Юрий корчевский чернокнижник ученик колдуна: Юрий Корчевский — Чернокнижник. Ученик колдуна — читать онлайн

Содержание

Читать онлайн «Чернокнижник. Ученик колдуна» автора Корчевский Юрий Григорьевич — RuLit

Toggle navigation
  • Главная
  • Книги
  • Жанры
    • Деловая литература
      • Деловая литература
      • Банковское дело
      • Бизнес
      • Бухучет
      • Другая деловая литература
      • Малый бизнес
      • Маркетинг и реклама
      • Менеджмент
      • Ценные бумаги и инвестиции
      • Экономика
    • Детективы
      • Детективы
      • Другие детективы
      • Иронические детективы
      • Исторические детективы
      • Классические детективы
      • Криминальные детективы
      • Крутой детектив
      • Политические детективы
      • Полицейские детективы
      • Советский детектив
      • Шпионские детективы
    • Детские
      • Детские
      • Детская проза
      • Детская фантастика
      • Детские образовательные
      • Детские остросюжетные
      • Детские приключения
      • Детские стихи
      • Другие детские
      • Зарубежная литература для детей
      • Игры, упражнения для детей
      • Классическая детская литература
      • Книга-игра
      • Русские сказки
      • Сказки народов мира
    • Документальные
      • Документальные
      • Биографии и мемуары
      • Военная документалистика и аналитика
      • Военное дело
      • География, путевые заметки
      • Другие документальные
      • Критика
      • Публицистика
    • Дом и Семья
      • Дом и Семья
      • Автомобили и ПДД
      • Домашние животные
      • Другое домоводство
      • Здоровье
      • Коллекционирование
      • Кулинария
      • Любовь и отношения
      • Развлечения
      • Сад и Огород
      • Сделай сам
      • Спорт
      • Хобби и ремесла
    • Драматургия
      • Драматургия
      • Античная драма
      • Драма
      • Другая драматургия
      • Мистерия, буффонада, водевиль
      • Сценарий
      • Трагедия
    • Другие
      • Другие
      • Подростковая литература
      • Самиздат
      • Фанфик
    • Журналы, газеты
    • Искусство, Культура, Дизайн
      • Искусство, Культура, Дизайн
      • Живопись, альбомы, иллюстрированные каталоги
      • Изобразительное искусство, фотография
      • Искусство и Дизайн
      • Искусствоведение
      • Кино
      • Культурология
      • Мировая художественная культура
      • Музыка
      • Партитуры
      • Скульптура и архитектура
      • Театр
    • Компьютеры и Интернет
      • Компьютеры и Интернет
      • Базы данных
      • Другая компьютерная литература
      • Интернет
      • Компьютерное железо
      • ОС и Сети
      • Программирование
      • Программы
    • Любовные романы
      • Любовные романы
      • Дамский детективный роман
      • Другие любовные романы
      • Исторические любовные романы
      • Короткие любовные романы
      • Любовно-фантастические романы
      • Остросюжетные любовные романы
      • Романы для взрослых
      • Слеш
      • Современные любовные романы
    • Научные
      • Научные
      • Альтернативная медицина
      • Альтернативные науки и научные теории
      • Астрономия
      • Биология
      • Ботаника
      • Ветеринария
      • Военная история
      • Востоковедение
      • Геология и география
      • Деловые
      • Другие научные
      • Зарубежная образовательная литература, зарубежная прикладная
      • Зоология
      • История
      • Лингвистика
      • Литературоведение
      • Математика
      • Медицина
      • Обществознание, социология
      • Педагогика
      • Политика
      • Право
      • Психология
      • Физика
      • Филология
      • Философия
      • Химия
      • Экология
    • Поэзия
      • Поэзия
      • Визуальная и экспериментальная поэзия, верлибры, палиндромы
      • Другая поэзия
      • Классическая зарубежная поэзия
      • Классическая поэзия
      • Классическая русская поэзия
      • Лирика
      • Песенная поэзия
      • Поэзия Востока
      • Поэма, эпическая поэзия
      • Современная зарубежная поэзия
      • Современная поэзия
      • Современная русская поэзия
    • Приключения
      • Приключения
      • Авантюрный роман
      • Вестерны
      • Другие приключения
      • Исторические приключения
      • Морские приключения
      • Приключения в современном мире
      • Приключения про индейцев
      • Природа и животные
      • Путешествия и география
      • Рыцарский роман

Чернокнижник. Ученик колдуна. Глава 1. Беда (Юрий Корчевский, 2016)

© Корчевский Ю. Г., 2016

© ООО «Издательство «Яуза», 2016

© ООО «Издательство «Эксмо», 2016

Зима приключилась о нонешнем годе малоснежная, но морозная. В ближнем лесу от мороза деревья трещали, ломались. Деревенские в лес этот ходить побаивались, а куда деваться, если дрова для печи нужны? Если и заходили, то недалеко. Не зря лес Ведьминым называли. От опушки вглубь пройдешь сто шагов, начинают кривые деревья попадаться. Не от ветра кривые, изогнуты стволы берез и сосен причудливо, как будто великан баловался, узлом почти завязывал. Кто из смельчаков дальше в лес заходил, в страхе убегал. Сказывали после — голоса слышались, вой непонятный, леденящий душу, от которого волосы на голове встают и мурашки по телу. От деревни к лесу Козлиная падь ведет, тоже название не лучше.

Семья Первуши Фомичева в деревне самая бедная, потому как не обжились еще, переехали год как, бросив избу и налаженный быт. Перебрались в поисках лучшей доли, потому как налоги да оброки непомерные. А здесь, на границе Руси с Диким полем, землицы свободной полно, бери — сколько осилишь обработать. У отца лошаденка есть, трехлетний мерин по кличке Соп. Почему так назвали, отец и сам не знал. Ну не Васькой же, как козла вонючего.

На первых порах трудно было. Жилище себе обустроили убогое. Наполовину — землянка, наполовину — низкая изба. Детворы у отца трое, самый старший Первуша, да всего тринадцать годков ему, помощник пока слабый. Хворост для печи собрать, гусей пасти, мерина Сопа по борозде вести на пахоте — это по силам. А еще за младшими братьями присмотреть, чтобы в лес не убежали или в ручье не утонули. Ручей от жилища их недалеко, удобно воду брать. Чистый ручей, дно песчаное, неглубокий, но много ли малышне надо? Отец пахал землю, плотничал на стороне для заработка. Мать готовила, обстирывала, кормила скотину. Крестьянский труд — он тяжек, с утра до ночи, без выходных. Единственное время для послабления — это зима. Поля под снегом, пахать-убирать не надо, как и огород обихаживать. В такую пору лучше у печи сидеть, в тепле, малым братьям мастерить игрушки из дерева. Липа — дерево мягкое, режется хорошо. Отец зимой ложки из них резал, летом-то не до них. Первуша баклуши бил для заготовок, сам потом фигурки вырезал. Нравилось ему это занятие, так бы весь день и сидел. Тем более что выходить во двор особенно не в чем. Заячий треух один на троих мальчишек, зипун мать сшила, а с обувкой плохо. По зиме валенки бы хорошо, но для этого овцы нужны, шерсть. Летом ходили в лаптях с онучами, а зимой в заячьих поршнях. Из заячьих шкурок, мехом внутрь, шились короткие сапожки. Тепло в них было, но только быстро подошва снашивалась и по глубокому снегу не пойдешь. Зверье — зайцев, лис — ловили силками. За зиму, когда у зверья мех густой и теплый, удавалось поймать десятка три-четыре зайчишек и две-три лисы. Отец планировал по весне бортничать, летом мед собирать. Вокруг разнотравья полно, мед пчелы наносят душистый, сладкий. Детворе мед по вкусу, сыто делать. А взрослые сбитень делали, да нечасто, поскольку специи — перец, корица — дороги были. Лучше соли купить у проезжих торговцев или выменять, купцы за лисью шкурку фунт соли давали. А без нее никуда — и похлебка пресная, и рыбу не засолишь, не сохранишь.

В общем, жили, как все в деревне, своим трудом. Да только беда пришла, откуда не ждали.

Зимним вечером, когда все за столом сидели, ели толокнянку-затируху, снаружи крики послышались, конское ржание. Встревожились — что бы это могло быть? Отец из избы-землянки выскочил посмотреть. На улице вьюжит, через открытую дверь, что на ременных петлях висела, вмиг тепло выдуло. Зато отчетливо слышны крики. Отец сразу в жилье ворвался, схватил деревянные вилы, что у входа стояли. Лицо бледное, кричит:

— Татарва окаянная! Убегайте в лес!

И наружу выбежал. Татар боялись. Крымчаки периодически набеги делали. Но всегда летом, когда коням подножного корма избыток. А кроме того, мороз и снег не мешают коннице двигаться и еще полоняников русских к Перекопу гнать. Только раздумывать было некогда. Первуша как был в заячьих поршнях на босу ногу да в холщовой рубахе и портах, так и рванул на улицу. За ним мать и братья. А у избы отец едва сдерживает нападавшего всадника. Басурманин одолевает, конем теснит. К тому же сабля у него, отец едва успевает под удары вилы подставлять, от которых только щепки летят. Страх Первушу обуял, кинулся бежать в темноту, к лесу. За ним братья. В темноте падал не раз, слыша крики в деревне. Как и где братья и мать потерялись, не заметил в снежной круговерти и темноте. Остановился только у первых деревьев. В лес татары не заходили и не заезжали никогда. Степняки к простору привыкли, в лесу на лошади не разгонишься, к тому же ноги конские в барсучью нору угодить могут. А конь со сломанной ногой уже не помощник басурманину, а обуза, только в котел да на похлебку годится. Для татарина лошадь — и транспорт, и еда, даже печка в холодное время. Татарские кони неприхотливые, зимой копытами из-под снега прокорм добывают, сена никогда не видели. Небольшие ростом, мохнатые, выносливые и злые. Под седлом много верст пройти могут, а пахать не способны, поэтому на торгу в селах и городах вдвое дешевле наших стоят.

Первуша обернулся на деревню, да только не видно ее. Крики слышны едва-едва, звон железа. Татары при нападениях избы не жгли, ибо из соседних деревень и сел увидят, успеют жители в лесах укрыться. А еще — подмога из русских ратников с застав прийти может. Под покровом темноты, как тати, действовали. Да, по сути, разбойниками и были, грабежом жили, работорговлей.

Поперва холод не чувствовался, страх и напряжение всех сил не давали морозу проявиться. А постоял Первуша немного, замерзать стал. Далеко от опушки не уйдешь, заблудиться запросто можно. И еще — ведьм, нечистой силы боялся, не зря лес Ведьминым называли. Трясся от холода, как осиновый лист, ждал, когда утихнет все в деревне, уйдут татары. Тогда в избу вернуться можно. Брать-то у них особо нечего, бедная деревня, не должны басурмане надолго задержаться. Чтобы согреться, руками охлопывать себя стал, приседать. Да нет тепла, ветер под тонкую рубаху забирался, холодил тело. Через какое-то время носа и ушей не чувствовал, ладошками озябшими растирать стал. А потом и ноги занемели. Уселся под деревом, сжался в комок, заплакал. Себя жалко стало, братьев меньших, тятю и мамку. Крупной дрожью его било, потом вроде отпустило. Веки сами закрылись. Показалось — теплее стало. Не знал еще, что замерзает.

А в сибирской тайге замерзал такой же подросток, Петр. Только происходило это шесть веков спустя. Приехал из города на зимние каникулы к дедушке и бабушке, пошел на лыжах в соседний лес. А как завьюжило, проторенную лыжню и занесло. Поплутал, пока силы были, потом уселся за елью, в затишке. Должны же его искать? Сначала холодно было, прыгал, чтобы согреться, когда устал, съежился под деревом. Показалось — угреваться начал. Не знал, что так бывает, когда замерзать насмерть начинают. Да сжалилась судьба, переместила в другое тело.

Потом скрип снега рядом. Показалось или в самом деле? А вдруг волки? Сил веки поднять уже не было. Земля качнулась, показалось — как на волнах поплыл, закачался.

Голос над ухом низкий, надтреснутый:

— Как воробышек. Еще немного — и вовсе окоченел.

Потом ветер стих, тепло стало. Кто-то по щекам похлопал:

— Не спи, парень, не проснешься. Лучше попей моего варева.

Петр почувствовал, как его губ коснулась чашка, запахло травами. Мальчик сделал глоток, другой, ощутил, как в животе разлилось приятное тепло. Мужчина приподнял его за плечи, посадил на лежанке.

— Пей до дна, сам.

Чашка едва держалась в озябших руках, варево теплое, приятное. Мелкими глотками одолел всю. А мужчина уже ботинки лыжные с него стянул, костюм спортивный, рубаху.

— Лежи, сейчас мазью разотру.

Ох и вонючая мазь оказалась! Хуже того — щипать начало: руки, ноги, спину. Но после процедуры стал чувствовать пальцы рук и ног. А мужчина не унимается:

— Полезай в печь!

Испугался Петр. Рассказывала мама сказки, где нечистая сила детей в печь сажает. Ну так то в сказках, кто в них нынче верит? Хотя избенка маленькая, потолок низкий, непонятно, как он здесь очутился.

— Не, не полезу, — отказался он. Уж лучше на мороз.

— Где я тебе баню найду? А печь погасла, однако кирпич теплый, тебе согреться, пропотеть надо. С потом и хворь-лихоманка выйдет.

Вздохнул Петр. Убежал бы, как есть, нагишом и босиком, а где выход — не знает. Темно в избе у незнакомца, одна лучина только и горит. Подошел к русской печи, потрогал рукой. Кирпичи горячие, но не обжигают. Мужчина в печь сунул кусок войлока.

— На нем сидеть будешь.

Нехотя Петр в печь забрался. Ух как тепло, жарко! Вскоре тело потом покрылось. Капли крупные, на войлочную кошму падать стали. Периодически положение тела менял, чтобы руки-ноги не затекли. Тесно в русской печи, пожалуй, взрослый не уместится. Прогрелся каждой косточкой, каждой мышцей, невмоготу уже. Взмолился Петр:

— Дядька, вылезу я, дышать нечем.

— Коли невмоготу — вылазь.

Выбрался подросток. После печи показалось — не так и жарко в избе. Мужчина дал ему полотенце льняное.

— Оботрись и рубаху надень.

— Не моя то рубаха.

— Твоя от снега намокла, я сушиться у печи с портами повесил. А ты на печь полезай, сегодня там спать будешь.

Забрался Петр на печь, сон сморил быстро. А во сне незнакомые женщина и мужчина называют Первушей, улыбаются, руки к нему тянут. Не видел он, как незнакомец длань свою над ним простер, слова шептал. А проснулся вскоре вовсе другим человеком: тело свое, а душа чужая. Память чужая и привычки тоже, но как свои уже принял.

— Дядька, а как тебя звать? — спросил он.

— Колядой кличут.

Как услышал Первуша имя незнакомца, испугался. Слышал от деревенских об отшельнике, что в лесу Ведьмином жил. Разное о нем сказывали — колдун-де, нечисть ему помогает, однако людей лечит. Кому вывих вправит, кому зубы болящие заговорит, кому грыжу вправит. Цену за пользование не назначал, брал, что давали. Репу, рыбу, муку, сало. А кто нищ был и дать ничего не мог, не возмущался, не просил. Однако побаивались его люди. Некоторые божились, что сами видели, как из печной трубы его избы черти вылазили, другие говаривали, что Коляда сам по вечерам в филина превращался, прохожих до смерти пугал.

Коляда испуг Первуши приметил:

— Наговорили люди всякое, а ты не верь. Ложись и спи спокойно. Утро вечера мудренее.

— Мне к тятьке с мамкой надо, а то…

Не договорил малец, так и уснул на полуслове. Коляда дерюжкой его прикрыл. К утру избенку выстудить может. Вздохнул, на мальчонку глядючи. Слышал и видел он, как басурмане деревню грабили. Не за полоняниками пришли, не доведешь их по зиме до стойбищ татарских, за легкой добычей явились, а уж сколько душ невинных загубили при том — не счесть. Утром-то видно будет — остался ли кто живой?

Коляда на лавке улегся, лучину задул, послушал, как ветер за крохотным оконцем завывает, бросая в него пригоршни снега. Плохо придется тому, кто сейчас в дороге, али как мальчонка — в лесу, да в неподходящей одежонке. Покрутился маленько на лавке, да и уснул.

Зимой светает поздно, встал, как и привык, — со вторыми петухами. Да не было у него петухов, как и прочей живности, время по ним просто измерялось.

Печь затопил, благо запас дров в холодных сенях был. Снега в котелок набрал, в печь поставил, пусть растопится, сыто можно сделать, а еще, отлив в чашку малую, похлебку из кореньев и толокна.

Через маленькое, в ладонь, окошко, затянутое бычьим пузырем, начал пробиваться скудный свет. Похлебка уже сварилась, булькала. Коляда взял в руки тряпку, вытащил глиняную чашку из печи. Завозился на теплой лежанке Первуша.

— Вставай, солнце встало красное. Погодка скверная будет, примета верная. Проголодался, поди.

Первуша слез с печи. Присмотрелся к Коляде. Чего в нем страшного? Зря люди пугали, добрый дядька. Его, Первушу, нашел под деревом. Обогрел, у себя пристроил. И в печи не изжарил, как он вначале боялся. Первуша помялся с ноги на ногу.

— До ветру хочешь? Одежонку свою надевай, высохла. А поверх мою меховую жилетку, вона — у двери висит. Не то продует вмиг. И за стол пора.

Ух, холодно на улице. Ветер не утихает, хотя снег почти перестал идти. А мороз за нос и уши щиплет. Все следы к избе занесло. Как к деревне выбраться? Юркнул быстрее в избу Первуша. Позавтракать, подкрепиться надо, да и честь пора знать. К отчему дому бежать, небось беспокоятся тятька с мамкой. О родных бабушке и дедушке не вспоминал, как и не было их.

За стол уселся. Деревянная ложка так и стучала о миску.

— Куда торопишься? Есть не спеша надо, не дикий же зверь.

— В деревню надо, хватились меня.

— Вот с этим погодить придется. Сам проверю, тогда решим, как лучше.

— Так тятька с мамкой…

— Цыц! Слушай, что старшие говорят.

Толокнянка с кореньями да с лепешкой ржаной больно вкусна. Первуша доел быстро. А Коляда из горшочка сыто по кружкам разливает, горячее еще. Сыто — мед в кипятке да с приправами. Каждая хозяйка по-своему его делает. Кто сушеную малину для аромата добавляет, а кто листья чабреца или иван-чая. У Коляды сыто духовитое, сладкое. Первуша выпил не спеша. Дома такой вкуснятины не пробовал отродясь. Не пожалел меду хозяин, а может — наговоры особые знал.

— Полежи на печи, полезно тебе. А я деревню проведаю. Только из избы ни шагу, заплутаешь.

— Угу.

Коляда заячий треух надел, тулупчик овчинный, валенки. Огромный, толстый и неповоротливый стал в одежке.

— Не балуй тут, травы не трогай.

По стенам висели пучки трав на деревянных гвоздиках, пахло от них запахом незнакомым. На сытый желудок Первушу в сон потянуло. Влез на печь, угрелся и уснул. Как хлопнула дверь за Колядой, уже не слышал.

Отшельник вышел на опушку. Снежок хотя и редкий, а деревню рассмотреть не удается. Да еще и ветер колючий слезу из глаз давит. Обернулся Коляда — нет ли поблизости кого. Сзади деревья голые, впереди целина снежная, ослепительно-белая, до рези в глазах.

Присел, крутанулся, руки в стороны растопырив, сбив снежную пыль с елки, обернулся филином. Птица большей частью ночная, но и днем иногда увидеть можно. Большая, глаза круглые, а летает бесшумно, не то что голуби бестолковые, крыльями хлопают, внимание привлекают. Взлетел филин тяжело: с земли все-таки, не с ветки вспорхнуть. Да и к деревне полетел, набирая высоту.

Неприглядная картина открылась. Трупы — людей и домашнего скота — на дороге, возле изб. И ни одного живого, только мертвая тишина. От татар даже следа конского нет, снегом замело. Поднялся филин выше, направился к другим деревням, что по соседству. В Бродах, что на реке стояла, картина не лучше. Трупы, одна изба сгорела, еще дымком курится. Поодаль и левее Долгушиха. Название получила, потому как единственная улица вдоль речки шла, деревня длинная, долгая вышла. Избы целы, трупов нет. Стало быть — заметили пожар в соседней деревне, укрылись люди в лесу, уведя скот. Свиней с собой не брали, басурмане в пищу их не употребляли, вера магометанская не позволяла. А вот коров и лошадей вели, зачастую успевая запрячь в сани, на которых вся скудная поклажа и детвора. Тем и спасались.

Коляда даже крыльями не двигал, расправил, парил под порывами ветра. Сделал круг над лесом. Вон люди, живые все, коровы и лошади жуют сено, что в санях для подстилки лежало.

Но отшельника интересовало — где татары? Затаились в предвкушении нового нападения или ушли? Добыча-то с разоренных деревень не велика. Развернулся, набрал высоту. Зрение у филина великолепное, как у всех ночных охотников, и слух отменный. Пролетел над опустевшими деревнями, к полуденной стороне направился. Грунтовая дорога снегом занесена. Версту под собой оставил, пять, десять, а следов нет. Тревожно ему стало. Развернулся в закатную сторону. Там Рязань, город крупный, с крепкими бревенчатыми стенами, с ратниками княжескими. А в лихую годину рязанские мужики все, как один, на защиту своих земель вставали. Опять же, сомнение берет. Татарский отряд не велик, на город напасть не осмелится. Ноги оттуда можно не унести. Однако же — отрядец сей может быть частью крупного.

Опа! Кое-где следы полузаметенные конские увидел Коляда. Поторапливаться стал. А еще верст через десять, в Кабаньей балке, татар увидел. Сначала дымок узрел, а потом и самих басурман. Костры развели в низине, со стороны смотреть — и не видно. Греются у костров, в котлах походных говядину варят да кур. Для татарина мясо — главная еда, да чем жирнее, тем лучше, зимой не так мерзнешь.

Прикинул Коляда — сотни три степняков. Это уже серьезно. Предупредить рязанцев надо, благо застава порубежная недалеко. Летом-то, почитай, у каждого брода стоят, а зимой числом поменее на шляхах накатанных.

Заставу обнаружил верст через десять, пролетел мимо, опустился на дорогу в пустынном месте, обернулся из филина в прежнее обличье, к заставе направился. Приметили его, дружинник с коротким копьем-сулицей на дороге встал.

— День добрый, молодец! — поприветствовал его Коляда.

— И тебе исполать, прохожий.

— Татары числом три сотни впереди стоят, из Дикого поля пришли. Две деревни порушили, людей живота лишили. Передал бы ты своему десятнику: в Рязань скакать надо, князя известить.

— Да ну?! Сейчас все десятнику повторишь.

Дружинник на заставную избу побежал. Неуклюже, поскольку под широким тулупчиком броня латная, тяжелая. Как скрылся он, Коляда присел, крутанулся, филином обратился. Его дело — весть грозную передать, а уж дружинники сами решать должны. К князю скакать либо вылазку делать, самим убедиться. Только вылазка дорого обойдется. Не любят себя татары раньше времени обнаруживать. Дружинников стрелами калеными посекут, и вся недолга.

Первуша, пока Коляда отсутствовал, выспался. Чего в чужой избе бока отлеживать? Решил сбегать к деревне. Жилет меховой у двери висит, заместо зипуна будет. И заблудиться невозможно, по следам Коляды пойдет. Что-то долго чудной старик не возвращается. Оделся, опоясался веревкой пеньковой, что обочь двери висела, вышел из избы и попятился. В десяти шагах перед избой, прямо на следах от валенок Коляды, волк сидит. Огромный, серый, глаза зеленцой отливают. Оторопь Первушу взяла. Из избы выйти — зверь набросится. Лучше отступить. Прикрыл дверь, притих, в щелку посмотрел — нет волка. Пропал! И следов от волчьих лап нет, как будто причудилось ему. Но рисковать больше не стал. Разделся, на теплую печь залез. Случайно волк к жилью Коляды вышел или колдун такую охрану поставил? Решил спросить у дядьки, когда вернется. Не зря, наверное, люди про него разное говорят. А там — кто его знает. Лес-то Ведьминым прозывают, стало быть не Коляда главный в нем.

На крыльце ногами застучали, кто-то снег с валенок отряхивал. Первуша дерюжкой прикрылся, сделал вид, что спит. Но приглядывал через щелку.

Вошел Коляда. Усы и борода в инее, брови тоже. Отшельник тулуп снял, потер озябшие руки, к печи приложился.

— Все спать-почивать изволишь? Вставать пора.

Первуша вскочил:

— Да я не спал вовсе.

— Слушай. Был я в деревне, нерадостную весть тебе принес. Нет у тебя больше семьи.

У Первуши слезы на глаза навернулись. Как это нет? Куда тятя и мамка делись, братья его?

— Врешь поди, дядька, — насупился Первуша.

Чернокнижник. Ученик колдуна. Глава 3. Эх, Коляда! (Юрий Корчевский, 2016)

Глава 3

Эх, Коляда!

И началась зубрежка. Велесов заговор-оберег, заговор к матери — сырой земле, от темной волшбы — разве все перечислишь? В день по заговору. Причем проверял Коляда своеобразно. Пройдет дня три, он легонько толкнет Первушу, когда тот лучины от полена строгает:

— Быстро мне заговор от нечисти!

Стоит Первуше секунду помедлить, Коляда недоволен:

— Медлишь! Время теряешь! А мавка рядом уже.

Не было никакой мавки, Коляда для образности говорил, для усиления эффекта. А раз и вовсе Первушу испугал. Морозы в тот день ослабели, а снег уже дня два как не падал. Первуша рядом с избой дрова рубил. Вдруг из-за угла скрип снега. Первуша обернулся — не из деревни ли болящий пришел? А оттуда выворачивает нечто непотребное, ужасное. В ветхих лохмотьях, изгнившая кожа костей на лице не скрывает и запах! Такой, что едва не вытошнило. Первуша застыл, а нежить на него молча надвигается. Первым желанием было — убегать. Так Коляда в избе, как бросить? Переборол себя Первуша, хоть и боязно было — страсть!

Топор-колун поднял, на нежить бросился. И вдруг голос Коляды:

— Замри!

Нежить крутанулась на месте, из вихря снежинок поднятых показался Коляда.

— Спужался?

— Есть немного.

— И чему я тебя учил? Все из головы выскочило! Сначала заговор читаешь, потом за топор хватаешься. Без заговора ты нежить рубить будешь, а куски срастаться сразу зачнут. Бесполезна борьба будет. А ежели нежить когтями кожу тебе порвет или хуже — в шею зубами вцепится? Знаешь, что будет?

— Сам в нежить обращусь!

— Пусть уроком тебе будет. Прости, что напугал немного.

Первуша же подступился к учителю:

— Как ты это делаешь?

— Ты про что?

— В нежить или другое что обращаешься?

— Понравилось?

— Не, дядько! Но пригодиться может.

— Это ты верно сказал. Вечером и займемся. Заговор на обращение, а потом другой, в свой облик вернуться. Когда твердо запомнишь оба, тогда на деле попробуем. Мне бы не хотелось, чтобы ты обратился в пень трухлявый али в лису ободранную, плешивую, да так и остался обращенным.

— А ты разве не сможешь помочь?

— Не смогу. Только ты сам.

Жутковато Первуше стало. И в самом деле. Забыл заговор и навеки какой-нибудь зверушкой остался, наживой охотников. А хуже того — нежитью. Фу! Даже желание как-то поугасло. Однако любопытство одолевало: как это — быть в чужом обличье?

До вечера все валилось из рук. Каша гречневая, которую с закрытыми глазами варить мог, пригорела. Лучины, что ножом строгал, слишком толстые вышли. В довершение едва ведро с водой, что в сенях стояло, не перевернул за малым. Коляда лишь посмеивался в усы.

Уже вечером, когда после ужина за столом сидели, Коляда начал рассказывать:

— Обратиться во что угодно можно, но только по размеру сопоставимое. В муравья или муху не получится. Знание это сокровенное мне перед смертью один колдун передал в придачу к одной книге. Но об этом как-нибудь после. Допускаю — не все он мне сказал, не успел просто. Основное изрек, продолжить хотел, да смертушка за ним пришла.

— Если он колдун сильный, что же не перемог?

— Смерть никого не спрашивает, она свыше послана. Пришел твой черед, оборвалась нить жизни. Никто из живущих на земле невмочь годы продлить. Есть старожители, знавал я одного. То ли правду баял, то ли привирал маленько, но вроде полтораста годков ему было. Да у стариков ветхих с памятью плохо.

— Дядько, мы в сторону ушли.

— Ах ты, нетерпеливый какой! Мне вот обращаться приходилось в филина, в нежить, в пса шелудивого и даже ель.

— Зачем?

— Опосля расскажу-поведаю. Время еще не пришло. Так вот. Для начала ты представить должен, в кого обратиться хочешь. Только в нечисть не смей никогда. У них свои законы. Мыслю я — назад обернуться не сможешь. Так что не помышляй даже.

— Уяснил уже.

— Заговор для обращения запоминай. Но перед словами сими ты должен пару глотков отвара выпить. Отвар заранее готовь, хранится долго. Щепотку сушеной адамовой головы, щепотку плакун-травы и столько же полыни. Залил водой, довел до кипения. Как вспенится, дунь и скажи трижды: «По моему велению силой рода стань волшбою». Склянку или горшочек с собой носи. Ты же не знаешь, когда пригодится может.

— Запомнил.

— А теперь сам заговор, понятно — для обращения. Запоминай: «Силой Вещего облик приму гада ползучего, зверя могучего, птицы парящей, твари вонючей. До заката солнца. Гой!» И крутанись на левой ноге.

— А дальше-то что?

— В зверя обратишься али в нежить, что удумал.

— Повторить слова можно?

— Хоть десять раз. Ты же отвар не пил, не будет ничего.

— А ты летал?

— Филином оборачивался.

— Почему именно им?

— Слабая птица филина убоится. Сильная, вроде сокола или орла, связываться не станет. Филин за себя постоять может. Кречет выберет жертву послабее — голубя или воробья, на худой конец зайчишку. Ты когда-нибудь филина видел?

— Не. Слышал только, как в лесу ухает, пугает.

— Глаз у филина острый. С вышины, хоть высоко не поднимается — не орел все же, ночная птица, мышь-полевку видит.

— Соколом лучше!

— Люди на них охотятся, силки ставят. Чтобы приручить. Сокол, он и волка в степи догнать может и одолеть.

— Летать, как птица, учиться надо? Птенцы не сразу могут.

— Так и ты не птенец. Обратился и полетел. Все само получится. На первых порах не так ладно, но поймешь быстро.

— Хочу в филина обратиться, как ты.

— За землей в полете поглядывать надо.

— Зачем?

— Людишки разные есть. Другой от нечего делать стрелу пустит, особливо басурмане. Вроде ловкость свою да умение перед другими показать. Как увидишь их, держись немного в стороне. Бесовское племя!

— А тяжесть какую-нибудь поднять в воздух можешь?

— Ты видел когда-нибудь, чтобы птицы мешки таскали? Вот то-то и оно. Веточку для гнезда, орех, червячка. Ну, ежели филин — мышь в гнездо, птенцов накормить желторотых.

— Да, целый мир. Среди нас, смертных, и по соседству.

За учебой да бытовыми делами зима прошла. День удлинился, снег просел, ноздреватым сделался. В полдень с веток деревьев капель началась. Сначала снег на верхушках деревьев потаял, потом и нижние ветви освободились. Воздух весной запах, птицы голоса подавать стали, лес понемногу отходил от зимней спячки, просыпался к жизни. В деревни через реку по льду ходить опасно стало, на льду промоины появились, особенно там, где под водой родники били.

Купцы да хозяйственный люд из селян передвигаться на санях по ночам стали. Ночью морозы небольшие еще держались, снег подмораживало, он держал сани. Но через две седмицы все движение встало. Дороги непроходимые, грязь и вода. Ни телега, ни сани пройти не могли. На реках по льду уже давно не ездили. А лодками или небольшим корабликом вроде ушкуя — еще не срок. Льдины на реке, потом половодье пришло. Реки разлились, широченными сделались. В низинах из воды верхушки деревьев торчат. Вода мутная, грязная, несет упавшие деревья, трупы павших животных, иной раз домашний мусор.

Народ в деревнях к весне готовился. Делали запасы, чтобы выдюжить месяц-два природной осады. И людям и зверью тяжело, особенно птицам.

Но все когда-нибудь кончается — хорошее и плохое. За несколько дней снег разом везде растаял, островки его остались лишь в глубоких оврагах. Появились первые подснежники, пробилась зеленая травка, потом набухли почки. Оба, Коляда и Первуша, стали больше времени проводить на свежем воздухе. Еще ранней весной Первуша лавку у избы сделал. Сидеть удобно. Еще бы стол соорудить, да где столько досок взять? Леса вокруг полно, а попробуй доску сделать, если из инструментов лишь топор и нож.

А покупать — дорого, да и не за что.

В один из дней к избушке Коляды примчалась селянка:

— Коляда, помогай!

— Что стряслось?

— Сын с крыши упал. Полез отцу помогать и оскользнулся. Лежит, в себя не приходит.

— Тогда поторопимся.

— Мне с тобой, дядько? — спросил Первуша.

— На хозяйстве будь, обед свари.

Коляда с селянкой ушли. Первуша котелок с водой в печь поставил, дров в топку подбросил. Задумал он грибной супчик приготовить. Сушеные грибы от весенней сырости в сенях быстро в негодность придут. А трудов жалко. Белый гриб не часто в лесу встречается, его поискать надо. Зато вкусен такой суп и сытный, мясному не уступает. Суп получился знатный — с лучком, густой, с духом аппетитным. Коляда уже давно ушел. Первуша и кашу из сарацинского зерна сварил — так называли на Руси рис. Мед в горячей воде развел, да с травами душистыми: мятой, чабрецом. Где же учитель? Чугунки хоть и в печи стоят, томятся, да дрова прогорели, печь остынет вскорости, а с нею и кушанья. Первуша на крыльцо вышел. Солнечный диск на три пальца над горизонтом висит, предвещая скорый закат. Первуша волноваться стал. Случай сложный либо беда какая? Помаялся немного, посох прихватил, дверь поленом подпер — не было замка. Если и проезжали по дороге купцы из дальних земель, о существовании избушки и Коляды не подозревали. Торопился к деревне, сырые места, где земля не просохла, обходил. Уже избы деревенские видать и шум слышался. По звукам не понять, что происходит, но волнения прибавилось. Не выдержал — побежал.

Опоздал самую малость, увидел, как местные мужики Коляду бьют, вернее сказать — добивают. В руках дубины и оглобли. Коляда еще стоял, покачиваясь. Один из деревенских дубиной по голове его сзади ударил. Коляда так ничком и упал. Первуша на мгновение замер, оторопел. Как же так? Коляда сам учил его обороняться, посохом владеть научил. Глаза отводить мог, уйти. Или не хотел умения свои показывать? А скорее — напали неожиданно, гурьбой. Первуша к мужикам кинулся. За себя уже не боялся, опасался за жизнь учителя. С ходу посохом одного в лицо ударил, другого поперек шеи, что тот упал. Третьего в кадык ребром ладони рубанул. Вертелся, как бешеный, как будто в него дух медведя вселился. Рассказывал Коляда, что был северный народ — варяги, так у них совсем ненормальные воины были, прозываемые берсерками. Не то что чужие, свои боялись в бою к ним приближаться: боевой секирой всех рубили, не разбирая. Только у Первуши не секира, а посох. Потеряв трех драчунов, что на земле валялись, оставшиеся разбежались в стороны. Кричали издалека:

— Выродок! Каков учитель, таков ученик! Подожди ужо, до тебя доберемся!

Первуша остался у лежащего Коляды. Вид у него страшный. Голова в крови, волосы на затылке послипались, рот разбит, одежда порвана. Но дышит, стало быть, жив. Нет, он Коляду в избу перетащит, выходит. Опыта богатого, как у Коляды, нет, но учил же его отшельник раны врачевать. Первуша покрутил головой. Недалеко стояли две старушки.

— За что его так? — крикнул Первуша.

— Дитятку-то не спас, помер мальчонка, — прошамкала беззубым ртом одна из старушонок.

Вот же ироды! Раз не смог помочь, стало быть, травмы тяжелые были, так судьбе угодно. Деревенские наблюдали издалека. Помощи просить не дождешься, настроены враждебно. Ждут, когда Первуша уйдет. Своих побитых по избам растащить, а случится — и Коляду добить. Первуша осторожно перевернул Коляду на спину, посох в рукава просунул. С виду на чучело похоже, что на огородах ставят. Не на кого надеяться, самому Коляду к избе влачить надобно.

Ухватился за края посоха, поднапрягся, потащил. Плохо, конечно. Сейчас бы его на телегу или волокушу конную и к избе доставить. Пятился задом, периодически оборачиваясь. Путь осмотреть и поостеречься — не подбирается ли кто напасть? Но, потеряв троих самых задиристых, деревенские рисковать не хотели. Первуша не в полную силу бил, обезвредить на время, не убивать хотел. Тогда им с Колядой в избе не жить, деревня враждебной станет. День-два, и отойдут, а урок впрок пойдет. Ишь, удумали, толпой на одного! Эх, Коляда, сплоховал. Наверное, думал разговорами, миром конфликт уладить.

Чем дальше по лесу тащил, тем больше из сил выбивался. Пот со лба глаза заливал. Первуша периодически останавливался, рукавом пот отирал, дыхание переводил. Смеркаться начало. Вдруг из лесной чащи два зеленых огня — глаза волчьи. Первуша нагнулся, готовый в мгновение посох из рукавов зипуна Коляды выхватить. А волк приблизился медленно. Первуша оборотня опознал:

— Харитон! Подмогни, вишь — немочен Коляда!

Человеческим языком сказал, но волк-оборотень понял. Подошел, зубами за посох с одной стороны ухватился. Первуша за другой конец взялся. Повлачили Коляду, полегче стало. Да и то — Коляда мужик крепкий, высокий, кряжистый. Пудов восемь весу, не меньше. Первуша вдвоем с оборотнем едва ли больше весят. Жалко было учителя по земле влачить, а нести сил не было. Но дотащили. С большим трудом в избу Первуша заволок. А вот на топчан никак не поднимет. Одежонку грязную с Коляды снял, подушку под голову подложил. Пусть пока на полу побудет. Главное сейчас — определить повреждения, повязку из чистых тряпиц наложить. Голову Коляде теплой водой обмыл, перевязал тряпицей. Рот осмотрел — пара зубов спереди выбита, но это не страшно.

Начал грудь ощупывать. Плохо дело: ребра сломаны, под пальцами так и ходят. Как учил Коляда, туго грудь стянул. Потом руки-ноги ощупывать стал. Левая сломана ниже локтя, а ноги целы. Ничего, Коляда крепкий мужик, должен выкарабкаться. Первуша несколько палочек к сломанной руке приложил, тряпицами обмотал. Кости неподвижно лежать должны, чтобы срастись. Котелок воды вскипятил, сварил настой из целебных трав, все как Коляда учил. Когда отвар остыл, зачерпнул половину кружки, попробовал в рот учителю влить, голову приподняв. Не получается. Коляда без сознания, не глотает, отвар по подбородку стекает. Первуша чистую тряпицу в отваре помочил, немного отжал в приоткрытый рот. Хоть немного внутрь попадет, действие окажет. Всю ночь рядом с учителем просидел. Догоревшие лучины на новые менял. Поправлял подушку. За хлопотами ночь пролетела, за маленьким оконцем, затянутым бычьим пузырем, светать начало.

Коляда захрипел, потом глаза открыл, обвел мутными глазами избу. Видимо, узнал. Взгляд проясняться начал.

— Это… ты… меня… сюда?

— А то кто же! Ты не разговаривай, силы не трать. Скажи, что надо, все исполню.

— Наклонись… поближе.

Говорил Коляда тяжело, с перерывами. Сломанные ребра не давали вдохнуть полной грудью. Первуша на колени перед учителем опустился. Жалко его, сил нет, слезы на глаза наворачиваются. Коляда спас его от смерти, у себя приютил, выучил. Родного отца Первуша потерял. Коляда вторым отцом стал.

Коляда крепился, но видно было — из последних сил.

— Запомни… наговор.

Глаза закрыл, шептать стал. Неразборчиво. Первуша совсем близко приник, чтобы слова уловить.

— Иш кидр, абха кимр…

Изо рта Коляды легкое облачко вылетело. Первуша вздохнул печально. Ощущение — как пыльное облачко. Закашлялся. Подумал еще — не душа ли отлетела? А Коляда затих. Первуша ухом к груди приник, слушал. Нет биения сердца. Он холодный и широкий нож плашмя ко рту подставил.

Ни следа влаги. Осознал — умер Коляда. Второй раз за короткую жизнь Первуша сиротой остался. Не сдержался, слезы по щекам потекли.

— Коляда, не умирай!

А разве мертвого словами оживишь? Сколько времени он так на коленях перед мертвым телом учителя просидел, не знал. А только понял — помощи ни от кого не будет, он теперь один. Коляду по-человечески упокоить надо. Вышел в сени, взял лопату. Могилу решил рядом с избой копать. Воткнул лопату в землю, а она на полштыка только и вошла. На ладонь от поверхности оттаяла, а глубже — мерзлая еще. Натаскал веток, разжег костер. Как прогорел, копать стал, отошла земля, только чавкала жидкая грязь под ногами. Углубился на свой рост, решил — хватит. Тело Коляды холстиной грубой обмотал, что возчики телеги с грузом накрывают, перевязал веревкой. Мертвое тело с трудом выволок из избы. На веревках сначала ножной конец опустил, потом верхнюю часть. В могилу спрыгнул, тело поправил. За лопату взялся, да отставил. Пошел в избу, достал с потолка Библию. А какая молитва об упокоении? Вышел к могиле, прочитал вполголоса ту, что по случаю показалась. Не священник он, и молитва, скорее всего, не та. Но лучше так, чем зарыть без последних слов. Зарыл могилу, холмик над ней выровнял, видел — деревянные кресты на деревенском погосте ставят. Но это для крещеных. А был ли крещен Коляда, Первуша не знал. Но топором и ножом сделал крест деревянный, водрузил, землю притоптал, чтобы стоял крест прямо, не покосился. Ни вчера крошки во рту не было, ни сегодня — кусок в горло не лез. Горе у него великое. Отца родного мертвым не видел, потому не убивался, не страдал так, как от смерти Коляды.

Конец ознакомительного фрагмента.

Книга: Чернокнижник. Ученик колдуна — Юрий Корчевский

  • Просмотров: 454

    Еще один шанс

    Ерофей Трофимов

    В свои шестнадцать он прославился на всю округу как лучший следопыт. А ещё как…

  • Просмотров: 292

    Демон по обмену

    Ясмина Сапфир

    «Демон по обмену» – фантастический роман, жанр любовное фэнтези. Много веков Лериния и…

  • Просмотров: 286

    Сопки Маньчжурии

    Александр Михайловский

    Русско-японская война, декабрь 1904 года. Порт-Артур еще не пал, но это трагическое…

  • Просмотров: 279

    Шок-школа

    Татьяна Устинова

    Судья Елена Кузнецова была очень рада за свою сестру: той удалось устроить сына Сеньку в…

  • Просмотров: 275

    Королевство Акры и поздние крестовые…

    Стивен Рансимен

    Книга британского историка-медиевиста Стивена Рансимена охватывает период от Третьего…

  • Просмотров: 270

    Златорогий череп

    Стасс Бабицкий

    Сентябрь 1880 года. Мармеладов соглашается помочь незнакомцу в пустячном деле, но…

  • Просмотров: 221

    Ведьмин вяз

    Тана Френч

    Тоби Хеннесси – беспечный счастливчик, которому всегда и во всем везет. Но однажды он…

  • Просмотров: 214

    Отель «Петровский»

    Альбина Нури

    Старинное здание, где прежде располагались больница и городской морг, превратили в…

  • Просмотров: 212

    Медовый месяц с чужой женой

    Диана Билык

    Я купил ее на тридцать дней. Поставил на кон всю свою империю. Рискнул и выиграл приз. Я…

  • Просмотров: 204

    Лучшее доказательство любви

    Софи Пемброк

    Мария и Себастьян поженились по воле своих родителей в интересах общего бизнеса, у них…

  • Просмотров: 203

    Авантюристка в Академии

    Ирина Снегирева

    Кристен Дальберг никогда не мечтал о невесте из людей. У дракона уже всё распланировано:…

  • Просмотров: 196

    И вдруг тебя не стало

    Эр Джей Джейкобс

    Эр Джей Джейкобс – не только замечательный писатель, но и практикующий психолог. Когда…

  • Просмотров: 195

    Восемь идеальных убийств

    Питер Свонсон

    Детектив про восемь знаменитых романов с идеально продуманными преступлениями. Ода…

  • Просмотров: 194

    Феодал: Боярин. Усобица. Разбойник

    Александр Логинов

    30-е годы XV века. На Руси идет гражданская война. Литва пытается поглотить русские…

  • Просмотров: 189

    Цифровой странник

    Александр Живетьев

    Зачем в индийских поездах продают цепи? Как выжить в Нью-Йорке с пустым карманом? Как…

  • Просмотров: 183

    Дом над облаками

    Наталья Липатова

    В попытке объехать пробку, Алина свернула на проселочную дорогу и увидела чудесный дом,…

  • Просмотров: 173

    Фурия XXI века

    Наталия Антонова

    Тоня Духанина, единственная дочка владельца сети продуктовых магазинов, выходит замуж по…

  • Просмотров: 171

    Капкан из серебра с эмалью

    Оксана Обухова

    Прибранная квартира, роскошный букет на столе, тонкий аромат духов «Митсуко»… и труп…

  • Просмотров: 168

    Орк: Вторая жизнь. Убийца эльфов.…

    Ростислав Марченко

    Совсем не ожидал Даниил, что придется ему узнать, есть ли жизнь после смерти и…

  • Просмотров: 162

    Три судьбы

    Олег Рой

    Начать все с чистого листа, в другой стране, по чужим документам и с солидным счетом в…

  • Просмотров: 160

    Завладеть сердцем шейха

    Мэгги Кокс

    Дарси Каррик – простая секретарша в банке могущественного шейха Захарии. Они полюбили…

  • Просмотров: 157

    Снимите розовые очки

    Сергей Петренко

    Обычный молодой человек оказывается на другой планете, где как бы стало явью содержание…

  • Просмотров: 157

    Будет кровь

    Стивен Кинг

    Стивен Кинг – писатель, любящий традиции. И одна из самых прекрасных и почитаемых…

  • Просмотров: 148

    Билет не туда

    Сергей Михеев

    Курсант военного училища Хаоса попадает на войну, но явно не на такую, к которой он…

  • Юрий Корчевский, Чернокнижник. Ученик колдуна – читать онлайн – Альдебаран, страница 3

    – Через нож на пне перекинулся, а в человеческое обличье вернуться не может, ждет, когда срок заклинания пройдет.

    – А отварами попоить – плакун-травой, терличью?

    – Пробовал я. На некоторое время получается. Обратился он в человека, Харитоном звать. Поведал он мне свою историю. С кикиморой болотной схлестнулся, она ему черный наговор нашептала. Только где ту кикимору искать? Она уж о человеке забыла, а он мучается.

    – Зачем тогда у избы твоей сидит?

    – Для охраны, службу несет. За службу ту в полнолуние удается мне вернуть ему облик человеческий. Три дня только мой заговор действует, пока луна полная. Он к себе в деревню сходить успевает, отца-мать проведать.

    – Мучается человек.

    – А то! Но недолго ему осталось. Мыслю – годика два-три. Так что ты его не опасайся, даже подойти можно, не тронет.

    – Если он волкодлак, человечиной питаться должен.

    – Его счастье, что сразу ко мне пришел, о горе поведал. Если он хоть раз человеческой крови попробует, до конца дней волком останется. Поэтому не трогал никого.

    – Постой, – подловил Коляду Первуша. – Как же он тебе поведал о беде своей, если волк говорить не может?

    Закряхтел Коляда.

    – Ущучил ты меня, а ведь верно подметил. Отвар надо выпить, из чертополоха и перекати-поля. В степи полно его. Да наговор особый произнести. Тогда язык зверей и птиц понимать будешь.

    – Насовсем?

    – Не, до захода солнца, на время.

    – Здорово! Научишь меня?

    – Дай только срок. Мал ты еще, хотя бы на годик подрасти. Мне тебе еще много поведать надо, научить.

    У Первуши впервые сомнение закралось. А может, и вправду люди про Коляду говорят, что колдун он? Колдуну, чтобы легкой смертью умереть, науку свою ученику передать надо. Кто не смог, седмицу, а то и две мучиться будет, пока в гробу не перевернут лицом вниз да осиновый кол в крышку гроба не вобьют. Иначе, даже если похоронят, по ночам из могилы вставать будет, скот душить, людей до смерти пугать. Первуша на вопрос отважился:

    – Дядька, ответь мне честно. Ты – колдун?

    – В деревне всякое бают. От меня серой пахнет?

    – Нет.

    – А в полнолуние, будь я нечистой силой, на шабаш ухожу? Или бесы в меня в те ночи вселяются?

    – Не видел.

    – Вот ты сам на свой вопрос ответил.

    Первуша успокоился. А то как с колдуном жить? Сам таким же станешь. Зиму на печи лежали. Коляда Первушу заговорам-наговорам, отворотам-приворотам учил. Тоже целая наука. Не те слова сказал – не получится ничего, один срам выйдет.

    – Ну-ка повтори, как красную девицу к парню присушить, чтобы о другом молодце не думала?

    – Учитель, а зачем? Люди сами друг друга любить должны. Вот меня никто не заговаривал, а я братьев, отца с матерью любил.

    – То другое, родная кровь.

    – А у тебя братья-сестры есть?

    – Не помню, стар я.

    – Ну да! Память – молодой позавидует!

    – Да что память? Как погодки все через огненную реку по Калинову мосту перешли? Память – это когда ты да другие люди, кому добро сделал, помнить будут. И чем дольше, тем лучше.

    – Живи долго, Коляда. А помнить я тебя буду всегда! – заверил отрок.

    – Хитер ты стал и подлиза. В сторону от разговора ушел. Повтори наговор на присушку.

    Первуша в точности повторил, как учил Коляда.

    – Слово в слово, но неправильно. Зачем частишь, как пономарь в церкви? Помедленнее, с чувством. Не то девка подумает – деньги кое-как отрабатываешь.

    – Так деньги не платит никто!

    – Чудак человек. А сало, яйца, масло, муку – дают? Чем не деньги? Одно – заработок. Ты своим трудом на жизнь зарабатываешь, кузнец своим молотком в кузне машет, плотник топором работает, селянин – пашет и сеет. Воровать нельзя. Последнее дело. А труд, он каждый почетен. И краюху хлеба каждый через пот добывать должен.

    – Степняки вон саблей добывают и живут припеваючи.

    – До поры до времени. Князей много, а каждый сам по себе. Объединиться надо перед врагом, бить кулаком, а не как сейчас – растопыренными пальцами, поодиночке. А кроме того, русичи нападения отражают. А надо бы пойти и уничтожить осиное гнездо. Выжечь дотла, чтобы ни у кого желания больше не было на Русь идти.

    Первуша слушал, открыв рот. Правильные слова говорит Коляда.

    – А кто на Руси главный князь?

    – Неуж не знаешь? Иван Третий Васильевич, в Москве сидит.

    – Далеко?

    – С обозом если – четыре седмицы пути. Как не более.

    – Далеко, – вздохнул Первуша. – Не видит он бед мирских.

    – Может, и видит, сил пока нет ворога разбить.

    – Коляда, а ты сражаться как воин можешь?

    – Для этого нужно оружие иметь – меч, или палицу, либо лук со стрелами, копье. Кроме того, учиться сызмальства. Басурмане с малолетства учатся луком владеть, на седле сидеть.

    – У-у-у, – протянул Первуша.

    – Можно и без оружия противника одолеть, если один на один, даже двое-трое на одного.

    – Чародейством?

    – И им тоже, но попозже объясню. Любое подручное средство для обороны сойдет. Возьми палку. Представь, что меч в руках держишь.

    Коляда взял в руки посох. В деревни или в дальние переходы он всегда брал его с собой.

    – Нападай!

    Первуша с воплем кинулся на Коляду, выставив палку вперед. И тут же получил посохом по руке, выронил палку. Посох в руках Коляды так и летал. Сразу получил посохом по коленям, упал. Причем движения отшельника быстрыми были, не всегда глаз успевал заметить.

    Первуша поднялся с пола, одежду отряхнул.

    – Покажи еще раз! – и поднял с пола оброненную палку.

    На этот раз Коляда финт выкинул. Метнулся в сторону, Первуша повернулся, а Коляды-то и нет. И получил чувствительный тычок посохом в правый бок. Голову повернул, а Коляда на прежнем месте стоит.

    – Эх, молодо-зелено! Я с места не двигался, стоял. А в сторону тень моя бросилась. Глаза я тебе отвел. Ты тень бледную мою за меня самого принял. В бою помогает. Противник купился на обманку, повернулся, как ты, и удар смертельный получил.

    – Научи, как глаза отводить.

    – Всему свое время. Торопишься больно.

    – Дядька, посох – не оружие. Нешто им врага сразить можно?

    – Еще как! Знать только надо, куда и как бить. Можно рукой без оружия ударить, и враг столбом на месте застынет, а можно насмерть сразить.

    – Ух ты! Я тоже так хочу! – От возбуждения Первуша приплясывал на месте.

    – Кто мастерством владеет, тому и оружие не надобно.

    – Как это? На оружного врага и без оружия?

    – Смотри.

    Коляда сделал мгновенный выпад правой рукой, причем открытой ладонью. Первуша ощутил сильный толчок в грудь, не устоял, упал. Хотя поклясться мог – не тронул его Коляда. Да и дистанция велика между ними была – шагов пять-шесть, ни одна рука, сколь длинной она бы ни была, не дотянется.

    – Это ты как, дядько? Не понял я, – поднялся Первуша. Чем больше он узнавал учителя, тем больше он удивлял.

    – Это умение не сразу дается. Долго практиковаться надо.

    – А ты учи.

    – Настырный какой. Начнем с малого, с палок и посоха. А сейчас еще одно покажу. Нападай, можно без палки.

    Первуша сделал замах рукой, пытаясь ударить кулаком. Коляда крикнул короткое слово и сделал движение пальцами, как будто щепотку соли в сторону Первуши бросил. Первуша застыл в нелепой позе. Ощущение, что воздух как густой кисель стал. Все видит он и слышит, а рука на месте застыла, как в жидкую глину попала. Силится Первуша, а рука на вершок только и сдвинулась. Коляда в бороду довольно ухмыляется.

    Первуша никогда раньше с таким не сталкивался. Глазами поводит в сторону учителя, но губы и язык не слушаются.

    – Отомри, – молвил Коляда.

    И сразу мир привычным стал. Рука по инерции вверх пошла, замах-то он делал. А Коляды нет, отошел. Кулак по воздуху прошел, по пустому месту. Первуша не удержал равновесия, на колено свалился.

    – И зачем мне оружие? Ты и без него повержен! – лыбится Коляда.

    Зубы белые, ровные, не по возрасту. Значительно более молодые селяне гнилые зубы имеют, заговаривать к Коляде бегают, потому что болят. Первуша только теперь внимание обратил, потому что раньше Коляда так широко не улыбался.

    – То, что я тебе показал, – высшее умение. И не столько твоего тела, силу духа надо привлечь.

    – Нечистого?

    – Тьфу на тебя! Силу предков. У тебя предки были?

    – А как же – отец, матерь.

    – Я не о том, – поморщился Коляда. – У твоего отца был отец, твой дед. А у того – свой отец, и так до двадцатого колена. Это только древо семьи. А еще и род есть, откуда родичи твои произошли. Вот сила рода, племени твоего, помогать должна.

    – Дядька, я же, кроме отца, не знаю никого из рода. Как же я их силу привлеку, помощи попрошу?

    – Плохо, отрок. Ладно, на себя возьму, узнаю. Если рода не знаешь, так и будешь посохом драться. Хотя для начала и посох сойдет. С завтрева обучение начинаем. Против простолюдина с кистенем, али дубиной, либо топором посох сгодится. А вот когда на тебя воин нападает оружный, тогда и магию применить не грех.

    – Магию? – Первуша впервые слышал это слово.

    – Знания предков. Только передаются они избранным.

    – А как узнать, избран ли я?

    – После узнаем. Ужинать пора и почивать. Ставь черепок в печь.

    – Кулеш-то готов!

    – А подогреть? Нешто холодным есть приятно? Человек от всего удовольствие получать должен. От еды, от питья, от радости, что солнце взошло и новый день настал, что вылечил кого-то от сглаза или болезни-кручинушки.

    – Да какая же радость – другого вылечить?

    – Мал ты еще и глуп, хотя кое в чем больше иных-других знаешь. Знания – это хорошо. Не должен человек умом с ежа или сороку быть. Но мудрость еще должна быть, а она не от знаний, а от опыта, прожитых лет, испытаний. Вот напали крымчаки, родичи твои сгинули, а ты уцелел. Первое испытание перенес. И другие будут, жизнь – не гладкий лед зимой на реке. Также колдобины и повороты будут – только держись. Но если стержень у человека есть, выдюжит, не сломается и после испытаний крепче станет. Это как железо у кузнеца. В огне греют до красна, потом молотами плющат, а затем в воду опускают, для закалки, чтобы крепче было.

     

    – Не видел никогда.

    – Батюшки твоего упущение и мое. Как снегопады утихомирятся, селяне тропинки протопчут, сходим в кузницу – поглядишь.

    – Говорят, все кузнецы с нечистой силой знаются.

    – Бывает. Но далеко не все, как и мельники. Те почаще.

    Утром Первуша в сенях принялся дрова топором колоть, потом снег котелком зачерпнул. Волкодлак поодаль сидел, смотрел внимательно.

    Первуша котелок поставил, подошел поближе:

    – Что, Харитон, холодно?

    Волк голову опустил, но не отошел, как всегда, в глубь леса.

    – Через седмицу полнолуние.

    Первуша помнил слова Коляды, что в полнолуние волкодлак в человека обращается наговором. Первуша сомневался, понял ли волк его слова, ведь отвар трав он не пил. Но волк повернул и поднял голову на бледную, едва видную луну. Стало быть – понял, можно односторонне общаться. Первуша вернулся в избу, потом лучины построгал, поджег от уголька, что в глиняном горшке жар хранили. Как лучины вспыхнули, сунул пучок сушеного мха. Он вспыхнул ярко. Теперь можно щепочки покрупнее класть, а как займутся пламенем, уже большие поленья. Снял пару железных колец, котелок на огонь поставил – снег топить. Все это время Коляда за столом сидел, что-то делал. Раз занят, мешать не следует. Сам решит, что сказать Первуше, а что нет. Отрок снова в сени нап

    Bespell Me! Волшебники, колдуны, чернокнижники, маги в романах (99 книг)

    • Домой
    • Мои книги
    • Обзор ▾
      • Рекомендации
      • Награды Choice
      • Жанры
      • Подарки
      • Новые выпуски
      • Изучить
      • Новости и интервью
      • 4
          26 Жанры
        • Бизнес
        • Детский
        • Кристиан
        • Классика
        • Комиксы
        • Поваренные книги
        • Фэнтези
        • Художественная литература
        • Графические романы
        • Историческая фантастика
        • История
        • Музыка ужасов
        • Документальная литература
        • Поэзия
        • Психология
        • Романтика
        • Наука
        • Научная фантастика
        • Самопомощь
        • Триллер
        • Путешествия
        • Молодые люди
        1 90 Больше жанров 025
      • Сообщество ▾
        • Группы
        • Обсуждения
        • Цитаты
        • Спросите автора
      • Войти
      • Присоединиться
      Зарегистрироваться

      Unearthed Arcana: Sorcerer and Warlock Breakdown

      • О компании
        • О нас
        • О наших колонках
        • Сторонники
      • Связаться
        • Объявить
      • Издательство
      • Колонны
        • Как сделать «повышение уровня» инструментом повествования

        • Книга заклинаний Кевина: лечение

        • Практическое руководство. Путешествие во времени в ролевых играх — уникальная хронология

        • Книга заклинаний Кевина: Рука мага

        • Книга заклинаний Кевина: основное изображение

        • Книга заклинаний Кевина: Форма воды

        • Unearthed Arcana 2020: Подклассы, часть пятая, разбивка

        • Спасите свою кампанию от праздников

        • Книга заклинаний Кевина: Нагретый металл

        • Настольные игры
        • Campaign Trail
        • Уголок комиксов
        • Conjure Beyond
        • Советы и уловки DM
        • История классов
        • Проверка работоспособности
        • Planar Mysteries
        • Ролевая инициатива
        • Мысли и вещи
        • О наших колонках
      • Новости и другое
        • Cyberpunk RPG Carbon 2185 возвращается на Kickstarter!

        • HeroQuest 2.0

        • Великий Далмути: Dungeons & Dragons Card Game

        • Gen Con 2020: Фолиант знаний о событиях

        • День бесплатных ролевых игр — 25 июля 2020 года

        • Смотрите D&D Live 2020: Roll w / Advantage Today в поддержку . ..

        • NeverEnding: Повышайте уровень своей истории

        • Gen Con Online — новые подробности

        • Gen Con 2020 отменен — ​​объявлен Gen Con Online

        • Новости
        • Анонсы
        • Подкасты
        • Интервью
      • отзывов
        • Котел Таши всего на свете, часть вторая

        • Котел Таши всего на свете, часть первая

        • Иней Морозной Девы Обзор

        • Nerdarchy — Из коробки: Встречи для 5-го издания — Обзор

        • Мифические одиссеи разрушения Тероса, часть вторая

        • Глаз Клотиса Обзор

        • Мифические одиссеи разрушения Тероса, часть первая

        • Распад крепостей и последователей, часть четвертая

        • Встречи в Теросе Обзор

      • Инструменты
        • Инструменты и ссылки GM
        • Инструменты и ссылки для проигрывателя
        • Ресурсы D&D 5e
        • Pathfinder Resources
        • Лига искателей приключений D&D
        • Pathfinder Resources
        • Приключения
        • Монстры и NPC
        • Сборок персонажей
        • Расы
        • Классы
        • Домашнее пиво
      • Системы
        • Котел Таши всего на свете, часть вторая

        • Котел разрушения всего Таши, часть первая

        • Краткое описание классов и подклассов 5e (идеально подходит для просмотра вашим. ..

        • Книга заклинаний Кевина: Рука мага

        • Книга заклинаний Кевина: Форма воды

        • Unearthed Arcana 2020: Подклассы, часть пятая, разбивка

        • Древняя технология Водари

        • 10 встреч для приключений в тундре

        • Использование D&D Thunder Rift Setting для 5e

        • D&D 5-е издание
        • Pathfinder РПГ
        • FATE
        • Дикие миры
        • Настольные игры
        • Карточные игры и кости
        • d20 Модерн
        • D&D 4-е издание
        • D&D 3.5e
        • D&D 2e
        • D&D 1e
        • d20
        • Разное
      • Настройки
        • Использование D&D Thunder Rift Setting для 5e

        • Иней Морозной Девы Обзор

        • Полуночная маска Архетип разбойника

        • Мифические одиссеи разрушения Тероса, часть вторая

        • Бардский колледж Солнечных морей

        • Бардский колледж Глубинного Мечтателя

        • Краткое описание рас и подрас Тероса (Идеально, чтобы показать вам. ..

        • Глаз Клотиса Обзор

        • UA 2020 — Подклассы, часть четвертая, разбивка

        • Забытые королевства
        • Эберрон

      Колдун — DDO wiki

      Краткое описание класса [править]

      Выравнивание : Любое Hit die : d4

      Классные навыки

      Очков навыков на 1 уровне: (2 + модификатор интеллекта) x4
      Очков навыков на каждом дополнительном уровне: 2 + модификатор интеллекта
      [[File: Skill {{{% title%}}}.png | link = {{{% TITLE%}}}]] [[{{{% TITLE%}}} | {{{% TITLE%}}}]] (Возможность)

      Мастерство оружия и доспехов [править]

      Никаких навыков доспехов, поскольку доспехи любого типа мешают движениям Колдуна, что может привести к сбою его заклинаний с соматическими компонентами.

      Прошлая жизнь: Колдун Вы были колдуном в прошлой жизни. Иногда вы мечтаете о драконах. Каждый раз, когда вы приобретаете это умение, вы получаете +1 к DC ваших заклинаний Evocation и получаете 20 дополнительных очков заклинаний.(Эти очки заклинаний доступны только в том случае, если вы можете читать заклинания.) Это умение можно складывать до трех раз.
      Прошлая жизнь: Чародейское чудо Вы больше вспоминаете свою прошлую жизнь колдуна. Ваши максимальные очки заклинаний увеличиваются на 10 на первом уровне и на 5 очков заклинаний за каждый дополнительный уровень и могут производить случайные заклинания стихийного урона десять раз за отдых.

      Arcane Prodigy : активируйте эту способность волшебника, чтобы взорвать цель лучом объединенных элементов, нанося 1d12 урона случайного типа элементалей плюс дополнительно 1d12 за три уровня заклинателя при ударе.Успешный спасбросок Рефлекса снижает урон вдвое (форумы DDO, основанные на харизме).

      Наблюдаемый эффект : Движение медленно, цели могут его обойти. Средний диапазон. Принимает метамагические умения (максимизировать, усилить, ускорить и увеличить).

      • Чародейская пушка
      • Динамическая рука
      • Голос власти

      Таблица продвижения [править]

      Стол: Колдун Известных заклинаний
      Уровень Базовый бонус атаки Форт Сохранить Арт Сохранить Спасет Специальный очков заклинаний * 1-й 2-я 3-й 4-я 5-я 6-й 7-я 8-й 9-я
      1-я +0 +0 +0 +2 Пропустить амулет 180 2
      2-я + 1 / + 1 +0 +0 +3 230 3
      3-й + 1 / + 1 +1 +1 +3 280 4
      4-я + 2 / + 2 +1 +1 +4 330 4 1
      5-я + 2 / + 2 +1 +1 +4 380 4 2
      6-й + 3 / + 3 +2 +2 +5 435 4 2 1
      7-я + 3 / + 3 +2 +2 +5 495 4 3 2
      8-й + 4 / + 4 +2 +2 +6 560 4 3 2 1
      9-я + 4 / + 4 +3 +3 +6 630 4 4 3 2
      10-я + 5 / + 5 / + 10 +3 +3 +7 705 4 4 3 2 1
      11-я + 5 / + 5 / + 10 +3 +3 +7 785 4 4 4 3 2
      12-й + 6 / + 6 / + 11 +4 +4 +8 870 4 4 4 3 2 1
      13-я + 6 / + 6 / + 11 +4 +4 +8 960 4 4 4 4 3 2
      14-й + 7 / + 7 / + 12 +4 +4 +9 1055 4 4 4 4 3 2 1
      15-й + 7 / + 7 / + 12 +5 +5 +9 1155 4 4 4 4 4 3 2
      16-й + 8 / + 8 / + 13 +5 +5 +10 1260 4 4 4 4 4 3 2 1
      17-я + 8 / + 8 / + 13 +5 +5 +10 1370 4 4 4 4 4 3 3 2
      18-я + 9 / + 9 / + 14 +6 +6 +11 1485 4 4 4 4 4 3 3 2 1
      19-ый + 9 / + 9 / + 14 +6 +6 +11 1605 4 4 4 4 4 3 3 3 2
      20-й + 10 / + 10 / + 15 +6 +6 +12 1730 4 4 4 4 4 3 3 3 3
      * Сумма очков заклинаний включает базовую SP из таблицы очков заклинаний плюс 80 SP из (бесплатного) умения Магическое обучение.
      Колдун также получает бонусные бонусные очки заклинаний от своего модификатора Харизмы.

      Примечание: колдуны получают вдвое (дополнительные 100%) очки заклинаний от предметов. Однако 100% этого бонуса получают только чистые колдуны. Колдуны с несколькими классами получают процент от бонуса в зависимости от того, какой процент является мультиклассом. например Колдун / Паладин 15/5 получит только + 75% от предметов SP, всего 175%.

      Уровень 1 [править]

      • Arcane Lore (пассивный): представляет ваши знания в тайне.Это умение выдается один раз за каждый уровень колдуна.
      • Dismiss Charm (активно): активируйте эту способность ближнего боя при нацеливании на очарованного, управляемого, контролируемого или подавляемого врага, который находится под вашим контролем, чтобы рассеять контролирующий эффект.
      • Колдуны читают тайные заклинания.
      • Колдуны произносят заклинания быстрее, чем другие колдовские классы. Улучшение сравнимо с умением Quicken и складывается с Quicken, но не предотвращает прерывание заклинания, как это делает Quicken.У колдунов также сокращено время восстановления большинства своих заклинаний, обычно на 25-40% быстрее, чем у волшебника, хотя оно варьируется от заклинания к заклинанию.
      • См. Также полезность заклинаний.

      Заметные отличия от других игр, основанных на D&D [править]

      Нет знакомых.

      Игра в колдуна [править]

      «Колдуны — тайные заклинатели, которые манипулируют магической энергией с помощью воображения и таланта, а не прилежной дисциплины. У них нет ни книг, ни наставников, ни теорий — только грубая сила, которую они направляют по своему желанию.Колдуны знают меньше заклинаний, чем волшебники, и усваивают их медленнее, но они могут произносить отдельные заклинания быстрее и чаще перед отдыхом, и им не нужно заранее готовить свои заклинания. Поскольку колдуны получают свои силы, не проходя годы тщательного изучения, которые проходят волшебники, у них есть больше времени для изучения боевых навыков и они владеют простым оружием. Харизма очень важна для колдунов; чем выше их ценность в этой способности, тем выше уровень заклинания, который она может использовать.»(DUNGEONS & DRAGONS ONLINE ™: инструкция по эксплуатации STORMREACH ™, стр. 62)

      Если Волшебник — Мастер Кунг-Фу, оказывающий давление по мере необходимости, Колдун — Восьмифутовый Дракон из Баррума с чипом на плече. Волшебник всегда стреляет для эффекта, как и Волшебник, но у Волшебника есть возможность делать это гораздо чаще в течение приключения и гораздо чаще во время одного столкновения.

      При этом маги предпочитают заклинания, которые можно использовать часто, а не заклинания, которые можно использовать только при определенных обстоятельствах.Предложение и Очаровательная личность будут служить примерами. Предложение имеет установленную продолжительность, позволяющую очаровать практически любое существо, которое можно очаровать. Очарование человека, хотя оно может длиться дольше и дешевле с точки зрения SP, оно работает только с людьми гуманоидного типа. Следовательно, хотя «Внушение» стоит дороже, диапазон его действия больше, и поэтому это заклинание более высокого уровня для колдуна.

      Из всех умений, доступных Волшебнику, два основных — это Умение Усиления Заклинания и / или Умение Повышения Заклинания.Эти два умения во многом определяют, куда вы идете со своим Волшебником. Колдун, основанный на ядерной бомбе (с высоким выходом урона HP), будет больше заинтересован в умении Empower Spell Feat, тогда как Crowd Control Sorcerer будет больше заинтересован в умении Heighten Spell, поскольку оно увеличивает проверку сложности (или DC) заклинаний. Колдун произносит.

      Выбор заклинания фокусника [править]

      Поскольку есть как очки действия, так и умения, которые нужно учитывать, можно спланировать, что колдун выберет заклинания в основном из одной школы магии.Для получения дополнительной информации о выборе умений и начальных атрибутах для Волшебника, ориентированного на некоторые школы, см .:

      Ученики стихий [править]

      Савант специализируется на одном типе элементов: воздух, огонь, земля или вода. В противоположном элементе они слабее. На уровнях 1, 4 и 12 уровни ученого предоставляют SLA (способность, подобную заклинаниям), которая позволяет колдуну произносить определенное заклинание с уменьшенной стоимостью SP, включая все (соответствующие) метамагии. На уровнях 12 и 18 даются дополнительные преимущества, такие как Awaken Elemental Weakness, которая заставляет врага получать больше урона от определенного типа, и другие преимущества.

      Различные школы стихий различаются по эффективности в зависимости от контента, в который вы играете. Это означает, что в ваших интересах создать вторичную линию заклинаний для сотворения, если первичный элемент бесполезен (водный ученый идет против ледяных существ). В целом электричество и кислота более эффективны против большего числа противников, чем лед и огонь. Электроэнергия — хороший выбор для вторичной линии, за исключением земных ученых, у которых она ослаблена (холодно).

      К счастью, классы савантов не требуют разрозненных умений, поэтому игрок может переключить свои улучшения, чтобы попробовать сыграть другим савантом.Это проще, чем архимаг, пытающийся сменить школу, которому довольно часто приходилось менять умения. Престиж-класс саванта требует наделения силой или максимизации и фокусировки заклинания при воскрешении или заклинании. Любой колдун в любом случае должен использовать усиление, максимизацию и фокус заклинания эвокации как умения.

      Очевидно, переключение вашего элемента потребовало бы массивной замены заклинаний, что для колдуна дорого. Это можно сделать безболезненно после получения Blood of Dragons. Это можно рассматривать как награду за услугу, если у вас есть приключенческий набор Руины Гантхолда.

      Дополнительную информацию см. На соответствующих страницах Savant:

      Дополнительные сведения см. На соответствующих страницах мастера:

      Quiz Diva — Викторина по Hearthstone ()


      Quiz Diva — викторина Hearthstone ,,,. Домашний очаг , . ,,,. , Домашний очаг, . , Quiz Diva — Hearthstone.


      Hearthstone Quiz,.

      1. ИГРОК ПРИНИМАЕТ «УБИЙСТВО» НА «АКОЛИТЕ БОЛИ».ВЛАДЕЛЬЦА ACOLYTE.


      : Карты не берите.

      2. PRIEST ИМЕЕТ ДВА ПРИНАДЛЕЖАЩИХ ПРИНАДЛЕЖНОСТЕЙ НА ПЛАТЕ И ДВА ТЕНЬЯХ В РУКАХ. СКОЛЬКО РАЗ ОН МОЖЕТ ИСПОЛЬЗОВАТЬ СИЛУ HERO POWER В ЭТОЙ ХОД?


      : 3

      3. КТО РАЗРАБОТЧИЛ ИГРУ HEARTHSTONE?


      : Blizzard Entertainment

      4. СКОЛЬКО КАРТ НА СТУПЕ?


      : 30

      5. СКОЛЬКО ГЛАВНЫХ ТИПОВ КАРТОЧЕК ЕСТЬ?


      : 4

      6. КАКАЯ САМАЯ РЕДКАЯ КАРТА?


      : Легендарный

      7. ВЕРНО ИЛИ НЕВЕРНО: КАРТА УБИЙСТВА МОЖЕТ УНИЧТОЖИТЬ МИНЬОНА С БОЖЕСТВЕННЫМ ЩИТОМ.


      : Верно

      8. ВЕРНО ИЛИ НЕВЕРНО: ВЫ МОЖЕТЕ УВЕЛИЧИТЬ ПОВРЕЖДЕНИЕ ГЛАЗА С помощью заклинания.


      : True

      9. НАЗВАНИЕ ЭТОЙ КАРТЫ МИНЬОНА.


      : Сильвана Ветрокрылая

      10. НАЗВАТЬ ЭТУ КАРТУ.


      : Звездообразный адаптер

      11. ИСТИНА ИЛИ ЛОЖЬ: БИТВА РАЗУМАННОГО АЛХИМИКА МОЖЕТ УНИЧТОЖИТЬ МИНЬОНА С 0 АТАКОЙ.


      : True

      12. ПРИЕСТ ИМЕЕТ «КОБОЛЬД ГЕОМАНСЕР», «МАЛИГОС» И «ПРОФЕТПРИЕСТ» ИМЕЕТ «КОБОЛЬД-ГЕОМАНЦЕР», «МАЛИГОС» И «ПРОФЕТ ВЕЛЕН» НА ДОСКАХ. ВЗРЫВНЫЕ СДЕЛКИ: ВЕЛЕН «НА БОРТ. СВЯЩЕННИК ИГРАЕТ «ВЗРЫВ РАЗУМА». РАЗУМ НАНЕСЕТ СКОЛЬКО ПОВРЕЖДЕНИЙ:


      : 22

      13. ВЕРНО ИЛИ НЕВЕРНО: «СНИПСИКА» ОХОТНИКА СРАБОТАЕТ, КОГДА ПРОТИВНИК НАГЛЯДЕТ НА «ЖИВОТНОГО СПУТНИКА».


      : Ложь

      14. МАГ ПРОЧИТАЕТ СЕКРЕТНЫЙ СПЕЛЛБЕНДЕР Противник ROGUE ИГРАЕТ SHADOWSTEP. ЧТО ПРОИСХОДИТ?


      : Миньон Заклинателя вернется в руку мага.

      15. КТО ГОВОРИТ «КОГДА-ЛИБО Я БУДУ ТАК КАК ВЫ!»?


      : Ученик чародея

      16. КТО ГОВОРИТ «Я ДОЛЖЕН ЗАЩИТИТЬ СВЕТ»?


      : Хранитель рощи

      17. ВЕРНО ИЛИ ЛОЖНО: УДАР ЗЕМЛИ МОЖЕТ УБИТЬ СУМЕРНОГО ДРАКЦА ИЛИ АЛЫЙ КРАСОТНИК.


      : True

      18. ЖРЕЦ ПОЛУЧАЕТ КОНТРОЛЬ над миньоном Паладина с «БЛАГОСЛОВЕНИЕМ МУДРОСТИ» НА ЭТОМ. КТО ВЫЯВИТ КАРТУ, ЕСЛИ ЭТОТ МИНЬОН АТАКАЕТ?


      : Паладин

      19. Священник берет под контроль вражеского миньона, а затем мошенник нападает на него. ЧТО ПРОИСХОДИТ С МИНЬОНОМ?


      : Он вернется в руку священников.

      20. ВЕРНО ИЛИ НЕВЕРНО: СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВЫКЛ МОЖЕТ УНИЧТОЖИТЬ Сказочного ДРАКОНА.


      : True

      21. ПАЛАДИН ПРИНИМАЕТ ДВА БЛАГОСЛОВЕНИЯ МУДРОСТИ НА МОЛОДОЙ ДРАКОНХОК МОЛОДОЙ ДРАКОНЯК НАПАДАЕТ ДВАЖДЫ. СКОЛЬКО КАРТ ПАЛАДИН НАЙДЕТ?


      : 4

      22. МАГ ВЫЗЫВАЛ LOREWALKER CHO И КОНТРСПЕЛЛ СЕКРЕТНО ПРОЧИТАЕТ. ЕГО ПРОТИВНИК ПРИНИМАЕТ СВЯТОЙ СВЕТ ЧТО ПРОИСХОДИТ?


      : Секрет отменяет Святой Свет, Чо копирует только Святой Свет.

      23. ИГРОК ИМЕЕТ УЛУЧШЕНИЕ МАСТЕРА С 1 ХП И ЛЕЧЕНИЕМ ТОТЕМ НА БОРТУ. ИГРОК ЗАКАНЧИВАЕТ ХОД.


      : Мастер беса вызывает беса и выживает, если она была вызвана после тотема.

      24. НАЗВАТЬ ЭТУ КАРТУ.


      : Бранн Бронзобород

      25. НАЗВАНИЕ ЭТОЙ КАРТОЧКЕ.


      : Молот Рока

      ,.

      26. КТО ГОВОРИТ, ЧТО ВАМ ПОНРАВИТСЯ МОЙ НОВЫЙ РЕЦЕПТ !?


      : Безумный алхимик

      27. КТО ГОВОРИТ НАЛОЖИТЬ ЭТО ЯБЛОКО НА ВАШУ ГОЛОВУ.?


      : Жонглер с ножами

      Волшебник / волшебник (3pp) — d20PFSRD

      Инструменты анимации Инструменты автоматически выполняют простые задачи. RP: 101-0
      Балансировочное оружие Оружие становится проще в использовании. RP: 101-0
      Цветение Заставляет цветущее растение цвести. RP: 101-0
      Костяные шпоры Шипы костей цели растут, нанося 1d6 и +1 урон ее атакам без оружия. RP: 101-0
      Очистить Тщательно осмотрите один предмет или небольшую комнату. RP: 101-0
      Тканевая броня Неношенная одежда становится броней. RP: 101-0
      Трещина Наносит урон отдельному объекту, нежити или конструктивному существу. RP: 101-0
      Двойной дубль КУ: FF
      Зашифровать Кодируйте сообщение, чтобы защитить его от просмотра. RP: 101-0
      Направляющий сосуд Корабль, телега или повозка движутся по вашей команде. RP: 101-0
      Infuse Weapon Прикосновенное оружие наносит +1 урон выбранного типа энергии. RP: 101-0
      Iounic Transportation Объект вращается вокруг вашей головы. RP: 101-0
      Молниеносный песок Земля опутывает врага. RP: 101-0
      Световой прицел Отменить штрафы, нанесенные светом. RP: 101-0
      Оружие дальнего действия Дальность метательного оружия или снаряда увеличивается на 50%. RP: 101-0
      Mishap Вы устроили небольшую неудачу. RP: 101-0
      Брюки Снимает штаны цели. RP: 101-0
      Quicken Stride Увеличивает наземную скорость затронутого существа. RP: 101-0
      Rigged Coin Заставляет целевую монету всегда приземляться на выбранную вами грань. RP: 101-0
      Сангвин Фокус Только колдун. Получите +4 бонус к эффективному уровню для сил родословной уровня 1.Сангвиническое заклинание.

      Post A Comment

      Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

      2021 © Все права защищены.