Анна замосковная кошмарная практика для кошмарной ведьмы: Кошмарная практика для кошмарной ведьмы читать книгу онлайн на Литнет

Содержание

Читать «Кошмарная практика для кошмарной ведьмы» — Замосковная Анна — Страница 1

Анна Замосковная

Кошмарная практика для кошмарной ведьмы

© Анна Замосковная, текст, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Глава 1. О зомби, практикантке и маме

Если увидели зомби – не шумите.

Из школьной инструкции

Иногда катастрофу ничто не предвещает. Порой всё сразу идёт наперекосяк, будто судьба даёт шанс сбежать от страшной участи.

В кромешной тьме манил светом валявшийся на обочине четырёхгранный фонарь. Сквозь единственную прозрачную стенку он из последних сил озарял странно выгнутого мужчину в фиолетово-чёрном костюме штатного мага и вцепившегося ему в горло зомби. Жёлтые блики мерцали на лужах, сапогах и скрюченных пальцах мага, тонули в прорехах рубахи и разложившейся плоти.

Чавканье челюстей порой заглушалось стрекотом цикад.

Что сделала я, несчастная практикантка, без пяти минут боевая ведьма, когда обнаружила куратора своего диплома в таком э-э… пожеванном виде? Должна была выхватить жезл и произнести заклинание связывания.

Или заморозки. Или испепеления. Или экстренного упокоения. Должна была. Вместо этого прошептала:

– Мама, – и выронила тяжеленные чемоданы.

Они шлёпнулись в грязь и окатили подол брызгами.

Зажав рот ладонью, я попятилась.

Он меня не заметит, всё обойдётся.

Сердцебиение заглушало и цикад, и чавканье, груди в корсаже стало тесно. Ветер обволок меня сладким гнилостным запахом.

Зомби чуть опустил мага и, словно примеряясь к поцелую, уставился на его открытый рот.

Похоже, куратор остыл и на ужин не годился.

Умер… вот так, вдруг, в одиночестве. Неупокоенный.

Зомби поднял изуродованную гниением голову – теперь чёрные глазницы были обращены на меня.

Слева, внизу дорожной насыпи, затрещали кусты.

Это не ещё один зомби. Так, какой-нибудь нехищный маленький зверёк.

Что-то лезло на дорогу, соскользнуло по насыпи, хрустко ломая ветки. И выбралось, забренчало цепью. В темноте не разглядеть что. «Цон-цок-цон», – надвигался металлический перезвон. Я пятилась, пятилась, пятилась. Страшно, точно чужое злое дыхание, шуршал часто выдыхаемый воздух.

Труп куратора шмякнулся в грязь, в луже дрогнули отблески света и застыли. Зомби, шагнув ко мне, споткнулся о куратора и упал. Задетый локтем фонарь развернулся влево – и осветил дорогу, стоявшую на обочине телегу с бочкой-цистерной и обвисшей на оглоблях лошадью, ковылявшего мимо них кряжистого мужчину в залитой кровью рубахе. Его белобрысая голова неестественно скосилась набок, не оставляя сомнений в том, что он мёртв. Свет озарил и волка полутора метров в холке – зомби-оборотень. Он цепью на ошейнике и звенел. Обращённые на меня глаза блеснули.

А ведь у меня ещё был амулет экстренного вызова… штатного мага. И фляга с тормозящим составом. Где-то в рюкзаке, ага. А по инструкции должна висеть на поясе. Вместе с жезлом. Который тяжёлый, как пёс, и тоже в рюкзаке. Но я же как бы не на дежурстве, а только на практику еду. Да?

Все трое зомби смотрели на меня. Хуже того – они ко мне шли. Топ-топ-топ.

– Ааа! – Я развернулась и побежала.

Но я же не на дежурстве, да и одета соответственно. Не в рабочий костюм, а в платье до щиколоток и с двумя подъюбниками. Ноги запутались в отяжелевшей от дождя ткани, и я, поскользнувшись, рухнула в лужу. Так началась моя дипломная практика. Короткая. Сзади шлёпали зомби.

Умирать рано: восемнадцать всего. Они шлёпали, а я поползла. Юбка тяжёлая, а я ползла, загребая локтями грязь. Дыхания не хватало, между гребками я дёргала рюкзак, но ремешок увяз под грудью, и проклятая застёжка не открывалась. Грудь большая, ремешок через неё не перетягивался – хоть убей.

Может, они меня не заметят в темноте, а?

Чисто теоретически такое возможно: платье тёмно-синее, руки в грязи, рыжевато-каштановые волосы должны с землёй сливаться, если не поворачивать лицо. Я вся тёмное пятно на тёмном фоне.

Правда, у оборотней обоняние хорошее. Но если этот успел немного разложиться, то нюх ухудшился. Надежда есть! Я упёрлась руками в холодную склизкую землю и изо всех сил оттолкнулась.

Мокрый, влипший в грязь подол тянул вниз. Подхватив его, буксуя и оскальзываясь, я сдала влево: спрятаться, спрятаться быстрее, а там уже жезл достать и что-нибудь наколдовать.

Сзади треснуло, зашипело, и дорогу залило ярким оранжевым светом. Обернулась: телега неистово пылала. Между ней и расплющенным под ногой зомби фонарём затухала дорожка пламени. Похоже, из бочки выливалось что-то горючее, масло наверное, и дотекло до огня. Теперь я как на ладони.

К нам шёл четвёртый зомби.

Ну что за день такой, а?

День не задался с утра. Практика эта не задалась с распределения. Даже ещё раньше! Вся жизнь! Но теперь какой-то совсем ужас: на дороге лежит мёртвый куратор моей, будь она не ладна, практики… И надвигаются зомби.

Пять штук.

Пятый – хромой, но огромный – вышел из-за горящей телеги.

Мамочки…

Ой-ёй-ёй, что делать? В университете нашем с практическими занятиями было слабовато. Зато теорию я знала: надо анализировать ситуацию!

Так. Видимость хорошая, зомби на мне зафиксировались, но, пока не бегу, они тоже не побегут. Значит, надо пятиться и без паники снять со спины рюкзак, достать жезл и раствор.

Я пятилась и трясущимися руками дёргала застёжку под грудью – сегодня просто день сожаления о её объёмах. Замок заело, наверное, из-за грязи. Что мне это давало? А ничего.

Ещё о ситуации: два дальних зомби пёрли на лежавшего на дороге куратора, вниз не глядели – наверняка о труп споткнутся. А тот, что уже повалялся, аккурат на чемоданы двигался.

Делим проблемы по времени их наступления: пока надо разобраться с двумя зомби. А это уже не так страшно, да?

Зомби-оборотень оскалил измазанные кровью зубы.

И это называется спокойный регион, да? Это называется…

Нога соскользнула, я шмякнулась в лужу. Оборотень побежал. Я крутанулась, подставляя защищённую рюкзаком спину, подобрала руки-ноги-голову – за быстроту реакции спасибо гаду-соседу, любителю спускать на прохожих собак, – и на меня бахнулась пара центнеров, кости затрещали.

– Ррр! – рокотало над ухом, и звенела цепь, исполинские когти рвали рюкзак, клацали зубы. Меня вдавливало в грязь, в лужу, ещё секунда – я захлебнусь раньше, чем меня загрызут.

Оборотень рыкнул, упёрся лапой над моей головой, и страшное давление на спину уменьшилось, я смогла вдохнуть. За подол и ногу потянули, трещала ткань, кто-то вгрызался в ягодицу, но человеческим зубам мокрый подол, два подъюбника и панталоны не поддавались.

Мама… мама, роди меня обратно!

Глава 2. В которой практикантка хочет зомби-оборотня

Знание алгоритмов действий в критических ситуациях – залог выживания штатных специалистов.

Из учебника по тактике для первокурсников

Ухнув в лужу, я едва удержалась от вдоха, силилась подняться. Руки скользили, мышцы резало от напряжения, но лапа вдавливала лицо в воду.

– Ауу! – взвыл оборотень.

Голову отпустили, я приподнялась и втянула удушающий, острый до кашля и рези в глазах воздух.

На дороге серебром разливался тормозящий состав. Разгрызенная фляга валялась рядом, на выпавшем из рюкзака изодранном сапоге. Оборотень медленно катался по земле.

Зажав нос рукавом, колючим от крупинок грязи, я оглянулась и погребла прочь. Двое зомби, видимо споткнувшихся о куратора, подползали ко мне, остальные заторможенно переставляли ноги в серебристой луже. В пасти у левого ползущего торчал клок моего синего дорожного платья – вот кто ягодицу кусал, скотина!

Зомби вползли в светлые потоки тормозящего состава и замедлились.

Отодвигаться не решилась – вдруг рядом ещё зомби. Пропитанный составом воздух драл горло хуже ангины. Спина болела, и покусанная ягодица ныла как-то подозрительно.

Кошмарная практика для кошмарной. Анна Замосковная — Кошмарная практика для кошмарной ведьмы

Меня просто возмутило отношение к достаточно хорошей книге. Это чей-то труд, бессоные ночи и переживания… я еще пойму возмущения читателей у действительно нечитательных произведений, но здесь… Да, это не совершенство в лрф, (уж я то их перечитала тьму-тьмущую…) и считаю что это история достоййна жизни!

Коментаторы, ну зачем вы так-то? Да, согласна, начало книги немного затянуто с этими зомби я вообще не люблю про них читать или смотреть какие-либо фильмы, но темнемение я настойчиво пережила начало книги, чисто из-за вражденной вредности, и с уверенностью скажу, автор умничка! С оставленными здесь коментами я полностью не согласна. Книга написана хорошо! Язык грамотный и хорошо оформлен. А это боОльшая редкость! Да обратите вы внимание на другие произведения подобного жанра:

Куча картонных ошибок и лишнего текста! Описания затянуты на страницы, и не несут в себе особого смысла, герои вечно — «качают головой в знак согласия, давая понять, что они согласны с апонентом…»

Когда я читаю такое, у меня нервно дергается глаз!

Но в этой книге все написано на высоте. Автор явно долго и упорно карпела над данной историей. Только почему-то выплевывая желоч на мир этой истории вы упускаете такие нюансы…

Сам сюжет затягивает и в некоторых местах прямо дух захватывает от переживаний за гг. А описания? я даже не могу выделить даже часть текста в пример, просто не могу определиться, он весь оформлен хорошо! Взять даже простое, на первый взгляд описание ливня! В несколько слов автор просто оживил непогоду, а пару замечаний героини про лестницу в таверне? Да я была удивленна, что автор обратила внимание даже на такую мелочь как ощущения героини от подьема по лестнице к тому же в такой короткий срок! И скажу честно, даже сейчас, закрыв глаза, я четко вижу и тот ливень, даже, чувствую ощущение твердых ступений под ногами ведьмочки, когда она медленно поднималась на второй этаж.

Эротика написана хорошо, пусть именно в ней есть немного лишних раздумий героини, типа, «это ж Саги»… или «Он почти как человек…» и на мой взгляд, я бы любовную сцену оформила немного более углубленно и раскрыто, но это я, а автор данного произведения сделала все по своему и хорошо. Чувствуетсся что автор страстная и состоявшаяся женщина. Эротики кстати не много. к 33 главе прочитала только две коротенькие, достаточно чувственные сцены.

Насчет домогательств, Да! они бесят, пугают и рздражают, но! именно как сопереживателя главной героини во всех неприятностях хлынувших на молодую, совсем юную, не состоявшуюся как опытная колдунья ведьмочку! (Не дай боги попасть в подобную ситуацию…) вот о чем думаешь, читая эти строки… Не забывайте, это книга! История имеющая свой мир! Свои, пусть и жестокие, нравы и правила…

В конце-концов не забывайте что это мир лфр, женский роман, я не понимаю притензий к этой книге и ее автору. Такое чувство что здесь собрались люди, которые заглянули в этот жанр не для чтения, а для обливания грязью беззащитного творения.

Молодая и невезучая ведьма студентка приезжает в тихий городок для прохождения преддипломной практики, но на пути она встречает картину маслом — её куратора доедает толпа зомби. Естественно, эта честная компания решает закусить и ею, а в универе, как назло, не учили, что делать с таким обилием нечисти, успокаивая тем, что уже давным давно зомби не встречались толпами.
Теперь ведьме недоучке предстоит справится с нечистью и выяснить, что же происходит в этом уже не столь тихом городке.

С первых же строк у меня возникло ощущение, что я читаю Елену Звездную — то ли просто так совпало, то ли русское фэнтези действительно столь однотипно.

Улыбалась так, что от напряжения ныли мышцы, но не улыбаться не могла! Выпятила солидную грудь и вскинула голову. Боевая ведьма я, одержавшая победу над армией зомби, или кто? Без диплома, правда, «или кто», но зомби победила!

И чем дальше, тем больше возникало сходств с «Настоящей чёрной ведьмой» Звездной — в обоих случаях ведьма — дочка знатных родителей сбегает, селится в какой-то глуши и срочно ищет мужика для потери девственности. Но, если у Звездной есть чётко выраженная детективная линия, а поиски отца для будущей маленькой ведьмочки происходят постольку поскольку, то героиня у Замосковной просто помешана на сексе и готова раздвинуть ноги перед каждым встречным, называя плотские утехи ведьминским обрядом усиления дара, что впрочем не мешает ей строить из себя недотрогу.

– Не все ведьмы такие.
– Правда? – огорчённо вскинул брови Матис. – И ты что, не дашь даже разочек?
– Нет.
– Даже на полшишечки? – Его глаза испуганно округлились.
– Какой шишечки? – моргнула я.
– Ну этой, – он потянулся расстёгивать штаны.

История написана живо, но после Звездной воспринимается как пародия, где для комичности в ведьминскую историю подкинули зомби и секс, что выглядит абсурдно.
Но, если до середины книги я ещё думала поставить тройку, то эпизод с приставаниями героини к старику, у которого так и не встал, просто закопал эту историю.

Процедура как-то неоправданно затягивалась.
Вздохнув, я оглянулась через плечо. Разглядывая мой зад, пыхтя и багровея, Жаме отчаянно дёргал сморщенное, короче указательного пальца хозяйство.
– Сейчас-сейчас, – он заголил тёмную головку, плюнул на пальцы и обтер её. – Сейчас поднимем.

По всей видимости, автору хотелось выплеснуть свои фантазии, но было стыдно или может не хватило идей написать конкретно любовный роман, поэтому то шлюховатую героиню и поместили в фэнтезийный мир, прикрыв весь бред вроде бы скромной сказкой.
И несмотря на все попытки автора вернуть повествование на тему загадочного злодея, на первом плане как красный флаг перед глазами все равно оставалось либидо героини.
Да плюс ко всему, книга обрывается на полуслове, но нет вообще никакого желания узнать, что же будет дальше, так что 2⭐️

Большое и жирное «но»: а если зомби нападут на обычных людей?

Не то что бы я склонна к геройству, но в этом официально спокойном округе один штатный маг. По слухам здесь вообще с волшебниками туго: атмосфера им не нравится, флюиды всякие, только оборотни прижились, — в добровольно-принудительном порядке, — но их территория дальше.

Короче, бороться с мертвяками особо некому, и моя обязанность — их упокоить (а в дипломе в числе рекомендаций предложить вернуть в программу обучения массовые заклятия против зомби). Бездействие может обернуться смертями обывателей.

Действие — моей смертью, а бездействие — чужими.

Несколько зомби ушли во тьму, пять тёрлись у огонька. Остальные глядели по сторонам. Вскоре голод потянет их дальше.

А утром дети в школы пойдут, торговцы на рынок, пастухи животину выгонят. Физически упокоить — шею там свернуть, голову размозжить — теоретически любой может, но у скольких хватит силы? А если нападут со спины? Если не будет оружия? А необработанные убитые тоже подниматься начнут… и будет у нас локальная беда с нецензурным названием.

Я потёрла укушенный зад, вздохнула: «Ох, пожалею я об этом». И стала думать, как эту ораву побеждать.

Быстрое упокоение, увы, не вариант: с третьего раза подряд зомби меня почуют и, если память не изменяет, озвереют. Да, кажется, была сноска мелким шрифтом, что зомби буйствуют от эманаций магии упокоения и чувствуют испускающий их инструмент. Превращать жезл в манок как-то не хотелось.

А с третьего ли раза? И было ли в учебнике «подряд»? А?! С теорией у меня хуже, чем думала. Но работать без прикрытия мне ещё два года после завершения обучения не положено, так что…

С другой стороны: зомби здесь, и я здесь, и…

Оборотень выскочил из тьмы, полыхнули глаза. Он повёл огромным тёмным носом и, бренча цепью, скалясь, пошёл в мою сторону.

Зомби на мне подскочил, съехал вниз и ринулся в кусты. Тьфу! Тела попутала. Развернула мертвеца. Он карабкался по влажному склону, цеплялся за траву, а я…

Оборотень, блестя мокрой шерстью, расталкивал зомби. Тёмная махина надвигалась, а жезл казался неподъёмным, руки не слушались.

Глава 1. О зомби, практикантке и маме

Если увидели зомби — не шумите.

Из школьной инструкции.
___________________________________

Иногда катастрофу ничто не предвещает, а порой всё сразу идёт наперекосяк, будто судьба даёт сбежать от страшной участи.
В кромешной тьме манил светом валявшийся на обочине четырёхгранный фонарь: сквозь единственную прозрачную стенку он из последних сил озарял странно выгнутого мужчину в фиолетово-чёрном костюме штатного мага и вцепившегося ему в горло зомби. Жёлтые блики мерцали на лужах, сапогах и скрюченных пальцах мага, тонули в прорехах одежды и разложившейся плоти.
Чавканье порой заглушалось стрекотом цикад.
Что сделала я, несчастная практикантка, без пяти минут боевая ведьма, когда обнаружила куратора своего диплома в таком, ээ… пожеванном виде? Должна была выхватить жезл и произнести заклинание связывания. Или заморозки. Или испепеления. Или экстренного упокоения. Должна была. Вместо этого прошептала:
— Мама, — и выронила тяжеленные чемоданы.
Они шлёпнулись в грязь и окатили подол брызгами.
Зажав рот ладонью, я попятилась.
«Он меня не заметит, всё обойдётся». Гул сердцебиения заглушал и цикад, и чавканье, груди в корсаже стало тесно. Ветер обволок меня сладким, гнилостным запахом.
Зомби чуть опустил мага и, словно примеряясь целовать, уставился на его открытый рот.
Похоже, куратор остыл и на ужин не годился.
Зомби поднял перекошенную гниением голову — теперь чёрные глазницы были обращены на меня.
Слева, внизу дорожной насыпи, затрещали кусты.
«Это не будет ещё один зомби. Так, какой-нибудь нехищный зверь».
Что-то лезло на дорогу, соскользнуло вниз, хрустко ломая ветки. И выбралось, забренчало цепью. В темноте не разглядеть, что. «Цон-цок-цон», — надвигался металлический перезвон. Я пятилась, пятилась, пятилась. Страшно, точно чужое злое дыхание, шуршал часто выдыхаемый воздух.
Труп шмякнулся в грязь, в луже дрогнули отблески света. Зомби, шагнув ко мне, споткнулся о куратора и упал. Задетый локтем фонарь развернулся влево — и осветил кряжистого мужчину в залитой кровью рубахе, его белобрысая голова неестественно скосилась набок. Качаясь, зомби шёл от телеги с бочкой и обвисшей на оглоблях лошадью. Свет озарил волка полутора метров в холке — зомби-оборотень, он цепью на ошейнике и звенел; обращённые на меня глаза блеснули.
А ведь у меня ещё был амулет экстренного вызова… штатного мага. И фляга с тормозящим составом. Где-то в рюкзаке, ага. А по инструкции должна висеть на поясе. Вместе с жезлом. Который тяжёлый, как пёс, и тоже в рюкзаке. Но я же как бы не на дежурстве, а только на практику еду. Да?
Все три зомби смотрели на меня. Хуже того — они ко мне шли. Топ-топ-топ.
— Ааа! — я развернулась и побежала.
Но я же не на дежурстве, да, одета, соответственно, не в рабочий костюм, а в платье до щиколоток и с двумя подъюбниками. Ноги запутались в отяжелевшей от дождя ткани, и я, поскользнувшись, рухнула в лужу. Так началась моя дипломная практика. Короткая: сзади шлёпали зомби.
Умирать рано, восемнадцать всего, они шлёпали, а я поползла. Юбка тяжёлая, а я ползла, загребая локтями грязь. Дыхания не хватало, между гребками я дёргала рюкзак, но ремешок увяз под грудью и проклятая застёжка не открывалась. Грудь большая, ремешок через неё не перетягивался — хоть убей.
«Может, они меня не заметят в темноте, а?»
Чисто теоретически такое возможно: платье тёмно-синее, руки в грязи, рыжевато-каштановые волосы должны с землёй сливаться, если не поворачивать лицо — я вся тёмное пятно на тёмном фоне.
Правда, у оборотней обоняние хорошее, но если этот успел разложиться, — жаль, не разглядела толком, — то нюх ухудшился. Надежда есть! Я упёрлась руками в холодную склизкую землю и изо всех сил оттолкнулась. Мокрый, влипший в грязь подол тянул вниз, но, подхватив его, буксуя и оскальзываясь, я сдавала влево: спрятаться, спрятаться быстрее, а там уже жезл достать и что-нибудь наколдовать.
Сзади треснуло, зашипело, и дорогу залило ярким оранжевым светом. Обернулась: телега неистово пылала, дорожка затухающего пламени соединяла её с расплющенным под ногой зомби фонарём.
Зомби было уже четверо.
И меня прекрасно видно.
Ну что за день такой, а?
День не задался с утра. Практика эта не задалась с распределения. Даже ещё раньше! Вся жизнь! Но теперь какой-то совсем ужас: это же мой куратор моей, будь она не ладна, практики… И зомби.
Пять штук: пятый — хромой, но огромный — вышел из-за горящей телеги.
Мамочки…
Ой-ёй-ёй, что делать? В университете нашем с практическими занятиями было слабовато. Зато теорию я знала: надо анализировать ситуацию!
Так. Видимость хорошая, зомби на мне зафиксировались, но пока не бегу, они тоже не побегут, значит, надо пятиться и без паники снять со спины рюкзак, достать жезл и раствор.
Я пятилась и трясущимися руками дёргала застёжку под грудью — сегодня просто день сожаления о её объёмах. Замок заело, наверное, грязью. Что мне это давало? А ничего.
Ещё о ситуации: два дальних зомби пёрли на куратора, вниз не глядели — наверняка споткнутся. А тот, что уже повалялся, аккурат на чемоданы двигался.
Делим проблемы по перспективам их наступления: пока надо разобраться с двумя зомби. А это уже не так страшно, да?
Зомби-оборотень оскалил измазанные кровью зубы.
И это называется спокойный регион, да? Это называется…
Нога соскользнула, я шмякнулась в лужу. Оборотень побежал. Я крутанулась, подставляя защищённую рюкзаком спину, подобрала руки-ноги-голову, — за быстроту реакции спасибо гаду-соседу, любителю спускать на прохожих собак, — и на меня бахнулась пара центнеров, кости затрещали.
— Р-рр! — рокотало над ухом, и звенела цепь, исполинские когти рвали рюкзак, клацали зубы. Меня вдавливало в грязь, в лужу, ещё секунда — я захлебнусь раньше, чем меня загрызут.
Оборотень рыкнул, упёрся лапой над моей головой, и страшное давление на спину уменьшилось, я смогла вдохнуть. За подол и ногу потянули, трещала ткань, кто-то вгрызался в ягодицу, но человеческим зубам мокрый подол, два подъюбника и панталоны не поддавались.
«Мама… мама, роди меня обратно!»

Глава 2. В которой практикантка хочет зомби-оборотня

___________________________________

Знание алгоритмов действий в критических ситуациях — залог выживания штатных специалистов.

Из учебника по тактике для первокурсников.
___________________________________

На затылок встали. Ухнув в лужу, я едва удержалась от вдоха, силилась подняться. Руки скользили, мышцы резало от напряжения, но лапа вдавливала в воду.
— Ауу! — взвыл оборотень.
С головы слезли, я приподнялась и втянула удушающий, острый до кашля и рези в глазах воздух.
По дороге серебром разливался тормозящий состав. Разгрызенная фляга валялась рядом, на изодранном сапоге, оборотень медленно катался по земле.
Зажав нос рукавом, колючим от крупинок грязи, я оглянулась — и погребла прочь: двое зомби ко мне ползли, остальные — заторможено переставляли ноги по серебристой луже. В пасти у левого ползущего торчал клок моего синего дорожного платья — вот кто ягодицу кусал, скотина!
Зомби вползли в светлые потоки состава и замедлились.
Отодвигаться не решилась — вдруг рядом ещё зомби. Пропитанный составом воздух драл горло хуже ангины. Спину охватывала боль, и покусанная ягодица ныла как-то подозрительно.
Зомби цепенели. Такое мы, студенты, видели лишь на первом курсе: алхимик на жуко-крысах показывал зависимость размера нечисти, концентрации раствора и скорости. Состав дорогущий, использовался в тяжёлых случаях и обычно понемногу.
И вот он растекался — годовой запас, который я должна передать штатному магу в оплату практики. Зомби застыли. Не съели они, так съест мой милый декан, за ним ректор, остальное догрызут банкиры, у которых придётся в счёт будущего жалования занять на покупку нового запаса.
Может, собрать с земли? Некуда. Или сбежать и поменять имя? Не впервой ведь. Но тогда придётся опять учиться или работать без лицензии.
Что выгоднее: купить на кредитные деньги новые документы и отучиться ещё раз или компенсировать пролитое и жить в кабале? На нос шлёпнулась холодная капля, на щёку, опять на нос. Дадут ли мне кредит?
Ливень обрушился резко, стеной, и вмиг разметал серебристый состав.
Зомби оживились.
Теорию я знала, ага. А «не расслабляться, пока работа не закончена» не для меня писали? Шевелиться больно, но надо. Стиснув зубы, развернулась: должен же среди вывалившихся из рюкзака вещей быть жезл. Бочка с маслом ещё горела, свет пробивался сквозь серые потоки, высвечивая меня для зомби, но не высвечивая жезла.
Он же огромный, как его можно потерять? Зомби надвигались, я лихорадочно шарила в грязи, возле ладони клацнули зубы, я отшатнулась, попятилась в темноту. Дождь прибивал меня к земле, рюкзак казался невозможно тяжёлым.
Тяжёлым?
Сунула ладони за спину — рукоять! Холодная, скользкая, толстая рукоять жезла! Он запутался в обрывках рюкзака! Я дёргала, тянула и выкручивала жезл, шепча заклинание подчинения. Зомби подползал. Жезл застрял намертво.
Стена воды почти скрыла оборотня.
Соберись!
Зомби протянул руку, я рванулась назад, жезл выскочил.
Я вязла в грязи. Хлестал дождь, убивая последние всполохи огня. Я обшаривала лоскуты рюкзака — жезла нет.
А зомби есть.
Подбирался к ноге. Лихорадочно пнула, каблук врезался в твёрдое.
«Шевелись!» — я задыхалась.
Дождь стих. Шуршали в темноте последние капли. Хлюпали шаги.
Так, боевая я ведьма или кто? Не позволю себя грызть, ягодица с коленом и так зудят.
Я щупала лоскуты за спиной — пусто, пошарила по земле — жезл! Вывалился. Милый, любимый, бесплатный студенческий жезл, булава без шипов: «Будет с шипами — сами убьётесь», — пояснял университетский мастер. Но я и без шипов справлюсь: умирать-то рано. Ноги коснулись. Я ударила наотмашь, ещё раз — хрустко чавкнул пробитый череп, удар отдался в мышцах.
Подол тянул вниз, но я встала.
Уже несколько часов по тракту никто не проезжал, здесь убили бывалого штатного мага, так что на помощь и прочие учебные послабления рассчитывать нельзя — только на себя.
Штатные специалисты так и погибают: нечисть есть, а помощи — нет.
А я ещё не штатный специалист, мне рано. Рано, кому говорю!
Но как же тряслись колени и руки, оттянутые жезлом.
Одной мне с этакой оравой не справиться.
Мне нужен оборотень.

Несмотря на возросшую роль интернета, книги не теряют популярности. Knigov.ru совместил достижения IT-индустрии и привычный процесс чтения книг. Теперь знакомиться с произведениями любимых авторов намного удобней. У нас читают онлайн и без регистрации. Книгу легко найти по названию, автору или ключевому слову. Читать можно с любого электронного устройства — достаточно самого слабого подключения к интернету.

Почему читать книги онлайн — это удобно?

  • Вы экономите деньги на покупке печатных книг. Наши онлайн-книги бесплатны.
  • Наши интернет-книги удобно читать: в компьютере, планшете или электронной книге настраивается размер шрифта и яркость дисплея, можно делать закладки.
  • Чтобы читать онлайн-книгу не нужно её скачивать. Достаточно открыть произведение и начать чтение.
  • В нашей онлайн-библиотеке тысячи книг — все их можно читать с одного устройства. Больше не нужно носить в сумке тяжёлые тома или искать место для очередной книжной полки в доме.
  • Отдавая предпочтение онлайн-книгам, вы способствуете сохранению экологии, ведь на изготовление традиционных книг уходит много бумаги и ресурсов.

Кошмарная практика для кошмарной ведьмы. Анна Замосковная Кошмарная практика для кошмарной ведьмы 2

Нет, так просто не сдамся, даже усталости. Зря, что ли, столько боролась?

Но правильно говорят: труднее всего бороться с собой. Усталость была моя, и с ней сражаться сейчас труднее, чем с зомби.

Дождь редел, уже не бил по плечам, придавливая к волчьей спине. Шелест воды стихал, вот я смогла рассмотреть измордованные ливнем лоскуты полей, просёлочные дороги… И тёмное пятно в конце дороги.

Пятно росло. Зерновые сменились клевером, насыпь тракта пошла под уклон. Неужели город? Я подалась вперёд, и оборотень затрусил быстрее, хребет вонзался в промежность, я чуть не взвыла, снова навернулись слёзы, волосы мокрыми плетями били по лицу, но шага я не сбавила.

Впереди действительно был город. Влажно блестели красные черепичные крыши и шпили храмов, гигантская лента радуги выросла из его сердца и растворилась в свинцовых облаках. В прореху туч брызнуло золото лучей, и Холенхайм, его угловатые крыши и шпили, высокая стена, обитые медью ворота — всё засверкало, изумительно яркое и тёплое по контрасту с холодными цветами неба и теней.

В груди стало тесно, рыдания душили. Склонившись на мокрую, пахшую псиной и мертвечиной холку, я заскулила и засмеялась, и чуть не задохнулась от радости.

Я почти добралась. Ещё немного — и всё наладится.

Пахло свежестью дождя, грозой, мокрым клевером. Холенхайм казался невероятно красивым. Блеклые, уходившие в небо дымы печных труб напомнили о тепле и еде. Жгучее желание оказаться там быстрее погнало оборотня рысью, я обхватила мохнатую шею, путаясь в своих и его ощущениях. Мы закружились по дороге, взметнули брызгами лужи.

Сосредоточившись, я заставила его идти ровно. Выпрямилась и даже слегка разжала посиневшие от холода пальцы. Улыбалась так, что от напряжения ныли мышцы, но не улыбаться не могла! Выпятила солидную грудь и вскинула голову. Боевая ведьма я, одержавшая победу над армией зомби, или кто? Без диплома, правда, «или кто», но зомби победила!

Ну и что, что выгляжу хуже некоторых бродяг? В моём положении простительно. Я попыталась привести волосы в относительный порядок, но закоченевшие пальцы плохо слушались, и, плюнув, я сложила руки на холке. Насыпь кончилась, дорога стелилась на уровне клеверного ковра. Уютно пахло дымом и, если не мерещится, хлебом.

Массивные створки потемнели от времени, и новенькие полосы меди ярко выделялись, как и свежие рисунки гербов. На левой створке — на гладком зелёном поле пять чёрных дорог сходились в напоминавший ухо город. Насколько знаю, это план Холенхайма в год, когда он получил звание города и право на собственный герб. На правой створке — чёрное поле вертикально делил двуручный серебряный меч с луной вместо навершия, слева и справа на неё выли золотые волки. Герб главного местного аристократа — главы клана оборотней графа Эйлара.

И сижу я наверняка на соклановце графа. Неловко вышло — и оскорбительно для аристократа. Надо бы слезть, пока никто не увидел…

Вверху скрипнуло. Я вскинула голову.

Вытаращив блеклые глаза, на меня смотрел юный стражник, почти мальчишка. Спросил дрогнувшим голосом:

Практикантка. У вас там штатного мага убили.

Глаза стражника округлились ещё больше. Я вяло махнула себе за спину.

Там ещё гора трупов в паре часов езды на оборотне. Тех, что на поле упокоили, я поближе к дороге оттащила, но на неё не выносила. Вы бы разъезд отправили — там, может, ещё зомби бродят.

Юнец побледнел на пару тонов, верхняя губа с редкими волосками заблестела от пота.

Как убили? — Он подтянул к макушке сползавший на лоб шлем.

Зубами, — усталость наваливалась, смежая веки. — Загрызли его.

Вы его упокоили?

Может, у него глаза всегда такие вытаращенные, от природы?

Конечно. Боевая ведьма я или кто? — Но, кажется, сейчас я буду упавшей с оборотня ведьмой. — Открывай скорее, я устала.

Он продолжал изумлённо меня разглядывать, и сил его поторопить не было, в горле всё пересохло.

Дверь в воротах скрипнула и отворилась, плечистый стражник в кожаном доспехе, смерив меня холодным грозным взглядом, глухо сказал:

Документы, — с левой стороны у него висел меч, с правой — револьвер.

Оборотень поплёлся вперёд, и стражник положил ладонь на отполированную многочисленными прикосновениями рукоять меча. А я развернулась — голова оборотня тоже повернулась — и запустила плохо слушавшуюся руку в сумку штатного мага, подвязанную рядом с чемоданами.

Пальцы почти утратили чувствительность, с минуту я искала кожаный пенал. От нетерпения оборотень переминался с ноги на ногу. Густые с проседью брови стражника сдвигались под кромкой шлема. Наконец я ухватила цилиндр и протянула настороженно следившему за мной мужчине.

Руки у него были крепкие, загорелые, а под ногтями — чисто. Он проворно расстегнул медную застёжку, щёлкнула ломаемая сургучная печать, и сопроводительный документ развернулся. Прочитал стражник быстро, кивнул и, сворачивая бумагу, отступил.

Добро пожаловать в Холенхайм, госпожа Тар.

Расширенный чемоданами оборотень с трудом протиснулся в прорезь двери.

Мы пошлём разъезд, — стражник протянул мне застёгнутый пенал. — Вам прямо по улице, третий поворот налево и до упора.

От вялого кивка — оборотень тоже кивнул — закружилась голова, я вцепилась в пенал и поплыла по булыжной мостовой. Выбеленные дома подступали к ней вплотную: красивые, аккуратные, типично провинциальные домики в два-три этажа, с мансардами и крюками с обводными блоками для поднятия запасов на верхние этажи. Здесь тоже пахло свежестью. Дождь хорошо промыл улицы. Я старалась отвлечься от сна вниманием к деталям, но не могла, мысли путались. Краем глаза замечала охранные печати и обереги, сигнальные столбы. Улавливала запахи еды.

Веки невыносимо отяжелели, перед глазами плыло, невольно тело расслаблялось. Моргнула — и на улице, в окнах вдруг появились люди. Чудом не пропустила свой третий поворот.

«Эй, ты победила. Прими гордый вид, пусть все видят, какая ты молодец!» — увещевала гордость, но держать голову высоко поднятой было невыносимо. Мою — точно. Зато оборотень свою задрал высоко, словно выть собирался.

Люди шушукались. Я все же попыталась принять гордый вид, хотя стоило сказать: «Сидите по домам, идиоты, не видите — я на пределе, вдруг зомби освободится».

Только подъезжая к дому в конце улицы — двухэтажному, кумачовому, с высокой каменной стеной, яблоневым садом и бело-красной табличкой над массивными воротами «Штатный маг. Время приёма с 9-30 до 18–00, перерыв на обед с 12–00 до 13–00», я сообразила, что, наверное, никто не понял, что я использую зомби.

Ворота и дверь в них выглядели добротно, по четырём углам висели обереги, табличку явно недавно подкрасили. Сколько я тупо смотрела на красные буквы, не знаю, но глаза снова закрывались. Тряхнув мокрыми космами, я сползла с оборотня — промежность болела так, что сон отступил, а слёзы подступили — и враскорячку подошла к двери. Никаких замков, если и были охранные заклинания, я не почувствовала. Приложив ладонь к створке, из последних сил надавила, и дверь легко ушла внутрь — я едва устояла.

Схватившись за косяк, перевела дух и взглянула на двор. Уютный, с каменной дорожкой к резному крыльцу и куда-то за дом, с мелким клевером в белых шариках цветов и грядкой с зеленью под окном. На яблонях слева и справа зеленели мелкие яблочки. Отличное место. Я зашла внутрь, отщёлкнула массивную задвижку и раскрыла ворота перед оборотнем.

Он вошёл. Отмытый дождём, оборотень выглядел почти красиво, шерсть была густой. Возможно, он из благородных. Едва волоча ноги, я закрыла ворота, отцепила от пояса свой многострадальный жезл.

Силы в руках не было, от напряжения последних действий я вся покрылась испариной, губы тряслись, ноги подгибались. Выронив пенал, я взяла жезл обеими руками, шумно выдохнула, напряглась и положила неподъёмный ученический жезл на вытянутый нос оборотня.

Молодая и невезучая ведьма студентка приезжает в тихий городок для прохождения преддипломной практики, но на пути она встречает картину маслом — её куратора доедает толпа зомби. Естественно, эта честная компания решает закусить и ею, а в универе, как назло, не учили, что делать с таким обилием нечисти, успокаивая тем, что уже давным давно зомби не встречались толпами.
Теперь ведьме недоучке предстоит справится с нечистью и выяснить, что же происходит в этом уже не столь тихом городке.

С первых же строк у меня возникло ощущение, что я читаю Елену Звездную — то ли просто так совпало, то ли русское фэнтези действительно столь однотипно.

Улыбалась так, что от напряжения ныли мышцы, но не улыбаться не могла! Выпятила солидную грудь и вскинула голову. Боевая ведьма я, одержавшая победу над армией зомби, или кто? Без диплома, правда, «или кто», но зомби победила!

И чем дальше, тем больше возникало сходств с «Настоящей чёрной ведьмой» Звездной — в обоих случаях ведьма — дочка знатных родителей сбегает, селится в какой-то глуши и срочно ищет мужика для потери девственности. Но, если у Звездной есть чётко выраженная детективная линия, а поиски отца для будущей маленькой ведьмочки происходят постольку поскольку, то героиня у Замосковной просто помешана на сексе и готова раздвинуть ноги перед каждым встречным, называя плотские утехи ведьминским обрядом усиления дара, что впрочем не мешает ей строить из себя недотрогу.

– Не все ведьмы такие.
– Правда? – огорчённо вскинул брови Матис. – И ты что, не дашь даже разочек?
– Нет.
– Даже на полшишечки? – Его глаза испуганно округлились.
– Какой шишечки? – моргнула я.
– Ну этой, – он потянулся расстёгивать штаны.

История написана живо, но после Звездной воспринимается как пародия, где для комичности в ведьминскую историю подкинули зомби и секс, что выглядит абсурдно.
Но, если до середины книги я ещё думала поставить тройку, то эпизод с приставаниями героини к старику, у которого так и не встал, просто закопал эту историю.

Процедура как-то неоправданно затягивалась.
Вздохнув, я оглянулась через плечо. Разглядывая мой зад, пыхтя и багровея, Жаме отчаянно дёргал сморщенное, короче указательного пальца хозяйство.
– Сейчас-сейчас, – он заголил тёмную головку, плюнул на пальцы и обтер её. – Сейчас поднимем.

По всей видимости, автору хотелось выплеснуть свои фантазии, но было стыдно или может не хватило идей написать конкретно любовный роман, поэтому то шлюховатую героиню и поместили в фэнтезийный мир, прикрыв весь бред вроде бы скромной сказкой.
И несмотря на все попытки автора вернуть повествование на тему загадочного злодея, на первом плане как красный флаг перед глазами все равно оставалось либидо героини.
Да плюс ко всему, книга обрывается на полуслове, но нет вообще никакого желания узнать, что же будет дальше, так что 2⭐️

Меня просто возмутило отношение к достаточно хорошей книге. Это чей-то труд, бессоные ночи и переживания… я еще пойму возмущения читателей у действительно нечитательных произведений, но здесь… Да, это не совершенство в лрф, (уж я то их перечитала тьму-тьмущую…) и считаю что это история достоййна жизни!

Коментаторы, ну зачем вы так-то? Да, согласна, начало книги немного затянуто с этими зомби я вообще не люблю про них читать или смотреть какие-либо фильмы, но темнемение я настойчиво пережила начало книги, чисто из-за вражденной вредности, и с уверенностью скажу, автор умничка! С оставленными здесь коментами я полностью не согласна. Книга написана хорошо! Язык грамотный и хорошо оформлен. А это боОльшая редкость! Да обратите вы внимание на другие произведения подобного жанра:

Куча картонных ошибок и лишнего текста! Описания затянуты на страницы, и не несут в себе особого смысла, герои вечно — «качают головой в знак согласия, давая понять, что они согласны с апонентом. ..»

Когда я читаю такое, у меня нервно дергается глаз!

Но в этой книге все написано на высоте. Автор явно долго и упорно карпела над данной историей. Только почему-то выплевывая желоч на мир этой истории вы упускаете такие нюансы…

Сам сюжет затягивает и в некоторых местах прямо дух захватывает от переживаний за гг. А описания? я даже не могу выделить даже часть текста в пример, просто не могу определиться, он весь оформлен хорошо! Взять даже простое, на первый взгляд описание ливня! В несколько слов автор просто оживил непогоду, а пару замечаний героини про лестницу в таверне? Да я была удивленна, что автор обратила внимание даже на такую мелочь как ощущения героини от подьема по лестнице к тому же в такой короткий срок! И скажу честно, даже сейчас, закрыв глаза, я четко вижу и тот ливень, даже, чувствую ощущение твердых ступений под ногами ведьмочки, когда она медленно поднималась на второй этаж.

Эротика написана хорошо, пусть именно в ней есть немного лишних раздумий героини, типа, «это ж Саги». .. или «Он почти как человек…» и на мой взгляд, я бы любовную сцену оформила немного более углубленно и раскрыто, но это я, а автор данного произведения сделала все по своему и хорошо. Чувствуетсся что автор страстная и состоявшаяся женщина. Эротики кстати не много. к 33 главе прочитала только две коротенькие, достаточно чувственные сцены.

Насчет домогательств, Да! они бесят, пугают и рздражают, но! именно как сопереживателя главной героини во всех неприятностях хлынувших на молодую, совсем юную, не состоявшуюся как опытная колдунья ведьмочку! (Не дай боги попасть в подобную ситуацию…) вот о чем думаешь, читая эти строки… Не забывайте, это книга! История имеющая свой мир! Свои, пусть и жестокие, нравы и правила…

В конце-концов не забывайте что это мир лфр, женский роман, я не понимаю притензий к этой книге и ее автору. Такое чувство что здесь собрались люди, которые заглянули в этот жанр не для чтения, а для обливания грязью беззащитного творения.

Несмотря на возросшую роль интернета, книги не теряют популярности. Knigov.ru совместил достижения IT-индустрии и привычный процесс чтения книг. Теперь знакомиться с произведениями любимых авторов намного удобней. У нас читают онлайн и без регистрации. Книгу легко найти по названию, автору или ключевому слову. Читать можно с любого электронного устройства — достаточно самого слабого подключения к интернету.

Почему читать книги онлайн — это удобно?

  • Вы экономите деньги на покупке печатных книг. Наши онлайн-книги бесплатны.
  • Наши интернет-книги удобно читать: в компьютере, планшете или электронной книге настраивается размер шрифта и яркость дисплея, можно делать закладки.
  • Чтобы читать онлайн-книгу не нужно её скачивать. Достаточно открыть произведение и начать чтение.
  • В нашей онлайн-библиотеке тысячи книг — все их можно читать с одного устройства. Больше не нужно носить в сумке тяжёлые тома или искать место для очередной книжной полки в доме.
  • Отдавая предпочтение онлайн-книгам, вы способствуете сохранению экологии, ведь на изготовление традиционных книг уходит много бумаги и ресурсов.

Глава 1. О зомби, практикантке и маме

Если увидели зомби — не шумите.

Из школьной инструкции.
___________________________________

Иногда катастрофу ничто не предвещает, а порой всё сразу идёт наперекосяк, будто судьба даёт сбежать от страшной участи.
В кромешной тьме манил светом валявшийся на обочине четырёхгранный фонарь: сквозь единственную прозрачную стенку он из последних сил озарял странно выгнутого мужчину в фиолетово-чёрном костюме штатного мага и вцепившегося ему в горло зомби. Жёлтые блики мерцали на лужах, сапогах и скрюченных пальцах мага, тонули в прорехах одежды и разложившейся плоти.
Чавканье порой заглушалось стрекотом цикад.
Что сделала я, несчастная практикантка, без пяти минут боевая ведьма, когда обнаружила куратора своего диплома в таком, ээ… пожеванном виде? Должна была выхватить жезл и произнести заклинание связывания. Или заморозки. Или испепеления. Или экстренного упокоения. Должна была. Вместо этого прошептала:
— Мама, — и выронила тяжеленные чемоданы.
Они шлёпнулись в грязь и окатили подол брызгами.
Зажав рот ладонью, я попятилась.
«Он меня не заметит, всё обойдётся». Гул сердцебиения заглушал и цикад, и чавканье, груди в корсаже стало тесно. Ветер обволок меня сладким, гнилостным запахом.
Зомби чуть опустил мага и, словно примеряясь целовать, уставился на его открытый рот.
Похоже, куратор остыл и на ужин не годился.
Зомби поднял перекошенную гниением голову — теперь чёрные глазницы были обращены на меня.
Слева, внизу дорожной насыпи, затрещали кусты.
«Это не будет ещё один зомби. Так, какой-нибудь нехищный зверь».
Что-то лезло на дорогу, соскользнуло вниз, хрустко ломая ветки. И выбралось, забренчало цепью. В темноте не разглядеть, что. «Цон-цок-цон», — надвигался металлический перезвон. Я пятилась, пятилась, пятилась. Страшно, точно чужое злое дыхание, шуршал часто выдыхаемый воздух.
Труп шмякнулся в грязь, в луже дрогнули отблески света. Зомби, шагнув ко мне, споткнулся о куратора и упал. Задетый локтем фонарь развернулся влево — и осветил кряжистого мужчину в залитой кровью рубахе, его белобрысая голова неестественно скосилась набок. Качаясь, зомби шёл от телеги с бочкой и обвисшей на оглоблях лошадью. Свет озарил волка полутора метров в холке — зомби-оборотень, он цепью на ошейнике и звенел; обращённые на меня глаза блеснули.
А ведь у меня ещё был амулет экстренного вызова… штатного мага. И фляга с тормозящим составом. Где-то в рюкзаке, ага. А по инструкции должна висеть на поясе. Вместе с жезлом. Который тяжёлый, как пёс, и тоже в рюкзаке. Но я же как бы не на дежурстве, а только на практику еду. Да?
Все три зомби смотрели на меня. Хуже того — они ко мне шли. Топ-топ-топ.
— Ааа! — я развернулась и побежала.
Но я же не на дежурстве, да, одета, соответственно, не в рабочий костюм, а в платье до щиколоток и с двумя подъюбниками. Ноги запутались в отяжелевшей от дождя ткани, и я, поскользнувшись, рухнула в лужу. Так началась моя дипломная практика. Короткая: сзади шлёпали зомби.
Умирать рано, восемнадцать всего, они шлёпали, а я поползла. Юбка тяжёлая, а я ползла, загребая локтями грязь. Дыхания не хватало, между гребками я дёргала рюкзак, но ремешок увяз под грудью и проклятая застёжка не открывалась. Грудь большая, ремешок через неё не перетягивался — хоть убей.
«Может, они меня не заметят в темноте, а?»
Чисто теоретически такое возможно: платье тёмно-синее, руки в грязи, рыжевато-каштановые волосы должны с землёй сливаться, если не поворачивать лицо — я вся тёмное пятно на тёмном фоне.
Правда, у оборотней обоняние хорошее, но если этот успел разложиться, — жаль, не разглядела толком, — то нюх ухудшился. Надежда есть! Я упёрлась руками в холодную склизкую землю и изо всех сил оттолкнулась. Мокрый, влипший в грязь подол тянул вниз, но, подхватив его, буксуя и оскальзываясь, я сдавала влево: спрятаться, спрятаться быстрее, а там уже жезл достать и что-нибудь наколдовать.
Сзади треснуло, зашипело, и дорогу залило ярким оранжевым светом. Обернулась: телега неистово пылала, дорожка затухающего пламени соединяла её с расплющенным под ногой зомби фонарём.
Зомби было уже четверо.
И меня прекрасно видно.
Ну что за день такой, а?
День не задался с утра. Практика эта не задалась с распределения. Даже ещё раньше! Вся жизнь! Но теперь какой-то совсем ужас: это же мой куратор моей, будь она не ладна, практики… И зомби.
Пять штук: пятый — хромой, но огромный — вышел из-за горящей телеги.
Мамочки…
Ой-ёй-ёй, что делать? В университете нашем с практическими занятиями было слабовато. Зато теорию я знала: надо анализировать ситуацию!
Так. Видимость хорошая, зомби на мне зафиксировались, но пока не бегу, они тоже не побегут, значит, надо пятиться и без паники снять со спины рюкзак, достать жезл и раствор.
Я пятилась и трясущимися руками дёргала застёжку под грудью — сегодня просто день сожаления о её объёмах. Замок заело, наверное, грязью. Что мне это давало? А ничего.
Ещё о ситуации: два дальних зомби пёрли на куратора, вниз не глядели — наверняка споткнутся. А тот, что уже повалялся, аккурат на чемоданы двигался.
Делим проблемы по перспективам их наступления: пока надо разобраться с двумя зомби. А это уже не так страшно, да?
Зомби-оборотень оскалил измазанные кровью зубы.
И это называется спокойный регион, да? Это называется…
Нога соскользнула, я шмякнулась в лужу. Оборотень побежал. Я крутанулась, подставляя защищённую рюкзаком спину, подобрала руки-ноги-голову, — за быстроту реакции спасибо гаду-соседу, любителю спускать на прохожих собак, — и на меня бахнулась пара центнеров, кости затрещали.
— Р-рр! — рокотало над ухом, и звенела цепь, исполинские когти рвали рюкзак, клацали зубы. Меня вдавливало в грязь, в лужу, ещё секунда — я захлебнусь раньше, чем меня загрызут.
Оборотень рыкнул, упёрся лапой над моей головой, и страшное давление на спину уменьшилось, я смогла вдохнуть. За подол и ногу потянули, трещала ткань, кто-то вгрызался в ягодицу, но человеческим зубам мокрый подол, два подъюбника и панталоны не поддавались.
«Мама… мама, роди меня обратно!»

Глава 2. В которой практикантка хочет зомби-оборотня

___________________________________

Знание алгоритмов действий в критических ситуациях — залог выживания штатных специалистов.

Из учебника по тактике для первокурсников.
___________________________________

На затылок встали. Ухнув в лужу, я едва удержалась от вдоха, силилась подняться. Руки скользили, мышцы резало от напряжения, но лапа вдавливала в воду.
— Ауу! — взвыл оборотень.
С головы слезли, я приподнялась и втянула удушающий, острый до кашля и рези в глазах воздух.
По дороге серебром разливался тормозящий состав. Разгрызенная фляга валялась рядом, на изодранном сапоге, оборотень медленно катался по земле.
Зажав нос рукавом, колючим от крупинок грязи, я оглянулась — и погребла прочь: двое зомби ко мне ползли, остальные — заторможено переставляли ноги по серебристой луже. В пасти у левого ползущего торчал клок моего синего дорожного платья — вот кто ягодицу кусал, скотина!
Зомби вползли в светлые потоки состава и замедлились.
Отодвигаться не решилась — вдруг рядом ещё зомби. Пропитанный составом воздух драл горло хуже ангины. Спину охватывала боль, и покусанная ягодица ныла как-то подозрительно.
Зомби цепенели. Такое мы, студенты, видели лишь на первом курсе: алхимик на жуко-крысах показывал зависимость размера нечисти, концентрации раствора и скорости. Состав дорогущий, использовался в тяжёлых случаях и обычно понемногу.
И вот он растекался — годовой запас, который я должна передать штатному магу в оплату практики. Зомби застыли. Не съели они, так съест мой милый декан, за ним ректор, остальное догрызут банкиры, у которых придётся в счёт будущего жалования занять на покупку нового запаса.
Может, собрать с земли? Некуда. Или сбежать и поменять имя? Не впервой ведь. Но тогда придётся опять учиться или работать без лицензии.
Что выгоднее: купить на кредитные деньги новые документы и отучиться ещё раз или компенсировать пролитое и жить в кабале? На нос шлёпнулась холодная капля, на щёку, опять на нос. Дадут ли мне кредит?
Ливень обрушился резко, стеной, и вмиг разметал серебристый состав.
Зомби оживились.
Теорию я знала, ага. А «не расслабляться, пока работа не закончена» не для меня писали? Шевелиться больно, но надо. Стиснув зубы, развернулась: должен же среди вывалившихся из рюкзака вещей быть жезл. Бочка с маслом ещё горела, свет пробивался сквозь серые потоки, высвечивая меня для зомби, но не высвечивая жезла.
Он же огромный, как его можно потерять? Зомби надвигались, я лихорадочно шарила в грязи, возле ладони клацнули зубы, я отшатнулась, попятилась в темноту. Дождь прибивал меня к земле, рюкзак казался невозможно тяжёлым.
Тяжёлым?
Сунула ладони за спину — рукоять! Холодная, скользкая, толстая рукоять жезла! Он запутался в обрывках рюкзака! Я дёргала, тянула и выкручивала жезл, шепча заклинание подчинения. Зомби подползал. Жезл застрял намертво.
Стена воды почти скрыла оборотня.
Соберись!
Зомби протянул руку, я рванулась назад, жезл выскочил.
Я вязла в грязи. Хлестал дождь, убивая последние всполохи огня. Я обшаривала лоскуты рюкзака — жезла нет.
А зомби есть.
Подбирался к ноге. Лихорадочно пнула, каблук врезался в твёрдое.
«Шевелись!» — я задыхалась.
Дождь стих. Шуршали в темноте последние капли. Хлюпали шаги.
Так, боевая я ведьма или кто? Не позволю себя грызть, ягодица с коленом и так зудят.
Я щупала лоскуты за спиной — пусто, пошарила по земле — жезл! Вывалился. Милый, любимый, бесплатный студенческий жезл, булава без шипов: «Будет с шипами — сами убьётесь», — пояснял университетский мастер. Но я и без шипов справлюсь: умирать-то рано. Ноги коснулись. Я ударила наотмашь, ещё раз — хрустко чавкнул пробитый череп, удар отдался в мышцах.
Подол тянул вниз, но я встала.
Уже несколько часов по тракту никто не проезжал, здесь убили бывалого штатного мага, так что на помощь и прочие учебные послабления рассчитывать нельзя — только на себя.
Штатные специалисты так и погибают: нечисть есть, а помощи — нет.
А я ещё не штатный специалист, мне рано. Рано, кому говорю!
Но как же тряслись колени и руки, оттянутые жезлом.
Одной мне с этакой оравой не справиться.
Мне нужен оборотень.

Кошмарная практика для кошмарной ведьмы — Анна Замосковная » Страница 52 » Читать книги онлайн | 🔊 Слушать аудиокниги онлайн 🎶

С другой стороны, смелость в этом случае была равносильна самоубийству. Ветер охлаждал лицо. Стражники неторопливо подбирались к выселку, даже Вьен, оправив воротник сюртука, зашагал сквозь зелёные волны. А я что?

Что я наделала со своей магией, а? Как я могла? Как? Она ведь в этом «спокойном» месте нужна для выживания.

Я поплелась к выселку проверить, этот гуль – не «моя» ли девочка? Выслушать не самое лестное мнение о своей компетенции тоже надо: пусть лучше спустят пар сейчас, чем напишут жалобу позже.

Ветер покачивал створку ворот, я первая после офицеров вошла во двор.

– …да, – кивнул Валентайн и закусил губу.

Его щёку до подбородка пересекала царапина – достал-таки гуль. И на ребре ладони были кровавые пятна. Желтоволосый фривольно опирался на алебарду и, хитро щурясь, смотрел на Валентайна. Только раскрасневшиеся щёки напоминали о недавнем напряжении, в остальном он был образцом вселенского спокойствия.

– Но это уже ни в какие ворота, – проворчал Катель, подпирая пояс кулаком и резко взмахивая правой рукой. – Гулей здесь лет пятьдесят не видели, откуда он?

– В том и дело, – Базен стоял вполоборота ко мне и поминутно косился на будто не слушавшего их желтоволосого, – что давно не было, заклинания… Да сам знаешь, какие у нас защитные заклинания с одним штатным магом на такой территории. Будь Гауэйн хоть в пять раз сильнее, ему физически не успеть толково следить за всеми землями Холенхайма.

– За графскими землями мы присматриваем сами, – напомнил Валентайн.

«Надеюсь, душить он меня больше не хочет», – я прокралась к мужчинам. Не глядя, Базен шагнул в сторону, освобождая место между собой и Кателем. Я вступила в полукруг холенхаймских служащих. Желтоволосый так глянул на Базена, что у меня мурашки поползли.

– Напишу прошение об увеличении штата магов, – Катель явно хотел сплюнуть, но сдержался перед аристократом и грозно добавил: – Очередное. Пожалуй, даже два.

«А сейчас он скажет, что думает о всяких недоученных ведьмах…»

– После гуля должны прислушаться, – не слишком оптимистично поддержал Базен, опять косясь на желтоволосого, тот хмыкнул.

Обвинять меня в некомпетентности не спешили. Тонкая царапина Валентайна на краях уже подживала. Он коротко, холодно глянул на меня и снова на Кателя.

– Что ж, – Катель тяжело вздохнул и слегка поник. – Пойду заниматься бумагами. Нарсис, проследи за Вьеном, как составит отчёт – тащи ко мне. – Он набычился, сурово добавляя: – Надоели мне его тайны следствия.

– Всё расскажет, как миленький, – пообещал Базен с весёлой, но многообещающей улыбкой и вместе с Кателем направился к воротам.

А я осталась.

Похоже, срывать на мне злость из-за проблем, как часто делали в институте, никто не собирался. И то хорошо.

Валентайн сердито оглядывал размазанные по земле переломанные трупы. Нахмурился. Ярким воспоминанием вспыхнуло ощущение сомкнувшихся на горле пальцев, по спине поползли мурашки, я отступила, прикрывая шею ладонью. Но… Эйлары – семья защитников Холенхайма, в их интересах и в правилах оборотней заботиться о безопасности своей территории, а помощь сильного мага мне будет кстати, если не сказать – жизненно необходима.

Горизонтально развернув алебарду, желтоволосый с бесшумной грацией кошки исчез в разломе стены. Валентайн стоял на месте, даже не двинул затянутыми в добротные сапоги ногами.

«Ну что, горе-ведьма, подлизывайся, проси большого сильного дядю о защите», – глубоко вздохнув, я подняла голову и заставила себя улыбнуться. Не широко, не заискивающе, но с восхищением:

– Вы были великолепны.

Вздрогнув, Валентайн смерил меня таким взглядом, словно не ожидал увидеть. Недовольно скривив губы, демонстративно повернулся к трупам. Склизкие петли кишок и торчащие из разложившейся плоти кости привлекают больше, чем я? Ну что ж, у каждого свои пристрастия, временами – извращённые. Ничего не поделаешь.

А отношения надо налаживать. Я тихо кашлянула и продолжила лить на свою мельницу:

– Благодарю за помощь, вы нас просто спасли. Какое счастье, что вы проезжали мимо.

Валентайн уничижительно глянул через обтянутое кожаной курткой плечо и снова отвернулся к телам:

– Неужели вы думаете, что мы доверили безопасность своих земель практикантке?

В сердце вспыхнула надежда:

– Так вы будете за мной присматривать? – Я поёжилась от очередного леденящего взгляда и уточнила с меньшим восторгом: – Вы поможете мне исполнять обязанности штатной ведьмы?

Видная мне скула Валентайна дрогнула.

– Простите, что… отвлекаю, – я покосилась на тёмные пятна на взрытой земле, – но, сами знаете, я осталась без куратора, и творятся слишком серьёзные вещи, чтобы я… Я не справлюсь с этим одна.

– Это очевидно, – огрызнулся Валентайн, помедлил, с явным усилием заговорил спокойнее: – Никто не оставит вас одну, мы не сумасшедшие.

Я так на это надеялась!

– Спасибо, – голос дрогнул и, прижимая ладонь к груди, я отвернулась улыбнуться: «Мне помогут, ура-ура!»

Створка ворот качнулась и раскрылась. Базен, подперев кулаками бока, что-то говорил мотавшему головой Вьену.

– Простите, что отвлекаю, господин Валентайн, но можете вы как-то повлиять на господина следователя? – Я поглядела через плечо. Валентайн тоже смотрел на меня через плечо, и мурашки поползли по спине, голос чуть осип. – Кажется, он не слишком усердно выполняет работу.

– Ожидаемо, – тёмный взгляд Валентайна обратился на мотавшего головой Вьена. – Насколько нам известно, он не слишком хороший специалист и попал сюда за нарушение. В воспитательных целях, так сказать.

О, собрат по несчастью!

– Да? – Я вскинула брови, надеясь на продолжение, но его ожидаемо не последовало.

Умные бесплатно информацией не разбрасываются.

Ладно, формальности соблюдены, пока лучше ослабить давление. Я огляделась: жезл лежал у ворот, пыльный, но целый. То ли Валентайн его отшвырнул, то ли земля сильно дрожала, но до места, где я его обронила, было далековато. Быстро подойдя, я подхватила свою дубинушку. Теперь – найти основу гуля. Проверить, «моя» девочка или нет?

Размазанные трупы смердели сильнее прежнего. Я плотно прижала сгиб руки к носу, но вонь пробиралась и казалась сильнее, когда я наклонялась рассматривать месиво. Гуль неудачно проиграл в самом крупном скоплении тел.

Переступая внутренности и тела, балансируя между трещинами земли, я обошла двор. Девочки не было. Тут вовсе не было детей такого возраста и младше, что странно, – в гулей же неинициированные превращаются. Значит, была ведьма-девушка? Возможно. Похоже, своего гуля я не упустила. Отлично. Плотнее прижимая рукав к лицу, я отправилась дальше: от фонаря лучше избавиться.

Список произведений автора «Замосковная Анна»

Замосковная Анна

Список произведений

Сортировка по: Названию | Рейтингу | Дате добавления
Фильтр по размеру: Все | До 50 КБ | От 50 до 200 КБ | Больше 200 КБ

Замосковная Анна.
И. о. принцессы демонов в академии Самых Опасных Существ

23.03.2019г. 20:55:02 Приключения, Фэнтези, Пародии

══Каждый читавший о попаданке в магической академии прекрасно осведомлён, какие трудности и внезапные открытия ждут юную деву, что заставля…

Замосковная Анна.
Сердце повелителя ведьм

24.10.2016г. 09:35:01 Приключения, Фэнтези, Любовный роман

Колдуны и ведьмы устраивают теракты, инквизиция пытается навести порядок, я возвращаюсь в этот кошмар в надежде, что любимый голубоглазый р…

Замосковная Анна.
Кошмарная работа для кошмарной ведьмы

24.10.2016г. 09:20:01 Приключения, Фэнтези, Любовный роман

═ Откуда в тихом Холехайме столько зомби? Кто такой Саги? Справится ли Мияна со свалившейся на неё работой? ═ Продолжение романа «Кошм…

Замосковная Анна.
Кошмарная практика для кошмарной ведьмы

24.10.2016г. 09:20:01 Фэнтези, Любовный роман, Юмор

══В спокойном регионе и практика спокойная? Как бы не так! Для юной ведьмы Мияны Тар она началась с того, что куратора загрызли зомби. Весё…

Замосковная Анна.
Соблазнение строптивого

22.08.2016г. 12:40:02 Фэнтези, Любовный роман

═ Судьба благоволила светлой волшебнице Лиле: связь с главой ордена позволяла ей получать лёгкую хорошо оплачиваемую работу, мужчины падали…

Алиса в городе магов: Проклятая магия

5.07.2016г. 01:05:02 Приключения, Фэнтези

Думаешь, впереди ждёт тихая жизнь архивариуса, а приключения будут только в компьютерных играх? Если родился с даром проклятой магии — гото…

Асгард в огне

23.02.2016г. 18:12:36 Фэнтези, Фанфик, Любовный роман

═ Правление Локи под личиной Одина не заладилось: на Асгард напали чудовища. Пришлось просить помощи у не-брата, и, что ещё хуже — сотрудни…

Слишком близко (Тони/ fem! Локи)

24.12.2015г. 16:25:16 Фанфик, Любовный роман, Юмор

Манхеттен горел. Он пустовал уже полгода, но смотреть, как огонь Муспельхейма дожирает остовы зданий, было жутко.

Поле Вайма

24.12.2015г. 16:25:16 Фантастика

Адмирал Юдай Синги не любил перебежчиков. Презирал даже тех, кто переходил на сторону великого Галактического Сёгуната. Но одного перебежч…

Мифы Древней Греции: Мачеха

24.12.2015г. 16:25:16 Эротика

После многолетней вражды Геркал должен ненавидеть Геру, и не удивительно, что Зевс именно ему поручает деликатное задание: сделать так, чтоб…

Лаки Ф..
Алиса в городе магов: Несчастливые случайности (закончен)

24.12.2015г. 16:25:16 Приключения, Фэнтези, Любовный роман

Закончен, лежит ТУТ.

Пророчество

22.12.2015г. 20:29:50 Фэнтези, Юмор

Тяжело быть злодеем мирового масштаба.

Обмен

22.12.2015г. 20:29:50 Фэнтези, Юмор

Куда Локи дел Одина?

Одержимые

22.12.2015г. 20:29:50 Фантастика, Любовный роман, Постмодернизм

Много лет королева одержима желанием завести симбиотического телохранителя. Это удивительное существо могло скрасить её одиночество во тьме …

Один день из жизни суккуба

22.12.2015г. 20:29:50 Эротика

Один рабочий день суккуба Disciples.

Это всё Мидгард!

22.12.2015г. 20:29:50 Фэнтези, Юмор

Жизнь с людьми изменила Тора, а через него и патриархальный консервативный Асгард.

Чёрный снег

22.12.2015г. 20:29:50 Приключения, Фэнтези, Фанфик

Однажды Северус Снейп проснулся в женском платье, в неизвестном месте, а рядом был белый медведь… точнее, Сириус Блэк в теле белого медведя.

Посох короля

22.12.2015г. 20:29:50 Фэнтези, Фанфик

Маленький Фай, непокорная магия восстановления и добрый король.

Прекрасный новый мир

22.12.2015г. 20:29:50 Фэнтези, Юмор

Рагнарёк закончился. Вот он — новый мир. Без лжи, обмана и одного рыжего турса.

Причина для ненависти

22.12.2015г. 20:29:50 Фэнтези, Любовный роман, Юмор

Сиф тяжело переживала предательство своего возлюбленного Хальдора, а Локи… он просто проходил мимо.

Убить брата

22.12.2015г. 20:29:50 Фэнтези

Не знаешь, как сделать — обратись к тому, кто знает. Локи считал правило достаточно разумным, чтобы ему следовать, и поэтому второй раз за н…

Самая полезная часть Бальдра

22.12.2015г. 20:29:50 Фэнтези, Юмор

У прекрасного Бальдра была страшная, очень страшная тайна.

Чудовище

22.12.2015г. 20:29:50 Приключения, Фэнтези

Если за два дня Локи не успеет найти Тора и вернуться с ним в Асгард — умрёт.

Хозяин теней

22.12.2015г. 20:29:50 Приключения, Фэнтези, Фанфик

Новый мир оказался ловушкой, Фай, Шаоран и Мокона лишились магии, чудовища убивают людей. Смогут ли путешественники вырваться из капкана?

Сердце прекрасной Фрейи

22.12.2015г. 20:29:50 Эротика

У Фригг проблема, и это проблема для Фрейи.

Снежная мечта: в погоне за королевой

22.12.2015г. 20:29:50 Фэнтези, Юмор

Эксцентричный потомок Герды отправляется искать описанный в дневниках прапрабабушки дворец Снежной королевы.

Судьба

22.12.2015г. 20:29:50 Фэнтези, Фанфик

Предвидеть будущее плохо или хорошо? Томоё ищет ответ на этот вопрос.

Такую идею зарубили!

22.12.2015г. 20:29:50 Фэнтези, Фанфик, Юмор

Изобретение не купили, но почему?

Только не в Слизерин!

22.12.2015г. 20:29:50 Фанфик

Шляпа всегда давала ученикам возможность выбора, не только Гарри, но и многим до него.

На север

22.12.2015г. 20:29:49 Фанфик, Юмор, Сказки

Тайна Снежной королевы: что случилось со Снежной королевой после того, как Герда зажгла спичку? Кто и зачем едет на север?

(Тексты с 1 по 30 из 52)

Кошмарная ведьма. Кошмарная практика для кошмарной ведьмы. Анна Замосковная. Почему читать книги онлайн удобно

Глава 1. О зомби, интерне и матери

Если увидишь зомби — не шуми.

Из школьных инструкций.
___________________________________

Иногда ничто не предвещает катастрофы, а иногда все сразу идет наперекосяк, словно судьба дает возможность спастись от страшной участи.
В кромешной тьме манит светом лежащий на обочине четырехсторонний фонарь: сквозь единую прозрачную стену он из последних сил осветил странно сгорбленного человека в лилово-черном костюме обычного мага и зомби, цепляющийся за его горло.Желтые отблески мелькали на лужах, сапогах и скрюченных пальцах мага, утонувших в рваной одежде и разложившейся плоти.
Чавканье иногда заглушалось стрекотанием цикад.
Что же я, несчастный стажер, боевая ведьма, через пять минут обнаружила у куратора своего диплома в таком, эээ… разжеванном виде? Ей пришлось схватить палочку и наложить связывающее заклинание. Или заморозить. Или сжигание. Или экстренный отдых. Мне следует иметь. Вместо этого она прошептала:
— Мама, — и уронила тяжелые чемоданы.
Шлепнули в грязь и обрызгали подол из баллончика.
Прикрыв рот рукой, я попятился.
«Он меня не заметит, все будет хорошо.» Грохот сердца заглушил цикады и чавканье, груди в корсаже стало тесно. Ветер окутал меня сладким, гнилостным запахом.
Зомби чуть опустил мага и, словно пытаясь поцеловать, уставился в его открытый рот.
Похоже, куратор замерз и не подходит для ужина.
Зомби поднял гниющую голову — теперь черные глазницы были обращены ко мне.
Слева, внизу дорожной насыпи, трещали кусты.
«Это будет не очередной зомби. Итак, какое-то нехищное животное.
Что-то вылезло на дорогу, соскользнуло вниз, хрустя ветками. И вылезло, захлестнуло цепью. В темноте не видно что. «Цон-цок-цон» — приближался металлический звон. попятился, попятился, попятился.Страшно, как чужое злое дыхание, зашумел часто выдыхаемый воздух.
Труп врезался в грязь, и в луже замерцал свет.Зомби, шагнув ко мне, споткнулся о куратора и упал. Фонарь, задетый локтем, повернул влево — и осветил коренастого мужчину в окровавленной рубахе с неестественно склоненной набок белокурой головой. Раскачиваясь, зомби вышел из телеги с бочкой и лошадью, провисшей на оглоблях. Свет осветил волка на полтора метра в холке — зомби-оборотень, он звенел цепью на ошейнике; глаза, обращенные ко мне, сверкнули.
А еще у меня был амулет экстренного вызова… обычный фокусник. И фляжка с тормозным составом. Где-то в рюкзаке, да. А по инструкции он должен висеть на ремне. Вместе с палочкой. Который тяжел как собака, да еще и в рюкзаке. Но я не при исполнении служебных обязанностей, я только собираюсь тренироваться. Да?
Все три зомби смотрели на меня. Хуже того, они пришли ко мне. Топ-топ-топ.
— Ааа! — Я развернулся и побежал.
Но я не дежурный, да, я одет, соответственно, не в рабочий костюм, а в платье до щиколоток и с двумя нижними юбками.Мои ноги запутались в пропитанной дождем ткани, я поскользнулся и рухнул в лужу. Так началась моя дипломная практика. Коротко: зомби шлепают сзади.
Рано умереть, восемнадцать всего, отшлепали, а я пополз. Юбка тяжелая, и я ползла, ухватившись локтями за грязь. Я задыхался, между взмахами дергал рюкзак, но лямка застряла под грудью и проклятая пряжка не открывалась. Грудь большая, лямку на нее не перетянули — хоть убей.
«Может, в темноте меня не заметят, а?»
Чисто теоретически такое возможно: платье темно-синее, руки в грязи, рыжевато-каштановые волосы должны сливаться с землей, если не поворачивать лицо — я вся темное пятно на темном фоне.
Правда, у оборотней хорошее обоняние, но если этот успел разложиться, — жаль, я его толком не видел, — то обоняние ухудшилось. Есть надежда! Я положил руки на холодную скользкую землю и толкнул изо всех сил.Мокрый подол, застрявший в грязи, тянул вниз, но, хватая его, скользя и скользя, я отдавал его влево: прятаться, прятаться быстрее, а то мог бы достать палочку и что-нибудь наколдовать.
Он затрещал и зашипел сзади, и ярко-оранжевый свет залил дорогу. Она обернулась: телега горела бешено, дорожка угасающего пламени соединяла ее с расплющенным под ногой зомби фонарем.
Зомби уже было четверо.
И ты прекрасно меня видишь.
Что за день, а?
Утром день не заладился.Эта практика не сработала с распространением. Еще раньше! Вся жизнь! А сейчас совсем ужас: это куратор моей практики, что ли не ладно… И зомби.
Пять штук: пятая — хромая, но огромная — вышла из-за горящей телеги.
Мама…
О-о-о, что делать? У нас в университете было слабовато с практическими занятиями. Но я знал теорию: надо анализировать ситуацию!
Так. Обзорность хорошая, зомби зациклены на мне, но пока я не побегу, они тоже не побегут, а значит нужно отойти назад и без паники снять рюкзак со спины, достать палочку и раствор.
Я попятился и трясущимися руками подергал застежку под грудью — сегодня просто день сожаления о ее объеме. Замок, вероятно, забит грязью. Что это дало мне? Но ничего.
Еще о ситуации: два дальних зомби ткнули в куратора, не посмотрели вниз — наверняка споткнутся. А тот, что уже валялся, двигался точно на чемоданы.
Делим задачи по перспективам их наступления: пока нам нужно разобраться с двумя зомби.И это не так уж и страшно, правда?
Зомби-оборотень оскалил окровавленные зубы.
И это называется спокойный район, да? Называется…
Соскользнула нога, я упал в лужу. Оборотень побежал. Я развернулся, подставив защищенную рюкзаком спину, подобрал руки, ноги, голову — спасибо соседу-рептилии, любящему спускать собак на прохожих, за быстроту реакции — и пару центнеров бросил сами на меня, мои кости затрещали.
— Ррр! — грохотало над ухом, и цепь звенела, гигантские когти рвали рюкзак, щелкали зубами.Меня толкнули в грязь, в лужу, еще секунда — захлебнусь, пока не укусили.
Оборотень зарычал, положив лапу мне на голову, и ужасное давление на мою спину ослабло, я смог дышать. Подол и штанину стянули, ткань треснула, кто-то укусил за ягодицу, но мокрый подол, две нижние юбки и панталоны не поддавались человеческим зубам.
«Мама… мама, роди меня обратно!»

Глава 2. В которой стажер хочет зомби-оборотня

________________________________________________

Знание алгоритмов действий в критических ситуациях- залог выживания штатных специалистов.

Из учебника тактики для первокурсников.
___________________________________

Стояли на затылке. Увязнув в луже, я еле сдерживал себя, чтобы не вдохнуть, силясь подняться. Руки соскальзывали, мышцы резали от напряжения, но лапа вжималась в воду.
— Ого! — завыл оборотень.
Сорвались с головы, я встал и втянул удушающий воздух, резкий до кашля и режущих глаз.
По дороге тормозной состав пролился серебром.Рядом валялась обглоданная фляга, на рваном сапоге оборотень медленно катался по земле.
Зажав нос колючим от крупинок грязи рукавом, я оглянулся и зарылся прочь: ко мне ползли два зомби, остальные медленно передвигались ногами по серебристой луже. В пасти левого ползуна был кусок моего синего дорожного платья — вот кто укусил за ягодицу, скотина!
Зомби вползли в световые потоки поезда и притормозили.
Она не осмелилась отойти — вдруг поблизости оказались еще зомби.Воздух, пропитанный составом, рвал горло сильнее ангины. Спина покрылась болью, а укушенная ягодица как-то подозрительно побаливала.
Зомби онемели. Мы, студенты, такое увидели только на первом курсе: алхимик на крысах-жуках показал зависимость размера зла, концентрации раствора и скорости. Состав дорогой, применяется в тяжелых случаях и обычно в небольших количествах.
А потом понеслось — годовой запас, который я должен отдать штатному магу в оплату за практику.Зомби замерли. Если не съели, то съест мой дорогой декан, а за ним и ректор, остальное прогрызут банкиры, которым из будущих зарплат придется брать взаймы, чтобы купить новый запас.
Может с земли собрать? Нигде. Или сбежать и сменить имя? Это не в первый раз. Но тогда придется учиться заново или работать без лицензии.
Что выгоднее: купить новые документы на кредитные деньги и отучиться заново, или компенсировать вылитое и жить в кабале? Холодная капля брызнула мне на нос, на щеку, снова на нос.Дадут ли мне кредит?
Ливень обрушился резко, стеной, и мгновенно разбросал серебристый состав.
Зомби оживились.
Я знал теорию, да. А мне не писали «не расслабляться, пока работа не закончена»? Больно двигаться, но надо. Стиснув зубы, она обернулась: среди вещей, выпавших из рюкзака, должна быть палочка. Бочка с маслом еще горела, свет струился серыми струйками, освещая меня для зомби, но не освещая жезл.
Он огромный, как его можно потерять? Зомби наступали, я лихорадочно шарил в грязи, зубы лязгали в ладонь, я отшатывался, пятился в темноту. Дождь пригвоздил меня к земле, мой рюкзак казался невероятно тяжелым.
Тяжелый?
Закину ладони за спину — ручка! Холодная, скользкая, толстая ручка палочки! Он запутался в обрывках своего рюкзака! Я дергал, тянул и крутил палочку, шепча заклинание послушания. Зомби полз.Стержень застрял наглухо.
Стена воды почти скрыла оборотня.
Соберись!
Зомби протянул руку, я метнулся назад, стержень выскочил.
Я застрял в грязи. Дождь лил, убивая последние вспышки огня. Я порылся в объедках своего рюкзака — палочки не было.
И зомби есть.
Я подошел к ноге. Она лихорадочно брыкалась, каблук сильно ударялся.
«Двигайся!» — Я задыхался.
Дождь стих.В темноте зашуршали последние капли. Шаги захлюпали.
Так я ведьма войны или кто? Я не позволю себе грызть, ягодицы с коленкой и так чешутся.
Пощупал за спиной тряпки — пусто, на земле пошарил — жезл! Я выпал. Дорогая, любимая, свободная студенческая палочка, булава без шипов: «Если у тебя есть шипы, ты убьешь себя», — объяснял университетский магистр. Но я справлюсь без шипов: рано умирать. Ноги соприкоснулись. Я ударил ударом наотмашь, еще раз — хрустом ударил по пробитому черепу, удар отдался в мышцах.
Подол опустился, но я встал.
Несколько часов по дороге никто не переходил, тут убили матёрого штатного мага, так что на помощь и прочие воспитательные послабления можно не рассчитывать — только на себя.
Обычные специалисты просто умирают: нечисть есть, а помощи нет.
А я пока не штатный специалист, мне рановато. Еще рано, кому я говорю!
Но как тряслись колени и руки, влекомые розгой.
Мне одной с такой толпой не справиться.
Мне нужен оборотень.

Нет, я так просто не сдамся, даже усталость. Напрасно ли я так много боролся?

А ведь правильно говорят: тяжелее всего бороться с собой. Усталость была моя, и бороться с ней теперь труднее, чем с зомби.

Дождь редел, уже не бил по плечам, давил на спину волка. Шорох воды стих, поэтому я смог разглядеть обрывки полей, покрытых дождем, проселочные дороги… И темное пятно в конце пути.

Пятно выросло. Зерновые сменились клевером, насыпь урочища пошла под откос. Это действительно город? Я наклонилась вперед, а оборотень побежал быстрее, хребет впился в промежность, я чуть не завыл, слезы снова навернулись, волосы мокрыми ресницами ударили в лицо, но я не сбавил обороты.

Впереди действительно был город. Красночерепичные крыши и шпили храмов блестели влажно, а гигантская лента радуги поднималась из его сердца и растворялась в свинцовых облаках.Золотые лучи плескались сквозь дыры в облаках, и Холенхейм, его угловатые крыши и шпили, высокая стена, медные ворота — все сверкало, удивительно ярко и тепло по контрасту с холодными красками неба и теней.

В груди стало тесно, рыдания захлебнулись. Наклонившись на мокрую холку, от которой пахло собакой и падалью, я скулил и смеялся, чуть не задохнувшись от радости.

Я почти добрался. Еще немного — и все получится.

Пахло свежестью дождя, грозы, мокрого клевера.Холленхейм казался невероятно красивым. Уходящий в небо выцветший дым труб напоминал о тепле и еде. Жгучее желание оказаться там быстро погнало оборотня рысью, я схватился за мохнатую шею, путаясь в своих и его чувствах. Мы крутились по дороге, брызгали лужами.

Сосредоточившись, я заставил его идти прямо. Она выпрямилась и даже чуть разжала посиневшие от холода пальцы. Она улыбалась так, что мышцы болели от напряжения, но она не могла не улыбаться! Она выпятила свою твердую грудь и вскинула голову.Борьба с ведьмой, победа над армией зомби или с кем? Без диплома, правда, «ни кто», но победил зомби!

Ну и что, что я выгляжу хуже некоторых бродяг? Это простительно в моем положении. Я попытался привести волосы в относительный порядок, но онемевшие пальцы плохо работали, и, сплюнув, сложил руки на холке. Насыпь кончилась, и дорога лежала на уровне клеверного ковра. Приятно пахло дымом и, если не вообразить, хлебом.

Массивные двери потемнели от времени, и ярко выделялись новые полосы меди, как и свежие рисунки гербов.На левом крыле, на ровном зеленом поле, пять черных дорог сходились в колосовой город. Насколько я знаю, это план Холенхейма в год, когда он получил звание города и право на собственный герб. На правом крыле — черное поле, вертикально разделенное двуручным серебряным мечом с луной вместо навершия, слева и справа на него выли золотые волки. Герб главного местного аристократа — главы клана оборотней, графа Эйлара.

А я наверное сижу на соклановце графа.Получилось неловко — и обидно для аристократки. Я должен выйти, пока никто не видел…

Скрип заскрипел наверху. Я поднял голову.

Выпучив бледные глаза, молодой охранник, почти мальчик, посмотрел на меня. Он спросил дрожащим голосом:

Стажер. Ваш обычный маг был убит там.

Глаза охранника расширились еще больше. Я вяло помахал себе за спиной.

Там тоже гора трупов через пару часов езды на оборотне.Тех, кого усыпили на поле, я подтащил ближе к дороге, но не выдержал. Вы бы послали патруль — вокруг могут еще бродить зомби.

Юноша побледнел на пару тонов, верхняя губа с редкими волосками блестела от пота.

Как ты убил? Он натянул шлем, сползший ему на лоб, на макушку.

Зубы, — навалилась усталость, закрывая веки. — Они грызли его.

Ты упокоил его?

Может быть, у него от природы всегда такие большие глаза?

Конечно.Я боевая ведьма или кто? — Но, кажется, теперь я буду ведьмой, выпавшей из оборотня. — Открывай скорее, я устал.

Он продолжал изумленно смотреть на меня, и торопить его не было сил, в горле все пересохло.

Дверь в воротах скрипнула и отворилась, плечистый стражник в кожаных доспехах, обмерив меня холодным грозным взглядом, глухо сказал:

Документы — с левой стороны у него была шпага, с правой — револьвер.

Оборотень поплелся вперед, и стражник положил руку на отполированную многочисленными прикосновениями рукоять меча.И я развернулся — голова оборотня тоже повернулась — и сунул свою плохо слушающуюся руку в сумку штатного мага, привязанную рядом с чемоданами.

Мои пальцы почти потеряли чувствительность, с минуту я искал кожаный пенал. Оборотень нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Густые седые брови охранника дёрнулись из-под края шлема. Наконец, я схватил цилиндр и протянул его настороженно наблюдавшему за мной мужчине.

Его руки были сильными, загорелыми и чистыми под ногтями.Он проворно расстегнул медную застежку, щелкнула хрупкая сургучная печать, и сопроводительный документ развернулся. Охранник быстро прочитал, кивнул и, сложив бумагу, отступил назад.

Добро пожаловать в Холенхейм, миссис Тар.

Оборотень вытянулся с чемоданами, с трудом протиснувшись в дверь.

Мы вышлем патруль, — охранник протянул мне застегнутый пенал. — Вы прямо по улице, третий поворот налево и до конца.

От вялого кивка — оборотень тоже кивнул — у меня закружилась голова, я схватил пенал и поплыл по булыжной мостовой.Ей вплотную подошли побеленные дома: красивые, аккуратные, типично провинциальные дома, в два-три этажа, с мансардами и крюками с обводными блоками для подъема припасов на верхние этажи. Тоже пахло свежестью. Дождь хорошо вымыл улицы. Я пытался отвлечься от сна, обращая внимание на детали, но не мог, мысли путались. Краем глаза я заметил охранные пломбы и брелоки, сигнальные столбы. Она уловила запах еды.

Веки были невыносимо тяжелыми, глаза плавали, тело невольно расслабилось.Она моргнула — и на улице в окнах вдруг появились люди. Чудом не пропустил мой третий поворот.

«Эй, ты выиграл. Взгляни гордо, пусть все увидят, какой ты молодец! — увещевала гордость, но держать ее высоко поднятой головой было невыносимо. Моей — точно. Но оборотень высоко поднял голову, словно собирался выть.

Люди шептались. Я все же попытался принять гордый вид, хотя должен был сказать: «Сидите дома, идиоты, не смотрите — я на пределе, вдруг зомби освободится.»

Только подъезжая к дому в конце улицы — двухэтажному, красного цвета, с высокой каменной стеной, яблоневым садом и бело-красной вывеской над массивными воротами «Штат мага. Часы приема с 9-30 до 18-00, обеденный перерыв с 12-00 до 13-00», я понял, что наверное никто не понял, что я использую зомби.

Ворота и двери в них выглядели добротно, обереги висели по четырем углам, табличка явно недавно подкрашивалась. Не знаю, как долго я тупо смотрел на красные буквы, но глаза мои снова закрылись.Встряхнув мокрые волосы, я сползла с оборотня — промежность так болела, что сон отступил, а слезы навернулись — и пошла к двери. Я не чувствовал никаких замков, если были защитные чары. Приложив ладонь к двери, я надавил из последних сил, и дверь легко вошла внутрь — я едва удержался.

Схватившись за дверной косяк, она глубоко вздохнула и посмотрела во двор. Уютный, с каменной дорожкой к резному крыльцу и где-то за домом, с мелкими клеверами в белых шарах цветов и грядкой зелени под окном.Слева и справа от яблони зеленели маленькие яблочки. Идеальное место. Я вошел внутрь, сорвал массивный засов и открыл ворота перед оборотнем.

Он вошел. Вымытый дождем оборотень выглядел почти красиво, шерсть была густой. Возможно, он благороден. Едва волоча ноги, я закрыл ворота, отцепил от пояса свой многострадальный жезл.

В руках не было сил, от напряжения последних действий я покрылся потом, губы тряслись, ноги подгибались.Выронив пенал, я взял дубинку обеими руками, шумно выдохнул, напрягся и положил тяжелую студенческую дубинку на вытянутый нос оборотня.

Большое и жирное «но»: что, если зомби нападут на обычных людей?

Не то чтобы я склонен к героизму, но в этом официально спокойном районе есть один штатный маг. По слухам, с волшебниками здесь вообще туго: им не нравится атмосфера, всякие флюиды, только оборотни прижились — на добровольно-принудительной основе — но их территория дальше.

Короче, бороться с упырями действительно некому, а мой долг их упокоить (и в дипломе среди рекомендаций предложить вернуть в программу обучения массовые заклинания против зомби). Бездействие может привести к гибели простых людей.

Действие — моей смертью, а бездействие — чужими.

Несколько зомби ушли в темноту, пятеро потерлись у костра. Остальные огляделись. Вскоре голод потянет их дальше.

А утром дети пойдут в школу, торговцы пойдут на базар, пастухи прогонят зверя.Физически упокоить — сломать там шею, размозжить голову — теоретически может любой, но на сколько хватит сил? А если они нападут со спины? Если нет оружия? А недолеченные мертвецы тоже начнут восставать… и будет у нас локальная беда с нецензурным названием.

Я потер укушенный зад, вздохнул: «Ой, пожалею». И она стала думать, как победить эту толпу.

Быстрый отдых, увы, не вариант: в третий раз подряд зомби меня почуют и, если память не изменяет, взбесятся.Да, мелким шрифтом вроде бы есть сноска, что зомби бесятся от эманаций магии покоя и чувствуют испускающий их инструмент. Почему-то мне не хотелось превращать палочку в приманку.

А с третьего раза? А в учебнике была «строка»? А?! Моя теория хуже, чем я думал. Но я не должен работать без прикрытия еще два года после окончания учебы, так что…

С другой стороны: зомби здесь, и я здесь, и…

Оборотень выскочил из темноты, сверкая глазами.Он шевельнул своим огромным темным носом и, бренча цепочкой, ухмыляясь, пошел в мою сторону.

Зомби прыгнул на меня, скатился вниз и бросился в кусты. Фу! Тело обмануто. Закрутил мертвеца. Он взобрался на мокрый склон, зацепился за траву, а я…

Оборотень, блестя мокрой шерстью, расталкивал зомби. Темный колосс наступал, а жезл казался слишком тяжелым, руки не слушались.

Несмотря на растущую роль Интернета, книги по-прежнему популярны.«Книгов.ру» объединил достижения IT-индустрии и привычный процесс чтения книг. Теперь гораздо удобнее знакомиться с произведениями любимых авторов. Читаем онлайн и без регистрации. Книгу легко найти по названию, автору или ключевому слову. Читать можно с любого электронного устройства — достаточно самого слабого интернет-соединения.

Почему удобно читать книги онлайн?

  • Вы экономите деньги на покупке печатных книг. Наши онлайн-книги бесплатны.
  • Наши онлайн-книги удобно читать: на компьютере, планшете или электронной книге размер шрифта и яркость дисплея регулируются, можно делать закладки.
  • Чтобы прочитать онлайн-книгу, ее не нужно скачивать. Достаточно открыть произведение и начать читать.
  • В нашей онлайн-библиотеке тысячи книг, которые можно читать с одного устройства. Вам больше не нужно носить в сумке тяжелые тома или искать место для еще одной книжной полки в доме.
  • Выбирая онлайн-книги, вы помогаете сохранить окружающую среду, поскольку для изготовления традиционных книг требуется много бумаги и ресурсов.

Кошмарная практика для кошмара. Кошмарная практика для кошмарной ведьмы. Анна Замосковная. Почему читать книги онлайн удобно

Анна Замосковная

Кошмарная практика для кошмарной ведьмы

© Анна Замосковная, текст, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Глава 1. Про зомби, стажера и мать

Если увидишь зомби — не шуми.

Из школьных инструкций

Иногда катастрофа не предвещается.Иногда все сразу идет наперекосяк, словно судьба дает шанс спастись от страшной участи.

В кромешной тьме манит свет четырехугольного фонаря, лежащего на обочине дороги. Сквозь единственную прозрачную стену он из последних сил осветил странно изогнутого мужчину в лилово-черном костюме обычного мага и вцепившегося ему в горло зомби. Желтые отсветы мелькали на лужах, сапогах и скрюченных пальцах мага, утонувших в рваной рубахе и разложившейся плоти.

Чавканье челюстей иногда заглушалось стрекотанием цикад.

Что же я, несчастный стажёр, боевая ведьма, сделала, когда нашла куратора своего диплома в таком эээ… разжеванном виде? Ей пришлось схватить палочку и наложить связывающее заклинание. Или заморозить. Или сжигание. Или экстренный отдых. Мне следует иметь. Вместо этого она прошептала:

.

— Мама, — и бросил тяжелые чемоданы.

Побрызгали в грязь и обрызгали подол из баллончика.

Прикрыв рот рукой, я попятился.

Он меня не заметит, все будет хорошо.

Сердцебиение заглушило цикады и чавканье, стало тесно в груди в лифе. Ветер окутал меня сладким гнилостным запахом.

Зомби чуть опустил мага и, словно пытаясь поцеловать, уставился в его открытый рот.

Похоже, куратор замерз и не подходит для ужина.

Он умер… вот так, внезапно, один.Беспокойный.

Зомби поднял изуродованную разложением голову — теперь на меня повернулись черные глазницы.

Слева, внизу дорожной насыпи, трещали кусты.

Это не очередной зомби. Итак, какой-нибудь нехищный зверек.

Что-то вылезло на дорогу, скатилось по насыпи, хрустя ветками. И вылезло, забилось в цепь. Вы не можете видеть, что в темноте. «Цон-цок-цон» — приближался металлический звон.Я резервное копирование, резервное копирование, резервное копирование. Страшно, как чужое злое дыхание, шуршал часто выдыхаемый воздух.

Труп куратора упал в грязь, отблески света замелькали в луже и замерли. Зомби, шагнув ко мне, споткнулся о куратора и упал. Фонарь, задетый локтем, повернул налево — и осветил дорогу, телега с цистерной-бочкой и лошадью, провисшей на оглоблях, стоящий у обочины коренастый мужик в окровавленной рубахе проковылял мимо них.Его белокурая голова неестественно склонилась набок, не оставляя никаких сомнений в том, что он мертв. Свет также освещал волка на полтора метра в холке — зомби-оборотень. Это была цепочка на ошейнике и звенела. Глаза, обращенные ко мне, сверкнули.

А еще у меня был амулет экстренного вызова… обычный маг. И фляжка с тормозным составом. Где-то в рюкзаке, да. А по инструкции он должен висеть на ремне. Вместе с палочкой. Который тяжел как собака, да еще и в рюкзаке.Но я не при исполнении служебных обязанностей, я только собираюсь тренироваться. Да?

Все три зомби смотрели на меня. Хуже того, они пришли ко мне. Топ-топ-топ.

— Ааа! — Я развернулся и побежал.

Но я не дежурный и одет соответственно. Не рабочий костюм, а платье до щиколотки с двумя нижними юбками. Мои ноги запутались в пропитанной дождем ткани, я поскользнулся и рухнул в лужу. Так началась моя дипломная практика. Короткий. Зомби шлепали сзади.

Умереть рано: всего восемнадцать.Они шлепнули, и я пополз. Юбка тяжелая, и я ползла, ухватившись локтями за грязь. Я задыхался, между взмахами дергал рюкзак, но лямка застряла под грудью, и проклятая застежка не открывалась. Грудь большая, лямку на нее не перетянули — хоть убей.

Может, в темноте меня не заметят, а?

Чисто теоретически такое возможно: платье темно-синее, руки в грязи, рыжевато-каштановые волосы должны сливаться с землей, если не поворачивать лицо.Я целиком темное пятно на темном фоне.

Правда, у оборотней хорошее обоняние. Но если этот успел немного разложиться, то запах ухудшился. Есть надежда! Я положил руки на холодную скользкую землю и толкнул изо всех сил. Мокрый, грязный подол опустился. Схватив его, скользя и скользя, я прошел налево: спрятаться, спрятаться быстрее, а потом достал удочку и что-то наколдовал.

Он затрещал и зашипел сзади, и ярко-оранжевый свет залил дорогу.Она обернулась: тележка горела. Между ней и фонарем, расплющенным под ногой зомби, погасла дорожка пламени. Похоже из ствола вылили что-то горючее, должно быть масло дошло до точки возгорания. Теперь я на виду.

Навстречу нам шел четвертый зомби.

Какой сегодня день, а?

Утром день не заладился. Эта практика не сработала с распространением. Еще раньше! Вся жизнь! Но тут какой-то совсем ужас: на дороге лежит мертвый куратор моей, что ли, практики… И зомби приближаются.

Пять штук.

Пятый — хромой, но огромный — вышел из-за горящей телеги.

Мама…

О-о-о, что делать? У нас в университете было слабовато с практическими занятиями. Но я знал теорию: надо анализировать ситуацию!

Так. Обзорность хорошая, зомби зациклены на мне, но пока я не побегу, они тоже не побегут. Итак, нужно отступить назад и без паники снять рюкзак со спины, достать удочку и раствор.

Я попятился и трясущимися руками подергал застежку под грудью — сегодня просто день сожаления о его объеме. Замок заклинило, наверное, из-за грязи. Что это дало мне? Но ничего.

Еще о ситуации: два далеких зомби ткнули в лежащего на дороге куратора, вниз не посмотрели — наверное, споткнулись бы о труп. А тот, что уже валялся, двигался точно на чемоданы.

Делим проблемы по времени их возникновения: пока нам нужно разобраться с двумя зомби.И это не так уж и страшно, правда?

Зомби-оборотень оскалил окровавленные зубы.

И это называется спокойный район, да? Называется…

Моя нога соскользнула, я упал в лужу. Оборотень побежал. Я развернулся, подставив защищенную рюкзаком спину, подобрал руки, ноги, голову — спасибо соседу-рептилии, любящему спускать собак на прохожих, за быстроту реакции — и пару центнеров бросил сами на меня, мои кости затрещали.

— Ррр! — грохотало над ухом, и цепь звенела, гигантские когти рвали рюкзак, щелкали зубами. Меня толкнули в грязь, в лужу, еще секунда — захлебнусь, пока не укусили.

Оборотень зарычал, упершись лапой мне в голову, и ужасное давление на мою спину ослабло, я смог дышать. Подол и штанину стянули, ткань треснула, кто-то укусил за ягодицу, но мокрый подол, две нижние юбки и панталоны не поддавались человеческим зубам.

Мама… мама, роди меня обратно!

Глава 2. В которой стажер хочет зомби-оборотня

Увязнув в луже, я еле сдерживал себя, чтобы не вдохнуть, пытаясь подняться. Руки скользили, мышцы резали от напряжения, но лапа вжимала морду в воду.

— Ого! Оборотень взвыл.

Голову отпустили, я встал и втянул в себя удушающий воздух, резкий до кашля и резких глаз.

По дороге тормозящий поезд рассыпался серебром.Рядом валялась погрызенная фляжка, на выпавшем из рюкзака рваном сапоге. Оборотень медленно покатился по земле.

Зажав рукавом нос, колючий от крупинок грязи, огляделся и зарылся. Два зомби, видимо, спотыкаясь о куратора, подползли ко мне, остальные медленно передвигали ноги по серебристой луже. В пасти левого ползуна был кусок моего синего дорожного платья — вот кто укусил за ягодицу, скотина!

Зомби вползли в световые потоки тормозной массы и притормозили.

Она не осмелилась отойти — вдруг поблизости оказались еще зомби. Воздух, пропитанный составом, рвал горло сильнее ангины. Спина болела, а укушенная ягодица побаливала как-то подозрительно.

Зомби онемели. Мы, студенты, увидели это только на первом курсе. Алхимик на жуках-крысах показал зависимость размера зла, концентрации раствора и скорости. Состав дорогой, применяется в тяжелых случаях и обычно в небольших количествах.

А потом понеслось — годовой запас, который я должен отдать штатному магу в оплату за практику.

Зомби замерли. Если не съели, съест дорогой декан, потом ректор, остальное прогрызут банкиры, которым придется в счет будущей зарплаты брать взаймы, чтобы купить новый запас.

Может с земли собрать? Нигде. Или сбежать и сменить имя? Это не в первый раз. Но тогда придется учиться заново или работать без лицензии.

Что выгоднее: купить новые документы на кредитные деньги и отучиться заново, или компенсировать вылитое и жить в кабале? Холодная капля брызнула мне на нос, на щеку, снова на нос. Дадут ли мне кредит?

Ливень обрушился резко, стеной, и мгновенно разбросал серебристый состав.

Зомби оживились.

Я знал теорию, да. А мне не писали «не расслабляться, пока работа не закончена»? Больно двигаться, но надо.Стиснув зубы, она обернулась. Среди вещей, выпавших из рюкзака, должна быть палочка. Бочка с маслом еще горела, свет струился серыми струйками, освещая меня для зомби, но не освещая жезл.

Меня просто возмутило отношение к достаточно хорошей книге. Это чей-то труд, бессонные ночи и переживания… Я еще понимаю возмущение читателей в действительно нечитабельных произведениях, но тут… Да, это не совершенство в лрф, (перечитывал их мрак, мрак…) и я думаю, что это история, достойная жизни!

Комментаторы, зачем вы это делаете? Да, согласен, начало книги немного затянуто с этими зомби, я не люблю про них читать и вообще смотреть какие-либо фильмы, но упорно пережил начало книги, чисто из-за враждебного вреда, и я с уверенностью скажу, автор умница! Я полностью не согласен с комментариями, оставленными здесь. Книга хорошо написана! Язык грамотный и хорошо оформленный.А это большая редкость! Обратите внимание на другие работы этого жанра:

Куча картонных ошибок и ненужного текста! Описания растянуты на страницы, и особого смысла не несут, герои навсегда — «согласно качают головами, давая понять, что согласны с заявителем…»

Когда я это читаю, у меня нервно дергается глаз!

Но в этой книжке все написано на высоте. Автор явно долго и настойчиво придирался к этой истории.Только почему-то, выплевывая желчь на мир этой истории, упускаешь такие нюансы…

Сам сюжет затягивает и местами прямо захватывает духом переживаний с годами. А описания? Не могу даже часть текста выделить в пример, никак не могу определиться, все хорошо оформлено! Возьмите даже простое, на первый взгляд, описание душа! В двух словах автор просто оживил ненастье, а пару замечаний героини по поводу лестницы в трактире? Да, меня удивило, что автор обратил внимание даже на такую ​​мелочь, как ощущения героини от подъема по лестнице, да еще в такой короткий срок! И если честно, даже сейчас, закрыв глаза, я отчетливо вижу тот ливень, даже чувствую ощущение твердых шагов под ногами ведьмы, когда она медленно поднималась на второй этаж.

Эротика написана хорошо, пусть и содержит немного лишних размышлений о героине, типа, «это Саги»… или «Он почти как человек…» но это я, а автор этого работа делал все по своему и хорошо. Чувствуется, что автор — страстная и состоявшаяся женщина. Кстати, эротики не так много. к 33-й главе я прочитал только две короткие, довольно чувственные сцены.

О домогательствах, Да! они бесят, пугают и раздражают, но! именно как сопереживающая главной героине во всех бедах, вылившихся на юную, совсем юную ведьму, не состоявшуюся как опытная ведьма! (не дай Бог попасть в подобную ситуацию…) вот о чем думаешь, читая эти строки… Не забывай, это книга! У истории есть свой мир! Свои, хоть и жестокие, нравы и правила…

В конце концов, не забывайте, что это мир лфр, женский роман, мне не понятны претензии к этой книге и ее автору. Такое ощущение, что здесь собрались люди, заглянувшие в этот жанр не для чтения, а для того, чтобы поливать грязью беззащитное творение.

Нет, я так просто не сдамся, даже усталость.Напрасно ли я так много боролся?

А ведь правильно говорят: тяжелее всего бороться с собой. Усталость была моя, и бороться с ней теперь труднее, чем с зомби.

Дождь редел, уже не бил по плечам, давил на спину волка. Шорох воды стих, поэтому я смог разглядеть обрывки полей, покрытых дождем, проселки… И темное пятно в конце дороги.

Пятно выросло. Зерновые сменились клевером, насыпь урочища пошла под откос.Это действительно город? Я наклонился вперед, а оборотень побежал быстрее, гребень впился в промежность, я чуть не завыл, слезы снова навернулись, волосы мокрыми ресницами ударили в лицо, но я не замедлил шаг.

Впереди действительно был город. Красночерепичные крыши и шпили храмов блестели влажно, а гигантская лента радуги поднималась из его сердца и растворялась в свинцовых облаках. Золотые лучи плескались сквозь дыры в облаках, и Холенхейм, его угловатые крыши и шпили, высокая стена, медные ворота — все сверкало, удивительно ярко и тепло по контрасту с холодными красками неба и теней.

В груди стало тесно, рыдания захлебнулись. Наклонившись на мокрую холку, от которой пахло собакой и падалью, я скулил и смеялся, чуть не задохнувшись от радости.

Я почти добрался. Еще немного — и все получится.

Пахло свежестью дождя, грозы, мокрого клевера. Холленхейм казался невероятно красивым. Уходящий в небо выцветший дым труб напоминал о тепле и еде. Жгучее желание оказаться там быстро погнало оборотня рысью, я схватился за мохнатую шею, путаясь в своих и его чувствах.Мы крутились по дороге, брызгали лужами.

Сосредоточившись, я заставил его идти прямо. Она выпрямилась и даже чуть разжала посиневшие от холода пальцы. Она улыбалась так, что мышцы болели от напряжения, но она не могла не улыбаться! Она выпятила свою твердую грудь и вскинула голову. Борьба с ведьмой, победа над армией зомби или с кем? Без диплома, правда, «ни кто», но победил зомби!

Ну и что, что я выгляжу хуже некоторых бродяг? Это простительно в моем положении.Я попытался привести волосы в относительный порядок, но онемевшие пальцы плохо работали, и, сплюнув, сложил руки на холке. Насыпь кончилась, и дорога лежала на уровне клеверного ковра. Приятно пахло дымом и, если не вообразить, хлебом.

Массивные двери потемнели от времени, и ярко выделялись новые полосы меди, как и свежие рисунки гербов. На левом крыле, на ровном зеленом поле, пять черных дорог сходились в колосовой город.Насколько я знаю, это план Холенхейма в год, когда он получил звание города и право на собственный герб. На правом крыле — черное поле, вертикально разделенное двуручным серебряным мечом с луной вместо навершия, слева и справа на него выли золотые волки. Герб главного местного аристократа — главы клана оборотней, графа Эйлара.

А я наверное сижу на соклановце графа. Получилось неловко — и обидно для аристократки.Я должен выйти, пока никто не видел…

Скрип заскрипел наверху. Я поднял голову.

Выпучив бледные глаза, молодой охранник, почти мальчик, посмотрел на меня. Он спросил дрожащим голосом:

Стажер. Ваш обычный маг был убит там.

Глаза охранника расширились еще больше. Я вяло помахал себе за спиной.

Там тоже гора трупов через пару часов езды на оборотне. Тех, кого усыпили на поле, я подтащил ближе к дороге, но не выдержал.Вы бы послали патруль — вокруг могут еще бродить зомби.

Юноша побледнел на пару тонов, верхняя губа с редкими волосками блестела от пота.

Как ты убил? Он натянул шлем, сползший ему на лоб, на макушку.

Зубы, — навалилась усталость, закрывая веки. — Они грызли его.

Ты упокоил его?

Может быть, у него от природы всегда такие большие глаза?

Конечно.Я боевая ведьма или кто? — Но, кажется, теперь я буду ведьмой, выпавшей из оборотня. — Открывай скорее, я устал.

Он продолжал изумленно смотреть на меня, и торопить его не было сил, в горле все пересохло.

Дверь в воротах скрипнула и отворилась, плечистый стражник в кожаных доспехах, обмерив меня холодным грозным взглядом, глухо сказал:

Документы — с левой стороны у него была шпага, с правой — револьвер.

Оборотень поплелся вперед, и стражник положил руку на отполированную многочисленными прикосновениями рукоять меча.И я развернулся — голова оборотня тоже повернулась — и сунул свою плохо слушающуюся руку в сумку штатного мага, привязанную рядом с чемоданами.

Мои пальцы почти потеряли чувствительность, с минуту я искал кожаный пенал. Оборотень нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Густые седые брови охранника дёрнулись из-под края шлема. Наконец, я схватил цилиндр и протянул его настороженно наблюдавшему за мной мужчине.

Его руки были сильными, загорелыми и чистыми под ногтями.Он проворно расстегнул медную застежку, щелкнула хрупкая сургучная печать, и сопроводительный документ развернулся. Охранник быстро прочитал, кивнул и, сложив бумагу, отступил назад.

Добро пожаловать в Холенхейм, миссис Тар.

Оборотень вытянулся с чемоданами, с трудом протиснувшись в дверь.

Мы вышлем патруль, — охранник протянул мне застегнутый пенал. — Вы прямо по улице, третий поворот налево и до конца.

От вялого кивка — оборотень тоже кивнул — у меня закружилась голова, я схватил пенал и поплыл по булыжной мостовой.Ей вплотную подошли побеленные дома: красивые, аккуратные, типично провинциальные дома, в два-три этажа, с мансардами и крюками с обводными блоками для подъема припасов на верхние этажи. Тоже пахло свежестью. Дождь хорошо вымыл улицы. Я пытался отвлечься от сна, обращая внимание на детали, но не мог, мысли путались. Краем глаза я заметил охранные пломбы и брелоки, сигнальные столбы. Она уловила запах еды.

Веки были невыносимо тяжелыми, глаза плавали, тело невольно расслабилось.Она моргнула — и на улице в окнах вдруг появились люди. Чудом не пропустил мой третий поворот.

«Эй, ты выиграл. Взгляни гордо, пусть все увидят, какой ты молодец! — увещевала гордость, но держать ее высоко поднятой головой было невыносимо. Моей — точно. Но оборотень высоко поднял голову, словно собирался выть.

Люди шептались. Я все же попытался принять гордый вид, хотя должен был сказать: «Сидите дома, идиоты, не смотрите — я на пределе, вдруг зомби освободится.»

Только подъезжая к дому в конце улицы — двухэтажному, красного цвета, с высокой каменной стеной, яблоневым садом и бело-красной вывеской над массивными воротами «Штат мага. Часы приема с 9-30 до 18-00, обеденный перерыв с 12-00 до 13-00», я понял, что наверное никто не понял, что я использую зомби.

Ворота и двери в них выглядели добротно, обереги висели по четырем углам, табличка явно недавно подкрашивалась. Не знаю, как долго я тупо смотрел на красные буквы, но глаза мои снова закрылись.Встряхнув мокрые волосы, я сползла с оборотня — промежность так болела, что сон отступил, а слезы навернулись — и пошла к двери. Я не чувствовал никаких замков, если были защитные чары. Приложив ладонь к двери, я надавил из последних сил, и дверь легко вошла внутрь — я едва удержался.

Схватившись за дверной косяк, она глубоко вздохнула и посмотрела во двор. Уютный, с каменной дорожкой к резному крыльцу и где-то за домом, с мелкими клеверами в белых шарах цветов и грядкой зелени под окном.Слева и справа от яблони зеленели маленькие яблочки. Идеальное место. Я вошел внутрь, сорвал массивный засов и открыл ворота перед оборотнем.

Он вошел. Вымытый дождем оборотень выглядел почти красиво, шерсть была густой. Возможно, он благороден. Едва волоча ноги, я закрыл ворота, отцепил от пояса свой многострадальный жезл.

В руках не было сил, от напряжения последних действий я покрылся потом, губы тряслись, ноги подгибались.Выронив пенал, я взял дубинку обеими руками, шумно выдохнул, напрягся и положил тяжелую студенческую дубинку на вытянутый нос оборотня.

Молодая и незадачливая студентка-ведьма приезжает в тихий городок на преддипломную практику, но по пути встречает картину маслом — ее куратора съедает толпа зомби. Естественно, эта честная компания решает с ней закусить, но в университете, как назло, не учили, что делать с таким обилием нечисти, успокаивая их тем, что зомби давно не встречались. в толпе.
Теперь ведьме-недоучке предстоит справиться с нечистью и выяснить, что происходит в этом не очень тихом городке.

С первых же строк у меня возникло ощущение, что я читаю Елену Звездную — то ли просто совпало, то ли русское фэнтези действительно так похоже.

Она улыбалась так, что мышцы болели от напряжения, но она не могла не улыбаться! Она выпятила свою твердую грудь и вскинула голову. Борьба с ведьмой, победа над армией зомби или с кем? Без диплома, правда, «ни кто», но победил зомби!

И чем дальше, тем больше сходства возникало со звездой «Настоящей черной ведьмы» — в обоих случаях ведьмой — дочь знатных родителей сбегает, поселяется в какой-нибудь глуши и срочно ищет мужчину, чтобы лишиться девственности.Но, если у Звездной ярко выражена детективная линия, а поиск отца для будущей ведьмочки происходит постольку, поскольку героиня Замосковной просто помешана на сексе и готова раздвинуть ноги перед всеми встречными, называя плотские утехи ведьмин обряд усиления дара, который, впрочем, не мешает ей тяжело выйти из себя.

«Не все ведьмы такие.
— Правда? — Матис разочарованно поднял брови. — А ты мне хоть раз не дашь?
— Нет.
— Хоть полшишки? Его глаза расширились от страха.
— Что за глыба? Я моргнул.
— Ну вот этот, — он потянулся расстегивать штаны.

История написана живо, но после Звезды воспринимается как пародия, где зомби и секс были брошены в историю ведьмы для комического облегчения, что выглядит абсурдно.
Но, если до середины книги я еще думал поставить тройку, то эпизод с приставаниями героини к старику, который так и не встал, просто похоронил эту историю.

Процедура как-то неоправданно затянулась.
Вздохнув, я оглянулся через плечо. Осматривая мою задницу, пыхтящую и багровеющую, Жаме отчаянно дергал сморщенное, коротко указательным пальцем хозяйство.
— Сейчас, сейчас, — он ткнул в темную голову, плюнул на пальцы и вытер ее. — Сейчас поднимем.

Видимо, автор хотел выплеснуть свои фантазии, но ему было стыдно или возможно не хватило идей для написания конкретной любовной истории, так что распутная героиня была помещена в мир фантазий, прикрывая весь бред кажущимся скромным сказка.
И, несмотря на все попытки автора вернуть повествование на тему таинственного злодея, либидо героини по-прежнему оставалось на первом плане, как красный флаг перед глазами.
Плюс ко всему, книга обрывается на полуслове, а узнавать, что же будет дальше, совсем нет желания, поэтому 2⭐️

Глава 1. О зомби, интерне и матери

Если увидишь зомби — не шуми.

Из школьных инструкций.
___________________________________

Иногда ничто не предвещает катастрофы, а иногда все сразу идет наперекосяк, словно судьба дает возможность спастись от страшной участи.
В кромешной тьме лежавший на обочине четырехугольный фонарь манил светом: сквозь единую прозрачную стену он из последних сил осветил странно сгорбленного человека в лилово-черном костюме обычного мага и зомби, цепляющийся за его горло. Желтые отблески мелькали на лужах, сапогах и скрюченных пальцах мага, утонувших в рваной одежде и разложившейся плоти.
Чавканье иногда заглушалось стрекотанием цикад.
Что же я, несчастный стажёр, боевая ведьма, через пять минут нашла куратора своего диплома в таком, эээ… разжеванная форма? Ей пришлось схватить палочку и наложить связывающее заклинание. Или заморозить. Или сжигание. Или экстренный отдых. Мне следует иметь. Вместо этого она прошептала:
— Мама, — и уронила тяжелые чемоданы.
Шлепнули в грязь и обрызгали подол из баллончика.
Прикрыв рот рукой, я попятился.
«Он меня не заметит, все будет хорошо.» Грохот сердца заглушил цикады и чавканье, груди в корсаже стало тесно. Ветер окутал меня сладким, гнилостным запахом.
Зомби чуть опустил мага и, словно пытаясь поцеловать, уставился в его открытый рот.
Похоже, куратор замерз и не подходит для ужина.
Зомби поднял гниющую голову — теперь черные глазницы были обращены ко мне.
Слева, внизу дорожной насыпи, трещали кусты.
«Это будет не очередной зомби. Итак, какое-то нехищное животное.
Что-то вылезло на дорогу, соскользнуло вниз, хрустя ветками. И вылезло, забилось цепью.В темноте не чего не увидишь. «Цон-цок-цон» — приближался металлический звон. Я резервное копирование, резервное копирование, резервное копирование. Страшно, как чужое злое дыхание, шуршал часто выдыхаемый воздух.
Труп врезался в грязь, и в луже замерцал свет. Зомби, шагнув ко мне, споткнулся о куратора и упал. Фонарь, задетый локтем, повернул влево — и осветил коренастого мужчину в окровавленной рубахе с неестественно склоненной набок белокурой головой. Раскачиваясь, зомби вышел из телеги с бочкой и лошадью, провисшей на оглоблях.Свет осветил волка на полтора метра в холке — зомби-оборотень, он звенел цепью на ошейнике; глаза, обращенные ко мне, сверкнули.
А еще у меня был амулет экстренного вызова… обычный маг. И фляжка с тормозным составом. Где-то в рюкзаке, да. А по инструкции он должен висеть на ремне. Вместе с палочкой. Который тяжел как собака, да еще и в рюкзаке. Но я не при исполнении служебных обязанностей, я только собираюсь тренироваться. Да?
Все три зомби смотрели на меня.Хуже того, они пришли ко мне. Топ-топ-топ.
— Ааа! — Я развернулся и побежал.
Но я не дежурный, да, я одет, соответственно, не в рабочий костюм, а в платье до щиколоток и с двумя нижними юбками. Мои ноги запутались в пропитанной дождем ткани, я поскользнулся и рухнул в лужу. Так началась моя дипломная практика. Коротко: зомби шлепают сзади.
Рано умереть, восемнадцать всего, отшлепали, а я пополз. Юбка тяжелая, и я ползла, ухватившись локтями за грязь.Я задыхался, между взмахами дергал рюкзак, но лямка застряла под грудью и проклятая пряжка не открывалась. Грудь большая, лямку на нее не перетянули — хоть убей.
«Может, в темноте меня не заметят, а?»
Чисто теоретически такое возможно: платье темно-синее, руки в грязи, рыжевато-каштановые волосы должны сливаться с землей, если не поворачивать лицо — я вся темное пятно на темном фоне.
Правда, у оборотней хорошее обоняние, но если этот успел разложиться, — жаль, я его толком не видел, — то обоняние ухудшилось.Есть надежда! Я положил руки на холодную скользкую землю и толкнул изо всех сил. Мокрый подол, застрявший в грязи, тянул вниз, но, хватая его, скользя и скользя, я отдавал его влево: прятаться, прятаться быстрее, а то мог бы достать палочку и что-нибудь наколдовать.
Он затрещал и зашипел сзади, и ярко-оранжевый свет залил дорогу. Она обернулась: телега горела бешено, дорожка угасающего пламени соединяла ее с расплющенным под ногой зомби фонарем.
Зомби уже было четверо.
И ты прекрасно меня видишь.
Что за день, а?
Утром день не заладился. Эта практика не сработала с распространением. Еще раньше! Вся жизнь! А сейчас совсем ужас: это куратор моей практики, что ли не ладно… И зомби.
Пять штук: пятая — хромая, но огромная — вышла из-за горящей телеги.
Мама…
О-о-о, что делать? У нас в университете было слабовато с практическими занятиями. Но я знал теорию: надо анализировать ситуацию!
Так.Обзорность хорошая, зомби зациклены на мне, но пока я не побегу, они тоже не побегут, а значит нужно отойти назад и без паники снять рюкзак со спины, достать палочку и раствор.
Я попятился и трясущимися руками подергал застежку под грудью — сегодня просто день сожаления о ее объеме. Замок, вероятно, забит грязью. Что это дало мне? Но ничего.
Еще о ситуации: два дальних зомби ткнули в куратора, не посмотрели вниз — наверняка споткнутся.А тот, что уже валялся, двигался точно на чемоданы.
Делим задачи по перспективам их наступления: пока нам нужно разобраться с двумя зомби. И это не так уж и страшно, правда?
Зомби-оборотень оскалил окровавленные зубы.
И это называется спокойный район, да? Называется…
Соскользнула нога, я упал в лужу. Оборотень побежал. Я развернулся, подставив защищенную рюкзаком спину, подобрал руки, ноги, голову — спасибо соседу-рептилии, любящему спускать собак на прохожих, за быстроту реакции — и пару центнеров бросил сами на меня, мои кости затрещали.
— Ррр! — грохотало над ухом, и цепь звенела, гигантские когти рвали рюкзак, щелкали зубами. Меня толкнули в грязь, в лужу, еще секунда — захлебнусь, пока не укусили.
Оборотень зарычал, положив лапу мне на голову, и ужасное давление на мою спину ослабло, я смог дышать. Подол и штанину стянули, ткань треснула, кто-то укусил за ягодицу, но мокрый подол, две нижние юбки и панталоны не поддавались человеческим зубам.
«Мама…мама, роди меня обратно!»

Глава 2. В которой стажер хочет зомби-оборотня

___________________________________

Знание алгоритмов действий в критических ситуациях- залог выживания штатных специалистов.

Из учебника тактики первокурсника
___________________________________

Стояли на затылке.Опустившись в лужу, я еле сдерживал себя от вдоха, силясь подняться.Руки соскальзывали, мышцы резали от напряжения, но лапа вжималась в воду.
— Ого! — завыл оборотень.
Сорвались с головы, я встал и втянул удушающий воздух, резкий до кашля и режущих глаз.
По дороге тормозной состав пролился серебром. Рядом валялась обглоданная фляга, на рваном сапоге оборотень медленно катался по земле.
Зажав нос колючим от крупинок грязи рукавом, я оглянулся и зарылся прочь: ко мне ползли два зомби, остальные медленно передвигались ногами по серебристой луже.В пасти левого ползуна был кусок моего синего дорожного платья — вот кто укусил за ягодицу, скотина!
Зомби вползли в световые потоки поезда и притормозили.
Она не осмелилась отойти — вдруг поблизости оказались еще зомби. Воздух, пропитанный составом, рвал горло сильнее ангины. Спина покрылась болью, а укушенная ягодица как-то подозрительно побаливала.
Зомби онемели. Мы, студенты, такое увидели только на первом курсе: алхимик на крысах-жуках показал зависимость размера зла, концентрации раствора и скорости.Состав дорогой, применяется в тяжелых случаях и обычно в небольших количествах.
А потом понеслось — годовой запас, который я должен отдать штатному магу в оплату за практику. Зомби замерли. Если не съели, то съест мой дорогой декан, а за ним и ректор, остальное прогрызут банкиры, которым из будущих зарплат придется брать взаймы, чтобы купить новый запас.
Может с земли собрать? Нигде. Или сбежать и сменить имя? Это не в первый раз.Но тогда придется учиться заново или работать без лицензии.
Что выгоднее: купить новые документы на кредитные деньги и отучиться заново, или компенсировать вылитое и жить в кабале? Холодная капля брызнула мне на нос, на щеку, снова на нос. Дадут ли мне кредит?
Ливень обрушился резко, стеной, и мгновенно разбросал серебристый состав.
Зомби оживились.
Я знал теорию, да. А мне не писали «не расслабляться, пока работа не закончена»? Больно двигаться, но надо.Стиснув зубы, она обернулась: среди вещей, выпавших из рюкзака, должна быть палочка. Бочка с маслом еще горела, свет струился серыми струйками, освещая меня для зомби, но не освещая жезл.
Он огромный, как его можно потерять? Зомби наступали, я лихорадочно шарил в грязи, зубы лязгали в ладонь, я отшатывался, пятился в темноту. Дождь пригвоздил меня к земле, мой рюкзак казался невероятно тяжелым.
Тяжелый?
Закину ладони за спину — ручка! Холодная, скользкая, толстая ручка палочки! Он запутался в обрывках своего рюкзака! Я дергал, тянул и крутил палочку, шепча заклинание послушания. Зомби полз. Стержень застрял наглухо.
Стена воды почти скрыла оборотня.
Соберись!
Зомби протянул руку, я метнулся назад, стержень выскочил.
Я застрял в грязи. Дождь лил, убивая последние вспышки огня.Я порылся в объедках своего рюкзака — палочки не было.
И зомби есть.
Я подошел к ноге. Она лихорадочно брыкалась, каблук сильно ударялся.
«Двигайся!» — Я задыхался.
Дождь стих. В темноте зашуршали последние капли. Шаги захлюпали.
Так я ведьма войны или кто? Я не позволю себе грызть, ягодицы с коленкой и так чешутся.
Пощупал за спиной тряпки — пусто, на земле пошарил — жезл! Я выпал. Дорогая, любимая, свободная студенческая палочка, булава без шипов: «Если у тебя есть шипы, ты убьешь себя», — объяснял университетский магистр.Но я справлюсь без шипов: рано умирать. Ноги соприкоснулись. Я ударил ударом наотмашь, еще раз — хрустом ударил по пробитому черепу, удар отдался в мышцах.
Подол опустился, но я встал.
Несколько часов по дороге никто не переходил, тут убили матёрого штатного мага, так что на помощь и прочие воспитательные послабления можно не рассчитывать — только на себя.
Обычные специалисты просто умирают: нечисть есть, а помощи нет.
А я пока не штатный специалист, мне рановато.Еще рано, кому я говорю!
Но как тряслись колени и руки, влекомые розгой.
Мне одной с такой толпой не справиться.
Мне нужен оборотень.

«Скуби-Ду! Тайна Инкорпорейтед» Дом Кошмарной Ведьмы (телесериал, 2012 г.) — Серый Гриффин в роли Дафны Блейк, Анны, Бабы Яги

Фред Джонс : Это выглядит знакомо?

Дафна Блейк : Конечно.Это кусок яйца Фаберже. Раньше у нас была гроздь, но мама все время пыталась их сварить.

Шегги Роджерс : Скуби-Ду, ты думаешь о том же, что и я?

Скуби ду : Ага.Омлет Фаберже.

Фред Джонс : Я знал, что ты можешь помочь нам, Дафни. Ты всегда был так хорош в подсказках, и называл меня Фредди, и моргал… вау, у тебя костяшки всегда были такими большими?

Кошмарная ведьма (веб-комикс) — TV Tropes

Обложка

Кошмарная ведьма — это вебтун, созданный Жюлем Ф., действие которого происходит в мире, где Воображаемые друзья живут вместе с детьми, которые их создали.

Но, конечно, не каждый ребенок представит себе дружелюбного желтого медведя или философского тигра — немногие воображают жуткие мерзости. Доведенные до логического завершения, творческие дети становятся страшными искажающими реальность и опасной угрозой для общества.Правительство построило учреждения для содержания и (реабилитации?) этих детей.

По сути, это дом Фостера для воображаемых друзей, встречающийся с Фондом SCP.

Комикс рассказывает о Мандарине, оптимистичной девушке, недавно попавшей в реабилитационный центр, и ее пугающей, но милой воображаемой подруге Луне.

Комикс можно найти на Tapas по ссылке здесь: https://tapas.io/series/The-Nightmare-Witch/info


Кошмарная ведьма содержит примеры:

  • Аэрис и Боб: Некоторые из у персонажей нормальные имена, такие как Бо, затем Мандарин и Рашер.
  • Циклоп: Весь персонал учреждения одноглазый. Неизвестно, являются ли они воображаемыми или чем-то еще…
  • Extra Normal Institute: NCF, учреждение для обучения детей с богатым воображением реинтеграции в общество.
  • Хорошие родители: Несмотря на то, что ее приняли в реабилитационный центр, родители Мандарины проявили любовь и поддержку. Ее отец, увидев ее чудовищное творение Луну, приветствовал ее в семье.
  • Воображаемый враг: Дети называют их просто «страхами».» Мандарин — это неконтролируемая масса рук, которая появляется из ее кошмаров.
  • Представьте себе пятно: Мандарин склонна к этим. Сказав Бо, что ее родители назвали ее мандарин, потому что ее голова выглядела точно так же, как в младенчестве, она переходит к представьте себе Бо в виде младенца с бантом вместо головы…
  • Отважная девочка: Мандарин — не что иное, как щипки. Она обнимается с монстрами и весело болтает с самыми беспокойными детьми в учреждении. И она совершенно уверена, что если она последует правила, она и Луна вернутся домой и будут жить долго и счастливо.
  • 20 минут в будущее: сеттинг выглядит как этот троп. В то время как стили одежды, архитектура и использование карандаша и бумаги указывают на современную эпоху, есть также космические шахтерские колонии и упоминания о встречах с инопланетянами (хотя это могло быть воображением Мандарины).
  • Вирус: безымянная кошмарная масса рук способны болезненно превращать все, к чему прикасаются, в продолжение себя

Кошмарная практика для кошмарной ведьмы.Анна Замосковная

Несмотря на возросшую роль Интернета, книги не теряют популярности. «Книгов.ру» объединил достижения IT-индустрии и привычный процесс чтения книг. Теперь гораздо удобнее знакомиться с произведениями любимых авторов. Читаем онлайн и без регистрации. Книгу легко найти по названию, автору или ключевому слову. Читать можно с любого электронного устройства — достаточно самого слабого интернет-соединения.

Почему удобно читать книги онлайн?

  • Вы экономите деньги на покупке печатных книг.Наши онлайн-книги бесплатны.
  • Наши онлайн-книги удобно читать: на компьютере, планшете или электронной книге можно настроить размер шрифта и яркость дисплея, можно делать закладки.
  • Чтобы прочитать онлайн-книгу, ее не нужно скачивать. Достаточно открыть произведение и начать читать.
  • В нашей онлайн-библиотеке тысячи книг — все их можно читать с одного устройства. Больше не нужно носить в сумке тяжелые тома или искать в доме место для еще одной книжной полки.
  • Отдавая предпочтение онлайн-книгам, вы способствуете сохранению окружающей среды, ведь производство традиционных книг требует много бумаги и ресурсов.

Нет, я так просто не сдамся, даже если я устал. Зря, что ли, столько воевали?

А ведь правильно говорят: тяжелее всего бороться с собой. Усталость была моей, а сражаться с ней теперь труднее, чем с зомби.

Дождь поредел, перестал бить по плечам, прижимая волка к спине.Шуршание воды стихло, и я увидел клочья истертых ливнем полей, проселочные дороги… И темное пятно в конце дороги.

Пятно увеличилось. Злаки сменились клевером, насыпь урочища пошла под откос. Это город? Я наклонился вперед, а оборотень побежал быстрее, позвоночник вонзился в промежность, я чуть не завыл, слезы снова навернулись, волосы с мокрыми ресницами били по лицу, но я не замедлил шаг.

Впереди действительно был город.Красно-черепичные крыши и шпили храмов блестели влажно, гигантская лента радуги поднималась из его сердца и растворялась в свинцовых облаках. Золото лучей плескалось сквозь просвет в облаках, и Холенхейм, его угловатые крыши и шпили, высокая стена, обитые медью ворота — все сверкало, удивительно ярко и тепло по контрасту с холодными красками неба и теней. .

В груди сдавило, рыдания захлебнулись. Наклонившись на мокрую холку, от которой пахло собакой и падалью, я хныкал, смеялся и чуть не задохнулся от радости.

Я почти добрался. Еще немного и все будет хорошо.

Пахло свежим дождем, громом, мокрым клевером. Холенхайм казался невероятно красивым. Бледный дым труб, уходящих в небо, напомнил мне о тепле и еде. Жгучее желание оказаться там быстро погнало оборотня на рысь, я схватился за мохнатую шею, путаясь в своих и его чувствах. Мы кружили по дороге, разбрызгивая лужи.

Сосредоточившись, я заставил его идти прямо.Она выпрямилась и даже чуть разжала синие от холода пальцы. Она улыбалась так, что у нее болели мышцы от напряжения, но она не могла не улыбнуться! Она выпятила твердую грудь и запрокинула голову. Я боевая ведьма, победившая армию зомби, что ли? Без диплома, правда, «ни кто», но победил зомби!

Ну и что, что я выгляжу хуже некоторых бродяг? Простительно в моем положении. Я попытался привести свои волосы в относительный порядок, но мои затекшие пальцы не слушались, и, сплюнув, я сложил руки на холке.Набережная закончилась, дорога расстилалась на уровне клеверного ковра. Уютно пахло дымом и, если вы не представляете, хлебом.

Массивные двери потемнели от времени, и ярко выделялись новенькие медные полосы, свежие рисунки гербов. На левом крыле, на ровном зеленом поле, пять черных дорог сходились в город, похожий на колос. Насколько я знаю, это план Холенхейма в год, когда он получил звание города и право на собственный герб.На правом крыле черное поле было вертикально разделено двуручным серебряным мечом с луной вместо навершия; золотые волки выли на него слева и справа. Герб главного местного аристократа — главы клана оборотней графа Эйлара.

А я наверное сижу на соклановце графа. Это было неловко и оскорбительно для аристократа. Я должен спуститься, пока никто не увидел…

Он заскрипел наверху. Я вскинул голову.

Молодой охранник, почти мальчишка, смотрел на меня выцветшими широко открытыми глазами.Он спросил дрожащим голосом:

Стажер. У вас там убит штатный маг.

Глаза охранника расширились еще больше. Я слабо помахал себе в спину.

Там еще гора трупов через пару часов на оборотня. Те, что лежали на поле, я подтащил ближе к дороге, но не выдержал. Вы бы послали патруль — там, может, больше зомби бродят.

Юноша побледнел на пару тонов, верхняя губа с редкими волосками блестела от пота.

Как они убивали? Он натянул шлем, сползавший ему на лоб.

Зубы, — накопилась усталость, примыкающая к векам. — Они укусили его.

Ты его успокоил?

Может быть, у него от природы всегда такие выпуклые глаза?

Конечно. Я боевая ведьма или что? — Но, кажется, теперь я буду ведьмой, выпавшей из оборотня. — Открой, я устал.

Он продолжал изумленно смотреть на меня, и торопить его не было сил, в горле все пересохло.

Дверь в воротах скрипнула и открылась, плечистый стражник в кожаных доспехах, обмерив меня холодным грозным взглядом, невнятно сказал:

Документы — на левой стороне висела шпага, на правой — револьвер.

Оборотень поплелся вперед, и стражник положил руку на отполированную многочисленными прикосновениями рукоять меча. И я развернулся — голова оборотня тоже повернулась — и сунул плохо послушную руку в сумку штатного мага, привязанную рядом с чемоданами.

Пальцы почти потеряли чувствительность, с минуту искал кожаный пенал. Оборотень в нетерпении переминался с ноги на ногу. Густые седые брови охранника изогнулись под краем шлема. Наконец, я схватил цилиндр и протянул его человеку, который с опаской наблюдал за мной.

Руки у него были крепкие, загорелые, а под ногтями — чистые. Он ловко расстегнул медную застежку, щелкнула ломающаяся сургучная печать, и сопроводительный документ развернулся.Охранник быстро прочитал, кивнул и, сложив бумагу, отступил назад.

Добро пожаловать в Холенхейм, мисс Тар.

Расширившись чемоданами, оборотень с трудом протиснулся в щель в двери.

Мы вышлем патруль, — охранник протянул мне застегнутый пенал. — Идешь прямо по улице, третий поворот налево и до конца.

От вялого кивка — оборотень тоже кивнул — закружилась голова, я схватился за пенал и поплыл по булыжной мостовой.Вплотную к ней подходили побеленные дома: красивые, аккуратные, типично провинциальные дома в два-три этажа, с мансардами и крюками с обходными блоками для подъема припасов на верхние этажи. Тоже пахло свежестью. Дождь хорошо вымыл улицы. Я пытался отвлечься от сна вниманием к деталям, но не смог, мысли путались. Краем глаза заметил охранные пломбы и амулеты, сигнальные столбы. Запах еды.

Веки стали невыносимо тяжелыми, перед глазами поплыло, тело невольно расслабилось.Она моргнула — и на улице, в окнах вдруг появились люди. Чудом я не пропустил свой третий поворот.

«Эй, ты победил. Взгляни гордо, пусть все увидят, какой ты молодец!» — увещевала гордость, но было невыносимо держать голову высоко поднятой. Моя точно. был готов выть

Люди шептались. Я все еще старался выглядеть гордым, хотя стоило сказать: «Сидите дома, идиоты, не видите — я на пределе, вдруг зомби выпустят.»

Только подходя к дому в конце улицы — двухэтажный, кумач, с высокой каменной стеной, яблоневым садом и бело-красной вывеской над массивными воротами «Обычный маг». Время приема с 9-30 до 18 -00, обеденный перерыв с 12-00 до 13-00», я понял, что наверное никто не догадался, что я использую зомби.

Ворота и дверь в них выглядели солидно, по четырем углам висели амулеты, плита явно была недавно подкрашена. Не знаю, как долго я безучастно смотрел на красные буквы, но мои глаза снова закрылись.Встряхнув мокрые волосы, я соскользнул с оборотня — так болела промежность, что сон отступил, а слезы навернулись, — и в спешке направился к двери. Я не чувствовал никаких замков, если были защитные чары. Приложив руку к створке, она надавила из последних сил, и дверь легко вошла внутрь — я еле сопротивлялся.

Вцепившись в дверной косяк, она перевела дыхание и посмотрела во двор. Уютный, с каменной дорожкой к резному крыльцу и где-то за домом, с мелким клевером в белых шарах цветов и грядкой зелени под окном.На яблонях слева и справа зеленели маленькие яблочки. Идеальное место. Я вошел внутрь, щелкнул массивную задвижку и открыл ворота перед оборотнем.

Он вошел. Вымытый под дождем оборотень выглядел почти прекрасно, его мех был густым. Возможно, он благороден. Едва волоча ноги, я закрыл ворота, отцепил от пояса свой многострадальный жезл.

В руках не было сил, от напряжения последних действий я покрылся испариной, губы тряслись, ноги подгибались.Уронив пенал, я взял палочку обеими руками, шумно выдохнул, напрягся и надел невыносимую студенческую палочку на вытянутый нос оборотня.

Глава 1

Если вы видите зомби, не шумите.

Из школьных инструкций.
___________________________________

Иногда ничего не предвещает катастрофы, а иногда все сразу идет наперекосяк, словно судьба позволяет уйти от страшной участи.
В кромешной тьме четырехугольный фонарь, лежавший на обочине дороги, манил светом: сквозь единственную прозрачную стену он из последних сил осветил странно сгорбленного мужчину в лилово-черном костюме полной одежды. маг времени и зомби, схватившийся за горло.Желтые отблески мелькали на лужах, ботинках и скрюченных пальцах мага, утонули в дырах одежды и разложившейся плоти.
Чавканье иногда заглушалось стрекотанием цикад.
Что же я, несчастный стажёр, без пяти минут боевой ведьмы делала, когда застала куратора своего диплома в таком, эээ… разжеванном виде? Я должен был вытащить палочку и наложить связывающее заклинание. Или мороз. Или сжигание. Или экстренный отдых. Должны были быть. Вместо этого она прошептала:
— Мама, — и уронила тяжелые чемоданы.
Они плюхнулись в грязь и забрызгали подол.
Прикрыв рот рукой, я отступил назад.
«Он меня не заметит, все будет хорошо». Гул сердцебиения заглушил и цикады, и чавканье, грудь в корсаже стала тесной. Ветер окутал меня сладким, гнилостным запахом.
Зомби чуть опустил мага и, словно пытаясь поцеловать, уставился в его открытый рот.
Кажется, куратор остыл и не подходит к ужину.
Зомби поднял гниющую голову — теперь черные глазницы были обращены ко мне.
Слева, внизу дорожной насыпи, трещали кусты.
«Это будет не очередной зомби. Итак, какое-то нехищное животное.
Что-то вылезло на дорогу, соскользнуло вниз, хрустя ломая ветки. И вылез, загремела цепь. В темноте не видно что. «Цон-цок-цонг», — раздался металлический звон. Я резервное копирование, резервное копирование, резервное копирование. Страшно, как чужое злое дыхание, шуршал часто выдыхаемый воздух.
Труп рухнул в грязь, лужа мерцала светом. Зомби, шагнув ко мне, споткнулся о куратора и упал. Фонарь, задетый локтем, повернул налево — и осветил коренастого мужчину в окровавленной рубахе с неестественно скошенной набок белокурой головой. Раскачиваясь, зомби вышел из телеги с висящей на оглобли бочкой и лошадью. Свет осветил волка метра на полтора в холке — зомби-оборотень, он звенел цепью на ошейнике; глаза, повернувшиеся ко мне, заблестели.
А ведь еще у меня был амулет экстренного вызова… штатный маг. И фляжка с тормозным составом. Где-то в рюкзаке, да. А по инструкции он должен висеть на ремне. Вместе с палочкой. Который тяжел как собака, да еще и в рюкзаке. Но я как бы не при исполнении служебных обязанностей, а просто собираюсь на тренировку. Да?
Все три зомби смотрели на меня. Хуже того, они шли ко мне. Топ-топ-топ.
— Ааа! Я развернулся и побежал.
Но я не дежурная, да, я одета, соответственно, не в рабочий костюм, а в платье до щиколоток и с двумя нижними юбками.Мои ноги запутались в пропитанной дождем ткани, я поскользнулась и упала в лужу. Так началась моя диссертация. Коротко: зомби шлепают сзади.
Рано умирать, восемнадцать всего, отшлепали, а я пополз. Юбка тяжелая, и я ползла, загребая грязь локтями. Я задыхался, между взмахами дергал рюкзак, но лямка застряла под грудью и проклятая застежка не расстегнулась. Грудь большая, ремешок через нее не протянул — хоть убей.
«Может, в темноте меня не увидят, а?»
Чисто теоретически такое возможно: тёмно-синее платье, руки в грязи, рыжевато-каштановые волосы должны сливаться с землёй, если не поворачивать лицо — я вся тёмное пятно на тёмном фоне.
Правда, обоняние у оборотней хорошее, но если этот успел разложиться — извините, я толком не увидел — то нюх ухудшался. Есть надежда! Я положил руки на холодную скользкую землю и толкнул изо всех сил. Мокрый подол, застрявший в грязи, потянул вниз, но, поймав его, скользя и скользя, я сдал налево: спрятаться, спрятаться быстрее, а потом достать палочку и что-нибудь заколдовать.
Сзади затрещало, зашипело, и дорогу залил ярко-оранжевый свет. Она обернулась: тележка горела яростно, дорожка угасающего пламени соединяла ее с расплющенным под ногой зомби фонарем.
Зомби уже было четверо.
А я прекрасно вижу.
Ну что за день, а?
День не начался утром. Эта практика не вышла из раздачи. Еще раньше! Вся жизнь! А теперь какой-то совсем ужас: это мой куратор моей, если что не так, практики… И зомби.
Пять штук: пятая — хромая, но огромная — вышла из-за горящей телеги.
Мамы…
О-о-о, что делать? У нас в университете с практическими занятиями было слабовато. Но я знал теорию: надо анализировать ситуацию!
Так. Видимость хорошая, зомби зацепились за меня, но пока я не побегу, они тоже не побегут, а значит, я должен пятиться и без паники скидывать рюкзак со спины, доставать жезл и миномет.
Я попятилась и дрожащими руками потянула застежку под грудью — сегодня как раз день сожаления о ее объемах.Замок, вероятно, был покрыт грязью. Что это дало мне? Но ничего.
Еще о ситуации: два далеких зомби смотрели на куратора, вниз не смотрели — наверняка споткнутся. А тот, что уже валялся, двинулся прямо на чемоданы.
Делим проблемы по перспективам их наступления: пока нам нужно разобраться с двумя зомби. И это уже не так страшно, правда?
Зомби-оборотень оскалил окровавленные зубы.
И это называется спокойный район, да? Называется…
Моя нога соскользнула, и я упал в лужу. Оборотень побежал. Я развернулся, подставив спину под защиту рюкзака, взялся за руки, ноги, голову, — спасибо соседу-гаду, который любит спускать собак на прохожих, за быстроту реакции, — и пару на меня упали центнеры, кости треснули.
— Ррр! — загрохотало над ухом, и цепь зазвенела, гигантские когти рвали рюкзак, стучали зубы. Меня вдавило в грязь, в лужу, еще секунда — захлебнусь, пока меня не укусили.
Оборотень зарычал, уперся лапой мне в голову, и ужасное давление на спину уменьшилось, я смог дышать. Натянули подол и штанину, ткань треснула, кто-то укусил за ягодицу, но мокрый подол, две нижние юбки и панталоны не поддавались человеческим зубам.
«Мама… мама, роди меня обратно!»

Глава 2

________________________________________________

Знание алгоритмов действий в критических ситуациях является залогом выживания штатных специалистов.

Из учебника по тактике для первокурсников.
___________________________________

Стояли на затылке. Ухнув в лужу, я едва удерживался от вдоха, пытаясь встать. Руки скользили, мышцы болели от напряжения, но лапа упиралась в воду.
— Ай! завыл оборотень.
С меня слетела голова, я встал и втянул в глаза удушливый, резкий до кашля и жгучий воздух.
По дороге тормозная смесь рассыпалась серебром.Рядом валялась обглоданная фляга, на рваном сапоге оборотень медленно катался по земле.
Прикрыв нос колючим от крупинок грязи рукавом, я огляделся — и зарылся: ко мне ползут двое зомби, остальные вяло переставляют ноги в серебристой луже. Клок моего синего дорожного платья торчал в пасти левого гусеничного — вот кто укусил за зад, быдло!
Зомби вползли в световые потоки поезда и притормозили.
Я не решился отойти — вдруг поблизости оказалось больше зомби.Насыщенный составом воздух рвал горло сильнее ангины. Спина болела, а укушенная ягодица как-то подозрительно ныла.
Зомби онемели. Мы, студенты, увидели это только на первом курсе: алхимик на жуках-крысах показал зависимость размера нечисти, концентрации раствора и скорости. Состав дорогой, применяется в тяжелых случаях и обычно понемногу.
Так и повелось — годовой запас, который я должен передать обычному магу в оплату за практику.Зомби замерзли. Не съели, так съест мой дорогой декан, за ним ректор, остальное прогрызут банкиры, которым придется брать в долг в счет будущей зарплаты на покупку новых акций.
Может с земли собрать? Нигде. Или сбежать и сменить имя? Не в первый раз. Но тогда придется учиться заново или работать без лицензии.
Что выгоднее: купить новые документы на кредитные деньги и отучиться заново, или компенсировать вылитое и жить в кабале? Холодная капля упала ему на нос, на щеку и снова на нос.Дадут ли мне кредит?
Ливень обрушился резко, стеною, и мгновенно разбросал серебряный поезд.
Зомби возродились.
Я знал теорию, да. А «не расслабляться, пока работа не будет сделана» не для меня было написано? Больно двигаться, но надо. Стиснув зубы, она обернулась: среди вещей, выпавших из рюкзака, должна быть палочка. Бочка с маслом еще горела, свет пробивался сквозь серые струйки, подсвечивая меня для зомби, но не подсвечивая жезл.
Он огромный, как его можно потерять? Зомби наступали, я лихорадочно копался в грязи, зубы стучали возле ладони, я отшатывался, пятился в темноту. Дождь прибил меня к земле, рюкзак казался невероятно тяжелым.
Тяжелый?
Заложила руки за спину — ручка! Холодная, скользкая, толстая рукоять! Он запутался в кусках своего рюкзака! Я дергал, дергал и крутил палочку, шепча командное заклинание. Зомби пополз. Палочка застряла намертво.
Стена воды почти скрыла оборотня.
Соберись!
Зомби протянул руку, я бросился назад, стержень выскочил.
Я застрял в грязи. Дождь хлестал, убивая последние вспышки огня. Порылся в заплатах рюкзака — палочки не было.
И зомби есть.
Пошел на ногу. Она отчаянно брыкалась, каблук сильно ударялся.
«Двигайся!» — Я задыхался.
Дождь прошел. В темноте зашуршали последние капли.Шаги захлюпали.
Так я что, боевая ведьма? Я не позволю себе грызть, ягодицы коленкой и так чешутся.
Пощупал закрылки за спиной — пусто, по земле пошарил — стержень! Выпал. Дорогая, любимая, свободная студенческая дубинка, булава без шипов: «Если на ней будут шипы, ты убьешь себя», — объяснял университетский магистр. Но я могу обойтись и без шипов: рано умирать. Соприкоснулись ноги. Ударил наотмашь, еще раз — сломанный череп хрустнул, удар отразился в мышцах.
Подол опустился, но я встал.
За несколько часов по трассе никто не проехал, здесь погиб опытный штатный маг, так что на помощь и прочие воспитательные индульгенции можно не рассчитывать — только на себя.
Штатные специалисты умирают так: нечисть есть, а помощи нет.
А я пока не штатный специалист, мне рановато. Рано, говорю вам!
Но как тряслись колени и руки, вытянутые розгой.
Я не могу справиться с этой ордой в одиночку.
Мне нужен оборотень.

Кошмарная практика для кошмарной ведьмы. Анна Замосковная

Большое и смелое «но»: что, если зомби нападут на обычных людей?

Не то чтобы я был склонен к героизму, но в этом официально тихом районе есть один штатный маг. По слухам, с волшебниками тут вообще туго: не нравится атмосфера, флюиды всякие, только оборотни прижились, — на добровольно-принудительной основе, — но их территория дальше.

Короче, воевать с упырями некому, а мой долг их упокоить (а в дипломе среди рекомендаций предлагаю вернуть в программу обучения массовые заклинания против зомби). Бездействие может привести к гибели жителей.

Действие — моя смерть, а бездействие — чужие.

Несколько зомби ушли в темноту, пятеро терлись об огонь. Остальные огляделись. Вскоре голод потянет их дальше.

А утром дети в школу пойдут, купцы на базар пойдут, пастухи скот выгонят.Физически упокоить — свернуть там шею, размозжить голову — теоретически любой может, но на сколько хватит сил? А если они атакуют сзади? Если нет оружия? А недолеченные мертвецы тоже начнут восставать… и будет у нас локальная беда с нецензурным названием.

Потер укушенный зад, вздохнул: «Ой, пожалею». И я стал думать, как победить этого моба.

Быстрый отдых, увы, не вариант: в третий раз подряд зомби меня почуют и, если память не изменяет, взбесятся.Да, кажется, была сноска мелким шрифтом, что зомби бесятся от эманаций покоящейся магии и чувствуют испускающий их инструмент. Как-то не хотелось превращать удочку в манок.

А с третьего раза? А в учебнике был «последователь»? НО?! Моя теория хуже, чем я думал. Но мне нельзя работать без прикрытия еще два года после выпуска, так что…

С другой стороны, зомби здесь, и я здесь, и…

Оборотень выскочил из темноты, его глаза сверкнули. Он вилял своим огромным темным носом и, позвякивая цепью, ухмыляясь, шел ко мне.

Зомби прыгнул на меня, скатился вниз и бросился в кусты. Фу! Тело спуталось. Развернул мертвых. Он карабкался по сырому склону, цепляясь за траву, и я…

Оборотень, блестя мокрыми волосами, оттолкнул зомби. Темный колосс наступал, и жезл казался невыносимым, руки не слушались.

Глава 1

Если вы видите зомби, не шумите.

Из школьных инструкций.
___________________________________

Иногда ничего не предвещает катастрофы, а иногда все сразу идет наперекосяк, словно судьба позволяет уйти от страшной участи.
В кромешной тьме четырехугольный фонарь, лежавший на обочине дороги, манил светом: сквозь единственную прозрачную стену он из последних сил осветил странно сгорбленного мужчину в лилово-черном костюме полной одежды. маг времени и зомби, схватившийся за горло.Желтые отблески мелькали на лужах, ботинках и скрюченных пальцах мага, утонули в дырах одежды и разложившейся плоти.
Чавканье иногда заглушалось стрекотанием цикад.
Что же я, несчастный стажёр, без пяти минут боевой ведьмы делала, когда застала куратора своего диплома в таком, эээ… разжеванном виде? Я должен был вытащить палочку и наложить связывающее заклинание. Или мороз. Или сжигание. Или экстренный отдых. Должны были быть. Вместо этого она прошептала:
— Мама, — и уронила тяжелые чемоданы.
Они плюхнулись в грязь и забрызгали подол.
Прикрыв рот рукой, я отступил назад.
«Он меня не заметит, все будет хорошо». Гул сердцебиения заглушил и цикады, и чавканье, грудь в корсаже стала тесной. Ветер окутал меня сладким, гнилостным запахом.
Зомби чуть опустил мага и, словно пытаясь поцеловать, уставился в его открытый рот.
Кажется, куратор остыл и не подходит к ужину.
Зомби поднял гниющую голову — теперь черные глазницы были обращены ко мне.
Слева, внизу дорожной насыпи, трещали кусты.
«Это будет не очередной зомби. Итак, какое-то нехищное животное.
Что-то вылезло на дорогу, соскользнуло вниз, хрустя ломая ветки. И вылез, загремела цепь. В темноте не видно что. «Цон-цок-цонг», — раздался металлический звон. Я резервное копирование, резервное копирование, резервное копирование. Страшно, как чужое злое дыхание, шуршал часто выдыхаемый воздух.
Труп рухнул в грязь, лужа мерцала светом. Зомби, шагнув ко мне, споткнулся о куратора и упал. Фонарь, задетый локтем, повернул налево — и осветил коренастого мужчину в окровавленной рубахе с неестественно скошенной набок белокурой головой. Раскачиваясь, зомби вышел из телеги с висящей на оглобли бочкой и лошадью. Свет осветил волка метра на полтора в холке — зомби-оборотень, он звенел цепью на ошейнике; глаза, повернувшиеся ко мне, заблестели.
А ведь еще у меня был амулет экстренного вызова… штатный маг. И фляжка с тормозным составом. Где-то в рюкзаке, да. А по инструкции он должен висеть на ремне. Вместе с палочкой. Который тяжел как собака, да еще и в рюкзаке. Но я как бы не при исполнении служебных обязанностей, а просто собираюсь на тренировку. Да?
Все три зомби смотрели на меня. Хуже того, они шли ко мне. Топ-топ-топ.
— Ааа! Я развернулся и побежал.
Но я не дежурная, да, я одета, соответственно, не в рабочий костюм, а в платье до щиколоток и с двумя нижними юбками.Мои ноги запутались в пропитанной дождем ткани, я поскользнулась и упала в лужу. Так началась моя диссертация. Коротко: зомби шлепают сзади.
Рано умирать, восемнадцать всего, отшлепали, а я пополз. Юбка тяжелая, и я ползла, загребая грязь локтями. Я задыхался, между взмахами дергал рюкзак, но лямка застряла под грудью и проклятая застежка не расстегнулась. Грудь большая, ремешок через нее не протянул — хоть убей.
«Может, в темноте меня не увидят, а?»
Чисто теоретически такое возможно: тёмно-синее платье, руки в грязи, рыжевато-каштановые волосы должны сливаться с землёй, если не поворачивать лицо — я вся тёмное пятно на тёмном фоне.
Правда, обоняние у оборотней хорошее, но если этот успел разложиться — извините, я толком не увидел — то нюх ухудшался. Есть надежда! Я положил руки на холодную скользкую землю и толкнул изо всех сил. Мокрый подол, застрявший в грязи, потянул вниз, но, поймав его, скользя и скользя, я сдал налево: спрятаться, спрятаться быстрее, а потом достать палочку и что-нибудь заколдовать.
Сзади затрещало, зашипело, и дорогу залил ярко-оранжевый свет. Она обернулась: тележка горела яростно, дорожка угасающего пламени соединяла ее с расплющенным под ногой зомби фонарем.
Зомби уже было четверо.
А я прекрасно вижу.
Ну что за день, а?
День не начался утром. Эта практика не вышла из раздачи. Еще раньше! Вся жизнь! А теперь какой-то совсем ужас: это мой куратор моей, если что не так, практики… И зомби.
Пять штук: пятая — хромая, но огромная — вышла из-за горящей телеги.
Мамы…
О-о-о, что делать? У нас в университете с практическими занятиями было слабовато. Но я знал теорию: надо анализировать ситуацию!
Так. Видимость хорошая, зомби зацепились за меня, но пока я не побегу, они тоже не побегут, а значит, я должен пятиться и без паники скидывать рюкзак со спины, доставать жезл и миномет.
Я попятилась и дрожащими руками потянула застежку под грудью — сегодня как раз день сожаления о ее объемах.Замок, вероятно, был покрыт грязью. Что это дало мне? Но ничего.
Еще о ситуации: два далеких зомби смотрели на куратора, вниз не смотрели — наверняка споткнутся. А тот, что уже валялся, двинулся прямо на чемоданы.
Делим проблемы по перспективам их наступления: пока нам нужно разобраться с двумя зомби. И это уже не так страшно, правда?
Зомби-оборотень оскалил окровавленные зубы.
И это называется спокойный район, да? Называется…
Моя нога соскользнула, и я упал в лужу. Оборотень побежал. Я развернулся, подставив спину под защиту рюкзака, взялся за руки, ноги, голову, — спасибо соседу-гаду, который любит спускать собак на прохожих, за быстроту реакции, — и пару на меня упали центнеры, кости треснули.
— Ррр! — загрохотало над ухом, и цепь зазвенела, гигантские когти рвали рюкзак, стучали зубы. Меня вдавило в грязь, в лужу, еще секунда — захлебнусь, пока меня не укусили.
Оборотень зарычал, уперся лапой мне в голову, и ужасное давление на спину уменьшилось, я смог дышать. Натянули подол и штанину, ткань треснула, кто-то укусил за ягодицу, но мокрый подол, две нижние юбки и панталоны не поддавались человеческим зубам.
«Мама… мама, роди меня обратно!»

Глава 2

________________________________________________

Знание алгоритмов действий в критических ситуациях является залогом выживания штатных специалистов.

Из учебника по тактике для первокурсников.
___________________________________

Стояли на затылке. Ухнув в лужу, я едва удерживался от вдоха, пытаясь встать. Руки скользили, мышцы болели от напряжения, но лапа упиралась в воду.
— Ай! завыл оборотень.
С меня слетела голова, я встал и втянул в глаза удушливый, резкий до кашля и жгучий воздух.
По дороге тормозная смесь рассыпалась серебром.Рядом валялась обглоданная фляга, на рваном сапоге оборотень медленно катался по земле.
Прикрыв нос колючим от крупинок грязи рукавом, я огляделся — и зарылся: ко мне ползут двое зомби, остальные вяло переставляют ноги в серебристой луже. Клок моего синего дорожного платья торчал в пасти левого гусеничного — вот кто укусил за зад, быдло!
Зомби вползли в световые потоки поезда и притормозили.
Я не решился отойти — вдруг поблизости оказалось больше зомби.Насыщенный составом воздух рвал горло сильнее ангины. Спина болела, а укушенная ягодица как-то подозрительно ныла.
Зомби онемели. Мы, студенты, увидели это только на первом курсе: алхимик на жуках-крысах показал зависимость размера нечисти, концентрации раствора и скорости. Состав дорогой, применяется в тяжелых случаях и обычно понемногу.
Так и повелось — годовой запас, который я должен передать обычному магу в оплату за практику.Зомби замерзли. Не съели, так съест мой дорогой декан, за ним ректор, остальное прогрызут банкиры, которым придется брать в долг в счет будущей зарплаты на покупку новых акций.
Может с земли собрать? Нигде. Или сбежать и сменить имя? Не в первый раз. Но тогда придется учиться заново или работать без лицензии.
Что выгоднее: купить новые документы на кредитные деньги и отучиться заново, или компенсировать вылитое и жить в кабале? Холодная капля упала ему на нос, на щеку и снова на нос.Дадут ли мне кредит?
Ливень обрушился резко, стеною, и мгновенно разбросал серебряный поезд.
Зомби возродились.
Я знал теорию, да. А «не расслабляться, пока работа не будет сделана» не для меня было написано? Больно двигаться, но надо. Стиснув зубы, она обернулась: среди вещей, выпавших из рюкзака, должна быть палочка. Бочка с маслом еще горела, свет пробивался сквозь серые струйки, подсвечивая меня для зомби, но не подсвечивая жезл.
Он огромный, как его можно потерять? Зомби наступали, я лихорадочно копался в грязи, зубы стучали возле ладони, я отшатывался, пятился в темноту. Дождь прибил меня к земле, рюкзак казался невероятно тяжелым.
Тяжелый?
Заложила руки за спину — ручка! Холодная, скользкая, толстая рукоять! Он запутался в кусках своего рюкзака! Я дергал, дергал и крутил палочку, шепча командное заклинание. Зомби пополз. Палочка застряла намертво.
Стена воды почти скрыла оборотня.
Соберись!
Зомби протянул руку, я бросился назад, стержень выскочил.
Я застрял в грязи. Дождь хлестал, убивая последние вспышки огня. Порылся в заплатах рюкзака — палочки не было.
И зомби есть.
Пошел на ногу. Она отчаянно брыкалась, каблук сильно ударялся.
«Двигайся!» — Я задыхался.
Дождь прошел. В темноте зашуршали последние капли.Шаги захлюпали.
Так я что, боевая ведьма? Я не позволю себе грызть, ягодицы коленкой и так чешутся.
Пощупал закрылки за спиной — пусто, по земле пошарил — стержень! Выпал. Дорогая, любимая, свободная студенческая дубинка, булава без шипов: «Если на ней будут шипы, ты убьешь себя», — объяснял университетский магистр. Но я могу обойтись и без шипов: рано умирать. Соприкоснулись ноги. Ударил наотмашь, еще раз — сломанный череп хрустнул, удар отразился в мышцах.
Подол опустился, но я встал.
За несколько часов по трассе никто не проехал, здесь погиб опытный штатный маг, так что на помощь и прочие воспитательные индульгенции можно не рассчитывать — только на себя.
Штатные специалисты умирают так: нечисть есть, а помощи нет.
А я пока не штатный специалист, мне рановато. Рано, говорю вам!
Но как тряслись колени и руки, вытянутые розгой.
Я не могу справиться с этой ордой в одиночку.
Мне нужен оборотень.

Молодая и незадачливая студентка-ведьма приезжает в тихий городок на преддипломную практику, но по пути встречает картину маслом — ее куратора съедает толпа зомби. Естественно, эта честная компания решает перекусить с ней, а в университете, как назло, не учили, что делать с таким обилием нечисти, успокаивая их тем, что зомби давно не было встречено толпой.
Теперь ведьме-недоучке предстоит справиться с нечистью и выяснить, что происходит в этом не очень тихом городке.

С первых же строк у меня возникло ощущение, что я читаю Елену Звездную — то ли просто так получилось, то ли русская фантастика действительно такая же.

Она улыбалась так, что у нее болели мышцы от напряжения, но она не могла не улыбнуться! Она выпятила твердую грудь и запрокинула голову. Я боевая ведьма, победившая армию зомби, что ли? Без диплома, правда, «ни кто», но победил зомби!

И чем дальше, тем больше сходства возникало со звездой «Настоящей черной ведьмы» — в обоих случаях ведьма — дочь знатных родителей сбегает, поселяется в какой-нибудь глуши и срочно ищет мужчину, чтобы лишиться девственности.Но, если у «Звездной» четко выраженная детективная линия, а поиск отца для будущей ведьмочки происходит постольку-поскольку, то героиня «Замосковной» просто помешана на сексе и готова раздвинуть ноги перед каждым встречным, называя плотские утехи ведьмовским обрядом усиления дара, что, впрочем, не мешает ей строить из недотроги.

Не все ведьмы такие.
— Правда? Матис раздраженно поднял брови. — И ты даже мне не дашь?
— Нет.
«Хоть полшарика?» Его глаза расширились от страха.
— Какие шишки? Я моргнул.
– Ну, вот этот, – он потянулся расстегивать штаны.

История написана живо, но после Звезды воспринимается как пародия, где в историю ведьмы ради комизма вкинули зомби и секс, что выглядит абсурдно.
Но, если до середины книги я еще думал поставить тройку, то эпизод с приставанием героини к никогда не встававшему старику просто похоронил эту историю.

Процесс был неоправданно отложен.
Вздохнув, я оглянулся через плечо. Глядя на мою попку, пыхтящую и багровеющую, Жаме отчаянно дергал сморщенное хозяйство, короче указательного пальца.
– Сейчас, сейчас, – обнажил он свою темную голову, плюнул на пальцы и вытер ее. — Давайте поднимем его сейчас.

Видимо, автор хотел выплеснуть свои фантазии, но ему было стыдно, а может у него не хватило идей для написания конкретной любовной истории, поэтому распутная героиня была помещена в мир фантазий, прикрывая весь бред вроде скромная сказка.
И, несмотря на все попытки автора вернуть повествование на тему таинственного злодея, либидо героини по-прежнему оставалось на первом плане, как красный флаг перед глазами.
Да, плюс ко всему, книга обрывается на полуслове, а узнавать, что же будет дальше, совсем нет желания, так что 2⭐️

Несмотря на возросшую роль Интернета, книги не теряют популярности. «Книгов.ру» объединил достижения IT-индустрии и привычный процесс чтения книг.Теперь гораздо удобнее знакомиться с произведениями любимых авторов. Читаем онлайн и без регистрации. Книгу легко найти по названию, автору или ключевому слову. Читать можно с любого электронного устройства — достаточно самого слабого интернет-соединения.

Почему удобно читать книги онлайн?

  • Вы экономите деньги на покупке печатных книг. Наши онлайн-книги бесплатны.
  • Наши онлайн-книги удобно читать: на компьютере, планшете или электронной книге можно настроить размер шрифта и яркость дисплея, можно делать закладки.
  • Чтобы прочитать онлайн-книгу, ее не нужно скачивать. Достаточно открыть произведение и начать читать.
  • В нашей онлайн-библиотеке тысячи книг — все их можно читать с одного устройства. Больше не нужно носить в сумке тяжелые тома или искать в доме место для еще одной книжной полки.
  • Отдавая предпочтение онлайн-книгам, вы способствуете сохранению окружающей среды, ведь производство традиционных книг требует много бумаги и ресурсов.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.