Черная курица или подземные жители книга: Читать онлайн электронную книгу Черная курица, или Подземные жители — Чёрная курица, или Подземные жители бесплатно и без регистрации!

Содержание

Читать онлайн электронную книгу Черная курица, или Подземные жители — Чёрная курица, или Подземные жители бесплатно и без регистрации!

Лет сорок тому назад,[1]Сказка написана в 1829 г. в С.-Петербурге на Васильевском Острове, в Первой линии,[2] Васильевский остров — район в Петербурге, линия — название каждой улицы на Васильевском острове. жил-был содержатель мужского пансиона,[3] Пансио́н — школа с общежитием для учеников. который ещё до сих пор, вероятно, у многих остался в свежей памяти, хотя дом, где пансион тот помещался, давно уже уступил место другому, нисколько не похожему на прежний. В то время Петербург наш уже славился в целой Европе своею красотой, хотя и далеко ещё не был таким, каков теперь. Тогда на проспектах Васильевского Острова не было весёлых тенистых аллей: деревянные подмостки, часто из гнилых досок сколоченные, заступали место нынешних прекрасных тротуаров. Исаакиевский мост, узкий в то время и неровный, совсем иной представлял вид, нежели как теперь; да и самая площадь Исаакиевская вовсе не такова была.

Тогда монумент Петра Великого от Исаакиевской площади отделён был канавою; Адмиралтейство не было обсажено деревьями, манеж Конногвардейский не украшал площади прекрасным нынешним фасадом,[4] Фаса́д — передняя сторона здания. — одним словом, Петербург тогдашний не то был, что теперешний. Города перед людьми имеют, между прочим, то преимущество, что они иногда с летами становятся красивее… Впрочем, не о том теперь идёт дело. В другой раз и при другом случае я, может быть, поговорю с вами пространнее о переменах, происшедших в Петербурге в течение моего века, теперь же обратимся опять к пансиону, который лет сорок тому назад находился на Васильевском Острове, в Первой линии.

Дом, которого вы теперь — как уже вам сказывал — не найдёте, был о двух этажах, крытый голландскими черепицами. Крыльцо, по которому в него входили, было деревянное и выдавалось на улицу. Из сеней довольно крутая лестница вела в верхнее жильё, состоявшее из восьми или девяти комнат, в которых с одной стороны жил содержатель пансиона, а с другой были классы. Дортуары, или спальные комнаты детей, находились в нижнем этаже, по правую сторону сеней, а по левую жили две старушки-голландки, из которых каждой было более ста лет и которые собственными глазами видали Петра Великого и даже с ним говаривали. В нынешнее время вряд ли в целой России вы встретите человека, который бы видал Петра Великого; настанет время, когда и наши следы сотрутся с лица земного! Всё проходит, всё исчезает в бренном мире нашем… но не о том теперь идёт дело.

В числе тридцати или сорока детей, обучавшихся в том пансионе, находился один мальчик, по имени Алёша, которому тогда было не более 9 или 10 лет. Родители его, жившие далеко-далеко от Петербурга, года за два перед тем привезли его в столицу, отдали в пансион и возвратились домой, заплатив учителю условленную плату за несколько лет вперёд. Алёша был мальчик умненький, миленький, учился хорошо, и все его любили и ласкали. Однако, несмотря на то, ему часто скучно бывало в пансионе, а иногда даже и грустно. Особливо[5] Особли́во  (старинное слово) — особенно.

сначала он никак не мог приучиться к мысли, что он разлучён с родными своими. Но потом мало-помалу он стал привыкать к своему положению, и бывали даже минуты, когда, играя с товарищами, он думал, что в пансионе гораздо веселее, нежели в родительском доме. Вообще дни учения для него проходили скоро и приятно, но когда наставала суббота и все товарищи его спешили домой к родным, тогда Алёша горько чувствовал своё одиночество. По воскресеньям и праздникам он весь день оставался один, и тогда единственным утешением его было чтение книг, которые учитель позволял ему брать из небольшой своей библиотеки. Учитель был родом немец, в то время в немецкой литературе господствовала мода на рыцарские романы и на волшебные повести, и библиотека эта большею частию состояла из книг сего рода.

Итак, Алёша, будучи ещё в десятилетнем возрасте, знал уже наизусть деяния славнейших рыцарей, по крайней мере так, как они описаны были в романах. Любимое его занятие в длинные зимние вечера, по воскресеньям и другим праздничным дням было мысленно переноситься в старинные, давно прошедшие веки… Особливо в вакантное время,[6] Вака́нтное время , или вака́ции , — каникулы.

как, например, об Рождестве или в светлое Христово воскресенье, — когда он бывал разлучён надолго со своими товарищами, когда часто целые дни просиживал в уединении, — юное воображение его бродило по рыцарским замкам, по страшным развалинам или по тёмным, дремучим лесам.

Я забыл сказать вам, что к этому дому принадлежал довольно пространный двор, отделённый от переулка деревянным забором из барочных досок.[7] Ба́рочные доски — доски, из которых делают барки — речные суда. Ворота и калитка, кои вели в переулок, всегда были заперты, и поэтому Алёше никогда не удавалось побывать в этом переулке, который сильно возбуждал его любопытство. Всякий раз, когда позволяли ему в часы отдыха играть на дворе, первое движение его было — подбегать к забору. Тут он становился на цыпочки и пристально смотрел в круглые дырочки, которыми был усеян забор. Алёша не знал, что дырочки эти происходили от деревянных гвоздей, которыми прежде сколочены были барки, и ему казалось, что какая-нибудь добрая волшебница нарочно для него провертела эти дырочки.

Он всё ожидал, что когда-нибудь эта волшебница явится в переулке и сквозь дырочку подаст ему игрушку, или талисман,[8] Талисма́н — предмет, который, как думали некоторые люди, приносит счастье, хранит от бед. или письмецо от папеньки или маменьки, от которых не получал он давно уже никакого известия. Но, к крайнему его сожалению, не являлся никто даже похожий на волшебницу.


Другое занятие Алёши состояло в том, чтобы кормить курочек, которые жили около забора в нарочно для них выстроенном домике и целый день играли и бегали на дворе. Алёша очень коротко с ними познакомился, всех знал по имени, разнимал их драки, а забияк наказывал тем, что иногда несколько дней сряду не давал им ничего от крошек, которые всегда после обеда и ужина он собирал со скатерти. Между

Читать онлайн электронную книгу Черная курица, или Подземные жители — Для любознательных читателей бесплатно и без регистрации!

Сказка-повесть о Чёрной курице была написана Алексеем Алексеевичем Перовским. Сказку напечатали в 1829 году. Перовский выбрал себе литературное имя — Антоний Погорельский — по названию села Погорельцы на Украине, где писатель долго жил. Погорельский написал сказку для десятилетнего племянника Алёши. Когда этот мальчик вырос, то сделался знаменитым писателем, сам стал автором многих литературных произведений, писал стихи. Среди них — известное стихотворение «Колокольчики мои, цветики степные». Имя этого писателя — Алексей Константинович Толстой. Героя сказки Погорельского тоже зовут Алёшей.

Как и сказка Одоевского, сказка-повесть Погорельского переносит нас в чудесный мир, но как не похож этот мир на музыкальный городок! Алёша увидел маленьких рыцарей, их короля. В тронном зале собрались придворные в парадных одеждах, и Алёша узнал, что его Чернушка не курица, а королевский министр, одетый во всё чёрное, с малиновой шапочкой на голове.

Волшебный мир открыл мальчику свои сокровенные тайны. Только добрым людям понятен и доступен мир чудес: ведь Алёша пожалел чёрную курицу, поэтому и попал в сказочное королевство. За доброту Алёшу хотели наградить, но он попросил волшебное семечко. Всё стало даваться мальчику без всякого труда. И Алёша сделался заносчивым и надменным. Начались беды. Настал печальный час — министр из подземного королевства пришёл проститься с Алёшей. Мальчик увидел на руках у него цепи, а потом, перед самым рассветом, услышал, как застучали под полом маленькие колёса, донеслись шаги множества маленьких людей, раздался плач женщин и детей — подземный народ навсегда уходил из своих мест.

Горько стало Алёше… Неотвратимые несчастья обрушиваются на человека, если он перестаёт быть добрым, забывает о долге. Трудно после этого стать прежним.

Картины сказочного мира перемежаются у Погорельского с достоверным рассказом о жизни в старинном Петербурге, о пансионе с его дортуарами-спальнями, со строгими учителями. От соединения выдумки с правдой реальный мир становится особенно поэтичным, а сказочный — воспринимается как настоящий. Сказка совсем близко — надо только незаметно, ничего не тронув, пройти через комнаты древних старушек, которые «собственными глазами видели Петра Великого и даже с ним говаривали»…

Сказка Одоевского давно признана первоклассным художественным произведением. Она до сих пор сохраняет своё очарование, нравится своим умным вымыслом.

В. П. Аникин



Черная курица, или Подземные жители — Антоний Погорельский |

Лет сорок тому назад,[1] в С.-Петербурге на Васи­льев­ском Ост­рове, в Пер­вой линии,[2] жил-был содер­жа­тель муж­ского пан­си­она,[3] кото­рый ещё до сих пор, веро­ятно, у мно­гих остался в све­жей памяти, хотя дом, где пан­сион тот поме­щался, давно уже усту­пил место дру­гому, нисколько не похо­жему на преж­ний. В то время Петер­бург наш уже сла­вился в целой Европе своею кра­со­той, хотя и далеко ещё не был таким, каков теперь. Тогда на про­спек­тах Васи­льев­ского Ост­рова не было весё­лых тени­стых аллей: дере­вян­ные под­мостки, часто из гни­лых досок ско­ло­чен­ные, засту­пали место нынеш­них пре­крас­ных тро­туа­ров. Иса­а­ки­ев­ский мост, узкий в то время и неров­ный, совсем иной пред­став­лял вид, нежели как теперь; да и самая пло­щадь Иса­а­ки­ев­ская вовсе не такова была.

Тогда мону­мент Петра Вели­кого от Иса­а­ки­ев­ской пло­щади отде­лён был кана­вою; Адми­рал­тей­ство не было обса­жено дере­вьями, манеж Кон­но­гвар­дей­ский не укра­шал пло­щади пре­крас­ным нынеш­ним фаса­дом,[4] — одним сло­вом, Петер­бург тогдаш­ний не то был, что тепе­реш­ний. Города перед людьми имеют, между про­чим, то пре­иму­ще­ство, что они ино­гда с летами ста­но­вятся кра­си­вее… Впро­чем, не о том теперь идёт дело. В дру­гой раз и при дру­гом слу­чае я, может быть, пого­ворю с вами про­стран­нее о пере­ме­нах, про­ис­шед­ших в Петер­бурге в тече­ние моего века, теперь же обра­тимся опять к пан­си­ону, кото­рый лет сорок тому назад нахо­дился на Васи­льев­ском Ост­рове, в Пер­вой линии.

Дом, кото­рого вы теперь — как уже вам ска­зы­вал — не най­дёте, был о двух эта­жах, кры­тый гол­ланд­скими чере­пи­цами. Крыльцо, по кото­рому в него вхо­дили, было дере­вян­ное и выда­ва­лось на улицу. Из сеней довольно кру­тая лест­ница вела в верх­нее жильё, состо­яв­шее из восьми или девяти ком­нат, в кото­рых с одной сто­роны жил содер­жа­тель пан­си­она, а с дру­гой были классы. Дор­ту­ары, или спаль­ные ком­наты детей, нахо­ди­лись в ниж­нем этаже, по пра­вую сто­рону сеней, а по левую жили две ста­рушки-гол­ландки, из кото­рых каж­дой было более ста лет и кото­рые соб­ствен­ными гла­зами видали Петра Вели­кого и даже с ним гова­ри­вали. В нынеш­нее время вряд ли в целой Рос­сии вы встре­тите чело­века, кото­рый бы видал Петра Вели­кого; наста­нет время, когда и наши следы сотрутся с лица зем­ного! Всё про­хо­дит, всё исче­зает в брен­ном мире нашем… но не о том теперь идёт дело.

В числе трид­цати или сорока детей, обу­чав­шихся в том пан­си­оне, нахо­дился один маль­чик, по имени Алёша, кото­рому тогда было не более 9 или 10 лет. Роди­тели его, жив­шие далеко-далеко от Петер­бурга, года за два перед тем при­везли его в сто­лицу, отдали в пан­сион и воз­вра­ти­лись домой, запла­тив учи­телю услов­лен­ную плату за несколько лет впе­рёд. Алёша был маль­чик умнень­кий, милень­кий, учился хорошо, и все его любили и лас­кали. Однако, несмотря на то, ему часто скучно бывало в пан­си­оне, а ино­гда даже и грустно. Особ­ливо[5] сна­чала он никак не мог при­учиться к мысли, что он раз­лу­чён с род­ными сво­ими. Но потом мало-помалу он стал при­вы­кать к сво­ему поло­же­нию, и бывали даже минуты, когда, играя с това­ри­щами, он думал, что в пан­си­оне гораздо весе­лее, нежели в роди­тель­ском доме. Вообще дни уче­ния для него про­хо­дили скоро и при­ятно, но когда наста­вала суб­бота и все това­рищи его спе­шили домой к род­ным, тогда Алёша горько чув­ство­вал своё оди­но­че­ство. По вос­кре­се­ньям и празд­ни­кам он весь день оста­вался один, и тогда един­ствен­ным уте­ше­нием его было чте­ние книг, кото­рые учи­тель поз­во­лял ему брать из неболь­шой своей биб­лио­теки. Учи­тель был родом немец, в то время в немец­кой лите­ра­туре гос­под­ство­вала мода на рыцар­ские романы и на вол­шеб­ные пове­сти, и биб­лио­тека эта боль­шею частию состо­яла из книг сего рода.

Итак, Алёша, будучи ещё в деся­ти­лет­нем воз­расте, знал уже наизусть дея­ния слав­ней­ших рыца­рей, по край­ней мере так, как они опи­саны были в рома­нах. Люби­мое его заня­тие в длин­ные зим­ние вечера, по вос­кре­се­ньям и дру­гим празд­нич­ным дням было мыс­ленно пере­но­ситься в ста­рин­ные, давно про­шед­шие веки… Особ­ливо в вакант­ное время,[6] как, напри­мер, об Рож­де­стве или в свет­лое Хри­стово вос­кре­се­нье, — когда он бывал раз­лу­чён надолго со сво­ими това­ри­щами, когда часто целые дни про­си­жи­вал в уеди­не­нии, — юное вооб­ра­же­ние его бро­дило по рыцар­ским зам­кам, по страш­ным раз­ва­ли­нам или по тём­ным, дре­му­чим лесам.

Я забыл ска­зать вам, что к этому дому при­над­ле­жал довольно про­стран­ный двор, отде­лён­ный от пере­улка дере­вян­ным забо­ром из бароч­ных досок.[7] Ворота и калитка, кои вели в пере­улок, все­гда были заперты, и поэтому Алёше нико­гда не уда­ва­лось побы­вать в этом пере­улке, кото­рый сильно воз­буж­дал его любо­пыт­ство. Вся­кий раз, когда поз­во­ляли ему в часы отдыха играть на дворе, пер­вое дви­же­ние его было — под­бе­гать к забору. Тут он ста­но­вился на цыпочки и при­стально смот­рел в круг­лые дырочки, кото­рыми был усеян забор. Алёша не знал, что дырочки эти про­ис­хо­дили от дере­вян­ных гвоз­дей, кото­рыми прежде ско­ло­чены были барки, и ему каза­лось, что какая-нибудь доб­рая вол­шеб­ница нарочно для него про­вер­тела эти дырочки. Он всё ожи­дал, что когда-нибудь эта вол­шеб­ница явится в пере­улке и сквозь дырочку подаст ему игрушку, или талис­ман,[8] или пись­мецо от папеньки или маменьки, от кото­рых не полу­чал он давно уже ника­кого изве­стия. Но, к край­нему его сожа­ле­нию, не являлся никто даже похо­жий на волшебницу.

Дру­гое заня­тие Алёши состо­яло в том, чтобы кор­мить куро­чек, кото­рые жили около забора в нарочно для них выстро­ен­ном домике и целый день играли и бегали на дворе. Алёша очень коротко с ними позна­ко­мился, всех знал по имени, раз­ни­мал их драки, а забияк нака­зы­вал тем, что ино­гда несколько дней сряду не давал им ничего от кро­шек, кото­рые все­гда после обеда и ужина он соби­рал со ска­терти. Между курами он осо­бенно любил чёр­ную хох­ла­тую, назван­ную Чер­нуш­кою. Чер­нушка была к нему лас­ко­вее дру­гих; она даже ино­гда поз­во­ляла себя гла­дить, и поэтому Алёша луч­шие кусочки при­но­сил ей. Она была нрава тихого; редко про­ха­жи­ва­лась с дру­гими и, каза­лось, любила Алёшу более, нежели подруг своих.

Одна­жды (это было во время вака­ций, между Новым годом и Кре­ще­ньем, — день был пре­крас­ный и необык­но­венно тёп­лый, не более трёх или четы­рёх гра­ду­сов мороза) Алёше поз­во­лили поиг­рать на дворе. В тот день учи­тель и жена его в боль­ших были хло­по­тах. Они давали обед дирек­тору учи­лищ, и ещё нака­нуне, с утра до позд­него вечера, везде в доме мыли полы, выти­рали пыль и вощили крас­ного дерева столы и комоды. Сам учи­тель ездил заку­пать про­ви­зию для стола: белую архан­гель­скую теля­тину, огром­ный око­рок и из Милю­ти­ных лавок киев­ское варе­нье. Алёша тоже по мере сил спо­соб­ство­вал при­го­тов­ле­ниям: его заста­вили из белой бумаги выре­зы­вать кра­си­вую сетку на око­рок и укра­шать бумаж­ною резь­бою нарочно куп­лен­ные шесть вос­ко­вых све­чей. В назна­чен­ный день поутру явился парик­ма­хер и пока­зал своё искус­ство над бук­лями, тупеем и длин­ной косой[9] учи­теля. Потом при­нялся за супругу его, напо­ма­дил и напуд­рил у неё локоны и шиньон[10] и взгро­моз­дил на её голове целую оран­же­рею[11] раз­ных цве­тов, между кото­рыми бли­стали искус­ным обра­зом поме­щён­ные два брил­ли­ан­то­вых перстня, когда-то пода­рен­ные мужу её роди­те­лями уче­ни­ков. По окон­ча­нии голов­ного убора наки­нула она на себя ста­рый, изно­шен­ный салоп[12] и отпра­ви­лась хло­по­тать по хозяй­ству, наблю­дая при том строго, чтоб как-нибудь не испор­ти­лась при­чёска; и для того сама она не вхо­дила в кухню, а давала при­ка­за­ния своей кухарке, стоя в две­рях. В необ­хо­ди­мых же слу­чаях посы­лала туда мужа сво­его, у кото­рого при­чёска не так была высока.

«Черная курица, или Подземные жители» Антоний Погорельский: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-386-07504-0

Алексей Перовский, внебрачный сын графа Разумовского, как известно, написал сказку о Черной курице для своего любимого племянника Алеши (в будущем — поэта Алексея Константиновича Толстого). До того, как он принял участие в судьбе своей сестры (мамы Алеши) он вел достаточно публичный образ жизни, долгое время провел за границей, где был знаком с Гофманом, позже встречался с самим Гете — ясно, личностью был неординарной. Как литератор получил признание, в первую очередь — со стороны Александра Сергеевича Пушкина, считавшего прозу Перовского (Погорельский — псевдоним) беспрецедентным для своего времени и места явлением; позже — со стороны Льва Толстого, признававшего влияние Перовского на собственное творчество. Сказка эта была написана в 1829 году (между прочим, это — первое авторское произведение для детей в русской литературе), но, несмотря на свой почти двухсотлетний возраст, воспринимается свежо и этому не мешает даже слегка вычурный язык, который в какой-то мере придает шарма и погружает в атмосферу Санкт-Петербурга конца восемнадцатого века — атмосферу города юного, мрачного, ведь, как говорится в сказке — «У городов перед людьми то преимущество, что с годами они становятся только лучше».
Действие происходит в пансионе, где проживают учитель-немец, ученики и две старушки-голландки, которых никто из детей никогда не видел, но ходят слухи, что им обеим — за сто лет перевалило. Главный герой — мальчик Алеша, умный и приветливый, но очень одинокий — родители не забирают его ни на выходные, ни на праздники и он вынужден проводить их, как и долгие каникулы, в полном одиночестве, в компании одних лишь книг из библиотеки учителя, которая сплошь состоит из рыцарских романов, да мистических историй. Есть у него и товарка — это курица Чернушка с птичьего двора, она кажется мальчику умнее остальных и он испытывает к ней привязанность. Но однажды под Рождество Алеша спасает Чернушку от неминуемого попадания на праздничный стол, а в благодарность она открывает ему свое истинное лицо — оказывается, что она вовсе не курица, а министр подземного царства — где обитают крошечные человечки, и у них есть свои, подземные радости, вроде раутов и охоты, вместо деревьев у них — множество видов мха, и за избавление министра от гибели Алеше обещают исполнить одно его любое желание. ..
Конечно, сюжет сказки можно толковать двояко — можно как абсолютно фантастический сюжет, можно и в духе Гофмановского двоемирия. Так или иначе, мораль ее можно выразить одной фразой: что пороки входят в широкие двери, а выходят через щель. Мне немного не хватило волшебства — мало подземного царства, мало подробностей о живущих там крохах, мало магии. Но целью автора определенно было донести до любимого племянника важность скромности, трудолюбия, преданности и несгибаемости в вопросах чести и ответственности; показать всю отвратительную сущность гордыни, эгоизма и легкомыслия. Это ему удалось блестяще — втиснуть в такой ничтожный объем столько верных ценностей. Конечно, концовка жестока, но иначе и сила воздействия была бы значительно меньше. Мне вспомнилось в связи с ней то, что в те времена и ранее обычных детей пороли в воспитательных целях, а при провинности детей аристократов у них на глазах пороли других детей. И слова одного подросшего аристократа, что лучше бы пороли его самого — такая это была мука. Что может быть лучшим доказательством преобладания в человеке любви над эгоизмом?

Читать книгу Черная курица. Сказки Антония Погорельского : онлайн чтение

Черная курица. Сказки

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

* * *
Антоний Погорельский
Черная курица, или Подземные жители

Лет сорок тому назад в С.-Петербурге, на Васильевском острову, в Первой линии, жил-был содержатель мужского пансиона, который еще и до сих пор, вероятно, у многих остался в свежей памяти, хотя дом, где пансион тот помещался, давно уже уступил место другому, нисколько не похожему на прежний. В то время Петербург наш уже славился в целой Европе своею красотою, хотя и далеко еще не был таким, каков теперь. Тогда на проспектах Васильевского острова не было веселых тенистых аллей: деревянные подмостки, часто из гнилых досок сколоченные, заступали место нынешних прекрасных тротуаров. Исаакиевский мост, узкий в то время и неровный, совсем иной представлял вид, нежели как теперь; да и самая площадь Исаакиевская вовсе не такова была. Тогда монумент Петра Великого от Исаакиевской церкви отделен был канавою; Адмиралтейство не было обсажено деревьями; манеж Конногвардейский не украшал площади прекрасным нынешним фасадом – одним словом, Петербург тогдашний не то был, что теперешний. Города перед людьми имеют, между прочим, то преимущество, что они иногда с летами становятся красивее… Впрочем, не о том теперь идет дело. В другой раз и при другом случае я, может быть, поговорю с вами пространнее о переменах, происшедших в Петербурге в течение моего века, – теперь же обратимся опять к пансиону, который лет сорок тому назад находился на Васильевском острову, в Первой линии.

Дом, которого теперь – как уже я вам сказывал – вы не найдете, был о двух этажах, крытый голландскими черепицами. Крыльцо, по которому в него входили, было деревянное и выдавалось на улицу… Из сеней довольно крутая лестница вела в верхнее жилье, состоявшее из восьми или девяти комнат, в которых с одной стороны жил содержатель пансиона, а с другой были классы. Дортуары, или спальные комнаты детей, находились в нижнем этаже, по правую сторону сеней, а по левую жили две старушки, голландки, из которой каждой было более ста лет и которые собственными глазами видали Петра Великого и даже с ним говаривали…

В числе тридцати или сорока детей, обучавшихся в том пансионе, находился один мальчик, по имени Алеша, которому тогда было не более девяти или десяти лет. Родители его, жившие далеко-далеко от Петербурга, года за два перед тем привезли его в столицу, отдали в пансион и возвратились домой, заплатив учителю условленную плату за несколько лет вперед. Алеша был мальчик умненький, миленький, учился хорошо, и все его любили и ласкали. Однако, несмотря на то, ему часто скучно бывало в пансионе, а иногда даже и грустно. Особливо сначала он никак не мог приучиться к мысли, что он разлучен с родными своими. Но потом мало-помалу он стал привыкать к своему положению, и бывали даже минуты, когда, играя с товарищами, он думал, что в пансионе гораздо веселее, нежели в родительском доме.

Вообще дни учения для него проходили скоро и приятно; но когда наставала суббота и все товарищи его спешили домой к родным, тогда Алеша горько чувствовал свое одиночество. По воскресеньям и праздникам он весь день оставался один, и тогда единственным утешением его было чтение книг, которые учитель позволял ему брать из небольшой своей библиотеки. Учитель был родом немец, а в то время в немецкой литературе господствовала мода на рыцарские романы и волшебные повести, – и библиотека, которою пользовался наш Алеша, большею частью состояла из книг сего рода.


Итак, Алеша, будучи еще в десятилетнем возрасте, знал уже наизусть деяния славнейших рыцарей, по крайней мере так, как они описаны были в романах. Любимым его занятием в длинные зимние вечера, по воскресеньям и другим праздничным дням, было мысленно переноситься в старинные, давно прошедшие века… Особливо в вакантное время, когда он бывал разлучен надолго со своими товарищами, когда часто целые дни просиживал в уединении, юное воображение его бродило по рыцарским замкам, по страшным развалинам или по темным, дремучим лесам.

Я забыл сказать вам, что к дому этому принадлежал довольно пространный двор, отделенный от переулка деревянным забором из барочных досок. Ворота и калитка, кои вели в переулок, всегда были заперты, и потому Алеше никогда не удавалось побывать в этом переулке, который сильно возбуждал его любопытство. Всякий раз, когда позволяли ему в часы отдыха играть на дворе, первое движение его было – подбегать к забору. Тут он становился на цыпочки и пристально смотрел в круглые дырочки, которыми усеян был забор. Алеша не знал, что дырочки эти происходили от деревянных гвоздей, которыми прежде сколочены были барки, и ему казалось, что какая-нибудь добрая волшебница нарочно для него провертела эти дырочки. Он всё ожидал, что когда-нибудь эта волшебница явится в переулке и сквозь дырочку подаст ему игрушку, или талисман, или письмецо от папеньки или маменьки, от которых не получал он давно уже никакого известия. Но, к крайнему его сожалению, не являлся никто даже похожий на волшебницу.


Другое занятие Алеши состояло в том, чтобы кормить курочек, которые жили около забора в нарочно для них выстроенном домике и целый день играли и бегали на дворе. Алеша очень коротко с ними познакомился, всех знал по имени, разнимал их драки, а забияк наказывал тем, что иногда несколько дней сряду не давал им ничего от крошек, которые всегда после обеда и ужина он собирал со скатерти. Между курами он особенно любил одну черную хохлатую, названную Чернушкою. Чернушка была к нему ласковее других; она даже иногда позволяла себя гладить, и потому Алеша лучшие кусочки приносил ей. Она была нрава тихого; редко прохаживалась с другими и, казалось, любила Алешу более, нежели подруг своих.

Однажды (это было во время зимних вакаций – день был прекрасный и необыкновенно теплый, не более трех или четырех градусов мороза) Алеше позволили поиграть на дворе. В тот день учитель и жена его в больших были хлопотах. Они давали обед директору училищ, и еще накануне, с утра до позднего вечера, везде в доме мыли полы, вытирали пыль и вощили красного дерева столы и комоды. Сам учитель ездил закупать провизию для стола: белую архангельскую телятину, огромный окорок и киевское варенье. Алеша тоже по мере сил способствовал приготовлениям: его заставили из белой бумаги вырезывать красивую сетку на окорок и украшать бумажною резьбою нарочно купленные шесть восковых свечей. В назначенный день рано поутру явился парикмахер и показал свое искусство над буклями, тупеем и длинной косой учителя. Потом принялся за супругу его, напомадил и напудрил у ней локоны и шиньон и взгромоздил на ее голове целую оранжерею разных цветов, между которыми блистали искусным образом помещенные два бриллиантовые перстня, когда-то подаренные ее мужу родителями учеников. По окончании головного убора накинула она на себя старый, изношенный салоп и отправилась хлопотать по хозяйству, наблюдая притом строго, чтоб как-нибудь не испортилась прическа; и для того сама она не входила в кухню, а давала приказания своей кухарке, стоя в дверях. В необходимых же случаях посылала туда мужа своего, у которого прическа не так была высока.

В продолжение всех этих забот Алешу нашего совсем забыли, и он тем воспользовался, чтоб на просторе играть на дворе. По обыкновению своему, он подошел сначала к дощатому забору и долго смотрел в дырочку; но и в этот день никто почти не проходил по переулку, и он со вздохом обратился к любезным своим курочкам. Не успел он присесть на бревно и только что начал манить их к себе, как вдруг увидел подле себя кухарку с большим ножом. Алеше никогда не нравилась эта кухарка – сердитая и бранчливая. Но с тех пор, как он заметил, что она-то и была причиною, что от времени до времени уменьшалось число его курочек, он еще менее стал ее любить. Когда же однажды нечаянно увидел он в кухне одного хорошенького, очень любимого им петушка, повешенного за ноги с перерезанным горлом, то возымел он к ней ужас и отвращение. Увидев ее теперь с ножом, он тотчас догадался, что это значит, и, чувствуя с горестию, что он не в силах помочь своим друзьям, вскочил и побежал далеко прочь.

– Алеша, Алеша, помоги мне поймать курицу! – кричала кухарка.

Но Алеша принялся бежать еще пуще, спрятался у забора за курятником и сам не замечал, как слезки одна за другою выкатывались из его глаз и упадали на землю.

Довольно долго стоял он у курятника, и сердце в нем сильно билось, между тем как кухарка бегала по двору – то манила курочек: «Цып, цып, цып!», – то бранила их.

Вдруг сердце у Алеши еще сильнее забилось: ему послышался голос любимой его Чернушки! Она кудахтала самым отчаянным образом, и ему показалось, что она кричит:

 
Куда х, куда х, куду ху!
Алеша, спаси Чернуху!
Куду ху, куду ху,
Чернуху, Чернуху!
 

Алеша никак не мог долее оставаться на своем месте. Он, громко всхлипывая, побежал к кухарке и бросился к ней на шею в ту самую минуту, как она поймала уже Чернушку за крыло.

– Любезная, милая Тринушка! – вскричал он, обливаясь слезами, – пожалуйста, не тронь мою Чернуху!

Алеша неожиданно бросился на шею к кухарке, и она упустила из рук Чернушку, которая, воспользовавшись этим, от страха взлетела на кровлю сарая и продолжала кудахтать.

Но Алеше теперь слышалось, будто она дразнит кухарку и кричит:

 
Куда х, куда х, куду ху!
Не поймала ты Чернуху!
Куду ху, куду ху,
Чернуху, Чернуху!
 

Между тем кухарка вне себя была от досады и хотела бежать к учителю, но Алеша не допустил ее. Он прицепился к полам ее платья и так умильно стал просить, что она остановилась.

– Душенька, Тринушка! – говорил он, – ты такая хорошенькая, чистенькая, добренькая… Пожалуйста, оставь мою Чернушку! Вот посмотри, что я тебе подарю, если ты будешь добра.

Алеша вынул из кармана империал, составлявший всё его имение, который берег он пуще глаза своего, потому что это был подарок доброй его бабушки… Кухарка взглянула на золотую монету, окинула взором окошки дома, чтоб удостовериться, что никто их не видит, и протянула руку за империалом. Алеше очень, очень жаль было империала, но он вспомнил о Чернушке и с твердостью отдал драгоценный подарок.

Таким образом Чернушка спасена была от жестокой и неминуемой смерти.

Лишь только кухарка удалилась в дом, Чернушка слетела с кровли и подбежала к Алеше. Она как будто знала, что он ее избавитель: кружилась около него, хлопала крыльями и кудахтала веселым голосом. Всё утро она ходила за ним по двору, как собачка, и казалось, будто хочет что-то сказать ему, да не может. По крайней мере он никак не мог разобрать ее кудахтанья.

Часа за два перед обедом начали собираться гости. Алешу позвали наверх, надели на него рубашку с круглым воротником и батистовыми манжетами с мелкими складками, белые шароварцы и широкий шелковый голубой кушак. Длинные русые волосы, висевшие у него почти до пояса, хорошенько расчесали, разделили на две ровные части и переложили наперед по обе стороны груди.

Так наряжали тогда детей. Потом научили, каким образом он должен шаркнуть ногой, когда войдет в комнату директор, – и что должен отвечать, если будут сделаны ему какие-нибудь вопросы.

В другое время Алеша был бы очень рад приезду директора, которого давно хотелось ему видеть, потому что, судя по почтению, с каким отзывались о нем учитель и учительша, он воображал, что это должен быть какой-нибудь знаменитый рыцарь в блестящих латах и в шлеме с большими перьями. Но на этот раз любопытство это уступило место мысли, исключительно тогда его занимавшей: о черной курице. Ему всё представлялось, как кухарка за нею бегала с ножом и как Чернушка кудахтала разными голосами. Притом ему очень досадно было, что не мог он разобрать, что она ему сказать хотела, и его так и тянуло к курятнику… Но делать было нечего: надлежало дожидаться, пока кончится обед!

Наконец приехал директор. Приезд его возвестила учительша, давно уже сидевшая у окна, пристально смотря в ту сторону, откуда его ждали.


Все пришло в движение: учитель стремглав бросился из дверей, чтоб встретить его внизу, у крыльца; гости встали с мест своих, и даже Алеша на минуту забыл о своей курочке и подошел к окну, чтоб посмотреть, как рыцарь будет слезать с ретивого коня. Но ему не удалось увидеть его, ибо он успел уже войти в дом. У крыльца же вместо ретивого коня стояли обыкновенные извозчичьи сани. Алеша очень этому удивился! «Если бы я был рыцарь, – подумал он, – то никогда бы не ездил на извозчике, а всегда верхом!»

Между тем отворили настежь все двери, и учительша начала приседать в ожидании столь почтенного гостя, который вскоре потом показался. Сперва нельзя было видеть его за толстою учительшею, стоявшею в самых дверях; но, когда она, окончив длинное приветствие свое, присела ниже обыкновенного, Алеша, к крайнему удивлению, из-за нее увидел… не шлем пернатый, но просто маленькую лысую головку, набело распудренную, единственным украшением которой, как после заметил Алеша, был маленький пучок! Когда вошел он в гостиную, Алеша еще более удивился, увидев, что, несмотря на простой серый фрак, бывший на директоре вместо блестящих лат, все обращались с ним необыкновенно почтительно.

Сколь, однако ж, ни казалось все это странным Алеше, сколь в другое время он бы ни был обрадован необыкновенным убранством стола, но в этот день он не обращал большого на то внимания. У него в головке всё бродило утреннее происшествие с Чернушкою. Подали десерт: разного рода варенья, яблоки, бергамоты, финики, винные ягоды и грецкие орехи; но и тут он ни на одно мгновение не переставал помышлять о своей курочке. И только что встали из-за стола, как он с трепещущим от страха и надежды сердцем подошел к учителю и спросил, можно ли идти поиграть на дворе.

– Подите, – отвечал учитель, – только не долго там будьте: уж скоро сделается темно.


Алеша поспешно надел свою красную бекешу на беличьем меху и зеленую бархатную шапочку с собольим околышком и побежал к забору. Когда он туда прибыл, курочки начали уже собираться на ночлег и, сонные, не очень обрадовались принесенным крошкам. Одна Чернушка, казалось, не чувствовала охоты ко сну: она весело к нему подбежала, захлопала крыльями и опять начала кудахтать. Алеша долго с ней играл; наконец, когда сделалось темно и настала пора идти домой, он сам затворил курятник, удостоверившись наперед, что любезная его курочка уселась на шесте. Когда он выходил из курятника, ему показалось, что глаза у Чернушки светятся в темноте, как звездочки, и что она тихонько ему говорит:

– Алеша, Алеша! Останься со мною!

Алеша возвратился в дом и весь вечер просидел один в классных комнатах, между тем как на другой половине часу до одиннадцатого пробыли гости. Прежде, нежели они разъехались, Алеша пошел в нижний этаж, в спальню, разделся, лег в постель и потушил огонь. Долго не мог он заснуть. Наконец сон его преодолел, и он только что успел во сне разговориться с Чернушкой, как, к сожалению, пробужден был шумом разъезжающихся гостей.

Немного погодя учитель, провожавший директора со свечою, вошел к нему в комнату, посмотрел, все ли в порядке, и вышел вон, замкнув дверь ключом.

Ночь была месячная, и сквозь ставни, неплотно затворявшиеся, упадал в комнату бледный луч луны. Алеша лежал с открытыми глазами и долго слушал, как в верхнем жилье, над его головою, ходили по комнатам и приводили в порядок стулья и столы.

Наконец все утихло… Он взглянул на стоявшую подле него кровать, немного освещенную месячным сиянием, и заметил, что белая простыня, висящая почти до полу, легко шевелилась. Он пристальнее стал всматриваться… ему послышалось, как будто что-то под кроватью царапается, – и немного погодя показалось, что кто-то тихим голосом зовет его:

– Алеша, Алеша!

Алеша испугался… Он один был в комнате, и ему тотчас пришло на мысль, что под кроватью должен быть вор. Но потом, рассудив, что вор не называл бы его по имени, он несколько ободрился, хотя сердце в нем дрожало.

Он немного приподнялся в постели и еще яснее увидел, что простыня шевелится… еще внятнее услышал, что кто-то говорит:

– Алеша, Алеша!

Вдруг белая простыня приподнялась, и из-под нее вышла… черная курица!

– Ах! это ты, Чернушка! – невольно вскричал Алеша. – Как ты зашла сюда?

Чернушка захлопала крыльями, взлетела к нему на кровать и сказала человеческим голосом:

– Это я, Алеша! Ты не боишься меня, не правда ли?

– Зачем я тебя буду бояться? – о

Чёрная курица, или Подземные жители (Погорельский) — Викитека

Лет сорок тому назад[1] в С.-Петербурге, на Васильевском острову, в Первой линии[2], жил-был содержатель мужского пансиона[3], который еще и до сих пор, вероятно, у многих остался в свежей памяти, хотя дом, где пансион тот помещался, давно уже уступил место другому, нисколько не похожему на прежний. В то время Петербург наш уже славился в целой Европе своею красотою, хотя и далеко еще не был таким, каков теперь. Тогда на проспектах Васильевского острова не было веселых тенистых аллей: деревянные подмостки, часто из гнилых досок сколоченные, заступали место нынешних прекрасных тротуаров. Исаакиевский мост, узкий в то время и неровный, совсем иной представлял вид, нежели как теперь; да и самая площадь Исаакиевская вовсе не такова была. Тогда монумент Петра Великого от Исаакиевской церкви отделен был канавою; Адмиралтейство не было обсажено деревьями; манеж Конногвардейский не украшал площади прекрасным нынешним фасадом — одним словом, Петербург тогдашний не то был, что теперешний. Города перед людьми имеют, между прочим, то преимущество, что они иногда с летами становятся красивее… впрочем, не о том теперь идет дело. В другой раз и при другом случае я, может быть, поговорю с вами пространнее о переменах, происшедших в Петербурге в течение моего века, — теперь же обратимся опять к пансиону, который, лет сорок тому назад, находился на Васильевском острову, в Первой линии.

Дом, которого теперь — как уже вам сказывал — вы не найдете, был о двух этажах, крытый голландскими черепицами. Крыльцо, по которому в него входили, было деревянное и выдавалось на улицу… Из сеней довольно крутая лестница вела в верхнее жилье, состоявшее из восьми или девяти комнат, в которых с одной стороны жил содержатель пансиона, а с другой были классы. Дортуары, или спальные комнаты детей, находились в нижнем этаже, по правую сторону сеней, а по левую жили две старушки, голландки, из которых каждой было более ста лет и которые собственными глазами видали Петра Великого и даже с ним говаривали…

В числе тридцати или сорока детей, обучавшихся в том пансионе, находился один мальчик, по имени Алёша, которому тогда было не более девяти или десяти лет. Родители его, жившие далеко-далеко от Петербурга, года за два перед тем привезли его в столицу, отдали в пансион и возвратились домой, заплатив учителю условленную плату за несколько лет вперед. Алеша был мальчик умненькой, миленькой, учился хорошо, и все его любили и ласкали. Однако, несмотря на то, ему часто скучно бывало в пансионе, а иногда даже и грустно. Особливо[4] сначала он никак не мог приучиться к мысли, что он разлучен с родными своими. Но потом мало-помалу он стал привыкать к своему положению, и бывали даже минуты, когда, играя с товарищами, он думал, что в пансионе гораздо веселее, нежели в родительском доме.

Вообще дни учения для него проходили скоро и приятно; но когда наставала суббота и все товарищи его спешили домой к родным, тогда Алеша горько чувствовал свое одиночество. По воскресеньям и праздникам он весь день оставался один, и тогда единственным утешением его было чтение книг, которые учитель позволял ему брать из небольшой своей библиотеки. Учитель был родом немец, а в то время в немецкой литературе господствовала мода на рыцарские романы и на волшебные повести, — и библиотека, которою пользовался наш Алеша, большею частию состояла из книг сего рода.

Итак, Алеша, будучи еще в десятилетнем возрасте, знал уже наизусть деяния славнейших рыцарей, по крайней мере так, как они описаны были в романах. Любимым его занятием в длинные зимние вечера, по воскресеньям и другим праздничным дням, было мысленно переноситься в старинные, давно прошедшие века… Особливо в вакантное время[5], когда он бывал разлучен надолго со своими товарищами, когда часто целые дни просиживал в уединении, — юное воображение его бродило по рыцарским за́мкам, по страшным развалинам или по темным дремучим лесам.

Я забыл сказать вам, что к дому этому принадлежал довольно пространный двор, отделенный от переулка деревянным забором из барочных досок[6]. Ворота и калитка, кои вели в переулок, всегда были заперты, и потому Алеше никогда не удавалось побывать в этом переулке, который сильно возбуждал его любопытство. Всякий раз, когда позволяли ему в часы отдыха играть на дворе, первое движение его было — подбегать к забору. Тут он становился на цыпочки и пристально смотрел в круглые дырочки, которыми усеян был забор. Алеша не знал, что дырочки эти происходили от деревянных гвоздей, которыми прежде сколочены были барки, и ему казалось, что какая-нибудь добрая волшебница нарочно для него провертела эти дырочки. Он всё ожидал, что когда-нибудь эта волшебница явится в переулке и сквозь дырочку подаст ему игрушку, или талисман[7], или письмецо от папеньки или маменьки, от которых не получал он давно уже никакого известия. Но, к крайнему его сожалению, не являлся никто даже похожий на волшебницу.

Другое занятие Алеши состояло в том, чтобы кормить курочек, которые жили около забора в нарочно для них выстроенном домике и целый день играли и бегали на дворе. Алеша очень коротко с ними познакомился, всех знал по имени, разнимал их драки, а забияк наказывал тем, что иногда несколько дней сряду не давал им ничего от крошек, которые всегда после обеда и ужина он собирал со скатерти. Между курами он особенно любил одну черную хохлатую, названную Чернушкою. Чернушка была к нему ласковее других; она даже иногда позволяла себя гладить, и потому Алеша лучшие кусочки приносил ей. Она была нрава тихого; редко прохаживалась с другими и, казалось, любила Алёшу более, нежели подруг своих.

Однажды (это было во время вакаций — день был прекрасный и необыкновенно теплый, не более трех или четырех градусов мороза) Алеше позволили поиграть на дворе. В тот день учитель и жена его в больших были хлопотах. Они давали обед директору училищ, и еще накануне, с утра до позднего вечера, везде в доме мыли полы, вытирали пыль и вощили красного дерева столы и комоды. Сам учитель ездил закупать провизию для стола: белую архангельскую телятину, огромный окорок и киевское варенье. Алеша тоже по мере сил способствовал приготовлениям: его заставили из белой бумаги вырезывать красивую сетку на окорок и украшать бумажною резьбою нарочно купленные шесть восковых свечей. В назначенный день рано поутру явился парикмахер и показал свое искусство над буклями, тупеем[8] и длинной косой учителя. Потом принялся за супругу его, напомадил и напудрил у ней локоны и шиньон и взгромоздил на ее голове целую оранжерею разных цветов[9], между которыми блистали искусным образом помещенные два бриллиантовые перстня, когда-то подаренные ее мужу родителями учеников. По окончании головного убора, накинула она на себя старый, изношенный салоп[10] и отправилась хлопотать по хозяйству, наблюдая притом строго, чтоб как-нибудь не испортилась прическа; и для того сама она не входила в кухню, а давала приказания свои кухарке, стоя в дверях. В необходимых же случаях посылала туда мужа своего, у которого прическа не так была высока.

В продолжение всех этих забот Алешу нашего совсем забыли, и он тем воспользовался, чтоб на просторе играть на дворе. По обыкновению своему, он подошел сначала к дощатому забору и долго смотрел в дырочку; но и в этот день никто почти не проходил по переулку, и он со вздохом обратился к любезным своим курочкам. Не успел он присесть на бревно и только что начал манить их к себе, как вдруг увидел подле себя кухарку с большим ножом. Алеше никогда не нравилась эта кухарка — сердитая и бранчивая. Но с тех пор, как он заметил, что она-то и была причиною, что от времени до времени уменьшалось число его курочек, он еще менее стал ее любить. Когда же однажды нечаянно увидел он в кухне одного хорошенького, очень любимого им петушка, повешенного за ноги с перерезанным горлом, то возымел он к ней ужас и отвращение. Увидев ее теперь с ножом, он тотчас догадался, что́ это значит, и, чувствуя с горестию, что он не в силах помочь своим друзьям, вскочил и побежал далеко прочь.

— Алеша, Алеша! Помоги мне поймать курицу! — кричала кухарка.

Но Алеша принялся бежать еще пуще, спрятался у забора за курятником и сам не замечал, как слезки одна за другою выкатывались из его глаз и упадали на землю.

Довольно долго стоял он у курятника, и сердце в нем сильно билось, между тем как кухарка бегала по двору — то манила курочек: «Цып, цып, цып!», то бранила их.

Вдруг сердце у Алеши еще сильнее забилось: ему послышался голос любимой его Чернушки! Она кудахтала самым отчаянным образом, и ему показалось, что она кричит:

Куда́х, куда́х, куду́ху,
Алеша, спаси Чернуху!
Куду́ху, куду́ху,
Чернуху, Чернуху!

Алеша никак не мог долее оставаться на своем месте. Он, громко всхлипывая, побежал к кухарке и бросился к ней на шею в ту самую минуту, как она поймала уже Чернушку за крыло.

— Любезная, милая Тринушка! — вскричал он, обливаясь слезами. — Пожалуйста, не тронь мою Чернуху!

Алеша так неожиданно бросился на шею к кухарке, что она упустила из рук Чернушку, которая, воспользовавшись этим, от страха взлетела на кровлю сарая и там продолжала кудахтать.

Но Алеше теперь слышалось, будто она дразнит кухарку и кричит:

Куда́х, куда́х, куду́ху,
Не поймала ты Чернуху!
Куду́ху, куду́ху,
Чернуху, Чернуху!

Между тем кухарка вне себя была от досады и хотела бежать к учителю, но Алеша не допустил ее. Он прицепился к полам ее платья и так умильно стал просить, что она остановилась.

— Душенька, Тринушка! — говорил он. — Ты такая хорошенькая, чистенькая, добренькая… Пожалуйста, оставь мою Чернушку! Вот посмотри, что я тебе подарю, если ты будешь добра!

Алеша вынул из кармана империал[11], составлявший всё его имение[12], который берег он пуще глаза своего, потому что это был подарок доброй его бабушки… Кухарка взглянула на золотую монету, окинула взором окошки дома, чтоб удостовериться, что никто их не видит, и протянула руку за империалом… Алеше очень, очень жаль было империала, но он вспомнил о Чернушке — и с твердостию отдал драгоценный подарок.

Таким образом Чернушка спасена была от жестокой и неминуемой смерти.

Лишь только кухарка удалилась в дом, Чернушка слетела с кровли и подбежала к Алеше. Она как будто знала, что он ее избавитель: кружилась около него, хлопала крыльями и кудахтала веселым голосом. Всё утро она ходила за ним по двору, как собачка, и казалось, будто хочет что-то сказать ему, да не может. По крайней мере, он никак не мог разобрать ее кудахтанья. Часа за два перед обедом начали собираться гости. Алешу позвали наверх, надели на него рубашку с круглым воротником и батистовыми манжетами с мелкими складками, белые шароварцы и широкий шелковый голубой кушак. Длинные русые волосы, висевшие у него почти до пояса, хорошенько расчесали, разделили на две ровные части и переложили наперед по обе стороны груди.

Так наряжали тогда детей. Потом научили, каким образом он должен шаркнуть ногой, когда во

Рецензия на содержание, главные персонажи

Сказка «Черная курица или Подземные жители» написана русским писателем Антоном Погорельским в 1829 году. Но произведение не утратило актуальности и сегодня. Сказка будет интересна многим ученикам, а для некоторых может послужить настоящим источником мудрости.

Как создать книгу

Многим школьникам понравилась сказка «Черная курица или подземные жители». Отзывы читателей об этой книге очень положительные.Однако не все знают, с какой целью изначально создавалась сказка. Эта работа была подарком А. Толстого, которого Погорельский заменил отец. Алексей Толстой приходился родственником великому русскому писателю по отцовской линии Льву Толстому. Известно, что со временем Алексей также стал популярным писателем и даже внес свой вклад в создание знаменитого образа Козьмы Пруткова.

Впрочем, это ожидается только в будущем, пока Та слуга принесла много трудностей Погорельскому, Тому учиться не хотелось.Вот почему Погорельский решил рассказать историю, которая подтолкнула бы его учеников к работе в Кабинете. Со временем книга обрела всеобщую популярность, и у каждого студента сформировалось свое мнение. «Черная курица или подземные жители» стала классикой для каждого школьника. Возможно, поклонникам сказки будет интересно узнать, что фамилия Погорельского на самом деле является псевдонимом. На самом деле писателя звали Алекс А. Купер.

Главный герой сказки, сцена

Главный герой «Черный цыпленок, или Подземные обитатели» — мальчик Алеша.Сказка начинается с повествования о главном герое. Мальчик учится в частной школе и часто страдает от одиночества. Его мучает тоска по родителям, которые, платя за обучение, живут своими заботами вдали от Петербурга. Пустота в душе и общение с другими людьми Алеши заменяют книги. Fantasy Child переносит его в далекую страну, где он воображает себя доблестным рыцарем. Остальные дети родители в выходные и праздничные дни. Но для Алеши единственное утешение — книги. Говорят, что сцена этой сказки — небольшой частный гостевой дом в Санкт-Петербурге.Петербург, куда родители отправляют детей учиться. Заплатив деньги за обучение своего ребенка Форварду в течение нескольких лет, они, по сути, полностью исчезают из его жизни.

Рекомендуется

Возможная рифма для слова «крик»

В этом случае может пригодиться даже «вампир». Отличная рифма к слову «плакать» — «плоть». Поэтическую пару легко сформировать словом «атака». О других вариантах будет рассказано далее. Ключевое сочетание …

История происхождения

Главные герои «Черной курицы, или Подземные обитатели» — мальчик Алеша и Нигелла — персонаж, с которым Алеша встретился на птичнике.Именно там мальчик проводит большую часть своего свободного времени. Любит наблюдать за живыми птицами. В частности, ему понравилась курица Нигелла. Алеша кажется, что Нигелла молча пытается что-то сказать и имеет многозначительный взгляд. Однажды Алеша просыпается от криков Колечка и спасает курицу из рук повара. И этим поступком мальчик открывает для себя необычный фантастический мир. Так начинается волшебная сказка «Черная курица или Подземный обитатель» Антония Погорельского.

Знакомство с подземным миром

Ночь Найджелла подходит к мальчику и начинает говорить с ним человеческим голосом.Алеша очень удивился, но решил отправиться за Черным топом в волшебный подземный мир, где живут человечки. Король этого необыкновенного народа предлагает Алеше любую награду за то, что ему удалось спасти от гибели своего министра — Чернобурку. Но Алеша не мог придумать лучшего, чем попросить у царя магическое умение — уметь правильно ответить на любой урок даже без подготовки. Королю подземных жителей эта идея не понравилась, потому что она говорила о лени и халатности Алеши.

Мечта ленивого студента

Однако слово есть слово, и он должен был выполнить Мое обещание. Алеше подарили особое семя конопли, которое всегда приходилось носить с собой, чтобы отвечать на домашнее задание. На прощание Алеше велели никому не рассказывать о том, что он видел в подземном мире. В противном случае жители должны покинуть свои места, чтобы уйти навсегда, и начать строить жизнь в неизведанных странах. Алеша поклялся, что я не нарушу обещание.

С тех пор герой сказки «Черная курица или Подпольщики» стал лучшим учеником Всероссийской школы искусств.Петербург. Сначала он смутился, потому что учитель хвалил его Совершенно неуместно. Но вскоре он и Алеша начинают верить, что это избранный и эксклюзивный. Он начинает гордиться, часто шалить. Его характер становится все хуже и хуже. Алеша Все более ленив, злясь, проявляя наглость.

Рассказ

Недостаточно прочитать синопсис «Черная курица, или Подземные обитатели». Обязательно прочтите эту книгу, так как в ней много полезных идей, а сюжет будет интересен каждому.Воспитатель старается не хвалить Алешу, а наоборот, стремится воспитывать. И настраивает его на запоминание до 20 страниц текста. Однако Алеша теряет свое волшебное Семя, и поэтому не может соответствовать классу. Заприте его в спальне, если это не соответствует указаниям учителя. Ленивый, но память у него не такая быстрая, чтобы заставить это работать. Ночь вновь появляется на асфальте и преподносит ему драгоценный подарок подземному королю. Нигелла также просит его исправить, а в остальном время напоминает нам, что мы должны молчать о волшебном королевстве.Алеша обещает выполнить и то, и другое.

На следующий день главный герой сказки «Черная курица или Подземные жители» Антония Погорельского блестяще отвечает на урок. Но вместо того, чтобы хвалить своего ученика, учитель начинает его допытывать, когда он успевает выучить набор. Если Алеша не все расскажет, его порют. Страх Алеша забыл обо всех своих обещаниях и рассказал о Вашем знакомстве с царством подземных жителей, их Королем и Чертопом. Но ему никто не поверил, и все равно он был наказан.На этом этапе вы можете понять основную идею «Черный цыпленок, или Подземные обитатели». Алеша предал друзей, но главной причиной всех его бед была простая ленивость.

Конец истории

Жители подземного мира были вынуждены покинуть свои дома, министр Блэктоп, закованный в кандалы, и волшебное Семя исчезли навсегда. Из-за мучительного чувства вины Алеша заболел, поднялась температура и шесть недель не вставал с постели. После выздоровления главный герой снова становится послушным и добрым.Его отношения с учителем и товарищами по команде стали такими, как раньше. Алеша становится прилежным учеником, но не лучшим. Это финал сказки «Черная курица или Подземные жители».

Основные идеи сказок

Нигелла дает Алеше несколько советов, с помощью которых он мог спастись, чтобы не стать злым и ленивым. Министр преступного мира предупреждает его, что от пороков убежать не так-то просто — ведь пороки «войдут в дверь, а пройдут через трещину». Стоит отметить, что кончики колечков совпадают с теми выводами, которые делает школьная учительница Алеша.Работа, говорит и мастер, и Черная курица — основа нравственности и внутренней красоты любого человека. Безделье, напротив, только развращает — напоминает Погорельского в романе «Черная курица или подпольщики». Основная идея сказочной истории — добро есть в каждом мужчине, но чтобы это проявилось, нужно приложить усилия, постараться развить и продемонстрировать. Иначе никак. Если этого не сделать, несчастье может постигнуть не только человека, но и близких ему людей.

Уроки рассказа

Сказка Погорельского интересна не только своим волшебным сюжетом, но и той моралью, которую пытался донести до своего ученика Погорельский. Из литературного наследия писателя их очень мало, поэтому стоит прислушаться к идеям, которые можно найти в дошедших до нас произведениях Times. Преподавали «Черная курица или подземные жители» и кому эти уроки полезны? Они будут полезны каждому ученику вне зависимости от его академической успеваемости. В конце концов, каждый из них учится быть лучше.Прежде всего, не пытайтесь ставить себя выше других людей, даже если обладаете какими-либо выдающимися талантами и способностями.

Книга, которая понравится каждому

Отзывы на «Черная курица или Подземные жители» большинство людей Тёплые. Несомненно, эта история не оставит равнодушным никого ученика. Это было сочетание волшебства и реальности, уроков жизни и трагического сюжета. Рецензию на «Черная курица или подземные обитатели» каждый школьник может написать самостоятельно.Однако необходимо упомянуть основные уроки, извлеченные после прочтения этой книги. История напоминает нам, что всеми силами надо стараться развивать в себе скромность, чувство долга, честность и трудолюбие — словом, лучшее качество, которое возможно только для преодоления пороков. Еще один урок, который преподносится в работе: нужно быть строгим к себе.

Волшебная сказка «Черная курица, или Подземные жители». Резюме

Наверняка многие смогут вспомнить мрачный кукольный мультик о мальчике, долгое время прожившем в частной школе, черной курице и недолговечном народце, жившем где-то под землей.

Этот мультфильм создан по мотивам сказочного романа «Черный цыпленок, или Люди из подполья», краткое содержание которого будет изложено в этой статье. Что ж, пожалуй, продолжим.

Рассказ «Черная курица, или Подземные обитатели». Резюме

Автор этого произведения — известный русский писатель первой половины XIX века Алексей Алексеевич Перовский. Его литературный псевдоним — Антоний Погорельский. «Черный цыпленок» был написан им в 1829 году для своего племянника — графа Алексея Толстого (родственник Льва Толстого по отцовской линии), тоже будущего писателя.

Начало истории

«Черный цыпленок, или подземные люди» начинается с рассказа о главном герое — мальчике Алеше, который был из глухой провинции. В 10 лет его перевели в Санкт-Петербург в частный интернат (закрытая школа для мальчиков), где оставили на попечении учителя с оплатой за несколько лет вперед. Мальчик был скромным и прилежным, поэтому его любили и товарищи, и наставник.

Развитие сюжета повести «Черная курица, или Подземные люди»

Хочу продолжить краткую историю описанием следующих событий.Так случилось, что однажды Алеша спас от ножа кухарки свою любимицу, курицу Чернушку, с которой играл на птичьем дворе. В ту же ночь его разбудила Чернушка и повела по спящему дому, чтобы показать что-то «красивое». Однако из-за халатности мальчика в то время их поход не увенчался спешкой.

На следующую ночь курица снова пришла за Алешей. На этот раз они в конце концов оказались в Подземном мире, где жили маленькие люди.

Царь этого народа предложил Алеше награду за то, что он спас их первого министра, которым оказался Чернушка. Мальчик не придумал ничего лучше, чем просить способности отвечать на все уроки, не готовясь к ним. Царю не понравилась проявленная в этой просьбе лень ученика, но он выполнил обещание: Алеше дали семя конопли, которое он должен был носить с собой, чтобы выполнить домашнее задание. На прощание мальчика попросили никому не рассказывать о том, где он был и что видел, потому что в противном случае подземным жителям придется покинуть свои дома на новых неизведанных землях и начать восстанавливать жизнь.Мальчик поклялся хранить вверенную ему тайну.

С этого дня Алеша стал лучшим учеником не только своего интерната, но и всего Петербурга. Сначала мальчику было неудобно принимать незаслуженные похвалы. Однако вскоре сам поверил в собственную исключительность, возгордился, стал шалить. Его характер портился каждый день — он становился злым, нахальным и ленивым.

Учитель больше не хвалил его, а, наоборот, пытался его урезонить. Однажды он попросил Алешу выучить 20 страниц текста наизусть.Но оказалось, что он потерял семя, и поэтому не мог ответить на урок. Его заперли в спальне, пока он не был готов. Однако ленивый ум отказывался вспоминать задачу. Ночью ему явился Чернушка и вернул семя с просьбой исправиться, еще раз напомнив ему о его обещании хранить молчание о преступном мире. Алеша обещал и то, и другое.

Печальный исход

На следующий день он блестяще ответил на урок. Однако вместо того, чтобы похвалить ученика, наставник попросил объяснить, когда он усвоил задание.В противном случае бедолаге грозили поркой. Мальчик забыл обо всем и рассказал о Чернушке, зерне и Подземном мире. Результат был плачевный: его сочли лжецом и до сих пор пороли, обитателям темницы пришлось уйти, Чернушку сковали навеки, а семя навсегда исчезло. От чувства вины и раскаяния Алеша заболел и шесть недель пролежал в лихорадке.

После выздоровления мальчик снова стал добрым и послушным. К нему вернули расположение товарищей и учителя.Он стал прилежным, но не выдающимся учеником.

Так заканчивается чудесная сказка «Черная курица, или Подземные обитатели». Вы уже знаете аннотацию, но прочтите полный текст, потому что в нем много интересных и загадочных текстов.

«Черная курица, или подземные обитатели» Погорельского вкратце

Около сорока лет назад в Петербурге на Васильевском острове жил домработница.

Среди тридцати или сорока детей, которые учились в том пансионе, был мальчик по имени Алеша, которому тогда было не более 9 или 10 лет.Его родители, жившие двумя годами ранее далеко от Петербурга, привезли его в столицу, вернулись в пансионат и вернулись домой, заплатив учителю оговоренную плату за несколько лет вперед. Алеша был умным, умным мальчиком, хорошо учился, все его любили и ласкали.

Дни учебы прошли для него быстро и приятно, но когда наступила суббота и все его товарищи бросились домой к своим родственникам, то Алеша горько почувствовал его одиночество. Алеша кормил цыплят, которые жили у забора в специально построенном для них

домике, играл и бегал весь день во дворе.Особенно любила черную хохлатую, по кличке Чернушкой. Чернушка была к нему добра.

Однажды повар ловил курицу на праздник, и Алеша, бросившись ей на шею, отказался убивать Чернушку. Подарил повару для этого императора — золотую монету, подарок бабушки.

После праздника я лег спать, чуть не заснул, но слышал, как кто-то его зовет. Чернушка подошла к нему и сказала человеческим голосом: следуй за мной, я тебе кое-что покажу. Одевайся скорее! И он храбро последовал за ней.Из ее глаз выходили лучи, которые освещали все вокруг, хотя и не такие яркие, как маленькие свечи. Они прошли через фронт.

«Дверь запирается на ключ», — сказал Алеша; Но курица ему не ответила: она хлопнула крыльями, и дверь открылась сама собой.

Затем, пройдя по коридору, они повернули к комнатам, где жили старые голландки. Алеша к ним ни разу не был. Курица снова хлопнула крыльями, и дверь в комнаты старухи отворилась.Они прошли во вторую комнату, и Алеша увидел серого попугая в золотой клетке. Чернушка ничего не сказал трогать.

Проходя мимо кота, Алеша попросил лапы… Вдруг она громко взорвалась, попугай распух и стал громко кричать:

«Дуррак, дурак!» Чернушка поспешно ушла, а Алеша побежал за ней, дверь за ними захлопнулась.

Внезапно они вошли в зал. По обе стороны стены висели рыцари в сияющих доспехах. Чернушка на цыпочках шла впереди, и Алеша велел тихо-тихо идти за ней… В конце коридора была большая дверь.Только они подошли к ней, как два рыцаря соскочили со стен и бросились к черному цыпленку. Чернушка подняла гребень, расправила крылья и вдруг стала большой, крупнее, выше рыцарей и стала с ними драться! Рыцари сильно атаковали ее, и она защищалась крыльями и носом. Алеша испугался, сердце его сильно дрогнуло, и он упал в обморок.

На следующую ночь снова пришла Чернушка. Опять пошли, но на этот раз Алеша ничего не трогал.

Они вошли в другой зал.Чернушки не было. Было много маленьких людей, не выше полуметра, в ярких платьях. Они не заметили Алешу. Затем вошел король. По тому, что Алеша спас своего министра, Алеша теперь знал урок, а не учение. Царь дал ему семя конопли. Они просили меня никому о них не рассказывать.

Начались занятия, и Алеша знал любой урок. Чернушка не пришла. Алеше сначала было стыдно, потом использовали.

К тому же Алеша стал страшным притворщиком.Однажды учитель, не зная, что с ним делать, попросил его выучить наизусть двадцать страниц до другого утра и надеялся, что хотя бы в этот день у него будет больше. Но Алеша в тот день нарочно пошалил за обыкновенным. На следующий день я не могла сказать ни слова, потому что семечек не было. Его отвели в спальню и велели выучить урок. Но к обеду Алеша еще не усвоил урока. Его снова оставили там. Ближе к ночи появился Чернушка и вернул ему зерно, но просил исправиться.

На следующий день я ответил на урок. Учитель спросил, когда Алеша усвоил урок. Алеша растерялся, приказали принести стержни. Учитель сказал, что не будет пороть, если Алеша скажет, когда выучит урок. И Алеша все рассказал, забыв об обещании, данном подпольному царю и его министру. Учитель не поверил, и Алеша был вырезан.

Чернушка пришла прощаться. Она была прикована цепью. Она сказала, что теперь людям нужно далеко уезжать. Еще раз попросила Алешу поправиться.

Министр пожал Алеше руку и скрылся в соседней постели. На следующий день утром у Алеши поднялась температура. Через неделю после шести Алеша поправился и старался быть послушным, добрым, скромным и прилежным. Все снова его полюбили и стали ласкать, и он стал примером для товарищей, хотя не мог выучить наизусть двадцать печатных страниц, о чем, кстати, его не просили.


Резюме Черная курица, или Подземные обитатели А. Погорельский

А.Погорельский
Черная курица, или Подземные обитатели
Сорок лет назад в Санкт-Петербурге на Васильевском острове жил домработница.
Среди тридцати или сорока детей, которые учились в этом пансионе, был мальчик по имени Алеша, которому тогда было не более 9 или 10 лет. Его родители, жившие двумя годами ранее далеко от Петербурга, привезли его в столицу, вернулись в пансионат и вернулись домой, заплатив учителю оговоренную плату за несколько лет вперед.Алеша был умным, умным мальчиком, хорошо учился, все его любили и ласкали.
Дни учебы прошли для него быстро и приятно, но когда наступила суббота и все его товарищи бросились домой к своим родственникам, то Алеша горько почувствовал его одиночество. Алеша

кормил цыплят, которые жили у забора в специально спроектированном для них домике, играли и бегали весь день во дворе. Особенно любила черную хохлатую, по кличке Чернушкой. Чернушка была к нему добра.
Однажды повар ловил цыпленка на праздник, и Алеша, бросившись ей на шею, отказался убить Чернушку.Подарил повару для этого императора — золотую монету, подарок бабушки.
После праздника я лег спать, чуть не заснул, но слышу, как кто-то его зовет. Чернушка подошла к нему и сказала человеческим голосом: следуй за мной, я тебе кое-что покажу. Одевайся скорее! И он храбро последовал за ней. Из ее глаз выходили лучи, которые освещали все вокруг, хотя и не такие яркие, как маленькие свечи. Они прошли через фронт.
«Дверь запирается на ключ», — сказал Алеша; Но курица ему не ответила: она хлопнула крыльями, и дверь открылась сама собой.
Затем, пройдя коридор, они повернули к комнатам, где жили старые голландки. Алеша к ним ни разу не был. Курица снова хлопнула крыльями, и дверь в комнаты старухи отворилась. Они прошли во вторую комнату, и Алеша увидел серого попугая в золотой клетке. Чернушка ничего не сказал трогать.
Проходя мимо кота, Алеша попросил у нее лапы… Вдруг она громко взорвалась, попугай распух и стал громко кричать: «Дуррак, дурак!» Чернушка поспешно ушла, а Алеша побежал за ней, дверь за ними захлопнулась…
Вдруг они вошли в зал.По обе стороны стены висели рыцари в сияющих доспехах. Чернушка на цыпочках шла впереди, и Алеша велел тихо-тихо идти за ней… В конце коридора была большая дверь. Только они подошли к ней, как два рыцаря соскочили со стен и бросились к черному цыпленку. Чернушка подняла гребень, расправила крылья и вдруг стала большой, крупнее, выше рыцарей и стала с ними драться! Рыцари сильно атаковали ее, и она защищалась крыльями и носом.Алеша испугался, сердце его сильно дрогнуло, и он упал в обморок.
На следующую ночь снова пришла Чернушка. Опять пошли, но на этот раз Алеша ничего не трогал.
Они вошли в другой зал. Чернушки не было. Было много маленьких людей, не выше полуметра, в ярких платьях. Они не заметили Алешу. Затем вошел король. По тому, что Алеша спас своего министра, Алеша теперь знал урок, а не учение. Царь дал ему семя конопли. Они просили меня никому о них не рассказывать.
Начались занятия, и Алеша знал любой урок. Чернушка не пришла. Алеше сначала было стыдно, потом использовали.
Кроме того, Алеша стал страшным притворщиком. Однажды учитель, не зная, что с ним делать, попросил его выучить наизусть двадцать страниц до другого утра и надеялся, что хотя бы в этот день у него будет больше. Но Алеша в тот день нарочно пошалил за обыкновенным. На следующий день я не могла сказать ни слова, потому что семечек не было. Его отвели в спальню и велели выучить урок.Но к обеду Алеша еще не усвоил урока. Его снова оставили там. Ближе к ночи появился Чернушка и вернул ему зерно, но просил исправиться.
На следующий день я ответил на урок. Учитель спросил, когда Алеша усвоил урок. Алеша растерялся, приказали принести стержни. Учитель сказал, что не будет пороть, если Алеша скажет, когда выучит урок. И Алеша все рассказал, забыв об обещании, данном подпольному царю и его министру.Учитель не поверил, и Алеша был вырезан.
Чернушка пришла прощаться. Она была прикована цепью. Она сказала, что теперь людям нужно далеко уезжать. Еще раз попросила Алешу поправиться.
Министр пожал Алеше руку и скрылся в соседней постели. На следующий день утром у Алеши поднялась температура. Через неделю после шести Алеша поправился и старался быть послушным, добрым, скромным и прилежным. Все снова его полюбили и стали ласкать, и он стал примером для товарищей, хотя не мог выучить наизусть двадцать печатных страниц, о чем, кстати, его не просили.

Краткое содержание Погорельский «Черный цыпленок, или Подземные обитатели»

Около сорока лет назад в Санкт-Петербурге на Васильевском острове жил домработница. Среди тридцати-сорока детей, которые учились в этом пансионе, был мальчик по имени Алеша, которому тогда было не более 9-10 лет. Его родители, жившие двумя годами ранее далеко от Петербурга, привезли его в столицу, вернулись в пансионат и вернулись домой, заплатив учителю оговоренную плату за несколько лет вперед.Алеша был умным, умным мальчиком, хорошо учился, все его любили и ласкали. Дни учебы прошли для него быстро и приятно, но когда наступила суббота и все его товарищи бросились домой к своим родным, то Алеша горько почувствовал его одиночество. Алеша кормил цыплят, которые жили у забора в специально построенном для них домике

и целый день играли и бегали по двору. Особенно ему нравилась черная хохлатая по кличке Чернушка. Чернушка была к нему добра. Однажды повар ловил курицу на праздник, и Алеша, бросившись ей на шею, отказался убивать Чернушку.Подарил повару для этого императора — золотую монету, подарок бабушки. После праздника я лег спать, чуть не заснул, но слышал, как кто-то его зовет. Чернушка подошла к нему и сказала человеческим голосом: следуй за мной, я тебе кое-что покажу. Одевайся скорее! И он храбро последовал за ней. Из ее глаз выходили лучи, которые освещали все вокруг, хотя и не такие яркие, как маленькие свечи. Они прошли через фронт. «Дверь запирается на ключ», — сказал Алеша. Но курица ему не ответила: она хлопнула крыльями, и дверь открылась сама собой.Затем он прошел по коридору, они повернули к комнатам, где жили старые голландки. Алеша к ним ни разу не был. Курица снова хлопнула крыльями, и дверь в комнаты старухи отворилась. Они прошли во вторую комнату, и Алеша увидел серого попугая в золотой клетке. Чернушка ничего не сказал трогать. Проходя мимо кота, Алеша попросил ее лапы. Вдруг она громко лопнула, попугай раздулся и стал громко кричать: «Дуррак, дурак!» Чернушка поспешно ушла, а Алеша побежал за ней, дверь за ними захлопнулась.Вдруг они вошли в зал. По обе стороны стены висели рыцари в сияющих доспехах. Чернушка на цыпочках шла впереди, и Алеша велел тихо-тихо идти за ней. В конце зала была большая дверь. Только они подошли к ней, как два рыцаря соскочили со стен и бросились к черному цыпленку. Чернушка подняла гребень, расправила крылья и вдруг стала большой, крупнее, выше рыцарей и стала с ними драться! Рыцари сильно атаковали ее, и она защищалась крыльями и носом.Алеша испугался, сердце его сильно дрогнуло, и он упал в обморок. На следующую ночь снова пришла Чернушка. Опять пошли, но на этот раз Алеша ничего не трогал. Они вошли в другой зал. Чернушки не было. Было много маленьких людей, не выше полуметра, в ярких платьях. Они не заметили Алешу. Затем вошел король. По тому, что Алеша спас своего министра, Алеша теперь знал урок, а не учение. Царь дал ему семя конопли. Они просили меня никому о них не рассказывать.Начались занятия, и Алеша знал любой урок. Чернушка не пришла. Алеше сначала было стыдно, потом использовали. К тому же Алеша стал страшным притворщиком. Однажды учитель, не зная, что с ним делать, попросил его выучить двадцать страниц к следующему утру и надеялся, что он, по крайней мере, в этот день будет более спокойным. Но Алеша в тот день нарочно пошалил за обыкновенным. На следующий день я не могла сказать ни слова, потому что семечек не было. Его отвели в спальню и велели выучить урок.Но к обеду Алеша еще не усвоил урока. Его снова оставили там. Ближе к ночи появился Чернушка и вернул ему зерно, но просил исправиться. На следующий день я ответил на урок. Учитель спросил, когда Алеша усвоил урок. Алеша растерялся, приказали принести стержни. Учитель сказал, что не будет пороть, если Алеша скажет, когда выучит урок. И Алеша все рассказал, забыв об обещании, данном подпольному царю и его министру. Учитель не поверил, и Алеша был вырезан.Чернушка пришла прощаться. Она была прикована цепью. Она сказала, что теперь людям нужно далеко уезжать. Еще раз попросила Алешу поправиться. Министр пожал Алеше руку и скрылся в соседней постели. На следующий день утром у Алеши поднялась температура. Через неделю после шести Алеша поправился и старался быть послушным, добрым, скромным и прилежным. Все снова его полюбили и стали ласкать, и он стал примером для товарищей, хотя не мог выучить наизусть двадцать печатных страниц, о чем, кстати, его не просили.

Английский словарь кокни — FREELANG

Face 9017 Миссури и Грейс 9017 Анна 907 9017 Анна 907 9017 Анна 907 не половина
A
Абергавенни Пенни
Авраам Линкольн Стинкин Акер в твоем кофе? Акер Билк (урожденный Бернард Стэнли Билк) родился в 1929 году, является мастером игры на кларнете и руководителем джазового оркестра Paramount. Интересно, что его прозвище Акер — это термин Сомерсета, означающий друг или помощник
Акерс Деньги
Адам и Ева Поверьте Я не Адам и Ева это! [Обычно используется полное сленговое выражение]
Adam Ant Pants Get your adam’s on
Adrian Quist Pissed
Airs and Graces Подтяжки Он получил новую жизнь.
Алан Минтер Сплинтер Поднял эту древесину и воткнул мне в палец ужасный Алан. Алан Минтер — британский боксер с текущим рекордом 39-9 (23 нокаутом)]
Алан Уикерс Панталоны Последние ушли в меня, аланы. Алан Уикер вёл телепрограмму под названием Whickers World
Аланы Штаны
Гвоздь олдермена Хвост Он всегда виляет своим олдерменом.
Али МакГро Солома
All Night Rave Shave
All Time Loser Boozer Аллан. используется, когда кто-то делает с другим человеком что-то, к чему не относятся положительно. Аллан Бордер был австралийским капитаном по крикету в конце 80-х — начале 90-х, так что теперь у нас есть первый пример международного рифмованного сленга.
Alligator Later
Almond Rocks Socks Было бы неплохо, если бы ваши миндаль совпадали?
Альфонс Понсе
Древнегреческий Рик
Энди Кейн Дождь
Ice
‘appeny dip Ship
Apple Core Оценка (20 фунтов стерлингов) Я отдал свое последнее яблоко этому старому парафину.
Apple Fritter Bitter (пиво) Я пробовал это новое яблоко, но предпочитаю лосося [Лосось и форель — стаут].
Яблочный пирог Пук
Яблоки и груши Лестница Поднимитесь на яблоки.
Первоапрельский Табурет
Первоапрельский Инструмент
Апрельские дураки Футбольные пулы У меня ужасные проблемы Эйприл Как может такое простое слово иметь столько замысловатых ссылок? Апрель в Париже -> Арис (от Аристотеля -> бутылка, которая из бутылки и стекла -> осел.)
Апрельские дожди Цветы Я забыл, что у меня годовщина, поэтому по дороге домой выбрал несколько апреля.
Лучник 2000
Вы Джордж? Вы уверены?
Aris Ass
Aristotle Бутылка Если вы хотите молока, поставьте Ari на пороге. Время от времени они бросают вам вызов.Один человек предположил, что, не будучи знакомым с Аристотелем, ранний кокни, возможно, принял имя Гарри Стоттл!
Армия и флот Подливка Можно мне армию для моего пюре?
Арнольд Палмер Фермер (см. Использование) Это правильный Арнольд. Мне нравится этот — он относится к игроку в гольф, который проводит много времени в высокой траве вокруг поля
Искусный Доджер Жилой Ее взяли в ловушку, чтобы помочь расплатиться.
Артур Эш Кэш Эти парни не меньше Артура
Артур Блисс Моча Я просто выскакиваю для Артура. Артур Блисс был известным английским композитором в 1975 году (1891-1975) .
Артур Скаргилл Полоскание горла (в пьяном виде) Право е Authur’d
Ascot Races Подтяжки
Тетя Нелл Нелл
Тетя Энни Фанни Она просто сидит дома на своей тетушке Энни
Тетя Дот Горячо
Тетя Элла Зонтик для меня Тетя Элла.
Тетя Лили Глупая
Тетя Нелли Живот Я ударил его по тетушке, но он даже не заметил.
Айртон Сенна Теннер Вот, одолжите нам аритон, старый фарфор. Айртон Сенна был пилотом Формулы-1
B
Журчащий ручей Крук Он всегда болтает. Это значит, что он всегда замышляет что-то критическое.См. Также Cook.
Журчащий ручей Повар Моя миссис не могла лепетать, чтобы спасти свою жизнь. См. Также Crook.
Бекон и яйца Ножки Прекрасный набор беконов.
Кожура бекона Слепая Вы полностью бекон?
Бэкон Сарни Пакистанец Они наняли нового парня в магазине — он бекон.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2021 © Все права защищены.