Роль чужака иванович юрий: Юрий Иванович — Роль чужака, страница 74 читать на Topreading.ru

Содержание

Роль чужака читать онлайн — Юрий Иванович (Страница 2)

Ущипнуть я себя не мог. Так что попытался хотя бы перестать кашлять. Ну и проморгаться постарался, чтобы слёзы не мешали видеть. Хоть и с трудом, но получилось: противная побитая харя вновь появилась передо мной в густом дыму. Только теперь харя самодовольно улыбалась, показывая дырки от трёх выбитых зубов.

Точно кошмар мне снится! Галлюцинация!

Но и этого оказалось мало: слух стал улавливать и слуховые галлюцинации:

— …ы… ыши…

«Картина Репина «Ыый» — нашёл в себе я силы на чёрный юмор, припомнив, что есть такая картина «Вий», по мотивам повести Гоголя. — Только здесь не просто картина, а натуральное кино. Если вспомнить последнее, за что я могу ручаться… — Тут внутренний голос попросил задуматься, могу ли я в таком состоянии хоть за что-то ручаться. Но я спорить с ним не стал, просто проигнорировал. — …то это — падающий на меня лошадиный круп. И не просто круп, а ещё и прикрытый рыцарской бронёй. После такого удара не выживают. А если выживают, то потом доживают остатки дней своих с очень нехорошей улыбкой на лице. Может, и я с проломленной «крышей»?.. Может, и себе попробовать улыбнуться?..»

Решил и попробовал. Чем вызвал ещё более радостную улыбку на лице моего палача и усиление звука вдвое:

— Ты меня слышишь?.. Ха! Точно слышишь! Раз лыбишься, значит, дело пошло.

Лучше бы оно не шло! Никуда! Я пожалел о своём неуместном сарказме. И решил больше не проявлять ни малейшей инициативы. Ибо если я сейчас не в кошмаре, то скоро я вылечусь. А когда я вылечусь — я стану сильным. Ну и понятно, что с новыми силами я и этой роже покажу, где раки зимуют, и всем остальным тварям вокруг меня не поздоровится.

Увы! Моего решения затихнуть и не отсвечивать больше палач не оценил. С появившимся фанатичным блеском в глазах он заговорщицки прошептал:

— Дым помог, теперь дело за микстурой! Готовься!

Издевался. Потому что от меня ничего не зависело.

Он же приподнял мне голову, и он же влил что-то в рот. И тут же зажал нос пальцами. Да я первый раз и не сильно испугался, глотнул. И тут же понял, что это я глотнул: вонючая, гадкая, мерзкая и одновременно ядрёная самогонка. Я подобную несколько раз видел, нюхал и даже пробовал на язык ещё в раннем детстве. Потом помню, что долго плевался. В Лаповке многие гнали аналогичный «термоядер», деревня всё-таки. Но с тех пор меня бы и под угрозой расстрела не заставили пить подобную дрянь.

А тут и не спрашивали.

Кажется, я захлебнулся и утонул. Когда меня откачали, экзекуцию повторили вновь. И вновь. И вновь. Дым — самогон. Дым — самогон. Покурил — утонул. Покурил — утонул. Со счёта своих утоплений и оживлений я сбился сразу.

Что больше всего смущало — что мой палач меня ни о чём не спрашивал. Ни о чём не выпытывал. Ни в чём не требовал признаться. Не желал узнать вселенских тайн. Даже имени не спрашивал. Просто мучил. Тривиально радовался всё больше и больше. Хотя я давно порывался признаться, что я Борис Ивлаев, с Земли, убил императора зроаков, никакой я не барон, развратник, обобрал Первого Лорда, больше так не буду.

Да и во всём другом, наверное, признался бы. Но!.. Приходил в себя от дыма, жутко кашлял и вновь отключался от вливаемого в меня самогона. Как в таком состоянии признаваться-то?

И я в конце концов догадался:

«Да он садист! Маньяк! А то и просто ставит надо мной опыты! И никакой это не кошмар, а самая натуральная действительность! И если я сейчас не умру, то точно потом… умру!»

Вот тогда и ощутил, что сильно, скорей всего мертвецки, пьян. Вливаемый насильно самогон сделал своё чёрное (зачёркнуто) благое дело. Мне стало всё по барабану. Ха! Мне стало почти хорошо! Даже морда моего мучителя вдруг показалась вполне милой, доброй и симпатичной. И в очередной момент я успел выговорить, перед тем как закашляюсь:

— Всё, я г-г-готов! Мне б-б-больше не н-наливать!..

Кошмар сразу же перешёл в иную стадию:

— Ну, наконец-то! Тебя хоть понять можно теперь!

— А-а р-р-раньше? — выдавил я из себя, заметив, что говорю со странным заиканием.

— Раньше тебе только казалось, что ты говорил. На самом деле только мычал и блеял. Да и теперь давай не будем отвлекаться на пустопорожний разговор. Времени у нас совсем мало: микстура вскоре тебя совершенно пьяным сделает, а потом на полсуток откат наступит. Ты отключишься совершенно. А поговорить с тобой надо немедленно, кровь из носа. И так удивляюсь, как имперцы к тебе допустили.

— Им-м-мперцы? — озадачился я.

— Во! Сразу вижу, что ты удивлён! И тогда наши догадки верны: ты не слышал об империи Герчери?

— Н-нет! — моё заикание ещё пока не раздражало, меня интриговал разговор.

— И ты до сих пор не знал, что княжество Тайланов вошло в состав империи?

— Откуда?!

— И что любого тайланца императрица приказала брать в плен живым, нанося как можно меньше ранений?

— К-к-кая им-м-мпертрица?

— Дочь богини Герчери! Да и долго рассказывать. Всё с тобой понятно: тебя зроаки держали в своих рядах, не давая выйти на контакт с земляками.

Многие наши до сих пор воюют с людоедами в одном строю, не зная, что они нам уже совершенно не союзники. А что такое Герчери, не скажу. Тем более что мы сами не до конца все подробности знаем образования этой странной империи. Но в любом случае наше княжество вошло в её состав вместе с Шартикой, эйтранами и какими-то белыми кречами. В нашем отряде мы об этом узнали давно, и все сговорились бежать или ударить зроакам в спину. Но нас держали в тылах, изолировав от всего мира. А позавчера из-за дикой спешки нас всё-таки бросили на прикрытие арьергарда их рыцарской элиты. Они устроили ловушку полку имперских егерей и намеревались их попросту смять численным преимуществом с двух сторон.

— И? С-смяли? — вот теперь уже заикание стало доставать понемногу.

— Наоборот получилось. Трёхщитные зроаки в твоей колонне «упустили», «уронили» какое-то страшное заклинание, и там произошло что-то ужасное. По всей видимости, они стали уничтожать друг друга…

— У-у-у? — замычал я удивлённо.

— А ты хоть что-то помнишь?

Если прикинуть, что сейчас я не брежу, то вот так сразу признаваться в том, что я помню и какое принимал в этом участие, — явно не стоило. По многим причинам: первая — я продолжал тайланцев ненавидеть. Вторая — я им не верил. Третья — я не верил этой странной харе. Ну и так далее, список большой.

Меня они вроде как принимали за своего и даже пытались лечить (если так назвать устроенные надо мной издевательства!), но до сих пор мне была рассказана только часть того, что собирались рассказать. Поэтому не лучше ли лежать и просто поддакивать? Или спрашивать, но нечто второстепенное, не столь важное?

Вот и мыкнул нечто отрицательное на последний вопрос. На что мой палач, пытающийся перекрасить себя в целителя, с довольной улыбкой заявил:

— Это и следовало ожидать по твоему внешнему виду. У тебя на голове целых четыре шва! (Мамочка родная, это меня бронёй на лошадином крупе так приложило!) Их наверняка зашили ещё в тоннеле тамошние лекари (ага, некий тоннель сквозь горы всё-таки есть!). Но через дыры часть мозга у тебя вытекла небось! (Вдруг и в самом деле вытекла частичка самых ценных воспоминаний?!) Да и вообще все думали, что ты не жилец.

«Ничего, ничего, вы меня только развяжите! Я вам покажу, кто тут жилец, а кто нет!» — но связанные конечности настолько затекли, что я их совершенно не чувствовал. Даже обидно стало, что меня тут за дурака держат и лапшу на уши вешают:

— Зачем м-меня св-в-вязали?

Харя искренне удивилась:

— Да ты в желейном коконе побывал, и на тебе живого места нет! Кто бы тебя связывал? Да и нас вообще никого даже в оковы не заковали. Всё-таки егеря видели, что мы хвост колонны зроаков уничтожили и не дали остаткам врагов разбежаться по долинам.

Но, видя, что я смотрю на него зло, больше ничего доказывать не стал, а просто одну за другой поднял мои руки и поднёс их к самым моим глазам. А я присматривался к красным, опухшим ладоням и никак не мог поверить, что они мои. Я их совершенно не чувствовал! Даже в какой-то момент испугался, представив, что их у меня отрубили и теперь таким вот способом издеваются.

Потом сильно-сильно напрягся и попробовал пошевелить большим пальцем правой руки. Он шевельнулся! А я чуть не заплакал от ужаса. Что они со мной сделали?! И кто посмел?!

Только и сообразил, что краснота и бесчувственность могут быть связаны только с двумя факторами: упоминаемым желейным коконом и переломом моего позвоночника. Причём переломом многократным и неизлечимым. Поэтому опять заикнулся:

— Жел-л-лейный к-к-к…

— Кокон! — с раздражением закончил за меня тайланец. — Потом про него расскажу, если успею. Ибо скоро ты отключишься. Нам, братишка, надо с тобой срочно определиться. Потому что у нас тут у всех неприятности, как раз с тобой косвенно связанные. И ты бы очень мог помочь, если бы что-то слышал или что-нибудь видел.

Хотелось мне ему крикнуть: «Тамбовский волк тебе братишка!», но как вспомнил, что заикаюсь, и как представил эту фразу, начинающуюся на три буквы «т», так сразу рот и прикрыл. Только угукнул соглашательски, мол, чем смогу, тем помогу. Ну а тайланец, оказавшийся в самом деле целителем и носителем Двух Щитов, принялся излагать проблему.

То, что меня нашли в общей куче со зроаками, тонущего в крови и пытающегося судорожно вздохнуть, егерей не удивило. Мало ли как на дороге велось сражение и кто, куда, за кем гонялся. Признали тайланцем, оказали первую помощь, выровняв грудную клетку, качнули внутрь воздуха, да и сдали на руки моим как бы землякам. Ненависти к лысым предателям эйтраны никакой не испытывали, а уж приказы своей святой императрицы выполняли беспрекословно.

«Лысые» меня признали своим и тоже подлечили в меру сил и возможностей. Дальше, уже в тоннеле, мне солидно голову заштопали тамошние санитары. Ну и уже на этой стороне, удивляясь, как это я до тех пор не помер, отнесли в полевой госпиталь. Да и забыли на какое-то время.

А вот там вокруг меня наслоились странности, трагедии и случайности. Началось всё с целителя. Один полевой хирург оказался из окруженцев, которые одним или другим способом вливались в состав армии империи Герчери.

Родом мужик был из Ледового царства. А там все, как последовало объяснение, мозгами двинутые на шаманстве и разных рисковых хирургических вмешательствах во внутренности человека. Вот у того ледовчанина и оказалась некая брошюрка с рисунками и инструкциями на тему «Как вырезать из носителя Первый Щит, а потом приживить его на другом человеке».

Абсурд полный! Книжонку наверняка какой-то псих написал, потому что подобное испокон веков считается невозможным. В противном случае многие бы только и делали, что на носителей Первого Щита охотились, как на дикого зверя. Ну, хирург решил, что у него всё получится, а умершего тайланца никто не хватится. Вот и приступил к подготовке эпохальной операции. Погрузил пациента в желейный кокон, который отключает у человека всю нервную и иннервационную системы. Метода знакомая целителям, они в таком коконе проводят самые сложные хирургические операции. Но если чуток человека «передержать» в желе, он навсегда останется дергающимся дебилом, даже не умеющим говорить.

Ледовчанин уже и инструменты разложил, и живот мой местным антисептиком промыл, и книжечку у себя на видном месте с инструкциями приспособил… Но тут-то и вмешался кто-то. Самого хирурга попросту рубанул мечом по шее, а его ассистентку убил стилетом прямо в сердце. И скрылся с места преступления.

Затем повезло мне лично, что в палату зашёл кто-то из посторонних и поднял тревогу. Проведённое следствие выдало заключение о преступных намерениях целителя и его пособницы, так как следов было слишком много и явных. Пациента-то спасли, хоть и с некоторым опозданием вытащили его из желейного кокона. Приводить его в чувство придётся долго, да и впоследствии он (то есть я!) не сможет обходиться без вдыхания дыма и взбадривания себя особой микстурой на самогоне.

Но главный вопрос — кто убил хирурга и ассистентку — остался открытым. И понятное дело, среди основных подозреваемых оказались именно тайланцы. Кроме них, некому было заступиться за своего земляка. Да ещё и поступить так жестоко со штатным персоналом полевого госпиталя. Поэтому всех «лысых» определили под весьма строгий домашний арест, а следствие продолжалось. Да и все остальные работники госпиталя обозлились на пленников, требуя немедленной их казни, без всякой поблажки и исключения.

Вот по этой причине Двухщитный «братишка» и переживал. Вследствие чего и мучился со мной, приводя в сознание такими изуверскими способами. Поэтому спросил в финале своих объяснений:

— Мы сами подозреваем, что это сделал кто-то из наших. Но кто? Сам он не признаётся. Хотя все решили, что лучше найти виновного и уже пытаться спасти его (всё-таки он был вправе мстить за своего земляка), чем всем пребывать под арестом, в роли обвиняемых. Поэтому и прошу тебя: напрягись, вспомни хоть что-нибудь. Ты ведь слышал их разговоры? Или видел, как они тебя готовили к операции?

И опять я задумался над выбором. Можно было рассказать всё как было и «умыть руки». Можно было прикинуться вообще ничего не слышавшим и не видевшим. Тем более что глаза у меня тогда в самом деле не раскрывались. Но можно было подумать и попытаться самому сообразить, что же такого странного произошло в операционной? Тем более что я себя и тайны своих внутренностей знал лучше всех остальных целителей всего мира.

Вот я и стал размышлять:

«Во мне Первый Щит и груан. Вуаль Светозарного если и осталась, то лишь в инертной, остаточной форме. Потому как пояса с груанами больше нет. Жаль, не успел поэкспериментировать с вживлением их под кожу. Тем не менее и два симбионта, живущие во мне, могут творить чудеса. Только вспомнить те, что уже совершались вокруг меня и с моим телом без всякой на то моей воли, — сразу можно признать себя полубогом. И следует понимать, что симбионты тоже понимают: с моей смертью погибнут и они. Однозначно! А чем можно помочь мне в выживании, коль я лежу на операционном столе и не могу при этом двинуть даже пальцем? Правильно! Только гипнозом! Ведь сколько раз уже я его применял, совершенно не понимая, как я это делаю. И чем чаще экстремальная ситуация вокруг меня, тем действенней этот гипноз срабатывал. Придерживаясь за красную нить данных рассуждений, нетрудно догадаться, что Первый Щит и груан в критический момент объединили свои усилия и заставили совершенно постороннего человека меня спасти. Те, кто находился далеко, — отпадают. Хирург, носитель Щита, — тоже. Вряд ли он поддался бы на внушение, да и не смог бы нанести сам себе удар по шее. А вот его ассистентка… Хм! В яблочко!..»

Придя к таким выводам, я сделал заявление. Причём оно утомило и меня, и моего дознавателя чуть не до смерти по причине кошмарного заикания. Но вкратце оно прозвучало так:

— Уф! Значит, мне моё первое воскрешение не привиделось. А то я думал, что меня посетил кошмар: кто-то собрался мне вырезать Первый Щит, напирая на то, что меня никто не хватится. И они спорили. Мне удалось хорошо расслышать: женщина была категорически против подобной операции. Они очень сильно ругались. Потом она завизжала, и мужчина больше не отзывался ни словом. Ну а затем и женщина запричитала: «Что же я наделала?! Как я посмела поднять руку на целителя?!. Не смогу жить после такого…» Ну и… скорей всего…

Харя опять наклонилась ко мне с радостной улыбкой:

— А ведь ты не врёшь! — Конечно, и Двухщитные умели отличать правду ото лжи. Не все, но каждый десятый. — И теперь нас никто не сможет обвинить! Молодец! И не дрейфь, я тебя живо на ноги поставлю! У меня микстуры и коры священного дерева для дыма хватает… Отдыхай…

Моего желания никто не спросил, хоть я и был против «отдыха», но в сон погрузился моментально.

Глава третья

Гнев императрицы

Мария всё-таки свалилась на три часа в сон, кое-как убаюканная и успокоенная тётей Апашей. И хоть она ей никакой родственницей не являлась, наедине она, да и Вера с Катей обращались к ней только так. Это и самим нравилось, и суровую воительницу моментально превращало не только в тётю, но и в бабушку и в маму в одном лице. У всех четверых родни в этом мире не было, а хотелось иметь невероятно. Вот благодаря такому короткому, но душевному слову-обращению и сглаживались некоторые психологические трудности.

Да и многое, очень многое объединяло между собой суровую воительницу и трёх крайне молодых женщин с Земли. Что уже само по себе связывало их крепче любых семейных уз. Самая главная тайна — это знание о существующих порталах между мирами. Причём знание подкреплялось ещё и умениями девушек находить особенные значки возле порталов, а потом и правильно пользоваться переходами. Именно таким образом они и попали в своё время в мир эйтранов, содрогающийся от глобальной геологической катастрофы. И уже там, благодаря острому уму Апаши, её решительным действиям, а потом и невероятной самоотверженности трио Ивлаевых, четырём женщинам удалось совершить эпохальное геройство: они спасли всех людей, которые собрались на плато вокруг статуи богини Герчери.

Спасли. Провели в мир Трёх Щитов. И возглавили в войне со зроаками. Бросили на создание собственного государства. Мобилизовали на сотворение своей, ни от кого не зависящей империи. Нереальное деяние, которое всё-таки постепенно воплощалось в реальность. Зроаки со всех сторон, контакта с иными человеческими государствами нет, поддержки никакой, военной помощи — тем более. Дипломатическую миссию в Большой мир, а потом и в империю Моррейди удалось отправить только кружным путём, через безжизненное царство мёртвых ешкунов, через Шартику. И люди! Катастрофически не хватало людей! Потому что некому было возделывать будущий урожай, заложить основы животноводства, посадить первые сады или хотя бы толком обиходить уже имеющиеся.

Ждали возвращения принцессы Катерины Ивлаевой, отправившейся в Моррейди.

Ждали, как отреагирует мировое сообщество на рождение новой империи.

Ждали желанные толпы переселенцев.

А пока приходилось воевать в полной изоляции. Решать возникающие проблемы. Надрываться, почти постоянно действуя на износе не только физических, но и психологических сил.

Ну и заботиться друг о друге. Катерина убыла с дипмиссией. Принцесса Вера укрепляла фортификацию временной столицы, которую отбили у людоедов, и занималась испытанием нового оружия. Ну а командарм старалась не отходить от Марии.

Поэтому все три часа, пока та спала, Апаша Грозовая ходила лично вокруг дома ставки и одним только своим видом отпугивала любого, кто приближался туда по неосторожности. Императрица спала, и все без исключения старались сделать всё возможное, чтобы этот сон не нарушить.

Мария и в самом деле проснулась бодрая, полная сил и энергии, готовая к новым свершениям. Умылась, резво вышла в светлицу и привычно крикнула, вызывая секретаря. В ответ — полная тишина и никого! Понимание того, что о ней заботятся, приятно согрело. Осмысление того, что заботятся чрезмерно, — вызвало раздражение. Поэтому, открыв окно, Мария постаралась не сорваться на ругань:

— Секретарь! Ординарец! Ко мне! — И уже к прохаживающейся Апаше: — Командарм, тебя тоже прошу зайти! — Когда секретарь ворвался в светлицу, вначале отчитала его: — Полчаса тебя уже дозваться не могу! Давай немедленный доклад по всей линии фронта! — Затем строго уставилась на ординарца, миловидную девушку всего лишь полутора метров роста: — Почему не разбудила меня час назад?

Читать онлайн «Роль чужака» автора Иванович Юрий — RuLit

Юрий Иванович

Раб из нашего времени. Книга девятая. Роль чужака

© Иванович Ю., 2015

© Оформление. ООО «Издательство  «Эксмо», 2015

Глава первая

Герои и трагедии

Посыльный ввалился в светлицу с таким грохотом и напором, словно штурмовал личную спальню императора зроаков. И дверь чуть не вынес, и сапогами топал, и шпорами звенел, и всем остальным железом на себе гремел о косяки, словно делал это специально. Ещё и кричать начал что-то, наверняка считая, что без его срочного сообщения мир рухнет в тартарары, не иначе.

Тем более он поразился оказанной ему встречей. Рот его заклеило нечто ватное и тягучее, мешая даже выдохнуть. Два личных телохранителя императрицы метнулись к посыльному беззвучными молниями и не просто остановили или сбили с ног, а приподняли над полом и прижали к себе. А главный воевода эйтранов, Юлиан Некрут, уже стоял почти рядом, занося кулачище для внушительного удара по лбу. Просто чудо, что он успел расслышать в наступившей тишине шёпот главнокомандующего имперскими войсками Апаши Грозовой:

– Юлий, стой!

Ну, он и сдержал кулак ценой неимоверного усилия. Зато теперь сам зашипел в лицо растерянного, задыхающегося воина:

– Если ты разбудил императрицу, я тебя!.. – Похоже, он всё-таки хотел завершить удар. Хотя бы несильно, но настучать по лбу слишком ретивому посыльному. Но Апаша уже стояла рядом, движением ладошки забирая с лица прибывшего магический кляп и делая строгие наставления максимально тихим голосом:

– Тише! Ты не на пожаре! Соображать надо, капрал, прежде чем в верховную ставку так врываться! И как ты только прорвался?..

Бурно задышавший капрал с хеканьем попытался объяснить:

– Так я… бегом! Не успели… сбить…

– А-а! Ну, тогда понятно. Но всё равно наружная охрана будет наказана. Мария двое суток не спала, с ног валится, всех предупредили, чтобы даже вне дома не шумели, а ты!. .

Воина, который ко всему ещё числился личным ординарцем полковника егерей, уже поставили на пол, и весь его вид выражал такое крайнее раскаяние и печаль, что Юлиан спрятал свой кулак за спину и проворчал:

– И кто вас таких инициативных и шумных рожает, а? – На то, что капрал не совсем чист, покрыт пятнами крови, пыли и весь в боевых отметинах, он старался не обращать внимания. Хотя как раз этого посыльного с огромным нетерпением в ставке ожидали уже несколько часов.

– Что хоть за новости ты принёс? – спросила Грозовая, возвращаясь к столу и жестом увлекая посыльного за собой. – Только шёпотом докладывай.

Выглядел капрал карикатурно, когда двинулся за ней на цыпочках, всё равно при этом позвякивая шпорами. Тут уже главный воевода ухватил парня за плечо и приказал с приглушённым рычанием:

– Стой лучше на месте! И докладывай, не тяни. Что там с вашими?..

Вот тут и скрипнула дверь из спальни, выпуская на свет Марию Ивлаеву-Герчери. Хмурая, осунувшаяся, с тёмными кругами под глазами и заметно похудевшая в последние дни, она только одним своим видом вызвала стон у Апаши Грозовой, ещё большее рычание у Юлиана Некрута и лязг зубов у ретивого капрала, попытавшегося встать смирно.

Императрица прошла к столу, уселась и сразу потянулась к горячему чайнику. Наливая себе в кружку крепкий чай, без всякого раздражения или досады просветила окружающих:

– Зря на парня вы тут шипели. Я уже и не спала… Сон дурацкий приснился… Представляешь… – Она полуобернулась к главнокомандующему и доверительно продолжила: – Вначале какое-то жуткое сражение с взрывами и реками крови, а потом чей-то гнусавый голос начал мне твердить, что мои приказы не выполняются, пленных тайланцев убивают самыми изуверскими способами. А? Как тебе такой кошмар? Или это неспроста?

