Фрэнсис броуди убить до заката: Убить до заката читать онлайн — Фрэнсис Броуди (Страница 3)

Содержание

Убить до заката читать онлайн — Фрэнсис Броуди (Страница 3)

— У вас есть фотография?

Из кармана юбки Мэри Джейн достала конверт. В нем лежала фотография, которую она подтолкнула ко мне через стол. На меня смотрел Этан Армстронг: широкое лицо, чисто выбрит, выражение лица серьезное. Он был в военной форме, на фуражке значок пехотинца.

— Снимали в семнадцатом году, значит, шесть лет назад, но эта у меня — самая лучшая.

— Какого он роста и телосложения?

— Пять футов и девять дюймов, волосы рыжеватые, сложен хорошо, крепкий парень. При его работе иначе нельзя.

— Возраст?

— Ему тридцать шесть, как и мне.

— По-прежнему без бороды и усов?

— Да.

— На чем вы сошлись с сержантом Шарпом после обыска карьера?

Мне хотелось узнать, не передал ли он описание в местные больницы.

— Я ему надоела, особенно когда упомянула, что в то утро мы немного повздорили. Он думает, что Этан разозлился и бросил меня и что Гарриет — маленькая лгунья, которая ищет внимания. — Мэри Джейн повысила голос, словно ожидая, что я приму сторону полицейского сержанта и отмахнусь от ее страхов. — Я глаз не сомкнула. Не могу это вот так оставить.

Мне предстояло действовать осторожно. Этан Армстронг либо был убит, либо бросил жену.

— Кто его друзья? Есть кто-нибудь, кому он мог довериться или поехать навестить?

Спустя десять минут я выяснила, кому нравился Этан: его хороший друг Боб Конрой, на ферму которого и поспешила Гарриет; бывший ученик Этана Рэймонд, теперь уже самостоятельный каменщик; друзья по профсоюзу рабочих каменоломен и радикалы по всей Северной Англии, выступавшие за повышение заработной платы и улучшение условий труда рабочих. Это, по сути, нисколько поиск не сузило.

В числе ненавидевших его был бригадир рабочих этой каменоломни, который сорвал попытку Этана устроить на минувшей неделе забастовку.

— Мэри Джейн, вы говорите, что верите Гарриет, когда она описывает, как нашла тело отца, даже если сержант не верит?

Мэри Джейн глубоко вздохнула:

— Верю, или верила. Но теперь я начинаю думать, что Гарриет, должно быть, ошиблась. Никто из рабочих карьера ей не поверил. Я начала думать, что, наверное, ей что-то привиделось. — В порыве надежды ее голос зазвучал громче. — Боб тоже так думает.

— Боб Конрой, фермер?

— Да.

Однако Боба Конроя не оказалось дома, чтобы пойти вместе с Гарриет и обыскать каменоломню. Я мысленно пометила выяснить, где он был в субботу днем. Этот «хороший друг» вполне мог оказаться Брутом, нанесшим удар.

— Дальнейшие поиски вчера велись? Вы к кому-нибудь обращались?

Мэри Джейн покачала головой:

— Толком не искали, нет. Боб сказал, что Этан наверняка объявится. Он сообщил, что некоторые товарищи встречались в Хоксворт-Муре, это что-то вроде рабочего митинга. — На щеках Мэри Джейн снова проступили красные пятна. — Я говорила Этану, что мы жили бы лучше, если бы он расходовал свою энергию на семейный очаг. Боб сходил на пустошь, но сказал, что без Этана его там встретили не слишком-то радушно и никто не знал, где Этан.

— Этан исчезал раньше, без объяснений?

— Никогда.

— Как Боб объясняет тот факт, что Гарриет видела своего отца и посчитала его мертвым?

— Боб сказал, что она испугалась в каменоломне. В прошлом году кто-то туда свалился и погиб. Возможно, она увидела тени или что-то себе вообразила. Дети рассказывают про каменоломню всякие истории. Они верят, что в маленьких пещерах на склонах живут гоблины. Боб говорил.

Мой мозг работал на повышенных оборотах.

— Сколько времени потребовалось Гарриет, чтобы добраться до фермы, найти помощь и вернуться в каменоломню?

Мэри Джейн покачала головой:

— Точно не знаю. Артур заставил ее подождать, пока он закончит вечернюю дойку.

— Час?

— Может, час или немногим меньше. Когда я сама пошла посмотреть в каменоломню, была половина седьмого, и вот что самое странное…

— Продолжайте.

Мэри Джейн глотнула воды. Ее руки задрожали.

— Этан делал солнечные часы из синего сланца, совершенно особая работа. Гарриет и Остин сказали мне, что, когда они пришли с едой для отца, солнечные часы стояли во всем своем великолепии, с виду абсолютно законченные. Но к тому времени, когда туда прибежала я после рассказа Гарриет, сумерки сгущались. Солнечные часы были разбиты вдребезги, а Этана и след простыл.

Мэри Джейн обхватила голову руками, и на мгновение мне показалось, что я смотрю одну из тех мелодрам, на которые мы с матерью иногда ходили в театр Друри-лейн в Уэйкфилде.

Мэри Джейн подняла глаза.

— Что я должна думать? Гарриет — не маленькая лгунья, но мужа и следа нет.

— Этан пьет?

Она грустно улыбнулась:

— Работать в карьере в такой пыли и не пить невозможно. Но на работе он не стал бы напиваться до беспамятства.

— Может быть какое-то другое объяснение того, что видела Гарриет?

Мэри Джейн положила руки на стол и наклонилась вперед.

— Я сама без конца об этом думаю. Гарриет — папина дочка. Она слышала, как мы ссорились. Если Этан велел ей сказать, что лежал бездыханный… Но нет, она проболталась бы.

— Из-за чего вы ссорились?

Она покачала головой:

— Из-за всего и ничего. Я хотела, чтобы он помог по дому, нарубил бы дров, а не работал бы над солнечными часами миссис Леджер ко дню ее рождения, когда ему следовало быть с нами. И теперь я ужасно себя чувствую из-за того, что мы плохо расстались… Но если он воспользовался этим как предлогом, чтобы смыться, я ему башку разобью.

Меня мучило, что Мэри Джейн, похоже, что-то скрывала. И я не настолько знаменита, чтобы мой адрес был так же известен, как Бейкер-стрит, 221б.

— Мэри Джейн, если вы хотите, чтобы я вам помогла, вы должны быть откровенны. Вы даже не сказали, как нашли меня.

— Мне дал ваш адрес один человек.

— Кто?

— Это имеет значение?

Будет иметь очень большое значение, если она мне не скажет. Прошло десять долгих секунд, и Мэри Джейн проговорила:

— Одна моя родственница. Она о вас знает. — Словно для того, чтобы предупредить любые вопросы об этой услужливой родственнице, она продолжила: — Мы не так уж сильно и поругались с Этаном. Он не взял с собой поесть в субботу, потому что я ничего не собрала. Пусть желудок приведет его домой, вот что я думала. Гарриет, разумеется, пренебрегла моим запретом…

Мы начинали ходить по кругу. Настало время прекратить разговоры и действовать. Я встала.

— Вы сказали, что работы в карьере начинаются в семь часов. Только что пробило пять. Давайте поедем сейчас туда, и вы покажете мне, где Гарриет видела отца. Я хочу увидеть место, пока мужчины не приступят к сегодняшним работам. — Я не добавила, что любые улики, скорее всего, были затоптаны рабочими каменоломни и местным полицейским во время поисков. — Подождите немного, я сейчас оденусь.

Я оставила свою посетительницу на кухне и постучала в смежную дверь, ведущую в апартаменты миссис Сагден.

Моя экономка вышла через несколько минут. Она накинула теплый темно-бордовый клетчатый халат своего покойного мужа. Длинные седые волосы миссис Сагден были заплетены в косу. Без очков некрасивое лицо казалось обнаженным и уязвимым.

Я извинилась за беспокойство и быстро рассказала про свою гостью.

— И поэтому я еду в Грейт-Эпплвик с миссис Армстронг…

— В такой час?

— Я хочу начать пораньше, осмотреться в каменоломне, где в последний раз видели ее мужа, пока там не приступят к работе. Вряд ли им понравится, если там будет бродить любопытная особа, всюду сующая свой нос.

— Я как-то не уверена, миссис Шеклтон, что вы, одна…

— На кухонном столе вы найдете имя и адрес, — прервала ее я. — Сообщите мистеру Сайксу, куда я уехала и что заеду к нему, когда у меня появятся более определенные сведения.

Сайкс, полицейский в отставке, был моим помощником и жил неподалеку.

Я оставила миссис Сагден в тревоге.

В дверях кухни появилась Мэри Джейн.

— Мне нужно в туалет.

— Я провожу вас. Это наверху.

Мой чемодан так и стоял в прихожей. Мэри Джейн глянула на дорожные вещи.

— Их нужно отнести наверх?

— Да, но они тяжелые, — с запинкой ответила я.

Мэри Джейн взяла в каждую руку по чемодану.

— Полегче детей и мешков с картофелем. — Она стала подниматься впереди меня. — Куда их положить?

— В мою комнату… там. Спасибо.

Она занесла чемоданы в мою спальню и вышла на лестничную площадку. Я повернулась к этой женщине. Высокие скулы, раскосые глаза… В тусклом свете она походила на настороженную кошку.

Я включила в ванной комнате свет.

Мэри Джейн вздохнула:

— Как бы мне хотелось, чтобы у нас была ванная комната.

Не дождавшись ответа, она добавила как будто с осуждением:

— Вообще-то я умею ею пользоваться и не стала бы хранить в ванне уголь.

Пока я одевалась, мне пришло в голову, что человек, способный отнести наверх два набитых чемодана, сможет оттащить и тело заблудшего мужа в какой-нибудь потаенный уголок в каменоломне.

Что надевают для обследования карьера? Вельветовые бриджи, кепку и сапоги. Там будут только мужчины. Тем более важно поторопиться и добраться туда, прежде чем они приступят к работе. По крайней мере, прекратился дождь. Я быстро надела твидовый костюм модного покроя. Одежда для загородной местности, в такой только на охоту ходить. Пригодились и мои крепкие туфли, купленные в прошлом году в Харрогейте. Прихватила я и туфли на устойчивом кубинском каблуке, и запасную пару чулок.

Читать онлайн книгу «Убить до заката» бесплатно — Страница 1

Фрэнсис Броуди

Убить до заката

Из расследований Кейт Шеклтон

Моей юной помощнице Эми Софи Макнейл


Суббота

12 мая 1923 года

Грейт-Эпплвик

Соломон Гранди

В понедельник родился,

Во вторник крестился,

В среду женился,

В четверг простудился,

В пятницу – хуже стало,

В субботу долго жить приказал он,

В воскресенье – его закопали,

Вот и конец Соломона Гранди.

Старинный стишок

Пролог

Гарриет держала в худых ручонках накрытую тканью миску, чувствуя ее тепло. Девочка шагала вместе с братишкой Остином по плотно утоптанной тропинке, идущей от длинной полосы их огорода на Нижнем конце.

Мамы дома не было. Она побежала на Таун-стрит за дешевыми сигаретами, о которых Гарриет нечаянно забыла, когда ходила с Остином за субботними покупками. Маме хотелось бы перебраться в новый дом. Ей до смерти надоело жить на задах, за чертой деревни.

Тропинка тянулась через луг, пестревший первоцветами, лютиками и маргаритками. Вдали на церкви пробило пять часов.

Остин дунул на созревший одуванчик.

– Часы не работают. Этот одуванчик говорит, что сейчас три часа.

Никогда не лезшая в карман за словом Гарриет вздохнула в ответ на эти детские заявления.

– У одуванчиковых часов по субботам выходной. Они состоят в профсоюзе одуванчиковых часов.

Брат всегда ей верил, каждому ее слову.

– Почему папа все еще на работе?

– Ему нужно закончить особый заказ.

– Солнечные часы?

– Да.

Когда они добрались до ступенек перехода через изгородь, Гарриет отдала брату миску – подержать, пока сама она поднимется на верхнюю ступеньку, потом забрала посудину и спустилась с другой стороны. Часть овец Конроя паслась здесь вместе с молоденькими ягнятами. Одна овечка по кличке Мэри дала бы себя погладить, потому что выросла ручной, но сегодня Мэри не обратила на них никакого внимания, занятая своим ягненком. В школьном сочинении Гарриет написала: «Мое любимое время года – осень». Но, возможно, надо было написать – весна, или лето, или даже зима.

На полпути через поле темное облако заслонило солнце, погрузив мир во мрак. В кусте боярышника поднял суету дрозд, жалуясь на пыль, от которой белели листья.

Сюда уже доносился запах карьера – камень и пыль. Никого из рабочих там не будет, только папа. В это время в субботу никаких тебе оглушительных взрывов. Не будет пыхтеть дробильная машина, готовая проглотить детей и перемолоть их кости. Остин еле переставлял ноги.

– А так ты можешь? – Гарриет защелкала языком, изображая конский топот.

Мальчик попытался.

В молчании, подгоняемые восточным ветром, они спустились вниз, ко входу в карьер. Он рос на глазах, как вывернутое наизнанку чудовище, становясь все больше и больше – голодные челюсти готовы схватить тебя и превратить в камень. «Не входить!» – предупреждала табличка.

Дорожка шла то вниз, то вверх – тут лужи, там камни. На дальнем крутом склоне безнадежно цеплялось за край взорванной скалы деревце. Рядом с ним возвышалась новая гора из упавших камней.

Дети пошли по неровной дорожке мимо хибары бригадира и большой вагонетки, которая перекрывала вид, если подойти к ней слишком близко. За вагонеткой начиналась пустота, темные очертания лачужек и дальних склонов.

Упала первая капля дождя.

Под прикрытием вагонетки Гарриет сунула пальцы в рот и свистнула, один раз длинно, один – коротко, условным сигналом. Если папа ее услышит, им не нужно будет проходить мимо пустых навесов, где играли в прятки гоблины.

На ее свист отозвалось только эхо.

– Мне это не нравится. – Остин сжал руку сестры маленькой горячей ладошкой. – Посвисти еще раз.

Девочка свистнула.

В будний день или в субботу утром тут были бы горластые рабочие, они бы крикнули Этану, что его ребятишки здесь.

Никакого ответа. Когда папа работал, он отгораживался от окружающего мира. Не слышал ничего и никого. Так говорила мама.

– Свистни громче, – заныл Остин.

– Не пугайся. Гоблинов здесь нет.

– Где же они?

– По субботам они уходят в Йидон. Идем.

По наклонному, неровному спуску пришлось почти бежать, глядя под ноги, не обращая внимания на навес, под которым стояла дробилка, на возвышающийся кран, на шлифовальный и распилочный сараи. Нигде тень человека так не удлиняется, как в карьере. Толкнув Остина, чтобы тот не ступил в лужу, Гарриет сама угодила в другую. Ну вот! Теперь башмаки промокнут насквозь.

Рядом с папиной хибаркой каменотеса сияли великолепием солнечные часы из синего сланца. Остин потрогал их. Провел ладошкой по линиям на циферблате, словно камень мог через кожу поведать ему свою историю.

Гарриет поставила миску с едой на часы.

– Обожди здесь.

Впоследствии она не могла сказать, почему вошла в хибарку. Сначала она увидела отцовские ботинки, их носки смотрели в волнистую железную крышу.

С чего это папа лежит?

С головой у Гарриет случилось что-то странное, словно она собиралась оторваться и полететь, как воздушный шарик. У девочки перехватило дыхание. От карьерной пыли пересохло во рту. С коленями творилось что-то непонятное. По коже побежали мурашки. Она вспомнила случай, когда старый мистер Боумен лежал на дороге за «Руном» и повозка зеленщика объезжала его стороной.

Гарриет упала на колени.

Рука у папы холодная. Лицо повернуто в сторону от Гарриет. Щека была не такой холодной. Волосы растрепаны. Она сделала то, что делала иногда: причесала волосы отца пятерней, пригладила их. От прикосновения к волосам на руке осталось что-то влажное. Кожа и волосы отца пахли одинаково, но не так, как обычно. Девочка взяла отцовскую кепку, но та не хотела надеваться на папину голову, словно она ей разонравилась, стала незнакомой. Гарриет положила кепку на скамью, но кепка соскользнула.

Откуда-то издалека доносилось испуганное нытье Остина. Оттолкнувшись от скамейки, чтобы удержаться на ногах, Гарриет поднялась, торопливо подбежала к брату и крепко прижала к себе.

– Что случилось? – спросил он тоненьким плачущим голоском.

– Просто… – начала она. – Пойдем…

– Нет!

Гарриет крепко взяла брата за плечи и развернула в сторону дома. Мальчик не хотел или не мог сдвинуться с места.

– Закрой глаза, Остин. Зажмурься хорошенько, и я проведу тебя через сказочную страну.

Он повиновался, позволив увлечь себя в мир грез. Гарриет вела его через бугры и впадины, рассказывая о стоявшем слева пряничном домике, украшенном леденцами. Нет, это не дождь. Волшебный фонтан выплескивает одуванчики и лопухи.

А себе она говорила, что влага на ее руке – малиновый щербет, а не кровь.

Но деревенские дети понимают, когда перед ними мертвое тело.

Понедельник

«Нетопырь-лодж», Хедингли

Всё в свой черед – и время, и удача,

На смену злу – добро, и горе – после счастья.

Роберт Саутвелл

Глава 1

Железнодорожный вагон накренился, я полетела вперед. Когда вагон опрокинулся, засверкали молнии. Ахнув, я попыталась за что-нибудь ухватиться и проснулась. Открыв глаза, я обнаружила, что лежу в постели: путешествие с вокзала Кингс-Кросс до Лидса завершилось несколько часов назад – и завершилось благополучно.

Разбудил же меня настойчивый, громкий стук в парадную дверь. Поскольку моя комната находится в задней части дома, обращенной к лесу, вызывавший меня из сна человек колотил дверным молотком так, словно хотел сообщить, что дом горит.

Часы на прикроватном столике показывали четыре часа утра. Соуки соорудила себе подушку из моего домашнего халата и не выразила восторга, когда я выдернула его: неслыханное обращение с кошкой в ее деликатном положении.

Внизу у лестницы я ударилась большим пальцем ноги о чемодан, который поставил там прошлым вечером водитель такси. Я включила свет.

Повернув в замке ключ и открыв дверь, я всматривалась во тьму, ожидая некоего посланника судьбы.

В тени крыльца стояла женщина в накидке с капюшоном.

– Миссис Шеклтон? – Она чуть задыхалась, как будто нервничала или спешила.

Какая ненормальная покинет среди ночи дом и побежит по улицам под проливным дождем?

– Да. Я миссис Шеклтон.

– Мне необходимо с вами поговорить.

Я помедлила, не открывая дверь пошире, и она добавила:

– У меня пропал муж.

Меня затошнило от усталости.

– Вам лучше обратиться в полицию. У них по ночам дежурят детективы.

Фырканьем, похожим то ли на смех, то ли на стон, незнакомка отмела мое предложение.

– В полицию? Я пыталась. От них никакого проку.

Похоже, моя гостья не имела представления, который сейчас час, и даже не извинилась за беспокойство. На улице завывал северный ветер, стреляя, как пулями, горизонтально летящими каплями дождя.

Прикинув, что человек – потенциальный преступник – не станет колотить в дверь так, чтобы разбудить половину Хедингли, я, повозившись, сняла дверную цепочку. Когда свет из прихожей упал на лицо незваной гостьи, она показалась мне очень молодой и бледной, как луна.

Не дожидаясь приглашения, женщина шагнула в дом, и на коврик с нее потекла дождевая вода.

Я захлопнула дверь.

– Дайте мне вашу накидку.

Женщина расстегнула крючок и сняла клетчатую накидку, с которой на натертый до блеска деревянный пол уже натекла лужа.

– Спасибо. – Ее губы были бледными, однако на щеках горели два неестественно ярких пятна. Возможно, она больна туберкулезом. Видно было, как на шее бьется жилка. – Я забыла зонтик в поезде. Я успела на поезд, который развозит молоко. От станции в Хедингли я бежала бегом.

Я повесила накидку на стойку лестничных перил и снова ушибла палец о чемодан.

– Проходите, пожалуйста, миссис…

– Армстронг. Мэри Джейн Армстронг.

Столовая служит мне и конторой, но в течение недели, с моего отъезда в Лондон, огонь здесь не разжигали. Я провела гостью на кухню.

– Сюда, пожалуйста. Огонь уже погас, но здесь будет теплее. – Она последовала за мной. Я подала ей полотенце. – Обсушитесь немного. – Женщина двигалась как существо, которое вышло из моря и вскоре вернется к Нептуну.

– Да нестрашно, что я промокла. – Она все же вытерла волосы, которые влажными волнистыми прядями повисли за ушами. Ее накидка с капюшоном не слишком-то защищала от потопа.

На вид гостье было лет тридцать пять или немногим больше, рост пять футов четыре дюйма, пухлая и миловидная, с чистой белой кожей и густыми каштаново-рыжими волосами, собранными на макушке и закрепленными черепаховыми гребнями и шпильками. Судя по всему, изначально прическа была аккуратной, но теперь волнистые пряди выбились из гребней. Часть волос рассыпалась по плечам, потому что выпали шпильки. Одежду женщины составляли юбка бутылочно-зеленого цвета, до середины икры, и белая блузка. На шее на короткой цепочке висел медальон. Туфли были так хорошо начищены, что вода просто стекала с кожи.

Я выдвинула для гостьи стул и, давая ей время прийти в себя, пошла в столовую.

Кто она и что привело ее сюда в такой час? Что-то в ней показалось очень знакомым. Она кого-то мне напоминала, и я не могла понять, кого же.

Я достала из буфета графин и пузатую бутылку бренди. В кухне я налила бренди в стакан.

– Вот. Выпейте это. Судя по всему, вам это не помешает, а потом вы сможете рассказать, что привело вас сюда.

Гостья обхватила стакан обеими руками и внимательно в него посмотрела, как будто янтарная жидкость превратилась в хрустальный шар, в котором ясно предстало будущее. Затем женщина посмотрела на меня глазами, такими же каштаново-рыжими, как и ее волосы. Взгляд у нее был очень пристальным, словно в моих глазах она видела то, чего не нашла в стакане бренди.

Откуда же я ее знаю?

Впечатление улетучилось, когда она, зажмурившись, понюхала бренди и одним глотком опрокинула его в себя. Закашлялась и стала давиться, говоря между приступами кашля:

– Ах ты, я-то подумала, что это имбирный эль. Что это? Так горло дерет.

– Бренди. Это бренди.

– Надо было предупредить. Я выпью еще, помедленнее.

Я налила ей в бокал на палец бренди из графина.

– Пейте маленькими глоточками. Осторожно. – Из Лондона я вернулась немного уставшей, но теперь усталость исчезла. Я ободряюще произнесла: – Расскажите-ка мне, что вас сюда привело.

Гостья так сильно сжала стакан, что я испугалась, как бы он не треснул.

– Как я сказала, у меня пропал муж. – Миссис Армстронг говорила монотонно и устало. – Я не знаю, жив он или мертв. О вас я подумала, потому что… ну, я слышала, что вы находите людей. – Она глотнула еще бренди, а затем потеряла к нему интерес и, поставив, оттолкнула стакан.

– Как зовут вашего мужа?

– Этан. Этан Армстронг.

Она сцепила руки, сложив их у самого живота и крутя большими пальцами, только так и проявляя возбуждение. И все же было в этом возбуждении что-то настолько осязаемое, что у меня засосало под ложечкой.

Мэри Джейн слегка наклонила голову набок:

– Я когда-то вас знала.

– О? Мы встречались раньше?

Она улыбнулась и покачала головой:

– Нет, не встречались, не совсем так.

Может, в конце концов, она все же сумасшедшая? Квартира моей экономки примыкала к дому. Мне стоило только позвонить в колокольчик – подать сигнал тревоги.

Успокойся, сказала я себе. Эта женщина расстроена. Она сама не знает, что говорит.

– Что вы имеете в виду?

– Вы бы не вспомнили.

Нет ничего более раздражающего, чем человек, который не хочет выкладывать самые простые сведения. У меня хорошая память на лица, а в этой женщине было что-то знакомое, однако же я не могла определить, где и когда с ней виделась.

– Это было во время войны?

– Можно и так сказать. В любом случае, давно. – Она пренебрежительно отмахнулась, словно то, где и когда наши дорожки пересекались, не имело значения.

– Вы приехали издалека?

– Из Грейт-Эпплвика.

Я покачала головой:

– Не могу сказать, что знаю это место.

– Никто не знает. Для этого оно слишком мало. Это рядом с Гизли.

– Ах да. – Я вспомнила свои поездки в Гизли во время войны, маленький городок, раскинувшийся в ширину чуть больше чем на милю, с главной улицей и ратушей, отданной под госпиталь. – Мы с вами в госпитале встречались?

Мэри Джейн посмотрела на свои руки.

– Могло и так быть. Да, именно так. – Когда люди лгут, их выдают всевозможные мелочи. Она сменила тему: – Не дадите ли мне воды?

Я отодвинула стул, но она уже была на ногах, у раковины, поворачивая кран, набирала в чашку воды.

Какой же наглостью обладала эта женщина, напросившись в гости посреди ночи, намекая, что знает меня, а теперь уже устроившись как у себя дома. Но, возможно, ее история настолько ужасна, что она хочет подойти к ней не спеша?

Держа чашку обеими руками, она отпила глоток.

– Хотела бы я, чтобы у нас в доме имелся водопровод. Считается, что я должна быть счастлива, имея колодец в саду.

Взять на заметку: первое, о чем упомянула миссис Армстронг, был колодец. Жалоба на условия жизни или важная улика? Возможно, она убила своего мужа и сбросила его в колодец. Сколько это протянется, стала гадать я, и что же мне с ней делать?

– Итак, миссис Армстронг…

– Мне не нравится, что вы называете меня миссис Армстронг. Я – Мэри Джейн.

– Очень хорошо. – Если она думает, что я разрешу ей называть меня Кейт, то ошибается. – Позвольте мне, Мэри Джейн, кое-что записать.

Вверху страницы я написала:

Мэри Джейн Армстронг – понедельник, 14 мая 1923 года, 4.30 утра.

Пропавший: Этан Армстронг, муж.

– И ваш адрес?

– Коттедж каменотеса на Нижнем конце в Грейт-Эпплвике.

– Скажите мне, когда вы последний раз видели Этана.

– Он ушел на работу в субботу, как обычно. Этан – каменщик. Работает в каменоломне Леджера. Работа заканчивается в час, но он остался один ради особого заказа. Он выступает за сокращение рабочего дня для работников каменоломни, а сам остается, когда все остальные заканчивают работу.

– Значит, он пошел на работу в субботу утром примерно в…

– В субботу они начинают в восемь, на неделе – в семь. В пять часов вечера дети понесли ему перекусить. Я-то заставила бы мужа проголодаться, чтобы желудок привел его домой.

Мэри Джейн прикрыла глаза и часто задышала. Она сделала несколько глубоких вдохов, а потом помолчала, словно подбираясь к главному, как к прыжку с разбега. Я ждала продолжения.

– Гарриет – это моя дочь – говорит, что он лежал в хибарке совершенно холодный. Этан не пошевелился, когда она его тронула. Гарриет уверена, что он был мертв. Вместо того чтобы бежать прямиком домой, ко мне, дочь решила пойти на ферму, которая ближе, но спешить из-за маленького брата не могла. Один из мужчин вернулся вместе с ней. – Мэри Джейн широко раскрыла глаза и выставила подбородок, будто ожидала возражений на свои дальнейшие слова. – Там не было и следа Этана. Карьер оказался пуст. Артур проводил мою дочь до дороги и отправил домой. Затем вернулся на ферму за Остином и принес малыша домой на плечах.

– Сколько детям лет? – Мне было интересно, подтвердит ли Остин рассказ Гарриет.

– Гарриет – десять лет, Остину – шесть.

– Остин видел отца?

Она покачала головой:

– Гарриет сказала, что оставила его сзади, не подпустила. – Мэри Джейн положила руки на стол. – Я побежала в каменоломню, как только Гарриет мне все рассказала. Этана нигде не нашли. С тех пор мы его не видели. Я с ума схожу от беспокойства.

– Гарриет могла ошибиться?

– На это-то я надеюсь и молюсь. Но я ей верю. Она правдивый ребенок, ее не проведешь. Сержант Шарп – наш деревенский полицейский – ей не поверил. Так прямо и дал понять. Сказал, что, дескать, мертвый человек не встает и не уходит. Но надо отдать сержанту должное, он заставил полдюжины рабочих, сидевших в «Руне», обыскать каменоломню с фонарями, потому что к тому времени стемнело. Они рады были помочь, ну, или часть из них. Этан такой человек, которого или любят, или ненавидят.

Мэри Джейн, во всяком случае, говорила о нем в настоящем времени. Возможно, Этан не лежал на дне колодца, если только его не бросил туда один из тех, кто его ненавидел.

– У вас есть фотография?

Из кармана юбки Мэри Джейн достала конверт. В нем лежала фотография, которую она подтолкнула ко мне через стол. На меня смотрел Этан Армстронг: широкое лицо, чисто выбрит, выражение лица серьезное. Он был в военной форме, на фуражке значок пехотинца.

– Снимали в семнадцатом году, значит, шесть лет назад, но эта у меня – самая лучшая.

– Какого он роста и телосложения?

– Пять футов и девять дюймов, волосы рыжеватые, сложен хорошо, крепкий парень. При его работе иначе нельзя.

– Возраст?

– Ему тридцать шесть, как и мне.

– По-прежнему без бороды и усов?

– Да.

– На чем вы сошлись с сержантом Шарпом после обыска карьера?

Мне хотелось узнать, не передал ли он описание в местные больницы.

– Я ему надоела, особенно когда упомянула, что в то утро мы немного повздорили. Он думает, что Этан разозлился и бросил меня и что Гарриет – маленькая лгунья, которая ищет внимания. – Мэри Джейн повысила голос, словно ожидая, что я приму сторону полицейского сержанта и отмахнусь от ее страхов. – Я глаз не сомкнула. Не могу это вот так оставить.

Мне предстояло действовать осторожно. Этан Армстронг либо был убит, либо бросил жену.

– Кто его друзья? Есть кто-нибудь, кому он мог довериться или поехать навестить?

Спустя десять минут я выяснила, кому нравился Этан: его хороший друг Боб Конрой, на ферму которого и поспешила Гарриет; бывший ученик Этана Рэймонд, теперь уже самостоятельный каменщик; друзья по профсоюзу рабочих каменоломен и радикалы по всей Северной Англии, выступавшие за повышение заработной платы и улучшение условий труда рабочих. Это, по сути, нисколько поиск не сузило.

В числе ненавидевших его был бригадир рабочих этой каменоломни, который сорвал попытку Этана устроить на минувшей неделе забастовку.

– Мэри Джейн, вы говорите, что верите Гарриет, когда она описывает, как нашла тело отца, даже если сержант не верит?

Мэри Джейн глубоко вздохнула:

– Верю, или верила. Но теперь я начинаю думать, что Гарриет, должно быть, ошиблась. Никто из рабочих карьера ей не поверил. Я начала думать, что, наверное, ей что-то привиделось. – В порыве надежды ее голос зазвучал громче. – Боб тоже так думает.

– Боб Конрой, фермер?

– Да.

Однако Боба Конроя не оказалось дома, чтобы пойти вместе с Гарриет и обыскать каменоломню. Я мысленно пометила выяснить, где он был в субботу днем. Этот «хороший друг» вполне мог оказаться Брутом, нанесшим удар.

– Дальнейшие поиски вчера велись? Вы к кому-нибудь обращались?

Мэри Джейн покачала головой:

– Толком не искали, нет. Боб сказал, что Этан наверняка объявится. Он сообщил, что некоторые товарищи встречались в Хоксворт-Муре, это что-то вроде рабочего митинга. – На щеках Мэри Джейн снова проступили красные пятна. – Я говорила Этану, что мы жили бы лучше, если бы он расходовал свою энергию на семейный очаг. Боб сходил на пустошь, но сказал, что без Этана его там встретили не слишком-то радушно и никто не знал, где Этан.

– Этан исчезал раньше, без объяснений?

– Никогда.

– Как Боб объясняет тот факт, что Гарриет видела своего отца и посчитала его мертвым?

– Боб сказал, что она испугалась в каменоломне. В прошлом году кто-то туда свалился и погиб. Возможно, она увидела тени или что-то себе вообразила. Дети рассказывают про каменоломню всякие истории. Они верят, что в маленьких пещерах на склонах живут гоблины. Боб говорил.

Мой мозг работал на повышенных оборотах.

– Сколько времени потребовалось Гарриет, чтобы добраться до фермы, найти помощь и вернуться в каменоломню?

Мэри Джейн покачала головой:

– Точно не знаю. Артур заставил ее подождать, пока он закончит вечернюю дойку.

– Час?

– Может, час или немногим меньше. Когда я сама пошла посмотреть в каменоломню, была половина седьмого, и вот что самое странное…

– Продолжайте.

Мэри Джейн глотнула воды. Ее руки задрожали.

– Этан делал солнечные часы из синего сланца, совершенно особая работа. Гарриет и Остин сказали мне, что, когда они пришли с едой для отца, солнечные часы стояли во всем своем великолепии, с виду абсолютно законченные. Но к тому времени, когда туда прибежала я после рассказа Гарриет, сумерки сгущались. Солнечные часы были разбиты вдребезги, а Этана и след простыл.

Мэри Джейн обхватила голову руками, и на мгновение мне показалось, что я смотрю одну из тех мелодрам, на которые мы с матерью иногда ходили в театр Друри-лейн в Уэйкфилде.

Мэри Джейн подняла глаза.

– Что я должна думать? Гарриет – не маленькая лгунья, но мужа и следа нет.

– Этан пьет?

Она грустно улыбнулась:

– Работать в карьере в такой пыли и не пить невозможно. Но на работе он не стал бы напиваться до беспамятства.

– Может быть какое-то другое объяснение того, что видела Гарриет?

Мэри Джейн положила руки на стол и наклонилась вперед.

– Я сама без конца об этом думаю. Гарриет – папина дочка. Она слышала, как мы ссорились. Если Этан велел ей сказать, что лежал бездыханный… Но нет, она проболталась бы.

– Из-за чего вы ссорились?

Она покачала головой:

– Из-за всего и ничего. Я хотела, чтобы он помог по дому, нарубил бы дров, а не работал бы над солнечными часами миссис Леджер ко дню ее рождения, когда ему следовало быть с нами. И теперь я ужасно себя чувствую из-за того, что мы плохо расстались… Но если он воспользовался этим как предлогом, чтобы смыться, я ему башку разобью.

Меня мучило, что Мэри Джейн, похоже, что-то скрывала. И я не настолько знаменита, чтобы мой адрес был так же известен, как Бейкер-стрит, 221б.

– Мэри Джейн, если вы хотите, чтобы я вам помогла, вы должны быть откровенны. Вы даже не сказали, как нашли меня.

– Мне дал ваш адрес один человек.

– Кто?

– Это имеет значение?

Будет иметь очень большое значение, если она мне не скажет. Прошло десять долгих секунд, и Мэри Джейн проговорила:

– Одна моя родственница. Она о вас знает. – Словно для того, чтобы предупредить любые вопросы об этой услужливой родственнице, она продолжила: – Мы не так уж сильно и поругались с Этаном. Он не взял с собой поесть в субботу, потому что я ничего не собрала. Пусть желудок приведет его домой, вот что я думала. Гарриет, разумеется, пренебрегла моим запретом…

Мы начинали ходить по кругу. Настало время прекратить разговоры и действовать. Я встала.

– Вы сказали, что работы в карьере начинаются в семь часов. Только что пробило пять. Давайте поедем сейчас туда, и вы покажете мне, где Гарриет видела отца. Я хочу увидеть место, пока мужчины не приступят к сегодняшним работам. – Я не добавила, что любые улики, скорее всего, были затоптаны рабочими каменоломни и местным полицейским во время поисков. – Подождите немного, я сейчас оденусь.

Я оставила свою посетительницу на кухне и постучала в смежную дверь, ведущую в апартаменты миссис Сагден.

Моя экономка вышла через несколько минут. Она накинула теплый темно-бордовый клетчатый халат своего покойного мужа. Длинные седые волосы миссис Сагден были заплетены в косу. Без очков некрасивое лицо казалось обнаженным и уязвимым.

Я извинилась за беспокойство и быстро рассказала про свою гостью.

– И поэтому я еду в Грейт-Эпплвик с миссис Армстронг…

– В такой час?

– Я хочу начать пораньше, осмотреться в каменоломне, где в последний раз видели ее мужа, пока там не приступят к работе. Вряд ли им понравится, если там будет бродить любопытная особа, всюду сующая свой нос.

– Я как-то не уверена, миссис Шеклтон, что вы, одна…

– На кухонном столе вы найдете имя и адрес, – прервала ее я. – Сообщите мистеру Сайксу, куда я уехала и что заеду к нему, когда у меня появятся более определенные сведения.

Сайкс, полицейский в отставке, был моим помощником и жил неподалеку.

Я оставила миссис Сагден в тревоге.

В дверях кухни появилась Мэри Джейн.

– Мне нужно в туалет.

– Я провожу вас. Это наверху.

Мой чемодан так и стоял в прихожей. Мэри Джейн глянула на дорожные вещи.

– Их нужно отнести наверх?

– Да, но они тяжелые, – с запинкой ответила я.

Мэри Джейн взяла в каждую руку по чемодану.

– Полегче детей и мешков с картофелем. – Она стала подниматься впереди меня. – Куда их положить?

– В мою комнату… там. Спасибо.

Она занесла чемоданы в мою спальню и вышла на лестничную площадку. Я повернулась к этой женщине. Высокие скулы, раскосые глаза… В тусклом свете она походила на настороженную кошку.

Я включила в ванной комнате свет.

Мэри Джейн вздохнула:

– Как бы мне хотелось, чтобы у нас была ванная комната.

Не дождавшись ответа, она добавила как будто с осуждением:

– Вообще-то я умею ею пользоваться и не стала бы хранить в ванне уголь.

Пока я одевалась, мне пришло в голову, что человек, способный отнести наверх два набитых чемодана, сможет оттащить и тело заблудшего мужа в какой-нибудь потаенный уголок в каменоломне.

Что надевают для обследования карьера? Вельветовые бриджи, кепку и сапоги. Там будут только мужчины. Тем более важно поторопиться и добраться туда, прежде чем они приступят к работе. По крайней мере, прекратился дождь. Я быстро надела твидовый костюм модного покроя. Одежда для загородной местности, в такой только на охоту ходить. Пригодились и мои крепкие туфли, купленные в прошлом году в Харрогейте. Прихватила я и туфли на устойчивом кубинском каблуке, и запасную пару чулок.

1 2 3 4 5


Фрэнсис Броуди «Убить до заката»: autsajderka — LiveJournal

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • iOS & Android
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

Тунисский террорист-мигрант ухмыляется после прибытия в Италию НЕДЕЛИ до того, как «его освободили из-под стражи, чтобы убить троих в Ницце»

Тунисский террорист ухмылялся после прибытия в Италию за несколько недель до того, как его «освободили из-под стражи, чтобы убить троих в Ницце» .

21-летний Брахим Ауссауи прибыл в Европу всего за несколько недель до кровавого нападения в четверг, используя нож длиной в фут, чтобы зарезать свои жертвы.

⚠️ Читайте наши последние новости и обновления в нашем блоге о террористических атаках во Франции

23

Брахим изображен улыбающимся после прибытия в Италию

23

Брахим Ауссауи, 21-летний мигрант из Туниса, убивший трех прихожан, был впервые сфотографирован вчера

Источник безопасности сообщил парижской газете, что Ауссауи имел следовал «классическим миграционным маршрутом» в Европу из Северной Африки и 20 сентября прибыл на итальянский остров Лампедуза на небольшой лодке.

«Молодой человек подозревался в заражении Covid-19 и был помещен в одиночную камеру на корабле», — сказал источник.

Согласно источнику, Ауссауи должен был быть заключен в тюрьму до депортации после высадки 9 октября в порту Бари без документов и явных проблем со здоровьем.

Вместо этого власти не смогли подтвердить личность убийцы, и его отпустили.

Затем он направился в Париж, а затем в Ниццу, путешествуя поездом, не обращая внимания на официальных лиц.

По сообщению источника, в настоящее время ведется расследование с целью «определения причин этой дисфункции».

23

Судебно-медицинские работники работают перед базиликой Нотр-Дам, где злоумышленник убил трех человек Фото: Getty Images — Гетти

23

Кмар (слева), мать, и Ясин, брат нападавшего из Ниццы Брахима Ауссауи Фото: AFP или лицензиары

23

Кмар (справа), мать нападавшего на Ниццу Брахима Ауссауи плачет в своем доме в Тунисе Фото: AFP или лицензиары

Неизвестный 47-летний мужчина также находился под стражей после встреч с инфицированным убийцей накануне кровавой бойни в четверг .

Одна из исследуемых теорий заключается в том, что оба были связаны с сетью, управляемой «Аль-Каидой», исламистской террористической группировкой, которая призвала к джихаду.

Семья Ауссауи сейчас опрашивается о его связях с организацией джихадистов.

Его родственники, разговаривая в своем доме в тунисском городе Бухайла, где он раньше жил, сказали, что 21-летний мужчина поддерживает с ними контакт с тех пор, как прибыл во Францию.

По словам его семьи, злоумышленник даже отправил им фотографию собора Нотр-Дам перед убийством трех жертв.

Брат Брахима Ясин сказал арабскому изданию Al Arabiya: «Он сказал мне, что хочет переночевать перед собором.

«Еще он прислал мне фотографию здания. Он позвонил мне, когда приехал во Францию ​​».

Брат Брахима рассказал о шоке, который испытала его семья, когда они узнали, что он несет ответственность за теракт.

«На снимках мы видели его, нашего сына», — сказал Ясин телеканалу.

Тунис в четверг объявил о начале расследования предполагаемого нападавшего.

Маттео Сальвини, глава партии «Лига Италии», обвинил правительство в слишком слабом иммиграционном контроле.

«Если будет подтверждено, что нападавший приземлился на Лампедузе в сентябре, затем отправился в Бари, а затем скрылся, то мы будем просить об отставке министра внутренних дел», — сказал г-н Сальвини.

23

Симоне Баррето Силва был убит маньяком-джихадистом

23

Первой жертвой звали Винсент Локес

23

Элитное подразделение рейдов французской полиции стоит у базилики Нотр-Дам в Ницце Фото: Гофф Фото

Ауссауи прибыл в Ниццу. около 6.В 30 часов утра через вокзал, где он быстро переоделся, заявил вчера журналистам французский прокурор Жан-Франсуа Рикар.

Затем камера видеонаблюдения

показала, что он прибыл в церковь в 8:30 и пробыл там почти полчаса.

Трое верующих были убиты в результате неистовства, когда террорист штурмовал базилику Нотр-Дам в Ницце, а затем был нейтрализован полицейскими, которые застрелили его.

Он выжил, несмотря на то, что полиция застрелила его 14 раз, и находится под вооруженной охраной в охраняемом крыле больницы.

54-летнему Сакристану Винсенту Локесу перерезали горло, когда он готовился к первой мессе, а одна женщина была найдена частично обезглавленной возле купели со святой водой.

Локес, отец двоих детей, был 54-летним ризником здания, офицером, которому было поручено заботиться о церкви.

Прихожане воздавали ему должное как человеку, который любил свою церковь, говоря, что «он помогал, он служил, он давал», сообщает Nice-Matin.

Говорят, что он готовил церковь к приближающемуся Дню всех святых в воскресенье, когда на него напал нож с ножом.

44-летняя Симоне Баррето Силва, уроженка Бразилии, бежала от бойни в церкви и убежала в соседнее кафе, где скончалась от полученных травм, сказав фельдшерам: «Скажите моим детям, что я люблю их».

То, что мы знаем на данный момент:

  • Трое погибших — один обезглавленный — в результате предполагаемого теракта в базилике Нотр-Дам в Ницце, Франция
  • Подозреваемый был назван Брахим Ауссауи — как сообщается, 21-летний тунисец.
  • Первой жертвой был Винсент Локес, 54 года, церковный надзиратель.
  • Эммануэль Макрон осуждает насилие как «исламский террористический акт» и отправляет 7000 солдат на улицы Франции.
  • В Авиньоне застрелен нож, производящий «нацистский салют» после угроз полиции через несколько часов после нападения в Ницце.
  • Охранник ранен нападавшим в консульстве Франции в Джидде, Саудовская Аравия
  • Опасения попытки «нападения подражателя» после того, как человека с ножом остановили возле церкви в Париже
  • Мужчина задержан с 12-дюймовым ножом на трамвайной остановке в Лионе
  • Франция вызвала гнев из-за своего отказа осудить карикатуры на пророка Мухаммеда, опубликованные Charlie Hebdo
  • Во многих мусульманских странах наблюдались массовые протесты и призывы к бойкоту французских товаров
  • Инциденты после двойного ножевого ранения в Париже около старого офиса Charlie Hebdo 24 сентября и обезглавливания учителя Чарльза Пати 16 октября.

Вооруженные полицейские, налетевшие на церковь после серии убийств в четверг, обнаружили сумку с еще двумя ножами, которыми вооружился террорист.

В другом месте произошло как минимум три других инцидента, поскольку президент Франции Эммануэль Макрон описал свою страну как «находящуюся под атакой».

В Авиньоне полицейские застрелили крайне правого ножа, а охранник получил ножевое ранение во французском консульстве в Джидде, Саудовская Аравия, когда Франция была потрясена днем ​​насилия.

Сообщается, что возле церкви в Париже был пойман нож с ножом после того, как он сказал своей семье, что хотел скопировать нападение в Ницце, в то время как другой мужчина был арестован, когда собирался сесть в трамвай, вооруженный 12-дюймовым ножом.

Правительство Эммануэля Макрона подняло уровень террористической опасности до самого высокого «чрезвычайного» уровня.

23

Медработники укладывают жертву на носилки перед церковью Фото предоставлено Pixel8000

23

Президент Эммануэль Макрон назвал теракт в Ницце «исламским террористическим нападением» Фото: EPA

23

В тот момент из здания раздаются выстрелы. церковь Фото: Reuters

23

Государственный прокурор Франции заявил, что убийца использовал 12-дюймовый клинок для убийства прихожан Фото: AFP или лицензиары

23

Скорбящие собрались в базилике Нотр-Дам, чтобы вспомнить трех прихожан, убитых во время варварских действий в четверг Атака Фото: EPA

23

Полиция продолжала патрулировать возле церкви Нотр-Дам в Ницце Фото: EPA

«УРОВЕНЬ УГРОЗЫ ПОВЫШЕН»

Макрон осудил кровопролитие в Ницце как «исламский террористический акт» и демонстративно заявил, что нация не «откажется от наших ценностей».

Президент объявил, что до 7000 солдат будут выставлены на улицы по всей Франции после насилия для защиты достопримечательностей, школ и культовых сооружений.

Франция повысила свой статус боевой готовности до максимально возможного уровня «чрезвычайной ситуации террористического нападения».

Прошлой ночью скорбящие собрались в базилике Нотр-Дам в Ницце, чтобы устроить бдение при свечах в память о жертвах, поскольку Каннский кинофестиваль расстелил черный ковер у входа.

Сообщается, что церковь готовилась к открытию мессы, когда на нее напал нож с ножом, вызвав налет вооруженной полиции, которая выстрелила и ранила его около 9 утра по местному времени.

Мэр Ниццы Кристиан Эстрози сказал, что нападавший продолжал кричать «Аллаху Акбар» даже после того, как в него застрелили — и сказал, что у него были все признаки «террористического нападения».

Он сказал: «Хватит, достаточно. Пришло время для Франции освободиться от законов мира, чтобы окончательно стереть исламо-фашизм с нашей территории».

Это происходит на фоне повышенных опасений по поводу безопасности во Франции из-за продолжающегося спора из-за карикатур на пророка Мухаммеда, опубликованных сатирическим журналом Charlie Hebdo.

Эти два нападения также произошли, когда мусульмане отмечают священный день Мавлид, который знаменует рождение Мухаммеда.

47-летний Самуэль Пати был обезглавлен 18-летним Абдуллой Анзоровым 17 октября после того, как использовал карикатуры, чтобы научить своих учеников важности свободы слова.

23

Судебно-медицинские работники развертывают носилки на месте нападения с ножом, пока французские солдаты охраняют улицу в Ницце Фото: AFP или лицензиары

23

Полиция стоит на страже возле Нотр-Дама в Ницце Фото: EPA

23

Французская полиция патрулирует возле Нотра DameCredit: EPA

23

Другой прихожанин реагирует на ужас в NiceCredit: AFP или лицензиары

Даниэль Конил, 32-летний официант в Grand Cafe de Lyon, в квартале от церкви, сказал, что это было незадолго до 9 утра, когда » Раздались выстрелы, и все бросились бежать.«

«Женщина пришла прямо из церкви и сказала:« Бегите, бегите, кто-то закалывает людей », — сказал он AFP

.

Другой свидетель рассказал Nice-Matin: «Я видел, как парень, как сумасшедший, выбежал из церкви, убегая.

«В течение тридцати секунд погнались от четырех до шести городских полицейских».

Один местный житель рассказал BFMTV: «Я продавал круассаны, когда вошел мужчина и сказал мне:« Мсье, в соборе есть обезглавленная женщина ».

«Сначала я ему не поверила, но он повторил.Я пошел в собор, увидел муниципальную полицию и позвонил им. Они пришли быстро ».

Террор во Франции

За последние пять лет во Франции в результате террористических атак погибли сотни людей.

  • 7 января 2015 г. — Два боевика ворвались в сатирический еженедельник Charlie Hebdo’s

Аресты и казни клики Глубинного государства | Выживание

NUKE PRO: Разоблачение правды Антиядерная информация и ресурсы, а также планирование подготовки к стихийным бедствиям: http: // nukeprofessional.blogspot.com/ Конечно, ребята, это следует рассматривать как сатиру. Я не думаю, что мы могли бы на самом деле наказать Глубинное Государство таким образом, иначе они могут выпустить смертельный биоинженерный вирус, вызвать экономическую катастрофу и начать ужасающую расовую войну, разжигаемую ВСЕМИ СМИ, и никто никогда не подвергнет сомнению повествование. , и даже сейчас клоунское шоу телеведущих в масках в их подвалах, спустя много времени после того, как COVID прошел своим курсом ………

—————————————

Об этом сообщается в греческих новостях 4 июня 2020 г.

ШОК! Список арестов и казней известного глубинного государства

1.Эндрю Маккейб: арестован в Гуантанамо

2. Барак Обама: казнен

3. Микелла Обама (Большой Майк): казнен

4. Билл Гейтс: арестован и содержится под домашним арестом

5. Мелинда Гейтс: арестована и содержится под домашним арестом

6. Майк Пенс: арестован в Гуантанамо и может быть казнен, но без изменений.

7. Митт Ромни: арестован в Гуантанамо

8. Энтони Фаучи: был арестован, но помогает Трампу

9. Хума Абедин: казнен

10.Джон Бренннан: арестован в Гуантанамо

11. Джордж Буш: казнен

12. Джордж Буш: казнен

13: Лора Буш: казнена

14: Джеб Буш: казнен

15: Дик Чейни: казнен

16: Джеймс Бейкер: казнен

17: Джеймс Клэппер: арестован в Гуантанамо

18: Хиллари Клинтон казнена

19: Билл Клинтон: казнен

20: Джеймс Коми: арестован в Гуантанамо

21: Пол Райан: арестован в Гуантанамо

22.Дайан Файнштейн: экстрадирована в Китай

23: Эрик Холдер: арестован в Гуантанамо

24: Джон Керри: арестован в Гуантанамо

25: Лоретта Линч: арестована в Гуантанамо

26: Лиза Пейдж: арестована в Гуантанамо

27: Тони Подеста: казнен

28: Джон Подеста: арестован в Гуантанамо

29: Саманта Пауэрс: арестована в Гуантанамо

30: Адам Чифф: арестован в Гуантанамо

34: Эрик Скмидт: арестован в Гуантанамо

35: Дебби Вассерман-Шульц: арестована на Гуантане

Бенджамин Фулфорд: Красный Октябрь начинается всемирной атакой на глубокие подземные военные базы | Пророчество

Долгожданное октябрьское наступление на сатанинскую клику идет полным ходом, сообщают источники в Пентагоне.Источники сообщают, что это включает атаки на глубокие подземные военные базы в Калифорнии, Швейцарии, Португалии, Испании, Новой Зеландии, Австралии и Германии.

Самым масштабным сражением было нападение на подземный базовый комплекс недалеко от Палм-Спрингс, Калифорния. Именно сюда сбежал самопровозглашенный лидер сатанистов Лео Загами, чтобы избежать ареста в Италии. Загами утверждал, что может вызывать демонов, и признался, что ест человеческие зародыши, а также ведет кампанию против Папы Франциска.

https: // benjaminfulford.нетто /

Об атаке на подземную базу сообщили в новостях как о серии около 600 землетрясений. Однако, согласно источникам Геологической службы США, они имели явные признаки того, что они были вызваны взрывчатыми веществами, а не естественными процессами. https://temblor.net/earthquake-insights/californias-salton-sea-rumbles-again-11826/

https://earthquake.usgs.gov/earthquakes/eventpage/ci39641528/executive

Источники в Пентагоне также говорят, что «более 1600 израильтян, возможно, подверглись внесудебному обращению, поскольку протесты против Биби [министра преступности Биньямина Нетаньяху] продолжаются.«Кроме того, Израиль был уличен в попытке начать третью мировую войну, разжигая спор между Азербайджаном и Арменией», — говорят источники. Они добавляют, что Израиль вынужден подписать договор о нераспространении ядерного оружия и обезвредить ядерное оружие в качестве условия мира на Ближнем Востоке. https://www.ynetnews.com/article/HJK2bD8ID

«Атаки начались после того, как президент США Дональд Трамп объявил чрезвычайное положение в стране в первый день 2021 финансового года [1 октября 2020 года], а затем покинул Белый дом, чтобы укомплектовать боевые станции Красного Октября», — говорят источники.Также в этот день были отправлены в воздух американские «самолеты судного дня» в знак готовности к тотальной ядерной войне. https://www.chron.com/news/article/Pentagon-stands-ready-to-defend-our-country-in-15616134.php

Это наступление было заранее телеграфировано на веб-сайте Trump-anon (с ошибочным названием Qanon) со следующими фотографиями. На одном изображены часы с Микки Маусом со стрелками, указывающими на 10 и 2, что означает 2 октября и . Другой не требует пояснений.

Военные продолжают спасать детей из подземных туннелей по всему миру | Политика

Замученные, истощенные дети и десятки тысяч трупов были найдены в сложной сети Глубоких подпольных военных баз (DUMBS), которая проходила под США, Канадой, Мексикой, Австралией, Азией и по всей Европе.Более года спецназ США проходил подготовку к спасательным операциям, которые начались 16 октября 2019 года со спасения более 2100 младенцев и детей в клетках под военно-морским комплексом Чайна Лейк в Калифорнии.

Детей держали в клетках для экспериментов над людьми, извлечения органов, извилистого контроля над разумом, сексуальной эксплуатации, производства адренахрома (считалось, что употребление крови травмированного ребенка останавливает старение и вызывает «кайф») и обрядов жертвоприношения детей в честь сатаны .

Огромные миссии по спасению детей по всему миру возглавляли президент Трамп, рабочая группа Пентагона по педофилам, спецназ и морская пехота США в сотрудничестве с Интерполом и специальные вооруженные силы различных стран. Они включали аресты преступников-педофилов и разрушение подземных туннелей и баз с помощью бомб, вызвавших небольшие землетрясения. На вс. 6 сентября огромный туннель на Филиппинах был разрушен — сопровождалось землетрясением.

Подруга печально известного педофила Джеффри Эпштейна Гислен Максвелл дает свидетельские показания, чтобы спасти свою жизнь, против лидеров мирового правительства, членов королевской семьи и глав корпораций, вовлеченных в глобальную сеть туннелей.В результате тысячи людей были арестованы по всему миру за государственную измену, педофилию, торговлю детьми, отмывание денег и воспрепятствование правосудию. Детей продолжали спасать во всем мире, поскольку Максвелл отказался от информации о том, где их держали, оскорбляли и ритуально убивали.

Считалось, что, по крайней мере, с конца Второй мировой войны DUMBS финансировались, строились и управлялись членами иллюминатов, Глубинного Государства или Кабала с использованием долларов налогоплательщиков США, направляемых через бюджет Черных ЦРУ.Хотя были обнаружены более глубокие туннели древнего происхождения. DUMBS Часть вторая: https://www.youtube.com/watch?v=-cogTtoYz-A

Карта DUMBS США: https://www.youtube.com/watch?v=7XFezTn2C6Y&feature=youtu.be

Более 50 000 травмированных или умерших детей были извлечены из u.

Сводка по убийству пересмешника

Действие «Убить пересмешника» происходит в Алабаме во время депрессии, его рассказала главная героиня, маленькая девочка по имени Джин Луиза «Разведчик» Финч.Ее отец Аттикус Финч — юрист с высокими моральными качествами. Скаут, ее брат Джем и их друг Дилл заинтригованы местными слухами о человеке по имени Бу Рэдли, который живет в их районе, но никогда не покидает свой дом. Легенда гласит, что однажды он ударил своего отца ножницами в ногу, и он был изображен в виде монстра. Дилл из Миссисипи, но проводит лето в Мейкомбе, в доме недалеко от Финча.

Детям интересно узнать больше о Бу, и в течение одного лета они создают мини-драму, которую они разыгрывают ежедневно, в которой рассказывается о событиях его жизни в том виде, в каком они их знают.Постепенно дети начинают приближаться к дому Рэдли, который, как говорят, населен привидениями. Они пытаются оставить записки для Бу на подоконнике с удочкой, но их ловит Аттикус, который жестко ругает их за высмеивание жизни грустного человека. Затем дети пробуют ночью подкрасться к дому и посмотреть в его окна. Брат Бу, Натан Рэдли, который живет в этом доме, думает, что слышит бродягу и стреляет из ружья. Дети убегают, но Джем теряет штаны в заборе.Когда он возвращается посреди ночи, чтобы забрать их, они были аккуратно сложены, а отрыв от забора грубо зашит.

С детьми Финча случаются и другие загадочные вещи. На определенном дереве возле дома Рэдли есть ямка, в которой им часто оставляют маленькие подарки, такие как пенни, жевательная резинка и вырезанные из мыла фигурки маленького мальчика и девочки, поразительно напоминающие Скаута и Джема. Дети не знают, откуда берутся эти дары, и когда они идут оставить записку таинственному дарителю, они обнаруживают, что брат Бу заделал дыру цементом.Следующая зима приносит неожиданные холода и снег, и дом мисс Моди загорается. Пока Джем и Скаут, дрожа, наблюдают за пламенем около дома Рэдли, кто-то накрывает Скаута одеялом, а она этого не замечает. Только когда она вернется домой и Аттикус не спросит ее, откуда взялось одеяло, она осознает, что Бу Рэдли, должно быть, накинул его на нее, пока она была очарована, наблюдая за мисс Моди, ее любимой соседкой, и ее горящим домом.

Аттикус решает заняться делом с темнокожим мужчиной по имени Том Робинсон, которого обвиняют в изнасиловании очень бедной белой девушки по имени Мэйелла Юэлл, члена печально известной семьи Юэлл, принадлежащей к слою общества Мейкомб, на которое ссылаются люди. как «мусор.»Семья Финча сталкивается с резкой критикой в ​​крайне расистском Мейкомбе из-за решения Аттикуса защищать Тома. Но Аттикус настаивает на том, чтобы довести дело до конца, потому что его совесть не могла позволить ему поступить иначе. Он знает, что Том невиновен, а также что он почти не имеет шансов быть оправданным, потому что белые присяжные никогда не поверят, что черный мужчина лучше белой женщины. Несмотря на это, Аттикус хочет раскрыть правду своим землякам, разоблачить их фанатизм и побудить их представить себе возможность расового равенство.

Поскольку Аттикус защищает чернокожего, Скаут и Джем обнаруживают, что на них шепчутся и издеваются, и им трудно сдерживать себя. На семейном рождественском собрании Скаут избивает своего надоедливого родственника Фрэнсиса, когда тот обвиняет Аттикуса в том, что он испортил фамилию, будучи «любителем негров». Джем срезает верхушки цветочных кустов старой соседки после того, как она высмеивает Аттикуса, и в качестве наказания вынужден читать ей вслух каждый день. Джем не осознает, пока она не умирает, что помогает ей избавиться от морфиновой зависимости.Раскрывая это Джему и Скауту, Аттикус показывает эту старуху как пример истинной храбрости: желание продолжать сражаться, даже когда вы знаете, что не можете победить.

Приближается время суда, и сестра Аттикуса Александра приезжает к семье. Она порядочная, старомодная и хочет превратить Скаута в модель южного женского идеала, к большому негодованию Скаута. Дилл убегает из своего дома, где его мать и новый отец, похоже, не интересуются им, и остается в Мейкомбе на лето суда над Томом.В ночь перед судом Тома переводят в окружную тюрьму, и Аттикус, опасаясь возможного линчевания, всю ночь стоит на страже у двери тюрьмы. Джем беспокоится о нем, и трое детей пробираются в город, чтобы найти его. Группа мужчин прибывает, готовые вызвать насилие над Томом и при этом угрожать Аттикусу. Сначала Джем, Скаут и Дилл отходят в сторону, но когда она чувствует настоящую опасность, Скаут выбегает и начинает говорить с одним из мужчин, отцом одного из ее одноклассников в школе.Ее невиновность выводит толпу из менталитета толпы, и они уходят.

Суд противопоставляет свидетельства белой семьи Юэлл свидетельствам Тома. По словам Юэллов, Мэйелла попросила Тома поработать для нее, пока ее отец отсутствовал, и Том вошел в их дом и насильно избил и изнасиловал Мэйеллу, пока ее отец не появился и не напугал его. Версия Тома состоит в том, что Мэйелла пригласила его внутрь, затем обняла его и начала целовать. Том попытался оттолкнуть ее.Когда прибыл Боб Юэлл, он пришел в ярость и избил ее, а Том в испуге убежал. Согласно показаниям шерифа, синяки у Мэйеллы были на правой стороне лица, что означает, что она, скорее всего, ударилась левой рукой. Левая рука Тома Робинсона бесполезна из-за старой аварии, тогда как мистер Юэлл ведет левой. Учитывая наличие обоснованных сомнений, Том должен выйти на свободу, но после нескольких часов раздумий присяжные признают его виновным. Разведчик, Джем и Дилл пробираются в здание суда, чтобы увидеть процесс, и сидят на балконе с чернокожим населением Мейкомба.Они ошеломлены приговором, потому что, по их мнению, доказательства были в пользу Тома.

Хотя вердикт неудачный, Аттикус чувствует некоторое удовлетворение от того, что жюри так долго принимало решение. Обычно решение принимается за считанные минуты, потому что слову чернокожего не доверяют. Аттикус надеется на апелляцию, но, к сожалению, Том пытается сбежать из своей тюрьмы, и в процессе его застреливают. Джему трудно справиться с результатами испытания, чувствуя, что его вера в доброту и разумность человечества была обманута.

Тем временем мистер Юэлл угрожает Аттикусу и другим людям, связанным с судом, потому что он чувствует себя униженным. Однажды ночью он отомстил, когда Джем и Скаут возвращаются домой с хеллоуинского спектакля в своей школе. Он следует за ними домой в темноте, затем бежит к ним и пытается убить их большим кухонным ножом. Джем ломает руку, и Скаут, одетый в ограничивающий костюм из проволоки в форме ветчины, не может видеть, что происходит, беспомощен во время атаки. Неуловимый Бу Рэдли наносит удар МистеруЮэлл и детей спасает. Наконец-то у Скаута есть шанс встретить застенчивую и нервную Бу. В конце этой роковой ночи шериф заявляет, что мистер Юэлл упал на свой нож, поэтому Бу, герой ситуации, не придется судить за убийство. Разведчик идет по дому Бу и представляет, как он смотрел на город и наблюдал за ней, Джемом и Диллом на протяжении многих лет из своего дома. Бу входит внутрь, закрывает дверь, и больше она его не видит.

Создатель «Родины» Алекс Ганса о смерти Броуди, Клэр Дэйнс и 5-м сезоне — крайний срок

После того, как в прошлом году Primetime Emmy Awards почти не участвовал в конкурсе на премию «Эмми», всего в двух номинациях, шоу « Homeland » от Showtime вернулось в этом году, исправив положение благодаря хорошо принятому критиками четвертому сезону, который изменил локации и даже большую часть основного состава.Результат? Номинации за выдающийся драматический сериал, за выдающуюся режиссуру, за выдающуюся главную актерскую роль за Клэр Дэйнс и за выдающийся приглашенный актер за Ф. Мюррей Абрахам. Шоураннер Алекс Ганса недавно сел, чтобы поговорить об этом успехе, о проблемах, связанных с мягкой перезагрузкой популярного сериала, о том, как звездные датчане несли последний сезон на спине и как Homeland удается осуществить трюк. сделать так, чтобы заголовки были взяты из сериала.

Связанная история

Мэтт Леблан о своем четвертом номинации на Эмми за сериалы и почему 5 сезон, вероятно, станет последним — Эмми

Вы убили Николаса Броуди из Дамиана Льюиса в конце 3 сезона, что имело большие последствия для 4 сезона.Как это повлияло на ваш подход к этому сезону?

Спектакль действительно резко изменился со смертью Броуди; мы знали, что так и будет. Я скажу, что одним из факторов, уменьшивших беспокойство, было то, что (исполнительный продюсер) Ховард (Гордон) и я, когда мы впервые создали Homeland , предполагали, что Броуди умрет в конце первого сезона. Поэтому мы всегда считали, что Во втором сезоне мы будем рассказывать более обычное шоу об офицере разведки, хотя и биполярном офицере разведки, но мы всегда думали, что сериал вернется к более традиционной франшизе.Поскольку Дамиан был таким потрясающим, и поскольку химия между Клэр была такой потрясающей, эта сюжетная линия длилась три сезона, а не один. Итак, к тому времени, когда мы добрались до 4 сезона, все мы знали, что сериал может существовать, потому что мы имели дело с агентом разведки, который пытался остановить террористические события.

Это сама по себе убедительная предпосылка, поэтому мы были в ней уверены. Но опять же, теперь мы имели дело с неизвестным и всем невыразимым, а именно: «Какую историю мы собираемся рассказать? Кто наши новые персонажи? Как мы собираемся справиться с тем фактом, что только что потеряли второе преимущество? » Это были вещи, которые вызывали наибольшее беспокойство и страх.Все выборы, которые вы должны сделать — я имею в виду, на самом деле, первая серия 4 сезона была своего рода еще одним пилотом. Мы выехали из Шарлотты, Северная Каролина, где мы снимали, и поехали в Кейптаун, Южная Африка. Там была совсем другая команда, мы наняли по большей части совершенно новый состав персонажей. И мы выбрали место для рассказа истории — Пакистан, — который, очевидно, не Кейптаун, поэтому нам пришлось создать Пакистан на территории Южной Африки. Все это были огромные, огромные препятствия, на которые мы смотрели.Никогда не знаешь, как все пойдет. Мы были очень встревожены и обеспокоены.

Честно говоря, нам снова повезло. Актерский состав был одинаково сильным, повествование выдержанным, а съемочная группа в Кейптауне была фантастической. И ситуация на местах, как в жизни, — американское вторжение в Афганистан и очень странные отношения, которые у нас сложились с правительством Пакистана и пакистанской разведкой — все это невероятно хорошо послужило нашей истории. И Клэр, очевидно, смогла нести все шоу на своих плечах.

«Я думаю, публика ожидает, что ее игра каждый раз будет звездной», — говорит Ганса о Клэр Дэйнс, звезде «Родина ».

Риск, на который вы пошли, перезапустив шоу, явно окупился как со зрителями, так и с критиками. Есть ли какие-то моменты в 4 сезоне, которые вам больше всего нравятся?

Думаю, тебе нужно начать с Клэр. Проблема с Клэр в том, что ее игра просто потрясающая. Практически невозможно посмотреть дубль или выступление в монтажной, которые вы не хотите использовать в шоу.Думаю, публика всегда ожидала от нее звездного выступления. Так что я думаю, что должен сказать это перед тем, как продолжить.

Я думаю, что у Мэнди Патинкин был невероятный сезон. То, через что мы прошли персонажа Сола Беренсона — я думаю о сценах на взлетной полосе, сценах, в которых он пытается сбежать из деревни и приставил пистолет к голове, — его игра была настолько мощной и сильной. И ребенок, Сурадж Шарма, сыгравший Ааяна, мальчика, убитого в конце 6-го эпизода, стал для меня откровением.То, как складывались отношения между Клэр и Сураджем, в которых проходила первая половина сезона и его смерть, подпитывало вторую половину.

Наконец, я хотел бы указать на Лейлу Робинс, которая играла посла. С того момента, как она встала перед камерой, она стала Мартой Бойд, послом США в Пакистане. Если я посмотрю на весь сезон, моя любимая сцена — это сцена между Мартой и Деннисом Бойдом — мужем и женой — с поясом в 10 серии. И это были две приглашенные звезды, что было действительно удивительно.

За время, прошедшее после того, как вы начали производство 4 сезона, ситуация в Сирии стала намного более ужасной и сложной. Есть ли у вас какие-либо планы по включению проблемы ИГИЛ в сериал 5 сезона?

Ну, прежде чем мы начнем в комнате для писателей, все сценаристы, Клэр и Мэнди, поедем в Вашингтон, округ Колумбия, и мы остановимся там в маленьком старом клубе ЦРУ.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.