Абхазский писатель 5: Абхазский писатель, 5 (пять) букв

Содержание

Агрба Владимир Васильевич

Дата рождения:

5 июня 1912 г.

Дата смерти:

15 декабря 1937 г., на 26 году жизни

Социальный статус:

абхазский писатель

Образование:

высшее

Место рождения:

Мгудзырхуа село, Гудаутский район, Республика Абхазия

Место проживания:

Сухум (ранее Сухуми), Республика Абхазия

Дата ареста:

1937 г.

Приговор:

к высшей мере наказания — расстрел

  • ФОТОКАРТОТЕКА
  • ОТ РОДНЫХ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

ФОТОКАРТОТЕКА

ОТ РОДНЫХ

Если Вы располагаете дополнительными сведениями о данном человеке, сообщите нам. Мы рады будем дополнить данную страницу. Также Вы можете взять администрирование страницы и помочь нам в общем деле. Заранее спасибо.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Родился в 1912 г. в селе Мгудзырхва Гудаутского района в семье активного борца за независимость Абхазии Василия Александровича Агрба. В 1918 г. после смерти матери и ареста отца, Владимир Агрба воспитывался у родственников. В 1922 г. он был определён в Сухумскую школу-интернат, где проявил себя прилежным и аккуратным учеником. Здесь и начал проявляться его острый интерес к литературному творчеству. В 1928 г. Владимир Агрба едет в Москву, где он учится на рабфаке, а после его окончания поступает в Институт журналистики и оканчивает его в 1931 г. По возращении в Абхазию он работает на руководящих постах партийных органов до конца своей недолгой жизни.

Владимир Агрба начинал свое литературное творчество, как и многие абхазские писатели тридцатых годов, с поэзии и малых пьес.

По своему эмоциональному строю основная часть его произведений отражает молодежный задор, неиссякаемый оптимизм и революционную страсть. Отличительные черты этой эпохи писателем вложены в уста его литературных героев, настойчиво призывающих людей вмешиваться в жизнь для её переустройства. Являясь человеком, глубоко преданным Абхазии, обладающим при этом незаурядными ораторскими способностями, Владимир Агрба полностью отдается общественно-политической работе. Здесь, по-видимому, и кроется объяснение того факта, что с 1932 г. он отходит от литературной деятельности. Трагические дни 1937 г. не обошли стороной Агрба Владимира Васильевича, литератора и политического деятеля. Вслед за трагической смертью Н. А. Лакоба он был репрессирован и расстрелян.

 

Короткие и порой отрывочные сведения, а также ошибки в тексте — не стоит считать это нашей небрежностью или небрежностью родственников, это даже не акт неуважения к тому или иному лицу, скорее это просьба о помощи. Тема репрессий и количество жертв, а также сопутствующие темы так неохватны, понятно, что те силы и средства, которые у нас есть, не всегда могут отвечать требованиям наших читателей. Поэтому мы обращаемся к вам, если вы видите, что та или иная история требует дополнения, не проходите мимо, поделитесь своими знаниями или источниками, где вы, может быть, видели информацию об этом человеке, либо вы захотите рассказать о ком-то другом. Помните, если вы поделитесь с нами найденной информацией, мы в кратчайшие сроки постараемся дополнить и привести в порядок текст и все материалы сайта. Тысячи наших читателей будут вам благодарны!

Лакербая Михаил Александрович

Лакербая Михаил Александрович

Михаил Александрович Лакербая (Лакербай) 1901-1965 — выдающийся абхазский писатель, драматург и публицист. Особую известность получили сборники новелл «Абхазские новеллы» (1957), «Аламыс» (1961), «Тот, кто убил лань» (1982), написанные по мотивам абхазского фольклора — исторических песен, сказаний, притч и легенд.

Новеллы М.А. Лакербай волнуют глубиной проникновения в душу народа, в них ярко раскрываются темы любви к отчизне, воинственной доблести, высокого взаимного уважения в дружбе, рыцарского отношения к женщине.

Использованы материалы кн.: Р. Капба. «Рыцарь аламыса». М.: «Советский писатель», 1988.

+ + +

3. ЛАКЕРБАЯ Михаил Александрович

Происходит из дворян, к.р. националистически настроенный элемент, восхвалял врага народа Н.Лакоба, в то же время недоброжелательно высказывался по адресу тов.Берия (высказывания террористического характера). С 1942 г. находился в плену у немцев, где сотрудничал в немецкой газете, издаваемой немцами в г.Днепропетровске, а также среди военнопленных вел а/с агитацию.

Являясь к.р.буржуазно-националистически настроенным элементом, ЛАКЕРБАЯ систематически ведет к. р. высказывания буржуазно-националистического характера.

Так, например, ЛАКЕРБАЯ говорил:

«Теперь вовсю идет грузинизация, нынче люди другие и атмосфера другая, в этой атмосфере можно задохнуться… С абхазцами никто не считается, если бы хотели сохранить нашу культуру ценили бы ее в интересах абхазского народа, то абхазские кадры сохранили бы и не гнали бы их в бой. Подумаешь без них нельзя было бы выиграть войну?! Ведь грузины и мингрельцы сохранили свои кадры…». Выражая недовольство положением абхазской национальной культуры, ЛАКЕРБАЯ говорит, что:

«Политика грузинского правительства в отношении абхазского народа., неправильная… Абхазская культура и искусство не пользуются в настоящее, время той поддержкой, которую они должны были бы получить».

В своей пьесе «Элизбар» ЛАКЕРБАЯ написал следующие строки:

«… В Абхазии было много завоевателей, римляне, греки, турки. Они построили много крепостей, а сами

[ 34 ]

шли, а абхазский народ остался и остались ему все эти крепости. ..».

Эти строки, как заявил сам Лакербая, им написаны для того, чтобы дать понять абхазцам, что придет время, когда и «грузины уйдут из Абхазии». По этому поводу ЛАКЕРБАЯ говорил:

«Всякий абхазец поймет эти мои строки, так как я хочу, именно, что грузины тоже когда-нибудь уйдут, а абхазский народ когда-нибудь станет хозяином своей земли и унаследует все, что настроили и сделали на его территории и земле другие народы».

Считая дальнейшее проживание в Абхазии » тяжелым», ЛАКЕРБАЯ намеревается выехать в Москву.

Справка на антисоветско, буржуазно-националистически настроенных лиц из среды абхазской национальности. 11 декабря 1945 г.


ЛАКЕРБАЯ Михаил Александрович

«Разные источники».

ЛАКЕРБАЯ М.А. б/п, абхазец, по специальности драматург, из дворян, к.р. националистически настроенный элемент, восхвалял врага народа

Н. Лакоба, в то же время недоброжелательно высказывался по адресу т. Л. Берия (высказывания террористического толка). Подозревается в ведении а/с работы к.р. националистического толка.

а) «Критик» 25.ХII. 36 г.

В донесении говорится о том, что ЛАКЕРБАЯ, будучи в г. Тбилиси, рассказывая о настроении абхазцев, заявил: «Все неутешно горюют об утрате Н.Лакоба, при всех его недостатках, он все же был очень любим всеми абхазцами… Потеря Лакоба для Абхазии большая…».

б) «Петров» 10.VI.37 г.

Лакербая находится в близких отношениях с Бухникашвили и режиссером Макаровым… В одной из бесед

[ 12 ]

на общие темы, Лакербая, сожалея о смерти врага народа Н.Лакоба и подозревая в этом т. Берия, — сказал: «Абхазцы никогда не простят Берия за смерть Лакоба».

в) Свидетель <…> 18-19.Х.45г

ЛАКЕРБАЯ М.А. в декабре месяце 42 г. был пленен немцами и с первого же момента потерял облик советского гражданина. Лакербая, в присутствии большого количества пленных красноармейцев… заявил: «Вот ваша политика до чего нас довела. Вы, коммунисты только и знаете прятаться от беспартийных за закрытыми партсобраниями, выезжать на спинах беспартийных, уничтожать наше «я» и самолюбие. Я рад, что так случилось. Если останусь жив, то никогда моей ноги не будет на территории сов. власти…».

Этот же свидетель <…> показал, что после пленения Лакербая, проживая на оккупированной территории, сотрудничал в немецкой газете, издаваемой в г. Днепропетровске.

г) «Апсны»

23.Х.45г.

№2/1-1366.

В процессе беседы с источником, Лакербая вскользь коснулся «тяжелых экономических условий жизни, влияющих на его личную жизнь».

В поведении ЛАКЕРБАЯ чувствуется напряженность и нервозность. О пребывании его в плену у немцев он старается умалчивать.

Установлено, что он находится в близких товарищеских отношениях с поэтом ГУЛИЯ Д.И. и его сыном Георгием ГУЛИЯ и секретарем Президиума Верховного совета Абх. АССР М.ХАШБА.

Поддерживает связь также и с депутатом Верховного Совета СССР Ушой АХУБА, композитором Баланчивадзе и директором Госкинпрома Грузии В. Мачавариани.

[ 13 ]

д)»Родина»

11.XI.45 г.

№2/1-1487

В беседе с источником, ЛАКЕРБАЯ, проявляя к. р. национал-шовинистические настроения, говорил, что «Теперь во всю идет грузинизация, что нынче люди другие и атмосфера другая. В этой атмосфере можно задохнуться. С абхазцами никто не считается, если бы хотели сохранить нашу культуру, ценили бы ее в интересах Абхазского народа, то абхазские кадры сохранились бы и не гнали бы их в бой, подумаешь, без них нельзя было бы выиграть войну?! Ведь грузины и мингрельцы сохранили свои кадры «…

В дальнейшей беседе ЛАКЕРБАЯ сказал, что он купил в Гудаутах небольшой участок земли и собирается туда переехать совсем. При этом он добавил: «Когда грузины и мингрельцы стали захватывать себе участки, я тоже взял себе один участок в Гудаутах «…

е) «Алены»

12.XI.45 г. №2/1-1426

и №2/1-1427.

В беседе с источником ЛАКЕРБАЯ сказал: «скучно жить в Абхазии, собираюсь выехать в Москву, ибо форма подачи литературных произведений здесь не понятна. Вот возьми, в своем стихотворении я пишу, «Я и Сталин несем Вам радость». Этого редакция «Сов. Абхазия» испугалась печатать по той причине, что мол Лакербая и Сталин две большие разницы. Такое понятие чисто провинциальное. В Сухуми, Батуми и др. подобных городишках до сих пор еще в силу укоренившейся привычки, в газетах все время только и печатают: СТАЛИН, СТАЛИНЫМ, со СТАЛИНЫМ. Зачем это, где же скромность большевистская? Почему в центральной газете этого нет, там наоборот инициативу передают в руки народа. Ведь «Я» — это пред-

[ 14 ]

ставитель народа, поэтому я и пишу «Я и СТАЛИН несем Вам радость!. ..»

Под конец беседы, ЛАКЕРБАЯ, обращаясь к источнику, спросил:

«Как твое настроение? Не тревожит ли тебя кто либо, советую тебе переехать и жить в большом городе».

ж) Агент «П»

26.XI.45 г.

№2/6-1522.

В беседе с источником ЛАКЕРБАЯ выражал недо-вольство положением национальной абхазской культуры и считает неправильной политику грузинского правительства в отношении абхазского народа. «Аб-хазская культура и искусство не пользуются в настоящее время той поддержкой, которую они должны были бы получить…»

В своей пьесе «Элизбар» Лакербая написал следующие строки, вложив их в уста мингрельца: «В Абхазии было много завоевателей — римляне, греки, турки. Они построили много крепостей, а сами ушли, а абхазский народ остался и остались ему все эти крепости».

По этому поводу Лакербая сказал источнику: «Всякий абхазец поймет эти мои строки, так, как я хочу, именно, что грузины тоже когда-нибудь уйдут, а абхазский народ останется, и он когда-нибудь станет хозяином своей земли и унаследует все, что настроили и сделали на его земле другие народы?

з) «Апсны»

27. XI.45 г.

№2/1-1516.

Доктор ГЕРТ (бывш. житель г. Сухуми) в 1942 г. совместно с ЛАКЕРБАЯ Михаилом, попал в плен и с тех пор, до последних дней о нем ничего не было слышно. Летом 1945 г. ЛАКЕРБАЯ узнал от жены ГЕРТА, что

 [ 15 ]

он после освобождения из плена и проверки находится в Москве. Узнав, что ГЕРТ находится в Москве, Лакербая немедленно выехал в Москву для свиданья с ним, но свидание это не состоялось, ввиду перевода Герта из Москвы в г. Свердловск. На днях Лакербая узнал, что Герт приезжает снова в Москву и затем в г.Сухуми. Лакербая старается приурочить поездку в Москву к приезду туда ГЕРТА, с целью обязательной с ним встречи к «объяснения», тем более, как заявил ЛАКЕРБАЯ, «Суровая жизнь в плену научила людей выворачиваться и быть артистами. Нередко приходилось совершать и глупость…»

Из поведения ЛАКЕРБАЯ источник понял, что он намерен обязательно встретиться с ГЕРТОМ до его приезда в г. Сухуми и найти с ним общий язык, чтобы ГЕРТ не распространялся бы о жизни и деятельности ЛАКЕРБАЯ за время его нахождения у немцев.

и) <…>30.ХI.45г.

«В беседе с Иваном ЛАКЕРБАЯ, последний рассказал источнику о своем брате Михаиле ЛАКЕРБАЯ: «Брат Михаил ведет большую работу за свою родину — Абхазию. Он хочет доказать, что абхазцы вполне законные сыновья Абхазии, что они с глубоких времен боролись за свою независимость, как культурная и способная нация и хотя временами испытывали поражения, но потом всегда выходили победителями. Этот труд брата не нашел и не получил в Абхазии поддержку и цену и вот он думает поехать в Москву и там попытать счастья».

к) Агент «П» 7.ХII.45 г.

№ 2/1-1548

Об обстоятельствах пленения Михаила ЛАКЕРБАЯ, его брат Иван ЛАКЕРБАЯ, рассказывал в Сухуми в 1943 г. так, что «он, будучи в Севастополе, в последние дни сошел с ума. Его поместили в Психиатри-

[ 16 ]

ческую лечебницу и когда последние части покидали Севастополь, его оставили в городе. В 1944 году ЛА-КЕРБАЯ Михаил вернулся домой. На вопрос источника как же это случилось, ЛАКЕРБАЯ Иван ответил: «Миша попал в плен к немцам, немцы отправили Мишу в Германию, но в Белоруссии поезд был атакован и отбит партизанами. Партизаны отправили Мишу в СССР через линию фронта. Затем Миша был излечен в Харьковской клинике». Такой рассказ вызвал у источника сомнения, ибо:

а) Почему немцы, которые уничтожали всех больных, даже легко больных, оставили в живых «сумасшедшего» ЛАКЕРБАЯ Михаила.

б) Зачем немцы отправили «сумасшедшего» в Германию.

в) Каким образом удалось сумасшедшему ЛАКЕРБАЯ перейти линию фронта и попасть на освобожденную территорию.

Меморандум на а/сов, буржуазно-националистически настроенных лиц из среды абхазской национальности, проживающих в г. Сухуми по состоянию на 5.XII.45 г.

Абхазский архив. XX век. Выпуск 1. / Сост. С.З. Лакоба, Ю. Д. Анчабадзе. М., 2002. с. 12-17.

Примечания к документу

б/п — беспартийный.

а/с — антисоветский.

к. р. — контрреволюционный.

Аг. материалы — агентурные материалы.

Далее читайте:

Абхазия (краткая историческая справка).

Абхазы  — (самоназвание апсуа) автохтонное население Кавказа.

Исторические лица Абхазии (биографический справочник).

 

 

Биография Фазиля Искандера — РИА Новости, 01.03.2020

В 1956 году переехал в Сухум, став редактором в абхазском отделении Госиздата.

Первые поэтические публикации Фазиля Искандера датированы 1952 годом. Первый рассказ был напечатан в 1956 году в журнале «Пионер». С тех пор он регулярно печатался в различных изданиях («Смена», «Неделя», «Костер», «Сельская молодежь» и других). Первый сборник стихов Искандера «Горные тропы» вышел на русском языке в 1957 году в Сухуме. В 1962 году были опубликованы два его рассказа в журнале «Юность». Печатался в журналах «Литературная Абхазия», «Юность», «Новый мир», «Неделя». В 1966 году в журнале «Новый мир» была опубликована первая повесть писателя — «Созвездие Козлотура».

В 1979 году писатель принял участие в неподцензурном альманахе «Метрополь» (повесть «Маленький гигант большого секса»), изданном в США, за что на несколько лет был практически отлучен от советской печати. Только в 1984-1985 годах в периодике появились новые рассказы Искандера.

Среди произведений Искандера — стихи, рассказы, повести, романы: «Доброта земли» (1959, сборник стихов), «Зеленый дождь» (1960, сборник стихов), «Молодость моря» (1964, сборник стихов), «Зори земли» (1966, сборник стихов), «Тринадцатый подвиг Геракла» (1966, сборник рассказов), «Запретный плод» (1966, сборник рассказов), «Кролики и удавы» (1987, сатирическая повесть), «Сандро из Чегема» (1973-1988, полное издание — 1989; роман на автобиографической основе), «Человек и его окрестности» (1993, роман), «Софичка» (1995, рассказ) и др. В начале 2000-х годов вышли новые книги Искандера — «Ночной вагон», «Где зарыта собака», появилось десятитомное собрание произведений писателя. В журналах были опубликованы новые рассказы («Козы и Шекспир», 2001; «Гнилая интеллигенция и аферизмы», 2001; «Сон о Боге и дьяволе», 2002 и др.).

Рассказы и повести Искандера переведены практически на все европейские языки.

По мотивам произведений Искандера было снято множество фильмов. Среди известных экранизаций — картина Юрия Кары «Воры в законе» (1988), в основу которой легли рассказы «Чегемская Кармен» и «Бармен Адгур». В 1989 году вышло сразу два фильма по произведениям Искандера: картина «Созвездие Козлотура» и лента «Пиры Валтасара, или Ночь со Сталиным» — экранизация новеллы «Пиры Валтасара» из цикла «Сандро из Чегема». В 1992 году был снят фильм «Маленький гигант большого секса» с Геннадием Хазановым в главной роли. Картина стала экранизацией новеллы Искандера «О, Марат! «.

Фазиль Искандер был членом Центральной ревизионной комиссии Союза писателей СССР (1986-1991), сопредседателем секретариата правления СП СССР (1991), народным депутатом СССР от Абхазской АССР (1989-1992), членом комиссий по Государственным премиям России, по правам человека и по помилованиям при президенте РФ, совета по культуре и искусству при президенте РФ.

Искандер — академик РАЕН (1995), Академии российского искусства (1995), Независимой академии эстетики и свободных искусств (1995), почетный доктор Норвичского университета (США), член и лауреат Баварской академии изящных искусств (Германия).

Фазиль Искандер награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» III (1999), II (2004) и IV (2009) степеней, орденом «Честь и слава» I степени Абхазии (2002).

Он награжден рядом престижных отечественных и зарубежных премий: Государственной премией СССР (1989), Государственной премией РФ (1993), премией имени А.Д. Сахарова «За мужество в литературе» (1991), Пушкинской премией фонда А. Тепфера (1992), премией «Золотой Остап», Малапарти (Италия), «Триумф» (1998), памятной медалью РАН «Шедевры русской литературы ХХ века» за выдающийся вклад в развитие культуры России (2003) и др.

В 2011 году Искандер стал лауреатом литературной премии «Ясная Поляна» имени Л. Н. Толстого и обладателем премии правительства России за сборник «Избранные произведения».

Именем автора «Созвездия Козлотура» названа одна из малых планет.

В 2009 году Банк Абхазии выпустил памятную серебряную монету из серии «Выдающиеся личности Абхазии», посвященную Фазилю Искандеру номиналом 10 апсаров.

Фазиль Искандер женат на поэтессе Антонине Хлебниковой, у них есть сын Александр и дочь Марина. Писатель живет и работает в Москве.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ИЗВЕСТНЫЙ АБХАЗСКИЙ ПИСАТЕЛЬ ДЖУМА АХУБА ОТМЕЧАЕТ 80-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ

Сухум. 12 марта. Абхазия-Информ. Известный абхазский писатель и публицист, член Союза писателей и Союза журналистов, лауреат Государственной премии им. Д. Гулиа, кавалер ордена «Ахьдз-Апша» II степени Джума Виссарионович Ахуба отмечает 80-летний юбилей.

Сегодня писателя чествуют в Администрации президента страны.

Д.В. Ахуба родился 12 марта 1937 г. в с. Атара Очамчирского района.

Джума Ахуба человек интересной и тяжелой судьбы. В 1943 г. он поступил в абхазскую школу села Атара Очамчирского района.


«Вскоре был исключен из школы за «оскорбление» учителя, который назвал мальчика «сыном троцкиста», а тот назвал его «фашистом». Затем учился в ткварчельской школе. В четвертом классе его определили в грузинскую школу, так как абхазские школы к тому времени были закрыты. Дважды выгоняли из школы. Учился также в сухумской 1-й грузинской, лыхненской и сухумской абхазских школах. 8-классное образование получил в 1953 г. Далее учился в сухумской 3-й средней школе, в которой учились писатель Ф. Искандер и археолог Ю. Воронов», — пишет сайт http://abazaduney.ru/.

Джума в 1959 году с отличием окончил Сухумское педагогическое училище. В 1959 – 1960 гг. был студентом филологического факультета Сухумского государственного педагогического института. В 1960 – 1965 гг. – студент Литературного института им. А.М. Горького (Москва). После института работал корреспондентом газеты «Советская Абхазия». В 1967 – 1969 гг. работал заведующим литературной частью Абхазского государственного драматического театра им. С.Я. Чанба. В 1970 – 1978 гг. – литературный консультант Союза писателей Абхазии.

Первые художественные произведения Д. Ахуба были напечатаны в годы хрущевской «оттепели» в журнале «Алашара» в 1955 – 1956 гг..

Джума Ахуба является автором 20 книг – романов, рассказов, новелл, повестей, стихов, драматических произведений. Наиболее известный роман «Пристань» (1984), рассказ «Туган» (1964), повести «Бзоу» (1969) и «Войны уже не было» (1968) и другие.

Произведения писателя переведены на японский, английский, польский, русский, испанский, эстонский, латышский, грузинский языки.

В 60 – 80-е годы принимал активное участие в организации выставок известного художника Варвары Дмитриевны Бубновой. Он дружил с японским профессором русской литературы Курода Тацуо (Kuroda Tatsuo).

В 1967, 1978, 1989 гг. Джума Виссарионович играл заметную роль в абхазском национально-освободительном движении.

Во время Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг., оказавшись в зоне боевых действий на Восточном фронте, попал в окружение, был взят в плен. В грузинском плену Джума Ахуба находился около месяца, где подвергался пыткам и даже «беседовал» с главарем «Мхедриони» Джабой Иоселиани. Благодаря поддержке русской писательской общественности и некоторых грузинских писателей Д. Ахуба был освобожден из плена.

Джума Ахуба известен своими острыми критическими публицистическими статьями в прессе.

38 лет Джума Ахуба является главным редактором «Апсны Аказара» («Искусство Абхазии»).

Писатель-прозаик Валентин Дбар (1948–2010). К 70-летию со дня рождения

Писатель-прозаик Валентин Дбар (1948-2010)

Валентин (Виталий)[1] Дбар родился 1 мая[2] 1948 г. в с. Джирхуа Гудаутского района Абхазской АССР, в семье крестьян – Григория (Грышьа) Николаевич Дбар (1919–1991 гг.)[3] и Арды (Ардучка) Даутовной Чамагуа (1922[4]–2012 гг.). Помимо Валентина в семье Григория Дбар и Арды Чамагуа родилось еще двое сыновей: Рудольф[5] и Гиви[6].

В 1966 г. Валентин Дбар окончил восемь классов Гантиадской (Цандрыпшской) школы-интерната № 1, затем продолжил учебу в Сухумской школе-интернате им. К.Ф. Дзидзария. После окончания школы в 1968 г. поступил на филолого-педагогический факультет Сухумского государственного педагогического института им. А. М. Горького.  Окончил учебу в 1972 г.[7]

С ноября 1972 г. по сентябрь 1973 г. проходил службу в рядах Советской армии, в военно-морских силах, в г. Североморске Мурманской области.

Писатель-прозаик Валентин Дбар (1948-2010) в детстве (передний ряд, стоит)

В 1974 г. по рекомендации Абхазского обкома комсомола был направлен на работу в органы внутренних дел Абхазской АССР и с января 1974 г. по 1982 г. работал инспектором кабинета профилактики Гагрского городского отдела внутренних дел (ГОВД). С января 1982 г. по август 1983 г. являлся начальником КТПП ГАИ Гагрского ГОВД.

В 1982 г. В. Дбар проходил стажировку в Высшей школе МВД СССР в г. Карагандинске (Казахская ССР), в 1983 г. вступил в КПСС. С августа 1983 г. по 1991 г. работал начальником Медицинского вытрезвителя Гагрского ГОВД и одновременно являлся руководителем Группы № 5 в системе партийной учебы рядового и младшего начальствующего состава Гагрского ГОВД, а также председателем наставников Гагрского ГОВД. С 1991 по 1992 гг. он командовал ротой милиции отдела охраны при Отделе внутренних дел по Гагрскому району. С 1992 по 1996 гг. В. Г. Дбар – оперативный сотрудник дежурной части Бзыбского отделения милиции Отдела внутренних дел Гагрского района[8]. В 1996 г. в звании майора милиции В. Г. Дбар ушел на пенсию.

Руководство МВД Абхазии неоднократно поощряло Валентина Григорьевича Дбар за добросовестную работу. Он был награжден медалью «За безупречную службу» III-ей степени, отмечен нагрудным знаком «За отличную службу в МВД», многочисленными  благодарностями.

Валентин Григорьевич Дбар скоропостижно скончался 28 апреля 2010 г. в возрасте 62 лет. Погребен в родовом имении в с. Джирхуа.

Писатель-прозаик Валентин Дбар (1948-2010) в юности (второй слева)

Параллельно с биографией человека, посвятившего жизнь службе в милиции, мы прослеживаем и другую линию жизни Валентина Дбар. Еще в школьные годы он начал писать художественные произведения. В 1966 г. в журнале «Амцабз» было напечатано его первое стихотворение «Сышкол» («Моя школа»)[9]. В 1967 г. его приглашают в Союз писателей Абхазской АССР и рекомендуют сосредоточить творческие силы на произведениях в прозе. С этого времени в журналах «Алашара», «Амцабз» и «Пионери»[10], а также на страницах газет «Аԥсны ҟаԥшь», «Сабчота Абхазети», «Советская Абхазия», «Бзыԥ» и «Авангард» стали постоянно появляться его рассказы, повести, очерки и статьи[11].

Писатель-прозаик Валентин Дбар (1948-2010), студенческие годы (третий слева, сидит)

В 1971 г. еще в бытность студентом Сухумского педагогического института Валентин Дбар публикует в главном литературном журнале Абхазии – «Алашара» – свое первое серьезное литературное произведение – рассказ «Ӡызлан» («Русалка») на абхазском языке. Предваряя публикацию, главный редактор журнала «Алашара» писатель Ч. Джонуа (1915–1975 гг.) отмечал: «Иахьатәи аԥсуа литераитура унагәлаԥшыҵәҟьар, ааԥынра излеиԥшу рацәоуп. Уи амӡарха ҭбаахеит, иԥшӡахеит: еиуеиԥшым ашәҭхкқәа хха-ххаӡа ана-ара адәырха иаақәгылазшәа, илахҿыххеит ашәҟәҩҩыцәа рҭаацәара. Аӡәаӡәала, ҩыџьа-ҩыџьала ҳлитература агәараҭа иҭало иалагеит ажәабжьк мамзаргьы ажәеинраалак ада зымҩыцгьы. Урҭ цәырҵуеит раԥхьаӡатәи рҩымҭа хәыҷқәа ргәдкыланы, ҿыц аныҟәара иалагаз асаби иаҳасабала, иеигәрӷьан иҟарҵаз ашьаҿа иацәшәа-цәыԥхашьауа. Абас ицәырҵыз дреиуоуп М. Горки ихьӡ зхыу Аҟәатәи апедагогтә институт астудент Валентин Дбар. Ажурнал “Алашара” аредакциахь уи раԥхьаӡа акәны иааигеит “Ӡызлан” ҳәа хьӡыс иаҭаны ажәабжь. Ажәабжь сара снапы иҵысхит сгу иахәаны. Ахгьы-аҵыхәагьы, аҩымҭа иалоу аҿар рдунеи ккаӡа уалаԥшуеит, рхы мҩаԥыргоит рықәра ишаҵанакуа. Ируа-ирҳәо агәра угоит. Даҽакала иуҳәозар, дара рхатәы мҩа иануп. Мҩамш уқәлааит, дад, Валентин! Ухатәы мҩа уаныла уаргьы. Ашәҟәҩҩы имҩа – шьхацага мҩоуп. Аха ахра ҿҟьарсҭа икыдло ашәарыцаҩ зегь рыла дуаҩы еибагазароуп, уи имазароуп агу бзиагьы, – агәаӷьрагьы!»[12].

Писатель-прозаик Валентин Дбар (1948-2010) во время прохождения воинской службы на Северном Флоте

В конце 1979 г. в издательстве «Алашара» вышел первый сборник рассказов Валентина Дбар на абхазском языке под названием «Раҧхьаӡатәи ааҧын» («Первая весна»)[13]. В сборник вошли следующие рассказы: «Раҧхьаӡатәи ааҧын» («Первая весна»), «Напы зҵаҩымз ашәҟәы» («Анонимное письмо»), «Ӡызлан» («Русалка») и «Алаҧшь» («Рыжая собака»). Рассказ «Напы зҵаҩымз ашәҟәы» («Анонимное письмо») повествует о милицейском расследовании, «Алаҧшь» («Рыжая собака») – об одном событии из жизни Кунцала Ашуба, бывшего узника нацистского концлагеря.

Выход первой книги В. Г. Дбар не остался незамеченным. Газета «Советская Абхазия» в 1980 г. приветствовала писателя заметкой «Залог будущих удач». Автор заметки Игорь Хварцкия, в то время корреспондент Гостелерадио Абхазии, отмечал: «Несколько лет назад на страницах журнала “Алашара” был напечатан первый рассказ писателя Валентина Дбар – “Русалака”. Редкий успех выпал на долю дебютанта: о нём заговорили. С тех пор время от времени на страницах журналов “Алашара” и “Амцабз”, газеты “Аԥсны ҟаԥшь” появляются его произведения. И вот в издательстве “Алашара” вышла первая книжка молодого писателя – сборник рассказов под названием “Первая весна”. Небольшая по объему, содержащая всего четыре рассказа, она тем не менее свидетельствует, что в абхазскую прозу пришел новый талантливый писатель, обладающий собственной манерой письма»[14]. Литературный критик Руслан Капба посвятил анализу первой книги Валентина Григорьевича целую статью[15]. Он в частности обратил внимание на то, что рассказ «Напы зҵаҩымз ашәҟәы» («Анонимное письмо») удостоверяет читателя, что у Валентина Дбар имеется большой потенциал для раскрытия творческих способностей в жанре детектива[16].

Писатель-прозаик Валентин Дбар (1948-2010) за работой в Гагрском ГОВД

В 1981 г. был издан второй сборник писателя рассказов на абхазском языке «Ашәҭқәа анҧтуа» («Когда распускаются цветы»)[17]. В этой книге были собраны уже одиннадцать рассказов: «Ната» («Ната»), «Ашәҭқәа анҧтуа» («Когда распускаются цветы»), «Наалеи, аҧхынреи, сареи аҽа ҧыҭҩыки» («Наала, лето, я и некоторые другие»), «Ибзиоуп» («Хорошо»), «Ашьабсҭа» («Косуля»), «Иҧхьаӡоу амшқәа» («Считанные дни»), «Имгәҕкәа иҧсхьада?» («Кто умирает без надежды?»), «Аҧсҭазаара азықәҧара» («Борьба за жизнь»), «Аҧсыӡшьра» («Браконьерство»), «Ақәнага ақәшәара» («Получать по заслугам») и «Амшын ҿықәа амаӡа» («Тайна морского берега»). Сюжеты двух последних рассказов были связаны с милицейским расследованием. Наше внимание привлекли рассказы «Ашьабсҭа» («Косуля») и «Имгәҕкәа иҧсхьада?» («Кто умирает без надежды?»).

В 1984 г. вышел очередной – третий – сборник повестей и рассказов Валентина Дбар на абхазском языке под названием «Иҭахаз шаҳаҭра изуам» («Мертвый не свидетельствует»)[18]. В него вошли следующие рассказы: «Бзиабарак аҭоурых» («История одной любви»), «Анацәаҭыҧ» («След пальца или теория Ломброзо»), «Иҭахаз шаҳаҭра изуам» («Мертвый не свидетельствует»), «Гәмшәа» («Бесстрашный»), «Ашәҭ ҳамҭас» («Цветок на память»), «Амашьына агьежьқәа аҵӡаауан…» («У машин исчезали колеса…»), «Ашьаҟьар» («Молодые побеги»), «Ауалҧшьа» («Священный долг») и «Каршә» («Находка»). В первых шести рассказах автор снова погружает читателя в интригующие подробности милицейских расследований. Главным героем в этих рассказах, как и в других детективных произведениях Валентина Григорьевича, выступает следователь Шараҭ Амҧар. В рассказе «Ашьаҟьар» («Молодые побеги»), состоящем из одиннадцати частей, мы узнаем историю любви студентов Сухумского педагогического института Даута и Теры Аинырба.

В 1987 г. Валентин Дбар становится членом Союза писателей Абхазии и СССР.

Писатель-прозаик Валентин Дбар (1948-2010) с группой студентов на встрече с писателями Б. В. Шинкуба и И. Г. Папаскир

В 1990 г. был издан еще один сборник рассказов Валентина Григорьевича под названием «Иаанкылоу асалам шәҟәы» («Задержанное письмо»)[19]. В него вошли девять детективных рассказов: «Аҿымҭра зыхҟьаз…» («Причина молчания…»), «Иаанкылоу асалам шәҟәы» («Задержанное письмо»), «Атәым хьаа» («Чужая боль»), «Анапынҵа» («Поручение»), «Инамӡаз агәҭыха» («Нереализованный замысел»), «Аҭәаҟәа иалашәаз агәыр» («Иголка в стоге сена»), «Ҵхыбжьонтәи агага» («Призрак в полуночи»), «Згәы иаанагодаз» («Кто бы мог подумать») и «Азеимаак» («Одна туфля»). В то время никто не мог предположить, что этот сборник станет последним.

Если в первой книге В. Г. Дбар читателю был представлен лишь один рассказ, связанный с милицейским расследованием, то в данном случае все рассказы написаны исключительно в детективном жанре. Валентин Григорьевич — один из немногих абхазских писателей, работавших в этом направлении. Его произведения не только передают интереснейший опыт абхазских сыщиков советского времени, к тому же учитывающий особенности менталитета нашего народа, но и содержат специальную терминологию на абхазском языке, используемую при ведении оперативной и следственной работы[20].

В. А. Бигуаа и В. В. Абхазоу, составители Биобиблиографического словаря «Абхазские писатели», отмечают в разделе, посвященном В. Г. Дбар, что некоторые произведения писателя еще не изданы, в том числе и два романа[21]. Среди материалов семейного архива, предоставленных нам Гиви Дбар, мы обнаружили и машинописную рукопись одного детективного романа под названием «Иҭарҟьоу атапанча апатрон…» (303 стр.)[22]. Кроме того, Валентин Григорьевич еще при жизни сам подготовил к публикации  переводы на русский язык отдельных своих рассказов[23].

 

Архимандрит Дорофей (Дбар),

Новый Афон, май 2018 г.

 


 

[1] В паспорте и других официальных документах, удостоверяющих личность В. Г. Дбар, в графе «имя» указано «Виталий». Имя Валентин – это литературный псевдоним, но после публикации рассказов оно закрепилось за В. Г. Дбар окончательно. Возможно, использование второго имени было связанно и с его работой в органах внутренних дел.

[2] В автобиографии, написанной В. Г. Дбар 20 октября 1982 г., датой его рождения указано 25 апреля. Эту же дату мы находим и в другой рукописной автобиографии, составленной в 1983 г.

[3] Участник Великой Отечественной войны, кавалер ордена Отечественной войны.

[4] В нескольких автобиографиях, написанных В. Г. Дбар в разное время, годом рождения его матери указан 1925 г.

[5] 1950 г.р., с начала 80-х годов XX в. живет г. Люберцы Московской области, женат, имеет детей.

[6] 1953 г.р., работал водителем Пицундской автобазы № 13, холост, живет в с. Джирхуа.

[7] Помимо родного абхазского языка В. Г. Дбар владел русским, грузинским и немецким (со словарем).

[8] Во время работы в Гагрском ГОВД В. Г. Дбар получил в собственность квартиру (г. Гагра, ул. Церетели 59/4, кв. 73).

[9] «Амцабз», 4 (1966), ад. 14.

[10] Издавался в Грузии с 1926 г.

[11] Ӡызлан. Ажәабжь // Алашара, 1 (1971), ад. 38–51; Раԥхьаӡатәи ааԥын. Ажәабжь // Алашара, 3 (1976), ад. 20–27; Аҩнқәа – аҩны еихагылақәа. Аочерк // Алашара, 8 (1977), ад. 49–52; Напы зҵаҩмыз ашәҟәы. Ажәабжь // Алашара, 2 (1979), ад. 60–68; Ашьабсҭа. Ажәабжь // Алашара, 1 (1980), ад. 60–63, и др.

[12] Алашара, 1 (1971), ад. 38.

[13] Дбар В. Раԥхьаӡатәи ааԥын. Ажәабжьқәа. Ақәа: «Алашара», 1979. – 72 д.

[14] Хварцкия И. Залог будущих удач // Советская Абхазия, 1980, № 232, 4 декабря, с. 4.

[15] См. Қапба Р. Абжьы ҿыц // Алашара, 2 (1981), ад. 90–94. См. также: Қапба Р. Ажәеи аҟазеи. Алитературатә-критикатә статиақәа. Аҟәа: «Алашара», 1983. – С. 122–136.

[16] Там же, с. 92.

[17] Дбар В. Ашәҭқәа анԥтуа. Ажәабжьқәа. Ақәа: «Алашара», 1981. – 134 д.

[18] Дбар В. Иҭахаз шаҳаҭра изуам. Ажәабжьқәа. Ақәа: «Алашара», 1984. – 142 д.

[19] Дбар В. Иаанкылоу асалам шәқәы. Ажәабжьқәа. Ақәа: «Алашара», 1990. – 176 д.

[20] В автобиографии, написанной В. Г. Дбар 20 октября 1982 г., в конце он карандашом дописал следующее: «В три (мои) сборника включены рассказы на нравственные темы, написанные в жанре детектива. Этот жанр — новый для абхазской литературы, и мне хочется создать современный абхазский детектив». В автобиографии, написанной 22 июня 1987 г., Валентин Григорьевич отмечал: «В последнее время я пишу рассказы на нравственные темы в жанре приключений. Так третья моя книга состоит из детективных рассказов, в которых отображена нелегкая, а порой и опасная служба советской милиции».

[21] Бигуаа В. А., Абхазоу В. В. Указ. соч. – С. 169.

[22] Данная машинописная рукопись хранится в Церковно–археологическом кабинете архимандрита Дорофея (Дбар) в монастыре св. апостола Симона Кананита в г. Новый Афон.

[23] На русский язык были переведены следующие рассказы: «Раҧхьаӡатәи ааҧын» («Первая весна»), «Напы зҵаҩымз ашәҟәы» («Анонимное письмо»), «Ӡызлан» («Русалка», подстрочный перевод с абх. Михаила Чамагуа), «Алаҧшь» («Рыжая собака»), «Ната», «Ашәҭқәа анҧтуа» («Молодые побеги»), «Ибзиоуп» («Хорошо»), «Аҧсыӡшьра» («Браконьерство»), «Амшын ҿықәа амаӡа» («Тайна морского берега»), «Бзиабарак аҭоурых» («История одной любви»), «Анацәаҭыҧ» («След пальца или теория Ломброзо») «Иҭахаз шаҳаҭра изуам» («Мертвый не свидетельствует»), «Гәмшәа» («Бесстрашный»), «Амашьына агьежьқәа аҵӡаауан…» («У машин исчезали колеса…»), «Ашәҭ ҳамҭас» («Цветок на память»), «Каршә» («Находка»). Машинописные рукописи переводов на русский язык вышеперечисленных 16 рассказов В. Г. Дбар, которые были переданы нам в 2017 г. родным братом Валентина Григорьевича — Гиви Дбар, хранятся в Церковно–археологическом кабинете архимандрита Дорофея (Дбар) в монастыре св. апостола Симона Кананита в г. Новый Афон. По словам Гиви Дбар, в начале 90-х годов XX в. в Москве должен был выйти сборник рассказов Валентина Дбар на русском языке. Анонс об издании этой книги был опубликован в «Литературной газете». Кроме того, в автобиографии, написанной В. Г. Дбар 20 октября 1982 г., сообщается, что некоторые его рассказы переведены на грузинский, украинский, абазинский и др. языки. Среди материалов, переданных нам Гиви Дбар, имеются и две папки с машинописными рукописями следующих рассказов и повестей В. Г. Дбар: «Ашьаҟьара», «Ақәнага ақәршәара», «Ибжьашьыз», «Аҳақ иазцәымцаз», «Ақәџьма ашьоура», «Ала-ҟьала», «Зҽызшьыз изкыу аус», «Ҩ-ӡынраки ҩ-ԥхынраки рышьҭахь», «Ақәыџьма ашьоура».

Красота. Добро. Правда. Юмор… Абхазский уроженец, русский писатель, достояние мировой культуры — Когита!ру

 

 

 

 

 

ОН ПРЕДУПРЕЖДАЛ НАС…

Блогосфера о Фазиле Искандере

02-08-2016

 

Писатель и поэт Фазиль Абдулович Искандер скончался в Москве на 88-м году жизни. Блогеры вспоминают Фазиля Искандера и его произведения, которые принесли автору всемирную известность — «Сандро из Чегема», «Созвездие Козлотура» и, разумеется, притчу-предупреждение «Кролики и удавы», вызвавшую в свое время негодование «патриотической общественности».

 

Андрей Мальгин:

«Умер один из крупнейших русских писателей — Фазиль Искандер. Один из последних шестидесятников. И хотя русской крови в нем не было ни капли, и он автор многих «этнических» (одна из которых — «Сандро из Чегема») принесла ему всемирную известность, он именно писатель русский. Его друзья — замечательная плеяда поэтов, прозаиков, драматургов — стали последним крупным событием в нашей литературе. Потом началось постепенно вырождение российской культуры.
«Кролики и удавы», хотя и написаны в поздние брежневские годы, читаются как книга о сегодняшнем дне. То есть это полное, всестороннее, детальное описание нынешнего режима.
Мне посчастливилось много лет жить с Фазилем Абдуловичем в соседних квартирах (он в 67-й, я в 68-й), но в этот печальный день не место для бытовых воспоминаний.
Главное, никто не сумеет предъявить Искандеру ни одного некрасивого поступка. Благороднейший человек: и в каждом написанном им слове, и в жизни».

 

«Как по мне, он был сам по себе, ни на кого не похожий. И сын гор, и русский писатель. Вернее, всё же советский», — пишет блогер vlasovetz55.

 

Блогер chele-sta:

«В 5-ом номере «Нового мира» за 1969 год были опубликованы два рассказа Фазиля Искандера, и так началось моё с ним знакомство, любовь на всю жизнь и счастье, что он есть. Особенно запомнился рассказ «Летним днём»…
Потом были «Кролики и удавы» — притча на все времена. Эту книгу я могла в те годы цитировать наизусть, благо всю ее можно растащить на афоризмы.
За книгу «Детство Чика» пришлось повоевать, ибо в магазине был один экземпляр, да и тот был кому-то отложен.
В своё время переживала, что он не получил Нобелевскую премию, но потом утешилась мыслью, что не пристало ему сидеть за одним столом с некоторыми из ее лауреатов…
Великий писатель без всяких застенчивых «один из». Светлая ему память».

 

Максим Кантор:

«Умер последний писатель той «русской литературы», которой привыкли гордиться.

Сегодня нет французской живописи, нет немецкой философии, нет английской драматургии. Возможно, все это появится вновь; но сегодня этого нет.
И русской литературы — свободной, совестливой, веселой — тоже нет.
Возможно, снова появится, пережив позор феодализма, корпоративного лизоблюдства и колониальной войны.
А может, и не появится».

 

«Скромно хочу прокомментировать, что не появится, в таком обществе не появится. Живопись, литература и так далее, рождается от глубоких чувств, переживаний, любви. Люди скатываются до мелкого и быстрого потребления эмоции. Быстро есть, быстро читать, быстро поругаться и, если необходимо, быстро помириться…» — пишет Марианна Попова.

 

Михаил Горбунов:

«Он, безусловно, принадлежал уже к мировой литературе. Как Кафка и Маркес, которых читают почти только в переводах, или, ещё ближе, как Рушди, который, кажется, никогда не писал не на урду. Точно так же, как Пикассо — не французский и не испанский художник (а вот Сезанн был ещё французским). Да, литература сильнее чем живопись или музыка укоренена в языке. Но время национальных литератур тоже уже прошло. Национальными остаются только графоманы, а вот настоящие художники, они всемирны.
Как жаль…»

 

Егор Седов:

«Посты-некрологи… Сложно сказать, к чему они нужны. И кому. Точно — не ушедшему.
Который был человеком, жил по-человечески, иногда ошибался и заблуждался, как всякий человек. Дело-то не в этом.
Дело-то в том, что ушедший нас предупреждал. А мы, при его жизни, не вняли.
О чем предупреждал?
Вот, например:

«Дела всех освободителей гибли из-за этого. Каждый из них, увлеченный своей благородной задачей, невольно рассматривает ее как окончательную победу над мировым злом. Но, как я уже говорил, когда исчезнет то, что зло сейчас, мгновенно наступит то, что зло — завтра. Этого не понимали все немудрые освободители и потому, добившись победы, впадали в маразм непонимания окружающей жизни» (с).

В общем, не надо впадать в маразм. А надо — читать и понимать Фазиля Искандера. Светлая ему память».

 

«Паршивые, как на подбор, горевестники достались Фазилю Абдуловичу: лайньюс да Шаргунов. Зато жизнь была…» — пишет Михаил Глобачев.

 

Леонид Гозман:

«Он был одним из тех, кто помог нам пережить советскую власть. На фоне Сандро и других его героев она становилась жалкой, смешной и совсем не бессмертной.
Спасибо ему за это и за многое другое. За тот радостный, несмотря на все мерзости, взгляд на мир, который он передавал нам.
Вечная память».

 

«Когда я узнал, что он умер, ощутил такое же чувство, узнав, что ушел Курт Воннегут. Ушел кто-то большой и светлый», — пишет Андрей Апосов.

**

 

КАК НЕ СМЕЯЛИСЬ НАД ИСКАНДЕРОМ

Евгений Ихлов

02-08-2016

«Национал-патриотическая» шизофрения началась давно

 

Когда 29 лет назад, во времена совершенно романтические, в 9 книжке журнала «Юность» за 1987 год появилась притча-сказка Фазиля Искандера «Кролики и удавы», то вдруг на нее обрушились со страниц «Нашего со<пле>(време)нника».

Потом подоспели и другие медиаресурсы тех, кого тогда звали «деревенщики», а уже через 2 революционных года – «национал-патриоты». Обвинили в русофобии, в клевете на русский национальный характер.

Меня по молодости-наивности сие страшно удивило.
Во-первых, в повести кролики побеждают удавов.
Во-вторых, вроде бы в тогдашнем обществе сложился негативный консенсус по отношению к сталинизму.
Либералы-западники несли по кочкам сталинизм и «административно-командную систему», а деревенщики-почвенники – анафемствовали и большевизм, называя его троцкизмом и напирая на «хазарское иго».
Тем более, что именно сталинизм нанес тот сокрушающий удар по русской деревне, о жутких последствиях которого не уставали говорить и писать деревенщики…

Но не тут-то было. Я уверен, что без понимания логики поносителей Искандера, кстати, тоже «деревенщика», но абхазского, феномен русского «национал-патриотизма» разгадать нельзя.

Первая линейка упреков относилась к изображению народа как кроликов – трусливых и покорных жертв тиранов-удавов.

На возражения, что в результате кроли устроили движение сопротивление и свергли удавов (и ведь свергли на время через 4 года!), отвечали второй линейкой упреков – это-то и плохо, поощрение к неповиновению всеспасительной сильной власти. Вот такая шизоидность логики: народ нельзя попрекать рабством, потому что это – оскорбительно и социально-необходимо одновременно.

«Жуткая» вина Фазиля Абдуловича была не в том, что он изобразил русский советский народ рабами (хотя сцены кролей, весело предающихся похоти перед самым удавом — это скорее карнавально-кавказское сопротивление), но в том, что он констатировал неправильность и постыдность этого рабства и даже дал рецепт борьбы – перестать поддаваться гипнозу собственного страха. Такой развернутый поэтический комментарий к манифесту «Жить не по лжи» Александра Солженицына (февраль 1974).

Написать, что «истинный патриотизм» – это рабская покорность деспотическому государству-каннибалу — тогда еще не решались, поэтому длинно и туманно распространялись о русофобии и карикатурном оболгании трудолюбивого русского народа.

Хотя ведь могли сказать что-то вроде: эк, лихо припечатал наш Фазиль колонизаторов и воспел сопротивление антиколониальных народов мира, или — хорошая притча про Париж мая 1968.
Но ненависть к блестящему памфлетисту заставила сбросить маски…

Кстати, когда Евгений Шварц в 1942-44 годах в узбекской эвакуации писал «Дракона» по сюжету вьетнамских сказок о драконоборцах, то это вовсе не была притча о де- и ресталинизации. Вообще он о них тогда не думал.

А писал он положенное тогда интеллигенту-интернационалисту резкое разоблачение мещанства как питательной среды правого тоталитаризма и предупреждение об угрозе реваншизма вследствие массированной инфильтрации коллаборантов в структуры будущей постоккупационной администрации в Западной Европе. «Бургомистр» — это не глава МГК ВКП(б) Никита Хрущев, но как бы бургомистр Кёльна Конрад Аденауэр. Словом, все в духе Бертольда Брехта: «Еще плодоносить способно чрево, которое вынашивало гада…»

 

Из истории перехода абхазского книжного языка на грузинскую графику

Теимураз Гванцеладзе

Из истории перехода абхазского книжного языка на грузинскую графику

 

В абхазской сепаратистской литературе подтверждающим фактом якобы выявленного насилия с грузинской стороны часто называют 1938 год, когда произошел переход на грузинскую графику абхазской письменности, которая была основана на латинском алфавите. Это обвинение может показаться имеющим основание, если не вспомнить следующее:

С 1922 года в Советском Союзе начался процесс латинизации письменностей. В 1936 году этот процесс был приостановлен и начат ускоренный переход уже латинизированных алфавитов на русскую графику (кириллицу), который в основном завершился к 1941 году. Русификация алфавитов преследовала целью ускорение русификации соответствующих этносов. От этого процесса не смогли спастись и такие многомиллионные этносы как: азербайджанцы, узбеки, казахи, киргизы, таджики, приволжские татары и др. На этом фоне исключением оказались лишь абхазский язык и распространенный в Грузии, южный вариант осетинского языка (с 1926-28 годов действующие письменности), которые в 1938 году заменили не кириллицей, а новой письменностью, основанной на грузинской графике, тогда как  распространенный на Северном Кавказе, северный вариант осетинского языка (латинизированная письменность) в том же 1938 году был заменен кириллицей.

Учитывая эти факты, как бы «подтверждается» справедливость суждения сепаратистских авторов, что в 1938-1954 годы коммунистическое руководство Грузии, воспользовалось моментом и абхазцам и проживающим в Грузии осетинам навязало именно грузинскую графику. В связи с этим, возникает ряд вопросов, объективный ответ на которые на все польет свет:

1.         Почему оказались в Грузии эти два языка в положении, отличном от десятков других языков?

2.         От кого шла идея перехода этих двух языков на грузинскую графику?

3.         Кто и в каких условиях создал соответствующие проекты?

4.         Следила ли за этим Москва?

5.         Было ли допущено аналогичное исключение, в какой либо другой республике?

Как известно, Советский Союз был строго иерархической тоталитарной империей, где параллельно с легализованной системой управления, действовала, так называемая «телефонная система», что подразумевало решение вопросов на основе устных распоряжении вышестоящих инстанций. Такими устными распоряжениями осуществлялись планирования «инициатив трудовых масс» по конкретно определенным вопросам. Осуществление этих «инициатив» строго контролировалось. Настоящая инициатива, если в ней чувствовались какие-нибудь национальные признаки, — уничтожались на месте. Все, без исключения, значительные вопросы, особенно идеологического и интерэтнического характера, планировались и решались только в Москве, в кремле. Изменение письменности было вопросом именно такого ранга и в его решении, своеволие и излишняя инициатива никому не прощались. Тотально разветвленная система безопасности, политика поощрять доносы и множество способов перепроверки информации, исключали распространение неприемлемых для империи тенденции. Из за этих причин невозможно было представить, что в кремле не знали о том, что творилось в Абхазии и Цхинвальском регионе в 1938-1954 годах, т.е. в течении 16 лет. На протяжении этого времени невозможно представить, чтобы кто-нибудь не донес на марионеточных правительственных лиц Тбилиси, Цхинвали и Сухуми по поводу «притеснения» ими абхазских и осетинских народов и чтобы не донесли и строго не наказали тех грузинских, абхазских и осетинских ученых, которые составили проект изменения основ графики абхазской письменности и южного варианта осетинского языка. К счастью, не в 1938 году и не позже, из-за этого не наказали ни одного из ученых, принимавших участие в замене графики вышеназванных двух языков. Именно этот факт является верным доказательством того, что эту акцию запланировали в Москве и осуществили на основании словесного приказа. Вероятность этого подтверждает и то, что в 1922-1941 годах замена дважды (сначала на латинский, потом на кириллицу) графических основ алфавитов, было тотальным процессом, которым официально руководил Всесоюзный Центральный Комитет Нового Алфавита, существующий при Совете Народных Комиссаров СССР.

Однако приведенные факты все же не объясняют, почему Центральный Комитет Нового Алфавита, работающий под контролем Кремля, сделал исключение для этих двух языков и не заменил их кириллицей. Чтобы объяснить это, необходимо учесть некоторые важные внешние и внутренние факторы, а именно:

Было еще одно исключение, но не в Грузии, а в Армении, где приблизительно в тот же период, курдский книжный язык был заменен армянской графикой. Естественно, что случаи с абхазским, осетинским и курдскими языками надо рассматривать в одном контексте. Наше объяснение таково: Грузия и Армения были союзными республиками и в конституциях обеих республик было написано, что Государственный язык Грузинской ССР был грузинский, а Армянской ССР – армянский. Этот факт по логике требовал с этнических меньшинств в обеих странах знание Государственного языка. Но более важное значение имеют политические отношение СССР и Турции в 30-40 годах ХХ века.

Известно, что с 1917 года до середины 30-ых годов СССР и Турция были союзниками (между прочем, именно под влиянием СССР перевели турецкий книжный язык с арабской графики на латинский), но со второй половины 30-ых годов Турецко-Советские отношения напряглись и стали враждебными после того, как Турция сблизилась с Фашистской Германией и Италией. Это создало реальную опасность на южной границе СССР, на территориях Грузии и Армении, а также на протяжении всего Черноморского побережья. В случае начала войны, Турция могла воспользоваться недовольством грузин и армян и получить от них поддержку. Во время войны, даже пассивность Грузии и Армении было бы выигрышным для Турции. Видимо, именно это опасность вынудила коммунистическую партию вспомнить, что Грузия и Армения являются суверенными Республиками  и Государственные языки этих Республик должны были знать этнические меньшинства хотя бы на определенном уровне. Этими, как бы тактическими уступками коммунисты одновременно добивались следующего:

а) У грузин и армян должно было появиться чувство благодарности из-за того, что у них письменностей расширились сферы использования. А эта благодарность, в случае войны с Турцией, должна была перерасти в верность Советскому Государству.

б) Искусственно выкинув из общих империалистических тенденции русификации абхазских, осетинских и курдских языков у абхазцев, осетин и курдов должно было создаться впечатление, что они окажутся в худшем положении от «насильников» грузин и армян, чем другие народы, чьи письменности перешли на кириллицу. Со своей стороны это впечатление напрягло бы отношения между соответственными народами и усилило сепаратистские настроения, а сепаратизм оказался бы сильным оружием против грузин и армян в их стремлениях к свободе.

в) Абхазия, которая располагалась на открытом побережий Черного моря, имела очень большое геостратегическое значение. Империя тут встала перед выбором: если бы она продолжила начатую в 1921 году политику привилегирования абхазцев и стеснения грузин, то в случае войны создала бы себе опасность недоверия и пассивности со стороны 3 миллионов грузин, поэтому для  нее было менее рискованным, прекращения 56 тысячам абхазам мнимых привилегии, тем более, что: абхазские крестьяне не смогли «оценить» «заботу» империи и в 1930-31 годах начали массовые выступления  против коллективизации и в случае невыполнения своих требовании «грозились» массовыми переселениями в Турцию.

Принимая во внимание внешние и внутренние факторы, переход абхазского книжного языка в 1938 году на грузинскую графику, надо рассматривать, как наказание абхазского народа Советской империей, — чем империя с одной стороны укрепляла позиции в глазах грузинского народа, а с другой стороны, продолжала скрытую политику подстрекательства двух братских народов. Эта акция была временным провокационным мероприятием, осуществленным в империалистических целях, так же как осуществляемая  на территории Абхазии замена русских топонимов появившихся во время царизма на грузинские и, — реорганизация русско-абхазских школ – на грузино-абхазские.

То, что переход абхазского книжного языка на грузинскую графику был запланирован и осуществлен под надзором Москвы, кроме вышеуказанных фактов подтверждают и новые документальные материалы. Это – сохраненные в архиве Академика С. Джанашия протоколы заседания. Эти заседания состоялись 4-5 декабря 1937 года в Сухуми, в институте абхазской культуры им. Н. Мари.  На заседании были рассмотрены несколько вариантов алфавиты для абхазского книжного языка, созданные на грузинской основе (протоколы нам предоставила дочь академика С. Джанашия, доцент Русудан Джанашия, за что мы ей осень благодарны).

Из протоколов видно, что постановление о переходе абхазского книжного языка на грузинскую графику было принято на XV конференции коммунистической партии абхазской окружной организации 1937 года. Но, зная систему Советского правления абсолютно ясно, что в повестку дня конференции постановка вопроса такой значимости и текст проекта постановления в обязательном порядке были согласованы с Москвой, в противном случае, в том кровавом 1937 году своеволие абхазских и грузинских коммунистов строго было бы осуждено, что к счастью не произошло, не тогда и не через 16 лет.

В заседании участвовали 33 человека, из них 6 ученых грузинской национальности (из Тбилиси профессора: П. Шария, А. Шанидзе, В. Топурия, А. Чикобава, С. Джанашия, из Сухуми – Б. Джанашия), 4 участника русской национальности (Проф. А. Грен, И. Татищенко, З. Мирина и А. Фадеев), в большинстве же (23 чел.) – абхазские ученые, писатели, журналисты и педагоги (С. Акиртава, основатель абхазского сепаратизма С. Басария, Н. Басилая, языковед Х. Бгажба, Н. Герия, писатель и журналист М. Гочуа, Г. Гулия, основатель абхазской литературы Д. Гулия, партийный функционер М. Делба, Б. Кация, Н. Кокоскерия, В. Маан, В. Накопия, абхазский просветитель Н. Патеипа, С. Симония, языковед Г. Шакирбай , К. Шакрил, Г. Дзидзария, К. Дзидзария, Н. Чочуа, писатель В. Харазия и поэт М. Хашба).

При чтении протоколов, наблюдательный читатель почувствует достаточно тяжелую психологическую атмосферу (особенно в первый день) и это неудивительно: во-первых, заседание проводилось в конце 1937 года; во-вторых, атмосферу явно обременяло участие в нем двух партийных функционеров – П. Шарии и М. Делба, из них П. Шария руководил идеологическо-пропагандистской работой в Центральном Комитете Компартии Грузии, а М. Делба ту же отрасль курировал в Окружном Комитете абхазской Компартии; в третьих, обстановку накаляла и присутствие на заседаниях Московских наблюдателей, русских ученых и особенно, демонстративное молчание проф. А. Грена (русские произнесли ни слова), Это тот А. Грен, который в 1937 году составил известную «мингрельскую азбуку» на основе русской графики и который в предисловии этой книги писал, что созданием письменности мингрельской речи имел цель призвать мингрелов к борьбе против «притесняющих» их Грузинов. Присутствие в таких делах «опытного» человека на заседании, делает очевидным, что Москва контролировала обстановку.

О том, что грузинские ученые не были инициаторами постановки этого вопроса, что они в принудительном порядке участвовали в работе этого собрания и что им было не по нраву включение их в это дело – явно свидетельствует произнесенное проф. С. Джанашия на первых же минутах заседания заявление с подчеркнутым подтекстом: «Мы Тбилисские работники рассматриваем себя, как консультантов. Вопрос должен разрешить тот, кто его поставил, т.е. трудящиеся и культурные работники Абхазии. Вопрос надо было обсудить на широких собраниях». В первом предложении этого изречения ученый зафиксировал, что грузинские ученые не были инициаторами и считали себя только консультантами. Во втором предложении С. Джанашия подчеркивает, что инициатива по этому вопросу идет из Абхазии, но он хорошо знал, что реальным инициатором была Москва, а не трудящиеся Абхазии, однако сказать об этом прямо он не мог. Как второе, так и третье предложение подразумевают, что грузинские специалисты не хотели участвовать в этом деле, которое имело явно провокационный характер. Поэтому говорил автор, вопрос должен был быть широко рассмотрен в масштабе Абхазии, это еще раз говорит о том, что автор считал постановку вопроса преждевременным.

Несмотря на заявление со стороны властей, подразумевающееся в заявлен С. Джанашия, вопрос все-таки рассматривался академически и с соблюдением демократических принципов. На заседании к рассмотрению было представлено 4 проекта новой азбуки. Из них два были составлены грузинскими учеными А. Шанидзе и С. Джанашия отдельно  друг от друга  из остальных двух проектов. Автор одного был абхазский писатель и ученый, основоположник абхазской литературы Д. Гулия, а другого тот же Д. Гулия, вместе с просветителем абхазов  А. Чочуа и писателем М. Аршба. Из этих проектов, заседанием ни одно не было утверждено, точнее не был одобрен проект Д. Гулия, А. Чочуа и М.Аршба, а на основе трех остальных проектов, для создания нового, была избрана согласовательная комиссия на вечернем заседании 4 декабря в составе: Д. Гулия (председатль), А. Шанидзе, С. Джанашия, В. Харазия, В. Маан, П. Шакрил и М. Аршба. 5 декабря, на заседании рассмотрели новый проект, составленный комиссией и единогласно утвердили его.

Для истории вопроса важное значение имеет тот факт, что на протяжении работы трех заседании и во время работы согласовательной комиссии, активно и с интересом участвовали абхазские ученые, писатели, журналисты и педагоги. Но ни один из них, (даже сепаратист С. Басария), в своих выступлениях не высказывал протест против выбора грузинской графики для абхазского книжного языка или, же против попытки «огрузинения» абхазского народа. Присутствующие на заседаниях партийные функционеры и сидящая в молчании (в засаде) русская делегация такие факты ни в коем случае не оставили бы без внимания и были бы соответственно отражены в протоколе.

Внимания заслуживает и то, что из 16 человек выступающих с речью или репликой в большинстве (11) были абхазцы (22 выступления). Из них М. Аршба выступил 6 раз, Д. Гулия 4 раза, Г. Дзидзария – 3, Х. бгажба – 2, а Г. Шакирбай, Н. Патеифа, Б. Кация, С. Басария, П. Шакрыл, В. Маан, В. Харазия – по одному разу.

Активная заинтересованность абхазских участников заседания в выборе грузинской графики для абхазского книжного языка чувствуется и в другом, например: 4 декабря на утреннем заседании, после того, как председатель открыл собрание, в своем выступлении М. Аршба заявил, что «у нас есть проекты А. Шанидзе, С. Джанашия, Д. Гулия, и Гулия-Чочуа-Аршба», Д. Гулия репликой уточнил, что у него есть целый ряд проектов. Это свидетельствует, что он был очень заинтересован и наверняка много работал по использованию грузинской графики.

Из протокола заседания прослеживаются состязание и азарт со стороны абхазских участников. Видно и то, что, многие имели желание принять участие в этом деле и огорчались, что им не представилась такая возможность. Например: на утреннем заседании 4 декабря М. Аршба заявил, что грузинский алфавит надо принять в целом, т.е. в том виде, в каком он сегодня существует. Это означало, что для абхазского книжного языка должны были быть использованы все 33 буквы, без исключения. На том же заседании Г. Шакирбай выразил недовольство в адрес М. Аршба: « М. Аршба представил проект алфавита, составленный четырьмя авторами, называя его проектом Института Абхазской Культуры, хотя в нем не участвовали мотрудники этого института» позже Х. Бгажба уточнил: «составление алфавита было монополизировано некоторыми сотрудниками и (проект) не рассматривался не Институтом Абхазской Культуры и не в более широких кругах».

Заседание, как уже было сказано, 5 декабря 1937 года утвердил проект составленный согласовательной комиссией, после чего, в своем заключительном выступлении председатель заседания Г. Дзидзария сказал: «Собрание 4 и 5 декабря после рассмотрения на 3-х заседаниях, единогласно утвердил проект нового абхазского книжного языка на основе грузинской графики. Этим заложен фундамент большой работе этой письменности, его внедрения и распространения, что начнется с момента его утверждения соответствующими вышестоящими органами.

Новый алфавит будет способствовать сближению двух братских народов и последующему развитию национальной по форме и социалистической культуры по своему содержанию.

Работа заседания была плодотворной, потому, что в нем наряду с местными работниками, активно участвовали профессора из Тбилиси: П. Шария, А. Шанидзе, С. Джанашия, А. Чикобава, В. Топурия, которым мы очень благодарны».

В упомянутых в этом выступлении в «вышестоящих органах» по нашему мнению, не подразумеваются органы расположенные в Сухуми и Тбилиси, а здесь надо подразумевать партийную и государственную власть Москвы, также Всесоюзный Центральный Комитет нового алфавита при Совете Народных Комиссаров СССР, которые должны были дать окончательное подтверждение. Что касается марионеточных властей Сухуми и Тбилиси, их представители уже участвовали в рассмотрении проекта и не П. Шария и не М. Делба не бвли против перехода абхазского книжного языка на грузинскую графику. Что касается Комитета и более высших инстанций: правда нам не известна точная дата утверждения ими нового абхазского книжного языка на грузинской графике, но уже в 1938 году он был внедрен и действовал целых 16 лет до 1954 года.

Два слова о том, оправдан был ли перевоз абхазского книжного языка на грузинскую графику. Объективно, существующих в мире из 14 алфавитных систем (Грузинский, Эфиопский, Славянский, Индийский, Китайский, Корейский, Японский и Монголо-уилаурские системы) самым подходящим для абхазского языка и есть грузинская алфавитная система, потому что, абхазские и грузинские языки родственные и имеют схожий звуковой состав. Хотя в количестве звуков большая разница (в абхазском книжном языке 64 звука, в грузинском 33), однако при выборе грузинской графики, эта разница легко была преодолена, в частности: в 1937 году утвержденном проекте были использованы все 33 буквы грузинского алфавита, потому что абхазский язык имел все соответствующие звуки, дополнительно абхазскому алфавиту были добавлены три древние грузинские буквы (ჲ, ჳ, ჷ), которые были изъяты из грузинского алфавита вы 60 годах XIX века по инициативе И. Чавчавадзе, а с русского алфавита была взята буква Ф, так как такой буквы не было в грузинском языке. Таким образом грузинская графика баз проблем смогла отразить 36 абхазских звуков и для этого понадобилось лишь по одному знаку. Из этих 36 звуков, русская графика, одним знаком, не смогла бы отразить 12, это означало, что грузинская графика была более экономичной для обозначения абхазских звуков, чем русская.

У проекта, утвержденного в 1937году, был один недостаток, который состоял в том, что из существующих в абхазском языке специфически лабиализивных, палатализивных (смягченных) и интенсивных (твердых) 26 согласных одна часть выражалась существующими в грузинском алфавите დ, თ, ტ, ძ, ც, წ, ჯ, ჩ, ჭ, გ, ქ, კ, ყ, ჟ, შ, ღ, ხ, ჰ буквами, для которых дополнением стали 3 диакритических знака (14 случаев), взятых из международной транскрипционной системы лабиализации, палатализации и выражения мягкости, а для остальных 12 специфических звуков были предложены двухбуквенные комбинации. (გუ,ძუ,კუ, ყუ, ღუ, ხუ, გჲ, ქჲ, კჲ, ყჲ, ღჲ, ხჲ),но несмотря на указанный недостаток, в 1937 году принятая письменность была лучше, чем восстановленная в 1954 году, основанная на русской графике и действующая до сих пор письменность.

Если же 36 букв-знаков грузинского алфавита без всяких изменении было достаточно для обозначения только те количества абхазских звуков – из русского алфавита без изменении были взяты только 26 букв, которые изображают 25 абхазских звуков,  т.е. меньше чем половину, а одна буква («мягкий знак» — ь) используется, как смягчающий звук в 8 случаях. 12 букв русского алфавита переделаны, добавлением к ним различных элементов (короткий «хвост», «живот», «крест»…), а 5 букв (ё, я, ю, щ, ъ) вообще не были использованы, кроме того 26 специфических абхазских звуков изображены двумя буквами.

Достоинства грузинского алфавита хорошо были известны одному из основоположников лингвистской Кавказологии, деятелю второй половины XIX века, генералу и ученому Петру Услару, который считал, что система грузинского алфавита была идеальной, как для абхазского, так и для других кавказских (не имеющих письменности) языков. Но тот же П. Услар, исходя из интересов царизма, был против использования грузинского алфавита для кавказских (не имеющих письменности) языков. «…Но если мы займем у грузин не только систему алфавита, но и очертание букв, этим самовольно создадим трудности, которые все более будут ощутимыми при распространении на Кавказе русского образования…». Эти слова П. Услара означают то, что он при выборе графической основы для кавказских языков, политические мотивы считал более важными. В грамматике абхазского языка, составленной в 1862 году, он использовал только 3 буквы грузинского алфавита, остальные были русские (во старом издании этой книги, который вышел в свет после смерти П. Услара, эти 3 буквы были тоже удалены). Целью выбора русской графики, разумеется, была поддержка процесса русификации абхазцев.

Абхазские ученые, писатели, журналисты и педагоги, участвующие в заседаниях в 1937 году, прекрасно знали, что грузинский алфавит был самым подходящим для абхазского языка. Этим объясняется тот большой интерес и их активность на заседаниях. Это подтверждается и предложением Б. Аршбы, что для абхазского языка грузинский алфавит надо было использовать полностью.

Наконец, о том, какую пользу принес выбор грузинской графики для абхазского языка. Начнем с того, что с внедрением грузинской графики не последовало навязывание чуждых для абхазского языка правил правописания и праворечия, в то время, как в десятки языках, переведенных в 1931-41 годы на русскую графику, насилием были внедрены правила русского правописания и праворечия, что в этих языках вызывало внедрение чуждых звуков и звукокомплексов. Серьезно пошатнулась артикуляционная база для разговаривающих на этих языках, открылась дорога большому количеству руссоизмов, советизмов и интернационализмов. Например: а абазинском языке, который считается родственным абхазского и которого в 1938 году перевели на русскую графику, обязательным объявили соблюдение следующих принципов:

1. В обязательном порядке должны были использованы все буквы русского алфавита, несмотря на то, были ли в абазинском языке соответствующие звуки. Таким путем в абазинском языке  были внедрены совершенно незнакомые языку звуки, что потрясло артикуляционную базу абазинского языка.

2. Для передачи характерных для абазинского языка и не существующих в русском языке звуков использовали  множество двух и трехбуквенных комплексов и единственный дополнительный знак, что сделал алфавит неэкономичным.

3. Категорически запретили писание и произношение одолженных посредством русского языка руссоизмов, советизмов и интернационализмов формами, отличающими от русского языка. Якобы создается общий всесоюзный фонд лексики и разница помешает быстрому формированию  «Единого Советского Народа». Таким путем абазинскому языку навязали правила русского правописания  и праворечия и тем самым способствовали перерождению артикуляционной базы языка.

            Наконец, эти драконовские правила принесли абазинскому языку то, что речь нынешнего поколения абазов переродилась, замусорилась и приблизилась к русскому произношению, что создало  реальную угрозу будущему этого языка. Это все  можно сказать и в отношении  тех языков, которые перешли на русскую графику в 1936-1941 годы.

            Что касается абхазского языка выбору в 1938 году ему грузинской графики, не последовало навязывание грузинского правописания и праворечия, язык развивался естественно, без всякого насилия. Слова, вошедшие с грузинского языка, писались и произносились так, как этого требовали нормы абхазского языка.

            По этим причинам в Абхазском языке в 1938-1954 годах в минимальном количестве вошли руссоизмы, советизмы, интернационализмы, по сравнению с абазинским языком, а картвелизмы были одолжены в очень малом количестве. Если сказать по другому, 1938-1954 годы были периодом сохранения экологического лица абхазского языка. Этот 16 летний период спас абхазский язык от губительного влияния русского языка, временно приостановил процесс русификации. Этого нельзя сказать о следующем периоде (после 1954 года), когда масштабы русификации создали серьезную угрозу абхазскому народу и, к сожалению, создают и сегодня.

АБХАЗИАНЦ МАРК ТВЕЙН — The New York Times

Состав действующих лиц на банкете г-на Искандера столь же зловещий, как и любой почерк на стене: Лаврентий Берия, проводивший сталинские чистки на Кавказе и возглавлявший его тайную полицию с 1938 года. пока не был расстрелян после смерти Сталина; Нестор Лакоба, глава Абхазского ЦК КПСС, пока не был расстрелян по приказу Берии в 1936 году; Жена Лакобы Сарья, которую замучили до смерти за то, что она не доносила на своего мужа, и различные партийные деятели, приезжающие из Москвы, чтобы насладиться гостеприимством Сталина в его родном регионе.

Самые мрачно-комические пассажи этой главы изображают сентиментальные размышления Сталина при виде и звуках народных танцев и музыки из дома его детства: «И он умел ценить эти вещи, как никто другой, поражая окружающих своим беспримерный диапазон — от бесовской беспощадности до умиления по поводу того, что было, по сути, очень маленькими радостями. … Он более остро ценил собственную способность ценить маленькие радости жизни, лежащие вне истории.

Слушая народную песню, Сталин затуманивается от бремени власти, лишившей его права на обычную любовь: «В ту минуту, когда ты любишь человека, ты начинаешь доверять ему, но как только ты начинаешь поверь, рано или поздно ты получишь нож в спину. … Проклятая жизнь, проклятая человеческая природа! Если бы вы могли любить и не доверять одновременно. Но это невозможно.

»Но если вам приходится убивать тех, кого вы любите, справедливость требует, чтобы вы расправились с теми, кого не любите, с врагами дела.»

Аргумент совершенно логичен: лидер, который идет на высшую жертву, убивая своих друзей, не должен дискриминировать своих врагов.

ВСЕ эпизоды в «Сандро» могут стоять сами по себе, но они прекрасно работают как единое целое. Острые политические пассажи представляют собой реалистичный контрапункт элегическим размышлениям г-на Искандера о сплоченной племенной жизни, которая в значительной степени исчезла. Оба качества прекрасно воплощены в заключительных строках романа, которые следуют за длинным описанием прекрасной дочери Сандро Тали:

«И вот мы покидаем Чегем, ибо даже наш любимый Чегем кажется покинутым без Тали, без ее живого голоса, без ее душераздирающая улыбка.Да простят мне читатели мои эту бессмысленную скорбь, ибо даже придворный историк имеет право на минутную слабость, если, конечно, найдет в этой слабости силу утверждать — хотя бы издалека, хотя бы едва заметным кивком головы — его уверенность в окончательной победе пролетариата. А мы кивком головы (в присутствии свидетелей) подтверждаем нашу уверенность, оставляя за собой глоток турецкого кофе и скромное право на личное горе».

Советский писатель-гуманист Фазиль Искандер Умер в возрасте 87 лет Произведения писателя Фазиля Искандера известны своим юмором, состраданием и региональным колоритом.(AFP)

Москва: Сегодня скончался советский писатель Фазиль Искандер, чьи произведения известны своими юмористическими описаниями повседневной жизни на Кавказе и сатирическим взглядом на общество при коммунизме. Ему было 87 лет.

Редкий русский писатель, выставляющий напоказ свое этническое и провинциальное происхождение, Искандер нарушал политические табу описаниями сталинских пьянок в родной Абхазии, хотя никогда не считал себя диссидентом.

Родившийся в 1929 году в семье абхазки и отца-иранца в порту Сухуми, главного города Абхазии — ныне поддерживаемого Россией сепаратистского региона Грузии — Искандер рано потерял отца, когда его депортировали в Иран в 1938 году. , где впоследствии и умер.

Отличник Искандер сумел поступить в престижный Горьковский литературный институт в Москве и в начале своей карьеры работал провинциальным журналистом.

Он писал только по-русски, покоряя читателей своим юмором, сочувствием и региональным колоритом, никогда не скрывая своего отвращения к бестолковым советским бюрократам и зверствам сталинизма.

Искандер прожил в Москве большую часть своей жизни и некоторое время участвовал в политике в Съезде народных депутатов, демократически избранном законодательном органе, созданном Михаилом Горбачевым в 1989 году.

Однако в последние годы он перестал писать и редко комментировал политику.

Кремль в официальном заявлении выразил «глубокие соболезнования» его семье.

Центральное произведение Искандера «Сандро Чегемский» — это эпический трехтомный роман о традиционном абхазском горном селении Чегем, в котором эксцентричный состав персонажей имеет дело с часто сюрреалистичной советской действительностью.

Произведение, подвергшееся жесткой цензуре в Советском Союзе и впервые переведенное на английский язык в 1983 году, принесло ему сравнение с Марком Твеном и Уильямом Фолкнером.

Другие его произведения также опирались на абсурдность советской жизни на Кавказе, а в одном сатирическом произведении была подробно описана вымышленная кампания по выведению новых многообещающих видов горных козлов и домашних коз.

«Моя литературная задача заключалась в том, чтобы поднять настроение моим депрессивным соотечественникам», — написал он в одном из предисловий к своей книге.

«Было много поводов для депрессии.»

Ожидание ответа для загрузки…

5-дневная российско-грузинская война начинается

8 августа 2008 года затянувшийся конфликт между Россией и Грузией перерос в жаркую войну между маленькой кавказской страной и сверхдержавой, в которой она когда-то была часть. Короткая русско-грузинская война стала самым жестоким эпизодом конфликта, начавшегося более десяти лет назад.

Грузия провозгласила независимость от Союза Советских Социалистических Республик, который распадался в 1991 году. Вскоре пророссийские сепаратисты взяли под свой контроль два региона, составляющие 20 процентов территории Грузии, Абхазию и Южную Осетию.Наступил застой. В 2008 году президент США Джордж Буш-младший объявил о своей поддержке членства Грузии и Украины в Организации Североатлантического договора, шаг, который Россия рассматривала как равносильный размещению враждебных вооруженных сил на своих границах. Отношения между Россией и Грузией уже были напряженными, когда у власти в России находился агрессивный Владимир Путин, а президент Грузии Михаил Саакашвили заявил о своем намерении вернуть Абхазию и Южную Осетию под контроль Грузии.

После обвинений обеих сторон в агрессии в течение всей весны и лета югоосетинские войска нарушили режим прекращения огня, обстреляв грузинские села 1 августа.В последующие дни продолжались спорадические бои и обстрелы, пока 7 августа Саакашвили не объявил о прекращении огня. Незадолго до полуночи, видя, что сепаратисты на самом деле не прекратят огонь, грузинские военные начали наступление на Цхинвали в Южной Осетии. Российские войска уже вошли в Южную Осетию — нелегально — и быстро отреагировали на грузинское нападение. Когда грузинские войска захватили Цхинвали, боевые действия перекинулись на территорию Абхазии. Однако первоначальное наступление Грузии было отбито, и в течение нескольких дней Россия захватила большую часть спорной территории и продвигалась вглубь самой Грузии.Обе стороны договорились о прекращении огня рано утром 13 августа.

После войны Россия официально признала Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами. Впоследствии Россия оккупировала их в нарушение режима прекращения огня. Россия провела аналогичный маневр на Украине в 2014 году, аннексировав Крымский полуостров и поддержав сепаратистов на западе страны. Русско-грузинская война привела к перемещению примерно 192 000 человек, многие из которых бежали от этнической чистки грузин на сепаратистских территориях.

Опрос: Отношение молодых грузин к абхазо-грузинским отношениям — Новая Восточная Европа

Поколение молодых грузинских студентов Тбилисского государственного университета считает важным вопрос грузино-абхазских отношений. Подавляющее большинство из них признают Абхазию неотъемлемой частью Грузии.

11 мая 2018 г. — Агнешка Томчик — Анализ

Тбилисский государственный университет Фото: Марко Фибер (cc) flickr.ком

8 февраля 2018 года Тбилисскому государственному университету имени Иване Джавахишвили (ТГУ) исполнилось 100 лет. ТГУ, старейший университет Кавказского региона, был основан в 1918 году его покровителем Иване Джавахишвили, грузинским историком и академиком. Абхазы тоже поступают в ТГУ. В 2015-2016 учебном году они были среди 396 студентов (вместе со студентами из Азербайджана и Армении), посещающих программу изучения грузинского языка. Есть также несколько этнических грузин из Гальского района Абхазии, которые учатся в ТГУ.

По данным опроса, проведенного в рамках научно-исследовательского проекта, проведенного в основном среди студентов ТГУ осенью 2015 года, 90% респондентов не признавали Абхазию как независимое государство. Напротив, только около 3 процентов считали, что это так. Опрос был направлен на выявление того, как молодое поколение, проживающее в Грузии, воспринимает Абхазию и грузино-абхазские отношения. Всего в опросе приняли участие 102 человека, из которых более 60 процентов были женщинами.Наибольшее количество респондентов (76 процентов) было в возрастной группе 19-25 лет, а 20 процентов участников были моложе 18 лет.

Подавляющее большинство респондентов (79%) сообщили, что считают Абхазию неотъемлемой частью Грузии. Чуть более половины участников воспринимали Абхазию как дружелюбное или скорее дружелюбное место, тогда как 13% опрошенных высказали противоположное мнение. Интересно, что три наиболее часто выбираемых варианта ответа на вопрос: «Что вам приходит на ум, когда вы слышите слово «Абхазия», были соответственно: «конфликт», «общая история» и «отколовшаяся территория».Не менее интересны и собственные ответы респондентов. К ним относятся: «потерянная территория Грузии», «Родина», «часть моей страны, часть меня» или «проблема, которую нужно решить». 89 процентов всех респондентов признали, что грузино-абхазские отношения очень важны.

Опрос показал, что 47 процентов респондентов поддержали реализацию правительством Грузии программ помощи абхазскому народу, а 16 процентов отнеслись к этому вопросу негативно.Почти половина опрошенных восприняли Абхазию как угрозу стабильности и территориальной целостности Грузии. Почти в два раза меньше людей высказали противоположное мнение. Большое количество респондентов (71 процент) не контактировали с жителями Абхазии. Целых 80 процентов респондентов придерживались мнения, что Абхазия должна вернуться под суверенитет Грузии. Только 3% участников высказали противоположную точку зрения.

Достаточно позитивное отношение молодых грузин к отношениям с Абхазией не вызывает взаимности у абхазов.Среди молодого поколения абхазов, выросшего в послевоенное время, немало тех, у кого воспоминание о конфликте до сих пор вызывает враждебное отношение к Грузии. Некоторые студенты Абхазского государственного университета (АГУ) исключают возможность дружеских отношений с этническими грузинами. Лиана Кварчелия, заместитель директора сухумского Центра гуманитарных программ, отмечает, что абхазская молодежь выросла на руинах конфликта. Почти каждая семья в регионе потеряла хотя бы одного члена во время войны 1992-1993 годов.Похоже, мало кто в Абхазии искренне верит в восстановление отношений с Грузией.

Смежным моментом, который следует учитывать, является смена поколений, которая уже происходит в Абхазии. Экономическая и политическая ситуация на этой отколовшейся территории потенциально может привести к кризису. Эта ситуация, однако, не связана с уменьшением финансовой поддержки Абхазии со стороны России. Это привело к растущему недовольству молодежи несостоятельностью государственных систем.Первое и второе постконфликтные поколения часто имеют очень плохое образование и в значительной степени не имеют представления о том, как лучше всего функционировать их стране. Однако в Абхазии было наибольшее количество студентов, заинтересованных в программах обучения за рубежом, которые им предлагают западные учебные заведения. В результате молодые абхазы имеют возможность познакомиться с внешним миром и более высоким уровнем жизни, а также увидеть, как функционирует гражданское общество.

Абхазцы предпочитают скептически относиться к отношениям с Грузией.Несмотря на то, что коллективная память о войне по-прежнему популярна среди молодого поколения абхазов, есть люди, которые просто хотят жить счастливой жизнью, с функционирующими больницами, полицией и социальной системой, как и их сверстники в Грузии, которые настроены более оптимистично. будущее абхазо-грузинских отношений.

Агнешка Томчик — докторант кафедры восточных исследований Варшавского университета.

Абхазия, Грузия, Юность

еврейская жизнь медленно умирает в Абхазии — The Forward

«Йосеф Ашкенази», — улыбка скользит по сморщенному лицу моего нового знакомого, когда он представляется и добавляет: «но только не Ашкенадзе!» Такое произношение оставило бы у Йосефа типично грузинскую фамилию.А вот –тесла и –швили – еще одно красноречивое окончание грузинского имени – чуть ли не покинули Абхазию. Семидесятилетний Йосеф Ашкенази, конечно же, еврей-ашкеназ, как и большинство евреев, оставшихся на этой кавказской территории, объявившей себя независимой республикой.

Это республика, признанная лишь горсткой государств мира, в первую очередь Россией, которая решительно поддерживает нынешнее правительство. Между тем соседняя Грузия продолжает претендовать на эту землю как на свою.В 1992 году с этой территории бежали более 200 000 грузин, в том числе грузинские евреи, что стало частью волны этнических чисток и зверств, совершенных обеими сторонами после распада Советского Союза.

Это было два десятилетия назад. В эту субботу мирно, потому что мы с Ашкенази вместе идем в залитый солнцем двор синагоги Сухуми на улице Инал-Ипа, чтобы поприветствовать ряд восьмидесятилетних под смоковницей, с которыми я болтаю по-русски. Средний возраст сообщества в 2004 году составлял 72 года и с тех пор не становился моложе.

Здание синагоги изношено не меньше, чем его обитатели и их военные воспоминания.

В этом контексте игра слов Ашкенази над его фамилией несет в себе зловещую подоплеку. Все еврейское население Абхазии в настоящее время оценивается от 100 до 200 человек по сравнению с цифрой 1 308 человек в одном только городе Сухуми в 1989 году. Швили и тесла, то есть грузинские евреи, бегство которых было организовано Еврейским агентством в Израиль в 1993 году, сюда не вернутся. Война расколола эту еврейскую общину надвое, придав ей сомнительную репутацию еврейского населения, находящегося под угрозой, хотя и не из-за антисемитизма.На самом деле, небольшой остаток ашкеназов, все еще живущих здесь, похоже, не слишком беспокоится о судьбе исчезнувших грузинских евреев. Для некоторых, таких как ашкенази, это скатертью дорога.

Сегодня на одной стороне двора синагоги стоит заброшенная ашкеназская синагога. Проходя по его коридорам в темноте, можно найти микву и полностью прогоревшую печь для мацы. Перед ней стоит гораздо большая Грузинская синагога. Сейчас это место, где остатки ашкенази проводят свои службы. Реконструированные в 1958 году грузинские синагоги на выцветших фресках на внешней стене изображают библейские сцены древнего города, окруженного цветочным орнаментом.

В отличие от многих общин бывшего Советского Союза, Хабаду еще предстоит добраться до пышных берегов Черного моря, и общину возглавляет 38-летний Игорь Черняк, ветеран московской ешивы и президент Абхазского еврейского конгресса. Он ведет субботнюю утреннюю службу в Грузинской синагоге, где небольшая группа из 15 пенсионеров занимает примерно пятую часть сидячих мест в синагоге на полу. Израильский флаг безвольно свисает с бимы, или сцены. Ривка Коэн, посол Израиля в Грузии, совершила краткий визит в 2004 году, что стало одним из немногих недавних признаков того, что оставшиеся в городе евреи не забыты.

Весь масштаб ветхости грузинской синагоги маскируется мраком — денег на электричество нет. Это трогательное зрелище. Небольшая группа старых друзей сидит в тусклом свете на провисших деревянных половицах, пока Черняк ведет молитву. На стене за ковчегом — фреска безымянной сельской идиллии, выполненная смелыми мазками, на фоне возвышающихся зазубренных клыков гор. Фреска напоминает страну молока и меда, субтропическую игровую площадку для советской элиты; Абхазия воспоминаний и детства до начала войны 1992 года.

Служба короткая, и вскоре мы собираемся на кидуш в маленькой комнате, когда-то использовавшейся в качестве молитвенного зала крымчакскими евреями, общиной тюркских евреев, которые тоже когда-то жили здесь, но с тех пор уехали. Мои вопросы пробудили старые воспоминания, подогретые разговорами об этом замороженном конфликте.

«Антисемитизм здесь не проблема, — объясняет Черняк. «У абхазов довольно нейтральное отношение к евреям». В течение дня мне напоминают, что эти евреи — патриотические абхазские националисты.Кажется, что чувство солидарности с бежавшими евреями невелико, и Черняк подчеркивает это. «Если когда-либо и была дискриминация, то в основном против грузинских евреев — больше из-за их грузинства, а не из-за их еврейства, так сказать», — говорит он.

Что же тогда можно сказать о чеченских добровольческих отрядах во главе с экстремистом-ваххабитом Шамилем Басаевым, которые сыграли решающую роль в победе абхазов в 1992 году над бегущими грузинами? Ашкенази («не Ашкенадзе») успокаивает меня: «Чеченцы нас не беспокоили, — сказал он, небрежно добавив: — У них были свои счеты с грузинами.

«Кто такие мы?» Я спрашиваю.

«Евреи», — отвечает он с зубастой ухмылкой. Когда подают тушеное мясо, из угла комнаты раздается голос: «Ашкенази, то есть русскоязычные евреи, настоящие евреи. Эти грузинские евреи все ассимилированы. Они ничем не отличаются от обычных грузин».

Хор молчаливых кивков присоединяется к звуку довольного жевания. Но очкастая бабушка возмущается. «Мой дедушка, — заявляет женщина по имени Михал, — был грузином, и он был настоящим евреем!»

«Конечно.У всех дедушка был настоящим евреем», — говорит Черняк под сдержанный смех.

Помимо некоторых контактов с еврейской общиной Сочи за границей в России и помощи от Американского еврейского объединенного распределительного комитета, евреи Сухуми получают минимальную финансовую помощь. А в последнее время быть настоящим евреем здесь было непросто. Когда община старейшин выходит в благоухающую черноморскую весну, они забирают домой остатки субботней халы, как будто для того, чтобы проиллюстрировать это.

Грузинская синагога принадлежит мне. Внутри восхитительно прохладно, хотя сломанные половицы под скамьями делают прогулку интересной. Я нахожу каллиграфию в рамке на иврите и завитки и крючки на грузинском, спрятанные в углу возле Арка, за стопкой пожелтевших газет советской эпохи, покрытых пылью. В конце концов, Ашкенази и один из его друзей просовывают головы в дверной проем. Ашкенази предлагает мне посмотреть старый фотоальбом общины, который мы читаем под смоковницей.Черно-белые фотографии советской эпохи показывают живое сообщество в годы Хрущева и Брежнева. Сияющие советские мальчики на бар-мицве кажутся чем-то аномальным, однако пронзительное письмо на английском языке, датированное октябрем 1970 года, подтверждает живость общины того времени.

«Мы рады видеть, что евреи Сухуми, особенно молодежь, следуют своей религии, и мы желаем нашим братьям и сестрам всего наилучшего», — пишут американские посетители Джонатан Бернштейн, Джой Зильбер и Мириам Вайнбергер.«Пусть исполнятся все их желания».

Ашкенази очень хочет показать мне фотографии ашкеназской синагоги в ее былом величии, картину цвета сепии, на которой три еврея в ермолках спорят во дворе, двери синагоги открыты за ними. Над их головами, прямо под крышей синагоги, написаны слова «Мир миру» на трех языках — русском, иврите и грузинском.

Памятуя об этом фото, я позже осматриваю фасад старой ашкеназской синагоги и вижу, что не только время, но и что-то еще сказалось.Заменена грузинская письменность. Атынчра Апсны!, или Мир в Абхазии! читает новую абхазскую кириллицу. Спорящие евреи, по крайней мере, остаются постоянными.

Подниму тему с ашкенази. «Что вы говорите?» — спрашивает он с вежливой враждебностью. «Это, — говорит он, указывая на уже старый текст на фотографии и медленно вынимая книгу из моих рук, — арабский язык».

Мы стоим под облупившимися фресками и расходимся. Ашкенази снова спрашивает меня, откуда я, и я освежаю его память.

«Из Англии? Англичане — это ашкеназы, верно?

«Да. Не Ашкенадзе».

Он усмехается. Когда я выхожу со двора на улицу Инал-Ипа, я все еще слышу, как он смеется.

«Настоящий юмор, — заметил абхазский писатель Фазиль Искандер, — это след, который мы оставляем, возвращаясь из бездны».

Свяжитесь с Максимом Эдвардсом по адресу [email protected]

минут недоверия на Южном Кавказе | Фонд Генриха Бёлля | Тбилиси

Идя по улице, встречаем мужчину лет пятидесяти в черном костюме со значком на рубашке с выцветшим изображением его матери, умершей несколько лет назад; он сразу начинает говорить о боге, о том, что он ищет Его, что Он нужен людям, что он надеется найти Его, что он должен поговорить с нами… Сначала я думаю, что передо мной Свидетель Иеговы, но потом он кажется слишком много вопросов и слишком мало уверенности. Позже мы узнаем, что он живет один в деревне после смерти его матери. И что во время войны ему отрезали одно ухо, так как он считался мертвым; уши были отрезаны для трофеев.

Эта запись включена в мой дневник за август 2017 года, когда я посетил город, название которого оспаривается.[1] Некоторые называют его Галом и считают самым восточным городом Абхазии.Другие называют его Гали и таким образом воспринимают его как грузинский город, потому что «и» — окончание именительного падежа грузинских существительных. Его население было перемещено абхазскими войсками после того, как они выиграли войну с Грузией осенью 1993 года. Насилие пришло внезапно, неожиданно и массово, людям пришлось бежать в одночасье[2].

Изгнание было основано на недоверии абхазских войск и вождей к лояльности населения Гали, которое почти полностью состояло (и теперь снова состоит) из мегрелов.Они говорят на языке, родственном грузинскому, и большинство из них живут на территории Грузии за границей. В качестве второго языка почти все мегрелы говорят на грузинском, «языке врага». Во второй половине 1990-х годов, вскоре после их зачистки, большое количество мегрелов смогли вернуться в свои разрушенные дома. Однако недоверие абхазов к мегрелам сохраняется и сегодня. Абхазская полиция патрулирует улицы, мегрелов не вербуют. Мегрелам отказывают в выдаче абхазских паспортов, если только они не заявляют, что изначально были абхазами, а затем мегрелились.В 2014 году мегрелы, проживающие в Абхазии, были лишены права голоса. Правительство Грузии говорит об апартеиде. А в 2015 году грузинский язык запретили использовать в школах Гал/и. Таким образом, несмотря на плохие знания, мегрельские дети вынуждены изучать школьные предметы на русском языке.

Грузины тоже не доверяют мегрелам, потому что их группа обладает многочисленными чертами, которые могли бы оправдать национальную независимость: отдельный язык, достаточно четко очерченная территория расселения, периоды политического суверенитета (см. Broers 2001).По этой причине грузинские ученые придают большое значение понятиям: если грузины считаются этнической группой, то мегрелы обозначаются как субэтническая, этнографическая или этнотерриториальная группа (например, Читая 1997-2001, предпочитающий понятие субэтнической группы). -этническая принадлежность). Помимо академических соображений, ключевой вопрос здесь заключается в том, что этнические группы могут стать нацией и претендовать на суверенитет в соответствии с международным правом, тогда как группы, отнесенные к категории ниже порога этнической идентификации, не могут, потому что они уже принадлежат к (по крайней мере, потенциальной) нации.Некоторые могут опасаться, что как этническая группа со своим собственным языком мегрелы вполне могут претендовать на суверенитет за пределами границ грузинского государства, и это утверждение было бы трудно отвергнуть с научной точки зрения. Фоном для этих опасений является сепаратизм, приведший к государственности Абхазии и, в меньшей степени, Южной Осетии. Именно эти опасения побудили некоторых грузинских ученых заявить, что мегрелы говорят на диалекте грузинского, а не на языке (напр.грамм. Gogebashvili 1991), хотя подавляющее большинство лингвистов во всем мире с этим не согласны (например, Harris 1991).

В районе Гал/и недоверие вездесущее, взаимное и обоюдное. Взаимность недоверия увековечивает последнее и создает спирали подозрений, от которых почти невозможно избавиться. Когда недоверие встречается с самим собой, оно имеет тенденцию усиливаться и укрепляться, подобно тому как агрессия обостряется в ситуациях войны. Тем не менее, граждане Гали должны найти способы уживаться с присутствием других, которым они не доверяют, и которые не доверяют им.Одна из стратегий преодоления состоит в том, чтобы выделить основу недоверия за пределы субъективной ответственности. Вместо того, чтобы винить в невыносимой ситуации лично окружающих людей, можно предположить, что за поверхностью скрывается что-то еще, неведомая сущность, которая всем этим движет и вызывает распространение недоверия.

Теории заговора

В гостях у мегрельской семьи в Гал/и. Гиорги, мегрельский националист, сидит рядом со мной. Для него первое царство мегрелов, Колхида, представляет собой начало грузинской государственности.Только мегрелы и «горские племена» [так называемые субэтнические группы грузинских горцев, такие как тушеты, сваны или хевсуры] являются настоящими грузинами, постулирует он, остальные представляют собой смесь грузин, армян и азербайджанцев. В детстве он выучил абхазский, и у него есть друзья-абхазы. Передо мной двое абхазов, которые говорят между собой по-абхазски, а с остальными по-русски. Чтобы объяснить, как возникла война между Грузией и Абхазией, Георгий рассказывает историю, которую он приписывает грузинскому эрудированному дворянину Сулхан-Сабе Орбелиани:

‘Свинья живет со своими поросятами у подножия дерева, на котором гнездится орел.Приходит лиса и говорит свинье: не отходи от дерева [за едой]; орел просто ждет, чтобы убить ваших поросят. Затем он идет к орлу и говорит: не улетай [чтобы дать пищу птенцам]; свиньи только и ждут, чтобы перегрызть корень дерева, пока оно не упадет. Свинья и орел больше не покидают дерево. Первый поросенок умирает, и его приносит лиса, умирает первый цыпленок, и его приносит лиса. В конце все мертвы, а лиса набила себе желудок».

Георгий объясняет: Здесь действует третья сила, которая шепчет, подстрекает и преследует только свои интересы.Эта сила стояла за войной в Абхазии, эта сила стояла за всем: евреи, масоны.

Такие нарративы позволяют жить с теми, кто вам не доверяет, потому что они не несут ответственности за это недоверие. И с ними можно согласиться насчет невидимых врагов, виноватых во всем. Далее отмечу: «Много теорий заговора. Во всем виноваты армяне, евреи, масоны, но их не видно и нет доказательств (скрытая сила, которая, как бог, действует тайно).«В той мере, в какой эти теории заговора основаны на демонизации таких групп, как масоны, евреи или армяне, — с потенциально наиболее пагубными последствиями, такими как погромы, этнические чистки, расстрелы, лишение свободы, газификация и т. своих» других, которые, по-видимому, так кажется, не ответственны, как и он сам. Таким образом, теории заговора могут открыть общее пространство; пространство, которое потенциально способствует веселью, хотя бы в его самой базовой форме. Теории заговора обеспечивают «утешение в виде обычно воспринимаемых врагов» (Asmussen 2011: 127).Тайные другие становятся козлами отпущения, и их совместное обвинение создает общность (см. Girard 2005).

Чуть раньше я уже написал карандашом: «Много здесь разговоров о боге, поиске бога, единственного, кто дает смысл жизни». Эта запись была не только о человеке в черном, которого мы встретили на улице, но и о Давиде, нашем хозяине.

Глядя за вещи

Давид бежал в Грузию во время абхазской войны, провел там несколько лет и собирался остаться.Однако в 2001 году он вернулся в Гали, потому что его отец скончался, и Давиду пришлось занять пост главы семьи: «У Бога были другие планы на меня». Профессионально работает бухгалтером в банке. Давид не женат и имеет ключ от церкви. Ведя меня, он показывает на икону святого Георгия в углу храма и объясняет:

В правом верхнем углу Бог, свет которого падает на Джорджа. Георгий — святой, который ведет людей, символом которого является лошадь, на которой он едет.Люди бывают и хорошими, и злыми, поэтому они нуждаются в божественном руководстве. Дракон, которого убивает Джордж, ползает у его ног, просто зло. На этой иконе чешуйки дракона окрашены в яркие цвета. Вы заметили, что у Георга такая же расцветка в одежде? Это потому, что он должен знать зло, чтобы победить его.

Последняя ссылка подчеркивает жизненное значение практического знания, которое приобретается не наблюдением на расстоянии, а участием.Такое знание требует взаимодействия с миром, которому нельзя доверять. Для Давида это «грязное» знание более глубокое, чем светское знание, полученное с безопасного расстояния. В то же время он уделяет пристальное внимание таким природным явлениям, как положение солнца или его лучей. У него в телефоне сохранилось несколько фотографий солнца, еще больше камней из близлежащего леса. Есть место, объясняет Давид, где сходятся две реки, место, которое он обычно посещает со своим духовником.Вода имеет особый состав и не пригодна для питья. В воде не живут лягушки, вокруг нет живности, все тихо. Именно здесь Давид обнаруживает камни, состоящие из космического вещества и отмеченные знаками: одни похожи на карту звездного неба, другие — на лица. Давида восхищает правильность и симметрия этих знаков, которые, по его мнению, указывают на то, что эти камни были начертаны людьми и происходят из доисторических времен («когда динозавры были еще живы»).

Для него эти артефакты — факты, которых он может придерживаться, которые одновременно свидетельствуют о высшей силе, древнем утерянном знании и космических энергиях (или субстанциях).На одной из многих сделанных им фотографий камней рядом с объектом помещена небольшая складная линейка; на других он держит квадратный угол к камню, чтобы проиллюстрировать его идеальные пропорции. На портрете, изображающем его с камнем в руке, на его спине появляется необъяснимый свет. Давид пытался найти археологов для изучения этих камней, их действия и местонахождения, но тщетно. Для него сообщения очевидны, но для других они скрыты. Возможно, их могут увидеть только те, кто научился заглядывать за вещи.Религии — это культы недоверия, поскольку они не принимают вещи или людей такими, какими они кажутся. В этом смысле теории заговора могут быть истолкованы как религиозные, поскольку они также представляют силы как скрытые. В таких местах, как Гали, где незащищенность носит эндемический характер, такие скрытые силы повсюду, и они не дают покоя.

В Абхазии нельзя верить даже времени. На мобильных телефонах и компьютерах, получающих данные из интернета, оно на час раньше, чем на механических часах. Интернет загоняет абхазов в часовой пояс, который для них истек: часовой пояс Грузии.Абхазия не признана международным правом, поэтому абхазское время не принимается в виртуальном пространстве. Абхазия выпала из времени.

Фасадная политика

Существует также подозрительное предположение, что за наблюдаемой реальностью нет ничего. Все только фасад. С помощью таких фасадов революционные проекты иногда обозначают начало новой эры. Одним из таких проектов стала мирная «революция роз» в Грузии в ноябре 2003 года. Со свержением тогдашнего президента Шеварднадзе было объявлено, что постсоветский период подошёл к концу.Появится общество, освободившееся от оков прошлого. Он переходил из тьмы к свету в буквальном смысле: за более чем двадцать лет после обретения независимости частые отключения электроэнергии выключали свет; теперь Грузия будет сиять.

Реконструкция Грузии началась с оформления фонтанов в пастельных тонах. Тогда телебашня в столице Грузии Тбилиси засверкала, как рождественская елка. С прибытием бывшего президента США Джорджа Буша с государственным визитом в 2005 году жилые дома, прилегающие к аэропорту, были свежевыкрашены.Синие и красные лучи света освещали ночью фасады старых городских домов вдоль городских стен. После появления света и красок пришло время балконов и булыжников. Образцом для подражания стал популярный старый город Тбилиси, изображенный в многочисленных романах, неоднократно рисуемый или фотографируемый. Отныне каждому грузинскому городу нужен исторический центр с балконами и булыжником. Большая сумма денег была вложена в развитие Сигнаги, города-крепости, построенного на склоне горы, возвышающейся над Кавказским хребтом.После булыжной мостовой и балконизации этот небольшой город превратился в самое популярное туристическое направление в сельской местности Грузии. Для грузин Сигнахи теперь символизирует региональное развитие в форме музеефикации; для туристов это символ грузинской аутентичности.

В 2007 году я посетил винодела, который работает в винном погребе в соседнем городе Телави. Телави также претерпел реконструкцию своего древнего центра. Традиционно в центре вообще не было балконов, но теперь они пристроены ко многим фасадам.Асфальтовые дороги были разобраны, а затем заасфальтированы. Открылись магазины, кафе, гостевые дома и центр туристической информации. Тем не менее посетителей почти не было. Телави в тот момент был городом-призраком. Возможно, духи могут творить чудеса и создавать ощущение присутствия там, где раньше ничего не было, размышлял я. Винодел отмахнулся от этого. На фоне полированных фасадов обновленного центра было бы еще заметнее, как бедно живут люди. Государственные средства до них не дошли.«Это как в Советском Союзе — просто шоу».

Сравнение с Советским Союзом делает постсоветскую экономику Грузии похожей на плановую экономику. Важно то, что есть в плане, что можно продать СМИ и отпраздновать на публичных мероприятиях. В этом ключе тбилисский аэропорт строился с рекордной скоростью, но после открытия его крыши начали протекать. И 100 больниц были официально открыты в течение трех лет (2007–2010), но их оборудование перемещали туда-сюда в зависимости от графика пресс-конференций, организованных для документирования открытия больницы (Frederiksen and Gotfredsen 2017: 113ff.).

В Советском Союзе реализация планов также была оторвана от реальности, причем резко и с существенными последствиями. Те, кто, подобно экономисту Александру Чаянову, держался за силу фактического и эмпирического анализа развития экономики, должны были считаться с изгнанием и смертью в первые годы Советского Союза (Никулин 2011). Эта процедура была успешной до такой степени, что в годы позднего Советского Союза факты и эмпиризм стали в значительной степени неуместны.Под поверхностью больше ничего не было; вместо этого поверхность использовалась как материал, которым можно было манипулировать и иронизировать (Юрчак 2006).

В постсоветской Грузии тоже ничего нет за фасадами – так, по крайней мере, предполагают многие грузины. Однако образцом для подражания реальности является не столько Советский Союз, сколько имперская Россия с ее политикой впечатления. Крашеные жилые кварталы рядом с аэропортом, фасады потрескавшихся старых тбилисских домов, залитые кричащими красками, больницы без оборудования, все это скорее навевает образ потемкинских деревень.Эти фальшивые деревни, якобы построенные Григорием Потемкиным для Екатерины Великой в ​​1787 г. (ибо это может быть слух), представляют собой grandezza без содержания, служащие для сокрытия нежелательного присутствия.[4] И именно этот вид управления впечатлением, ставший парадигмой под ярлыком «потемкинских деревень», поставлен на карту и в постсоветской Грузии. Недоверие здесь требует содержания.

Руины

В Абхазии тоже за некоторыми фасадами ничего нет, но по другим причинам: многие здания разрушены во время войны с Грузией и до сих пор не отреставрированы (или плохо отремонтированы).Дорические колонны, которым не на что опереться, окна, через которые с улицы видно небо, пулевые отверстия в стенах. В некоторых случаях фасады намеренно оставляют стоять. Например, двенадцатиэтажная бывшая резиденция правительства, загоревшаяся из-за армейского обстрела, осталась в виде руин в центре абхазской столицы; перед ним пустой пьедестал, на котором когда-то стоял Ленин. Подобные места являются воплощением ужаса, который служит напоминанием абхазским гражданам о прошлом, которое все еще существует.Однако в большинстве других случаев причина существования руин или сильно обветшавшего здания гораздо проще: отсутствие финансовых средств, чтобы что-то сделать с фасадами. Очевидно, что за ними ничего нет: ни умысла, ни оправдания, ни обмана. Для соблюдения этого не требуется никакого недоверия. Железнодорожные вокзалы, построенные как дворцы для путешественников, приходят в упадок, как и фабричные здания, шахтные шахты и конвейерные ленты. Шахтерские города превратились в города-призраки. Поскольку их архитектура помпезна, последствия распада еще сильнее.Однако эти достопримечательности привлекают в Абхазию туристов из Западной Европы и служат иллюстрацией их рассказов о путешествиях в Интернете.

На георгианских фасадах, за которыми ничего нет, должно сиять будущее – красочное, счастливое, немного сумасшедшее будущее. В них вписано вымышленное временное измерение. На абхазских фасадах, также ничего не различимых за спиной, нет различимого будущего, только прошлое как война или настоящее как отсутствие. Если государственность строится на уверенности граждан в завтрашнем дне, то здесь эта уверенность поколеблена – и тем самым государственность подрывается на самом базовом уровне.Это неверие в способность государства формировать будущее не ограничивается Абхазией или другими постсоветскими обществами, конечно, это также симптом Запада, по крайней мере, с момента провозглашения конца истории после распада Советский Союз (Фукуяма 1992). Без будущего будущее теперь происходит в прошлом, запечатленном в устаревших утопиях, таких как утопии государственного социализма. Это одна из причин, почему такие места, как Абхазия, так привлекательны для западных посетителей: именно здесь они могут столкнуться с прошлым будущим.Он исходит из советских мозаик и вызывает в воображении уход в космос или утопию на земле. Если бы не было подозрения, что это будущее истекло, то хотелось бы присоединиться и к этим путешествиям.

Политика НПО

Бизнес или предательство? Такой вопрос задал Тимур Кодори в записи на Facebook от 24 июля 2017 года[5]. Автор обеспокоен вовлечением своих абхазских соотечественников в международный проект по сохранению абхазского языка. Проект координируется базирующимся в Грузии Центром гражданской интеграции и межэтнических отношений и финансируется Агентством содействия развитию США (USAID).Участвующие лингвисты родом из Франкфуртского университета; их местным партнером является «Ассоциация деловых женщин Абхазии». В своем посте Кодори упоминает имена участников, а также сумму денег, которую они получили. Затем он ставит вопрос о том, были ли абхазы, участвующие в этом проекте, подкуплены противниками Абхазии. «Как скоро Абхазия потеряет свою независимость в результате такого подхода […] и снова станет придатком Грузии?»

Еще одним показателем предательства, по словам Кодори, является тот факт, что абхазские участники согласились сфотографироваться перед логотипом, изображающим Абхазию в пределах Грузии.Этот логотип является частью корпоративного дизайна грузинской неправительственной организации, ответственной за проект. Однако на домашней странице этой НПО этот проект не упоминается даже в их годовых отчетах, подготовленных в течение срока действия проекта 2015-2016 гг. И, возможно, неслучайно раздел «текущие проекты» на домашней странице НПО был изменен 25 июля 2017 года — через день после поста Кодори. На сайтах причастных во Франкфурте и Абхазии тоже об этом проекте не найти ни слова. Только донор опубликовал следующее описание:

Целью проекта является поддержка межличностного примирения между грузинами и абхазами путем защиты и популяризации исчезающего абхазского языка.Эта цель будет достигнута за счет: (1) мобилизации грузинских и абхазских представителей науки и гражданского общества через общую заинтересованность в сохранении и возрождении абхазского языка, (2) объединения молодежи, потенциальных лидеров Абхазии и Грузии, для представляют и продвигают общечеловеческие ценности, а также поощряют взаимное уважение, терпимость и мирное соседство и (3) способствуют содержательному диалогу между различными социальными группами по вопросам, представляющим общий интерес, e.г., образование, наука и содействие совместному сотрудничеству. [6]

Помимо развития сотрудничества, этот проект касается создания корпуса абхазского языка и разработки программного обеспечения для лингвистической обработки абхазского языка. Необходимый материал предоставляют абхазы (в том числе писатели), научную экспертизу — специалисты из Франкфурта. Абхазские лингвисты не участвуют в этом сотрудничестве, хотя и работают над документацией абхазского языка и над концепциями его продвижения.Лингвист и преподаватель абхазского языка из столицы Абхазии, автор одного из немногих доступных учебников, никогда не слышал об этом проекте. Лингвист Абхазской академии наук узнал об этом проекте от своего стоматолога. Таким образом, форма сотрудничества, которую продвигает этот проект, асимметрична: одна сторона делает, другая понимает.

Эта колониальная форма производства знаний подтверждает недоверие тех, кто считает, что Абхазию не воспринимают всерьез. Таким образом, недоверие увековечивает и усиливает отказ от работы с коллегами из-за рубежа, поскольку никогда не предполагается, что сотрудничество происходит между равными.Для недоверчивых контактов с внешними акторами требуется много энергии, энергии, которой не хватает многим абхазам после десятилетий изоляции, застоя и депрессии. Лучше не иметь ничего общего с тем, чему нельзя доверять и чего можно избежать. Учитывая тучи, под которыми окутан проект, находит обоснование еще одно недоверие: не надо видеть, о чем идет речь на самом деле.

И снова недоверие разжигается поверхностями. Вместо того, чтобы предполагать, что все это фасады, за которыми нет никакой сущности, подозрительное предположение состоит в том, что за фасадом что-то скрыто, а именно политическая повестка дня, основанная на враждебных намерениях.На первый взгляд можно увидеть инициируемую НПО гражданскую активность, предположительно не имеющую политической цели и направленную на всеобщее благо (в данном случае на сохранение, документирование и популяризацию абхазского языка). Однако под поверхностью сомнительный наблюдатель, такой как Тимур Кодори, идентифицирует темную силу, в данном случае инкорпорированную грузинским государством и его союзниками. Чтобы эта сила работала, как подразумевает Кодори, она должна быть замаскирована. Эту маскировку обеспечивают НПО, участвующие в этом проекте, которые по сути являются махинациями маскарада.

Для Кодори исследовательский проект — всего лишь прикрытие политического проникновения и идеологической обработки. В русскоязычном мире (в том числе и в Абхазии) такая деятельность прикрывается словом показуха , что «относится к созданию фальшивого шоу для сокрытия действительного положения дел» (Санта, Сафонова 2011: 75). [7] Цель этого шоу — представить присутствие, которое не является реальным, и реальность, которая не должна присутствовать. Довериться видимому означало бы попасть в ловушку иллюзии и стать жертвой обмана.Недоверие, которое выражает Кодори, призвано развалить шоу.

Недоверие к фасадам

Во многих описанных выше случаях фасады вызывали подозрение. В случае с грузинской фасадной политикой есть подозрение, что за ней ничего нет, что все, что есть на поверхности. Это отсутствие содержания резко контрастирует с сообщением, которое передается этими фасадами: о присутствии, о процветающей жизни, о будущем и последующем настоящем.В случае с абхазскими фасадами (чаще всего это руины) отсутствие чего-то позади в то же время означает отсутствие будущего. Это отсутствие будущего в некотором роде является сущностью абхазских руин. В то время как в грузинском случае потемкинские фасады означают попытку манипулировать общественным восприятием, в абхазском случае они обозначают пустоту.

Фасады

также могут служить для сокрытия секретных планов. В этом ключе Тимур Кодори полагает, что НПО иногда обеспечивают фасад, за которым разворачивается тайная политическая программа.Он рассматривает НПО, на которые он нацелен, как троянских коней, которые позволяют врагу проникнуть в его собственное пространство. То, что он различает, есть противоречие между видимыми поверхностями и тем, что находится под ними. Такое противоречие можно объяснить с помощью теорий заговора.

Это также позволяет снизить напряженность в отношениях с соседями, которым не нужно нести ответственность за прошлые злодеяния, потому что вместо этого можно обвинить другую тайную силу. В контексте Абхазии эта дискурсивная стратегия способствует общению с теми, кому нельзя доверять.Напряжение, которое создает недоверие, снимается за счет выдумывания общих врагов, пусть даже и вымышленных.

 

Библиография

Asmussen, январь 2011 г. Теории заговора и история Кипра: утешение общепризнанных врагов. Cyprus Review 23 (2): 127-145.

Броерс, Лоуренс. 2001.  Кто такие мегрелы? Язык, идентичность и политика в Западной Грузии . Шестой ежегодный съезд Ассоциации изучения национальностей 2001 г.Панель: Идентичность меньшинства в Грузии (неопубликованная статья).

Фредериксен, Мартин Демант и Катрин Бендтсен Готфредсен. 2017. Грузинские портреты: очерки загробной жизни революции . Винчестер/Вашингтон: Zero Books.

Фукуяма, Фрэнсис. 1992. Конец истории и последний человек . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Жирар, Рене. 2005. Насилие и святое . Нью-Йорк: Континуум.

Гогебашвили, Якоб.1990 [1902].borot’i c’adili samegrelos shesaxeb [Злой умысел в отношении Мегрелии]. В: rcheuli txzulebani xut t’omad [Собрание сочинений в пяти томах], Vol. 2. Тбилиси: ганатлеба.

Харрис, Элис С. 1991. Мегрельский язык. В: AC Harris (ред.): Языки коренных народов Кавказа 1: Картвельские языки. Delmar NY: Caravan Books: 313–394.

Никулин Александр. 2011. Трагедия советского Фауста: Чаянов в Средней Азии. В Изучение края империи: антропология советской эпохи на Кавказе и в Центральной Азии , изд.Ф. Мюльфрид и С. Соколовский. Мюнстер: LIT Verlag: 275-293.

Санта, Иштван и Татьяна Сафоновы. 2011. Показуха в Доме культуры: модель поведения в Курумкане, Восточная Бурятия. В: Донахью, Брайан и Иоахим Отто Хабек (ред.): Реконструкция Дома культуры: сообщество, личность и формирование культуры в России и за ее пределами . Нью-Йорк: Берган: 75–96.

Уэст, Гарри Г. и Тодд Сандерс (ред.). 2003. Прозрачность и заговор: этнография подозрений в новом мировом порядке .Дарем, Лондон: Герцог.

Юрчак Алексей. 2006. Все было вечно, пока не кончилось: последнее советское поколение . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.


[1] Это эссе во многом идентично пятой главе моей книги «Схемы недоверия: глобальная перспектива», которая будет опубликована в Palgrave Pivot весной 2019 года. Я благодарю издателя и, в частности, моего редактора Мэри Аль-Сайед за разрешение переиздать мою главу в этом формате.

[2] В соответствии с политикой медиа-портала OC Media, освещающего весь Кавказский регион, я не использую такие определения, как «де-факто», «непризнанный» или «частично признанный», когда обсуждаю учреждения Абхазии для причины удобочитаемости.В том же духе одновременное использование названий Абхазия и Грузия не подразумевает позицию по политическому статусу Абхазии, а скорее следует прагматической цели — иметь возможность противопоставить ситуации и события в Абхазии и (остальной) Грузии без напрягает читабельность со вставленными скобками.

[3] См. West and Sanders 2003 о социальной работе теорий заговора.

[4] Большое спасибо Саше Рот за выдвижение этого аргумента.

[5] Тимур Кодори, вероятно, псевдоним.

[7] Еще раз хочу поблагодарить Сашу Рот за то, что он обратил на это мое внимание.

«5 дней войны»: ожесточенный конфликт без героев

Поскольку Грузия и Россия отмечают третью годовщину конфликта 2008 года, Голливуд выпускает фильм в поддержку грузинского нарратива

Сегодня исполняется третья годовщина Русско-грузинская война. У Грузии известно сложные отношения с двумя ее сепаратистскими регионами, Абхазией и Южной Осетией.Еще до обретения независимости от Советского Союза Грузия воевала с ними двумя, даже отправив ополчение в Сухуми, столицу Абхазии, в 1989 году, который позже был подавлен советскими войсками.

Из-за того, что эти две провинции обратились за помощью к России, в американской политике наблюдается тенденция встать на сторону грузин, потому что… ну, Россия какая-то плохая , видите ли, а Михаил Саакашвили выиграл революцию против этот противный старый советский пережиток Эдуард Шеварднадзе, и он говорит по-английски и любит демократию и прочее.В американском нарративе о территориальной целостности Грузии отсутствует какое-либо признание того, что до Сталина Абхазия действительно была отдельной страной со своей культурой, языком, правительством и традициями или что Южная Осетия также имела свой язык и самобытную культуру до 1921 года. Действительно , те же аргументы американские политики используют для оправдания независимости Косово от Сербии должны оправдывать независимость Абхазии и Южной Осетии (то есть, если верить в право на самоопределение от далекого и враждебного правительства), но для почему-то нет.

Тем временем, при Саакашвили, правительство Грузии приступило к дорогостоящей и громкой информационной операции против американской общественности и правительства США. Они нашли восприимчивую аудиторию среди американских правых, где сенаторы отправляются на пикники в Тбилиси и объявляют Россию новым злодеем, с которым Америка должна столкнуться.


Этот фильм не претендует на нейтральность, баланс или справедливость. Все грузины чистокровные профессиональные солдаты. Все русские — кровожадные социопаты, которым нравится убивать невинных.Поскольку большинство американцев старше 30 лет были воспитаны в более или менее недоверии к России, может быть легко впасть в старый образ ненависти к России и предполагать, что любой, кто сопротивляется им, автоматически хорош. И российско-грузинское соперничество, безусловно, поддается такому мышлению: на поверхностном уровне Россия вторглась в Грузию, убила кучу людей и разрушила кучу зданий, а затем оккупировала территорию Грузии. Что это повествование о войне просто неверно — утверждения Грузии о том, что Россия начала ее, ошибочны и были расследованы независимыми комиссиями, которые пришли к выводу, что Грузия на самом деле начала войну, которую она не могла закончить, потому что чувствовала, что Америка встанет на ее сторону и нападение на Россию — не оказало существенного влияния на лихорадку прогрузинских антироссийских криков , которые происходят в Вашингтоне в эти дни.Россия вела себя неправомерно, когда вошла в собственно Грузию и оккупировала города. Этому нет оправдания. Но нет оправдания и беспорядочному обстрелу Цхинвала со стороны Грузии, особенно потому, что в результате этого обстрела погибло несколько российских военнослужащих, участвовавших в миротворческой операции ООН.

Увы, обе стороны продолжают вцепляться друг другу в глотки. В конечном итоге Америка встала на сторону Грузии в войне с Россией, однако американцы удивляются, когда Россия рассматривает американские интересы в Грузии как подозрительные и преследуемые объекты.Иди разберись.

Так что я с большим интересом взялся за копию «5 дней войны», боевика режиссера Ренни Харлина из «Крепкого орешка 2». Речь идет о войне 2008 года в Грузии, и Энди Гарсия играет президента Саакашвили. Важно ли, что сопродюсером фильма выступил депутат грузинского парламента, а оборудование предоставили грузинские военные? На самом деле да.

Этот фильм не претендует на нейтральность, баланс или справедливость. Все грузины чистокровные профессиональные солдаты.Все русские — кровожадные социопаты, которым нравится убивать невинных. Начальная сцена, где журналисты, подвергшиеся нападению двух десятков невинных иракцев, спасаются безупречными грузинскими стрелками-солдатами, задает соответствующий тон: грузины — герои свободы, демократии и правдивой журналистики.

Конечно, при просмотре этого мы, вероятно, должны игнорировать безжалостное преследование и заключение в тюрьму журналистов, критикующих правительство Саакашвили, со стороны грузинского правительства.И новостной сегмент, в котором рассказывается о призыве Грузии к вступлению в НАТО (ее несколько десятков солдат в Ираке и Афганистане) и о зловещем стремлении России восстановить Советский Союз. Баланс, это не так.

Конечно, можно попытаться отделить фильм-сообщение от его сообщения. Но когда игнорируются захватывающие боевые сцены, сюжета просто нет. Хронология начала войны в фильме прямо расходится с отчетами ОБСЕ и ЕС о том, как началась война: Грузия заинтересована в дипломатии в этом фильме, и эти ужасные русские прячутся за мирными жителями, чтобы начать нападения на невинные грузинские деревни ( реальность Южной Осетии, к сожалению, намного сложнее).Нет упоминания о российских миротворцах, убитых Грузией в Южной Осетии до официального начала боевых действий, что стало важной вехой в решении России войти в провинцию.

Есть интересные размышления о том, что военные журналисты одержимы войной и устали от нее, но это тоже не новость. Например, в фильме большое внимание уделяется тому, как СМИ игнорировали войну, но это просто неправда: первый день войны был омрачен началом Олимпиады, но война в Грузии доминировала в мировых новостях большую часть августа. .Актерская игра неплохая — опытный оператор Вэла Килмера на самом деле является приятным сюрпризом, — но грубый дисбаланс истории с войной слишком сильно отвлекает от того, что могло бы быть очертаниями захватывающего фильма.

В «5 Days of War» действительно много интересного: грузинская сельская местность невероятно красива, и Ренни Харлин задерживается на ней, как давно потерянный любовник. Тбилиси выглядит космополитическим городом с блестящей архитектурой. И боевые сцены действительно хорошо сделаны — возможно, немного мультяшно, но это, безусловно, неплохо для боевика.Это оставлено как подтекст, но у Саакашвили Энди Гарсии есть славянская протяжность, когда он говорит; однако все его советники говорят на безупречном американском английском. Это может быть просто голливудский троп. Но это может быть и подтекстом: правительство Саакашвили нанимает множество американцев в качестве советников, инструкторов и сотрудников в своих министерствах (сам Саакашвили учился в Колумбийском университете и поддерживает обширную социальную сеть среди элиты Нью-Йорка). Непонятно, намеренно это или нет.

Итак, если вы можете игнорировать политику и игнорировать то, что это, по сути, грузинская пропаганда, «5 дней войны» — это увлекательный взгляд на войну, особенно на третью годовщину войны.Но это не точное описание того, что произошло, и не особенно честный анализ проблем, которые к этому привели. Сохранено строго как развлечение, это здорово. Просто… игнорируй то, что он хочет сказать.

Версия этого поста появилась на Registan.net .

Изображение: Грузинские военные вертолеты пролетают мимо камеры во время съемок фильма на военной базе Вазиани под Тбилиси/Reuters

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.