Александр лапин фотография как: Книга: «Фотография как…» — Александр Лапин. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 9789526850696

Содержание

Читать онлайн «Фотография как…» автора Лапин Александр Иосифович — RuLit

ФОТОГРАФИЯ КАК . . .

Оглавление

ОТ АВТОРА

ФОТОГРАФИЯ КАК КОМПОЗИЦИЯ

ОБ УСТРОЙСТВЕ ГЛАЗА

ФЕНОМЕН КАРТИНЫ ПЛОСКОСТЬ И ПРОСТРАНСТВО

РАВНОВЕСИЕ

СИММЕТРИЯ

СВЯЗИ КАК ЯЗЫК

ПОЭЗИЯ ФОТОГРАФИИ

ГАРМОНИЯ И ЕДИНСТВО

О ДВИЖЕНИИ ГЛАЗА

ВИДЫ РЕПОРТАЖНОЙ ФОТОГРАФИИ

км ВУ № оип ммп

км ВУ № оип ммп

км ВУ № оип ммп

км ВУ № оип ммп ковка, разрыв в изображениях может привести к антипатии двух снимков (они отвергают друг друга, отталкиваются). А нам необходима симпатия (притяжение их друг к другу).

км ВУ № оип ммп

АНАЛИЗ ФОТОГРАФИЙ

«САМ ВУ № оип ммп

км ВУ № оип ммп

км ву № оип ммп

км ву № оип ммп

км ВУ № оип ммп

НЕСКОЛЬКО ЗАМЕЧАНИЙ ОТ АВТОРА

ФОТОГРАФИЯ И КОМПЬЮТЕР

ПРИМЕЧАНИЯ

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

Второе издание книги переработано и дополнено. Исправлены неточности, прояснены формулировки. Очевидные, слишком простые примеры-иллюстрации заменены на более глубокие и убедительные. К тому же, добавлено много новых иллюстраций.

Появились в книге и новые главы.

Первая — это «Поэзия фотографии». В ней рассматриваются те особенности творчества и восприятия, которые позволяют говорить о близости языка поэзии и фотографии.

Еще одна новая глава — «Монтаж фотографий». Она посвящена основам создания зрительного ряда на полосе журнала или в экспозиции, то есть наименее исследованной стороне работы фотографа или бильдредактора.

Особо стоит отметить раздел «Примечания», завершающий книгу. Это не дополнительные разъяснения в привычном смысле, а вполне самостоятельные небольшие главы. Здесь есть и диалоги автора с воображаемым оппонентом, и выдержки из будущих книг. В общем, рассуждения на самые разные темы: от проблемы восприятия черного квадрата до понимания фотографий А. Картье-Брессона, от анализа известного снимка Ю.

Смита «Дорога в рай» до новой версии прочтения знаменитой картины П. Брейгеля «Слепые».

По-прежнему главное внимание в книге уделено анализу фотографии, причем автор стремится к тому, чтобы анализ был максимально объективным и всесторонним. Это поиски смысла, но не в том, что изображено на снимке, а в том, как это изображено.

АЛЕКСАНДР ЛАПИН

ФОТОГРАФИЯ КАК . . .

издание второе, переработанное и дополненное

Издатель Л. Гусев Москва 2004

УДК 77 ББК 85.16

Л24 Лапин Александр Иосифович

Фотография как… — Изд. 2-е, переработанное и дополненное М., 2004. — 324 с. : илл.

Агентство CIP РГБ

ISBN 5-9649-0002-Х.

Книга посвящена теории черно-белой репортажной фотографии. Прежде всего проблемам фотографической композиции, вернее — роли композиции в творчестве фотографа. В связи с этим в книге затронуты вопросы психологии зрительного восприятия, в том числе движения глаза при восприятии плоского изображения.

Рассматриваются специфика фотографии, отношения документальной и художественной фотографии, построение языка изображения. Предлагается классификация видов репортажной фотографии, а также принципы оценки и анализа фоторабот.

Книга адресована изучающим фотографию: журналистам, психологам, искусствоведам, дизайнерам и бильдредакторам, а также подготовленным фотолюбителям и творческим фотографам — всем, кто любит фотографическое искусство.

УДК 77

ББК 85.16

ISBN 5-9649-0002-Х

Свои отзывы о книге читатели могут отправить по адресу <[email protected]>. Автор сожалеет, что не сможет ответить всем, написавшим ему.

© Лапин А. И., 2003

© Лапин А. И., 2004, с изменениями

© Издатель Гусев Л. Е., 2004

Оглавление

От автора (10) часть первая

ОСНОВЫ КОМПОЗИЦИИ (17)

Введение

Фотография как композиция (19)

Отступление 1 Об устройстве глаза (27)

Отросток мозга (27)

Самый совершенный фотоаппарат (27) Непростительные ошибки (29)

Глава 1 Феномен картины.

Плоскость и пространство (32)

Изобразительная плоскость (32) Основы восприятия (33)

Восприятие пространства (34) Пространство в плоскости (36) Плоскость без пространства (39) Обратная перспектива (39)

Глава 2 Равновесие (57)

Зрительное равновесие (57) Зрительный вес (59)

Необходимость равновесия (60)

Глава 3 Симметрия (62)

Симметрия полная и частичная (62) Композиция Весы (62)

Проблема левого и правого (65) Проблема диагонали (68)

Глава 4 Связи как язык (70)

Иконические и другие знаки (70)

Изобразительные и смысловые связи (73)

Связи подобия и контраста (76)

Конструктивные связи (78)

Связи внешние и внутренние (79)

Связи нереальных форм (83)

Отступление 2 Поэзия фотографии (85)

Фотография и поэзия (85)

Основные отличия (87)

Подобные черты (88)

Связи-рифмы (89)

Сцепление мыслей и знаков (92)

Фотография, реальность, поэзия (93)

Глава 5

Гармония и единство (95)

Единство подобных и контрастных форм (95) Соразмерность и пропорциональность(100) Единство и гармония (102)

Единство компоновки и рамки (103)

Тональное единство (105)

Секрет красоты (107)

Отступление 3 О движении глаза (110)

Прогулки глаза. Остановки внимания (110)

Активные линии (112)

Композиционный и смысловой центры (114) Композиция картины И. Репина «Не ждали» (115)

Акценты. Выделение главного (117)

Композиция «Сикстинской Мадонны» Рафаэля (118) Ритм и движение (120)

Глава 6

Еще раз о композиции (125)

Компоновка. Конструкция. Композиция (125) Обобщенное видение (127) Фотографическая композиция (131)

Живая композиция (133)

Еще раз про определения (136)

Что делать (138)

часть вторая СПЕЦИФИКА ФОТОГРАФИИ (145)

Глава 1

Природа фотографии (147)

Документальность (147)

Избыточность информации (147) Одноглазое видение (148)

Прозрачность (148)

Одномоментность (149)

Случайность(149)

Анализ и отбор (150)

Глава 2

Возможность художества (154)

Документальное и художественное (154) Пространство для художественности (156)

часть третья ВВЕДЕНИЕ В РЕПОРТАЖНУЮ ФОТОГРАФИЮ (161) Глава 1 Виды или жанры (163)

Глава 2

Виды репортажной фотографии (167)

Хроникальная фотография (167) Информационная фотография (168) Событийная фотография (168)

Ситуационная фотография (171)

Фотография момента (174)

Фотография детали (175)

Изобразительная фотография (177)

Композиционная фотография (181)

Фотосерия (183)

Фотоочерк (184)

Отступление 4 Монтаж фотографий.

Основы бильдредактирования (188)

Фотография и кино (188)

Кино из фотографий (189)

Работа бильдредактора (190)

Поэтика монтажа (191)

Слишком очевидные связи (193)

Монтаж двух фотографий по горизонтали (193)

Монтаж двух фотографий по вертикали (197)

Монтаж трех фотографий (200)

Экспозиционный ряд фотографий (203)

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки | Александр Лапин

Работы Лапина находятся в собраниях Государственного музея изобразительных искусств им. Пушкина в Москве, Музея изящных искусств в Бостоне, The Corcoran Gallery of Art в Вашингтоне, в частных собраниях и галереях. Он принимал участие в выставках по всему миру: в России, Германии, Швеции, Дании, Финляндии, Франции, Великобритании, США и др. В течение пяти лет, с 1992 по 1997 годы был членом комиссии по Государственным премиям в области изобразительного искусства при Президенте Российской Федерации.

Самым же важным было то, что Александр Иосифович Лапин был прирожденным Учителем. Более тридцати лет он занимался преподаванием фотографии, фактически заменив собой отсутствовавшие в России фотошколы, сначала в Заочном народном университете искусств (ЗНУИ), потом в организованной им Студии художественной фотографии при Доме культуры МГУ, затем на факультете журналистики МГУ и наконец, в знаменитой Школе Лапина. В разное время учениками Александра Лапина были Игорь Мухин, Геннадий Бодров, Александр Сорин, Павел Смертин, Дмитрий Костюков и многие другие.

Мэтр вырастил не одно поколение фотографов. Попасть в мастерскую Лапина, стать одним из его учеников — было большой удачей.

За долгие годы преподавания он разработал курс лекций, в котором основное внимание уделялось композиции. При этом, сам фотограф неоднократно говорил: «Любое творчество — это нарушение всяческих правил». Лапин обладал уникальной, исключительной способностью видеть и чувствовать, которую он пытался развить у тех, кто у него учился. Самым важным для него было научить доверять своим чувствам, не мыслить шаблонами и стереотипами. «Я думаю, что даже гениальный Брессон не мог все учитывать в момент съемки. Все происходило потом, когда он из десятков отснятых кадров мог выбрать один, а мог и не выбрать ни одного. Творчество фотографа не заканчивается в момент нажатия на кнопку, а только начинается. Самый трудный творческий процесс — осмысление того, что снято. Здесь вот важна культура, вкус, понимание и талант», — повторял Лапин и учил много работать, искать свою тему, надеяться на удачу. Учил, как отличить «хороший» снимок от выдающегося, красивый от некрасивого. Учил понимать сущность и язык фотографии.

В 1986 году Лапин организовал «Первую московскую молодежную выставку» в ДК МГУ, а в следующем, 1987 году — персональную выставку молодого фотографа Игоря Мухина о рок-движении, на которую приходили герои его фотографий, панки и хиппи, никак не походившие на чинных посетителей выставок. За это Лапина уволили из МГУ.

Александр Лапин — автор двух основополагающих, многократно переиздававшихся, учебников по фотографии «Фотография как…» и «Плоскость и пространство, или Жизнь квадратом», в которых рассматриваются теория чёрно-белой документальной фотографии, законы композиции, психология восприятия фотографии, а также формулируются принципы оценки и анализа изображений.

Александр Лапин умер 25 октября 2012 в Москве.

МАММ благодарит за сотрудничество в организации выставки Елену Лапину.

Фотография как… Александр Лапин | Библиотека фотографа

Второе издание книги Александра Лапина «Фотография как…» переработано и дополнено. Исправлены неточности, прояснены формулировки. Очевидные, слишком простые примеры-иллюстрации заменены на более глубокие и убедительные. К тому же, добавлено много новых иллюстраций.

Появились в книге и новые главы.

Первая — это «Поэзия фотографии». В ней рассматриваются те особенности творчества и восприятия, которые позволяют говорить о близости языка поэзии и фотографии.

Еще одна новая глава — «Монтаж фотографий». Она посвящена основам создания зрительного ряда на полосе журнала или в экспозиции, то есть наименее исследованной стороне работы фотографа или бильдредактора.

Особо стоит отметить раздел «Примечания», завершающий книгу «Фотография как…». Это не дополнительные разъяснения в привычном смысле, а вполне самостоятельные небольшие главы. Здесь есть и диалоги автора с воображаемым оппонентом, и выдержки из будущих книг. В общем, рассуждения на самые разные темы: от проблемы восприятия черного квадрата до понимания фотографий А. Картье-Брессона, от анализа известного снимка Ю. Смита «Дорога в рай» до новой версии прочтения знаменитой картины П. Брейгеля «Слепые».

По-прежнему главное внимание в книге уделено анализу фотографии, причем автор стремится к тому, чтобы анализ был максимально объективным и всесторонним. Это поиски смысла, но не в том, что изображено на снимке, а в том, как это изображено.

Книга посвящена теории черно-белой репортажной фотографии. Прежде всего проблемам фотографической композиции, вернее — роли композиции в творчестве фотографа. В связи с этим в книге затронуты вопросы психологии зрительного восприятия, в том числе движения глаза при восприятии плоского изображения.

Рассматриваются специфика фотографии, отношения документальной и художественной фотографии, построение языка изображения. Предлагается классификация видов репортажной фотографии, а также принципы оценки и анализа фоторабот.

Книга «Фотография как…» адресована изучающим фотографию: журналистам, психологам, искусствоведам, дизайнерам и бильдредакторам, а также подготовленным фотолюбителям и творческим фотографам — всем, кто любит фотографическое искусство.

Александр Лапин отдает себе отчет в том, что научить композиции (как и всякому творчеству) почти невозможно.

Так что вся надежда на это «почти».

Умеющий писать — это еще не писатель. Точно так же умеющий фотографировать — не фотограф. Есть люди, которым понимание композиции дано от природы, но они об этом не знают, просто никто не объяснил им как следует, что это и есть композиция.

А что касается остальных, им тем более требуется такое объяснение. Только не следует упрощать проблему, равно как и слишком часто произносить слова «образность» или «духовное содержание». Ничего не получится, если рассматривать композицию, так сказать, издалека. Например, сказать, что основополагающими композиционными факторами являются аналогия и контраст, — недостаточно, если не отыскать эти аналогию и контраст в каждом из примеров и не показать, для чего они нужны.

Необходимо приблизиться к предмету изучения и взять его в руки. Нужны разбор и анализ композиции сотен или даже тысяч снимков. А для этого должны быть выполнены два условия. Первое: примеры эти — фотографии не просто композиционно грамотные, но выдающиеся работы (а иначе, зачем композиция?). И второе: максимально объективный анализ. Воспоминания типа «у моей бабушки был такой же стульчик, как на снимке» здесь не годятся, в особенности для тех, у кого бабушка была, а стульчика не было.

Рассуждать о фотографии вообще легко и приятно. Предмет разговора настолько многосторонен, что сказать можно все что угодно, — любой пассаж будет казаться умным и глубокомысленным.

Гораздо труднее сказать что-то разумное об отдельной фотографии, если, конечно, говорить о ней и только о ней. То есть только о том, что реально существует на фотобумаге, а не в сознании говорящего. Для этого следует рассмотреть не то, что изображено на снимке, а то, как это изображено. Если рассматриваемый снимок имеет отношение к композиции, говорить следует главным образом об этой конкретной композиции и ни о чем другом. Слова «автор в данной фотографии применил следующие изобразительно-выразительные средства: свет, перспективу и выделение главного резкостью» имеют такое же отношение к фотографии, как анкетные данные к живому человеку.

Итак, понимая всю меру лежащей на нем ответственности, автор переходит к изложению своих соображений, бережно неся на руках то самое «почти» из первой фразы, чтобы не разбить его по дороге.

Смотрите также другие учебные пособия по фотографии:

Б. Петерсон. Как снимать шедевры с помощью фотовспышки. Сила освещения.
Как сделать портрет Монте.
Михалкович В. И. Стигнеев В. Т. Поэтика фотографии.

Интервью с Александром Лапиным — 30 Дней Фотоприключений — LiveJournal

Трудно представить себе человека, интересующегося фотографией, который бы не знал имени Александра Лапина. Очень многие это имя связывают с книгой, изучение которой стало для них серьёзным толчком в творчестве. Для других Александр Лапин – это талантливый фотограф, чьи работы стали украшением коллекций галерей и музеев в разных странах мира. Для третьих он — незаурядный педагог, влюблённый в фотографию. И не имеет значения к какой группе причисляете себя вы. Ясно одно – знакомство с Александром Лапиным способно изменить ваше отношение к фотографии, к искусству, к себе…


Александр Иосифович, есть ли такой вопрос, который вам всё время задают ученики, журналисты, и задают настолько часто, что на него уже надоело отвечать?

Да, это вопрос, который часто задают начинающие. Они говорят: «Ну, дайте нам ключик, ключик к счастью. Чтобы снимки были как у Брессона». Я говорю, что ключика нет. А они удивляются: «Своим-то вы даёте… Мухину-то, наверное, дали». Я пытаюсь объяснить, что нет такого ключика и быть не может, просто нужно работать. А мне не верят.

Многим кажется, что можно простыми словами объяснить, почему вот эта фотография шедевр, а вот та – нет. Но, к сожалению, это не так. Мне бы очень хотелось, и я долго искал ответ на этот вопрос, и не мог найти, мучился от своего бессилия. И в этом самая большая драма, которую я пережил.

Когда я вижу исключительную фотографию, я подпрыгиваю на стуле от счастья, и больше ничего.

Если вам кто-то пытается объяснить, почему вот эта фотография так хороша и чем именно она хороша, гоните его в шею, потому что объяснить это нельзя. Этот кто-то или дурак, или лжец. Для понимания этого нужны годы тяжелой самостоятельной работы.

Меня интересуют выдающиеся снимки. Ведь специфика фотографии в том, что исключительный снимок может возникнуть как бы помимо воли автора, случайно. Я нахожу такие фотографии, это моя цель и моя работа. Получается, что я как бы «выковыриваю изюм из булочек».


Андрей Турусов. Семья. 1987

А по каким качествам можно разглядеть талантливую фотографию, почувствовать талант фотографа?

Что такое талант фотографа? Во-первых, это, безусловно, умение видеть. А что называется умением видеть? В первую очередь это большая культура: это знание и литературы, и театра, и кино, и всего на свете, чтобы понимать, какая жизненная ситуация представляет собой интерес, а что неинтересно. Умение видеть и понимать, что интересно, что надо снимать, а что можно и не снимать, что является штампом, а что будет плагиатом, — всё это очень важно.

Кроме того необходимо умение представить себе реальную сцену как плоскую фотографию на мониторе, на отпечатке и т.д., потому что это совсем не то, что было в жизни, это другой мир и совершенно другие измерения, а там уже другие законы. И это тоже надо уметь, потому здесь умение видеть уже другое.

Есть рамка кадра, и в этой рамке или всё устроено очень хорошо и ничего лишнего нет, а есть всё необходимое, или наоборот всё в ней никак не организовано, и рамка может двигаться в любую сторону. Это и есть умение видеть определенную организацию внутри рамки, иначе говоря, композицию.

Необходимо умение общаться с людьми, находить контакт. Ведь для многих снимать людей невыносимо трудно, да и мне было трудно всю жизнь. Ну, и, конечно, самокритика – это обязательное качество. Вот так сегодня снял что-то, бегаешь, прыгаешь от радости, хочешь всем показать, облагодетельствовать мир. А ты подожди недельку, а лучше лет пять. Подожди, фотография хуже не станет, а если кто-то сделал такую же, значит, ты не опростоволосился. Иными словами, необходимо забыть свои ощущения при съёмке, превратиться в зрителя и воспринимать только то, что реально существует в изображении.


Александр Лапин. Женская сумка, из серии «Поцелуй», 1983

Вы говорите об умении понимать, что именно может быть интересным. Интересным для кого?

Если цель кому-то понравиться, значит нужно думать о том, что могло бы быть интересным тем, на кого ты рассчитываешь. Это достаточно просто. Правда, Брессон по этому поводу очень хорошо сказал: «Чтобы понравиться другим, нужно сначала понравиться самому себе». А понравиться себе – это почти невыполнимая задача, если совесть есть, самокритика, конечно же, и если не обманываешь сам себя. Вот об этом надо думать.

Необходимо очень критическое отношение к своим фотографиям, надо всё проверять тысячу раз, никому не верить, и мне, кстати, в том числе.

Александр Иосифович, а стоит прислушиваться к критике? И к какой критике имеет смысл прислушиваться?

Прислушиваться стоит ко всему. Вот меня, например, постоянно в интернете поливают грязью, но всё равно я периодически это читаю. Потому что, мне нужно разобраться. Если читатель чего-то не понял в моих книгах, возможно, я плохо объяснил, не нашёл убедительных примеров. Если он с чем-то не согласен, я должен найти причину. Во всяком случае, я должен как бы встать на его место, представить, как он мыслит, что именно не понимает и почему он этого не понимает.

Прислушиваться надо к любой критике, а верить… Вот с этим сложнее. Просто слепо верить кому-то и чему-то в этом мире нельзя, потому что на каждое утверждение найдётся прямо противоположное, такое же обоснованное мнение, с теми же терминами. Нужно всё проверять самому, работать со своим архивом, работать с фотографиями, анализировать, возвращаться к тому, что снял, выкидывать брак.


Александр Лапин. Мать и дочь, из серии «Поцелуй», 1987

Вот что, например, значит «мне нравится моя фотография»? Это значит, что у меня в голове есть готовые образцы, и она им соответствует. А может быть и так, что ты что-то снял, случайно нажав на кнопку. И тогда уже возникает много вопросов, потому что фотография эта не похожа ни на что. И здесь, я всегда говорю, что если человек её стирает, он попадёт в ад. Это могло быть шедевром, а ты его уничтожил. Вот это страшно.

В фотографии очень велика роль случайности, и можно снять то, чего ты не ожидал и сам не понимаешь. В своей книге я говорю о «законе слабого сигнала». Нужно откликаться на слабые сигналы, а не на сильные: «О, какой я молодец, какой я снял кадр!»… Подожди, пусть эта фотография полежит… А вот эта фотография какая-то непонятная, и вот её-то убирать нельзя ни в коем случае. Возможно, что до неё нужно просто дорасти. И это очень важный момент.

А можно ли научить видеть это?

Это сложный вопрос…

Вот приходит человек, пусть он только вчера купил камеру и не дорос до настоящей фотографии. Я прошу показать мне снимки. Чтобы он там ни снимал, свою жену, собачку, ещё что-то, мне не важно. Мне важно как он строит кадр. И не на одном, не на двух снимках, которые кто-то выбрал за него, а на сотне. Так можно увидеть, есть ли у него какие-то способности к визуальному мышлению или нет. И если они есть, тогда его можно чему-то научить. А многих бесполезно учить, так же как невозможно научить человека музыке, если нет музыкального слуха.

Есть визуальное мышление, есть вербальное мышление. И это просто разные типы людей. И получается, что у одного много способностей, у другого меньше, а третий не способен совсем. Но фотография бывает разная и каждый может себя в ней реализовать.

Но ведь совсем не обязательно всем заниматься искусством. Если все начнут заниматься искусством, это будет страшный мир. Так же, как если сделают компьютер, в котором будут заложены рифмы к любому слову, и приходя в магазин ты пятистопным ямбом, будешь просить отвесить полкило колбасы… Это было бы ужасно.


Александр Лапин. Долгий разговор, 1981

Но очень многим хочется заниматься творчеством….

Но творчество – это не искусство. Тяга к творчеству заложена во многих, понимание искусства дается единицам. Творчеством может быть умение красиво одеваться или красиво готовить обед. Но это еще не искусство. Искусство по определению – вещь совершенно бесполезная. А обед нужен, чтобы есть, интерьер — чтобы комфортно было в нём жить, форма чайника нужна такая, чтобы вода раньше времени не выливалась. А искусство – вещь бесполезная, и в этом его пафос. Понимаете, утилитарно бесполезная! Но жизнь немыслима без него, потому что человек становится человеком только тогда, когда его душа разбужена искусством.

Можно развить в какой-то степени способности, если, конечно, они были изначально, и этим помочь человеку, указав ему путь. Но творчеству и пониманию искусства научить невозможно. Оно должно, спрятавшись, сидеть в человеке и при благоприятных условиях выпрыгнуть наружу, как чёртик из шкатулки. Создать подобные условия – вот, в чём я вижу свою задачу.

Любой снимок, который мне приносят, сделан раньше и без моего участия. Я делаю свой выбор, переживаю и радуюсь чужой удаче. Моё дело – выбирать и оценивать. Например, свою потрясающую девочку на шаре Геннадий Бодров снял до того, как начал у меня учиться. Мне оставалось только восхититься и постараться объяснить ему, что это шедевр и теперь жизнь его должна кардинально измениться. На счастье, его это не испортило. Но, сколько же раз я слышал в те годы «Что ты в нём нашёл? Только время зря тратишь».


Геннадий Бодров. Старая лестница, 1978

Научить делать шедевры невозможно, они рождаются на небесах. Главная трудность – понять, почему именно эта фотография была названа шедевром. И вообще – что же это такое «шедевр» и чем он отличается от рядовой фотографии. Никакие объяснения, никакие доводы здесь не помогут.

Надо понимать, что фотография бывает разная: научная, медицинская, документальная, полицейская и т.д. Я же занимаюсь очень узким сектором, и всего, конечно же, в нём не уместишь. Я исследую художественную, а лучше сказать «художническую» фотографию, где форма, организация – это главное. И в этой форме, возможно, выражено содержание.

Изображение жизни на фотографии так же бесконечно многообразно и непостижимо, как и сама жизнь. Это можно сравнить с литературой. Сколько у нас классических сюжетов? Девять, десять? А сколько миллионов книг, рассказов, романов, которые пишут и пишут, и нет этому конца и края? А всё потому, что нельзя написать, например, заключительную книгу о любви. Потому что в каждом случае свои особенности, своя история и свои нюансы. Точно так же повторяются вечные темы в фотографии. Так что обсуждать изображённое, не учитывая само изображение бессмысленно. Не так важно ЧТО снято, гораздо важнее КАК это снято.


Геннадий Бодров. Дерево, 1996

Представьте, когда человек смотрит на фотографию, он видит в ней окно в мир, и там какое-то событие, сюжет. И когда он говорит об этой фотографии, то говорит только о том, что происходило в реальности.

Например, там мужик бьёт женщину. Каждый приличный человек знает, что женщину бить нельзя. Вместе с тем, один скажет: «А я возвращаюсь домой и каждый день бью». Второй скажет: «А я её один раз так побил, что потом у нас родилась двойня». Кто-то скажет, что правильно, надо их бить, сволочей. И что здесь обсуждать, когда у каждого своё мнение?

Вот так и возникают люди, которые говорят о фотографии, будто по телефону. Таким людям можно фотографию и не показывать, просто рассказать, что там на ней изображено. Тогда кто-то из них скажет: «Да, я всё понял». То есть, он о фотографии не говорит ни слова, потому что он её не видит, и видеть ему её не нужно.

Но и когда видит, он тоже не видит. Он не видит её конкретности. Что значит «мужчина бьёт жену»? Ведь это могут быть тысячи вариантов изображения. Может быть, он так её бьёт, что на самом деле любит, а возможно, так целует, что на самом деле ненавидит. И может быть, из изображения это явствует, а для этого человека такое содержание закрыто, и он воспринимает только сюжет. Что с таким делать? Да ничего…

Кстати говоря, сегодня большинство критиков тоже этим страдают. Причём не только в фотографии, но и в живописи то же самое. Вам рассказывают, сколько детей было, допустим, у Брейгеля, сколько братьев, за сколько продали его последнюю картину на Sotheby`s, всю эту ерунду.

А человеку, который пишет о фотографии, надо дать в руки конкретную фотографию и попросить сказать о ней больше ста слов. Но именно про неё, про конкретную фотографию, а не про то, что там изображено. Не скажет. Это действительно трудно, потому что этому не учат, нет образования, нет культуры, ничего этого нет.

Вообще в целом идеал для меня – это фотография умная, которая может быть как документальной, так и художественной. То есть, правда и красота – это две ноги, на которых стоит фотография. А на одной ноге далеко не уйдёшь.


Александр Лапин. Колесо, 1984

Если говорить о журналистике, о фотожурналистике, то, насколько мы понимаем, сейчас её преподают только в МГУ?

Сейчас фотожурналистика в МГУ – это не журналистика, а профанация. Кроме того, фотожурналисты, бильд-редакторы и фотохудожники в список профессий, для которых возможно высшее образование в России, не входят. Иными словами, таких специальностей нет вообще. А если нет профессии, то и институтов таких нет и быть не может. Для того чтобы сделать такой институт, надо десять лет жизни отдать, чтобы по всяким министерствам ходить, разрешение спрашивать, программы разрабатывать и т.д. Нет такого высшего образования вообще.

У нас есть Институт Культуры, где готовят руководителей фотокружков, есть ВГИК, который готовит операторов, из которых самые неудачливые становятся фотографами, но и там не учат творчеству.

А ещё есть ЖурФак МГУ, где я отработал пятнадцать лет и больше уже не могу, бесполезно. Многие люди, которые туда поступали «готовыми», например, С. Шахиджанян и другие, уже работали в Коммерсанте и других изданиях, и им просто нужна была корочка. А снимать там никого и не учили. А как можно научить, если у меня, например, было одно занятие в неделю? Для того чтобы фотографа научить, нужно проводить пять занятий в неделю по пять часов каждое.


Наталия Харламова. Из серии «Другие дети». Тверская обл., 2010

Александр Иосифович, как вы считаете, у нас когда-нибудь появится фотографическая школа на уровне Высшего образования?

Откуда вообще это берётся? Например, на Западе есть конкуренция между журналами. Там есть недостижимые вершины, такие как «Life» или «National Geographic». И там идёт борьба за фотографа, за хорошие фотографии, особенно за хорошего бильдредактора. Его нужно взять к себе, чтобы журнал был лучше других. У нас же такого нет, также как и культуры у зрителя тоже нет.

А как можно влиять на культуру зрителей?

Неподготовленный зритель воспитывается на хорошем журнале, которого у нас, к сожалению, тоже нет. Нельзя же журнал «Foto&Video» всерьёз назвать хорошим фотографическим журналом. Или, например, «Русский Репортёр» – единственное место, казалось бы, где показывают свои фотографии люди, которые снимают настоящую жизнь. Но то, что там происходит, то, как отбираются фотографии, как монтируются, говорит о том, что они ничего не понимают в фотографии, абсолютно ничего.

Должен быть журнал, должна быть теория, должны быть люди, которые пишут разумные вещи, должна быть культура, должны быть выставки. А в Москве из 100 выставок на 98 просто даже идти незачем. Скажи мне, кто делает выставку, и я скажу, идти на неё или нет. К сожалению, всего этого нет. И нет в этом потребности.


Эмиль Гатауллин. Москва, 2003

Вот я вам самую главную тайну хочу открыть: нет в этом мире ничего более простого, чем процесс фотографирования. Даже когда человек учится писать, это требует больших усилий, надо научиться буковки выводить, а для фотографирования надо купить камеру, запомнить, где находится кнопка, попросить продавца поставить программу и больше ничего не надо. Это с одной стороны. А с другой стороны нет ничего более сложного, сложного для понимания содержания, для анализа композиции, чем фотография.

Фотография гораздо сложнее литературы, потому что в литературе действие развивается, есть причины и следствия. Здесь же только один момент жизни. Как в этом одном моменте уместить какое-то содержание, какими средствами? Фотография немая. Она практически ничего не говорит. Как это сделать? Это же чудо из чудес!

Фотография гораздо сложнее, чем живопись, потому что живописец не связан с натурой, он не перерисовывает, он собирает образы. А на фотографии всегда есть лишние детали, всегда какие-то подробности, и с ними нужно бороться. И это просто фотография, а если говорить об искусстве фотографии, то это вообще запредельная сложность. Язык изображения очень сложен. Там нет подписи «на этой картине вы видите…», там ты сам должен понимать. И это очень сложные вещи, которым нигде не учат.

Как ни печально, но то же самое происходит и на Западе. Когда-то мы сидели в Советской России и думали: «Вот там, на Западе есть культура фотографии, там Брессон, там Куделка». Позже, когда я впервые оказался за границей в Финляндии, я стал свидетелем замечательного примера их политкорректности: сидит профессор, к которому студент пришёл с листом белой бумаги. Они его рассматривают и говорят: «Да, в этом что-то есть»…

Мне довелось увидеть несколько европейских институтов, там учат по-другому. Там, если человек заплатил за учёбу, то ему должны дать какие-то знания. Дают детскую фотографию, потом свадебную, полгода или год фотожурналистику, потом десять лекций по композиции, по истории искусств и всё… Он закончил, он фотограф, и он может зарабатывать деньги. И больше ничего.


Александр Лапин. Дорожка, 1981

Но, бывают же самородки?

Бывают, конечно, но большая часть этих самородков умирает, не имея понятия, что в них спит талант фотографа, потому что никто им не объяснил, не сказал, а сами они и не знают. Вот мне повезло с Геннадием Бодровым, он сам нашёлся, приехал, хотел учиться. Это был самородок на голом месте: ни образования, ни культурной среды, ничего. Зато был талант.

Это вообще было то время, когда открывалась дверь, приходили какие-то люди, которые хотели учиться. И вот он учился. И ещё был Толя Черей из Свердловска. И удивительная судьба: сначала умирает Толя Череей от рака, а потом погибает Бодров…

Александр Иосифович, расскажите про вашу школу.

Что такое «школа Лапина»? Во всяком случае, это не конспект заученных лекций, повторяющихся из раза в раз, и не единожды разработанная программа. Это всегда экспромт и необычайное напряжение всех сил.

Я учитель, но, как ни странно, для учёбы я ищу не тех, кто снимать не умеет, а совсем наоборот. Меня интересуют те, кто прекрасно, даже лучше меня умеют это делать, но пока ещё не знают, как отличить «хороший» снимок от выдающегося, банальный от умного, красивый от некрасивого. Я не учу снимать. Цель обучения другая: понимание специфики и языка фотографии, знакомство с классикой, работа после съёмки, самостоятельный анализ отснятого материала. Нужно снимать как можно больше и надеяться на удачу, повременить с деньгами и славой, искать и найти свою тему.


Сергей Пономарев. Киргизия, 2007

Научить нельзя, но научиться, то есть, научить себя – можно. Вот это главное. Каждый приходит к пониманию фотографии самостоятельно, сам ищет и сам проходит свой путь.

Фотография, на которую я ориентирую учеников, имеет определённые особенности, определённые задачи, у неё свой язык. Хочешь ею заниматься, тогда надо знать вот это, понять то, уметь другое, прочитать следующее. А самое главное — пожертвовать многим на этом долгом пути. Если не хочешь, есть и другая фотография.

Школа творческой фотографии была нужна для того, чтобы найти талантливых людей. А они находятся очень плохо. Для одних это лишние сложности, а другие просто сидят где-то там и боятся, а вдруг я их заругаю. И это очень обидно. Время изменилось, я не учу зарабатывать деньги фотографий, а большинство интересует только это.

Совсем скоро в сентябре у нас возобновляется курс лекций «Одиннадцать тайн фотографического изображения», и было решено сделать пять бесплатных мест. Пятерым слушателям даётся возможность посещать лекции бесплатно. Но для этого нужно, конечно, прислать свои работы. Много обращений от русскоговорящих фотолюбителей из разных стран, от Америки до Израиля. Думаю организовать консультации и для них тоже.


Павел Смертин. Бабушка, 1997

Александр Иосифович, книга «Фотография как…» остаётся обязательной к прочтению? На сайте написано, что желательно перед обучением в школе прочитать эту книгу.

Естественно, а как же иначе. Это такая книга, которую имеет смысл читать, а потом ещё и много раз перечитывать. Да и материала на сайте Lapinbook.ru тоже надолго хватит: прочитать всё, понять всё, проанализировать.

Но главная проблема в том, что книга написана для подготовленных фотографов, а они её не читают. Зато читают начинающие. Это мне, конечно, больно. Книга «Фотография как…» предназначена тем, кто уже освоил технику, занял первое место на конкурсе, принял участие в выставке, опубликовался, прошёл все этапы, и начинает мучиться: «Что же такого у этого Брессона, почему он может, а я не могу? А что такое настоящее искусство? Куда двигаться?». Вот в этом «куда двигаться» книга и может помочь тем, для кого это жизненно важно.

Сейчас я книгу переписываю, воду солью, что-то буду объяснять более наглядно. Но одновременно в ней будет и такое, от чего книга станет гораздо сложнее.


Александр Лапин. Дом образцового содержания, 1980

Давайте поговорим про «Открытые уроки», которые вы проводили на Lapinbook.ru, а теперь ведёте на сайте Школы творческой фотографии.

Когда я придумал «Открытые уроки», ничего подобного ещё нигде не было. Сначала на сайте всё кипело и бурлило: собрались умные люди и писали умные вещи. А потом со временем они решили больше не подставляться и перестали писать, а всякие, не скажу кто, пишут и по сей день… Знаете, как это бывает, проходя мимо и ни о чём не думая, оставил кучку слов, а ты ищи в этом смысл. И это печально…

Примерно то же самое сейчас происходит с «Открытыми уроками» на Lapin-School.com. И уже даже жалобы есть: «Что вы нас мучаете? Вы поставьте вопрос и дайте ответ, а мы прочитаем и пойдём дальше. Чего напрягаться-то!» Многие ведь не понимают, что если не напрягаться, то ничего и не получится. Вот человек зашёл на сайт и воспринимает всё происходящее как викторину, в которой нужно просто угадать правильный ответ… Для меня это совершенно непонятно: опубликован открытый урок, выложено много разных комментариев, я что-то подсказываю и стараюсь помочь, идёт какой-то диспут, а он этого всего не читает, а просто пишет «А вот мне кажется так», и всё! Просто «угадайка» какая-то! Ну, ты хоть посмотри, что другие люди написали, что я там написал. А зачем? Так что всё это очень печально…

Александр Иосифович, вы сказали, что книга «Фотография как…» прежде всего, адресована опытным фотографам. А что вы можете посоветовать начинающим?

Начинающим, прежде всего, надо изучить технику, конечно. Школ сейчас достаточно, там есть достаточно сильные преподаватели, которые покажут, расскажут про управление фотоаппаратом, как поставить свет и прочие вещи. Этот этап надо обязательно пройти.

Надо выбирать себе компанию, в частности, сайты или сообщества не равных, а более сильных, чтобы это тебя как-то мобилизовало, чтобы ты не успокаивался. И самое важное – не повторять то, что делают другие, и никоим образом не стараться походить на кого-то, а искать своё, делать нестандартные вещи. А это сложно, потому что стандарты и штампы обступают со всех сторон.

А стандартов этих много. Ну, вот, например, такая тема: реклама на автобусной остановке, там женщина загорает, а здесь зима, старуха мёрзнет. Любой человек с фотоаппаратом, проходящий мимо, снимет это. Но, это же настолько легко, что, я считаю, нужно просто запретить вообще где либо это показывать. Если уж ты очень хочешь это снимать, то сделай это лучше всех. Но для того надо будет просмотреть 10 миллионов подобных карточек, или вообще такие вещи не снимать.

Самое главное – это не останавливаться на том, что тебя кто-то похвалил и что-то сказал, а понимать, что впереди ещё многое. Ну и ориентироваться. Слава Богу, в интернете кроме мусора есть ещё что-то толковое, и всё это открыто.

Фотография – это болезнь, и у неё есть разные стадии. Человек покупает аппарат, кошечку снимает, жену снимает, ему всё нравится. Потом он понимает, что у других это получается лучше. Он смотрит снимки других, сравнивает и понимает, что всё дело в объективе. Ну, конечно же, только в объективе! Тогда он покупает новый объектив. Через какое-то время, если он не совсем утомился умом к этому моменту, он понимает, что ничего не изменилось. Проблема в чём-то другом. И болезнь эта постоянно прогрессирует. И есть уже неизлечимые люди, для которых фотография стала жизнью. Вот с такими людьми я бы хотел встречаться.

Кроме фотографов есть ещё интересные люди: актёры, писатели, поэты, врачи, инженеры, физики и другие. Вот с ними надо общаться, а общение с фотографами – это обычно цеховые интересы и разговоры о том, кто какой камерой снимает. За небольшим исключением, фотографы – малообразованные, самодовольные и неинтересные люди. Так что надо просто читать, расти, заниматься своей культурой. Я себе не представляю, как человек, который не понимает театр и живопись, будет делать замечательные фотографии…


Александр Лапин. На лестнице, из серии «Поцелуй», 1981

Многие фотографы советуют новичкам смотреть чужие хорошие работы…

Рассматривать чужие работы для одного будет полезным, потому что он извлечёт из этого уроки, а второй просто начнёт копировать, а третий перестанет снимать. Это индивидуально. Можно обклеить комнату фотографиями всех времён и народов, и ничему не научиться. Вот же в чём дело. Потому что это не метод обучения. Единственный метод обучения, в рамках которого я строю практические задания, – это сравнение нескольких фотографий. Можно найти дубли великого мастера, которые он снял до этого снимка, потом после этого, и понять, почему и чем этот кадр лучше.

Возьми фотографию, попробуй её скадрировать иначе, попробуй изменить что-то, сделать что-то немножко темнее, немножко светлее, желтее, синее. Положи рядом варианты, смотри и пытайся почувствовать, именно почувствовать, а не понять, не думать. Вот это учёба, потому что это умение видеть. А когда человек будет обладать этим умением, то оно ему понадобится и при съёмке. И для такой тренировки можно использовать ФШ. Вот такой вот анализ.

Но анализировать нужно не головой, а глазом. Вообще слово «подумав» калёным железом надо выжигать. «Подумав» – это вообще запрещено, потому что голова здесь не причём. И нужно думать не головой, а глазом. Есть легенда о скульпторе, который специально стачивал свои пальцы о наждак, чтобы, когда он ощупывал модель, они были сверхчувствительны. То же самое касается и глаз. Надо чувствовать…


Александр Лапин. Бюст, 1983

Получается, что хорошая фотография основана на интуитивном чутье фотографа, основанном на каких-то знаниях, на каком-то опыте, на знании правил композиции?

Никаких правил нет! Меня замучили уже с этими правилами, о которых, якобы, я написал книгу. Покажите мне в книге хоть одно правило. Я отдам вам гонорар за все 8 лет. Я этого не боюсь, потому что там нет ни одного правила.

Нет правил как писать стихи, и нет правил как рисовать картины. Правил нет, есть настоящие стихи и настоящие картины. К этому надо стремиться, но не всякому это дано.

Нужно научиться воспринимать. Ну как человеку объяснить, что вот эта музыка настоящая, а та – плохая. Он сам должен постараться, какие-то меры принять, чтобы слушать, чтобы сравнивать, чтобы, в конце концов, понять и почувствовать, что является шедевром, а что нет.

То же самое и в фотографии, тем более, что миллиарды снимков рождаются каждую секунду в мире. Так что важны не правила, а умение видеть, видеть при съёмке и видеть уже на готовом отпечатке, видеть и только потом переводить это в слова.

Повторение – это не метод, потому что повторить ничего нельзя. Ведь композиция зависит от сюжета, от темы, от того, что происходит. Так что перенести одну композицию на другой материал невозможно. Композиция каждый раз создаётся заново. Объяснить это довольно сложно.


Александр Лапин. Казанский вокзал, 1982

Правил нет, есть законы. Есть законы восприятия, которые справедливы для всех людей, живущих на земле, и для левшей, и для китайцев, и для японцев, и для всех остальных. У каждого человека есть два полушария: левое и правое. Левое аналитическое, правое творческое.

Правый глаз связан с левым полушарием, поэтому если вы его закроете, у вас появится слепая зона, а то, что находится в этой зоне, попадает исключительно в левое полушарие. Левый глаз связан с правым творческим полушарием.

Это законы восприятия. Или, например, восприятие зеркальной симметрии, восприятие равновесия и неравновесия, восприятие ритма. Есть какие-то законы, которые основаны на психофизиологии человека. Но это тоже не правило, потому что может быть равновесие, а может его и не быть, и я пишу об этом в книге. Если есть для того основания, то и равновесие тоже нарушается.

А правила – это «закон третей», «золотое сечение»… Я всё никак не напишу статью, чтобы убить этого дракона. Но на лекции я это читаю.

Александр Иосифович, а кого нужно выбирать в учителя?

Хороший вопрос. Ответ единственный: выбирать нужно такого учителя, заглянув в глаза которому, ты веришь. Интересно то, что сам учитель может и не снимать. Учитель музыки может сам не выигрывать конкурсы имени Чайковского, но учить. Но если в дополнении ко всему он и играет, и снимает, и карточки у него есть, то это совсем неплохой вариант.

В обучении главное – это смотреть в глаза друг другу. Поэтому я против заочного обучения. Нужно не слова слушать, а в глаза смотреть.

Вообще о фотографии написано столько книг, где всё сказано и ничего нового не придумаешь. Но толку-то от этого мало. Словами можно объяснить всё, что угодно. Но слово изреченное есть ложь. Конечно, на человека действует авторитет автора, но этого мало. Надо искать другие методы.

Мой идеал – Алексей Бродович, у которого учились такие знаменитые фотографы, как Ирвинг Пенн, Хиро, Ричард Аведон и многие другие. Кстати, сам он был дизайнером и бильд-редактором, хотя немного фотографировал.


Александр Лапин. Девочки, 1980

А кого вы считаете своим учителем?

У меня не было человека, который со мной занимался. Были люди, которые на меня повлияли, какие-то фотографы, которые чем-то удивили, на что-то натолкнули своими фотографиями. Но настоящего учителя не было, если не считать Картье-Брессона, который об этом ничего не знал.

Это был, конечно, другой век. Не было ни больших денег, ни возможности опубликоваться. Было одно упрямство и желание. Всеми силами я старался понять что-то самое важное, читал всё, что мог найти по искусству, по психологии. Мне повезло, что были умные люди, которые меня в этом поддерживали, помогали. Ведь у меня ни одной настоящей карточки в то время не было. И я понимал не больше тех начинающих, которых сегодня не возьму учиться.

Должен признаться, в то время много самых разных фотографий потрясали меня. Среди них и такие, на которые я сегодня и смотреть бы не стал. Так что, никаких шансов у меня, конечно, не было. Мне просто повезло, одним неудачником больше не стало. Но это случилось через 20 лет.

Естественно, на меня повлияли какие-то фотографы. Один из первых был Александр Слюсарев. Он меня удивил, потряс тем, что, снимая стенки, тени, лужи, делал очень интересные вещи. Благодаря ему я понял, что важна не тема, не проблема и не литература, а просто картинка сама по себе. Так что, какое-то время я ему подражал. Но это длилось недолго.

Потом была встреча с фотографиями Ляли Кузнецовой и, особенно, Владимира Сёмина. Это непостижимый для меня человек. Через много лет я познакомился с литовским фотографом Витасом Луцкусом. Для меня это было большим потрясением. Но ещё больше меня потрясла встреча с Йозефом Куделкой.


Александр Лапин. Лесенка, 1986

Александр Иосифович, а есть ли такой вопрос, который вы хотели бы, чтобы вам задали, но так никто до сих пор и не задал?

Надо подумать. Наверное, это был бы самый банальный вопрос: «Можно ли назвать вашу жизнь счастливой?» Ответ: можно. Потому что пришло понимание искусства, а это такие горизонты, такие фантастические миры. Всё, что было найдено, конечно, потребовало больших жертв. Но написана книга, есть ученики, ну что ещё нужно?

Обычно ещё спрашивают: «Что бы вы сделали, если бы вам дали прожить эту жизнь ещё раз?» Всё то же самое. Меньше бы, наверное, бросал женщин, детей, глупостей бы меньше делал, подлости бы не делал, за которые стыдно и по сей день. Но как было всего этого не делать? Все делают по глупости и молодости… Но фотографию не предавал никогда. И делал её не для чего-либо, а ради неё самой. Ради Фотографии.

Фотограф, исследователь фотографии, педагог Александр Лапин

В интервью принимали участие romashka7, vikont_mart hemool_lost_out

Большая иллюстрированная версия интервью с Александром Лапиным
Тема дня с Александром Лапиным

Послесловие. Шедевры от А.И.Лапина

В Манеже открылась ретроспектива Александра Лапина «Ускользающее время»

В Манеже открылась ретроспектива Александра Лапина «Ускользающее время» – визуальный манифест одного из главных советских фотографов и теоретиков, умершего в октябре 2012-го.

Александр Лапин бился над вечными эстетическими вопросами: почему одна фотография – шедевр, а другая – сомнительное украшение бабушкиного альбома? Что общего у мини-портрета из паспорта, газетного снимка и произведения высокого фотоискусства? В какой момент фотограф перестает бездумно транслировать информацию и становится творцом, равным Тициану и Рафаэлю? Для Лапина каждая фотография – это черный квадрат, способный вобрать в себя все мыслимые и немыслимые интерпретации.

За двадцать лет поиска ответов Лапин написал учебник-бестселлер «Фотография как…», в котором с педантизмом анатомировал природу и психологию фотографии, расчленил классические образцы и

заложил фундамент отечественной теории – вслед за американкой Сьюзен Зонтаг, автором фотографической библии «О фотографии».

Лапин как теоретик-идеалист — властитель дум и педагог, который с годами взял на себя роль неистового критика, бичующего расплодившийся интернет-дилетантизм, — оказывается сильнее Лапина-фотографа.

Лапин-педагог в 1980-х организовал студию художественной фотографии в ДК МГУ и провел первую молодежную выставку. В 1987-м, правда, его оттуда триумфально уволили из-за выставки Игоря Мухина, снимавшего панков и хиппи (его герои гогочущими стаями ходили на Воробьевы горы посмотреть на свои портреты). Через несколько лет Лапин вернулся в университет – читать лекции по фотожурналистике на журфаке, а позже создал собственную Школу Лапина для таких же, как он, интеллектуалов-искателей.

Лапин-фотограф был самоучкой, восторгался работами классиков — Анри Картье-Брессона, Юджина Смита и Андре Кертеша, искал лирику в повседневности – снимал обшарпанные стены, парочки, затерявшихся среди архитектурных нагромождений советских дворов, и освещенные солнцем лестницы.

Ретроспектива «Ускользающее время» в Манеже – набор иллюстраций к его теоретическому манифесту.

Здесь есть знаменитая серия «Поцелуи», портреты угрюмых советских обывателей, вполне узнаваемые декорации жизни 1980–90-х – всё то, что в своей книге он называл «пластическими драмами и комедиями».

Минималистичными снимками, на которых запечатлены испещренные трещинами стены зданий, Лапин объясняет, почему художник и природа – соавторы.

Хмурых стариков он рифмует со «Слепыми» Брейгеля, утверждая, что фотография может и должна конкурировать с картиной.

Такими снимками, как «Дом образцового содержания», иллюстрирует свой «закон слабого сигнала» – едва ощутимое желание сфотографировать, например, бредущего по улице человека, которое ценнее бессильных плодов умозрительных размышлений о композиции кадра.

В каждой фотографии Лапину мерещилась целая эстетическая система. И это еще один постулат его теории, который аскетичная выставка в Манеже доказывает сполна:

фотограф не тот, кто вовремя нажал на кнопку, а тот, кому хватило вкуса и ума оставить два-три удачных кадра.

Фотография, по мнению Лапина, должна быть уравновешенной и цельной, как онегинская строфа. Он не признавал эффектных визуальных жестов и экспериментов с формой, в которых, возможно, видел дисгармоничный и перекореженный крученыховский «дыр бул щыл».

Впрочем, главным аргументом Лапина был его собственный стиль – в своих снимках легкость изложения он соединяет с математической точностью композиции.

На черно-белой фотографии «Велосипедисты», например, две фигуры разделяет темная дверь полинялого здания, которая зарифмована с несколькими черными окнами, – всё по закону перекрестной рифмы.

Однако его лирические снимки, подчиненные диктату холодной логики, воспринимаются скорее рассудком, чем на уровне эмоций.

Теория Лапина противоречива и не всегда понятна с первого раза – поэтому он так боялся и отчаянно крушил профанов, не обремененных сложным мировоззрением, но берущихся изучать его книги.

Однако именно он создал язык, с помощью которого сегодня можно говорить о фотографии, не прибегая к его западным заменителям.

При этом Лапин не был «неистовым Виссарионом» от теории фотографии – скорее уж Пушкиным, разбавляющим исполненные педагогическим пафосом пассажи строками: «Есть такое хорошее слово — «воспарить». Так вот, если сегодня фотограф… не знает этого слова и этого состояния, то он не фотограф».

Цитаты из книги «Фотография как…» Александра Иосифовича Лапина

Если вы снимаете красивые вещи, совсем не обязательно получится красивая фотография. У нас нет средств, чтобы передать запахи или дуновения ветра.

Вместе с тем, хорошая фотография — это непременно открытие. Значит, нужно искать красивые вещи там, где их, на первый взгляд, нет. Это может быть ветка дерева, стена или луч солнца. Это могут быть листья или тени на асфальте. Наконец, это совсем не обязательно красивые и, тем более, голые девушки. Пусть оденутся.

Ценность фотографии в том, что она находит в жизни красоту и смысл. Вот этому и нужно учиться.

Александр Иосифович Лапин, из книги «Фотография как…», 2009

#4367

Композиция — это независимая от изображаемого жизнь изображения. Это внутренний диалог, который ведут отдельные компоненты, диалог неслышный и не для всех видимый. Композиционное изображение живое, его можно уничтожить, если что-нибудь подвинуть или убрать совсем.

Александр Иосифович Лапин, из книги «Фотография как…», 2009

#4366

Фотография может быть настоящим искусством постольку, поскольку сама реальность спонтанно создает некие моменты истины и красоты. Роль фотографа — почувствовать такой момент, осмыслить его и выразить в материале.

Александр Иосифович Лапин, из книги «Фотография как…», 2009

#4363

Читателю или зрителю нужно подсказать, куда смотреть, на что обратить внимание, но никоим образом не предлагать ему свое прочтение произведения, тем самым указывая, что он должен почувствовать.

Александр Иосифович Лапин, из книги «Фотография как…», 2009

#4362

Фотография может быть картиной в такой же степени, как нечто написанное красками — ею не быть. Фотография со всеми своими отличиями — такое же плоское и неподвижное изображение реального мира, как и произведения графики или живописи.

Александр Иосифович Лапин, из книги «Фотография как…», 2009

#4359

Рассуждать о фотографии «вообще» легко и понятно. Предмет разговора настолько многосторонен, что сказать можно всё, что угодно, — любой пассаж будет казаться умным и глубокомысленным.

Александр Иосифович Лапин, из книги «Фотография как…», 2009

#4356

Лапин, Александр Иосифович — Wikiwand

Биография

Работал фотографом в разных организациях.

С 1979 по 1983 преподавал в заочном народном университете искусства (ЗНУИ).

Организовал «Студию художественной фотографии» в Доме Культуры МГУ (1985-87 г.). В МГУ провёл «Первую московскую молодёжную выставку»(1986), затем выставку Игоря Мухина (1987), за проведение выставки был уволен.[1]

С 1992 по 1997 годы член комиссии по государственным премиям в области изобразительного искусства при Президенте Российской Федерации, эксперт по фотоискусству.

Как фотограф участвовал во многих выставках (Россия, Германия, Швеция, Дания, Финляндия, Франция, Швейцария, Америка, Англия), провел 5 персональных выставок в различных странах. Работы находятся в коллекциях в ГМИИ им. А. С. Пушкина, галерее The Corcoran Gallery of Art в Вашингтоне, музее «Файн Арт» в Бостоне, в частных собраниях и галереях.

Где рождается фотография? Не внутри же моего «Никона» Свет встречается с Тенью, чтобы появилось черно-серо-белое нечто, что будет волновать потом если не всех, то многих. Вот известно, великая музыка создается на небесах, а стихи пишутся кровью. Но какие небеса, откуда кровь? Фотография — это сама жизнь.

Александр Лапин, «ФОТОГРАФИЯ КАК…»

В 2003 году у Александра Лапина выходит первое издание книги «Фотография как…»[2], которое быстро становится бестселлером. В книге рассматриваются теория чёрно-белой документальной фотографии, законы фотокомпозиции, психология восприятия фотографии. Идёт разбор принципа оценки и анализа фотоизображений.

В 2006 году выходит вторая книга: «Плоскость и пространство, или Жизнь квадратом»[3].

В 2009 году в Цехе Белого на Винзаводе компания Epson и Leica представили выставку «Школа Лапина», на которой экспонировалось более 300 фоторабот самого Александра Лапина, а также его учеников (Г. Бодрова и др.)[4].

Преподавал в МГУ имени М. В. Ломоносова на факультете журналистики (фотокомпозиция и бильдредактирование, основы дизайна).

Мультимедиа Арт Музей, Москва | Выставки | Александр Лапин

В рамках 10-го Юбилейного месячника фотографии в Москве Фотобиеннале 2014 МАММ представляет ретроспективу работ выдающегося фотографа Александра Лапина, одного из самых влиятельных теоретиков фотографии и великого педагога.

Работы Лапина находятся в коллекциях ГМИИ им. А.С. Пушкина в Москве, Музее изобразительных искусств в Бостоне и Галерее искусств Коркоран в Вашингтоне, а также в частных коллекциях и галереях.Участник выставок по всему миру: в России, Германии, Швеции, Дании, Финляндии, Франции, Великобритании, США и др. В течение пяти лет, с 1992 по 1997 год, входил в состав Комиссии по государственным премиям в области изобразительного искусства. при Президенте Российской Федерации.

Александр Лапин был выдающимся историком фотографии, прекрасно знавшим принципы классической композиции и блестяще владевшим техникой съемки и печати. Его работа демонстрирует замечательное сочетание способности следовать канону и способности постоянно нарушать канон.

Начало 80-х было временем тотального застоя, но уже было предчувствие грядущих перемен. Несмотря на кажущуюся простоту сюжета, никто не мог выразить этот период так убедительно и образно, как Лапин.

Говоря о фотографии, мы в первую очередь говорим о магии света. Недаром у слова «фотография» в русском языке есть синоним — svetopis , что буквально означает «рисующий свет». Внутренняя динамика и внутреннее напряжение в образах Лапина создаются с помощью света.Такой холодный, далекий свет точно невозможно найти в работах других российских фотографов. Каждая его фотография имеет свое уникальное достоинство, каждая – высказывание не критическое, не эмоциональное, а экзистенциальное.

Александр Лапин был прекрасным педагогом, среди его учеников в разное время были Игорь Мухин, Геннадий Бодров, Александр Сорин, Павел Смертин и другие. Фотография была главной страстью его жизни, и он щедро делился этой страстью с учениками и друзьями.Лапин хорошо разбирался в фотографии и написал два теоретических учебника, которые неоднократно переиздавались: «Фотография как…» и «Плоскость и пространство, или Жизнь как квадрат».

«Наверное, даже гениальный Брессон не мог все учесть при съемке», — часто говорил Лапин. «Все это произошло позже, когда он мог выбрать изображение из десятков других или отвергнуть их все. Искусство фотографа не заканчивается в тот момент, когда он нажимает кнопку, оно только начинается.Самый сложный творческий процесс – осмысление того, что вы сфотографировали. Здесь важны культура, вкус, понимание и талант». Он санкционировал очень мало своих фотографий. Благодаря его жене и коллеге Елене Лапиной публика теперь может увидеть эти снимки в рамках Фотобиеннале 2014. Это первая масштабная выставка работ Александра Лапина в России, но, к сожалению, сам фотограф не дожил до нее. .

Московская Фотобиеннале 2014 — журнал The Eye of Photography

В рамках 10-го Международного месяца фотографии в Москве Фотобиеннале-2014 Музей Мультимедиа Искусств в Москве (МАММ) представляет ретроспективу выдающегося российского фотографа и теоретика Александра Лапина  (1945-2012).

Работы Лапина находятся в Художественном музее имени Пушкина в Москве, Музее изящных искусств в Бостоне, Художественной галерее Коркоран в Вашингтоне и ряде других галерей и частных коллекций. Принимал участие в выставках по всему миру: Россия, Германия, Швеция, Дания, Финляндия, Франция, Великобритания, Америка и другие страны. В течение пяти лет, с 1992 по 1997 год, Лапин был членом правительственной комиссии, присуждавшей награды артистам от имени Президента Российской Федерации.

Лапин был блестящим историком фотографии и обладал глубоким знанием основ классической композиции. Эту техническую виртуозность можно увидеть в работе, где он показывает, что знает правила, а также умеет их нарушать.

Начало 1980-х было временем застоя, но ощущение грядущих перемен уже витало в воздухе. Несмотря на простоту своих сюжетов, Лапин умел убедительно и метафорически выразить этот период времени и показать его, как никто другой.

Слово «фотография» прежде всего напоминает о магии света. В русском языке используется вариант греческого слова: светопис, что означает «рисовать светом». Лапин использовал свет для создания динамики и внутреннего напряжения своих фотографий. Такой же холодный и отстраненный свет вряд ли можно было бы найти в работах другого русского фотографа. Каждая из фотографий ценна сама по себе. Каждый из них представляет собой экзистенциальный дискурс, лишенный какого-либо критического мышления или эмоций.

Лапин был также прекрасным учителем.Среди его учеников были Игорь Мухин, Геннадий Бодров, Александр Сорин и Павел Смертин. Фотография была большой страстью его жизни. Он щедро делился ею со своими друзьями и учениками. Лапин написал два классических учебника по фотографии.

биография ле фото фото фото фото

Лапин Александр Иосифович — Мото и энтузиаст и монехело хахоло холонг и Секоло в Москве в фотографии. lipontšo hae li ne li tšoaroa e seng feela lapeng empa hape le Paris, Oxford, Washington.Ka lerato le bonono, one a entse sohle se matlengbakeng sa lona ho phahamiswa. Ka lebaka Lapin libuka tse ‘maloa mabapi le ho nka lifoto’ me ho fumanoa ha sekolo bona.

bongoaneng

Ka selemo sa ho qetela tsa ntoa eo an neng a ile a hlaha e ‘ngoe ea tsebahalang ka ho fetisisa Россия Лапин Александр lifoto. Москва e ile ea lapeng la hae, moo an neng a reretsoe ho qeta bophelo bohle ba hae. Moshanyana ea se nang hōletse se ntate. Ka kamoreng e ‘ngoe, e phelang kopanetsweng e le’ mè oa hae le nkhono oa, ka e nngwe — e le lelapa la basebetsi supileng.Hlooho ea lelapa ea moahelani neng ke li rata ho tsoma le ho tšoasa litlhapi, empa tse ling tse ho feta eo, ka linako tse ling lesira le koahela ka fensetere lefifing ba ile ba sebetsa tse ling boselamose. Александр hanyane e entse maikutlo ка хо са feleng ‘меня ikemiselitse биография eohle ea hae.

Ка 1959, sa pontso ka «batho lelapa» tlisoa Сокольники. Hoo e ка взрыва 300 lifoto ба tsoang linaheng tse fapaneng hlahisa mesebetsi еа добро. Ho na le ba ne ba e Shots ea thabo le masoabi, khotso le ntoa, kaofela ha liketsahalo tse ka tlatsang Batho maphelo, ‘me ho tloha eo, e ka libopuoa, litšoantšo tsa bophelo.Metso e mene ea lilemo Sasha Lapin ile tšosoa ke pontšo ena. Фото tlile le haufi le monna joaloka ha ho na bonono tse ling.

Moshanyana ea se nang agola utloisisang bohloko, le boohangata bo hlolohellwa sekolong. bafo ba bang ba rata ho ea lipalo le ea fisiks, le rasiti ea Institute Physico-Technical mor’a kabo ea mangolo bonahala haholo utloahalang le ka boomo mohato. Леха хо ле Жоало, Александр Лапин ха хо мохла ка фумана манголо. Ка 1969, о иле а ли чеса ка марохо ‘ме а нка дитокомане е ле хоре хо sebelisa ка ботлало хоре о тла хо нка лифото.

mosebetsi oa Early

Joaloka lifoto tse ngata ka botumo ba machaba, Александр Лапин ba ne ba sa fumana thuto e khethehileng. Ка автобиография hae, har’a matichere a ileng a mo reha mabitso a kang J. Smith, A. Cartier-Bresson, A. Kertesz. Qalong ea tsela ea pōpo ea, фотограф или ile a sebetsa le mefuta e fapaneng ya mekhatlo: likhoebo khoebo, lifektheri, ba ile ba nka litšoantšo Bakeng sa «tichere lapeng». Lapin itšunya-tšunya tšebelisanong mefutakwalo fapaneng: landschap, sa ntse e bophelo, nude.Qetellong, o ile a qala puo ea ho thunyana ka litsoantso la ba tloaelehileng Batho literateng tsa motse.

Фотограф kopanetse sehlopheng dipontsho ka e tummeng kamoreng e ka tlaase ka Little Georgia, 28. Ka 1985, mona o ne a tlameha la hae la pele Solo pontšo, ‘me lilemo tse peli hamorao ba hae mosebetsi oa ka lekhetlo la pele o ikela eng сейчас в Великобритании.

lipalesa tsa ya bokgabane

Re ke ke ra bolela hore ka Советский Союз bonono mofutakwalo litšoantšo ba ne ba thabela ea bokahohleng amohelana le lerato.lifoto ba bangata ba na le matla a ho полумаргинальными likarolo. Маме ре се ке ла битса ба лифото, хобане бато бана ка себеца джвало ка балебели, хо ба ле мосебетсинг ка каморенг танка капа ба тлоаэлехиле хоре бато ба ликокоана-хлоко. Ka nako e tšoanang ba ile ba ba ka ho teba kopanela lifoto ‘me le ntse le litšoantšo ka lehlakoreng la bona ka pele ha se Советский Союз,’ me bophelo ba tloaelehileng tsa Batho ba tloaelehileng, baohangata ba ne hōle le benyang. Ка 1986, о иле а фихла Москва, ле мойфо Сефиннише о иле а копана ле лифото бана ле липоно це макатсан битсоа ле «Новое цокеле».Ка 1988, мосебетси оа цона о тла оэла ка бука эа «Инаковидящие», е хатиситсоенг ка Хельсинки.

Ho tloha ka 1985, Lapin qala ho bontša ka mafolofolo mosebetsing oa bona, ‘me ho tloha ka 1979 ho kopanela ho ruta. O ile a qala ho bala lifoto ‘nete hore ka ngollano Univesithing ea Arts, ka nako eo etsa hore ea studio ka Ntlo ea Московский государственный университет ea Culture. Ho ba mofuthu haholo hamorao o ile a hopola tseo ka lilemo tse peli Александр Лапин. Фотограф o sa hopola hore ba bangata ba rata barutuoa ba hae a tsoela ka ntle ka lefatše, ‘me hamorao ka qala ho sebetsa ka kgolo toropokgolo lingoliloeng, tse ling tsa tsona bapetse moholo botumo.

Ka jagal MSU ba hlophisitse mosa ea lipontšo. Ena e ne e se хо pepesehela feletseng ка tumello Bakeng са pontšo ба tlameha хо fumana хо tloha цензоры, эмпа хо не хо се хо ле bonolo хо etsa. Фотографии bontšitse tsa bosiu bo le bong feela, molao ona ha e thibela. Feela tse peli tse tletseng оперился pontšong kgonne хо lokisetsa хоре хо ле baithuti мона Лапин.

Постер с памяткой nka pele Moscow Youth Pontšo. Ebe o ile a leka ho lokisetsa e pontšong Игорь Мухина.Фотограф ke mang ea tla thunya hamorao Tsoi le Zemfira, o ile a bona letoto la mahipi le punks litšoantšo. Цензура ка цела е исенг хона хо fumana ка, empa ea mohlala ка фото е, или ил а ка kamoreng е ле хо itšoara цела е локетсенг субкультуры. Путеводитель Дом культуры ba ne ba sa ho mamella. Sa pontso ka e ne e le koetsoeng, le morulaganyi wa ile ka kōptjoa hore kgaotse ofisi.

Hamorao, Александр Лапин тла хутлела хо Московского государственного университета хо рута lintho ца мотео ца морало ле фотокомпозиция ка факультет ца bojenale.Ho sa le joalo, ho elella 80s, o ne a ntho e’ ngoe ho etsa: lipontšo, ho kopanela ho bōptjoa ha libuka bonono, ho nka lifoto. Ka lilemo tse 90 o ile a fumana ho amohela ho tswa mmuso. O ile meloa ho setsebi sa ho nka lifoto ka ho Komisi ka State meputso ya Mopresidente le. Ka mor’a 2000, Master hatisitsoeng libuka tse ‘maloa le ho ile a bula dikolong Lapin.

mesebetsi Lapin

Feela phela ‘me le eme ka photo photo photo photo Lapin nkoa videong. Esita ле Мореро оа Shots ка seoelo хо bapaloa ile bitsetsa ка bophelo ка бобона.Ena photo photo photo photo-moetsi oa litšoantšo ile a khona feela ho boloka liveliness le bonnete ba foreime e, empa hape bopa mosebetsi ho hlaka bohlokoa le ho hlophisoa netefalitsoeng. liforeimi Lapin на ikemetseng ка tieo ле геометрия tumellano lokisetsa mela e hlakileng. Все litšoantšo o ba bopile e le ponahalo e nyane selelekela ea hloahloa, eo u ka khonang ho sesupo sa setšoantšo sefofane, ‘me botekgeniki ya data. Ka ho fetisisa tummeng mosebetsi oa Lapin — «Мошаняна», «Двор», «Казанский сетэйшенэн са терене», летото ла «Поцелуи».»

lipontšo

Qalong ea pōpo litsela tsa Lapin a bonahatsa hae mosebetsi oa ka kakaretso lipontšo tsa mocha baetsi ba litšoantšo ba ka kamoreng e ka Little Georgia. sebaka e ne e le borapeli har’a Московский авангард. Недостаток feela e ne e le eona feela e sebakeng se senyenyane. Пеле Эа Бото Понтшо Эа, фотограф Хо Иле Ха Тшоароа Мона Ка 1985. Селемонг Се Латенланг, о Иле Анка Мосебетси Оа Хэ Ке Се Анце А Джеремане, Моценг Оа Оттерсберг. Mathoasong в 80-х и 90-х годов Lapin kopanela lipontšo tse ‘maloa le sehlopha ка Чехословакия, Соединенное Королевство, Париж, Хельсинки в Соединенных Штатах.

Ретроспектива pontšo ea mong’a ‘me ha tšoaroa hang-hang ka mor’a lefu la hae. Ка 2013 ле 2014 лицецахало це пели це холо ли не ли хлофизицое. E mong e ile ea tšoareloa sa pontso ka holong FOTODOC, e mong — ka pelong ea Москва, ка Манеж.

Александр Лапин: библиотека

Лапин и сам чувствует себя талантливым, фотографом, empa hape e le mongoli e moholo. Bukeng ea hae e mabapi le tsebo ea ho nka lifoto ba ba бестселлеры. Мастер ба иле ба копанела ле цона липихлело ца бона ца лилемо це нгата ца хо себеца ка та лецаци ле лецаци.Пеле «sefofane le sebaka, kapa Bophelo lisekoere» ile ea hatisoa ka 2005. Mona, ea ka mongoli tososoli ka ditshwantsho tse temoho ea planar setšoantšo kelello. Buka ea e hlalosa foreime Foto le tshebetso ya ho bōpa e sebopeho lumellanang ea lirafshoa гетерогенный.

Mosebetsi bobeli, «Photography e le …» ile ea hatisoa ka 2008. Hang hape mongoli e ama foreime ya temoho thulaganyou e shebang le mabapi lona ho foto ena. Ka 2015, buka e ‘nile ea 6 Likhatiso. Joale mesebetsi е линкоа классики ца khopolo Lapin дифото ле tlamang lesedi tsohle pheleng ба ка tsela е itseng е amanang ле ho nka lifoto.

ke lipontso Фото

Фотограф Hangata e bolela hore mofuta o mong oa ho nka lifoto ha e seng tsa bohlokoa ho feta se boleloang. Ритм ле sebopeho lokela tlatsana морало ва paterone ле хо на ле ке ба aroloa хо лона. Lapin ne e le sekhothali, le katleho ea hae ngotsoe ke manganga. barutuoa ba hae, o ile a re ho na le ho na senotlolo boselamose ho lifoto ‘me litšoantšo loketseng. Mong le e mong o lokela ho theha tsela eo e leng ya hae nako e telele tsa boitlhakiso le khamera.Talenta ea, фотограф ke ka holim’a tsohle, matla a ho bona, e leng e sa thehoa ka boithatelo, empa le tlas’a tšusumetso ea phihlelo setso tsa beholder ena.

Ea bobeli e hlokehang Bakeng sa litsebo tsa bona ho nka lifoto — le matla a ho bona ka bongata ho hlophisoa ha sefofane seo. Hangata хо длина ntho e ‘ngoe eo хо bonahalang е хо hlophisoa phethahetseng tlhaho, hatletsoeng ле qhibiliha, хо hatisoa ка pampiri. Visual хо nahana бакэнг са, фотограф, и ле menyetsi ea хо пианист и ена.Haeba ho ke ke, ka kutloisiso e tsoa seithuti.

Секолонг Александра Лапина

Александр Лапин — tichere, ea ileng a ile a re ke Molimo. Ka ho ruta palo yohle a nehela lilemo tse 30 tsa bophelo ba hae. Ka lilemo tse mashome, foleteng ea hae o ne a tla ho selika-likoe sa le kelello e joalo, ba buisana le eena ka khale le e ncha bonono, fumanoeng ke ba ile ba kopanela. Libokeng цена бо са reroang е ile ea eketseha moloko oa lifoto мокко, eo е leng sekolo e neng е ле е phelang qoqa ле tšōmo ea хо нка lifoto ца Советского Союза.Ка 2009, е длина «Винодельня» и Хостинг ретроспективы le pontšo, му, хо phaella хо mesebetsi ea mong’a lona, ​​barutuoa ba hae beha lifoto tsa bona. Александр Лапин nepo motlotlo ka bona le mosebetsi oa bona. Ка 2010 Лапинская школа ка молао или иле була мамати эона ка каморенг «Промграфика». Ка bomalimabe, хо иле ха нка нако е телеле.

Александр Лапин lenyele fetile ka 2012. lefu la hae koaloa leqephe kaofela bophelong ba Russia ho nka lifoto. Mangata mosebetsing или йеа галереи poraefete ле likoleke, karolo ea и tšoanang и bolokoa limusiamong profinseng ea Бостон ле Вашингтон hammoho ле Москва и Пушкин Musiamo oa Fine.

Творческий Союз НоГа / Авторы / Эмиль Гатауллин

E mil Гатауллин, 1972 г.р., российский фотограф, проживающий в Королеве Московской области, Россия.
        1999 г. окончил Московский Художественный институт им. Сурикова по специальности монументальная живопись.
        2003-04 изучал фотографию у одного из ведущих российских идеологов и авторов фотографии Александра Лапина.
        С 2005 года член Союза фотохудожников России.
        С 2010 года член Творческого Союза Нога.

         Награды и награды:
        2017 1-е место в серии «Черно-белые люди года» на церемонии вручения наград Monovisions Photography Awards.
        2015 1 премия Международного фестиваля фотографии PhotoVisa.
        Гран-при 2014 года за лучший фильм на тему мира премии Альфреда Фрида в области фотографии.
        2014 Финалист Международного фестиваля фотографии PhotoVisa.
        2014 Финалист конкурса «Круг жизни», Международный фотофестиваль «Вильнюсский фотокруг».
        2010 Гран-при за лучшую фотографию года на конкурсе «Лучший фотограф», 1 место в номинации «Повседневная фотография», 1 премия в номинации «Художественная фотография».
        2010 3-е место в категории «Люди и события» Фонда развития фотожурналистики.
        2009 1-е место в разделе «Повседневная жизнь» конкурса «Моя лучшая фотография» от Epson.
        2005 Победитель Топ-10 конкурса «Молодые фотографы России».

         Персональные выставки:
        2018 Россия Sweet and slow, Festival Photo La Gacilly, La Gacilly, Франция.
        2016-17 К горизонту, Cosmos Galerie, Париж, Франция; Фотофестиваль RAW 17, Ворпсведе, Германия; Галерея GAF, Ганновер, Германия; Галерея Арт Фото, Санкт-Петербург, Россия.
        2015-16 Колыма. В тени времени, Вологодская областная художественная галерея, Вологда, Россия; Магаданский краеведческий музей, Магадан, Россия; Красноярская ярмарка книжной культуры, Красноярск, Россия; Мемориал Международного общества, Москва, Россия.
        2015 Колыма Шаламова и сегодня, Галерея Красный Угол, Вологда, Россия.
        2014 В сторону горизонта, Вильнюсский фотокружок, Вильнюс, Литва.
        2012 Без слов, Галерея Промграфика, Москва, Россия.

         Групповые выставки:
        2017 Вниз по реке, The Street Photography Festival Observations, Изерлон, Германия.
        2016 Эволюция зрения. 1991-2016, ЦВЗ Манеж, Москва, Россия.
        2015 Восточная улица 3, Центр встречи культур, Люблин, Польша.
        2014 Культивирование культуры мира Премия Альфреда Фрида в области фотографии, выставка, посвященная 70-летию ЮНЕСКО, Париж, Франция.
        2014 VI Международный фестиваль фотографии PhotoVisa, Краснодар, Россия.
        2012 XXI. Мой Тихий океан, Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия.
        2012 Ищу фотографа, ГМИИ им. А.С. Пушкина, Москва, Россия.
        2011 Россия святая, Русская православная церковь Saint Michel Archange, Канны, Франция.
        2009-11 Мы, передвижная выставка, организованная интернет-сообществом Фотополигон, Новосибирск Краснодар Москва Южно-Сахалинск Владивосток, Россия.
        2011 Частный праздник, Центр документальной фотографии ФОТОДОК, Москва, Россия.
        2010 Человек в движении, ЦВЗ Манеж, Москва, Россия.
        2009 Лапинская школа, ЦСИ Винзавод, Москва, Россия.
        2009 Человек. Круги бытия, ЦВЗ Манеж, Москва, Россия.

         Библиография:
        2016 Towards the Horizon, Edition Lammerhuber, deu./eng./rus., ISBN 978-3-

1-16-6, Баден, Австрия.

Страница не найдена ошибка, Audible.com

  • Эвви Дрейк начинает больше

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «криком»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Андерграунд: Русская фотография 1970-х-1980-х годов — — Выставки

Галерея Наиля Александра с радостью представляет Андерграунд: Русская фотография 1970-х-1980-х годов,  выставку около сорока старинных серебряно-желатиновых гравюр Бориса Смелова (1951, Ленинград -1998, Санкт-Петербург). .-Петербург), Борис Михайлов (р. 1938, Харьков), Юрий Рычинский (р. 1935, Брдянск), Александр Лапин (р. 1945, Москва), Николай Бахарев (р. 1946, Новокузнецк), Геннадий Бодров (1958, Солнце — 1999, Курск), Владимир Куприянов (1954-2011, Москва), Игорь Мухин (1961 г.р., Москва), Андрей Чежин (1960 г.р., Ленинград) и Алексей Титаренко (1962 г.р., Ленинград). Выставка будет проходить с 25 января по 24 марта 2012 года в здании Fuller Building, 41 East 57th Street, Suite 704. Галерея работает с 11:00 до 18:00 со вторника по субботу и по предварительной записи.

Во времена хрущевской культурной оттепели нонконформистские художественные и литературные движения с участием таких деятелей и деятельностей, как Александр Солженицын, Иосиф Бродский и самиздат, оказали большое влияние на эволюцию российской фотографии 1970-х годов и заложили основу для нового поколения фотографов во времена гласности и перестройки 1980-х. Фотографы на выставке бросили вызов предписанному правительством оптимистическому стилю социалистического реализма, фотографируя запрещенные темы, и, как и другие неофициальные художники, они рисковали личной безопасностью в погоне за индивидуальным самовыражением и свободой.В 1970-х Борис Михайлов, пионер российской концептуальной фотографии, использовал это средство, чтобы отразить скептицизм как в отношении одобренной фотографии, так и в отношении ложной реальности, которую она представляла. Раскрашивая вручную черно-белые гравюры серии соц-арт , Михайлов умело использовал известный набор клише соцреализма. В 1971 году выставка Бориса Смелова была отменена из-за цензуры и обвинений в мистическом и мрачном характере его городских пейзажей.

В помпезной атмосфере брежневской эпохи застоя Юрий Рыбчинский с суровым реализмом сфотографировал исправительно-трудовую колонию для молодежи (1978 г.), обнажая болезненные аспекты ее общества.Николай Бахарев позировал групповые портреты семей, друзей или любовников, большинство из которых были едва одеты и сняты либо на пикнике в парке, либо на квартирах, исследуя основные нравы советской провинции, в то время как Владимир Куприянов брал анонимные портреты из провинции и печатал их на мятой бумаги в серии «Среднерусский пейзаж» (1988). В более общем плане Александр Лапин и Геннадий Бодров документировали упадок советской системы, бедность и отчуждение. Фотомонтажи Алексея Титаренко из «Номенклатуры знаков» (1986–1989) критикуют коммунистический режим как репрессивную систему, превращающую граждан в простые знаки.Серия Андрея Чежина «Черный квадрат» (1988), использующая его тело в качестве модели, является одновременно и автопортретом, и данью уважения Малевичу. Напротив, Игорь Мухин выбрал подрастающее поколение москвичей в качестве сюжета в своей знаменитой серии «Молодежь» (1985–1989). В совокупности фотографии на выставке рассказывают о захватывающем времени перемен и ознаменовали конец советской империи.

Александр Лапин (автор книги «Время жить»)

This entry was posted in . Bookmark the permalink.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

2022 © Все права защищены.
Незапуганное поколение (Русский крест, книга 2)
0.00 средняя оценка — 0 оценок — 2 издания

Хочу почитать сохранение…

  • Хочу почитать
  • В настоящее время читаю
  • Читать

Книга рейтинга ошибок. Обновите и повторите попытку.

Оцените эту книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Вихри перемен (Русский крест, книга 4)

0.00 средняя оценка — 0 оценок

Хочу почитать сохранение…

Книга рейтинга ошибок. Обновите и повторите попытку.

Оцените эту книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Потерянный рай (Русский крест, книга 1)

0.00 средняя оценка — 0 оценок

Хочу почитать сохранение…

Книга рейтинга ошибок. Обновите и повторите попытку.

Оцените эту книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Добрые пожелания (Русский Крест Книга 3)

0.00 средняя оценка — 0 оценок

Хочу почитать сохранение…

Книга рейтинга ошибок. Обновите и повторите попытку.

Оцените эту книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Время жить (Русский крест, книга 6)

0.00 средняя оценка — 0 оценок

Хочу почитать сохранение…

Книга рейтинга ошибок. Обновите и повторите попытку.

Оцените эту книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Волчьи песни (Русский Крест Книга 5)

0.00 средняя оценка — 0 оценок

Хочу почитать сохранение…

Книга рейтинга ошибок. Обновите и повторите попытку.

Оцените эту книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд