Современные классики литературы: Современная классика (76 книг) — лучшие книги по теме, читать онлайн, последние поступления и бестселлеры в электронной библиотеке MyBook

Содержание

Современная литература VS классика | Литературный портал

Краева Ирина Ивановна, детский писатель, педагог-журналист, член Союза писателей России, кандидат филологических наук, лауреат Международной литературной премии им. Владислава Крапивина, лауреат Международного литературного конкурса «Согласование времен» (г.Москва, Россия) Она пишет книги ее произведения добрые и поэтичные.

В Казахстане идет программа обновления содержания образования и уже в новом формате создаются программы, направленные на сохранение того, что было, историю, классику и при этом введение новых произведений. Ирина Ивановна Краева поставила много дискуссионных вопросов.

Тему классической литературы, современной литературы нужно по-новому доносить. Нужно, чтобы учитель удивил классикой молодого человека. Удивление – один из главных мотивов, который побудит молодого человека прочитать и дальше изучать произведение классического писателя. Многие родители-консерваторы говорят, что, если ребенок будет читать классическое произведение у него будет моральный кодекс настоящего человека. Есть определенное недоверие к современной литературе: «О чем пишут современные писатели, язык у них какой-то вольный и ситуации у них из жизни и ведут себя герои неоднозначно. Чему может научить произведение?».

На современных каналах известный литературовед Александр Архангельский сказал: «Не бывает современной литературы плохой и хорошей. Бывает литература живая и литература мертвая». Если мы вставляем современную литературу в учебник, то должны понимать, что может быть этот текст через десять лет умрет, не выдержав проверки даже коротким временем. В этом нет ничего страшного – он обладает другими важными свойствами; свойствами подсветки, а именно он написан на теперешнем языке и жизнь, описанная в нем, понятна и похожа на ту, что окружает нас.

Еще приведу цитату современного писателя Бориса Минаева: «Теперь я отчетливо понимаю «малохудожественная» детская литература может вскрыть в ребенке самые потаенные, самые глубокие пласты его существования». Итак, художественное в детской книге далеко не всегда самое важное и самое ценное. Не всегда то, что абстрактно хорошо написано важно и ценно для ребенка. Этическая, философская составляющая на уровне рефлексов, инстинктов детской души порой важнее.

Есть много разных тем, и они по-разному освещены в детской литературе. Я остановлюсь на теме Великой Отечественной войны. Казалось бы, зачем сейчас современным авторам писать про Великую Отечественную войну? Они же ее не видели, они же не имеют ее опыт, они много чего не знают. Какое право у них есть писать об этом? Но в последнее время просто одно произведение за другим появляется. Это и «Облачный полк» Эдуарда Веркина, и «Полынная ёлка» Ольги Колпаковой, «Краденый город» Юлии Яковлевой. Замечательная книга, про блокадный Ленинград, и «Жучки не плачут» Юлия Яковлева, «Я колбасника убил» Анна Никольская, «Сад имени т. с.» Марии Ботевой и так далее. Оказывается, у современных подростков есть потребность говорить по-новому о теме войны. Классика хорошо воспринимается, она остается классикой, она никуда не уходит, но она не отвечает на те вопросы, которые есть у молодых. Про Великую Отечественную войну, про Третью Мировую войну, о которой они постоянно слышат с экранов телевидения.

Что изменилось сейчас в современной городской литературе? Ушла героизация жизни и смерти героя произведения, который был по-настоящему героем. Все современные произведения объединяет то, что они против войны, они антивоенные и художественным современным языком, под микроскопом современный автор показывает ужасы войны. Он показывает современному молодому читателю, что это явление, которое тотально всех убивает содрогнуться. Но самая главная мысль появилась – Война не закончилась. Война может закончиться тогда, когда ты участвуешь в приведении порядка порушенного мира. Что это может быть? Может быть рассказ о подвиге герое, о котором нельзя было говорить, как в повести Марии Ботевой «Сад имени т. с.», может быть это восстановление когда-то поруганного имени человека. Но война стала чем-то личным. Даже на теме войны как важно все-таки чтобы молодежь читала современных авторов.

Сейчас и педагоги, и ученые, и родители, и дети, слишком многие отмечают, что слишком много произведений классической литературы подлежат изучению. К сожалению, сейчас очень многие реалии жизни написаны непонятно современному, юному читателю. Программа школьной программы в общем-то приучить детей читать, воспитать в нем читательскую компетентность, повысить, расширить, укрепить. И ведь многие приходят к такому выводу, что не надо гнаться прочитать все. Нужно показать, представить, увлечь юного читателя этим процессом постижения классического текста. Нужно его удивить, очаровать. Для того, чтобы у учителя получилось, первое, у него должно быть время на это. Он не должен думать, что он слишком долго сидит на каком-то произведении и он должен дальше скакать. И, конечно, новое требование – компетенция учителя.

Многие говорят сейчас, что нужно создать школьную программу из трех корпусов произведений.

Первый корпус – это золотая полка, произведения, которые обязательны для изучения. Их не должно быть много. Например, Дмитрий Бак, директор государственного литературного музея, определяет 36 позиций.

Вторая полка – это Пушкин, Лермонтов. Там указан только автор, а педагог волен выбирать, что он захочет пройти с детьми.

Третий корпус произведений – это то, что рекомендовано для дополнительного задания, для домашнего освоения. Зачем нужна такая вариативность? Потому что у учителя должен и может быть свой вкус, и он лучше знает, что нужно его детям. Подход, при котором вкус самого учителя совмещается с интересами, потребностями, запросами детей. Но нужно понимать, что здесь нет покушения на классику. Наоборот, это более бережное, более глубокое постижение этой классики. Такое, после которого ребенку самому захочется читать тексты. Классики стало очень много в школьной программе.

Школьная программа – это, прежде всего, классика. Поэтому мы ее ставим во главу угла, но если совмещать, искать хорошие современные тексты, о которых учитель захочет говорить, то они расшевелят в ученике читателя, подготовят его и к восприятию классической литературы, которая является незыблемой, прекрасной и святой. Главное, нам нужно сохранить стремление детей читать.

Последние исследования показали, что, действительно, половина детей все-таки читает каждый день: и для школы, и для своего удовольствия. Одни читают каждый день, другие читают меньше. Нет ужасной ситуации, о которой говорят: «Ах! Дети совсем ничего не читают!». Читают! Может быть они читают больше, может они не хотят обсуждать со взрослыми прочитанное. Это другое дело. Попробуйте предложить ребенку книгу норвежского автора Марии Парр «Вафельное сердце». Это наслаждение. Скоро выйдет продолжение.

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». [email protected] 8(7172) 57 60 13 (вн — 1060)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.

Классическая литература в современном мире — ТолВИКИ

Отношение к классике во многом зависит от культурного уровня общества, эстетического сознания и материального положения. Какова же роль классической детской литературы в воспитании и образовании молодого поколения на современном этапе жизни нашей страны?

Зачем нам классическая литература?

Человек впервые сталкивается с классикой в детском возрасте, когда родители читают ему вслух сказки Пушкина, Андерсена, изложения приключений Робинзона, Гулливера. Первое знакомство самое важное. То, что человек узнает в детстве, останется с ним навсегда и становится основой для его эрудиции. Когда ребенок начинает читать сам, он первым делом берет в руки те книги, которые культивировались в его семье. Зачастую это оказывается классика. Лет 20 назад дети запоем читали Дюма, Конан Дойла, Стивенсона. Сегодня телевидение и компьютер заменили им это удовольствие и вытеснили классическую литературу.

Кроме того, для чтения классики необходимо одно важное условие – надо уметь наслаждаться ею. Надо уметь погружаться в спокойствие и размеренное повествование, надо иметь терпение при чтении чересчур длинных описаний, надо уметь получать удовольствие от языка старых мастеров. И надо иметь время, чтобы, выкинув из головы все повседневные проблемы, полностью отдаться книге, которая с лихвой окупит потраченное на нее часы. Классическая литература помогает почувствовать эпоху, в которую они были написаны, дают четкую картину настоящего. Каждая из этих книг предполагает множество интерпретаций. Каждая скрывает в себе особый таинственный мир.

Не будет лишним сказать о таком преимуществе классики, как ее способность формировать у человека самосознание, способность более глубокого понимания социальной реальности, психологии людей, наконец, возможность овладеть навыками грамотной русской речи, подверженной в последнее время лингвистической американизацией.

Роль классической литературы в воспитании детей

Не случайно прогрессивные деятели прошлого считали историю лучшей воспитательницей. Читая книги классиков, дети знакомятся с прошлым нашей Родины, с жизнью и бытом далеких предков, с историей и географией страны. Таким образом, классика способствует обогащению и накоплению исторической памяти. В результате этого дети начинают осознавать себя преемниками всего созданного на земле и продолжателями дел своих предков, ответственными за судьбу планеты. Из произведений классиков юный читатель впитывает гуманистические и прогрессивные идеи прошлого, видит извечную борьбу трудового народа за лучшую жизнь. Отрываясь от только что прочитанных страниц о прошлом, взволнованный рассказом о беспросветной нужде и горе, он своим нежным сердцем сочувствует страданиям своих сверстников и при этом невольно сравнивает их положение со своей жизнью. Классики воссоздали богатый внутренний мир человека, создали образы героев, отличающихся моральной чистотой, совестливостью, способностью сочувствовать другим в беде.

Классическая литература сегодня

Классическая литература в лице Толстова, Грибоедова, Достоевского, Диккенса, Чехова, будоражившая умы и воображение людей, не оставлявшая никого равнодушным, уступила свое почетное место на книжных полках магазина современной «однодневной» литературе. Под последней я понимаю скорее не литературу в традиционном понимании, а некие «коммерческие проекты», смысл которых, как говорят в народе, «убить время». В то время как классическая литература заставляет думать и размышлять, воспринимать и оценивать, наконец, она воспитывает и обеспечивает духовный рост человеку. Согласно результатам недавнего опроса ВЦИОМ, проведенного в преддверии 210летия со дня рождения великого русского поэта А.С. Пушкина, 62% россиян после окончания школы русских классиков никогда не перечитывали. Те же, кто все-таки классику читали, чаще всего обращались к А.С. Пушкину (14%), Л.Н. Толстому (11%) и Н.В. Гоголю (9%). Только 59% россиян смогли правильно указать автора «Медного всадника», и лишь 21% автора «Полтавы».

Современная литература это | Путь к осознанности

В. О. Пелевин «Шлем ужаса»В. О. Пелевин «Шлем ужаса»

Современная литература это совокупность прозаических и поэтических произведений, написанных в конце XX в. – начале XXI вв.

Классики современной литературы

В обширном представлении к современной литературе относят произведения, созданные после Второй мировой войны. В истории русской литературы выделяют четыре поколения писателей, ставших классиками современной литературы:

  • Первое поколение: писатели-шестидесятники, творчество которых пришлось на время «хрущевской оттепели» 1960-х годов. Представителям времени – В. П. Аксенову, В. Н. Войновичу, В. Г. Распутину – свойственны манера иронической грусти и пристрастие к мемуарам;
  • Второе поколение: семидесятники – советские писатели 1970-х годов, деятельность которых ограничивалась запретами – В. В. Ерофеев, А. Г. Битов, Л. С. Петрушевская, В. С. Маканин;
  • Третье поколение: писатели 1980-х годов, пришедшие в литературу во время перестройки, – В. О. Пелевин, Т. Н. Толстая, О. А. Славникова, В. Г. Сорокин – писали в условиях творческой свободы, полагающей в избавлении от цензуры и освоении экспериментов;
  • Четвертое поколение: писатели конца 1990-х годов, яркие представители прозаической литературы – Д. Н. Гуцко, Г. А. Геласимов, Р. В. Сенчин, Прилепин, С. А. Шаргунов.

Особенность современной литературы

Современная литература следует классическим традициям: произведения нового времени опираются на идеи реализма, модернизма, постмодернизма; но, с точки зрения многогранности, является особенным явлением в литературном процессе.

Художественная литература XXI века стремится отойти от жанровой предзаданности, вследствие чего канонические жанры становятся маргинальными. Классические жанровые формы романа, новеллы, повести практически не встречаются, они существуют с не характерными им признаками и часто содержат в себе элементы не только разных жанров, а и смежных видов искусства. Известны формы киноромана (А. А. Белов «Бригада»), филологического романа (А. А. Генис «Довлатов и окрестности»), компьютерного романа (В. О. Пелевин «Шлем ужаса»).

Таким образом, модификации сложившихся жанров приводят к образованию уникальных жанровых форм, что обусловлено прежде всего обособлением художественной литературы от массовой, несущей жанровую определенность.

Элитарная литература

В настоящее время среди исследователей преобладает мнение, что современная литература это поэзия и проза последних десятилетий, переходного периода рубежа XX-XXI вв. В зависимости от предназначения современных произведений выделяют элитарную и массовую, или популярную, литературу.

Элитарная литература – «высокая литература», которая создавалась в узком кругу писателей, священнослужителей, деятелей искусства и была доступна только для элиты. Элитарная литература противостоит массовой, но одновременно является источником для текстов, адаптируемых под уровень массового сознания. Упрощенные варианты текстов У. Шекспира, Л. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского способствуют распространению духовных ценностей среди масс.

Массовая литература

Массовая литература, в отличие от элитарной, не выходит за пределы жанрового канона, доступна и ориентирована на массовое потребление и коммерческий спрос. Богатая жанровая разновидность массовой литературы включает любовный роман, приключения, боевик, детектив, триллер, научную фантастику, фэнтези и т. д.

Наиболее востребованным и тиражированным произведением массовой литературы является бестселлер. К всемирным бестселлерам XXI века относятся серия романов о Гарри Поттере Дж. Роулинг, цикл изданий С. Майер «Сумерки», книга Г. Д. Робертса «Шантарам» и др.

Примечательно, что массовая литература часто связана с кинематографом – множество популярных изданий экранизированы. К примеру, американский сериал «Игра престолов» снят по мотивам цикла романов Джорджа Р. Р. Мартина «Песнь Льда и Огня».

Классика русской литературы | Стать грамотным

Классика — это литературные памятники и произведения искусства, признанные шедеврами мировой культуры. Классическими принято считать произведения, ставшие достоянием традиции (их постоянно цитируют, на них часто ссылаются), обладающие качеством хрестоматийности (их изучают в школе, их должен знать каждый, считающий себя культурным человеком).

Классика затрагивает вечные темы, которые волнуют людей во все времена: человек и Бог, жизнь и смерть, любовь и ненависть. Как правило, классические произведения отличают, с одной стороны, от современных, не признанных объектом культурного наследия, и, с другой стороны, от древних, мало известных или забытых, не выдержавших испытания временем.

Классика не умирает, во всяком случае, пока сохраняет свое значение, и бессмертие классиков символизируют памятники и мемориалы, возводимые в память о них, а также музеи, посвященные им, города, площади и улицы, названные их именами.

Основной фонд русской литературной классики — творчество Михаила Васильевича Ломоносова, Дениса Ивановича Фонвизина, Николая Михайловича Карамзина, Василия Андреевича Жуковского, Александра Сергеевича Пушкина, Михаила Юрьевича Лермонтова, Николая Васильевича Гоголя, Федор Михайловича Достоевского, Льва Николаевича Толстого и других.

Отношение к классическому наследию. Понятие классики оформилось относительно поздно, на рубеже XVIII—XIX веков. Такого понятия не знали древнерусские книжники и потому, переписывая тексты, вносили различные изменения, становясь их соавторами. Понятие классики подразумевает неприкосновенность текста, запрет на посягательство выраженной в нем «воли автора». А это ставит вопрос об адекватном восприятии и истолковании классики. Подобные дискуссии повторялись с устойчивой периодичностью и вовлекали всех пишущих о литературе.

После Октябрьской революции в среде «левых» художников (футуристы, Пролеткульт) утвердилось нигилистическое отношение к классике. Другую крайность демонстрировали деятели РАППа, которые под лозунгом «учебы у классиков» утверждали догматическое отношение к их наследию. С 1930-х положение о классическом наследии было закреплено рядом законодательных актов.

Воплощение классики. Наряду с традиционной формой существования в виде книги классическая проза обретает другую жизнь в смежных видах искусства: драматическом театре, опере, балете, кинематографе, живописи и графике. История свидетельствует, что многие оригинальные и глубокие воплощения классических произведений поначалу воспринимались как спорные. Например, Петра Ильича Чайковского упрекали за его оперы на пушкинские сюжеты, острые споры вызывали постановки классических пьес, осуществленные Всеволодом Эмильевичем Мейерхольдом, Сергеем Михайловичем Эйзенштейном и другими режиссерами.

Пародия и профанация. Классика в силу присущей ей общезначимости часто становится объектом пародии и предметом профанации. Если пародия придает новые контексты классическим произведениям, то профанация уничтожает сами произведения. Так, в постсоветские годы на книжном рынке появился ряд классических романов, изданных с сокращениями, адаптированных до уровня массового потребителя.


Читайте на сайте: 

Заметки о поэзии Лермонтова

Что мы знаем о жизни Гоголя?

К юбилею Фонвизина

 

Классики литературы в современной школе: за и против

Уже не одно столетие произведения классиков российской литературы заставляют людей сопереживать героям, задумываться над поставленными вопросами и спорить о поступках и чувствах книжных персонажей. Меняется время и люди, но насущные вопросы остаются прежними, так что даже в XXI веке остаётся простор для дискуссии. И вот на днях творчество нескольких писателей и впрямь вызвало целую волну обсуждений, облетевших всё медиа-пространство.

Поводом для общественной дискуссии стало заявление церковного деятеля протоиерея Артемия Владимирова, сделанное им на заседании патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Как сообщает «Интерфакс», ссылаясь на пресс-службу комиссии, протоиерей заявил, что в ряде изучаемых школьниками произведениях «воспевается свободная любовь». В числе подобных произведений он назвал рассказы «О любви» Антона Чехова, «Куст сирени» Александра Куприна и «Кавказ» Ивана Бунина.

По словам священника, в одном случае обманутый муж убивает себя, в другом — распадается семья, в третьем — адюльтер кончается ничем.

«Эти яркие художественные образы — это мина замедленного действия для наших детей. Наша комиссия должна обратиться с предложениями в департамент образования», — полагает Артемий Владимиров.

Естественно, что эту цитату поспешили растиражировать СМИ, вслед за чем последовали дискуссии на ТВ и в Интернете о том, насколько же прав церковный деятель. Русская православная церковь поспешила выступить с заявлением по этому поводу, дабы прекратить различные разговоры о том, что она собирается вмешиваться в образовательный процесс. «Протоиерей Артемий Владимиров, выступая на заседании Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, выразил свое личное негативное отношение к трем произведениям русских классиков. С ним можно соглашаться или не соглашаться, но точка зрения одного священникам никоим образом не может рассматриваться как намерение Церкви добиваться исключения из школьной программы тех или иных авторов. Таких планов нет», — заявил в интервью РИА «Новости» Глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда.

Надо сказать, что это далеко не первый раз, когда высказывается позиция о том, что произведения русской классики не так уж и полезны для детей. Подобные заявления периодически можно услышать от совершенно разных людей разных профессий. Однако ещё ни разу до серьёзного перекраивания школьной программы дело не доходило. Пожалуй, оно и понятно. Было бы странно изымать из неё произведения лишь на основании того, что в том или ином романе показываются не только светлые стороны жизни. Скорее всего, писать в таком случае было бы просто не о чем и не за чем.

«Нужно понимать, что в любом классическом произведении затрагивается какая-то проблема, описывается жизнь героев в тех условиях, которые даются автором, — объясняет психолог Сергей Саратовский. — Автор не с потолка берёт эту жизнь. Обычно он основывается на каких-то собственных наблюдениях».

Специалист отмечает, что с помощью литературного произведения мы можем ознакомиться с жизнью людей в то время, о котором повествует произведение, с их психологическими особенностями, укладом жизни, взглядами на этот мир. «Знакомство через классическую прозу, поэзию – это всегда полезно для любого человека. Потому что это заставляет думать. И знакомиться нужно, конечно, с различными классиками: с Пушкиным, Гоголем, Достоевским и другими. Это позволяет расширять кругозор», — отмечает Сергей Саратовский.

Эксперт отмечает, что классика может плохо повлиять на человека только при одном улови — если подрастающее поколение просто заставляют читать тексты без дальнейшего их обсуждения, которое могло бы помочь понять действия героев, их мотивы, обстановку описываемого времени, авторский замысел. Однако далеко не всегда это происходит так. Часто ученики и студенты просто получают список литературы, и никто ничего им толком не объясняет.

«Эту проблему можно решить на уровне министерства образования, создать единую модель преподавания литературы, — считает психолог Сергей Саратовский. Необходимо учитывать, что современные дети привыкли воспринимать информацию визуально». Для того, чтобы изучение классики принесло пользу и правильно сформировало мировоззрение у детей, стоит стремиться к тому, чтобы ученикам было интересно. При этом преподавать необходимо разнообразие авторов. В противном случае у подрастающего поколения не будет сформировано представление о разных эпохах и культурных слоях.

«Ребёнок должен видеть весь спектр авторов и их произведений. Вообще, не стоит забывать, что Пушкин, Маяковский своим поведением не всегда были идеальным примером и даже в своих произведениях не стеснялись использовать крепкие слова. Однако это не мешало людям, которые изучали эти предметы, говорить на шикарном литературном языке, быть интеллигентами, патриотами своей страны и оставаться в лоне той конфессии, в которой находились их предки, — резюмирует Сергей Саратовский. – Так что всё дело в том, как произведения будут преподнесены детям, как педагоги доносят до них основную идею того, что хотел сказать автор».

 

Сергей ДОЛОТОВ,

газета «Саратовские вести» № 28 (5383) от 22 марта 2016 года

 

P.S.

Оригинал статьи носит название «Любовь свободна… законов всех она сильней».

 

Дата публикации: 25.03.2016   Рубрика: Публикации и интервью

§ 1. «Высокая литература». Литературная классика. Теория литературы

§ 1. «Высокая литература». Литературная классика

Словосочетания «высокая (или строгая) литература», «литературный верх» не обладают полнотой смысловой определенности. Вместе с тем они служат логическому выделению из всей «литературной массы» (включающей в себя и конъюнктурные спекуляции, и графоманию, и, по выражению американского ученого, «пакостную литературу», какова порнография) той ее части, которая достойна уважительного внимания и, главное, верна своему культурно-художественному призванию. Некий «пик» этой литературы («высокой») составляет классика — та часть художественной словесности, которая интересна и авторитетна для ряда поколений и составляет «золотой фонд» литературы.

Слово «классический» (от лат. classicus — образцовый) используется искусствоведами и литературоведами в разных значениях: классики как писатели античности противопоставляются авторам Нового времени, а представители классицизма (тоже именуемые классиками) — романтикам; в обоих этих случаях за словом «классический» стоит представление о порядке, мере, гармонии. В этом же смысловом русле литературоведческий термин «классический стиль», который связывается с представлением о гармонической цельности и мыслится как своего рода ориентир для каждой национальной литературы (в русской словесности классический стиль наиболее полно воплощен в творчестве Пушкина)[339].

В словочетании же художественная (или литературная) классика (о ней и пойдет речь) содержится представление о значительности, масштабности, образцовости произведений. Писатели-классики — это, по известному выражению Д.С. Мережковского, вечные спутники человечества. Литературная классика являет собой совокупность произведений первого ряда. Это, так сказать, верх верха литературы. Она, как правило, опознается лишь извне, со стороны, из другой, последующей эпохи. Классическая литература (и в этом ее суть) активно включена в межэпохальные (трансисторичекие) диалогические отношения.

Поспешное возведение автора в высокий ранг классика рискованно и далеко не всегда желательно, хотя пророчества о будущей славе писателей порой оправдываются (вспомним суждения Белинского о Лермонтове и Гоголе). Говорить, что тому или иному современному писателю уготована судьба классика, подобает лишь предположительно, гипотетически. Автор, признанный современниками, — это лишь «кандидат» в классики. Вспомним, что предельно высоко оценивались в пору их создания произведения не только Пушкина и Гоголя, Л. Толстого и Чехова, но и Н.В. Кукольника, С.Я. Надсона, В.А. Крылова (популярнейшего драматурга 1870–1880-хгодов). Кумиры своего времени — еще не классики. Бывает (и примеров тому немало), что «появляются литераторы, которые художественно-неосмысленным мнением и беспредметно-обывательским вкусом публики поднимаются на несоответственную и не принадлежащую им высоту, при жизни объявляются классиками, помещаются неосновательно в пантеон национальной литературы и затем, иногда еще при жизни (если они живут долго) — бледнеют, отцветают, стушевываются в глазах новых подрастающих поколений»[340]. Вопрос о том, кто достоин репутации классика, как видно, призваны решать не современники писателей, а их потомки.

Границы между классикой и «неклассикой» в составе строгой литературы прошлых эпох размыты и изменчивы. Ныне не вызовет сомнений характеристика К.Н. Батюшкова и Б.А. Баратынского как поэтов-классиков, но долгое время эти современники Пушкина пребывали во «втором ряду» (вместе с В.К. Кюхельбекером, И.И. Козловым, Н.И. Гнедичем, заслуги которых перед отечественной словесностью бесспорны, но размах литературной деятельности и популярность у публики не так уж велики).

Вопреки широко бытующему предрассудку художественная классика отнюдь не является некой окаменелостью. Жизнь прославленных творений исполнена нескончаемой динамики (при всем том, что высокие репутации писателей сохраняют стабильность). «Каждая эпоха, — писал М.М. Бахтин, — по-своему переакцентирует произведения ближайшего прошлого. Историческая жизнь классических произведений есть, в сущности, непрерывный процесс их социально идеологической переакцентуации». Бытование литературных произведений в большом историческом времени сопряжено с их обогащением. Их смысловой состав способен «расти, досоздаваться далее»: на «новом фоне» классические творения раскрывают «все новые и новые смысловые моменты»[341].

При этом прославленные творения прошлого в каждый отдельный исторический момент воспринимаются по-разному, нередко вызывая разногласия и споры. Вспомним широчайший диапазон трактовок пушкинского и гоголевского творчества, разительно не похожие одна на другую интерпретации трагедий Шекспира (в особенности «Гамлета»), бесконечно разнообразные прочтения образа Дон Кихота или творчества И.В. Гете с его «Фаустом», чему посвящена знаменитая монография В.М. Жирмунского[342]. Бурю обсуждений и споров вызвали в XX в. произведения Ф.М. Достоевского, в особенности — образ Ивана Карамазова[343].

Пребывание литературы в большом историческом времени отмечено не только обогащением произведений в сознании читателей, но и серьезными «смыслоутратами». Для бытования классики неблагоприятны, с одной стороны, авангардистское небрежение культурным наследием и произвольная, искажающая модернизация прославленных творений — их прямолинейное осовременивание («фантазии заблудившегося ума и вкуса тиранят классику со всех сторон»[344]), с другой стороны — омертвляющая канонизация, оказенивание, догматическая схематизация авторитетных произведений как воплощений окончательных и абсолютных истай (то, что называют культурным классицизмом). Подобная крайность в отношении классики неоднократно оспаривалась. Так, К.Ф. Рылеев утверждал, что «превосходные творения некоторых древних и новых поэтов должны внушать <… > уважение к ним, но отнюдь не благоговение, ибо это <…> вселяет <…> какой-то страх, препятствующий приблизиться к превозносимому поэту»[345]. Нормой отношения к классике является неимперативное, свободное признание ее авторитета, которое не исключает несогласия, критического отношения, спора (именно такова позиция Г. Гессе, заявленная в его эссе «Благодарность Гете»)[346].

Далеко не бесспорна нередко применяемая то к Шекспиру, то к Пушкину, то к Толстому формула «наш современник», отдающая излишней фамильярностью. Классика призвана к тому, чтобы, находясь вне современности читателей, помогать им понять самих себя в широкой перспективе культурной жизни — как живущих в большом историческом времени. Составляя повод и стимул для диалога между разными, хотя в чем-то существенном и сродными культурами, она обращена прежде всего к людям духовно оседлым (выражение Д.С. Лихачева), которые живо интересуются историческим прошлым и причастны ему.

Классику порой характеризуют как канонизированную литературу. Так, имея в виду прославленных русских писателей XVIII–XIX вв., В.Б. Шкловский не без иронии говорил о ряде «литературных святых, которые канонизированы»[347]. Однако канонизация классики, выражающаяся в содействии публикациям лучших произведений, в установлении большим писателям и поэтам памятников, во включении их творений в учебные программы, в их настойчивой популяризации, имеет безусловно позитивное значение для художественной культуры.

Вместе с тем между поистине классической литературой и литературой, санкционируемой некими авторитетами (государство, художественная элита) существует серьезное различие. Официальные власти (особенно при тоталитарных режимах) нередко абсолютизируют значимость определенной части литературы (как прошлой, так и современной) и навязывают свою точку зрения читающей публике, порой весьма агрессивно. Яркий пример тому — директивно прозву

Книг современной классики

Жанры> Классика

Классика должна находить отклик у аудитории и иметь постоянную читательскую аудиторию. Современную классику обычно пишут после Первой мировой войны. Они также широко известны как «современная классика».


Three Japanese Short Stories Only Dull People Are Brilliant at Breakfast The Problem That Has No Name I Have More Souls Than One Fame The Black Ball Deception Madness Till September Petronella The Custard Heart The Haunted Boy The Woman in Black and Other Ghost Stories: The Collected Ghost Stories of Susan Hill Of Dogs and Walls The Cracked Looking-Glass Four Russian Short Stories: Gazdanov & Others Больше самых читаемых на этой неделе меток «современная классика»… To Kill a Mockingbird 1984 Animal Farm The Catcher in the Rye The Great Gatsby Lord of the Flies The Handmaid Fahrenheit 451 Of Mice and Men The Bell Jar Brave New World Lolita Slaughterhouse-Five A Clockwork Orange Catch-22 (Catch-22, #1) Более современные классические книги… Lolita by Vladimir Nabokov Pnin by Vladimir Nabokov Pale Fire by Vladimir Nabokov Laughter in the Dark by Vladimir Nabokov Ada, or Ardor by Vladimir Nabokov Лучшие работы Владимира Набокова

28 книг — 24 избирателя

To Kill a Mockingbird by Harper Lee A People The Handmaid Nickel and Dimed by Barbara Ehrenreich The Color Purple by Alice Walker Социальная справедливость: книги о расизме, сексизме и классе

1791 книга — 1356 избирателей


The Alchemist by Paulo Coelho Siddhartha by Hermann Hesse The Prophet by Kahlil Gibran Tao Te Ching by Lao Tzu Man Книги преобразования жизни

870 книг — 620 избирателей

A Raisin in the Sun by Lorraine Hansberry Fences by August Wilson Dutchman & The Slave by Amiri Baraka Porgy & Bess by George Gershwin For Colored Girls Who Have Considered Suicide When the Rainbo... by Ntozake Shange Афроамериканские пьесы

24 книги — 26 избирателей


Библиотека «Современная библиотека

»

Летопись

Modern Library Chronicles — это великие историки мира, посвященные великим вопросам мира.Живые, доступные и краткие (большинство из которых менее 150 страниц), эти авторитетные краткие рассказы предназначены для широкого круга читателей, а также для учащихся в классе.

См. Полный список текущих и будущих названий Паралипоменон »

Классика

Запущенная в 2000 году, «Современная библиотека классических книг в мягкой обложке» представляет собой дальновидную программу, которая продолжает расширяться и включает в себя ценные классические произведения, важнейшие антологии сочинений, важные новые переводы великих произведений со всего мира и новые открытия важных литературных и исторических ценностей.Каждая из этих игр включает в себя множество специальных функций:

  • новые и убедительные выступления ведущих ученых, историков и авторов, таких как Джойс Кэрол Оутс, Дэвид Шиплер, Надин Гордимер, Ричард Руссо, Шелби Фут, Салман Рушди и многих других
  • новых захватывающих переводов от некоторых из лучших переводчиков, работающих сегодня, включая Ричарда Ховарда, Эдит Гроссман, Питера Константина, Уайатта Мейсона, Бертона Раффеля и многих других новых научных примечаний
  • критических изданий текстов, тщательно отобранных такими учеными, как Лоуренс Буэлл, Фрэнк Кермод, Бернард Макгинн, Джонатан Бейт, Эрик Расмуссен и другими выдающимися мыслителями и историками, тщательные биографические очерки
  • книги сброшены и имеют большой размер шрифта и широкие поля для облегчения чтения и создания заметок
  • высшее качество бумаги
  • яркая обложка
  • Руководств для групп чтения, связанных с большинством книг
  • конкурентные цены

См. Полный список текущих и будущих изданий Classics »

Основные сочинения

Тома «Основные сочинения современной библиотеки» представляют собой уникальные компиляции, отредактированные и снабженные комментариями некоторыми из наиболее известных сегодня ученых.Каждая из этих популярных антологий, включающая в себя исчерпывающие тексты, полезные заголовки, обширные вступления и полезные аннотации, призвана служить идеальным введением к конкретному автору или предметной области.

См. Полный список текущих и будущих изданий Essential Writings »

Переводы

С момента основания современной библиотеки в 1917 году мы гордимся тем, что издавали основные классические произведения со всего мира, недавно расширив наш список, включив в него шедевры двадцатого века, а также лучшие произведения литературы, восходящие к древним временам.Среди наших отмеченных наградами переводчиков Сьюзан Бернофски, Питер Константин, Дик Дэвис, Энтони Эзолен, Артур Голдхаммер, Эдит Гроссман, Ричард Ховард, Иоахим Нойгрохель, Бертон Пайк, Бертон Раффель и Мэриан Шварц.

Посмотреть полный список текущих и предстоящих переводов »

серии

В 1999 г. Современная библиотека приступила к публикации серии книг, которыми давно пренебрегают и игнорируют. То, что на первый взгляд может показаться антитезой успешной публикации, превратилось в необычайное приключение для Modern Library и ее читателей.

Совет современной библиотеки определил пять жанров, изобилующих фундаментальными, но забытыми текстами — «Исследование», «Война», «Юмор и остроумие», «Фильмы», «Садоводство», «Еда», «Наука» и «Новые открытия».

См. Полный список текущих и будущих серий »

Что такое современная литература? (с иллюстрациями)

Современная литература написана в современный период. Трудно определить, когда зародилась современная литература, и она варьируется от страны к стране, но она охватывает как минимум 20 и 21 века.Литература охватывает все письменные произведения, включая письма и журналы, но наиболее известна благодаря романам, стихам и научно-популярным статьям, которые можно найти в журналах и газетах. Его не следует путать с модернистской литературой, даже если эти две группы являются современными.

James Joyce was one of the great writers of modern literature from the 20th century. Джеймс Джойс был одним из великих писателей современной литературы 20 века.

Трудно определить точные границы современной эпохи литературы. Подобно определению любой эпохи, такое определение чревато совпадениями и различиями между регионами и культурами. В Британии современная эпоха началась в 1901 году с концом викторианской эпохи и викторианской литературы. В Японии современную эпоху можно проследить до Реставрации Мэйдзи 1860-х годов, но после 1945 года она может быть более реалистичной. Другие могут рассматривать викторианскую литературу как подразделение современной литературы и вместо этого датируют современный период 1700-ми годами.

Jack Kerouac was king of the Beat generation. Джек Керуак был королем поколения битников.

В Америке другое время ознаменовало бы начало современной литературы.Переломным моментом может стать приход модернизма около 1900 года. Стивен Берд из Университета Северной Каролины в Пембруке говорит, что «в то время как предыдущие американские литературные периоды лучше всего определялись определенными стилистическими конвенциями или популярными школами мысли, современный период американской литературы лучше определяется традициями, которые он нарушил ».

Franz Kafka is one of the great modern writers that thrived between in the early part of the 1900 Франц Кафка — один из великих писателей современности, который процветал в начале 1900-х годов.

Модернизм — это ветвь современной литературы, которая пыталась отойти от реалистических романов, доминировавших в викторианскую эпоху. Движение достигло своего расцвета между 1900 и 1920 годами. Среди деятелей модернизма Т.С. Элиот, Франц Кафка, Джеймс Джойс и Эзра Паунд. Движение продемонстрировало пренебрежение условностями и другими формами; это привело к фашистскому флирту и безудержному нарциссизму.Это также привело к тому, что некоторые работы, такие как «Улисс» Джойса, стали недоступны для многих читателей.

Modern literature covers at least the 20th and 21st centuries. Современная литература охватывает по крайней мере 20 и 21 века.

Поэзия как часть современной литературы разрушила условности.Он также использовал музыку для формирования поэзии джаза и блюза. Одним из величайших течений современной поэзии в Америке было поколение битников Джека Керуака и Алана Гинзберга. Эзра Паунд также был ведущим сторонником отказа от поэтических условностей и сказал: «Сделайте это новым».

Модернизм привел к постмодернизму, структурализм к постструктурализму и колониализм к постколониализму.Различные типы литературы основывались на предыдущих типах литературы и отличались от них. Многие новые страны, часто искусственно созданные, пытались создать новую идентичность посредством продвижения литературы современной эпохи.

Количество книг, журналов, газет и журналов увеличивалось на протяжении современных периодов.Это включало в себя, к концу 20-го века, его онлайн-взрыв. Это уступило место новым формам литературы и новым способам распространения ее. В современной литературе также увеличилось количество призов и переводов, таких как чтение японских произведений от Харуки Мураками до Рюноске Акутагавы и турецкого писателя Орхана Памука.

It can be difficult to agree on what constitutes "modern" literature. Может быть трудно прийти к единому мнению о том, что представляет собой «современная» литература.

Современная литература (1900-1961) — NEOEnglish

Современная эпоха английской литературы началась в начале двадцатого века и последовала за викторианской эпохой. Самая важная характеристика современной литературы состоит в том, что она противоположна общему отношению к жизни и ее проблемам, принятому викторианскими писателями и общественностью, которое можно назвать «викторианским». Молодежь первого десятилетия нынешнего века считала викторианский век лицемерным, а викторианские идеалы — подлыми, поверхностными и глупыми.


Это бунтарское настроение повлияло на современную литературу, которая руководствовалась ментальными установками, нравственными идеалами и духовными ценностями, диаметрально противоположными викторианским. Ничто не считалось достоверным; все было подвергнуто сомнению. В области литературной техники также произошли фундаментальные изменения. Кардинально изменились и стандарты художественного мастерства и эстетической оценки.

То, что викторианцы считали благородным и красивым, их дети и внуки считали подлыми и уродливыми.Викторианцы приняли Голос Власти и признали правило Эксперта в религии, политике, литературе и семейной жизни. У них было врожденное желание подтвердить и подтвердить, а не отвергать или подвергать сомнению мнения экспертов в их соответствующих областях. Они проявили готовность принять их слова за чистую монету без критических проверок. Таково было их отношение к религии и науке. Они верили в истины, открытые в Библии, и принимали новые научные теории, выдвинутые Дарвином и другими.С другой стороны, умы двадцатого века ничего не считали само собой разумеющимся; они все подвергали сомнению.

Еще одной характеристикой викторианства была безоговорочная вера в постоянство институтов XIX века, как светских, так и духовных. Викторианцы верили, что их семейная жизнь, их конституция, Британская империя и христианская религия были основаны на прочных основаниях и что они будут длиться вечно. Эта викторианская идея о постоянстве институтов была заменена среди авторов начала двадцатого века представлением о том, что в этом мире нет ничего фиксированного и окончательного.Х. Г. Уэллс говорил о потоке вещей и о том, что «весь этот наш мир является не более чем прелюдией к настоящей цивилизации». Простая вера викторианцев сменилась желанием современного человека исследовать и задавать вопросы. Бернард Шоу, главный из повстанцев, нападал не только на «старые» религиозные суеверия, но и на «новые» суеверия науки. Девизом его веры были: Вопрос! Изучите! Контрольная работа! Он бросил вызов Голосу Власти и правилу Эксперта.Он отвечал за выработку у ума вопросительной привычки во всех сферах жизни. Он заставил людей подвергнуть сомнению основные концепции религии и морали. Эндрю Андершифт заявляет в книге Бернарда Шоу Major Barbara: : «Вот что не так с миром в настоящее время. Он утилизирует устаревшие паровые машины и динамо-машины; но он не откажется от своих старых предрассудков, старой морали, старых религий и старых политических институтов ». Такое радикальное провозглашение воодушевило некоторых, в то время как другие были полностью потрясены, как, например, сама Барбара: «Я стояла на скале, которую считала вечной; и без единого слова он пошатнулся и рассыпался подо мной.”

Современный ум был возмущен викторианской самодовольством. Социальные и религиозные реформаторы сначала подняли эту жалобу, а за ними последовали литераторы, потому что они вторят голосу вокруг них. Конечно, обвинение в самоуспокоении не может быть справедливо выдвинуто против многих викторианских писателей, особенно авторов «Ярмарки тщеславия », Дэвида Копперфильда, Мод, «Прошлое и настоящее», епископа Блоурама, «Культура и анархия», Ричарда Феверала и Тесс. Но потребность в изменении в области литературы ощущалась еще и потому, что идиома, манера изложения, игра воображения, ритм и структура стихов викторианских писателей становились устаревшими и постепенно казались устаревшими. терять старую магию.Их слова не пробудили духа.

Таким образом, реакция в области литературы была даже запоздалой, потому что искусство должно быть обновлено, чтобы оживить его. Викторианская литература утратила свежесть, и ей не хватало элемента неожиданности, который был самой ее душой. Он вернулся к повседневной жизни и не мог вызвать у читателя шока новизны. В конце викторианской эпохи чувствовалось, что идеи, переживания, настроения и отношения изменились, и поэтому свежесть, которой не хватало в литературе, должна была быть восполнена на другом уровне.

Помимо современной реакции на самоуспокоенность викторианцев, в двадцатом веке был также провал или распад ценностей. Молодые люди, которых старшие учили ценить «духовные вещи» выше мирского процветания, на собственном опыте обнаружили, что ничего нельзя достичь без денег. Материальное благополучие стало основой общественного положения. В то время как в 1777 году доктор Джонсон утверждал, что «богатство исключает лишь одну злую бедность», в 1863 году Сэмюэл Батлер, который намного опередил свое время, выразил опыт двадцатого века, когда он написал: «Деньги подобны антеннам; без него человеческое насекомое теряет связь с окружающей средой.Тот, кто хочет получить стипендию или аристократию, должен сначала приобрести деньги. Чтобы выжить из себя наилучшим образом, средний молодой человек должен сначала зарабатывать деньги. Ему придется принести в жертву собственничеству качества, которые сделают владение ценным ».

Помимо огромного значения, которое начали придавать деньгам в двадцатом веке, существовало также более острое и настойчивое сознание общественной жизни. В то время как некоторые из викторианцев могли удовлетворить себя созерцанием космического порядка, отождествлением с каким-то Божественным Разумом или Сверхчеловеческим планом, который поглощает и очищает наш мелкий эгоизм, и слиянием нашей воли с высшей волей, их преемники в двадцатом веке могли не делай так.Они каждый день осознавали, что человек был скорее социальным существом, чем духовным существом, и что промышленные проблемы уже угрожали миру в Европе. Вместо того чтобы верить в культ самосовершенствования, как это делали викторианцы, они были готовы принять на себя обязанность работать на других. Ряд писателей двадцатого века начали серьезно изучать и размышлять над трудами Карла Маркса, Энгельса, Раскина, Морриса, а некоторые из них, такие как Генри Джеймс, обсуждали практические предложения по реконструкции общества.

Викторианцы верили в святость семейной жизни, но в двадцатом веке отношение к семейному кругу снизилось. Молодые мужчины и женщины, осознавшие перспективу финансовой независимости, отказывались подчиняться родительской власти и считали семейную жизнь слишком узкой. Более того, молодые люди, рано начавшие зарабатывать на жизнь, получили больше возможностей общаться друг с другом, и секс для них больше не оставался загадкой. Так что любовь стала не столько романтикой, сколько переживанием.

Это некоторые из примеров распада ценностей в двадцатом веке. В результате современные писатели больше не могли писать по старинке. Если они играли на таких чувствах, как презрение к деньгам, божественная любовь, естественная красота, чувства дома и жизни, классическая наука и общение с духом прошлого, они рисковали попасть в ложную ноту. Даже если они рассматривали одни и те же темы, им приходилось делать это по-другому и вызывать разные мысли и эмоции по сравнению с тем, что обычно ассоциировалось с ними.Таким образом, современный писатель должен был развивать свежую точку зрения, а также новую технику.

Воздействие научной мысли было главной причиной такого отношения вопрошания и разрушения старых ценностей. Научные истины, которыми прежде гордились избранные, теперь стали понятны всем. В эпоху массового образования они стали обращаться к массам. Физические и биологические выводы великих ученых, таких как Дарвин, Лайель и Хаксли, создали у нового поколения впечатление, что Вселенная выглядит колоссальной ошибкой, что человеческая жизнь на нашем негостеприимном земном шаре — случайность по неизвестным причинам, и что эта случайность привел к невыразимым страданиям.Они начали смотреть на Природу не как на систему, задуманную Божественным Архитектором, а как на могущественную, но слепую, безжалостную и расточительную силу. Эти впечатления наполнили людей двадцатого века непреодолимой жалостью, отчаянием или стоицизмом. Ряд писателей, выросших и выросших в такой атмосфере, начали озвучивать эти идеи в своих произведениях.

Двадцатый век стал веком машин. Машины, без сомнения, доминировали во всех аспектах современной жизни, и вызвали неоднозначную реакцию читателей и писателей.Некоторые из них были встревожены материализмом, который принесла с собой машина, и они ищут утешения и самовыражения в минувшие немеханические и домеханические эпохи. Другие, однако, находясь под впечатлением от зрелища механической силы, производящей чувство математической корректировки и простоты конструкции и приносящей неисчислимые благословения человечеству, находят в этом определенный ритм и красоту. Но нет никаких сомнений в том, что, хотя машины уменьшили тяжелую работу, ускорили производство и подняли уровень жизни, они породили ряд серьезных осложнений.Различные научные приборы дарят свободу и порабощение, эффективность и затруднения. Современный человек теперь должен жить по часам, применяя свою энергию не по настроению и импульсам, а по временной схеме. Все эти идеи находят выражение в современной литературе, потому что автор двадцатого века должен отражать эту атмосферу, а девятнадцатый век ему мало помогает.

Еще одним важным фактором, повлиявшим на современную литературу, было большое количество людей из бедных слоев населения, получивших государственное образование.Чтобы удовлетворить свою потребность в чтении, издатели начала двадцатого века начали выпуск целой серии дешевой переизданной классики. Это было дополнено выпуском антологий викторианской литературы, которые иллюстрировали стабильное общество, пригодное для правящего класса, который утвердился на экономических законах богатства, истинности христианства и законности английской конституции. Но они не смогли привлечь внимание новой читающей публики, получившей дешевое образование, которая не разделяла наследование этих идеалов, стремилась к перераспределению богатства и имела свои собственные специфические кодексы моральной и сексуальной свободы.Даже те, кто был впечатлен остроумием и мудростью прошлого, не могли закрыть глаза на изменения, произошедшие из-за использования машин, научного развития и общей атмосферы нестабильности и нестабильности, в которой они жили. Поэтому они требовали литературы, подходящей для новой атмосферы. Современные писатели нашли в этих читателях источник власти и дохода, если бы они могли только обратиться к ним и дать им то, что они хотели. Искушение сделать это было велико и чревато большими опасностями, потому что новая читающая публика была неуверена в своих идеологиях, оторвалась от своего происхождения, но отчаянно хотела, чтобы на них произвело впечатление.Они хотели, чтобы их вели и указывали путь. В результате некоторые авторы двадцатого века использовали свой энтузиазм и попытались вести своих невинных читателей самым быстрым и легким способом, играя на своей восприимчивости. В некоторых случаях умный писатель мог стать пророком школы, в которую он не верил. Такова была власть читающей публики.

Один из серьезных недостатков современных писателей состоит в том, что у них нет общей почвы, на которой они встречаются со своими читателями.Это было не так в викторианский период, когда авторы и читающая публика понимали друг друга и имели общие взгляды и отношение к жизни и ее проблемам. В атмосфере разочарования, недовольства и сомнения разные авторы показывают разные подходы к жизни. Некоторые сетуют на отказ от старых ценностей и выражают чувство ностальгии. Некоторые демонстрируют полное отчаяние по поводу будущего; а другие рекомендуют вернуться к искусственному примитивизму. Некоторые сосредотачиваются на чувствах, стиле или дикции, чтобы восстановить то, что было потеряно.Таким образом, среди писателей двадцатого века иногда встречаются агрессивные попытки сохранить или оживить старые ценности в новой обстановке или, если это невозможно, создать новые ценности, чтобы занять их место.

Литература двадцатого века, которая является продуктом этого напряжения, поэтому уникальна. Это чрезвычайно увлекательно и в то же время очень сложно оценить, потому что в определенной степени это рекорд нескоординированных усилий. Разделить его на школы и типы непросто.Он полон приключений и экспериментов, свойственных современности, эпохе переходов и открытий. Но в нем есть скрытое течение, которое идет параллельно бурному потоку идей, который течет с огромной стремительностью. Хотя он начался как реакция на «викторианство» в начале двадцатого века, он тесно связан с новыми идеями, которые волнуют умы современного человека.

Как это:

Нравится Загрузка …

Основные характеристики модернистской литературы

••• MM Productions / Photodisc / Getty Images

Ученые-литературоведы расходятся по годам, охватывающим период модернизма, однако в большинстве своем согласны с тем, авторы-модернисты публиковались еще с 1880-х до середины 1940-х годов.За этот период общество на всех уровнях претерпело глубокие изменения. Война и индустриализация, казалось, обесценили личность. Глобальная коммуникация уменьшила мир. Скорость перемен была головокружительной. Писатели по-разному отреагировали на этот новый мир.

Индивидуализм

В модернистской литературе личность интереснее общества. В частности, писатели-модернисты были очарованы тем, как личность адаптировалась к изменяющемуся миру. В некоторых случаях человек преодолевал препятствия.По большей части в модернистской литературе персонажи просто держали голову над водой. Писатели представляли мир или общество как вызов целостности своих персонажей. Эрнеста Хемингуэя особенно запомнили яркими персонажами, которые приняли свои обстоятельства за чистую монету и упорствовали.

Эксперименты

Писатели-модернисты освободились от старых форм и методов. Поэты отказались от традиционных схем рифм и писали вольным стихом. Романисты превзошли все ожидания.Писатели смешивали образы прошлого с современными языками и темами, создавая коллаж стилей. Внутренняя работа сознания была общей темой модернистов. Эта озабоченность привела к форме повествования, называемой потоком сознания, где точка зрения романа извивается по образцу, напоминающему человеческое мышление. Авторы Джеймс Джойс и Вирджиния Вульф вместе с поэтами Т. Элиот и Эзра Паунд хорошо известны своими экспериментальными модернистскими работами.

Абсурд

Резня двух мировых войн глубоко повлияла на писателей того времени.Несколько великих английских поэтов погибли или были ранены в Первой мировой войне. В то же время глобальный капитализм реорганизовывал общество на всех уровнях. Для многих писателей мир с каждым днем ​​становился все более абсурдным. Таинственность жизни терялась в суете повседневной жизни. Бессмысленное насилие Второй мировой войны было еще одним свидетельством того, что человечество сбилось с пути. Авторы-модернисты изображали эту нелепость в своих произведениях. Картина Франца Кафки «Метаморфоза», в которой коммивояжер превращается в существо, похожее на насекомое, является примером современного абсурдизма.

Символизм

Писатели-модернисты наделили предметы, людей, места и события важными значениями. Они представляли реальность с множеством слоев, многие из которых скрыты или представляют собой своего рода код. Идея стихотворения как загадки, которую нужно разгадать, зародилась в эпоху модернизма. Символизм не был новым понятием в литературе, но особое использование символов модернистами было новшеством. Они оставили гораздо больше для воображения читателя, чем предыдущие авторы, что привело к открытому повествованию с множеством интерпретаций.Например, «Улисс» Джеймса Джойса включает в себя отличительные, открытые символы в каждой главе.

Формализм

Писатели модернистского периода рассматривали литературу скорее как ремесло, чем как расцвет творчества. Они считали, что стихи и романы состоят из более мелких частей, а не из органического внутреннего процесса, описанного предыдущими поколениями. Идея литературы как ремесла питала стремление модернистов к творчеству и оригинальности. Поэзия модернизма часто включает иностранные языки, богатый словарный запас и придуманные слова.Поэт е.э. Каммингс отказался от всякой структуры и распространил свои слова по всей странице.

Классика | Классические и современные языки и литература

Почему классика?

Изучение классики имеет самую длинную и престижную историю из всех современных учебные дисциплины. На самом деле история университета неразрывно связана к изучению древних греков и римлян — магистр классики был единственным основным предлагались в большинстве первых европейских университетов.Должен ли был стать врачом, юристом или государственный деятель, студенты изучали классику. Твердое основание в классике все еще отличный фундамент для многих профессий. Кроме того, изучая древний мир, вы получите уникальное представление о силах истории, искусства, культуры, право, политика и роль классической культуры в каждом из них.

Студенты, получившие диплом по классике от Texas Tech, хорошо подготовлены к изучать право, преподавать и поступать на множество других должностей в академических кругах, правительстве и частный сектор.Перспективные работодатели и сотрудники по приему в аспирантуру знать и уважать широту знаний и критическую проницательность, которые отличает с бэкграундом в Классике.

Будучи студентом факультета классики в Техасском технологическом институте, вы приобретете и разработаете набор передаваемые и междисциплинарные критические навыки, не имеющие аналогов в других дисциплинах. Классика в настоящее время является основным предметом, который коррелирует с наивысшими баллами LSAT, и студенты нашей программы недавно поступили в Гарвардские школы права и ЮТ.Другие продолжили обучение в престижных университетах мира (Гарвард, Монаш, Сент-Эндрюс, Стэнфорд, Вирджиния) и различные должности в средней школе, образование, библиотечные и информационные технологии и музейное кураторство. Классика остается дисциплина подлинного интеллектуального различия, которая может открыть двери для стимулирующих и вознаграждение за работу и влиятельные и ответственные должности в обществе в целом.

В недавнем исследовании Киплингера «Лучшие специальности колледжа для прибыльной карьеры 2019» Classics заняла 16-е место в общем рейтинге, опередив многие специальности, ориентированные на STEM и бизнес. Это также одна из двух специальностей гуманитарных наук, вошедших в топ-25.

Изучение древнегреческого и римского языков и культуры очень хорошо готовит для рынка труда и для полноценной карьеры.Как отмечает Киплингер, «уровень критическое мышление и исследовательские навыки, необходимые для этого, очень востребованы в широкий спектр отраслей. «Большинство людей со степенью бакалавра классических наук также» высоко оценивают уровня значимости в своей карьере. «Они чувствуют, что работа, которую они делают», делает мир стал лучше «.

Для получения дополнительной информации

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.