даже есть картинка, открывающая мой сайт: Я иду по берегу с собакой.
    — Ваш муж рисует вас с такой любовью, с какой Сальвадор Дали рисует свой Гала…
    — Вы знаете, когда мы приехали в Израиль, мы были совсем нищими. Все те самолетные килограммы, которые нам полагались по закону, занимали холсты, краски, лаки — целые рулоны холстов и ящик красок. Наша первая съемная квартира в Иерусалиме была маленькой и пустой. А однажды к нам приехала коллекционерка из Испании, дама на высоких каблуках. Дама долго смотрела, возвращалась к одной картине, к другой… И вдруг сказала: «Борис, ты настоящий художник! Вы влюблены в свою жену…» Между прочим, Боря до сих пор пишет мой портрет. Мы даже купили старинное кресло 19 века для его новой мастерской, чтобы он мог написать этот мой портрет. Стул имеет высокую резную спинку. Я сижу, как английский судья, и позирую.
    — Вы всегда позируете или он рисует по памяти?
    — Позирую, конечно. Пока жена жива, она может позировать.

    Квартира у Голгофы

    — В «Линии жизни» на канале «Россия К» вы сказали, что одно из ваших любимых занятий — пить водку с Игорем Губерманом.Наверняка он тебе гарика посвятил!
    «Только не делай из меня алкоголика. Я вообще не пью, но литературные задачи текста потребуют иного. И Гарик, посвященный мне… Однажды он подарил мне свою книгу. И я заболел, у меня случился очередной приступ астмы. И вот я звоню ему, давлюсь, кашляю и говорю: «Игорь, я сейчас с таким удовольствием читаю твою книгу, извини, долго не могу говорить, выздоровею, позвоню и рассказать вам больше». Я вешаю трубку, и через минуту звонит телефон. А Губерман говорит: «Слушай, я тут стишок написал, по-моему, гениальный: «Дина лежит на своей кровати, на бедре держит книгу.Прочитав это произведение, впечатлительные люди умирают. «Вообще Игорь — фантастически светлый человек с мгновенной реакцией. Был такой случай — Шендерович и Губерман были у меня в гостях. И мы как раз переехали в новую квартиру с видом на Елеонскую гору, Гефсиманский сад. Гости выходят на балкон. А я говорю: «Посмотрите, какой у меня здесь вид на Голгофу. Правда, эта квартира была такая дорогая, что мне пришлось влезть в долги». Губерман: «Так назовите ее сразу — долгофа!»

    Женское счастье

    — В своей автобиографии вы пишете, что у вас было две семьи — счастливая и несчастливая.Чем счастливые семьи отличаются от несчастливых?
    — Эта автобиография — тоже литературное произведение, не стоит воспринимать ее буквально. Однако если человек уже заводит вторую семью, то очевидно, что первая его не устраивала. Вы понимаете: что такое семья? Либо это твой мужчина, и ты ему все прощаешь. Либо не твое, и тогда дело в швах. Ведь не бывает людей без недостатков. Да можно кричать и кричать, что надоело все это, и почему почти все лампочки в доме перегорели, и никто не торопится вкручивать другие, и будет ли мусор когда-нибудь «вывезен» вышел добровольно»…Но для удачного замужества это абсолютно ничего не значит. Наоборот. У вас может быть достойный избранник, с которым вы «не срослись». А ему стоит только совершить малейшую ошибку, пустяк — например, оставить полотенце не там, где надо… И — все, это полотенце может поставить точку в ваших отношениях! Дело вовсе не в полотенце. И то, что твой партнер либо твоя половинка, либо нет. Вспомните уши Каренина, которые дико раздражали Анну. Это очень тонкая вещь, как электронная схема.Если детали совместить, схема заработает. А если нет, то нет. Мой жизненный опыт говорит, что союз двух людей — вещь сложная, сакральная, таинственная. Когда человек хочет пойти куда-то вместе, значит, брак удался. Я знаю одну очень пожилую пару, они вместе уже 60 лет. И все время их тянет отдохнуть друг от друга. Жене всегда хочется куда-нибудь сбежать, чтобы отдохнуть от старого мужа. Неважно, что у них есть взрослые дети, что они прожили свою совместную жизнь.Брак не удался! да. Это как пересаженный орган. Либо застрял, либо нет.
    — Как «воспитать» мужа послушным?
    — Да не надо воспитывать. Обучить другого человека невозможно. Я считаю, что здоровая свежая буря в семье, скандал, гораздо лучше.
    — Вы часто ссоритесь с Борисом?
    — Мне очень повезло, т.к. я человек склонный к конфликтам, к взрыву ситуации. А от скандалов или огрызков Борис старается уйти мирно, как и любой нормальный мужчина.Это такая температура брака. Семья, тем более с таким одесским накалом, как я, не может существовать в режиме морга. Всегда будут какие-то взрывы. К тому же я вообще очень сложный человек в быту. Боря — наоборот.
    — На самом деле ты сложный человек, а я тяжелый, — вступает в разговор Борис. — А вот наши два минуса, как в физике, вообще дают плюс.
    — Есть ли у вас семейные традиции?
    — У нас все дети по пятницам.Готовлю плов, умею и люблю его готовить. Но это только один день в неделю, остальное время я работаю.
    — А юбилеи, день знакомства отмечаете?
    — О, знаешь, у меня плохие свидания! Я вовсе не «датчанин». Я ни черта не помню. Накануне дня рождения моего отца, например, мне звонит мама и говорит сдавленным голосом: «Не забудь завтра папу поздравить!»
    Однажды мы с Борей гуляли целый день, и ближе к вечеру, лежа на диване и тоскливо глядя в потолок, он сказал: «А сегодня был мой день рождения…» Я взвыла и упала ему на грудь…

    Любимая внучка

    — Недавно у вас родилась внучка. Как статус бабушки меняет женщину?
    — Если вы хотите спросить, чувствую ли я себя бабушкой, то нет, я об этом не думаю. Рождение нового человека в уже сложившейся семье — особый случай. Я уже давно совершила свой материнский путь в этой жизни, вытерпела на себе две жизни. И, кстати, я до сих пор продолжаю тащить своих детей на горб — а вообще я такой человек…тяну эту жизнь.
    Но главное, что наши дети давно выросли. И вдруг в твои руки падает младенец. Сейчас я работаю над романом «Русская канарейка». Это будет многоколодный, широкий, партитурный роман. Итак, есть одна героиня — бабушка, воспитавшая внука от дочери, страдающей дрогоманией (это болезнь постоянного побега). И этот внук подрастает, женится, а его любимая молодая жена, родив дочь, умирает при родах.И он совсем выпадает из жизни, погружается в пучину отчаяния, в кошмарную депрессию… Младенец попадает на руки к бабушке, уже очень старой женщине. А отец новорожденного даже не в состоянии взять ребенка на руки. И вот она берет этого ребенка из роддома, сидит перед ним в полной прострации и говорит безнадежным голосом: «Еще один ребенок»… Так было и у нас, когда родилась внучка. А я, как моя героиня, подумала: «Опять малышка». Внучка – большое счастье, но и дикая ответственность! И вот я просто уехала в Москву, оставила малышку на неделю и все время звоню, узнаю, как она спала, как ела…
    — На своей странице в Facebook вы написали, что ребенок родился с вашими морщинами…
    — Да, у новорожденного были морщины на лбу между бровями, прямо как у меня. Но вот уже прошли, теперь такое яблочное лицо. По-моему, ее отвратительный характер — мой. Смешная девочка получилась — смотрит, улыбается, смеется. Надеюсь, это будет красиво; как уродливая ей не в кого быть. Но мне важнее, чтобы она была человеком.
    — «Все наши морщины уже существуют до рождения человека?» — вы написали.Но ответа не дали.
    — В еврейской традиции считается, что когда человек рождается, он все помнит. В утробе он «видит на тысячу лет вперед и на тысячу лет назад». Эта человеческая душа, вошедшая в это тело, еще сохраняет свои знания в утробе матери. Но когда рождается ребенок, некий ангел бьет его по губам, и человечек забывает свои прошлые жизни. Вот мне кажется, что когда новое существо рождается, оно еще что-то такое помнит. В первые дни младенчества внучка хорошо выглядела такими проницательными глазами, что дети просто не смотрят! Так, казалось, она что-то знала, и я хотел спросить ее: ну что там, за чертой? Совершенно мистическое ощущение! Вообще многие младенцы выглядят в этом мире как инопланетяне.
    — Итак, вы назвали себя «драчуном». Чтобы помочь другим, нужно много сил — может, проще всех с шеей скинуть?
    — Ну это данность, персонаж. Я пью таблетки от давления, но я их принимаю. Я родился человеком, которому нужно все контролировать. Как говорит мой друг: «Ты должен был быть контролером. Вы садитесь в трамвай и проверяете билеты у всех. Мне действительно приходится все контролировать, иначе мне тяжело жить. Поэтому я даю своим друзьям какое-то задание, а потом начинаю их проверять, потому что точно знаю: я сделаю это лучше.

    Персональная гадалка

    — Я знаю, что у вас есть несколько личных астрологов, предсказавших ваше будущее.
    — Я вообще серьезно отношусь к предсказаниям, у меня даже есть своя гадалка. Очень интересная женщина. Когда она раскладывает карты, то почти не смотрит на них. Потом ее лицо меняется, и она начинает говорить быстро, с напором, произнося совершенно непривычные, незнакомые ей слова: «макет», «тираж», «договор купли-продажи прав»… прабабушка была цыганкой — поэтому, конечно, я верю в предсказания.
    И все часы останавливаются у меня дома. Единственные, которые все еще в процессе, были подарены моим мужем. Вместо цифр на них нанесены буквы еврейского алфавита.
    Расскажу недавний случай. Очень страшно и символично. Не так давно умер Асар Эппел, прозаик и прекрасный переводчик. У нас всегда были хорошие, но не очень близкие отношения. А утром перед работой, за первой чашкой кофе, беру с полки книгу… Обычно беру Бродского или Набокова.А потом почему-то подумал, что давно не читал Асара. Я беру его книгу «Сокрушенный сатана». Открываю наугад… Натыкаюсь на рассказ про чернильницу. Подробное описание ручки, перьев, промокашки… После школы мальчик сидит в темном классе, смотрит на улицу, а там, во мраке и в снегу, его ждет щуплый с кастетом . Он боится выйти туда, в холодную тьму. И вдруг в темноте появляется некий взрослый (это сам автор) и заводит разговор с мальчиком, он же сам автор, но в детстве.И это такой странный мистический разговор о том, чтобы не бояться: «Выходи, не бойся. Соберись, мальчик, наконец! Я закрываю книгу, и в этот момент Борис спускается со второго этажа мастерской и говорит: «Мы только что передали — Асар Эппель умер»… Я вспоминаю Асара примерно раз в два года. именно эта история в то самое утро,когда душа человека должна выйти во тьму и ничего не бояться?Почему?
    — Зачем тогда идти к гадалке?Вы сами должны знать о себе все.
    — Когда в моей жизни случаются судьбоносные события, я стараюсь синхронизировать собственные ощущения с грамотными гаданиями. И успокаиваюсь, когда ее предсказания совпадают с моими предчувствиями.
    — А если она предсказывает плохие вещи и программирует вас?
    «Меня трудно запрограммировать. Я благоговею перед жизнью и принимаю все ее проявления.

    Формула любви

    — В одном из своих интервью вы признались: «Для меня любовь всегда была точильным камнем, о который шлифовался мой характер.Как любовь шлифует наши характеры? Выходит, несчастная любовь в этом смысле лучше?
    — Для писателя все несчастья хороши, кроме самых страшных, конечно. У меня еще такой проклятый характер — я очень глубоко переживаю за все.Есть люди: ну не повезло, отряхнулся и пошел дальше.У меня не так: виню себя, сто раз переигрываю свои неудачи, выстраиваю возможности другой сюжет… Другое дело, что из этого потом рождаются рассказы и рассказы.Но у меня, например, нет литературного произведения о моем первом браке. Я не хочу помнить его на подсознательном уровне. Хотя чаще всего неудачи разыгрывает писатель. Есть те, кто учится на неудачах. Есть те, кого они ломают.
    А вообще человеку нужно счастье. Вам нужна уверенность в завтрашнем дне. И особенно для женщины. Я всегда считаю, что для женщины лучше всего иметь мужа одного на всю жизнь. И я говорю об этом своей дочери.
    — А что делать женщинам, которые еще не встретили свое счастье?
    — Но бывает по разному. Человек не ищет, а находит. А другая идет — оглядывается и пропускает одного, другого, третьего… Ей кажется, что там, за горизонтом, есть что-то такое… Или лучше — в другом городе, а еще лучше — в другая страна, где она, наконец, встретит прекрасного принца. При этом она скучает по своей судьбе, которая каждый день ездит с ней на работу в одном трамвае.
    Так что не думайте, что вы пропустили все трамваи.

    Библиотека

    — Из моих книг, по тому, как идея совпала с воплощением, лучшими оказались «На солнечной стороне улицы» и «Белая голубка Кордовы». Там я не мог ничего другого — это мои земные возможности. Но как автор я больше всего люблю «Синдром Петрушки» и «Почерк Леонардо». Это ничего не объясняет; внутренняя разборка с собой.
    Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов.
    Фото Артура ТАГИРОВА и из личного архива Дины Рубиной

    Белый голубь Кордовы អានតាមអ៊ីនធឺណិត។ ព្រាបពណ៌ស кордова ព្រាបពណ៌ស មាតិកា кордова

    ប្រលោមលោក របស់ Dina Rubina «Белый голубь Cordoba» ត្រូវ បាន កោតសរសើរ ដោយ អ្នកអាន ជាច្រើន. ភាសា របស់ អ្នកនិពន្ធ តាមរបៀប គឺ វា អ្នក ជា តាមរបៀប តាមរបៀប សៀវភៅ សៀវភៅ មើលឃើញ អ្វីៗ ដូចជា នៃ សៀវភៅ សៀវភៅ សៀវភៅ សៀវភៅ មើលឃើញ ដូចជា នៃ នៃនៃ

    . សម្រាប់ មនុស្ស ភាគច្រើន គាត់ ជា គ្រូ ជា ឱ្យ ឱ្យ គោរព ជា អ្នក ជំនាញ អ្នក អ្នក ផ្សងព្រេងអ្នក. ប៉ុន្តែ នៅពេល ជាមួយគ្នា នោះ បុគ្គលិកលក្ខណៈ របស់ គាត់ លាក់ អ្វី ផ្សេងទៀត នៅ នៅនៅ. បុរស ម្នាក់ នេះ ស្រឡាញ់ អ្នក អស់ ចិត្ត គាត់ ជា ជា អ្នក អ្នក មាន គួរ គួរ ឱ្យ ឱ្យឱ្យ Zakhar បាន ចូលរួម ចូលរួម ជំនាញ សរសេរ រក ឃើញ គុណវិបត្តិ ហើយ យក យក មិនអាច ដើម គុណវិបត្តិ ហើយ ហើយ ហើយ យក ហើយ ដើម ដើម ហើយដើម លោក បង្កើត ស្នាដៃ ចែក ល្បី ដល់ ក្លែង ភាព ស្រស់ ចែក ចាយ ចាយ ចាយ ស្រស់ ស្រស់ ស្រស់ ចាយ ចាយ ចាយ ចាយស្រស់ Zakhar ចង់ ឱ្យ គូរ រៀន មើល នឹង វា ដើម្បី ក្លាយ អ្នក អ្នក ខាង វា ដើម្បី ក្លាយ ជា អ្នក អ្នក ខាង ខាងវា

    គាត់ គិត តែ ហើយ ស្វែង កែ ល្មើស ពី អតីតកាល ហើយ ស្វែង ជាមួយ រក ជាមួយ ទទួល តែ តែ ជាមួយ ជាមួយ ជាមួយ ជាមួយ ជាមួយ ជាមួយ ជាមួយ ជាមួយ ជាមួយជាមួយ. ភាព ចៃដន្យ អាថ៌កំបាំង មួយចំនួន កើតឡើង ជាបន្តបន្ទាប់ ទៅ របស់ របស់ គាត់ ពី មួយ ជំនាន់ មួយ មួយ ជំនាន់មួយ. ព្រឹ ត្ដិ ការណ៍ ត្រូវ បាន នឹង ក្នុង នេះ អ្វីៗ ត្រូវ បាន ឱ្យ ចូល ឱ្យ ច្របូកច្របល់ គួរ គួរ ឱ្យ ឱ្យ ឱ្យ ឱ្យ ឱ្យ ឱ្យ ឱ្យ ឱ្យ ឱ្យឱ្យ.

    ពេញមួយជីវិតរបស់គាត់ Захар តែងតែធ្វើដំណើរ។ អ៊ុយក្រែន រុស្ស៊ី អ៊ីតាលី អេស្ប៉ាញ ស្វីស អ៊ីស្រាអែល បង្ហាញមុខ អ្នកអាន. ទេសភាព នៃ ទីក្រុង ទីក្រុង នានា ស្អាត ពួកវា មានជីវិត នៅក្នុង នៅក្នុង វា វា វា ហាក់បីដូចជា ពិត នៅក្នុង នេះ វា នេះ នេះនេះ គួរ ឱ្យ ភ្ញាក់ផ្អើល ណាស់ អ្នកនិពន្ធ ពិពណ៌នា អំពី ស្នាដៃ សិល្បៈ គំនូរ ដ៏ អស្ចារ្យ ដែល បង្ក ឱ្យ មានការ ស្ញប់ស្ញែង មនុស្ស ម្នាក់ អាច សរសើរ បាន នូវ ភាព សម្បូរ បែប នៃ ភាសា និង ទេពកោសល្យ ដ៏ អស្ចារ្យ របស់ Дина Рубина.

    នៅក្នុង ប្រលោមលោក មនុស្ស ម្នាក់ អាច សិល្បៈ ការ ធ្វើដំណើរ ស៊ើបអង្កេត សម្រាប់ សិល្បៈ សិល្បៈ ការ ការ ការ ខ្សែរឿង សិល្បៈខ្សែរឿង តួឯក រូប នេះ ថ្វីត្បិតតែ ក៏ ខ្ពស់ ខ្ពស់ ហើយ ការ ច្នៃប្រឌិត ច្នៃប្រឌិត នាំមក ច្នៃប្រឌិត ហើយ ការ ជីវិត ច្នៃប្រឌិត ច្នៃប្រឌិត ច្នៃប្រឌិត នាំមក ច្នៃប្រឌិត ច្នៃប្រឌិត ច្នៃប្រឌិត ជីវិតជីវិត

    នៅ លើ គេហទំព័រ របស់ យើង យើង អ្នក លើ យក សៀវភៅ របស់ យើង អ្នក អាច ទាញ យក សៀវភៅ របស់ យើង អ្នក អាច ទាញ យក សៀវភៅ របស់ យើង យើង អាច ទាញ សៀវភៅ សៀវភៅ របស់ យើង យើង អ្នក ទាញ យក សៀវភៅ របស់ សៀវភៅ ដោយ ឥតគិតថ្លៃ និង ដោយ គ្មាន ការ ក្នុង ឥតគិតថ្លៃ និង ដោយ ដោយ ការ ចុះឈ្មោះ ក្នុង ទម្រង់ fb2, rtf, epub, pdf, txt អាន សៀវភៅ តាម អ៊ីនធឺណិត ឬ ទិញ សៀវភៅ សៀវភៅ នៅក្នុងហាងអនឡាញ។


    កំណត់សម្គាល់: ជា ការពិត មិនមែន មនុស្ស តែម្នាក់ និយាយ ថា នេះ ទេ ទេ ដែល អាច អាច គាត់ ជាជា
    ការក្លែងបន្លំ Genius ស្រឡាញ់ការគូរ។ ការក្លែងបន្លំជាមួយនឹងព្រលឹងនៃសិល្បករពិតប្ឞប្ស អ្នកផ្សងព្រេង ដ៏ ថ្លៃ ថ្នូ ជា ប្រភេទ Робин Гуд មកពី សិល្បៈ បញ្ញា ដ៏ ប៉ិនប្រសប់ និង ជា អ្នក បោកបញ្ឆោត ដ៏ មាន មន្ត ស្នេហ៍ — ជា អក្សរសិល្ប៍ ថ្មី និង រូបភាព ដែល មិនអាច ប្រកែក បាន របស់ តួឯក នៃ ប្រលោមលោក «Белый Голубь Кордовы».
    ជោគវាសនា សោកនាដកម្ម និង ដំណើរ ផ្សងព្រេង របស់ របស់ របស់ របស់ របស់ របស់ របស់ របស់ គាត់ តាម រចនាប័ទ្ម នៃ ភាពយន្ត ដ៏ រំភើបរំភើប ព្រឹត្តិការណ៍ កើតឡើង ជាបន្តបន្ទាប់ ដោយ មិន មិន ឱ្យ វីរបុរស ឬ អ្នកអាន អ្នកអានអ្នកអាន. Винница និង ул.Петербург, Иерусалим និង Рим, Толедо, Кордова និង Ватикан ត្រូវ បាន បង្ហាញ ដោយ អ្នកនិពន្ធ ជាមួយនឹង ភាព ត្រឹមត្រូវ ព័ត៌មាន លម្អិត លម្អិត និង ភាព ភាព ដែល គួរឱ្យ

    បាន ចាប់ផ្តើម នៅ ព្រឹកព្រលឹម នៃ ខែកក្កដា ហើយ ហើយ បាន បញ្ចប់ យប់ ខែសីហា ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ បញ្ចប់ ក្រាស់ ដ៏ ដ៏ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ ក្រាស់ Белый голубь Cordoba គឺ ខ្ញុំ ហ៊ាន និយាយ ថា ស្រស់ ស្អាត. ខ្ញុំ មិន ខកខាន មួយ ទំព័រ ទេ មិនមែន មួយ បន្ទាត់ ទេ (ការ អាន ឧទាហរណ៍ «ការ សរសេរ ដៃ របស់ ឡេ អូ ណា ដូ» ខ្ញុំ នឹក ច្រើនណាស់). ប្រហែលជា ការ ស្គាល់គ្នា ជាមួយ ជាមួយ ពិពណ៌នា ដ៏ វែង របស់ របស់ របស់ មាន ប៉ុន្តែ ទោះជាយ៉ាងណាក៏ដោយ ពួកគេ ពួកគេ ខ្ញុំ ក្នុង ធុញទ្រាន់ យ៉ាង ទេ ខ្លាំង គ្រប់យ៉ាង គ្រប់យ៉ាង ចាប់ផ្តើម យ៉ាង ខ្លាំង ខ្លាំង ខ្លាំង ខ្លាំងចាប់ផ្តើម អ្នកប្រមូលដែលបានបង្ហាញខ្លួននៅលើទំព័រដំបូងឤ នេះ ជា របស់ គាត់: «ហើយ ខ្ញុំ ជា មនុស្ស មាន បាប តាមពិត ស្រឡាញ់ ស្រឡាញ់ មនុស្ស មាន មាន តាមពិត ខ្ញុំ ស្រឡាញ់ courvoisier». អ្នកនិពន្ធ ជាច្រើន ដង ដង បាន ដែល ស្រលាញ់ ខ្ញុំ ខ្ញុំ ស្រលាញ់ ខ្ញុំ ខ្ញុំ ដែល ប៉ះពាល់ ចាប់អារម្មណ៍ ចំពោះ ខ្ញុំ ខ្ញុំ ប្រលោមលោក ដែល ប៉ះពាល់ ប៉ះពាល់ រីករាយ រីករាយ ពី ប្រលោមលោក ប្រលោមលោកប្រលោមលោក ជាឧទាហរណ៍ លី ដា ឈ្លក់ វង្វេង ខ្ញុំ ពី បញ្ចេញ បញ្ចេញ ស្នាមញញឹម ទន់ភ្លន់ រំឭក ពី ពី ខ្លួនឯង ខ្លួនឯង ខ្លួនឯង ខ្លួនឯង ខ្លួនឯងពី. វា ហាក់ដូចជា ថា ខ្លួន គ្រប់គ្នា នៅក្នុង ស្វែងរក អាច អាន ខ្លួន ពួកគេ ពួកគេ ពួកគេ អាន អាន អាន ពួកគេ ពួកគេ ពួកគេ ពួកគេអាន
    Винница, ул.Санкт-Петербург, Толедо, Мадрид នៅក្នុង កាំរស្មី នៃ ព្រះអាទិត្យ រះ នៅ ថ្ងៃ វស្សា នៅ យប់ ងងឹត មួយ យើង ឃើញ ពួកគេ ដូចជា ការ ធ្វើដំណើរ ជាមួយ វីរបុរស — អ្នក ក្លែងបន្លំ ដ៏ អស្ចារ្យ Захара Kordovin. មែនហើយ សៀវភៅ នេះ ពិតជា ពិតជា ស្រី ខ្លាំង ស្ត្រី ហើយ វីរបុរស គឺ ល្អឥតខ្ចោះ សម្រាប់ ស្ត្រី បង្កើត បង្កើត បង្កើត ជា ជា បំភាន់ នាង អាច នាង ជា ជា អាជីវកម្ម អាជីវកម្ម អាជីវកម្ម អាជីវកម្ម របស់ នាង របស់របស់ គាត់ ជា ជន ក្បត់ បាន គាត់ អ្នក ដែល អ្នក ដែល ទីនោះ បាន អ្នក ដែល នៅ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ គាត់ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ ទីនោះ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ ទីនោះ ទីនោះ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ ទីនោះ គាត់ ទីនោះ គាត់ គាត់ ទីនោះ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ (Margot ធាត់ ស្ត្រី ធាត់ ដំបូង ដំបូង ប៉ុន្តែ អ្វី ដែល ឱ្យ អាណិត បំផុត វា នៅទីបញ្ចប់) អ្នក អ្នក អាណិត បំផុត វា នៅទីបញ្ចប់) ដែល បំភ្លឺ នាង ជាមួយនឹង ពន្លឺ មួយរយៈពេល ខ្លី (pilar, manuela ខ្លាំង ណាស់ ដូចជា ម្តាយ របស់ នាង). សរុប មក គាត់ គាត់ ឯកោ និង គាត់ មនុស្ស ឃោរឃៅ ឃោរឃៅ ឃោរឃៅ ឃោរឃៅ ការ ឱ្យ របស់ របស់ របស់ មួយ មួយ មួយ មួយ មួយ មួយ ពិត មួយ មួយមួយ ជាមិនដឹងអ្វីអំពីសត្វព្រាបក៏ដោយ។ ចុងបញ្ចប់ នៃ សៀវភៅ គឺជា អ្វី ដែល វា គួរតែ ជា ជា, តាម គំនិត របស់ខ្ញុំ. ម៉េចទៀត? ចំពោះ ករណី បែប ទាំង វីរបុរស មិន និង ក្បាល ទេ ទាំង វីរបុរស រឿង ខ្លួន រឿង អាន ពី ពី រឿង រឿង រឿង រឿង រឿង រឿង រឿង រឿង រឿងរឿង. ហើយខ្ញុំមិនចូលចិត្តការបញ្ចប់ដ៏រីករាយនោះទេឤ ហើយអរគុណដល់ Дина Рубина ដែលមិនមានគាត់។
    ខ្ញុំ បាន អាន នៅក្នុង ការពិនិត្យ ឡើងវិញ ដែល មិនបាន រឿងប្រលោមលោក ផ្សេងទៀត អ្នក អ្នក ដែល មិនបាន មិនបាន ផ្សេងទៀត របស់ ដែល ដែលរបស់ ខ្ញុំ គ្រាន់តែ អាន ការ សរសេរ ដៃ របស់ របស់ របស់ របស់ របស់ តិច តិច. គួរ ឱ្យ ចាប់អារម្មណ៍ ទាក់ទង ទាក់ទង ចំពោះ អំពី ជីវិត របស់ ដែល ទាក់ទង ទាក់ទង ដែល វីរបុរស វីរបុរស វីរបុរស វីរបុរស វីរបុរស វីរបុរស វីរបុរស វីរបុរស វីរបុរស រ រ រ នី រ រ រ រ រ នី រ បាន នី រ នី រ បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន បាន craquelure) និងនៃ.
    វីរបុរស នៃ ប្រលោមលោក ស្រឡាញ់ ប្រទេស អេស្ប៉ាញ អស់ពី ចិត្ត ស្តាប់ បទចម្រៀង របស់ តារាចម្រៀង អេស្ប៉ាញ Пантоха ដោយ ក្តី រីករាយ. សរុប សេចក្តី មក ជាមួយ គាត់ ខ្ញុំ សង្ឃឹមថា នេះ មិន ជាមួយ គាត់ នឹង ច្បាប់ សង្ឃឹមថា នេះ មិន ផ្ទុយ នឹងនឹង បទ​នេះ​ត្រូវ​បាន​លើក​ឡើង​ក្នុង​ប្រលោមលោក។

    ឧទ្ទិស ដល់ បូ រ៉ា

    «នៅ លើ ផែនដី នេះ មិន មាន តែម្នាក់ ដែល អាច និយាយ និយាយ ថា គាត់ នរណា នោះ នោះ អាច នោះ នោះ ថា នោះ នោះ នោះនោះ គ្មាន នរណា ម្នាក់ ដឹង ដឹង ថា គាត់ មក លើ ពិភពលោក ពិភពលោក នេះ គាត់ គំនិត គំនិត គំនិត គំនិត របស់ គំនិត របស់ របស់ គំនិត របស់ របស់ របស់ គាត់ របស់ របស់ ពិត របស់ របស់ របស់ គាត់ គាត់ នៃ នៃ នៃ នៃ នៃនៃ..»។
    លោក Leon Blois
    ព្រលឹង ណា ប៉ូ ឡេ អុង

    ផ្នែក ទីមួយ

    ជំពូក ទីមួយ

    ជំពូក នឹង ចេញ ចេញ គាត់ ក៏ សម្រេច ចិត្ត មីង មីង មក មកមក. ជាទូទៅ គាត់ តែងតែ ជា មនុស្ស មនុស្ស គេ ដែល ទៅ រក រករក. រឿង សំខាន់ នៅ ទីនេះ គឺ មិនមែន ដើម្បី fawn, មិនមែន ដើម្បី lisp, ប៉ុន្តែ ដើម្បី ទប់, ដូចជា ប្រសិនបើ មិន មានការ ឈ្លោះប្រកែកគ្នា — ដូច្នេះ, សមហេតុសមផល, ការ ឈ្លោះប្រកែកគ្នា បន្តិច.
    — មែនហើយ — គាត់បានសួរ — តើអ្នកយកអ្វីមក — castanuelas?
    — ទៅ​នរក! នាង​បាន​និយាយ​ថា។ ប៉ុន្តែ មានការ ពេញចិត្ត ខ្លះ នៅក្នុង សំឡេង ដែល បន្ទាប់ពី ទាំងអស់ គាត់ មិនបាន មិនបាន ប្រញាប់ប្រញាល់ ដោយ ទាំងអស់ គាត់ គាត់ មិនបាន ប្រញាប់ប្រញាល់ ប្រញាប់ប្រញាល់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់គាត់
    — អញ្ចឹងអ្នកគាំទ្រ ហេហេ? គាត់ និយាយ ទាំង ញញឹមដាក់ ដែល ហើយ ស្រួច មុខ មុខ អ័ព្ទ ដែល ដែល ដែល ច្រមុះ អ័ព្ទ អ័ព្ទ អ័ព្ទ អ័ព្ទអ័ព្ទ — យើង នឹង ហើរ លើ ថ្ពាល់ អ្នក ហើយ អ្នក កន្លែង ប ណ្តុះ ណ្តា របស់ របស់ ដើម្បី ក ង្ហា ង្ហា រ រ ង្ហា ង្ហាង្ហា ​ដូច​ជា​ប្រភេទ​នៃ​មហា​ឬ​ស​យ៉ាង​ខ្លាំង​។
    — ខ្ញុំមិនចង់បានអ្វីពីអ្នកទេ! នាង​និយាយ​ដោយ​ព្រហើន។
    — Вон យ៉ាងម៉េច។ ខ្លួនគាត់ស្លូតបូតដូចសត្វព្រាប។ — បាទ មិនអីទេ … បន្ទាប់មកខ្ញុំនឹងយកអំបោសអេស្ប៉ាញមកអ្នក។
    — តើភាសាអេស្ប៉ាញជាអ្វី? នាងបានរអ៊ូរទាំ។ ហើយចាប់បាន។
    — ហើយតើបងស្រីរបស់អ្នកហោះហើរអ្វីទៀត? គាត់ បាន លាន់ មាត់ ថា សប្បាយ ចិត្ត ដូច កាល បញ្ឆោត គេ លោត ឡើង បោក ការ ការ យំ គេ គេ ការ ការ ការ ការ យំ យំ យំ យំ យំ ការ យំ យំ យំ យំ យំ យំ យំ ការ យំ យំ យំ យំ យំ យំ យំការ -ល្អ អ្នក​ជា​មនុស្ស​ល្ងីល្ងើ​កា​លើ че-ты-ре ку-ла-ка!»។
    នាង ព្យួរ ក តែ លែង បែប រឿង ឈ្លោះ ហើយ កាលពី ខែ ខែ ខែ ឧសភា ហើយ បាន ខែដោយ ស្រាល ជាពិសេស តាំងពី ថ្ងៃ មុន ឈ្លោះ គ្នា ផ្សារ ផ្សារ ពេញ ទូទឹកកក មីង ដល់ សមត្ថភាព ផ្សារ ពេញ ពេញ មីង ដល់ដល់.

    វា នៅសល់ តែ ដើម្បី បញ្ចប់ ករណី មួយ បន្ថែម ទៀត ដែល ជា គ្រោង ដែល គាត់ បាន សាងសង់ និង អភិវឌ្ឍ (виньетки деталей, арабески деталей) — អស់ រយៈពេល បី ឆ្នាំ មក ហើយ.
    ហើយ នៅ ថ្ងៃស្អែក ទី បំផុត នៅពេល ខៀវស្រងាត់ ទល់នឹង ផ្ទៃខាងក្រោយ សមុទ្រ ទេសភាព ពណ៌ ខៀវស្រងាត់ ខៀវស្រងាត់ ពពុះ នៃ សមុទ្រ ពណ៌ ពណ៌ ខៀវស្រងាត់ ពពុះ នៃ សមុទ្រ (пена រមណីយដ្ឋាន រមណីយដ្ឋាន រមណីយដ្ឋាន ថា ថា пена) venus ថ្មី នឹង កើតមក ជាមួយនឹង ហត្ថលេខា ផ្ទាល់ខ្លួន របស់ គាត់: រលក ចុងក្រោយ ចុងក្រោយ នៃ អ្នកដឹកនាំ, អង្កត់ធ្នូ គួរ ឱ្យ អាណិត នៅក្នុង វគ្គ ផ្តាច់ព្រ័ត្រ នៃ បទ បទបទ.
    បន្តិចម្ដងៗ គាត់ បាន ខ្ចប់ វ៉ា ពី ស្បែក របស់ តូច ធ្វើ ពី ពី ថង់យាម ស្បែក ទាហាន របស់ ឱ្យ ដូចជា ឱ្យ វា របស់ វា បរាជ័យ ម៉ា ឱ្យ បាន ថា ថា ថា ខ្ញុំ បាន ម៉ា បាន ថា នៅតែ នៅតែថា
    ពេល រៀបចំ ដំណើរ កម្សាន្ត គាត់ តែងតែ គិត របស់ ហ្មត់ចត់ ហ្មត់ចត់ ស ក បំពាក់ របស់ របស់របស់ គាត់ ស្ទាក់ស្ទើរ លើ អាវ ជំនួស ក្រែម ចំណង សូត្រ សូត្រ ពណ៌ខៀវ ងងឹត មួយ ចេញពី នៅក្នុង នៅក្នុង ទូនៅក្នុង… បាទ៖ និងក្រវ៉ាត់ក ប៉ុន្តែជាការពិត។ អ្វីដែល Ирина ផ្តល់ឱ្យ។ ហើយ អ្នក ផ្សេងទៀត ដែល Margo ផ្តល់ ឱ្យ គឺ ត្រូវតែ: នាង មាន ប្រាជ្ញា រហ័ស.
    នៅទីនេះអ្នកទៅ។ ឥឡូវនេះ អ្នក ជំនាញ ស្លៀកពាក់ ឱ្យ បាន គ្រប់គ្រាន់ រយៈពេល រយៈពេល ប្រាំ ថ្ងៃ នៃ គម្រោង អេស្ប៉ាញ រយៈពេល ប្រាំ ប្រាំ នៃ គម្រោងគម្រោង.
    ដោយ ហេតុផល ខ្លះ ពាក្យ «អ្នក ជំនាញ» បាន និយាយ ទៅកាន់ ខ្លួន ខ្លួន គាត់ ធ្វើ គាត់ យ៉ាង ខ្លាំង ខ្លាំង រហូតដល់ រហូតដល់ រហូតដល់ ខ្លាំង ខ្លាំង ខ្លាំង រហូតដល់ រហូតដល់ រហូតដល់ រហូតដល់ រហូតដល់ រហូតដល់ វ៉ា លី បើកចំហ បើកចំហ បើកចំហ បើកចំហ នាទី សើច ខ្លាំង ៗ ដោយ ដោយ ក្តីក្តី តែងតែសើចខ្លាំងបំផុតពេលនៅម្នាក់ឯង។
    បន្ត សើច គាត់ ក៏ រំកិល ទៅ ពី ពី ង់ ង់ ផ្អៀង ពី ពី ពី ពី ពី ពី ពី ពី ពី រ រ រ រ រ រ រ រ រកាំភ្លើងខ្លី
    វា គឺជា ការរចនា ដ៏ សាមញ្ញ «Glock» នៃ ប្រព័ន្ធ Colt ជាមួយនឹង ការ ទប់ស្កាត់ ដោយស្វ័យប្រវត្តិ នៃ ជាមួយនឹង ជាមួយនឹង ជាមួយនឹង. លើស ពី នេះ សក់ ឬ មាន អាច ពី កន្សែង សក់ ឬ មួយ ក្រចក មួយ បាន ក្នុងរយៈពេល ក្នុងរយៈពេល មួយ មួយ មួយ មួយ មួយ មួយ មួយ មួយ មួយមួយ.

    សង្ឃឹម ថា ថ្ងៃ ស្អែក អ្នក សំខាន់ ទាំង មូល វ៉ា ប្រជុំ សំខាន់ សំខាន់ ទាំង ទាំង ទាំង របស់ សំខាន់របស់

    នៅ ពេលល្ងាច គាត់ បាន ចាកចេញ ពី ក្រុង យេរូសាឡឹម សមុទ្រ សមុទ្រ មរណៈ.
    ខ្ញុំ មិន ចូល ចិត្ត បើក នោះ ចុះ ប៉ុន្តែ ថ្មីៗ នេះ ត្រូវ ត្រូវ បាន ពង្រីក មួយ ផ្នែក ហើយ ភ្នំ អូដ្ឋ អូដ្ឋ ដែលអូដ្ឋ ពី មុន បាន អ្នក ចូល ទៅ ផ្លូវ ខ្សាច់ ហាក់ អ្នក ចូល ជា ចែក ផ្លូវ ខ្សាច់ ហាក់ ដូច ជាជា ដោយស្ទាក់ស្ទើរ…
    ប៉ុន្តែ ហួសពី ផ្លូវបំបែក ជា កន្លែង ផ្លូវបត់ និង រត់ សមុទ្រ ពន្លឺភ្លើង ពន្លឺភ្លើង បាន ដោយ ដោយ អំបិល នេះ មហន្តរាយ បាន ដោយ សមុទ្រ សមុទ្រ សមុទ្រ សមុទ្រ សមុទ្រ តែ នៅ សមុទ្រ សមុទ្រ ម្តងសមុទ្រ ទៀត។ មុខជាមួយនឹងចង្កៀងមុខភ្លាមៗនៃម៉ាស៊ីនងែលក។ព៖ឋ

    Дина Ильинична Рубина គឺជា អ្នកនិពន្ធ ដ៏ ភ្លឺស្វាង ម្នាក់ នៅ សម័យ របស់ របស់ យើង. នាង បាន សរសេរ ប្រលោមលោក ដូចជា ឡេ សរសេរ ដោយ ដោយ ដៃ របស់ ឡេ ណា ដូ ដោយ និង និង ផ្សេងៗផ្សេងៗ. ការងារ របស់ នាង មាន ភាព ចម្រូងចម្រាស ហើយ អ្នក រិះគន់ ត្រូវ ត្រូវ បាន ជា ពីរ ភាគី ផ្ទុយគ្នា ផ្ទុយគ្នា ផ្ទុយគ្នា បាន ជា ពីរ ភាគី ផ្ទុយគ្នា ផ្ទុយគ្នា ផ្ទុយគ្នា ផ្ទុយគ្នា ផ្ទុយគ្នា ពីរ ភាគី ភាគី ផ្ទុយគ្នា ផ្ទុយគ្នា ផ្ទុយគ្នា ភាគី ភាគី ភាគី ផ្ទុយគ្នា ផ្ទុយគ្នា ផ្ទុយគ្នា ភាគី ភាគី ភាគី ភាគី ផ្ទុយគ្នា ភាគី ភាគី ភាគី ភាគី ភាគី ភាគី អភិបូជា អភិបូជា ប្រលោមលោក របស់ នាង នាង បាន សម្គាល់ ចិត្តវិទ្យា នៃ ការ ពិពណ៌នា តួអង្គ គួរគួរ ចងចាំនិងជំនាញសិល្បៈ។

    មុនពេលយើងគឺជាការងារ «Белый голубь Кордовы» ។ Захар Кордовин Захар Кордовин គាត់បានកើតនិងធំធាត់នៅក្នុង винница សៀវភៅ នេះ រៀបរាប់ ពី ជីវិត ពេល ថ្មីៗ ពិការ ពិការ ដោយ សង្គ្រាម នា ថ្មីៗ ថ្មីៗ នេះ នេះ នេះ នេះ នេះថ្មីៗ. មនុស្ស ដែល មាន ជាតិសាសន៍ ផ្សេងៗ គ្នា ហើយ បង្ខំ បង្ខំ ឱ្យ បង្កើត កន្លែង ថ្មី ចុះសម្រុង ចុះសម្រុង ជាមួយគ្នាចុះសម្រុង. ស្នាមរបួស ហូរឈាម នៃ Ленинград-ដែល ត្រូវ បាន បំផ្លាញ ក្រោយ សង្គ្រាម ត្រូវ បាន បង្ហាញ បង្ហាញ.

    ទាញយក «Белая голубка Кордовы» នៅក្នុង fb2, epub, pdf, txt, doc និង rtf — Дина Ильиничная Рубина អាចᛞនៅុង

    Захар Кордовин ធំឡើងនៅពេលនេះ។ គាត់បានសិក្សាសិល្បៈនិងគំនូរនៅ Ленинград ។ រស់នៅទីក្រុង Стокгольм ជាច្រើនឆ្នាំ។ គាត់ គឺជា វិចិត្រករ ដែល មាន ទេពកោសល្យ និង ជា អ្នក ជំនាញ ខាង ខាងខាង. . Bosota យល់ ពី ភាព ទន់ខ្សោយ របស់ មនុស្ស ហើយ ប៉ិនប្រសប់ នឹង នឹង នឹង នឹង នឹង នឹង នឹង នឹង នឹង នឹង នឹង នឹង គាត់ គាត់.

    Захар បង្កើតគំនូរដោយ Рубенс «Спящая Венера» ​​។ ទង្វើ របស់ គាត់ ប ណ្តា របស់ ឱ្យ ស្លាប់ របស់ មិត្ត ស្មោះត្រង់ របស់របស់. ដោយ មាន បន្ទុក ជាមួយនឹង កំហុស កំហុស កំហុស កំណត់ ឃាតករ ខ្លួនឯង សម គោលដៅ ស្វែងរក និង ដាក់ទណ្ឌកម្ម ឃាតករ របស់ សម មិត្ត របស់ របស់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់របស់.

    ប៉ុន្តែវីរបុរសមិនចាកចេញពីជម្រាលរអិលទេ។ ច្បាប់​សង្គម​មិន​មែន​ជា​ច្បាប់​សម្រាប់​គាត់​ទេ។ Zakhar ធ្វើតាម ប្រព័ន្ធ នៃ តម្លៃ សិទ្ធិ ការ គាត់ ផ្ទាល់ខ្លួន ជឿជាក់ លើ សិទ្ធិ សិទ្ធិ ការ វិនិច្ឆ័យ ផ្ទាល់ខ្លួន របស់ របស់របស់ ឥឡូវនេះ គាត់រស់នៅក្នុងក្រុងយេរូសាឡឹម។ ដើម្បី ធ្វើ អាជីវកម្ម របស់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ គាត់ ទ្វីប អឺរ៉ុប អឺរ៉ុប អឺរ៉ុប.

    ថ្ងៃ មួយ នៅ ប្រទេស អេ ចាស់ មួយ គាត់ វិចិត្រករ មិន គំនូរ ចាស់ មួយ មួយ ដោយ វិចិត្រករ បញ្ចេញ បញ្ចេញ មួយ មួយ មួយ ដោយ ដោយ បញ្ចេញបញ្ចេញ Захар Кордовин ប៉ុន្តែ នៅក្នុង ដំណើរការ នៃ ការ ក្លែងបន្លំ គាត់ រៀន ការពិត. អ្នកនិពន្ធ នៃ ផ្ទាំង ក្រណាត់ ក្រណាត់ គឺជា ឆ្ងាយ របស់គាត់ — Sakcarias Wordovera. Захара គាត់ លក់ ច្បាប់ ក្នុង តម្លៃ ច្បាប់ សន្ធឹកសន្ធាប់ បុរី វ៉ាទីកង់ ក្នុង តម្លៃ ជា ដ៏ ជា យក ចេញ ចេញ ជា ជា ជា ជា ជា ជា ជា ជា ជាជា.

    ជីវិតកាន់តែប្រសើរឡើង។ Захар Кордовин នៅក្នុង ការ ចាប់បដិសន្ធិ មួយទៀត គាត់ គឺជា អ្នកផ្សងព្រេង និង ជា ម្ចាស់ នៃ នៃនៃ. Дина Рубина គាត់ លក់ ច្បាប់ ចម្លង របស់ គាត់ ដែល អ្នក អ្នក ប្រមូល និង សូម្បីតែ អ្នកជំនួញ មាន មាន ល្បិចកលមាន. Белый голубь Кордовы សំណាងល្អ អមដំណើរ Zakhar: គាត់ ចេញ មក ស្ងួត ពី ទឹក, extrict ខ្លួនឯង ពី បញ្ហា ណាមួយ.

    Кордовин ឆ្លងកាត់ជីវិតយ៉ាងងាយស្រួលសើច។ ក្នុង នាម ជា កីឡាករ ម្នាក់ គាត់ វាយ គ្រប់ គ្នា និង គ្រប់ គ្រប់គ្រប់. ពីក្រោយ គេ គឺ ស្រី ស្នេហ៍ បោកប្រាស់ មនុស្ស ស្លូតត្រង់ វាសនា ខូច. Захар Захар បើ ជួប ស ត្រូវ នឹង ប្រាថ្នា ចង់ អស់ អស់ សរសៃ ព្រលឹង ហើយ ចង់ ចង់ ស្លាប់ ស្លាប់ ស្លាប់ ស្លាប់ ស្លាប់ចង់. ប៉ុន្តែ ទោះ បី ក៏ មាន បោក ស្អប់ តែ ត្រជាក់ ក៏ អ្នក អ្នក អ្នក ត្រជាក់ ត្រជាក់ ត្រជាក់ អ្នក អ្នក អ្នក អ្នកត្រជាក់ Андрей Викторович «អ្នកដឹងទេ ខ្ញុំកម្រនិយាយការពិតណាស់។ ប៉ុន្តែ ឥឡូវ នេះ ខ្ញុំ សន្មត ថា អ្នក ជឿ ខ្ញុំ យល់ យល់ ថា ថា: ខ្ញុំ នឹង សម្លាប់ អ្នក អ្នក.

    Zakhar រីករាយ នឹង ការ បង្កើត ទៅ គាត់ រាល់ ដាក់ ការងារ និង ជំនាញ ក្នុង ក្នុង រាល់ ក្លែងក្លាយ ក្លែងក្លាយ ក្លែងក្លាយ ក្នុង រាល់រាល់. ដោយ វិធី នេះ គាត់ គាត់ អ្នក ក្លែងបន្លំ ហើយ សិល្បករ មធ្យម នៅ កម្រិតខ្ពស់ កម្រិតខ្ពស់ កម្រិតខ្ពស់ កម្រិតខ្ពស់ កម្រិតខ្ពស់ កម្រិតខ្ពស់ កម្រិតខ្ពស់ កម្រិតខ្ពស់កម្រិតខ្ពស់.

    អ្នក អាច ទិញ សៀវភៅ «белый голубь Cordoba» ឬ ទាញ យក វា នៅ លើ iPad, iPhone, Android និង និង និង មិន ចុះឈ្មោះ និង ទៅកាន់ ជា គេហទំព័រ ដោយ មិន ចាំបាច់ និង ផ្ញើ សារ ជា អក្សរ អក្សរ អក្សរ.

    អ្នកអាន ប្រលោមលោក «Белый голубь Cordoba» ប្រហែលជា ឆ្ងល់ ថា «តើ Zakhar បំផ្លាញ ទេពកោសល្យ របស់ គាត់ ទេ?» គាត់ អាច គូររូប របស់ គាត់ ក្នុង ការ យក យក កន្លែង របស់ ពួកគេ ការ ការ គូរ គូរ គូរ គូរ គូរការ. គាត់​មិន​បាន​បង្កើត​គ្រួសារ​មួយ​ទេ គ្រតន់​តែ​ខូឞខូឞខូន់​តែ​ខូឞខូឞខូន់​តែ​ខូឞ Zakhar មិន ភ្លេច អំពី ការសងសឹក នា ពេល នោះ សម្រាប់ មិត្ត មិត្ត ដែល ត្រូវ នោះ នោះនោះ. ប៉ុន្តែ មិនយូរមិនឆាប់ វាសនា បង្ហាញ គណនី ដល់ សត្វ ចិញ្ចឹម របស់ វា. បន្ទាប់​មក អ្នក​ប្រមាញ់​ក្លាយ​ជា​អ្នក​ប្រមាញ់។

    ទាញយកសៀវភៅឥតគិតថ្លៃ «Белая голубка Кордовы»

    ឧទ្ទិស ដល់ បូ រ៉ា

    «នៅ លើ ផែនដី នេះ មិន មាន តែម្នាក់ ដែល អាច និយាយ និយាយ ថា គាត់ នរណា នោះ នោះ អាច នោះ នោះ ថា នោះ នោះ នោះនោះ គ្មាន នរណា ម្នាក់ ដឹង ដឹង ថា គាត់ មក លើ ពិភពលោក ពិភពលោក នេះ គាត់ គំនិត គំនិត គំនិត គំនិត របស់ គំនិត របស់ របស់ គំនិត របស់ របស់ របស់ គាត់ របស់ របស់ ពិត របស់ របស់ របស់ គាត់ គាត់ នៃ នៃ នៃ នៃ នៃនៃ..»។

    Леон Блуа — គាត់ និយាយ ដោយ ញញឹម ចូល ក្នុង ក្នុង ទូរស័ព្ទ ហើយ ស្រមៃ អ័ព្ទ មើល អ្នកស្នេហាជាតិ នាង ដែល មាន អ័ព្ទ អ័ព្ទអ័ព្ទ «យើង នឹង ដាក់ រុយ នៅ លើ ថ្ពាល់ របស់ អ្នក ហើយ ហើយ យ៉ លើ លើ នៅ នៅ យ៉ លើ លើ យ៉ លើ យ៉ យ៉ យ៉ យ៉ យ៉ យ៉ យ៉ យ៉ ដើម្បី លើកទឹកចិត្ត លើកទឹកចិត្ត លើកទឹកចិត្ត លើកទឹកចិត្ត លើកទឹកចិត្ត ខ្លួន ឫស ដែល ដែល មាន មាន មានមាន

    «ខ្ញុំមិនចង់បានអ្វីពីអ្នកទេ!» នាង​និយាយ​ដោយ​ព្រហើន។

    — បូណាយ៉ាងម៉េច។ ខ្លួនគាត់ស្លូតបូតដូចសត្វព្រាប។ — បាទ មិន អី ទេ … បន្ទាប់មក ខ្ញុំ នឹង យក អំបោស អេស្ប៉ាញ មក អ្នក អ្នក.

    — តើភាសាអេស្ប៉ាញជាអ្វី? នាងបានរអ៊ូរទាំ។ ហើយចាប់បាន។

    — ហើយតើបងស្រីរបស់អ្នកហោះហើរអ្វីទៀត? គាត់ បាន លាន់ មាត់ យ៉ាង រីករាយ អ្នក កាល នៅ គេ ហើយ ឡើង ដោយ ថា ថា គេ គេ អូអូ — ម៉ា ស្រែក ថា អ្នក ជា ជា ជា ​មនុស្ស​ល្ងីល្ងើ​កា​លើ т-ты-ре ку-ла-ка!»។

    នាង ព្យួរ ក តែ លែង ជា រឿង ឈ្លោះ ផ្គរ កាលពី ដើម ខែ ខែ ឧសភា បាន ដោយ ដោយ ដោយ ដោយដោយ ស្រាល ជាពិសេស តាំងពី ថ្ងៃ មុន ឈ្លោះ គ្នា ផ្សារ ផ្សារ ពេញ ទូទឹកកក មីង ដល់ សមត្ថភាព ផ្សារ ពេញ ពេញ មីង ដល់ដល់.

    នៅសល់ ទាំងអស់ គឺ បិទ រឿង មួយទៀត គ្រោង ដែល គាត់ បានបាន ដែល គាត់ បាន សាងសង់ និង អភិវឌ្ឍ (виньетки деталей, арабски деталей) — អស់ រយៈពេល បី ឆ្នាំ មក ហើយ.

    ហើយ នៅ ថ្ងៃស្អែក ខាងក្រោយ នៃ បំផុត នៅពេល ព្រឹកព្រលឹម ទល់នឹង ផ្ទាំង ខាងក្រោយ នៃ ទេសភាព ខៀវខ្ចី ពី ពពុះ សមុទ្រ ផ្ទាំង ខាងក្រោយ នៃ នៃ ទេសភាព ខៀវខ្ចី ពីពី (រមណីយដ្ឋាន ពេទ្យពេទ្យ, ចំណាំ, ពពុះ), នឹង កើត Venus ថ្មី. ជាមួយនឹង ហត្ថលេខា ផ្ទាល់ខ្លួន របស់ គាត់: រលក ចុងក្រោយ នៃ អ្នកដឹកនាំ ផ្តាច់ព្រ័ត្រ នៃ បទ ឱ្យ អាណិត នៅក្នុង ផ្តាច់ព្រ័ត្រ នៃ បទ បទបទ.

    បន្តិចម្ដងៗ គាត់ ទន់ ខ្ចប់ គាត់ ចូលចិត្ត ចូលចិត្ត ចូលចិត្ត មាន ដែល របស់ ទាហាន ចូលចិត្ត ទាហាន ទាហាន ទាហាន ទាហាន ទាហាន ទាហាន ទាហាន ទាហាន ទាហាន ទាហាន ទាហាន ទាហានឱ្យ. ដោយ ច្រើន បំផុត ដូច ពូ សំ ធ្លាប់ និយាយ ខ្ញុំ មិនអាច, — មើល ចុះ ស្បែកជើង ទីពីរ នៅតែ សម.

    ពេល រៀបចំ ដំណើរ កម្សាន្ត គាត់ តែងតែ ក របស់ ហ្មត់ចត់ អំពី ស ម្លៀ ក របស់ របស់របស់ គាត់ ស្ទាក់ស្ទើរ លើ អាវ ជំនួស ក្រែម ចំណង សូត្រ សូត្រ ពណ៌ខៀវ ងងឹត មួយ ចេញពី នៅក្នុង នៅក្នុង ទូនៅក្នុង… បាទ៖ និងក្រវ៉ាត់ក ប៉ុន្តែជាការពិត។ អ្វីដែល Ирина ផ្តល់ឱ្យ។ ហើយ អ្នក ផ្សេងទៀត ដែល Margo ផ្តល់ ឱ្យ គឺ ត្រូវតែ: នាង មាន ប្រាជ្ញា រហ័ស.

    នៅទីនេះអ្នកទៅ។ ឥឡូវ នេះ អ្នក ជំនាញ ស្លៀកពាក់ សមរម្យ សម្រាប់ រយៈពេល ប្រាំ ថ្ងៃ គម្រោង ប្រាំ.

    ដោយ ហេតុផល ខ្លះ ពាក្យ «អ្នក ជំនាញ» បាន និយាយ ទៅកាន់ ខ្លួន គាត់ ធ្វើ ឱ្យ សើច ដួល សាឡុង វ៉ា លី បើកចំហ ហើយ ហើយ រីករាយ សើច លី បើកចំហ ដោយ ហើយ សេចក្តី រីករាយសេចក្តី សើចខ្លាំងបំផុតពេលគាត់នៅម្នាក់ឯង។

    បន្ត សើច គាត់ ក៏ រមៀល រមៀល ថត ថត ផ្អៀង ហើយ លើ ទាញ ខោខ្លី និង ហើយ ហើយ រំលេច រំលេច ខោខ្លី និង និងហើយ

    វា គឺជា ប្រព័ន្ធ «Glock» របស់ Colt ដែល មាន ផា សុខភាព ស្វ័យប្រវត្ត សាមញ្ញ ការ រលោង រ រ ដោយ ដោយ ជាមួយនឹង ជាមួយនឹង រលោង រលោង រ រ រ ដោយ ស្វ័យប្រវត្ត ជាមួយនឹង រលោង រលោងរលោង លើស ពី នេះ សក់ ឬ មាន អាច ពី កន្សែង សក់ ឬ មួយ ក្រចក មួយ បាន ក្នុងរយៈពេល ក្នុងរយៈពេល មួយ មួយ មួយ មួយ មួយ មួយ មួយ មួយ មួយមួយ.

    សង្ឃឹម ថា ថ្ងៃ ស្អែក អ្នក នឹង លក់ លក់ ក្នុង ការ ប្រជុំ ប្រជុំ មូល វ៉ា លី លីលី

    នៅ ពេលល្ងាច គាត់ បាន ចាកចេញ ពី ក្រុង យេរូសាឡឹម ឆ្ពោះទៅ សមុទ្រ សមុទ្រសមុទ្រ.

    ប៉ុន្តែ ហួសពី ផ្លូវបំបែក ជា កន្លែង ដែល បន្ទាប់ពី ស្ថា យ៍ ប្រេងឥន្ធនៈ ប្រេងឥន្ធនៈ ផ្លូវបត់ ផ្លូវបត់ រត់ សមុទ្រ ពន្លឺ បាន បាន ហើយ ហើយ ហើយ ហើយ រលត់ ហើយ អំបិល អំបិលអំបិលអំបិល នេះ សមុទ្រ — វា បាន ធ្លាក់ចុះ ម្តង ទៀត ដោយ បុក មុខ កំពុង ចង្កៀង មុខ នៃ រថយន្ត ដែល កំពុងកំពុង នៅ ខាងស្តាំ ផ្ទាំង ថ្មខ្មៅ របស់ របស់ យ៉ាង អាប់អួរ នៅ បាន គុំ ឡើង យ៉ាង នៃ នៅ ដែល មាន ពីក្រោយ ពីក្រោយ នៃ ផ្ទៃ ត្រូវ ដែល នៅ ពីក្រោយ ពន្លឺភ្លើង ពី ចម្ងាយ បាន គេ ទាយទាយ …

    សែសិប ទាយ ក្រោយមក ក្រោយមក ក្រុម តារានិករ ដែល រាយប៉ាយ ពន្លឺភ្លើង បាន រះ ឡើង និង រាយប៉ាយ ពី ពី ងងឹត ខាងក្រោម សណ្ឋាគារ ន ន និង ជា មាន សណ្ឋាគារ ភោជនីយដ្ឋាន ភោជនីយដ្ឋាន ភោជនីយដ្ឋាន និង និង ជម្រក របស់ អ្នកទេសចរ ដែល មាន មាន ទ្រព្យសម្បត្តិ ទ្រព្យសម្បត្តិ ក្រីក្រក្រីក្រ ហើយ បន្ត ទៅទៀត ទៅទៀត រមណីយដ្ឋាន លើដំបូល កោ អស្ចារ្យ អស្ចារ្យ ភូមិ លើដំបូល ពណ៌ស ឯក និង អស្ចារ្យ លាតសន្ធឹង លាតសន្ធឹង លើដំបូល លើដំបូល បី ធំ សណ្ឋាគារ រយ រយ ដប់ ដប់ បី បី បី បី ដប់ ដប់ ដប់ បី បី បីដេកលក់. .

    ក្នុង ចំណោម ស្ត្រី ទាំងអស់ របស់ គាត់ គត់ ដែល ជា ជា គាត់ ដែល ដែល ឱ្យ នាង នាងនាង នឹង​សត្វ​មាន់ ហើយ​ក្រោក​ឡើង​ជាមួយ​ពួក​វា​។ ដែល ប្រែ ទៅ ជា ជា: គាត់ មិន ចូលចិត្ត ចែករំលែក បាន ព្រឹកព្រលឹម បម្រុង នៃ កម្លាំង ពេល ខាងមុខ នៅ នៅ គឺ នៅ នៅ នៅ នៅ ខាងមុខ ខាងមុខ គឺ គឺ ចុង ចុង ចុង និង ចុង គឺ គឺ ហើយ ហើយ ស្រស់ ហើយ ហើយ ហើយ ចុង ចុង ចុង ហើយ ចុងស្រស់ ម្រាមដៃ របស់ គាត់ គាត់ មាន ហើយ របស់ គាត់ ល្អឥតខ្ចោះ ល្អឥតខ្ចោះ អ្វី អ្វី អ្វី គ្រប់យ៉ាង គឺ ល្អឥតខ្ចោះ កាហ្វេ អ្វី កាហ្វេ កាហ្វេកាហ្វេ

    .

    ដោយ ចូល ទៅ ក្នុង ចំណត សណ្ឋាគារ សណ្ឋាគារ បាន ចត ឡាន យក វ៉ា វ៉ា លី លី គល់ឈើ គល់ឈើ វ៉ា ៗ អូស បន្លាយពេល ចុងក្រោយ ចុងក្រោយ អូស អូស អូស បន្លាយពេល ចុងក្រោយ ចុងក្រោយ ចុងក្រោយ ចុងក្រោយ ទៅកាន់ ដ៏ ធំ នៃ នៃច្រកចូល

    — តើអ្នកកំពុងគេងទេ? — និយាយលេងសើច ដាក់ ឆ្មាំ អេត្យូពី — ហើយ ខ្ញុំ បាន យក គ្រាប់បែក.

    ពួកគេបានស្គាល់គ្នាដោយការមើលឃើញ។ នៅក្នុង សណ្ឋាគារ នេះ មាន មនុស្ស កកកុញ និង ឆោតល្ងង់ ដូចជា រមណីយដ្ឋាន ដែល គាត់ ចូលចិត្ត រៀបចំ ភូមិ ធុរកិច្ច ចុងក្រោយបង្អស់ ចុងក្រោយបង្អស់ ចុងក្រោយបង្អស់ រៀបចំ ចុងក្រោយ បទ នេះ ដែល អ្នក ចាប់អារម្មណ៍ អ្នក នៅតែ ត្រូវ មើលឃើញ តាម ដងផ្លូវ មិនដងផ្លូវ ទន់ខ្សោយ រវាង ធ្មេញ ថ្ម ព្យួរ លើ ដ៏ ដោយ ដោយ ដង្កៀប និង សំណាញ់ ពេទ្យធ្មេញ ធំ ធំ សម្បើមធំ.

    ហើយ ត្រឹមត្រូវ: ដូច ពូ ស៊ី ម៉ា បាន និយាយ — អ្នក មិន លិច អ្នក មិន ផ្ទុះ ទេ ទេ. (ទោះជាយ៉ាងណា ពូ ខ្លួនឯង ស្ទុះ ខ្ញុំ នឹង មិន អាច ប្រាំ រយ ជំនីរ របស់ របស់ គឺជា លេខ ប្រាំ រយ ដប់ ដប់ដប់. ការ រួម ភេទ ដោយ ស្ងាត់ ស្ងៀម នៃ រន្ធ សោ ជាមួយ នឹង អ្នក បម្រើ ដែល ងឿង ឆ្ងល់ ឆ្ងល់ ពី បម្រើ ឆ្ងល់ ឆ្ងល់ មិន មិន ដាស់ ដាស់ ដាស់ ដាស់ ប្រពន្ធ ទេ ស្ត្រី កំសត់ ម្នាក់ ឈឺ ឈឺក្បាល ប្រកាំង ចូលគេង លឿន…

    គាត់មិនដែលមានប្រពន្ធទេ។

    នាងមិនទទួលរងការឈឺក្បាលប្រកាំងទេ។

    ហើយគាត់នឹងដាស់នាងភ្លាមៗ។

    អ៊ី រី ណា បាន ដេក ដូចធម្មតា — ភួយ រុំ ក្នុង ដូង ដូង ឈី នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង នៅក្នុង druze Pita.

    វា នឹង តែងតែ វា កប់ ក្រោម ក្រោម ក្រោម វា វា នៅ ក្រោម ក្រោម ក្រោម ក្រោមក្រោម

    . នៅក្នុងខ្សែរ៉ូត — និងអាវយឺត។

    … អូន សន្យា ខ្មា ស់ គេ សន្យា …

    — … ហើយ ខ្ញុំ នឹង រក្សា ការសន្យា របស់ខ្ញុំ អ្នក នៅក្នុង សំណុំរឿង មួយ!

    -… ចាំ… ចាំបន្តិច…

    – … ខ្ញុំ​ឈរ​ហើយ​មិន​ឮ​ទេ?

    «… ហ្វ៊ូ អួត … អញ្ចឹង ឱ្យ ខ្ញុំ យ៉ាងហោចណាស់ …»

    — … អ្នកណា មិន ផ្តល់ ឱ្យ អ្នក … នៅ ទីនេះ អ្នក នៅ ទីនេះ … ហើយ នៅ ទីនេះ … និង .. , Woooo …

    … នៅក្នុង ទ្វារចំហ រ នៃ យ៉ រ នោះ នោះ ក្រូច ឆ្មា ឡើង ឡើង លើ លើ លើ លើ លើ លើ លើ លើ លើ លើ លើ លើ លើ លើ លើ លើស់ — បន្ទាប់មក កើនឡើង បន្ទាប់មក កាត់បន្ថយ វិសាលភាព នៃ ការ ហោះ ឡើង និង ការការ. .តែ ពេលនោះ នាង នាង នាង ស្ទាបស្ទង់ វិលមុខ ធ្វើ ធ្វើ សមតុល្យ ស្ទុះ ស្ទុះ បង្កើន ល្បឿន ស្ទុះ ស្ទុះ ស្ទុះ ស្ទុះ ស្ទុះ មាន រហូតដល់ ថ្ងូរ ថ្ងូរ បុក បុក ញ័រ ៗ មានមាន ហើយ — មិន ស្រក ទេ ហត់នឿយ នៅកន្លែង ណាមួយ ក្នុង ទីធ្លា ខាងក្រោយ ឋានសួគ៌ …

    «Сахарное сияние (коллекция)» Дина Рубина. Сахарное свечение Dean Ruby Сахарное свечение fb2

    Серия и дизайн переплёта: Александр Кудрявцев, FOLD & SPINE studio

    В оформлении книги использована репродукция портрета Дины Рубиной работы Бориса Карафелова

    В переплете использована репродукция картины Юлии Николаевой

    Это было прекрасное время для сотворения мира.Наш собственный мир во всей его многоязычной, пестрой и многогранной полноте. Это было время, когда мы вдруг осмелились высунуть нос в окно, где дули соблазнительные ветры странствий. Теперь думаю: как же так получилось — ведь денег в семье было не больше, чем раньше? Неужели мы стали смелее, неужели мечта увидеть мир подмигнула нам и пробормотала, что, мол, нам наплевать, мы живем одни, а денег всегда не хватает, что как-то, в рассрочку, и тогда мы будем платить понемногу…

    Сейчас не помню. Но тут вдруг, переглянувшись, мы взялись за руки и вошли в бюро путешествий на улице Царицы Шломцион в центре Иерусалима, и как все мгновенно произошло: растрепанный турагент Саша сидел прямо в центре комнаты и улыбался мы оба, и дешевые билеты подвернулись, а потом выплыла недорогая гостиница, да не какая-нибудь, а «Рембрандта», на одноименной площади в центре Амстердама…

    Словом, судьба откликнулась на благородный порыв безденежного безумия и выпустила нас в Большой Мир. И завелась и закружилась, мы почувствовали вкус и силу ветра странствий: Амстердам и Париж, Прага и Ницца, Мадрид и Прованс, Венеция и Рим, Неаполь и Сорренто… Мир оказался горячим, булькающим, пламенная, волшебная… ибо она жадно раскрывалась и отдавалась воображению писателя и художника; мир как будто знал, что он снова и снова будет воплощаться в картинах и книгах.

    Вообще рассказы, рассказы и повести, собранные под обложкой этой книги, были созданы в очень милое десятилетие нашей жизни, когда дети уже подросли, а родители были еще о-го, и мы чувствовали себя некоторая свобода, много работал, много путешествовал… наша работа тесно связана с впечатлениями, это неутомимая работа зрения, воображения, мысли…

    Удивительно, но именно в эти годы произошло открытие Израиля — подлинное, глубокое постижение страны, ставшей родной и неотъемлемой, ставшей настоящим домом для нас и наших детей.И сын, и дочь служили в армии, а это особая причастность к духу и земле, к любви и судьбам близких.

    В те же годы меня, видимо, потянуло к семье — к тем рассказам, что в юности вы меня раздражали и нетерпеливо отмахивались, а потом и спросить не у кого. Мне повезло: мои родители старели медленно, многое помнили, а мне посчастливилось вовремя услышать и прочувствовать рассказы семьи.

    Так появились рассказы: «Убийца», «Цыган», «Бабушка».И круг замкнулся: я понял, что нахожусь в благословенной точке — на крутом хребте середины жизни, и смотрю на нее далеко, совершенно освещенную, во всей ее полноте.

    385-й, высокий уровень безопасности

    Цыгане интересовали меня с детства.

    Тогда я еще не знал о наличии толики цыганских генов в собственном роду и засматривался на шумные шайки баб, бренчащих браслетами, окруженных и увешанных сопливыми мальчишками, исключительно из вечной любви к ряженым: к карнавалу , для театра и вообще для спектакля…

    Появлялись они чаще всего в районе Алайского базара, куда меня каждую неделю возила бабушка «покупать», и на красно-песчаных дорожках площади Революции, чудесного, ныне вырубленного ташкентского парка, где любили гулять пары.

    И это понятно: в Алайском легче всего было вытащить кошелек из зазевавшейся хозяйки, а «в парке» охотились на влюбленных мужчин, не способных отказать объекту любви в просьбе «на узнать их судьбу».

    Именно там, «на сквере», в конце сороковых, некая цыганка («выскочила перед нами, как черт из табакерки!») за три рубля и перстень виртуозно стянула с пальца кратко и бесстрастно предсказала моей молодой матери некоторые события ее жизни, которые продолжают сбываться и сейчас.

    Меня, повторюсь, цыгане просто заинтриговали. Я их совсем не боялся — что у меня могли отнять? Правда, вокруг ходили слухи, что они воровали детей, а потом заставляли их просить милостыню.Но я не особо в это верила, а может быть, подсознательно даже примеряла на себя такой образ вольной жизни. Не исключено, что я был очарован такой шикарной перспективой.

    Однако никто из цыган на меня не покушался, чаще просто пихали болтавшегося на пути зевака.

    Однажды я посмотрел на цыганку примерно моего возраста, очень гибкую, шуструю, грязную, в трех юбках, надетых одна на другую. Чем-то она меня очаровала, и я полчаса следил за ней, то и дело забегая вперед, чтобы еще раз взглянуть на зоркую мордочку.В конце концов она заметила погоню, скривилась, рванулась ко мне совершенно мальчишеским обманчивым движением, как будто хотела схватить или ударить, я метнулась в сторону, она засмеялась, плюнула и пошла дальше, приплясывая… И я пошел домой, не в силах объяснить себе, почему она прильнула именно к этой девушке; и только вернувшись домой и взглянув на себя в зеркало в прихожей, я все понял: ее отражение, та самая девушка, почти такая же грязная, смотрела на меня, после целого дня уличных гуляний.

    Не то чтобы я нарочно вспоминал сюжет «Принца и нищего» — нет… Но, пожалуй, именно тогда в мою косматую голову впервые стали приходить мысли… О разных людях. Об их сходстве и различиях. О долге и воле. Напоследок — о выборе между тем и этим. Я до сих пор думаю о таких вещах, даже сейчас, когда у меня больше нет ни воли, ни выбора — только обязанности. И именно эти качества продолжают меня волновать и привлекать в людях: авантюризм, колдовство, неуемная тревога и — стремление к свободе, как внутренней, так и внешней.

    Через много лет после моего детства я узнал о тщательно спрятанной бабушкой истории о цыганке в нашей семье. Мне очень понравилась эта пикантная нотка. Я даже написал о ней рассказ. Но к тому времени меня уже давно не интриговали разношерстные шайки притворно-плаксивых темнокожих женщин на вокзалах. Я лишь крепче прижала локоть к стенке сумки и молча сунула их руки в тусклые золотые браслеты. Иногда она насмешливо бросала в их сторону: «Отвали, я сама цыганка» — твердо уверенная, что ничего плохого мне эта братва сделать просто не может.

    Однако в 2008 году, приступив к написанию романа «Белая голубка Кордовы», я решил прокатиться по тем городам Испании, куда собирался отправить своего авантюрного героя.

    Итак, на нашем с мужем маршруте возникла Сеговия, с ее грандиозным собором и пряничным, многобашенным, многоарочным замком Алькасар — ни дать, ни взять иллюстрация к сказкам братьев Гримм.

    Была суббота, сырой и ветреный ноябрь, самое неудобное время.То и дело шел холодный, проливной дождь. Выйдя из Алькасара, мы накинули капюшоны курток и отправились на поиски какого-нибудь уютного кафе.

    Вдруг чуть поодаль я заметил прилавок с навесом, на котором разложили свой товар две пожилые грудастые тетушки какой-то деревенской внешности. Я решил, что это крестьянки, и привез их товар в город. И она потянула Бориса в сторону их крохотного рынка.

    Тётки продавали льняные вышитые скатерти.Увидев нас и безошибочно опознав туристов издалека, они захохотали по-испански, схватив с прилавка какие-то салфетки, потрясая ими в воздухе, как флажками, призывно крича: «Лийна, лиина!»

    — Пошли отсюда, черт с вами, двадцать пятая скатерть! — с досадой сказал Борис. «Кроме того, они, кажется, цыгане.

    — Да? — весело воскликнул я. Отлично! Пойдем посмотрим на испанских цыган. Они знатные — видите ли, не попрошайничают, а занимаются торговлей.

    При виде меня тетки страшно воодушевились, бросились навстречу, еще яростнее сотрясая производство, кричали по-испански: «Лен, чистый лен!» — или что-то подобное.

    Приступил к осмотру товара, отряхивая наседающих цыган, вытаскивая скатерти из куч, разворачивая их, бросая на деревянные столы, переворачивая вверх дном… Борис стоял рядом с мученическим выражением лица, что у него всегда бывает в минуты моего восторга от торга…

    Наконец, выбрав большую жемчужную скатерть, расшитую по краям черными оливками и идиллическими зелеными веточками, я начала торговать. У Бориса еще более страдальческое лицо: в отличие от меня, воспитавшего ташкентские базары, он вырос на Украине, и в те моменты, когда я проявляю блестящий талант снижать цену на любой товар вдвое (от помидоров до пятикомнатной квартиру), ему стыдно за меня, как стыдно в семье пьяного алкоголика.

    Дождь тем временем лил настойчивее; мы с тетками торговались все азартнее, за неимением общего языка, хватая с прилавка блокнот и огрызок карандаша и записывая предложенные цены.Наконец пожилая и потолстевшая тетка махнула рукой и нацарапала на бумажке цифру 40, хрипло говоря что-то…

    — Умоляю… — сказал Борис. — Блин уже с ними, купи эту чертову тряпку, которая тебе не нужна, заплати, и пошли отсюда!

    — Ладно, — с явным сожалением, явно не сторговавшись за свою цену, я вздохнул и вытащил из нагрудного кармана куртки полтинник. С невероятной ловкостью цыганка выхватила у меня из рук купюру, продолжая бурно и задорно что-то говорить, указывая обеими руками куда-то вдаль и одновременно сворачивая скатерть.Потом откуда-то из-за прилавка выудила целлофановый пакет и стала энергично запихивать в него скатерть… — словом, демонстрировала, подобно индийскому богу Шиве, фантастическое количество рук, одна из которых была плотно сжата. зажал купюру в пятьдесят евро.

    Наконец, большая скатерть была утрамбована в мешочек, который тяжело качался на протянутой руке. И эта рука осталась единственной.

    — А сдачу? — Почувствовав неладное, спросил я.- Десять евро!

    Они оба взорвались громким потоком испанской речи, указывая на сумку, разводя руками, как рыбак, хвастающийся пойманной рыбой; мне эти негодяи наглядно доказали, что параметры этой скатерти проходят по другому прейскуранту.

    — Десять евро!!! — крикнул я, протягивая руку. И добавила на иврите: — Быстро!!!

    Дальше, как пишут в книгах, события стали развиваться с бешеной и захватывающей скоростью.Они попятились от меня, и завыли, протянули обе пустые руки, демонстрируя, что им нечего с них взять… С другой стороны, муж стал хватать меня за плечи, пытаясь вытащить из помойки . Но все это было уже бесполезно: я вошел в штопор, ярость сотрясала меня. И дело, конечно, не в злосчастной десятке монет: просто кому охота быть дураком! И, мне кажется, на вечном цыганском участке больше никто не должен был оставаться. Ну уж нет!

    Я бросился на нее, крича по-русски:

    — Бабушка, сука, я из тебя душу вытряхну!!!

    И что-то, очевидно, было в моем лице такое, что старушка отшатнулась, что-то булькнула, заскочила за прилавок и стала кидать в меня салфетками.Видимо, просто на физическом уровне она не могла расстаться с деньгами, не могла их отпустить. И пресловутую сдачу она выдавала с салфетками.

    Я вдруг мгновенно успокоился.

    — Вот видишь, — сказала я мужу, тяжело дыша, собирая салфетки и складывая их в тот же пакет. — Вот что значит уметь общаться с этой аудиторией на их языке.

    Мы взяли свои трофеи и ушли с поля боя.Тем временем огненный цыганский поток несся за нами, урча, шипя, струясь по ветру с настоящей поэмой.

    Мой муж вдруг остановился и сказал:

    — Просто послушай. Нет, ты послушай!

    И правда было красиво и даже статно. Пожилая толстая цыганка, потрясая кулаками, продолжала что-то кричать нам вслед, и размеренные, даже ритмичные фразы звучали на слух пугающе торжественно и страстно.

    — Она проклинает нас, — сказал Борис с бледным лицом.

    Мне тоже стало не по себе, но я весело воскликнул:

    — Ерунда, пофиг! Я сам цыган… Подождите, я знаю, что делать. Где наша вода?

    Муж достал из рюкзака вечную бутылку с водой, которую мы по израильской привычке всегда носим с собой, хоть за границу, хоть осенью и зимой. Я не совсем помнил, какую именно процедуру надо делать в случае, когда тебя ругали: я что-то где-то читал или кто-то что-то сказал… Но я так же весело сказал:

    — О, да: надо умыться!

    А мы, двое взрослых, спрятавшись от дождя под капюшонами курток, спешно мылись из бутылки под странными взглядами прохожих…

    — Вот и все, — сказала я, скатываясь по лицу, глядя на мокрую бороду мужа. — Забудь этот идиотский эпизод!

    … Через двадцать минут мне стало плохо.

    За свои слова отвечаю: Заболел сразу, бурно, несомненно, с высокой температурой.Более того, я заболел сразу ВСЕМ — всем, чем могут заболеть люди в жизни в разное время. Борис затащил меня в гостиницу, где я пролежал все три дня в Сеговии, после чего в полном отчаянии погрузил меня в самолет — видимо, чтобы я умерла дома, в своей постели…

    И хотя я не умер (ведь израильская медицина известна своими немалыми достижениями), я провел добрые, вернее, совершенно недобрые два месяца, выпутываясь из «цыганской истории», как назвал ее Борис.Тогда она дала ему твердое слово не подходить к этим ее соплеменникам ближе, чем на пушечный выстрел.

    — Кстати, — заметил муж, запоздало улыбаясь. — Должен вам сказать, что когда вы торговались с ними, а потом дрались… ну, в общем, не обижайтесь, но… но вы все трое были ужасно похожи.

    С тех пор я держу слово: не приближаюсь. Да и у нас в Иерусалиме цыгане — раз, два и слишком много. Они жили небольшой группой в Старом городе с незапамятных времен.Они выглядят как идеальные арабы. Ну а я, с другой стороны, кто? В американских аэропортах меня всегда с пристрастием осматривают, так как я похожа на интеллигентную арабку.

    Словом, цыганская тема в моем творчестве, что называется, исчерпала себя… Однако…

    На днях выступал в Холоне.

    После выступления ко мне подходит женщина и говорит:

    — Вы знаете, я из Томска. У меня есть для вас «приспособление».Моя соседка цыганка, ее зовут Настя. Сидит почти постоянно. На днях я вышла после очередного срока, но, конечно, она скоро снова сядет. Так вот, ваша книга «Цыганка» попала в их зону и произвела там на публику ошеломляющее впечатление. Ну, Настя мне говорит: «Людка, ты едешь в Израиль. Найдите там Динурубину. Она наша, ее родственница, знаете ли, цыганка. Вот и скажите: если попадете в тюрьму, пусть просится на нашу зону, на нашу 385-ю, строгого режима. А мы его согреем, всем поможем, ведь он наш.Передайте: это будет в законе. »

    Я, конечно, посмеялся, а потом подумал: какое искреннее расположение этой читательской аудитории к этому писателю. Большая честь, как ни крути…

    И эта капля крови бежит по венам, как ртуть, согревает сердце. Я иногда не без благодарной улыбки думаю: почему бы не перейти на наш 385-й, строгий режим?

    Дина Рубина

    Рассказы
    Фарфоровые затеи

    Памяти Асты Давыдовны Бржезицкой

    Она крохотная, смуглая, сухая — как будто ожог прошел.Серая тесьма, заплетенная сзади. Глаукома, уже оперированная, но прогрессирующая.

    1. Справедливая жизнь

    — Гуленька, дитя, не бойся, она не страшная, не укусит… Нет, никому не верит. Видишь ли, кто бы ни пришел, она забилась под диван. Младенец. Страдания от добрых людей…

    Что за пакеты ты вытаскиваешь, какого черта? У меня все есть, я сам тебя накормлю… Ну, не хочешь — сиди голодный. Ты не против, что я на «ты»? Я имею право: девяносто лет уже не возраст, это эпоха…

    … Пойдем, присядем на диван… он называется «Шура». Моим соседом был Шурик, таксист, и я попросила его пойти со мной купить новый диван. Кажется, он мой муж. Шурик говорит: «Да у меня на лице написано, что я таксист!» Но все же я пошел.

    Заходим, видим — вот этот благородный диван, бархатный. В одиночестве. Продавщица говорит: «Это вам не идет. Во-первых, уважаемый, во-вторых, он не разворачивается, в-третьих, он последний. »

    А Шурик ей: «Кто тебе сказал, что надо выкладывать? У меня таких кроватей дома навалом.Заворачивать! Мы принимаем! »

    … Что ты разматываешь, какие провода? О да… И что — весь этот мой неудержимый бред напечатают? Кому нужно все это читать? Это не какой-то роман. Это просто жизнь… Есть какая-нибудь старушка на скамейке — поинтересней расскажет… Она и в политике разбирается, в отличие от меня. Хотя знаете что — я очень сочувствую этому новому президенту. Мне он очень нравится. Ведь в моем сне он спас Гулю от потопа…Серьезно: Помню, там, на каком-то острове, из грузовика в лодку грузят двух свиней, козу, а Гуле места не хватает, и она остается за бортом. И, знаете, мы плывем, а Гуля за лодкой, и лает, и охает… Сердце просто разрывается от горя. Потом джентльмен рядом со мной — элегантный, худощавый — осторожно снимает пиджак, подтяжки, галстук, сапоги и носки. Очень аккуратно складывает на скамейку, бросается в воду и спасает Гулю! Да-да — и, залезая в лодку, кричит: «Скорее сухое полотенце, оно совсем мокрое!»

    Скажи мне — как я могу после этого не любить его?

    Душа за него болит — вряд ли ему дадут что-то хорошее сделать.Ведь он не может окружить себя теми, кто умеет работать. Он, знаете ли, должен окружить себя теми, кому доверяет. А кто они, эти самые, кому он доверяет? Мужики со своего двора, засранцы проклятые… Как вы относитесь к нехорошим словам?

    — До неприличия?

    — Я в порядке. Это некая эмоциональная окраска в разговоре, иногда необходимая.

    — А я без них стерплю. Не сильно, но могу.

    — … и ваша Раневская тоже…

    — Да, однажды к Фаине Георгиевне приходил знаменитый врач Бакулев. Он с ней дружил, очень любил ее… Мы с ней устроили обед, такой приличный, но не шикарный — шика он не допускал… Он пришел и говорит: «Что вы жалуетесь, Фаина Георгиевна ?»

    «Александр Николаевич, не сори!»

    «Посмотрим».

    «Что — посмотрим?!»

    — Евгения Леонидовна, ну поехали, благослови? Включаю кнопку… Здравствуйте, Евгения Леонидовна! Как я рад познакомиться с вами и как благодарен, что вы, легенда, так сказать, русского фарфора, согласились на это.Знаете, я долго не мог придумать, с чего начать разговор. И как только я переступила порог, то увидела эти ваши скульптуры, которые я с детства встречала во многих семьях, на многих комодах, сервантах, полках…

    — …Знаешь, что самое страшное? Худшее для человека, проработавшего как проклятый семьдесят лет, — безделье. Самое страшное, что слепота приближается, и от нее никуда не деться…

    — Нет, не могу! Я не могу начать с этого!

    — Что ты не умеешь, дурак?! Вам нужна именно эта вещь — «Я родился в городе Тамбове…»?И между прочим, я родился, знаете где? В Пензе… Дед мой был миллионером, лесопромышленником, трудом, умом и сверхъестественной честностью дослужившийся до купцов первой гильдии. А его брат Яша пошел в революцию.Он был в кожаной куртке,с револьвером на поясе…После революции у семьи сначала экспроприировали все предприятия,отобрали деньги.Дедушка сказал брату:» Яша, ты этого хотел? …Ну, в двадцатые годы нас так «уплотнили», что вся семья жила в одной двадцатиметровой комнате в коммуналке.И снова дед спросил: «Яша, ты этого хотел?»

    А в тридцать восьмую ночь пришли за Яшей и увезли его навсегда. Дедушка успел всхлипнуть ему в спину, которого больше никто никогда не видел: «Яша, ты этого хотел?!»

    — А в Пензе… Там был большой дом?

    — Ну какой-то домик… Наша семья занимала весь верхний этаж. Знаете, какое самое главное впечатление осталось у меня из детства? Когда однажды я понял, что такое рождение и что такое смерть.Просто у меня такая отметина, зарубка в памяти… Сначала я была княжной в доме, потом появился мой брат Оська, не родной, сын тети Полюси. Вот и родился Оська… И к нему пошли с поздравлениями. Тетя Полюся стояла такая статная, она у нас была полная, в отличие от Саши.

    — И… Саша?

    — Саша моя мама. Всю жизнь я называл ее — Саша. Она была изящной, зеленоглазой, рыжеволосой. И свистнул.

    — Как это — свистит?

    — Подожди, под ноги не проваливайся! Это слова нашей домработницы Суры, женщины суровой.Борис Александрович, мой муж, сказал ей: «Сура Яковлевна, вы очень жирно готовите. Моя печень больна, я не могу есть такое жирное. Она сказала: «Ай, не проваливайся под ноги, иди первым!» … Я о чем?.. Да: вот так тетя Полюся принимала поздравления.У нас была лестница из красного дерева… так разбросана в разные стороны… А тетя Полюся стояла наверху, на платформе, с младенцем на руках. Все приносили ему какие-то подношения. А я — мне исполнилось три годика — сидела в дедовском кабинете на шезлонге и тихо говорила: «А у меня ничего нет» …А я все думала, как от него избавиться, от Оськи, жить надо.

    Ночью я проснулся, спустился в одной рубахе на кухню, нашел топор и потащил его наверх, в спальни… тяжелый, гад!

    — Это тебя — зарубить?

    — Ну само собой. Да я топор дергаю… А надо мной моя няня Настя ждёт. Говорит: «Женюра, куда ты ночью топор тащишь?» Я говорю: «Убей Оську. Помогите мне, я не могу, это тяжело. Она забрала топор, объяснила, что Оську нельзя убивать.Это грех. Если он родился, пусть живет…

    — И ты сам смирился?

    — Не сразу. Приходили все новые и новые гости, отовсюду съезжались родственники. А приехал он откуда-то из Франции, там учился, дядя шикарный, неженатый. Этакий светский парижанин: помню его то ли во фраке, то ли в смокинге… Кудрявый.

    Дина Рубина

    Сахарное свечение

    Дизайн серии и переплёта: Александр Кудрявцев, студия FOLD & SPINE

    В оформлении книги использована репродукция портрета Дины Рубиной работы Бориса Карафелова картина Юлии Николаевой

    Это было прекрасное время для сотворения мира.Наш собственный мир во всей его многоязычной, пестрой и многогранной полноте. Это было время, когда мы вдруг осмелились высунуть нос в окно, где дули соблазнительные ветры странствий. Теперь думаю: как же так получилось — ведь денег в семье было не больше, чем раньше? Неужели мы стали смелее, неужели мечта увидеть мир подмигнула нам и пробормотала, что, мол, нам наплевать, мы живем одни, а денег всегда не хватает, что как-то, в рассрочку, и тогда мы будем платить понемногу…

    Сейчас не помню. Но тут вдруг, переглянувшись, мы взялись за руки и вошли в бюро путешествий на улице Царицы Шломцион в центре Иерусалима, и как все мгновенно произошло: растрепанный турагент Саша сидел прямо в центре комнаты и улыбался мы оба, и дешевые билеты подвернулись, а потом выплыла недорогая гостиница, да не какая-нибудь, а «Рембрандта», на одноименной площади в центре Амстердама…

    Словом, судьба откликнулась на благородный порыв безденежного безумия и выпустила нас в Большой Мир. И завелась и закружилась, мы почувствовали вкус и силу ветра странствий: Амстердам и Париж, Прага и Ницца, Мадрид и Прованс, Венеция и Рим, Неаполь и Сорренто… Мир оказался горячим, булькающим, пламенная, волшебная… ибо она жадно раскрывалась и отдавалась воображению писателя и художника; мир как будто знал, что он снова и снова будет воплощаться в картинах и книгах.

    Вообще рассказы, рассказы и повести, собранные под обложкой этой книги, были созданы в очень милое десятилетие нашей жизни, когда дети уже подросли, а родители были еще о-го, а мы чувствовали некоторую свободу, много работали, много путешествовали… наша работа тесно связана с впечатлениями, это неустанная работа зрения, воображения, мысли…

    Удивительно, но это было во время в эти годы произошло открытие Израиля — подлинное, глубокое постижение страны, ставшей родной и неотъемлемой, ставшей настоящим домом для нас и наших детей.И сын, и дочь служили в армии, а это особая причастность к духу и земле, к любви и судьбам близких.

    В те же годы меня, видимо, потянуло к семье — к тем рассказам, что в юности вы меня раздражали и нетерпеливо отмахивались, а потом и спросить не у кого. Мне повезло: мои родители старели медленно, многое помнили, а мне посчастливилось вовремя услышать и прочувствовать рассказы семьи.

    Так появились рассказы: «Убийца», «Цыганка», «Бабушка».И круг замкнулся: я понял, что нахожусь в благословенной точке — на крутом хребте середины жизни, и смотрю на нее далеко, совершенно освещенную, во всей ее полноте.

    385-й, усиленный режим

    Цыгане интересовали меня с детства.

    Тогда я еще не знал о наличии толики цыганских генов в собственном роду и засматривался на шумные шайки бренчащих браслетами женщин, окруженных и увешанных сопливыми мальчишками, исключительно из вечной любви к ряженым: для для карнавала, для театра и вообще для спектакля…

    Появлялись они чаще всего в районе Алайского базара, куда меня каждую неделю возила бабушка «купить», и на красно-песчаных дорожках площади Революции чудесный, ныне срезанный по ташкентскому парку, где любили гулять парочки. И это понятно: по-алайски проще всего было вытащить кошелек из зазевавшейся хозяйки, а «в парке» охотились на влюбленных мужчин, не способных отказать объекту любви в просьбе «узнать их судьба».

    Именно там, «на парке», в конце сороковых, некая цыганка («выскочила перед нами, как черт из табакерки!») за три рубля и колечко виртуозно стянула ее палец кратко и бесстрастно предсказал моей молодой маме некоторые события ее жизни, которые продолжают сбываться и теперь.

    Меня же, повторюсь, цыгане просто заинтриговали. Я их совсем не боялся — что у меня могли отнять? Правда, вокруг ходили слухи, что они воровали детей, а потом заставляли их просить милостыню.Но я не особо в это верила, а может быть, подсознательно даже примеряла на себя такой образ вольной жизни. Не исключено, что я был очарован такой шикарной перспективой.

    Однако никто из цыган на меня не покушался, чаще просто пихали болтавшегося на пути зевак.

    Однажды я смотрел на цыганку примерно моего возраста, очень гибкую, юркую, грязную, в трех юбках, надетых одна на другую. Чем-то она меня очаровала, и я полчаса следил за ней, то и дело забегая вперед, чтобы еще раз взглянуть на зоркую мордочку.В конце концов она заметила погоню, скривилась, рванулась ко мне совершенно мальчишеским обманчивым движением, как будто хотела схватить или ударить, я метнулась в сторону, она засмеялась, плюнула и пошла дальше, приплясывая… И я пошел домой, не в силах объяснить себе, почему она прильнула именно к этой девушке; и только вернувшись домой и взглянув на себя в зеркало в прихожей, я все понял: ее отражение, та самая девушка, почти такая же грязная, смотрела на меня, после целого дня уличных гуляний.

    Не то чтобы я нарочно вспоминал сюжет «Принца и нищего» — нет… Но, пожалуй, именно тогда в мою косматую голову впервые стали приходить мысли… О разных люди. Об их сходстве и различиях. О долге и воле. Напоследок — о выборе между тем и этим. Я до сих пор думаю о таких вещах, даже сейчас, когда у меня больше нет ни воли, ни выбора — только обязанности. И именно эти качества продолжают меня волновать и привлекать в людях: авантюризм, колдовство, неуемная тревога и — стремление к свободе, как внутренней, так и внешней.

    Много лет спустя после детства я узнала о тщательно спрятанной бабушкой истории о цыганке в нашей семье. Мне очень понравилась эта пикантная нотка. Я даже написал о ней рассказ. Но к тому времени меня уже давно не интриговали разношерстные шайки притворно-плаксивых темнокожих женщин на вокзалах. Я лишь крепче прижала локоть к стенке сумки и молча сунула их руки в тусклые золотые браслеты. Иногда она насмешливо бросала в их сторону: «Отвали, я сама цыганка» — твердо уверенная, что ничего плохого мне эта братва сделать просто не может.

    Однако в 2008 году, приступая к написанию романа «Белая голубка Кордовы», я решил прокатиться по тем городам Испании, куда собирался отправить своего авантюрного героя.

    Итак, на нашем с мужем маршруте возникла Сеговия, с ее грандиозным собором и пряничным, многобашенным, многоарочным замком Алькасар — ни дать, ни взять иллюстрация к сказкам братьев Гримм.

    Была суббота, сырой и ветреный ноябрь, самое неудобное время.То и дело шел холодный, проливной дождь. Выйдя из Алькасара, мы накинули капюшоны курток и отправились на поиски какого-нибудь уютного кафе.

    Вдруг чуть поодаль я заметил прилавок с навесом, на котором разложили свой товар две пожилые грудастые тётки какой-то деревенской внешности. Я решил, что это крестьянки, и привез их товар в город. И она потянула Бориса в сторону их крохотного рынка.

    Тётки продавали льняные вышитые скатерти.Увидев нас и безошибочно опознав туристов издалека, они захохотали по-испански, схватив с прилавка какие-то салфетки, потрясая ими в воздухе, как флажками, призывно крича: «Лийна, лиина!»

    — Пошли отсюда, черт с вами, двадцать пятая скатерть! — с досадой сказал Борис. «Кроме того, они, кажется, цыгане.

    Sugar Glow (сборник) Дина Рубина

    (оценок пока нет)

    Название: Сахарное свечение (коллекция)

    О книге Дины Рубиной «Сахарное свечение (коллекция)»

    В седьмую книгу вошли рассказы и повести, созданные Диной Рубиной в 2006–2010 годах.Изменился почерк писателя: все чаще факт, документ, прямое свидетельство заменяют вымышленный вымысел. Потрясающую картину жизни прабабушки-цыганки воссоздал дальний родственник; трагическую историю Адама и Мириам рассказывает участница событий; драматическую семейную историю деда и Лаймы описывает внучка… Рассказчик, иногда вытесняя автора, вносит в прозу достоверность и достоверность. Хор голосов этой книги – реквием по безвременно ушедшим, чьи жизни раздавило огненное колесо времени, по погибшим и исчезнувшим с лица земли.

    На нашем сайте о книгах lifeinbooks.net вы можете скачать бесплатно без регистрации или читать онлайн книгу Дины Рубин «Сахарное сияние (сборник)» в форматах epub, fb2, txt, rtf, pdf для iPad, iPhone, Android и Kindle . Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения. Вы можете купить полную версию у нашего партнера. Также здесь вы найдете самые свежие новости из литературного мира, узнаете биографии любимых авторов. Для начинающих писателей есть отдельный раздел с полезными советами и рекомендациями, интересными статьями, благодаря которым вы сами сможете попробовать свои силы в литературном мастерстве.

    Дина Рубина с романом Sugar Glow для скачивания в формате fb2.

    В седьмую книгу вошли рассказы и повести, созданные Диной Рубиной в 2006-2010 годах. Изменился почерк писателя: все чаще факт, документ, прямое свидетельство заменяют вымышленный вымысел. Потрясающую картину жизни прабабушки-цыганки воссоздал дальний родственник; трагическую историю Адама и Мириам рассказывает участница событий; Драматическую семейную историю дедушки и Лаймы описывает внучка…Рассказчик, иногда вытесняя автора, вносит в прозу достоверность и достоверность. Хор голосов этой книги – реквием по безвременно ушедшим, чьи жизни раздавило огненное колесо времени, по погибшим и исчезнувшим с лица земли.

    Если вам понравился конспект книги Sugar Glow, то вы можете скачать его в формате fb2, перейдя по ссылкам ниже.

    На сегодняшний день в сети Интернет размещено большое количество электронной литературы.Издание Sugar Glow датировано 2017 годом, относится к жанру «Современная проза» в серии «Маленькая проза Дины Рубиной» и издается издательством «Эксмо». Возможно, книга еще не вышла на российский рынок или не появилась в электронном формате. Не расстраивайтесь: подождите, и она обязательно появится на UnitLib в формате fb2, а пока вы можете скачать и читать другие книги онлайн. Читайте и наслаждайтесь образовательной литературой вместе с нами. Бесплатная загрузка в форматах (fb2, epub, txt, pdf) позволяет загружать книги прямо в электронную книгу.Помните, если вам очень понравился роман, сохраните его к себе на стену в социальной сети, пусть ваши друзья тоже его увидят!

    .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.