Толкование на ветхий завет лопухина: Толковая Библия Ветхого и Нового Завета — профессор Александр Павлович Лопухин

Содержание

Толковая Библия Ветхого и Нового Завета — профессор Александр Павлович Лопухин

Толковая Библия Ветхого Завета

Толковая Библия Нового Завета

Аудио

 
 

«Толковая Библия» (толкование Библии), вышла в свет под редакцией проф. Александра Павловича Лопухина (1852–1904). Первое двенадцатитомное издание выходило в С. Петербурге, с 1904 по 1913 год, в виде бесплатного приложения к журналу «Странник». Ежегодно печаталось по одному тому, а в 1912 и 1913 годах – по два тома.

О начале издания «Толковой Библии» было объявлено в октябрьском номере «Странника» за 1903 год. В аннотации предстоящего издания, в частности, говорилось, что приступая к этому изданию, редакция полагает, что она идет навстречу самой настойчивой и насущной потребности нашего духовенства и всего общества. С каждым годом Библия все более распространяется и в обществе, и в духовенстве, и недалеко то время, когда она сделается настольной книгой во всяком благочестивом доме. Дать пастырям Церкви, как и всем вообще любителям чтения Слова Божия, пособие к правильному разумению Библии, оправданию и защите истины от искажения ее лжеучителями, а также и руководство к уразумению многих неясных в ней мест – вот цель настоящего издания».

«Толковая Библия», таким образом, отнюдь не представляет собой строго научного издания, ибо на первый план в ней выходит стремление авторов к духовному назиданию читателей, а также стремление подкрепить достоверность Библии ссылкой на данные положительной науки. Соотношение научного и духовно-образовательного подхода, а также уровень комментариев разнятся от книги к книге, ибо в написании их участвовало большое количество разных по своему научному уровню и видению проблемы авторов.

Работа над Толковой Библией начиналась под редакцией профессора богословия Александра Павловича Лопухина. Но, к несчастью, Александр Павлович скончался в рассвете творческих сил в августе 1904 года и работу над этим уникальным изданием продолжили его преемники.

Последний том успел выйти менее чем за год до первой мировой войны.

Смерть ученого, к счастью, не привела к прекращению его главных издательских проектов. Продолженное преемниками А.П. Лопухина издание «Толковой Библии» завершилось в 1913 году. В течение десяти лет было издано двенадцать томов, последовательно предлагавших читателю комментарии и толкование библейских текстов на все книги Ветхого и Нового Завета.

Сам Александр Павлович Лопухин успел подготовить лишь комментарий на Пятикнижие Моисеево, составивший первый том «Толковой Библии». Начиная с исторических книг Ветхого Завета Библии (книги Иисуса Навина, Судей, Руфь, книги Царств) работу взяли на себя выдающиеся русские библеисты профессор Киевской Духовной Академии священник Александр Александрович Глаголев, профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии Федор Герасимович Елеонский, профессор Казанской Духовной Академии Василий Иванович Протопопов, профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии Иван Гаврилович Троицкий, профессор архимандрит (впоследствии епископ) Иосиф, магистр богословия священник Александр Васильевич Петровский, профессор Киевской Духовной Академии Владимир Петрович Рыбинский, профессор Василий Никанорович Мышцын, профессор Московской Академии Александр Иванович Покровский, профессор Киевской Духовной Академии Михаил Николаевич Скабалланович, преподаватель Московской Духовной Семинарии Николай Петрович Розанов, преподаватель Санкт-Петербургской Семинарии Павел Смарагдович Тычинин, священник Дмитрий Рождественский, Н.

Аболенский, священник Михаил Фивейский, К.Н. Фаминский, протоиерей Николай Орлов.

«Азбука веры» выражает признательность издательству «Даръ» за предоставленный текст толкования «Нового Завета». Приступая в 2005 году к переизданию данного классического труда Толковой Библии Лопухина, издательство стремилось предложить его читателю в новом, более удобном и исправленном виде. С этой целью комментарии на то или иное место Священного Писания следуют непосредственно за библейским текстом (в оригинале они размещены в нижней части страницы мелким, неудобочитаемым шрифтом). Стремясь сохранить во всей неповторимости текст оригинала, редакторы устранили лишь очевидные огрехи и опечатки, в большом количестве встречающиеся в оригинальном издании и воспроизведенные в стокгольмском издании 1988 г. Была проведена сплошная правка греческих и латинских слов и выражений, в большом количестве встречающихся в тексте комментариев, так как в них, к сожалению, число ошибок изначально превышало всякую допустимую меру.

В то же время в новом издании было решено отказаться от приведения древнееврейских слов в их оригинальном написании и использовать кириллическую транскрипцию, по возможности точно передающую звучание слов древнееврейского языка.

Более того, была предпринята попытка выверить многочисленные (около 50000) ссылки на различные места Священного Писания, встречающиеся по ходу комментария, и исправить неточности первого издания Толковой Библии Лопухина (количество которых оказалось весьма значительным).

Таким образом, толкование Библии Лопухина в новом издании является одним из лучших на сегодняшний момент.

Толковая Библия Лопухина — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Толко́вая Би́блия Лопухина́ (рус. дореф. Толковая Библія или комментарій на всѣ книги Св. Писанія Ветхаго и Новаго Завѣта подъ редакціей А. П. Лопухина) — популярный библейский комментарий, издававшийся в 1904—1913 сначала под редакцией А. П. Лопухина (только Пятикнижие Моисеево), а, после его смерти, преемниками в виде приложения к журналу «Странник» (в составе «Общедоступной богословской библиотеки»)[1].

Описание

Подготовка и издание в 1876 полного перевода Библии на русский язык поставило перед отечественными библеистами новую задачу — снабдить указанный текст популярными научными и богословскими комментариями, дабы «дать пастырям церкви, как и всем вообще любителям чтения Слова Божия, пособие к правильному разумению Библии, оправданию и защите истины от искажения её лжеучителями, а также и руководство к уразумению многих неясных в ней мест…»

[2]. В 1903 за эту задачу берётся выдающийся российский библеист, профессор богословия Александр Павлович Лопухин, которому удаётся не только собрать высокопрофессиональный редакторский коллектив (профессора A. A. Глаголев, Ф. Г. Елеонский, И. Г. Троицкий, архимандрит (затем епископ) Иосиф (Петровых), А. И. Покровский и мн. другие), но и так заразить их своей идеей, что издание не прекращалось в течение 9 лет после смерти организатора и успешно завершилось в 1913.

Редактор и его преемники видят в издании прежде всего просветительскую роль, поэтому намеренно отказываются как от исключительно богословского, так и исключительно научного комментария, пытаясь синтезировать толкования св. отцов с современными (на момент издания) данными библейской науки. Этот новаторский метод является секретом долгожительства «Толковой Библии»: «в отличие от большинства трудов по библеистике, ежегодно теряющих свою актуальность в свете новых открытий учёных, святоотеческий „костяк“ лопухинского текста не может устареть по определению»

[3]. Несмотря на то, что труд рассчитан на широкие круги читателей, его общедоступность нисколько не снижает высокого научно-богословского уровня[4].

В 1988 в Стокгольме вышло второе, репринтное, издание «Толковой Библии» Лопухина, приуроченное к празднованию тысячелетия крещения Руси. Данное толкование Библии ставило своей целью вновь познакомить широкую читательскую аудиторию Советского Союза с вершинным достижением отечественной библейско-исторической науки предреволюционного времени. Издатели не ставили своей целью вносить какие бы то ни было изменения в текст комментариев, ограничившись изменением формата издания — так, все двенадцать томов оригинального издания были за счёт применения особо тонкой бумаги помещены в трёх томах с сохранением старой пагинации.

Вспоминает основатель Института перевода Библии, доктор Борислав Арапович:

Летом 1987 года Институт обратился с письмом к Русской Православной Церкви, предложив ей 150 тысяч комплектов репринтной Толковой Библии в подарок от народов Северной Европы к празднованию 1000-летия христианства на Руси… Печать и транспортировка такого тиража в одиночку была Институту не под силу — на это требовалось приблизительно 20 млн шведских крон и поэтому мы обратились к Библейским Обществам стран Северной Европы — Дании, Исландии, Норвегии, Швеции, Фарерских островов и Финляндии, которые организовали сбор денег в своих странах. Кроме того, датское правительство добавило 3,5 млн датских крон, норвежский парламент выделил 3 млн норвежских крон, а парламент Фарерских островов — 150 тыс. датских крон. Институт организовал печать и транспортировку книг в Москву, а также вступил в официальные контакты с Русской Православной Церковью, которая передала часть дара другим церквям и разным научным организациям в Советском Союзе.

Так Библия в этом даре объединила народы Северной Европы и содействовала укреплению их дружбы с восточными соседями.

После распада СССР Толковая Библия Лопухина неоднократно переиздавалась в России и Белоруссии. На разговорном уровне за Толковой Библией прочно закрепилось название «лопухинской». Впрочем, имя Александра Павловича было сохранено и на титульных листах книг, вышедших в свет после его смерти, — во всех одиннадцати томах присутствует надпись: «Издание преемников А. П. Лопухина»

[5].

Примечания

  1. Мень А. прот. Толковые Библии // Библиологический словарь. — 2002. — Т. 3. — С. 249.
  2. ↑ «Странник». — 1903. — октябрь. — С. 345.
  3. Коскелло А. Борец за народную Библию // Вода живая. — 2014. — № 9.
  4. Мень А. прот. К истории русской православной библеистики // Богословские труды. — 1987. — № 28. — С. 282.
  5. Зверев Н. Жизнь и труды профессора СПбДА Александра Павловича Лопухина // Христианское чтение.  — 2006. — № 26. — С. 158.

Издание

Издание А. П. Лопухина и его преемников  — в 11 томах с доп. (1904—1913):

  • 1-й том (1904) — Пятикнижие Моисеево.
  • 2-й том (1905) — Книги Иисуса Навина, Судей, Руфь и Царств.
  • 3-й том (1906) — Книги Паралипоменон, Ездры, Неемии, Товита, Иудифь и Есфирь.
  • 4-й том (1907) — Книги Иова, Псалтырь и Книга притчей Соломоновых.
  • 5-й том (1908) — Книги Екклесиаста, Песни песней, Премудрости Соломона, Иисуса сына Сирахова и Пророка Исаии.
  • 6-й том (1909) — Книги Прор. Иеремии, Плач Иеремии, Послание Иеремии, Прор. Иезекииля и Прор. Варуха.
  • 7-й том (1910) — Книги Прор. Даниила, Осии, Иоиля, Амоса, Авдия, Ионы, Михея, Наума, Аввакума, Софонии, Аггея, Захарии, и Малахии.
  • 7-й том А (1913) — Книги Маккавейския и Третья книга Ездры.
  • 8-й том (1911) — Евангелие от Матфея.
  • 9-й том (1912) — Евангелия от Марка, Луки и Иоанна.
  • 10-й том (1913) — Деяния Св.
    Апостолов, Соборныя Послания Иакова, Петра, Иоанна, Иуды и Послание Ап. Павла к Римлянам.
  • 11-й том (1913) — Послания Ап. Павла: к Коринфянам, Галатам, Ефесянам, Филиппийцам, Колоссянам, Фессалоникийцам, Тимофею, Титу, Филимону и к Евреям и Откровение св. Иоанна Богослова.

Литература

  • Толковая Библия Лопухина // Журнал Московской Патриархии. — 1989. — № 9. — С.45—47.
  • Кузьмин С. иеромон. Научные и богословские достоинства «Толковой Библии» А. П. Лопухина // Переводы Библии и их значение в развитии духовной культуры славян: Материалы международной библейской конференции. — СПб. — 1994. — С. 30—33.
  • Дружинина С. В., Николаюк Н. Г. Из опыта работы с «Толковой Библией» А. П. Лопухина // Переводы Библии и их значение в развитии духовной культуры славян: Материалы международной библейской конференции. — СПб. — 1994. — С. 33—35.

Ссылки


Читать онлайн «Толковая Библия Лопухина. ВЕТХИЙ ЗАВЕТ.БЫТИЕ» автора Лопухин Александр — RuLit

Лопухин

Толковая Библия Лопухина. ВЕТХИЙ ЗАВЕТ.БЫТИЕ

Толковая Библия или комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов. Бытие.

Издание исправленное и дополненное, 2003 год

Понятие о Библии.

Со словом “Библия” у нас соединяется представление об одной большой книге, заключающей в себе все Священное Писание как Ветхого, так и Нового Завета. Но, в сущности, это не одна книга, а целый, строго определенный Церковью сборник священных книг, написанных в разное время, в разных местах и с различными целями и принадлежащих или богодухновенным (книги канонические), или только богопросвещенным мужам (книги неканонические).

Такой состав и происхождение Библии открывается уже из истории самого термина – “Библия.” Он взят с греческого языка от слова βίβλος, что значит “книга,” и употреблен во множественной форме τά βιβλία от единств, уменьшительного – τό βιβλίον, означающего “небольшую книгу,” “книжечку.” Следовательно, τά βιβλία буквально означает собой целый ряд или собрание таких небольших книг. Ввиду этого св. Иоанн Златоуст толкует это слово как одно собирательное понятие: “Библия, – говорит он, – это многие книги, которые образуют одну единую”.

Это коллективное обозначение Священного Писания одним собирательным именем несомненно существовало уже и в ветхозаветный период. Так, в своей подлинной греческой форме τά βιβλία встречается в первой Маккавейской книге (1 Мак. 12:9), а соответствующий сему еврейский перевод дан у пророка Даниила (Дан. 9:2), где произведения Священного Писания обозначены термином “Гассефарим” (םירפםה), что значит “книги,” точнее – известные определенные книги, так как сопровождаются определенным членом – “га”.[1]

В период новозаветной истории, по крайней мере на первых его порах, мы еще не находим слова “Библия,” но встречаем целый ряд его синонимов, из которых наиболее употребительны следующие: “Писание” (ή γραφή Лк. 4:21; Ин. 20:9; Деян. 13:32; Гал. 3:22), “Писания” (αί γραφαί – Мф. 21:41; Лк. 24:32; Ин. 5:39; 2 Пет. 3:16), “Святые Писания” (γραφαί άγίαι – Рим. 1:2), “Священные Писания” (τά ίερά γράμματα – 2 Тим. 3:15).

Но уже у мужей апостольских, наряду с только что перечисленными названиями Священных Писаний, начинает встречаться и термин τά βιβλία.[2] Однако во всеобщее употребление он входит только со времени известного собирателя и истолкователя Священного Писания – Оригена (III в.) и особенно святого Иоанна Златоуста (IV в.).

От греческих авторов такое собирательное обозначение Священного Писания перешло и к латинским писателям, причем множественная форма среднего рода τά βιβλία окончательно получила здесь значение единственного числа женского рода bіblіа. Это последнее наименование, в его латинской форме, перешло и к нам в Россию, благодаря, вероятно, тому обстоятельству, что наши первые собиратели славянской Библии стояли, между прочим, и под влиянием латинской Вульгаты.

Главной чертой, отличающей Священные Писания “Библии” от других литературных произведений, сообщающей им высшую силу и непререкаемый авторитет, служит их богодухновенность. Под ней разумеется то сверхъестественное, божественное озарение, которое, не уничтожая и не подавляя естественных сил человека, возводило их к высшему совершенству, предохраняло от ошибок, сообщало откровения, словом – руководило всем ходом их работы, благодаря чему последняя была не простым продуктом человека, а как бы произведением самого Бога. По свидетельству святого Апостола Петра, “никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым” (2 Пет. 1:21). У Апостола Павла встречается даже и самое слово “богодухновенный” и именно в приложении к Священному Писанию, когда он говорит, что “все Писание богодухновенно” (ΰεόπνευστος: 2 Тим. 3:16). Все это прекрасно раскрыто и у отцов Церкви. Так, святой Иоанн Златоуст говорит, что “все Писания написаны не рабами, а Господом всех – Богом;” а по словам святого Григория Великого “языком святых пророков и апостолов говорит нам Господь.”

Но эта “богодухновенность” Священных Писаний и их авторов не простиралась до уничтожения их личных, природных особенностей: вот почему в содержании священных книг, в особенности в их изложении, стиле, языке, характере образов и выражений мы наблюдаем значительные различия между отдельными книгами Священного Писания, зависящие от индивидуальных, психологических и своеобразных литературах особенностей их авторов.

Другим весьма важным признаком священных книг Библии, обусловливающим собой различную степень их авторитетности, является канонический характер одних книг и неканонический других. Чтобы выяснить себе происхождение этого различия, необходимо коснуться самой истории образования Библии. Мы уже имели случай заметить, что в состав Библии вошли священные книги, написанные в различные эпохи и разнообразными авторами. К этому нужно теперь добавить, что наряду с подлинными, богодухновенными книгами появились в разные эпохи и не подлинные, или не богодухновенные книги, которым, однако, их авторы старались придать внешний вид подлинных и богодухновенных. Особенно много подобных сочинений появилось в первые века христианства, на почве евионитства и гностицизма, вроде “первоевангелия Иакова,” “евангелия Фомы,” “апокалипсиса Апостола Петра,” “апокалипсиса Павла” и др. Необходим, следовательно, был авторитетный голос, который ясно бы определял, какие из этих книг, действительно, истинны и богодухновенны, какие только назидательны и полезны (не будучи в то же время богодухновенными) и какие прямо вредны и подложны. Такое руководство и дано было всем верующим самой Христовой Церковью – этим столпом и утверждением истины – в ее умении о так называемом каноне.

📖 Я ЛЮБЛЮ ЧИТАТЬ ッ

«Толковая Библия» (толкование Библии), вышла в свет под редакцией проф. Александра Павловича Лопухина (1852—1904). Первое двенадцатитомное издание выходило в С. Петербурге, с 1904 по 1913 год, в виде бесплатного приложения к журналу «Странник». Ежегодно печаталось по одному тому, а в 1912 и 1913 годах – по два тома.
   О начале издания «Толковой Библии» было объявлено в октябрьском номере «Странника» за 1903 год. В аннотации предстоящего издания, в частности, говорилось, что приступая к этому изданию, редакция полагает, что она идет навстречу самой настойчивой и насущной потребности нашего духовенства и всего общества. С каждым годом Библия все более распространяется и в обществе, и в духовенстве, и недалеко то время, когда она сделается настольной книгой во всяком благочестивом доме. Дать пастырям Церкви, как и всем вообще любителям чтения Слова Божия, пособие к правильному разумению Библии, оправданию и защите истины от искажения ее лжеучителями, а также и руководство к уразумению многих неясных в ней мест — вот цель настоящего издания».
   «Толковая Библия», таким образом, отнюдь не представляет собой строго научного издания, ибо на первый план в ней выходит стремление авторов к духовному назиданию читателей, а также стремление подкрепить достоверность Библии ссылкой на данные положительной науки. Соотношение научного и духовно-образовательного подхода, а также уровень комментариев разнятся от книги к книге, ибо в написании их участвовало большое количество разных по своему научному уровню и видению проблемы авторов.
   Работа над Толковой Библией начиналась под редакцией профессора богословия Александра Павловича Лопухина. Но, к несчастью, Александр Павлович скончался в рассвете творческих сил в августе 1904 года и работу над этим уникальным изданием продолжили его преемники. Последний том успел выйти менее чем за год до первой мировой войны.
   Смерть ученого, к счастью, не привела к прекращению его главных издательских проектов. Продолженное преемниками А.П. Лопухина издание «Толковой Библии» завершилось в 1913 году. В течение десяти лет было издано двенадцать томов, последовательно предлагавших читателю комментарии и толкование библейских текстов на все книги Ветхого и Нового Завета.
   Сам Александр Павлович Лопухин успел подготовить лишь комментарий на Пятикнижие Моисеево, составивший первый том «Толковой Библии». Начиная с исторических книг Ветхого Завета Библии (книги Иисуса Навина, Судей, Руфь, книги Царств) работу взяли на себя выдающиеся русские библеисты профессор Киевской Духовной Академии священник Александр Александрович Глаголев, профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии Федор Герасимович Елеонский, профессор Казанской Духовной Академии Василий Иванович Протопопов, профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии Иван Гаврилович Троицкий, профессор архимандрит (впоследствии епископ) Иосиф, магистр богословия священник Александр Васильевич Петровский, профессор Киевской Духовной Академии Владимир Петрович Рыбинский, профессор Василий Никанорович Мышцын, профессор Московской Академии Александр Иванович Покровский, профессор Киевской Духовной Академии Михаил Николаевич Скабалланович, преподаватель Московской Духовной Семинарии Николай Петрович Розанов, преподаватель Санкт-Петербургской Семинарии Павел Смарагдович Тычинин, священник Дмитрий Рождественский, Н. Аболенский, священник Михаил Фивейский, К.Н. Фаминский, протоиерей Николай Орлов.
   «Азбука веры» выражает признательность издательству «Даръ» за предоставленный текст толкования «Нового Завета». Приступая в 2005 году к переизданию данного классического труда Толковой Библии Лопухина, издательство стремилось предложить его читателю в новом, более удобном и исправленном виде. С этой целью комментарии на то или иное место Священного Писания следуют непосредственно за библейским текстом (в оригинале они размещены в нижней части страницы мелким, неудобочитаемым шрифтом). Стремясь сохранить во всей неповторимости текст оригинала, редакторы устранили лишь очевидные огрехи и опечатки, в большом количестве встречающиеся в оригинальном издании и воспроизведенные в стокгольмском издании 1988 г. Была проведена сплошная правка греческих и латинских слов и выражений, в большом количестве встречающихся в тексте комментариев, так как в них, к сожалению, число ошибок изначально превышало всякую допустимую меру. В то же время в новом издании было решено отказаться от приведения древнееврейских слов в их оригинальном написании и использовать кириллическую транскрипцию, по возможности точно передающую звучание слов древнееврейского языка.
   Более того, была предпринята попытка выверить многочисленные (около 50000) ссылки на различные места Священного Писания, встречающиеся по ходу комментария, и исправить неточности первого издания Толковой Библии Лопухина (количество которых оказалось весьма значительным).
   Таким образом, толкование Библии Лопухина в новом издании является одним из лучших на сегодняшний момент.

azbyka.ru/otechnik/Biblia/tolkovaja_biblia/

ЛОПУХИН АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ — Древо

Александр Павлович Лопухин
Александр Павлович Лопухин (1852 — 1904), профессор кафедры древней истории, Санкт-Петербургской духовной академии, переводчик, библеист, богослов, исследователь и толкователь Священного Писания

Родился 10 октября 1852 года в семье священника Саратовской епархии.

В 1878 году окончил Санкт-Петербургскую духовную академию и как знаток английского языка был направлен псаломщиком для служения в русской посольской церкви в Нью-Йорке. Вскоре после отъезда в «Церковном вестнике» были напечатаны «Путевые заметки русского псаломщика». В Америке Александр Павлович сотрудничал в американском журнале «The Oriental Church Magazine», издававшемся при церкви.

Через два года он вернулся на родину. По возвращении Александр Павлович издал «Жизнь за океаном: очерки религиозной, общественно-экономической и политической жизни в США», «Религия в Америке», «Римский католицизм в Америке: исследование о современном состоянии и причинах быстрого роста Римско-Католической Церкви в Соединенных Штатах Америки». Это сочинение было представлено им на соискание степени магистра богословия.

В 1883 году Александр Павлович занял кафедру сравнительного богословия в Санкт-Петербургской духовной академии, а в 1885 году, после выхода в отставку профессора А. И. Предтеченского, перешел на кафедру древней истории, которую занимал до конца жизни.

В 1886-1887 годах он издал и напечатал перевод произведений бывшего капеллана королевы Виктории Фаррара «Жизнь Иисуса Христа», «Жизнь и труды св. Апостола Павла». В переводе Лопухина были изданы также труды Фомы Кемпийского, Г. Ульгорна и других. По отзыву современника, «в свои переводы, всегда высоколитературные, Лопухин вносил освещение событий с точки зрения православного богослова». Им был издан перевод полного собрания Творений святого Иоанна Златоуста, первые шесть томов этого издания вышли под его редакцией.

С 1886 года, в течение шестнадцати лет, Александр Павлович вел в «Церковном вестнике» отдел заграничной летописи, а в 1892 году он был избран редактором «Христианского чтения», а затем и редактором «Церковного вестника». В должности редактора этих академических журналов он проработал десять лет. С 1893 года Александр Павлович состоял редактором и издателем журнала «Странник». За годы работы его редактором существенно возросло число публикаций по Священному Писанию, общей церковной истории, литургике, церковной археологии, догматическому и нравственному богословию. А.П. Лопухин начал также издавать бесплатные приложения к журналу, которые рассылались подписчикам в качестве премий и сами по себе представляли научную ценность: «Жизнь и труды святых Отцев и Учителей Церкви», четырехтомный труд придворного протоиерея И.В. Толмачева «Православное Собеседовательное Богословие», «История Христианской Церкви в XIX веке», «Симфония на Ветхий и Новый Завет», «Православная Богословская энциклопедия, или Богословский энциклопедический словарь». В качестве приложения Александр Павлович начал издавать «Толковую Библию, или Комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета». В первом издании Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона Александр Павлович вел библейский и церковно-исторический разделы. С 1902 года он предпринял издание богословско-апологетических трактатов под общим заглавием «Христианство, наука и неверие на заре XX века». При его жизни подписчики получили критическое изложение лекций профессора А. Гарнака «О сущности христианства», апологетический трактат «Воскресение Христово как величайшее и достовернейшее из чудес». В дальнейшем работа над этими изданиями была продолжена его преемниками.

Благодаря такой обширной и разнообразной деятельности Александр Павлович Лопухин приобрел известность не только в России, но и за границей. Издания, на которых стояло его имя, пользовались доверием среди читателей. Главным трудом А.П. Лопухина по праву считается «Библейская история при свете новейших исследований и открытий». «По нашему глубокому убеждению, Библейская история может стать неисчерпаемым источником нравственного и высшего исторического воспитания для всякого более или менее способного к серьезной умственной жизни человека, – писал Александр Павлович в предисловии. – Всякая история есть воспитательница ума и сердца и учительница мудрости, но Библейская история в этом отношении стоит выше всех других историй, потому что предмет ее – центральные пункты духовной жизни человечества, и в ней раскрываются глубочайшие законы всемирно-исторического развития».

Усиленные занятия подорвали здоровье ученого. Александр Павлович Лопухин скончался 22 августа 1904 года и был погребен на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры. В надгробном слове ректор Академии епископ Сергий (Страгородский) сказал: «Его всегда будут вспоминать подписчики его журналов, бесчисленные читатели его литературных произведений, его книг, статей, наконец, его переводов, то есть все те, кого он, благодаря своему таланту изложения и знанию языков, сделал участниками или хотя бы созерцателями духовной, умственной жизни христианских народов»

Сочинения

  • Апостол Павел в центрах классического мира // Христиан, чтение. – 1896. – Ч. 2.
  • Библейская история Ветхого Завета: В 2 т. – Репр. изд. – Сергиев Посад: Свято-Троиц. Сергиева Лавра, 1998.
  • Библейская история Ветхого Завета. Первое заграничное издание. – М., 1990. – 402 с. – На тит. л.: Репр. воспроизведение изд. 1887 г.: Монреаль, 1986.
  • Библейская история Ветхого Завета: Руководство для школ и самообразования. – 2-е изд., испр., со снимками древних памятников. – СПб., 1896. – XII, 454 с: ил.
  • Библейская история при свете новейших исследований и открытий: Ветхий Завет: В 2 т. – СПб.: Тузов, 1889–1890.
    • Т. 1: От сотворения мира до пророка Самуила. – 1889. – XXXII, 1000 с.
    • Т. 2: От пророка Самуила до Рождества Христова. – 1890. – XXXVIII, 1042 с: ил.
  • Библейская история при свете новейших исследований и открытий: Ветхий Завет: В 5 т. – СПб.: Тип. Трея, 1913–1915. – Беспл. прил. кжур. «Странник».– 1913–1915. – Т. 2–5: Тип. «Грамотность».
    • Т. 1. – 1913. – III, 337 с, 3 л. ил. Т. 2. – 1914.-IV, 460 с: ил. Т. 3. – 1915. –364 с: ил. Т. 4. – 1915. – XII, 416 с: ил. Т. 5. – 1915. – XII, 354 с.
  • Библейская история при свете новейших исследований и открытий: Новый Завет: В 1 т. – СПб.: Тузова, 1895. – XXXII, 1184 с, 1 л. карт.: ил.
  • Библия и Вавилон. – СПб., 1904.
  • Библия и естествознание. – СПб.: Тип. Деп. уделов, 1877. – 9 с. – Из: Церков. вестник. – № 26.
  • Библия и научные открытия на памятниках Древнего Египта: (Библейско-исторические очерки). – СПб.: Тип. Добродеева, 1885. – 151 с.
  • Библия и новейшие открытия в области иероглифических надписей на памятниках Древнего Египта. – СПб.: Тип. Елеонского, Ценз. 1878. – 24 с.
  • Брак и соединенные с ним отношения по законам Моисея. – СПб., 1879. – 30 с. – Отт. из: Христиан, чтение. – 1879. – Янв.
  • Вавилонский царь правды Аммураби и его новооткрытое законодательство в сопоставлении с законодательством Моисеевым. – Пг.: Тип. Сойкина, 1904. – 53 с. – Отт. из: Странник.
  • Ветхозаветные пророки: Библейско-историческая характеристика // Христиан, чтение. – 1876. – Май – июнь.
  • Внешние отличия духовенства в первые века христианства. – СПб.: Тип. Деп. уделов, 1879. – 12 с.
  • Голос истории против отрицательной критики // Христиан, чтение. – 1895. – Ч. 2.
  • Государственное управление по законам Моисея // Христиан, чтение. – 1879. – Май – июнь.
  • Два слова в защиту Библейской истории при свете новейших исследований и открытий: Вынужденная отповедь двум критикам. – СПб.: Тип. Стасюлевича, 1894. – 19 с.
  • День в Ливадии: Из воспоминаний о поездке в Ливадию к месту кончины в Бозе почившего царя-миротворца. – СПб., 1897. – 30 с.
  • Древняя гражданская история: Конспект лекций, читанных студентам С.-Петербургской Духовной Академии. – СПб.: Лит. Богданова, 1896. – 95 с.То же. – СПб.: Лит. Фомина, 1899. – 94 с.
  • Жизнь за океаном: Очерки религиозно-общественной, экономической и политической жизни в США. – СПб.: Тип. Добродеева, 1882.-XII, 401 с.
  • Законодательство Моисея: Исследование о семейных, социально-экономических и государственных законах Моисея, с приложением трактата: Суд над Иисусом Христом, рассматриваемый с юридической точки зрения. – СПб.: Тип. Елеонского, 1882. – VI, 313 с.
  • Заокеанский Запад в религиозно-нравственном отношении: Публичные лекции, читанные Великим постом 1886 г. в Обществе распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви, в пользу недостаточных студентов С.-Петербургской Духовной Академии и воспитанников С.-Петербургской Духовной семинарии. – СПб.: Тип. Елеонского, 1886 (обл. 1887). – 84 с.
  • Земля и собственность по законам Моисея // Христиан, чтение.– 1881. -Ч. 1.
  • Идея Промысла Божия в истории, преимущественно по воззрению блаженного Августина и Боссюэта: Речь, читанная на торжественном акте С.-Петербургской Духовной Академии 4 февр. 1892 г. – СПб.: Тип. Катанского, 1892. – 87 с. То же. – 2-е изд. – СПб.: Типо-лит. Лопухина, 1898. – 126 с.
  • Из поездки в Червонную Русь и по ее окрестностям: Путевые впечатления во время проезда чрез Галицию летом 1895 года. – СПб.: Типо-лит. Пухира, 1897. – Извлеч. из: Церков. вестник. – 1896.
  • Ироды, их династия, ее представители и их судьба. – СПб.: Тип. Лопухина, 1900.
  • Конспект лекций по древней гражданской истории, читанных студентам 2-го курса С.-Петербургской Духовной Академии… в 1889–1890 учеб. году. – СПб.: Лит. Гробовой, Ценз. 1890. – 24 с.
  • История Ассиро-Вавилонии. -СПб.: Лит. Богданова, 1892. – 22 с.
  • Конспект лекций по древней гражданской истории, читанных студентам С.-Петербургской Духовной Академии в 1894– 1895 годах. – СПб.: Лит. Богданова, 1895. – 107 с. – На 1-й с: Обзор важнейших школ или направлений в современной историографии.
  • Конспект лекций по философии истории, читанных студентам 1-го курса… в 1890–1891 учеб. году. – СПб.: Лит. Богданова, 1891. –28 с …. в 1891–1892 учеб. году. – 1892. – 25 с. … в 1892–1893 учеб. году. – 1893. – 16 с. … в 1893–1894 учеб. году. – 1894. –21 с.
  • Кризис в отрицательной школе: К вопросу об исторической достоверности Книги Деяний Апостольских // Христиан, чтение. – 1896. – Ч. 2.
  • Лекции по философии истории, читанные в 1900– 1901 году студентам С. -Петербургской Духовной Академии. – СПб., 1901. –86 с.
  • На берегах Рейна: Из путевых заметок и впечатлений одного из участников 5-го Международного старокатолического конгресса в Бонне (5 июля – 26 авг. 1902 г.). – Пг.: Тип. Лопухина, 1902. – 66 с.
  • Настоящее и будущее Православия в Америке: Лекция. читанная в торжественном собрании Братства Пресвятой Богородицы 9 февр. 1897. – СПб.: Типо-лит. Пухира. – Извлеч. из: Церков. вестник. – 1897. – № 9–11, 13, 14.
  • Незаписанные в Евангелии изречения Христа Спасителя и новооткрытые изречения Его: С фотоснимком с новооткрытого памятника древней письменности. – СПб.: Типо-лит. Лопухина, 1897.–20 с. То же. – 2-е изд., испр. и доп. – СПб.: Тип. Лопухина, 1898. – 31 с: ил. – Библиогр. в конце кн.
  • Новое поприще для миссии Святой Православной Церкви: Несториане или сирохалдейцы, их происхождение, история, теперешнее состояние и стремление к Православию: Чтение на торжественном собрании С.-Петербургского Братства Пресвятой Богородицы 2 февр. 1898 г. – СПб.: Тип. Лопухина, 1898.
  • Обращение св. Апостола Павла // Христиан, чтение. – 1880.– 4.2.
  • Отзыв о труде Ф. Вигуру «Библейский словарь. Вып. 1–12» // Христиан, чтение. – 1893. – Ч. 1.
  • Памяти Афанасия Федоровича Бычкова. – СПб.: Тип. Лопухина, 1899. – 13 с. – Извлеч. из: Церков. вестник. – 1899. – № 14.
  • Памяти историка С.-Петербургской Духовной Академии И.А. Чистовича: Некролог. – СПб., Ценз. 1893. – 11с. – Извлеч. из: Церков. вестник. – 1893. – № 45.
  • Первобытное человечество, его история, культура и Древность: (По учению Откровения, Быт. 4 и 5 гл. и изысканиям. 1879).
  • Религия в Америке. – СПб.: Тип. Добродеева, 1882. – VIII, 272 с.
  • Речь, произнесенная пред публичной защитой представленной на соискание степени магистра диссертации под заглавием «Римский католицизм в Америке». – СПб.: Тип. Деп. уделов, 1881. – 16 с. – Извлеч. из: Церков. вестник.
  • Римский католицизм в Америке: Исследование о современном состоянии и причинах быстрого роста Римско-Католичес-кой Церкви в Соединенных Штатах Северной Америки. – СПб.: Тип. Добродеева, 1881. – VI, 440 с.
  • Руководство к Библейской истории Ветхого Завета. – СПб.: Тузов, 1888. – VIII, 431 с.
  • Руководство к Библейской истории Нового Завета. – СПб.: Тузов, 1889. – VII, 464 с.
  • Свобода религиозной совести в Америке: (Очерк отношений Церкви и государства в историческом развитии и современном состоянии в Соединенных Штатах Северной Америки). – М.: Унив. тип., Ценз. 1881. – 84 с.
  • Святой Иоанн Златоуст как проповедник человеколюбия и милостыни // Христиан, чтение. – 1897. – 4.1.
  • Семидесятилетие духовно-академического журнала «Христианское чтение» (1821–1895). – СПб., 1896. – 30 с. – Извлеч. из: Христиан, чтение. – 1896.
  • Сношения американской Епископальной Церкви с Православным Востоком по вопросу о соединении Церквей // Христиан, чтение. – 1882. – Ч. 2; 1883. – Ч. 3.
  • Современный Запад в религиозно-нравственном отношении: (Публичные лекции, читанные Великим постом 1885 и 1886 гг. в Обществе распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви в пользу недостаточных студентов С.-Петербургской Духовной Академии. – СПб.: Тип. Елеон-ского. Ценз. 1885. – 79 с.
  • Столетие Православной миссии в Северной Америк. 1794–1894 гг.: Исторический очерк ее деятельности в памяти столетнего юбилея, 25 сент. 1894 г. – СПб.: Тип. Катанского 1894 (обл. 1885]. – 33 с. – Извлеч. из: Христиан, чтение. – 1894.
  • Церковно-религиозная жизнь и богословская мысль в России по запискам Пальмера. – СПб.: Тип. Елеонского, Ценз. 1883. – 97 с. – Из: «Странник».
  • Экзаменационный конспект по древней общей гражданской истории. – СПб.: Лит. Богданова, 1896–1900. … на 1895–1896 учеб. год. – 1896. – 15 с. … на 1897–1898 учеб. год. – 1899. – 15 с. … на 1899–1900 учеб. год. – 1900. – 16 с.

Переводы, издание, редакция

  • Апостолическая конституция папы Льва XIII о поддержании и утверждении обрядности и дисциплины Восточных Церквей: Полный текст в рус. пер. с критическими замечаниями. – СПб.: Печатня Яковлева, 1895. – 2, 19 с.
  • История Христианской Церкви в XIX веке: С иллюстрациями, представляющими портреты знаменитейших деятелей и изображения важнейших событий XIX в.: В 2 т. / Изд. – Пг., 1900– 1901. – Беспл. прил. к журн. «Странник».
    • Т. 1: Инословный христианский Запад. – Пг., 1900. – VI, 588 с.: ил.
    • Т. 2: Православный христианский Восток. – Пг.: Тип. Лопухина, 1901. -VI, 758 с: ил.
  • Православная Богословская энциклопедия, или Богословский энциклопедический словарь, содержащий в себе необходимые для каждого сведения по всем важнейшим предметам богословского знания в алфавитном порядке / Изд. под ред. проф. А.П. Лопухина и др. – Пг., 1900–1911. – Т. 1–11 (А – Константинополь). – Изд. не завершено.
  • Размышления о жизни, страданиях и Воскресении Господа нашего Иисуса Христа. Новооткрытое сочинение Фомы Кемпийского / Пер. с лат. подлинника. – СПб., 1900.
  • Симфония на Ветхий и Новый Завет: Обстоятельный в алфавитном порядке свод слов и текстов канонических книг Библии по тексту русского перевода, изданного с благословения Св. Синода / Изд. – СПб.: Тип. Лопухина, 1900. – 1616 с. То же. – [Репр. изд.) – СПб., 1994.
  • Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского, в русском переводе: В 12 т. – СПб.: Тип. Лопухина, 1896–1906.
  • Толковая Библия, или Комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета: Т. 1–12 / Под ред. А.П. Лопухина. – СПб.: Печ. граф. ин-та Лукшевич, 1904–1913 (Общедоступная богословская б-ка). – Беспл. прил. к жури. «Странник». – 1904–1913. То же. – 2-е изд. – [Репр. изд.] – Стокгольм: Институт перевода Библии, 1987. – На тит. л. вых. дан. ориг.: Петербург, 1904– 1913.
  • Фаррар Фредерик Вильям. Жизнь Иисуса Христа: Ч. 1–2 / Новый пер. с 30-го англ. изд. – СПб.: Тузов, 1885. -XXXIV, 682 с. – Библиогр.: С. 680–682. То же. – 2-е изд. вновь просмотр., и испр. ил.: С прил. карты Палестины. – XVII, 823 с, 1 л. карт.: ил. – Библиогр.: С. 821–828. То же. – 3-е общедоступ. изд. – 1887. – XXXV, 586 с. То же. – 4-е общедоступ. изд.– 1890.-XXXV, 586с, 16л. ил.То же. – 5-е изд.: С прил. карты Палестины. – 1890. – Библиогр. в конце 2-го т. То же. – 6-е общедоступ. изд. – 1893. – XXXV, 586 с, 16 л. ил. То же. – 7-е общедоступ. изд. – 1899.То же. – 8-е изд. – 1900.
  • Фаррар Ф.В. Жизнь и труды св. Апостола Павла / Пер. с 19-гоангл. изд.– Ил. изд.– СПб.:Тузов, 1887.-XXX, 1077 с, 4л. карт.: ил., карт. То же. – 2-е изд. – 1901. -XXXII, 1066 с, 1 л. карт.: ил. То же. – 3-е общедоступ. изд.: В 2 ч. – 1887, 845 с: ил. То же. – 4-е общедоступ. изд. – 1893. – 845 с, ил. То же. – 5-е общедоступ. изд.: Ч. 1–2. – 1911. – 876 с: ил.
  • Фаррар Ф.В. Жизнь и труды святых Отцев и Учителей Церкви: Очерки церковной истории в биографиях / Пер. с англ. – СПб.: Тузов, 1891.-XI, 4, 1036 с. То же. – 2-е изд. – В 2 т. – Пг.: Тип. Лопухина, 1902–1903.
  • Фаррар Ф.В. На заре христианства, или Сцены из времен Нерона: Исторический рассказ / Пер. с англ. с пояснениями и примеч. – СПб.: Тузов, 1893. – XVII, 643 с. То же. – 2-е изд. – 1901.-XXI, 643 с.
  • Фаррар Ф.В. Первые дни христианства: Ч. 1–2 / Пер. с послед, англ. изд. – СПб.: Тузов, 1888. -XXVII, 993 с. То же. – 2-е изд. – 1892. – 995 с.  Тоже. – 3-е изд. – 1915. -XVI, 1008 с. – Библиогр.: с. 824– 978.
  • Христианская благотворительность в Древней Церкви. Соч. Г. Ульгорна / Изд. – СПб., 1900.

Литература

  • Бронзов А. Памяти профессора Лопухина // Странник. – 1905. – № 9.

Использованные материалы

  • «Русские писатели-богословы» Сост. А.С. Чистякова (РГБ), О.В. Курочкина (Новоспасский монастырь). Биобиблиографический указатель. 2-е изд. М.: Пашков дом, 2001.

Направление: толкование ветхозаветного пророчества

Предыдущая | Следующие

июль 1977 г. · Vol. 6 № 3 · с. 38–47

Ответ Делберта Л. Винса 6/3 (1977): 48–49.

Эрвин Пеннер

Объем этой темы настолько огромен, что потребуются строгие ограничения. Поэтому я предлагаю установить основные герменевтические принципы, чтобы облегчить интерпретацию конкретных деталей.

ОБЗОР ОСНОВНЫХ ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИХ ПРИНЦИПОВ, ВАЖНЫХ ДЛЯ ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОЧЕСТВА

Грамматико-историческое толкование

Основой для понимания любого места Писания, включая пророческое, является тщательное грамматико-историческое толкование текста.Необходимо приложить все усилия, чтобы понять, что автор имел в виду своими словами в своем контексте. Если он использует метафорический язык, его следует понимать как метафорический, и мы должны искать значение метафоры. Это значение является буквальным, а не «буквальным», как утверждает Кеван. 1 Применительно к пророчеству вполне уместно сказать, что пророчество исполнится буквально, но это отнюдь не обязательно требует исполнения, которое является «буквальным».«Все зависит от намерения автора на своем языке. Следует добавить, что довольно распространенный принцип толкования пророчеств «буквально, где это возможно», не особенно полезен. «Где возможно» необходимо четко определить, и это можно сделать только последовательно с тщательной грамматико-исторической работой. Также слово «буквальный» здесь означает «буквальный», и это тоже может быть установлено только грамматико-историческим исследованием. Сосредоточение на «буквальном, где это возможно» направляет интерпретатора на слишком узкий герменевтический путь, что может привести к тому, что он упустит истинный смысл автора.Например, утверждение, что Израиль всегда означает физический Израиль и никогда не означает, что Церковь не может быть подтверждено изучением Нового Завета (ср. Рим. 4, 9-11; Гал. 3, 5:16). Намного лучший подход — подчеркнуть нормальное значение слов в их грамматико-историческом контексте. Хотя это не обязательно проще, это дает более широкий и полезный фокус интерпретации. {39}

Богословская экзегеза

Богословское толкование не должно толковаться как означающее, что мы принимаем библейский текст в соответствии с нашими теологическими или пророческими предпосылками. Скорее это означает, как говорит Брайт,

. . . толкование текста в богословской глубине, толкование, которое не ограничивается только выявлением точного словесного значения текста, но раскрывает теологию, которая информирует текст. 2

Теологическая экзегезия является основой выполнения экзегетической задачи. Поэтому, когда мы читаем пророческое слово, мы должны стремиться обнаружить теологические убеждения, которые побудили его и придали ему форму.

Более того, Кеван совершенно прав, утверждая, что:

Отрывок из Священного Писания имеет теологическое значение в зависимости от места его проведения; иными словами, его истинное значение как части откровения Бога должно быть обнаружено, если обратить внимание на его позицию в развертывании поступательного самооткровения Бога. 3

В частности, следует отметить, что форма ветхозаветного пророчества будет обусловлена ​​его местом устроения. Толкуя такой отрывок, мы не обязательно должны ожидать исполнения в той же форме. Фактически, вполне естественно ожидать новой формы в новом устроении (то есть в Новом Завете). Таким образом, левитские жертвы (ветхозаветная тень) исполняются во Христе (новозаветная реальность). Форма разная, но богословие, которое сообщает обоим, заместительное искупление грехов, одинаково. Однако этот момент подводит нас к следующему основному герменевтическому принципу.

Толкование Ветхого Завета в Новом Завете

«Бог, после того, как давным-давно говорил с отцами в пророках многими частями и разными способами, в эти последние дни говорил с нами в Своём Сыне» (Евр.1: 1, 2а). Библейская концепция прогрессивного откровения учит нас, что мы должны читать Ветхий Завет (и его пророчества) в прямом направлении, понимая, что ветхозаветное откровение является подготовкой к Новому Завету. Мы также должны прочитать Ветхий Завет в обратном направлении в свете истины Нового Завета, поскольку он дает нам окончательное и исполненное откровение. Следует признать, что «пророчество претерпевает трансмутацию, когда переходит от одного устроения к другому». 4 Это означает, что при толковании пророчества мы должны обращаться к Новому Завету для исполнения, понимая, что форма Царства Божьего теперь изменяется, чтобы никогда не вернуться к старой форме, исполнение будет происходить в измененной форме соразмерно с принципами устроения Нового Завета, не нарушая истины пророчества. 5 Следовательно, никто не может точно понять ветхозаветное пророчество, просто прочитав его и затем обратившись к газете двадцатого века для исполнения. Скорее, мы должны прочитать это через откровение Нового Завета. Мы должны представить {40} более раннее, более неясное откровение в свете более позднего и более ясного откровения Нового Завета. Более того, мы должны признать, что все пророчества останутся по существу расплывчатыми в отношении деталей, пока мы не увидим их исполнение. Фактически, приверженность очень строгому буквализму в деталях может привести нас к тем же заблуждениям в пророческих ожиданиях, которые были у неверующих евреев в отношении Мессии.

Кеван указывает, что повиновение правилу, согласно которому пророчество претерпевает трансмутацию при переходе от одного устроения к другому, ведет к тройному методу толкования.

(1) Если слова пророка применимы только к ветхозаветному устроению и должны исполниться в нем, они, без сомнения, исполнятся буквально в терминах ветхозаветного устроения.

(2) Если пророчества относятся к вещам, которые должны быть реализованы только в эпоху Нового Завета, то долг толкователя будет отделить от них ветхозаветную форму, которая возникла в эпоху и в эпоху, когда жил Пророк, и искать их исполнение в соответствии с духом устроения Нового Завета и изменившимися условиями мира.

(3) Если будет выражен великий принцип, допускающий несколько исполнений, то исполнение, которое имело место во времена Ветхого Завета, будет искаться в терминах экономики Ветхого Завета, и то, что либо имело место, либо будет иметь место во времена Нового Завета, будет следует понимать в соответствии с духом и принципами христианства. 6

Таким образом, когда мы хотим истолковать ветхозаветное пророчество, мы должны начать с тщательного грамматико-исторического толкования текста, за которым следует тщательная богословская экзегезия, которая стремится понять диспенсационное место текста, включая исполнения Ветхого Завета.Затем мы должны найти весь возможный свет Нового Завета в тексте, чтобы понять исполнение пророчества в новую эру.

ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ НАДЛЕЖАЩИХ ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКИХ ПРИНЦИПОВ В ОТНОШЕНИИ ПРОРОЧЕСТВА

В этом расширенном разделе я хочу сослаться на использование Петром и Павлом Осии в 1 Петра 2:10 и Римлянам 9: 25,26. 7 Как апостолы могут применить ясное хосейское указание на десять колен Израилевых к принятию язычников в Церковь? Прежде чем ответить на этот вопрос, мы должны установить, как апостолы рассматривали Ветхий Завет, поскольку это ясно покажет, как они подходят к ветхозаветному пророчеству.

Вид на ОТ
Петром и Павлом

Во-первых, апостолы рассматривали Ветхий Завет с христологической точки зрения. Такой подход к пониманию Ветхого Завета внушил им Сам Господь. Обращаясь к Петру и другим ученикам, Иисус ясно дал понять, что Ветхий Завет говорит о Нем, говоря: {41} «Необходимо, чтобы все, что написано в законе Моисеева и Пророков и в Псалмах, касающихся меня, исполнилось. »(Луки 24:44).Но Иисус также является ключом к толкованию Ветхого Завета («И открыл разум их, чтобы понимать Писания» Луки 24:45). Павел использовал Писание (ВЗ), чтобы доказать, что Иисус есть Христос (Деяния 9:22, 26: 22f). Иисус, спасая Павла и дав ему Святого Духа, открыл ему христоцентрическую природу Ветхого Завета.

То, что Петр и Павел считали христологическую перспективу центральной для правильного понимания Ветхого Завета, очевидно в их трудах. Петр, говоря о великом спасении, обретенном во Христе (1 Пет.1: 3-9), добавляет, что это спасение (стих 10) было предметом пророчеств и тщательного исследования пророков. Они были «. . . стремясь узнать, на какого человека или время указывал Дух Христа внутри них, когда Он предсказывал страдания Христа и грядущую славу »(ст. 11). Однако им было открыто только то, что они служили людям, которые хотели слышать проповедь Евангелия, Евангелия исполнения Ветхого Завета Христом (ст.12). Петр очень ясно рассматривал Ветхий Завет как свидетельство Христа, и все же именно Дух Христа вдохновил ветхозаветное пророчество (ст. 11). Ветхий Завет не только говорит нам о Христе, но и Христос является автором и, следовательно, толкователем Ветхого Завета.

Эта центральная роль Христа в Ветхом Завете является постоянной темой в посланиях Павла. Его взгляд на Ветхий Завет лучше всего можно выразить тем, что он говорит во 2 Коринфянам 3:12 и далее. Всякий раз, когда читают Моисея, дети Израилевы покрываются завесой; завеса ожесточенного и закрытого ума (ст.14). Эта завеса снимается во Христе, и только тогда можно с пользой понять Моисея, т.е. Моисея можно понять только с точки зрения христологической перспективы. Таким образом, Петр и Павел рассматривают Ветхий Завет с чисто христологической точки зрения.

Во-вторых, историческая перспектива жизненно важна для петровско-павлинского взгляда на Ветхий Завет. Фактически, эта перспектива лежит в основе христологической перспективы. Как мог Христос быть исполнением ветхозаветного обещания, если оно не было основано на истории? Ветхий Завет представляет собой историю искупительной деятельности Бога; история, с которой апостолы очень близко идентифицируют себя.«Увеличивающийся поток единства искупительных действий Бога является отправной точкой взглядов Павла на историю и принципа его толкования Священных Писаний». 8

Самая поразительная особенность этой исторической перспективы состоит в том, что история всегда протекает под божественным контролем. На этой основе различные исторические события, даже если они сильно разнесены по времени, могут быть тесно связаны друг с другом, поскольку они вписываются в прогрессивную модель искупительной деятельности Бога.Павел, несомненно, имеет в виду эту концепцию, когда говорит о Евангелии, которое Бог ». . . обещал заранее через Его пророков в Священном Писании о Его Сыне, рожденном от семени Давидова по плоти »(Рим. 1: 2 и далее). Обетование дали не {42} пророков, а суверенный Бог пророков. Этот же Бог в свое время и дал миру Сына. В этом отрывке очевиден контроль Бога над первоначальными обетованиями, промежуточными историческими событиями и возможным историческим исполнением.

Еще одна особенность исторической перспективы, тесно связанная с суверенным контролем Бога над историей, — это органическое единство всех действий Бога. «Ветхий Завет — это не только бутон розы, который раскрывается в Новом (непрерывность), но это также фрукт, который сбрасывает кожуру в Новом (прерывность)». 9 1 Петра 1: 10-12 содержит превосходный пример этого органического единства. Ветхозаветные пророки пророчествовали о благодати и спасении, которые придут к современникам Петра (ст.10). Фактически, их мотивировал Дух Христа (ст. 11). Более того, пророки рассматриваются как служители верующих христиан в божественном домостроительстве (ст. 12). Здесь существует настоящее органическое единство и преемственность между ветхозаветными и новозаветными святыми. Но есть и явный разрыв. Хотя пророки искали значение того, о чем они пророчествовали, они не могли понять его, как и верующие Нового Завета. Они пророчествовали о Евангелии, но на самом деле никогда не слышали его в Новом Завете.

Типология также является важным аспектом исторической перспективы. Однако он может существовать только в том случае, если Бог направляет всю историю и если Ветхий и Новый Заветы находятся в органическом единстве, как показано выше. 10 Абсолютно жизненно важным для типологии является ее историческая основа. В 1 Коринфянам 10:11 Павел говорит об исходе и событиях в пустыне: «Теперь это случилось с ними как с прообразом, и они были написаны для нашего наставления, для которых настал конец веков». Эти события не только записываются для нас, но и действительно произошли для нас. 11 То есть в Своем вечном плане Бог произвел эти события в истории Израиля для нашей пользы и наставления. Это придает большое значение типу как историческому событию.

В-третьих, Петр и Павел рассматривали Ветхий Завет с эсхатологической точки зрения . Они увидели, что на протяжении всего Ветхого Завета было «. . . одно непрерывное движение в направлении Эсхатона, наступление Дня Господня ». 12 Ветхий Завет ожидал Царства Божьего, но так и не достиг его.Спасительная работа Господа в Ветхом Завете не была завершена. Для апостолов завершение этой ветхозаветной эсхатологической надежды пришло со Христом. Сейчас эсхатологический век (Петр и Павел, конечно, все еще ожидали парусии и окончательного завершения Божьего спасения; но пришествие Христа было первоначальным эсхатологическим завершением). Следовательно, «отношение Нового Завета к Ветхому — эсхатологическое; все обетования исполняются в «последние дни» пришествием Господа ». 13 Фактически, игнорирование этой эсхатологической точки зрения означало бы разорвать важнейшее связующее звено между Ветхим и Новым Заветом; это полностью разрушило бы представление апостолов о том, кем был Христос.Не являясь эсхатологическим воплощением ветхозаветных надежд и стремлений, Иисус был бы просто изолированной фигурой времени, не имеющей отношения к искупительной истории и по существу бессмысленной для Петра и Павла.

Оглядываясь назад, жизненно важно помнить, что христологическая, историческая и эсхатологическая перспективы полностью интегрированы в петровско-павлинскую мысль. Вместе они объясняют точку зрения апостолов на Ветхий Завет, которая в основном богословская. Эту богословскую точку зрения необходимо постоянно помнить, исследуя цитаты Петра и Павла из Ветхого Завета.Несмотря на общепризнанные разрывы, они видят базовое единство между тем, чему учит Ветхий Завет, и тем, чему они учат; единство, прочно основанное на исторических событиях прошлого и настоящего. Для них Ветхий Завет — это история прошлой искупительной деятельности Бога, которая теперь завершилась во Христе, которая произошла в подготовке ко Христу, берет свое значение от Него и продолжается в Новом веке.

Использование Петром и Павлом Осии 1-3

Теперь обратимся к тому, как Петр и Павел использовали Осию в 1 Петра 2:10 и Римлянам 9:25, 26.В частности, мы хотим ответить на вопрос, как апостолы могут применить четкое указание на десять колен Израилевых для принятия язычников в Церковь. Это должно помочь нам определить, как нам следует подходить к толкованию ветхозаветного пророчества.

Петр и Павел имеют законный богословский интерес к Осии 1-3. Чтобы извлечь богословский смысл из Осии, апостолы ни в коем случае не игнорируют то, что говорится в тексте. Они полностью учитывают его историческую природу и контекст.Римлянам 9:25 и 1 Петра 2:10 — это пересказы, которые относятся ко всему контексту Осии 1-3. Петр и Павел имеют в виду весь эпизод с Ло-амми и Ло-рухама как описание милостивого способа Бога принять в качестве Своего народа тех, кто прежде им не был. 14 Итак, посредством исторического и контекстуального рассмотрения Осии апостолы выводят теологический смысл, что Бог смилостивится и примет в качестве Своего народа тех, кто не получил милости и не был Его народом.Этот богословский принцип занимает главное место в умах апостолов и применяется к восприятию язычников. То есть милость и благодать Божия бесплатны. Следовательно, оно может быть распространено как на язычников, так и на евреев, если Он пожелает. Другими словами, в еврейском народе нет ничего, что требовало бы, чтобы Божья любовь ограничивалась им (ср. Второзаконие 7: 6-8). Аргумент Павла в Послании к Римлянам 9-11 согласуется с этим. Его основополагающий экзегетический принцип состоит в том, что «истинный Израиль» — это не физические потомки Авраама, а «дети обетования», суверенно избранные Богом (ср., ПЗУ. 9: 7f). 15 Следовательно, применение пророчества Осея к язычникам (а также иудеям) ». . . Код основан на концепции «Израиля», аргументированной в более ранних стихах 9-го послания к Римлянам. Это не «одухотворение» конкретного пророчества, а последовательное применение фундаментального герменевтического принципа. Осия имеет в виду не физический Израиль (подразумевает Павел), а собравшийся остаток веры (ср. Рим. 9: 27 и далее), независимо от их происхождения ». 16 Также, когда {44} Павел пишет: «Как он (Бог) говорит также в Осии . . ». (Рим. 9:25), мы должны рассматривать это как обращение Бога к людям теперь из Ветхого откровения; и то, что Он говорит от Осии, имеет непреходящее значение для современного человека в свете откровения Нового Завета. Эта диалогическая концепция функционирования Слова подвергает слова Ветхого Завета новому пониманию, 17 и позволяет использовать Осию, чтобы показать принятие язычников в народ Божий.

Если предыдущий анализ верен, и если для апостолов законно цитировать Осию в качестве основания для принятия язычников, остается один вопрос: действительно ли Осия 1-3 содержит все мысли, которые в Новом Завете почерпнуты из него? Есть ли более глубокий (более полный) смысл Писания? Наша точка зрения при ответе на эти вопросы должна быть такой, как это было выражено Янгом: «Здесь, в эпохе исполнения, Дух Божий, проливающий более ясный свет на глубокую истину, которую Он ранее открыл авторам Ветхого Завета. 18 Из нашей ссылки на 1 Петра 1: 10-12 ясно одно, а именно: пророкам было открыто, что в том, что они пророчествовали, было гораздо больше, чем они сами осознавали. То, что Дух Святой имел в виду смысл, которого автор-человек не имел в виду или о котором не знал, понятно, потому что Бог является Богом обоих Заветов, и мы не можем ограничить то, что Он имел в виду. 19 Более того, поскольку Бог является основным автором Писания, а человек — только инструментом, то Его намерения являются критериями, по которым следует понимать значение Писания: «. . . пророк передал то, что сказал Бог, он не мог ограничить объем сообщения тем, что он понял ». 20 Однако этот «более полный» смысл находится вне нашего непосредственного экзегетического контроля: «. . . можно толковать тексты, но нельзя толковать намерения Святого Духа ». 21 Единственно возможный способ узнать намерения Бога — это дальнейшее откровение.Это обеспечивает Новый Завет, поскольку это откровение Иисуса Христа, через которого Бог говорил в эти последние дни. Дальнейшее откровение проясняет уже существующий смысл, но не создает совершенно нового. 22 Исходя из этого, Петр и Павел вполне законно используют слова Осии 1-3 для подтверждения включения язычников в Церковь Бога. Под водительством Святого Духа они истолковали Осию в божественно предназначенном смысле, но только теперь открытом.

Итак, какие выводы можно сделать о герменевтике Петра и Павла? Во-первых, они всегда адекватно учитывают первоначальное значение текста Ветхого Завета.Во-вторых, их интерес к Ветхому Завету заключается в его богословских принципах. В-третьих, Петр и Павел понимают эти богословские принципы с точки зрения дальнейшего откровения, которое пришло в Иисусе Христе.

Отношение NT-герменевтики к современной интерпретации

Является ли Герменевтика Нового Завета нормативным документом для современного интерпретатора, и если да, то каковы его характер и степень нормативности? Далее будет сделана попытка {45} показать разрыв и преемственность между герменевтикой Нового Завета и современной интерпретацией.

Во-первых, существует разрыв между герменевтикой Нового Завета и современной интерпретацией. Этот разрыв состоит, прежде всего, в том, что авторы Нового Завета были получателями и записывающими новые и дополнительные откровения от Бога, которые пролили много света на значение Ветхого Завета, в то время как мы — нет. У нас есть такое же откровение, потому что они записали его для нас под водительством Духа, но мы не можем добавить к этому откровению, как они смогли добавить к ветхозаветному откровению. Апостолы жили во время особого искупительного действия Бога во Христе и были использованы Богом, чтобы дать дальнейшее откровение об этом событии.Поэтому их цитата-изложение Ветхого Завета было законным и нормативным. В истинном смысле слова это было толкование Святого Духа, Который может добавлять к существующему откровению и может изменять выражения, используемые вдохновленными авторами Ветхого Завета. 23 Наша современная ситуация отличается в том смысле, что мы не можем добавить независимое откровение или толкование Ветхого Завета, которое каким-либо образом противоречит Новому Завету.

С другой стороны, преемственность между герменевтикой Нового Завета и современной интерпретацией заключается в том, что современный экзегет должен рассматривать Ветхий Завет с той же христологической-эсхатологической точки зрения, что и авторы Нового Завета.Это так, потому что дальнейшее откровение пришло в Иисусе Христе (NT), и потому что два Завета составляют единое целое в единой истории искупления. 24 Для современного экзегета игнорировать герменевтическую перспективу Нового Завета и сознательно пытаться истолковать Ветхий Завет с чисто грамматико-исторической точки зрения — значит надевать подобные «шоры», которые невольно удерживали ветхозаветных пророков от видения реальности Нового Завета. Грамматико-исторического толкования Ветхого Завета, каким бы важным он ни был, недостаточно для истинного понимания Ветхого Завета.Как же тогда прийти к истинному пониманию Ветхого Завета?

Брайт кратко резюмирует ответ: «. . . наша интерпретация должна контролироваться теологией, выраженной в тексте, с которым мы имеем дело, в его отношении к богословию Ветхого Завета в целом, и поскольку это, в свою очередь, относится к богословию Нового ». 25 Этот герменевтический принцип действителен только потому, что:

богословская структура двух Заветов по существу одинакова; у каждой из основных тем Старого есть свой корреспондент в Новом, и там они каким-то образом возобновляются и получают ответы на них.В силу этого факта между Заветами наведен герменевтический мост, который дает нам доступ к каждому из текстов Ветхого Завета и определяет для нас процедуру, которой мы должны следовать, пытаясь истолковать их в их христианском значении. 26

Кроме того, текст Ветхого Завета в его простом значении воспринимается только {46} “. . . в свете того, каким его богословие стало во Христе ». 27 Это христоцентрическое богословие, лежащее в основе использования апостолами Ветхого Завета; и это библейский теологический метод, которому должен следовать современный толкователь, чтобы понять Ветхий Завет.

Применение библейского богословского метода толкования различается по степени сложности. Отрывки, упомянутые в Новом Завете, легче понять, чем те, которые не упомянуты. Например, как мы показали, нетрудно понять, как Петр и Павел используют слова Осии 1–3. Более сложными являются отрывки из Ветхого Завета, которые прямо не упоминаются в Новом Завете. Как это интерпретировать? Основной принцип остается тем же: (1) раскрыть теологическое значение текста в его контексте; (2) соотнести это значение с более широким богословским контекстом Ветхого Завета; и (3) соотносить его и рассматривать с точки зрения Нового Завета, особенно в отношении того, как этот принцип был осуществлен и реализован через Иисуса Христа.Исходя из этого, текст Ветхого Завета все еще можно интерпретировать с точки зрения Нового Завета. Единственное предостережение, которое необходимо сделать в таком случае, — это то, что толкование и применение текста Ветхого Завета никогда не могут противоречить учениям Нового Завета. Мы не можем добавить к Ветхому Завету то, что не добавил Новый Завет, но мы можем понять неупомянутые отрывки Ветхого Завета в свете принципов Нового Завета.

Таким образом, существует нормативная связь между герменевтикой Нового Завета и современной интерпретацией. Как и апостолы, современный толкователь должен интересоваться библейским богословием.Несмотря на то, что он не может быть творческим библейским богословом, как Петр и Павел, все же он должен следовать их примеру в толковании Ветхого Завета в свете фактов, непосредственно им открытых в том виде, в каком они записаны в Новом Завете. Это включает два важных принципа. Во-первых, теологию Ветхого Завета можно установить только путем тщательной грамматико-исторической экзегезы. Это фундаментально. Во-вторых, ветхозаветное богословие может быть полностью понято только с точки зрения грамматико-исторической экзегезы плюс , т.е.е., плюс толкование откровения Нового Завета. Только благодаря тому, что сделал Иисус, богословие Ветхого Завета обрело свой полный смысл. С момента прихода Иисуса утверждения и обещания ветхозаветного богословия стали реальностью. Следовательно, как и апостолы, современный толкователь должен читать свой Ветхий Завет в двух направлениях: вперед, посредством грамматико-исторической экзегезы, определяющей его простой исторический смысл, и назад, посредством грамматико-исторической экзегезы плюс, рассматривая его в свете утверждений Нового Завета о Это. 28 Оба должны выполняться одновременно. Только при постоянном соблюдении обоих факторов современный толкователь сможет правильно понять Ветхий Завет, , включая его пророчества ; тем самым он твердо придерживается традиции толкования, сделанной Петром и Павлом и другими авторами Нового Завета нормативными. {47}

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Эрнест Кеван, «Принципы толкования», Откровение и Библия, , изд., C.F.H.Генри. (Гранд-Рапидс: Baker Book House, 1958), стр. 294.
  2. Джон Брайт. Авторитет Ветхого Завета , (Нэшвилл: Abingdon Press, 1967), стр. 170.
  3. Кеван, стр. 295.
  4. Кеван, стр. 297.
  5. Кеван, стр. 297.
  6. Кеван, стр. 297.
  7. Я здесь очень полагаюсь на свой Th.M. thesis, Общее использование Петром и Павлом цитат из Ветхого Завета , диссертация, представленная на факультет Вестминстерской теологической семинарии в порядке частичного выполнения требований для получения степени магистра теологии (Филадельфия).1969.
  8. Герман Риддербос, Павел и Иисус , (Филадельфия: Пресвитерианская и реформатская паблишинг Ко., 1958), стр. 61.
  9. П. А. Верхоф, «Взаимосвязь между Ветхим и Новым Заветом», неопубликованная лекция, представленная Евангелическому теологическому обществу в Вестминстерской теологической семинарии, Филадельфия, в декабре 1968 г., стр. 32f.
  10. Э. Эрл Эллис, Использование Ветхого Завета Полсом , (Эдинбург: Оливер и Бойд, 1957), стр. 127 и далее.
  11. Отто Мишель, Паулюс и Сена Бибель , (Гютерсло: К.Бертельсманн, 1929), стр. 63.
  12. Verhoef, стр. 29f.
  13. Эдмунд П. Клоун, Проповедь и библейское богословие , (Гранд-Рапидс: Wm. B. Eerdmans Publishing Co., 1961), стр. 99.
  14. К. Х. Додд, Согласно Священным Писаниям , (Лондон: Nisbet & Co., 1953), стр. 75.
  15. Эллис, стр. 122.
  16. Эллис, стр. 122.
  17. Verhoef, стр. 16.
  18. Эдвард Дж. Янг, Слово Твое есть Истина , (Гранд-Рапидс: Wm. B. Eerdmans Publishing Co., 1965), с.161.
  19. Яркий, стр. 93.
  20. Раймонд Эдвард Браун, The Sensus Plenior Священных Писаний , (Балтимор: Университет Святой Марии, 1955), стр. 131. Ср. 1 Пет. 1: 10-12.
  21. Яркий, стр. 94.
  22. Коричневый, стр. 125.
  23. Роджер Р. Николь, « Исследование цитат Ветхого Завета в Новом Завете со ссылкой на доктрину вдохновения Священных Писаний », S.T.M. диссертация, представленная на факультет теологии и миссий Гордона в Бостоне (апрель 1940 г.), стр.30f.
  24. Яркий, стр. 200.
  25. Яркий, стр. 210.
  26. Яркий, стр. 211.
  27. Яркий, стр. 212.
  28. Яркий, стр. 200.

Предыдущая | Следующий

Толкование ранних повествований Ветхого Завета

[Sidenote: Важность рассмотрения каждой истории как единицы ]

Из всех различных групп писаний Ветхого Завета, несомненно, ранние повествования встречаются в первых семи книги представляют собой самые сложные проблемы.Это в первую очередь связано с тем, что они подвергались длительному процессу редакционной обработки, в ходе которого рассказы, некоторые очень старые, а другие очень поздно, и написанные с совершенно другой точки зрения, были тесно связаны друг с другом. Хотя у всего есть четкая цель и единство, подходя к ним, проще всего изучить каждую историю как единое целое. Это не только практично, но и оправдано тем фактом, что почти каждая история когда-то была актуальной в независимой форме. Часто, как в случае со счетами создания и наводнения, можно восстановить более старые версии и даже проследить их происхождение и более раннюю историю.

[Сноска: Классификация, необходимая для определения точки зрения ]

Первое, что необходимо, однако, это определить точку зрения и цель библейского писателя, который взял данную историю из уст своего современников и включил его в цикл рассказов, в которых он теперь встречается. Здесь язык, литературный стиль, тема и концепции Бога и религии являются главными ориентирами. Если, как в первой главе книги Бытия, Божество всегда обозначается как Бог, или Элохим; , если литературный стиль является формальным, повторяющимся и универсальным; если тема является источником такого учреждения, как Суббота; и если Божество задумано как дух, достигающий своей цели постепенными стадиями с помощью сил природы, — нетрудно сразу распознать работу покойного писателя-священника.Если, наоборот, как в Бытие II.4b до III.24, Иегова — это имя Божества; если стиль яркий, колоритный, плавный; если интерес сосредоточен на определенных особях, а не на видах; если темы жизненно важны для духовной жизни человека; если Божество задумано после человеческих аналогий, как тесно связанное с людьми и открывающееся непосредственно им словом и видимым присутствием, — очевидно, что перед нами труды одного из первых пророков. Выявление точки зрения автора сразу же вызывает у нас признательную симпатию к нему.

[Примечания на полях: Ценность знания точки зрения автора ]

Это также позволяет нам разумно интерпретировать его слова и цифры. Зная, например, что первая глава Книги Бытия была написана священником, который жил много лет после того, как его народ перестал думать о Боге как о имеющем тело, подобное человеку, мы не можем совершить распространенную ошибку, истолковав стих 26 как подразумевающий физическое подобие. . Скорее, как требует его концепция Бога как духа и доказывает последняя часть стиха, его возвышенное учение состоит в том, что человек, конечная цель и кульминация всей работы творения, подобен своему Создателю, духовному существу, наделенному разум и воля, и как наместник Бога, Бог повелел править всем сотворенным.

[Sidenote: Практическая ценность критического анализа ]

Если две различные версии одного и того же повествования были объединены в процессе редакционной обработки, анализ первоисточников необходим для истинного понимания и интерпретации думал о пророке и священнике, каждый из которых использовал древнюю историю — как, например, историю о потопе, — чтобы проиллюстрировать неизбежные последствия греха и личного интереса Бога к человечеству.Однако здесь высшая цель пророка — провозгласить милостивое обещание Иеговы, что он никогда таким образом больше не уничтожит человека или живые существа; that (viii.21, 22):

Пока земля остается,
Время сева и жатва,
Холод и жара,
Лето и зима,
День и ночь
Не прекратятся.

Священник, с другой стороны, заинтересован в обновлении завета, обеспечивающего господство человека над миром природы, в святости крови и в первобытном, божественном происхождении заповеди «Не убий» ( ix.1-6).

[Sidenote: Необходимая основа для разумной интерпретации ]

К счастью, работа по анализу была настолько тщательно проведена в течение последнего столетия, что среди христианских ученых мира есть практическое согласие по основным вопросам. Эти результаты теперь также доступны в популярной форме, так что, не тратя время на технические подробности, пастор и учитель сегодня могут использовать их в качестве основы для более важного изучения и обучения.Происхождение, литературная форма, а также научная и историческая точность каждого повествования — все это предполагает определенные и интересные направления исследования, но, как было отмечено (стр.106), они имеют второстепенное значение по сравнению с религиозными истинами, о которых говорится в каждом рассказе. предназначен для иллюстрации.

[Sidenote: Принципы религиозной интерпретации ]

Поскольку эти истории были сохранены, потому что они сохраняют эту высшую цель, всегда можно с уверенностью спросить, каков их особый вклад в общую сумму этического и духовного учения, найденного в Ветхий Завет? В то же время чрезвычайно важно всегда читать учения вне, а не внутрь данного повествования.Путем неестественного и фантастического толкования этих простых историй друзья Библии в прошлом часто причиняли ей больше вреда, чем ее явные враги. В каждой истории, как и в притчах об Иисусе, были одно или два центральных учения, которые обычно передавались в сознание косвенно, а не напрямую. Персонажи, фигурирующие в них своими словами и делами, провозглашают практические истины и воплощают идеалы в умах древних пророков и священников.

[примечание: Тема книги Бытия ii.и iii. ]

Неоднородная группа историй, обнаруженная в Бытии, i.-xi. составляют общее введение к последующим повествованиям об именах традиционных предков евреев. Каждая из этих изначально независимых историй иллюстрирует свое собственное религиозное учение. Никто не овладел воображением и не произвел более глубокого впечатления на мировую мысль и литературу, чем то, что находится во второй и третьей главах Книги Бытия.Его тема — происхождение, природа и последствия греха — жизненно важна для каждого человека любого возраста.

[Sidenote: Проблема представления его в форме, понятной первому человеку ]

Проблема, с которой столкнулся ранний иудейский пророк, заключалась в том, чтобы представить в форме, доступной для его примитивных читателей, предмет, который требовал большого внимания максимум ресурсов величайших философов и теологов мира. Задача была сравнима с тем, что выпало на долю Учителя, когда он стремился разъяснить своим необразованным ученикам истинную природу могущественной бури искушения, бушевавшей в его душе в начале и, более того, позже в его служении.В каждом случае использованный метод был поразительно похож. Если бы язык современной философии и психологии находился в ведении этих великих религиозных учителей, он лишь затемнял бы великие истины. Эти истины должны быть объективными; они должны быть выражены на родном языке людей. Даже внутреннюю борьбу противоречивых мотивов нужно передать словами, настолько простыми, чтобы ребенок мог их понять.

[Сноска: Изобразительные элементы, взятые из народной традиции ]

Вторая и третья главы Книги Бытия описывают эффективный способ, которым великий ранний пророк решал свою трудную проблему.Из уст народа он взял фрагменты древних семитских традиций. Почти все элементы, которые входят в историю падения человека, восходят к гораздо более ранним источникам; но повествование в его нынешнем единстве и многозначительности никогда не встречается и никогда не будет найдено вне Библии. Насколько пророк приспособил свою высшую цель к нынешней еврейской версии, точно определить невозможно. Сам факт остается фактом: это одна из самых верных историй Ветхого Завета, и это не потому, что это лист из дневника Адама и Евы, а потому, что он конкретно и верно изображает универсальный человеческий опыт.

[Сноска: Создание человека и элементы, необходимые для его развития ]

Простым языком народных преданий, среди прочих истин, он провозглашает, что Иегова, Бог Израиля, сотворил человека, вдыхая в него из его собственных ноздрей. жизненный принцип жизни и делающий его главенствующей фигурой во вселенной; потом, что Творец милостиво предоставил ему все необходимое и лучшее для его истинного физического и духовного развития. Между прочим, пророк обращает внимание на эту врожденную и божественную основу брачных уз, которую Иисус еще раз подчеркивает (Мф.XIX.4-6). Физическая смерть, согласно истории в ее нынешнем виде, не была необходимой частью плана Иеговы; подразумевается, что человек не умрет, оставаясь в саду и вкушая животворное дерево. Само по себе искушение не является злом, но необходимо, если человек хочет развить положительную добродетель, потому что рядом с деревом жизни растет дерево познания добра и зла с его привлекательными, манящими плодами, охраняемыми божественным запретом.

[Сноска: Борьба в женском сердце ]

Все элементы искушения представлены в главе II., но змей, хитрейший из животных, в разговоре с женщиной должен прояснить и объективно прояснить реальную природу конфликта в ее уме. Роль змея противоположна роли осла Валаама, который фигурирует в рассказе той же ранней иудейской пророческой школы. В разговоре между женщиной и змеем раскрывается истинный характер всех искушений: это необходимость выбора между двумя образцами поведения, ни одно из которых не является полностью плохим.Любопытство, ведущее ко всем знаниям, красота яблока, которая апеллирует к эстетическому чувству, и физический аппетит, сам по себе неплохой, — все это сильно привлекало восточную женщину из древней истории. С другой стороны, она ощутила непреодолимую силу любви и благодарности и определенную божественную волю.

[Боковое примечание: Суть всех искушений ]

Пророк ясно видел, что все элементы искушения находятся внутри человека — истина, иногда скрытая в более поздних иудейских представлениях.Мильтон также сбил нас с пути, отождествив коварного змея с сатаной позднего иудаизма. Пророк наглядно представляет другой великий факт человеческого опыта, а именно, что искушение одного человека не искушение другого, что искушение быть реальным должно привлекать испытанного. Коварный змей не изображается говорящим с человеком; он, вероятно, отвернулся бы с отвращением. Его жена, которая уже согрешила, та, которую Иегова дал ему в качестве помощника, сама взывает к его рыцарскому чувству.Поэтому в его душе бушует конфликт между любовью и обязательством перед Иеговой и его естественной привязанностью и очевидным долгом перед женой. Таким образом, во всех искушениях божественные импульсы борются с теми, которые сами по себе не обязательно ошибочны, а лишь более низменны по контрасту. Долг — это зов прорицателя, грех — подчинение низменным мотивам.

[Сноска: Настоящая природа греха ]

Еврейское слово «грех», означающее отсутствие знака, поставленного перед каждым человеком, является единственным в целом удовлетворительным определением греха, когда-либо придуманным, поскольку оно абсолютно соответствует факты человеческого опыта.Отклонение от моральных норм, установленных совестью каждого человека, даже если его результативный поступок сам по себе кажется благородным, является для него грехом. Хотя влияния, которые привели к неповиновению мужчине и женщине из этой истории, были чрезвычайно сильными, был установлен более высокий стандарт, и, не соблюдая его, они согрешили. Таким образом, грех является творением не Бога, а человека и является результатом сознательного выбора того, что грешник считает неправильным.

[Сноска: Последствия греха ]

Таким же простым, но действенным образом пророк изображает неизбежные последствия греха.Во всех отношениях картина соответствует универсальному опыту. Самый ужасный эффект неправильного поступка — это то, что он разрушает покой и чистоту ума. Это также делает храбрых трусами, а присутствие и нежная привязанность обиженного внезапно становятся невыносимыми. Грех также порождает грех. К застывшим беглецам Иегова, как всегда, приходит с посланием, призванным вызвать откровенное признание, которое разрушит ужасную преграду, воздвигнутую их грехом между ним и ними; но, как и большинство глупых слепых Адамсов и Евы, они прижимают свое преступление к груди и возносят небесный барьер, пытаясь оправдать свою вину.Таким образом они объявляют свою судьбу. Для самого Бога остается только один курс действий: это послать их из Его присутствия и с животворящего дерева в школу лишений и горькой боли, чтобы там они могли выучить необходимые уроки, прежде чем они смогут снова стать гражданами настоящего Эдемского сада.

[Sidenote: Продолжение истории падения человека ]

Два простых, но чрезвычайно важных штриха освещают мрак этой всеобщей трагедии человеческой жизни.Во-первых, Иегова сам сшил для виноватых и нераскаявшихся пар туники из кожи, чтобы защитить их от жестокости их новой жизни, — свидетельство того, что его любовь и забота по-прежнему сопутствовали им. Другая причина заключается в том, что настоящий Эдемский сад еще должен был быть найден на земле и был закрыт просто для виноватых и нераскаявшихся. Библия — это запись того, как люди извлекли важнейшие уроки из этой болезненной школы опыта. Учителя Израиля, каждый по-своему, вели свою гонку к общей цели.Евангелия рассказывают о том, как человек, искушенный во всем, как и мы, в далекие дни, и земля снова нашел свой путь в постоянное присутствие Бога. Он, , был единым с Отцом , не потому, что он не встретил искушения во всей его силе, а потому, что, в отличие от актеров примитивной истории и всех других участников драмы жизни, он уступал только руководству божественного импульсы. Не довольствуясь самим достижением цели, он отдал свою энергию и свою жизнь, чтобы показать другим, как они также могут преодолеть свои низменные импульсы, найти свой путь к присутствию Бога и стать единым с ним.Таким образом, благодаря тому, что он сделал, сказал и был, он навсегда подтвердил свой титул Спасителя Человечества.

[Sidenote: Религиозные учения других ранних историй ]

Ни один другой ранний ветхозаветный рассказ, возможно, не был бы так полон богатых духовных внушений, как только что рассмотренный, и все же каждый из них имеет свой ценный вклад. Даже такая история, как история убийства Авеля Каином, убедительно учит великой пророческой истине о том, что благосклонность или немилость Иеговы определяется не формой приношения, а характером и действиями жертвы (iv.7). Графически он выражает дух, побуждающий к величайшим преступлениям. В отличие от Каина, дерзкого, но преследуемого преследующим страхом мести, он также демонстрирует божественную нежность и милосердие, даровав ему племенной знак, защищающий его от руки человека. Подобная история Ноя, первого хранителя виноградника, проповедует первую проповедь воздержания во всей литературе, а также предполагает неизбежные последствия нравственной порочности, столь убедительно проиллюстрированные в истории древних хананеев.Даже прозаическая таблица народов в Бытие x. подчеркивает концепцию единства человеческой семьи, которой было суждено со временем стать основой запоздалой миссионерской деятельности Израиля.

[Сноска: Идеалы, представленные в раннем пророческом портрете Авраама ]

Когда мы переходим к двенадцатой главе Книги Бытия, независимые истории объединяются в циклы, и каждый цикл, как и каждое повествование, имеет свою собственную религиозную цель . В определенных очертаниях каждая последующая группа учителей рисовала характер Авраама, традиционного отца израильской расы, и предлагала его своим и последующим поколениям как вечный пример и вдохновение.В ранних иудейских пророческих рассказах он изображается как друг Иеговы. Его собственные материальные интересы совершенно вторичны, как показано в его отношениях с Лотом. Без колебаний он покидает дом и своих родственников, поскольку его главная цель в жизни — просто знать и исполнять волю Иеговы. С этой целью он воздвигает жертвенники по всей земле Ханаанской. Его главная радость — в общении с Богом и в обещаниях, которые будут реализованы в его потомках. Через враждебный и враждебный Ханаан он проходит невредимым, потому что его взоры устремлены на небесное.

[Sidenote: Его значение ]

Неважно, предвосхищал ли бедуинский шейх еще в первобытные дни истории Израиля в реальном характере и жизни все, что постепенно открывалось пророкам гораздо более позднего времени. возраст. В высшей степени важным фактом является то, что благородный идеал первых учителей Израиля был таким образом ярко и конкретно воплощен в портрете того, кого евреи с гордостью и обожанием считали основателем своей расы.В Осии и Иеремии, и в меньшей степени в стране в целом, идеал со временем стал исторической реальностью.

[Сноска: Поздние портреты Авраама ]

Писатели раннеэфремской школы изображают Авраама пророком (Быт. Xx.7) и, следовательно, воплощением их высшего идеала. В замечательной четырнадцатой главе Книги Бытия он — храбрый рыцарь, атакующий с горсткой последователей союзные армии самых могущественных царей своего времени.Вернувшись с победой, он возвращает трофеи разграбленным и делает княжеский подарок священнику местного святилища. В более поздних рассказах о священниках картина внезапно меняется, и Авраам фигурирует как верный слуга закона, с которого начинается обряд обрезания, печать нового завета (XVII). У более поздних еврейских и мусульманских традиций есть свой характерный портрет. Тот, который изображает его как защитника верных на небесах, отражен в Новом Завете (Луки XVI.23-30). Таким образом, каждый последующий возраст и группа учителей делали его воплощением и высшей иллюстрацией своих благороднейших идеалов, и именно этот идеальный элемент придает историям Ветхого Завета их неизменную практическую ценность.

[Сноска: Практические учения историй Авраама ]

Отметив учения, которые каждая отдельная история и цикл в целом передавали в умы их первых читателей, сегодняшнему учителю остается только перевести их на современные термины.Вот некоторые из наиболее важных значений истолкованных таким образом историй об Аврааме, например: (1) Бог призывает каждого человека к высокой миссии. (2) Он будет направлять и заботиться о тех, кто отзывчив. (3) Тем, кто стремится близко узнать его и исполнить его волю, он откроет себя в полной мере, и для них он припас самые богатые благословения. (4) Тот, кто найдет свою жизнь (Лот) , потеряет ее, и тот, кто потеряет свою жизнь (Авраам) , обретет ее .

[Сноска: Значение характера Исава ]

Истории Иакова и Исава содержат удивительно точные и реалистичные портреты двух рас (израильтян и эдомитян), которые они соответственно представляют. Из двух братьев Исав во многих отношениях более привлекателен. Предлагает открытый воздух и поля, где любил охотиться. Он легкомыслен, наивен и импульсивен. Его недостатки в том, что он не делает или не делает. Пока у него было достаточно еды и он чувствовал себя комфортно, он был доволен.Он один из мировых дрифтеров. Поскольку Арам был очень далеким, он пренебрегает желанием своих родителей и женится на одной из дочерей страны. Никакие амбиции не волновали его, и никакая преданность Иегове или идеалам его расы не давала смысла и направления его жизни. Таким образом, он оставался отсталым, а полукочевые грабители, которых он представлял, превратились в застойную лужу по сравнению с стремительным потоком жизни Израиля.

[Заметка на полях: Ошибки Иакова ]

Ошибки Иакова также с поразительной точностью описываются ранними пророками.Редко когда раса на раннем этапе ее истории имеет портрет своих слабостей, а также ее силу, выставленную таким образом на видном месте перед ее глазами. Иаков — полная противоположность Исаву. Пока его брат беззаботно охотился в поле, он был дома и придумывал, как ему удастся реализовать свои интересы. Когда появляется возможность, он проявляет холодную расчетливую проницательность. Чтобы закрепить за собой право первородства, приобретенное таким образом, он без колебаний прибегает к обману и лжи. Затем он убегает, преследуемый собственной нечистой совестью, и, обманутый Лаваном, он четырнадцать лет служит рабом, чтобы завоевать любимую жену.Наконец, снова беглец от последствий своего сомнительного дела, он возвращается с трепещущим сердцем, чтобы встретиться лицом к лицу с братом, которого он обидел.

[Заметка на полях: Элементы силы в характере Израиля ]

Персонаж далек от совершенства, и все же древние легенды предполагают элементы силы. По натуре он был эгоистичным и лукавым; и все же у него есть то, чего катастрофически не хватает Исаву: энергия, настойчивость и властные амбиции. С самого начала его амбиции смотрят за пределы себя, в будущее своих потомков.По нашим современным меркам, его религиозные исповедания кажутся лишь лицемерием; но анализируя его характер, мы обнаруживаем, что вера в Иегову, какой бы узкой и эгоистичной она ни была, всегда была его путеводной звездой. Из-за извилин его ранних лет это в конечном итоге привело его к спокойной старости. Хотя его характер и был несовершенным, как и у расы, которую он представлял, важным фактом является то, что Бог всегда заботился о нем и мог использовать его в качестве проводника божественного откровения.

[Сноска: Благородные учения историй об Иосифе ]

Еще более очевидными и универсальными являются практические уроки, проиллюстрированные рассказами об Иосифе.В ранних пророческих рассказах Авраам — совершенный слуга Божий, Иаков — прообраз израильского народа, а Иосиф — идеальный деловой человек. Последовательные рассказы графически изображают человека в его творчестве и раскрывают его истинный характер. Он простой, ласковый, но при этом очень амбициозный. Его мечты делают его одиозным, как и в случае со многими мальчиками сегодня, для своих лишенных воображения братьев. Казалось бы, тяжелая судьба грубо вырывает его из расслабляющего влияния дома, в котором он провел детство, и помещает в суровую школу опыта, где его проверяют и обучают.Это также широко открывает двери возможностей. Верность каждому интересу и бескорыстный отклик на любую возможность для служения вскоре привели его в присутствие фараона. Его разумные советы, дипломатия и организаторские способности приносят ему самые высокие почести, какие только может оказать Египет. Со скромностью и верностью он выдерживает это высшее испытание — успех. По отношению к своим братьям, которые жестоко обидели его, он благородно великодушен, а по отношению к своим сородичам, принадлежащим к классу пастухов, которых культурные египтяне особенно презирают как хамов, он лоялен и внимателен.Прежде всего, не профессиями, а делами он открывает истинный источник своей силы — естественную веру в Бога своей расы и неизменную преданность ему.

[Sidenote: Заключение ]

Точно так же Моисей, исход, великие люди и события драматической истории Израиля имеют религиозное значение и значение, намного превосходящее чисто историческое. В то же время методы современного литературного и исторического исследования раскрывают, а не скрывают более глубокие духовные истины, которые они иллюстрируют.Чем больше света будет направлено на них, тем яснее будут явлены их основные учения. Как и Ветхий Завет в целом, они выросли из реальной жизни и действительно отражают и интерпретируют ее, и, следовательно, несут живую, жизненно важную весть для сегодняшней жизни. Любая интерпретация, которая не соответствует действительности, может быть подвергнута сомнению. Наконец, авторитет этих древних повествований зависит не от исторической или научной достоверности отдельной истории, которая используется в качестве иллюстрации, а от того факта, что через опыт и сердца тех, кто их использовал, Бог стремился сделать людей свободными путем познание истины.

«Новозаветная интерпретация Ветхого Завета: богословское обоснование мидрашского экзегезиса», автор: Pickup, Martin — Journal of the Evangelical Theological Society, Vol. 51, выпуск 2, июнь 2008 г.

(ProQuest: … означает, что текст, не относящийся к USASCII, опущен.)

I. ВВЕДЕНИЕ

На протяжении 1970-х и 1980-х годов ученые-евангелисты широко обсуждали использование Ветхого Завета в Новом Завете, уделяя особое внимание тому факту, что в Новом Завете иногда интерпретируются отрывки Ветхого Завета таким образом, который значительно отличается от очевидного значения этих отрывков в их первоначальном контексте.1 Многие ветхозаветные стихи, которые цитируются как эсхатологические пророчества Иисуса Христа, при чтении в их первоначальном контексте, похоже, вообще не говорят об эсхатоне или Мессии. Такие случаи давали почву для сторонников либерального взгляда на авторитет Библии2. Таким образом, перед евангелистами стояла задача определить, представляют ли авторы Нового Завета что-то иное, кроме грамматико-исторической интерпретации Ветхого Завета, и, если да, то как такие интерпретации могут соответствовать консервативным взгляды на библейское вдохновение и безошибочность.

Были предложены и обсуждены различные предложения. Возможно, вина кроется в нашем собственном чтении Священного Писания, поэтому мы должны принять толкование Ветхого Завета авторами Нового Завета, даже если мы не понимаем, как они получили свои интерпретации. мессианское применение Нового Завета, 4 или как тексты, относящиеся к Мессии на основе корпоративной солидарности 5 или типологии.6 Возможно, авторы Нового Завета придавали sensus plenior («более полный смысл») ветхозаветный стих, который они сами теперь раскрывали как вдохновленные христианские толкователи, 7 или на что указывает каноническое прочтение Ветхого Завета.8 Каждое из этих предложений внесло частичный вклад в решение проблемы, объяснив использование Новым Заветом Ветхого Завета в определенных случаях, но ни одно из них само по себе не дало общего решения. Не было и способа связать все эти предложения вместе под одной всеобъемлющей рубрикой, которая могла бы объяснить, как Новый Завет мог так свободно использовать отрывки Ветхого Завета способами, отличавшимися от их простого смысла, но при этом утверждая, что действует на самом деле. экзегезы.

Несмотря на отсутствие консенсуса после двух десятилетий дебатов, практически все евангелистские ученые признали, что, по крайней мере, в некоторой степени, метод экзегезы Нового Завета напоминал еврейскую герменевтику поздней античности.Однако это признание обычно делалось неохотно.9 Древние иудейские экзегезы Ветхого Завета — методология, которую можно в широком смысле обозначить как мидрашеская экзегеза10 — временами предлагали интерпретации гораздо более причудливые, чем все, что можно найти в Новом Завете, и часто эти интерпретации были связаны с неисторическими украшениями нарративов Ветхого Завета11. Дополнительный факт, что либеральные критики начали предлагать, чтобы четыре Евангелия Нового Завета сами могли быть классифицированы как христианские «мидраши» (в смысле неисторических литературных произведений), не мог не отвлечь консервативные умы от рассмотрения возможность того, что мидрашская герменевтика может быть общим объяснением того, почему Новый Завет иногда отходил от грамматико-исторического смысла Ветхого Завета.Тем не менее, «еврейство» использования Ветхого Завета в Новом Завете было слишком явным, чтобы его полностью игнорировать. Таким образом, хотя евангелисты были готовы признать определенную степень иудейского влияния на использование Ветхого Завета в Новом Завете, большинство из них по-прежнему чувствовали себя некомфортно из-за вопросов, которые возникали, если бы экзегезы Нового Завета были отнесены к категории в основном мидрашских.

В последние годы несколько ученых-евангелистов вновь открыли этот вопрос, 12 снова подняв знакомые вопросы: использовали ли авторы Нового Завета техники мидраша, которые выводили значения, выходящие за рамки того, что человеческий автор отрывка Ветхого Завета намеревался передать? Если да, то использовали ли они эти техники мидраша не просто как аргументы ad hominem при обращении к еврейским оппонентам, но как по сути действенные способы чтения Ветхого Завета? Является ли такая герменевтика законной и действительно ли она соответствует высокому мнению Писания? Можем ли мы сегодня использовать этот неграмматико-исторический метод чтения Ветхого Завета, вместо того, чтобы рассматривать его как нечто ограниченное вдохновенными толкователями первого века? …

Богословское толкование Ветхого Завета

Около

«Впечатляющий круг ученых.. . . Эта книга представляет собой полезный вводный ресурс и важный импульс к богословскому толкованию Ветхого Завета »- Тим Медоукрофт, Коллоквиум

Новаторский словарь для богословского толкования Библии ( DTIB ) познакомил читателей с ключевыми именами, теориями и концепциями в области толкования Библии. Она была хорошо принята студентами и пасторами, получила книжные награды от Christianity Today и Ассоциации католической прессы и была названа христианской книгой года ECPA 2006. Theological Interpretation of the Old Testament содержит ключевые статьи из DTIB , предоставляя читателям возможность поэтапного богословского чтения Ветхого Завета. Статьи написаны ведущими учеными и вносят уникальный вклад в изучение теологического толкования Священного Писания. Этот удобный и доступный по цене текст будет особенно полезен для студентов, изучающих Ветхий Завет / Библейские курсы.

Авторы

Крейг Дж. Бартоломью

Джон Дж.Бимсон

Даниэль И. Блок

Кристиан М. М. Брэди

Мэри Дж. Эванс

Мюррей Д. Гоу

Дж. Алан Гровс

Ричард С. Хесс

Дом Пола Р.

Миньон Р. Джейкобс

Брайан Э. Келли

Тремпер Longman III

Эрнест К. Лукас

Дж. Клинтон Макканн мл.

Дж. Г. МакКонвилл

Р. В. Л. Моберли

Карл Мёллер

Пол Л.Redditt

Томас Ренц

Ричард Л. Шульц

Кент Л. Спаркс

Марк А. Тронтвейт

Виллем ВанГемерен

Кевин Дж. Ванхузер

Раймонд К. Ван Леувен

Джон Х. Уолтон

Гордон Дж. Уэнам

Линдси Уилсон

Альберт Вольтерс


Автор

  1. Кевин Дж. Ванхузер

    Кевин Дж.Ванхуцер (доктор философии, Кембриджский университет), один из ведущих богословов мира, профессор-исследователь систематического богословия в Троицкой евангелической школе богословия в Дирфилде, штат Иллинойс. Ранее он преподавал в Уитон-колледже и Университете …

    продолжить чтение о Кевине Дж. Ванхуозере

Обзоры

«Впечатляющий круг ученых … В этом томе есть отличные вводные и обзорные материалы.. . . То, что многие из [] ученых заслужили репутацию в тех областях, в которых они пишут, означает, что книга несет в себе значительный потенциал. И с точки зрения богословской интерпретации, это очень хороший вклад. . . .Есть некоторые настоящие сокровища понимания от некоторых из лучших ученых в этой дисциплине. . . . Эта книга представляет собой полезный вводный ресурс и важный импульс к богословскому толкованию Ветхого Завета »- Тим Медоукрофт, Коллоквиум

« Этот удобный сборник может стать хорошим учебником для изучения Ветхого Завета в библейском сообществе взрослых. или программу церковного Библейского института.Ее эссе хорошо написаны и информативны. «- Уильям Д. Баррик, Журнал Мастерской семинарии

» Книга должна быть полезна пасторам, поскольку они имеют здесь доступ к большому количеству информации в краткой форме. Классы по изучению Ветхого Завета, будь то на уровне колледжа или выпускника, должны найти это пособие как наиболее полезное ». — Элмер А. Мартенс, Бюллетень библейских исследований

И другие эссе Вальтера Брейггеманна

Этот сборник эссе взят из серии предыдущих сборников, в которые автор внес свой вклад и которые были разработаны в честь старших ученых, изучающих Ветхий Завет.Каждое из этих эссе отражает определенное намерение, зависящее от характера оригинального сборника, в котором они появились, и ученого, получившего награду. Вместе взятые, однако, эта коллекция представляет собой артикуляцию отличительного подхода Брейггемана к богословской интерпретации Ветхого Завета. Уже в своем большом томе о богословии Ветхого Завета Брейггеман предложил динамизм напряжения, споров и противоречий, поскольку текст древнего Израиля стремился озвучить тайну Бога как поддерживающего и разрушительного агента в жизни мира.Этот сборник на протяжении долгого времени отражает растущее понимание автором задачи ветхозаветного богословия. Он также отражает природу библейского текста и то, как Бог, который населяет текст, выходит за рамки всех наших попыток дать определение и объяснение. Эти очерки отражают не столько методологические вопросы, сколько существенные вопросы, которые регулярно занимали этих древних текстовиков.

«В этой книге собраны несколько красноречивых, в высшей степени удобочитаемых эссе Вальтера Брейггемана, которые« открыто демонстрируют »его интерпретирующие подходы к богословию Ветхого Завета.Книга может служить как введением в его богословское наследие, так и его деятельность в качестве общественного богослова во многих битвах нашего времени. Используя язык, который никогда не перестает взаимодействовать, он освещает тексты, мир и отношения между ними ».
— Кэтлин М. О’Коннор, почетный профессор Ветхого Завета Уильям Марселлус Макфитерс, Колумбийская теологическая семинария, Декейтер, Джорджия

«Настоящий сборник эссе Вальтера Брейггеманна, подготовленный KC Hanson, очень приветствуется.Все эссе изначально были опубликованы в номере Festschriften , что означает, что их часто бывает трудно найти или отследить. Читатели, как и я, будут очень счастливы, если они будут собраны в одном месте, тем более что каждое эссе и сборник в целом — это винтажный Брейггеман ».
— Брент А. Строун, профессор Ветхого Завета, Кэндлер Школа теологии, Университет Эмори, Атланта, Джорджия

«Подлинным предметом дисциплины ветхозаветного богословия является Бог Ветхого Завета.Роль ветхозаветного богослова состоит в том, чтобы беспощадно и страстно исследовать живой текст Ветхого Завета, чтобы его живого Бога можно было найти, извлечь и подумать. Ни один ученый последнего поколения не проявил большего постоянства в этом высоком призвании, чем Вальтер Брейггеманн, который был стойким, непоколебимым, всегда превосходным в работе и слове Господа. Эти эссе являются глубоко обновляющим даром в области толкования Ветхого Завета от одного из лучших практиков ветхозаветного богословия.
— Рольф Якобсон, адъюнкт-профессор Ветхого Завета, семинария Лютера, Сент-Пол, Миннесота

Уолтер Брейггеманн — почетный профессор Ветхого Завета в Колумбийской теологической семинарии, Декейтер, штат Джорджия, Уильям Марселлус Макфитерс. В прошлом он был президентом Общества. Библейской литературы и автор множества книг, в том числе «Путь толкования», «Давид и его теолог», «Божественное присутствие среди насилия», , и «Молитва псалмов», (2-е изд.).

намеков, аллегорий и тайн: Новый Завет цитирует Ветхого

Идеал

Хотя его недоброжелатели используют такие термины, как «гипер-буквализм», грамматико-исторический метод изучения Библии может похвалить его.Кто может винить систему, которая стремится к объективности в своем стремлении к познанию Бога? Грамматико-исторический метод побуждает нас читать и изучать без предопределенных доктринальных взглядов. Это побуждает нас искать, признавать и отбрасывать давние предположения о христианстве и Библии. Следовательно, с Духом Святым, непредвзятым умом и усердным изучением каждый может открыть важные истины и различить удивительную внутреннюю последовательность Священных Писаний.

Грамматико-исторический метод читает поэзию как поэзию, историю как историю и пророчество как пророчество.В каждом случае правил общее идиоматическое чувство языка. Другими словами, основное значение отрывка из Священного Писания никогда не является аллегорией, если это не заявлено автором.

Дилемма

Хотя кто-то может быть ярым приверженцем и защитником грамматико-исторического метода, следует признать, что он имеет фундаментальную проблему. Проще говоря, эта проблема заключается в следующем: «Если грамматика и исторический контекст так важны для правильного разделения слова истины, почему авторы Нового Завета иногда его нарушали? Разве они не должны были быть образцом библейской верности? »

По-видимому, нет: самая первая ссылка на Ветхий Завет в Новом Завете не имеет прочной связи с исходным контекстом Ветхого Завета.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *