Аксаков детские годы: Сергей Аксаков, Детские годы Багрова-внука – читать онлайн полностью – ЛитРес

Содержание

Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука

«Детские годы Багрова-внука, служащие продолжением Семейной хроники» посвящены внучке Сергея Тимофеевича Аксакова Ольге Григорьевне Аксаковой. Писатель задумал эту книгу, когда девочке исполнялось шесть лет, и в стихотворном поздравлении обещал исполнить замысел к её следующему дню рождения.

«Книга, — набросал Аксаков в черновике, — должна быть написана, не подделываясь к детскому возрасту, а как будто для взрослых, и чтобы не только не было нравоучения (всего этого дети не любят), но даже намёка на нравственное впечатление и чтоб исполнение было художественно в высшей степени».

Вначале Аксаков полагал, что пишет «Дедушкины рассказы» непосредственно для детского чтения. Он беспокоился, нашёл ли правильный тон, приглашал знакомых послушать отрывки. Слушатели хвалили, говорили, что это выше всего написанного Аксаковым раньше. Так и было, однако в продолжение работы его цель изменилась. Он сам ясно сознавал, что «Дедушкиным рассказам» (или «Детским годам Багрова-внука») нужен более зрелый читатель, чем ребёнок семи или даже двенадцати лет. Аксаков вообще опасался, что «жизнь человека в дитяти не всем будет понятна, и подробности рассказа многим покажутся мелкими и ничтожными»

.

Однако прелесть его книги именно в подробностях — повествования и жизни. Благодаря чему теперь, спустя два века после описываемого времени, книга приобрела ещё бо́льшую ценность. Спокойно и точно рассказывает Аксаков о своеобразном быте русских помещиков на башкирских землях Оренбургской губернии. То же в «Семейной хронике», которая предшествует «Детским годам», — в ней говорится о родителях и других родственниках Серёжи Багрова. Изменив имена, но, в сущности, ничего и никого не выдумывая, Аксаков рассказал историю своей семьи и собственного детства, историю своих детских впечатлений от общения с близкими людьми и местной природой. 

Знаток русской литературы Дмитрий Святополк-Мирский назвал «Детские годы Багрова-внука»«самой характерной, самой аксаковской из аксаковских книг»«В “Детских годах” нет происшествий. Это история мирного, бессобытийного детства, удивляющего только необыкновенной чувствительностью ребёнка, которой способствует необыкновенно сочувственное воспитание. Больше всего оттуда запоминаются, пожалуй, картины природы, например, прекрасное описание прихода весны в степь. Многие читатели, предпочитающие каждодневности происшествия, рутине — исключительное, находят “Детские годы” скучными. Но если обычная жизнь, не перебиваемая необычайными происшествиями, является для литературы законным предметом изображения, то Аксаков в “Детских годах” создал шедевр повествовательного реализма»

 (Д.Святополк-Мирский. История русской литературы с древнейших времен по 1925 год. Глава «Аксаков»).

«Детские годы» включают в себя шедевр и другого рода: в приложении к этой книге Аксаков дал сказку «Аленький цветочек», однажды рассказанную на ночь маленькому Багрову (самому автору) крепостной сказочницей ключницей Палагеей.

Библиография:

Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука. — М.: Эксмо, 2007. — 636 с.: ил. — (Рус. классика).

Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука; Аленький цветочек: Книга для ученика и учителя. — М.: Олимп: АСТ, 1998. — 560 с. — (Школа классики).

Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука; Воспоминания. — М.: Камея, 1996. — 461 с.: ил.

Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука; Семейная хроника / Предисл. М.Чванова. — Уфа: Башкирское кн. изд-во, 1991. — 445 с.: ил.

Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука: Повесть / Предисл., примеч. и словарь В.Богданова; Ил. А.Иткина. — М.: Дет. лит., 1986. — 316 с.: ил. — (Шк. б-ка).

Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука / Рис. Д.Шмаринова. — М.: Детгиз, 1962. — 318 с.: ил.

Впервые «Детские годы Багрова-внука» были изданы в 1858 году, через два года после «Семейной хроники».

Светлана Малая

«Детские годы Багрова-внука» за 9 минут. Краткое содержание повести Аксакова

В книге, в сущности мемуарной, описываются первые десять лет жизни ребенка (1790-е гг.), проведенные в Уфе и деревнях Оренбургской губернии.

Автор воспроизводит детское восприятие, для которого все внове и все одинаково важно, события не делятся на главные и второстепенные: потому в «Детских годах» фабула практически отсутствует.

Все начинается с бессвязных, но ярких воспоминаний о младенчестве и раннем детстве — человек помнит, как его отнимали от кормилицы, помнит долгую болезнь, от которой он чуть не умер, — одно солнечное утро, когда ему стало легче, странной формы бутылку рейнвейну, висюльки сосновой смолы в новом деревянном доме и т. д. Самый частый образ — дорога: путешествия считались лекарством. (Подробное описание переездов в сотни верст — к родным, в гости и т. п. — занимает большую часть «Детских годов».) Выздоравливает Сережа после того, как ему становится особенно плохо в большом путешествии и родители, принужденные остановиться в лесу, постлали ему постель в высокой траве, где он и пролежал двенадцать часов, не в силах пошевелиться, и «вдруг точно проснулся». После болезни ребенок испытывает «чувство жалости ко всему страдающему».

Продолжение после рекламы:

С каждым воспоминанием Сережи «сливается постоянное присутствие матери», которая его выходила и любила, может быть поэтому, больше других своих детей.

Последо­ва­тельные воспоминания начинаются с четырех­летнего возраста. Сережа с родителями и младшей сестрой живут в Уфе. Болезнь «довела до крайней восприим­чивости» нервы мальчика. По рассказам няньки, он боится мертвецов, темноты и проч. (разнообразные страхи будут мучить его и дальше). Читать его научили так рано, что он даже не помнит об этом; книга у него была только одна, он знал её наизусть и каждый день читал вслух сестре; так что когда сосед С. И. Аничков подарил ему «Детское чтение для сердца и разума» Новикова, мальчик, увлекшись книгами, был «точно как помешанный». Особенное впечатление произвели на него статьи, объясняющие гром, снег, метаморфозы насекомых и т. п.

Мать, измученная болезнью Сережи, боялась, что сама заболела чахоткой, родители собрались в Оренбург к хорошему доктору; детей же отвезли в Багрово, к родителям отца. Дорога поразила ребенка: переезд через Белую, собранная галька и окаменелости — «штуфы», большие деревья, ночевки в поле и особенно — рыбная ловля на Деме, которая сразу свела мальчика с ума не меньше чтения, огонь, добытый кремнем, и огонь лучины, родники и т. п. Любопытно все, даже то, «как налипала земля к колесам и потом отваливалась от них толстыми пластами». Отец радуется всему этому вместе с Сережей, а любимая мать, наоборот, равнодушна и даже брезглива.

Брифли существует благодаря рекламе:

Встреченные в пути люди не только новы, но и непонятны: непонятна радость родовых багровских крестьян, встретивших семью в деревне Парашине, непонятны отношения крестьян со «страшным» старостой и т. п.; ребенок видит, между прочим, жатву в жару, и это вызывает «невыразимое чувство сострадания».

Патриар­хальное Багрово не нравится мальчику: дом маленький и печальный, бабушка и тётушка одеты не лучше слуг в Уфе, дед суров и страшен (Сережа был свидетелем одного из его безумных припадков гнева; позже, когда дед увидел, что «маменькин сынок» любит не только мать, но и отца, их отношения с внуком внезапно и резко изменились). Детей гордой невестки, «брезговавшей» Багровом, не любят. В Багрове, до того негосте­приимном, что даже кормили детей плохо, брат и сестра прожили с лишком месяц. Сережа развлекается, пугая сестру рассказами о небывалых приключениях и вслух читая ей и своему любимому «дядьке» Евсеичу. Тётушка дала мальчику «Сонник» и какой-то водевиль, сильно подействовавшие на его воображение.

Продолжение после рекламы:

После Багрова возвращение домой так подействовало на мальчика, что он, опять окруженный общей любовью, вдруг повзрослел. В доме гостят молодые братья матери, военные, окончившие Московский универси­тетский благородный пансион: от них Сережа узнает, что такое стихи, один из дядей рисует и учит этому Сережу, отчего кажется мальчику «высшим существом». С. И. Аничков дарит новые книги: «Анабасис» Ксенофонта и «Детскую библиотеку» Шишкова (которую автор очень хвалит).

Дяди и приятель их адъютант Волков, играя, дразнят мальчика, между прочим, за то, что он не умеет писать; Сережа обижается всерьез и однажды кидается драться; его наказывают и требуют, чтобы он просил прощенья, но мальчик считает себя правым; один в комнате, поставленный в угол, он мечтает и, наконец, заболевает от волнения и усталости. Взрослые пристыжены, и дело кончается общим примирением.

По просьбе Сережи его начинают учить писать, пригласив учителя из народного училища. Однажды, видимо, по чьему-то совету, Сережу посылают туда на урок: грубость и учеников и учителя (который был так ласков с ним дома), порка виноватых очень пугают ребенка.

Брифли существует благодаря рекламе:

Отец Сережи покупает семь тысяч десятин земли с озерами и лесами и называет её «Сергеевской пустошью», чем мальчик очень горд. Родители собираются в Сергеевку, чтобы лечить мать башкирским кумысом, весной, когда вскроется Белая. Сережа не может думать ни о чем другом и с напряжением следит за ледоходом и разливом реки.

В Сергеевке дом для господ не достроен, но веселит даже это: «Окон и дверей нет, а удочки готовы». До исхода июля Сережа, отец и дядька Евсеич удят на озере Киишки, которое мальчик считает своим собственным; Сережа впервые видит ружейную охоту и чувствует «какую-то жадность, какую-то неизвестную радость». Лето портят только гости, правда нечастые: посторонние, даже ровесники, тяготят Сережу.

После Сергеевки Уфа «опостылела». Сережу развлекает только новый подарок соседа: собрание сочинений Сумарокова и поэма «Россиада» Хераскова, которую он декламирует и рассказывает родным разные выдуманные им самим подробности о любимых персонажах. Мать смеется, а отец беспокоится: «Откуда это все у тебя берется? Ты не сделайся лгунишкой». Приходят известия о смерти Екатерины II, народ присягает Павлу Петровичу; ребенок внимательно слушает не всегда понятные ему разговоры обеспокоенных взрослых.

Приходит известие о том, что дедушка умирает, и семья сразу собирается в Багрово. Сережа боится видеть умирающего дедушку, боится, что маменька от всего этого захворает, что зимой они замерзнут в пути. В дороге мальчика мучают печальные предчувствия, и вера в предчувствия укореняется с этих пор в нем на всю жизнь.

Дедушка умирает через сутки после приезда родных, дети успевают попрощаться с ним; «все чувства» Сережи «подавлены страхом»; особенно поражают его объяснения няньки Параши, почему дед не плачет и не кричит: он парализован, «глядит во все глаза да только губами шевелит». «Я почувствовал всю бесконечность муки, о которой нельзя сказать окружающим».

Поведение багровской родни неприятно удивляет мальчика: четыре тетки воют, повалившись в ноги брату — «настоящему хозяину в доме», бабушка подчеркнуто уступает власть матери, а матери это противно. За столом все, кроме Матери, плачут и едят с большим аппетитом. И тогда же, после обеда, в угловой комнате, глядя на незамерзающий Бугуруслан, мальчик впервые понимает красоту зимней природы.

Вернувшись в Уфу, мальчик опять переживает потрясение: рожая ещё одного сына, чуть не умирает мать.

Став хозяином Багрова после смерти деда, отец Сережи выходит в отставку, и семья переезжает в Багрово на постоянное житье. Сельские работы (молотьба, косьба и пр.) очень занимают Сережу; он не понимает, почему мать и маленькая сестра к этому равнодушны. Добрый мальчик пытается жалеть и утешать быстро одряхлевшую после смерти мужа бабушку, которую он до того, в сущности, не знал; но её обыкновение бить дворовых, весьма обычное в помещичьем быту, быстро отвращает от нее внука.

Родителей Сережи зовет в гости Прасковья Куролесова; отец Сережи считается её наследником и потому ни в чем не перечит этой умной и доброй, но властной и грубоватой женщине. Богатый, хотя и несколько аляповатый дом вдовы Куролесовой поначалу кажется ребенку дворцом из сказок Шахерезады. Подружившись с матерью Сережи, вдова долго не соглашается отпускать семью назад в Багрово; между тем суетливая жизнь в чужом доме, вечно наполненном гостями, утомляет Сережу, и он с нетерпением думает об уже милом ему Багрове.

Вернувшись в Багрово, Сережа впервые в жизни в деревне по-настоящему видит весну: «я […] следил за каждым шагом весны. В каждой комнате, чуть ли не в каждом окне, были у меня замечены особые предметы или места, по которым я производил свои наблюдения…» От волнения у мальчика начинается бессонница; чтобы он лучше засыпал, ключница Пелагея рассказывает ему сказки, и между прочим — «Аленький цветочек» (эта сказка помещена в приложении к «Детским годам…»).

Осенью по требованию Куролесовой Багровы гостят в Чурасове. Отец Сережи обещал бабушке вернуться к Покрову; Куролесова не отпускает гостей; в ночь на Покров отец видит страшный сон и утром получает известие о болезни бабушки. Осенняя дорога назад тяжела; переправляясь у Симбирска через Волгу, семья чуть не потонула. Бабушка умерла в самый Покров; это страшно поражает и Сережиного отца, и капризную Куролесову.

Следующей зимой Багровы собираются в Казань, помолиться тамошним чудотворцам: там никогда не был не только Сережа, но и его мать. В Казани предполагают провести не больше двух недель, но все складывается иначе: Сережу ожидает «начало важнейшего события» в его жизни (Аксакова отдадут в гимназию). Здесь кончается детство Багрова-внука и начинается отрочество.

Детские годы Багрова внука (С. Аксаков)

Поделиться

«Есть у меня заветная дума, которая давно и день и ночь меня занимает… Я желаю написать такую книгу… какой не бывало в литературе», – сказал однажды Сергей Тимофеевич Аксаков.

Его автобиографическая повесть «Детские годы Багрова-внука» оказала существенное влияние на русскую литературу.

Автор представил мир, увиденный глазами ребёнка, наполненный его переживаниями. Удивительным образом Сергею Тимофеевичу удалось отобразить особенности детского восприятия сквозь призму уже взрослого, познавшего жизнь человека.

Повесть «Детские годы Багрова-внука» — это сложный, но вместе с тем и интереснейший путь, на протяжении которого главный герой Серёжа Багров открывает новые глубины этой жизни.

Читает Юрий Григорьев.

Название Размер (MБайт) Длительность (мин:сек)
1 Отрывочные воспоминания Скачать 20.34 21:12
2 Последовательные воспоминания Скачать 18.24 19:00
3 Дорога до парашина Скачать 37.18 38:44
4 Парашино Скачать 27.65 28:48
5 Дорога из Парашино в Багрово Скачать 17.42 18:09
6 Багрово Скачать 27.95 29:07
7 Пребывание в Багрове без отца и матери Скачать 33.57 34:58
8 Зима в Уфе. Часть 1 Скачать 28.11 29:17
9 Зима в Уфе. Часть 2 Скачать 25.52 26:35
10 Сергеевка. Часть 1 Скачать 26.98 28:07
11 Сергеевка. Часть 2 Скачать 28.8 30:00
12 Возвращение в Уфу к городской жизни Скачать 19.02 19:49
13 Багрово зимой Скачать 50.16 52:15
14 Уфа Скачать 44.11 45:57
15 Приезд на постоянное житье в Багрово. Часть 1 Скачать 28.27 29:27
16 Приезд на постоянное житье в Багрово. Часть 2 Скачать 29.78 31:01
17 Чурасово. Часть 1 Скачать 31.78 33:06
18 Чурасово. Часть 2 Скачать 25.81 26:53
19 Багрово после Чурасова Скачать 14.37 14:58
20 Первая весна в деревне. Часть 1 Скачать 31.41 32:43
21 Первая весна в деревне. Часть 2 Скачать 28.47 29:39
22 Первая весна в деревне. Часть 3 Скачать 26.07 27:09
23 Первая весна в деревне. Часть 4 Скачать 22.09 23:01
24 Летняя поезка в Чурасово. Часть 1 Скачать 27.66 28:49
25 Летняя поезка в Чурасово. Часть 2 Скачать 23.85 24:50
26 Летняя поезка в Чурасово. Часть 3 Скачать 14.65 15:16
27 Осенняя дорога в Багрово Скачать 24.53 25:33
28 Жизнь в Багрове после кончины бабушки. Часть 1 Скачать 27.02 28:09
29 Жизнь в Багрове после кончины бабушки. Часть 2 Скачать 25.19 26:14

краткое содержание, история создания, характеристика героев


Об авторе

Очень мало вымысла в книге «Детские годы Багрова-внука». Краткое содержание раннего периода биографии писателя почти полностью соответствует сжатому изложению этого художественного произведения. Правда, в романе, конечно, отражены не только события, но и эмоции, чувства будущего прозаика.

Нередко повестью называют книгу «Детские годы Багрова- внука». Жанр этого произведения — воспитательный роман. Впрочем, назвать «Детские годы» Аксакова повестью не такая уж грубая ошибка.

Это произведение заняло в истории русской словесности важное место. Не имеет значения, роман это или повесть. «Детские годы Багрова-внука» получили восторженный прием как у читателей, так и у критиков. Последние подчеркивали новизну формы, а также вклад, который внёс Аксаков в развитие русской жанровой прозы. Этот писатель, наряду с Николаем Гоголем и Иваном Тургеневым, согласно словам Льва Толстого, ещё раз доказал, что русская художественная мысль способна находить новые формы и не всегда укладывается в традиционные жанровые рамки.

Автор воспитательного романа «Детские годы Багрова-внука», краткое содержание которого изложено ниже, родился в 1791 году. Родным городом его была Уфа. Отец будущего писателя служил прокурором земского суда. Мать была женщиной умной, властной. Дочь генерал-губернатора Уфимского наместничества провела детство и юность среди чиновников и получила неплохое по тем временам образование.

Детство Сергея Аксакова прошло в родовом имении, расположенном в Оренбургской губернии. Название произведения, о котором речь идет в сегодняшней статье, появилось не случайно. Дед будущего писателя оказал огромное влияние на формирование мировоззрения своего внука.

История написания

Над автобиографической трилогией Аксаков начал работать в сороковые годы. «Семейные хроники» сперва публиковались частично. Первый отрывок появился в 1846 году на страницах литературного журнала «Москвитянин», а затем регулярно опубликовались следующие части автобиографического произведения. Заключительной частью стали «Воспоминания». Второй и самой известной — «Детские годы Багрова-внука».

Краткое содержание сказки «Аленький цветочек» известно каждому с ранних лет. Но все ли знают о том, что русская история красавицы и чудовища впервые появилась именно в составе романа, повествующего о детстве писателя? Сказку поведала одна из героинь — ключница Пелагея. В дальнейшем «Аленький цветочек» не раз выходил в печать отдельно, а затем и стал наиболее издаваемым произведением Сергея Аксакова.

Смерть дедушки

Приходит известие о том, что дед умирает. Семья отправляется в Багрово. Мальчик боится смотреть на умирающего деда. Он думает, что мать может захворать от всего этого, что они замерзнут зимой в пути. Сережу в дороге преследуют печальные предчувствия, и с этих пор вера в них укореняется в нем навсегда.

Краткое содержание рассказа «Детские годы Багрова-внука» продолжается тем, что через сутки после прибытия родных дедушка умирает. Дети успевают проститься с ним. Сережа боится, и это подавляет все его чувства. В особенности его поражают объяснения Параши (няньки), которая говорит, что дед не кричит и не плачет потому, что парализован. Он смотрит во все глаза и лишь губами шевелит. Мальчик чувствует бесконечность муки.

Ребенка неприятно удивляет поведение багровской родни. Повалившись брату в ноги, воют 4 тетки. Бабушка подчеркнуто уступает матери власть, и последней это неприятно. За столом все едят с аппетитом и плачут. После обеда мальчик смотрит на Бугуруслан и впервые осознает красоту зимней природы.

Ранние воспоминания

О чем рассказано в романе «Детские годы Багрова-внука»? Сюжета в этом произведении как такового нет. Это собрание воспоминаний, в первых главах книги довольно ранних, относящихся чуть ли не к младенчеству героя.

Из памяти человека нередко всплывают картины, которые он, казалось бы, не может помнить. Это происходит и с персонажем Аксакова. Он уверяет родных в том, например, что хорошо помнит момент расставания с кормилицей. Родители не верят ему, полагая, что всё это когда-то он слышал от матери или от той же кормилицы, а затем принял за собственные воспоминания. Всё же в книге «Детские годы Багрова-внука» Аксаков в предисловии предупреждает, что всё рассказанное — не вымысел, а факты, в которых не стоит сомневаться.

К читателям

Я написал отрывки из «Семейной хроники» по рассказам семейства гг. Багровых, как известно моим благосклонным читателям. В эпилоге к пятому и последнему отрывку я простился с описанными мною личностями, не думая, чтобы мне когда-нибудь привелось говорить о них. Но человек часто думает ошибочно: внук Степана Михайловича Багрова рассказал мне с большими подробностями историю своих детских годов; я записал его рассказы с возможною точностью, а как они служат продолжением «Семейной хроники», так счастливо обратившей на себя внимание читающей публики, и как рассказы эти представляют довольно полную историю дитяти, жизнь человека в детстве, детский мир, созидающийся постепенно под влиянием ежедневных новых впечатлений, – то я решился напечатать записанные мною рассказы. Желая, по возможности, передать живость изустного повествования, я везде говорю прямо от лица рассказчика. Прежние лица «Хроники» выходят опять на сцену, а старшие, то есть дедушка и бабушка, в продолжение рассказа оставляют ее навсегда… Снова поручаю моих Багровых благосклонному вниманию читателей.

С. Аксаков

Болезнь

Ранние воспоминания героя связаны с тяжелым недугом. Серёжа в детстве часто хворал, а однажды родители едва не потеряли его. На протяжении долгой болезни матери — Софье Николаевне — не раз говорили родственники о том, что следует смириться со скорой смертью ребенка. Но подобные высказывания женщина воспринимала в штыки. Она по-прежнему делала всё, того чтобы избавить сына от болезни, и действия ее казались окружающим нередко бессмысленным.

Родители Сережи решили, что его выздоровлению способствуют долгие путешествия. Но однажды, во время одной из поездок, мальчику стало так плохо, что пришлось сделать остановку. Его положили на высокую траву, где он пролежал несколько часов. А после этого путешествия мальчик выздоровел. Как уже было сказано, автобиографическим произведением является роман «Детские годы Багрова-внука». Аксаков, как и его герой, в детстве очень сильно болел и выжил, возможно, благодаря любви и заботе матери.

Основные персонажи повести

Главные герои:

  • Сережа Багров – маленький мальчик, добрый, любящий, открытый.

Другие персонажи:

  • Отец – заботливый, мягкий, семейный мужчина.
  • Мать – болезненная, немного нервная женщина, любящая Сережу больше других детей.
  • Сестра – младшая сестренка Сережи, которая очень любит своего братца.
  • Бабушка и дедушка – родители отца, старые, строгие люди.
  • Прасковья Ивановна Куролесова – тетка отца, богатая, властная, но добрая женщина.

Первая прочитанная книга

Герой читать научился так рано, что и не помнил, когда впервые в его руках оказалась книга. После болезни он стал довольно восприимчивым, нервным мальчиком. Единственным занятием, которое привносило в его душу спокойствие, стало чтение. Первой книгой — та, что подарил ему сосед Аничков. Называлась она «Детское чтение для сердца и разума». Это была единственная его книга, и вскоре он ее выучил наизусть.

Первое расставание с родителями Серёже пришлось пережить в возрасте четырех лет. Мать решила, что заболела чахоткой, а потому вместе с отцом отправилась в Оренбург к известному доктору. Детей же они отвезли в Багрово. Несколько месяцев пришлось Серёже и его сестре провести вдали от родного дома.

Роды матери и общение с бабушкой

Сережа, вернувшись в Уфу, вновь испытывает потрясение. Мать, рожая сына, едва не умирает. Став после смерти отца хозяином Багрова, отец выходит в отставку. Вся семья перебирается на постоянное житье в деревню. Сережу очень занимают сельские работы (косьба, молотьба и пр.).

Он не понимает, отчего маленькая сестра и мать равнодушны к этому. Мальчик пытается утешать и жалеть бабушку, которая быстро одряхлела после того, как дедушка умер. Он ее, в сущности, раньше и не знал. Однако обыкновение этой женщины бить дворовых, в помещичьем быту весьма привычное, быстро отвращает внука от нее.

Багрово

Дед, как уже было сказано, оказал на будущего писателя огромное влияние. Однако далеко не приятные воспоминания оставил он в памяти центрального персонажа романа «Детские годы Багрова-внука». Главные герои в произведении показаны глазами маленького мальчика. Он безумно любит свою мать, уважает отца, но его пугают родственники, с которыми он вынужден находиться в одном доме в течение нескольких месяцев.

Дед оказался довольно противоречивым человеком. Иногда подолгу беседовал с Серёжей и его сестрой, но порой бывал угрюм и молчалив. Кроме того, мальчик однажды стал свидетелем неприятной сцены: старик неистово топал ногами и громко сквернословил. Чем был вызван этот гнев, мальчик не знал, но относился к дедушке с недоверием.

Среди взрослых отношения были далеко не простыми. Мать мальчика недолюбливали в семье родителей его отца. Считали ее высокомерной, заносчивой, а самого Серёжу — «маменькиным сынком». Однажды в Багрово приехали двоюродные сестры, и мальчик окончательно осознал, что к нему и его сестре в этом доме относятся отнюдь не благосклонно. Эти девочки были здесь «свои», они были окружены любовью, лаской, им даже чай делали слаще.

Жизнь в Багрово

Жизни у бабушки с дедушкой посвящена глава «Багрово». Сереже не нравится патриархальный быт. Дом печальный и маленький, обитатели его одеты не лучше, чем слуги родителей в Уфе. Страшен и суров дед. Сережа стал свидетелем одного его припадка гнева. Несколько позже, когда дед понял, что мальчик любит и отца, а не только мать, его отношение к Сереже резко изменилось. В Багрове не любят детей гордой невестки, которая «брезговала» своей родней. Здесь ребята прожили больше месяца. Багров был настолько негостеприимен, что брата с сестрой даже плохо кормили. Сережа развлекался тем, что пугал сестренку рассказами о невиданных приключениях. Он читал вслух ей и «дядьке» Евсеичу. На его воображение сильно подействовал какой-то водевиль и «Сонник», которые дала мальчику тетушка.

Снова в Уфе

В отличие от родственников отца, братья матери произвели на Серёжу положительное впечатление. Он познакомился с ними по возвращении домой. Сергей и Александр несли военную службу в драгунском полку. На несколько месяцев они приехали в отпуск, с первого взгляда мальчик полюбил их обоих. Они были красивые, молодые, ласковые и весёлые, а главное, много интересного рассказывали своему племяннику. О том, что такое поэзия, Сережа узнал именно от них.

Мальчик был счастлив снова окунуться в привычную среду. В доме деда к детям в последние недели их пребывания стали относиться более ласково. Но всё же они, а прежде всего Серёжа, были рады возвращению в уфимский дом.

Семья Серёжи жила сравнительно небогато. Тем не менее именно в доме его родителей проводились незабываемые праздники. Мать собственноручно готовила миндальное печенье, и наблюдать за этим процессом было одним из излюбленных занятий мальчика. Он с нетерпением ждал появления этого лакомства на праздничном столе, в первую очередь потому, что ему приятно было слушать похвалы, которые произносились в адрес Софьи Николаевны.

Отрывочные воспоминания

Самые первые предметы, уцелевшие на ветхой картине давно прошедшего, картине, сильно полинявшей в иных местах от времени и потока шестидесятых годов, предметы и образы, которые еще носятся в моей памяти, – кормилица, маленькая сестрица и мать; тогда они не имели для меня никакого определённого значенья и были только безыменными образами. Кормилица представляется мне сначала каким-то таинственным, почти невидимым существом. Я помню себя лежащим ночью то в кроватке, то на руках матери и горько плачущим: с рыданием и воплями повторял я одно и то же слово, призывая кого-то, и кто-то являлся в сумраке слабоосвещённой комнаты, брал меня на руки, клал к груди… и мне становилось хорошо. Потом помню, что уже никто не являлся на мой крик и призывы, что мать, прижав меня к груди, напевая одни и те же слова успокоительной песни, бегала со мной по комнате до тех пор, пока я засыпал. Кормилица, страстно меня любившая, опять несколько раз является в моих воспоминаниях, иногда вдали, украдкой смотрящая на меня из-за других, иногда целующая мои руки, лицо и плачущая надо мною. Кормилица моя была господская крестьянка и жила за тридцать вёрст; она отправлялась из деревни пешком в субботу вечером и приходила в Уфу рано поутру в воскресенье; наглядевшись на меня и отдохнув, пешком же возвращалась в свою Касимовку, чтобы поспеть на барщину. Помню, что она один раз приходила, а может быть, и приезжала как-нибудь, с моей молочной сестрой, здоровой и краснощекой девочкой.

Сестрицу я любил сначала больше всех игрушек, больше матери, и любовь эта выражалась беспрестанным желаньем ее видеть и чувством жалости: мне всё казалось, что ей холодно, что она голодна и что ей хочется кушать; я беспрестанно хотел одеть ее своим платьицем и кормить своим кушаньем; разумеется, мне этого не позволяли, и я плакал.

Постоянное присутствие матери сливается с каждым моим воспоминанием. Её образ неразрывно соединяется с моим существованьем, и потому он мало выдаётся в отрывочных картинах первого времени моего детства, хотя постоянно участвует в них.

Тут следует большой промежуток, то есть тёмное пятно или полинявшее место в картине давно минувшего, и я начинаю себя помнить уже очень больным, и не в начале болезни, которая тянулась с лишком полтора года, не в конце её (когда я уже оправлялся), нет, именно помню себя в такой слабости, что каждую минуту опасались за мою жизнь. Один раз, рано утром, я проснулся или очнулся, и не узнаю, где я. Всё было незнакомо мне: высокая, большая комната, голые стены из претолстых новых сосновых брёвен, сильный смолистый запах; яркое, кажется летнее, солнце только что всходит и сквозь окно с правой стороны, поверх рединного полога, который был надо мною опущен, ярко отражается на противоположной стене… Подле меня тревожно спит, без подушек и нераздетая, моя мать. Как теперь гляжу на чёрную ее косу, растрепавшуюся по худому и жёлтому ее лицу. Меня накануне привезли в подгородную деревню Зубовку, верстах в десяти от Уфы. Видно, дорога и произведённый движением спокойный сон подкрепили меня; мне стало хорошо и весело, так что я несколько минут с любопытством и удовольствием рассматривал сквозь полог окружающие меня новые предметы. Я не умел поберечь сна бедной моей матери, тронул её рукой и сказал: «Ах, какое солнышко! как хорошо пахнет!» Мать вскочила, в испуге сначала, и потом обрадовалась, вслушавшись в мой крепкий голос и взглянув на моё посвежевшее лицо. Как она меня ласкала, какими называла именами, как радостно плакала… этого не расскажешь! Полог подняли; я попросил есть, меня покормили и дали мне выпить полрюмки старого рейнвейну, который, как думали тогда, один только и подкреплял меня. Рейнвейну налили мне из какой-то странной бутылки со сплюснутым, широким, круглым дном и длинною узенькою шейкою. С тех пор я не видывал таких бутылок. Потом, по просьбе моей, достали мне кусочки или висюльки сосновой смолы, которая везде по стенам и косякам топилась, капала, даже текла понемножку, застывая и засыхая на дороге и вися в воздухе маленькими сосульками, совершенно похожими своим наружным видом на обыкновенные ледяные сосульки. Я очень любил запах сосновой и еловой смолы, которою курили иногда в наших детских комнатах. Я понюхал, полюбовался, поиграл душистыми и прозрачными смоляными сосульками; они растаяли у меня в руках и склеили мои худые, длинные пальцы; мать вымыла мне руки, вытерла их насухо, и я стал дремать… Предметы начали мешаться в моих глазах; мне казалось, что мы едем в карете, что мне хотят дать лекарство и я не хочу принимать его, что вместо матери стоит подле меня нянька Агафья или кормилица… Как заснул я и что было после – ничего не помню.

Часто припоминаю я себя в карете, даже не всегда запряжённой лошадьми, не всегда в дороге. Очень помню, что мать, а иногда нянька держит меня на руках, одетого очень тепло, что мы сидим в карете, стоящей в сарае, а иногда вывезенной на двор; что я хнычу, повторяя слабым голосом: «Супу, супу», – которого мне давали понемножку, несмотря на болезненный, мучительный голод, сменявшийся иногда совершенным отвращеньем от пищи. Мне сказывали, что в карете я плакал менее и вообще был гораздо спокойнее. Кажется, господа доктора в самом начале болезни дурно лечили меня и наконец залечили почти до смерти, доведя до совершенного ослабления пищеварительные органы; а может быть, что мнительность, излишние опасения страстной матери, беспрестанная перемена лекарств были причиною отчаянного положения, в котором я находился.

Я иногда лежал в забытьи, в каком-то среднем состоянии между сном и обмороком; пульс почти переставал биться, дыханье было так слабо, что прикладывали зеркало к губам моим, чтоб узнать, жив ли я; но я помню многое, что делали со мной в то время и что говорили около меня, предполагая, что я уже ничего не вижу, не слышу и не понимаю, – что я умираю. Доктора и все окружающие давно осудили меня на смерть: доктора – по несомненным медицинским признакам, а окружающие – по несомненным дурным приметам, неосновательность и ложность которых оказались на мне весьма убедительно. Страданий матери моей описать невозможно, но восторженное присутствие духа и надежда спасти свое дитя никогда её не оставляли. «Матушка Софья Николавна, – не один раз говорила, как я сам слышал, преданная ей душою дальняя родственница Чепрунова, – перестань ты мучить своё дитя; ведь уж и доктора и священник сказали тебе, что он не жилец. Покорись воле божией: положи дитя под образа, затепли свечку и дай его ангельской душеньке выйти с покоем из тела. Ведь ты только мешаешь ей и тревожишь её, а пособить не можешь…» Но с гневом встречала такие речи моя мать и отвечала, что покуда искра жизни тлеется во мне, она не перестанет делать всё что может для моего спасенья, – и снова клала меня, бесчувственного, в крепительную ванну, вливала в рот рейнвейну или бульону, целые часы растирала мне грудь и спину голыми руками, а если и это не помогало, то наполняла легкие мои своим дыханьем – и я, после глубокого вздоха, начинал дышать сильнее, как будто просыпался к жизни, получал сознание, начинал принимать пищу и говорить, и даже поправлялся на некоторое время. Так бывало не один раз. Я даже мог заниматься своими игрушками, которые расставляли подле меня на маленьком столике; разумеется, всё это делал я, лежа в кроватке, потому что едва шевелил своими пальцами. Но самое главное моё удовольствие состояло в том, что приносили ко мне мою милую сестрицу, давали поцеловать, погладить по головке, а потом нянька садилась с нею против меня, и я подолгу смотрел на сестру, указывая то на одну, то на другую мою игрушку и приказывая подавать их сестрице.

Заметив, что дорога мне как будто полезна, мать ездила со мной беспрестанно: то в подгородные деревушки своих братьев, то к знакомым помещикам; один раз, не знаю куда, сделали мы большое путешествие; отец был с нами. Дорогой, довольно рано поутру, почувствовал я себя так дурно, так я ослабел, что принуждены были остановиться; вынесли меня из кареты, постлали постель в высокой траве лесной поляны, в тени дерев, и положили почти безжизненного. Я всё видел и понимал, что около меня делали. Слышал, как плакал отец и утешал отчаявшуюся мать, как горячо она молилась, подняв руки к небу. Я все слышал и видел явственно и не мог сказать ни одного слова, не мог пошевелиться – и вдруг точно проснулся и почувствовал себя лучше, крепче обыкновенного. Лес, тень, цветы, ароматный воздух мне так понравились, что я упросил не трогать меня с места. Так и простояли мы тут до вечера. Лошадей выпрягли и пустили на траву близёхонько от меня, и мне это было приятно. Где-то нашли родниковую воду; я слышал, как толковали об этом; развели огонь, пили чай, а мне дали выпить отвратительной римской ромашки с рейнвейном, приготовили кушанье, обедали, и все отдыхали, даже мать моя спала долго. Я не спал, но чувствовал необыкновенную бодрость и какое-то внутреннее удовольствие и спокойствие, или, вернее сказать, я не понимал, что чувствовал, но мне было хорошо. Уже довольно поздно вечером, несмотря на мои просьбы и слёзы, положили меня в карету и перевезли в ближайшую на дороге татарскую деревню, где и ночевали. На другой день поутру я чувствовал себя также свежее и лучше против обыкновенного. Когда мы воротились в город, моя мать, видя, что я стал немножко покрепче, и сообразя, что я уже с неделю не принимал обыкновенных микстур и порошков, помолилась богу и решилась оставить уфимских докторов, а принялась лечить меня по домашнему лечебнику Бухана. Мне становилось час от часу лучше, и через несколько месяцев я был уже почти здоров: но всё это время, от кормежки на лесной поляне до настоящего выздоровления, почти совершенно изгладилось из моей памяти. Впрочем, одно происшествие я помню довольно ясно: оно случилось, по уверению меня окружающих, в самой средине моего выздоровления…

Чувство жалости ко всему страдающему доходило во мне, в первое время моего выздоровления, до болезненного излишества. Прежде всего это чувство обратилось на мою маленькую сестрицу: я не мог видеть и слышать её слёз или крика и сейчас начинал сам плакать; она же была в это время нездорова. Сначала мать приказала было перевести её в другую комнату; но я, заметив это, пришёл в такое волнение и тоску, как мне после говорили, что поспешили возвратить мне мою сестрицу. Медленно поправляясь, я не скоро начал ходить и сначала целые дни, лёжа в своей кроватке и посадив к себе сестру, забавлял её разными игрушками или показываньем картинок. Игрушки у нас были самые простые: небольшие гладкие шарики или кусочки дерева, которые мы называли чурочками; я строил из них какие-то клетки, а моя подруга любила разрушать их, махнув своей ручонкой. Потом начал я бродить и сидеть на окошке, растворённом прямо в сад. Всякая птичка, даже воробей, привлекала мое вниманье и доставляла мне большое удовольствие. Мать, которая всё свободное время от посещенья гостей и хозяйственных забот проводила около меня, сейчас достала мне клетку с птичками и пару ручных голубей, которые ночевали под моей кроваткой. Мне рассказывали, что я пришел от них в такое восхищение и так его выражал, что нельзя было смотреть равнодушно на мою радость. Один раз, сидя на окошке (с этой минуты я всё уже твёрдо помню), услышал я какой-то жалобный визг в саду; мать тоже его услышала, и когда я стал просить, чтобы послали посмотреть, кто это плачет, что, «верно, кому-нибудь больно» – мать послала девушку, и та через несколько минут принесла в своих пригоршнях крошечного, еще слепого, щеночка, который, весь дрожа и не твёрдо опираясь на свои кривые лапки, тыкаясь во все стороны головой, жалобно визжал, или скучал,

как выражалась моя нянька. Мне стало так его жаль, что я взял этого щеночка и закутал его своим платьем. Мать приказала принести на блюдечке тёпленького молочка, и после многих попыток, толкая рыльцем слепого кутёнка в молоко, выучили его лакать. С этих пор щенок по целым часам со мной не расставался; кормить его по нескольку раз в день сделалось моей любимой забавой; его назвали Суркой, он сделался потом небольшой дворняжкой и жил у нас семнадцать лет, разумеется, уже не в комнате, а на дворе, сохраняя всегда необыкновенную привязанность ко мне и к моей матери.

Выздоровленье моё считалось чудом, по признанию самих докторов. Мать приписывала его, во-первых, бесконечному милосердию божию, а во-вторых, лечебнику Бухана. Бухан получил титло моего спасителя, и мать приучила меня в детстве молиться богу за упокой его души при утренней и вечерней молитве. Впоследствии она где-то достала гравированный портрет Бухана, и четыре стиха, напечатанные под его портретом на французском языке, были кем-то переведены русскими стихами, написаны красиво на бумажке и наклеены сверх французских. Всё это, к сожалению, давно исчезло без следа.

Я приписываю моё спасение, кроме первой вышеприведённой причины, без которой ничто совершиться не могло, – неусыпному уходу, неослабному попечению, безграничному вниманию матери и дороге, то есть движению и воздуху. Вниманье и попеченье было вот какое: постоянно нуждаясь в деньгах, перебиваясь, как говорится, с копейки на копейку, моя мать доставала старый рейнвейн в Казани, почти за пятьсот вёрст, через старинного приятеля своего покойного отца, кажется доктора Рейслейна, за вино платилась неслыханная тогда цена, и я пил его понемногу, несколько раз в день. В городе Уфе не было тогда так называемых французских белых хлебов – и каждую неделю, то есть каждую почту, щедро вознаграждаемый почтальон привозил из той же Казани по три белых хлеба. Я сказал об этом для примера; точно то же соблюдалось во всем. Моя мать не давала потухнуть во мне догоравшему светильнику жизни; едва он начинал угасать, она питала его магнетическим излиянием собственной жизни, собственного дыханья. Прочла ли она об этом в какой-нибудь книге или сказал доктор – не знаю. Чудное целительное действие дороги не подлежит сомнению. Я знал многих людей, от которых отступались доктора, обязанных ей своим выздоровлением. Я считаю также, что двенадцатичасовое лежанье в траве на лесной поляне дало первый благотворный толчок моему расслабленному телесному организму. Не один раз я слышал от матери, что именно с этого времени сделалась маленькая перемена к лучшему.

Первый учитель

Братья матери, впрочем, имели и прямое отношение к одному из неприятных событий в детстве главного героя. Узнав о том, что мальчик не умеет писать, они принялись его жестоко дразнить, в результате тот набросился на них с кулаками. Серёжа был наказан, провел несколько часов в углу. А затем так распереживался, что снова заболел.

Вся эта история, конечно, закончилась всеобщим примирением. А после выздоровления Сереже родители наняли учителя, который и начал ему давать уроки письма. Но и здесь не обошлось без неприятных открытий. Однажды мальчик отправился в училище, где трудился педагог. Дома учитель был с Серёжей довольно ласков. В учебном же заведении этот человек обращался со своими подопечными весьма жестоко.

Сергеевская пустошь

Так отец мальчика назвал приобретённые земли. Серёжа, конечно, этим очень гордился, а вскоре узнал о том, что предстоящее лето они проведут в новой деревне. От отца он унаследовал любовь к природе. Его не огорчал в Сергеевке недостроенный, необжитой дом, но весьма радовало участие в оружейной охоте, вид живописного озера Киишки и прочие детали сельского быта.

После деревенской жизни Сережина любовь к уфимскому дому прошла. Отныне здесь его радовала лишь возможность часами предаваться чтению. По возвращении из деревни мальчик услышал о свершившимся событии, которое впоследствии получило в истории России немалое значение, — о смерти Екатерины II и восхождении на престол Павла.

Сюжет

Повествование о своём детстве ведёт Сергей Багров. В начале книги это болезненный, впечатлительный мальчик, который воспитывается вместе с младшей сестрой в родительском доме в Уфе. Мать выхаживает его, перевозя с места на место и согревая своим дыханием, по приёмам, почерпнутым из «Домашнего лечебника». Когда здоровье ребёнка окрепло, пошатнулось здоровье матери — лекари подозревали чахотку. На время её лечения детей отправили к бабушке и дедушке в имение Багрово, где старосветские помещики приняли их весьма настороженно.

До поры до времени единственным развлечением Серёжи было чтение «Арабских сказок» и других книжек для детей, которые дарил ему богатый сосед Аничков. Когда мать выздоровела, отец Серёжи в видах кумысолечения приобрёл у башкир земли под Уфой, на которых поселил названную в его честь деревню Сергеевка. Незыбываемое лето было проведено в этих местах за ужением рыбы. Вместе со своим верным «дядькой» Евсеичем мальчик стал с горячностью осваивать и другие развлечения на свежем воздухе — охоту на перепелов с сетками и дудками, охоту на русака тенетами, ловлю бабочек.

«И этот день принес мне новые, неизвестные прежде понятия и заставил меня перечувствовать неиспытанные мною чувства», — то и дело замечает рассказчик. Постепенно ему открывается, что реальных людей не всегда можно разделить на добрых и злых, как это принято в тех книжках, что ему давали читать. Он впервые встречается с несправедливостями этого мира. Глубоко ранят его издевательства со стороны братьев матери; телесные наказания, которые он наблюдает в народном училище; жестокое обращение старосты Мироныча с крестьянами; даже то, как родная бабушка таскает за волосы девочек-крестьянок. Вместе с тем он научается высоко ставить своё дворянское происхождение и гордиться своими предками.

Кончина дедушки означает для Серёжи первое знакомство со смертью. Унаследовав дедовское имение, Багров-отец оставил службу в городе и, несмотря на возражения жены, перебрался с семьёй в сельский дом матери. В перспективе супруги Багровы ожидали получения ещё более крупного наследства от двоюродной сестры дедушки, бездетной вдовы Прасковьи Ивановны Куролесовой, которая жила за 400 вёрст от их деревни, за Волгой, в богатом селе Чурасово. Прасковья Ивановна, личность властная и самобытная, привязавшись к Серёжиной матери, стала настаивать на том, чтобы родственники проводили большую часть времени в её симбирской усадьбе, где мальчику было скучновато. Повесть заканчивается тем, что мать везёт Серёжу в Казань, где он (уже в следующей книге трилогии) поступит учиться в гимназию.

Последние годы детства

После того как отец Сережи стал владельцем Багрова, он ушёл в отставку. Вся семья переехала в деревню, которая когда-то так не понравилась Серёже. Главный герой отличается необыкновенной наблюдательностью, способностью к состраданию — всем тем, что, пожалуй, впоследствии помогло и Аксакову стать одним из величайших русских писателей.

Его герой Серёжа — типичный представитель помещичьего рода. В первые дни жизни в Багрово он испытывает сострадание по отношению к бабушке, не так давно утратившей мужа. Но вскоре он видит, как она жестоко обращается с дворовыми. Рукоприкладство было составляющей помещичьего быта, этим тогда никого нельзя было удивить. Сергей отличался удивительной четкостью и способностью формировать собственное, независимое ни от кого мнение. Жестокость по отношению к дворовым, которую так часто проявляла бабушка, отвратила мальчика от неё.

В Багрово Серёжа впервые оценил красоту зимнего пейзажа. Именно здесь он узнал о том, что такое настоящая весна. В деревне, которая досталась его отцу от деда, он услышал сказку о дочери купца, которая за свои мечты об аленьком цветочке однажды поплатилась свободой. В родовом имении прошли последние детские годы Багрова-внука. А затем наступил новый период его жизни — поступление в гимназию, свежие впечатления, новые знакомые, словом, отрочество…

Детские годы Багрова-внука краткое содержание

Повесть «Детские годы Багрова-внука» Аксакова была написана в 1858 году. Книга является второй частью автобиографической трилогии писателя. В ней описаны годы детства Сергея Тимофеевича, проведенные на Южном Урале. Для лучшей подготовки к уроку литературы рекомендуем читать онлайн краткое содержание «Детские годы Багрова-внука» по главам. Пересказ повести будет полезен и для читательского дневника.

Главные герои Сережа Багров – маленький мальчик, добрый, любящий, открытый. Другие персонажи Отец – заботливый, мягкий, семейный мужчина. Мать – Болезненная, немного нервная женщина, любящая Сережу больше других детей. Сестра – младшая сестренка Сережи, которая очень любит своего братца. Бабушка и дедушка – родители отца, старые, строгие люди. Прасковья Ивановна Куролесова – тетка отца, богатая, властная, но добрая женщина. Краткое содержание

Глава 1. Отрывочные воспоминания В самых ранних воспоминаниях Сережи присутствуют только три человека – «кормилица, маленькая сестрица и мать». Тяжелым испытанием для него стало расставание с кормилицей, которую он очень любил. Больного мальчика долго лечили, и «наконец залечили почти до смерти, доведя до совершенного ослабления пищеварительные органы». Невозможно описать страдания матери, которая молилась днем и ночью за больного сына. Утешением Сережи всегда было общение с младшей сестрой, особенно когда ему «давали поцеловать, погладить по головке», а после он показывал ей свои игрушки.

Глава 2. Последовательные воспоминания После выздоровления Сережа стал «тихим, кротким, необыкновенно жалостливым, большим трусом». Мальчика научили читать, а писать он выучился гораздо позднее. В те годы его семья жила в Уфе, в большом деревянном доме. Сережа рос нервным, впечатлительным ребенком с богатым воображением – рассказы няньки «о буке, о домовых и мертвецах» могли легко довести его до исступления. Узнав, что мальчик стал бояться темноты из-за сказок и легенд старой женщины, мать отослала ее в деревню. Поначалу Сережа каждый день читал «единственную книжку «Зеркало добродетели»». Он настолько увлекся чтением, что стал запоем читать все подряд. Мать, измученная серьезной болезнью Сережи и его медленным выздоровлением, сама заболела чахоткой. Супруг решил отвезти ее в Оренбург к лучшему специалисту. Детей же на время отправили к их бабушке и дедушке в Багрово.

Глава 3. Дорога до Парашина Дорога произвела на маленького Сережу сильное впечатление. Он был настолько поражен сменой картинок, что даже позабыл о своей страсти – чтении.

Глава 4. Парашино Прибыв в «богатое село Парашино», родители Сережи первым делом встретили Мироныча – управителя и поверенного бабушки Куролесовой. Мальчик стразу невзлюбил Мироныча, который был зол, жесток и несправедлив по отношению к крестьянам. Отец взял с собой Сережу на конный двор, в поля, и эти поездки доставили ему огромное удовольствие.

Глава 5. Дорога из Парашина в Багрово Переезд от Парашино к Багрово «был огромный, с лишком сорок верст». Мать решила отдохнуть в крошечной чувашской деревеньке. Отец предложил Сережу отправиться с ним на рыбалку, и тот с радостью согласился. Пробуждение было очень ранним, на заре. При виде Багрово глаза у матери «наполнились слезами и на лице выразилась грусть», заметно погрустнел и отец Сережи.

Глава 6. Багрово Бабушка и дедушка Сережи оказались старыми, строгими, бедно одетыми людьми. Мать общалась с родителями мужа очень почтительно, но Сережа тут же уловил в их разговоре «что-то чужое, недоброхотное». Мальчику было невесело в Багрово, он боялся дедушки, и хотел «опять в карету, опять в дорогу». На следующий день мать «очень захворала; у ней разлилась желчь и била лихорадка». Сережа, который никогда не видел мать такой больной, очень испугался. Отъезд родителей в Оренбург к доктору, и, в частности, первое расставание с матерью, стало для Сережи большим потрясением.

Глава 7. В Багрове без отца и матери «Скоро наступила сырая погода», и дети не могли подолгу гулять на улице. Пребывание в доме у бабушки и дедушки оказалось очень скучным. Настроение дедушки часто менялось – он было то весел, то сердит, то угрюмо молчалив. Поначалу Сережа пытался «учить читать маленькую сестрицу», но безрезультатно. Чтобы хоть как-то развлечь себя, он «пускался в разные выдумки», рассказывая сестре увлекательные истории, главным героем в которых был он сам. Спустя время вернулась отец с повеселевшей, окрепшей матерью. Все засобирались в обратную дорогу.

Глава 8. Зима в Уфе Сережа очень обрадовался возвращению в уфимский дом, а именно – «свободе бегать, играть и шуметь где угодно». Он заметно «стал смелее прежнего, тверже и бойчее», и близкие друзья родителей отмечали, что мальчик вырос и поумнел. Братья по линии матери стали обучать любимого племянника навыкам рисования, письма, открыли ему мир поэзии.

Глава 9. Сергеевка С приходом весны Сережа отправился с родителями и сестрой в деревушку Сергеевку, где мать могла бы по совету доктора беспрепятственно получать свежий кумыс. Здесь мальчик замечательно провел время, наблюдая за охотой и занимаясь рыбной ловлей. Но самое главное – здоровье матери заметно окрепло. Глава 10. Возвращение в Уфу к городской жизни Большим контрастом с беспечной, привольной жизнью в деревне показалась Сереже его привычная городская жизнь в Уфе. Спасаясь от скуки, мальчик увлек себя чтением новых книг.

Глава 11. Зимняя дорога в Багрово Дорога в Багрово, занявшая двое суток, оставила у мальчика «самое тягостное и неприятное воспоминание». Он очень переживал за мать, которая всю дорогу «чувствовала тошноту и головокруженье». На подъезде к Багрово, возок, в котором ехали дети и нянюшки, опрокинулся, и Сережа сильной ударился головой.

Глава 12. Багрово зимой Оказалось, что дедушка был при смерти, но он оказался «в совершенной памяти и нетерпеливо желал увидеть сына, невестку и внучат». В голове у Сережи оказалась совершенная путаница из «разных впечатлений, воспоминаний, страха и предчувствий» – мысль о скорой дедушкиной смерти не давала ему покоя. В ту же ночь дедушка скончался. Сережу очень удивило, что после похорон домочадцы «плакали и ели с удивительным аппетитом». Перед отъездом родителей бабушка слезно просила отца подать в отставку и приехать к ней управлять деревней.

Глава 13. Уфа По возвращении домой в Уфу Сережа стал замечать, что «у матери с отцом происходили споры, даже неприятные». Дело в том, что отец хотел выполнить обещание, данное своей матери – «выйти немедленно в отставку, переехать в деревню, избавить свою мать от всех забот по хозяйству и успокоить ее старость». В свою очередь, мать горячо с ним спорила, что жизнь в Багрово, где ее никто не любит, плохо скажется на ее здоровье. В этот раз отец решил сделать по своему, и переезд в деревню отложили до лета, пока мать не подарит Сереже братика или сестричку. В июне мать благополучно родила мальчика, отец вышел в отставку, и все семейство переехало в Багрово.

Глава 14. Приезд на постоянное житье в Багрово В Багрово семью встретила «бабушка, в полгода очень постаревшая, и тетушка Татьяна Степановна». Отец сразу приступил к выполнению своих обязанностей в качестве хозяина, в то время как мать «твердо объявила, что будет жить гостьей». Сережа пристрастился к арабским сказкам, которые полностью занимали его воображение.

Глава 15. Чурасово Поздней осенью семья отправилась погостить к тетке отца – Прасковье Ивановне Куролесовой в Чурасово. Тетушка встретила гостей «просто, ласково и весело», и Сережа быстро привязался к доброй женщине. Спустя два месяца было решено вернуться в Багрово.

Глава 16. Багрово после Чурасова По сравнению с жизнью у тетки в Багрово «все было тихо, глухо, пусто». После масленицы к одной из сестер отца приехал свататься Митенька Рожнов, чьей главной и единственной потребностью было чревоугодничество. После обеда «тетушка объявила, что ни за что на свете не пойдет за такого урода и увальня», чему Сережа был очень рад.

Глава 17. Первая весна в деревне Приход весны произвел на мальчика большое впечатление. Он никак не мог привыкнуть к «весне и к ее разнообразным явлениям, всегда новым, потрясающим и восхитительным». Когда установилась теплая погода, Сережа много времени проводил за ловлей рыбы и раков. Вместе с любимой сестрой он рвал цветы для матери, собирал «червячков, бабочек и разных букашек». В августе семья собралась в Чурасово, чтобы навестить тетку Прасковью Ивановну.

Глава 18. Летняя поездка в Чурасово По дороге в Чурасово семья остановилась у богатого помещика Дурасова. Сережу впечатлил «мраморный фонтан и солнечные часы», расположенные во дворе. Роскошная обстановка дома имела много общего с настоящим дворцом, и мальчик почувствовал себя героем какой-то волшебной сказки. Гостеприимный хозяин показал свои великолепные оранжереи и теплицы, в которых росли диковинные цветы и заморский фрукты. Сережа был поражен всем увиденным, а мать – раздосадована его неумением скрыть удивление. Прасковья Ивановна встретил родственников с неизменным благодушием. Однако вскоре отец получил тревожное письмо о болезни своей матери, и все стали собираться в обратный путь.

Глава 20. Осенняя дорога в Багрово Дорога в Багрово оказалась очень трудной из-за плохой погоды, и растянулась на семь дней. Отец был на грани отчаяния, и мать старалась успокоить его, как могла. Он так и не успел проститься с матушкой, которая «скончалась в самый покров». Это известие серьезно подкосило отца.

Глава 21. Жизнь в Багрове после кончины бабушки Вскоре после смерти бабушки Сережа серьезно заболел, пролежав «в жару и в забытьи трое суток». Все это время мать не отходила от него ни днем, ни ночью. Прасковья Ивановна настоятельно попросила родителей приехать к ней в Чурасово зимой, и они не смогли ей отказать. Было решено ехать «немедленно, как только ляжет зимний путь». Тем временем Евсеич научил Сережу ловле птиц при помощи силков, и мальчик был очень рад новому развлечению. Прасковья Ивановна посоветовала матери «побывать в Казани и помолиться тамошним чудотворцам». Сережа был рад возможности увидеть «новый богатый город» – он еще не знал, что впереди его ожидает начало важнейшего события в жизни…

Заключение В своем произведении Сергей Аксаков сделал акцент на том, насколько важно с любовью и вниманием относиться детям, когда они только постигают окружающий их мир. После ознакомления с кратким пересказом «Детские годы Багрова-внука» рекомендуем прочесть повесть в полной версии.

Библейские мотивы в «Детских годах Багрова-внука» С. Аксакова

По словам А. Платонова, «особая сила «Детских годов Багрова-внука» заключается в изображении прекрасной семьи, вернее — целого рода, то есть преемственности двух семейств, переходящих в будущую, третью, — через посредство внука и сына, через посредство ребенка: семья показывается через ее результат — ребенка, что наиболее убедительно» [Платонов 2011: 513]. Главная художественная задача, которую ставил Аксаков, — изобразить правдиво «жизнь человека в дитяти», возможность увидеть окружающий мир глазами ребенка. Сохранилась любопытная записка Аксакова неизвестному адресату:

Есть у меня заветная дума, которая давно и день и ночь меня занимает, но Бог не посылает мне разума и вдохновения для ее исполнения. Я желаю написать такую книгу для детей, какой не было в литературе <…> Тайна в том, что книга должна быть написана, не подделываясь к детскому возрасту, а как будто для взрослых, и чтоб не только не было нравоучения, но даже намека на нравственное впечатление и чтоб исполнение было художественно в высшей степени (цит. по: [Машинский 1955: 59]).

По замыслу Аксакова, «Детские годы Багрова-внука» должны стать произведением не только основанным на воспоминаниях взрослого писателя, но и в значительной степени отражением формирования образа внешнего мира в сознании еще маленького, но уже человека. И в этом смысле его книга уникальна и не имеет аналогов в мировой литературе. Аксаков ни разу не переходит на взрослую, авторскую оценку происходящих событий. Он наблюдает своего героя в его освоении мира, в единой культурной системе «я — мир». О том, что художник должен быть не судьей в своем произведении, а всей своей душой слиться с изображаемым предметом, сам автор говорил неоднократно. Ребенок, не будучи еще собеседником жизни, полноправно присутствует в звучащей поэзии мира. Читатель узнает в основе переживаний аксаковского героя древние мифопоэтические поверья и христианские мотивы. Они звучат в тексте, делая его объемнее, а прошедшее — близким, живым. Дискурс семейного эпоса и незыблемых традиций, влияющих на становление субъективного детского сознания, является определяющим в произведении Аксакова.

В начале повествования Аксаков воссоздает первые безы­мянные образы, самые первые предметы, уцелевшие «на ветхой картине давно прошедшего», которые сохранились в памяти писателя; еще не названные явления, не имеющие определенного смысла, но уже как-то обозначившие внешний мир, — кормилица, маленькая сестрица и мать. Интересно, что писатель называет ветхой саму картину, но тем отчетливее представляются названные предметы. Данная очередность говорит о значении каждого из них для появившегося на свет ребенка, о его потребностях, о первых прикосновениях к действительности.

Кормилица воспринимается мальчиком «таинственным, почти невидимым существом», которое приносит успокоение. Думается, в образе кормилицы воплотились черты Божественной природы, дающей жизненную силу. В дальнейшем именно в общении с природой Сережа Багров будет находить излечение от недугов, отдохновение. «Я помню себя <…> горько плачущим: с рыданием и воплями повторял я одно и то же слово, призывая кого-то, и кто-то являлся в сумраке слабоосвещенной комнаты, брал меня на руки, клал к груди <…> и мне становилось хорошо». Во фразе «одно и то же слово» присутствует аллюзия на начало первой главы Евангелия от Иоанна о том, что в самом начале было Слово. Пространство обозначено тремя основными «предметами» (кормилица, сестрица, мать), и время задано одним словом, первичной ценностью — «хорошо».

Образ первого призывного слова, начальной ступени познания, повторяемого героем в сумраке комнаты, а значит в беспокойной тесноте, так или иначе неоднократно воспроизводится автором и в этом произведении, и в последующих «Воспоминаниях», где показано духовное преобразование героя через болезненный бред с «пронзительным криком» и требованием «пустить дальше».

Мифопоэтическое начало образа природы в детском осознании вынесено автором на первое место. Кормилица воспринимается как первая идеальная сущность. Она безымянна, как нечто непроизносимое, неназванное, но необходимое, она молчалива, как сама природа. Мать же, забрав ребенка от кормилицы, напевает «одни и те же слова», отвечает на призывное «одно и то же слово» ребенка. Она показана писателем словно бегущей из природного рая: «Мать, прижав меня к груди, напевая одни и те же слова успокоительной песни, бегала со мной по комнате до тех пор, пока я засыпал». Мать всегда будет недовольна любовью Сережи к природе, она будет противиться этой любви, будет ревновать сына к березовой роще, ужению рыбы, крестьянским песням. Но именно природа станет для мальчика источником здоровья, животворящей силой — в противопоставлении научному искусственному лечению. Он всегда будет радостно стремиться к природе и виновато возвращаться к матери, чтобы заслужить ее любовь.

Далее автор замечает, что потом кормилица, которая жила за тридцать верст, словно в сказочном тридесятом государстве, «отправлялась из деревни пешком в субботу вечером и приходила в Уфу рано поутру в воскресенье» наглядеться на ребенка. Долгий, на всю ночь, поход господской крестьянки и ее утреннее появление рядом с ребенком, чтобы наглядеться, вероятно, сопровождались молитвой, — таким образом, она совершала свое личное человеческое воскресное богослужение, служение по любви. Она «является в моих воспоминаниях, иногда вдали, украдкой смотрящая на меня из-за других, иногда целующая мои руки, лицо и плачущая надо мною». Автор и в этом эпизоде оставляет кормилицу безмолвной. Именно из этой сказочной стороны кормилица однажды появится с молочной сестрой Сережи, «здоровой и краснощекой девочкой»; здесь также показана связь с природой.

Образ маленькой сестрицы занимает важное место в становлении самосознания мальчика.

Хотите продолжить чтение? Подпишитесь на полный доступ к архиву.

Администрация Заволжского муниципального района Ивановской области официальный сайт. Аксаков «Детские годы Багрова-внука»

  #ДеньСемьи #PROчтение

  15 мая –  Международный день семьи. В такой праздник хочется вспомнить книгу, которую можно определить как гимн семье и семейным отношениям. В русской литературе такой, безусловно, является повесть Сергея Тимофеевича Аксакова «Детские годы Багрова-внука» (1856). Это вторая часть автобиографической трилогии (1 – «Семейная хроника», 3 – «Воспоминания»).

    В ней рассказывается о первых девяти годах жизни будущего писателя и главы большого семейства (у самого Аксакова было 10 детей). «Становление личности ребенка, воспитание души», — так сам писатель определил главную тему повести. Поступки, чувства, эмоции маленького мальчика, чуткого к проявлениям красоты, любви, добра и зла окружающего мира людей и природы – всё это откликается и запечатлевается в сердце читателя.

   Читая «Детские годы…», переживаешь гамму самых светлых чувств. И особенно радостно узнавать, что подобное испытывал и другой читатель этой книги, современник писателя: «Обрадованное сердце, долго черствевшее в холодном уединении, выходит будто из какого-то мрака на вольный свет, на Божий мир…».

   Чтобы понять, каким языком написано произведение, стоит вспомнить или перечитать сказку «Аленький цветочек», однажды рассказанную на ночь маленькому Багрову (самому автору) крепостной сказочницей ключницей Палагеей и включенную в эту книгу.

   Примечательный факт: семейная трилогия написана слепым человеком. Сергей Тимофеевич Аксаков к шестидесяти годам совершенно ослеп, и свои произведения он не писал, а рассказывал, диктовал близким. Чаще всего отца записывала старшая дочь Вера. Летом самой внимательной слушательницей была внучка Оля. Не случайно Сергей Тимофеевич именно ей и посвятил «Детские годы…».

   Литературовед наших дней Дмитрий Шеваров посвятил повести Аксакова удивительно теплое и пронзительное эссе. Его словами я и хочу закончить свой отзыв, чтобы у многих из нас проснулось желание читать и перечитывать эти книги не только себе, но и своим детям и внукам.

   «В одном из писем Ивана Сергеевича Аксакова (сын писателя) своей невесте, опасавшейся «пошлости» семейных будней, есть такие слова, будто и к нам обращенные: «Разве может опошлить человека ежедневная будничная жизнь, когда есть молитва, когда есть возможность читать Евангелие?..». И у нас есть эта возможность, но отчего же нам так трудно бывает выслушать близкого человека? Почему мы так часто не находим для ребенка тех слов, которые невзначай ронялись неграмотным дядькой Евсеичем и западали маленькому Сереже Багрову в душу на всю жизнь? «Соколик мой…». Для того чтобы нам уцелеть как народу, придется жить по Аксакову. И как бы ни морщились некоторые от слов идеал, благочестие, как бы ни потешались над целомудрием, нам по жизненным показаниям придется дорожить этими понятиями.

   Аксаковым еще будут зачитываться в метро и будут читать его вечером детям. В школах непременно будут уроки Аксакова, где старшеклассники станут не презервативы разглядывать, а получать представление о том, что такое атмосфера семьи, как она создается, какова тут роль отца и матери, что такое семейные традиции и как сохранить мир в доме. Мы выпустим Аксакова такими красивыми изданиями, что «Семейную хронику» будут дарить молодоженам сразу после венчания».

М.А. Селюк, Заволжская городская библиотека

 

 

 

 

 

 

Конспект урока + презентация по литературному чтению «С.Т. Аксаков «Детские годы Багрова-внука»»

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Красноярский государственный педагогический

университет им. В.П.Астафьева»

Конспект урока по литературному чтению

Тема: «С.Т. Аксаков «Детские годы Багрова-внука»»

(МОУ СОШ № 7, 4 «Б» класс)

Выполнила: студентка факультета

начальных классов, группы 41

Кубрак Алина Владимировна

Классный руководитель:

Кондратьева Ленина Витальевна

Проверила:

Барбашова Елена Николаевна

Красноярск 2011

Урок: Литературное чтение, 3 урок в расписании.

Тема: С.Т. Аксаков «Детские годы Багрова-внука».

Тип урока: Изучение нового материала.

Программа: Школа 2100.

Задачи:

1.Образовательные:

— продолжить знакомство с творчеством С.Т. Аксакова

2.Воспитательные:

— воспитывать бережное отношение к природе воспитывать бережное отношение к природе

3.Развивающие:

— развивать навык осознанного беглого чтения; наблюдательность, способность видеть и чувствовать красоту природы родного края

Оборудование:

Для учителя: В океане света. Учебник. 4 класс. В 2-х частях. Бунеев Р.Н., Бунеева Е.В., образовательная система «Школа 2100», изд. «Баласс», М., 2008 г.

Для учащихся: учебник, пенал, дневник, тетрадь.

Ход урока:

Здравствуйте, ребята! Присаживайтесь.

Вам желаю доброго пути,
Будем долго ехать и идти.
Приведет нас добрый путь,
То же к доброму чему-нибудь!

Дети встали, поздоровались с учителем, затем сели на свои места.

2. Сообщение темы урока, вступительная беседа. (7 мин.)

Мы продолжаем наше путешествие. Мир природы приходит на страницы наших книг.

Постарайтесь увидеть прекрасное в повседневном, обычном. А сейчас мы поговорим о творчестве Аксакова.

Сергей Тимофеевич Аксаков родился осенью, 20 сентября 1791 года, в городе Уфе. Его отец, Тимофей Степанович, очень любил природу. Его страстью была охота. Однажды он взял с собой на охоту сына, правда, ружья ему не дал, а только разрешил приносить подстреленную дичь. Но самой незабываемой и волнующей для него стала рыбалка.

Все свои наблюдения об охоте и рыбалке Аксаков поместил в два больших произведения «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» и «Записки об уженьи рыбы». Также он написал книги «Семейная хроника», «Детские годы Багрова-внука», «Буран», «Очерки зимнего дня» и другие.

А знаете ли вы, как называется сказка, которую написал Аксаков?

Просмотр презентации.

Аленький цветочек.

3. Работа с текстом до чтения. (5 мин.)

Откройте учебник на странице 166. Мы сегодня будем читать отрывки из книги Сергея Аксакова «Детские годы Багрова-внука».

Это произведение является автобиографическим, т.к. Аксаков написал о своем детстве. В центре повествования – третье поколение Багровых – образ маленького Сережи Багрова. Он дал герою свое имя – Сережа, а фамилию другую – Багров. Его жизнь от младенчества до девятилетнего возраста прослежена необычайно пристально и подробно. Сережа Багров – и герой книги, и её повествователь. От его имени ведется рассказ. Это не воспоминание о прошлом, а рассказ о событиях, которые развертываются на наших глазах. Аксаков закончил эту книгу в 1858 году, когда ему было 67 лет. Книга была написана специально для детей и посвящена автором внучке, которой в 1858 году было 10 лет. В повести Аксаков описал историю своего детства. (Жил он в XVIII и XIX веках). «Детские годы Багрова – внука» – это жизнь, увиденная глазами ребенка.

4. Работа с текстом во время чтения. (15 мин.)

Давайте прочитаем «Вступление» и «Отрывочные воспоминания» (стр. 166-167)

Как вы считаете, почему авторы включили в раздел о природе отрывки, в которых ничего не описывается, нет никакой природы?

Что мы узнали о Сереже Багрове в этих отрывках?

Как вы думаете, какое время года может особенно взволновать такого человека?

Прочитайте заголовок следующей главы.

Перед чтением этой главы давайте выясним значение некоторых слов, которые встретятся в тексте. (Слова записаны на доске).

а) Великий пост – время, когда христиане по предписанию церкви отказываются от мясной и молочной пищи (постятся).
б) Гумно – место, где ставят и молотят хлеб.
в) Возмутительнее – беспокойнее, вызывали волнение.

Чтение главы по абзацам (стр. 167-169)

Почему именно «первая весна в деревне»?

Как вы считаете. Важно ли это для нас, читателей?

Найдите в тексте на стр. 167, какое впечатление производило на Сережу, наступление весны.

Подберите синоним к слову «раздражающее».

Проверьте себя, прочитав следующее предложение.

Что усиливало волнение Сережи?

Найдите слова, передающие общую увлеченность отца, Евсеича и Сережи приходом весны.

Найдите предложение, рассказывающее о приходе весны.

Как понимаете выражение:

«полая вода» –

«сурчины» –

Отчего всем остальным было грустно и скучно смотреть на картины уходящей зимы?

Почему отец, Евсеич и Сережа по-другому (т.е. с радостью) воспринимали все вокруг?

Какие изменения в природе замечал Сережа?

А с какого шага начинается весна для вас?

Для того чтобы понять каким видит писатель какое-либо явление, надо разобраться, какой он сам.

Он очень чувствительный, заботливый, зависимый от окружающих.

Весна.

«Первая весна в деревне».

Один ученик читает.

До этого Сережа не видел наступления весны в деревне.

Конечно, первое восприятие всегда острее, ярче, неожиданнее, надолго запоминается.

Приближение весны в деревне …

Волнующее, возмущающее.

Я чувствовал никогда не испытанное мною, особого рода волнение.

Разговор о весне с Евсеичем и с отцом.

Радовались как охотники.

Находя во мне живое сочувствие …

Снег растает, пруд спустят, вода разольется по земле.

Место, где живут сурки.

Они ждали с нетерпением прихода весны, и поэтому изменения вокруг их только радовали

5. Физминутка. (2 мин.)

Это глазки. Вот, вот.

Это ушки. Вот, вот.

Это нос. Это рот.

Там спинка, тут живот.

Это ручки. Хлоп, хлоп.

Это ножки. Топ, топ.

Ой, устали! Вытрем лоб.

Дети повторяют упражнения за учителем.

6. Работа с текстом во время чтения. (14 мин.)

А какие воспоминания о детстве являются для вас самыми яркими?

С улыбкой и грустинкой вспоминаем мы многие истории детства. И наверняка каждый помнит свои первые любимые книги – сказки.

Отрывок повести, помещенный в нашем учебнике – хрестоматии посвящен и этим авторским впечатлениям.

Давайте прочитаем 2 часть главы «Первая весна в деревне». (стр. 169-171)

Как вы думаете, в чем же «тайна очарования сказок»?

Как вы относитесь к тому, что Сережа не спал ночью, а слушал сказки?

1. Тема природы – одна из главных в книге «Детские годы Багрова-внука». Аксаков показал «поэзию природы», ее влияние на человеческую душу. Просмотрите еще раз главу «Первая весна в деревне» и расскажите, какой представилась весна Сереже со слов отца и Евсеича и какой он увидел ее своими глазами.

2. Расскажите, что так потрясло мальчика, наблюдавшего пробуждение природы.

Почему запомнилось Сереже эта первая весна в деревне?

3. Что нового о характере Сережи вы узнали из прочитанных глав? (Обратите внимание на отношение мальчика к сестре, на его восприятие природы.)

Он внимательный, терпеливый, наблюдательный, любопытный.

7. Итог урока. (1 мин.)

А закончить наш урок я бы хотела строками английского писателя Вильяма Хадсона: «У Аксакова сохранилось сердце ребенка, способное после долгих лет жизни мысленно оживить прошлое и нарисовать его истинными, свежими и оригинальными красками».

Мне приятно было работать с вами. Спасибо за урок.

Дети идут на перемену.

Сергей Тимофеевич Аксаков | Русский писатель

Сергей Тимофеевич Аксаков , (родился 20 сентября [1 октября по новому стилю] 1791 года, Уфа, Россия — умер 30 апреля [12 мая] 1859 года, Москва), романист, известный своей реалистичностью и комичностью. повествования и за введение в русскую литературу нового жанра, помесь мемуара и романа.

Выросший в патриархальной семье, Аксаков получил образование в псевдоклассических традициях дома, в школе и в только что основанном университете в Казани.Он стал переводчиком в законодательной комиссии государственной службы, служил в ополчении в борьбе с Наполеоном в 1812 году, женился в 1815 году, а в 1816 году удалился в родовое имение. Проработав десять лет сквайром спортивной страны, он вернулся на госслужбу в Москву и стал литературным цензором, инспектором, а затем директором колледжа землеустройства. Унаследовав деньги, он вышел на пенсию в 1839 году и жил в Москве и ее окрестностях, развлекая своих друзей — в основном писателей и славянофилов.

До 1834 года, когда был опубликован его успешный Буран («Метель»), в сочинениях Аксакова отразились устаревшие литературные вкусы: переводы Николя Буало и Мольера, непримечательные стихи и статьи о театре. Но затем он был вдохновлен любовью к сельской России во времена крепостного права, его сыновьями-славянофилами Иваном и Константином и восхищением писателем Николаем Гоголем написать историю своего деда, родителей и своего отца. собственное детство, перенесенное в реалистическую художественную литературу.Результатом этой работы стали три книги, ставшие классикой: Семейная хроника (1856; Семейная хроника ), Воспоминания (1856; «Воспоминания»; англ. Пер. Русский школьник ) и Детские годы Багрова-внука (1858; Детские годы внука Багрова ). Аксаков разворачивает свои летописи объективно, непринужденно, простым языком. Их интерес заключается в иллюзии реальности и близости, созданной его яркими воспоминаниями о своем прошлом и прошлом своих предков.Эти произведения, сочетающие личные воспоминания с техникой писателя, принесли Аксакову известность. Лучшая книга трилогии, Семейные хроники, , также демонстрирует замечательное понимание семейной психологии.

Также представляют интерес книги Аксакова по стрельбе, рыбной ловле и коллекционированию бабочек и его воспоминания о Гоголе, которые не понаслышке представляют сложную личность его друга.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Детство Толстого в России | Encyclopedia.com


Детство в России было литературным изобретением и более или менее полно оформилось в псевдоавтобиографическом романе « Детство » (1852), дебютном произведении Льва Толстого (1828–1910). Это не означает, что до публикации произведения Толстого русские не воспринимали детство как отдельный период жизни, подчиненный своим законам. Однако те, кто имел такие переживания, не смогли зафиксировать их в чем-либо, кроме рудиментарной формы.Появление романа Толстого и дополнительного романа менее известного писателя Сергея Аксакова в 1858 году под названием « Детские годы внука Багрова», позволило систематизировать российское детство. С тех пор автобиографически ориентированные произведения русских не только включали обширные разделы, посвященные детству, но и автобиографы почти всегда вспоминали свое детство через толстовский фильтр. Следует отметить, что по крайней мере в начале двадцатого века мы можем говорить о российском детстве почти исключительно в связи с дворянством, которое составляло около 10 процентов населения.Другим россиянам обычно не хватало досуга, чтобы поразмыслить над своими детскими воспоминаниями, какими бы они ни были.

Прежде всего, российское детство отличается тем, что оно считается самым счастливым этапом жизни, временем, с которым не может сравниться взрослый опыт. Глава 15 творчества Толстого начинается с, возможно, самых влиятельных фраз, которые Толстой когда-либо писал с точки зрения русского культурного сознания: «Счастливое, счастливое незабываемое время детства! Как можно не любить, не лелеять его воспоминания?» Конечно, в течение следующих восьмидесяти лет практически все описания детства от первого лица в России, будь то в художественной или документальной форме, были ориентированы на них.Автобиографы XIX века не только повторили общую интерпретацию детства Толстым, но и заимствовали типично толстовские ситуации, каденции и обороты фраз. Конечно, сказать, что Толстой изобрел парадигму, которая использовалась для понимания детства поколениями россиян, не означает, что он создал этот взгляд целиком. Скорее всего, видение Толстого имело такую ​​стойкость, потому что оно совпадало с существующими российскими взглядами. В любом случае, стало совершенно невозможно отделить литературную реальность от реальной жизни, особенно потому, что в такой книжной стране, как Россия, никто, кто садится, чтобы вспомнить свое детство или кто думает о том, какое детство должно обеспечивать общество, не делает этого. так что не имея в виду работу Толстого.

В то время как одни автобиографы довольствовались простыми вариациями на темы Толстого, другие стремились развить миф о детстве как о золотом веке. Их авторы утверждали, что существует качественная разница, отделяющая мир, в котором они выросли, от того, в котором они жили взрослыми. В конце концов, особенно когда дворянство пришло в упадок как класс, счастливое детство стало их последним достоянием, синекдохой для самой традиционной России. Романы и мемуары, написанные в изгнании после советской революции, такие как «« Жизнь Арсеньева »() Ивана Бунина или« »Владимира Набокова,« Говори, память », ) продолжили эту традицию, связав счастливое детство с самой добольшевистской жизнью в России.

Миф о счастливом детстве обычно сопровождается некоторыми следствиями, включая миф об идеальной матери, миф о бессильном отце и приравнивание места детства — загородного поместья — к раю. Как выразилась Екатерина Сабанеева:

Реки, рощи, сельские тропы, по которым мы ехали с родителями, произвели на меня такое глубокое впечатление, что вся моя моральная природа соткана из них, как из нитей. Мне ясно, что моя привязанность к родине, к ее народу и к церкви выросла на этом основании: эти нити и впечатления детства задали направление всему содержанию моей жизни.(стр. 2)

Идеализация сельского рая, в котором выросли автобиографы высшего класса, часто противопоставляется городам, в которых они провели последнюю часть своей юности. Постоянные описания потерянного рая придают их автобиографиям ностальгический и элегический акцент. В результате вместо того, чтобы рассматривать жизненный путь с точки зрения постепенного роста и совершенствования на протяжении всей жизни, российская модель основана на постепенном отходе от совершенства детства.

Можно было ожидать, что полное уничтожение дворянского сословия в ХХ веке приведет к появлению новых парадигм детства в русской культуре. Безусловно, в начале двадцатого века действительно были отмечены некоторые новые культурные модели. Следует отметить, например, модернистский идеал детства как времени, в котором формируются первые впечатления наблюдательного артиста, как это описано в таких работах, как Котик Летаев Андрея Белого, Шум времени Осипа Мандельштама, «Детство Жени Луверса» Бориса Пастернака.Однако такое редкое литературное произведение не могло служить общей парадигмой для россиян. Более потенциально влиятельная модель была представлена ​​Максимом Горьким в его псевдобиографическом романе « Детство». В этой работе создается общее впечатление о детстве как о времени трудностей и тяжелых ударов. В дворянской традиции воспоминания о детстве вызывают ностальгически приятные воспоминания. Для Горького, напротив, нужно помнить прошлое, чтобы оно было «обнажено до корней и вырвано из мрачной и постыдной жизни — вырвано из самой души и памяти человека» (с.302). Автобиография — это не ностальгическая попытка вечного возвращения, а средство преодоления прошлого. Человеческий род, для которого ребенок является синекдохой, все время растет к солнцу, которое дает свет для «светлого будущего». Таким образом, творчество Горького не просто выражает опыт писателя из другого социально-экономического положения; он бросает вызов российскому представлению о детстве как таковом.

Тем не менее, несмотря на его культовый статус для советской литературы, Горький и его Детство не стали идеальной моделью для советских писателей или общества.К 1930-м годам Советское правительство объявило, что социализм «достигнут и выигран» в СССР. В результате парадигма детства, которая рассматривала его как период страданий, ведущий к постепенному улучшению и просветлению, была неуместной. Вместо этого мифу о счастливом детстве суждено было вернуться, но не в толстовских терминах, а в формуле, которую каждый советский ребенок 30-40-х годов должен был знать наизусть: «Спасибо за наше счастливое детство, товарищ. Сталин ».

См. Также: Автобиографии.

библиография

Аксаков Сергей. 1984 [1858]. Семейная летопись: детские годы внука Багрова. Пер. Ольга Шарце. Москва, Издательство «Радуга».

Белый Андрей. 1999 [1917–1918]. Котик Летаев. Пер. Джеральд Дж. Янечек. Эванстон, Иллинойс: Издательство Северо-Западного университета.

Брукс, Джеффри. 2000. Спасибо, товарищ Сталин! Советская общественная культура от революции до холодной войны. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Бунин Иван А. 1994 [1930–1939]. Жизнь Арсеньева. Пер. Глеб Струве и Хэмиш Майлз (книги 1–4), а также Хайди Хиллис, Сьюзен Маккин и Свен А. Вольф (книга 5). Эванстон, Иллинойс: Издательство Северо-Западного университета.

Кройцигер, Клементина Г. К. 1996. Детство в России: репрезентация и реальность. Лэнхэм, Мэриленд: Университетское издательство Америки.

Горький, Максим. 1961 [1913–1914]. Детство. Пер. Маргарет Веттлин. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Харрис, Джейн Гэри, изд. 1990. Автобиографические высказывания в русской литературе ХХ века. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Киршенбаум, Лиза А. 2001. Маленькие товарищи: революционизирующее детство в Советской России, 1917–1932. Нью-Йорк: Гарленд.

Мандельштам, Осип. 1988 [1925]. Шум времени и другие прозаические произведения. Пер. Кларенс Браун. Лондон: квартет.

Набоков, Владимир. 1951. Говори, память: мемуары. Лондон: Голланц.

Пастернак Борис. 1986 [1922]. Детство Жени Луверса. В Борис Пастернак: Голос прозы, пер. Кристофер Барнс. Эдинбург: многоугольник.

Рузвельт, Присцилла. 1995. Жизнь на Русской усадьбе: социокультурная история. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Сабанеева Екатерина А. 1914. Воспоминания о былом. Санкт-Петербург: М. Стасюлевич.

Толстой, Лев.1930 [1852]. Детство, отрочество и юность. Пер. Луиза и Эйлмер Мод. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Вахтель, Андрей. 1990. Битва за детство: создание русского мифа. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Андрей Вахтель

Семейная летопись: детские годы Багрова Внук Сергея Аксакова, Very Goo

Номер позиции eBay:

303280143184

Продавец принимает на себя всю ответственность за это объявление.

trahkcoL sirhC

ЭТАЦЕ ЛАЙРЦУДНИ 1 РЕБМУН, 44 ИНУ

ЭТАЦЕ ЛАЙРТСУДНИ ЭНО РЕБМУН

ttesnoC

МАРУД

WT6 8HD

МОДНИК ДЕТИНУ

: [email protected]

Описание товара

Состояние: Очень хорошо : Книга, которую прочитали, не выглядит новой, но находится в отличном состоянии.Нет явных повреждений обложки книги, включая суперобложку (если применимо) для твердых обложек. Никаких отсутствующих или поврежденных страниц, никаких складок или разрывов, никакого подчеркивания или выделения текста и никаких надписей на полях. Некоторые опознавательные знаки на внутренней стороне обложки, но это минимум. Очень небольшой износ. См. Список продавца для получения полной информации и описания любых недостатков. Просмотреть все определения условий — открывается в новом окне или вкладке
Примечания продавца: «В ОЧЕНЬ ХОРОШЕМОМ состоянии, с некоторыми признаками предыдущего владения.Ежедневная отгрузка со склада в Великобритании »

Информация о продавце компании

Книжный магазин «Джулиес»

Крис Локхарт

Блок 44, Промышленная зона № 1

Промышленная зона номер один

Consett

Дарем

DH8 6TW

Соединенное Королевство

Политика возврата

После получения товара отмените покупку в течение

Стоимость обратной доставки

30 дней

Покупатель оплачивает обратную доставку

Покупатель несет ответственность за возврат почтовых расходов.

Продавец принимает на себя всю ответственность за это объявление.

Почтовая оплата и упаковка

Стоимость пересылки не может быть рассчитана. Пожалуйста, введите действительный почтовый индекс.

Местонахождение товара: Консетт, Великобритания

Почтовые отправления:

по всему миру

Исключено: Северная Америка, Океания, Боливия, Гаити, Либерия, Никарагуа, Туркменистан, Парагвай, Маврикий, Сьерра-Леоне, Венесуэла

Изменить страну: -Выберите-AfghanistanAlbaniaAlgeriaAndorraAngolaAnguillaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustriaAzerbaijan RepublicBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBhutanBosnia и HerzegovinaBotswanaBrazilBritish Virgin IslandsBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCape Verde IslandsCayman IslandsCentral African RepublicChadChileChinaColombiaComorosCongo, Демократическая Республика theCongo, Республика theCosta RicaCôte-д’Ивуар (Берег Слоновой Кости) Хорватия, Республика ofCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland острова (Мальвинские) FinlandFranceFrench GuianaGabon RepublicGambiaGeorgiaGermanyGhanaGibraltarGreeceGrenadaGuadeloupeGuatemalaGuernseyGuineaGuinea-BissauGuyanaHondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIraqIrelandIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKorea, SouthKuwaitKyrgyzstanLaosLatviaLebanonLesothoLibyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacauMacedon iaMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMartiniqueMauritaniaMayotteMoldovaMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueNamibiaNepalNetherlandsNetherlands AntillesNigerNigeriaNorwayOmanPakistanPanamaPeruPhilippinesPolandPortugalPuerto RicoQatarReunionRomaniaRussian FederationRwandaSaint HelenaSaint Киттс-NevisSaint LuciaSaint Винсент и GrenadinesSan MarinoSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSingaporeSlovakiaSloveniaSomaliaSouth AfricaSpainSri LankaSurinameSwazilandSwedenSwitzerlandTaiwanTajikistanTanzaniaThailandTogoTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurks и Кайкос IslandsUgandaUkraineUnited Арабских EmiratesUnited KingdomUruguayUzbekistanVatican город StateVietnamVirgin остров (U.S.) Западная Сахара, Йемен, Замбия, Зимбабве.

Доступно 0 ед. Введите число, меньшее или равное 0.

Выберите допустимую страну.

Почтовый индекс:

Пожалуйста, введите действительный почтовый индекс.

Пожалуйста, введите до 7 символов в почтовый индекс

Почтовая оплата и упаковка

Кому

Сервис

14 фунтов стерлингов.99

Российская Федерация

Стандартная доставка (Standard Int’l Postage)

Приблизительно между Пт. 25 июн. И вт. 27 июля

* Вы увидите ориентировочную дату доставки на основе времени отправки и службы доставки продавцом.Сроки доставки могут отличаться, особенно в периоды пиковой нагрузки, и будут зависеть от того, когда ваш платеж будет зачислен.

Время отправки внутри страны

Обычно отправка осуществляется в течение 1 рабочего дня после получения оплаты.


Платежные реквизиты

Способы оплаты

Принято, право на получение кредита PayPal определяется при оформлении заказа.

Типичный пример

Скорость покупки в год (переменная)

21,9%

Типичная годовая процентная ставка (переменная)

21,9% годовых

Предполагаемый кредитный лимит

1 200 фунтов стерлингов

Агентство FCA уполномочило eBay Marketplaces GmbH (Helvetiastraße15-17, 3005, Bern, Switzerland) осуществлять кредитное брокерство для ограниченного круга поставщиков финансовых услуг.Мы можем получить комиссию, если ваша заявка на кредит будет удовлетворена.

Финансирование предоставляется PayPal Credit (торговое название PayPal (Europe) S.à.r.l. et Cie, S.C.A., 22-24 Boulevard Royal L-2449, Люксембург). Принять условия. При условии утверждения кредита.

(PDF) Набоков, «Бедный Аксаков» и ранние английские переводы автобиографической прозы Сергея Аксакова.Проблемы естествознания

17

17

оригинал. Это область, где точность является полностью подходящим и достижимым критерием

, а неточность подрывает подлинность.

Набоков однажды упрекнул французского переводчика своей книги «Бледный огонь» за то, что он перепутал

гикори и ореховые деревья (Boyd, 2012, 16). В своем комментарии к «Онегину»

он освещает проблему черемухи (набоковская «рацемоза», черемуха, Prunus

padus), малоизвестной носителям английского языка, но любимой Набоковым и

русских читателей в целом. , как за его «пушистые и мечтательные слоги», так и за его

«нежный развесистый вид» (Пушкин, 1964, III 9-15; Boyd, 2012, 17f.). Переводчики

Аксакова сталкиваются с похожими проблемами: названия

видов деревьев, птиц и рыб, иногда появляющиеся в списках. Андрей Дуркин в

отметил важность самих списков в описаниях Аксакова,

указал, что «каталог видов» может предложить «стилистический аналог полноты жизни

» (Дуркин, 1983, 86 ). При переводе каталоги часто имеют сжатие

, а виды представлены в лучшем случае приблизительным образом.Список деревьев

встречается в начале Семейной летописи: береза, осина, риабина, калина, черемуха, i

чернотал (береза, осина, рябина, черемуха, калина и черная ива) (Аксаков,

1966 , I 63). Сюда не входят ежевика (вряд ли дерево) или бузина, фигурирующие в

RL (Аксаков, 1871, 8). Список МКБ укорачивается за счет отнесения «черемухи» и

«калины», не совсем точно, к «черешням» (Аксаков, 1824, 9).

Подобно черемухе, большинство других русских терминов имеют свои собственные фонетические эффекты

и производят уникальный звукопис, или образец звука. Подобно тому, как Набоков

осознавал вызывающую воспоминания силу «ряби», «ласточкин хвост», «прическа» и

«красотки Кэмбервелла» (Набоков, 1966, 119-39, 231), так и Аксаков был полностью внимателен к

музыкальные резонансы, присущие риабина (рябина), иволга (иволга), горлица (черепаха

,

голубь), горихвостка (горихвостка), соловей (соловей), кроншнеп (кроншнеп) и веретенник

(годвит).Эти резонансы почти неизбежно изменяются в любом переводе,

, исключительно за счет замены терминов на целевом языке (Uindl, 2001, 83).

В дополнение к своим фонетическим свойствам, термины будут варьироваться от одного языка к другому в их ассоциациях, а некоторые из-за незнания могут не иметь ничего.

Брайан Бойд приводит в пример новозеландское похутукава, слово, которое в значительной степени передает

тем, кто его знает, но мало — читателю, не знающему Новой Зеландии

(Boyd, 2012, 17).Однако многие ботанические и зоологические виды, о которых пишет

Аксаков, широко известны за пределами России. Их английские имена

обычно передают некоторые коннотативные ассоциации, помимо их денотативного значения,

he Aksakov Memorial House

Дом-музей Аксакова


Телефон: (347) 276-8352

Адрес: 450057, Республика Башкортостан,

Время работы: *

Интернет:
www.russianmuseums.info/M1827 — официальный сайт
Национальный музей Республики Башкортостан — W1080, официальный сайт museumrb.ru/

E-Mail:

рекламный щит, мероприятия и экскурсии



Описание:

Мемориальный дом Аксакова — музей в городе Уфа, республика Башкортостан.В этом доме, являющемся памятником деревянного зодчества 18 века, В детстве жил Аксаков. Экспозиционные материалы рассказывают о его жизни и творчестве, о его семье и детях, об активной общественной деятельности и происхождении знатного дворянского рода в 11 веке. Музей был открыт в 1991 году, в день 200-летия С.Т. Аксаков

Рядом с музеем:
ресторан (ы) или кафе

для музейщиков

Административный телефон:
(347) 276-8352, факс: (347) 276-8352

Основание и день открытия:
открыт: 1991 г.

Статус организации:
Государство Россия

Организационная форма:
некоммерческая

Тип организации:
культура для общества

Классификация:
Краеведческий музей, Мемориал


Площади:
выставочные залы 562 2
временные выставки 73 2
музейный магазин 30 2

Номер сотрудника:
12 (кураторов: 4)

Объем сборов:
5200

Веб-сайты и CD-диски:
выше

Copyright (c) 1996-2020 гг. Мемориальный дом Аксакова

Copyright (c) 1996-2021 гг. Русские музеи.инфо


автобиографий

Адлер, Дэвид. Мой писательский день .
Автор многих художественных и документальных произведений описывает свою жизнь, свои повседневная деятельность и его творческий процесс, показывающий, как все взаимосвязано. JB АДЛЕР

Олкотт, Луиза Мэй. Луиза Мэй Олкотт: ее дневник девичества .
Выдержки из дневников автора, написанных в возрасте от 11 до 11 лет. тринадцать, раскрывают ее мысли и чувства, а также ее ранние поэтические усилия.JB ALCOTT

Аксаков, С. А Русский школьник . JB AKSAKOV

Ауэрбахер, Инге. I Я звезда: дитя Холокоста .
Воспоминания автора о детстве в Германии, годы которого были провел в нацистском концлагере. Включает несколько ее оригинальных стихотворений. J940.53 AUE

Блегвад, Эрик. Автопортрет: Эрик Блегвад .
Известный иллюстратор рассказывает о себе, своей жизни и своей работе. JB BLEGVAD

Белл, Билл. Саксофон Мальчик: картины и рассказ . J597.13 BEL

Брухак, Джозеф. Видя Круг .
Автор рассказывает, как он узнал о своем собственном индейском происхождении, как он стал писателем и как он проводит свои дни. JB BRUCHAC

Батлер, Джерри. А Рисунок на песке .
Описывает развитие Джерри Батлера как художника и его открытие и прекрасные традиции афро-американского искусства, которые предшествовали ему. JB BUTLER

Бярс, Бетси. г. Луна и я .
Бетси Байарс, описывая свои юмористические приключения с черной змеей, рассказывает: детские анекдоты и объясняют, как она пишет книгу. JB BYARS

Карас, Роджер. А Мир, полный животных: история Роджера Караса .
Автор рассказывает о своих самых запоминающихся моментах наблюдения за животными в дикой природе. — змеи и пауки в армейском лагере в Луизиане, пингвины в Антарктиде, разнообразие животных в Африке и слонов на Шри-Ланке. Книга иллюстрированная с цветными фотографиями описывает детскую любовь Караса к животным, которая привела до его карьеры натуралиста и завершается описанием работы, проделанной ASPCA.JB CARAS

Карл, Эрик. Флора и Tiger .
Автор вспоминает события своего детства в Германии и его более позднюю жизнь. в Соединенных Штатах все так или иначе связаны с различными животными. JB CARLE

Клири, Беверли. А Девушка из Ямхилла .
Следит за популярным детским писателем с детства в Орегоне до в старшую школу и в молодые годы, подчеркивая ее семейную жизнь и ее растущий интерес к письму. JB CLEARY

Клири, Беверли. Мой Собственный Двуглавый .
Следует за популярным детским автором на протяжении студенческих лет в Депрессия; работа, в том числе библиотекаря; брак; и письмо и публикация своей первой книги «Генри Хаггинс». JB CLEARY

Коул, Джоанна. Вкл. Автобус с Джоанной Коул .
Автор рассказывает о своей жизни, о том, как она стала писателем, где она ее берет. идеи и что необходимо для создания книги. JB COLE

Даль, Роальд. Мальчик: Сказки детства .
Представляет юмористические анекдоты из детства автора, включая лето. каникулы в Норвегии и английский пансион. JB DAHL

Даль, Роальд. Мой год.
Тонкий том его воспоминаний и наблюдений за природой на каждый месяц года в основном заинтересует юных натуралистов. JB DAHL

Des Jarlait, Патрик. Патрик Де Джарлэ: История американского индийского художника .
Автобиография американского индийского художника, посвященная его ранним годам. вырос в индейской резервации Ред-Лейк в Миннесоте и развитие как художника.JB DES JARLAIT

Дуглас, Фредерик. Побег из рабства: отрочество Фредерика Дугласа в его собственных словах .
Укороченная автобиография, рассказывающая о ранних годах жизни раба, который стал аболиционист, журналист и государственный деятель. JB DOUGLASS

Дуглас, Фредерик. Жизнь и Times of Frederick Douglass .
Биография аболициониста девятнадцатого века, который выступал за полную свобода негров. JB DOUGLASS

Fleischman, Sid. г. Ребенок Абракадабры: Жизнь писателя .
Автобиография отмеченного наградами детского автора Ньюбери, который изложил с детства быть волшебником. YA-B FLEISCHMAN

Франк, Энн. Энн Фрэнк: Дневник молодой девушки .
Родившаяся в 1929 году, Анна Франк получила чистый дневник в свой 13-й день рождения, всего через несколько недель. до того, как она и ее семья скрылись в оккупированном нацистами Амстердаме. Ее чудесно подробные, увлекательные личные записи, рассказывающие о 25 трудных месяцах клаустрофобия, сварливая близость с родителями, сестрой, второй семьей, и дантист средних лет, который плохо переносит бодрость Анны.JB FRANK

Франклин, Бенджамин. Автобиография Бенджамина Франклина .
Эта книга рассказывает о жизни и временах, в которых жил мистер Франклин, о взглядах колонистов и британцев и способов, которыми все было достигнуто в колониальной Америке. JB FRANKLIN

Гибсон, Алтея. Так Жить ради .
Биография негритянской спортсменки, которая сделала себе имя, выиграв крупных женских любительских чемпионатов по теннису, и которые затем ушли из тенниса в обратимся к профессиональному гольфу.JB GIBSON

Гилбрет, Франк. Belles На пальцах ног .
Жизнь совсем другая сейчас в хаотичном доме Гилбретов; сохранить семью вместе, каждый должен вкладывать деньги и скупать гроши. Находчивый клан восходит к каждому кризису с чудесным чувством веселья — будь то борьба с курицей оспа, отпугивание нежеланного парня или даже встреча с президентом. JB GILBRETH

Гиш, Лилиан. An Актерская жизнь для меня .
Рассказывает о детских годах Лилиан Гиш, проведенных в театре в начале 1900-х годов. до эры кино.JB GISH

Сяо, Эллен. А Китайский год.
После смерти бабушки двое китайских детей проводят год со своими дед в маленьком городке, где они участвуют во многих традиционных ритуалах и торжества. JB HSIAO

Huynh, Куанг Нхыонг. Земля, которую я потерял.
Коллекция личных воспоминаний о юности автора в деревушке на центральное нагорье Вьетнама. JB HUYNH

Хайман, Трина. Автопортрет: Трина Шарт Хайман .
Известный иллюстратор детских книг рассказывает о своей жизни и искусстве. JB HYMAN

Джемисон, Мэй. Найти Куда идет ветер: моменты из моей жизни.
Джемисон с детства знала, что станет космонавтом — это космос. путешественники, как правило, были белыми людьми, означало только еще одно препятствие, которое она с радостью лицо. Ее автобиография, дерзкая, уверенная и остроумная, вдохновляет юных читателей. даже когда они посмеиваются над ее слабостями и приветствуют ее победы. JB JEMISON

Kehret, Peg. Пять Страниц в день: путешествие писателя.
Биография автора многочисленных книг для молодежи, описывающая ее детский бой с полиомиелитом, как она стала писательницей, семейные отношения и важность письма в ее жизни. JB KEHRET

Kerr, M.E. Me, Me, Me, Me, Me: не роман .
Автор рассказывает о выходках из подросткового возраста и показывает, сколько из них эти реальные люди и события послужили трамплином для вымышленных персонажи и сюжеты девяти юношеских романов.Я-Б КЕРР

Кинг-Смит, Дик. Жевание Жвачка.
Дик Кинг-Смит рассказывает о своей жизни от солдата к фермеру, от продавца к фабрике от рабочего к учителю и, наконец, к автору. JB KING-SMITH

Косман Нина. Сзади Граница .
Двенадцать виньеток посвящены ранним годам Косман в России до отъезда ее семьи «за границу» и иммигрировал в США JB KOSSMAN

Кван, Мишель. Мишель Кван, Сердце чемпиона .
Чемпион мира по фигурному катанию 1996 года обсуждает суровость соревнований, важность сильной группы поддержки, ее любовь к фигурному катанию и ее олимпийские мечтать. JB KWAN

Левин, Тед. Touch and Go: Путешествия иллюстратора детских книг.
Автор-иллюстратор описывает некоторых из самых запоминающихся людей и места, которые он встретил в своих путешествиях. JB LEWIN

Липински, Тара. Тара Липинский: Триумф на льду .
Автобиография сенсации фигурного катания Тары Липински, самой молодой фигуристки в истории. выиграть чемпионат США и мира по фигурному катанию.JB LIPINSKI

Литтл, Жан. Маленький Автор: Литтл: Образование писателя .
Автобиография юридически слепого канадского автора. JB LITTLE

Лобель, Анита. Нет Красивые картинки: дитя войны .
Автор, известный как иллюстратор детских книг, описывает ее опыт польского еврея во время Второй мировой войны и в течение многих лет в Швеции после. JB LOBEL

Макфейл, Дэвид. В Полет с Дэвидом Макфайлом .
Автор описывает, как он описывает процесс написания и иллюстрации книги.JB MCPHAIL

Мартин, Джозеф. Янки Doodle Boy: Приключения молодого солдата в американской революции Рассказано сам.
Карты и рисунки сопровождают отчет о стычках и крупных кампаниях одного из солдат, который записался в пятнадцать лет и прослужил семь лет с Джорджем Континентальная армия Вашингтона. JB MARTIN

Мельцер, Милтон. Запуск из дома: Начало писателя: мемуары .
Автор рассказывает об открытиях, невзгодах и победах своей ранней жизни. и влияния, которые сформировали его как человека и писателя.J973.9 MEL

Нейлор, Филлис. Как Я стал писателем .
Нейлор приглашает читателей в часто юмористическое путешествие, описывая свое стремление работы ее жизни. JB NAYLOR

Несбит, Е. Лонг Я был молодым .
Автобиографический рассказ автора «Железнодорожников». и другие детские книги, в которых она описывает детство, проведенное иногда в безопасности своей семьи, а иногда и отдельно от них в школах, она ненавидят.JB NESBIT

Невилл, Эмили. Путешественник из маленького королевства .
Описывает жизнь в маленьком мире, в доме семьи Чейни в Коннектикуте, где Эмили и ее сестра выросли и рассказывают о своих приключениях со своими кузенами: в летнем доме в Кин-Вэлли, и когда Эмили начала открывать для себя мир за пределами места. JB NEVILLE

Никсон, Джоан Лоури. г. Изготовление писателя.
Автор вспоминает события детства, способствовавшие ее развитию. как писатель.JB NIXON

Оуэнс, Джесси. г. История Джесси Оуэнса.
Рассказывает негритянский спортсмен, выигравший четыре золотые медали на Олимпийских играх 1936 года в Берлине. история его жизни. JB OWENS

Полсен, Гэри. Как Ангел Петерсон получил свое имя.
Автор Гэри Полсен рассказывает истории своей юности в маленьком городке на северо-западе страны. Миннесота в конце 1940-х — начале 1950-х годов, например, катание на лыжах за суперкаром. автомобиль и имитирующий смельчака Эвела Книвела. JB PAULSEN

Полсен, Гэри. Моя жизнь в собачьих годах .
Автор описывает некоторых собак, которые заняли особое место в его жизни, в том числе его первая собака, Снежок, на Филиппинах; Дирк, защищавший его от хулиганов; и Cookie, который спас ему жизнь. JB PAULSEN

Пек, Ричард. Анонимно Ваш .
Популярный автор описывает, как он вырос в Декейтере, штат Иллинойс, вошел в преподавал, и в конечном итоге стал писателем, включив в него свой предыдущий опыт в романы, предназначенные для охвата и изменения юных читателей.JB PECK

Пит, Билл. Счет Пит: Автобиография .
Известный автор и иллюстратор рассказывает историю своей жизни и творчества. JB PEET

Пиппин, Скотти. Достичь большего .
Звезда баскетбола Chicago Bulls рассказывает историю своей жизни, включая трудности и победы, чтобы побудить читателей упорствовать в преследовать свои мечты. JB PIPPIN

Рипкин, Кал. Cal Рипкин-младший, Моя история .
Рассказывает своими словами историю личной жизни и бейсбольной карьеры звездный игрок Балтимор Иволги, Кэл Рипкен.ЖБ РИПКИН

Робинсон, Джеки. Прорыв в Высшую лигу .
Автобиография звезды бейсбола, который был первым чернокожим игроком, которого приняли командой высшей лиги. JB ROBINSON

Райлант, Синтия. Но Я вернусь снова: альбом .
Автор рассказывает о своем детстве в маленьком городке в Западной Вирджинии. JB РИЛАНТ

Сандбург, Карл. Prairie-Town Мальчик .
Автор рассказывает о своем детстве и юности в Гейлсберге, штат Иллинойс.JB SANDBURG

Салерно-Зонненберг, Надя. Надя: В пути .
Талантливая и яркая скрипачка описывает свое детство, образование и обучение в Джульярде и концертные выступления по всему миру. JB SALERNO-SONNENBERG

Отправитель, Рут Мински. г. Клетка .
Девушка-подросток рассказывает о страданиях и преследованиях ее семьи во время Нацисты в польском гетто, во время депортации и в концлагере. J 940.53 SEN

Саймон, Сеймур. От Бумажные самолетики в космос.
Автор детской книги описывает свою жизнь, свои повседневные занятия и свои творческий процесс, показывающий, как все взаимосвязано. JB SIMON

Спинелли, Джерри. узлов в моей струне йо-йо .
Этот итало-американский медалист Ньюбери представляет юмористический рассказ о своем детство и юность в Норристауне, штат Пенсильвания. JB SPINELLI

Stalcup, Ann. Вкл. тыл: взросление в Англии военного времени .
Рассказ о маленьком ребенке, жившем в Лидни, Англия, во время Второй мировой войны. включая воспоминания о воздушных налетах, противогазах, нормировании и военных новостях, а также распорядок семьи, друзей и школы.JB STALCUP

Обработка почвы, Леон. История Леона .
Сын издольщика из Северной Каролины вспоминает тяжелые времена, с которыми столкнулся его семья и другие афроамериканцы в первой половине двадцатого века и изменения, которые движение за гражданские права помогло осуществить. J976.6 TIL

Учида, Йошико. г. Невидимая нить .
Детский автор, Йошико Утидо, описывает взросление в Беркли, Калифорния, как Nisei, американец японского происхождения во втором поколении, и ее семья была интернирована в концлагерь Невады во время Второй мировой войны.JB UCHIDA

Ван Метр, Вики. Принимая Рейс: Моя история .
В возрасте 10 лет Вики научилась летать; менее чем через два года она стала мировая знаменитость, когда она пилотировала самолет через Атлантический океан. Дети захватит этот аккаунт за захватывающие факты о том, как летать, а также за славное приключение обычной молодой девушки, которая нарушила границы. JB VAN СЧЕТЧИК

Вашингтон, Букер Т. Up из рабства .
Афроамериканский бизнесмен девятнадцатого века, активист и педагог Букер «Восстание от рабства» Талиаферро Вашингтона — один из величайших американских когда-либо написанные автобиографии.Его мантры черных экономических возможностей, земли владение и самопомощь вдохновляли поколения черных лидеров. Я-ПБК W

Уайлдер, Лаура. Вкл. Дорога домой: дневник поездки из Южной Дакоты в Мэнсфилд, штат Миссури, в 1894 .
Описывает достопримечательности и события, с которыми сталкивается приграничная семья, путешествующая из Южная Дакота в Озарк. JB WILDER

Войцеховская, Мария. До Перерыв Дня .
Воспоминания о юности автора во время Великой Отечественной войны, когда ее семья бежала из Польши во временное убежище во Франции, Португалии, Англии и, наконец, Соединенные Штаты.JB WOJCIECHOWSKA

Йейтс, Элизабет. Мой Расширяющийся мир .
Дневник молодой писательницы, начинающей свою карьеру в Нью-Йорке в 1920-е годы, кульминацией которых стало ее замужество с молодым инженером и начало нового жизнь в Англии в 1929 году. JB YATES

Йейтс, Элизабет. Один Путь писателя .
На основании дневников автора за 1931-1951 гг. Прослеживается развитие ее карьеры как автора детских книг, пока ее муж, потеряв зрение, становится лидером организаций для слепых.JB ЯТС

Ага, Лоуренс. г. Затерянный сад .
Автор описывает, как он вырос американцем китайского происхождения в Сан-Франциско и как он начал использовать свое письмо, чтобы прославить свою семью и свое этническое наследие. JB YEP

Земах, Марго. Автопортрет: Марго Земах .
Известный иллюстратор детских книг рассказывает о себе, своей жизни и ее работа. JB ZEMACH

Чжан, Сун Нань. А Маленький тигр в китайской ночи.
Канадский иммигрант Чжан рассказывает историю своей жизни в надежде, что «это даст другим возможность лучше понять человеческое измерение Китая. последние полвека.Ведь миллиард жизней состоит из миллиарда человек. жизней, каждая из которых так же важна, как и любая отдельная жизнь в любой точке мира «. JB ZHANG

Зиндель, Пол. г. Свинья и я .
Отчет о юношеских годах Пола Зинделя на Стейтен-Айленде, когда его жизнь была обогатился, найдя своего личного свиньи, или наставника Я-Б ЗИН

Сергей Аксаков: Годы детства

Содержание:
ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА … стр. 4
ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА…… Page 8
СОДЕРЖАНИЕ …… Page 9
I. РАССЕЯННЫЕ ОТЗЫВЫ …… Page 10
II. ПОСЛЕДУЮЩИЕ ОТЗЫВЫ …… Page 18
III. ПУТЕШЕСТВИЕ В ПАРАШИНО …… Page 26
IV. ПАРАШИНО …… Page 41
V. ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПАРАШИНО В БАГРОВО …… Page 52
VI. БАГРОВО …… Page 59
VII. МЫ ОСТАНАВЛИВАЕМСЯ В БАГРОВО БЕЗ РОДИТЕЛЕЙ …… Page 70
VIII. ЗИМА В УФА … Page 84
IX. СЕРГЕЕВКА …… Page 105
X. НАШЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ В ГОРОД В УФА …… Page 127
XI.ПУТЕШЕСТВИЕ ЗИМОЙ В БАГРОВО …… Page 135
XII. БАГРОВО ЗИМОЙ …… Page 139
XIII. УФА …… Страница 158
XIV. МЫ ПРИБЫЛИ В БАГРОВО, ЧТОБЫ ЖИТЬ ТАМ …… Page 176
XV. ЧООРАСОВО …… Page 199
XVI. БАГР0В0 ПОСЛЕ Ч00РАСС0В0 …… Страница 222
XVII. МОЯ ПЕРВАЯ ВЕСНА В СТРАНЕ …… Page 228
XVIII. ЛЕТНИЙ ВИЗИТ В ЧОРАССОВО …… Page 270
XIX. ОСЕННЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В БАГРОВО …… Page 295
XX. ЖИЗНЬ В БАГРОВО ПОСЛЕ СМЕРТИ МОЕЙ БАБУШКИ …… Page 305
ПРИЛОЖЕНИЕ: АЛЫЙ ЦВЕТОК…… Страница 326

Цитирование превью

ГОДА ДЕТСТВА

СЕРЖА АКСАКОФФ

ПЕРЕВОД С РУССКОГО

J.

D. DUFF

FELLOW OF TRINITY COLLEGE, CAMBRIDGE

9000D EDWITJA ts зарезервирован

TO

ACD

ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА Автор автобиографии СЕРГЖ АКСАКОФ родился в Уфе Оренбургского уезда 20 сентября 1791 года.Его отец занимал некоторую должность в городском суде, а его дедушка жил в деревне как владелец большого имения, которое в конечном итоге унаследовало Аксаков. Русские были тогда только поселенцами в стране, а население состояло в основном из татар и ряда финских племен, часто упоминаемых в этой книге. Здесь описано детство Аксакова до зимы 1799 года, когда он учился в Казанской школе. Из школы он поступил в университет в том же городе и покинул его в 1807 году, когда многие из его одноклассников пошли в армию для борьбы с Наполеоном.Он поступил на государственную службу в 1808 году и служил с некоторыми перерывами на различных должностях, пока наконец не вышел на пенсию в 1839 году. Он женился в 1816 году; и его два сына, Константин и Иван, оба играли заметную роль в общественной жизни России. Он оставался на протяжении всей своей жизни страстным любителем страны и всех деревенских занятий и развлечений. Он умер в Москве после долгой и мучительной болезни 30 апреля 1859 года. Аксаков всегда очень интересовался литературой и написал ряд книг; но его репутация, которая очень высока в России, во многом зависит от двух томов его воспоминаний, написанных им в конце своей жизни.Первую из них он назвал «Семейной историей», а вторую, переведенную здесь, «Годы детства». Первый том начинается с истории его деда, vii

viii

ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

и

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *