Что такое научпоп: научпоп — Викисловарь

Содержание

научпоп — Викисловарь

Морфологические и синтаксические свойства[править]

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. научпо́п научпо́пы
Р. научпо́па научпо́пов
Д. научпо́пу научпо́пам
В. научпо́п научпо́пы
Тв. научпо́пом научпо́пами
Пр. научпо́пе научпо́пах

на-уч-по́п

Существительное, неодушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 1a по классификации А. А. Зализняка).

Приставка: на-; корень: -уч-; корень: -поп-.

Произношение[править]

Семантические свойства[править]

Значение[править]
  1. собир. научно-популярные произведения литературы, публицистики, кино ◆ Абсолютным рекордсменом советского научпопа был и остаётся Ярослав Голованов, писавший о науке вообще и о космосе в частности так, что люди старшего поколения до сих пор считают, что он лично побывал в открытом космосе, на Луне и Марсе одновременно. «Столица», 1997 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
Синонимы[править]
Антонимы[править]
Гиперонимы[править]
  1. нон-фикшен
Гипонимы[править]

Родственные слова[править]

Ближайшее родство

Этимология[править]

Сокращённое слово из научно-популярный.

Фразеологизмы и устойчивые сочетания[править]

Перевод[править]

Список переводов

Библиография[править]

Для улучшения этой статьи желательно:
  • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

Научпоп: простым языком о сложном

Научно-популярная литература помогает людям, чьих знаний недостаточно для понимания сложного научного языка или экспертам отличных направлений понять суть множества явлений. Сегодня у читателя нет времени на чтение со словарем или изучение нескольких энциклопедий, он привык получать информацию «здесь и сейчас». Все это стало возможным с распространением такого жанра литературы, как «научпоп». Расскажем о специализированных сериях издательства АСТ и отдельных наиболее интересных произведениях.

Научпоп «Элементы»

Серия «Элементы» была основана в 2010 году по инициативе Фонда «Династия», приоритетным направлением которого является развитие фундаментальной науки и образования в стране, а также популяризация науки и просвещение населения. Претенденты на попадание в серию тщательно изучаются экспертами Фонда и только после полного соответствия строгим требованиям специалистов публикуются издательством АСТ.

Книги серии написаны именитыми западными и отечественными учеными. Цель авторов – простым и понятным языком рассказать читателям о возникновении Вселенной, появлении жизни на планете, о теориях эволюции, о безграничных возможностях человеческого мозга. Книги серии будут интересны как школьникам, так и людям, имеющим высшее образование или даже ученую степень, настолько обширны и интересны опубликованные сведения.

Английский биохимик Ник Лейн в своей книге «Вопрос жизни» представляет читателям новый и совершенно непохожий на все предыдущие теории, взгляд на возникновение жизни на Земле. По мнению автора бестселлера, ответы на самые главные вопросы нужно искать в клетках, из которых и состоит все живое на нашей планете – от вирусов до растений. «Вопрос жизни» — это увлекательное путешествие по истории эволюции, начинающееся с появлением первых простейших одноклеточных организмов и заканчивающееся эпохой первых полетов в космос.

Серия научно-популярной литературы «Primus»

Книжная серия Primus – это дебютные произведения журналистов и ученых, которые уже публиковали ранее свои научные труды, но захотели попробовать свои силы и в научно-популярной литературе. По мнению экспертов фонда «Эволюция» и «Книжных проектов Дмитрия Зимина», появление новых имен в сфере просветительства крайне важно, особенно, если автор одновременно умеет хорошо писать и обладает уникальными научными знаниями. Серия призвана решить довольно непростую задачу: одновременно расширить круг русскоязычных авторов в сфере научпоп и привлечь молодых ученых и научных журналистов к книгоизданию, показав, что их готовы поддержать.

В серии Primus на данный момент всего три книги, одна из которых – «Введение в поведение» Бориса Жукова, известного российского научного журналиста. В книге автор стремится объяснить, почему люди так легко могут интерпретировать поведение окружающих, откуда появляется инстинкт, рефлекс и разум, и как родилась и развивалась наука о поведении (в том числе – зоопсихология). Жуков рассматривает разные существующие теоретические подходы к изучению вопросов поведения и их взаимосвязь с другими дисциплинами. Благодаря легкому языку автора, создается впечатление, что перед читателем – не результат серьезной исследовательской работы, а «биография» науки о поведении.

«Научная сенсация»

В основе книг серии «Научная сенсация» – открытия, сделанные учеными в последние годы. Но, в отличие от многих, эти открытия действительно важны для простого, далекого от науки, человека. Например, в книге доктора Эндрю Вайля «Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?» говорится о том, что за последние 50 лет люди в 10 раз чаще стали употреблять различные лекарственные препараты. Сегодня существует «волшебная таблетка» от любого недуга, и многие, к сожалению автора, становятся зависимыми от этих средств. Вайль подробно описывает явление чрезмерной медицины и объясняет, в каких ситуациях нам действительно нужно лекарство, а когда это просто зависимость и привычка. Прочитать книгу крайне необходимо каждому, кто хотя бы изредка заходит в аптеку – возможно, ситуация изменится уже в ближайшем будущем и прибыль фармацевтических компаний будет снижаться параллельно с оздоровлением населения. Автор другого бестселлера «Как микробы управляют нами. Тайные властители жизни на Земле», Эд Йонг, рассказывает о том, что именно благодаря микробам и бактериям, которые многие современные люди так хотят искоренить, мы живем, действуем, выздоравливаем и являемся уникальными. Отношения между людьми и микробами, которыми населен каждый живой организм, довольно непросты, и автор в своей книге стремится дать некий идеальный сценарий взаимоотношений между ними. Книга помогает понять, как устроен человек и полностью меняет взгляд на природу. Научно-популярная литература сегодня – это отличная возможность быстро и легко получить ответы на самые важные вопросы. Большой ассортимент просветительских книг позволяет каждому человеку стать немного биологом, антропологом, историком или врачом, чтобы понимать суть происходящих процессов как в природе и мире, так и внутри себя, что существенно облегчает жизнь и делает ее намного интереснее.

Рекомендуем прочитать

Достающее звено. Книга первая. Обезьяны и все-все-все
Станислав Дробышевский

«Обезьяны и все-все-все» — первая книга цикла «Достающее звено», в которой известный популяризатор науки, Станислав Дробышевский, рассказывает о том, почему не стоит искать «недостающее звено» между обезьяной и человеком (а именно этим и заняты тысячи ученых во всем мире после публикации теории Дарвина). Автор объясняет, что на самом деле это «звено» уже было найдено и проводит ряд аналогий. Простой язык книги и множество интересных рубрик, например, «Уголки занудства», делают чтение по-настоящему захватывающим для любого читателя.

Достающее звено. Книга вторая. Люди
Станислав Дробышевский

Вторая книга цикла «Достающее звено», где автор отвечает на главные вопросы возникновения человеческого вида. Простым и понятным языком преподаватель кафедры антропологии МГУ, Станислав Дробышевский, рассказывает о том, в чем проявляется связь между человеком и обезьяной. В книге – множество рубрик, которые позволяют отвлечься от сложной темы и, например, поразмышлять о том, почему у человека всего 4 конечности, а не целых 14.

Мой лучший друг — желудок: еда для умных людей
Елена Мотова

Научпоп обо всем, что связано с работой желудка. Врач-диетолог на основе своей практики объясняет, что такое пищевое отравление, откуда берутся и как появляются на нашей кухне вредные бактерии, как лишний вес связан с работой мозга и гормонами. Автор не ограничивается списком продуктов, которые каждый должен употреблять ежедневно, как это делается во многих книгах, а разъясняет, зачем нашему организму нужны те или иные питательные вещества и как формируются пищевые привычки.

Неандерталец
Сванте Пэабо

Автор книги – известный шведский биолог и специалист по эволюционной генетике, пытается раскрыть тайну неандертальца, обломок черепа которого был найдет за три года до становления Дарвиновской теории эволюции. Книга затрагивает ряд серьезнейших и важнейших вопросов, связанных с происхождением человека. Автор сделал все возможное для того, чтобы читатель с головой окунулся в мир современной и захватывающей антропологии.

Эгоистичный ген
Ричард Докинз

В основе книги – теория о геноцентричном характере эволюции. По мнению автора, именитого ученого с мировым именем, все мы – лишь переносчики информации, заложенной в генах. При этом, Докинз допускает мысль о том, что человек способен сопротивляться и «спорить» с эгоистичным геном (понятие, которое подробно объясняется в книге). Книга включена в список лучших научно-популярных произведений по версии The Guardian и в список наиболее влиятельных научных книг всех времен.

Астрофизика с космической скоростью, или Великие тайны Вселенной для тех, кому некогда
Нил Деграсс Тайсон

В книге известного американского астрофизика Нила Тайсона читатель может найти ответы на множество «вечных» вопросов – таких как «как устроено небо?», «какое место человек занимает во вселенной?», «что такое космос?». При этом читателю не понадобятся специальные знания – автор говорит о сложных явлениях простым и понятным языком, дополняя повествование интересными научными открытиями последних лет.

Краткая история времени

Стивен Хокинг

Произведение одного из самых известных физиков-теоретиков современности. В «Краткой истории времени» он, без употребления каких-либо сложных математических формул, объясняет миллионам читателей, как на самом деле возникла Вселенная. Также еще в 1989 году автор выдвинул несколько гипотез о дальнейшем развитии космоса, что стало отправной точкой для многих ученых по всему миру.


Научно-популярная литература — это… Что такое Научно-популярная литература?

Научно-популярная литература — литературные произведения о науке, научных достижениях и об учёных, предназначенные для широкого круга читателей.

Научно-популярная литература направлена как на специалистов из других областей знания, так и на малоподготовленных читателей, включая детей и подростков. В отличие от научной литературы, произведения научно-популярной литературы не рецензируются и не аттестуются.

[источник не указан 25 дней]

Научно-популярная литература включает произведения об основах и отдельных проблемах фундаментальных и прикладных наук, биографии деятелей науки, описание путешествий и т. д., написанные в различных жанрах.

Лучшие популярные сочинения пропагандируют достижения передовой науки в форме, наиболее доступной читателям, которым они предназначены. В поэтической форме были написаны первое в Европе популярное произведение о науке — «О природе вещей» Лукреция Кара и «Письмо о пользе стекла» М. В. Ломоносова. Из бесед возникли «История свечи» М. Фарадея и «Жизнь растения» К. А. Тимирязева. Известны популярные сочинения, написанные в форме календаря природы, этюдов, очерков, «интеллектуальных» приключений и т. п.

Научно-популярные книги

В научно-популярных книгах обычно приводятся общие сведения по какому-либо тематическому вопросу. Нацеленные на широкого читателя, эти издания пишутся простым языком, иногда с юмором, обычно содержат минимальное число формул и исчислений и большое количество иллюстраций.

Известные научно-популярные книги

Научно-популярные журналы

Основная статья: Научно-популярный журнал

Научно-популярный журнал обычно содержит новости науки, научно-популярные статьи, колонку интересных фактов и фоторепортажи.

В таких журналах содержится очень много иллюстраций, таблиц, ссылок, интересных фактов в статьях. Все статьи выдержаны в научно-популярном стиле.

Научно-популярные журналы и бюллетени России

Основная статья: Научно-популярные журналы России

Научно-популярная литература в мире

Американский популяризатор математики Мартин Гарднер вёл рубрику в журнале Scientific American.

Научно-популярная литература в России

В начале XX века Яков Исидорович Перельман писал научно-популярные книги по физике и математике. Виталий Бианки описывал жизнь животных. Петр Кошель выпустил в 2000 г. книги для подростков: «На заре человечества» и о биологии — «В стране вечных загадок».

Литература

  • Лазаревич Э. А. Искусство популяризации науки. — 2-е, перераб. и доп.. — Москва: Наука, 1978. — 224 с. — 7 000 экз.
  • Разгон Л. Э. Живой голос науки, «Детская литература», Москва, 1970

Научпоп должен развлекать! (что такое научно-популярная литература с моей точки зрения)

Недавно я высказал крамольную в глазах научного и научно-популярного сообщества мысль. Звучит она следующим образом: научно-популярная литературе не должна ничему учить. Вообще. Она должна делать две вещи:

1. Развлекать
2. Заинтересовывать вопросом

Всё. Никаких знаний после прочтения научно-популярной книги, будь то Докинз с Саганом или Казанцева с Панчиным, оставаться не должно. Ну как «не должно». Кто-то, возможно, что-то и запомнит. Но это опция, а не штатная функция научпопа. На деле это сложный вопрос, который нельзя расписать в одном предложении. Поэтому я решил подробно развернуть свою мысль в этом эссе.

Проблема узкого специалиста, или почему учёные не пишут книг

Одни из самых глупых отзывов и рецензий на любые (подчёркиваю: любые) научно-популярные книги пишут узкие специалисты. Профессиональные нейробиологи, историки византийской архитектуры, китаеведы, металлурги и так далее. Причём те из них, кто сам никогда не писал научно-популярных книг или статей, а ограничивался важными, порой – революционными публикациями в серьёзных цитируемых журналах с непроизносимыми названиями. Ни один человек вне их отрасли эти журналы никогда не читал, и это нормально: специальная литература предназначена только для специалистов.

Почему так выходит? Почему специалисты не рады появлению тематических книг, которыераскрывают их узкую, профессиональную, непонятную обывателю область дяде Васе из Зуёвки? Это что, тайна за семью печатями? Как ни странно, да. Ревность, зависить, самомнение – это три движителя в данном случае. Не профессионализм. Потому что профессионализм – это совершенно другое.

Давайте на конкретном примере. В 1997 году гигантским тиражом 500 000 вышла книга американской журналистки «Айрис Чан» The Rape of Nanking: The Forgotten Holocaust of World War II. Это была первая научно-популярная историческая книга, подробно рассказывавшая о чудовищной резне, устроенной японцами в китайском Нанкине в 1937/38 годах. Чтобы написать эту книгу, Чан ездила в Китай, брала интервью у выживших, изучала документы и так далее.

Но она писала для обычных людей, писала беллетризированным языком журналистский материал, по сути – большую занятную статью. И допустила в ней значительное количество фактологических неточностей и ошибок (при том, что интервью с очевидцами до неё не брал вообще никто, а высокопарные историки к таким вещам как беседы с китайскими бабушками, вообще относятся свысока).

Первый тираж ушёл в 1997 году весь (!) И началось. Толпа китаистов, которые до того занимались исключительно узкоспециализированным онанизмом на китаеведческих кафедрах американских вузов, собрали всю слюну, которую только могли. О книге писали, что она «полна дезинформации и выдуманных фактов» – это Джошуа Фогель из Йоркского университета (до его многократных выступлений на радио и телевидении, посвящённых поливанию Чан какашками, о существовании Фогеля никто не знал, кроме полутора специалистов). И ещё писали, что «там нет ни одного комментария от японского участника резни» – это Дэвид Кэннеди из Стэнфорда. А Роджер Джинс из Вашингтонского университета пишет, что Чан – не историк, и вообще не имеет права без специального образования писать подобные книги При том, что Джинс сам ни одной книги на тот момент из себя не вытужил, точнее, одну нечитабельную обычными людьми специализированную брошюру «Демократия и социализм в современном Китае».

Этими людьми двигало только одно. Как же так, думали они. Мы тут всю жизнь Китай изучаем, а она раз, раз – и написала книгу, которая стала бестселлером.

Были и профессионалы. Ряд историков просто написали Чан корректные грамотные письма с правками и консультациями. Все эти правки были учтены во втором издании 1998 года. Такой подход – профессионален. Но 90% узких специалистов к нему просто неспособны.

Это большая проблема узких специалистов – неумение читать научно-популярную литературу. Потому что научно-популярная литература для них вообще не предназначена. Ни при каких обстоятельствах они не узнают из неё ничего нового, потому что она по умолчанию поверхностна и проста. Её целевая аудитория – люди, которые о вопросе не знают вообще ничего. Она должна объяснять базовые вещи простым языком.

Один специалист по сварке предъявил к моей книге «Изобретено в России» характерную претензию, связанную с тем, что сварка описана всего на четырёх страницах и очень поверхностно, совершенно ему, физику с многолетним стажем, было неинтересно. Дружок, хотелось ответить мне, конечно, неинтересно. Зачем ты вообще это читал? Что ты надеялся найти в 540-страничной книге, в которой я попытался охватить вообще весь пласт русской изобретательской мысли от подстаканника до сейсмографа? Что я половину посвящу сварке? Здесь уже не более чем непонимание того, зачем нужна научно-популярная литература как таковая.

И вот тут мы перейдём ко второму вопросу: а почему, собственно, ругающие сами не напишут «как надо»? Почему они не возьмут и не сделают хорошую с их точки зрения книгу? Почему они не издадут её в научно-популярном издательстве и не расскажут дяде Васе из Зуёвки всю правду о нейробиологии, сварке и истории византийской архитектуры?

Всё просто. Для этого нужно поднять жопу. Потому что книга – это очень до фига работы. Это недосыпы, ночные вламывания, тяжкий труд, тысячи источников, море информации, и всё это – чаще всего почти без финансовой отдачи, точнее – с отдачей, не соответствующей затраченному времени. Книга – это плата здоровьем и личным временем за эфемерный престиж. И вы не поверите, но журналисты так – умеют. Это их работа – вламывать, чтобы рассказать обычным людям – не профессионалам, а именно обычным людям – о чём-то, о чём те не знали.

Большинство людей неспособно написать книгу, хотя думают, что это легко. У Альбера Камю в «Чуме» был прекрасный персонаж – Джозеф Гран, который бесконечно, на протяжении всего романа, «писал книгу», переписывая и совершенствуя одно-единственное первое предложение «Прекрасным утром мая элегантная амазонка на великолепном гнедом коне скакала по цветущим аллеям Булонского леса». Он так и не написал книгу, скончавшись от чумы. Гран – это отличная иллюстрация того, что получится у большинства людей, когда они попытаются написать книгу, «потому что это легко».

Впрочем, исключения, конечно, есть. И у нас (Попов, Соколов, Панчин, Дробышевский, Пиперски, скажем). Но это капля в море. Обычно специалисты книг не пишут.

Ещё один момент. Вы спросите: а почему и по каким признакам я делю людей на профессионалов и нет? Да всё просто. Каждый из нас в чём-то узкий профессионал. Специалисту по газодинамике не стоит читать научно-популярную книгу для обывателей, где газодинамика раскрывается парой абзацев в середине. Он ничего из неё не почерпнёт, ещё и обидится на неподробность. Зато ему может быть очень интересна научно-популярная книга об истории книгопечатания, потому что он об этом ничего не знает, и она покажется ему полной и занятной. Хотя специалист по книгопечатанию на неё обидится за неподробность и популярность. И так по замкнутому кругу. Помните, как Незнайка нарисовал портреты жителей Цветочного города, и каждый обижался только на свой портрет? Вот это ровно оно.

Почему научпоп должен развлекать, а не учить

Теперь перейдём ко второму и более важному вопросу, заявленному в заглавии. Научно-популярная литература должна развлекать. Она должна вызывать у не очень умных специалистов (как я уже писал, умные всё понимают и в самом идеальном случае набор объективных претензий напишут в вежливом письме к автору) баттхёрт и возмущение.

Потому что научно-популярная литература, в отличие от пестрящих ссылками статей в цитируемых журналах и выходящих тиражом 100 экземпляров монографий с непроизносимыми названиями, – это в первую очередь литература. Такая же, как Пелевин, Олди или Агата Кристи. Она издаётся коммерческими изданиями, в красивом оформлении, нормальными тиражами и попадает в книгоиздательскую систему распространения. Она лежит на магазинных полках и просит у читателя: «Купи меня, купи!»

И читатель покупает её, чтобы получить удовольствие. Чтобы прочесть её с интересом, не переходя каждые две строки на специализированные статьи на Sci-Hub (бесплатный, в конце концов!) Он читает научно-популярную книгу как роман. То же можно сказать о журналах: на самом деле «Популярная механика» и «Cosmopolitan» – это ровно одно и то же. Развлекательные глянцевые журналы. Просто первый для любителей технологий и военки, а второй – для любительниц светской жизни и женской психологии.

Поэтому мне всегда странно, когда ругают, скажем, «В Интернете кто-то не прав» Аси Казанцевой. Какая разница, что там написано. Правда или неправда. Свою первую функцию эта книга выполняет – она интересная, весёлая, читаешь её, как детектив, и тебе хорошо. Или ты её что, как учебник биологии для соответствующей кафедры МГУ покупал, дружок? Её тебе что, в качестве обязательного чтения на лета в институте задали? Ну не нравится тебе пирожное, потому что не любишь ты заварной крем. Не заставляй себя, не мучайся, не покупай, не ешь, не читай. А меня – развлекло.

Вторая функция – заинтересовывать, и она значительно сложнее. Поймите правильно, но 99% людей, прочитавших ту или иную научно-популярную книгу, не почерпнут оттуда никаких знаний. Не запомнят вообще ничего (а если и запомнят, то забудут в течение недели наглухо).

Поэтому научпоп – это не учебник и не справочник. В нём не должно быть мутных формул, обязательных ссылок на цитируемые журналы и – важно – лишних сведений. Вот это, кстати, нередко проблема научпопа, который пишется учёными. Дробышевский написал хорошую книгу «Достающее звено», но она у него вышла в объёме скольки там, 1200 страниц? Это уже такой научпоп-не-для-всех, человек, не интересующийся конкретно антропологией хотя бы на любительском уровне, вряд ли будет читать.

Единственная именно научная задача научпопа – обмануть читателя, сделать вид, что наука – это весело, интересно, и ей стоит заняться. На самом деле наука – это гораздо круче, чем написать книгу. Мутное, долгое, сложное занятие, требующее пахоты и глубокого погружения нередко в нуднейший предмет, причём не на неделю, а на годы и десятилетия. Я бы даже сказал сочнее: настоящая, серьёзная наука – это адов трындец. Когда вы вузе чуть-чуть касаетесь римановской геометрии, вы на самом деле вообще ничего не понимаете. У вас уйдёт много лет только на то, чтобы въехать в начала, достаточные для того, чтобы начать что-то исследовать, а потом много лет на исследования, в основном – методичные и однообразные, а потом, возможно, при должном везении и стечении обстоятельств, путём нечеловеческого труда, вы найдёте в своей узкой научной области что-то новое, и это со стороны будет казаться прорывом. И только вы будете знать, сколько пота и крови осталось за этим. И да, ещё важное: чтобы заниматься наукой, её надо любить.

Прочтя книгу Казанцевой, или Панчина, или кого-то другого, читатель попадает в иллюзию простой науки. О, как это круто, весело и интересно! Читая про архитектуру, обыватель думает: о, как это круто, буду и я здания рисовать (о тоннах инженерных расчётов он не думает). И это хорошо. Потому что, если читатель заинтересовался темой, он будет копать. Может, учиться пойдёт (впрочем, маловероятно), может, будет читать более специальную литературу – и со временем начнёт разбираться в вопросе. И научно-популярная литература будет ему уже неинтересна, поскольку он её перерос.

Научпоп – это такое средство поиска. По ней читатель может понять, что ему интересно. По цитируемым статьям в серьёзных профильных изданиях это сделать невозможно, потому что они по умолчанию неинтересны незнакомому с вопросом и целево не ищущему именно этот материал человеку. А по случайно купленной на развале книге – можно.

Я знаю как минимум три случая, когда люди читали мои статьи в «Популярной механике» и начинали интересоваться тем, о чём я написал, настолько, что это со временем стало их профессией. Они давно переросли эти детские статьи – сейчас они разбираются в тех вопросах значительно лучше меня, и знания, полученные из тех статей, ничего для них не значит, это как первые шаги младенца, которые не значат ничего в сравнении с бегом Усейна Болта.

APD. Да, Саша Панчин напомнил мне, что существует разряд прикладных научно-популярных книг. Например, книга Алексея Водовозова «Пациент разумный» в прямом смысле слова поможет обывателю распознать медицинское мошенничество. Такие книги являются исключениями: у них есть ещё назначение быть чем-то вроде сложной и обоснованной инструкции. Но суммарно таких книг не очень много.

И про ошибки

Вообще говоря, половина этих мыслей выросла из дискуссии в FB Сергея Белкова об ошибках в научно-популярной литературе и степени их допустимости. В уже упомянутой книге Айрис Чан было 90 фактических ошибок только на первых 64 страницах книги (их исправили во втором издании).

Плохо ли это? Нивелирует ли это достоинства книги и вообще работы популяризатора? Нет, вообще ни на йоту.

Во-первых, править книгу между изданиями – это абсолютно нормально, и если кто-то думает, что бывают первые издания без ошибок, то он книгу только по телевизору видел, тут даже говорить не о чем. 100% первых изданий любых книг – и научно-популярных, и художественных – имеют ошибки. Фактологические, корректорские, какие угодно. Книга целиком и полностью избавляется от ошибок в лучшем случае к 3-му изданию. Чаще – к 4-му или 5-му. В научных публикациях, кстати, примерно то же самое, только ошибок в разы меньше, поскольку более сложный и серьёзный уровень рецензирования.

Во-вторых, ошибки бывают разные. У меня, скажем, книга об истории русской изобретательской мысли. Если я допустил ошибку в описании какой-то конкретной пушки (про которую есть 100 знаков текста в общем абзаце вводной части), это вообще неважно. Важно минимизировать ошибки в вещах, касающихся основной темы, а какой там узор был на пушке – грифон или Вельзевул, это абсолютные мелочи. Вот, скажем, в 2010 году в статье про боевые катера я напорол в названиях пулемётов – за это до сих пор стыдно, потому что статья была прямо именно про это.

Вот тут особенно ярко прорывается проблема узкого специалиста. Когда он чувствует Силу и возможность внести своё ценное мнение, он способен докопаться даже до запятой. Уровень этого докапывания примерно таков: «На 6-й странице запятая стоит неверно! Книга – полное говно, сразу всё понятно». Хочется спросить: детка, ну что тебе понятно? Какой ты умный, расскажи мне. Кстати, мне в личку регулярно умные и приятные люди шлют правки к книге. Штук 10 писем было. Им я говорю «большое спасибо».

В-третьих, автор никогда не делает ошибки со зла или потому что он глуп. Человек, который поднял свою жопу, собрал информацию и написал книгу, по умолчанию умнее и компетентнее львиной доли окружающих. Потому что это очень тяжело (писал выше, не буду повторяться). Просто тот, кто никогда не писал ничего научно-популярного или художественного, не представляет, что такое, например, «замыленный взгляд», или «невозможно прекратить редактировать», или «блядь, я больше не могу», или «пойди и займись ребёнком, статья подождёт», или 5-е, 6-е, 7-е и так далее. Когда ты пишешь книгу, весь мир против тебя, дружок. А если тебе кажется, что весь мир за тебя, и у тебя текут слова и льются, то это называется «графомания».

Подытожим-с

Всё, мне надоело. Получилось несколько сумбурно, но мне не очень хочется приводить этот текст в порядок. Поэтому просто тезисно.

1. Научпоп должен быть интересным, весёлым и несёт развлекательную функцию.
2. Научпоп не предназначен для специалистов, он предназначен для людей, ничего не понимающих в вопросе.
3. Научпоп – не учебник и не должен нести свет знаний.
4. Научпоп должен создавать иллюзию, что сложное – это простое, чтобы заинтересовать читателя темой.
5. В любой книге всегда есть ошибки.
6. Хороший автор всегда правит ошибки между переизданиями.
7. Непрофильные книге ошибки – это абсолютно неважно, есть – и ничего страшного (исправили – вообще хорошо).
8. Написать книгу очень сложно, думающие иначе никогда не писали книг.

Да, корректные дискуссии приветствуются. Тупые споры с неаргументированным бросанием какашек и переходом на личности порождают бан. На данный момент забаненных: 3 (все — за переход на личности).

P. S. В FB задали хороший вопрос, потребовавший дополнения. Как отличить неосознанную ошибку от осознанной лжи и где граница? Всё очень просто. Как я уже писал выше, хороший автор ошибку исправит. А ложь — нет. Вот, собственно, и вся разница.

Научпоп: arktal — LiveJournal

ИСТОЧНИК — nostradamvs,
Научпоп должен развлекать! Он не должен ничему учить. Вообще. Научно-популярная литература должна делать две вещи:

1. Развлекать
2. Заинтересовывать вопросом

Всё. Никаких знаний после прочтения научно-популярной книги, будь то Докинз с Саганом или Казанцева с Панчиным, оставаться не должно. Ну как «не должно». Кто-то, возможно, что-то и запомнит. Но это опция, а не штатная функция научпопа. На деле это сложный вопрос, который нельзя расписать в одном предложении. Поэтому я решил подробно развернуть свою мысль в этом эссе.


Проблема узкого специалиста, или почему учёные не пишут книг


Одни из самых глупых отзывов и рецензий на любые (подчёркиваю: любые) научно-популярные книги пишут узкие специалисты. Профессиональные нейробиологи, историки византийской архитектуры, китаеведы, металлурги и так далее. Причём те из них, кто сам никогда не писал научно-популярных книг или статей, а ограничивался важными, порой – революционными публикациями в серьёзных цитируемых журналах с непроизносимыми названиями. Ни один человек вне их отрасли эти журналы никогда не читал, и это нормально: специальная литература предназначена только для специалистов.

Почему так выходит? Почему специалисты не рады появлению тематических книг, которые раскрывают их узкую, профессиональную, непонятную обывателю область дяде Васе из Зуёвки? Это что, тайна за семью печатями? Как ни странно, да. Ревность, зависить, самомнение – это три движителя в данном случае. Не профессионализм. Потому что профессионализм – это совершенно другое.

Давайте на конкретном примере. В 1997 году гигантским тиражом 500 000 вышла книга американской журналистки «Айрис Чан» The Rape of Nanking: The Forgotten Holocaust of World War II. Это была первая научно-популярная историческая книга, подробно рассказывавшая о чудовищной резне, устроенной японцами в китайском Нанкине в 1937/38 годах. Чтобы написать эту книгу, Чан ездила в Китай, брала интервью у выживших, изучала документы и так далее.

Но она писала для обычных людей, писала беллетризированным языком журналистский материал, по сути – большую занятную статью. И допустила в ней значительное количество фактологических неточностей и ошибок (при том, что интервью с очевидцами до неё не брал вообще никто, а высокопарные историки к таким вещам как беседы с китайскими бабушками, вообще относятся свысока).

Первый тираж ушёл в 1997 году весь (!) И началось. Толпа китаистов, которые до того занимались исключительно узкоспециализированным онанизмом на китаеведческих кафедрах американских вузов, собрали всю слюну, которую только могли. О книге писали, что она «полна дезинформации и выдуманных фактов» – это Джошуа Фогель из Йоркского университета (до его многократных выступлений на радио и телевидении, посвящённых поливанию Чан какашками, о существовании Фогеля никто не знал, кроме полутора специалистов). И ещё писали, что «там нет ни одного комментария от японского участника резни» – это Дэвид Кэннеди из Стэнфорда. А Роджер Джинс из Вашингтонского университета пишет, что Чан – не историк, и вообще не имеет права без специального образования писать подобные книги При том, что Джинс сам ни одной книги на тот момент из себя не вытужил, точнее, одну нечитабельную обычными людьми специализированную брошюру «Демократия и социализм в современном Китае».

Этими людьми двигало только одно. Как же так, думали они. Мы тут всю жизнь Китай изучаем, а она раз, раз – и написала книгу, которая стала бестселлером.

Были и профессионалы. Ряд историков просто написали Чан корректные грамотные письма с правками и консультациями. Все эти правки были учтены во втором издании 1998 года. Такой подход – профессионален. Но 90% узких специалистов к нему просто неспособны.

Это большая проблема узких специалистов – неумение читать научно-популярную литературу. Потому что научно-популярная литература для них вообще не предназначена. Ни при каких обстоятельствах они не узнают из неё ничего нового, потому что она по умолчанию поверхностна и проста. Её целевая аудитория – люди, которые о вопросе не знают вообще ничего. Она должна объяснять базовые вещи простым языком.

Один специалист по сварке предъявил к моей книге «Изобретено в России» характерную претензию, связанную с тем, что сварка описана всего на четырёх страницах и очень поверхностно, совершенно ему, физику с многолетним стажем, было неинтересно. Дружок, хотелось ответить мне, конечно, неинтересно. Зачем ты вообще это читал? Что ты надеялся найти в 540-страничной книге, в которой я попытался охватить вообще весь пласт русской изобретательской мысли от подстаканника до сейсмографа? Что я половину посвящу сварке? Здесь уже не более чем непонимание того, зачем нужна научно-популярная литература как таковая.

И вот тут мы перейдём ко второму вопросу: а почему, собственно, ругающие сами не напишут «как надо»? Почему они не возьмут и не сделают хорошую с их точки зрения книгу? Почему они не издадут её в научно-популярном издательстве и не расскажут дяде Васе из Зуёвки всю правду о нейробиологии, сварке и истории византийской архитектуры?

Всё просто. Для этого нужно поднять жопу. Потому что книга – это очень до фига работы. Это недосыпы, ночные вламывания, тяжкий труд, тысячи источников, море информации, и всё это – чаще всего почти без финансовой отдачи, точнее – с отдачей, не соответствующей затраченному времени. Книга – это плата здоровьем и личным временем за эфемерный престиж. И вы не поверите, но журналисты так – умеют. Это их работа – вламывать, чтобы рассказать обычным людям – не профессионалам, а именно обычным людям – о чём-то, о чём те не знали.

Большинство людей неспособно написать книгу, хотя думают, что это легко. У Альбера Камю в «Чуме» был прекрасный персонаж – Джозеф Гран, который бесконечно, на протяжении всего романа, «писал книгу», переписывая и совершенствуя одно-единственное первое предложение «Прекрасным утром мая элегантная амазонка на великолепном гнедом коне скакала по цветущим аллеям Булонского леса». Он так и не написал книгу, скончавшись от чумы. Гран – это отличная иллюстрация того, что получится у большинства людей, когда они попытаются написать книгу, «потому что это легко».

Впрочем, исключения, конечно, есть. И у нас (Попов, Соколов, Панчин, Дробышевский, Пиперски, скажем). Но это капля в море. Обычно специалисты книг не пишут.

Ещё один момент. Вы спросите: а почему и по каким признакам я делю людей на профессионалов и нет? Да всё просто. Каждый из нас в чём-то узкий профессионал. Специалисту по газодинамике не стоит читать научно-популярную книгу для обывателей, где газодинамика раскрывается парой абзацев в середине. Он ничего из неё не почерпнёт, ещё и обидится на неподробность. Зато ему может быть очень интересна научно-популярная книга об истории книгопечатания, потому что он об этом ничего не знает, и она покажется ему полной и занятной. Хотя специалист по книгопечатанию на неё обидится за неподробность и популярность. И так по замкнутому кругу. Помните, как Незнайка нарисовал портреты жителей Цветочного города, и каждый обижался только на свой портрет? Вот это ровно оно.

Почему научпоп должен развлекать, а не учить


Теперь перейдём ко второму и более важному вопросу, заявленному в заглавии. Научно-популярная литература должна развлекать. Она должна вызывать у не очень умных специалистов (как я уже писал, умные всё понимают и в самом идеальном случае набор объективных претензий напишут в вежливом письме к автору) баттхёрт и возмущение.

Потому что научно-популярная литература, в отличие от пестрящих ссылками статей в цитируемых журналах и выходящих тиражом 100 экземпляров монографий с непроизносимыми названиями, – это в первую очередь литература. Такая же, как Пелевин, Олди или Агата Кристи. Она издаётся коммерческими изданиями, в красивом оформлении, нормальными тиражами и попадает в книгоиздательскую систему распространения. Она лежит на магазинных полках и просит у читателя: «Купи меня, купи!»

И читатель покупает её, чтобы получить удовольствие. Чтобы прочесть её с интересом, не переходя каждые две строки на специализированные статьи на Sci-Hub (бесплатный, в конце концов!) Он читает научно-популярную книгу как роман. То же можно сказать о журналах: на самом деле «Популярная механика» и «Cosmopolitan» – это ровно одно и то же. Развлекательные глянцевые журналы. Просто первый для любителей технологий и военки, а второй – для любительниц светской жизни и женской психологии.



Поэтому мне всегда странно, когда ругают, скажем, «В Интернете кто-то не прав» Аси Казанцевой. Какая разница, что там написано. Правда или неправда. Свою первую функцию эта книга выполняет – она интересная, весёлая, читаешь её, как детектив, и тебе хорошо. Или ты её что, как учебник биологии для соответствующей кафедры МГУ покупал, дружок? Её тебе что, в качестве обязательного чтения на лета в институте задали? Ну не нравится тебе пирожное, потому что не любишь ты заварной крем. Не заставляй себя, не мучайся, не покупай, не ешь, не читай. А меня – развлекло.

Вторая функция – заинтересовывать, и она значительно сложнее. Поймите правильно, но 99% людей, прочитавших ту или иную научно-популярную книгу, не почерпнут оттуда никаких знаний. Не запомнят вообще ничего (а если и запомнят, то забудут в течение недели наглухо).

Поэтому научпоп – это не учебник и не справочник. В нём не должно быть мутных формул, обязательных ссылок на цитируемые журналы и – важно – лишних сведений. Вот это, кстати, нередко проблема научпопа, который пишется учёными. Дробышевский написал хорошую книгу «Достающее звено», но она у него вышла в объёме скольки там, 1200 страниц? Это уже такой научпоп-не-для-всех, человек, не интересующийся конкретно антропологией хотя бы на любительском уровне, вряд ли будет читать.

Единственная именно научная задача научпопа – обмануть читателя, сделать вид, что наука – это весело, интересно, и ей стоит заняться. На самом деле наука – это гораздо круче, чем написать книгу. Мутное, долгое, сложное занятие, требующее пахоты и глубокого погружения нередко в нуднейший предмет, причём не на неделю, а на годы и десятилетия. Я бы даже сказал сочнее: настоящая, серьёзная наука – это адов трындец. Когда вы вузе чуть-чуть касаетесь римановской геометрии, вы на самом деле вообще ничего не понимаете. У вас уйдёт много лет только на то, чтобы въехать в начала, достаточные для того, чтобы начать что-то исследовать, а потом много лет на исследования, в основном – методичные и однообразные, а потом, возможно, при должном везении и стечении обстоятельств, путём нечеловеческого труда, вы найдёте в своей узкой научной области что-то новое, и это со стороны будет казаться прорывом. И только вы будете знать, сколько пота и крови осталось за этим. И да, ещё важное: чтобы заниматься наукой, её надо любить.

Прочтя книгу Казанцевой, или Панчина, или кого-то другого, читатель попадает в иллюзию простой науки. О, как это круто, весело и интересно! Читая про архитектуру, обыватель думает: о, как это круто, буду и я здания рисовать (о тоннах инженерных расчётов он не думает). И это хорошо. Потому что, если читатель заинтересовался темой, он будет копать. Может, учиться пойдёт (впрочем, маловероятно), может, будет читать более специальную литературу – и со временем начнёт разбираться в вопросе. И научно-популярная литература будет ему уже неинтересна, поскольку он её перерос.

Научпоп – это такое средство

научпоп — это… Что такое научпоп?

  • Научпоп — получить на Академике действующий промокод МИФ издательство или выгодно научпоп купить со скидкой на распродаже в МИФ издательство

  • научпоп — сущ., кол во синонимов: 2 • жанр (41) • литература (24) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • науч.-поп. — научпоп науч. поп. науч. популяр. научно популярный образование и наука научпоп Словарь: С. Фадеев. Словарь сокращений современного русского языка. С. Пб.: Политехника, 1997. 527 с …   Словарь сокращений и аббревиатур

  • науч.-популяр. — научпоп науч. поп. науч. популяр. научно популярный образование и наука научпоп Словарь: С. Фадеев. Словарь сокращений современного русского языка. С. Пб.: Политехника, 1997. 527 с …   Словарь сокращений и аббревиатур

  • Научный журналист — Эта статья предлагается к удалению. Пояснение причин и соответствующее обсуждение вы можете найти на странице Википедия:К удалению/24 ноября 2012. Пока процесс обсуждени …   Википедия

  • Протопопов, Анатолий Ильич — Эта статья предлагается к удалению. Пояснение причин и соответствующее обсуждение вы можете найти на странице Википедия:К удалению/22 октября 2012. Пока процесс обсужден …   Википедия

  • жанр — См. стиль… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. жанр разряд, стиль, род, класс, манера, форма, почерк, жанрик, творческий почерк, иконография Словарь рус …   Словарь синонимов

  • литература — Письменность, словесность, печать, пресса, беллетристика, журналистика. … Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. литература письменность, словесность, печать, пресса,… …   Словарь синонимов

  • Тангейт Марк — Марк Тангейт Mark Tungate Место рождения: Великобритания Род деятельности: писатель, журналист Язык произведений: Английский http://www.tungateinparis.com/ …   Википедия

  • NARR8 — В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете отр …   Википедия

  • Тангейт, Марк — Марк Тангейт Mark Tungate Место рождения: Великобритания Род деятельности: писатель, журналист Язык произведений: Английский http://www.tungateinparis.com/ …   Википедия

  • 10 незаунывных научпоп-книг последних лет

    1. «Происхождение жизни. От туманности до клетки», Михаил Никитин

    «Происхождение жизни. От туманности до клетки», Михаил Никитин

    Книга Михаила Никитина, в отличие от большинства научно-популярных книг по биологии, — не просто подборка занимательных фактов, а действительно глубокий и подробный анализ новейших экспериментов и открытий в области эволюции.

    За XXI век наука узнала много нового о появлении нашей планеты и зарождении жизни на Земле. В этом издании собрано всё самое важное с подробными пояснениями, чтобы материал усвоили даже читатели, далёкие от биологии.

    Купить на Litres.ru

    2. «13.8. В поисках истинного возраста Вселенной и теории всего», Джон Гриббин

    «13.8. В поисках истинного возраста Вселенной и теории всего», Джон Гриббин

    Сколько лет нашей Вселенной? Ответу на этот вопрос посвящена книга Джона Гриббина. В названии уже есть спойлер — 13,8 миллиардов лет. Это не просто цифра, а фундаментальное открытие, которое стало возможным только в наши дни. В книге подробно объясняется, что оно дало и как повлияло на науку. Идеальный вариант для людей, которые интересуются космосом и хотят знать о нём больше.

    Купить на Litres.ru

    3. «Эгоистичный ген», Ричард Докинз

    «Эгоистичный ген», Ричард Докинз

    Ричард Докинз известен во всём мире не только как выдающийся эволюционный биолог и этолог, но и как популяризатор науки — мало кто умеет так изящно и доступно объяснять самые сложные вопросы.

    Его книга «Эгоистичный ген» посвящена интереснейшей проблеме: почему появляются альтруисты, которые рискуют и жертвуют собой ради блага других? Ведь инстинкт самосохранения заставляет живое существо в первую очередь думать о собственной безопасности и спасать свою жизнь.

    Гипотеза Докинза проста, но в то же время позволяет взглянуть на эволюцию по-новому: её цель — не сохранение отдельной особи, а набора генов. Значит, смысл жизни человека — передать свои гены потомкам. При этом вашим генам-эгоистам всё равно, что произойдёт с вами после того, как задача номер один выполнена.

    Купить на Litres.ru

    4. «История мира в инфографике», Джеймс Болл, Валентина Д’Эфилиппо

    «История мира в инфографике», Джеймс Болл, Валентина Д’Эфилиппо

    Обо всём понемногу: от создания Вселенной и появления нашей планеты к первобытным обществам и зарождению цивилизаций, затем — к важнейшим событиям в истории государств, и, наконец, множество интересных фактов о современном мире.

    Издание оформлено очень качественно, с красочными иллюстрациями, диаграммами, графиками. В книге вас ожидают интересные истории, а не сухое перечисление фактов. Инфографики их дополняют и помогают запоминать информацию.

    Купить на Litres.ru

    5. «Смотри, что у тебя внутри. Как микробы, живущие в нашем теле, определяют наше здоровье и нашу личность», Роб Найт

    «Смотри, что у тебя внутри. Как микробы, живущие в нашем теле, определяют наше здоровье и нашу личность», Роб Найт

    Пора взглянуть на самого себя по-новому: вы — это не только вы сами, но и триллионы микроскопических существ, которые живут у вас в глазах, ушах, желудке… И не просто живут, но и влияют на ваше здоровье, поведение, настроение и вкусы. Роб Найт, один из ведущих микробиологов нашего времени, рассказывает, как научиться жить в согласии со своей микрофлорой.

    Купить на Litres.ru

    6. «Что мы видим, когда читаем. Феноменологическое исследование с иллюстрациями», Питер Менделсунд

    «Что мы видим, когда читаем. Феноменологическое исследование с иллюстрациями», Питер Менделсунд

    Питер Менделсунд — художник, который оформил множество книг для известных издательств. Его собственная книга посвящена человеческому восприятию. Что собственно происходит в голове у человека, когда он читает художественную литературу? Как из кусочков небольших авторских замечаний и упоминаний мы создаём собственный уникальный портрет героя или предмета?

    Авторские иллюстрации в книге выступают наравне с текстом: не только дополняют его, но и помогают запустить воображение во время чтения.

    Купить на Litres.ru

    7. «Таинственные страницы. Занимательная криптография», Иван Ефишов

    «Таинственные страницы. Занимательная криптография», Иван Ефишов

    Чтобы разбираться в криптографии, нужны глубокие знания алгебры и высшей математики. Расслабьтесь, для чтения этой книги они вам не потребуется. Цель у книги совершенно другая — заинтересовать читателя увлекательными историями о шифрах, попутно объясняя принципы простого шифрования и дешифрования в игровой форме.

    Вы познакомитесь с криптографией на примерах из разных областей науки и искусства — лингвистики, литературы, математики, астрономии, политики, музыки, биологии и физики.

    Купить на Litres.ru

    8. «Философия. Краткий курс», Пол Клейнман

    «Философия. Краткий курс», Пол Клейнман

    Вторая книга Пола Клейнмана о сложных науках простым языком. Сначала был краткий курс психологии, ставший бестселлером. На этот раз Клейнман замахнулся на философию.

    Если вам не приходилось сталкиваться с философией, вы узнаете самые важные идеи и интересные факты о великих мыслителях. И сможете самостоятельно провести мыслительные эксперименты. В общем, для новичка, желающего подтянуть свой уровень эрудиции, — самое то.

    Купить на Litres.ru

    9. «Как устроена экономика», Ха-Джун Чанг

    «Как устроена экономика», Ха-Джун Чанг

    Хотя книга и обещает простое и увлекательное изложение общеизвестных фактов экономической теории, автор не ограничивается пересказом известных истин. Ха-Джун Чанг знакомит читателей со всем многообразием экономических теорий и подходами к анализу гипотез, чтобы читатель мог самостоятельно составить о них мнение.

    Такой подход к изложению материала помогает достичь двух главных целей. Во-первых, напомнить читателю, что экономика — это не отвлечённый предмет о скучных цифрах, а основа любой человеческой деятельности. Во-вторых, набраться полезных знаний из этой сферы, которые можно применять на практике.

    Купить на Litres.ru

    10. «Будущее вещей: Как сказка и фантастика становятся реальностью», Дэвид Роуз

    «Будущее вещей: Как сказка и фантастика становятся реальностью», Дэвид Роуз

    Всем интересно узнать, как технологии изменят привычный нам мир в будущем. Конечно, этого никто не может сказать наверняка. Но Дэвид Роуз, много лет занимающийся разработкой устройств, подключаемых к интернету, берётся за эту непростую задачу.

    Основываясь на личном опыте разработки и знаниях технологий, автор объясняет, как интерфейсы влияют на дизайн и конструкцию разных вещей. И проецирует эти выводы на будущее, представляя, как будут выглядеть автомобили, зонты, кошельки, музыкальные инструменты или рабочие места через несколько десятков лет.

    Купить на labirint.ru

    Научная фантастика: определение и примеры

    I. Что такое научная фантастика?

    Научная фантастика , часто называемый « sci-fi », представляет собой жанр художественной литературы, содержание которой является образным, но основано на науке. Он в значительной степени опирается на научные факты, теории и принципы, которые поддерживают его сеттинг, персонажей, темы и сюжетные линии, что отличает его от фэнтези.

    Итак, хотя сюжетные линии и элементы научно-фантастических рассказов вымышлены, с точки зрения науки они обычно возможны — или, по крайней мере, правдоподобны.

    Хотя примеры научной фантастики можно найти еще в средние века, ее присутствие в литературе не было особенно значительным до конца 1800-х годов. Его истинная популярность как у писателей, так и у публики пришлась на рост технологий за последние 150 лет, с такими достижениями, как электричество, освоение космоса, медицинские достижения, промышленный рост и так далее. По мере развития науки и техники развивается жанр научной фантастики.

    II.Пример научной фантастики

    Прочтите следующий короткий отрывок:

    Когда молодая девушка открыла окно, она увидела восходящие вдали луны Европа и Каллипсо. Промелькнула комета, за которой последовал след звездной пыли, озарив темное бесконечное пространство, окружавшее космический корабль; единственное место, которое она когда-либо знала как дом. Глядя на Юпитер, она мечтала о жизни, в которой она не застряла на орбите планеты, а жила на ней. Она представила себе шаг на сушу, настоящую землю, как в земных историях, о которых ей рассказывал ее отец.Она попыталась представить себе вкус свежего воздуха, ощущение прохладного соленого океана и шум ветра, шелестящего сквозь зеленые листья дерева. Но это были только фантазии, а не воспоминания. Она родилась на корабле, и, если они вскоре не найдут новую пригодную для жизни планету, она наверняка там тоже умрет.

    В приведенном выше примере есть несколько основных характеристик, типичных для научной фантастики. Во-первых, действие происходит в будущем, когда люди перестанут жить на Земле. Во-вторых, это происходит на космическом корабле, вращающемся вокруг Юпитера.В-третьих, он содержит реальную научную информацию: Европа и Каллипсо — две луны Юпитера, и, поскольку Юпитер — планета, состоящая из газа, люди не могли бы там жить, что объясняет, почему корабль в настоящее время вращается вокруг планеты, а не приземляется. в теме.

    III. Виды научной фантастики


    Научная фантастика обычно бывает «жесткой» или «мягкой».

    Тяжелая научная фантастика

    Тяжелая научная фантастика строго следует научным фактам и принципам.Он в значительной степени ориентирован на естественные науки, такие как физика, астрономия, химия, астрофизика и т. Д. Интересно, что тяжелая научная фантастика часто пишется настоящими учеными и известна тем, что делает как точные, так и неточные предсказания будущих событий. Например, недавний фильм « Gravity», «», рассказывающий об астронавте, чей космический корабль был поврежден во время ремонта спутника, был известен своей научной точностью с точки зрения того, что на самом деле произойдет в космосе.

    Мягкая научная фантастика

    Мягкая научная фантастика характеризуется акцентом на социальных науках, таких как антропология, социология, психология, политика, другими словами, на науках о человеческом поведении.Итак, мягкие научно-фантастические рассказы в основном касаются возможных научных последствий человеческого поведения. Например, анимационный фильм Диснея « Wall-E » представляет собой апокалиптическую научно-фантастическую историю о конце жизни на Земле в результате пренебрежения человеком к природе.

    По правде говоря, в большинстве произведений используется сочетание твердой и мягкой научной фантастики. Мягкая научная фантастика позволяет зрителям общаться на эмоциональном уровне, а научная фантастика добавляет реальные научные доказательства, чтобы они могли представить, что действие действительно происходит.Таким образом, их сочетание — лучший способ повествования, потому что он позволяет аудитории взаимодействовать с историей на двух уровнях. Научная фантастика также имеет, казалось бы, бесконечное количество поджанров, включая, помимо прочего, путешествия во времени, апокалипсис, утопию / антиутопию, альтернативную историю, космическую оперу и военную научную фантастику.

    IV. Важность научной фантастики

    Часто научная фантастика превращает реальные научные теории в полные истории о том, что возможно и / или вообразимо.Во многих историях используются неопровержимые факты и истины наук по адресу:

    • подсказывают, что действительно может случиться в будущем
    • , чтобы узнать, что может произойти, если произойдут определенные события или обстоятельства, или
    • предполагают последствия технологических и научных достижений и инноваций.

    Исторически это была популярная форма не только для авторов, но и для ученых. За последние 150 лет научная фантастика превратилась в огромный жанр, особенно широко представленный в кино и на телевидении. Фактически, телеканал SciFi полностью посвящен научно-фантастическим СМИ.Это особенно увлекательный и умопомрачительный жанр для публики из-за его связи с реальностью.

    V. Примеры научной фантастики в литературе

    Пример 1

    Определяющим жанром произведением научной фантастики является роман Герберта Уэллса « Война миров » 1898 года, повествующий о вторжении инопланетян в Соединенное Королевство, которое угрожает уничтожить человечество. Ниже приводится отрывок из предисловия к роману:

    В последние годы девятнадцатого века никто бы не поверил, что за этим миром пристально и пристально наблюдают разумные существа, превосходящие человеческий, но столь же смертные, как его собственный; что, пока люди занимались своими различными проблемами, они изучались и изучались, возможно, почти так же пристально, как человек с микроскопом может исследовать преходящих существ, которые роятся и размножаются в капле воды.С бесконечным самодовольством люди ходили по этому земному шару по своим маленьким делам, безмятежные в своей уверенности в своей империи над материей … Никто не думал о более старых космических мирах как об источниках человеческой опасности.

    Здесь рассказчик описывает времена, когда человечество было наивным. Он готовится к рассказу о том, как на Землю неожиданно напала инопланетная раса, и как они были совершенно неподготовлены и слишком горды, чтобы поверить, что какая-либо другая сила во Вселенной может им угрожать.Хотя это всего лишь рассказ, «Война миров » обращалась к научному вопросу и возможности, которая является загадкой для человечества.

    Пример 2

    Опубликованная в 1949 году книга Джорджа Оруэлла 1984 показывает будущее человечества в антиутопическом государстве. Действие происходит на территории нынешнего Соединенного Королевства и показывает, что общество находится под тираническим правлением правительства, население которого находится под постоянным наблюдением и угрозой тюремного заключения за неправильные мысли. На протяжении всего романа постоянно присутствует тема, которую наблюдает «Большой Брат».

    Снаружи, даже через закрытое оконное стекло, мир казался холодным. Внизу в
    году на улице маленькие вихри ветра кружили пыль и рваную бумагу, образуя спирали
    , и хотя светило солнце, а небо было сурово-синим,
    казался бесцветным ни в чем, за исключением плакатов, которые были наклеены повсюду. . Лицо черных усов смотрело вниз со всех углов. Один был прямо напротив дома. «БОЛЬШОЙ БРАТ
    НАБЛЮДАЕТ НА ВАС», — говорилось в подписи, а темные глаза смотрели глубоко в глаза
    Уинстона.

    Этот отрывок описывает сеттинг рассказа — скучный, бесцветный и контролируемый — и намекает на статус общества. Вначале Уинстон — гражданин, который хочет бороться с системой, но в конце он становится жертвой тактики государственного контроля.

    VI. Примеры научной фантастики в поп-культуре

    Пример 1


    Пожалуй, наиболее популярными и известными примерами научной фантастики в массовой культуре, особенно научной фантастики о «космической опере», являются легендарные фильмы Джорджа Лукаса «Звездные войны ». «Звездные войны» , пожалуй, один из самых больших (если не — самый крупный из ) поклонников всех времен; и его статус в мире научной фантастики просто эпичен. Этот знаменитый научно-фантастический сериал особенно уникален, потому что на самом деле он начинается в середине истории, с «Эпизода IV». Фактически, Эпизоды I, II, и III, были сняты только спустя почти 40 лет после дебюта первого фильма. В следующем клипе запечатлено хорошо известное начало первого фильма « Star Wars Episode IV: A New Hope », который теперь называется « Star Wars Opening Crawl».В нем также есть культовая песня «Звездные войны», которую сразу узнают как фанаты, так и не фанаты.

    Так как первый фильм на самом деле является «Эпизодом IV», это вводное «ползание» излагает исключающую сюжетную линию и предоставляет зрителям (вымышленный) исторический контекст. Более поздние фильмы (Эпизоды I-III) действительно оживляют эту предысторию.

    Пример 2

    «Матрица » — это научно-фантастический боевик, который восхитил публику после своего выхода.Он рассказывает историю мира, в котором человеческое существование полностью контролируется, а жизнь на Земле на самом деле является лишь симуляцией, происходящей в нашем сознании. Это моделирование называется «Матрица». В следующем ролике зрители и главный герой точно узнают, что такое Земля, стоящая за симуляцией:

    Здесь главный герой, Нео, получает информацию о том, что его жизнь — это иллюзия, и это почти больше, чем его разум может выдержать. В конце концов, ему дается выбор: продолжать жить в Матрице или жить в реальности и пытаться спасти человечество — задача, которая почти невыполнима, а иногда и ужасна.

    VII. Связанные термины

    Фэнтези

    Фэнтези жанр фантастики, в котором основное внимание уделяется воображаемым элементам (фантастике). Это может означать магию, сверхъестественное, альтернативные миры, супергероев, монстров, пришельцев и так далее. Многие произведения научной фантастики включают элементы фантастики, такие как воображаемые миры, выдуманные существа из других галактик, паранормальные силы и т. Д .; так что два жанра имеют тенденцию пересекаться. Однако основное отличие состоит в том, что элементы фэнтези в научной фантастике всегда основаны на науке, в то время как фэнтези является строго образным.

    Космическая опера

    Космическая опера — одна из самых популярных форм научной фантастики, где вся история или большая часть истории происходит в космическом пространстве . Его название происходит от идеи телевизионной «мыльной оперы»; но к музыкальной опере это не имеет никакого отношения. Космические оперы обычно показывают конфликты в космосе с существами или обществами, обладающими передовыми технологиями или сверхъестественными способностями. Обычно космические оперы имеют тематику боевиков и приключений, в них представлены космические путешествия, межзвездные войны или герои, пытающиеся спасти вселенную (т.е. Звездные войны ).

    VIII. Вывод

    В заключение, научная фантастика — это жанр возможностей, воображения и инноваций, популярность которого возрастает по мере развития науки и технологий. Его авторы используют настоящую науку для создания вымышленных историй, которые исследуют возможное будущее человечества и Вселенной в образной и реалистичной манере.

    .

    физических наук | Определение, история и темы

    Физическая наука , систематическое изучение неорганического мира в отличие от исследования органического мира, которое является областью биологической науки. Обычно физическая наука состоит из четырех обширных областей: астрономии, физики, химии и наук о Земле. Каждое из них, в свою очередь, разделено на поля и подполя. В этой статье обсуждается историческое развитие — с должным вниманием к масштабам, основным проблемам и методам — ​​первых трех из этих областей.Науки о Земле обсуждаются в отдельной статье.

    Популярные вопросы

    Что такое физика?

    Физические науки — это изучение неорганического мира. То есть не изучает живые существа. (Их изучают в биологии, или естественных науках.) Четыре основных раздела физических наук — это астрономия, физика, химия и науки о Земле, включая метеорологию и геологию.

    Какие есть физические науки?

    Биология — одна из физических наук?

    №Биология, изучение живых существ, не относится к числу физических наук. Физические науки не изучают живые существа (хотя принципы и методы физических наук используются в биофизике для исследования биологических явлений).

    Математика — это физическая наука?

    Хотя математика используется повсюду в физических науках, часто возникают споры о том, является ли математика самой физической наукой. Те, кто относит его к физической науке, указывают, что физические законы могут быть выражены в математических терминах и что понятие числа возникает при подсчете физических объектов.Те, кто говорит, что математика не является физической наукой, рассматривают числа как абстрактные понятия, которые помогают описывать группы объектов, но не возникают из самих физических объектов.

    Физика в ее современном понимании была основана в середине XIX века как синтез нескольких более древних наук, а именно: механики, оптики, акустики, электричества, магнетизма, тепла и физических свойств материи. Синтез был основан в значительной степени на признании того, что различные силы природы взаимосвязаны и, по сути, взаимопревращаемы, потому что они являются формами энергии.

    Большой адронный коллайдер Компактный магнит из мюонного соленоида, прибывающий в Большой адронный коллайдер в ЦЕРН, 2007 г. © 2007 CERN

    Граница между физикой и химией несколько условна. В своем развитии в 20 веке физика занимается структурой и поведением отдельных атомов и их компонентов, а химия занимается свойствами и реакциями молекул. Последние зависят от энергии, особенно тепла, а также от атомов; следовательно, существует сильная связь между физикой и химией.Химики, как правило, больше интересуются конкретными свойствами различных элементов и соединений, тогда как физиков интересуют общие свойства, присущие всему веществу. ( См. химия: История химии.)

    Астрономия — это наука о всей вселенной за пределами Земли; он включает в себя грубые физические свойства Земли, такие как ее масса и вращение, поскольку они взаимодействуют с другими телами в солнечной системе. До 18 века астрономов интересовали в первую очередь Солнце, Луна, планеты и кометы.Однако в последующие столетия изучение звезд, галактик, туманностей и межзвездной среды становилось все более важным. Небесная механика, наука о движении планет и других твердых объектов в Солнечной системе, была первым полигоном для проверки законов движения Ньютона и тем самым помогла установить фундаментальные принципы классической (то есть до 20 века) физики. . Астрофизика, изучение физических свойств небесных тел, возникла в 19 веке и тесно связана с определением химического состава этих тел.В 20 веке физика и астрономия стали более тесно связаны через космологические теории, особенно те, которые основывались на теории относительности. ( См. астрономия: История астрономии.)

    Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего первого издания 1768 с вашей подпиской. Подпишитесь сегодня

    Наследие античности и средневековья

    Физические науки в конечном итоге произошли от рационалистического материализма, возникшего в классической Греции, который сам является результатом магических и мифических взглядов на мир.Греческие философы VI и V веков до нашей эры отказались от поэтического анимизма и объяснили мир в терминах обычно наблюдаемых природных процессов. Эти ранние философы задали общие вопросы, которые все еще лежат в основе науки: как мировой порядок возник из хаоса? Откуда в мире множество и разнообразие? Как можно объяснить движение и изменение? Какая основная связь между формой и материей? Греческая философия ответила на эти вопросы в терминах, которые составляли основу науки примерно на 2000 лет.

    .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *