Темперамент ленина: К характеристике Ленина как личности · Луначарский А. В.

Содержание

К характеристике Ленина как личности · Луначарский А. В.

Настоящая статья впервые была опубликована в 1926 году в газете «Известия» № 18 от 22 января и в журнале «Народный учитель» № 1.

Чем более грандиозное движение находится перед нами, и чем более полно охватывает его тот или другой вождь, тем, конечно, более сильной должны мы предположить его мысль и его волю. Владимир Ильич обладал отличительно яркой, граненно четкой, глубоко охватывающей всякий предмет и поэтому почти ясновидящей мыслью. Мы знаем также, что даже в таком стальном аппарате, как выкованная двадцатилетней борьбой коммунистическая партия, Ленин и его воля играли роль своеобразного мотора, который часто давал необходимый толчок и оказывался решающим элементом во всей партийной работе. Ни на минуту не отрываясь от партийного большинства, Ленин являлся в полном смысле слова двигателем партии.

Сам Ленин, конечно, хорошо знал об этой стороне всякого крупного, а тем более великого человека. Он, например, очень любил говорить о «физической силе мозга» Плеханова. Я сам слышал от него несколько раз эту фразу и сначала не совсем понял ее. Для меня теперь ясно, что так же, как возможен физически сильный человек, который попросту может побороть вас, побороть бесспорно, положить на обе лопатки, может быть и физически сильный ум, при столкновении с которым вы чувствуете ту же непреоборимую мощь, которая подчиняет вас себе. Физическая сила мозга Ленина еще превышала огромную физическую силу мозга Плеханова.

Но, так сказать, объем и размах мысли и воли еще не делают личности. Они делают человека выдающимся, влиятельным, они определяют его, как крупнейшую величину в общественной ткани, но они не определяют отнюдь самого характера личности.

Часто думают (и думают не без основания), что личный характер человека большой роли в истории не играет. В самом деле, отнюдь не отрицая роли личности в истории в известных рамках, мы не можем не склоняться к тому положению, что при этом именно сила мысли, напряженность воли, играют первую роль, ведь все остальное исходит от общества… Тот факт, что Маркс или Ленин оказались революционерами, пролетарскими идеологами и вождями, было предопределено временем. Можно сказать, что в аналогичных исторических и общественных условиях и другие стали бы на эту же точку зрения, только они бесконечно более ярко эту точку зрения выразили, именно в силу

объема. Другие же черты характеристики, хотя и великого лица, могут иметь чрезвычайно большое значение для его биографии, но с точки зрения анализа социальной роли эти черты отходят как будто бы на задний план.

Однако у Владимира Ильича были некоторые черты, которые глубочайшим образом присущи были именно ему и только ему, и которые, тем не менее, имеют колоссальное социальное значение.

Я хочу остановиться на двух таких чертах, которые особенно бросаются в глаза и которые особенно значительны. Значительны же они потому, что характеризуют Ленина как коммуниста. Этим я не хочу сказать, что они присущи вообще всякому коммунисту, нет, но они должны быть присущи законченному коммунисту, такому человеку которого мы строим одновременно с построением нового общества, человеку, каким, может быть, каждый из нас

хотел бы быть, но каким в подлинно законченной форме был Владимир Ильич.

Первая важная черта из тех, о которых я здесь говорю, это отсутствие в Ленине всякого личничества. Явление это очень глубокое и заслуживает внимательной разработки в коммунистической литературе. Я думаю, что это придет со временем, когда вопросы искусства жить станут окончательно на подобающий план.

Мы, конечно, знаем немало мелких людей, которые являются отчасти, даже именно в силу мелкоты своей, — необычайными личинками. Лев Толстой сказал где–то, что истинная ценность человека определяется цифрой, которая получается от деления его хороших качеств на степень его самомнения; то есть даже сравнительно талантливый человек, если он обладает большим самомнением, тем самым может оказаться смешным и даже хуже того, ненужным, вредным; и наоборот, скромных дарований человек, при скромном мнении о себе, может быть мил и высоко полезен.

Было бы просто смешно предположить, что скромность Ильича, о которой так часто говорят, граничила с непониманием им самим своей собственной умственной и нравственной силы. Но у человека, так сказать, буржуазного или еще точнее — докоммунистического типа такое выдающееся положение и такое сознание своей огромной силы непременно сопровождается личничеством. Если даже такой тип будет скромен, то вы и в скромности его увидите позу. Он непременно носит себя, как некий драгоценный сосуд, он непременно обращает внимание на себя, он сам, разыгрывая свою роль в истории, является более или менее восхищенным зрителем.

Вот этого–то совершенно не было у Владимира Ильича, и в этом заключается его необычайная коммунистичность. Та необыкновенная простота и естественность, которые ему всегда сопутствовали, отнюдь не были каким–то «серым походным мундиром», которым Владимир Ильич хотел бы отличаться от золотого шитья других великих и многих малых людей истории. Нет, Владимир Ильич потому внешним образом был чрезвычайно естествен, и как птица летал, и как рыба в воде плавал во всех трудных условиях, что он никогда сам себя не наблюдал, никогда своей оценкой не занимался. Никогда не сравнивал своего положения с положением других и весь, без конца, без края был поглощен работой, которую делал.

Исходя из заданий этой работы, он понимал хорошо, что сам он хороший работник и что ту или иную работу может сделать лучше, чем такой–то товарищ, или что такие–то товарищи могут хорошо сделать эту работу лишь при его помощи и указании. Но это диктовалось, так сказать, организационными задачами, вытекавшими из самой работы.

В высочайшей степени, в некотором глубоком и прекрасном смысле, Владимир Ильич был человеком дела. Конечно, такая преданность делу, такое безусловное, лишенное всякого украшения претворение себя в работника этого дела велико и торжественно только потому, что самое дело огромно, или, вернее, является самым огромным делом, какое вообще мыслимо на свете.

Владимир Ильич жил жизнью человечества, прежде всего жизнью угнетенных масс и еще непосредственнее — жизнью пролетариата, в особенности передового и сознательного пролетариата. Вот такою цепью был он связан с человечеством и чувствовал и себя и свою борьбу на лоне этого человечества делом совершенно естественным, целиком наполняющим его жизнь.

Но именно потому, что во Владимире Ильиче не было совершенно никакого желания свою личность выращивать, поливать, украшать, в силу, я бы сказал, полной небрежности к своей личности, потому что он эту личность передал целиком в коммунистическую кузницу, она осталась не только мощной, но и необычайно цельной, необычайно характерной, ни на кого не похожей, но могущей считаться для всех образцом. Да, мы все не могли бы высказать лучшего пожелания относительно наших детей и внуков, как быть в этом отношении как можно более близкими к образцу, данному Лениным.

И вторая черта, на которой нельзя не остановиться. Владимир Ильич был человек необыкновенно веселый. Это не значит, конечно, чтобы сердце его не сжималось, и это не отпечатывалось глубокой грустью на его лице, при вести или зрелище какой–нибудь скорби любимых им трудящихся масс; все земное он принимал очень близко к сердцу, очень серьезно; и все–таки это был необыкновенно веселый человек.

Почему же такая радость, такая веселость жила в сердце Владимира Ильича? Я полагаю, что она объяснялась тем, что он был до конца практически, жизненно марксистом. Настоящий марксист видит все тенденции и будущее каждой данной общественной формации. Владимир Ильич мог допустить, что коммунисты могут делать ошибки, что вообще обстоятельства сложатся против них, но допустить победу врага не мог, так же, как мы раннею весной, даже шлепая по лужам, под сильным дождем и ветром, не можем не знать, что придет май и тепло, солнце и цветы.

Владимир Ильич разыгрывал труднейшую шахматную партию в мире, но он заранее знал, что даст мат противнику, или, вернее, знал, что та партия, в которой он является огромной важности фигурой, которую ведет пролетариат, непременно будет выиграна.

[1926]

Великий прагматик! Ленин: «Иной мерзавец может быть для нас полезен именно тем, что он мерзавец: bulochnikov — LiveJournal

Обломов, Чернышевский, шахматы, либералы – из чего выросла мораль Ленина

«Выбить из русского Обломова, немцы – вот кем должны стать русские», «либеральная трусость», «литература Достоевского – дрянь», «главный писатель – Чернышевский». Какие культурные, нравственные, литературные привычки сформировали характер Ленина.

Владимир Ленин остаётся главной фигурой ХХ века, определившей это время. Он – единственный из российских политиков, смогший вырваться из круга русских идей, «переросших Россию». До сих пор нет точного ответа, за счёт чего в России мог «вырасти» человек такого масштаба – обычно людей, подобных Ленину, наша Среда обезоруживает на раннем старте. Александр Майсурян в книге «Другой Ленин» пытается проследить культурные, нравственные, литературные привычки, сформировавшие характер вождя.

«Я до позднего возраста играл в солдатики». Одной из любимых игр юного Владимира были солдатики. Он сам вырезал их из плотной бумаги и раскрашивал цветными карандашами. Затем «воюющие стороны» ставили их на полу в ряд по 10–15 пеших и конных фигурок и поочередно сбивали их маленьким резиновым мячиком. Генералы имели более широкие подставки, чем простые солдаты, и сбить их с ног было труднее.

По воспоминаниям родных, Владимир обычно брал под командование войско американцев-северян. Он зачитывался в то время романом Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома».

В 1895 году, знакомясь за границей с вождём русских марксистов Георгием Плехановым, Владимир Ильич между прочим рассказывал ему: «Я сравнительно до позднего возраста играл в солдатики. Мои партнёры в игре всегда хотели быть непременно русскими и представлять только русское войско, а у меня никогда подобного желания не было. Во всех играх я находил более приятным изображать из себя командира английского войска и с ожесточением, без жалости бил «русских» – своих противников».

Плеханов признался, что в детстве тоже любил игру в солдатики, но всегда сражался за русское войско и воображал себя при этом «русским Наполеоном».

+++

Увлечение иностранными языками Владимир Ильич сохранил на всю жизнь. Один раз он прочитал интересовавшую его книгу по-голландски, хотя не знал на этом языке ни слова: каждое слово терпеливо переводил со словарем. «Он свободно читал и говорил по-немецки, французски, английски, читал по-итальянски, – рассказывал Лев Троцкий. – В последние годы своей жизни, заваленный работой, он на заседаниях Политбюро потихоньку штудировал чешскую грамматику. Мы его на этом иногда «ловили», и он не без смущения смеялся и оправдывался».

+++

Нелюбовь к либерализму. Разумеется, казнь брата произвела на Владимира сильнейшее впечатление. По словам сестры Анны, он сорвал со стены и начал топтать карту России.

Резко оттолкнули Ульянова и либералы. «Владимир Ильич рассказал мне однажды, – писала Крупская, – как отнеслось «общество» к аресту его старшего брата. Все знакомые отшатнулись от семьи Ульяновых, перестал бывать даже старичок-учитель, приходивший раньше постоянно играть по вечерам в шахматы».

«Ни одна либеральная каналья симбирская, – говорил Владимир, – не отважилась высказать моей матери словечко сочувствия после казни брата. Чтобы не встречаться с нею, эти канальи перебегали на другую сторону улицы».

«Эта всеобщая трусость, – продолжала Крупская, – произвела, по словам Владимира Ильича, на него тогда очень сильное впечатление. Это юношеское переживание, несомненно, наложило печать на отношение Владимира Ильича к «обществу», к либералам. Он рано узнал цену всякой либеральной болтовни».

+++

Главный учитель – Чернышевский. «До знакомства с сочинениями Маркса, Энгельса, Плеханова главное, подавляющее влияние имел на меня только Чернышевский, и началось оно с «Что делать?».

Надежда Крупская вспоминала о муже: «Он любил роман Чернышевского «Что делать?», несмотря на мало художественную, наивную форму его. Я была удивлена, как внимательно читал он этот роман и какие тончайшие штрихи, которые есть в этом романе, он отметил. Впрочем, он любил весь облик Чернышевского, и в его сибирском альбоме были две карточки этого писателя, одна, надписанная рукой Ильича, – год рождения и смерти».

Любопытно, что в один из самых трудных моментов революции, в 1919 году, Ленин сравнил судьбу всей страны с судьбой Чернышевского. «Возьмём хотя бы Чернышевского, оценим его деятельность. Как её может оценить человек, совершенно невежественный и тёмный? Он, вероятно, скажет: «Ну что же, разбил человек себе жизнь, попал в Сибирь, ничего не добился. Вот вам образец». Но лишения, которым подверг себя Чернышевский, не были напрасны; по той же причине не напрасны и лишения России.

Среди молодых революционеров в начале XX века к роману Чернышевского было принято относиться снисходительно – за «мало художественную форму», наивность изложения. Николай Вольский (Н. Валентинов, в те годы большевик) в 1904 году как-то в присутствии Ленина завел разговор об этом произведении.

— Диву даешься, – заметил он, – как люди могли увлекаться и восхищаться подобной вещью? Трудно представить себе что-либо более бездарное, примитивное и в то же время претенциозное. Большинство страниц этого прославленного романа написаны таким языком, что их читать невозможно.

«Ленин, – вспоминал Вольский, – до сего момента рассеянно смотрел куда-то в сторону, не принимая никакого участия в разговоре. Услышав, что я говорю, он взметнулся с такой стремительностью, что под ним стул заскрипел. Лицо его окаменело, скулы покраснели – у него это всегда бывало, когда он злился».

— Отдаёте ли вы себе отчёт, что говорите? – начал он с негодованием. – Как в голову может прийти чудовищная, нелепая мысль называть примитивным, бездарным произведение Чернышевского, самого большого и талантливого представителя социализма до Маркса? Сам Маркс называл его великим русским писателем!»

+++

Шахматы. «Ярче всего натура Ильича, как прирождённого спортсмена, сказывалась в шахматной игре», – писал П.Лепешинский. Он оставил и более подробное описание одной из партий Владимира Ильича – но не движения фигур по доске, а поведения игроков. «Помню, – вспоминал он (ещё при жизни Ленина), – как мы втроём, т. е. я, Старков и Кржижановский, стали играть с Ильичем по совещанию. И, о счастье, о восторг, Ильич «сдрейфил»! Ильич терпит поражение. Он уже потерял одну фигуру, и дела его очень неважны. Победа обеспечена за нами.

Рожи у представителей шахматной «Антанты» – весёлые, плутовские. Враг сидит в застывшей позе над доской, как каменное изваяние, олицетворяющее сверхчеловеческое напряжение мысли. На его огромном лбу, с характерными «сократовскими» выпуклостями, выступили капельки пота, голова низко наклонена к шахматной доске, глаза неподвижно устремлены на тот уголок, где сосредоточен был стратегический главный пункт битвы.

По-видимому, если бы кто-нибудь крикнул тогда: «пожар, горит, спасайтесь», он бы и бровью не шевельнул. Цель его жизни в данную минуту заключалась в том, чтобы не поддаться, чтобы устоять, чтобы не признать себя побеждённым. Лучше умереть от кровоизлияния в мозг, а всё-таки не капитулировать, а всё-таки выйти с честью из затруднительного положения.

Легкомысленная «Антанта» ничего этого не замечает.

Первым забил тревогу её лидер.

— Ба-ба! да это что-то нами непредвиденное, – голосом, полным тревоги, реагирует он на сделанный Ильичем великолепный маневр.

Но, увы, разжевать нужно было раньше, а теперь уже поздно. С этого момента их лица всё более и более вытягиваются, а у Ильича глазки загораются лукавым огоньком. Союзники начинают переругиваться между собою, попрекая друг друга в ротозействе, а их победитель весело-превесело улыбается и вытирает платком пот со лба».

+++

«Выбить из русского Обломова». Ещё один «любимый» литературный образ Ленина – помещик Илья Ильич Обломов из одноименного романа Гончарова.

По Ленину, Обломов – это почти что воплощение России, русского человека. «Был такой тип русской жизни – Обломов, – говорил он в одной из речей в 1922 году. – Он всё лежал на кровати и составлял штаны. С тех пор прошло много времени. Россия проделала три революции, а всё же Обломовы остались, так как Обломов был не только помещик, а и крестьянин, и не только крестьянин, а и интеллигент, и не только интеллигент, а и рабочий и коммунист. Старый Обломов остался, и надо его долго мыть, чистить, трепать и драть, чтобы какой-нибудь толк вышел». И после всех революций Россия, по Ленину, осталась «обломовской республикой».

В сочинениях Ленина пестрят упоминания «русской обломовщины», «наших проклятых обломовских нравов», «проклятой привычки российских Обломовых усыплять всех, всё и вся».

«Вот черта русского характера: когда ни одно дело до конца не доведено, он всё же, не будучи подтягиваем из всех сил, сейчас же распускается. Надо бороться беспощаднейшим образом с этой чертой. Я не знаю, сколько русскому человеку нужно сделать глупостей, чтобы отучиться от них». «Русский человек – плохой работник по сравнению с передовыми нациями». «По части организаторских способностей российский человек, пожалуй, самый плохой человек». «Мы дьявольски неповоротливы, мешковаты, сколько ещё у нас обломовщины, за которую нас ещё неминуемо будут бить». »

Вячеслав Молотов вспоминал: «Ленин говорил: «Русские ленивы. Поболтать, покалякать – это мы мастера! А вот организовать». «По-моему, – писал Ленин в 1922 году, – надо не только проповедовать: «учись у немцев, паршивая российская коммунистическая обломовщина!», но и брать в учителя немцев. Иначе – одни слова».  Молотов продолжал: «Активность, организованность у Ленина – чертовская!»

Одной из характерных черт Владимира Ильича, – писала Мария Ульянова, – была большая аккуратность и пунктуальность. Вероятно, эти качества передались Владимиру Ильичу по наследству от матери. А мать наша по материнской линии была немка, и указанные черты характера были ей свойственны в большой степени».

+++

Лидерство. Меньшевик Александр Потресов рассказывал: «Никто, как он, не умел так заражать своими планами, так импонировать своей волей, так покорять своей личности, как этот на первый взгляд такой невзрачный и грубоватый человек, по-видимому, не имеющий никаких данных, чтобы быть обаятельным. Ни Плеханов, ни Мартов, ни кто-либо другой не обладали секретом излучавшегося Лениным прямо-таки гипнотического воздействия на людей, я бы сказал, господства над ними. Плеханова – почитали, Мартова – любили. Но только за Лениным беспрекословно шли, как за единственным, бесспорным вождём. Ибо только Ленин представлял собою, в особенности в России, редкостное явление человека железной воли, неукротимой энергии, сливающего фанатичную веру в движение, в дело, с не меньшей верой в себя».

+++

«Долой Достоевского». С отношением к Нечаеву тесно переплеталось и отношение Ленина к «омерзительному, но гениальному» Достоевскому. Ленин не стал читать «Бесов». (Этот роман, как известно, писатель создал по материалам процесса «Народной расправы», а сам Нечаев послужил прототипом героя романа Петра Верховенского.)

Владимир Ильич признавался: «Явно реакционная гадость, подобная «Панургову стаду» Крестовского, терять на неё время у меня абсолютно никакой охоты нет. Перелистал книгу и швырнул в сторону. Такая литература мне не нужна – что она мне может дать? На эту дрянь у меня нет свободного времени».

Немногим лучше относился он и к другим произведениям писателя. О «Братьях Карамазовых» вместе с «Бесами» высказывался так: «Содержание сих обоих пахучих произведений мне известно, для меня этого предостаточно. «Братьев Карамазовых» начал было читать и бросил: от сцен в монастыре стошнило».

Роман «Преступление и наказание» Владимир Ильич, впрочем, прочитал. Один из товарищей в пылу спора как-то заметил ему:

— Так легко можно дойти до «всё позволено» Раскольникова.

— Какого Раскольникова?

— Достоевского, из «Преступления и наказания».

— «Всё позволено»! – с нескрываемым презрением подхватил Ленин. – Вот мы и приехали к сантиментам и словечкам хлюпкого интеллигента, желающего топить революционные вопросы в морализирующей блевотине. Да о каком Раскольникове вы говорите? О том, который прихлопнул старую стерву ростовщицу, или о том, который потом на базаре в покаянном кликушестве лбом всё хлопался о землю? Вам может быть, это нравится?»

«Ничто так не претило Ленину, – замечал Л.Троцкий, – как малейший намёк на сентиментальность и психологическое рассусоливание». «Очень строго относился к себе. Но копанье и мучительнейший самоанализ в душе ненавидел», – подтверждала это отношение Н.Крупская.

Чересчур пристальное внимание к тёмным сторонам человеческой души Ленина отталкивало, в одном из писем он называл это «архискверным подражанием архискверному Достоевскому». И добавлял, поясняя свою мысль: «Мне пришлось однажды провести ночь с больным (белой горячкой) товарищем – и однажды «уговаривать» товарища, покушавшегося на самоубийство (после покушения) и впоследствии, через несколько лет, кончившего-таки самоубийством. Но в обоих случаях это были маленькие кусочки жизни обоих товарищей. А выискивать в жизни подобные «кусочки», чтобы соединить их все вместе – значит, малевать ужасы, пужать и своё воображение, и читателя».

+++

Свобода от морализма. Н.Вольский отмечал, что Владимир Ильич «с полнейшим равнодушием относился к указанию, что то или иное лицо грешит по части личной добродетели, нарушая ту или иную заповедь праотца Моисея. Ленин в таких случаях – я это слышал от него – говорил: «Это меня не касается, это Privatsache» или «на это я смотрю сквозь пальцы».

В 1904 году один из большевиков попал в неприятную историю: просадил партийные деньги в публичном доме (как тогда выражались, «лупанарии»). Ленин по этому поводу заявил, что, не будучи попом, проповедями с амвона не занимается, и поэтому на происшествие смотрит сквозь пальцы.

«Если Икс пошел в лупанарий, – заметил он, – значит, нужда была, и нужно полностью потерять чувство комичности, чтобы по поводу этой физиологии держать поповские проповеди».

Владимир Ильич одобрил поступок большевика Виктора Таратуты, который женился на богатой невесте. Благодаря этому партия вполне законно получила крупную сумму.

— Но каков Виктор? – возмущался этой женитьбой один из знакомых Ленина. – Ведь это подло по отношению к девушке?

— Тем-то он и хорош, – улыбаясь, возразил Владимир Ильич, – что ни перед чем не остановится. Вот вы скажите прямо, могли бы вы за деньги пойти на содержание к богатой купчихе? Нет? И я не пошел бы, не мог бы себя пересилить. А Виктор пошёл. Это человек незаменимый!

«Партия, – заметил Ленин, – не пансион благородных девиц. Иной мерзавец может быть для нас именно тем полезен, что он мерзавец».

(Разумеется, это не полный перечень фактов и явлений, сформироваших Ленина. В одной из ближайших публикаций мы продолжим эту тему).

+++

Ещё в Блоге Толкователя о Ленине:

Ленин-спортсмен

Владимир Ленин был увлечённым спортсменом. Он регулярно делал гимнастику, занимался боксом, коньками и греблей. Ленин считал, что у настоящего революционера «должны быть мышцы, а не тряпка». Его соратник Николай Валентинов позднее описал это увлечение Ленина спортом.

***

Владимир Ленин: человек – германский монастырь

Ленин использовал в практике от 130 до 150 псевдонимов. Но, как известно, остановился он на «Ленине». Историки до сих пор гадают, чем был обусловлен такой выбор. Одна из версий – Ильич так назвался в честь немецкого монастыря Ленин, известного верующим европейцам своим «Ленинским пророчеством».

Кем стал для населения России Ленин, биография, история жизни

Владимир Ильич вошёл в список 100 самых значимых людей XX века. Он был революционером, учителем и вождём всех трудящихся на земле. Человек, которому силой слова удалось изменить вековой политический строй на территории огромной страны. Кем был в обычной жизни Владимир Ильич Ленин, биография, личная жизнь вождя пролетариата.

Ленин – выдающаяся личность на века

Личность и значение вождя социализма в России очень спорно и вызывает много кривотолков. В своё время он считался чуть ли не Богом, его портреты висели в каждом доме, люди выходили на улицу с транспарантами и прославляли его имя. И до сих пор его тело покоится в центре столицы, откуда убирать гроб не спешат.

За 7 лет ему удалось свергнуть царизм, который был у власти на протяжении трёх веков. Сотни людей увидели в нем своего учителя и предводителя, такова была сила слова Ленина. С тех пор с его именем связаны самые глубокие изменения в нашей стране. Оценить время его нахождения у власти мы можем только теперь.

Сейчас уже становится очевидным, что немало ошибок было совершено правительством Ленина. Кроме того, известно безграничное число фактов необычайной жестокости, которую применяли большевики на пути к власти.

Изначально идея Ленина была в том, чтобы создать всеобщее равенство и братство. Планировалось сделать централизованным управление ресурсами страны, разделить все богатства с народом и упразднить классовую разницу. На деле оказалось, что этот процесс практически невозможен, народ оказался не подготовленным, территория страны огромна. При этом пролетариат составлял всего лишь 10% от населения страны. Ленинизм считается высшей степенью марксизма.

И только в конце своего жизненного пути он признал, что теория социализма в нашей стране провальна. Но изменить уже ничего было нельзя, машина Советского Союза была запущена.

Личность Ленина в его ранние годы

Дата рождения будущего вождя мирового пролетариата 22 апреля 1870 года. Появился на свет он в посёлке Симбирск. Национальность Ленина (Ульянова) — русский. Его дедушка был крепостным крестьянином, проживал в Нижегородской области. Позже семья перебралась на заработки в Астрахань. Родители были преподавателями средней школы. Отец, Илья Николаевич Ульянов стал директором. Он инспектировал нередкие учебные заведения Симбирской губернии. Мать, Мария Александровна, была обучена на дому, как дочь врача сдала экзамены экстерном и получила аттестат о среднем образовании. Занималась она семьёй, кроме маленького Володи в семье было ещё трое детей.

Стёршего брата Ленина казнили позже за участие в заговоре против царя Александра III, на момент его смерти Владимиру было 17 лет. А младшие брат Дмитрий Ульянов и сестра Анна стали позже работать вместе с Лениным, активно продвигая дела социализма.

До 1887 года он учился в гимназии, где идеи революции впервые начали овладевать им.его желанием стало освобождение народа от угнетателей. От старшего брата он узнал о существовании марксизма. Сам Владимир Ильич был способным учеником, схватывал все науки на лету, интересовался историей, философией. Известно сколько языков знал Ленин, их было 11.

Но в 1887 же году их революционный кружок арестовали и Владимира отправили в ссылку. Предварительно исключив из Казанского университета, в который он поступил после окончания гимназии. В это время идея всеобщего равенства уже охватила его полностью. Характер Ленин имел сложный, но своим идеям был предан до конца.

Так идея социализма стала основным делом его жизни.

Образование и молодость

В 1891 году после возвращения из ссылки, Ленин сдаёт экзамены в Петербургский университет. Выбирает для себя юридический факультет. Здесь он продолжает окружаться себя единомышленниками, создаёт новую революционную группу. Выступает с лекциями по отмене народничества. Позже устраивается помощником адвоката в г. Самаре, куда его семейство переезжает на постоянное жительство.

В 1893 году решает покинуть родителей и переезжает в Петербург. Продолжает работать помощником присяжного поверенного в суде. Прикрывая тем самым свои настроения. Его уверенность в своей правоте, желание достичь успеха в идеях марксизма, снискала глубокое уважение среди единомышленников и революционеров Петербурга. Постепенно Ленин в молодости обрастает связями с лидерами рабочего класса, ведёт переписку с марксистами крупнейших городов России. Владимир настаивает на переходе от теории к действию, проводит агитационные компании в рабочих и студенческих кругах.

Ставит задачу создать рабочую социал-демократическую партию. Отдаёт все силы, всю свою энергию делу революции. Ленин начинает заниматься внедрением социализма в российскую действительность, постепенно переходя от теории к практике. Создаёт организацию за освобождение рабочего класса, которая стала предшественницей коммунистической партии.

Его политически деятельность

В 1895 году его революционную деятельность раскрыли и Ленина вновь заключили под арест. На 3 года его отправляют в ссылку, где Владимир Ильич одолжат своё дело, пишет труды о важности социал-демократической революции. Подруга жизни Ленина, Надежда Крупская также была сослана, как его любовница (а после жена) и активный революционный деятель. Здесь, в ссылке, в Шушенском они и поженились. Кольца им смастерили местные умельцы из медной монеты. Несмотря на то, что оба были атеистами пришлось обвенчаться по требованию руководства. О религии под арестом говорить было нельзя.

Отсюда вождь пролетариев продолжал поддерживать отношения с лидерами профсоюзов и марксистами. Общение велось по переписке. Разработал план практического внедрения марксизма, без которого не получалось оформить движение в реальную силу.

После ссылки Ленин отправляется в Псков, откуда продолжает общение с лидерами движения. Большинство из них попадает под арест и Ленин становится главой партии.

Непосредственно в период первой революции 1905-1907 года он путешествовал в Швейцарии. По возвращению на Родину провозглашает начало пролетарской революции и вскоре создаёт вооружённое восстание. Оно получило название Октябрьской революции. На тот момент Ленину уже исполнилось 47 лет.

Революция 1917 года не была воспринята всерьёз современниками, хотя время было сложное, страна находилась в экономическом кризисе, были волнения в военных кругами на политической арене. Так что обстановка в стране поспособствовало революционным начинаниям Ильича.

Что стало с ним и с его идеями в будущем?

Приход к власти большевиков ознаменовался всеобщим хаосом, царская семья была расстреляна. Страна погрязла в грабежах и массовых убийствах элитных слоёв общества. Впрочем, эти проблемы мало волновали вождя революции. В 1922 году его здоровье значительно ухудшилось. Он пишет письмо-обращение к соратникам, где указывает на основные проблемы партии, касающиеся его руководства в лице Сталина и Троцкого. Годы жизни Ленина завершились в 1924 году. Чем болел вождь доподлинно не известно, информация меняется и точный диагноз не обнародован.

После смерти вождя его фигуре придаётся культовое значение, биографию Ленина переписывают в зависимости от надобности партийной ячейки. То же происходит и с его идеями. Сталин узурпирует власть, устанавливает строгую вертикаль, ликвидирует «врагов народа», наводит благоговейный ужас на население всей страны.

Споры касательно его идей и его будущего

Обсуждение Ленина, его идей и даже местонахождения захоронения продолжается уже почти 100 лет с момента его смерти. Скоротечное его правление перевернуло полностью весь уклад страны. В жертву революции были принесены миллионы граждан, большинство из которых составляли образованную прослойку населения. Идеи Ленина касались не только России, в его планах был коммунизм мирового масштаба. Кроме того, он радел за всеобщее образование, но население оказалось готово к этому только частично, а большинство занималось разграблением имущества бывших своих угнетателей.

Касаемо хранения тела вождя под стенами Кремля, слухи расползлись уже сразу после кончины Ленина. Некоторые считают, что тело не настоящее и в гробу лежит восковая кукла. Работники Мавзолея же говорят об обратном. Люди, проработавшие там годами с уверенностью говорят о том, что тело сохранено в идеальном состоянии. Так что однозначно утверждать, что состоялись похороны Ильича нельзя.

Не понятно только, зачем оно столько лет хранится там, почему Ленина не хоронят, с учётом открывшихся со временем печальных обстоятельств революции и фактов силового насаждения власти. Скорее всего сейчас тело Владимира Ильича стоит воспринимать как памятник Октябрьской революции, унёсшей миллионы жизней и поменявшей уклад большинства жителей страны навсегда.

[Всего: 1   Средний:  5/5]

«Вождь» или «Наш Ильич»? Образ Ленина сложился лет за 30 до революции | Москва

150 лет назад, 22 апреля 1870 года… В своё время одного этого было достаточно, чтобы каждый наш соотечест­венник сразу догадался, о ком пойдёт речь. Конечно, о Ленине!

Один из самых ранних детских рассказов о Владимире Ильиче начинался словами: «В комнате на стене висит портрет». И маленький мальчик на вопрос отца, кто же там изображён, уверенно отвечает: «Знаю. Это Ленин!»

«Ленин всегда с тобой!»

Он всегда был с нами. Апрельские утренники в детском саду, посвящённые дню его рождения, – это только начало. Вся жизнь советского человека была связана с Лениным – даже если захочешь, всё равно не забудешь. Хотя бы потому, что его портрет присутствовал на всех советских банкнотах. Да и вообще повсюду. Бесчисленные улицы Ленина, памятники, почтовые марки, открытки, даже татуировки… Словом, Ленин превратился в символ.

Владимир Ульянов в год окончания гимназии №3. 1887 год. Фотограф Борис Бик. Симбирск. Фото: РИА Новости/ Борис Бик

Но что такое символ? Согласно любой энциклопедии – «условный знак для обозначения предмета». И фигура одного из самых ярких и удивительных людей своего времени стала именно такой – условной, предельно упрощённой.

Прежде всего это касалось его биографии. Все твёрдо помнили: «Когда был Ленин маленький с кудрявой головой, он тоже бегал в валенках по горке ледяной». А потом вдруг – раз! – он уже в кепке, на броневике, с выброшенной вперёд рукой: «Есть такая партия!» Этот скачок чётко фиксировался официальной символикой – на октябрятских звёздочках Ленин как раз «с кудрявой головой». А на пионерских значках и далее везде – канонический профиль зрелого мужа с «сократовским» лбом и бородкой.

Середина же запоминалась обрывками. Старший брат Александр повешен за подготовку покушения на императора Александра III. «Мы пойдём другим путём». Изгнание из Казанского университета. Ссылка в Шушенское. Эмиграция. Вроде всё хорошо, но совершенно непонятно, как Володя Ульянов превратился в Ленина – исполинскую фигуру, перевернувшую если не весь мир, то Россию уж точно.

Недоучившийся студент?

На этом виртуозно сыграли после распада СССР, предложив решение, подкупающее своей простотой. Дескать, этот недоучившийся студент и адвокат-неудачник просто оказался в нужное время в нужном месте, к тому же поддержанный германским золотом и вообще мировой закулисой.

Фокус, однако, в том, что даже формула «изгнание из университета» не вполне соответ­ствует реальности. Вот какое прошение подал первокурсник Ульянов 5 декабря 1887 г. – на следующий день после бурной студенческой сходки, в которой принимал активное участие: «Не признавая возможным продолжать моё образование в Университете при настоящих условиях университетской жизни, имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство сделать надлежащее распоряжение об изъятии меня из числа студентов Император­ского Казанского Университета». Да, прошение запоздало – исключение состоялось по горячим следам, ещё 4-го числа. Но вряд ли об этом знал сам Ульянов, который всё это время сидел под арестом.

Любители щегольнуть ярлыком «недоучившийся студент» забывают, что даже с формальной точки зрения назвать Ульянова таковым не получится. В 1891 г. он сдаёт государст­венные экзамены экстерном, причём из всего потока в 33 человека только он один по всем 18 предметам получает высшую оценку. Итог – диплом I степени. И дальнейшая карьера юриста, которую никак нельзя назвать провальной.

«Мужицкий правозаступник»

В начале 1892 г. самарский присяжный поверенный Андрей Хардин подаёт запрос о назначении к нему в помощники Владимира Ульянова. И уже 5 марта 1892 г. молодой помощник присяжного поверенного выступает защитником по делу крестьянина Муленкова, который в бакалейной лавке «ругал поматерно бога, богородицу, святую троицу и затем государя императора и его наследника, говоря, что государь неправильно распоряжается». Обвинение нарисовало было Муленкову 15 лет каторги – именно столько полагалось за «хулу на бога и государя». Но защитнику удалось скостить наказание до 1 года тюрьмы. Кому-то такой старт может показаться посредственным. Однако в архивах находится 14 уголовных и 2 гражданских дела с участием самарского адвоката Владимира Ульянова. Оба гражданских дела он выиграл вчистую. По уголовным – для 5 подсудимых добился полного оправдания, для 8 – смягчения наказания, одно дело прекращено в силу примирения сторон. Для молодого специалиста отличный результат и шансы сколотить себе имя и состояние – недаром Андрей Хардин впоследствии сокрушался, что его помощник не пошёл по линии адвокатуры.

Зато как раз в те годы началась работа над именем. Вернее, статусом. Ульянов в основном выступал адвокатом по назначению суда, то есть бесплатно защищал тех, кто не мог себе позволить нанять «настоящего» адвоката. Не гнушался ничем – среди выигранных им процессов фигурирует дело «о краже залатанного носильного белья общей суммой на 10 копеек». Именно тогда в разговорах самарских обывателей впервые прозвучала формула, которая определяет всё: «Ульянов – мужицкий правозаступник». Потом её в том или ином виде будут повторять, да так назойливо, что она сильно истреплется, почти утратив значение и вес.

Молодой Владимир Ильич Ульянов (Ленин). Самара. 1891 год. Фотограф И.А.Шарыгин. Фото: РИА Новости

Объяснял, что происходит

И всё-таки останется правдой. Ульянов действительно был «мужицким заступником», или, если угодно, универсальным «народным мстителем». Причём не преследуя никакой личной выгоды. По той простой причине, что впоследствии сформулирует Лев Толстой: «Не могу молчать!» В самом деле – много ли корысти ему, сосланному в Шушенское, заниматься юридической поддержкой крестьян, которых местные чиновники загнали за Можай? Никакой. Более того – сплошной риск, поскольку административно-ссыльным такие вещи прямо запрещались. И тем не менее он по мере сил помогает крестьянам. До тех самых пор, пока один из них, несмотря на строгий запрет Ленина молчать о юридическом консультанте, всё-таки проговаривается: «Кто помог писать прошение? Так это наш Ильич, Владимир Ульянов!»

В 1956 г. вышла в свет книга для детей «Наш Ильич». Над которой некогда было принято посмеиваться как над образцом самой кондовой пропаганды. И которая внезапно по своему посылу оказывается чистой правдой. «Наш Ильич» – не изобретение автора книги, старого большевика Владимира Бонч-Бруевича. Это глас народа. Так думали и говорили мужики из Шушенского и округи. Так думали и говорили питерские рабочие, с которыми Ленин, если изъясняться казённым языком, «проводил занятия в марксистских кружках». Эти слова могут нагнать невыразимую скуку, но только не в случае с Лениным. Он не столько «проводил занятия», сколько раскрывал глаза на то, как всё по-настоящему устроено, почему тебя штрафуют и кидают с зар­платой и как бороться за свои интересы. Вот воспоминания рабочего Владимира Князева: «Собравшиеся слушали его внимательно. Главной мыслью, как мы поняли, было то, что люди неясно представляют себе свои интересы, а главное, не умеют пользоваться тем, чем могли бы воспользоваться. Слушать его было легко, так как он всё объяснял, что было нам непонятно». Из таких вот занятий сложилась, например, ленинская брошюра 1895 года: «Объяснение закона о штрафах, взимаемых с рабочих на фабриках и заводах». Среди рабочих она стала безусловным хитом на долгие годы, а её автор был признан безусловным заступником рабочих и вообще простых людей. Нажмите для увеличения 

Глас народа

После смерти Ленина в январе 1924 г. ОГПУ следило за реакцией населения и готовило для правительства информационные сводки «по донесениям с мест». Картина везде была примерно одинаковой: «Смерть Ленина вызвала глубокое сожаление среди крестьянских масс. Среди них слышны разговоры о том, что Ленин был хороший мужик, что у него была большая голова: всё понимать мог. Для крестьян смерть т. Ленина является тяжёлой утратой. По их мнению, они потеряли единст­венного защитника». Списать всё это на «зомбированность» населения «большевистской пропагандой» не получится – советской пропагандистской машине ещё предстояло стать самой совершенной в мире, до появления радио в домах или хотя бы на столбах тоже оставались годы, а население было в массе своей неграмотным. Так что придётся признать очевидную истину – образ Ленина как защитника всех простых людей не был навязан извне, а сложился сам по себе. То, что Ленин – это «наш Ильич», Россия признала сама по себе.

Характеристика В.И. Ленина как партийного, политического лидера: VIKENT.RU

Характеристика В.И. Ленина как политического лидера

«Ленин был первым представителем нового вида профессиональных организаторов тоталитарной политики. Вероятно, ни в ранней молодости, ни позже ему не приходило в голову, что существовали и другие виды человеческой деятельности, которыми стоило бы заниматься. Как анахорет он повернулся спиной к обыкновенному миру.

Ленин с презрением отверг предложение своей матери заняться земледелием.

Несколько недель он работал адвокатом и возненавидел эту работу. После этого он никогда не имел другого вида работы или занятия, так как его журналистика была просто функцией его политической жизни.

Но его политика была политикой жреческой, а не народной. Ленин окружил себя официальными публикациями, историческими и экономическими трудами. Он не сделал никакой попытки непосредственно поинтересоваться взглядами и условиями жизни масс. Идея об изучении мнения избирателей была для него анафемой — «ненаучной». Он никогда не посещал фабрик и не приближался к сельскому хозяйству. У него не было никакого интереса к тому, какими путями создается богатство. Его никогда не видели в рабочих кварталах городов, в которых он жил. Вся его жизнь протекла среди членов его собственного подкласса — буржуазной интеллигенции, в которой он видел уникальное привилегированное духовенство, одарённое особыми знаниями и избранное самой историей для решающей роли. Социализм, писал он, цитируя Карла Каутского, — продукт «глубокого научного познания… Носителем [этой] науки является не пролетариат, а буржуазная интеллигенция: современный социализм рождается в умах отдельных членов этого класса».

Отдельных членов — или одного отдельного члена? На практике оказалось последнее. За двадцать лет до своей революции Ленин создал собственную фракцию среди социал-демократов — фракцию большевиков, отделил её от меньшевиков (или меньшинства) и стал после этого её абсолютным господином. Этот процесс, воля к власти в действии, был хорошо документирован его критически настроенными товарищами.

Плеханов, действительный создатель русского марксизма, через чью организацию «Искра» Ленин впервые стал известным, обвинял его в «поддержке сектантского духа исключительности». Он «смешивал диктатуру пролетариата с диктатурой над пролетариатом» и пытался создать «бонапартизм, если и не абсолютную монархию, в старом дореволюционном стиле». Вера Засулич говорила, что вскоре после того, как Ленин пришёл в «Искру», газета превратилась из дружного семейства в личную диктатуру. Ленинское представление о партии, писала она, это представление Луи XIV о государстве – moi.

В том же 1904 г. Троцкий назвал Ленина Робеспьером и террористическим диктатором, который пытается превратить партийное руководство в комитет общественной безопасности. Методы Ленина, писал он в своей статье «Наши политические задачи», являются «мрачной картиной трагической непримиримости якобинцев… партия подменяется партийной организацией, организация — Центральным комитетом и, наконец, Центральный комитет — диктатором».

Шесть лет спустя, в 1910 г., мадам Кржижановская писала: «Это человек, вставший против всей партии. Он разрушает партию». В 1914 г. Чарльз Раппапорт, восхваляя Ленина как  «несравненного организатора», добавлял: «Но он считает социалистом только себя… Война объявляется каждому, кто отличается от него. Вместо того, чтобы бороться со своими оппонентами в социал-демократической партии социалистическими методами, т.е. аргументами, Ленин использует только хирургические методы такие, как «пускание крови». Никакая партия не может существовать при режиме этого социал-демократического царя, который считает себя сверхмарксистом, но в действительности является только авантюристом высокого ранга».

Приговор был следующим: «Победа Ленина была бы самой большой опасностью для русской революции… Он удушит её». Два года спустя, накануне революции, Вячеслав Менжинский описывал его как «политического иезуита,… незаконнорождённого дитя русского абсолютизма,…естественного наследника русского трона».

Внушительное единодушие этого критического анализа Ленина за двадцатилетний период, данного людьми, близко разделявшими его цели, свидетельствует об одной устрашающей последовательности характера Ленина. Он отметал в сторону атаки, которые, как видно, никогда и не заставляли его остановиться или задуматься хотя бы на секунду. В его броне не было ни одной трещины. Авторитарный? Разумеется. «Классами руководит партия, а партией руководят личности, которые называются лидерами… Это — азбучная истина. Воля класса иногда исполняется диктатором».

Значение имело только то, чтобы миропомазанный индивид, человек, избранный историей  обладать необходимыми познаниями, в назначенное время смог понять и, таким образом, быть в состоянии растолковать священные тексты. Ленин всегда настаивал, что марксизм идентичен объективной истине. «В философии марксизма, — писал он, — вылитой из одного куска стали, нельзя вынуть ни одной основной посылки, ни одной существенной части, не отходя от объективной истины». Он сказал Валентинову: «Ортодоксальный марксизм не нуждается ни в какой ревизии ни в области философии, ни в теории политэкономии, ни в теории исторического развития».

Уверовав в это, а также в то, что сам он был назначенным свыше толкователем, так же, как Кальвин толковал Святое писание в своих Институтах (Трактаты Кальвина, где обосновывались гонения на инакомыслящих – Прим. И.Л. Викентьева). Ленин обязан был смотреть на ересь даже с большим ожесточением, чем на неверных. Отсюда и удивительная злоба в ругани, которой он постоянно осыпал своих оппонентов в партии, приписывая им самые низменные мотивы и пытаясь уничтожить их морально, даже если речь шла о незначительных моментах его доктрины. Вид языка, использовавшегося Лениным, с его метафорами, вышедшими из джунглей и сельского двора, и его грубый отказ сделать хотя бы малейшее усилие к человеческому взаимопониманию, напоминал odium theologicum (теологическая ненависть), отравлявшую христианские диспуты о Троице в шестом и седьмом веках, или об эвхаристии в шестнадцатом веке.

И, разумеется, после того как словесная ненависть была подогрета до предельной точки, в конце концов обязательно должна была пролиться кровь. Как печально отмечал Эразм о лютеранах и папистах: «Долгая война в словах и писаниях закончится ударами», — так и происходило на протяжении целого века. Ленин ничуть не страшился подобной перспективы. Как воинственные теологи, занимаясь достаточно тривиальными на непосвящённый взгляд вопросами, ощущали, что, в сущности, решают, будут ли бессчётные миллионы душ гореть в аду целую вечность, так и Ленин знал, что приближался роковой перелом в цивилизации, в котором будущая судьба человечества будет решена историей, а сам он будет её пророком. Bo-имя этого стоит пролить немного крови, а, может, и побольше.

И всё же любопытно, что при всей своей видимой ортодоксальности Ленин был очень далёк от ортодоксального марксиста. В существенных элементах он даже вообще не был марксистом. Он часто использовал методологию Маркса и применял диалектику, чтобы оправдать свои выводы, к которым приходил интуитивно. Но он полностью пренебрегал самим ядром марксистской идеологии — исторической детерминированностью революции. В глубине своей души Ленин был не детерминистом, а волюнтаристом: решающую роль играет человеческая воля, а, конкретно, — его».

Пол Джонсон, Современность: Мир с Двадцатых по Девяностые годы, Часть I, М., «Анубис», с. 66-68.

Кто такой Ленин? Его национальность, женщины и тайна тела в мавзолее

Для россиян, рожденных после СССР, Ленин – не более чем мумия в мавзолее, о которой в интернете шутят или распускают загадочные слухи.

В советское время о нем тоже ходило немало анекдотов, но официально его свято почитали, о чем сегодня напоминают бесчисленные улицы и проспекты Ленина по всей стране.

Как при таких диаметральных оценках рассказать об исторической личности непредвзято? Только с помощью фактов. Отвечаем на 5 популярных вопросов о Ленине.

Кто такой Ленин? Что он сделал?

Владимир Ильич Ленин – организатор Октябрьской революции 1917 года и создатель Российской Советской Республики – первого в мировой истории социалистического государства рабочих и крестьян. Он радикально изменил картину мира и объективно считается одной из самых значительных и влиятельных фигур XX века.

Советский плакат. Фото: В. Лебедев / РИА Новости

Ленин (настоящая фамилия Ульянов) родился в 1870 году при царском режиме в довольно зажиточной семье, которую сейчас отнесли бы к «среднему классу». Яростный бунтарь проснулся в нем только в 17 лет под впечатлением от казни 21-летнего брата Александра, который оказался тайным революционером-экстремистом и был повешен за подготовку покушения на Александра III.

Владимир (слева) и Александр в 1887 году. Архив РИА Новости, Wikimedia

Уже в 23 года Ленин стал ключевой фигурой революционного подполья. Он принялся адаптировать к российским реалиям теорию Маркса и Энгельса о самостоятельном освобождении пролетариата от эксплуатации буржуазией.

В 33 года он сплотил своих радикальных сторонников в партию большевиков – ту самую «организацию революционеров», которая, по его замыслу, «перевернула Россию». То, о чем немецкие философы только размышляли, Ленин и большевики воплотили в жизнь меньше чем за 15 лет.

Фотограф Г. Гольдштейн. Архив РИА Новости

Под влиянием его идей в ряде стран Европы, Азии и Латинской Америки произошла революционная смена режимов. Причем некоторые, например, Китай, и сегодня остаются верны принципам марксизма-ленинизма.

Однако, в целом, «эксперимент» Ленина теперь называют «чудовищным провалом». Правда, многие эксперты, включая современных, считают, что СССР развивался бы иначе, если бы не болезнь Ленина, которая позволила Сталину его изолировать и сосредоточить в своих руках неограниченную власть.

Загадка псевдонима: почему Ленин?

Как подпольщик Владимир Ульянов имел около 150 псевдонимов. Первую известность приобрел как Тулин, нередко подписывался Ильиным. А его партийная кличка была Старик – из-за ранних залысин и большой эрудиции.

Фотограф В. Везенберг. Архив РИА Новости

С 1902 года главным псевдонимом становится Ленин. По версии родных, фамилия образована от названия могучей сибирской реки Лены.

В книге «Псевдонимы В.И. Ленина» 1965 г. отмечается, что подобные фамилии нередки среди русских: «Вспомним некоторые известные из литературы фамилии – Печорин, Онегин, Невский, Томский и другие, образованные от названий рек».

Но почему выбрана именно Лена, непонятно. В ссылке на этой реке он не был – отбывал ее в селе Шушенское на Енисее. А Ленский расстрел восставших рабочих золотых приисков произошел гораздо позже, в 1912 году.

По другой версии, молодой революционер присвоил фамилию реального человека, чей паспорт помог ему скрыться от преследования за границей.

Есть и романтическая версия – будто он назвался в честь женщины. Одной из претенденток считают подпольщицу Елену Стасову, которая впоследствии стала известным советским деятелем. Но это скорее из категории мифов.

Wikimedia

После революции Ленин стал подписывать документы своей подлинной фамилией, но так сроднился с псевдонимом, что ставил его рядом и в конце концов именно под ним вошел в историю.

Кто Ленин по национальности?

У Ленина есть статья «О национальной гордости великороссов», где он пишет: «мы, великорусские пролетарии…», «мы, великорусские рабочие…» Он безусловно причислял себя к русским – представителям «великодержавной нации крайнего востока Европы и доброй доли Азии».

Если же разбираться досконально, то в семье Ульяновых намешано много кровей. Со стороны отца Ленина Ильи Николаевича – русская и, возможно, калмыцкая, со стороны матери Марии Александровны (в девичестве Бланк) – немецкая, шведская и еврейская.

Семья Ульяновых (Владимир – первый справа). Архив РИА Новости

То, что дед по матери был украинским евреем, стало известно уже после смерти Ленина, когда его старшая сестра Анна Ильинична направила запрос в архивы Ленинграда.

В 30-е годы, наблюдая рост антисемитизма, она дважды обращалась к Сталину с предложением обнародовать факт о еврейских корнях Ленина. Но тот велел «молчать абсолютно». А вскоре «вычистил» из партийных рядов всех евреев, начиная с Троцкого, так что к концу 30-х в его окружении остались лишь двое – бесконечно льстивый Каганович (называвший Сталина Хозяином) и подозрительный кляузник Мехлис.

Были ли у Ленина дети?

С 24 лет и до самой смерти Ленин жил с революционной соратницей Надеждой Константиновной Крупской. Ее известные портреты не вдохновляют: откровенно некрасивая грузная женщина, которую товарищи по партии называли Рыбой, Миногой. Детей у них не было. Некоторые предполагают, что не было и настоящей семьи.

Архив РИА Новости

Однако это не так. В юности Крупская была недурна собой и отпугивала кавалеров лишь крайней серьезностью.

Wikimedia

Впоследствии ее изуродовала базедова болезнь – аутоиммунное состояние, при котором избыточные гормоны щитовидки отравляют организм и меняют облик. Это, плюс женские проблемы, обострившиеся после тюрьмы и ссылки, лишили ее возможности иметь детей. Из переписки с близкими становится понятно, что она тяжело это переживала.

Кроме того, по мнению ряда историков, Крупская жертвенно терпела любовную связь мужа с красивой коммунисткой французского происхождения Инессой Арманд. Женщины были дружны между собой.

Wikimedia

Настоящий ли Ленин в мавзолее? Почему его не хоронят?

Ленин прожил 53 года. Он умер 21 января 1924-го после долгой тяжелой болезни, которая привела к сильнейшему поражению сосудов мозга. Но по традиции, именно в день рождения Ленина 22 апреля ежегодно поднимается вопрос о необходимости захоронения его тела.

В 1924 году несмотря на возмущение вдовы и ряда партийных руководителей тело Ленина забальзамировали и выставили в саркофаге у Кремлевской стены. Тогда это оправдывали желанием «необъятной массы трудящихся», чтобы «великого и горячо любимого вождя» не зарывали в землю, «как обыкновенного смертного» (в кавычках – цитаты из писем, которые мешками приходили в Москву).

Крупская на похоронах Ленина. Архив РИА Новости

Траурная процессия на Красной площади. Архив РИА Новости

Однако постсоветские историки считают, что культ личности Ленина был нужен прежде всего Сталину, который еще при его жизни начал готовить план – дать народу вместо религии новые мощи для поклонения, а самому сделаться новым царем.

Таким образом, Ленина поддерживают в мумифицированном состоянии уже 95 лет. За это время не раз возникали слухи, что настоящее тело давно разложилось, а в саркофаге выставляют восковую фигуру или тела двойников.

Фото 1993 года. Олег Ласточкин / РИА Новости

Сотрудники лаборатории мавзолея уверяют, что это реальное тело Ленина. Другой вопрос – сколько в нем сохранилось биологических тканей, которые еще не заменили на искусственные в ходе таинственных процедур. По подсчетам журналистов, от его настоящего тела осталось 20%.

Сегодня власти в принципе соглашаются, что Ленина нужно похоронить по-человечески (резко против только КПРФ), но не берутся это делать, пока живы люди советской эпохи, для которых тема является болезненной.

Журналист Сергей Доренко в этом году по-своему объяснил, почему Путину нельзя хоронить Ленина. «Не делайте этого, отец родной. Закопаете Дедушку Ленина, моментально станете Дедушкой Путиным. И, наоборот, пока у нас есть Дедушка Ленин – вы чисто как есть Отец Путин».

Смотрите также: Сифилис, мутация, яд. От чего умер Ленин и что деформировало его мозг

Владимир Ильич Ульянов (Ленин): биография и интересные факты

Роль В. И. Ульянова (Ленина) в истории России переоценить трудно. Его считают истинным гением, кардинально изменившим судьбу страны, явившим миру государство социалистического типа и взявшим на себя полную ответственность за его последующее развитие. Биография Ленина – революционера, основоположника партии большевиков (Социал-демократической партии России), одной из центральных фигур в организации и проведении Октябрьской революции – содержит немало интересных фактов. Многие из них, несмотря на историческую спорность, достойны внимания тех, кого по-настоящему интересуют жизнеописания великих людей.

Справка

Достаточно подробно раскрывает биографию Ленина «Википедия». По содержащимся в ней сведениям, будущий вождь революции родился в г. Симбирске 22 апреля 1870 г. и умер в усадьбе Горки Московской губернии 21 января 1924 г. Создатели полной биографии Ленина характеризуют его как выдающегося российского революционера, советского политического и государственного деятеля, создателя Российской партии большевиков (Социал-демократической рабочей партии), одного из главных организаторов и руководителей Октябрьской революции, председателя Совета народных комиссаров РСФСР, создателя первого в мировой истории социалистического государства.

Из полного описания жизни и деятельности Ленина известно, что он был марксистом, публицистом, основоположником марксизма-ленинизма, идеологом и создателем Третьего (Коммунистического) интернационала, основателем СССР, первым председателем СНК СССР. Его основные политико-публицистические работы посвящены раскрытию основ материалистической философии, теории марксизма, политэкономии социализма, критике капитализма и его высшей фазы — империализма, разработке теории и практики осуществления социалистической революции, построения социалистического и коммунистического общества.

Независимо от того, положительно или отрицательно оценивается деятельность Ленина, исследователи, даже не исповедующие его коммунистических воззрений, считают его одним из наиболее значительных революционных государственных деятелей в мировой истории. Имя Ленина включено журналом Time в сотню выдающихся людей двадцатого века (категория «Лидеры и революционеры»). Произведения В. И. Ульянова (Ленина) занимают одно из лидирующих мест в мире в сфере переводной литературы.

Биография Владимира Ильича Ленина: детство

Владимир Ленин (Ульянов) родился в 1870 году в г. Симбирске. Его отцом был Илья Николаевич Ульянов — инспектор народных училищ, просветитель, уделявший большое внимание организации образования нерусских народов Поволжья. Дослужившись до чина действительного статского советника, он получил дворянское звание.

Матерью будущего вождя — Марией Александровной Ульяновой (урожд. Бланк) — в свое время экстерном были сданы экзамены на звание учительницы начальной школы. Известно, что всю жизнь она полностью посвятила воспитанию своих шестерых детей. Несмотря на то что Мария Александровна была женщиной высокообразованной и эмансипированной, домашнее хозяйство она вела безукоризненно. Мать обучала детей музыке и иностранным языкам. Одним из неопровержимых фактов биографии Ленина является то, что благодаря матери Владимир в совершенстве владел языками — французским и немецким. Несколько хуже он говорил по-английски. Кроме того, ему с детства была привита любовь к родной природе и культуре. Известно также, что большой интерес юноша проявлял к достижениям западной мысли.

О происхождении вождя

Одну из страниц биографии Владимира Ильича Ленина занимает описание его происхождения. Дедом Владимира по отцу был Ульянов Николай Васильевич, сын крепостного, умерший, когда его сын Илья был ребенком. После того как семья осиротела, его обучением и воспитанием занимался старший брат Василий, работавший приказчиком в астраханской фирме «Братья Сапожниковы».

Дедом по матери был Бланк Александр Дмитриевич, по профессии врач. После ухода в отставку доктор Бланк изъявил желание приписаться к казанскому дворянству. Вскоре им было приобретено имение Кукушкино, где он стал проживать в качестве помещика. Мария Александровна очень рано потеряла мать и была воспитана вместе с ее сестрами родной тетей, которая обучила девочек иностранным языкам и музыке.

Что известно о национальности Ленина?

В биографии вождя мирового пролетариата с течением времени открываются все новые и новые факты. Многие из них до сих пор были неизвестны или тщательно скрывались.

Кем по национальности был Владимир Ленин? Биография вождя, подвергнутая тщательному изучению, на этот вопрос дает множество неоднозначных ответов. Некоторые из версий подтверждены документально, но основная часть основывается на голых фактах. Известно, что Ленин считал себя русским.

Есть ли у Владимира Ильича еврейские гены?

Исследователи биографии Ульянова (Ленина) документально подтверждают существование у него еврейских корней. Яркими фигурами в еврейской генеалогии Ленина, открытыми его биографами, являются его прапрадед по материнской линии Ицко Бланк, некогда проживающий в маленьком волынском городе Староконстантинове, и прадед Мошко Ицкович Бланк, отличавшийся вздорным нравом и умудрившийся настроить против себя всю еврейскую общину. Известно, что он был обвинен в мошенничестве, краже соломы, обмане клиентов, а также в устроенном пожаре, уничтожившем 23 строения. Моцко провел в тюрьме около года, после чего специальным решением Сената был признан невиновным. Вслед за тем он перебрался в Житомир.

Жизнь двух своих сыновей Мошко Ицкович устроил вне еврейской общины. В 1820-м, по договоренности с сенатором Барановым, он устроил переезд детей в Петербург, взамен раскрыв злодеяния евреев на Волыни: взятки, обман, незаконное ростовщичество, винокурение и «заговоры против власти». Вскоре его сыновьям было разрешено покинуть черту оседлости и покреститься в православье. Один из новоявленных христиан получил имя своего крестного. В 1870-м у Александра Дмитриевича Бланка родится внук — Владимир Ульянов.

О шведских и немецких генах

Переехав в Петербург, Александр Бланк женился на немке Анне Гроссшопф, отец которой приехал в Петербург из Северной Германии в восемнадцатом веке и женился на чистокровной шведке из рода Гроссшопфов, прославленного многими знаменитостями, в том числе писателями Генрихом и Томасом Маннами.

О калмыцких корнях Ильича

О наличии в крови Ленина калмыцких генов (по отцовской линии) заявлено в книге Мариэтты Шагинян «Семья Ульяновых». Эта версия была поддержана Надеждой Крупской, вдовой Ленина. Однако в 1937 году, после публикации произведения, партийное руководство страны было задето тем, что калмыцкое происхождение Ленина слишком активно обсуждается в национал-социалистических газетах Германии, и книгу Шагинян на 20 лет изъяли из библиотек.

Его гимназические годы

Известно, что период с 1879 по 1887 год Володя Ульянов проходил обучение в гимназии, по окончании которой он получил золотую медаль. В биографии Ленина эти годы имеют немаловажное значение, поскольку именно гимназия стала местом получения им прочного фундамента знаний. К занятиям Володя относился по-немецки педантично. Его книги и тетради всегда находились в аккуратнейшем состоянии. Из всех гимназических предметов больше всего он интересовался философией и политэкономией, но по точным наукам он также учился на «отлично».

Одним из интересных фактов биографии Ленина является то, что пост директора гимназии в то время был занят Федором Михайловичем Керенским, отцом будущего главы Временного правительства Александра Керенского.

Казнь Александра Ульянова

В 1887-м произошло одно из наиболее трагических событий в биографии Владимира Ильича Ульянова: за участие в подготовке покушения на жизнь российского императора был казнен старший в семье сын Александр. Активный революционер-народоволец был для младшего брата примером во всем. Незадолго до этого, в 1986-м, семья уже пережила одно горе — смерть отца.

Казанский университет

Невзирая на недавно перенесенную глубокую трагедию, после окончания гимназии Владимир поступил на юридический факультет Казанского университета. Именно здесь юноша увлекся марксизмом и стал членом кружка, в котором обсуждались труды К. Маркса, Ф. Энгельса, Г. Плеханова, оказавшие на него большое влияние. Немногим позже за революционные воззрения он был исключен из университета. Впоследствии Владимир Ульянов сдал университетские экзамены экстерном.

Революционный кружок

В 1891-м Ульянов экстерном окончил обучение на юридическом факультете Петербургского университета. В 1895-м он стал одним из организаторов и участников революционного кружка «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». За свою деятельность юноша был отправлен в ссылку. В течение трех лет он пребывал в селе Шушенском Енисейской губернии. В 1900-м Ульянов покинул Россию и поселился в Западной Европе, где занимался изданием первой нелегальной марксистской газеты «Искра».

Венчание

В июле 1898-го, накануне ссылки, Владимир Ульянов венчался с политической ссыльной Надеждой Крупской, с которой проживал в гражданском браке. Венчание было условием их совместной поездки в ссылку. Известно, что материалом, из которого были изготовлены их обручальные кольца, стал медный пятак.

О романтических увлечениях Ленина до женитьбы

Вопрос о том, увлекался ли будущий вождь мирового пролетариата до своей женитьбы на Крупской другими женщинами, занимает всех, кто интересуется биографией и личной жизнью Ленина.

Нет никаких свидетельств о том, что Владимир (Ульянов) испытывал когда-либо юношескую влюбленность. Известно, что он с удовольствием помогал подругам своей сестры Ольги заниматься уроками. Но несмотря на то что он чувствовал себя абсолютно свободно в общении с родными, в том числе двоюродными сестрами, контактируя с другими девочками, он проявлял крайнюю стеснительность.

Исследователи биографии Владимира Ильича Ульянова (Ленина) утверждают, что перед своей женитьбой он симпатизировал подруге его будущей супруги. Учительница, член кружка марксистов, Аполлинария Якубова вместе с Крупской навещала Ленина в тюрьме. Известно, что в день, когда Владимир Ильич был выпущен из Дома предварительного заключения, Аполлинария подбежала к нему и расцеловала, одновременно плача и смеясь. На следующий день в квартире одного из их соратников состоялось собрание, на котором в пылу дискуссии Ульянов столкнулся с Якубовой в горячем споре. Когда он бросил ей в лицо обвинение в анархизме, это так подействовало на женщину, что она упала в обморок.

Именно в этот период Ленин утвердился в своем выборе и решил сделать спутницей жизни не Якубову, а Крупскую. Его возлюбленная тогда сидела в тюрьме. На следующий день после инцидента, случившегося на собрании, он, используя «химию», написал ей письмо, в котором признался в любви.

По какой причине у Крупской и Ленина не было детей?

Этот вопрос, как и другие интересные факты биографии Ленина, волнует многих любознательных. По сведениям, в одной из бесед Крупская созналась, что стать матерью ей помешало женское заболевание, развившееся в результате ее тюремного заключения. В те времена ей не могло помочь никакое лечение. Этот вопрос для обоих супругов был весьма болезненным. По свидетельству современников, Ленин и Крупская очень хотели иметь детей и искренне завидовали всем, у кого они были.

О перипетиях существования любовно-партийного треугольника

Отношения супругов Ульяновых были достаточно надежными, однако горячий темперамент звал Ленина к приключениям. После одиннадцати лет, прожитых в браке, в Париже он познакомился с пылкой революционеркой Инессой Арманд. Эта необыкновенно красивая женщина с авантюрным складом характера была матерью пятерых детей и вдовой фабриканта. Между Инессой (в то время ей было 35 лет) и Лениным (39 лет) вспыхнула страсть. Но и оставить свою супругу Ленин не решался, хотя она и порывалась уйти.

Какое-то время существовал некий любовный треугольник, противоречащий всем идеалам коммунизма. Владимир Ильич достаточно комфортно чувствовал себя в окружении любви двух столь контрастных женщин. Вскоре Арманд стала незаменимой в доме Ульяновых, исполняя обязанности домоправительницы, переводчицы и секретаря. Между обеими женщинами установились очень дружеские отношения. В апреле 1917-го Инесса прибыла в Россию в пломбированном вагоне в одном купе с Крупской и Лениным. Вскоре она организовала первую международную конференцию женщин-коммунисток, стала автором десятков статей, в которых выступала против традиционной семьи, называя ее пережитком старины.

Известно, что в 2000-е годы медиа опубликовали интервью некоего Александра Стеффена (немецкого подданного, родившегося в 1913 г.), который назвал себя сыном Арманд и Владимира Ульянова и утверждал, что через 7 месяцев рождения он был пристроен в семью австрийских сподвижников Ленина.

После революции Ленину необходимо было определиться, и им опять была выбрана Крупская. Пылкой француженке пришлось уехать в Париж, откуда она писала вождю письма, наполненные любовью. Арманд умерла от тифа в 1920-м. Известно, что даже в период страстного увлечения Инессой Владимир Ильич сохранял искреннюю привязанность к жене. Он подкарауливал ее шаги и выбегал на лестницу встречать. Когда его супруге нагрубил Сталин, Ленин за нее вступился и очень разнервничался, что, по мнению врачей, ускорило его смерть.

О рождении партии большевиков

По сведениям, содержащимся в Википедии о биографии Владимира Ильича Ленина, в 1903-м в рядах социал-демократов произошел раскол. На II съезде Ульяновым была возглавлена одна из образовавшихся фракций – партия большевиков, которых привлекала идея захвата власти в России вооруженным путем. Меньшевики (вторая из образовавшихся фракций), возглавленные Плехановым и Мартовым, предпочитали парламентский путь борьбы с самодержавием.

В период Первой русской революции (1905-1907 гг.) он проживал в Петербурге нелегально, являясь координатором действий левых сил. В 1907-м ему довелось опять покинуть Россию, в этот раз на целое десятилетие.

По сведениям, опубликованным в биографии Владимира Ильича Ленина в «Википедии», в годы Первой мировой им была выдвинута идея поражения национального правительства. При реализации в европейских масштабах это неизбежно должно было привести к победе социализма.

Революция

В апреле 1917-го В. И. Ленин становится одним из главных организаторов Октябрьского вооруженного восстания. По его распоряжению осенью из Петрограда в Москву были направлены отряды солдат, моряков и красногвардейцев. В 1917-м, 25 октября (7 ноября по новому стилю), правительство было свергнуто и власть перешла в руки большевиков.

Во главе нового государства

Ленин руководил большевиками вплоть до их победы в гражданской войне в 1922 году. Пришедшие к власти большевики, возглавляемые Лениным, создали невиданный доселе тип государства, вся политика которого была направлена на скорейшее свершение мировой революции. Идеологию большевизма отличал крайний радикализм и отказ от возможности реформирования капитализма.

Лениным была разработана политика военного коммунизма, а также предпринята попытка ее реализации. После осознания ее несостоятельности вождем была предложена новая экономическая политика, благоприятно сказавшаяся на дальнейшем развитии страны Советов.

Ранение, болезнь и смерть

После покушения Каплан (1922 г.) Ленин тяжко заболел и отошел от дел. В мае 1923-го его состояние резко ухудшилось. Он поселился с женой на государственной даче в Горках. Ныне здесь находится музей-заповедник. В 1924 году Ленин умер. Тело его по сей день покоится в Мавзолее на Красной площади.

Завещание Ленина | документ Ленина

Завещание Ленина , формально Письмо Конгрессу , русский Письмо К съезду , документ из двух частей, продиктованный Владимиром Лениным 23–26 декабря 1922 и 4 января 1923 , и обратился к будущему съезду коммунистической партии. Он содержал руководящие предложения по изменениям в советской политической системе и краткие портретные оценки шести партийных лидеров (Иосиф Сталин, Лев Троцкий, Григорий Ю. Зиновьев, Лев Б.Каменев, Николай Бухарин, Георгий Пятаков). Завещание, написанное в то время, когда Ленин оправлялся от тяжелого инсульта, заканчивалось рекомендацией о снятии Сталина с поста генерального секретаря партии. Этот документ по-разному интерпретировался как попытка Ленина направить партию в выборе его преемника или как попытка подорвать усилия его коллег, которые, по его мнению, пытались узурпировать его власть. Он мог иметь намерение вызвать письмо, чтобы вызвать взаимное недоверие среди партийных лидеров и тем самым исключить возможность того, что какой-либо из них станет его преемником.

В первой части завещания предлагалось расширить ЦК; в нем также говорилось, что самой серьезной угрозой единству в Центральном комитете были натянутые отношения между Сталиным и Троцким. Затем Ленин утверждал, что Сталину не хватило осторожности, чтобы ему доверили тот большой объем власти, который он лично накопил, и что, хотя Троцкий был наиболее способным человеком в Центральном комитете, он был слишком самоуверен и чрезмерно склонен к чисто административным функциям. .Бухарина называли самым выдающимся теоретиком партии, хотя диалектику ему не удалось освоить. В завещании также содержалось предупреждение, что партия не должна осуждать Каменева и Зиновьева за их поведение в октябре 1917 года (они выступали против большевистского государственного переворота и опубликовали планы восстания).

Вторая часть была постскриптумом, продиктованным после того, как Ленин убедился, что Сталин не только плохо справлялся с подавлением инакомыслия в Грузии, но и оскорблял жену Ленина, Крупскую.В приложении Сталин назван «слишком грубым» и предлагается, чтобы Конгресс рассмотрел возможность его снятия с поста генерального секретаря. Было изготовлено несколько копий завещания, скрепленных печатью с указанием, что они должны быть вскрыты лично Лениным или, в случае его смерти, Крупской.

В мае 1924 года, через четыре месяца после смерти Ленина и за несколько дней до созыва 13-го съезда партии, Крупская передала завещание Центральному Комитету, указав, что Ленин хотел, чтобы оно было передано съезду.Однако Центральный комитет, в котором уже в значительной степени преобладал Сталин, решил, что его следует зачитывать только отдельным делегациям, а не представлять всему собравшемуся Конгрессу, и запретил его публикацию или воспроизведение, включая цитаты. В результате этого частичного подавления существование завещания не было широко известно в Советском Союзе; с приходом Сталина эта тема стала запретной, и все явные упоминания о ней исчезли почти на три десятилетия.

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего первого издания 1768 с вашей подпиской. Подпишитесь сегодня

Однако завещание вскоре вышло из Советского Союза. Макс Истман получил отрывки из него и опубликовал их в журнале «. Поскольку Ленин умер», в 1925 году и The New York Times напечатала все завещание, полученное косвенно через Крупскую, которая присоединилась к оппозиции против Сталина, в октябре 1926 года. Союз, однако, не был широко известен и поэтому мало что сделал для того, чтобы задержать приход Сталина к власти.На 20-м съезде партии (1956 г.) Никита С. Хрущев включил отрывки из завещания в свою знаменитую секретную речь в Центральном комитете, чтобы поддержать обвинение Сталина и усилить влияние Ленина на его кампанию десталинизации.

.

Право ленинской критики

В чем правы ленинские критики

Ни один режим, отождествляющий себя с большевизмом, не привел к чему-либо, что можно было бы назвать «освобождением», как предвидели первые левые критики, такие как Юлий Мартов и Роза Люксембург.

Митчелл Коэн & squarf; Осень 2017 Павел Аксельрод, Юлий Мартов и Александр Мартинов (Wikimedia Commons)

В этом году исполняется столетие революций в России, свергнувших царизм и приведших к власти большевиков.В следующем году исполняется 200 лет со дня рождения Маркса. Это время, когда невозможно не думать об истории левых.

Эти годовщины наступают, когда слева есть положительный шум, а справа — очень опасные обеды. Поэтому настоятельно необходимо, чтобы те, кто называет себя «левыми» — расширяющийся термин, который для меня означает смесь демократических, либеральных и эгалитарных ценностей, — вспомнили, что люди, которые использовали язык, который мы все еще используем, слишком часто вызывали явная катастрофа.

Ярким примером является захват власти большевиками в России. Ряд мифов, порожденных большевизмом, до сих пор таятся в рядах левых: «альтернативы ленинизму действительно не было»; «Если бы Ленин прожил дольше»; «Если бы победил Троцкий»; «Если бы только Бухарин. . . И, что самое главное, «допустимо душить демократию ради социально-экономического равенства».

Я хочу вызвать небольшой дискомфорт слева, но также и справа, извлекая аэрограф слева.Аэрография обычно ассоциируется со сталинизмом и его попытками уничтожить врагов, как физически, так и по фотографиям. Меня будут интересовать критики ленинизма вместе с мышлением большевизма и его последствиями для левых. Один историк, Орландо Фигес, отмечает, что «десятки тысяч были убиты бомбами и пулями революционеров и, по крайней мере, столько же были убиты репрессиями царского режима до 1917 года. . . «Сотни тысяч человек погибли в ходе« красного террора », — продолжает он, и такое же число погибло в ходе« белого террора »(с учетом антиеврейских погромов).Фактически, рекорд большевиков между октябрем 1917 года и смертью Ленина в начале 1924 года удовлетворил бы любой правый режим: практически все левые партии и движения были разгромлены. Это было до Сталина. Хотя позже в этом веке прозвучали призывы «не применять левых врагов», большевики не всегда так считали. Реальные союзы были для них проблемой, поскольку союзы влекут за собой компромиссы.

Ни один режим, идентифицирующий себя с большевизмом, не привел, где бы то ни было, ни к чему, что можно было бы назвать «освобождением».«Современные левые могут получить полезную перспективу, пересмотрев некоторые из основных аргументов, которые когда-то выдвигались левыми в защиту левых принципов против ленинизма. Некоторым слева и многим справа будет неприятно вспомнить, что первым антибольшевиком был марксист Юлий Мартов. Хотя он был окончательно побежден большевизмом, и хотя, сколько бы он ни старался, он не смог спасти марксизм, его политика представляла правдоподобную, разумную и гуманную левую альтернативу ленинизму в России — почти по каждому вопросу.

В знаменитой фразе о неудавшемся французском перевороте середины девятнадцатого века, в котором главные герои участвовали в жалких имитациях французских революционеров восемнадцатого века, Маркс писал, что «традиция всех мертвых поколений весит, как кошмар, для мозга живых . » Считайте это эссе возвращением к подавленному большевизму — исторические примечания на будущее. Говорят, что откровенный разговор о кошмарах может помочь нам понять их причины и изгнать их.

В январе 1917 года Ленин, долгое время находившийся в изгнании, выступал в Цюрихе с докладом о неудавшейся революции 1905 года в России.Он не сомневался в том, что царское самодержавие все же будет свергнуто, но он сказал слушателям, что «мы, представители старшего поколения, возможно, не доживем до решающих битв грядущей революции». Месяц спустя царь был свергнут и заменен Временным правительством, состоявшим из аристократов, либералов и умеренных социалистов. Большевики в этом не участвовали; восемь месяцев спустя они захватили государство — или то, что от него осталось. Нарастающий хаос свергнул Временное правительство, которое было неумело и постоянно делало разрушительный выбор, особенно в том, что касается роли России в Первой мировой войне.Большевики взяли власть во имя марксизма в вакууме власти, и последний глава Временного правительства, малоэффективный социалист-популист Александр Керенский, бежал.

У России было мало характеристик развитого капитализма и индустриальной экономики, которые, по мнению Маркса, были необходимы для создания эксплуатируемого класса городских наемных рабочих, который свергнет буржуазию. Крестьяне составляли 80 процентов Российской империи на рубеже двадцатого века. Его старый режим способствовал развитию той небольшой части российской экономики, которую можно было назвать буржуазной, опасаясь (справедливо), что «отсталость» сделает ее слабой в военном отношении.Нет ничего удивительного в том факте, что партия, которая заняла первое место на единственных подлинных выборах, разрешенных при большевистском правлении — в Учредительное собрание, — прежде всего обратилась к проблемам сельской России. Эсеры, или «эсеры», были народниками и хотели построить будущее на основе крестьянского коммунизма.

Около 85 процентов Ассамблеи состояло из самоидентифицированных социалистов. Но правительство Ленина закрыло его в январе 1918 года после всего лишь одного заседания.Несогласные демонстранты были «скошены без оружия», — протестовал писатель Максим Горький. Он спросил: «Неужели« наркомы »не понимают. . . что они задушат российскую демократию. . . ? » Ответ был: да. 85-процентное социалистическое большинство не установило «диктатуру пролетариата». Официально большевики строили режим, основанный на «советах», народных советах, которые возникли с окончанием самодержавия и функционировали как демократические силы, противостоящие Временному правительству.(Подобные советы возникли в 1905 году.) Тем не менее, большевики сделали советы бессильными вскоре после того, как они распустили Учредительное собрание. Реальной властью будет партия большевиков, политическая полиция, а вскоре и постоянная армия.

На съезде в марте 1918 года Ленин призвал к переименованию своей партии. Отныне это будет «Коммунистическая партия». Термин «социал-демократ», от которого он отказался, был давно принят для себя марксистами в России и по всей Европе.Это стало эпитетом, брошенным Лениным любому, кто не принял «революционное пораженчество» в Первую мировую войну. Ленин хотел, чтобы солдаты направили оружие на своих офицеров. Другие российские левые поддерживали «оборончество», то есть продолжали сражаться с Германией, избегая при этом военных трофеев. Мартов также выступал против войны — на «интернационалистских» основаниях, но считал, что позиция Ленина не будет способствовать прекращению кровопролития и помешает восстановлению широких послевоенных левых сил. Правящие большевики вышли из войны.Однако можно было бы утверждать, что любое разумное левое правительство в конечном итоге должно было бы сделать что-то аналогичное.

Другой важной причиной отказа Ленина от «социал-демократии», как он объяснил своим товарищам-большевикам, было то, что этот термин был «научно некорректным». Демократия категорически не была целью, поскольку это была просто одна из форм «государства». Все государства были средством, с помощью которого классы подавляли другие классы. Здесь он, хотя и механически, следовал за Марксом и Энгельсом. «Диктатура пролетариата», первая фаза после революции, будет демократической, поскольку это будет государство для подавляющего большинства.По мнению Ленина, после обобществления средств производства возникнет бесклассовое общество, что означает отсутствие государства и, следовательно, демократии. (Он подробно остановился на этом прошлым летом в своей незаконченной книге Государство и революция. )

Проблема не столько в том, что этот аргумент является «антидемократическим», сколько в том, что он показывает, как теория идет наперекосяк, когда она состоит из выводов из неоспоримых определений. Основной текст большевизма, Ленинский Что делать? (1902) настаивал на том, что марксизм отличался от других социальных теорий своей «научной» природой.Хранилище марксистской науки должно было быть авангардной партией с «революционным сознанием». Рабочие не могли добиться этого в одиночку, так как они вряд ли читали Capital каждый вечер после долгих часов работы. «Спонтанно» они могли бы достичь только «профсоюзного сознания» и требовать улучшения условий труда и оплаты, а не революции.

Маркс также говорил о своем проекте как о научном, но с интеллектуальной остротой и проницательностью, которых не было у Ленина. Хотя Ленин приписывал свою концепцию партии Карлу Каутскому, немецкому социал-демократическому теоретику, он также был обязан — даже в большей степени — русским позитивистским традициям, возникшим в 1860-х годах.Критик-нигилист Дмитрий Писарев затем утверждал, что «объективность» в естествознании должна быть моделью для социального и исторического анализа. Ленин цитировал и хвалил его. Современник Писарева Н.Г. Чернышевский написал основанный на аналогичных понятиях роман « Что делать?» (1863 г.). Ленин приветствовал его за то, что он «полностью» перестроил его, изобразив «новых людей», готовящихся к будущему. Радикальный критик Петр Ткачев, которого иногда называют якобинцем, выступал за захват российского государства авангардной партией с «безошибочной идеологией» абсолютного равенства.«Революционная диктатура» проложит путь к социальным преобразованиям.

Писарев, Чернышевский и Ткачев писали вскоре после отмены крепостного права в 1861 году. «Освобождение», однако, пришло с постановлениями, распределением земли и налогами, обременившими бывших крепостных, а ныне крестьян. Но эти авторы нашли популистские аналоги, известные в истории как народники (после narod , русский язык означает «народ»), слишком «субъективных» в том, что они рассматривали крестьянский коммунализм как средство достижения будущего.Они подтвердили свою правоту, когда в 1874 году молодые народники в деревенской одежде совершили «паломничество к народу» в надежде поднять восстание. Его полный провал — некоторые из них были переданы полиции недоверчивыми крестьянами — приведет некоторых из них к терроризму. Однако для интеллектуалов популизм имел определенное моральное преимущество перед марксизмом, который также начал вызывать интерес. Марксизм предполагал, что существуют неизбежные стадии развития — только капиталистическая индустриализация может принести изобилие, необходимое для бесклассового общества, — а это означало, что русские крестьяне теперь должны были подвергнуться массовой пролетаризации.«Все это« нанесение увечий женщинам и детям »еще предстоит, — едко писал теоретик народничества Николай Михайловский, — и с точки зрения исторической теории Маркса мы не должны протестовать. . . крутые, но необходимые шаги в храм счастья ».

Такое мышление побудило популистов сделать приоритетным «социальный вопрос». Политическая либерализация самодержавия привела бы к власти буржуазию, за которой последовали бы капиталистические страдания. Марксисты, напротив, ставили «политику на первое место».«Грядущая революция должна была быть буржуазной и либеральной. В 1885 году Георгий Плеханов, которого часто называют «отцом русского марксизма», предупреждал: если бы революционеры пришли к власти в докапиталистических условиях России для создания бесклассового общества, результатом был бы «политический аборт». . . возрождение царского деспотизма на коммунистической основе ». Российская социал-демократическая рабочая партия с момента своего основания в 1898 году отстаивала «немедленную» цель политической либерализации (конституция, парламент, всеобщее избирательное право, свободную прессу) и «окончательную» цель социализации.

Ленин в начале своей революционной карьеры выступал против резких различий между марксизмом и народничеством, поскольку оба они обращались к рабочим классам. Это могло быть связано с идеями его старшего брата Александра, казненного в 1887 году за участие в народническом заговоре с целью убийства царя. Немногочисленные публикации Александра неравномерно сочетают популистские и марксистские представления, предполагая, что, возможно, этапы развития можно «раздвинуть». Ленин в 1890-х годах утверждал, что марксистам следует видеть «демократическое ядро» в русском народничестве и пренебрегать гегелевской «верой в необходимость того, чтобы каждая страна прошла через фазы капитализма, и прочей чепухи.Тем не менее он считал популизм ущербным, поскольку он был «подобен Янусу» — один лицом к будущему, а другой — к прошлым, устаревшим социальным формам.

Упор на науку среди многих радикальных интеллектуалов также проистекает из их враждебности к религиозным самооправданиям режима: если высшая власть благословляет царизм, научная рациональность должна бросить ей вызов. Однако наука может также стать культом, в котором «объективность» порождает вечные законы, в то время как она исходит из вечных законов.Такое умонастроение вряд ли поддается плюрализму или демократической политике. Если вы «добились успехов в науке», писал Ленин, в «новых взглядах нет смысла». Он неоднократно ссылался на марксизм как на «науку», избегая при этом следствий фактических теорий Маркса, отстаивая стремление к революции, превосходящее все остальное. В конце концов, России не хватало большого пролетариата, который, по мнению Маркса, мог бы свергнуть капитализм. Темперамент Ленина также был фактором. «Когда вы с ним разговариваете, — вспоминает Владимир Медем, лидер Еврейского лейбористского союза, — он смотрит на вас.. . как бы говоря: «В том, что вы говорите, нет ни слова правды! Ну что ж, продолжай; меня не обманешь ».

Тактические маневры, в которых Ленин преуспел, превратили свою фракцию социал-демократов в большевиков, или «людей большинства», на партийном съезде в изгнании в 1903 году. Он успешно добивался принятия резолюций, которые, как он знал, приведут к некоторым из его противников. выйти. Мартову, когда-то его ближайшему товарищу, пришлось бросить ему вызов как вождю меньшевиков или «людей меньшинства». Хотя сфабрикованное Лениным большинство было временным, аргументы 1903 года были роковыми.Ленин выступал за то, чтобы социал-демократы стали централизованной, «авангардной партией» профессиональных революционеров. Основываясь на различении «спонтанности и науки» в «Что делать?», это было ядром ленинизма в сочетании с «демократическим централизмом» — пирамидальной структурой ячеек и вышестоящих комитетов, которые неизбежно становились централизованными, а не демократическими.

Мартов и другие социал-демократические критики уже тогда видели, к чему это приведет. Лев Троцкий изначально был против Ленина и предсказал, что после того, как партия заменит рабочих, центральный комитет заменит партию и, наконец, диктатор вместо центрального комитета.Позже Троцкий, принявший большевизм в 1917 году, станет жертвой того, что правильно понял его молодой человек. Однако он тоже привязал себя к непреклонному позитивистскому представлению о науке. Писарев утверждал, что научно информированные «новые люди» «устроят свою жизнь» так, чтобы их «личные интересы никоим образом не противоречили реальным интересам общества». Троцкий настаивал, что «для революционного марксиста не может быть противоречия между личной моралью и интересами партии. . . ”

Троцкий сделал это заявление в конце 1930-х годов, незадолго до того, как его убил сталинистский агент.Изгнанный большевик отвечал Джону Дьюи, возглавлявшему комиссию интеллектуалов, которая оправдала его в отношении сфабрикованных обвинений Сталина. Но Дьюи также ясно выразил свои разногласия с Троцким. Для этого американского философа научные усилия основывались на эксперименте и опыте, который, в свою очередь, требовал признания того, что человек может ошибаться. Троцкий объявил «классовую борьбу» «законом всех законов», из которого должна быть выведена вся политика. Опыт, возражал Дьюи, показал, что человеческая жизнь сложнее.Наука зависела от плюрализма, разногласий и, следовательно, от демократии и либерализма, какими бы «буржуазными» Троцкий ни находил эти слова.

Критика Дьюи Троцкого имела сходство с глубокими изъянами, которые польско-немецкая революционерка Роза Люксембург определила в большевизме. У нее и Ленина были радикально разные взгляды на «стихийность». Для Люксембург самообладание, приобретенное рабочими, борющимися против угнетения, было более важным, чем «правильное» сознание партии. Ленин, как она обвиняла в 1918 году, пошел на опасную территорию, заявив, что, если буржуазное государство угнетает рабочих, то пролетарское государство будет угнетать буржуазию.Она указала на то, что буржуазное государство означает правление меньшинства ради его собственной выгоды и без необходимости обучать большинство брать власть в свои руки. Она сравнила большевиков с якобинцами во время Французской революции 1790-х годов. Их правление меньшинства сделало государственный террор незаменимым. Но настоящая свобода не была буржуазной или пролетарской:

Свобода только для сторонников правительства, только для членов одной партии — какими бы многочисленными они ни были — это не свобода вообще.Свобода — это всегда и исключительно свобода для того, кто думает иначе. Не из-за фанатичного представления о «справедливости», а потому, что все поучительное, полезное и очищающее в политической свободе зависит от этой важной характеристики, и ее эффективность исчезает, когда «свобода» становится особой привилегией.

Она обвинила Ленина и Троцкого в том, что они декретом воображали социализм. Напротив, революция в Люксембурге должна была стать «школой общественной жизни». Выступая против партии Ленина с ее «диктаторской силой фабричного надзирателя», она настаивала на том, что «без всеобщих выборов, без неограниченной свободы печати и собраний, без свободной борьбы мнений жизнь умирает в каждом государственном учреждении, становится простой видимостью. жизни, в которой только бюрократия остается активным элементом.И для марксистки Люксембург, и для либерально-демократического Дьюи истинная свобода была неотделима от экспериментов.

Ленин получил немедленный ответ: Люксембург гналась за фантазиями. Фактически, царский чиновник Сергей Зубатов организовал союзы под надзором полиции и тем самым контролировался властями, как раз в то время, когда Ленин писал Что делать? (Не полный контроль: когда проводились забастовки, Зубатов был уволен.) Полицейские союзы, подобные этим, показали, почему Ленин считал необходимым «бороться со стихийностью».Чего Ленин не мог — или не мог — признать, так это того, что партия с «объективным» сознанием приведет к полицейскому государству. Мартов, отмечает его биограф Исраэль Гетцлер, считал, что социал-демократическая партия должна считать себя неполной, пока она не станет организацией массовой демократии. Если профессиональные революционеры были необходимостью при царизме, они категорически не были предметом социал-демократии. «Чем шире раздается звание члена партии, — сказал Мартов, — тем лучше. Мы могли бы только радоваться, если бы каждый забастовщик или демонстрант был привлечен к ответственности [перед полицейским судом].. . мог объявить себя членом партии. . . . Ленин обвинял (с некоторым искажением), что «основная идея товарища Мартова — самостоятельное вступление в партию» с целью построения ее «снизу вверх» — это «ложная« демократия »».

К 1912 году большевики и меньшевики полностью отделились друг от друга. Ленин так горячо выступал против примирения, отмечает историк Орландо Файджес, что, когда после падения царя он планировал поехать из Цюриха в Петербург, выдавая себя за глухонемого шведа, его жена выступила против этого.Она боялась, что он разоблачит себя, обличая меньшевиков во сне. Сектантство имеет любопытное отношение к сознанию.

Русские марксисты потратили невероятную энергию на анализ того, стоит ли и как разжигать революцию в их стране с ее слабой буржуазией и крестьянским большинством. В неудачной революции 1905 года эсеры выступали за обход капитализма, в то время как Ленин, роль которого в событиях была минимальной, говорил о партии авангарда, совершающей буржуазную революцию посредством «демократической диктатуры пролетариев и крестьян».Дюжина лет спустя, после падения царя, он утверждал, что Россия может прямо перейти к социализму, что неизбежно означало, что крестьянство должно было претерпеть пролетаризацию и стать городскими наемными работниками.

Именно Троцкий выступил с теоретическим нововведением, согласно которому Россия могла двигаться к социализму, не проходя через длительный период капитализма. В своей брошюре 1906 года «Результаты и перспективы» он утверждал, что «неравномерное развитие» мировой экономики сделало «отсталость» ключом к революционным изменениям во всем мире.Погоня капитала за рынками «выделила» черты различных стадий развития в «отсталых» странах, создавая конфликты феодальных классов против буржуазии и буржуазии против пролетариата. Волнения, вызванные этой комбинацией, затем распространятся по всему миру. Непрерывный переход к социализму был возможен, поскольку пролетарии в промышленно развитых странах возьмут власть и воспользуются передовыми экономическими возможностями, находящимися сейчас в своих руках, для помощи своим товарищам во всем мире.

Это было ловкое теоретизирование: универсальный класс достигнет социалистического сознания раньше, чем наступит высокий капитализм, в то время как «социально-исторический процесс» по-прежнему зависит от развития производительных сил. Оценка Троцкого в значительной степени совпадала с ленинской теорией империализма 1916 года как «высшей» и «последней стадии капитализма». Ленин прослеживал истоки Первой мировой войны в столкновении европейских государств, служивших империалистическим целям. Эти теории вместе обеспечили бы «марксистское» оправдание большевистского захвата власти.

Мартов же, напротив, последовательно считал невозможным перейти от полуфеодальных реалий к социализму. Подобно Ленину и Троцкому, он называл марксизм «научным», но это говорило ему, что есть этапы развития, и поэтому его политика разительно отличается от их. Он пришел к выводу, что альтернативой погружению является демократизация. Как, спрашивал он накануне потрясений 1905 года, российские марксисты могли согласовать «немедленные» усилия по развитию демократии с «задачами», указывающими на социалистическое будущее? Его решение: марксистам следует не пытаться захватить государственную власть, а работать над укреплением советов и укреплением местного самоуправления, как средства к демократии.«Муниципализация» могла уравновесить возникновение «буржуазного» режима. Вместо национализации земельной собственности, к чему призывали большинство марксистов, Мартов хотел, чтобы она также была муниципализирована. Его позиции в 1917 году вытекали из такого мышления.

Ленин, Троцкий и Мартов вернулись в Россию из политического изгнания весной 1917 года. Первые двое стали союзниками в последовавших за ними беспорядках. Меньшевики приобрели значительную популярность — вместе с эсерами они доминировали в советах — но потеряли ее, поскольку были поглощены внутренними разногласиями по поводу войны и своих отношений с Временным правительством.Мартов, противник войны и присоединения к правительству, хотел усилить советы и настаивать на дальнейшей демократизации России. Но он вел меньшевиков меньшинство и был неспособен справиться с партией или политической ситуацией.

Итак, меньшевики разделились, а массовая мобилизация и беспорядки окружили их. Летом 1917 года у них было около 200 000 членов, но позже той осенью они получили лишь 3 процента голосов в Учредительное собрание. Однако после того, как Ленин распустил Скупщину, Мартов продолжал отстаивать легитимность Скупщины, веря, что демократическая республика, а не скачок к социализму, должна быть в повестке дня России.Хотя в интеллектуальном плане он обычно, почти неизбежно, достиг цели, он не смог сравниться с организаторской ловкостью и своенравием Ленина.

В октябре 1917 года Мартов выступил против захвата власти большевиками и на Втором съезде Советов предложил альтернативу: правительство на широкой основе, включающее все социалистические партии. Проголосовал против, он начал уходить. Троцкий, председательствовавший на собрании, произнес известные слова: «Отныне иди туда, где ты принадлежишь — на свалку истории.Другой голос кричал, что большевики надеялись, что с ними будет Мартов. Мартов ответил: «Однажды ты поймешь преступление, в котором участвуешь». Чуть больше месяца спустя была создана ЧК, государственная политическая полиция. Ленин хотел, чтобы ее возглавил «пролетарский якобинец». За много лет до этого Троцкий призывал не делать вид, будто якобинство является «надсоциальной« революционной »категорией», и предупреждал о появлении нового Робеспьера; он даже прямо сослался на «Максимилиана Ленина.Но в декабре 1917 года он пришел в восторг от «замечательного изобретения французской революции, которое делает людей на голову короче».

Мартов, как заметил Getzler, непреклонно против государственного террора и продолжал пытаться спасти революцию. Это было бесполезно, но он с поразительной ясностью разоблачил происходящее и его последствия. В январе 1918 года он выступил на съезде профсоюзов против предложения большевиков о том, что независимые союзы больше не нужны в «пролетарском» государстве.Социализм, утверждал Мартов, не может возникнуть без массового городского пролетариата с развитой промышленностью; этого еще не существовало, и малочисленный рабочий класс России состоял в основном из бывших сельских жителей, которые приехали в города на заработки, но все еще были привязаны к сельскому миру. Им не хватало управленческих и производственных навыков, тогда как те, у кого они были, белые воротнички, выступали против социализма. Непролетарские рабочие (крестьяне) не были сторонниками социализма. Следовательно, рабочие, какими бы они ни были и могли бы стать, нуждались в независимых союзах, чтобы защитить себя.

Сравните рассуждения Мартова и Троцкого два года спустя на другом съезде профсоюзов. Меньшевики осудили использование принудительного труда «пролетарским» государством. Ответ Троцкого: меньшевики были «пленниками буржуазной идеологии». Без принудительного труда «вся социалистическая экономика обречена. . . нет другого пути достижения социализма, кроме как путем командного распределения всей рабочей силы экономическим центром. . . . ”

Настоящая проблема заключалась в нарушении экономики, не из-за гражданской войны (к 1920 году Красная Армия явно побеждала), а из-за того, что большевики пытались создать социалистическую экономику в условиях, в которых они не могли добиться успеха.Несмотря на свою «научность», они отклонялись от одной программы к другой. В 1921 году большевикам пришлось отказаться от «военного коммунизма» и перейти к «новой экономической политике», то есть к экономической либерализации. Это сопровождалось жестокими политическими репрессиями.

Мартов покинул Россию в 1920 году, когда режим арестовывал большинство его товарищей-меньшевиков. Он умер в Германии в 1923 году. В последние годы своей жизни он написал серию эссе под названием Государственная и социалистическая революция. Ленин, писал он, утверждал, что «диктатура пролетариата» в России последовала за мерами, принятыми — с похвалой Маркса — Парижской Коммуной 1871 года.Затем Мартов спустился по списку. В отличие от Коммуны, в России не было ни всенародных выборов, ни регулярного отзыва должностных лиц. Была обширная политическая полиция и отсутствовал народный контроль над судами. Производство оставалось иерархическим. Местные общины были лишены самоуправления.

В блестящем понимании Мартов указал, что большевики отвергают «демократический парламентаризм» буржуазного общества, но не «инструменты государственной власти» — бюрократию, полицию и постоянную армию, — которым парламентаризм был «противовесом». в буржуазном обществе.Более того, государство и партия постепенно сливались. Ленинская партия утверждала, что представляет собой сознание несуществующего гомогенного большинства, и это была иллюзия, которая могла поддерживаться только посредством государственного террора.

Куда это девается с Марксом? Сказать, что он виновен либо в ленинизме, либо в сталинизме, не означает серьезно относиться к самобытности большевизма и его отходу от его идей (и от идей большинства социал-демократов эпохи Ленина).Но если правые, упрощенно и часто демагогически, все еще могут сделать Маркса изначальным грешником, левым не следовало делать из него непогрешимого оракула. В том же эссе, в котором Маркс говорил о «кошмаре» 18 брюмера Луи Бонапарта (1852), он отчитал « die Sozial-Democratie ». Маркс имел в виду очень конкретную цель: политическую коалицию, которая объединила рабочее движение и «мелкобуржуазных» республиканцев, требуя, чтобы первые уступили часть своей радикальной социальной направленности, а вторые стали более «социальными».Этот альянс пошатнулся, уступив консерваторам и набирающему силу автократу. Маркс критиковал его хитроумно, но не осознавая в полной мере последствий. Яростно бороться с эксплуатацией рабочих — это одно; представить себе пролетариат как универсальный агент истории другой. Презрение Маркса к «социал-демократии» основывалось на вере во всемирно-историческую миссию этого единственного социального класса. Но что, если пролетариат не должен был универсализировать все интересы? Что, если классы и общества станут более дифференцированными? Что, если на историю влияют другие факторы, помимо классов, реальных и воображаемых?

Конечно, все эти «а что, если» больше не нуждаются в позировании, и даже если социал-демократия, которую наказал Маркс, потерпела неудачу, она все же указала на единственную правдоподобную, хотя часто и неудовлетворительную альтернативу демократическому эгалитаризму: социальные и политические коалиции, созданные на основе неизбежных компромиссов.Так создается большинство, которое можно направить влево. Не путем подмены воображаемого нового универсализирующего агента — скажем, Третьего или постколониального мира, как это делали некоторые левые — на тот, который не выполнял свою работу, как это определяла теория. Это два разных типа движений: левые, которые заменяют главных героев там, где дела идут не так, как надо, и левые, создающие все более широкие союзы, чтобы подтолкнуть общество к демократическому эгалитаризму.

Создание коалиций не было научным путем Ленина, ни с социал-демократическими товарищами в 1903 году, ни с другими левыми партиями в октябре 1917 года.Практический и теоретический ответ большевизма на вызовы слева или, попросту, реальности, был, наконец, «ну и что?» Революционная воля растворяет их. Мартов понимал, что это не так, и его несогласие подтолкнуло его так далеко, что он признал в 1921 году, что «состояние мира в настоящее время настолько исключительное, что оно совершенно не соответствует нашим обычным схемам марксистского анализа». В конце концов, мужчины и женщины делают свою собственную историю, но не в тех обстоятельствах, которые они выбирают. Мучительное заявление Мартова остается таковым и сегодня, если не считать утверждения об исключительности.


Митчелл Коэн — почетный редактор журнала Dissent . Его книги включают Политику оперы: история от Монтеверди до Моцарта (Princeton University Press, 2017), The Wager of Lucien Goldmann (Princeton University Press, 1994) и Zion and State (Columbia University Press, 1992). Он является профессором политологии в колледже Бернарда Баруха и аспирантуре Городского университета Нью-Йорка.

Примечание автора: Мои источники для этой статьи включают Мартова Государство и социалистическая революция ; Исраэль Гецлер, Мартов ; Эйб Ашер, Меньшевики в русской революции , Владимир Бровкин, Меньшевики после Октября. Вера Бройдо, Ленин и меньшевики. Я нашел особенно полезные книги Анджея Валицкого, в частности История русской мысли и Споры о капитале и Владимир Вучинич, Социальная мысль в царской России: поиски общей науки об обществе, 1861-1917 .

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.