Фагот из мастера и маргариты: ФАГОТ — это… Что такое КОРОВЬЕВ-ФАГОТ?

ФАГОТ — это… Что такое КОРОВЬЕВ-ФАГОТ?

        Персонаж романа «Мастер и Маргарита», старший из подчиненных Воланду демонов, черт и рыцарь, представляющийся москвичам переводчиком при профессоре-иностранце и бывшим регентом церковного хора. Фамилия Коровьев сконструирована по образцу фамилии персонажа повести Алексея Константиновича Толстого (1817-1875) «Упырь» (1841) статского советника Теляева, который оказывается рыцарем Амвросием и вампиром. Интересно, что Амвросием зовут одного из посетителей ресторана Дома Грибоедова, расхваливающего достоинства его кухни в самом начале романа. В финале же визит в этот ресторан Бегемота и К.-Ф. заканчивается пожаром и гибелью Дома Грибоедова, а в заключительной сцене последнего полета К.-Ф., как и Теляев у А. К. Толстого, превращается в рыцаря.

        К.-Ф. связан и с образами произведений Федора Михайловича Достоевского (1821-1881). В эпилоге «Мастера и Маргариты» среди задержанных по сходству фамилий с К.-Ф. названы «четыре Коровкина». Здесь сразу вспоминается повесть «Село Степанчиково и его обитатели» (1859), где фигурирует некто Коровкин. Дядя рассказчика полковник Ростанев считает этого героя одним из близких себе людей. Полковник «вдруг заговорил, неизвестно по какому поводу, о каком-то господине Коровкине, необыкновенном человеке, которого он встретил три дня назад где-то на большой дороге и которого ждал теперь к себе в гости с крайним нетерпением». Для Ростанева Коровкин «уж такой человек; одно слово, человек науки! Я на него как на каменную гору надеюсь: побеждающий человек! Про семейное счастье как говорит!» И вот перед гостями появляется давно ожидаемый Коровкин «не в трезвом состоянии души-с». Костюм его, состоящий из изношенных и поврежденных предметов туалета, когда-то составлявших вполне приличную одежду, напоминает костюм К.-Ф. Коровкин схож с булгаковским героем и разительными приметами пьянства на физиономии и в облике: «Это был невысокий, но плотный господин, лет сорока, с темными волосами и с проседью, выстриженный под гребенку, с багровым круглым лицом, с маленькими, налитыми кровью глазами, в высоком волосяном галстухе, в пуху и в сене, и сильно лопнувшем под мышкой, в pantaloon impossible (невозможных брюках (фр.). — Б. С.) и при фуражке, засаленной до невероятности, которую он держал на отлете. Этот господин был совершенно пьян». А вот портрет К.-Ф.: «…прозрачный гражданин престранного вида. На маленькой головке жокейский картузик, клетчатый кургузый воздушный… пиджачок… гражданин ростом в сажень, но в плечах узок, худ неимоверно, и физиономия, прошу заметить, глумливая»; «…усики у него, как куриные перья, глазки маленькие, иронические и полупьяные, а брюки клетчатые, подтянутые настолько, что видны грязные белые носки». Здесь полный контраст физических черт — Коровкин низкий, плотный и широкоплечий, К.-Ф. же высокий, худой и узкоплечий. Однако при этом совпадает не только одинаковая небрежность в одежде, но и манера речи. Коровкин обращается к гостям:» — Атанде-с… Рекомендуюсь: дитя природы… Но что я вижу? Здесь дамы… А зачем же ты не сказал мне, подлец, что у тебя здесь дамы? — прибавил он с плутовскою улыбкою смотря на дядю, — ничего? не робей!.. представимся и прекрасному полу… Прелестные дамы! — начал он, с трудом ворочая язык и завязая на каждом слове, — вы видите несчастного, который… ну, да уж и так далее… Остальное не договаривается… Музыканты! польку!

        — А не хотите ли заснуть? — спросил Мизинчиков, спокойно подходя к Коровкину.

        — Заснуть? Да вы с оскорблением говорите?

        — Нисколько. Знаете, с дороги полезно…

        — Никогда! — с негодованием отвечал Коровкин. — Ты думаешь, я пьян? — нимало… А впрочем, где у вас спят?

        — Пойдемте, я вас сейчас проведу.

        — Куда? в сарай? Нет, брат, не надуешь! Я уж там ночевал… А, впрочем, веди… С хорошим человеком отчего не пойти?.. Подушки не надо; военному человеку не надо подушки… А ты, мне, брат, диванчик, диванчик сочини… Да, слушай, — прибавил он останавливаясь, — ты, я вижу, малый теплый; сочини-ка ты мне того… понимаешь? ромео, так только, чтоб муху задавить… единственно, чтоб муху задавить, одну, то есть рюмочку.

        — Хорошо, хорошо! — отвечал Мизинчиков.

        — Хорошо… Да ты постой, ведь надо ж проститься… Adieu, Mesdames и mesdemoiselles… Вы, так сказать пронзили… да уж ничего! после объяснимся… а только разбудите меня, как начнется… или даже за пять минут до начала… а без меня не начинать! слышите? не начинать!..» Пробудившись же, Коровкин, по словам лакея Видоплясова, «многоразличные вопли испускали-с. Кричали: как они представятся теперь прекрасному полу-с? а потом прибавили: «Я не достоин рода человеческого!» и все так жалостно говорили-с, в отборных словах-с». Почти так же говорит и К.-Ф., обращаясь к Михаилу Александровичу Берлиозу и изображая из себя похмельного регента:

        « — Турникет ищите, гражданин? — треснувшим тенором осведомился клетчатый тип, — сюда пожалуйте! Прямо, и выйдете куда надо. С вас бы за указание на четверть литра… поправиться… бывшему регенту!». Как и герой Достоевского, К.-Ф. просит выпивку «для поправления здоровья». Его речь, как и речь Коровкина, делается отрывистой и малосвязной, что характерно для пьяного. Присущую Коровкину интонацию плутовской почтительности К.-Ф. сохраняет и в разговоре с Никанором Ивановичем Босым, и в обращении к дамам на сеансе черной магии в Театре Варьете. Коровьевское «Маэстро! Урежьте марш!» явно восходит к коровкинскому «Музыканты! польку!» В сцене же с дядей Берлиоза Поплавским К.-Ф. «жалостливо» и «в отборных словах-с» ломает комедию скорби.

        «Село Степанчиково и его обитатели» представляет собой также пародию на личность и произведения Николая Гоголя (1809-1852). Например, дядя рассказчика, полковник Ростанев, во многом пародирует Манилова из «Мертвых душ» (1842-1852), Фома Фомич Опискин — самого Гоголя, а Коровкин — Хлестакова из «Ревизора» и Ноздрева из «Мертвых душ» в одном лице, с которыми столь же опосредованно оказывается связан и К.-Ф. С другой стороны, образ К.-Ф. напоминает кошмар «в брюках в крупную клетку» из сна Алексея Турбина в «Белой гвардии». Этот кошмар, в свою очередь, генетически связан с образом либерала-западника Карамзинова из романа Достоевского «Бесы» (1871-1872). К.-Ф. — это также материализовавшийся черт из разговора Ивана Карамазова с нечистым в романе «Братья Карамазовы» (1879-1880).

        Между Коровкиным и К.-Ф. есть, наряду со многими чертами сходства, одно принципиальное различие. Если герой Достоевского — действительно горький пьяница и мелкий плут, способный обмануть игрой в ученость лишь крайне простодушного дядю рассказчика, то К.-Ф. — это возникший из знойного московского воздуха черт (небывалая для мая жара в момент его появления — один из традиционных признаков приближения нечистой силы). Подручный Воланда только по необходимости надевает различные маски-личины: пьяницы-регента, гаера, ловкого мошенника, проныры-переводчика при знаменитом иностранце и др. Лишь в последнем полете К.-Ф. становится тем, кто он есть на самом деле, мрачным демоном, рыцарем Фаготом, не хуже своего господина знающим цену людским слабостям и добродетелям.

        Рыцарство К.-Ф. имеет много литературных ипостасей. В последнем полете фигляр Коровьев преображается в мрачного темно-фиолетового рыцаря с никогда не улыбающимся лицом. Этот рыцарь «когда-то неудачно пошутил… его каламбур, который он сочинил, разговаривая о свете и тьме, был не совсем хорош. И рыцарю пришлось после этого прошутить немного больше и дольше, нежели он предполагал», — так излагает Воланд Маргарите историю наказания К.-Ф. Своеобразным прототипом рыцаря Фагота здесь послужил, по всей вероятности, бакалавр Сансон Карраско, один из основных персонажей булгаковской инсценировки романа «Дон Кихот» (1605-1615) Мигеля де Сервантеса (1547-1616). Сансон Карраско, стремясь заставить Дон Кихота вернуться домой, к родне, принимает затеянную им игру, выдает себя за рыцаря Белой Луны, побеждает рыцаря Печального Образа в поединке и вынуждает поверженного дать обещание вернуться к семье. Однако Дон Кихот, возвратившись домой, не может пережить крушения своей фантазии, ставшей для него самой жизнью, и умирает. Сансон Карраско, рыцарь Белой Луны, делается невольным виновником гибели рыцаря Печального Образа. Герцог говорит Сансону после ранения Дон Кихота, что «шутка зашла слишком далеко», а умирающий идальго называет Карраско «наилучшим рыцарем из всех», но «жестоким рыцарем». Дон Кихот, чей разум помутился, выражает светлое начало, примат чувства над разумом, а ученый бакалавр, символизируя рациональное мышление, вопреки своим намерениям творит черное дело. Не исключено, что именно рыцарь Белой Луны наказан Воландом столетиями вынужденного шутовства за трагическую шутку над рыцарем Печального Образа, закончившуюся гибелью благородного идальго. Отметим, что Сансон Карраско оказывается связан с ночным светилом — луной, олицетворением потусторонних сил. В ночь полнолуния совершает свой последний полет и рыцарь Фагот, вместе с Воландом и остальными членами свиты возвращающийся в свой мир — мир ночи.

        У К.-Ф. в его рыцарском обличии есть еще один, демонологический прототип. В книге М. А. Орлова «История сношений человека с дьяволом» (1904), из которой сохранились многочисленные выписки в булгаковском архиве, приведена история двух рыцарей. Один из них, испанский дворянин (как, кстати сказать, и сервантесовский Дон Кихот), влюбленный в монахиню, по дороге на свидание с ней должен был пройти через монастырскую церковь. В ярко освещенной церкви рыцарь видит отпевание покойника, и дворянину называют имя умершего — его собственное. В ответ рыцарь смеется, указав, что монахи ошибаются и что он, слава Богу, жив и здоров. Однако охваченный внезапным страхом, выбегает из церкви.

        Его догоняют две громадные черные собаки и загрызают насмерть. Другой рыцарь, Фалькенштейн, однажды усомнился в могуществе и самом существовании демонов и со своими сомнениями обратился к некоему монаху Филиппу. Тот начертал шпагой волшебный круг и заклинаниями вызвал черта — громадного и ужасного черного дьявола, появившегося с шумом и грохотом. Рыцарь не вышел за пределы волшебного круга и остался жив и невредим, «только все его лицо побледнело и оставалось таким до конца жизни». В К.-Ф. контаминированы образы обоих рыцарей. Испанский рыцарь наказан за насмешку над предсказанием собственной смерти (за это же наказан и Михаил Александрович Берлиоз), а рыцарь Фалькенштейн — за сомнения в существовании демонов, причем лицо его навеки остается бледным, тогда как рыцарь Фагот обречен оставаться с всегда мрачным лицом. В более раннем варианте сцены последнего полета К.-Ф. «сорвал с носа пенсне и бросил его в лунное море. С головы слетела его кепка, исчез гнусный пиджачишко, дрянные брючонки. Луна лила бешеный свет, и теперь он заиграл на золотых застежках кафтана, на рукояти, на звездах шпор. Не было никакого Коровьева, невдалеке от мастера скакал, колол звездами бока коня рыцарь в фиолетовом. Все в нем было печально, и мастеру показалось даже, что перо с берета свешивается грустно». Здесь К.-Ф. имеет сходство как с испанским дворянином-рыцарем из книги Орлова, так и с рыцарем Белой Луны — Сансоном Карраско. Помощник Воланда парадоксально обретает черты рыцаря Печального Образа. Отметим также, что фиолетовый цвет в католической традиции — цвет траура.

        Превращение К.-Ф. в рыцаря, вероятно, связано и с шуточной «легендой о жестоком рыцаре», содержащейся в повести друга Булгакова писателя Сергея Сергеевича Заяицкого (1893-1930) «Жизнеописание Степана Александровича Лососинова»(1928). Вот эта легенда: «В некоем замке, стоящем над бездною, на весьма крутой и неудобной для пешеходов скале, жил барон, отличавшийся неимоверною злобою, которую срывал он не только на своих слугах и родственниках, но и на беззащитных животных… Не бывало случая, чтобы, встретив на дороге корову, рыцарь отказал себе в удовольствии засунуть шпагу ей в бок или, чтобы, поймав кошку, не привязал он ее за хвост к длинной бечевке и не начал бы раскачивать в таком виде над бездною». Исцеление рыцаря от его странного недуга происходит у Заяицкого при столь же комических обстоятельствах: «Однажды гулял рыцарь со своим пажом по берегу реки столь же бурливой, сколь узкой, и обмахивал себя широкой шляпой с пером, так как день был жаркий. Перед этим он только что отхватил голову овце (вспомним, что К.-Ф. направил к роковому турникету Берлиоза, которому в результате отрезало голову трамваем. — Б. С.), пасшейся на лужайке, и жестокость его теперь изыскивала себе нового применения. Вдруг глаза его уставились в одну точку, приняли выражение глубочайшего удивления, граничащего с ужасом, и, вперив в ту же самую точку указательный перст правой руки, закричал он:

        — Что это такое?

        Паж глянул по указанному направлению и обомлел: прекрасная дама, стояла на берегу, делала все попытки искупаться в реке, причем золоченая карета ее со стыдливо отвернувшимся возницей стояла тут же на зеленом холме.

        — Что это? — повторил барон, не опуская перста.

        — Это дама, о благородный барон, — отвечал паж, дрожа от страха за несчастную, а кстати, и за себя.

        — Да, но что же это такое? — продолжал восклицать рыцарь. Он подошел ближе к незнакомке, которая в это время уничтожила последнюю преграду между собою и солнечными лучами, внезапно упал на колени и, будто ослепленный сиянием, закрылся епанчою. Когда он встал, лицо его было светло и умильно. Подойдя к красавице, которая между тем с перепугу влезла в воду, он любезно пригласил ее обедать в свой замок и предлагал ей немедленно перестать купаться, не понимая, что заставляет ее сидеть в воде столь долгое время. Красавице с трудом удалось убедить его обождать в карете, что он наконец и сделал, дав ей таким образом возможность одеться, не нарушая требований целомудрия. Возвращаясь в свой замок в карете барон слегка обнимал стан дамы и все время умолял кучера не стегать бедных лошадей, а при встрече со стадом не только не сделал попытки проткнуть корову шпагой, но, протянув из окна руку, ласково потрепал ближайших животных. Такова, заканчивает легенда, удивительная сила женского влияния. Вследствие странного стечения обстоятельств барон с детства не только не видел женщин, но даже не подозревал об их существовании, что было совершенно упущено из вида его родственниками. Первая же встреча с женщиной превратила кровожадного льва в ласкового теленка». У рыцаря Фагота, как и у «жестокого рыцаря» в повести Заяицкого, есть паж. В этой роли выступает кот-оборотень Бегемот, меняющий свое обличье в последнем полете: «Тот, кто был котом, потешавшим князя тьмы, теперь оказался худеньким юношей, демоном-пажом, лучшим шутом, какой существовал когда-либо в мире». Показательно, что он летит бок о бок с К.-Ф. Злые шутки «жестокого рыцаря» над животными, вероятно, удовлетворили бы Воланда. А вот отношение рыцаря к купающейся даме, ликвидировавшей последнюю преграду между своим телом и солнечными лучами и, будто сиянием, ослепившей героя легенды, дьяволу мог бы не понравиться. Ведь Воланд по мере сил препятствует Маргарите проявить благотворное женское влияние после Великого бала у сатаны, в частности, в отношении Фриды.

        После того, как К.-Ф. «соткался из воздуха» на Патриарших прудах, Михаил Александрович Берлиоз в беседе с Иваном Бездомным упомянул «про менее известного грозного бога Вицлипуцли, которого весьма почитали некогда ацтеки в Мексике». Вицлипуцли здесь ассоциируется с К.-Ф. неслучайно. Это — не только бог войны, которому ацтеки приносили человеческие жертвы, но и, согласно немецким легендам о докторе Фаусте, — дух ада и первый помощник сатаны. В качестве первого помощника Воланда выступает в «Мастере и Маргарите» К.-Ф.

        Одно из имен К.-Ф. — Фагот восходит к названию музыкального инструмента фагот, изобретенному итальянским монахом Афранио. Благодаря этому обстоятельству резче обозначается функциональная связь между К.-Ф. и Афранием (см.: «Мастер и Маргарита»). У К.-Ф. есть даже некоторое сходство с фаготом — длинной тонкой трубкой, сложенной втрое. Булгаковский персонаж худ, высок и в мнимом подобострастии, кажется, готов сложиться перед собеседником втрое (чтобы потом спокойно ему напакостить).

        Не исключено, что К.-Ф. имел и реального прототипа среди знакомых Булгакова. Вторая жена писателя Л. Е. Белозерская в книге мемуаров «О, мед воспоминаний» упоминает слесаря-водопроводчика Агеича, любовника их домработницы Маруси (в квартире на Б. Пироговской, 35а), которая впоследствии вышла за него замуж и, по утверждению мемуаристки, «много раз после прибегала она ко мне за утешением. Несколько раз прорывался к нам и пьяный Агеич. Алкоголь настраивал его на божественное: во хмелю он вспоминал, что в юности пел в церковном хоре (по устному свидетельству Л. Е. Белозерской в беседе с нами, Агеич был регентом хора. — Б. С.) и начинал петь псалмы. Выпроводить его в таком случае было очень трудно. «Богиня, вы только послушайте. .. — и начинал свои песнопения…» По словам Л. Е. Белозерской, Агеич был «на все руки мастер». Думается, отставной регент-водопроводчик повлиял на коровьевскую ипостась К.-Ф., который выдает себя за бывшего регента и предстает на Патриарших горьким пьяницей. Правда, вместо псалмов, К.-Ф. разучивает с сотрудниками филиала Зрелищной комиссии «Славное море священный Байкал…» Он, как и Агеич, — мастер на все руки, только по части устройства всяких гадостей. Интонация и фразеология К.-Ф., когда он обращается к Маргарите: «Ах, королева, — игриво трещал Коровьев, — вопросы крови — самые сложные вопросы в мире!», — напоминает обращение Агеича к Л. Е. Белозерской.

        Эпизод с хоровым кружком, поющим «Славное море», возможно, навеян случаем, связанным с другой «байкальской» песней. 18 декабря 1933 г. Е.С. Булгакова оставила в дневнике следующую запись: «…Поздно вечером Рубен Симонов потащил нас к себе. Там были еще и другие вахтанговцы, было очень просто и весело. Симонов и Рапопорт дуэтом пели «По диким степям Забайкалья…» (Один из поющих будто бы не знает слов, угадывает, вечно ошибается: «навстречу — родимый отец…» (поправляется: мать!) и т. д.) Обратно Симонов вез нас на своей машине — по всем тротуарам — как только доехали!» У К.-Ф. хор поет песню слаженно и правильно, только никак не может остановиться. То, что пьяный руководитель Театра имени Евг. Вахтангова Р. Н. Симонов (1899-1968) благополучно довез писателя и его жену до дому, могло быть расценено Е. С. Булгаковой как покровительство Бога или дьявола. Черт К,-Ф., играющий пьяницу-регента, путает служащих Зрелищной комиссии, заставляя их в рабочее время отдаваться хоровому пению. Булгаков высмеял приверженность представителей советской власти всех уровней именно к этому виду искусства еще в повести «Собачье сердце» (1925), а в письме сестре Наде 24 марта 1922 г. сообщал об обстановке в доме 10 по Б. Садовой, где тогда проживал в квартире, ставшей впоследствии Нехорошей квартирой: «…Дом уже «жилищного рабочего кооператива» и во главе фирмы все та же теплая компания, от 4-7 по-прежнему заседания в комнате налево от ворот» (вероятно, сопровождавшиеся ненавистным писателю хоровым пением).

        Любопытно, что рыцарство К.-Ф. связано с обретением им одной из высших степеней Масонства, степени Кадош, или Рыцаря белого и черного орла.

образ Фагота в романе «Мастер и Маргарита»

Шутка длиною в вечность: образ Фагота в романе «Мастер и Маргарита»

Роман «Мастер и Маргарита», который до сих пор вызывает споры и разночтения, стал визитной карточкой Булгакова и самым неоднозначным его детищем. В нём автор отразил все свои симпатии и отвращения, человеческие страсти по мирскому и материальному, и то вечное, что заложено в каждой душе самим Бытием. Все эти удачные и емкие аллегории писатель оформляет в действия или образы и открывает подчас самым неожиданным сюжетным ходом. И если бы Маргарита помнила о том, что существует страхование имущества , то сгоревшая и переродившаяся рукопись привела бы к другой концовке.

Но не все герои романа изначально показаны в настоящем своем аплуа. Один из таких образов, которые открываются лишь к концу прочтения — Фагот, он же демон- Коровьев. Михаил Афанасьевич описывает его с долей пренебрежительности и брезгливости: маленькая головка, на которой старый жокейский картуз, мелкие усики, куцый пиджак в клеточку, глумливая физиономия и полупьяный маслянистый взгляд ироничных глазок… – не самое лестное описание приспешника самого Воланда. Этот омерзительный субъект, который так легко обличал человеческую алчность и бездушно хохотал над слабостями, его подлые шутки и злая насмешливость отталкивают читателя.

Но он – обличающая правда, которая никогда никому не будет приятной. Все его ехидные и ядовитые выходки при внимательном рассмотрении не лишены смысла. А истинное лицо Фагота открывается в конце романа.

Темный рыцарь в фиолетовом плаще, который шутит без улыбки, заточен в образе злого скомороха, что аллегорично носит клетчатый костюм и выглядит так нелепо, что всерьез не воспринимается. Он несет свой крест и свое наказание за неуместную мнительность и смелые высказывания о том, что не в силах постичь разум смертного. Как пояснил писатель словами Воланда, этот рыцарь, бывший регент, однажды позволил себе неуместную шутку о всемирном зле и добре и этот неудачный каламбур стал его роковой ошибкой: «рыцарю пришлось после этого шутить немного больше и дольше, нежели он предполагал».

В этом образе Булгаков демонстрирует всю тщетность суждений о слабостях других, ведь в каждом человеке есть своя темная сторона.

Фагот (Коровьев) — это… Что такое Фагот (Коровьев)?

Фагот, он же Коровьев — персонаж романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», принадлежащий к свите профессора Воланда.

Чёрт, действующее лицо многих глав в этом романе, в которых проявляется «чёрная магия» во всей её красе.

Такая заметность была, по всей видимости, вызвана отсутствием у Воланда желания непосредственно («собственноручно») исполнять задуманное зло, кару или даже благое деяние (например, воссоединение Мастера с Маргаритой, хотя там старалась уже вся «сатанинская компания»).

В таких случаях лавры первенства передаются Фаготу, временно исполняющему роль «Главного злодея» или же «Чистильщика».

…На маленькой головке жокейский картузик, клетчатый кургузый пиджачок… Гражданин ростом в сажень, но в плечах узок, худ неимоверно, и физиономия, прошу заметить, глумливая.
…усишки у него, как куриные перья, глазки маленькие, иронические и полупьяные, а брючки клетчатые, подтянутые настолько, что видны грязные белые носки.

— М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»

Истинный образ Фагота предстаёт перед нами в последней главе романа: тёмно-фиолетовый рыцарь с мрачным и неулыбающимся лицом. Нести повинность в образе чёрта-гаера он вынужден по причине весьма неудачного каламбура, сочинённого при рассуждениях о свете и тьме. Скорее всего, каламбур был настолько неудачен, что оказался богохульным. В наказание «…рыцарю пришлось после этого прошутить немного больше и дольше, нежели он предполагал…» (гл. 31)

Рыцарь этот когда-то неудачно пошутил, — ответил Воланд, поворачивая к Маргарите свое лицо с тихо горящим глазом, — его каламбур, который он сочинил, разговаривая о свете и тьме, был не совсем хорош. И рыцарю пришлось после этого прошутить немного больше и дольше, нежели он предполагал.

— М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»

Примечания

См. также

В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 15 мая 2011.

Фагот (Мастер и Маргарита) Википедия

Фагот — персонаж романа «Мастер и Маргарита», рыцарь, член свиты Воланда. В Москве 30-х годов был известен под фамилией Коровьев, представлялся то бывшим регентом, то переводчиком при знатном иностранце.

…прозрачный гражданин престранного вида. На маленькой головке жокейский картузик, клетчатый кургузый воздушный… пиджачок… гражданин ростом в сажень, но в плечах узок, худ неимоверно, и физиономия, прошу заметить, глумливая…

..усишки у него, как куриные перья, глазки маленькие, иронические и полупьяные, а брючки клетчатые, подтянутые настолько, что видны грязные белые носки…

Этимология

Настоящее имя рыцаря, Фагот, вероятно, образовано от названия одноимённого музыкального инструмента, изобретённого итальянским монахом Афранио. Благодаря этому обстоятельству резче обозначается функциональная связь между Коровьевым-Фаготом и Афранием, начальником тайной стражи при прокураторе Понтии Пилате. Форма фагота также напоминает фигуру Коровьева — проглядывается сходство между длинной тонкой трубкой и высоким, тощим и узким в плечах регентом-пьяницей, готовым в любой момент услужливо склониться перед собеседником. По одной из версий, имя-название музыкального инструмента является намеком на то, что Фагот некогда был членом ангельского хора.

Существует вероятность, что имена всех членов свиты Воланда связаны с языком иврит. Так, например, Коровьев (на иврите каров — близкий, то есть приближённый), Бегемот (на иврите бехема — скотина), Азазелло (на иврите азазель — демон).

По другой версии, Коровьев образовано по имени древнеегипетского бога Хор. В мифологии древних египтян бог Хор был противником бога Сета (сатаны). В романе Воланд говорит Маргарите, что «Рыцарь этот когда-то неудачно пошутил». По космогонии древних мифов Хор — это планета Марс, а Сет — это Сатурн. Они оба находятся в темной стороне от Бога-Солнца. Потому и в романе Коровьев служит Сатане.

Возможна также аллюзия, связанная с характеристикой Скалозуба, данной ему Чацким, в «Горе от ума»: «Хрипун, удавленник, фагот».

Роль в романе

Фагот появляется уже в первых абзацах романа, где сначала предстаёт в качестве галлюцинации, видной одному лишь Берлиозу. Возникает он из майского зноя, как и положено любому представителю нечистой силы. Вечером, по завершении рассказа Воланда о встрече Понтия Пилата с Иешуа, Коровьев, уже в плотском обличии, назвавшись бывшим регентом, направляет Берлиоза к турникету с разлитым Аннушкой маслом, возле которого тот и попал под трамвай.

В дальнейшем роль Фагота в основном связана с «грязной работой» и «трюками» — он пытается сбить с пути преследующего свиту Воланда Ивана Бездомного, даёт председателю жилтоварищества Босому взятку рублями, которые потом волшебным образом превращаются в доллары, занимает зрителей во время представления в театре «Варьете». Одну из последних глав в романе автор отводит «похождениям» Коровьева и его пажа Бегемота, в ходе которых они поджигают Торгсин и дом Грибоедова.

Во время великого бала Сатаны Фагот вместе с Бегемотом и королевой Марго встречает гостей, а позже подаёт Воланду чашу, наполненную кровью барона Майгеля.

В сцене последнего полёта Фагот предстаёт тёмно-фиолетовым рыцарем с вечно мрачным лицом. По словам Воланда, Фагот был обречён шутить на многие века за неудачный каламбур о Свете и Тьме, который тот сочинил во время своих рассуждений.

Вряд ли бы теперь узнали Коровьева-Фагота, самозванного переводчика при таинственном и не нуждающемся ни в каких переводах консультанте <…> На месте того, кто в драной цирковой одежде покинул Воробьёвы горы под именем Коровьева-Фагота, теперь скакал, тихо звеня золотою цепью повода, тёмно-фиолетовый рыцарь с мрачнейшим и никогда не улыбающимся лицом. Он упёрся подбородком в грудь, он не глядел на луну, он не интересовался землёю под собою, он думал о чём-то своём, летя рядом с Воландом.

Возможные прототипы

  • Некоторую схожесть можно просмотреть между Коровьевым Булгакова и Коровкиным Достоевского, персонажем повести «Село Степанчиково и его обитатели». Несмотря на полный контраст внешности (Коровьев высокий, худой и узкоплечий, Коровкин же низкий, плотный и широкоплечий), обладают разительной схожестью их небрежность к внешнему виду, неразборчивость в еде, любовь выпить и манера речи[1].
  • Возможно, одним из прототипов Фагота, который в Москве представлялся бывшим регентом церковного хора, являлся один из знакомых Булгакова, слесарь-водопроводчик Агеич, муж домработницы Булгаковых Маруси. Будучи пьяным, Агеич вспоминал свою юность и то, как пел в церковном хоре. Если же Агеич начинал петь псалмы, то выпроводить его было невероятно трудно[2].
  • Самсон Карраско и рыцарь Фалькенштейн. Возможно, именно с них был списан образ Фагота как мрачного рыцаря. Оба персонажа были наказаны, первый — за насмешку над предсказанием собственной смерти (за это же наказан и Михаил Александрович Берлиоз), а второй — за сомнения в существовании демонов, причем лицо его навеки остается бледным, тогда как рыцарь Фагот обречен оставаться с всегда мрачным лицом[3].
  • Похожий персонаж уже появлялся у Булгакова — в романе «Дни Турбиных», как реминисценция «Бесов» Достоевского:

Только под утро он разделся и уснул, и вот во сне явился к нему маленького роста кошмар в брюках в крупную клетку и глумливо сказал:  — Голым профилем на ежа не сядешь!.. Святая Русь — страна деревянная, нищая и… опасная, а русскому человеку честь — только лишнее бремя.

 — Ах ты! — вскричал во сне Турбин. — Г-гадина, да я тебя. — Турбин во сне полез в ящик стола доставать браунинг, сонный достал, хотел выстрелить в кошмар, погнался за ним, и кошмар пропал.

Образ Коровьева в кинематографе

Глава 32. Прощение и вечный приют

Глава 32. Прощение и вечный приют

 Боги, боги мои! Как грустна вечерняя земля! Как таинственны туманы над болотами. Кто блуждал в этих туманах, кто много страдал перед смертью, кто летел над этой землей, неся на себе непосильный груз, тот это знает. Это знает уставший. И он без сожаления покидает туманы земли, ее болотца и реки, он отдается с легким сердцем в руки смерти, зная, что только она одна <успокоит его.>

Волшебные черные кони и те утомились и несли своих всадников медленно, и неизбежная ночь стала их догонять. Чуя ее за своею спиною, притих даже неугомонный Бегемот и, вцепившись в седло когтями, летел молчаливый и серьезный, распушив свой хвост. Ночь начала закрывать черным платком леса и луга, ночь зажигала печальные огонечки где-то далеко внизу, теперь уже неинтересные и ненужные ни Маргарите, ни мастеру, чужие огоньки. Ночь обгоняла кавалькаду, сеялась на нее сверху и выбрасывала то там, то тут в загрустившем небе белые пятнышки звезд.

Ночь густела, летела рядом, хватала скачущих за плащи и, содрав их с плеч, разоблачала обманы. И когда Маргарита, обдуваемая прохладным ветром, открывала глаза, она видела, как меняется облик всех летящих к своей цели. Когда же навстречу им из-за края леса начала выходить багровая и полная луна, все обманы исчезли, свалилась в болото, утонула в туманах колдовская нестойкая одежда.

Вряд ли теперь узнали бы Коровьева-Фагота, самозванного переводчика при таинственном и не нуждающемся ни в каких переводах консультанте, в том, кто теперь летел непосредственно рядом с Воландом по правую руку подруги мастера. На месте того, кто в драной цирковой одежде покинул Воробьевы горы под именем Коровьева-Фагота, теперь скакал, тихо звеня золотою цепью повода, темно-фиолетовый рыцарь с мрачнейшим и никогда не улыбающимся лицом. Он уперся подбородком в грудь, он не глядел на луну, он не интересовался землею под собою, он думал о чем-то своем, летя рядом с Воландом.

– Почему он так изменился? – спросила тихо Маргарита под свист ветра у Воланда.

– Рыцарь этот когда-то неудачно пошутил, – ответил Воланд, поворачивая к Маргарите свое лицо с тихо горящим глазом, – его каламбур, который он сочинил, разговаривая о свете и тьме, был не совсем хорош. И рыцарю пришлось после этого прошутить немного больше и дольше, нежели он предполагал. Но сегодня такая ночь, когда сводятся счеты. Рыцарь свой счет оплатил и закрыл!

Ночь оторвала и пушистый хвост у Бегемота, содрала с него шерсть и расшвыряла ее клочья по болотам. Тот, кто был котом, потешавшим князя тьмы, теперь оказался худеньким юношей, демоном-пажом, лучшим шутом, какой существовал когда-либо в мире. Теперь притих и он и летел беззвучно, подставив свое молодое лицо под свет, льющийся от луны.

Сбоку всех летел, блистая сталью доспехов, Азазелло. Луна изменила и его лицо. Исчез бесследно нелепый безобразный клык, и кривоглазие оказалось фальшивым. Оба глаза Азазелло были одинаковые, пустые и черные, а лицо белое и холодное. Теперь Азазелло летел в своем настоящем виде, как демон безводной пустыни, демон-убийца.

Себя Маргарита видеть не могла, но она хорошо видела, как изменился мастер. Волосы его белели теперь при луне и сзади собирались в косу, и она летела по ветру. Когда ветер отдувал плащ от ног мастера, Маргарита видела на ботфортах его то потухающие, то загорающиеся звездочки шпор. Подобно юноше-демону, мастер летел, не сводя глаз с луны, но улыбался ей, как будто знакомой хорошо и любимой, и что-то, по приобретенной в комнате N 118-й привычке, сам себе бормотал.

И, наконец, Воланд летел тоже в своем настоящем обличье. Маргарита не могла бы сказать, из чего сделан повод его коня, и думала, что возможно, что это лунные цепочки и самый конь – только глыба мрака, и грива этого коня – туча, а шпоры всадника – белые пятна звезд.

Так летели в молчании долго, пока и сама местность внизу не стала меняться. Печальные леса утонули в земном мраке и увлекли за собою и тусклые лезвия рек. Внизу появились и стали отблескивать валуны, а между ними зачернели провалы, в которые не проникал свет луны.

Воланд осадил своего коня на каменистой безрадостной плоской вершине, и тогда всадники двинулись шагом, слушая, как кони их подковами давят кремни и камни. Луна заливала площадку зелено и ярко, и Маргарита скоро разглядела в пустынной местности кресло и в нем белую фигуру сидящего человека. Возможно, что этот сидящий был глух или слишком погружен в размышление. Он не слыхал, как содрогалась каменистая земля под тяжестью коней, и всадники, не тревожа его, приблизились к нему.

Луна хорошо помогала Маргарите, светила лучше, чем самый лучший электрический фонарь, и Маргарита видела, что сидящий, глаза которого казались слепыми, коротко потирает свои руки и эти самые незрячие глаза вперяет в диск луны. Теперь уж Маргарита видела, что рядом с тяжелым каменным креслом, на котором блестят от луны какие-то искры, лежит темная, громадная остроухая собака и так же, как ее хозяин, беспокойно глядит на луну.

У ног сидящего валяются черепки разбитого кувшина и простирается невысыхающая черно-красная лужа.

Всадники остановили своих коней.

– Ваш роман прочитали, – заговорил Воланд, поворачиваясь к мастеру, – и сказали только одно, что он, к сожалению, не окончен. Так вот, мне хотелось показать вам вашего героя. Около двух тысяч лет сидит он на этой площадке и спит, но когда приходит полная луна, как видите, его терзает бессонница. Она мучает не только его, но и его верного сторожа, собаку. Если верно, что трусость – самый тяжкий порок, то, пожалуй, собака в нем не виновата. Единственно, чего боялся храбрый пес, это грозы. Ну что ж, тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.

– Что он говорит? – спросила Маргарита, и совершенно спокойное ее лицо подернулось дымкой сострадания.

– Он говорит, – раздался голос Воланда, – одно и то же, он говорит, что и при луне ему нет покоя и что у него плохая должность. Так говорит он всегда, когда не спит, а когда спит, то видит одно и то же – лунную дорогу, и хочет пойти по ней и разговаривать с арестантом Га-Ноцри, потому, что, как он утверждает, он чего-то не договорил тогда, давно, четырнадцатого числа весеннего месяца нисана. Но, увы, на эту дорогу ему выйти почему-то не удается, и к нему никто не приходит. Тогда, что же поделаешь, приходится разговаривать ему с самим собою. Впрочем, нужно же какое-нибудь разнообразие, и к своей речи о луне он нередко прибавляет, что более всего в мире ненавидит свое бессмертие и неслыханную славу. Он утверждает, что охотно бы поменялся своею участью с оборванным бродягой Левием Матвеем.

– Двенадцать тысяч лун за одну луну когда-то, не слишком ли это много? – спросила Маргарита.

– Повторяется история с Фридой? – сказал Воланд, – но, Маргарита, здесь не тревожьте себя. Все будет правильно, на этом построен мир.

– Отпустите его, – вдруг пронзительно крикнула Маргарита так, как когда-то кричала, когда была ведьмой, и от этого крика сорвался камень в горах и полетел по уступам в бездну, оглашая горы грохотом. Но Маргарита не могла сказать, был ли это грохот падения или грохот сатанинского смеха. Как бы то ни было, Воланд смеялся, поглядывая на Маргариту, и говорил:

– Не надо кричать в горах, он все равно привык к обвалам, и это его не встревожит. Вам не надо просить за него, Маргарита, потому что за него уже попросил тот, с кем он так стремится разговаривать, – тут Воланд опять повернулся к мастеру и сказал: – Ну что же, теперь ваш роман вы можете кончить одною фразой!

Мастер как будто бы этого ждал уже, пока стоял неподвижно и смотрел на сидящего прокуратора. Он сложил руки рупором и крикнул так, что эхо запрыгало по безлюдным и безлесым горам:

– Свободен! Свободен! Он ждет тебя!

Горы превратили голос мастера в гром, и этот же гром их разрушил. Проклятые скалистые стены упали. Осталась только площадка с каменным креслом. Над черной бездной, в которую ушли стены, загорелся необъятный город с царствующими над ним сверкающими идолами над пышно разросшимся за много тысяч этих лун садом. Прямо к этому саду протянулась долгожданная прокуратором лунная дорога, и первым по ней кинулся бежать остроухий пес. Человек в белом плаще с кровавым подбоем поднялся с кресла и что-то прокричал хриплым, сорванным голосом. Нельзя было разобрать, плачет ли он или смеется, и что он кричит. Видно было только, что вслед за своим верным стражем по лунной дороге стремительно побежал и он.

– Мне туда, за ним? – спросил беспокойно мастер, тронув поводья.

– Нет, – ответил Воланд, – зачем же гнаться по следам того, что уже окончено?

– Так, значит, туда? – спросил мастер, повернулся и указал назад, туда, где соткался в тылу недавно покинутый город с монастырскими пряничными башнями, с разбитым вдребезги солнцем в стекле.

– Тоже нет, – ответил Воланд, и голос его сгустился и потек над скалами, – романтический мастер! Тот, кого так жаждет видеть выдуманный вами герой, которого вы сами только что отпустили, прочел ваш роман. – Тут Воланд повернулся к Маргарите: – Маргарита Николаевна! Нельзя не поверить в то, что вы старались выдумать для мастера наилучшее будущее, но, право, то, что я предлагаю вам, и то, о чем просил Иешуа за вас же, за вас, – еще лучше. Оставьте их вдвоем, – говорил Воланд, склоняясь со своего седла к седлу мастера и указывая вслед ушедшему прокуратору, – не будем им мешать. И, может быть, до чего-нибудь они договорятся, – тут Воланд махнул рукой в сторону Ершалаима, и он погас.

– И там тоже, – Воланд указал в тыл, – что делать вам в подвальчике? – тут потухло сломанное солнце в стекле. – Зачем? – продолжал Воланд убедительно и мягко, – о, трижды романтический мастер, неужто вы не хотите днем гулять со своею подругой под вишнями, которые начинают зацветать, а вечером слушать музыку Шуберта? Неужели ж вам не будет приятно писать при свечах гусиным пером? Неужели вы не хотите, подобно Фаусту, сидеть над ретортой в надежде, что вам удастся вылепить нового гомункула? Туда, туда. Там ждет уже вас дом и старый слуга, свечи уже горят, а скоро они потухнут, потому что вы немедленно встретите рассвет. По этой дороге, мастер, по этой. Прощайте! Мне пора.

– Прощайте! – одним криком ответили Воланду Маргарита и мастер. Тогда черный Воланд, не разбирая никакой дороги, кинулся в провал, и вслед за ним, шумя, обрушилась его свита. Ни скал, ни площадки, ни лунной дороги, ни Ершалаима не стало вокруг. Пропали и черные кони. Мастер и Маргарита увидели обещанный рассвет. Он начинался тут же, непосредственно после полуночной луны. Мастер шел со своею подругой в блеске первых утренних лучей через каменистый мшистый мостик. Он пересек его. Ручей остался позади верных любовников, и они шли по песчаной дороге.

– Слушай беззвучие, – говорила Маргарита мастеру, и песок шуршал под ее босыми ногами, – слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, – тишиной. Смотри, вон впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он подымается к самой крыше. Вот твой дом, вот твой вечный дом. Я знаю, что вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься и кто тебя не встревожит. Они будут тебе играть, они будут петь тебе, ты увидишь, какой свет в комнате, когда горят свечи. Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак, ты будешь засыпать с улыбкой на губах. Сон укрепит тебя, ты станешь рассуждать мудро. А прогнать меня ты уже не сумеешь. Беречь твой сон буду я.

Так говорила Маргарита, идя с мастером по направлению к вечному их дому, и мастеру казалось, что слова Маргариты струятся так же, как струился и шептал оставленный позади ручей, и память мастера, беспокойная, исколотая иглами память стала потухать. Кто-то отпускал на свободу мастера, как сам он только что отпустил им созданного героя. Этот герой ушел в бездну, ушел безвозвратно, прощенный в ночь на воскресенье сын короля-звездочета, жестокий пятый прокуратор Иудеи, всадник Понтий Пилат.

Образ и характеристика Коровьева Фагота в романе Мастер и Маргарита Булгакова сочинение

В романе Булгакова «Мастер и Маргарита» много интересных и разносторонних персонажей. Кто из них хороший, а кто плохой, и есть ли вообще разделение на героев и антигероев в этом романе?

Одним из противоречивых образов в произведении выступает господин в треснутом пенсне — Коровьев. Кто такой Коровьев он же Фагот? Он шут в свите Воланда или несчастный человек скрывающий свою сущность? Он предстаёт то шутом, то переводчиком, то бывшим регентом. Кто же он на самом деле? С ним можно познакомиться уже в начале романа Булгакова, Коровьев встречается Берлиозу перед самой гибелью. Он кажется неприятным худым гражданином с глумливой физиономией, шутки его иногда злые, но всегда попадают в цель и играют на низменных желаниях некоторых героев романа.

Коровьев всегда и везде ходит вместе с Бегомотом, их так и называют неразлучной парочкой, он даже по своему заботится о коте, «кушай кушай Бегемот» говорит он ему  в продуктовом магазине. Маргариту на балу у Сатаны он утешает тоже: «Надо терпеть алмазная донна, потерпите» и помогает ей советом после бала, когда Воланд предлагает исполнить её желание. Тут стоит заметить, что Коровьев не лишён чувства сострадания и доброты.

Коровьев член свиты Воланда, он гражданин непонятной наружночти то с усиками, то в котелке, ловкий, вертлявый и ироничный. В романе он в основном шутник и трюкач, Коровьев помогает Воланду замести следы или устроить представление, как например в «Варьете». Своими шуточками и универсальностью он находит подход к любому человеку. В связи со своим положением Фагот готов Одеть любую маску, он  может ломать комедию или просить выпивку для по правления здоровья. Он может галантничать с дамами или дать взятку, но в конце романа предстаёт в образе печальном и трагичном. И не узнать Коровьева в этом мрачном рыцаре летящим рядом с Воландом.

Ведь именно в этот момент открывается сущность чёрного рыцаря, как говорит Воланда «рыцарь этот неудачно пошутил про тьму и свет, и вынужден был расплачиваться за свой каламбур». В этот момент ясно, что он просто «носил» свой образ шута в наказание. В конце романа Коровьев предстаёт мрачным демоном под стать своему господину.

Все герои романа Мастер и Маргарита

Сочинение про Фагота Коровьева

В произведении “Мастер и Маргарита” автор повествует нам историю удивительную, несомненно, мистическую, наполненную различными афоризмами, аллегориями, отсылками на религиозные темы, и прочие вещи, которые позволили полностью передать ту атмосферу, которую и желал передать автор. В процессе повествования мы знакомимся с множеством интересных персонажей, которые, не выбиваясь из контекста своего бытия в романе, прибавляют ему осознанности и своеобразной осязаемости. Но одним их самых интересных персонажей является  Фагот Коровьев.

Коровьев – по описанию автора, это человек худой, вытянутый, одетый в клетчатую рубашку и простенькие брюки, человек, с очень надменным выражением лица, с вечно полупьяными маленькими глазками. В процессе повествования мы всё больше и больше знакомимся с личностью этого персонажа, с его убеждениями, с его целями, а в конце узнаём о его нелёгкой судьбе, и незавидной участи. Коровьев является одним из спутников  и судий Воланда. На пару с котом Бегемотом они создают хаос и разруху повсюду, где бы они не появлялись. Отчасти это объясняется шутливым характером Фагота. Он привык подшучивать над всеми окружающими, и не имеет значения, пострадает ли кто от его шуток или нет. Этот человек просто привык шутить над всем, словно шут при дворе.

В самом конце произведения от Воланда мы узнаём кто же такой на самом дела Фагот и какая у него участь. Дело в том, что когда то давно Фагот Короовьев был рыцарем, постоянно шутящим на те или иные темы, и это не нравилось Воланду. В итоге в наказание Фагот будет вечно шутить, и балагурить в угоду Воланду, точно так же как шут. Даже его клеточная рубашка является некой аллегорией на шута за решёткой.

Из этого всего мы и можем сделать вывод о характере и образе Фагота Коровьева.

Михаил Афанасьевич Булгаков является одним из самых ярких и потрясающих представителей своей профессии. Булгаков написал множество различных произведений, которые, так или иначе, повлияли как на мир российской литературы, так и на общий литературный мир в целом. Одной из причин его уникальности является его отрешенность от  всех проблем насущных и полное сосредоточение на своём деле, и на том, что приносило ему удовольствие. Вот так, благодаря преданности своему любимому делу, и, несомненно, литературной одарённости, он подарил нам такие замечательные произведения как “Мастер и Маргарита”, “Собачье сердце”, “Белая гвардия”, и многие другие.

Вариант 3

В романе М.Булгакова «Мастер и Маргарита» существует три основных плана, в которых представлены персонажи, по своим ролям близкие друг другу. В Ершалаимском мире встречаются двойники мира современной писателю Москвы, в третьем мире – мистическом – они также находят друг другу соответствия. Запараллелены у Булгакова оказываются не только главные персонажи, но и второстепенные. Это хорошо видно на примере помощников, функции которых выполняют в романе три персонажа: Федор Васильевич – первый помощник профессора Стравинского, Афраний – начальник тайной стражи на службе у Понтия Пилата, Фагот-Коровьев – первое лицо в свите Воланда.

Соотнести между собой героев, которые «завязаны» на разные сюжетные линии, читателю бывает не всегда просто. Поэтому через подсказки разного рода ассоциаций необходимую близость Булгаков всегда помогает обнаружить. Так, например, Коровьев через свое прозвище Фагот выводит на уровень библейского мира: для этого оказывается необходимым вспомнить, что музыкальный инструмент, с которым связано прозвище, был создан итальянцем Афранио. Это имя и становится маячком на пути к помощнику Понтия Пилата: Афранио и Афраний созвучные и родственные имена.

В свите Воланда Коровьев-Фагот – помощник особого рода: он является связующим звеном между сатаной и москвичами. Последним он причиняет достаточно переживаний за время пребывания в городе, а некоторых, как, например, Босого даже сводит с ума.

Его демоническая сущность оказывается заявлена в первые же минуты, как только он материализовался из знойного майского воздуха на Патриарших прудах, первым из всей свиты Воланда. «Фу ты черт!» — воскликнул Берлиоз, тем самым невольно идентифицировав того, кто предстал перед ним

При этом надо отметить, что в московских главах, давая описание внешности Коровина-Фагота, Булгаков никак не подчеркивает его мистическую сущность. Наоборот, выглядит это т персонаж, несмотря на то, что позиционирует себя как переводчик при иностранном гражданине – профессоре черной магии Воланде, несколько прозаически. Ни пиджачок, ни клетчатые штанишки, из-под которых торчат белые носки, не очень свежие, ни жокейский картузик не придают ему значительности, да и ведет он себя подобострастно, как фагот, складываясь в три раза, что, правда, не останавливает его от всяких мерзостей и гадостей, которые он делает тем, перед кем незадолго до этого пресмыкался.

Коровьев-Фагот лебезит, шутками и прибаутками расцвечивая свою речь, виртуозно меняя регистры от откровенного хамства к такой же откровенной лести. Все шутки, все его фокусы и трюки носят балаганный характер, прозвище, связанное с музыкой, также подтверждает связь с нечистой силой: в традициях народной культуры смех и музыка всегда были связаны с миром потусторонним, дьявольским.

Личина скомороха, которую Коровьев-Фагот не снимает даже на балу у Сатаны, несмотря на фрак, сменивший клетчатый костюм, и треснувший монокль вместо треснувшего пенсне, как объясняет Воланд Маргарите, является его наказанием за неудачную шутку на тему света и тьмы. Истинный образ Фагот принимает только на последних страницах романа, когда открывается путь к Вечности: по этому пути он летит уже мрачным рыцарем, а не нелепым и неопрятным гражданином. Здесь важно обратить внимание на цвет, через который его описывает Булгаков – цвет фиолетовый. В католической традиции этот цвет связан с трауром. Рыцарем Печального Образа уходит Фагот со страниц романа. Если через фамилию Коровьев он связан с отечественной литературной традицией – героями романов А.Толстого и Ф.Достоевского, славянской мифологией, то финальное его амплуа позволяет соотносить его образ и с европейской культурной традицией. А эпизод с поющими «Славное море…» дает основание проводить параллель между деятельность Коровьева и домкома в Калабуховском доме «Собачьего сердца» – одинаковый разрушительный результат: пение хором, то есть сопоставлять его с персонажами других произведений Булгакова.

Сочинение 4

В романе М.А Булгакова «Мастер и Маргарита» присутствует множество различных героев. Они весьма многогранны как своей внешности, так и по манерам поведения. Каждый сам по себе противоречив и загадочен. Конечно, не все герои романа изначально показаны в настоящем своём образе. Один из таких образов, который во многом открываются лишь к концу прочтения — Фагот, он же демон — Коровьев.

Как и любой персонах из Шайки Воланда, Коровьев обладает необыкновенной и яркой внешностью, что определённым образом выделяет его из всех. Булгаков описывает его как гражданина в клетчатом пиджаке с картузником на голове. Глумливое лицо и худоба. Везде следует со своим помощником — Бегемотом. Привычкой Фаготы было неожиданное появление, что многие герои считали за галлюцинации. Всё это во многом идёт в разрез с истинной сущностью героя. На протяжении всего произведения Фагот открывается и можно видеть своеобразное перевоплощение, знакомство с личностью, убеждениями и целями этого героя, а в конце узнаём о его тяжёлой судьбе.

Самая важная и главная задача Фагота, как и кота Бегемота- это обличить москвичей, которых испортили многие соблазны, связанные с жилищным вопросом и деньгами. Именно проказы этой пары не лишены смысла, а даже наоборот являются ключевыми моментами в произведении, показывания истинные стороны общества. Именно он, направляет Берлиоза к турникету, даёт взятку Босому, от которой тот не смог удержаться, а в театре Варьете участвовал во всех фокусах Воланда. Вместе с Бегемотом устроил поджог дома Грибоедова.

Во многом, может показаться, что с одной стороны Фагот является зачинщиком бесчинства, развлекаясь и нарушаю общественный порядок, но с другой стороны, в конце романа, во время последнего полёта, Михаил Афанасьевич представляет его как рыцаря в т

Мастер и Маргарита характеристика образа Коровьева (Фагота)

Коровьев (Фагот) — один из подручных Воланда. Клетчатая одежда сближает его с традиционным образом Арлекина (мотив шутовства), а также вызывает ассоциации с чертом Ивана Карамазова из романа Достоевского. Характерная деталь облика К. — пенсне или монокль с треснувшим стеклом; ср. также его «треснувший голос», напоминающий дребезжащий звук фагота (в итальянском языке слово «фагот» имеет значения «увалень», «неуклюжий»). В то же время в образе персонажа подчеркнуто «змеиное» начало (длинное гибкое тело, ужасающий свист, мотив «искушения»), которое отчасти обусловливает второе имя — ср. внешнее сходство фагота со змеей. Основные роли К. — «переводчик» и «секретарь» при Воланде (в прошлом — «регент»). В начале романа К. предстает как галлюцинация Берлиоза; затем материализуется в виде гротескной фигуры, указывая тому «путь к гибели»; вместе с Воландом и Бегемотом уходит от погони Ивана Бездомного. После водворения в квартире № 50 выступает в функции пародийного искусителя (взятка управдому Босому с последующим доносом, раздача червонцев и бесплатных дамских туалетов во время сеанса черной магии) и одновременно — «срывателя масок», открывающего истинный облик людей (информация о Лиходееве, «разоблачение» Семплеярова, предсказание судьбы Сокова). К. заставляет служащих филиала Зрелищной комиссии в наказание за очковтирательство беспрерывно петь хором; комично рыдает перед Поплавским по поводу гибели Берлиоза. При появлении Маргариты в квартире № 50 К. встречает ее во фрачном костюме; он комично объясняет принцип «пятого измерения» и вводит героиню в курс предстоящего ей дела. Во время бала К. руководит действиями Маргариты и информирует ее о прибывающих гостях. В сцене убийства Майгеля блюдо с чашей-черепом Берлиоза оказывается в руках К., и он подставляет ее под струю крови, после чего подносит чашу Воланду. В сцене после бала К. возвращается к «шутовскому» образу, но затем помогает Маргарите в общении с Фридой, ухаживает за Мастером, сжигает историю его болезни и вручает героям их документы. В дальнейшем К. вместе с Бегемотом посещает магазин Торгсина и ресторан Грибоедова, причем и в том, й другом случае дело заканчивается пожарами. Присоединившись к Воланду, К. вместе с прочими оказывается на Воробьевых горах, где, соревнуясь с Бегемотом, издает ужасающий свист (ассоциация с Соловьем-разбойником). Во время последнего полета К. предстает в образе «темно-фиолетового рыцаря с мрачнейшим и никогда не улыбающимся лицом»: по словам Воланда, он был наказан ролью шута за свой каламбур о свете и тьме.

Мастер и Маргарита — Еще персонажи Москва

Амвроси и Фока

В главе 5 Амвроси и Фока образуют дуэт, имеющий переходную станцию ​​у чугунной ограды Грибоедова о виртуозной работе Арчибальда Арчибальдовича и прелестях, которым он служит.

Амвросий происходит от греческого слова αμβροσία [амброзия], или бессмертный , и это также было название пищи богов, даровавшей бессмертие тому, кто ее съел. Фока — имя героя басни Рыбный суп Демьяна известного русского баснописца Иван Андреевич Крылов (1769-1844). Фока отвергает излишество, особенно продукты. Поэтому неудивительно, что Амвроси не знает, что делать со своим энтузиазмом, а Фока считает, что «можно пообедать и дома».

Анна Францевна де Фужере

Анна Францевна, вдова ювелира де Фужере, жила в квартире № 50 по Большой Садовой улице 302-бис до Лиходеева и Берлиоза.Имя de Fougeray должно быть странным для русских ушей, потому что фужер [фужер] означает бокал для вина на русском языке. В России же жил настоящий ювелир с похожей фамилией: Петер Карл Фаберже (1846-1920).

Фаберже был россиянином в третьем поколении, владел ювелирным магазином, который его отец основал в 1870 году в Санкт-Петербурге. Открыл точки продаж в Москве, Одессе, Париже и Лондоне. Его мастера сделали множество богато украшенных предметов, но прославились на весь мир императорскими пасхальными яйцами , которые были очень популярны у двух последних царей с 1881 по 1917 год.

Дальний родственник настоящего ювелира, А. П. Фаберже, жил на Пречистенке 13, где позже жили некоторые друзья Булгакова. Булгаков был частым гостем этого дома, когда начал жить в Москве. Подсвечник и лестница в романе, вероятно, основаны на примерах, которые он там видел.

Прохор Петрович (Проша)

Прохор Петрович — председатель комиссии по зрелищам и развлечениям зажигалки .Когда Бегемот приходит к нему «поговорить с ним о небольшом деле», он раздражается: «Что это все такое? Убери его отсюда, черт меня возьми! » И — бац! Петрович исчезает, но его костюм все еще на месте и продолжает работать как ни в чем не бывало. Он вернулся в свой костюм сразу же после того, как полиция вошла в его кабинет, к экстатической радости Анны Ричардовны .

Настоящим прототипом комиссии по зрелищам и развлечениям зажигалки , которую возглавляет Петрович, является, предположительно, Государственного объединения музыки, эстрады и цирка (ГОМЕЦ) [Государственного объединения музыки, эстрады и цирка] (GOMEC) или Государственное объединение . Союз мюзик-холлов, концертных и цирковых предприятий , который располагался в здании Старого цирка на Цветном бульваре 13, где сейчас располагается Цирк Юрия Никулина .Для персонажа Прохора Петровича у нас пока нет прототипа из реальной жизни.

Анна Ричардовна

Анна Ричардовна — секретарь Прохора Петровича (Проша), председатель комиссии по зрелищам и развлечениям зажигалки . Своего начальника она называет Проша , что в рабочей среде неуместно.

Николай Иванович

Николай Иванович — сосед Маргариты внизу, он трет себя остатками крема Азазелло и превращается в свинью.Он дружит с горничной Маргариты Наташей , которая летит на спине на шабаш и на бал Воланда. В исключительных случаях он получает от Воланда справку о том, что он «провел указанную ночь на балу сатаны, будучи вызванным туда в качестве транспортного средства … сделайте скобки, Хелла, в скобках поставьте« свинья ». . Подпись — Бегемот. ». Он хотел эту справку «для того, чтобы предъявить ее в полицию и жене».

Наталья Прокофьевна (Наташа)

Наташа, горничная Маргариты, тоже натерлась кремом.После бала Воланд позволяет ей, как и всем друзьям Маргариты, вернуться к той жизни, которую она желает, но она предпочитает оставаться ведьмой, потому что мсье Жак, один из гостей на балу, сделал ей предложение.

Варенуха Иван Савельевич

Варенуха — администратор Театра эстрады . После довольно грубой встречи с Бегемотом и Азазелло в вестибюле Садовой 302-бис появляется совершенно голая девушка — рыжеволосая, глаза горящие фосфоресцирующим блеском.«Разрешите вас поцеловать», — нежно говорит девушка. Потом Варенуха теряет сознание и поцелуя не чувствовал. Он становится вампиром и вместе с красной Хеллой терроризирует финансового менеджера Римского, которого спасло только то, что трубил петух.

Варенуха происходит от варение [варенье] или для варки . Это также название украинского коктейля из меда, ягод и специй, сваренных в водке. В отличие от россиян, которые настаивают на охлажденной водке, украинцы предпочитают теплые бренди и водки, которые, как они так причудливо выразились, «заставляют гвоздику расцветать прямо у вас в животе.»На протяжении веков варенуха, что означает« вареная », была излюбленным напитком грозных казаков, питая их тела воинов днем ​​и веселя ночью.

Римский Григорий Данилович

Римский — финансовый директор театра эстрады . Но Булгаков называет его финдиректор [финдиректор] или финдиректор , следуя хорошей практике советского режима по использованию сокращений в официальном контексте.Жалко, что переводчики не взяли это слово на вооружение, потому что это одна из тех маленьких пародий в романе, которые придают сюжетным линиям дополнительный оттенок.

Римский или Римский означает Римский на русском языке. После потрясающей встречи с Варенухой и Хеллой он бежит из Москвы в Ленинград, где его обнаруживают в гардеробе номера 412 гостиницы «Астория » и доставляют в Москву под охраной. Гостиница «Астория» на Исаакиевской площади была местом, где обычно останавливался Булгаков, когда приезжал в Санкт-Петербург.

Имя финдиректора взято у русского композитора Николая Андреевича Римского-Корсакова (1844–1908), написавшего знаменитый « Полет шмеля » из оперы « Сказка о царе Салтане » (1899–1900) и симфоническая сюита Шеразада (1888).

По иронии судьбы финансовый директор Театра эстрады, с его рациональным умом противник черной магии, носит то же имя, что и композитор, который вложил в музыку языческие легенды и фольклор, например, May Night (1880) и Night на Лысой горе (1886), симфоническая поэма, которую он закончил для Модест Петрович Мусоргский (1839–1881).

По мелочи: в сериале Владимира Бортко Мастер и Маргарита [Мастер и Маргарита] 2005 года оркестр Театра эстрады «» в начале спектакля Воланда играет « Шеразаду » Римского-Корсакова.

Софья Павловна

Павловна — гражданка с бухгалтерской книгой у входа в писательский дом Грибоедов, которая «по неизвестным причинам» записывала всех, кто заходил в ресторан. Она отказывается принять Коровьева и Бегемота во время их последней разрушительной поездки в Москву.Она носит то же имя, что и героин из спектакля « Горе от ума », написанного настоящим Александром Сергеевичем Грибоедовым (1795-1829).

Когда она должна допустить доступ к красивой паре после вмешательства Арчибальда Арчибальдовича, они регистрируются под именами писателей Иван Иванович Панаев (1812-1862) и критик и журналист Александр Михайлович Скабичевский (1858 -1912). Ни один из них не жил в советское время, но Булгаков считал их писателями низкого уровня.По его словам, у них не было собственного мнения, и они делали свои суждения, основываясь только на поверхностных элементах, таких как членство в клубе писателей. Таким образом, они взаимозаменяемы, что Булгаков показывает при регистрации. Коровьев написал Скабичевского рядом с именем Панаева, а Бегемот написал Панаева рядом со Скабичевским.

Тем не менее Скабичевский иногда сурово набрасывался. Однажды он написал статью Федора Михайловича Достоевского (1821–1881) на тему « Подросток, » и решил, что Достоевский «как художник и прозаик был очень небрежным и иногда демонстрировал поразительную бездарность».


прочие

В Мастер и Маргарита есть много других персонажей, о которых мы еще мало знаем. Вспомните штатского Тимофея Кондратьевича Квацова , который позвонил в НКВД, чтобы сообщить о долларах в туалете Никанора Ивановича Босого , или писателя Желдыбина, помощника Михаила Александровича в «Массолите». Или актер с граммофоном в чемоданчике , с которым Степа встретился в ночь перед приездом Воланда на встречу, или летописец Боба Кандалупский , известный в России. Москва за его поразительное всеведение.Так что, похоже, наша работа еще какое-то время будет продолжаться.

.

Мастер и Маргарита — Воланд

Контекст

В начале Мастер и Маргарита Воланда называют незнакомцем , что вызывает смешанные чувства у Ивана и Берлиоза, его первых контактов в Москве. И вскоре станет понятно почему. Профессор Воланд лицемер и лукав, но он также может быть благородным и щедрым. Контрасты в его личности отражаются и в его внешности: «Правый глаз черный, левый почему-то зеленый.Брови темные, но одна выше другой. Одним словом, иностранец ». Он утверждал, что был там, когда Понтий Пилат осуждал Иисуса, и добавил, что может предсказать будущее, включая обезглавливание Берлиоза.

Воланд и его свита вызвали большой хаос в Москве. Они организовали шоу с черной магией в Театре варьете , где раздали восхитительные новые наряды всем присутствующим женщинам и позволили деньгам кружиться с потолка. Однако вскоре после этого женщины с криком побежали по улицам в нижнем белье или полностью обнаженными, а деньги, которые изначально казались подлинными, превратились в обычную бумагу.сбрасывает маскировку профессора и показывает, что он дьявол. После бала он и его свита возвращаются в подземный мир на волшебных черных жеребцах.


Дьявол в Москве

В книге Моя жизнь с Михаилом Булгаковым , написанной в 1968-1969 годах второй женой Булгакова Любовью Евгеньевой Белозерской (1894-1987), мы можем прочитать, что Булгакову пришла в голову идея написать роман о дьяволе. в Москве от Наталья Абрамовна Лямина-Ушакова (1899–1990), жена его лучшего друга Николая Николаевича Лямина (1892–1941).

Наталья разработала обложку книги Венедиктова, или памятные события моей жизни , 64-страничного рассказа, написанного профессором Александра Васильевича Чаянова (1888-1937) в 1922 году. Она была поражена, увидев, что герой из рассказа Чаянова, в котором Сатана появляется в Москве, носило имя Булгаков. И Михаила Булгакова «не менее поразило это совпадение».


Название

Имя Воланд очень нерусское.Это вариант имени дьявола в Faust , написанный Йоханом Вольфгангом фон Гете (1749-1842): оруженосец Voland или Faland . В Фаусте дьявола зовут Мефистофель , но в печально известную Вальпургиеву ночь он однажды называет себя Воландом: «Platz! Юнкер Воланд коммт! » или «Освободи место! Приходит сквайр Воланд! ».

В последующих версиях Мастера и Маргариты , написанных Булгаковым, Воланд несколько раз менял имена.Во второй версии от 1929 года, например, иностранный врач дал свою визитку юному поэту Иванушка Безродный или Иванушка Без семьи с фамилией «Д-р Теодор Воланд» . Самым поразительным было то, что Булгаков написал это имя не кириллицей знаков, как можно было бы ожидать в русском тексте, а использовал латинских знаков. «Буржуазная карта», — была тогда первая мысль молодого поэта. Имя Теодор происходит от греческого Θεόδωρος [Теодорос] и означает Божий дар .

В последующей версии романа Воланд получил другое имя, и он стал господин [господин] или сеньор Азазелло Воланд . Демона, которого мы теперь знаем как Азазелло, звали Fiello . Только в 1934 году окончательные названия Woland и Azazello получили свое окончательное значение.


Незнакомец

Воланд — таинственный незнакомец и профессор, который посещает Москву и является инициатором всех событий романа.Его происхождение было не очень ясным. На Патриарших прудах Иван Бездомный впервые предположил, что он немец года выпуска. Но он мог иметь в виду и незнакомца . В русском языке иностранец обычно именуется словом иностранец [иностранец], но в прошлом также использовалось слово немец [немец]. Это последнее слово означало, помимо , немца, а также иностранца . Итак, когда Иван спрашивает Воланда в первой главе: «Вы немец?» , можно перевести как «ты немец?» а также как «ты иностранец?» Немец [nemets] образовано от глагола неметь [nemet], что означает , чтобы поразить его, .Так что немец — тупой человек в смысле того, кто не говорит по-русски.

Булгаков сознательно хотел представить Воланда «неизвестным» существом. Он хотел избежать того, чтобы читатель сразу понял, что он дьявол. Например, 26 апреля 1939 года к нему в гостях были драматург Алексей Михайлович Файко (1893–1978) и театральные критики Виталий Яковлевич Виленкин (1911–1997) и Павел Александрович Марков (1897–1980).Вечером он прочитал им начало романа. Затем он спросил: «Кто такой Воланд по вашему мнению?» Виленкин сказал, что знает, и написал на записке слово «Сатана». Но такой «квалифицированный слушатель», как Алексей Файко, догадаться не мог сразу, что очень удовлетворило Михаила Булгакова.

Название первой главы гласит: «Никогда не говори с иностранцами» или «Никогда не разговаривай с незнакомцами» . Иностранцы вызвали в Советском Союзе любопытство и подозрение.Потому что они олицетворяли красивый внешний вид и заграничный гламур, но в то же время были риском для шпионажа.

Даже сегодня многие россияне не знают, как отвечать незнакомцам. Даже в мегаполисе Москвы по-прежнему много людей, говорящих только по-русски. Когда к ним подходит иностранец, даже если они просто спрашивают дорогу, они часто отворачиваются. На моей родине, в Бельгии, не исключение, что с вами разговаривают на иностранном языке.Если вы едете в часе езды от моего родного города Левена в любом направлении, вы находитесь за границей. Однако из Москвы нужно ехать за тысячи километров, чтобы встретить людей, не говорящих по-русски, а большинство россиян никогда не бывали за пределами России — или, по крайней мере, за пределами бывшего Советского Союза. Кстати, в России редко встретишь людей с черным цветом кожи. Когда москвич говорит о «черном человеке», он обычно не говорит о человеке с черной кожей, а имеет в виду кого-то с «черными волосами», кого-то с Кавказа.


Прототип

В другом месте на этом веб-сайте вы можете прочитать, что некоторые библейские персонажи из Мастер и Маргарита , такие как Иешуа Ха-Ноцри и Иегуда из Кириата , действительно не соответствуют своим прототипам из канонической христианской доктрины. То же самое в значительной степени относится и к Воланду.

Прототип Воланда — Сатана , дьявол, лидер восставших падших ангелов, которые были сброшены с небес Богом, когда они восстали против него.С тех пор он является повелителем сил тьмы , которые перемещают людей в грех . Он олицетворяет злых , ложных и темную сторону , и, маскируя себя, он может соблазнять и обманывать людей, не будучи узнаваемым.

В Мастер и Маргарита Воланд приобрел совершенно другой образ. Он честен и в чем-то даже благороден и олицетворяет справедливости . Сатана дает ложные обещания, но Воланд делает то, что обещает, и даже больше. Маргарита не только вернула своего хозяина, но и освободила Фриду из ее носового платка. Там, где сатана пытается соблазнить людей на безнравственные поступки, такие как жадность, осуждение, жестокость, взяточничество и тому подобное, Воланд наказывает эти вещи. Но он делает это с определенной добротой к тем, кто не проявляет настоящего гнева. Бенгальский , церемониймейстер Театра эстрады , обезглавлен, но ему выплачивается компенсация, и никто не пострадал в перестрелке с Бегемотом в люстре.Но для ярых идеологов коммунизма он знает меньше благодати, как мог испытать Михаил Берлиоз и барон Мейгель .


Другие отзывы о прототипах

Некоторые видят в Воланде пародию на Иосифа Виссарионовича Сталина (1878-1953). И сходства действительно есть. Подобно тому, как Сталин спас Булгакова, в то время как он безоговорочно устранял других, Воланд спасает хозяина, а он наказывает других. И Сталину запретили посещать русский православный семинар в Тбилиси в 1899 году, точно так же, как сатана, как падший ангел, был изгнан с небес.

В своей книге Эрос невозможного. История психоанализа в России или Эрос Невозможного. История психоанализа в России с 1993 года, русский психолог и философ Александр Эткинд (° 1955), профессор кафедры истории и цивилизации Института Европейского университета во Флоренции, Италия, предполагает, что прототип Воланда это был бы Уильям Кристиан Буллит младший (1891-1967), американский посол в Советском Союзе с 1933 по 1936 год, который прославился приемами, которые он проводил в Спасо-Хаусе , своей резиденции в Москве. и которая вдохновила Булгакова на описание бала Воланда в Мастер и Маргарита .Странно, что Эткинд поддерживает свой тезис, например, ссылаясь на кажущееся физическое сходство между Воландом и Буллитом: «Буллит тоже был лыс …», писал он, или «Буллит тоже был лысым». Но в Мастер и Маргарита, Воланд вовсе не был лысым, он был «Брюнет» или «темноволосый». Поэтому мне интересно, может ли тот, кто плохо читает то, что на самом деле написано, сформулировать надежные выводы о том, что не написано.

Своевольный украинский полемист Альфред Николаевич Барков (1941-2004) утверждал, что Владимир Ильич Ленин (1870-1924) был прототипом Воланда.Тогда мастером будет русский автор Максим Горький (1868-1936). А Маргариту вдохновила бы Мария Федоровна Юрковская (1868–1953), актриса МХАТ , , известная под псевдонимом Мария Андреева . Она была любовницей Горького. По словам Баркова, Маргарита была бы проституткой, посланной к хозяину Воландом — как олицетворение Владимира Ленина .

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.