Энн райс мэйфейрские ведьмы: Энн Райс «Мэйфейрские ведьмы»

Содержание

Энн Райс «Мэйфейрские ведьмы»

Какую картину большинство из нас представляет в своем воображении, услышав слово «ведьма»?

Правильно, скорее всего это неприятного вида старуха, уединенно живущая в обветшалом доме где-то на задворках богом забытой деревни. Та, которую все бояться и сторонятся. Та, которую односельчане предпочитают не обсуждать или делать это непременно шепотом, чтобы не навлечь на себя ее гнев.

Наш страх перед ведьмами идет из детства, из тех сказок, рассказанных нам нашими мамами (или бабушками) перед сном. Взрослея, мы понимаем, что все это не более чем выдумки, бояться которых не имеет смысла.

А теперь представьте что ведьмы действительно существуют. Представьте, что начиная свой путь из средних веков они дошли до нашего времени, попутно сумев создать преуспевающую финансовую империю, пользующуюся уважением во всем мире.

Вы смогли вообразить подобное? Значит, вы готовы для знакомства с «Мэйфейрскими ведьмами».

Итак, посмотрим из каких элементов складывается вся эта история.

Часть 1. «Пойдем со мной». Завязка сюжета, знакомство с основными персонажами. Читая ее мы постепенно привыкаем к неспешному и вдумчивому стилю автора, получаем первичное представление о том, в каком направлении будут развиваться события.

Мой совет: какие бы негативные чувства не возникали у вас по ходу чтения, гнать их прочь и двигаться дальше.

Часть 2. «Мэйфейрские ведьмы». Данную часть вполне можно назвать одной большой интерлюдией, поскольку в ней речь пойдет о протянувшейся сквозь века загадочной истории клана Мэйфейров.

Именно здесь мы узнаем о зарождении этого семейства, а также о тех причинах которые привели к обретению им богатства и величия.

Посоветую, пожалуй, не стараться запоминать всех членов весьма обширного ведьмовского клана, так как о всех его представителях, действительно важных для сюжета, будет рассказано отдельно и более подробно, так что запомнить их имена и характеры вам не составит большого труда.

Часть 3. «Войди в мой дом». Самая короткая и почти ничем не выделяющаяся часть, призванная вернуть нас, читателей, в современный мир и напомнить нам о ключевых героях романа.

Часть 4. «Невеста дьявола». Кульминация. Правда не столь грандиозная, как хотелось бы, поскольку на протяжении тысячи с лишним страниц нас готовили к чему-то значительному и потрясающему, а завершилось все в итоге как-то быстро и без особых затей.

Эпилог. Изящная точка, подводящая итог столь масштабному повествованию. После прочтения остается некоторая душевная пустота, но это не значит, что весь долгий путь был пройден впустую. Наоборот, с последней перевернутой страницей желание читать цикл дальше только возрастает.

Если говорить кратко, то из плюсов можно выделить продуманных и прекрасно выписанных персонажей, интересные жизнеописания и потрясающую задумку романа вцелом. Из минусов: затянутость и частые самоповторы.

Так что если вы любите глубокие масштабные романы с легким оттенком мистики, то «Мэйфейрские ведьмы» Энн Райс будут для вас настоящим подарком.

Энн Райс «Жизнь Мэйфейрских ведьм»

Зарегистрировалась только ради того, чтобы написать здесь отзыв о цикле Мэйферских ведьм. Во-первых, хочу сказать, что есть подробный отзыв в блоге ЖЖ под названием «Час ведьмовства настал…». Очень жалею, что не прочитала его до того, как начала читать книгу. И здесь отзывы стоило бы почитать. Потому что с большинством я согласна. И читать (мне) НЕ СТОИЛО. А я как раз сейчас нахожусь в процессе чтения. Последней книги. Или даже трех последних, потому что я их читала по диагонали и с разных концов, но из упрямства, все-таки осилила!

Впечатление книги оставляют, и очень сильное. Гнетущее. Первые три книги интригуют, слегка страшат, читать долго, но интересно. Подробно прописан каждый вздох персонажа, загадочно переплетены сюжетные линии, находящиеся по времени и территориально вдали друг от друга. Получаешь неспешное удовольствие от того, что вырисосывается некий замысловатый узор, ищешь развязку… Вторые две книги, уже хуже, намного хуже. И на них стоило бы закончить. Но автор ощущала, видимо, что тема еще не исчерпана, и ее нужно «дожать». Дожимала всю муть, какую только можно.

Еще в первых книгах, меня покоробили сцены секса дочери с отцом. Как выяснилось, это было только начало. Дальше ведьмы разных поколений сексовались как могли и с братьями, и с отцами, и с дядями, и с дедушками. И даже с прадедушками. Есть сцены секса с детьми, подростками и даже покойниками. Не знаю, как кого, но меня это коробило. Прямой связи с сюжетом, я в этом не увидела. Очень напрягает то, что на протяжении ВСЕХ книг нет ни одного положительного героя. Никого, с кем было бы комфортно себя отождествить, чтобы читать и получать удовольствие от поступков избранного персонажа. Аморальничают решительно ВСЕ, кто хоть сколько-то значим для сюжета.

Есть в книге и Истиная любовь, которая тоже испачкана как только можно, причем не только со стороны «любящей жены» но и со стороны (так же любящего) мужа. На фоне этого, описание глубины их чувства, кажется (мягко говоря) не убедительным.

Еще хуже, что усердно смешали с грязью даже понятие материнской любви. Чтобы уж никому не показалось, что осталось хоть что-то святое. Как вам «сыночек» который сосет материнскую грудь, одновременно сношается с матерью и в перерывах между этим, избивает ее? А она при этом, ощущает безмерное вожделение и испытывает регулярные оргазмы …

Все эти сцены описаны очень странно. Для эротической литературы слишком схематично (явно не для того, чтобы читатель мог испытать возбуждение) а для художественной, слишком натуралистично и коряво. Со множеством подробностей, которые шокируют и отвлекают, вместо того, чтобы вплетаться в «ткань» сюжета.

Лично мне такая литература не нравится. Я хочу видеть в книге сюжет, мистицизм, интригу… Но не беспросветную грязь. О мастерстве и слоге Энн Райс я была лучшего мнения. Вторая половина этого цикла напоминает бред одинокой женщины на пороге климакса. И на фоне этого, попытки осмыслить и обобщить какие-то религиозно-философские концепции, выглядят просто жалко.

Циклы «Вампирские хроники»+»Мейфейрские ведьмы».Компиляция.Книги 1-16 — Райс Энн

Серьезно писать Энн начала в 1973 году, находясь под влиянием личной трагедии. Взяв написанный ранее рассказ, женщина доработала его до полноценного романа, который назвала «Интервью с вампиром». Образ вампиров как особого вида писательница делала, опираясь на персонажа Глории Холден в фильме «Дочь Дракулы». Своих героев Энн видела и описывала не кровожадными убийцами, а тонкими и трагическими персонажами.  После «Интервью с вампиром» были написаны 2 исторических произведения – романы «Плач к небесам» и «Праздник всех святых». Также писательницей была создана эротическая тетралогия «Спящая красавица», причем ее Энн публиковала под мужским псевдонимом А. Н. Рокелор. Истинное авторство романов «Спящей красавицы» Райс раскрыла только в 1990-х. В 1985 году писательница вернулась к «вампирской» теме, выпустив книгу «Вампир Лестат». В отличие от «Интервью с вампиром» этот роман получил положительную оценку критиков, и в первом издании продали 75 тыс.

копий. В 1988 году вышла «Царица проклятых», тираж которой был еще выше – 405 тыс. экземпляров. Эта книга заняла 1-е место в списке бестселлеров «Нью-Йорк Таймс» и лидировала в нем 4 месяца. Вампирская серия, снискав огромный успех, была продолжена, и в 2016 году писательница выпустила 13-ю книгу, роман «Prince Lestat and the Realms of Atlantis». Параллельно с этим Райс написала трилогию «Мэйфейрские ведьмы», 2 романа об Иисусе Христе и несколько книг разной тематики, не входящие в серии. Самыми популярными книгами в биографии писательницы были и остаются романы «вампирской» серии. Почитателями этих книг являются, в том числе, многие члены ЛГБТ-сообщества, которые усматривают прямую аналогию между вампирами и людьми нетрадиционной сексуальной ориентации. Райс поясняет, что изначально не вкладывала в романы подобного смысла, но оставляет за читателями право на правду в глазах смотрящего. Романы Энн вышли за пределы литературного творчества и получили неоднократную переработку в других жанрах искусства.
Первой экранизацией стала картина «Интервью с вампиром», снятая Нилом Джорданом. В фильме снялись звезды первой величины – Том Круз и Б

Мэйфейрские ведьмы читать онлайн

Предисловие переводчика к частям I–IV:

Первые четыре части данного досье содержат заметки Петира ван Абеля, сделанные им специально для Таламаски. Они были написаны по-латыни, преимущественно нашим латинским шифром, представлявшим собой форму латинского языка, которой Таламаска пользовалась с четырнадцатого по восемнадцатый век. Это делалось с целью оградить наши послания и дневниковые записи от любопытства посторонних. Существенная часть материала написана по-английски, ибо ван Абелю было свойственно писать по-английски, находясь среди французов, и по-французски – среди англичан, дабы передавать диалоги, а также выражать некоторые мысли и чувства более живо и естественно, чем то позволял старый латинский шифр.

Почти весь материал изложен в форме писем, что было и остается основной формой отчетов, поступающих в архивы Таламаски.

Стефан Франк был в то время главою ордена, поэтому большая часть записей в упомянутых частях адресована ему и отличается легкой, доверительной и подчас неофициальной манерой изложения. Тем не менее Петир ван Абель никогда не забывал, что его послания предназначены для архивов, а потому старался сделать их как можно более понятными для будущих читателей, которым описываемые реалии, естественно, не будут знакомы. Именно по этой причине, адресуя, например, письмо человеку, чей дом стоял на каком-нибудь амстердамском канале, он мог подробно описывать тот самый канал.

Переводчик не делал никаких сокращений. Адаптирование материала предпринималось только в тех случаях, когда оригинальные письма или дневниковые записи оказывались поврежденными и вследствие этого недоступными для прочтения. Некоторые редакторские изменения вносились и в те фрагменты текстов, где современным ученым нашего ордена не удалось расшифровать смысл отдельных слов или фраз старого латинского шифра или где устаревшие английские выражения могли помешать современному читателю понять суть излагаемого материала. Написание слов, разумеется, было приведено в соответствие с современными нормами орфографии.

Читателю следует иметь в виду, что английский язык конца семнадцатого столетия был во многом похож на наш сегодняшний английский язык. В нем уже широко использовались такие словосочетания, как «я считаю» или «я полагаю». Они не являются моими добавками к оригинальному тексту.

Если взгляды Петира на окружающий его мир кому-то покажутся чересчур «экзистенциальными», такому читателю достаточно лишь перечитать Шекспира, писавшего на семьдесят пять лет раньше ван Абеля, чтобы понять, какими же предельно атеистическими, ироническими и экзистенциальными были мыслители того времени. То же самое можно сказать и об отношении Петира к сексуальным вопросам. Ханжеский девятнадцатый век с его повсеместным подавлением естественных человеческих стремлений порою заставляет нас забыть, что семнадцатое и восемнадцатое столетия были куда более либеральными в своих воззрениях на плотские наслаждения.

Коль скоро мы вспомнили о Шекспире, следует отметить, что Петир питал к нему особую любовь и наслаждался чтением шекспировских пьес и сонетов. Он часто говорил, что Шекспир является его «философом».

Что касается полного жизнеописания Петира ван Абеля, то это воистину достойное повествование. В наших архивах хранятся семнадцать томов, содержащих полные переводы всех полученных от него сообщений и материалы по всем делам, расследованием которых он занимался, с соблюдением хронологического порядка, в каком поступали его отчеты.

Орден располагает также двумя портретами Петира ван Абеля. Один из них был написан Францем Халсом по личному заказу нашего тогдашнего директора Рёмера Франца. На нем Петир запечатлен высоким светловолосым юношей – такая внешность присуща людям нордического типа – с правильным овалом лица, крупным носом, высоким лбом и большими пытливыми глазами. На втором портрете, написанном Томасом де Кайзером примерно двадцать лет спустя, мы видим слегка пополневшего Петира ван Абеля, хотя лицо его, украшенное теперь аккуратно подстриженными усами и бородой, по-прежнему сохранило характерную овальную форму, а из-под черной широкополой шляпы выбиваются все те же вьюгциеся белые локоны волос. В обоих случаях Петир изображен спокойным и вполне жизнерадостным, что было типично для голландских мужских портретов того времени.

Петир состоял в Таламаске с юных лет и до самой своей смерти, настигшей его при исполнении служебных обязанностей. Как станет ясно из его последнего отчета, посланного в орден, ван Абелю в тот момент было всего сорок три года.

По общему мнению современников, Петир был хорошим оратором, слушателем, прирожденным писателем, равно как и страстным и импульсивным человеком. Ему нравилась творческая атмосфера, царящая в артистических кругах, и он проводил немало свободного времени в обществе амстердамских художников. Однако он всегда помнил о своих изысканиях, и его послания отличались многословностью, обилием подробностей, а временами и чрезмерной эмоциональностью. Кого-то из читателей это может раздражать, тогда как другие найдут записки Петира ван Абеля поистине бесценными, ибо в них не только живо и впечатляюще описано все, чему он был свидетелем, но и открывается прекрасная возможность составить представление о характере столь незаурядного человека.

Ван Абель не отличался особым даром чтения мыслей (он признавался, что несведущ в этом искусстве, поскольку не любил прибегать к его помощи и не доверял ему), но обладал способностью усилием воли передвигать небольшие предметы, останавливать часы и совершать иные подобные «фокусы».

Первая его встреча с Таламаской произошла в восьмилетнем возрасте, когда, осиротев, он скитался по улицам Амстердама. Рассказывают, что, прослышав, будто Обитель дает кров тем, кто «не такой, как все» (а маленький Петир был именно «не таким»), мальчик долго бродил вокруг, пока наконец в одну из зимних ночей не уснул прямо на ступенях у входа, где, возможно, он бы и замерз до смерти, не наткнись на него Франц Рёмер. Как позже выяснилось, мальчик был достаточно хорошо образован, умел писать по-голландски и по-латыни, а также понимал по-французски.

О своем раннем детстве и родителях ван Абель сохранил лишь отрывочные воспоминания, не отличавшиеся достоверностью, однако впоследствии, уже став взрослым, он занялся поисками своих корней и не только выяснил, что его отцом был известный лейденский хирург Ян ван Абель, но и отыскал принадлежащие его перу обширные труды по медицине, содержащие ряд выдающихся для того времени открытий в области анатомии и лечения целого ряда недугов.

Петир часто говорил, что Таламаска заменила ему и отца, и мать. Пожалуй, в истории ордена не найти более преданного его агента, чем ван Абель.

1

Загрузка…

Мэйфейрские ведьмы читать онлайн — Энн Райс

Энн Райс

Мэйфейрские ведьмы

С любовью Стэну Райсу и Кристоферу Райсу, Джону Престону, Элис О’Брайен Борчардт, Тамаре О’Брайен Тинкер, Карен О’Брайен и Микки О’Брайен Коллинзу, а также Дороти Ван Бевер О’Брайен, которая в 1959 году купила мне первую в моей жизни пишущую машинку, не пожалев при этом времени и сил, чтобы найти хорошую модель.

И дождь окрашен в цвет мозга. И раскаты грома словно нечто, вспоминающее о чем-то.

Стэн Райс

Часть 1

Пойдем со мной

1

Доктор проснулся в испуге. Ему вновь приснился тот старый дом в Новом Орлеане. Он видел женщину в кресле-качалке. И мужчину с карими глазами.

Даже сейчас, в своем тихом номере на одном из верхних этажей нью-йоркского отеля, доктор испытывал давнее чувство неопределенности. Он снова говорил с кареглазым мужчиной. О том, что ей следует помочь.

«Нет, это всего лишь сон, и я хочу из него выбраться».

Доктор сел на постели. Ни звука, кроме слабого гудения кондиционера. Тогда почему же в эту ночь в номере «Паркер Меридиен» его голова забита всем этим? Некоторое время доктору не удавалось отделаться от всплывшего в памяти видения — образа старого дома. Перед глазами вновь возникала женщина: ее склоненная голова и бессмысленный взгляд. Он почти слышал жужжание мух за сеткой, натянутой по периметру старой террасы. А кареглазый мужчина говорил, почти не размыкая губ, словно восковая кукла, в которую вдохнули жизнь…

Все! С него хватит!

Доктор встал с кровати и по устланному ковром полу прошлепал босиком к окну с прозрачными белыми занавесками. Он вглядывался в черные, точно сажа, крыши окрестных домов и неяркие неоновые огни, мерцающие на кирпичных стенах. Над унылым бетонным зданием напротив где-то за облаками занимался рассвет. Как хорошо, что здесь нет изнуряющей жары. И доводящего до дурноты запаха роз и гардений.

Постепенно в голове у доктора прояснилось.

Ему вновь вспомнилась встреча с англичанином в баре вестибюля. Так вот с чего все началось! С беседы англичанина с барменом и с упоминания о том, что незнакомец совсем недавно приехал из Нового Орлеана и что это воистину город призраков. В облегающем костюме из полосатой льняной ткани, с золотой цепочкой от часов, свисавшей из кармана жилета, этот весьма любезный господин производил впечатление истинного джентльмена Старого Света. Редко теперь можно встретить человека, обладающего столь отчетливыми мелодичными интонациями голоса, свойственными британскому актеру, и блестящими, неподвластными возрасту голубыми глазами.

— Да, насчет Нового Орлеана вы правы, вы совершенно правы, — обратился к нему тогда доктор.  — Я сам видел в Новом Орлеане призрака, причем не так уж и давно.

Потом доктор, будто смутившись, умолк и уставился в стоявший перед ним бокал с бурбоном, в хрустальном донышке которого резко преломлялся свет.

Опять жужжание летних мух, запах лекарства. Такая доза торазина? Нет ли здесь ошибки?

Англичанин проявил вежливое любопытство. Он пригласил доктора вместе пообедать, сказав, что коллекционирует такого рода свидетельства. Какое-то время доктор боролся с искушением. Предложение было заманчивым, к тому же доктору понравился этот человек и он сразу проникся к нему доверием. Да и приятный интерьер наполненного светом вестибюля «Паркер Меридиен», где царила людская суета, представлял собой полную противоположность тому мрачному району Нового Орлеана — старого, унылого, исполненного таинственности города, полыхавшего нескончаемым карибским зноем.

Но доктор не мог рассказать свою историю.

— Если вы все же передумаете, позвоните мне, — сказал ему англичанин.  — Меня зовут Эрон Лайтнер.

Он подал доктору визитную карточку с названием какой-то организации.

— Мы, если можно так выразиться, собираем рассказы о призраках — правдивые, разумеется.

ТАЛАМАСКА.

Мы бдим.

И мы всегда рядом.

Любопытный девиз.

Ну вот, все встало на свои места. Именно англичанин с его забавной визитной карточкой, где были указаны европейские телефонные номера, заставил его вновь окунуться в воспоминания. Англичанин собирался отправиться на Западное побережье, чтобы увидеться с одним человеком из Калифорнии, который недавно утонул, но был возвращен к жизни. Доктор читал об этом происшествии в нью-йоркских газетах — один из тех случаев, когда в момент клинической смерти человек видит некий свет.

— Знаете ли, теперь он утверждает, что обрел экстрасенсорные способности, — сказал англичанин, — и нас это, естественно, заинтересовало. Дотрагиваясь до предметов руками, он якобы видит образы. Мы называем это психометрией.

Доктор был заинтригован. Он сам слышал о нескольких подобных пациентах, жертвах сердечных заболеваний. И если он правильно помнит, вернувшиеся к жизни утверждали, что видели будущее. «Побывавшие на грани смерти» — в последнее время в медицинских журналах попадалось все больше статей об этом феномене.

— Да, — отозвался Лайтнер, — лучшие исследования на эту тему были проведены врачами-кардиологами.

— По-моему, несколько лет назад был даже снят фильм, — припомнил доктор. — О женщине, которая, вернувшись к жизни, обрела дар целительства. На удивление впечатляющая история.

— О, да у вас непредвзятое отношение к этому феномену, — с довольной улыбкой произнес англичанин. — Вы и в самом деле уверены, что не хотите рассказать мне о своем призраке? Я улетаю только завтра, ближе к полудню, и готов выполнить любые ваши условия, лишь бы услышать эту историю!

Нет, только не эту. Ни сейчас, ни когда-либо.

Оставшись один в полутемном гостиничном номере, доктор вновь ощутил страх. Там, в Новом Орлеане, в длинном пыльном зале тикали часы. Он слышал шарканье ног своей пациентки, прогуливавшейся в сопровождении сиделки. До него вновь доносились запахи новоорлеанского дома: раскаленной летней жарой пыли и старого дерева. С ним опять говорил тот мужчина…

До той весны доктору не доводилось бывать в старинных новоорлеанских особняках, построенных еще до Гражданской войны. С фасада дом украшали традиционные белые колонны с каннелюрами, но краска на них давно облупилась. Дом в стиле так называемого греческого ренессанса — длинное городское строение фиолетово-серого цвета — стоял в мрачном, тенистом углу Садового квартала. Два громадных дуба у входа словно сторожили его покой. Выполненный в виде роз узор ажурной железной ограды был едва различим за обильно увивавшими ее плющами: пурпурной вистерией, желтой виргинской «ползучкой» и пламенной темно-красной бугенвиллеей.

Остановившись на мраморных ступенях, доктор любовался дорическими колоннами. Растения, их оплетавшие, источали пьянящий аромат. Сквозь густые ветви солнце с трудом пробивалось к их пыльным стеблям. Под облупившимися карнизами в лабиринтах зеленых блестящих листьев жужжали пчелы. Их не волновало, что здесь слишком темно и влажно.

Доктора будоражил даже сам проход по пустынным улицам. Он медленно шел по щербатым и неровным тротуарам, выложенным кирпичом «в елочку» или серыми плитами. Над головой арками изгибались дубовые ветви. Свет на этих улицах всегда оставался приглушенным, а небо скрывалось за зеленым пологом. Возле самого крупного дерева, подпиравшего своими толстыми жилистыми корнями железную ограду, доктор всегда останавливался, чтобы передохнуть. Ствол этого дерева, занимавшего практически все пространство от тротуара до самого дома, был поистине необъятным, а скрюченные ветви, словно когти, цеплялись за перила балконов и оконные ставни, переплетаясь с цветущим плющом.

И все же царившее здесь запустение тревожило доктора. В кружевных розах ограды соткали свои тонкие замысловатые сети пауки. В некоторых местах железо настолько проржавело, что при малейшем прикосновении рассыпалось в прах. А дерево балконов прогнило насквозь.

В дальнем углу сада когда-то располагался плавательный бассейн — обширный длинный восьмиугольник, окаймленный плитняком. С течением времени он постепенно превратился в болото с темной водой и дикими ирисами. Даже запах, исходивший оттуда, будил в душе страх. Теперь полноправными обитателями болота стали лягушки — их отвратительные монотонные песни слышались в сумерках. Грустно было видеть, как маленькие фонтанчики, устроенные в противоположных стенках бывшего бассейна, по-прежнему посылают изогнутые струйки в вонючее месиво. Доктору страстно хотелось ликвидировать мерзкое болото, вычистить его, собственными руками, если понадобится, отдраить стенки. Столь же сильным было желание залатать разбитую балюстраду и вырвать сорняки, заполонившие цветочные вазы.

Даже от престарелых теток его пациентки — мисс Карл, мисс Милли и мисс Нэнси — исходил дух гнилости и запустения. И виной тому вовсе не седые волосы или очки в проволочной оправе. Дело было в их манерах. И еще — в запахе камфары, пропитавшем их одежду.

Как-то доктор забрел в библиотеку и взял с полки книгу. Из нее высыпались маленькие черные жучки. Он в испуге поставил книгу на место.

Будь здесь кондиционеры, все выглядело бы по-другому. Но старый дом был слишком обширен для подобных устройств — по крайней мере, так тогда говорили его обитатели. Высота потолков достигала четырнадцати футов, а ленивый ветерок повсюду распространял запах плесени.

Однако следует признать, что за его пациенткой ухаживали хорошо. Миловидная черная сиделка по имени Виола по утрам выводила ее на террасу, затянутую сеткой от насекомых, а вечером уводила в дом. Время от времени Виола вытаскивала свою подопечную из кресла и заставляла двигаться, терпеливо, шаг за шагом подталкивая ее.

— Она совсем не доставляет мне хлопот, — уверяла она и ласково подбадривала больную: — Ну же, мисс Дейрдре, покажите доктору, как вы ходите. Я с нею уже семь лет, — вновь обращалась Виола к доктору. — Это моя сладкая девочка.

Семь лет в таком состоянии! Стоит ли удивляться, что у этой женщины ноги подворачиваются в лодыжках и руки норовят крепко прижаться к груди, если сиделка силой не заставляет больную опустить их на колени.

Обычно Виола вела свою подопечную вдоль длинного двухсветного зала, мимо арфы и рояля фирмы «Бёзендорф», покрытых толстым слоем пыли. Оттуда — в такую же просторную столовую с поблекшими фресками, на которых были изображены замшелые дубы и возделанные поля.

Ноги, обутые в шлепанцы, шаркали по вытертому обюссоновскому ковру. Пациентке доктора был сорок один год, однако она казалась одновременно и старой, и юной — этакое спотыкающееся бледное дитя, не тронутое ни заботой, ни страстью взрослого мира. Так и хотелось спросить: «Дейрдре, у вас когда-нибудь был возлюбленный? Вы когда-нибудь танцевали в этом зале?»

Полки библиотеки были заполнены внушительного вида книгами в кожаных переплетах, на корешках которых сохранились выведенные выцветшими красными чернилами даты: «1756», «1757», «1758»… На каждом томе золотом вытиснено родовое имя: «Мэйфейр».

Ах, эти старые семьи Юга! Доктор искренне завидовал присущей им преемственности поколений. Недопустимо, чтобы история семейств со столь богатым наследием завершалась подобным запустением. Надо признаться, сам доктор не знал ни всех имен собственных предков, ни того, где они родились.

Мэйфейры — старинный колониальный клан. С портретов, украшавших стены особняка, на доктора смотрели мужчины и женщины в нарядах восемнадцатого века; были здесь и более поздние изображения: дагеротипы, ферротипы и первые фотографии. В холле висела пожелтевшая карта Сан-Доминго в грязной раме. Обратил внимание доктор и на потемневшее полотно, изображающее большой плантаторский дом.

А драгоценности на его пациентке! Они, несомненно, фамильные — достаточно взглянуть на старинные оправы. Но какой смысл нацеплять все это на женщину, которая вот уже семь лет как не произнесла ни слова и не сделала самостоятельно ни одного движения?

Сиделка рассказывала, что она никогда не снимает цепочку с изумрудным кулоном, даже когда купает мисс Дейрдре.

— Позвольте мне открыть вам маленький секрет, доктор: не вздумайте когда-либо дотронуться до этого кулона!

«Это почему?» — хотел было спросить доктор, но промолчал. С тяжелым чувством он следил за тем, как сиделка надевает на его пациентку рубиновые серьги и бриллиантовое кольцо.

Точно покойницу наряжает, подумалось ему. А за стенами дома темные дубы хлестали ветвями по пыльным оконным сеткам. И сад шелестел на отупляющей жаре.

— Взгляните-ка на ее волосы, — с нежностью говорила сиделка. — Вы когда-нибудь видели такие прекрасные волосы?

Действительно, длинные, на удивление красивые волосы — темные, густые, вьющиеся. Сиделка любила расчесывать их, наблюдая, как под гребнем они закручиваются в завитки. А глаза пациентки, при полной бессмысленности взгляда, были ясно-голубыми. Но из уголка рта мисс Дейрдре почти постоянно сочилась тонкая серебряная струйка слюны, отчего на груди ее белой ночной рубашки темнело не просыхающее пятно влаги.

— Поразительно, что никто не попытался украсть эти драгоценности, — сказал доктор, обращаясь больше к самому себе. — Ведь она совершенно беспомощна.

Сиделка одарила его надменной, понимающей улыбкой.

— Никто из работающих здесь не стал бы и пытаться.

— Но ведь она часами сидит одна на боковой террасе. Ее можно увидеть с улицы.

Сиделка засмеялась.

— Не беспокойтесь об этом, доктор. Люди вокруг не настолько глупы, чтобы войти в эти ворота. Разве что только старый Ронни приходил подстригать лужайку, но он всегда это делал, целых тридцать лет. Правда вот в последнее время у старика не все в порядке с головой.

— Тем не менее… — пробормотал доктор, но тут же прикусил язык.

В самом деле, как он может говорить об этом в присутствии безмолвной женщины, способной лишь слегка поводить глазами, несчастной, чьи руки остаются в той позе, в какой их сложит сиделка, а ноги безжизненно касаются истертого пола? Как легко можно забыться, перестать думать об уважении к этому бедному созданию! Кто знает, до какой степени она способна понимать смысл ведущихся в ее присутствии разговоров.

— Можно было бы иногда выводить ее на солнце, — переменил тему доктор. — У нее такая бледная кожа.

Но он сознавал, что гулять в саду невозможно, даже вдалеке от зловония бывшего бассейна. Из-под дикой лавровишни пробивались заросли колючих бугенвиллей. Статуи пухленьких херувимчиков, заляпанные осклизлой грязью, точно призраки, выглядывали из разросшихся кустов лантаны.

А когда-то здесь играли дети.

Кто-то из них — мальчик или девочка? — вырезал на толстом стволе гигантского миртового дерева, растущего у забора, слово «Лэшер» [To lash (англ.) — бить, хлестать; другое значение: связывать.]. Буквы врезались настолько глубоко, что теперь белели на фоне восковой коры. Странное, надо сказать, слово. И странно, что с ветки стоящего в отдалении дуба до сих пор свисают всеми забытые деревянные качели.

Доктор направился к одинокому дереву, присел на качели и оттолкнулся ногами от примятой травы — качели дернулись, заскрипели проржавевшие цепи…

Отсюда южный фасад дома показался доктору громадным и потрясающе красивым. Цветущие лианы карабкались, минуя закрытые зелеными ставнями окна, до самой крыши, до двойных труб над верхним этажом. Колеблемые легким ветром ветви бамбука ударяли по оштукатуренным каменным стенам. Банановые деревья с блестящими листьями настолько разрослись вширь и ввысь, что образовали возле кирпичной стены настоящие джунгли.

Эта старая усадьба чем-то напоминала его пациентку: такая же прекрасная, но потерянная во времени и никому не нужная.

Лицо мисс Дейрдре можно было бы назвать очаровательным, не будь оно совершенно безжизненным. Видела ли она подрагивающие за окнами тонкие пурпурные завитки вистерии и удивительное разнообразие всех остальных цветов? Способны ли ее глаза разглядеть за деревьями белый дом с колоннами, стоящий на другой стороне улицы?

Однажды доктор поднимался вместе с мисс Дейрдре и сиделкой в диковинном, но исправно работающем лифте с медными дверцами и вытертым ковриком внутри. Когда кабинка тронулась, выражение лица Дейрдре ничуть не изменилось. Звук лифтового мотора, похожий на грохот маслобойки, встревожил доктора. В его воображении этот механизм рисовался как нечто древнее, покрытое толстым слоем пыли, черное и липкое от грязи.

В санатории, где работал доктор, он, естественно, забросал вопросами пожилого психиатра, своего непосредственного начальника.

— Я вспоминаю себя в вашем возрасте, — сказал старик. — Тогда я намеревался вылечить всех своих пациентов. Я собирался разубеждать параноиков, возвращать шизофреников в реальный мир и заставлять кататоников пробудиться. Вы, сынок, ежедневно устраиваете ей такую же встряску. Но в этой женщине не осталось ничего от нормального человека. Мы просто делаем все, что в наших силах, дабы удержать ее от любых крайних проявлений… Я имею в виду возбуждение.

Возбуждение? Вот, значит, в чем причина введения его пациентке сильнодействующего лекарства? Ведь даже если завтра прекратить делать ей уколы, пройдет не меньше месяца, прежде чем действие препарата полностью прекратится. Дозы были настолько велики, что другого пациента они попросту убили бы. До такого лекарства надо «дорасти».

Но если ее столько времени держат на лекарствах, разве можно с уверенностью судить об истинном состоянии здоровья этой женщины? Если бы ему удалось сделать ей электроэнцефалограмму…

Приблизительно через месяц после первого посещения дома мисс Дейрдре доктор попросил разрешения ознакомиться с ее историей болезни. Просьба была вполне обычной, и никто ничего не заподозрил. Доктор просидел в санатории за письменным столом целый день, разбирая каракули десятков его коллег и читая их туманные и противоречивые диагнозы: мания, паранойя, полное истощение, бредовое состояние, психический срыв, депрессия, попытка самоубийства… Доктор двигался назад во времени, к подростковым годам Дейрдре. Нет, даже дальше: когда девочке было десять лет, какой-то врач осматривал ее в связи с подозрением на «слабоумие».

Скрывалось ли за этими рассуждениями хоть что-то стоящее? Где-то в дебрях чужой врачебной писанины доктор обнаружил сведения о том, что в восемнадцать лет его пациентка родила девочку и отказалась от ребенка, находясь в «тяжелом параноидальном состоянии».

Так, значит, поэтому к его пациентке применяли то шоковую терапию, то инсулиновую блокаду? И что она вытворяла с сиделками, если те без конца уходили, жалуясь на «физические нападения»?

Одна из записей сообщала, что Дейрдре «сбежала», другая свидетельствовала о ее «насильственном водворении» обратно. Доктор обнаружил, что дальше в истории болезни недостает страниц. Что происходило с Дейрдре на протяжении нескольких последующих лет, оставалось загадкой. В 1976 году чьей-то рукой было написано: «Необратимое повреждение мозга. Пациентка отправлена домой. Для предотвращения паралича и маниакальных состояний предписаны инъекции торазина».

История болезни Дейрдре не содержала ровным счетом никаких ценных сведений, способных пролить свет на истинное положение вещей. Доктор почувствовал себя обескураженным. Интересно, хоть кто-то из этого легиона эскулапов разговаривал с Дейрдре, как это делал сейчас он сам, сидя рядом с ней на боковой террасе?

все книги по порядку «Мэйфейрские ведьмы» и другие серии

Представляем вам серии романов Энн Райс — все книги по порядку («Мэйфейрские ведьмы» и прочие циклы).

Новые вампирские хроники

Пандора

Дочь Тысячелетий Пандора, сидя в одном из уютных кафе Парижа, пишет историю своей жизни. Ей, жительнице Рима, пришлось жить в эпоху самого Августа Цезаря. По совершенной случайности жрице богини Изиды пришлось оказаться в старинном городе Антиохии и стать всемогущим вампиром. Дальше

Вампирские хроники

Интервью с вампиром

Вампирский роман, написанный одной из самых больших любительниц оккультного жанра, уже давно стал классикой мировой литературы. В данной драме идет речь о самом настоящем вампире, чья история поражает воображение. Некий голос переносит читателя то в Париж, то на плантации Луизианы, то в маленькую деревушку. Трудно поверить в то, что жители Мира Тьмы способны страдать и любить так же, как и самые обычные люди. Дальше

Вампир Лестат

Лестат, главный герой «Вампирских хроник», пытается найти тайну своего рождения. Для этого ему нужно встретиться с самими Детьми Тысячелетий. Путешествие заставляет героя оказываться то в Древнем Египте, то в Римской Империи, то в Америке 1900-х годов. Перед читателем раскрываются невероятные тайны прошлого, о которых многие даже и не задумывались. Дальше

Царица Проклятых

Мать вампиров, находящаяся в состоянии сна более чем шесть тысяч лет, наконец, решила пробудиться. Она желает объединить свои силы с Лестатом, и создать новый мир с новыми законами. Детям Тысячелетий нужно сделать все, чтобы не дать Царице Египта осуществить свои ужасные планы. Ведь очень скоро от ее неразумных действий могут исчезнуть практически все вампиры. Дальше

История Похитителя Тел

Одиночество всегда считалось самой жуткой пыткой. Мир внезапно меняется, отчего даже в душу вампира начинают прокрадываться сомнения. Именно по этой причине отважный и бесстрашный Принц Тьмы, более известный как Вампир Лестат, решает принять сомнительное предложение от Похитителя Тел. Дальше

Мемнох-дьявол

На дворе 1990 год, Нью-Йорк. В этот город приезжает могущественный вампир Лестат. Он хочет найти одного из крупнейших наркоторговцев Америки, по вине которого могут произойти ужасные вещи. Внезапная встреча происходит в тайной обители мафиози. За Лестатом и его жертвой внимательно следит сам Мемнох-дьявол, который решил противопоставить себя всемогущему Богу. Дальше

Вампир Арман

Самый таинственный герой «Вампирских хроник» решает раскрыть свой многовековой секрет. История рассказывает о том, как талантливый и немного глупый парень превращается из простого иконописца, проживающего в Киево-Печерской лавре, в одного из самых могущественных вампиров по имени Арман. Дальше

Кровь и золото

Дети Тысячелетий были свидетелями невероятных вещей. Они видели создание миров, их разрушение, они наблюдали за ужасными сражениями, за падением Вавилона и возвышением Рима. Вместе их объединяли Кровь и Тьма, но все же каждый из них сумел отыскать путь к бессмертию своим отличающимся методом. Могущественный Мариус решает раскрыть завесу тайны и рассказать свою историю. Дальше

Кровавый гимн

Лестат приезжает в маленькую затерянную ферму, где встречает смертельно больную Мону Мэйфейр. Для ее спасения нужно совершить Обряд Тьмы. Но такое действие навсегда закроет для девушки вход в небесное царство, где ее уже много лет ожидают родственники. Но Моне необходимо остаться в этом мире, ведь она хочет найти свою похищенную дочь, в чьих венах течет кровь самих Талтосов. Дальше

Принц Лестат

Вампирский мир вновь находится в состоянии жесточайшего кризиса. Количество обращенных растет с каждым днем. Технологии развиваются с небывалой скоростью, что позволяет вампирам общаться между собой с большой эффективностью. Древние вампиры, разбуженные от своего многовекового сна, решают развязать жестокую войну. Дальше

Спящая Красавица

Право на Спящую Красавицу

Э.Н. Рокелавр в далеком 1983 году создала целую серию романов о Спящей красавице. Версия писательницы сильно отличалась от той сказки, к которой мы привыкли. На сей раз, автор приглашает читателя в удивительный мир, наполненный потаенными желаниями и страстями. Устоять перед этим миром практически невозможно, потому что он создан с помощью невероятного воображения самой Энн Райс. Дальше

Наказание красавицы

Книги Энн Райс, в которых она описывала невероятные приключения Красавицы, очень быстро обрели свою популярность. Ее книги буквально наполнены разнообразными пикантными моментами, перед которыми очень трудно устоять. Каждая страница представляет собой нечто особенное, и для скуки здесь просто нет места. Дальше

Спасение красавицы

Писательница Энн Райс предлагает читателю окунуться в сказочное королевство, чьи обитатели буквально находятся во власти страстей. В этом мире нет никаких преград. Могут исполниться даже самые невероятные и смелые фантазии, о которых многие могли лишь мечтать. Добро пожаловать в удивительный мир. Дальше

Жизнь Мэйфейрских ведьм

Мэйфейрские ведьмы

Трудно поверить в то, что между сожженной на костре в XVII веке знахаркой из маленькой деревушки и современной женщиной-нейрохирургом из Сан-Франциско может быть что-то общее. Но это действительно так. Женщины входят в один и тот же клан, название которому – Мэйфейрские ведьмы. Роман рассказывает историю о знаменитом клане, чья история ведется из самых глубин веков. Дальше

Лэшер

После исчезновения одной из самых сильных ведьм по имени Роуан Мэйфейр, ее приближенные оказались в полнейшем шоке. Никто не мог понять, что же с ней произошло? И только маленькая Мона знала, что случилось в ту злополучную ночь. Оказывается, что к этому исчезновению причастен призрак Лэшер, который всегда являлся верным помощником Мэйфейрских ведьм. Дальше

Талтос

Эшлер является Талтосом, и он один из немногих, кто сумел спастись после грандиозной катастрофы. Вот уже несколько веков он ходит по всему миру и ищет своих соплеменников. Герой хочет возродить свой древний род. Внезапно он встречает на своем пути двух могущественных ведьм. Роуан и Мона заставляют его вспомнить историю своего клана. Дальше

Дар волка

Дар волка

Ройбен Голдинг – молодой репортер. Однажды, по заданию от руководства, парень отправляется в маленький домик на берегу Тихого океана. Здесь он встречает девушку по имени Мерчент Нидек. Не в силах устоять, герой проводит с ней ночь. На следующее же утро Ройбен находит мертвое тело своей новой подруги, которая явно умерла не своей смертью. Дальше

Волки на переломе зимы

С наступлением зимы Феликс Нидек решает устроить для местных обитателей маленький праздник. Ройбен Голдинг знает, что это Рождество станет для него особенным, ведь ему придется встретить его в виде морфенкидера. Однажды парень встречает в поместье призрак Марчент Нидек, которая в прошлом была хозяйкой этого дома. Оказывается, что она уже долгое время пытается пробиться в мир живых, но никак не может сломить магический барьер. Дальше

Без серии

Страсть Клеопатры

Когда-то его знали как Рамзеса Великого. Он был правителем всего Египта, убийцей хеттов и мудрым царем. Но из-за своего желания вечной жизни он стал Рамзесом Проклятым. Ему все же удалось стать бессмертным, но этот дар не принес ему ничего, кроме жутких страданий. Он никак не может умереть, и вечная жизнь становится для Рамзеса настоящей мукой. Дальше

Мумия, или Рамзес Проклятый

С помощью эликсира бессмертия он стал вечным странником, вынужденным скитаться по миру. Он никак не может обрести заслуженный покой. Ему пришлось стать свидетелем невероятных событий. Но ни одно из этих свершений не может сравниться с воспоминаниями о его родном Египте, которым он правил множество лет назад. Дальше

Это была Энн Райс — «Мэйфейрские ведьмы» — все книги по порядку и другие циклы романов. А вам нравятся произведения этого автора? 😉

Коллекция ведьм Mayfair от Энн Райс

Найдите здесь оригинальную трилогию из бестселлеров Энн Райс о жизни ведьм Mayfair …

The Witching Hour
Еще раз продемонстрировав свой дар завораживающего рассказывания историй, Энн Райс стала реальностью для нас великая династия четырех столетий ведьм — семья, преданная поэзии и инцесту, убийствам и философии, семья, которая на протяжении веков сама преследуется властью

Найдите здесь оригинальную трилогию из серии бестселлеров Анны Райс о жизни ведьм Mayfair…

The Witching Hour
Еще раз демонстрируя свой дар завораживающего рассказывания историй, Энн Райс воплощает в жизнь великую четырехвековую династию ведьм — семью, преданную поэзии и инцесту, убийствам и философии, семью, которая на протяжении веков его преследует могущественное, опасное и соблазнительное существо по имени Лашер, которое преследует женщин Мэйфэр …

Лэшер
В центре этого романа: блестящая и красивая Роуэн Мэйфэр, королева шабаша шабаша … — и Лашер, мрачный непреодолимый демон, которого она считает неотразимым и от злых чар и видений которого она должна теперь бежать.Она берет с собой их устрашающего и изящного ребенка, одного из «выводка детей, рожденных знающими, способными стоять и говорить в первый же день». Попытка Роуэна сбежать от Лэшера и его погоня за ней и их ребенком лежат в основе этой необычной саги, движущейся вокруг земного шара, назад и вперед во времени, между человеческим и демоническим мирами …

Taltos
Ashlar последний представитель своей расы — по крайней мере, он так думает. Когда он узнает, что был замечен еще один Талтос, он внезапно попадает в преследующий мир семьи Мэйфэр, династии ведьм Нового Орлеана, вечно осажденной призраками, духами и их головокружительными силами.Ибо Ашлар знает, что этот могущественный клан неразрывно связан с наследием Талтос. Этот завораживающий роман отправляет нас в чудесное путешествие в прошлое к цивилизации получеловека, совершенно загадочного происхождения, противоречащей смертности и бессмертию, справедливости и вине. Это заколдованный, гипнотический мир, который мог возникнуть только в воображении Энн Райс …

Эзотерических и теософских тем в новоорлеанской художественной литературе Анны Райс

CESNUR — Эзотерические и теософские темы в новоорлеанской художественной литературе Энн Райс

Колдовство, зло и Мемнох Дьявол: эзотерические и теософские темы в новоорлеанской художественной литературе Энн Райс

, Massimo Introvigne
Доклад, представленный на ежегодном собрании Американской академии религии, Новый Орлеан, 1996 г. (версия появилась в Theosophical History , vol.VI, п. 5, январь 1997 г., стр. 173-179).

Энн Райс в представлении не нуждается. Каждый год в Новый Орлеан приезжает больше людей, чтобы просто посетить «город с привидениями» из ее романов (1) в рамках санкционированных или несанкционированных туров, чем на ежегодное собрание Американской академии религии 1996 года, столь же многолюдное, как и последнее, возможно. «Собрания шабаша», когда Энн встречает своих поклонников в Новом Орлеане (последний из них состоялся 26 октября 1996 г.), являются запоминающимися, гламурными и — для фанатов — мифологическими событиями, отражающими их идентичность как фанатов. усиливается, если не переопределяется.Поскольку жанр Райс — это то, что обычно называют «спекулятивной фантастикой», а ссылки на эзотерические темы изобилуют в ее романах, стоит спросить, какова связь между романами Райс и современной оккультной и теософской традицией (если таковая имеется) ( 2). Хотя оккультные отсылки можно найти и в других местах ее работы (3), я сосредоточусь на двух сериях романов « Жизни ведьм Мейфэр» и «Хроники вампира» , оба из которых содержат много ссылок на Новый Орлеан.

Жизни ведьм Мэйфэр: Тайна Талто

The Witching Hour , первый роман в саге о семье ведьм Нового Орлеана, Mayfair (и, по мнению многих критиков, лучшее литературное достижение Райс), был опубликован Кнопфом в 1990 году (4) . К тому времени Кнопф уже осознал, что Райс была литературной золотой жилой благодаря успеху ее цикла о вампирах. За Witching Hour последовали Lasher в 1993 году и Taltos в 1994 году (5). Как правило, первый роман Райс каждого цикла поднимает некоторые вопросы о точной природе вовлеченных существ, но не дает всех ответов. В то время как первый роман — в данном случае The Witching Hour — более насыщен действием и динамичен, сиквелы становятся все более философскими.Таким образом, в « The Witching Hour » нам рассказывают историю поколений тринадцати женщин-ведьм (и одного мужчины, Жюльена) из семьи Мэйфэр от Шотландии до континентальной Европы, Карибского бассейна и, в конечном итоге, до Нового Орлеана. Ведьм сопровождает знакомый дух, Лашер, чья природа никогда не раскрывается в романе. Цель Лэшера — «прорваться» в мир, и, наконец, он находит свой «дверной проем» в тринадцати ведьмах семьи, нейрохирурге Роуэн Мэйфэр. Лэшер вдохновляет свадьбу Роуэна и Майкла Карри (который, как он и читатели обнаружат в следующем романе, сам является потомком ведьмы Жюльена Мейфэра).Когда Роуэн забеременеет, Лэшер сливается со своим еще не родившимся ребенком на Рождество 1989 года и, родившись уже взрослым, сбегает с ней в Европу, едва не убив отчаявшегося Майкла.

«Час ведьм» в основном посвящен ведьмам в Новом Орлеане (по крайней мере, двое из них также участвуют в вудунах), которые обладают способностью общаться с духом. Роман особенно хорошо написан, но вряд ли ведьмы могут вызывать духов. Однако то, что является оригиналом , — это и есть Lasher.В Lasher мы наконец узнаем происхождение духа. Райс начинает с легенд, утверждающих, что Анна Болейн, вторая жена Генриха VIII и мать Елизаветы I, на самом деле была ведьмой. В генеалогии Райс Болейн становится любовницей некоего Дугласа Доннелейта. Дуглас — член особого клана вымышленной деревни Доннелейт, несущий генетическую аномалию («гены гигантской спирали»), позволяющую им при спаривании с некоторыми ведьмами (но не всеми) производить потомство взрослых представителей расы, отличной от человечество, taltos .Дуглас и Энн Болейн, таким образом, порождают Лашера, который впоследствии был убит в протестантской резне наполовину католика и наполовину язычника Доннелайта около 1560 годов. Его дух вызван Сюзанной, первой ведьмой из Мейфэра, столетием позже. в 1660 году в Доннелейте.

Lasher, таким образом, является taltos . Мы узнаем больше о taltos в третьем романе Taltos , но основная правда о них уже раскрыта в Lasher . taltos — это человекоподобная раса преадамитов, более высокая и сильная, чем люди, способная выжить веками.Они рождаются взрослыми и — по мнению некоторых ученых, фигурирующих в романах с некоторыми реальными знаниями о taltos — они могут прожить две жизни, одну короче и одну дольше, через реинкарнацию. Они доминировали на Земле задолго до появления человеческих цивилизаций, и большинство из них погибло во время наводнения. Некоторые, однако, выжили на острове недалеко от Шотландии, где в конечном итоге были обнаружены римлянами-завоевателями. Последний пытался спариться с талто и женщиной, чтобы создать могущественных воинов, но обнаружил, что талто и женщина умирают, когда оплодотворяются мужчинами-людьми.Затем римляне попытались истребить taltos ; но преадамиты выжили в Шотландском нагорье, и один из них, Ашлар (позже почитаемый как Святой Ашлар, хотя, неизвестно большинству, он был на самом деле еще жив), в конце концов обратился в христианство. Суеверия крестьян и протестантская Реформация позже убили почти все taltos . Только мужчина, Ашлар, и женщина, Тесса, выжили, но Ашлар обнаружил существование Тессы только в 1990 году, и она, в любом случае, не может иметь детей.

Не было бы никакой опасности, что taltos снова захватят мир, очень быстро размножаясь (насколько они могут), если бы не некоторые из ведьм Мейфэр. На самом деле они могут быть оплодотворены мужским талто (или очень особыми людьми, такими как Майкл Карри) и генерировать новые талто (в то время как обычные человеческие женщины и даже более слабые ведьмы Мэйфэр при оплодотворении мужчинами талто умирают) . Роуэн, таким образом, порождает женщину taltos , Эмалет, из Лашера, но позже осознает опасность и убивает свою дочь.Майкл соблазняется тринадцатилетней, но чрезвычайно могущественной ведьмой Мейфэр, Мона, и она, в свою очередь, рождает женщину taltos , Морриган. К этому времени Мэйфэрс и Майкл встретили Ашлара, настоящего святого, посвятившего состояние, которое он накопил за века, на благотворительность и на благо человечества, и не осмеливаются лишить его после стольких веков общения с женщиной талто. как Морриган. Ашлар и Морриган объединяются и отправляются в Доннелейт, оставляя Энн Райс в затруднительном положении относительно продолжения саги.Она «планировала продолжение, которое будет называться Morrigan » о «Морриган, захватывающей мир с состоянием Эша». Но она поняла, что «это стало слишком большим, слишком большим величием комиксов», слишком много «в области научной фантастики» (6), и отступила. Хотя Райс говорит, что она «все еще может это делать» (7), пока нам остается только гадать, что произойдет с человечеством, если два преадамитных taltos , какими бы милыми и добрыми они ни были, действительно решат размножиться и пополнить Землю.

Райс обычно думает и планирует сиквелы и приквелы, а не отдельные романы. Эзотерический фон редко раскрывается в первом романе, но раскрывается постепенно. В цикле ведьм более эзотерический роман — Taltos ; это также тот, где действие медленнее. Таким образом, последние романы цикла представляют больший интерес с точки зрения использования Райс эзотерических концепций, но, вероятно, меньше удовлетворяют поклонников перелистывающего ужаса. Сама идея taltos , во всяком случае, показывает, насколько Райс обязана и близка теософической — а, возможно, и теософской — традиции. taltos — это коренная раса преадамитов, населявшая Землю до нынешнего человечества, со всеми преимуществами близости к Истоку, чем мы, люди. Паскаль Беверли Рэндольф (1825-1875) действительно верил, что преадамиты выжили, чтобы спариваться с детьми Адама (8), но он не думал, что преадамиты сильно отличаются от адамитов или что они продолжали свое существование как отдельная раса после слияния с сыновьями Адама. Райс более близка к теософской идее о дочеловеческой и существенно иной коренной расе и задает вопрос: а что, если бы некоторые члены этой коренной расы выжили до наших дней.

Слово taltos происходит от Карло Гинзбурга Ecstasies (9), где Райс обнаружила, что оно использовалось для обозначения некоторых венгерских шаманов-колдунов средневековья, и ему понравилось (10. Райс, вероятно, не осознавал, насколько глубоко венгерский táltos («а» имеет акцент на венгерском языке) связаны с продолжающимися дебатами о происхождении еще одной дорогой ей фигуры: вампира. В противоположность теории о том, что мифы о вампирах существовали всегда и везде или возникли в Индии. или Китай, ряд европейских этнологов утверждают, что происхождение вампира связано с шаманским мировоззрением о взаимосвязи между жизнью и смертью.Вампир — антишаман (фигура, противоположная шаману), но некоторые шаманы (те, кто имеет дело с «групповыми душами» определенных животных) могут стать вампирами после их смерти. Среди шаманов, которым угрожает опасность стать вампирами, находятся венгерские táltos . Эти теории были предложены венгерским этнологом Эва Почс (11) и одобрены итальянским ученым Карлой Корради Муси, специалистом по финно-финской филологии, в книге 1995 года о происхождении вампиров. (12)

Хроники вампиров и американский гностицизм

Новый Орлеан упоминается в каждой книге Хроники вампира , а план повествования аналогичен Жизни ведьм Мэйфэр .Первые два романа — Интервью с вампиром , который быстро приобрел культовый статус и создал основную группу приверженцев Райс, и Вампир Лестат , который поместил Райс в список бестселлеров New York Times ( 13) — движется быстрее и поднимает вопросы, ответы на которые возникают позже в цикле. Третий, The Queen of the Damned , предлагает сложную мифологию о происхождении вампира в Древнем Египте (и сбивает читателя с толку сотнями персонажей) (14).Четвертый, The Tale of the Body Thief , представляет собой интерлюдию, оккультный триллер, основанный на освященной веками идее о том, что способность менять тела, т. Е. Обладать душой мага телом другого человека и покидать его или ее собственное, могло быть приобретено и освоено одаренным экстрасенсом (только на этот раз тело мага Рэглана Джеймса, которым он обменял свое собственное, — это тело вампира Лестата, и несколько своеобразное обстоятельство создает новые проблемы) (15). Но настоящие ответы — ожидаемые в The Queen of the Damned — приходят в пятом (и, возможно, последнем) романе цикла, Memnoch the Devil .(16) Как обычно, последний роман представляет большой интерес для знатоков эзотерики, но может немного разочаровать некоторых поклонников вампиров из-за того, что он слишком метафизичен. Специализированный журнал Journal of the Dark назвал его «больше исследованием теологии и внутренней работы души, чем рассказом о вампирах» (17).

В великой европейской дискуссии о вампирах 18-го века те, кто не скептически относился к их существованию, следовали, согласно разграничению Антуана Фэвра, двум различным школам мысли: теологической (вампиры — это трупы, одушевленные дьяволом) и эзотерической ( вампирские феномены возникают из астрального тела или одной из меньших душ) (18).Лестат де Лионкур из Райс — постмодернистский вампир и гностический антигерой, занятый долгими поисками истины о происхождении вампиров. В году «Королева проклятых» ему дается эзотерическая интерпретация: около 4000 г. до н.э. дух Амель, раздраженный египетской царицей Акашей, публично изнасиловавшей палестинских ведьм-близнецов, которые вызывали его, Махарет и Мекаре, вызывает смерть королевы в бунте группы практикующих ее подданных.

Complete Vampire Chronicles and Mayfair Witches

Book 01 VC Interview with the Vampire.mp3
Книга 02 VC The Vampire Lestat.mp3
Книга 03 VC The Queen of the Damned.mp3
Книга 04 VC The Tale of the Body Thief.mp3
Книга 05 VC Memnoch the Devil.mp3
Книга 06 NV Pandora.mp3
Книга 07 VC The Vampire Armand.mp3
Книга 08 NV Vittorio the Vampire.mp3
Книга 09 VC Merrick.mp3
Книга 10 VC Blood and Gold.mp3
Книга 11 MW The Witching Hour.mp3
Книга 12 MW Lasher.mp3
Книга 13 MW Taltos.mp3
Книга 14 Blackwood Farm.mp3
Книга 15 Blood Canticle.mp3

URL объявления: http://inferno.demonoid.me:3396/announce
Этот торрент также имеет несколько резервных трекеров
Трекер: http://tracker.publicbt.com/announce
Трекер: udp: //tracker.publicbt.com: 80 / анонс
Трекер: UDP: //tracker.leechers-paradise.org: 6969
Трекер: udp: // трекер.coppersurfer.tk:6969
Трекер: udp: //explodie.org: 6969 / анонс
Трекер: UDP: //tracker.desu.sh: 6969
Трекер: udp: //tracker.opentrackr.org: 1337 / анонс
Трекер: udp: //tracker.tiny-vps.com: 6969 / анонс
Трекер: udp: //tracker.vanitycore.co: 6969 / анонс
Трекер: http: // трекер.baravik.org:6970/announce
Трекер: http://tracker2.wasabii.com.tw:6969/announce
Трекер: udp: //inferno.demonoid.pw: 3399 / анонс
Дата создания: Пт, 15 июл 2011 23:21:58 -0400
Это многофайловый торрент
Book 11 MW The Witching Hour.mp3 670,08 МБ
Book 12 MW Lasher.mp3 372,13 Мбайт
Книга 02 ВК Вампир Лестат.mp3 328,22 МБ
Book 13 MW Taltos.mp3 307,66 МБ
Book 03 VC The Queen of the Damned.mp3 305,32 МБ
Book 14 Blackwood Farm.mp3 283,17 МБ
Book 04 VC The Tale of the Body Thief.mp3 263,95 МБ
Book 07 VC The Vampire Armand.mp3 208,81 МБ
Book 01 Интервью VC с Vampire.mp3 205,53 МБ
Книга 05 В.К. Мемнох Дьявол.mp3 201.18 Мбайт
Book 09 VC Merrick.mp3 158,55 МБ
Book 15 Blood Canticle.mp3 157,96 МБ
Книга 06 NV Pandora.mp3 129,66 Мбайт
Book 10 VC Blood and Gold.mp3 123,58 МБ
Book 08 NV Vittorio the Vampire.mp3 98,61 МБ
Торрент загружен с Demonoid.me.txt 46 байтов
Размер объединенного файла: 3,73 ГБ
Размер детали: 4 МБ
Комментарий: Anne Rice Complete Vampire Chronicles and Mayfair Witches
Обновлено AudioBook Bay
Кодировка: UTF-8
Хэш информации: 5423fc54ea8b35dab136b5a3c27c280b056864d5
Скачать торрент: Торрент Загрузки бесплатно
Советы: Иногда информация о состоянии торрента является неточной, поэтому вы можете загрузить файл и проверить его или попробовать следующие загрузки.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2021 © Все права защищены.