Апаша грузно уселась рядом, но не спешила отвечать на вопрос. Вместо этого попыталась подсунуть Марии стакан с соком. При этом её черты, тон и легендарная стальная выдержка неожиданно сменились мягкими чертами заботливой, исстрадавшейся матери:

– Может, лучше фрукты? Или булочку с маслом?. . А то от крепкого чая ты вон и так не спишь. А потом кошмары снятся… – Смутилась под укоряющим взглядом Ивлаевой, вспомнила, что они не одни, и вновь мгновенно изменилась. Подобралась, расправила плечи, взгляд окаменел, и вновь стала той самой «грозой всего и вся», что возникает и мешает на пути молодой империи. И рассуждать стала деловито:

– Любой сон, особенно тебе, – это знак свыше. Так что немедленно надо проверить. Хотя в последние дни к нам в плен тайланцы не попадали. А те, что есть, под строгим учётом и контролем…

Тут со стороны героя-посыльного раздался несмелый кашель, коим он пытался привлечь к себе внимание. Привлёк. Императрица так на него взглянула, что он без единого приказа из её уст зачастил словами доклада, ради которого и прибыл в ставку:

– Попытка нашего егерского полка прорваться через Борнавские долины на Грохву и далее на соединение с войсками Леснавского царства не удалась. Лошадей захватили достаточно для формирования полноценной колонны, но навстречу враг двинул элиту своей рыцарской конницы, усиленную сотней тяжёлых рыцарей тайланцев, которые вели тыловое прикрытие колонны. Получилась западня, в которой полк заперли с двух сторон. В лоб нас атаковали шестьсот, а с тыла двести рыцарей. То есть противник численно превосходил нас вдвое, достигая общего количества в восемьсот особей…

Императрица прервала посыльного звоном колокольчика и выкриком:

– Секретарь! – И тут же приказала докладчику: – Продолжай! – Но стоило видеть, насколько горькая печаль омрачила не только её осунувшееся личико, но и лица всех присутствующих в комнате. Все однозначно предположили только одно: полк егерей в четыреста двадцать отборных универсальных воинов перестал существовать. И теперь все с нарастающей тоской готовились выслушать подробности. А на лихого капрала поглядывали так, словно он единственный остался в живых из всего полка.

– …соотношение потерь таково, – продолжил с неуместным задором посыльный. – С нашей стороны сто пятьдесят три человека убитых, более ста раненых, жизнь которых уже вне опасности, помощь им оказана на этой стороне гор Велеса. Сказалось своевременное решение командира полка, который дал приказ двум с половиной сотням егерей незамедлительно разворачиваться и прорываться назад. Отряд прорыва справился с задачей, уничтожив колонну людоедов в тылу, но сам при этом понёс тяжелейшие потери в количестве восьмидесяти двух павших. Но основное сражение произошло во время фронтального столкновения на линии основного удара. Там развернуться в широкую цепь мешала узкая дорога и не совсем пригодные для конного манёвра обочины…

Считать хорошо умели все. Поэтому быстро отняли, сложили и умножили, получив в уме совсем уж нереальное соотношение: в лоб колонну зроаков в шестьсот рыцарей атаковали всего лишь сто семьдесят егерей. И среди них пало семьдесят. Значит, по всей видимости, остальные своевременно отступили. Только как они тогда смогли захватить с собой «более ста» тяжелораненых товарищей? И ведь наверняка многие имели лёгкие ранения, при которых оказывать помощь кому бы то ни было проблематично. Не так ли? Тогда какими силами и каким чудом эти легкораненые ещё сумели оторваться от погони? В придачу скрыть все следы своего выхода через тоннель на ту сторону гор? Потому что последнее считалось обязательным условием для полковника, уговорившего императрицу и главнокомандующего дать ему разрешение для грандиозного рейда по тылам врага.

По этой причине Апаша Грозовая не смогла смолчать, прерывая посыльного:

– Капрал! Я правильно поняла: тайна тоннеля зроаками раскрыта?

– Никак нет, госпожа командарм! – постарался тот по-молодецки расправить плечи. Не тушевался, однозначно считая себя героем, лично принимавшим участие в таком эпохальном сражении. – Вчера вечером полк организованно отошёл к горам. Потом в наступившей темноте сместился к выходу тоннелей на поверхность и при помощи интендантских рот обслуживания тоннелей быстро эвакуировал внутрь раненых, тела наших погибших товарищей, захваченных пленных и самые ценные трофеи…

Тут уже сама императрица не выдержала:

– Какие трофеи?! – а главный воевода эйтранов вторил ей, словно эхо:

– Какие пленные?! – и только Грозовая сделала логическое предположение:

– То есть основная колонна людоедов повернула вспять и сбежала с поля боя?

– Никак нет! – еле скрывая радостную улыбку, рявкнул капрал.  – Основная колонна врага уничтожена почти полностью. С поля боя, по разным оценкам, сумело уйти не более двух-трёх зроаков.

Такому вообще никто не мог поверить. А Юлиан Некрут, так и не севший за стол, опять сжал кулак:

– Ты не умеешь делать доклады или специально над нами издеваешься?

– Только не надо горячиться! – тут же встала на защиту воина Мария Ивлаева. – Мы сами не даём ему толком высказаться и сбиваем своими вопросами. Давайте помолчим и выслушаем до конца. Рассказывай!

Стоило видеть, с какой благодарностью и восторгом воин смотрел после этого на императрицу. Он-то её и раньше боготворил, но сейчас видно было: поглупел от счастья и высочайшего доверия находиться так близко и общаться с самой дочерью богини Герчери. Но слова дальнейшего доклада из него и дальше вылетали вполне связные, дельные и рассудительные.

По ним получалось, что полк егерей спасли две вещи. Сообразительность его командира и некие неразгаданные чудеса.

По первому пункту всё казалось удивительным, но хоть объяснимым. Полковник, всегда отличавшийся своей невероятно развитой интуицией, можно сказать звериной, заранее и довольно точно прочувствовал место главного столкновения с противником. Поэтому отослал вперёд только двадцать добровольцев, которые и ринулись колонной за ближайший поворот. Тогда как все остальные, универсальные воины, быстро спешились и успели занять весьма удобные позиции на склонах окружающих дорогу оврагов. Авангард вступил в рубку, почти сразу потеряв десять человек. Остальные сумели развернуться, уводя всю колонну людоедов за собой. И вот там врага встретили рухнувшим градом стрел. Ведь егеря изначально умели в десять раз лучше стрелять из луков, чем атаковать в конном строю тяжёлой кавалерии. В итоге дорога оказалась покрытой грудой окровавленной плоти, в которой полегли чуть ли не три сотни элитных воинов империи Гадуни. Причём путь оказался совершенно непроходим для верховых. Поэтому в какой-то момент лучники остались без работы. Никто из-за поворота больше не показывался, а грохот боя за ним нисколько не ослабевал.

Хоть это и было очень рискованно (стрел фактически больше не осталось), полковник приказал подчинённым выдвинуться ближе к противнику, непосредственно по гребню холмов. Вот тогда все и увидели необъяснимое чудо, которое растолковалось позже только частично. Второй участок дороги и все буераки вокруг него тоже оказались завалены трупами зроаков в общем количестве где-то под двести пятьдесят особей. Только и пришлось лучникам уничтожить десятка два подранков. Да чуть позже ходить с ножами и со слезами на глазах добивать несчастных покалеченных лошадей, коих в сумме было тоже за две сотни.

А вот третий участок дороги, за вторым поворотом, к тому времени уже прочно оседлали лысые тайланцы, которые встали на пути людоедов, пытающихся покинуть поле боя. То есть та самая сотня бывших предателей, которая решила искупить свою вину кровью, нанеся неожиданный удар в спину врага всего человечества.

Сами тайланцы соответственно понесли внушительные потери, около сорока погибших и тридцать тяжелораненых, но свои позиции отстояли. Они же в основном потом и транспортировали своих раненых, помогали собирать трофеи и пытались дать объяснение тому, что и почему творилось на среднем участке дороги. Сами они толком не видели ничего, как и егеря, но утверждали только одно: зроаки сцепились друг с другом.

Дальнейшие вопросы и ответы казались до банальности простыми. Почему сцепились-то? Сошли с ума. С какой стати потеряли разум? По вине нескольких Трёхщитных из их состава, которые использовали неправильно какое-то страшное заклинание. То есть виновато заклинание? Несомненно! Носители щитов просто «не донесли» заклинание до места основного сражения и «уронили» среди своих. А почему такие страшные раны у рыцарей и лошадей? Так Трёхщитные тоже с ума сошли, вот и начали вокруг себя всё уничтожать огненными эрги’сами огромной силы.

Вот и получилось, что если бы не данная счастливая случайность в рядах самих людоедов, от полка егерей мало что осталось бы. И так потери выглядели не маленькими. Но исходя из того, как оно было на поле боя, в западне, капрал имел все права радоваться за себя, за своих товарищей и за своего командира. А уж по соотношению потерь – всего сто пятьдесят три у себя, на более чем семьсот у врага – каждый егерь тотчас становился вровень с самыми легендарными героями.

Как только капрал окончил и приготовился отвечать на заготовленные в большом количестве вопросы, Мария первым делом кивнула давно стоящему в дверях секретарю. А пока тот подошёл к столу, пожаловалась Апаше:

– Ты права, сон в руку. Вон сколько пленных появилось у нас. Не удивлюсь, если к тяжелораненым тайланцам кто-то и отнесётся с предубеждением. Поэтому! – перевела она взгляд на секретаря. – Хватай всех наших целителей и мчитесь к тоннелю. И пусть немедленно заковывают в кандалы тех, кто не успел или не захотел оказать помощь раненым. Бегом!

Затем тяжело вздохнула и уставилась на посыльного. Позволила себе вымученно улыбнуться, прежде чем заявить:

– Конечно, потери у вас всё равно страшные. Предпочла бы не знать о мёртвых зроаках, но видеть всех твоих товарищей среди живых… Но вы всё равно герои! И каждый из вас получит щедрую награду из моих рук. Так и передай всем своим однополчанам. Да и сама я скорей всего туда отправлюсь… м-м, часа через два.

Она не заметила, как Апаша Грозовая многозначительно переглянулась с Юлианом Некрутом и оба одновременно покачали отрицательно головами. Никуда они императрицу отпускать не собирались, пока она не выспится. Только ещё пока не могли сообразить, как это сподручнее сделать, как заставить строптивую дочь богини лечь и уснуть. Тем более, если все целители, могущие незаметно усыпить императрицу, уедут немедленно из ставки.

Поэтому главный воевода эйтранов направился к выходу, увлекая за собой капрала со сл

Роль чужака. Глава первая. Герои и трагедии (Юрий Иванович, 2015)

© Иванович Ю., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Глава первая

Герои и трагедии

Посыльный ввалился в светлицу с таким грохотом и напором, словно штурмовал личную спальню императора зроаков. И дверь чуть не вынес, и сапогами топал, и шпорами звенел, и всем остальным железом на себе гремел о косяки, словно делал это специально. Ещё и кричать начал что-то, наверняка считая, что без его срочного сообщения мир рухнет в тартарары, не иначе.

Тем более он поразился оказанной ему встречей. Рот его заклеило нечто ватное и тягучее, мешая даже выдохнуть. Два личных телохранителя императрицы метнулись к посыльному беззвучными молниями и не просто остановили или сбили с ног, а приподняли над полом и прижали к себе. А главный воевода эйтранов, Юлиан Некрут, уже стоял почти рядом, занося кулачище для внушительного удара по лбу. Просто чудо, что он успел расслышать в наступившей тишине шёпот главнокомандующего имперскими войсками Апаши Грозовой:

— Юлий, стой!

Ну, он и сдержал кулак ценой неимоверного усилия. Зато теперь сам зашипел в лицо растерянного, задыхающегося воина:

— Если ты разбудил императрицу, я тебя!. . — Похоже, он всё-таки хотел завершить удар. Хотя бы несильно, но настучать по лбу слишком ретивому посыльному. Но Апаша уже стояла рядом, движением ладошки забирая с лица прибывшего магический кляп и делая строгие наставления максимально тихим голосом:

— Тише! Ты не на пожаре! Соображать надо, капрал, прежде чем в верховную ставку так врываться! И как ты только прорвался?..

Бурно задышавший капрал с хеканьем попытался объяснить:

— Так я… бегом! Не успели… сбить…

— А-а! Ну, тогда понятно. Но всё равно наружная охрана будет наказана. Мария двое суток не спала, с ног валится, всех предупредили, чтобы даже вне дома не шумели, а ты!..

Воина, который ко всему ещё числился личным ординарцем полковника егерей, уже поставили на пол, и весь его вид выражал такое крайнее раскаяние и печаль, что Юлиан спрятал свой кулак за спину и проворчал:

— И кто вас таких инициативных и шумных рожает, а? — На то, что капрал не совсем чист, покрыт пятнами крови, пыли и весь в боевых отметинах, он старался не обращать внимания. Хотя как раз этого посыльного с огромным нетерпением в ставке ожидали уже несколько часов.

— Что хоть за новости ты принёс? — спросила Грозовая, возвращаясь к столу и жестом увлекая посыльного за собой. — Только шёпотом докладывай.

Выглядел капрал карикатурно, когда двинулся за ней на цыпочках, всё равно при этом позвякивая шпорами. Тут уже главный воевода ухватил парня за плечо и приказал с приглушённым рычанием:

— Стой лучше на месте! И докладывай, не тяни. Что там с вашими?..

Вот тут и скрипнула дверь из спальни, выпуская на свет Марию Ивлаеву-Герчери. Хмурая, осунувшаяся, с тёмными кругами под глазами и заметно похудевшая в последние дни, она только одним своим видом вызвала стон у Апаши Грозовой, ещё большее рычание у Юлиана Некрута и лязг зубов у ретивого капрала, попытавшегося встать смирно.

Императрица прошла к столу, уселась и сразу потянулась к горячему чайнику. Наливая себе в кружку крепкий чай, без всякого раздражения или досады просветила окружающих:

— Зря на парня вы тут шипели. Я уже и не спала… Сон дурацкий приснился… Представляешь… — Она полуобернулась к главнокомандующему и доверительно продолжила: — Вначале какое-то жуткое сражение с взрывами и реками крови, а потом чей-то гнусавый голос начал мне твердить, что мои приказы не выполняются, пленных тайланцев убивают самыми изуверскими способами. А? Как тебе такой кошмар? Или это неспроста?

Апаша грузно уселась рядом, но не спешила отвечать на вопрос. Вместо этого попыталась подсунуть Марии стакан с соком. При этом её черты, тон и легендарная стальная выдержка неожиданно сменились мягкими чертами заботливой, исстрадавшейся матери:

— Может, лучше фрукты? Или булочку с маслом?.. А то от крепкого чая ты вон и так не спишь. А потом кошмары снятся… — Смутилась под укоряющим взглядом Ивлаевой, вспомнила, что они не одни, и вновь мгновенно изменилась. Подобралась, расправила плечи, взгляд окаменел, и вновь стала той самой «грозой всего и вся», что возникает и мешает на пути молодой империи. И рассуждать стала деловито:

— Любой сон, особенно тебе, — это знак свыше. Так что немедленно надо проверить. Хотя в последние дни к нам в плен тайланцы не попадали. А те, что есть, под строгим учётом и контролем…

Тут со стороны героя-посыльного раздался несмелый кашель, коим он пытался привлечь к себе внимание. Привлёк. Императрица так на него взглянула, что он без единого приказа из её уст зачастил словами доклада, ради которого и прибыл в ставку:

— Попытка нашего егерского полка прорваться через Борнавские долины на Грохву и далее на соединение с войсками Леснавского царства не удалась. Лошадей захватили достаточно для формирования полноценной колонны, но навстречу враг двинул элиту своей рыцарской конницы, усиленную сотней тяжёлых рыцарей тайланцев, которые вели тыловое прикрытие колонны. Получилась западня, в которой полк заперли с двух сторон. В лоб нас атаковали шестьсот, а с тыла двести рыцарей. То есть противник численно превосходил нас вдвое, достигая общего количества в восемьсот особей…

Императрица прервала посыльного звоном колокольчика и выкриком:

— Секретарь! — И тут же приказала докладчику: — Продолжай! — Но стоило видеть, насколько горькая печаль омрачила не только её осунувшееся личико, но и лица всех присутствующих в комнате. Все однозначно предположили только одно: полк егерей в четыреста двадцать отборных универсальных воинов перестал существовать. И теперь все с нарастающей тоской готовились выслушать подробности. А на лихого капрала поглядывали так, словно он единственный остался в живых из всего полка.

–…соотношение потерь таково, — продолжил с неуместным задором посыльный. — С нашей стороны сто пятьдесят три человека убитых, более ста раненых, жизнь которых уже вне опасности, помощь им оказана на этой стороне гор Велеса. Сказалось своевременное решение командира полка, который дал приказ двум с половиной сотням егерей незамедлительно разворачиваться и прорываться назад. Отряд прорыва справился с задачей, уничтожив колонну людоедов в тылу, но сам при этом понёс тяжелейшие потери в количестве восьмидесяти двух павших. Но основное сражение произошло во время фронтального столкновения на линии основного удара. Там развернуться в широкую цепь мешала узкая дорога и не совсем пригодные для конного манёвра обочины…

Считать хорошо умели все. Поэтому быстро отняли, сложили и умножили, получив в уме совсем уж нереальное соотношение: в лоб колонну зроаков в шестьсот рыцарей атаковали всего лишь сто семьдесят егерей. И среди них пало семьдесят. Значит, по всей видимости, остальные своевременно отступили. Только как они тогда смогли захватить с собой «более ста» тяжелораненых товарищей? И ведь наверняка многие имели лёгкие ранения, при которых оказывать помощь кому бы то ни было проблематично. Не так ли? Тогда какими силами и каким чудом эти легкораненые ещё сумели оторваться от погони? В придачу скрыть все следы своего выхода через тоннель на ту сторону гор? Потому что последнее считалось обязательным условием для полковника, уговорившего императрицу и главнокомандующего дать ему разрешение для грандиозного рейда по тылам врага.

По этой причине Апаша Грозовая не смогла смолчать, прерывая посыльного:

— Капрал! Я правильно поняла: тайна тоннеля зроаками раскрыта?

— Никак нет, госпожа командарм! — постарался тот по-молодецки расправить плечи. Не тушевался, однозначно считая себя героем, лично принимавшим участие в таком эпохальном сражении. — Вчера вечером полк организованно отошёл к горам. Потом в наступившей темноте сместился к выходу тоннелей на поверхность и при помощи интендантских рот обслуживания тоннелей быстро эвакуировал внутрь раненых, тела наших погибших товарищей, захваченных пленных и самые ценные трофеи…

Тут уже сама императрица не выдержала:

— Какие трофеи?! — а главный воевода эйтранов вторил ей, словно эхо:

— Какие пленные?! — и только Грозовая сделала логическое предположение:

— То есть основная колонна людоедов повернула вспять и сбежала с поля боя?

— Никак нет! — еле скрывая радостную улыбку, рявкнул капрал. — Основная колонна врага уничтожена почти полностью. С поля боя, по разным оценкам, сумело уйти не более двух-трёх зроаков.

Такому вообще никто не мог поверить. А Юлиан Некрут, так и не севший за стол, опять сжал кулак:

— Ты не умеешь делать доклады или специально над нами издеваешься?

— Только не надо горячиться! — тут же встала на защиту воина Мария Ивлаева. — Мы сами не даём ему толком высказаться и сбиваем своими вопросами. Давайте помолчим и выслушаем до конца. Рассказывай!

Стоило видеть, с какой благодарностью и восторгом воин смотрел после этого на императрицу. Он-то её и раньше боготворил, но сейчас видно было: поглупел от счастья и высочайшего доверия находиться так близко и общаться с самой дочерью богини Герчери. Но слова дальнейшего доклада из него и дальше вылетали вполне связные, дельные и рассудительные.

По ним получалось, что полк егерей спасли две вещи. Сообразительность его командира и некие неразгаданные чудеса.

По первому пункту всё казалось удивительным, но хоть объяснимым. Полковник, всегда отличавшийся своей невероятно развитой интуицией, можно сказать звериной, заранее и довольно точно прочувствовал место главного столкновения с противником. Поэтому отослал вперёд только двадцать добровольцев, которые и ринулись колонной за ближайший поворот. Тогда как все остальные, универсальные воины, быстро спешились и успели занять весьма удобные позиции на склонах окружающих дорогу оврагов. Авангард вступил в рубку, почти сразу потеряв десять человек. Остальные сумели развернуться, уводя всю колонну людоедов за собой. И вот там врага встретили рухнувшим градом стрел. Ведь егеря изначально умели в десять раз лучше стрелять из луков, чем атаковать в конном строю тяжёлой кавалерии. В итоге дорога оказалась покрытой грудой окровавленной плоти, в которой полегли чуть ли не три сотни элитных воинов империи Гадуни. Причём путь оказался совершенно непроходим для верховых. Поэтому в какой-то момент лучники остались без работы. Никто из-за поворота больше не показывался, а грохот боя за ним нисколько не ослабевал.

Хоть это и было очень рискованно (стрел фактически больше не осталось), полковник приказал подчинённым выдвинуться ближе к противнику, непосредственно по гребню холмов. Вот тогда все и увидели необъяснимое чудо, которое растолковалось позже только частично. Второй участок дороги и все буераки вокруг него тоже оказались завалены трупами зроаков в общем количестве где-то под двести пятьдесят особей. Только и пришлось лучникам уничтожить десятка два подранков. Да чуть позже ходить с ножами и со слезами на глазах добивать несчастных покалеченных лошадей, коих в сумме было тоже за две сотни.

А вот третий участок дороги, за вторым поворотом, к тому времени уже прочно оседлали лысые тайланцы, которые встали на пути людоедов, пытающихся покинуть поле боя. То есть та самая сотня бывших предателей, которая решила искупить свою вину кровью, нанеся неожиданный удар в спину врага всего человечества.

Сами тайланцы соответственно понесли внушительные потери, около сорока погибших и тридцать тяжелораненых, но свои позиции отстояли. Они же в основном потом и транспортировали своих раненых, помогали собирать трофеи и пытались дать объяснение тому, что и почему творилось на среднем участке дороги. Сами они толком не видели ничего, как и егеря, но утверждали только одно: зроаки сцепились друг с другом.

Дальнейшие вопросы и ответы казались до банальности простыми. Почему сцепились-то? Сошли с ума. С какой стати потеряли разум? По вине нескольких Трёхщитных из их состава, которые использовали неправильно какое-то страшное заклинание. То есть виновато заклинание? Несомненно! Носители щитов просто «не донесли» заклинание до места основного сражения и «уронили» среди своих. А почему такие страшные раны у рыцарей и лошадей? Так Трёхщитные тоже с ума сошли, вот и начали вокруг себя всё уничтожать огненными эрги’сами огромной силы.

Вот и получилось, что если бы не данная счастливая случайность в рядах самих людоедов, от полка егерей мало что осталось бы. И так потери выглядели не маленькими. Но исходя из того, как оно было на поле боя, в западне, капрал имел все права радоваться за себя, за своих товарищей и за своего командира. А уж по соотношению потерь — всего сто пятьдесят три у себя, на более чем семьсот у врага — каждый егерь тотчас становился вровень с самыми легендарными героями.

Как только капрал окончил и приготовился отвечать на заготовленные в большом количестве вопросы, Мария первым делом кивнула давно стоящему в дверях секретарю. А пока тот подошёл к столу, пожаловалась Апаше:

— Ты права, сон в руку. Вон сколько пленных появилось у нас. Не удивлюсь, если к тяжелораненым тайланцам кто-то и отнесётся с предубеждением. Поэтому! — перевела она взгляд на секретаря. — Хватай всех наших целителей и мчитесь к тоннелю. И пусть немедленно заковывают в кандалы тех, кто не успел или не захотел оказать помощь раненым. Бегом!

Затем тяжело вздохнула и уставилась на посыльного. Позволила себе вымученно улыбнуться, прежде чем заявить:

— Конечно, потери у вас всё равно страшные. Предпочла бы не знать о мёртвых зроаках, но видеть всех твоих товарищей среди живых… Но вы всё равно герои! И каждый из вас получит щедрую награду из моих рук. Так и передай всем своим однополчанам. Да и сама я скорей всего туда отправлюсь… м-м, часа через два.

Она не заметила, как Апаша Грозовая многозначительно переглянулась с Юлианом Некрутом и оба одновременно покачали отрицательно головами. Никуда они императрицу отпускать не собирались, пока она не выспится. Только ещё пока не могли сообразить, как это сподручнее сделать, как заставить строптивую дочь богини лечь и уснуть. Тем более, если все целители, могущие незаметно усыпить императрицу, уедут немедленно из ставки.

Поэтому главный воевода эйтранов направился к выходу, увлекая за собой капрала со словами:

— Идём, вначале перекусишь и заодно мне некоторые подробности расскажешь… А! И вы тоже пока снаружи постойте! — это он телохранителей вывел из светлицы.

А когда дверь за ними закрылась, Апаша уже не стала церемониться и выбирать выражения:

— Да сколько можно тебя уговаривать?! Ты ведь скоро ходить от усталости не сможешь! Так и умереть недолго!

И тут же была ошарашена ответными действиями Марии. И не просто ошарашена, а на некоторое время окаменела от неожиданности. Девушка вдруг придвинулась к грозной воительнице, прильнула к её груди и истошно зарыдала. Только после минуты сотрясающееся тело выдало несуразные фразы:

— А зачем жить?.. Если меня никто не любит?..

Грозовая чуть глаз не лишилась от услышанного, настолько те вылезли из глазниц. И вначале даже задохнулась от возмущения. Как такое можно сказать?! Ведь Марию любили, обожали все подданные империи! Каждый готов был за неё жизнь отдать! Да и с мужской точки зрения самые лучшие, самые великие воины были готовы по малейшему знаку вырвать у себя из груди сердце и вручить его своей повелительнице.

Но через минуту интенсивного размышления главнокомандующая поняла, что не в этом дело. Не о той любви причитала молодая Мария Ивлаева-Герчери. Скорей всего, она ждала выхода другой, именно своей любви, которая теснилась в её сознании и рвалась на свободу.

Но полюбить императрице было некого. Пока…

Юрий Иванович, Роль чужака – читать онлайн полностью – ЛитРес

© Иванович Ю., 2015

© Оформление. ООО «Издательство  «Эксмо», 2015

Глава первая
Герои и трагедии

Посыльный ввалился в светлицу с таким грохотом и напором, словно штурмовал личную спальню императора зроаков. И дверь чуть не вынес, и сапогами топал, и шпорами звенел, и всем остальным железом на себе гремел о косяки, словно делал это специально. Ещё и кричать начал что-то, наверняка считая, что без его срочного сообщения мир рухнет в тартарары, не иначе.

Тем более он поразился оказанной ему встречей. Рот его заклеило нечто ватное и тягучее, мешая даже выдохнуть. Два личных телохранителя императрицы метнулись к посыльному беззвучными молниями и не просто остановили или сбили с ног, а приподняли над полом и прижали к себе. А главный воевода эйтранов, Юлиан Некрут, уже стоял почти рядом, занося кулачище для внушительного удара по лбу. Просто чудо, что он успел расслышать в наступившей тишине шёпот главнокомандующего имперскими войсками Апаши Грозовой:

– Юлий, стой!

Ну, он и сдержал кулак ценой неимоверного усилия. Зато теперь сам зашипел в лицо растерянного, задыхающегося воина:

– Если ты разбудил императрицу, я тебя!.. – Похоже, он всё-таки хотел завершить удар. Хотя бы несильно, но настучать по лбу слишком ретивому посыльному. Но Апаша уже стояла рядом, движением ладошки забирая с лица прибывшего магический кляп и делая строгие наставления максимально тихим голосом:

– Тише! Ты не на пожаре! Соображать надо, капрал, прежде чем в верховную ставку так врываться! И как ты только прорвался?..

Бурно задышавший капрал с хеканьем попытался объяснить:

– Так я… бегом! Не успели… сбить…

– А-а! Ну, тогда понятно. Но всё равно наружная охрана будет наказана. Мария двое суток не спала, с ног валится, всех предупредили, чтобы даже вне дома не шумели, а ты!..

Воина, который ко всему ещё числился личным ординарцем полковника егерей, уже поставили на пол, и весь его вид выражал такое крайнее раскаяние и печаль, что Юлиан спрятал свой кулак за спину и проворчал:

– И кто вас таких инициативных и шумных рожает, а? – На то, что капрал не совсем чист, покрыт пятнами крови, пыли и весь в боевых отметинах, он старался не обращать внимания. Хотя как раз этого посыльного с огромным нетерпением в ставке ожидали уже несколько часов.

– Что хоть за новости ты принёс? – спросила Грозовая, возвращаясь к столу и жестом увлекая посыльного за собой. – Только шёпотом докладывай.

Выглядел капрал карикатурно, когда двинулся за ней на цыпочках, всё равно при этом позвякивая шпорами. Тут уже главный воевода ухватил парня за плечо и приказал с приглушённым рычанием:

– Стой лучше на месте! И докладывай, не тяни. Что там с вашими?..

Вот тут и скрипнула дверь из спальни, выпуская на свет Марию Ивлаеву-Герчери. Хмурая, осунувшаяся, с тёмными кругами под глазами и заметно похудевшая в последние дни, она только одним своим видом вызвала стон у Апаши Грозовой, ещё большее рычание у Юлиана Некрута и лязг зубов у ретивого капрала, попытавшегося встать смирно.

Императрица прошла к столу, уселась и сразу потянулась к горячему чайнику. Наливая себе в кружку крепкий чай, без всякого раздражения или досады просветила окружающих:

– Зря на парня вы тут шипели. Я уже и не спала… Сон дурацкий приснился… Представляешь… – Она полуобернулась к главнокомандующему и доверительно продолжила: – Вначале какое-то жуткое сражение с взрывами и реками крови, а потом чей-то гнусавый голос начал мне твердить, что мои приказы не выполняются, пленных тайланцев убивают самыми изуверскими способами. А? Как тебе такой кошмар? Или это неспроста?

Апаша грузно уселась рядом, но не спешила отвечать на вопрос. Вместо этого попыталась подсунуть Марии стакан с соком. При этом её черты, тон и легендарная стальная выдержка неожиданно сменились мягкими чертами заботливой, исстрадавшейся матери:

– Может, лучше фрукты? Или булочку с маслом?.. А то от крепкого чая ты вон и так не спишь. А потом кошмары снятся… – Смутилась под укоряющим взглядом Ивлаевой, вспомнила, что они не одни, и вновь мгновенно изменилась. Подобралась, расправила плечи, взгляд окаменел, и вновь стала той самой «грозой всего и вся», что возникает и мешает на пути молодой империи. И рассуждать стала деловито:

– Любой сон, особенно тебе, – это знак свыше. Так что немедленно надо проверить. Хотя в последние дни к нам в плен тайланцы не попадали. А те, что есть, под строгим учётом и контролем…

Тут со стороны героя-посыльного раздался несмелый кашель, коим он пытался привлечь к себе внимание. Привлёк. Императрица так на него взглянула, что он без единого приказа из её уст зачастил словами доклада, ради которого и прибыл в ставку:

– Попытка нашего егерского полка прорваться через Борнавские долины на Грохву и далее на соединение с войсками Леснавского царства не удалась. Лошадей захватили достаточно для формирования полноценной колонны, но навстречу враг двинул элиту своей рыцарской конницы, усиленную сотней тяжёлых рыцарей тайланцев, которые вели тыловое прикрытие колонны. Получилась западня, в которой полк заперли с двух сторон. В лоб нас атаковали шестьсот, а с тыла двести рыцарей. То есть противник численно превосходил нас вдвое, достигая общего количества в восемьсот особей…

Императрица прервала посыльного звоном колокольчика и выкриком:

– Секретарь! – И тут же приказала докладчику: – Продолжай! – Но стоило видеть, насколько горькая печаль омрачила не только её осунувшееся личико, но и лица всех присутствующих в комнате. Все однозначно предположили только одно: полк егерей в четыреста двадцать отборных универсальных воинов перестал существовать. И теперь все с нарастающей тоской готовились выслушать подробности. А на лихого капрала поглядывали так, словно он единственный остался в живых из всего полка.

– …соотношение потерь таково, – продолжил с неуместным задором посыльный. – С нашей стороны сто пятьдесят три человека убитых, более ста раненых, жизнь которых уже вне опасности, помощь им оказана на этой стороне гор Велеса. Сказалось своевременное решение командира полка, который дал приказ двум с половиной сотням егерей незамедлительно разворачиваться и прорываться назад. Отряд прорыва справился с задачей, уничтожив колонну людоедов в тылу, но сам при этом понёс тяжелейшие потери в количестве восьмидесяти двух павших. Но основное сражение произошло во время фронтального столкновения на линии основного удара. Там развернуться в широкую цепь мешала узкая дорога и не совсем пригодные для конного манёвра обочины…

Считать хорошо умели все. Поэтому быстро отняли, сложили и умножили, получив в уме совсем уж нереальное соотношение: в лоб колонну зроаков в шестьсот рыцарей атаковали всего лишь сто семьдесят егерей. И среди них пало семьдесят. Значит, по всей видимости, остальные своевременно отступили. Только как они тогда смогли захватить с собой «более ста» тяжелораненых товарищей? И ведь наверняка многие имели лёгкие ранения, при которых оказывать помощь кому бы то ни было проблематично. Не так ли? Тогда какими силами и каким чудом эти легкораненые ещё сумели оторваться от погони? В придачу скрыть все следы своего выхода через тоннель на ту сторону гор? Потому что последнее считалось обязательным условием для полковника, уговорившего императрицу и главнокомандующего дать ему разрешение для грандиозного рейда по тылам врага.

По этой причине Апаша Грозовая не смогла смолчать, прерывая посыльного:

– Капрал! Я правильно поняла: тайна тоннеля зроаками раскрыта?

– Никак нет, госпожа командарм! – постарался тот по-молодецки расправить плечи. Не тушевался, однозначно считая себя героем, лично принимавшим участие в таком эпохальном сражении. – Вчера вечером полк организованно отошёл к горам. Потом в наступившей темноте сместился к выходу тоннелей на поверхность и при помощи интендантских рот обслуживания тоннелей быстро эвакуировал внутрь раненых, тела наших погибших товарищей, захваченных пленных и самые ценные трофеи…

Тут уже сама императрица не выдержала:

– Какие трофеи?! – а главный воевода эйтранов вторил ей, словно эхо:

– Какие пленные?! – и только Грозовая сделала логическое предположение:

– То есть основная колонна людоедов повернула вспять и сбежала с поля боя?

– Никак нет! – еле скрывая радостную улыбку, рявкнул капрал. – Основная колонна врага уничтожена почти полностью. С поля боя, по разным оценкам, сумело уйти не более двух-трёх зроаков.

Такому вообще никто не мог поверить. А Юлиан Некрут, так и не севший за стол, опять сжал кулак:

– Ты не умеешь делать доклады или специально над нами издеваешься?

– Только не надо горячиться! – тут же встала на защиту воина Мария Ивлаева.  – Мы сами не даём ему толком высказаться и сбиваем своими вопросами. Давайте помолчим и выслушаем до конца. Рассказывай!

Стоило видеть, с какой благодарностью и восторгом воин смотрел после этого на императрицу. Он-то её и раньше боготворил, но сейчас видно было: поглупел от счастья и высочайшего доверия находиться так близко и общаться с самой дочерью богини Герчери. Но слова дальнейшего доклада из него и дальше вылетали вполне связные, дельные и рассудительные.

По ним получалось, что полк егерей спасли две вещи. Сообразительность его командира и некие неразгаданные чудеса.

По первому пункту всё казалось удивительным, но хоть объяснимым. Полковник, всегда отличавшийся своей невероятно развитой интуицией, можно сказать звериной, заранее и довольно точно прочувствовал место главного столкновения с противником. Поэтому отослал вперёд только двадцать добровольцев, которые и ринулись колонной за ближайший поворот. Тогда как все остальные, универсальные воины, быстро спешились и успели занять весьма удобные позиции на склонах окружающих дорогу оврагов. Авангард вступил в рубку, почти сразу потеряв десять человек. Остальные сумели развернуться, уводя всю колонну людоедов за собой. И вот там врага встретили рухнувшим градом стрел. Ведь егеря изначально умели в десять раз лучше стрелять из луков, чем атаковать в конном строю тяжёлой кавалерии. В итоге дорога оказалась покрытой грудой окровавленной плоти, в которой полегли чуть ли не три сотни элитных воинов империи Гадуни. Причём путь оказался совершенно непроходим для верховых. Поэтому в какой-то момент лучники остались без работы. Никто из-за поворота больше не показывался, а грохот боя за ним нисколько не ослабевал.

 

Хоть это и было очень рискованно (стрел фактически больше не осталось), полковник приказал подчинённым выдвинуться ближе к противнику, непосредственно по гребню холмов. Вот тогда все и увидели необъяснимое чудо, которое растолковалось позже только частично. Второй участок дороги и все буераки вокруг него тоже оказались завалены трупами зроаков в общем количестве где-то под двести пятьдесят особей. Только и пришлось лучникам уничтожить десятка два подранков. Да чуть позже ходить с ножами и со слезами на глазах добивать несчастных покалеченных лошадей, коих в сумме было тоже за две сотни.

А вот третий участок дороги, за вторым поворотом, к тому времени уже прочно оседлали лысые тайланцы, которые встали на пути людоедов, пытающихся покинуть поле боя. То есть та самая сотня бывших предателей, которая решила искупить свою вину кровью, нанеся неожиданный удар в спину врага всего человечества.

Сами тайланцы соответственно понесли внушительные потери, около сорока погибших и тридцать тяжелораненых, но свои позиции отстояли. Они же в основном потом и транспортировали своих раненых, помогали собирать трофеи и пытались дать объяснение тому, что и почему творилось на среднем участке дороги. Сами они толком не видели ничего, как и егеря, но утверждали только одно: зроаки сцепились друг с другом.

Дальнейшие вопросы и ответы казались до банальности простыми. Почему сцепились-то? Сошли с ума. С какой стати потеряли разум? По вине нескольких Трёхщитных из их состава, которые использовали неправильно какое-то страшное заклинание. То есть виновато заклинание? Несомненно! Носители щитов просто «не донесли» заклинание до места основного сражения и «уронили» среди своих. А почему такие страшные раны у рыцарей и лошадей? Так Трёхщитные тоже с ума сошли, вот и начали вокруг себя всё уничтожать огненными эрги’сами огромной силы.

Вот и получилось, что если бы не данная счастливая случайность в рядах самих людоедов, от полка егерей мало что осталось бы. И так потери выглядели не маленькими. Но исходя из того, как оно было на поле боя, в западне, капрал имел все права радоваться за себя, за своих товарищей и за своего командира. А уж по соотношению потерь – всего сто пятьдесят три у себя, на более чем семьсот у врага – каждый егерь тотчас становился вровень с самыми легендарными героями.

Как только капрал окончил и приготовился отвечать на заготовленные в большом количестве вопросы, Мария первым делом кивнула давно стоящему в дверях секретарю. А пока тот подошёл к столу, пожаловалась Апаше:

– Ты права, сон в руку. Вон сколько пленных появилось у нас. Не удивлюсь, если к тяжелораненым тайланцам кто-то и отнесётся с предубеждением. Поэтому! – перевела она взгляд на секретаря. – Хватай всех наших целителей и мчитесь к тоннелю. И пусть немедленно заковывают в кандалы тех, кто не успел или не захотел оказать помощь раненым. Бегом!

Затем тяжело вздохнула и уставилась на посыльного. Позволила себе вымученно улыбнуться, прежде чем заявить:

– Конечно, потери у вас всё равно страшные. Предпочла бы не знать о мёртвых зроаках, но видеть всех твоих товарищей среди живых… Но вы всё равно герои! И каждый из вас получит щедрую награду из моих рук. Так и передай всем своим однополчанам. Да и сама я скорей всего туда отправлюсь… м-м, часа через два.

Она не заметила, как Апаша Грозовая многозначительно переглянулась с Юлианом Некрутом и оба одновременно покачали отрицательно головами. Никуда они императрицу отпускать не собирались, пока она не выспится. Только ещё пока не могли сообразить, как это сподручнее сделать, как заставить строптивую дочь богини лечь и уснуть. Тем более, если все целители, могущие незаметно усыпить императрицу, уедут немедленно из ставки.

Поэтому главный воевода эйтранов направился к выходу, увлекая за собой капрала со словами:

– Идём, вначале перекусишь и заодно мне некоторые подробности расскажешь… А! И вы тоже пока снаружи постойте! – это он телохранителей вывел из светлицы.

А когда дверь за ними закрылась, Апаша уже не стала церемониться и выбирать выражения:

– Да сколько можно тебя уговаривать?! Ты ведь скоро ходить от усталости не сможешь! Так и умереть недолго!

И тут же была ошарашена ответными действиями Марии. И не просто ошарашена, а на некоторое время окаменела от неожиданности. Девушка вдруг придвинулась к грозной воительнице, прильнула к её груди и истошно зарыдала. Только после минуты сотрясающееся тело выдало несуразные фразы:

– А зачем жить?.. Если меня никто не любит?..

Грозовая чуть глаз не лишилась от услышанного, настолько те вылезли из глазниц. И вначале даже задохнулась от возмущения. Как такое можно сказать?! Ведь Марию любили, обожали все подданные империи! Каждый готов был за неё жизнь отдать! Да и с мужской точки зрения самые лучшие, самые великие воины были готовы по малейшему знаку вырвать у себя из груди сердце и вручить его своей повелительнице.

Но через минуту интенсивного размышления главнокомандующая поняла, что не в этом дело. Не о той любви причитала молодая Мария Ивлаева-Герчери. Скорей всего, она ждала выхода другой, именно своей любви, которая теснилась в её сознании и рвалась на свободу.

Но полюбить императрице было некого. Пока…

Глава вторая
Пагубные пристрастия

Я никогда в жизни не курил. Даже не пробовал. Вначале был маленький. Потом в десять лет стал инвалидом. Чего ж себя ещё и дымом травить? Да и среди родных никто не курил, так что положительных примеров хватало. Подруги-защитницы сами не курили и мне бы не дали, возжелай я побаловаться дымком. В школе тоже везло: на меня никто внимания не обращал, так что пристраститься к пагубной привычке было не с кем.

Поэтому весьма странным мне показался сон, в котором я курил. Что это сон, я понял сразу, потому что там было целых две не умещающихся в сознании вещи: я курил не один (это был первый нонсенс, но ещё как-то мог уложиться на подсознание), я курил в компании с моей мамой. А это уже вообще ни в какие ворота не лезло!

Причём курили мы по очереди: вначале мать втягивала дым из большой индейской трубки, потом мне её передавала. Тогда я втягивал много дыма, ничуть не закашлявшись и не поперхнувшись. Причём дым казался невероятно вкусным, пах копчёными колбасками, черносливом и абрикосами одновременно. И уж никак не походил на ту вонь, которой иногда меня окутывало на улице от впереди идущего по тротуару курильщика.

Вот я и подумал (во сне), что этот сон вещий. Надо будет его только запомнить хорошенько, как остальные я помнил, а потом смотреть и ждать, когда он сбудется. Логика мне подсказала, что такое не сбудется никогда, и подкинула идею:

«Подобная чушь тебе снится по причине твоего нового, честно говоря, совсем уж идиотского имени. И раз ты назвал себя Чингачгук, то тебе положено будет курить трубки мира до самой смерти».

Курить «до смерти» не хотелось. По этой причине очередная затяжка мне не пошла, спазмы сдавили горло, я стал задыхаться и… проснулся.

Открыл глаза. И замер, рассматривая странного типа, застывшего от меня лицом всего лишь сантиметрах в тридцати. Если так прикинуть, то он весьма напоминал меня недавнего: покрасневшая лысина на голове с несколькими порезами, шишками и потертостями. Лоб, скула и бровь рассечены, покрыты сукровицей. Нос распухший, вправленный после перелома. Губы тоже распухшие, в двух местах лопнувшие. Не красавец, в общем. Только у меня ещё и брови с ресницами отсутствовали, выжженные во время того памятного побега от шаманов когуяров.

Тип пялился прямо в мои глаза и медленно выдувал на меня клубы того самого дыма, который недавно приснился. Якобы… И естественно, что моя новая попытка вдохнуть привела к ещё большим спазмам в организме. Сам поражаюсь, как мне удалось из себя выдавить вместе с хрипом:

– Что творишь, гад?! Я ведь не курю! – после чего так глубоко закашлялся, что чуть сознание не потерял и внутренности не выплеснул из себя от рвотных потуг.

Слёзы застлали глаза. Вскочить или перекатиться тоже не удавалось. И я понял, что крепко связан. А потом и о дальнейшем догадался: раз вижу перед собой тайланца, пытающего меня дымом, значит, я у них в плену. Наверняка эти прислужники людоедов меня поймали и приступили уже к планомерным мучениям.

«Стоп! – проснулись логика и память. – Но мы же явно слышали голоса иных людей, которые не хотели нас лечить! Какой-то целитель и его помощница собирались вырезать из моих внутренностей Первый Щит! Нас приняли за лысого тайланца, которого по приказу какой-то императрицы оставили в живых… Как-то так…»

На этом логика сдулась, потому что отыскать императрицу, отдавшую подобный приказ, – это уже нонсенс по умолчанию. Если всё-таки думать в том же направлении, то получалось: у меня были или есть галлюцинации. Иначе говоря, бред. Только следовало выяснить, раньше я бредил – или сейчас. И уже от этого топтаться дальше. А может, всё сейчас происходящее мне снится дальше?

Ущипнуть я себя не мог. Так что попытался хотя бы перестать кашлять. Ну и проморгаться постарался, чтобы слёзы не мешали видеть. Хоть и с трудом, но получилось: противная побитая харя вновь появилась передо мной в густом дыму. Только теперь харя самодовольно улыбалась, показывая дырки от трёх выбитых зубов.

Точно кошмар мне снится! Галлюцинация!

Но и этого оказалось мало: слух стал улавливать и слуховые галлюцинации:

– …ы… ыши…

«Картина Репина «Ыый» – нашёл в себе я силы на чёрный юмор, припомнив, что есть такая картина «Вий», по мотивам повести Гоголя. – Только здесь не просто картина, а натуральное кино. Если вспомнить последнее, за что я могу ручаться… – Тут внутренний голос попросил задуматься, могу ли я в таком состоянии хоть за что-то ручаться. Но я спорить с ним не стал, просто проигнорировал. – …то это – падающий на меня лошадиный круп. И не просто круп, а ещё и прикрытый рыцарской бронёй. После такого удара не выживают. А если выживают, то потом доживают остатки дней своих с очень нехорошей улыбкой на лице. Может, и я с проломленной «крышей»?.. Может, и себе попробовать улыбнуться?..»

Решил и попробовал. Чем вызвал ещё более радостную улыбку на лице моего палача и усиление звука вдвое:

– Ты меня слышишь?.. Ха! Точно слышишь! Раз лыбишься, значит, дело пошло.

Лучше бы оно не шло! Никуда! Я пожалел о своём неуместном сарказме. И решил больше не проявлять ни малейшей инициативы. Ибо если я сейчас не в кошмаре, то скоро я вылечусь. А когда я вылечусь – я стану сильным. Ну и понятно, что с новыми силами я и этой роже покажу, где раки зимуют, и всем остальным тварям вокруг меня не поздоровится.

Увы! Моего решения затихнуть и не отсвечивать больше палач не оценил. С появившимся фанатичным блеском в глазах он заговорщицки прошептал:

– Дым помог, теперь дело за микстурой! Готовься!

Издевался. Потому что от меня ничего не зависело. Он же приподнял мне голову, и он же влил что-то в рот. И тут же зажал нос пальцами. Да я первый раз и не сильно испугался, глотнул. И тут же понял, что это я глотнул: вонючая, гадкая, мерзкая и одновременно ядрёная самогонка. Я подобную несколько раз видел, нюхал и даже пробовал на язык ещё в раннем детстве. Потом помню, что долго плевался. В Лаповке многие гнали аналогичный «термоядер», деревня всё-таки. Но с тех пор меня бы и под угрозой расстрела не заставили пить подобную дрянь.

А тут и не спрашивали.

Кажется, я захлебнулся и утонул. Когда меня откачали, экзекуцию повторили вновь. И вновь. И вновь. Дым – самогон. Дым – самогон. Покурил – утонул. Покурил – утонул. Со счёта своих утоплений и оживлений я сбился сразу.

Что больше всего смущало – что мой палач меня ни о чём не спрашивал. Ни о чём не выпытывал. Ни в чём не требовал признаться. Не желал узнать вселенских тайн. Даже имени не спрашивал. Просто мучил. Тривиально радовался всё больше и больше. Хотя я давно порывался признаться, что я Борис Ивлаев, с Земли, убил императора зроаков, никакой я не барон, развратник, обобрал Первого Лорда, больше так не буду. Да и во всём другом, наверное, признался бы. Но!.. Приходил в себя от дыма, жутко кашлял и вновь отключался от вливаемого в меня самогона. Как в таком состоянии признаваться-то?

И я в конце концов догадался:

 

«Да он садист! Маньяк! А то и просто ставит надо мной опыты! И никакой это не кошмар, а самая натуральная действительность! И если я сейчас не умру, то точно потом… умру!»

Вот тогда и ощутил, что сильно, скорей всего мертвецки, пьян. Вливаемый насильно самогон сделал своё чёрное (зачёркнуто) благое дело. Мне стало всё по барабану. Ха! Мне стало почти хорошо! Даже морда моего мучителя вдруг показалась вполне милой, доброй и симпатичной. И в очередной момент я успел выговорить, перед тем как закашляюсь:

– Всё, я г-г-готов! Мне б-б-больше не н-наливать!..

Кошмар сразу же перешёл в иную стадию:

– Ну, наконец-то! Тебя хоть понять можно теперь!

– А-а р-р-раньше? – выдавил я из себя, заметив, что говорю со странным заиканием.

– Раньше тебе только казалось, что ты говорил. На самом деле только мычал и блеял. Да и теперь давай не будем отвлекаться на пустопорожний разговор. Времени у нас совсем мало: микстура вскоре тебя совершенно пьяным сделает, а потом на полсуток откат наступит. Ты отключишься совершенно. А поговорить с тобой надо немедленно, кровь из носа. И так удивляюсь, как имперцы к тебе допустили.

– Им-м-мперцы? – озадачился я.

– Во! Сразу вижу, что ты удивлён! И тогда наши догадки верны: ты не слышал об империи Герчери?

– Н-нет! – моё заикание ещё пока не раздражало, меня интриговал разговор.

– И ты до сих пор не знал, что княжество Тайланов вошло в состав империи?

– Откуда?!

– И что любого тайланца императрица приказала брать в плен живым, нанося как можно меньше ранений?

– К-к-кая им-м-мпертрица?

– Дочь богини Герчери! Да и долго рассказывать. Всё с тобой понятно: тебя зроаки держали в своих рядах, не давая выйти на контакт с земляками. Многие наши до сих пор воюют с людоедами в одном строю, не зная, что они нам уже совершенно не союзники. А что такое Герчери, не скажу. Тем более что мы сами не до конца все подробности знаем образования этой странной империи. Но в любом случае наше княжество вошло в её состав вместе с Шартикой, эйтранами и какими-то белыми кречами. В нашем отряде мы об этом узнали давно, и все сговорились бежать или ударить зроакам в спину. Но нас держали в тылах, изолировав от всего мира. А позавчера из-за дикой спешки нас всё-таки бросили на прикрытие арьергарда их рыцарской элиты. Они устроили ловушку полку имперских егерей и намеревались их попросту смять численным преимуществом с двух сторон.

– И? С-смяли? – вот теперь уже заикание стало доставать понемногу.

– Наоборот получилось. Трёхщитные зроаки в твоей колонне «упустили», «уронили» какое-то страшное заклинание, и там произошло что-то ужасное. По всей видимости, они стали уничтожать друг друга…

– У-у-у? – замычал я удивлённо.

– А ты хоть что-то помнишь?

Если прикинуть, что сейчас я не брежу, то вот так сразу признаваться в том, что я помню и какое принимал в этом участие, – явно не стоило. По многим причинам: первая – я продолжал тайланцев ненавидеть. Вторая – я им не верил. Третья – я не верил этой странной харе. Ну и так далее, список большой.

Меня они вроде как принимали за своего и даже пытались лечить (если так назвать устроенные надо мной издевательства!), но до сих пор мне была рассказана только часть того, что собирались рассказать. Поэтому не лучше ли лежать и просто поддакивать? Или спрашивать, но нечто второстепенное, не столь важное?

Вот и мыкнул нечто отрицательное на последний вопрос. На что мой палач, пытающийся перекрасить себя в целителя, с довольной улыбкой заявил:

– Это и следовало ожидать по твоему внешнему виду. У тебя на голове целых четыре шва! (Мамочка родная, это меня бронёй на лошадином крупе так приложило!) Их наверняка зашили ещё в тоннеле тамошние лекари (ага, некий тоннель сквозь горы всё-таки есть!). Но через дыры часть мозга у тебя вытекла небось! (Вдруг и в самом деле вытекла частичка самых ценных воспоминаний?!) Да и вообще все думали, что ты не жилец.

«Ничего, ничего, вы меня только развяжите! Я вам покажу, кто тут жилец, а кто нет!» – но связанные конечности настолько затекли, что я их совершенно не чувствовал. Даже обидно стало, что меня тут за дурака держат и лапшу на уши вешают:

– Зачем м-меня св-в-вязали?

Харя искренне удивилась:

– Да ты в желейном коконе побывал, и на тебе живого места нет! Кто бы тебя связывал? Да и нас вообще никого даже в оковы не заковали. Всё-таки егеря видели, что мы хвост колонны зроаков уничтожили и не дали остаткам врагов разбежаться по долинам.

Но, видя, что я смотрю на него зло, больше ничего доказывать не стал, а просто одну за другой поднял мои руки и поднёс их к самым моим глазам. А я присматривался к красным, опухшим ладоням и никак не мог поверить, что они мои. Я их совершенно не чувствовал! Даже в какой-то момент испугался, представив, что их у меня отрубили и теперь таким вот способом издеваются.

Потом сильно-сильно напрягся и попробовал пошевелить большим пальцем правой руки. Он шевельнулся! А я чуть не заплакал от ужаса. Что они со мной сделали?! И кто посмел?!

Только и сообразил, что краснота и бесчувственность могут быть связаны только с двумя факторами: упоминаемым желейным коконом и переломом моего позвоночника. Причём переломом многократным и неизлечимым. Поэтому опять заикнулся:

– Жел-л-лейный к-к-к…

– Кокон! – с раздражением закончил за меня тайланец. – Потом про него расскажу, если успею. Ибо скоро ты отключишься. Нам, братишка, надо с тобой срочно определиться. Потому что у нас тут у всех неприятности, как раз с тобой косвенно связанные. И ты бы очень мог помочь, если бы что-то слышал или что-нибудь видел.

Хотелось мне ему крикнуть: «Тамбовский волк тебе братишка!», но как вспомнил, что заикаюсь, и как представил эту фразу, начинающуюся на три буквы «т», так сразу рот и прикрыл. Только угукнул соглашательски, мол, чем смогу, тем помогу. Ну а тайланец, оказавшийся в самом деле целителем и носителем Двух Щитов, принялся излагать проблему.

То, что меня нашли в общей куче со зроаками, тонущего в крови и пытающегося судорожно вздохнуть, егерей не удивило. Мало ли как на дороге велось сражение и кто, куда, за кем гонялся. Признали тайланцем, оказали первую помощь, выровняв грудную клетку, качнули внутрь воздуха, да и сдали на руки моим как бы землякам. Ненависти к лысым предателям эйтраны никакой не испытывали, а уж приказы своей святой императрицы выполняли беспрекословно.

«Лысые» меня признали своим и тоже подлечили в меру сил и возможностей. Дальше, уже в тоннеле, мне солидно голову заштопали тамошние санитары. Ну и уже на этой стороне, удивляясь, как это я до тех пор не помер, отнесли в полевой госпиталь. Да и забыли на какое-то время.

А вот там вокруг меня наслоились странности, трагедии и случайности. Началось всё с целителя. Один полевой хирург оказался из окруженцев, которые одним или другим способом вливались в состав армии империи Герчери. Родом мужик был из Ледового царства. А там все, как последовало объяснение, мозгами двинутые на шаманстве и разных рисковых хирургических вмешательствах во внутренности человека. Вот у того ледовчанина и оказалась некая брошюрка с рисунками и инструкциями на тему «Как вырезать из носителя Первый Щит, а потом приживить его на другом человеке».

Абсурд полный! Книжонку наверняка какой-то псих написал, потому что подобное испокон веков считается невозможным. В противном случае многие бы только и делали, что на носителей Первого Щита охотились, как на дикого зверя. Ну, хирург решил, что у него всё получится, а умершего тайланца никто не хватится. Вот и приступил к подготовке эпохальной операции. Погрузил пациента в желейный кокон, который отключает у человека всю нервную и иннервационную системы. Метода знакомая целителям, они в таком коконе проводят самые сложные хирургические операции. Но если чуток человека «передержать» в желе, он навсегда останется дергающимся дебилом, даже не умеющим говорить.

Ледовчанин уже и инструменты разложил, и живот мой местным антисептиком промыл, и книжечку у себя на видном месте с инструкциями приспособил… Но тут-то и вмешался кто-то. Самого хирурга попросту рубанул мечом по шее, а его ассистентку убил стилетом прямо в сердце. И скрылся с места преступления.

Топ 100 русских и советских фильмов

100. Несколько дней из жизни И. И. Обломова — Никита Михалков, 1980

Никита Михалков / Мосфильм, 1980

Если вам лень читать классика русской литературы о лени, этот фильм для вас. Обломова играет талантливый Олег Табаков: большую часть фильма он бездельничает на диване, пока женщина не изменит его жизнь.

99. Интердевочка — Петр Тодоровский, 1989

Петр Тодоровский / Мосфильм, 1989

Трудно представить, чтобы этот фильм снимался в Советском Союзе: валютные проститутки, сексуальные сцены, жестокость милиции… Для своего времени фильм стал настоящей революцией в кино и заработал себе рейтинг 16+.

Сюжет разворачивается вокруг проститутки, мечтающей найти иностранку и уехать за границу. Осуществив свою мечту, героиня чувствует себя чужой и нежеланной, но возвращение в СССР — не вариант …

98. Маленькая Вера — Василий Пичул, 1988

Очередной фильм, шокировавший советский зритель. в перестроечные годы. И недаром: в нем была запечатлена первая сексуальная сцена в истории российского кинематографа.Но в центре внимания картины тургеневский конфликт поколений.

Юная Вера живет по законам нового века, с которыми ее отец не может принять.

97. Женщина, которая поет — Александр Орлов, 1979

Малоизвестная певица, уже испытывая трудности, становится матерью-одиночкой. Но потом ее судьба меняется, она завоевывает славу и общественное обожание, но это не приносит личного счастья. Фильм можно назвать беллетризованным биографическим фильмом о советской культовой певице Алле Пугачевой, которая по сути играет сама себя.

96. Кин-дза-дза — Георгий Данелия, 1986

Этот советский стимпанк-фильм от режиссера Георгия Данелия заинтриговал любителей Безумного Макса и первой трилогии Звездных войн : два случайные знакомые оказываются в другой галактике, где встречаются с инопланетянами, у которых случайно оказался космический корабль.

В своем стремлении вернуться на Землю пара переживает всевозможные приключения. Единственное, что в их пользу, — это то, что у них есть спички, которые в этой галактике на вес золота…

95. Мать — Всеволод Пудовкин, 1926 г.

Один из первых советских агитационных фильмов. Герой фильма — революционер, а его антигерой — его отец-алкоголик, поддерживающий царя. Семейная драма по одноименному роману Максима Горького.

94. Тени забытых предков — Сергей Параджанов, 1965

По словам сербского режиссера Эмира Кустурицы, это один из лучших фильмов в мире.Это история Ромео и Джульетты среди гуцульских племен Украины. По свидетельству современников, в фильме режиссер изобразил собственную трагедию, мало чем отличавшуюся от шекспировского оригинала.

93. Cine-Eye — Дзига Вертов, 1924

Вертов должен был снять то, чем Малевич был в искусстве — неутомимым экспериментатором, решившим освободиться от театральности. Вместе с оператором Михаилом Кауфманом он вывел авангард на киноэкран, сместив ракурсы и применив приемы «подрывно-ассоциативного монтажа».В немом фильме он запечатлел реальную жизнь: здесь нет актеров, нет постановочных кадров.

92. Ma-ma — Элизабет Бостан, 1976

Элизабет Бостан / Мосфильм, 1976

Немного психоделический фильм-мюзикл по сказке Волк и семь малышей : мать-коза отправляется на поиски еды, оставив своих детей (в буквальном смысле) дома. Их похищает (опять же в буквальном смысле) серый волк, который требует выкуп … Это один из первых советских мюзиклов, песни по которому любят и дети, и взрослые.

91. Блондинка за углом — Владимир Бортко, 1984

Владимир Бортко / Ленфильм, 1984

По советским меркам блондинка Надежда — настоящая задница. Она знает, где взять дефицитные вещи, у нее хорошие связи и что-то вроде VIP-персоны, поскольку она работает в продуктовом магазине, а в СССР это почти как начальник фабрики.

Влюбившись в мечтательного астрофизика, она пытается переделать его, но он может думать только о внеземных цивилизациях.Это одна из последних советских комедий, которая в свое время имела огромные кассовые сборы.

90. Небеса обетованные — Эльдар Рязанов, 1991

Эльдар Рязанов / Мосфильм, 1991

Это фильм Максима Горького « Нижние глубины » в трагикомической интерпретации легендарного Эльдара Рязанова. Бездомные живут на городской свалке и, несмотря на угрозы властей, не хотят покидать место, которое они называют домом. Итак, танки отправляются изменить их мнение, но для них это больше не имеет значения — они мечтают подняться на более высокую духовную равнину.

89. Формула любви — Марк Захаров, 1984

Советский фильм очень в духе Вуди Аллена. Мошенник и фокусник граф Калиостро скрывается в провинции после того, как его последняя афера раскрыта влиятельным петербургским князем. Там Калиостро продолжает свою шутливую шутку, обещая молодому человеку, влюбленному в статую, оживить ее; но главная цель шарлатана — разгадать формулу любви, чтобы еще больше манипулировать людьми.

88. Десят Негритят — Станислав Говорухин, 1988

Станислав Говорухин / Одесская киностудия, 1988

Популярная экранизация романа королевы криминала Агаты Кристи. Десять незнакомцев, не связанных друг с другом, прибывают на отдаленный остров по приглашению владельца, которого, похоже, нет. Один за другим они приходят к жуткому концу.

Эту леденящую кровь сказку блестяще сыграл звездный состав русских актеров. Кстати, из соображений политкорректности название на английском языке претерпевало различные изменения, и сегодня оно известно как And Then There Were None .

87. Свадьба — Исидор Анненский, 1944

Исидор Анненский / Грузинский фильм, 1944

Виртуозную актрису Фаину Раневскую помнят по сей день за ее острые, как бритва, резкие фразы, которые с тех пор превратились в афоризмы. В этом фильме по рассказам Чехова она играет самую частую мишень всех русских анекдотов — тещу. Очень забавный фильм про дореволюционных мещан.

86. Александр Невский — Сергей Эйзенштейн, 1938

Этот исторический фильм культового режиссера и новатора Эйзенштейна, созданный по заказу Советского государства, был призван поднять общественный дух и патриотический дух.

Плотный график означал, что масштабную сцену Ледяной битвы, в которой рыцари должны были провалиться через замерзшее озеро, нужно было снимать летом. «Лед» представлял собой засыпанный солью асфальт и выкрашенные в белый цвет деревянные доски.

85. Возвращение — Андрей Звягинцев, 2003

Мрачный отец двух мальчиков возвращается домой после нескольких лет отсутствия. Мальчики не знают, где он был, и очень настороженно относятся к нему. Как ни в чем не бывало, он уводит сыновей из дома в путешествие…

Первая картина Андрея Звягинцева принесла ему «Золотого льва» на Венецианском кинофестивале и признание как одного из самых выдающихся режиссеров современности. Фильм также определил его режиссерский стиль — неразговорчивый и смакующий каждый кадр.

84. Down House — Роман Качанов, 2001

Роман Качанов / Киностудия, 2001

Программист Мышкин возвращается из-за границы. Его громкий спутник Рогожин рассказывает о своем новом увлечении, некой Настасье Филипповне.Мышкин слепо влюбляется в ее образ. Этот абсурдистский фильм основан на романе Достоевского «Идиот», действие которого происходит в России «диких 90-х».

83. Хипстеры — Валерий Тодоровский, 2008

Сказка о советских рок-н-роллах, которые нелегально покупают иностранные модные вещи, слушают запрещенную западную музыку, танцуют буги-вуги и, конечно, , влюбиться.

Их подпольные сборища разгоняются добровольными отрядами несгибаемых коммунистов и осуждаются на партийных собраниях.Ностальгический фильм-мюзикл Тодоровского хорошо показал себя в прокате сразу после выхода в прокат.

82. Легенда № 17 — Николай Лебедев, 2013

Николай Лебедев / Trite Studio, 2013

В этом биографическом фильме известного советского хоккеиста Валерия Харламова прослеживается его восхождение к славе от провинциального уральского клуба до ЦСКА и разгрома СССР Канады в первой игре серии саммитов 1972 года. В нем снялся секс-символ и самый востребованный молодой актер России Данила Козловский.

81.Тот самый Мюнхгаузен — Марк Захаров, 1980

Марк Захаров / Мосфильм, 1980

Этот фильм родился по пьесе Московского театра «Ленком» по сценарию драматурга Григория Горина. Как и у оригинального персонажа, Барон Мюнхгаузен полон невероятных историй, но его невеста хочет, чтобы он перестал плести нелепую пряжу. Постепенно он становится серьезнее, но все же решает «повторить» свое путешествие на Луну. Толпа собирается посмотреть на стрельбу человеческого пушечного ядра…

80. White Bim Black Ear, Станислав Ростоцкий, 1977

Если пленка Hachiko заставила вас прослезиться, вам понадобится ведро для White Bim , как два поколения россиян уже выяснили. Бим, щенок сеттера Гордона с одним черным ухом, живет с охотником Иваном Ивановичем. Когда его хозяин попадает в больницу, Бим отправляется на его поиски …

79. Иван Грозный — Сергей Эйзенштейн, 1945

Этот фильм о самом известном средневековом царе России стал еще одной задачей. с поднятием патриотического духа в обществе, одновременно оправдывая железное правление «отца народов» Иосифа Сталина (который, как сообщается, был поклонником Ивана Грозного).

Фильм был заказан государством во время Великой Отечественной войны, и многие актеры страдали от голода. Изначально планировалось три части, но Эйзенштейн умер, оставив только две.

78. Кубанские казаки — Иван Пырьев, 1950

Музыкальная комедия о соревновании двух колхозов во время их подготовки к ярмарке. Послевоенный голод приукрашивается, в фильме показано обилие еды и веселья.

Пырьев был режиссером киностудии «Мосфильм», а затем более десяти лет работал председателем Государственного комитета СССР по кинематографии. В этом качестве он был главным цензором страны, а с точки зрения советской идеологии его фильм был не чем иным, как образцовым.

77. Особенности национальной охоты — Александр Рогожкин, 1995

Александр Рогожкин / Ленфильм, 1995

Иностранец приезжает в Россию для изучения национальных обычаев и традиций и получает больше, чем рассчитывал.То, что начинается как охота, превращается в хаос с большим количеством ящиков водки по пути.

Комедия регулярно доводит русских до слез смеха (или чего-то еще), потому что они слишком хорошо узнают себя в этих диковинных выходках.

76. Солярис — Андрей Тарковский, 1972

Психолог прибывает на космическую станцию ​​«Солярис» и обнаруживает странные вещи: все ученые на борту страдают каким-то психическим заболеванием.Психолог тоже начинает видеть галлюцинации в виде мертвой жены. Научно-фантастическая драма Тарковского была экранизирована по роману польского писателя Станислава Лема и до сих пор вдохновляет многих режиссеров и художников.

75. Большой перерыв — Алексей Коренев, 1972

Алексей Коренев / Мосфильм, 1972

Невероятно добродушный четырехсерийный фильм о вечерней школе рабочей молодежи. Учителю истории Нестору, только что окончившему колледж и известному как средневековый летописец, приходится справляться с очень трудным, но очень талантливым классом, в котором многие ученики намного старше и более опытны в жизни, чем он.

74. Здравствуйте, я твоя тетя — Виктор Титов, 1975

Виктор Титов / Студия Экран, 1975

Советские режиссеры любили выводить на экран английскую классику, но эта киноверсия фильма Брэндона Томаса «Тетя Чарли » по-прежнему остается победителем. Этот комедийный фарс, в котором герой скрывается от полиции, притворяясь богатой «Донной Люсией» из Бразилии, использует теперь стандартный сюжетный прием — «донна» дико популярна среди потенциальных мужей…

73.Весна — Григорий Александров, 1947 г.

Актрисе оперетты предлагается сыграть роль ученого в новом фильме. Но время репетиций театра и кино совпадает, и она не может находиться в двух местах одновременно. К счастью, ей удается найти настоящего ученого, который очень похож на нее. Актриса уговаривает интеллигентного ученого заменить ее на съемочной площадке …

Обе роли сыграла народная любимица Любовь Орлова, которая в годы Великой Отечественной войны выступала на передовой для солдат.

72. Приключения Буратино — Леонид Нечаев, 1976

Русская версия Буратино — одна из самых любимых сказок советских детей. Оригинальный саундтрек к фильму вошел в Золотой фонд киномузыки России.

71. 9-я рота — Федор Бондарчук, 2005

Советско-афганская война долгое время была больным местом в России, поэтому фильмов о ней так мало.Но это не остановило режиссера Федора Бондарчука, снявшего мучительный блокбастер в духе американских фильмов о Вьетнаме.

70. Дерсу Узала — Акира Куросава, 1975

Этот советско-японский совместный фильм, снятый японским режиссером Акирой Куросавой и снятый на русском языке, получил «Оскар» как лучший зарубежный фильм. Фильм основан на автобиографии дальневосточника Владимира Арсеньева. В его экспедициях ему помогал охотник Дерсу Узала, уроженец Уссурийского края, который знал местность как свои пять пальцев и знал, что делать, если тигр подойдет слишком близко.

69. Спортлото-82 — Леонид Гайдай, 1982

Леонид Гайдай / Мосфильм, 1982

Комедия о паре спекулянтов, которые отправляются на поиски выигрышного лотерейного билета. В 1982 году фильм стал лидером по кассовым сборам в СССР с 55 миллионами зрителей. Один из лучших комедийных дуэтов СССР актеры Кокшенов и Пуговкин уже более 30 лет вызывают смех у публики.

68. Курьер — Шахназаров Карен, 1986

Карен Шахназаров / Мосфильм, 1986

Мальчик, не поступивший в институт, устраивается курьером и заводит роман с дочерью профессора.Отец девушки менее чем в восторге от ее выбора, усугубляемой решением парня подразнить старика, заявив, что его дочь беременна. Очередной перестроечный фильм, ярко изображающий новую эру и даже первый советский брейк-данс.

67. Сибирский цирюльник — Никита Михалков, 1998

Великолепная сага о юном кадете в царской России. Он влюбляется в дерзкую американку и готов на все, чтобы защитить ее и свою честь.В нем участвуют российский актер Олег Меньшиков с голливудской звездой Джулией Ормонд.

Фильм также известен тем, что тогдашний президент Борис Ельцин позволил выключить светящиеся кремлевские звезды впервые со времен Великой Отечественной войны.

66. Питер FM — Оксана Бычкова, 2006

Оксана Бычкова / СТС, 2006

Эта романтическая история, действие которой происходит в летнем Санкт-Петербурге, стала настоящим кинематографическим событием 2006 года, несмотря на лаконичный сюжет. Маша, молодая женщина, теряет мобильный телефон.Его находит Максим и хочет вернуть. Но как бы они ни старались, паре не суждено встретиться, они всегда скучают друг по другу на долю секунды. Долгие разговоры по телефону неизбежно вызывают более глубокие чувства.

65. Как Виктор «Чеснок» привел Алексея «Кустаря» в дом престарелых — Александр Хант, 2017

Заголовок не откладывает. В дебютном фильме режиссера Александра Ханта есть насыщенный сюжет и настоящие народные герои. В этом приключенческом дорожном фильме мерзавец Витька обнаруживает, что у него есть отец-преступник, который сейчас инвалид.Он может получить квартиру отца, если только поместит его в дом престарелых …

64. Человек с кинокамерой — Дзига Вертов, 1929

Документальный фильм авангардного режиссера Вертова Примерно один день из жизни молодого Советского Союза: проезжают машины и автобусы, рабочие трудятся на фабриках, проходят пешеходы. В нем также представлены свадьба, роды и похороны, снятые с использованием новаторских приемов легендарного режиссера.

63. Весна на Заречной улице — Марлен Хуциев, Феликс Миронер, 1956

Марлен Хуциев, Феликс Миронер / Одесская киностудия, 1956

Кинематографический символ времен «хрущевской оттепели». Ударник металлургического завода посещает вечерние занятия и влюбляется в своего молодого учителя, только что окончившего институт. Оба — гордые и принципиальные советские люди, и их отношения складываются нелегко.

62. Человек-амфибия, Владимир Чеботарев, Геннадий Казанский, 1962

Владимир Чеботарев, Геннадий Казанский / Ленфильм, 1962

Оскароносный «Форма воды » блекнет по сравнению с этой советской экранизацией научно-фантастического романа Александра Беляева, также называемого « Человек-амфибия ».

Вместо зеленого монстра Владимир Коренев играет Ихтиандра, красивого юношу, хирургически измененного, чтобы выжить под водой. Там он живет со своими друзьями-дельфинами, пока однажды случайно не спасает красивую девушку от утопления. Теперь он хочет стать нормальным человеком, но, увы, он не может долго жить без воды.

61. Андрей Рублев — Андрей Тарковский, 1966

Восемь кинематографических новелл рассказывают о жизни древнерусского монаха и иконописца Андрея Рублева.Он наблюдает жестокое, кровавое, бездушное русское средневековье, полное странствующих менестрелей, язычников, юродивых и опустошительных набегов монголов. Шедевр Тарковского высоко оценивается и за рубежом, и он регулярно входит в список 100 лучших фильмов, когда-либо снятых на любом языке.

60. Броненосец «Потемкин» — Сергей Эйзенштейн, 1925 г.

Хотя мало кто из современных зрителей добровольно посмотрел бы эту эпопею, она по праву включена во все учебники по истории кино.Легендарный режиссер Сергей Эйзенштейн показывает события первой русской революции 1905 года: моряки на «Потемкине» отказываются есть зараженное личинками мясо и восстают против своих командиров. Одна из самых запоминающихся сцен фильма — многократно имитируемая (и пародируемая) одесская последовательность шагов — возможно, самый узнаваемый момент в мировом кино.

59. Война и мир — Сергей Бондарчук, 1966

Сергей Бондарчук / Мосфильм, 1966

Эта история нескольких семей в России на фоне наполеоновских войн 1805–1812 годов получила «Оскар» как лучший зарубежный фильм.Критики считают его лучшей экранизацией эпоса Льва Толстого. Роли Андрея Болконского и Анатолия Курагина исполнили советские секс-символы Вячеслав Тихонов и Василий Лановой.

Проведите целые выходные, наслаждаясь этим великолепным движущимся холстом (всего четыре фильма), а затем сравните его с недавним сериалом BBC.

58. Афоня — Георгий Данелия, 1975

Георгий Данелия / Мосфильм, 1975

Бедный, одинокий сантехник Афоня — низкорослый рабочий и постоянный алкоголик.Начальство делает ему выговор и угрожает увольнением, но это малоэффективно. Только Катя, женщина, которую он встречает, считает, что он может измениться …

Комедия о простом русском парне покорила сердца и умы зрителей узнаваемыми персонажами и острым диалогом.

57. Обыкновенное чудо — Марк Захаров, 1979

Марк Захаров / Мосфильм, 1979

Фильм по пьесе Евгения Шварца рассказывает историю медведя, превратившегося в юношу с помощью колдовства.Если он поцелует принцессу, он снова превратится в зверя, но он хочет остаться человеком …

Эта любимая советская сказка для взрослых впервые была показана 1 января, в день, когда многие надеются на новую жизнь и обычную жизнь. чудо. Вероятно, поэтому он по-прежнему популярен сегодня.

56. Студент — Кирилл Серебренников, 2016

Старшеклассник становится религиозным фанатиком и воспринимает все, что слышит и читает, ужасно буквально.Он заставляет других жить по его догмам, что чревато катастрофическими последствиями.

Фильм, созданный известным театральным и кинорежиссером Кириллом Серебренниковым, стал результатом его успешной постановки в московском Гоголь-центре. Он получил несколько наград на международных кинофестивалях, в том числе в Каннах.

55. Левиафан — Андрей Звягинцев, 2014

Один из самых известных фильмов Звягинцева, снятый в крошечной деревне Териберка в Мурманской области на севере России, стал меккой для начинающих арт-хаус директора.Эта драма о беспомощности личности перед государственной машиной была удостоена премии «Золотой глобус» и номинирована на премию «Оскар».

54. Ночной дозор — Тимур Бекмамбетов, 2004

Эта захватывающая история о простом парне по имени Антон, случайно нарушившем многовековое перемирие между силами тьмы и света, была одной из первые российские блокбастеры.

Фильм, снятый известным режиссером Тимуром Бекмамбетовым, который также довольно активен в Голливуде, представляет собой экранизацию одноименного научно-фантастического романа Сергея Лукьяненко (и не забывайте о продолжении «Дневного дозора»).

53. Все умирают, кроме меня — Валерия Гай Германика, 2008

Валерия Гай Германика / ПРОФИТ, 2008

Эта драма о взрослении потерпела фурор, когда дебютировала в Каннах. Этот фильм сделал 24-летнюю Валерию звездой, хотя до сих пор остается ее единственной заметной кинематографической работой.

52. Воевали за Родину — Сергей Бондарчук, 1975

Сергей Бондарчук / Мосфильм, 1975

Экранизация одноименного романа Михаила Шолохова сняла оскароносный Бондарчук.Приуроченный к 30-летию Победы, он повествует о подвигах советских войск в годы Второй мировой войны и признан классикой жанра.

51. Доживем до понедельника — Станислав Ростоцкий, 1968

Станислав Ростоцкий / Киностудия Горького, 1968

В фильме показаны три дня из жизни обычной советской школы на фоне истории любви новой молодой учительницы и старшей коллеги. Картина была признана лучшим фильмом года, получила главный приз Московского кинофестиваля и даже Государственную премию СССР.

50. Остерегайтесь автомобилей — Эльдар Рязанов, 1966

Эльдар Рязанов / Мосфильм, 1966

Юрий Деточкин — советский Робин Гуд. Он крадет машины у богатых, продает их, а деньги раздает детским домам. Следователь раскрывает преступление, но, узнав о благородных целях Деточкина, не может задержать вора.

Один из самых популярных советских фильмов, он был призван показать идеального советского гражданина, для которого совесть и социальное равенство превыше всего.

49. Дома среди чужих — Михалков Никита, 1974

Никита Михалков / Мосфильм, 1974

«Остерн» (советский вестерн) о завершении Гражданской войны в России. Группе бывших красноармейцев, ныне чекистов (сотрудников госбезопасности) поручают переправлять в Москву конфискованное у буржуазии золото, которое грабят сначала белогвардейцы, а затем бандиты …

Считается режиссерским дебютом Никиты Михалкова. классический фильм.Он был показан на нескольких международных фестивалях.

48. Лето — Кирилл Серебренников, 2018

Кирилл Серебренников / Hype Film, 2018

Биографический фильм культового рокера Виктора Цоя и советской андеграундной культуры. Фильм получил Каннский приз за лучший саундтрек. Драма на экране соответствовала драме вне ее — режиссер Кирилл Серебренников закончил работу над фильмом, находясь под домашним арестом по обвинению в хищении.

47. Невероятные приключения итальянцев в России — Эльдар Рязанов, Франко Проспери, 1974

Эльдар Рязанов, Франко Проспери / Мосфильм, 1974

Оказывается, С.В Петербурге находится огромное количество статуй львов. Чтобы найти тот, под которым похоронены сокровища, итальянские мошенники роют под всеми по очереди. Во всем виноват пожилой русский эмигрант, который во время революции спрятал под львом сокровища.

В фильме много спецэффектов, не уступающих по тем временам голливудскому, в том числе взрыв на бензоколонке и погоня на машине. Без дублеров актеры сами перепрыгнули через подвижный мост в Санкт-Петербурге и вылезли из окна многоэтажного дома по завязанным узлами простыням.

46. Служили два товарища — Карелов Евгений, 1968

Евгений Карелов / Мосфильм, 1968

Один из лучших фильмов о Гражданской войне в России, который советуют смотреть даже учителя истории. Отряд белогвардейцев окружен в Крыму Красной Армией. Командующий поручает двум солдатам Красной Армии заснять местоположение белых на кинокамеру с воздуха (сложный технологический подвиг во время гражданской войны), но их самолет падает с неба, и они попадают в плен…

45. Вий — Константин Ершов, Георгий Кропачёв, 1967

Константин Ершов, Георгий Кропачёв / Мосфильм, 1967

Советских фильмов ужасов можно пересчитать по пальцам. Но смотря Viy , вы рискуете поседеть, как и персонаж в конце фильма. Он основан на рассказе Николая Гоголя, в котором студента семинарии отправляют читать ночные молитвы над телом умершей красивой девушки. Спойлер: девушка оказывается ведьмой и восстает из могилы в первую же ночь.

44. Летят журавли — Михаил Калатозов (режиссер), Сергей Урусевский (оператор), 1957

Две голубки гуляют по Москве до поздней ночи, а утром обнаруживают, что Советский Союз — это на войне. Молодого человека призывают на передовую, а его девушка остается в Москве и выходит замуж.

Пленка не рекомендуется людям с чрезмерно чувствительным нравом. Жюри в Каннах в 1958 году так плакало, что присудило ему высшую награду фестиваля — Золотую пальмовую ветвь.

43. Тихий Дон — Сергей Герасимов, 1958

Сергей Герасимов / Киностудия Горького, 1958

Если вы не читали четырехтомную эпопею Михаила Шолохова о Гражданской войне в России, названной Войной и миром ХХ века, то вам обязательно нужно посмотреть эту экранизацию Нобелевской премии. призовой роман.

Октябрьская революция перевернула жизнь миллионов людей. Братья ополчились друг на друга, а главный герой разрывается между Белым и Красным, между женой и любовником.Здесь все: любовь, предательство, смерть. Захватывающий материал.

42. Мимино — Георгий Данелия, 1978

Георгий Данелия / Мосфильм, 1978

Грузин по прозвищу Мимино работает пилотом в местной авиакомпании, но мечтает облететь весь мир и при этом покорить сердце красивой бортпроводницы из мира «большой авиации». Осуществив свою мечту, он начинает тосковать по родине …

Очарование и пряность Советской Грузии покорили весь СССР потрясающими панорамами, местными героями и песней «Чито Гврито Чето Маргалито», которая до сих пор звучит. поют по сей день.

41. Loveless — Андрей Звягинцев, 2017

Последний фильм Звягинцева получил, в частности, Приз жюри в Каннах, лучший фильм, лучший саундтрек и лучший оператор на Европейской кинопремии и был удостоен номинирован на «Оскар» и «Золотой глобус». История рассказывает о двух разлученных родителях в отношениях без любви, из-за которых их сын убегает. Подробнее: 4 причины посмотреть Loveless .

40.Октябрь — Сергей Эйзенштейн, 1927 г.

Штурм Зимнего дворца моряками в этом фильме часто принимают за реальные исторические кадры. Слегка приукрашивая действительность, Эйзенштейн показывает свержение царской власти и установление власти большевиков. Это кинематографическая ода Октябрьской революции, о которой в прошлом году вспоминали по случаю ее 100-летия.

39. Приключения электроники (мини-сериал) — Константин Бромберг, 1980

Константин Бромберг / Одесская киностудия, 1980

Все дети мечтают о близнеце, который сдавал бы за них экзамены.Так и происходит с мальчиком Сережей Сыроежкиным, только его двойник — очень умный робот по имени Электроник. Но оказавшись в мире людей, Электроник расстроен тем, что сам он не человек.

Один из самых популярных детских фильмов, по нему также было снято несколько замечательных песен, одна из которых, «Крылатые качели», стала культовой.

38. Страна глухих — Валерий Тодоровский, 1998

Валерий Тодоровский / Киностудия Горького, 1998

Парень Риты задолжал бандитам деньги и исчезает, оставив ее в качестве залога.Ее спасла и приютила глухая стриптизерша, которая хочет уехать далеко-далеко, в «страну глухих», свою частную землю обетованную …

Это был один из первых (и все еще немногочисленных) фильмов в мире. Россия обратилась к теме инвалидности и завоевала сердца публики благодаря великолепному актерскому дуэту Дины Корзун и Чулпан Хаматовой.

37. Самый обаятельный и привлекательный — Геральд Бежанов, 1985

Джеральд Бежанов / Мосфильм, 1985

Инженеру Нади за тридцать, и она беспокоится, что еще не замужем.Школьная подруга Сюзанна решает помочь ей, разыскивая на черном рынке модные наряды и обучая ее методам «научного соблазнения». Но главное — это самообучение, которое предполагает повторение мантры: «Я самый обаятельный и привлекательный».

Посмотрите сами, как это все обернется в одном из самых популярных комедийных фильмов эпохи перестройки.

36. А зори здесь тихие — Станислав Ростоцкий, 1972

Станислав Ростоцкий / Киностудия Горького, 1972

Очередной пронзительный фильм о Второй мировой войне по повести Бориса Васильева.Это история о пяти молодых женщинах с очень разными судьбами — всех их объединила война. Под руководством своего командира они рискуют жизнью и здоровьем, чтобы выследить фашистских захватчиков в лесах и болотах.

35. Белое солнце пустыни — Владимир Мотыль, 1970

Владимир Мотыль / Мосфильм, 1970

На берегу Каспийского моря только что закончилась Гражданская война в России, и солдат Красной Армии Сухов пешком идет домой к своей любимой жене через пустыню.Но однажды он натыкается на человека, которого бандиты по шею закопали в песок. Он решает спасти его вместе с женщинами из гарема другого гангстера.

Этот первый «остерн» известен отличной игрой и диалогами — многие цитаты из фильма превратились в поговорки на русском языке.

34. Джентльмены удачи — Александр Серый, 1971

Александр Серый / Мосфильм, 1971

Воспитатель детского сада — точная копия опасного бандита, поэтому полиция просит его помочь в расследовании кражи золотого шлема Александра Великого.Но для этого кроткий наставник должен влиться в преступную группировку и даже устроить побег из тюрьмы. Блестящая игра и потрясающий сюжет сделали его кассовым.

33. Гуляя по улицам Москвы — Георгий Данелия, 1964

Георгий Данелия / Мосфильм, 1964

Одноименная песня из фильма стала чуть ли не популярнее, чем сам фильм, и сегодня является одной из самых часто исполняемых в России. Картина родилась из одной сцены, созданной сценаристом: девушка идет под красивым московским дождем, а парень едет рядом на велосипеде.

Основные темы — «хрущевская оттепель» и строительство высоких зданий и даже большие надежды. Также это был актерский дебют будущего оскароносного режиссера Никиты Михалкова.

32. Гараж — Эльдар Рязанов, 1979

Эльдар Рязанов / Мосфильм, 1979

Общество владельцев гаражей встречается, чтобы обсудить горячую тему: некоторым членам придется лишиться своих гаражей, чтобы освободить место для новой дороги. В разгар бурных споров выясняется, что кто-то запер дверь в комнату и спрятал ключ — всем придется провести всю ночь под одной крышей.

Снятая всего за 24 дня трогательная комедия Эльдара Рязанова, основанная на реальной встрече, на которой он когда-то присутствовал, стала классикой.

31. Груз 200 — Алексей Балабанов, 2007

Алексей Балабанов / Кинокомпания СТВ, 2007

Капитан полиции Журов насилует девушку и приковывает ее наручниками к кровати. Он оставляет невменяемую мать-алкоголичку пленницы, чтобы она присматривала за ней. Тем временем цинковые гробы с трупами советских солдат, погибших в Афганистане, отправляются домой, но их даже некому похоронить…

Фильм, показанный на Венецианском фестивале, полон насилия и трупов, что делает его еще более шокирующим, поскольку он основан на реальных событиях. Многие актеры отказались от участия, а некоторые кинотеатры отказались его показать.

30. Место встречи изменить нельзя (мини-сериал) — Станислав Говорухин, 1979

Станислав Говорухин / Одесская киностудия, 1979

Преступность в СССР, как говорят, снизилась в те часы, когда это транслировалось по телевидению. Вся страна, включая преступников, была прикована к экрану, когда следователи Глеб Жеглов (играет Владимир Высоцкий) и Владимир Шарапов выследили преступную группировку в послевоенном Советском Союзе.Они были Холмсом и Ватсоном своего времени — даже усы Шарапова были ватсоновскими.

29. Станция для двоих — Эльдар Рязанов, 1982

Эльдар Рязанов / Мосфильм, 1982

Известная актриса Людмила Гурченко играет невоспитанную официантку в кафе на вокзале. Единственный ее любовный интерес — рэкетир, которого она мимолетно встречает в купе поезда, когда он проезжает мимо. Но однажды в ее жизни появляется новый интересный мужчина, который застревает на вокзале (во многом из-за нее).Фильм был показан на многих европейских фестивалях и был тепло принят в Каннах.

28. В бой идут одни старики — Леонид Быков, 1974

Леонид Быков / Киностудия Довженко, 1974

Чем занимаются летчики-истребители между боевыми вылетами? Живите нормальной жизнью, влюбляйтесь, ждите писем из дома и даже создайте любительский оркестр. Популярная, теперь уже фронтовая песня «Смыглянка» («Смуглая женщина») была исполнена в этом фильме впервые.

27.Иван Васильевич: Назад в будущее — Леонид Гайдай, 1973

Леонид Гайдай / Мосфильм, 1973

Инженер создает машину времени и случайно привозит в СССР Ивана Грозного. В то же время царь-двойник и грабитель соседской квартиры случайно переносятся в жестокое средневековье.

Комедия по малоизвестной пьесе Михаила Булгакова « Иван Васильевич », как и многие комиксы легендарного Гайдая, лидировала по кассовым сборам.

26. Офицеры — Владимир Роговой, 1971

Владимир Роговой / Киностудия Горького, 1971

Этот фильм об амбициях, долге и любви рассказывает историю одной семьи, в которой мужчинам каждого поколения приходится сражаться в разных войнах. Фраза «Защищать Родину — профессия» стала русской пословицей. Практически в каждой советской семье был хотя бы один член, служивший в армии, так что для подавляющего большинства людей это были не пустые слова.

25. Добро пожаловать, вторжение запрещено — Элем Климов, 1964

Элем Климов / Мосфильм, 1964

Вы когда-нибудь были в пионерлагере? Посмотрите этот фильм, и у вас будет. Игра в карты за спиной лидеров, настоящая дружба и очень изобретательные розыгрыши — что не нравится? И, прежде всего, подготовка к важному шоу ко Дню родителей. Семейная комедия 1960-х годов, заставившая современных зрителей громко смеяться.

24. Баллада о солдате — Григорий Чухрай, 1959

Григорий Чухрай / Мосфильм, 1959

Молодой солдат, совершив боевой подвиг, получает отпуск к матери.Дорога домой долгая, и по пути он встречает много разных людей, в том числе свою первую любовь. Требуется каменное сердце, чтобы не заплакать, когда солдат обнимает свою мать перед отъездом на фронт, ни один из них не знает, вернется ли он когда-нибудь снова … Еще один очень мощный фильм о Второй мировой войне.

23. Девочки — Юрий Чулюкин, 1961

Юрий Чулюкин / Мосфильм, 1961

Комедия о поваре Тоске, который влюбляется в ловеласа, работающего на советской стройке.Оба горды, поэтому ни один не хочет показывать свои чувства первым.

Прославление рабочего класса и несуществующая мечта о «ярком будущем» в этом фильме не помешали ему стать классикой на все времена. Дополнительным бонусом является возможность узнать о множестве рецептов на основе картофеля.

22. Операция Ы и другие приключения Шурика — Леонид Гайдай, 1965

Леонид Гайдай / Мосфильм, 1965

Студент Шурик вечно попадает в переделку.В первом приключении ему предстоит сразиться с хулиганом на стройке. Во втором, пересматривая экзамены на ходу, он настолько увлечен своим учебником, что не замечает окружающих опасностей. А в третьем — нечаянно пресекает банду жуликов …

Шурик был народным героем СССР, образ образцового студента и комсомольца. Сегодня юмор Гайдая по-прежнему остр, и даже молодые россияне могут процитировать этот фильм.

21.Похищение людей по-кавказски — Леонид Гайдай, 1967

Леонид Гайдай / Мосфильм, 1967

В продолжении операции « Operation Y » Шурик отправляется в экспедицию на Кавказ, чтобы узнать о местных обычаях и выпить тосты. Местные жители отказываются произносить тосты, если Шурик не выпьет с ними, а однажды ему даже предлагают соблюдать весьма необычный обычай — кражу невесты, которая, как оказалось, не была инсценировкой.

Еще одна всеми любимая советская комедия, породившая мем о образцовой советской женщине, которая должна быть «студенткой, комсомолкой и просто красивой.»

20. Любовь и голубь — Владимир Меньшов, 1984

Владимир Меньшов / Мосфильм, 1984

Мечтаете побывать в русской деревне? Тогда эта восхитительная русская комедия для вас. Задумчивый отец семейства уезжает из родного села в санаторий, где встречает умную даму, очарованную его провинциальной прямотой. Но за пределами курорта она понимает, что из деревни можно вывести мужчину, но не деревню из человека.

19.Зеркало — Андрей Тарковский, 1974

Андрей Тарковский / Мосфильм, 1974

Ключевая работа в фильмографии культового режиссера Тарковского, Зеркало — медитация потока сознания на память. На картине он показывает отрывочные сцены из собственного детства: деревенский дом, мать, совершеннолетие, война. В фильм вошли стихи, написанные и прочитанные советским поэтом Арсением Тарковским, отцом режиссера.

18. Карнавальная ночь — Эльдар Рязанов, 1956

Эльдар Рязанов / Мосфильм, 1956

Молодые работники Советского Дома культуры репетируют новогоднее представление, но режиссер хочет превратить веселье и танцы в скучное официальное мероприятие.Его нужно остановить.

Самым кассовым фильмом 1956 года стал также кинодебют режиссера Эльдара Рязанова и актрисы Людмилы Гурченко. Это также подарило стране одну из самых популярных новогодних песен «5 минут». Этот фильм регулярно появлялся на телевидении в канун Нового года, пока его не заменил фильм «Нет». 1 в нашем списке (не подглядывать).

17. Семнадцать мгновений весны (мини-сериал) — Татьяна Лиознова, 1973

Татьяна Лиознова / Киностудия Горького, 1973

Советский разведчик по фамилии Штирлиц проникает в высшие эшелоны СС в нацистской Германии.Весь Советский Союз затаил дыхание от дерзости главного героя и пролил слезы над сценой, когда Штирлиц встречает свою жену после многих лет разлуки, но не может даже взглянуть на нее, чтобы не выдать себя.

Штирлиц (он же русский Джеймс Бонд) стал национальным героем, и с его именем связано множество мемов и шуток.

16. Покровские ворота — Михаил Козаков, 1983

Михаил Козаков / Мосфильм, 1983

Веселый парень Костя приезжает учиться в Москву и живет в коммуналке тети, взрывая жизнь местных интеллектуалов своей беспечностью и жизнерадостностью… Фразы из фильма стали притчей во языцех, а комедия — своего рода гимном Москве.

15. Служебный роман — Эльдар Рязанов, 1977

Эльдар Рязанов / Мосфильм, 1977

Людмила Прокофьевна настолько привыкла управлять крупным предприятием железной рукой и лишенным воображения чувством одежды, что, кажется, забыла, что она молодая, привлекательная и все еще одинокая женщина. Интрига начинается, когда один из ее сотрудников просит ее сделать ставку, надеясь подняться по карьерной лестнице, но в конечном итоге фактически влюбляется в своего босса.

Эта романтическая комедия о офисных дронах возглавила советский прокат в год своего проката и сегодня является одним из самых часто показываемых по телевидению фильмов.

14. Д’Артаньян и три мушкетера — Георгий Юнгвальд-Хилькевич, 1978

Георгий Юнгвальд-Хилькевич / Одесская киностудия, 1978

Непонятно, что больше любили советские дети: роман Дюма или эту экранизацию, превратившую актера Михаила Боярского в вечный образ Д’Артаньяна.

В трехсерийном фильме замечательный актерский состав и мелодии, которые практически стали народными песнями. Кстати, чтобы фильм выглядел более «французским», он снимался на Украине, в основном, во Львове и Одессе.

13. Утомленные солнцем — Никита Михалков, 1994

Пропавший без вести после Гражданской войны в России, Митя неожиданно оказывается в доме своей бывшей возлюбленной Маруси в страшные сталинские годы. чистки.Сейчас она замужем за советским офицером и не знает, что ее прежнее пламя пришло, чтобы уничтожить ее новое …

Эта многослойная психологическая драма — еще одна российская обладательница Оскара. События разворачиваются под звуки душераздирающего танго «Усталое солнце».

12. Двенадцать стульев — Леонид Гайдай, 1971

Леонид Гайдай / Мосфильм, 1971

Остап Бендер, очаровательный аферист, ищет бриллианты, спрятанные в старинном наборе стульев свекровью случайной знакомой незадолго до ее смерти.Проблема в том, что стулья распроданы по отдельности и теперь разложены по всей стране …

Экранизация комикса соавторов сатиры Ильи Ильфа и Евгения Петрова мгновенно стала классикой кино во многом благодаря блестящее изображение Бендера актером Арчилом Гомиашвили и многие памятные строки, которые все еще цитируются сегодня.

11. Бриллиантовая рука — Леонид Гайдай, 1969

Контрабандисты по ошибке вставляют драгоценности не в то лицо, а затем преследуют ничего не подозревающего респектабельного семьянина.Всенародную известность юный Андрей Миронов проснулся после премьеры этой комедии. Фильм посмотрели рекордные на тот момент 76,7 миллиона человек.

10. Собачье сердце — Владимир Бортко, 1988

Владимир Бортко / Ленфильм, 1988

Что будет, если пересадить человеческие органы собаке? Советский профессор Преображенский решает попробовать. Результат этого эксперимента, товарищ Шариков, выглядит человеком, но ведет себя как собака. Не менее популярна и киноверсия по мотивам популярного рассказа Михаила Булгакова.

9. Белорусский вокзал — Андрей Смирнов, 1971

Андрей Смирнов / Мосфильм, 1971

Товарищи по Великой Отечественной возвращаются с передовой на Белорусский вокзал в Москве, и каждый идет своей дорогой. Они встречаются снова только четверть века спустя — на похоронах своего друга. Это один из самых слезливых фильмов о войне, в котором впервые прозвучала популярная сегодня песня Булата Окуджавы «Нам нужна одна победа для всех».

8.Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона (мини-сериал) — Игорь Масленников, 1979–86

Игорь Масленников / Ленфильм, 1979

Советская экранизация Конан Дойля — одна из лучших в мире даже по мнению британских критиков. Актер Василий Ливанов был награжден орденом Британской империи за роль легендарного сыщика. Статуя Холмса и Ватсона по образцу советских актеров установлена ​​в посольстве Великобритании в Москве.

7. Сталкер — Андрей Тарковский, 1979

Главный персонаж, известный как Сталкер, зарабатывает на жизнь, ведя людей в Зону, область, образовавшуюся после падения метеорита, где нормальные правила от реальности не применимы.Однажды профессор и писатель просят его отвести их туда. Сталкер соглашается, но понятия не имеет, какие планы вынашивают эти, казалось бы, обычные люди …

Эта кинопритча основана на научно-фантастическом рассказе « Пикник на обочине» братьев Стругацких, которые также работали над сценарием. Это один из самых популярных фильмов легендарного режиссера.

6. Ежик в тумане — Юрий Норштейн, 1975

Философский мультфильм для детей и взрослых о ежике, который заблудился в тумане и упал в реку, но его доставили к месту назначения. по течению, по-прежнему завораживает сегодня.В 2003 году в Токио шедевр Норштейна был признан лучшим анимационным фильмом всех времен.

5. Москва слезам не верит — Владимир Меньшов, 1980

Владимир Меньшов / Мосфильм, 1980

В Москву прилетает провинциальная женщина, притворяется дочерью профессора и забеременеет от москвички из интеллигентной семьи. После распада брака она вынуждена одна растить ребенка, одновременно работая и учеба. Спустя двадцать лет она становится директором крупного предприятия…

Этот фильм о воплощении мечты получил Оскар как лучший зарубежный фильм.

4. Бригада (минисериал) — Алексей Сидоров, 2002

Алексей Сидоров / Avatar Film, 2002

Четверо друзей детства, ищущих легкие деньги, вовлекаются в преступные дела. После этого сериала потребовалось еще много ролей, чтобы главный актер Сергей Безруков перестал ассоциироваться с гангстером Сашей Белым.

Бригада — это ответ России на сериал Крестный отец и, вероятно, самый точный и атмосферный сериал о криминальных 1990-х.

3. Асса — Сергей Соловьев, 1987

Этот фильм об отношениях подруги криминального авторитета и случайно встретившегося музыканта стал символом горбачевской перестройки.

Во многом это произошло благодаря саундтреку, который был записан различными андеграундными советскими рок-группами, в том числе легендарной «Кино» и их культовой песней «Мы хотим перемен!»

2. Брат — Алексей Балабанов, 1997 г.

Данила Багров, повседневный парень с твердыми принципами, помогает своему брату после того, как тот оказался втянутым с бандитами в беззаконную и беспредельную Россию 1990-х годов. .Как и « Assa» , выпущенный десятью годами ранее, фильм также был саундтреком своего времени с множеством песен лучших рок-групп России.

1. Ирония судьбы, или Да пребудет с тобой пар — Эльдар Рязанов, 1975

Эльдар Рязанов / Мосфильм, 1975

«Каждый год 31 декабря мы с друзьями ходим в баню», — на протяжении всего фильма повторяет симпатичный герой сказки Женя. В русских умах эта фраза навсегда, помимо Нового Года, ассоциируется с ситуацией, которая могла бы пойти (или закончилась) ужасно, но забавно ошибочно.

Этот фильм показывали 31 декабря каждый год с момента его выпуска, развлекая бесчисленное количество людей во время приготовления еды и подготовки к Новому году. Если кому-то скучно это смотреть, они этого не сказали.

ПОДРОБНЕЕ: 112 русских писателей, от великих до совершенно потрясающих

При использовании какого-либо контента Russia Beyond, частично или полностью, всегда предоставляйте активную гиперссылку на исходный материал.

Г-н Владимир Иванович Воронков от Российской Федерации — заместитель Генерального секретаря Контртеррористического управления Организации Объединенных Наций

Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Антониу Гутерриш назначил Владимира Ивановича Воронкова от Российской Федерации заместителем Генерального секретаря недавно созданное Контртеррористическое управление Организации Объединенных Наций, учрежденное резолюцией 71/291 Генеральной Ассамблеи 15 июня 2017 года.

Генеральный секретарь ценит упорный труд государств-членов и многих партнеров, разделяющих его приверженность этой повестке дня. Заместитель Генерального секретаря будет обеспечивать стратегическое руководство усилиями Организации Объединенных Наций по борьбе с терроризмом, участвовать в процессе принятия решений в Организации Объединенных Наций и следить за тем, чтобы сквозное происхождение и влияние терроризма находили отражение в работе Организации Объединенных Наций. .

Г-н Воронков имеет более чем 30-летний опыт работы в дипломатической службе, работая в основном в Организации Объединенных Наций, а также отвечая за различные обязанности, от общественной дипломатии и вопросов социально-экономического развития до межправительственных отношений.

В настоящее время он является послом и постоянным представителем Российской Федерации при международных организациях в Вене. Под его руководством Постоянное представительство запустило несколько флагманских проектов с Управлением Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (ЮНОДК) и наладило успешное сотрудничество с Антитеррористическим отделом ЮНОДК. Г-н Воронков также входит в состав Совета управляющих Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), в течение которого он возглавлял несколько делегаций в Комиссии по наркотическим средствам и Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию.

До своей нынешней должности г-н Воронков был директором Департамента европейского сотрудничества (2008-2011 гг.), В течение которого он возглавлял российскую делегацию на переговорах между Россией и Европейским союзом по безвизовому режиму ( 2010-2011). Он начал свою карьеру в Министерстве иностранных дел в 1989 году и занимал различные должности, в том числе в качестве заместителя Постоянного представителя Российской Федерации при Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Вене (2005-2008 годы). , Заместитель директора Департамента кадров (2002–2005) и советник-посланник, заместитель главы миссии Посольства России в Польше (2000–2002).

Г-н Воронков имеет докторскую степень Московского государственного университета. Он является автором различных научных публикаций по международным вопросам. Женат, имеет дочь.

Frontiers | Строительное агентство: роль языка

Введение

На протяжении всей жизни мы воздействуем на окружающий нас мир. Мы двигаем и трясем вещи, мы строим и ломаем вещи. И мы делаем множество выводов о действиях и результатах, решая, кто в чем виноват. Обыденная повседневная жизнь может заставить нас думать, что причинная связь — это естественная, прямая и универсальная черта человеческого опыта.Это?

Рассмотрим следующий сценарий: оператор вилочного погрузчика маневрирует со своим тяжелым грузом к месту назначения на переполненном складе, и когда он сжимается на крутом повороте, ближайшая полка обрушивается, и мелкий кристалл на миллионы долларов падает на пол. Был ли причиной оператор, крутой поворот, шаткая полка или хрупкий кристалл? Эффект рушился, падал или разрушался?

Предыдущая работа в области психологии агентности показала, что «причинный агент» — это контекстно-зависимая конструкция, в которой важную роль играют как физический, так и социальный контекст.Например, при визуальном познании восприятие физической причинности легко изменяется при незначительных изменениях контекста. В одной серии исследований Scholl и Nakayama (2002) показали людям видеоролики о событии, которое можно рассматривать либо как мяч, который ударяется о другой мяч, тем самым приводя его в движение (запуск), либо как мяч, проходящий мимо другого неподвижного мяча (пас ). Они обнаружили, что имеет значение визуальный контекст, в котором люди воспринимают это неоднозначное событие. В сочетании с даже моментальным взглядом на другое событие запуска в визуальной среде это событие теперь выглядело как чистый запуск.То есть, рассматривается ли движущийся объект как причинный фактор — в идентичном физическом представлении — зависит от окружающего визуального контекста.

Социальный контекст также играет важную роль. Сообщества по всему миру воплощают различные концепции личности, при этом восточноазиатские общества делают упор на взаимозависимые способы существования, а западные общества делают упор на более независимых представлениях о себе (например, Markus and Kitayama, 1991, 2004). По сравнению с людьми во взаимозависимых обществах люди в независимых обществах с большей вероятностью выберут единственную ближайшую причину события (например,г., Chiu et al., 2000; Choi et al., 2003), менее осведомлены о отдаленных последствиях событий (например, Maddux and Yuki, 2006), более восприимчивы к предвзятости (например, Choi et al., 1999) и больше мотивированы личным выбором (например, Айенгар и Леппер, 1999). Роль, которую люди играют в событиях, может зависеть от представлений об агентстве, которые зависят от культуры (например, Morris et al., 2001). То, что значит быть «агентом», не кажется стабильным, универсальным свойством событий в мире.То, что люди видят и считают агентом, строится в контексте.

В этой статье мы спрашиваем, могут ли привычные образцы речи в языковом сообществе, а также образцы в непосредственном лингвистическом контексте, также быть включены в набор сигналов для построения представлений об агентстве. В частности, мы исследуем роль языка в формировании внимания и памяти людей, участвующих в событиях (потенциальных агентов).

В языке можно найти всеобъемлющие и систематические способы конструирования и интерпретации мира.Образцы в повседневных описаниях (например, говорит ли кто-то « Он разбил кристалл » или « Разбил кристалл ») могут служить широко распространенными и мощными сигналами к действию. Предыдущая работа продемонстрировала, что такие различия в лингвистических рамках действительно могут служить сигналом к ​​агентству и иметь серьезные последствия для того, насколько мы обвиняем и наказываем других (Фаузи и Бородицкий, в прессе а). Например, англоговорящие люди, которые читали отчет о неисправности гардероба Джастина Тимберлейка и Джанет Джексон, содержащий агентивное выражение « порвал лиф », не только обвиняли Тимберлейка в большей степени, но и взимали на 53% больше штрафов, чем те, кто читал безагентный « лиф разорван .«Лингвистическое оформление оказало большое влияние на обвинение и наказание, даже когда люди смотрели видео с места событий и могли собственными глазами увидеть слезы. В этой статье мы исследуем роль таких языковых паттернов в формировании внимания и памяти людей, участвующих в событиях.

Роль языка?

Мы говорим о событиях наших дней, часто обсуждая, кто что кому сделал. Мы разговариваем с детьми, информируем начальство, ведем переговоры с друзьями и коллегами.Мы учимся на рассказах других людей. Огромная часть того, что мы знаем о мире, приходит к нам через язык. Человеческий язык изящно структурирован и систематичен, и в результате наши разговоры несут много закономерностей в том, как мы сообщаем, «что произошло». Могут ли языковые шаблоны повлиять на то, воспринимаем ли мы кого-то как действующего лица события, и будем ли мы помнить о том, кто был вовлечен?

Влияние языка на познание и поведение было продемонстрировано во многих областях.Например, лингвистическое оформление или маркировка изменяет то, как люди воспринимают эмоции (например, Barrett et al., 2007), представляют объекты (например, Lupyan, 2008) и запоминают события (например, Loftus and Palmer, 1974; Gentner and Loftus, 1979; Биллман и Крич, 1998). Кроме того, люди чувствительны к тому, как часто определенные выражения используются в их языковом сообществе (Saffran et al., 1996; Landauer and Dumais, 1997; Gahl and Garnsey, 2004), и носители разных языков говорят о событиях по-разному (например,г., Гентнер, Голдин-Мидоу, 2003). Язык привлекает внимание (например, Reali et al., 2006; Richardson and Matlock, 2007) и посредством многократного использования может направлять привычные конструкции событий (например, Slobin, 1996).

Действительно, исследования в традиции лингвистической относительности показали, что привычные способы разговора влияют на то, как люди думают о цветах (например, Roberson and Hanley, 2007; Winawer et al., 2007), пространстве (например, Levinson et al., 2002). ), объекты (например, Люси, 1992; Имаи, Гентнер, 1997; Бородицкий и др., 2003; Дилкина и др., 2007) и событий (Slobin, 1996, 2003; Finkbeiner et al., 2002; Gennari et al., 2002; Oh, 2003; Papafragou et al., 2008; Wolff et al., 2009; Trueswell and Папафрагу, 2010).

Может ли язык сыграть роль в том, как люди создают свободу действий, обращают внимание на потенциальных агентов событий и запоминают их? В этой статье мы выявляем межъязыковые различия в том, как носители английского и японского языков описывают одни и те же события, и обнаруживаем соответствующие межъязыковые различия в памяти очевидцев.

Агентивность в языке

Вы видите, как кто-то случайно задел вазу с цветами, и ваза разбивается о пол. На вопрос о том, что случилось, вы можете сказать: « Она разбила вазу ». В английском языке подобные агентивные описания типичны и подходят даже для явно случайных событий. Напротив, неагентативный язык часто звучит уклончиво (например, знаменитая фраза Рейгана « ошибок было сделано » в послании о положении страны в 1987 году).

Лингвистический анализ показывает, что в других языках неагентивные выражения встречаются чаще и используются для различения случайных и преднамеренных действий (Slobin, Bocaz, 1988; Maldonado, 1992; Martinez, 2000; Dorfman, 2004; Filipovic, 2007).Например, некоторые исследования показали, что частота неагентативных выражений в японском языке может быть выше, чем в английском (например, Teramura, 1976; Choi, 2009).

В японском языке два разных глагола часто используются для переходного и непереходного описания одного и того же действия. Эти два глагола часто имеют одну и ту же основу. Один из примеров — waru / wareru ( для взлома ). Агентивное использование будет ( Tamago-wo watta / (I) разбило () яйцо ).Неагентативное использование будет ( Tamago-ga wareta / (The) egg break ). Другие глаголы в японском языке имеют одинаковую форму как для переходного, так и для непереходного употребления, и наличие частицы «га», прикрепленной к затронутому объекту, отмечает неагентативное выражение. Один из примеров — хираку (чтобы открыть ). Агентивное использование будет (Kare-ga DOA-wo hiraita / Он открыл (дверь) ), а неагентативное использование будет (DOA-ga hiraita / (The) door open ).

Считается, что глаголы особенно важны в японском языке, и типичные формы глаголов в японском языке могут отличаться от типичных форм глаголов в английском языке. Например, Терамура (1976) отметил, что даже когда в событии участвует кто-то, кого можно описать как причинный агент (например, « Он уронил ручку »), на японском языке часто более естественно описывать такие события, используя не агентивные выражения, такие как « PEN-ga ochiteshimatta» («( The) pen drop, к сожалению, »), или даже предложения, содержащие только глагол типа « ochiteshimatta» , к сожалению, »).Кроме того, при описании определенных видов причинных событий (например, когда есть задержка между причиной и результатом или когда агент не изображен визуально, но может быть предположен), носители японского языка с меньшей вероятностью будут использовать переходные выражения по сравнению с носителями языка другие языки (Bohnemeyer et al., 2010; Choi, 2009). Кроме того, данные о моделях усвоения языка позволяют предположить, что использование ранних глаголов в английском языке может быть более транзитивным, чем использование глаголов в начале японского языка, вероятно, из-за различий в использовании взрослых (например,г., Nomura and Shirai, 1997; Фукуда, 2005; Цудзимура, 2006).

Глаголы могут быть особенно заметными в японском языке, потому что существительные и местоимения в японском языке часто необязательны и выводятся из контекста (например, Fernald and Morikawa, 1993). Таким образом, форма глагола может быть мощным указанием на то, как оформить событие. Могут ли такие различия в описании событий побудить людей по-разному истолковывать и запоминать причинные события?

План бумаги

В этой статье мы сосредоточимся на одном аспекте культуры: типичных моделях лингвистических описаний событий в сообществе.В исследовании 1 мы сравниваем описания одних и тех же причинных событий на английском и японском языках. Мы обнаруживаем, что описания на английском и на японском одинаково агентивны, когда речь идет о намеренных событиях, но различаются для случайностей: в случае случайных событий японские описания менее агентивны, чем описания на английском. В исследовании 2 мы спрашиваем, могут ли эти паттерны лингвистических описаний проявляться в паттернах памяти очевидцев. Мы обнаруживаем, что говорящие на английском и японском языках одинаково хорошо запоминают агентов преднамеренных событий, но в случае случайных событий носители английского языка с большей вероятностью запомнят людей, потенциально считающихся агентами, чем носители японского языка.(Примечание: две наши группы участников — коренные англоговорящие жители США и коренные японскоязычные жители Японии, как более подробно описано в методах. Поскольку наши исследования сосредоточены на измерении языка, для краткости мы ссылаемся на нашим участникам, говорящим на английском и японском.)

В исследовании 3 мы спрашиваем, могут ли закономерности в местном лингвистическом контексте помочь переключить внимание на людей, которых можно рассматривать как агентов, или от них. Мы черпаем вдохновение из предыдущей работы в области социальной психологии, в которой использовались краткосрочные лингвистические манипуляции для создания различных моделей конструирования событий в мире (например, исследования теорий Я, проведенные Двеком и его коллегами, e.г., Чиу и др., 1997). Перед тем, как протестировать носителей английского языка по их памяти на предмет лиц, участвующих в событиях (как в предыдущем исследовании), мы подвергли их либо набору агентивных, либо неагентативных лингвистических выражений (которые не были связаны с событиями, которые им позже нужно будет запомнить. ). Мы рассудили, что слышание многих неагентативных выражений (например, « сгорел тост, », «, ожерелье расстегнуто, ») должно отвлекать внимание людей от агентов, в то время как агентивные выражения (например,g., « Он сжег тост, », « Он расстегнул ожерелье ») должно обратить внимание непосредственно на агентов. Мы обнаруживаем, что подобное манипулирование местной языковой средой действительно может переключить внимание по отношению к агентству: англоговорящие люди лучше запоминали людей, вовлеченных в причинные события, когда они были ориентированы на несвязанный агентив, чем с несвязанными неагентативными выражениями.

Исследование 1

В исследовании 1 англоговорящие и японские участники просмотрели видеозаписи преднамеренных и случайных событий и предоставили описания этих событий.

Метод

Участники

В нем приняли участие 58 англоговорящих (средний возраст 33,38 года) и 22 носителя японского языка (средний возраст 23,59 года). Носители английского языка завершили исследование через сервис Amazon Mechanical Turk (mturk.com), а носители японского языка были набраны из выборки сообщества в Токио, Япония.

Было отобрано

участников, говорящих на одном языке. Все участники сообщили, что изучаемым языком был их родной язык. Носители английского языка сообщили, что изучают только английский до 12 лет.Знакомство с английским языком в Японии почти неизбежно, в том числе в школе до 12 лет. Таким образом, мы выбрали носителей японского языка на основе их самооценки владения языком и понимания английского языка. По 5-балльной шкале, в которой 5 указали «как родные», были включены носители японского языка, которые оценили себя на 3 или ниже по уровню владения английским языком.

Материалы

Участники читают инструкции на английском или японском языках. Инструкции на двух языках были разработаны одновременно и проверены независимым японско-английским двуязычным специалистом.

Было использовано

видеороликов преднамеренных и случайных версий 16 уникальных событий (Таблица 1). В любом случае, человек физически взаимодействовал с объектом. Реакция мужчины на преднамеренную и случайную версии события различалась. Например, в преднамеренной версии случая поломки карандаша мужчина, сидевший за столом, взял карандаш, умышленно сломал его пополам и выглядел довольным. В случайной версии этого события человек писал, а во время письма карандаш сломался пополам.В данном случае мужчина испуганно вскинул руки и удивленно вскинул руки. Таким образом, случайные события характеризовались криком «упс!» реакция, такая как испуганная реакция, удивленное выражение лица и / или удивленные жесты рук. В видеороликах восьми событий (как преднамеренных, так и случайных версий) изображен актер в черной рубашке, а в видеороликах еще восьми событий (как преднамеренных, так и случайных версий) показан другой актер в белой рубашке.

Таблица 1.Стимулы причинных событий.

Видео в этом исследовании представлены японскими актерами. В межкультурных исследованиях внимания к человеческим агентам обязательно сталкиваются с потенциальными проблемами при интерпретации паттернов из-за возможных эффектов распознавания разных рас (например, Malpass and Kravitz, 1969) — во многих случаях либо точных стимулов, либо «той же расы». »Статус остается постоянным в двух группах, но не в обеих одновременно. В текущих исследованиях характер дизайна взаимодействия смягчает эти опасения, потому что все участники пытаются описать (и в исследовании 2 запомнить) два типа событий (намеренные и случайные), и это взаимосвязь между этими двумя видами событий внутри каждое интересующее сообщество.

Процедура

Участники просмотрели 16 видео, и их попросили предоставить лингвистическое описание для каждого видео. В каждом испытании с описанием участники просматривали видео и затем отвечали на вопрос « Что произошло? ”(). Участники набирали ответы в своем собственном темпе и не получали отзывов.

Каждое видео показывает отдельное событие; половина из них изображала актера в черном и половина актера в белом, половина была преднамеренными действиями, а половина — случайными. Было ли событие представлено в его преднамеренной или случайной версии, участники уравновешивали друг друга.Видео были представлены в случайном порядке.

Результаты

Описания кодировались как агентные, если предложение описывало событие изменения состояния с использованием транзитивного выражения. Каноническое агентивное описание было бы «Он открыл воздушный шар . Описания кодировались как неагентные, если событие изменения состояния описывалось непереходным образом. Каноническое неагентативное описание было бы «Воздушный шар лопнул . В японском языке неагентативные описания характеризовались непереходным глаголом, а также частицей« га »с затронутым объектом (например,g .« Balloon-ga popped- непереходный удивился ). Некоторые неагентативные описания принимали форму « Кто-то делал X, а затем Y произошло », в которой агент был лингвистически отделен от события изменения состояния, которое было описано непереходно.

Среди всех участников 6,33% описаний не описывали событие и были исключены из анализа. Все описания были закодированы двумя независимыми оценщиками с высокой степенью достоверности (99.14% англичан, 97,44% японцев). Разногласия разрешались после обсуждения.

Результаты показаны на рисунках 1 и 2A. Преднамеренные события одинаково агентивно описывались носителями английского и японского языков [English M = 97,12, SE = 0,75; Японский M = 97,00, SE = 1,21, t (76) = 0,09, н.у.]. Случайные события, с другой стороны, чаще агентивно описывались носителями английского языка, чем носителями японского языка [English M = 69.24, SE = 2,62; Японский M = 51,69, SE = 4,49, t (76) = 3,48, p = 0,001, d = 0,88].

Рисунок 1. Распределение описаний причинных событий на английском и японском языках. (A) Преднамеренное, (B) случайное, (C) разница (Преднамеренное минус Случайное). Построены гистограммы (с пропорциями выборки по оси y ) доли использования агентивного языка в каждом языковом сообществе.

Рис. 2. Описание и запоминание агентов на английском и японском языках. (A) Описание причинных событий со средней долей описаний агентов, нанесенной на ось y , (B) памяти причинного агента, со средней правильной пропорцией, нанесенной на ось y . Планки погрешностей составляют ± 1 SEM.

Чтобы сравнить, насколько четко говорящие различают интенциональные и случайные события в своих описаниях, мы вычислили показатель разницы для каждого участника как долю интенциональных событий, описанных с использованием агентивного языка, за вычетом доли случайных событий, описанных с помощью агентивного языка.Это различие было более выражено для носителей японского языка ( M = 45,31, SE = 4,28), чем для носителей английского языка ( M = 27,89, SE = 2,62), t (76) = 3,51, p = 0,001, d = 0,88. Это межъязыковое различие также было постоянным для разных событий, что было выявлено путем сравнения баллов разницы для каждого события на английском и японском языках в паре t (15) = 2,96, p = 0,01.

Обсуждение

Носители английского и японского языков описывали намеренные события одинаково, но различались в описании случайных событий.Эта модель языка предполагает конкретное предсказание: если англоговорящие люди с большей вероятностью, чем носители японского языка, будут описывать несчастные случаи агентивно, могут ли они также уделять больше внимания и с большей вероятностью запоминать людей, вовлеченных в случайные события? Шаблоны в языке не предсказывают различий между двумя группами в отношении преднамеренных событий, но больше внимания к потенциальным агентам для англоговорящих в случае случайных событий.

В предыдущей работе изучалась роль лингвистического обрамления в памяти очевидца в пределах языка, представляя участникам разные описания одного и того же события, например, варьируя яркость глаголов и измеряя влияние на память (например,г., Лофтус и Палмер, 1974; Гентнер и Лофтус, 1979). Приведенные здесь исследования распространяют эту работу на кросс-лингвистическую область и исследуют память для агентов. Вместо того, чтобы давать участникам разные описания одного и того же события, мы спрашиваем, будут ли носители двух разных языков, которые обычно описывают событие по-разному, естественным образом обращать внимание, кодировать и запоминать разные аспекты одного и того же события. То есть, действуют ли члены разных культурно-лингвистических сообществ в разных условиях фрейма в зависимости от языковых паттернов?

Привычный лингвистический фрейм может быть мощным механизмом распространения культурных ценностей.В исследовании 2 мы проверяем, проявляются ли языковые шаблоны и в шаблонах в памяти. Важно отметить, что мы проверяем межкультурные различия в памяти для причинных событий в задании, где участников не просят описать события в любое время до или во время задания памяти. Установление схожих паттернов лингвистического и неязыкового поведения является необходимым первым шагом в развитии любой теории о привычных эффектах фрейминга. Следующим шагом, конечно же, будет показать, что сам язык может играть причинную роль, что рассматривается в исследовании 3.

Исследование 2

Метод

Участники

Шестьдесят два носителя английского языка (Стэнфордский университет; средний возраст = 19,29 лет) и 70 носителей японского языка (Университет Кейо, Университет Джучи, Токийский университет Когё, Юридическая школа Суругадай, Токио, Япония; средний возраст = 20,94 года) получили зачетные баллы или были оплачены за их участие. Участники были отобраны не моложе 25 лет, чтобы обеспечить однородную выборку для показателей памяти. Все участники говорили на одном языке по тем же критериям, что и в исследовании 1.Ни один из участников не принимал участие в исследовании 1.

Генеральный проект

Участники читают инструкции на английском или японском языках. Все участники выполнили две задачи: сначала объектно-ориентированную задачу памяти, а затем задачу памяти агента. Первое задание было разработано, чтобы позволить участникам адаптироваться к лабораторным задачам памяти, а также служить мерой производительности памяти, которая не связана с памятью очевидца. Второе задание было разработано для проверки различий в неязыковой памяти очевидца (памяти для агентов событий) между носителями английского и японского языков.Эти два задания были нелингвистическими мерами памяти — участники никогда не описывали какие-либо образы или события во время этих двух заданий, и им не предоставлялось никаких лингвистических описаний.

Объектно-ориентированная память

Во время кодирования участники видели изображения 15 объектов, представленные на экране компьютера по одному, по две секунды каждое (изображения любезно предоставлены Майклом Дж. Тарром, Брауновский университет, http://www.tarrlab.org/). Каждый объект появлялся в одной из трех возможных ориентаций, уравновешенных между участниками.Участников проинструктировали обратить внимание на изображения и сказали, что их память будет проверена.

После фазы кодирования участникам было предложено краткое задание на отвлечение внимания (подсчет количества белых квадратов на сетке из черных и белых квадратов), за которым следовала проверка памяти. Для теста памяти участникам показали три возможных ориентации каждого объекта и попросили указать, какую из них они видели ранее.

Память агента

Видеоматериалы

На этапе кодирования использовались те же видео, что и в исследовании 1.На этапе тестирования мы использовали дополнительный набор видеороликов, показывающих все те же события, но с действиями, выполняемыми новым, третьим субъектом. Одни и те же немые видеоролики служили стимулом и для англоговорящих, и для японских.

Кодировка

На этапе кодирования участники просмотрели 16 видеороликов, в каждом из которых было показано отдельное событие (половина изображала актера в белом, а половина — в черном, половина была преднамеренными действиями, а половина — случайными). Было ли событие представлено в его преднамеренной или случайной версии, участники уравновешивали друг друга.Видео были представлены в одном из двух псевдослучайных порядков, что гарантировало, что подряд не появится более трех видео одного и того же агента или одного и того же намерения.

Участников проинструктировали обратить внимание на видео и сказали, что их память будет проверена, но не получили никаких дополнительных подсказок. После просмотра всех 16 видеороликов (по одному разу, с паузой между видеороликами 1200 мс) участникам было предложено сосчитать до 10 в качестве краткого отвлекающего задания.

Тест

Тестовые испытания состояли из видео с зондом, за которым следовали неподвижные фотографии двух агентов на этапе кодирования.В видеороликах зондирования третий актер появился как агент тех же событий, которые участники видели во время кодирования. Например, если участник видел событие «случайное выскакивание воздушного шара» во время кодирования, он бы увидел, что это же событие действует новым агентом на этапе тестирования. После каждого видео-зондирования участников спрашивали: « Кто это сделал в первый раз? ”() и ответил нажатием клавиши, связанной со стороной экрана либо человека в белой рубашке , либо человека в черной рубашке .Участники были протестированы только на тех событиях, которые они видели во время кодирования, представленных в псевдослучайном порядке, отличном от фазы кодирования, и не получили обратной связи.

Результаты: воспоминания очевидца на английском и японском языках

Одиннадцать участников были исключены из анализа по одной из следующих причин: (a) случайное выполнение задачи объектно-ориентированной памяти (трое японцев), (b) результат z больше, чем | 2 | (относительно языковой группы) по шкале разницы в памяти (преднамеренная память минус случайная память) (четыре английских, четыре японских).Оценка разницы в памяти была анализом, представляющим интерес в этом исследовании, и мы хотели быть уверены, что выбросы не приводят к наблюдаемым межъязыковым различиям.

Результаты показаны на рисунке 2B. Преднамеренные агенты хорошо запоминались носителями как английского ( M = 71,55, SE = 2,57), так и японского ( M = 70,44, SE = 2,32), t (119) = 0,32, n.s. Однако, как и предполагалось, случайных агентов лучше запомнили англоговорящие ( M = 73.06, SE = 2,42), чем у говорящих на японском ( M = 66,07, SE = 2,67), t (119) = 1,93, p = 0,028, d = 0,35. Как и предполагалось на основе языковых паттернов, различие между памятью людей, участвующих в преднамеренных и случайных событиях, было более выражено для носителей японского языка ( M = 4,37, SE = 2,06), чем для носителей английского языка ( M = -1,51, SE = 1,97), t (119) = 2,05, p = 0,02, d = 0.37. Это различие остается устойчивым, когда показатели памяти участников при выполнении объектно-ориентированной задачи добавляются в качестве ковариаты в анализ ( p = 0,023), гарантируя, что это наблюдаемое кросс-лингвистическое различие в памяти агента не является просто следствием более общего различия в производительности памяти. Важно отметить, что задача памяти агента сама по себе служит решающим элементом контроля, который защищает от опасений по поводу общих различий в памяти между двумя группами: говорящие на английском и японском языках одинаково хорошо запоминают намеренных агентов.Они отличались только своей памятью для лиц, причастных к случайным событиям.

Обсуждение

В исследованиях 1 и 2 англоговорящие и носители японского языка использовали агентивные выражения, чтобы говорить о намеренных событиях, и одинаково хорошо помнили намеренных агентов. Однако когда дело дошло до несчастных случаев, наблюдались межкультурные различия как в лингвистических описаниях, так и в памяти очевидцев. Англоговорящие люди описывали несчастные случаи, используя более агентивный язык, чем носители японского языка, а также запоминали людей, попавших в аварии лучше, чем носители японского языка.Важно отметить, что эти паттерны памяти наблюдались в нелингвистической задаче на запоминание: участников не просили описывать события, и события не были описаны для них ни в какой момент до или во время задания на память.

Межкультурные различия в моделях памяти были привязаны к определенному типу событий (случайностей). Учитывая другие данные о межкультурных различиях во внимании (например, Masuda and Nisbett, 2001), можно было предсказать другие закономерности результатов. Например, глобальные различия во внимании носителей японского и английского языков — такие как относительное внимание к контексту по сравнению с фокусными объектами — могли привести к общему снижению памяти для причинных агентов у носителей японского языка по сравнению с носителями английского языка.Кросс-лингвистические различия в использовании существительных и местоимений (с меньшей частотой в японском языке по сравнению с английским) также могли привести к общему снижению памяти агентов у носителей японского языка. Вместо этого мы нашли доказательства различий в памяти только для тех событий, в которых также различались модели описания действий. Таким образом, это исследование может помочь уточнить наше понимание межкультурных различий во внимании к событиям и предполагает, что закономерности в использовании глаголов могут быть одним из механизмов, управляющих этими различиями.

Результаты исследований 1 и 2 поднимают важный вопрос: могут ли шаблоны в языке как таковые формировать внимание людей к агентам? Существует много различий между жизненным опытом носителей английского и японского языков помимо языков, на которых они говорят, поэтому вполне возможно, что другие экстралингвистические культурные различия создали разницу в памяти, которую мы наблюдали в предыдущем исследовании. Например, возможно, что члены некоторых культурных групп научатся не пялиться на других в затруднительных или неудачных обстоятельствах (хорошим примером которых могут служить случайности).Если одна группа участников отвлекла свое внимание, увидев несчастный случай, из соображений вежливости, это также могло бы объяснить закономерность результатов в Исследовании 2. Действительно ли языковые паттерны входят в число причинных факторов, которые могут создавать различные различия в глазах свидетельские воспоминания, которые мы наблюдали в Исследовании 2?

Кажется вероятным, что язык и другие экстралингвистические аспекты культуры работают согласованно, создавая и поддерживая привычки мышления. Один из подходов к тестированию роли языка состоит в том, чтобы изучить разные культуры, чтобы найти другие лингвистические системы, которые контрастируют в использовании агентивного языка, и проверить, возникают ли соответствия в памяти очевидца.Мы провели один такой набор исследований, сравнивая говорящих на английском и испанском языках с использованием одного и того же описания и задач на память очевидца, описанных здесь (Fausey and Boroditsky, in press b). Испанские описания случайных событий, как правило, менее агентивны, чем описания на английском, и, соответственно, испаноязычные люди хуже запоминают людей, причастных к несчастным случаям, чем англоговорящие, повторяя образец различий, который мы видим между английским и японским языком. Конечно, эти результаты никоим образом не исключают и не умаляют потенциального вклада других неязыковых аспектов культуры.Но они, по крайней мере, помогают подтвердить, что когда языковые модели различаются, существуют соответствующие различия в познании. Однако направления причинно-следственной связи остаются открытым вопросом. Приводят ли разные культурные образы мышления к разным языкам или наоборот, или к тому и другому?

Чтобы более точно проверить, могут ли шаблоны в языке как таковые заставить людей уделять больше или меньше внимания агентам, мы провели третье исследование. Предыдущие работы в области социальной психологии использовали краткосрочные лингвистические манипуляции для демонстрации различных способов мышления.Например, Чиу и др. (1997) выявили ряд важных поведенческих различий, которые проистекают из различий в неявных теориях самих людей, а затем продемонстрировали, что явное манипулирование такими теориями самого себя может изменить поведение.

Мы применяем эту логику к текущему набору вопросов, чтобы определить, действительно ли воздействие агентивного или неагентативного языка может стимулировать различные паттерны в памяти очевидцев для людей, вовлеченных в события. Прежде чем тестировать англоговорящих на их память на события (как в предыдущем исследовании), мы подвергали их либо набору агентивных, либо неагентативных лингвистических выражений (которые не были связаны с событиями, которые им позже нужно будет запомнить).Мы рассудили, что слышание многих неагентативных выражений (например, «, тост сгорел, », «, ожерелье расстегнуто, ») должно отвлекать внимание людей от агентов, в то время как слышать агентивные выражения (например, « Он сжег тост »). , »« Он расстегнул ожерелье ») должно обратить внимание на агентов.

Исследование 3

В исследовании 3 мы познакомили носителей английского языка с агентивным или неагентативным языком в отдельном задании, прежде чем они выполнили задание на агентную память.

Предположительно, любое «хроническое» влияние языка на внимание и память является результатом комбинации многих краткосрочных эпизодов лингвистического описания событий. Поэтому полезно изучить роль относительно «временного» манипулирования языковой средой. Это исследование является одним из шагов к установлению более прямой связи между агентивностью в языке и памятью очевидца. Если шаблоны в лингвистической среде могут искажать память очевидцев, тогда прямое управление частотой агентивных выражений в местной языковой среде должно модулировать память англоговорящих для агентов.

Метод

Участники

Шестьдесят пять англоговорящих участников (33 агентивных прайма и 32 неагентных прайм-листа). Критерии включения были такими же, как и в предыдущих исследованиях.

Генеральный проект

Участники выполнили три задачи: сначала ту же задачу объектно-ориентированной памяти, что и в исследовании 2, затем задачу лингвистической подготовки, описанную ниже, и, наконец, ту же задачу памяти агента, что и в исследовании 2 (кроме кавказских актеров; см. нажмите b, чтобы увидеть стимулы для конкретных событий).Процедура была идентична кросс-лингвистической парадигме памяти очевидца, за исключением вставленной лингвистической задачи прайминга.

Задача лингвистической подготовки

Участники в каждом условии прослушали 24 предложения, либо все агентивные (например, Он сжег тост ) или все неагентивные (например, Тост сгорел ) (Таблица 2). Когда участники слышали каждое предложение, на экране компьютера были представлены два связанных изображения (например, кусок хлеба и обгоревший кусок хлеба).Задача участников заключалась в нажатии на изображение, описанное в предложении (например, сожженный хлеб). Один и тот же ответ был правильным независимо от условий заправки. Стимулы предъявлялись в случайном порядке. Все предложения были записаны женщиной-носителем английского языка и воспроизводились участникам через динамики компьютера. Важно отметить, что в задаче подготовки не использовались глаголы, которые могли бы описывать действия в задаче памяти агента.

Таблица 2. Простые предложения (англоговорящие).

После завершения этих испытаний участникам дали неожиданный тест на запоминание и попросили записать столько предложений, сколько они могли вспомнить. Затем они продолжили выполнение задачи памяти агента. Прайминг-манипуляция была разработана для изменения общей частоты агентивных и неагентативных выражений в лингвистической среде участников и для создания «основного эффекта» языковой среды: воздействие агентивного языка должно привести к тому, что люди будут иметь лучшую общую память для агентов, чем воздействие неагентативного языка.

Результаты

Пять участников были исключены из анализа по одной из следующих причин: (а) случайное выполнение задачи объектно-ориентированной памяти (1 агентив, 2 неагентива), (б) грамматическое или неудачное использование языка (1 агентив, 1 неагентив). -агентив).

Как и предполагалось, участники, обученные агентивному языку, показали лучшую память на агентов ( M = 78,02, SE = 2,93), чем участники, обученные неагентативному языку ( M = 70,69, SE = 3.07), t (58) = 1,73, p <0,05 (односторонний), d = 0,45 (рисунок 3). Это было не просто из-за того, что у неагентативной группы общая память была хуже. Участники в двух условиях одинаково хорошо запомнили объектную ориентацию (агентивный M = 71,40, SE = 2,38; неагентативный M = 75,63, SE = 2,50), t (58) = 1,23, n.s. Не было никакого основного эффекта типа события или взаимодействия прайма по типу события. Влияние простого условия на память также было достоверным для элементов, t (15) = 3.04, р <0,01.

Рисунок 3. Запоминающие агенты после агентивных или неагентативных лингвистических простых чисел. Средняя правильная пропорция нанесена на ось y . Планки погрешностей составляют ± 1 SEM.

Обсуждение

Похоже, что местная языковая среда может влиять на то, насколько хорошо люди запоминают, кто что делал: носители английского языка, которые подвергались воздействию агентивного языка в задаче прайминга, запоминали агентов лучше, чем те, кто подвергался воздействию неагентивного языка.Это было правдой, даже несмотря на то, что конкретные глаголы, использованные в задаче подготовки, не были связаны с действиями, которые участники наблюдали в задаче памяти агента. Этот результат подтверждает возможную причинную роль языковой среды в управлении памятью очевидца.

Общие обсуждения

Результаты трех исследований показывают, что наши воспоминания очевидцев даже о таких мгновенных событиях, как лопание воздушного шара или поломка карандаша, могут быть восприимчивы к влиянию культурных закономерностей.В частности, мы обнаружили, что модели использования языка двумя культурными группами предсказывают закономерности в памяти очевидцев в этих двух группах. Кроме того, манипулирование местной лингвистической средой привело к предсказанному сдвигу в памяти очевидца, поддерживая причинную роль языка.

Насколько важны межкультурные различия, которые мы обнаруживаем? Один из способов составить ответ — количественный: величина эффекта находится в типичном диапазоне для исследований по идентификации очевидцев и квалифицируется как от малого до среднего с точки зрения d Коэна.Разница в памяти для случайных событий между двумя группами составляет 7% (это составляет 14% от эффективного диапазона измерения). Конечно, важность любого различия, которое можно заметить, зависит от того, что поставлено на карту. Если бы на президентских выборах в США победило 7% голосов, такая разница была бы признана несомненной. В этом случае результаты важны, потому что мерой является память очевидца, мера, которая в реальном мире может иметь значение между жизнью в тюрьме и уходом от наказания за убийство, между ложным обвинением или оправданием.Кроме того, внимание и память о том, кто делал то, что является одним из компонентов конструкции действия, конструкта первостепенной важности в человеческом познании и мотивации.

Важно отметить, что запоминание людей, вовлеченных в случайные события, по своей сути не является хорошим или плохим делом. Привлечение внимания к людям, попавшим в аварию, может улучшить память этих людей, но это также может подорвать память о других деталях ситуации или контекста и может вызвать необоснованное наказание (или чрезмерное вознаграждение в случае положительных случайных результатов) тех, кто не пострадал. действуя намеренно.Исследования, демонстрирующие различия, не дают нам права оценивать какой-либо когнитивный навык. Такое присвоение ценностей обязательно зависит от культурных и ситуативных целей и может быть построено только с учетом культурного и социального контекста.

Одна интересная особенность этих открытий заключается в том, что межкультурные различия в памяти очевидцев наблюдались даже в нелингвистической задаче, которая не определяла лингвистические рамки событий для участников и не требовала, чтобы участники рассказывали о событиях.Предыдущие исследования роли языка в познании событий обнаружили межъязыковые различия в том, как люди кодируют события движения и рассуждают о них (например, Finkbeiner et al., 2002; Gennari et al., 2002; Oh, 2003; Slobin, 2003; Papafragou et al., 2008; Trueswell and Papafragou, 2010), хотя некоторые находят такие различия только тогда, когда людям прямо даны инструкции описывать события во время выполнения задания (например, Gennari et al., 2002; Papafragou et al., 2008). Влияние языковых паттернов может быть более глубоким для причинных событий, потому что наблюдатели должны интегрировать как физические, так и социальные сигналы, чтобы понять, что произошло.То есть причинные события могут потребовать более когнитивного конструирования, чем события движения, и, следовательно, быть особенно восприимчивыми к языковым и другим культурным влияниям. Учитывая критическую роль работы памяти очевидца во многих ситуациях (например, в уголовных процессах), важно выяснить, при каких обстоятельствах культурный опыт определяет, как люди кодируют и запоминают события.

Взаимоотношения между языком и другими аспектами культуры

Влияния языка и культуры иногда противопоставляются друг другу как конкурирующие силы.Например, можно спросить: «Являются ли наблюдаемые нами эффекты влиянием языка или культуры?» Мы считаем такую ​​постановку вопроса неверной. Язык — это часть культуры. То есть язык и культура не являются конкурентами, у них есть отношения между подмножеством и надмножеством. Кроме того, язык и другие аспекты культуры не действуют изолированно, они взаимно влияют и усиливают друг друга.

Языки, конечно же, являются творениями культуры: это невероятно сложные и структурированные инструменты, которые мы формируем и оттачиваем в соответствии с нашими потребностями.Встраивание культурно значимого образца в языковую систему — отличный способ обеспечить его долговечность из поколения в поколение, обеспечить универсальное распространение в рамках культуры и обеспечить систему постоянной когнитивной поддержки для поддержания культурной ценности в данный момент.

Язык хорош для сохранения культурных ценностей в долгосрочной перспективе, потому что, хотя структуры языка постоянно меняются, они меняются относительно медленно: редко можно увидеть внезапные крупномасштабные сдвиги, такие как отмена канонического порядка слов или возрождение архаики. грамматические падежи.Сохранение культурно важной особенности использования языка — хороший способ обеспечить его долговечность. Кроме того, язык обеспечивает универсальное распространение, потому что обучение говорению на родном языке является неотъемлемой частью взросления, чтобы стать полноценным участником культуры. Это гарантирует, что любая культурная ценность, проявленная в языке, получит всеобщее распространение в культуре.

Наконец, язык действует как система постоянной поддержки и когнитивной поддержки, потому что общение с языком (а в некоторых случаях и самим собой) является всеобъемлющей и повсеместной частью человеческого опыта.Если, например, культурная норма закрепляется в морфологии существительного, то эта норма обязательно будет инстанцироваться и подкрепляться всякий раз, когда используется существительное. Поскольку мы используем язык, чтобы рассказать о своем опыте, культурные влияния через язык могут в конечном итоге иметь повсеместное влияние на когнитивную систему.

Одним из привлекательных аспектов изучения культуры через призму языка является то, что, поскольку использование языка имеет богатую структуру, можно проводить точные измерения моделей использования языка и делать конкретные опровергнутые прогнозы потенциальных межкультурных различий.Например, в случае, рассмотренном в этой статье, шаблоны в использовании языка, наблюдаемые в исследовании 1, предсказывают различные шаблоны памяти для преднамеренных и случайных событий, и это предсказание действительно подтверждается данными памяти очевидцев в исследовании 2.

Такие шаблоны в языке и мышлении могут возникать с течением времени в результате повторяющихся взаимных влияний языковых и экстралингвистических сил, которые поддерживают и усиливают друг друга. Например, как показано в исследовании 3, слушание неагентативной речи приводит к ухудшению памяти о том, кто был вовлечен в события.И если люди будут меньше помнить о том, кто был вовлечен, они, в свою очередь, с меньшей вероятностью будут говорить о них, укрепляя и укрепляя шаблон в языке и т. Д.

В качестве альтернативы, процесс может начаться из-за визуальной нормы, отвлекающей внимание людей от лиц, попавших в аварию (возможно, потому, что считается невежливым смотреть на людей в затруднительных или неблагоприятных обстоятельствах). Это, в свою очередь, приведет к ухудшению памяти очевидцев для потенциальных агентов и может проявиться в нормах использования языка.Отсутствие упоминания потенциального агента может быть лингвистической версией «взгляда в сторону» при описании события. Если этот лингвистический паттерн «взгляд в сторону» станет общепринятым, практика «взгляда в сторону» может распространиться не только на события, свидетелями которых мы сами являемся (и от которых можем физически отводить взгляд), но и на все события, о которых мы слышим или пересказываем другим. Эта лингвистическая норма будет поддерживать, укреплять, сохранять и распространять визуальную норму «отводящего взгляд». Результаты исследования 3 показывают, что локальные паттерны «взгляда в сторону» в языковой среде действительно могут изменить паттерны последующей памяти для людей, вовлеченных в события.

Конечно, не все культурные нормы нужно отражать в языке, и не все особенности языка нужно связывать с другими культурными нормами. В языках могут развиваться функции, удовлетворяющие множеству других коммуникативных и когнитивных ограничений, и многие изменения со временем могут быть просто функцией ненаправленного дрейфа. Особенности, которые развиваются в языковой системе, руководствуясь этими другими ограничениями, также могут начать цепочку событий в культурных изменениях, смещая модели внимания и интегрируясь в другие экстралингвистические нормы поведения в соответствии с теми же механизмами, которые описаны выше.Конечно, не все особенности языков могут иметь измеримые когнитивные последствия. Понимание того, когда языковые шаблоны будут влиять на мышление, а когда нет, — следующий рубеж в этой области исследований.

Направления будущего

Обвинение и наказание

Помимо различий в памяти очевидцев, предыдущая работа на английском языке показала, что чередование агентивных и неагентативных описаний может иметь важные последствия для того, насколько мы обвиняем и наказываем других (Fausey and Boroditsky, in press a).Приводят ли межъязыковые различия в описании событий к соответствующим различиям в вине и наказании — открытый вопрос для будущих исследований.

От первого лица против наблюдаемого агентства

Еще один интересный вопрос для будущих исследований: возникают ли аналогичные закономерности для событий, переживаемых от первого лица. В этой статье мы исследовали модели описания и памяти очевидцев для наблюдаемых событий. Как люди рассказывают и запоминают несчастные случаи, в которых они сами были потенциальными участниками?

Классические исследования в области социальной психологии показывают, что люди с большей готовностью приписывают вину внутренним «личностным» факторам за наблюдаемые ими события, но внешним «ситуативным» факторам событий, которые они переживают (например,г., Джонс и Нисбетт, 1972). По этой причине люди могут говорить о своих несчастных случаях менее агрессивно, чем о несчастных случаях других людей. Будут ли говорящие на английском и японском языках с большей вероятностью сосредоточиться на ситуации событий от первого лица, используя менее агентивный язык для их описания и меньше вспоминая о своих собственных действиях по сравнению с ситуативными деталями? Если это так, межкультурная изменчивость может сохраниться, только с более низкими уровнями агентивного языка и памяти в целом, чем в текущих исследованиях.

Однако само различие между наблюдаемыми и пережитыми событиями может варьироваться в зависимости от культуры. Некоторые данные свидетельствуют о том, что это различие может быть менее выражено во взаимозависимых культурах по сравнению с независимыми культурами. Например, описанный выше эффект «актер-наблюдатель», по-видимому, ослаблен у жителей Восточной Азии по сравнению с американцами (например, Choi and Nisbett, 1998; Choi et al., 1999). Кроме того, вспоминая события, в которых они участвовали, американцы «рассматривают» событие (мысленным взором) от первого лица, а жители Восточной Азии рассматривают его от третьего лица (например,г., Коэн и Ганц, 2002). То есть жители Восточной Азии «наблюдают» (себя) даже в пережитых событиях. Таким образом, перспективные события от первого лица могут снизить активность описаний и памяти англоговорящих, но не японских.

Роль культурно-лингвистического контекста

Многочисленные данные из межнациональных сравнений, а также из первичных исследований продемонстрировали, что культурный контекст может влиять на широкий спектр моделей поведения (см. Один обзор в Oyserman and Lee, 2008).Дополнительным источником доказательств является исследование, показывающее, что люди с двумя культурами могут вести себя больше как представители той или иной культуры, в зависимости от того, какая культура получает сигнал в контексте тестирования. Например, представители двух культур в Гонконге с большей вероятностью приписали исходы ситуационным причинам после того, как увидели китайские значки, чем после того, как увидели американские значки (например, Hong et al., 2000). Помимо экстралингвистических культурных сигналов, лингвистический контекст также может определять поведение бикультурных билингвов.Например, лингвистический контекст может искажать то, что билингвы вспоминают из событий своей жизни, а также из общей семантической информации, которую они усвоили (например, Marian and Neisser, 2000; Marian and Fausey, 2006; Marian and Kaushanskaya, 2007). Язык может даже влиять на воспринимаемую личность человека, при этом двуязычные люди демонстрируют разные профили личности в зависимости от языка, на котором их опрашивают (например, Ramírez-Esparza et al., 2006).

Важно отметить, что исследование с участием бикультурных билингвов выявило, что языковые и другие культурные признаки могут быть фундаментально связаны.Возьмем один пример. Повествовательный стиль русско-английских двуязычных, которые рассказали об автобиографических воспоминаниях, зависел от того, какой язык они использовали. Когда они говорили по-русски, они рассказывали о событиях более коллективистски, но когда они говорили по-английски, их истории были более индивидуалистичными (например, Мариан, Каушанская, 2004; см. Также Wang et al., 2010). То есть в лингвистические нарративы встроены культурные ценности. Подобные выводы, а также результаты, представленные в этой статье, подчеркивают взаимное влияние и поддержку лингвистических и экстралингвистических аспектов культуры.Похоже, что язык и другие аспекты культуры работают согласованно, чтобы сформировать и поддерживать привычки мышления.

Заключение

Результаты трех экспериментов показывают, что наши воспоминания очевидцев о событиях находятся под влиянием культурных закономерностей. Такие культурные различия могут быть реализованы и поддержаны моделями языков, на которых мы говорим. Мы обнаруживаем, что носители разных языков помнят разные вещи об одних и тех же событиях. Скорее всего, кто-то вспомнит, кто сделал то, что кажется закономерным с тем, как такие события обычно описываются в языковом сообществе, а также с образцами в местной языковой среде.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим Т. Коренага, Дж. Отомо и С. Секи (актерский талант), М. Гутьеррес, Г. Дженкинс, Н. Саджи и Х. Тили (помощь в сборе данных) и А. Тоскос Дилс (помощь с программированием). Мы особенно благодарим доктора Муцуми Имаи за предоставленную ей лабораторию в Токио, Япония.Это исследование финансировалось стипендиатом NSF Graduate Research Fellowship для CMF и грантом NSF № 0608514 для LB.

Сноски

Список литературы

Барретт, Л.Ф., Линдквист, К., и Гендрон, М. (2007). Язык как контекст восприятия эмоций. Trends Cogn. Sci. (Рег. Ред.) 11, 327–332.

Опубликованные аннотации | Pubmed Полный текст

Биллман, Д., и Крич, М. (1998). «Путь и манера глаголов в действии: эффекты« пропуска »или« выхода »на память о событиях», Труды 20-го ежегодного собрания Общества когнитивных наук .Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Бонемейер Дж., Энфилд Н., Эссегби Дж. И Кита С. (2010). «Свойство макрособытия: сегментация причинных цепочек», в «Представление событий в языке и познании », ред. Дж. Бонемейер и Э. Педерсон (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 43–67.

Бородицкий Л., Шмидт Л. и Филлипс В. (2003). «Секс, синтаксис и семантика», в «Язык в уме: достижения в изучении языка и мышления» , ред. Д.Гентнер и С. Голдин-Мидоу (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 61–79.

Чиу К., Моррис М. В., Хонг Ю. и Менон Т. (2000). Мотивированное культурное познание: влияние имплицитных культурных теорий на диспозициональную атрибуцию варьируется в зависимости от потребности в закрытии. J. Pers. Soc. Psychol. 78, 247–259.

Опубликованные аннотации | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Чой, С. (2009). «Типологические различия в синтаксических выражениях пути и причинности», в Routes to Language: Studies in Honor of Melissa Bowerman , ed.В. Гатеркол (Махва, штат Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 169–194.

Чой И. и Нисбетт Р. Э. (1998). Ситуационная значимость и культурные различия в предвзятости корреспонденции и предвзятости «актер-наблюдатель». чел. Soc. Psychol. Бык. 24, 949–960.

CrossRef Полный текст

Чой И., Нисбетт Р. Э. и Норензаян А. (1999). Причинная атрибуция в разных культурах: вариативность и универсальность. Psychol. Бык. 125, 47–63.

CrossRef Полный текст

Дилкина, К., Макклелланд, Дж. Л., и Бородицкий, Л. (2007). «Как язык влияет на мышление в коннекционистской модели», Труды 29-го Ежегодного собрания Общества когнитивных наук . Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Дорфман А. (2004). «Сноски к двойной жизни», в Гений языка , изд. В. Лессер (Нью-Йорк: Random House), 206–217.

Фаузи, К. М., Бородицкий, Л. (в печати-а). Тонкие языковые подсказки влияют на предполагаемую вину и финансовую ответственность. Психон. Бык. Сборка

Фаузей, К. М., Бородицкий, Л. (в печати-b). Whodunnit? Межъязыковые различия в памяти очевидцев. Психон. Бык. Ред. .

Филипович, Л. (2007). Язык как свидетель: выводы из когнитивной лингвистики. Внутр. J. Speech Lang. Закон 14, 245–267.

Фукуда, С. (2005). «Смещение транзитивности и усвоение глаголов с чередованием транзитивности в английском и японском языках», доклад , представленный на весеннем коллоквиуме SDSU LSA , Сан-Диего.

Гал С. и Гарнси С. (2004). Знание грамматики, знание использования: синтаксические вероятности влияют на вариацию произношения. Язык, 80, 748–775.

CrossRef Полный текст

Дженнари, С. П., Сломан, С. А., Солод, Б. С., и Fitch, В. Т. (2002). События движения в языке и познании. Познание, 83, 49–79.

CrossRef Полный текст

Гентнер Д. и Голдин-Мидоу С. (2003). Язык в уме: достижения в изучении языка и мысли. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Хонг, Ю., Моррис, М. В., Чиу, К., и Бенет-Мартинес, В. (2000). Мультикультурные умы: динамический конструктивистский подход к культуре и познанию. Am. Psychol., 55, 709–720.

CrossRef Полный текст

Имаи, М., и Гентнер, Д. (1997). Кросс-лингвистическое исследование раннего значения слова: универсальная онтология и лингвистическое влияние. Познание, 62, 169–200.

CrossRef Полный текст

Джонс, Э.Э. и Нисбетт Р. Э. (1972). «Актер и наблюдатель: несовпадающие представления о причинах поведения», в книге Attribution: Perceiving the Causes of Behavior , ред. EE Jones, DE Kanouse, HH Kelley, RE Nisbett, S. Valins и B. Weiner ( Морристаун, Нью-Джерси: General Learning Press), 79–94.

Ландауэр, Т. К., и Дюмэ, С. Т. (1997). Решение проблемы Платона: теория латентно-семантического анализа приобретения, индукции и репрезентации знаний. Psychol. Rev. 104, 211–240.

CrossRef Полный текст

Левинсон, С. К., Кита, С., Хаун, Д., и Раш, Б. (2002). Возвращаясь к таблицам: язык влияет на пространственное мышление. Познание, 84, 155–188.

CrossRef Полный текст

Лофтус, Э. Ф., и Палмер, Дж. К. (1974). Реконструкция разрушения автомобиля: пример взаимодействия языка и памяти. J. Verbal Learn. Вербальное поведение. 13, 585–589.

CrossRef Полный текст

Люси, Дж. А. (1992). Грамматические категории и познание: пример лингвистической гипотезы относительности. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Мальдонадо Р. (1992). Средний голос: Испанский случай se . Международный журнал диссертаций, 53 (07), 2351A. (УМИ № 9235939).

Мариан В. и Фаузи К. М. (2006). Зависимая от языка память при двуязычном обучении. заявл.Cogn. Psychol. 20, 1025–1047.

CrossRef Полный текст

Мариан В., Каушанская М. (2004). Самостоятельная конструирование и эмоции у бикультурных двуязычных. J. Mem. Lang. 51, 190–201.

CrossRef Полный текст

Маркус, Х., Китайма, С. (1991). Культура и личность: последствия для познания, эмоций и мотивации. Psychol. Ред. 98, 224–253.

CrossRef Полный текст

Маркус, Х. Р., Китайма, С.(2004). «Модели деятельности: социокультурное разнообразие в построении действия», 49-й ежегодный симпозиум по мотивации в Небраске: межкультурные различия в взглядах на себя , ред. В. Мерфи-Берман и Дж. Берман (Линкольн: Университет Небраски) Press), 1–57.

Мартинес И. (2000). Влияние языка на понимание детьми деятельности и причинно-следственной связи . Тезисы диссертаций International, 61 (10), 3976A. (УМИ № 99).

Моррис, М.У., Менон Т. и Эймс Д. Р. (2001). Культурно присваиваемые концепции агентности: ключ к социальному восприятию людей, групп и других субъектов. J. Pers. Soc. Psychol. Ред. 5, 169–182.

CrossRef Полный текст

Номура М. и Шираи Ю. (1997). «Чрезмерное расширение непереходных глаголов при усвоении японского языка», в материалах 28-го ежегодного Форума исследований детского языка , изд. Э. В. Кларк (Стэнфорд, Калифорния: CSLI), 233–242.

О, К.(2003). Язык, познание и развитие: события движения на английском и корейском языках . Международный журнал диссертаций, 64 (09), 4655B. (УМИ № 3105326).

Папафрагу А., Халберт Дж. И Трюзуэлл Дж. (2008). Управляет ли язык восприятием событий? Свидетельства по движениям глаз. Познание, 108, 155–184.

CrossRef Полный текст

Рамирес-Эспарса, Н., Гослинг, С. Д., Бенет-Мартинес, В., Поттер, Дж. П. и Пеннебейкер, Дж. У. (2006).Есть ли у билингвов две личности? Частный случай переключения культурных фреймов. J. Res. Чел. 40, 99–120.

CrossRef Полный текст

Реали Ф., Спайви М., Тайлер М. и Терранова Дж. (2006). Неэффективный поиск конъюнкции стал эффективным за счет одновременной голосовой доставки целевой идентичности. Восприятие. Психофизика. 68, 959–974.

Опубликованные аннотации | Pubmed Полный текст

Роберсон Д. и Хэнли Дж. Р. (2007). В конце концов, цветовые категории меняются в зависимости от языка. Curr. Биол. 17, 605–606.

CrossRef Полный текст

Слобин Д. И. (1996). От «мысли и языка» к «мышлению для речи». In Rethinking Linguistic Relativity , ред. Дж. Дж. Гумперц и С. К. Левинсон (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 70–96.

Слобин Д. И. (2003). «Язык и мышление в Интернете: когнитивные последствия лингвистической относительности», в «Язык в сознании: достижения в изучении языка и мышления» , ред. Д.Гентнер и С. Голдин-Мидоу (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 157–191.

Слобин Д. И., Боказ А. (1988). Учимся говорить о движении во времени и пространстве: развитие повествовательных способностей на испанском и английском языках. Lenguas Modernas, 15, 5–24.

Терамура, Х. (1976). Нару’хёген до «суру» хёоген: nichiei «тай» хёоген но хикаку. Нихонгото Нихонго Кёику Моджиёогенен, Центр национального языка.

Trueswell, J.C., и Papafragou, A.(2010). Восприятие и запоминание событий на кросс-лингвистическом уровне: данные из парадигм двойного назначения. J. Mem. Lang. 63, 64–82.

CrossRef Полный текст

Цудзимура, Н. (2006). «Почему не все глаголы изучаются одинаково: непереходный уклон в японском», в «Приобретение глаголов и их грамматики: влияние определенных языков», , ред. Н. Гагарина и И. Гюльцов (Dordrecht: Springer), 105–122.

Винавер, Дж., Виттофт, Н., Франк, М., Ву Л., Уэйд А. и Бородицкий Л. (2007). Русский блюз показывает влияние языка на цветовую дискриминацию. Proc. Natl. Акад. Sci. США 104, 7780–7785.

Опубликованные аннотации | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Вольф, П., Чон, Г., и Ли, Ю. (2009). Causers на английском, корейском и китайском языках и индивидуализация событий. Lang. Cogn . 1, 165–194.

Антон Иванович Деникин | Русский генерал

Антон Иванович Деникин , (родился 16 декабря [4 декабря по старому стилю] 1872 года, недалеко от Варшавы, Польша, Российская империя — умер 8 августа 1947 года, Анн-Арбор, штат Мичиган, США.С.), генерал, возглавлявший антибольшевистские («белые») силы на Южном фронте во время Гражданской войны в России (1918–20).

Британская викторина

Создатели истории: факт или вымысел?

Никита Хрущев был царем России? В этой викторине создателей истории отсортируйте факты от вымысла.

Профессионал Российской императорской армии, Деникин участвовал в русско-японской войне (1904–05) и в Первой мировой войне (1914–16).После Февральской революции 1917 года, свергнувшей династию Романовых, он стал начальником штаба главнокомандующего временного правительства Михаила Алексеева, но быстро разочаровался в неспособности этого правительства поддерживать дисциплину в армии. В июле он был уволен со своего поста по политическим мотивам.

Командующий западным фронтом, Деникин тесно контактировал с генералом Лавром Г. Корниловым, тогдашним верховным военачальником России, и в августе 1917 года оба были арестованы за сговор с целью свержения временного правительства и установления военной диктатуры.Однако через месяц после октябрьского переворота (по старому стилю) большевиков они сбежали из тюрьмы и бежали на юг, в район Дона, где Корнилов принял командование Белой армией, недавно сформированной Алексеевым. Корнилов был убит в апреле 1918 года, а Деникин стал командующим белыми войсками на юге России. К началу 1919 года он контролировал Северный Кавказ; в мае он начал крупное наступление, продвигаясь через Украину к Москве. В октябре, однако, Красная Армия нанесла ему поражение в Орле (250 миль [402 км] от Москвы) и вынудила его с распавшейся армией отступить к Новороссийску; остаток его армии был затем эвакуирован в Крым (март 1920 г.).В апреле Деникин передал свое командование генералу Петру Николаевичу Врангелю и поселился во Франции, где написал свои воспоминания « Очерки русской смуты», 5 т. (1923–27; «История гражданской войны в России»). Он эмигрировал в США в 1945 году.

Концепция ролевой теории

Концепция ролевой теории


Любой человек в любой ситуации занимает определенную роль по отношению к другим людям.Конкретному человеку, с которым приходится иметь дело при анализе любой ситуации, обычно дается имя координатора. Он играет центральную роль, и его можно рассматривать как сидящего в центре группы людей, с которыми он каким-то образом взаимодействует в этой ситуации. Эта группа людей называется его ролевым набором. Например, в семейной ситуации набор ролей отдельного человека может быть показан на рисунке 6. Набор ролей

Рисунок 6

Набор ролей должен включать всех тех, с кем индивидуум имеет более чем тривиальные взаимодействия.

Определение роли

Определение роли любого человека в любой ситуации будет сочетанием ролевых ожиданий, которые члены ролевого набора имеют в отношении центральной роли. Эти ожидания часто оправдываются профессионально, иногда даже юридически. Определения ролей юристов и врачей достаточно четко определены как с юридической, так и с культурной точки зрения. Ролевые определения, скажем, кинозвезды или менеджера банка также довольно четко определены с точки зрения культуры, возможно, слишком четко.

Людям часто трудно уйти от роли, определенной для них культурными традициями. Требуемое ролевое поведение настолько ограничено не только в отношении врачей или юристов, что, если вы занимаетесь этой ролью долгое время, оно в конечном итоге становится частью вас, частью вашей личности. Следовательно, существует некоторая вероятность того, что все бухгалтеры будут похожи или что все блондинки будут похожи — они вынуждены делать это из-за ожиданий своей роли.

Часто бывает важно, чтобы вы четко объяснили, какова ваша конкретная роль в данный момент.Средства для этого, очевидно, называются ролевыми знаками. Самый простой из ролевых знаков — это униформа. Количество полосок на руке или шипов на плече — очень точное определение роли, которое позволяет вам делать определенные, очень предписанные вещи в определенных ситуациях. Представьте, что вы допрашиваете незнакомца на темной улице в полночь без ролевых знаков полицейского!

В социальных условиях одежда часто использовалась как ролевой знак, чтобы указать на характер и степень формальности любого собрания, а иногда и на социальный статус присутствующих людей.Текущая тенденция к стиранию этих ролевых знаков в одежде, вероятно, демократична, но она также делает некоторых людей очень неуверенными. Кто должен знать, у кого какая роль, без ролевых знаков?

Место — еще один ролевой знак. Менеджеры часто ведут себя по-разному вне офиса и в нем даже по отношению к одному и тому же человеку. Они используют смену местоположения, чтобы указать на смену роли, скажем, с начальника на друга. В самом деле, если вы хотите изменить свои роли, вы должны найти какой-то внешний признак того, что вы это делаете, иначе вам не будет позволено измениться — подчиненный будет продолжать слышать вас как своего босса, как бы вы ни старались быть его другом. .В очень важных случаях смены ролей, например От солдата в рядах до офицера, от холостяка до женатого мужчину, смена роли должна иметь очень очевидный знак, отсюда и ритуалы. Например, интересно наблюдать некоторое снижение внимания к брачным ритуалам. Это может быть воспринято как указание на то, что больше нет такого большого изменения роли от холостого человека к женатому, и, следовательно, нет необходимости в публичной смене знака.

В организациях офисные вывески и мебель часто используются как ролевые знаки.Эти и другие привилегии статуса часто не одобряются, но они могут служить определенной цели в качестве униформы в демократическом обществе; роли без знаков часто приводят к путанице или различиям в ожиданиях роли главного человека.

Неопределенность ролей

Неопределенность ролей возникает, когда есть некоторая неуверенность в сознании либо главного лица, либо членов его набора ролей, относительно того, какова именно его роль в любой момент времени. Одно из важнейших ожиданий, которое формирует определение роли, — это ожидания человека, самого главного человека.Если его занятость в роли неясна или если она отличается от других в наборе ролей, возникнет определенная степень двусмысленности роли. Это плохо? Не обязательно, поскольку способность формировать собственную роль — одна из свобод, которых желают многие люди, но двусмысленность может привести к ролевому стрессу, который будет обсуждаться позже. Достоинство описаний j ob в том, что они уменьшают двусмысленность этой роли. К сожалению, должностные инструкции редко являются полными определениями ролей, за исключением нижнего предела шкалы.На среднем и высшем уровнях управления они часто представляют собой список официальных должностей и обязанностей, который мало говорит о более тонких и неформальных ожиданиях от должности. Таким образом, в результате у человека возникает дискомфортное ощущение, что есть вещи, которые остались недосказанными, т.е. е. усилить чувство двусмысленности ролей.

Если взглянуть на неоднозначность ролей с другой стороны, с точки зрения членов набора ролей, отсутствие ясности в роли координатора может вызвать неуверенность, неуверенность, раздражение и даже гнев среди участников его роли. задавать.В одном списке ролей менеджера указаны следующие: руководитель, планировщик, разработчик политики, эксперт, контролер вознаграждений и наказаний, советник, друг, учитель. Если через ролевые знаки того или иного рода неясно, какая роль в настоящее время является действующей, другая сторона может не отреагировать соответствующим образом — на самом деле, мы можем услышать совсем другое сообщение, если координатор поговорит с мы, например, как учитель, и мы слышим ее как руководителя.

Роль королевы

Хотя королева больше не отвечает за управление страной, она выполняет очень много важных задач от имени нации.

См. Также наш Календарь королевских пошлин

В качестве главы государства королева совершает официальные государственные визиты за границу. Она также приглашает других мировых лидеров приехать в Соединенное Королевство. Во время своего визита главы государств обычно останавливаются в Букингемском дворце, а иногда и в Виндзорском замке или Холирудхаусе в Эдинбурге.

Королева также является главой вооруженных сил. Она — единственный человек, который может объявить, когда страна находится в состоянии войны и когда война окончена, хотя сначала она должна послушаться совета своего правительства.

Королева является главой англиканской церкви — должности, которую занимали все британские монархи с момента ее основания Генрихом VIII в 1530-х годах.

Королева назначает архиепископов и епископов по совету премьер-министра.

Духовный лидер англиканской церкви — архиепископ Кентерберийский.

Каждый день на стол королевы доставляются «красные ящики» с документами и отчетами от правительственных министров и официальных лиц Содружества.Все они должны быть прочитаны и, при необходимости, подписаны Королевой.

Королева представляет нацию во время великих праздников или горя. Одним из примеров этого является церемония Дня памяти у памятника Кенотафу в Уайтхолле. Королева ежегодно возлагает здесь венок в честь военнослужащих, погибших в боях за свою страну.

Ежегодно в Букингемском дворце проводится не менее трех вечеринок в королевском саду, каждую из которых посещают около 8000 гостей.

Наряду со своими другими обязанностями королева проводит огромное количество времени, путешествуя по стране, посещая больницы, школы, фабрики и другие места и организации.

Вернуться на главную страницу о Королеве

См. Наш Календарь королевских пошлин

Узнайте больше о британской королевской семье

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *