Рассказ три толстяка: Читать онлайн электронную книгу Три толстяка — ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КАНАТОХОДЕЦ ТИБУЛ бесплатно и без регистрации!

Содержание

Читать онлайн электронную книгу Три толстяка — ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КАНАТОХОДЕЦ ТИБУЛ бесплатно и без регистрации!

Глава 1

БЕСПОКОЙНЫЙ ДЕНЬ ДОКТОРА ГАСПАРА АРНЕРИ

Время волшебников прошло. По всей вероятности, их никогда и не было на самом деле. Всё это выдумки и сказки для совсем маленьких детей. Просто некоторые фокусники умели так ловко обманывать всяких зевак, что этих фокусников принимали за колдунов и волшебников.

Был такой доктор. Звали его Гаспар Арнери. Наивный человек, ярмарочный гуляка, недоучившийся студент могли бы его тоже принять за волшебника. В самом деле, этот доктор делал такие удивительные вещи, что они действительно походили на чудеса. Конечно, ничего общего он не имел с волшебниками и шарлатанами, дурачившими слишком доверчивый народ.

Доктор Гаспар Арнери был учёный. Пожалуй, он изучил около ста наук. Во всяком случае, никого не было в стране мудрей и учёней Гаспара Арнери.

О его учёности знали все: и мельник, и солдат, и дамы, и министры.

А школьники распевали про него песенку с таким припевом:

Как лететь с земли до звёзд,

Как поймать лису за хвост,

Как из камня сделать пар,

Знает доктор наш Гаспар.

Однажды летом, в июне, когда выдалась очень хорошая погода, доктор Гаспар Арнери решил отправиться в далёкую прогулку, чтобы собрать некоторые виды тав и жуков.

Доктор Гаспар был человек немолодой и поэтому боялся дождя и ветра. Выходя из дому, он обматывал шею толстым шарфом, надевал очки против пыли, брал трость, чтобы не споткнуться, и вообще собирался на прогулку с большими предосторожностями.

На этот раз день был чудесный; солнце только то и делало, что сияло; трава была такой зелёной, что во рту даже появлялось ощущение сладости; летали одуванчики, свистели птицы, лёгкий ветерок развевался, как воздушное бальное платье.

– Вот это хорошо, – сказал доктор, – только всё-таки нужно взять плащ, потому что летняя погода обманчива. Может пойти дождь.

Доктор распорядился по хозяйству, подул на очки, захватил свой ящичек, вроде чемодана, из зелёной кожи и пошёл.

Самые интересные места были за городом – там, где находился Дворец Трёх Толстяков. Доктор чаще всего посещал эти места. Дворец Трёх Толстяков стоял посреди огромного парка. Парк был окружён глубокими каналами. Над каналами висели чёрные железные мосты. Мосты охранялись дворцовой стражей – гвардейцами в чёрных клеёнчатых шляпах с жёлтыми перьями. Вокруг парка до самой небесной черты находились луга, засыпанные цветами, рощи и пруды. Здесь было отличное место для прогулок. Здесь росли самые интересные породы трав, здесь звенели самые красивые жуки и пели самые искусные птицы.

«Но пешком идти далеко. Я дойду до городского вала и найду извозчика. Он довезёт меня до дворцового парка», – подумал доктор.

Возле городского вала народу было больше чем всегда.

«Разве сегодня воскресенье? – усомнился доктор. – Не думаю. Сегодня вторник».

Доктор подошёл ближе.

Вся площадь была запружена народом. Доктор увидел ремесленников в серых суконных куртках с зелёными обшлагами; моряков с лицами цвета глины; зажиточных горожан в цветных жилетах, с их жёнами, у которых юбки походили на розовые кусты; торговцев с графинами, лотками, мороженицами и жаровнями; тощих площадных актёров, зелёных, жёлтых и пёстрых, как будто сшитых из лоскутного одеяла; совсем маленьких ребят, тянувших за хвосты рыжих весёлых собак.

Все толпились перед городскими воротами. Огромные, высотою с дом, железные ворота были наглухо закрыты.

«Почему закрыты ворота?» – удивлялся доктор.

Толпа шумела, все говорили громко, кричали, бранились, но толком ничего нельзя было разобрать. Доктор подошёл к молодой женщине, державшей на руках толстую серую кошку, и спросил:

– Будьте добры, объясните, что здесь происходит? Почему народу так много, что за причина его волнения и почему закрыты городские ворота?

– Гвардейцы не выпускают людей из города…

– Почему же их не выпускают?

– Чтобы они не помогли тем, которые уже вышли из города и пошли к Дворцу Трёх Толстяков.

– Я ничего не понимаю, гражданка, и прошу меня простить…

– Ах, да неужели вы не знаете, что сегодня оружейник Просперо и гимнаст Тибул повели народ, чтобы взять штурмом Дворец Трёх Толстяков?

– Оружейник Просперо?

– Да, гражданин… Вал высок, и по ту сторону засели гвардейские стрелки. Никто не выйдет из города, и тех, кто пошёл с оружейником Просперо, дворцовая гвардия перебьёт.

И действительно, грохнуло несколько очень далёких выстрелов.

Женщина уронила толстую кошку. Коша шлёпнулась, как сырое тесто. Толпа заревела.

«Значит, я прозевал такое значительное событие, – подумал доктор. – Правда, я целый месяц не выходил из комнаты. Я работал взаперти. Я ничего не знал…»

В это время, ещё дальше, ударила несколько раз пушка. Гром запрыгал, как мяч, и покатился по ветру. Не только доктор испугался и поспешно отступил на несколько шагов – вся толпа шарахнулась и развалилась. Дети заплакали; голуби разлетелись, затрещав крыльями; собаки присели и стали выть.

Началась сильная пушечная стрельба. Шум поднялся невообразимый. Толпа наседала на ворота и кричала:

– Просперо! Просперо!

– Долой Трёх Толстяков!

Доктор Гаспар совсем растерялся. Его узнали в толпе, потому что многие знали его в лицо. Некоторые бросились к нему, как будто ища у него защиты. Но доктор сам чуть не плакал.

«Что там делается? Как бы узнать, что там делается, за воротами? Может быть, народ побеждает, а может быть, уже всех перестреляли!»

Тогда человек десять побежали в ту сторону, где от площади начинались три узенькие улички. На углу был дом с высокой старой башней. Вместе с остальными доктор решил забраться на башню. Внизу была прачечная, похожая на баню. Там было темно, как в подвале. Кверху вела винтовая лестница. В узкие окошки проникал свет, но его было очень мало, и все поднимались медленно, с большим трудом, тем более что лестница была ветхая и с поломанными перилами. Нетрудно представить, сколько труда и волнений стоило доктору Гаспару подняться на самый верхний этаж.

Во всяком случае, ещё на двадцатой ступеньке, в темноте, раздался его крик:

– Ах, у меня лопается сердце, и я потерял каблук!

Плащ доктор потерял ещё на площади, после десятого выстрела из пушки.

На вершине башни была площадка, окружённая каменными перилами. Отсюда открывался вид по крайней мере километров на пятьдесят вокруг. Некогда было любоваться видом, хотя вид этого заслуживал. Все смотрели в ту сторону, где происходило сражение.

– У меня есть бинокль. Я всегда ношу с собой бинокль с восемью стёклами. Вот он, – сказал доктор и отстегнул ремешок.

Бинокль переходил из рук в руки.

Доктор Гаспар увидел на зелёном пространстве множество людей. Они бежали к городу. Они удирали. Издалека люди казались разноцветными флажками. Гвардейцы на лошадях гнались за народом.

Доктор Гаспар подумал, что всё это похоже на картинку волшебного фонаря. Солнце ярко светило, блестела зелень. Бомбы разрывались, как кусочки ваты; пламя появлялось на одну секунду, как будто кто-то пускал в толпу солнечных зайчиков. Лошади гарцевали, поднимались на дыбы и вертелись волчком. Парк и Дворец Трёх Толстяков заволокло белым прозрачным дымом.

– Они бегут!

– Они бегут… Народ побеждён!

Бегущие люди приближались к городу. Целые кучи людей падали по дороге. Казалось, что на зелень сыплются разноцветные лоскутки.

Бомба просвистела над площадью.

Кто-то, испугавшись, уронил бинокль.

Бомба разорвалась, и все, кто был на верхушке башни, кинулись обратно, вниз, внутрь башни.

Слесарь зацепился кожаным фартуком за какой-то крюк. Он оглянулся, увидел нечто ужасное и заорал на всю площадь:

– Бегите! Они схватили оружейника Просперо! Они сейчас войдут в город!

На площади началась кутерьма.

Толпа отхлынула от ворот и побежала с площади к уличкам. Все оглохли от пальбы.

Доктор Гаспар и ещё двое остановились на третьем этаже башни. Они смотрели из узкого окошка, пробитого в толстой стене.

Только один мог выглянуть как следует. Остальные смотрели одним глазом.

Доктор тоже смотрел одним глазом. Но и для одного глаза зрелище было достаточно страшное.

Громадные железные ворота распахнулись во всю ширину. Человек триста влетели в эти ворота сразу. Это были ремесленники в серых суконных куртках с зелёными обшлагами. Они падали, обливаясь кровью.

По их головам скакали гвардейцы. Гвардейцы рубили саблями и стреляли из ружей. Жёлтые перья развевались, сверкали чёрные клеёнчатые шляпы, лошади разевали красные пасти, выворачивали глаза и разбрасывали пену.

– Смотрите! Смотрите! Просперо! – закричал доктор.

Оружейника Просперо тащили в петле. Он шёл, валился и опять поднимался. У него были спутанные рыжие волосы, окровавленное лицо и шея обхвачена толстой петлёй.

– Просперо! Он попал в плен! – закричал доктор.

В это время бомба влетела в прачечную. Башня наклонилась, качнулась, одну секунду задержалась в косом положении и рухнула.

Доктор полетел кувырком, теряя второй каблук, трость, чемоданчик и очки.

Глава 2

ДЕСЯТЬ ПЛАХ

Доктор упал счастливо: он не разбил головы и ноги у него остались целы. Впрочем, это ничего не значит. Даже и счастливое падение вместе с подстреленной башней не совсем приятно, в особенности для человека не молодого, а скорее старого, каким был доктор Гаспар Арнери. Во всяком случае, от одного испуга доктор потерял сознание.

Когда он пришёл в себя, уже был вечер. Доктор посмотрел вокруг:

– Какая досада! Очки, конечно, разбились. Когда я смотрю без очков, я, вероятно, вижу так, как видит не близорукий человек, если надевает очки. Это очень неприятно.

Потом он поворчал по поводу отломанных каблуков:

– Я и так невелик ростом, а теперь стану на вершок ниже. Или, может быть, на два вершка, потому что отломились два каблука? Нет, конечно, только на один вершок…

Он лежал на куче щебня. Почти вся башня развалилась. Длинный и узкий кусок стены торчал, как кость. Очень далеко играла музыка. Весёлый вальс улетал с ветром – пропадал и не возвращался. Доктор поднял голову. Наверху свисали с разных сторон чёрные поломанные стропила. На зеленоватом вечернем небе блистали звезды.

– Где это играют? – удивился доктор.

Без плаща становилось холодно. Ни один голос не звучал на площади. Доктор, кряхтя, поднялся среди камней, повалившихся друг на дружку. По дороге он зацепился за чей-то большой сапог. Слесарь лежал, вытянувшись поперёк балки, и смотрел в небо. Доктор пошевелил его. Слесарь не хотел вставать. Он умер.

Доктор поднял руку, чтобы снять шляпу.

– Шляпу я тоже потерял. Куда же мне идти?

Он ушёл с площади. На дороге лежали люди; доктор низко наклонялся над каждым и видел, как звезды отражаются в их широко раскрытых глазах. Он трогал ладонью их лбы. Они были очень холодные и мокрые от крови, которая ночью казалась чёрной.

– Вот! Вот! – шептал доктор. – Значит, народ побеждён… Что же теперь будет?

Через полчаса он добрался до людных мест. Он очень устал. Ему хотелось есть и пить. Здесь город имел обычный вид.

Доктор стоял на перекрёстке, отдыхая от долгой ходьбы, и думал: «Как странно! Горят разноцветные огни, мчатся экипажи, звенят стеклянные двери. Полукруглые окна сияют золотым сиянием. Там вдоль колонн мелькают пары. Там весёлый бал. Китайские цветные фонарики кружатся над чёрной водой. Люди живут так, как жили вчера. Неужели они не знают о том, что произошло сегодня утром? Разве они не слышали пальбы и стонов? Разве они не знают, что вождь народа, оружейник Просперо, взят в плен? Может быть, ничего и не случилось? Может быть, мне приснился страшный сон?»

На углу, где горел трехрукий фонарь, вдоль тротуара стояли экипажи. Цветочницы продавали розы. Кучера переговаривались с цветочницами.

– Его протащили в петле через весь город. Бедняжка!

– Теперь его посадили в железную клетку. Клетка стоит во Дворце Трёх Толстяков, – сказал толстый кучер в голубом цилиндре с бантиком.

Тут к цветочницам подошла дама с девочкой, чтобы купить розы.

– Кого посадили в клетку? – заинтересовалась она.

– Оружейника Просперо. Гвардейцы взяли его в плен.

– Ну и слава богу! – сказала дама.

Девочка захныкала.

– Отчего же ты плачешь, глупенькая? – удивилась дама. – Ты жалеешь оружейника Просперо? Не надо его жалеть. Он хотел нам вреда… Посмотри, какие красивые розы…

Большие розы, как лебеди, медленно плавали в мисках, полных горьковатой воды и листьев.

– Вот тебе три розы. А плакать незачем. Они мятежники. Если их не сажать в железные клетки, то они заберут наши дома, платья и наши розы, а нас перережут.

В это время пробежал мимо мальчишка. Он дёрнул сначала даму за её плащ, расшитый звёздами, а после девочку за её косичку.

– Ничего, графиня! – крикнул мальчишка. – Оружейник Просперо в клетке, а гимнаст Тибул на свободе!

– Ах, нахал!

Дама топнула ногой и уронила сумочку. Цветочницы начали звонко смеяться. Толстый кучер воспользовался суматохой и предложил даме сесть в экипаж и поехать.

Дама и девочка укатили.

– Подожди, прыгун! – крикнула цветочница мальчику. – Иди-ка сюда! Расскажи, что ты знаешь…

Два кучера сошли с козёл и, путаясь в своих капотах с пятью пелеринками, подошли к цветочницам.

«Вот кнут так кнут! Кнутище!» – подумал мальчишка, глядя на длинный бич, которым помахивал кучер. Мальчишке очень захотелось иметь такой кнут, но это было невозможно по многим причинам.

– Так что ты говоришь? – спросил кучер басом. – Гимнаст Тибул на свободе?

– Так говорят. Я был в порту…

– Разве его не убили гвардейцы? – спросил другой кучер тоже басом.

– Нет, папаша… Красотка, подари мне одну розу!

– Подожди, дурак! Ты лучше рассказывай…

– Да. Вот, значит, так… Сначала все думали, что он убит. Потом искали его среди мёртвых и не нашли.

– Может быть, его сбросили в канал? – спросил кучер.

В разговор вмешался нищий.

– Кого в канал? – спросил он. – Гимнаст Тибул не котёнок. Его не утопишь! Гимнаст Тибул жив. Ему удалось бежать!

– Врёшь, верблюд! – сказал кучер.

– Гимнаст Тибул жив! – закричали цветочницы в восторге.

Мальчишка стянул розу и бросился бежать. Капли с мокрого цветка посыпались на доктора. Доктор вытер с лица капли, горькие, как слезы, и подошёл ближе, чтобы послушать, что скажет нищий.

Тут разговору помешало некоторое обстоятельство. На улице появилась необыкновенная процессия. Впереди ехали два всадника с факелами. Факелы развевались, как огненные бороды. Затем медленно двигалась чёрная карета с гербом.

А позади шли плотники. Их было сто.

Они шли с засученными рукавами, готовые к работе, – в фартуках, с пилами, рубанками и ящиками под мышкой. По обе стороны процессии ехали гвардейцы. Они сдерживали лошадей, которым хотелось скакать.

– Что это? Что это? – заволновались прохожие.

В чёрной карете с гербом сидел чиновник Совета Трёх Толстяков. Цветочницы перепугались. Подняв ладони к щекам, они смотрели на его голову. Она была видна через стеклянную дверцу. Улица была ярко освещена. Чёрная голова в парике покачивалась, как мёртвая. Казалось, что в карете сидит птица.

– Сторонись! – кричали гвардейцы.

– Куда идут плотники? – спросила маленькая цветочница старшего гвардейца.

И гвардеец прокричал ей в самое лицо так свирепо, что у неё раздулись волосы, точно на сквозняке:

– Плотники идут строить плахи! Поняла? Плотники построят десять плах!

– А!

Цветочница уронила миску. Розы вылились, как компот.

– Они идут строить плахи! – повторил доктор Гаспар в ужасе.

– Плахи! – прокричал гвардеец, оборачиваясь и скаля зубы под усами, похожими на сапоги. – Плахи всем мятежникам! Всем отрубят головы! Всем, кто осмелится восстать против власти Трёх Толстяков!

У доктора закружилась голова. Ему показалось, что он упадёт в обморок.

«Я слишком много пережил за этот день, – сказал он про себя, – и, кроме того, я очень голоден и очень устал. Нужно поторопиться домой».

В самом деле, доктору пора было отдохнуть. Он так был взволнован всем происшедшим, увиденным и услышанным, что даже не придавал значения собственному полёту вместе с башней, отсутствию шляпы, плаща, трости и каблуков. Хуже всего было, конечно, без очков. Он нанял экипаж и отправился домой.

Глава 3

ПЛОЩАДЬ ЗВЕЗДЫ

Доктор возвращался домой. Он ехал по широчайшим асфальтовым улицам, которые были освещены ярче, чем залы, и цепь фонарей бежала над ним высоко в небе. Фонари походили на шары, наполненные ослепительным кипящим молоком. Вокруг фонарей сыпалась, пела и гибла мошкара. Он ехал по набережным, вдоль каменных оград. Там бронзовые львы держали в лапах щиты и высовывали длинные языки. Внизу медленно и густо шла вода, чёрная и блестящая, как смола. Город опрокидывался в воду, тонул, уплывал и не мог уплыть, только растворялся нежными золотистыми пятнами. Он ехал мостами, изогнутыми в виде арок. Снизу или с другого берега они казались кошками, выгибающими перед прыжком железные спины. Здесь, у въезда, на каждом мосту располагалась охрана. Солдаты сидели на барабанах, курили трубки, играли в карты и зевали, глядя на звезды. Доктор ехал, смотрел и слушал.

С улицы, из домов, из раскрытых окон кабачков, из-за оград увеселительных садов неслись отдельные слова песенки:

Попал Просперо в меткий

Смирительный ошейник —

Сидит в железной клетке

Ретивый оружейник.

Подвыпивший франт подхватил этот куплет. У франта умерла тётка, имевшая очень много денег, ещё больше веснушек и не имевшая ни одного родственника. Франт получил в наследство все тёткины деньги. Поэтому он был, конечно, недоволен тем, что народ поднимается против власти богачей.

В зверинце шло большое представление. На деревянной сцене три толстые косматые обезьяны изображали Трёх Толстяков. Фокстерьер играл на мандолине. Клоун в малиновом костюме, с золотым солнцем на спине и с золотой звездой на животе, в такт музыке декламировал стихи:

Как три пшеничные мешка,

Три развалились Толстяка!

У них важнее нет забот,

Как только вырастить живот!

Эй, берегитесь, Толстяки:

Пришли последние деньки!

– Пришли последние деньки! – закричали со всех сторон бородатые попугаи.

Шум поднялся невероятный. Звери в разных клетках начали лаять, рычать, щёлкать, свистать.

Обезьяны заметались по сцене. Нельзя было понять, где у них руки, где ноги. Они спрыгнули в публику и бросились удирать. В публике тоже произошёл скандал. Особенно шумели те, кто был потолще. Толстяки с раскрасневшимися щеками, трясясь от злости, швыряли в клоуна шляпы и бинокли. Толстая дама замахнулась зонтиком и, зацепив толстую соседку, сорвала с неё шляпу.

– Ах, ах, ах! – закудахтала соседка и воздела руки, потому что вместе со шляпой слетел и парик.

Обезьяна, удирая, хлопнула по лысой голове дамы ладонью. Соседка упала в обморок.

– Ха-ха-ха!

– Ха-ха-ха! – заливалась другая часть публики, потоньше на вид и похуже одетая. – Браво! Браво! Ату их! Долой Трёх Толстяков! Да здравствует Просперо! Да здравствует Тибул! Да здравствует народ!

В это время раздался чей-то очень громкий крик:

– Пожар! Город горит…

Люди, давя друг друга и опрокидывая скамейки, побежали к выходам. Сторожа ловили разбежавшихся обезьян.

Возница, который вёз доктора, повернулся и сказал, указывая впереди себя кнутом:

– Гвардейцы сжигают кварталы рабочих. Они хотят найти гимнаста Тибула…

Над городом, над чёрной кучей домов, дрожало розовое зарево.

Когда экипаж доктора очутился у главной городской площади, которая называлась Площадью Звезды, проехать оказалось невозможным. При въезде столпилась масса экипажей, карет, всадников, пешеходов.

– Что такое? – спросил доктор.

Никто ничего не ответил, потому что все были заняты тем, что происходило на площади. Возница поднялся во весь рост на козлах и стал тоже глядеть туда.

Называли эту площадь Площадью Звезды по следующей причине. Она была окружена огромными, одинаковой высоты и формы домами и покрыта стеклянным куполом, что делало её похожей на колоссальный цирк. В середине купола, на страшной высоте, горел самый большой в мире фонарь. Это был удивительной величины шар. Охваченный поперёк железным кольцом, висящий на мощных тросах, он напоминал планету Сатурн. Свет его был так прекрасен и так не похож на какой бы то ни было земной свет, что люди дали этому фонарю чудесное имя – Звезда. Так стали называть и всю площадь.

Ни на площади, ни в домах, ни на улицах поблизости не требовалось больше никакого света. Звезда освещала все закоулки, все уголки и чуланчики во всех домах, окружавших площадь каменным кольцом. Здесь люди обходились без ламп и свечей.

Возница смотрел поверх карет, экипажей и кучерских цилиндров, похожих на головки аптекарских пузырьков.

– Что вы видите?.. Что там происходит? – волновался доктор, выглядывая из-за спины кучера. Маленький доктор ничего не мог увидеть, тем более что был близорук.

Возница передавал всё, что видел. И вот что он видел.

На площади было большое волнение. По огромному круглому пространству бегали люди. Казалось, что круг площади вращается, как карусель. Люди перекатывались с одного места на другое, чтобы лучше увидеть то, что делалось наверху.

Чудовищный фонарь, пылавший на высоте, ослеплял глаза, как солнце. Люди задирали головы кверху и прикрывали глаза ладонями.

– Вот он! Вот он! – раздавались крики.

– Вот, смотрите! Там!

– Где? Где?

– Выше!

– Тибул! Тибул!

Сотни указательных пальцев вытянулись влево. Там стоял обыкновенный дом. Но в шести этажах были растворены все окна. Из каждого окна торчали головы. Они были разные по виду: некоторые в ночных колпаках с кисточками; другие в розовых чепцах, с буклями керосинного цвета; третьи в косынках; наверху, где жила бедная молодёжь – поэты, художники, актрисы, – выглядывали весёлые безусые лица, в облаках табачного дыма, и головки женщин, окружённые таким сиянием золотых волос, что казалось, будто на плечах у них крылья. Этот дом с растворенными решетчатыми окошками, из которых по-птичьему высовывались разноцветные головы, походил на большую клетку, наполненную щеглами. Обладатели голов старались увидеть нечто очень значительное, что происходило на крыше. Это было так же невозможно, как увидеть собственные уши без зеркала. Таким зеркалом для этих людей, хотевших увидеть собственную крышу из собственного дома, была толпа, бесновавшаяся на площади. Она видела всё, кричала, размахивала руками: одни выражали восторг, другие – негодование.

Там по крыше двигалась маленькая фигурка. Она медленно, осторожно и уверенно спускалась по наклону треугольной верхушки дома. Железо гремело под её ногами.

Она размахивала плащом, ловя равновесие, подобно тому как канатоходец в цирке находит равновесие при помощи жёлтого китайского зонта.

Это был гимнаст Тибул.


Народ кричал:

– Браво, Тибул! Браво, Тибул!

– Держись! Вспомни, как ты ходил по канату на ярмарке…

– Он не упадёт! Он лучший гимнаст в стране…

– Ему не впервые. Мы видели, как он искусен в ходьбе по канату.

– Браво, Тибул!

– Беги! Спасайся! Освободи Просперо!

Другие были возмущены. Они потрясали кулаками:

– Никуда не убежишь, жалкий фигляр!

– Плут!

– Мятежник! Тебя подстрелят, как зайца…

– Берегись! Мы с крыши стащим тебя на плаху. Завтра будет готово десять плах!

Тибул продолжал свой страшный путь.

– Откуда он взялся? – спрашивали люди. – Как он появился на этой площади? Как он попал на крышу?

– Он вырвался из рук гвардейцев, – отвечали Другие. – Он бежал, исчез, потом его видели в разных частях города – он перебирался по крышам. Он ловок, как кошка. Его искусство ему пригодилось. Недаром слава о нем прошла по всей стране.

На площади появились гвардейцы. Зеваки бежали к боковым улицам. Тибул перешагнул через барьер и стал на карнизе. Он вытянул руку, обмотанную плащом. Зелёный плащ развевался, как знамя.

С этим же плащом, в этом же трико, сшитом из жёлтых и чёрных треугольников, народ привык его видеть во время представлений на ярмарках и воскресных гуляньях. Теперь высоко, под стеклянным куполом, маленький, тоненький и полосатый, он был похож на осу, ползающую по белой стене дома. Когда плащ раздувался, казалось, что оса раскрывает зелёные блестящие крылья.

– Сейчас ты свалишься, площадной плут! Сейчас тебя подстрелят! – закричал подвыпивший франт, получивший наследство от веснушчатой тётки.

Гвардейцы выбрали удобную позицию. Офицер бегал крайне озабоченный. В руках он держал пистолет. Шпоры у него были длинные, как полозья.

Наступила полная тишина. Доктор схватился за сердце, которое прыгало, как яйцо в кипятке.

Тибул задержался секунду на карнизе. Ему нужно было пробраться на противоположную сторону площади – тогда он мог бы бежать с Площади Звезды в сторону рабочих кварталов.

Офицер стал посередине площади на клумбу, пестревшую жёлтыми и синими цветами. Здесь были бассейн и фонтан, бивший из круглой каменной чаши.

– Стойте! – сказал офицер солдатам. – Я его сам подстрелю. Я лучший стрелок в полку. Учитесь, как нужно стрелять!

От девяти домов, со всех сторон, к середине купола, к Звезде, тянулось девять стальных тросов (проволок, толстых, как морской канат).

Казалось, что от фонаря, от пылающей великолепной Звезды, разлеталось над площадью девять чёрных длиннейших лучей.

Неизвестно, о чём думал в эту минуту Тибул. Но, вероятно, он решил так: «Я перейду над площадью по этой проволоке, как ходил по канату на ярмарке. Я не упаду. Одна проволока тянется к фонарю, другая – от фонаря к противоположному дому. Пройдя по обеим проволокам, я достигну противоположной крыши и спасусь».

Офицер поднял пистолет и стал прицеливаться. Тибул дошёл по карнизу до того места, где начиналась проволока, отделился от стены и двинулся по проволоке к фонарю.

Толпа ахнула.

Он шёл то очень медленно, то вдруг пускался почти бегом, быстро и осторожно переступая, покачиваясь, распрямив руки. Каждую минуту казалось, что он упадёт. Теперь появилась его тень на стене. Чем более он приближался к фонарю, тем ниже опускалась тень по стене и тем она становилась больше и бледнее.

Внизу была пропасть.

И когда он был на середине пути до фонаря, в полной тишине раздался голос офицера:

– Сейчас я выстрелю. Он полетит прямо в бассейн. Раз, два, три!

Выстрел грохнул.

Тибул продолжал идти, а офицер почему-то свалился прямо в бассейн.

Он был убит.

Один из гвардейцев держал пистолет, из которого шёл голубой дымок. Он застрелил офицера.

– Собака! – сказал гвардеец. – Ты хотел убить друга народа. Я помешал этому. Да здравствует народ!

– Да здравствует народ! – поддержали его другие гвардейцы.

– Да здравствуют Три Толстяка! – закричали их противники.

Они рассыпались во все стороны и открыли пальбу в человека, который шёл по проволоке.

Он был уже в двух шагах от фонаря. Взмахами плаща Тибул защищал глаза от блеска. Пули летели мимо. Толпа ревела в восторге.

Бах! Бах!

– Мимо!

– Ура! Мимо!

Тибул взобрался на кольцо, окружавшее фонарь.

– Ничего! – кричали гвардейцы. – Он перейдёт на ту сторону… Он пойдёт по другой проволоке. Оттуда мы и снимем его!

Тут произошло такое, чего никто не ожидал. Полосатая фигурка, в блеске фонаря ставшая чёрной, присела на зелёном кольце, повернула какой-то рычаг, что-то щёлкнуло, звякнуло – и фонарь мгновенно потух. Никто не успел сказать ни слова. Сделалось страшно темно и страшно тихо, как в сундуке.

А в следующую минуту высоко-высоко что-то снова стукнуло и зазвенело. В тёмном куполе открылся бледный квадрат. Все увидели кусочек неба с двумя маленькими звёздочками. Потом в этот квадрат, на фоне неба, пролезла чёрная фигурка, и было слышно, как кто-то быстро побежал по стеклянному куполу.

Гимнаст Тибул спасся с Площади Звезды через люк.

Лошади испугались выстрелов и внезапной темноты.

Экипаж доктора едва не опрокинулся. Кучер круто свернул и повёз доктора окольным путём.

Таким образом, пережив необыкновенный день и необыкновенную ночь, доктор Гаспар Арнери вернулся наконец домой. Его экономка, тётушка Ганимед, встретила его на крыльце. Она была очень взволнована. В самом деле: доктор так долго отсутствовал! Тётушка Ганимед всплескивала руками, охала, качала головой:

– Где же ваши очки?.. Они разбились? Ах, доктор, доктор! Где же ваш плащ?.. Вы его потеряли? Ах, ах!. .

– Тётушка Ганимед, я, кроме того, обломал оба каблука…

– Ах, какое несчастье!

– Сегодня случилось более тяжёлое несчастье, тётушка Ганимед: оружейник Просперо попал в плен. Его посадили в железную клетку.

Тётушка Ганимед ничего не знала о том, что происходило днем. Она слышала пушечную пальбу, она видела зарево над домами. Соседка рассказала ей о том, что сто плотников строят на Площади Суда плахи для мятежников.

– Мне стало очень страшно. Я закрыла ставни и решила никуда не выходить. Я ждала вас каждую минуту. Я очень волновалась… Обед простыл, ужин простыл, а вас всё нет… – добавила она.

Ночь кончилась. Доктор стал укладываться спать.

Среди ста наук, которые он изучал, была история. У доктора была большая книга в кожаном переплёте. В этой книге он записывал свои рассуждения о важных событиях.

– Надо быть аккуратным, – сказал доктор, подняв палец.

И, несмотря на усталость, доктор взял свою кожаную книгу, сел к столу и стал записывать.

«Ремесленники, рудокопы, матросы – весь бедный рабочий люд города поднялся против власти Трёх Толстяков. Гвардейцы победили. Оружейник Просперо взят в плен, а гимнаст Тибул бежал. Только что на Площади Звезды гвардеец застрелил своего офицера. Это значит, что вскоре все солдаты откажутся воевать против народа и защищать Трёх Толстяков. Однако приходится опасаться за участь Тибула…»

Тут доктор услыхал позади себя шум. Он оглянулся. Там был камин. Из камина вылез высокий человек в зелёном плаще. Это был гимнаст Тибул.

Читать Три толстяка (с иллюстрациями) — Олеша Юрий Карлович — Страница 1

Три толстяка

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

КАНАТОХОДЕЦ ТИБУЛ

Глава 1

БЕСПОКОЙНЫЙ ДЕНЬ ДОКТОРА ГАСПАРА АРНЕРИ

Время волшебников прошло. По всей вероятности, их никогда и не было на самом деле. Всё это выдумки и сказки для совсем маленьких детей. Просто некоторые фокусники умели так ловко обманывать всяких зевак, что этих фокусников принимали за колдунов и волшебников.

Был такой доктор. Звали его Гаспар Арнери. Наивный человек, ярмарочный гуляка, недоучившийся студент могли бы его тоже принять за волшебника. В самом деле, этот доктор делал такие удивительные вещи, что они действительно походили на чудеса. Конечно, ничего общего он не имел с волшебниками и шарлатанами, дурачившими слишком доверчивый народ.

Доктор Гаспар Арнери был учёный. Пожалуй, он изучил около ста наук. Во всяком случае, никого не было в стране мудрей и учёней Гаспара Арнери.

О его учёности знали все: и мельник, и солдат, и дамы, и министры. А школьники распевали про него песенку с таким припевом:

Как лететь с земли до звёзд,

Как поймать лису за хвост,

Как из камня сделать пар,

Знает доктор наш Гаспар.

Однажды летом, в июне, когда выдалась очень хорошая погода, доктор Гаспар Арнери решил отправиться в далёкую прогулку, чтобы собрать некоторые виды тав и жуков.

Доктор Гаспар был человек немолодой и поэтому боялся дождя и ветра. Выходя из дому, он обматывал шею толстым шарфом, надевал очки против пыли, брал трость, чтобы не споткнуться, и вообще собирался на прогулку с большими предосторожностями.

На этот раз день был чудесный; солнце только то и делало, что сияло; трава была такой зелёной, что во рту даже появлялось ощущение сладости; летали одуванчики, свистели птицы, лёгкий ветерок развевался, как воздушное бальное платье.

– Вот это хорошо, – сказал доктор, – только всё-таки нужно взять плащ, потому что летняя погода обманчива. Может пойти дождь.

Доктор распорядился по хозяйству, подул на очки, захватил свой ящичек, вроде чемодана, из зелёной кожи и пошёл.

Самые интересные места были за городом – там, где находился Дворец Трёх Толстяков. Доктор чаще всего посещал эти места. Дворец Трёх Толстяков стоял посреди огромного парка. Парк был окружён глубокими каналами. Над каналами висели чёрные железные мосты. Мосты охранялись дворцовой стражей – гвардейцами в чёрных клеёнчатых шляпах с жёлтыми перьями. Вокруг парка до самой небесной черты находились луга, засыпанные цветами, рощи и пруды. Здесь было отличное место для прогулок. Здесь росли самые интересные породы трав, здесь звенели самые красивые жуки и пели самые искусные птицы.

«Но пешком идти далеко. Я дойду до городского вала и найду извозчика. Он довезёт меня до дворцового парка», – подумал доктор.

Возле городского вала народу было больше чем всегда.

«Разве сегодня воскресенье? – усомнился доктор. – Не думаю. Сегодня вторник».

Доктор подошёл ближе.

Вся площадь была запружена народом. Доктор увидел ремесленников в серых суконных куртках с зелёными обшлагами; моряков с лицами цвета глины; зажиточных горожан в цветных жилетах, с их жёнами, у которых юбки походили на розовые кусты; торговцев с графинами, лотками, мороженицами и жаровнями; тощих площадных актёров, зелёных, жёлтых и пёстрых, как будто сшитых из лоскутного одеяла; совсем маленьких ребят, тянувших за хвосты рыжих весёлых собак.

Все толпились перед городскими воротами. Огромные, высотою с дом, железные ворота были наглухо закрыты.

«Почему закрыты ворота?» – удивлялся доктор.

Толпа шумела, все говорили громко, кричали, бранились, но толком ничего нельзя было разобрать. Доктор подошёл к молодой женщине, державшей на руках толстую серую кошку, и спросил:

– Будьте добры, объясните, что здесь происходит? Почему народу так много, что за причина его волнения и почему закрыты городские ворота?

– Гвардейцы не выпускают людей из города…

– Почему же их не выпускают?

– Чтобы они не помогли тем, которые уже вышли из города и пошли к Дворцу Трёх Толстяков.

– Я ничего не понимаю, гражданка, и прошу меня простить…

– Ах, да неужели вы не знаете, что сегодня оружейник Просперо и гимнаст Тибул повели народ, чтобы взять штурмом Дворец Трёх Толстяков?

– Оружейник Просперо?

– Да, гражданин… Вал высок, и по ту сторону засели гвардейские стрелки. Никто не выйдет из города, и тех, кто пошёл с оружейником Просперо, дворцовая гвардия перебьёт.

И действительно, грохнуло несколько очень далёких выстрелов.

Женщина уронила толстую кошку. Коша шлёпнулась, как сырое тесто. Толпа заревела.

«Значит, я прозевал такое значительное событие, – подумал доктор.  – Правда, я целый месяц не выходил из комнаты. Я работал взаперти. Я ничего не знал…»

В это время, ещё дальше, ударила несколько раз пушка. Гром запрыгал, как мяч, и покатился по ветру. Не только доктор испугался и поспешно отступил на несколько шагов – вся толпа шарахнулась и развалилась. Дети заплакали; голуби разлетелись, затрещав крыльями; собаки присели и стали выть.

Началась сильная пушечная стрельба. Шум поднялся невообразимый. Толпа наседала на ворота и кричала:

– Просперо! Просперо!

– Долой Трёх Толстяков!

Доктор Гаспар совсем растерялся. Его узнали в толпе, потому что многие знали его в лицо. Некоторые бросились к нему, как будто ища у него защиты. Но доктор сам чуть не плакал.

«Что там делается? Как бы узнать, что там делается, за воротами? Может быть, народ побеждает, а может быть, уже всех перестреляли!»

Тогда человек десять побежали в ту сторону, где от площади начинались три узенькие улички. На углу был дом с высокой старой башней. Вместе с остальными доктор решил забраться на башню. Внизу была прачечная, похожая на баню. Там было темно, как в подвале. Кверху вела винтовая лестница. В узкие окошки проникал свет, но его было очень мало, и все поднимались медленно, с большим трудом, тем более что лестница была ветхая и с поломанными перилами. Нетрудно представить, сколько труда и волнений стоило доктору Гаспару подняться на самый верхний этаж. Во всяком случае, ещё на двадцатой ступеньке, в темноте, раздался его крик:

– Ах, у меня лопается сердце, и я потерял каблук!

Плащ доктор потерял ещё на площади, после десятого выстрела из пушки.

На вершине башни была площадка, окружённая каменными перилами. Отсюда открывался вид по крайней мере километров на пятьдесят вокруг. Некогда было любоваться видом, хотя вид этого заслуживал. Все смотрели в ту сторону, где происходило сражение.

– У меня есть бинокль. Я всегда ношу с собой бинокль с восемью стёклами. Вот он, – сказал доктор и отстегнул ремешок.

Бинокль переходил из рук в руки.

Доктор Гаспар увидел на зелёном пространстве множество людей. Они бежали к городу. Они удирали. Издалека люди казались разноцветными флажками. Гвардейцы на лошадях гнались за народом.

Доктор Гаспар подумал, что всё это похоже на картинку волшебного фонаря. Солнце ярко светило, блестела зелень. Бомбы разрывались, как кусочки ваты; пламя появлялось на одну секунду, как будто кто-то пускал в толпу солнечных зайчиков. Лошади гарцевали, поднимались на дыбы и вертелись волчком. Парк и Дворец Трёх Толстяков заволокло белым прозрачным дымом.

– Они бегут!

– Они бегут… Народ побеждён!

Бегущие люди приближались к городу. Целые кучи людей падали по дороге. Казалось, что на зелень сыплются разноцветные лоскутки.

Читать Три Толстяка — Олеша Юрий Карлович — Страница 1

Юрий Олеша

Три Толстяка

Посвящается Валентине Леонтьевне Грюнзайд

Часть первая. Канатоходец Тибул

Глава I. Беспокойный день доктора Гаспара Арнери

ВРЕМЯ волшебников прошло. По всей вероятности, их никогда и не было на самом деле. Все это выдумки и сказки для совсем маленьких детей. Просто некоторые фокусники умели так ловко обманывать всяких зевак, что этих фокусников принимали за колдунов и волшебников.

Был такой доктор. Звали его Гаспар Арнери. Наивный человек, ярмарочный гуляка или недоучившийся студент могли бы его тоже принять за волшебника. В самом деле, этот доктор делал такие удивительные вещи, что они, действительно, походили на чудеса. Конечно, ничего общего он не имел с волшебниками и шарлатанами, дурачившими слишком доверчивый народ.

Доктор Гаспар Арнери был ученый. Пожалуй, он изучил около ста паук. Во всяком случае, никого не было в стране мудрей и ученей Гаспара Арнери.

О его учености знали все: и мельник, и солдат, и дамы, и министры. А школьники распевали про него целую песенку с таким припевом;

Как лететь с земли до звезд,

Как поймать лису за хвост.

Как из камня сделать пар,—

Знает доктор наш Гаспар.

Однажды, когда выдалась очень хорошая погода, летом, в июне, доктор Гаспар Арнери решил отправиться в далекую прогулку, чтобы собрать некоторые породы трав и жуков.

Доктор Гаспар был человек немолодой и поэтому боялся дождя и ветра. Выходя из дому, он обматывал шею толстым шарфом, надевал очки против пыли, брал трость, чтобы не споткнуться, и вообще собирался на прогулку с большими предосторожностями.

На этот раз день был чудесный; солнце только то и делало, что сияло; трава была такой зеленой, что во рту даже появлялось ощущение сладости; летали одуванчики, свистели птицы, легкий ветерок развевался как бальное воздушное платье.

— Вот это хорошо, — сказал доктор, — только все-таки нужно взять плащ, потому что летняя погода обманчива. Может пойти дождь.

Доктор распорядился по хозяйству, подул на очки, захватил свой ящичек, в роде чемодана из зеленой кожи, и пошел.

Самые интересные места были за городом, — там, где находился Дворец Трех Толстяков. Доктор чаще всего посещал эти места. Дворец Трех Толстяков стоял посреди огромного парка. Парк был окружен глубокими каналами. Над каналами висели черные железные мосты. Мосты охранялись дворцовой стражей: гвардейцами в черных клеенчатых шляпах с желтыми перьями. Вокруг парка до самой небесной черты кружились луга, засыпанные цветами, рощи и пруды. Здесь было отличное место для прогулок. Здесь росли самые интересные породы трав, здесь звенели самые красивые жуки, и пели самые искусные птицы.

«Но пешком идти далеко. Я дойду до городского вала и найму извозчика. Он довезет меня до дворцового парка», — подумал доктор.

Возле городского вала народу было больше, чем всегда.

«Разве сегодня воскресенье? — усомнился доктор. — Не думаю. Сегодня вторник».

Доктор подошел ближе.

Вся площадь была запружена народом. Доктор увидел ремесленников в серых суконных куртках с зелеными обшлагами; моряков с лицами цвета глины; зажиточных горожан в цветных жилетах, с их женами, у которых юбки походили на розовые кусты; торговцев с графинами, лотками, мороженицами и жаровнями; тощих площадных актеров, зеленых, желтых и пестрых, как будто сшитых из одеяла; совсем маленьких ребят, тянувших за хвосты рыжих веселых собак.

Все толпились перед городскими воротами. Огромные, высотою в дом, железные ворота были наглухо закрыты.

«Почему закрыты ворота?» — удивлялся доктор.

Толпа шумела, все говорили громко, кричали, бранились, но толком ничего нельзя было разобрать.

Доктор подошел к молодой женщине, державшей на руке толстую серую кошку, и спросил:

— Будьте добры, объясните, что здесь происходит. Почему народу так много, что за причина его волнения, и почему закрыты городские ворота?

— Гвардейцы не выпускают людей из города…

— Почему же их не выпускают?..

— Чтобы они не помогли тем, которые уже вышли из города и пошли ко Дворцу Трех Толстяков…

— Я ничего не понимаю, гражданка, и прошу меня простить…

— Ах, да неужели вы не знаете, что сегодня оружейник Просперо и гимнаст Тибул повели народ, чтобы взять штурмом Дворец Трех Толстяков?

— Оружейник Просперо?..

— Да, гражданин… Вал высок, и по ту сторону засели гвардейские стрелки. Никто не выйдет из города, и тех, кто пошел с оружейником Просперо, дворцовая гвардия перебьет.

И действительно, грохнуло несколько очень далеких выстрелов.

Женщина уронила толстую кошку. Кошка шлепнулась как сырое тесто. Толпа заревела.

«Значит, я прозевал такое значительное событие, — подумал доктор. — Правда, я целый месяц пс выходил из комнаты. Я работал взаперти. Я ничего не знал…»

В это время, еще дальше, ударила несколько раз пушка. Гром запрыгал как мяч и покатился по ветру. Не только доктор испугался и поспешно отступил на несколько шагов, — вся толпа шарахнулась и развалилась. Дети заплакали, голуби разлетелись, затрещав крыльями, собаки присели и стали выть.

Началась сильная пушечная пальба. Шум поднялся невообразимый. Толпа наседала на ворота и кричала:

— Просперо! Просперо!

— Долой Трех Толстяков!

Доктор Гаспар совсем растерялся. Его узнали в толпе, потому что многие знали его лицо. Некоторые бросились к нему, как будто ища у него защиты.

Но доктор сам чуть не плакал.

— Что там делается? Как бы узнать, что там делается за воротами? Может быть, народ побеждает, а может быть— уже всех перестреляли.

Тогда человек десять побежали в ту сторону, где от площади начинались три узеньких улички. На углу был дом с высокой старой башней. Вместе с остальными, доктор решил взобраться на башню. Внизу была прачечная, похожая на баню. Там было темно, как в подвале. Кверху вела винтовая лестница. В узкие окошки проникал свет, но его было очень мало, и все поднимались медленно, с большим трудом, тем более, что лестница была рваная и с поломанными перилами. Не трудно представить, сколько труда и волнений стоило доктору Гаспару подняться на самый верхний этаж. Во всяком случае, еще на двадцатой ступеньке, в темноте раздался его крик:

— Ах, у меня лопается сердце, и я потерял каблук!

Плащ доктор потерял еще на площади, после десятого выстрела из пушки.

На вершине башни была площадка, окруженная каменными перилами. Отсюда открывался вид по крайней мере километров на пятьдесят вокруг. Некогда было любоваться видом, хотя вид этого заслуживал. Все смотрели в ту сторону, где происходило сражение.

— У меня есть бинокль. Я всегда ношу с собой бинокль с восемью стеклами. Вот он, — сказал доктор и отстегнул ремешок.

Бинокль переходил из рук в руки.

Доктор Гаспар увидел на зеленом пространстве множество людей. Они бежали к городу. Они удирали. Издалека люди казались разноцветными флажками. Гвардейцы на лошадях гнались за народом.

Доктор Гаспар подумал, что все это похоже на картинку волшебного фонаря. Солнце ярко светило, блестела зелень. Бомбы разрывались, как кусочки ваты, пламя появлялось на одну секунду, как будто кто-то пускал в толпу солнечных зайчиков. Лошади гарцевали, поднимались на дыбы и вертелись волчком.

Парк и Дворец Трех Толстяков заволокло белым прозрачным дымом.

— Они бегут!

— Они бегут… Народ побежден!

Бегущие люди приближались к городу. Целые кучи людей падали по дороге. Казалось, что на зелень сыплются разноцветные лоскутки.

Бомба просвистела над площадью.

Кто-то, испугавшись, уронил бинокль. Бомба разорвалась, и все, кто был на верхушке башни, кинулись обратно, вниз, внутрь башни.

Три толстяка — Юрий Олеша |


Часть первая. Канатоходец Тибул

Глава I. Беспокойный день доктора Гаспара Арнери

Время волшебников прошло. По всей вероятности, их никогда и не было на самом деле. Всё это выдумки и сказки для совсем маленьких детей. Просто некоторые фокусники умели так ловко обманывать всяких зевак, что этих фокусников принимали за колдунов и волшебников.

Был такой доктор. Звали его Гаспар Арнери. Наивный человек, ярмарочный гуляка, недоучившийся студент могли бы его тоже принять за волшебника. В самом деле, этот доктор делал такие удивительные вещи, что они действительно походили на чудеса. Конечно, ничего общего он не имел с волшебниками и шарлатанами, дурачившими слишком доверчивый народ.

Доктор Гаспар Арнери был учёный. Пожалуй, он изучил около ста наук. Во всяком случае, никого не было в стране мудрей и учёней Гаспара Арнери.

О его учёности знали все: и мельник, и солдат, и дамы, и министры. А школьники распевали про него песенку с таким припевом:

Как лететь с земли до звёзд,
Как поймать лису за хвост,
Как из камня сделать пар,
Знает доктор наш Гаспар.

Однажды летом, в июне, когда выдалась очень хорошая погода, доктор Гаспар Арнери решил отправиться в далёкую прогулку, чтобы собрать некоторые виды трав и жуков.

Доктор Гаспар был человек немолодой и поэтому боялся дождя и ветра. Выходя из дому, он обматывал шею толстым шарфом, надевал очки против пыли, брал трость, чтобы не споткнуться, и вообще собирался на прогулку с большими предосторожностями.

На этот раз день был чудесный; солнце только то и делало, что сияло; трава была такой зелёной, что во рту даже появлялось ощущение сладости; летали одуванчики, свистели птицы, лёгкий ветерок развевался, как воздушное бальное платье.

— Вот это хорошо, — сказал доктор, — только всё-таки нужно взять плащ, потому что летняя погода обманчива. Может пойти дождь.

Доктор распорядился по хозяйству, подул на очки, захватил свой ящичек, вроде чемодана, из зелёной кожи и пошёл.

Самые интересные места были за городом — там, где находился Дворец Трёх Толстяков. Доктор чаще всего посещал эти места. Дворец Трёх Толстяков стоял посреди огромного парка. Парк был окружён глубокими каналами. Над каналами висели чёрные железные мосты. Мосты охранялись дворцовой стражей — гвардейцами в чёрных клеёнчатых шляпах с жёлтыми перьями. Вокруг парка до самой небесной черты находились луга, засыпанные цветами, рощи и пруды. Здесь было отличное место для прогулок. Здесь росли самые интересные породы трав, здесь звенели самые красивые жуки и пели самые искусные птицы.

«Но пешком идти далеко. Я дойду до городского вала и найду извозчика. Он довезёт меня до дворцового парка», — подумал доктор.

Возле городского вала народу было больше чем всегда.

«Разве сегодня воскресенье? — усомнился доктор. — Не думаю. Сегодня вторник».

Доктор подошёл ближе.

Вся площадь была запружена народом. Доктор увидел ремесленников в серых суконных куртках с зелёными обшлагами; моряков с лицами цвета глины; зажиточных горожан в цветных жилетах, с их жёнами, у которых юбки походили на розовые кусты; торговцев с графинами, лотками, мороженицами и жаровнями; тощих площадных актёров, зелёных, жёлтых и пёстрых, как будто сшитых из лоскутного одеяла; совсем маленьких ребят, тянувших за хвосты рыжих весёлых собак.

Все толпились перед городскими воротами. Огромные, высотою с дом, железные ворота были наглухо закрыты.

«Почему закрыты ворота?» — удивлялся доктор.

Толпа шумела, все говорили громко, кричали, бранились, но толком ничего нельзя было разобрать. Доктор подошёл к молодой женщине, державшей на руках толстую серую кошку, и спросил:

— Будьте добры, объясните, что здесь происходит? Почему народу так много, что за причина его волнения и почему закрыты городские ворота?

— Гвардейцы не выпускают людей из города…

— Почему же их не выпускают?

— Чтобы они не помогли тем, которые уже вышли из города и пошли к Дворцу Трёх Толстяков.

— Я ничего не понимаю, гражданка, и прошу меня простить…

— Ах, да неужели вы не знаете, что сегодня оружейник Просперо и гимнаст Тибул повели народ, чтобы взять штурмом Дворец Трёх Толстяков?

— Оружейник Просперо?

— Да, гражданин… Вал высок, и по ту сторону засели гвардейские стрелки. Никто не выйдет из города, и тех, кто пошёл с оружейником Просперо, дворцовая гвардия перебьёт.

И действительно, грохнуло несколько очень далёких выстрелов.

Женщина уронила толстую кошку. Коша шлёпнулась, как сырое тесто. Толпа заревела.

«Значит, я прозевал такое значительное событие, — подумал доктор. — Правда, я целый месяц не выходил из комнаты. Я работал взаперти. Я ничего не знал…»

В это время, ещё дальше, ударила несколько раз пушка. Гром запрыгал, как мяч, и покатился по ветру. Не только доктор испугался и поспешно отступил на несколько шагов — вся толпа шарахнулась и развалилась. Дети заплакали; голуби разлетелись, затрещав крыльями; собаки присели и стали выть.

Началась сильная пушечная стрельба. Шум поднялся невообразимый. Толпа наседала на ворота и кричала:

— Просперо! Просперо!

— Долой Трёх Толстяков!

Доктор Гаспар совсем растерялся. Его узнали в толпе, потому что многие знали его в лицо. Некоторые бросились к нему, как будто ища у него защиты. Но доктор сам чуть не плакал.

«Что там делается? Как бы узнать, что там делается, за воротами? Может быть, народ побеждает, а может быть, уже всех перестреляли!»

Тогда человек десять побежали в ту сторону, где от площади начинались три узенькие улички. На углу был дом с высокой старой башней. Вместе с остальными доктор решил забраться на башню. Внизу была прачечная, похожая на баню. Там было темно, как в подвале. Кверху вела винтовая лестница. В узкие окошки проникал свет, но его было очень мало, и все поднимались медленно, с большим трудом, тем более что лестница была ветхая и с поломанными перилами. Нетрудно представить, сколько труда и волнений стоило доктору Гаспару подняться на самый верхний этаж. Во всяком случае, ещё на двадцатой ступеньке, в темноте, раздался его крик:

— Ах, у меня лопается сердце, и я потерял каблук!

Плащ доктор потерял ещё на площади, после десятого выстрела из пушки.

На вершине башни была площадка, окружённая каменными перилами. Отсюда открывался вид по крайней мере километров на пятьдесят вокруг. Некогда было любоваться видом, хотя вид этого заслуживал. Все смотрели в ту сторону, где происходило сражение.

Три толстяка (с иллюстрациями) — Олеша Юрий Карлович » Страница 5 » Онлайн библиотека книг читать онлайн бесплатно и полностью

– Мы не хотим строить плахи для ремесленников и рудокопов! – возмущались они.

– Это наши братья!

– Они шли на смерть, чтобы освободить всех, кто трудится!

– Молчать! – орал начальник конвоя таким страшным голосом, что от крика валились доски, приготовленные для постройки. – Молчать, или я прикажу хлестать вас плетьми!

С утра толпы народа с разных сторон направлялись к Площади Суда.

Дул сильный ветер, летела пыль, вывески раскачивались и скрежетали, шляпы срывались с головы и катились под колеса прыгающих экипажей.

В одном месте по причине ветра случилось совсем невероятное происшествие: продавец детских воздушных шаров был унесён шарами на воздух.

– Ура! Ура! – кричали дети, наблюдая фантастический полет.

Они хлопали в ладоши: во-первых, зрелище было интересно само по себе, а во-вторых, некоторая приятность для детей заключалась в неприятности положения летающего продавца шаров. Дети всегда завидовали этому продавцу. Зависть – дурное чувство. Но что же делать! Воздушные шары, красные, синие, жёлтые, казались великолепными. Каждому хотелось иметь такой шар. Продавец имел их целую кучу. Но чудес не бывает! Ни одному мальчику, самому послушному, и ни одной девочке, самой внимательной, продавец ни разу в жизни не подарил ни одного шара: ни красного, ни синего, ни жёлтого.

Теперь судьба наказала его за чёрствость. Он летел над городом, повиснув на верёвочке, к которой были привязаны шары. Высоко в сверкающем синем небе они походили на волшебную летающую гроздь разноцветного винограда.

– Караул! – кричал продавец, ни на что не надеясь и дрыгая ногами.

На ногах у него были соломенные, слишком большие для него башмаки. Пока он ходил по земле, всё устраивалось благополучно. Для того чтобы башмаки не спадали, он тянул ногами по тротуару, как лентяй. А теперь, очутившись в воздухе, он не мог уже прибегнуть к этой хитрости.

– Черт возьми!

Куча шаров, взвиваясь и поскрипывая, моталась по ветру.

Один башмак всё-таки слетел.

– Смотри! Китайский орех! Китайский орех! – кричали дети, бежавшие внизу.

Действительно, падавший башмак напоминал китайский орех.

По улице в это время проходил учитель танцев. Он казался очень изящным. Он был длинный, с маленькой круглой головой, с тонкими ножками – похожий не то на скрипку, не то на кузнечика. Его деликатный слух, привыкший к печальному голосу флейты и нежным словам танцоров, не мог вынести громких, весёлых криков детворы.

– Перестаньте кричать! – рассердился он. – Разве можно так громко кричать! Выражать восторг нужно красивыми, мелодичными фразами… Ну, например…

Он стал в позу, но не успел привести примера. Как и всякий учитель танцев, он имел привычку смотреть главным образом вниз, под ноги. Увы! Он не увидел того, что делалось наверху.

Башмак продавца свалился ему на голову. Головка у него была маленькая, и большой соломенный башмак пришёлся на неё как шляпа.

Тут уж и элегантный учитель танцев взвыл, как погонщик ленивых волов. Башмак закрыл половину лица.

Дети схватились за животы:

– Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!

Учитель танцев Раздватрис

Смотрел обыкновенно вниз.

Пищал учитель, точно крыса,

Был у него длиннющий нос,

И вот к носищу Раздватриса

Башмак соломенный прирос!

Так распевали мальчики, сидя на заборе, готовые каждую минуту свалиться по ту сторону и улепетнуть.

– Ах! – стонал учитель танцев. – Ах, как я страдаю! И хоть бы бальный башмачок, а то такой отвратительный, грубый башмак!

Кончилось тем, что учителя танцев арестовали.

– Милый, – сказали ему, – ваш вид возбуждает ужас. Вы нарушаете общественную тишину. Это не следует делать вообще, а тем более в такое тревожное время.

Учитель танцев заламывал руки.

– Какая ложь! – рыдал он. – Какой поклёп! Я, человек, живущий среди вальсов и улыбок, я, сама фигура которого подобна скрипичному ключу, – разве я могу нарушить общественную тишину? О!.. О!..

Что было дальше с учителем танцев – неизвестно. Да, наконец, и неинтересно. Гораздо важней узнать, что стало с летающим продавцом воздушных шаров.

Он летел, как хороший одуванчик.

– Это возмутительно! – вопил продавец. – Я не хочу летать! Я просто не умею летать…

Всё было бесполезно. Ветер усиливался. Куча шаров поднималась всё выше и выше. Ветер гнал её за город, в сторону Дворца Трёх Толстяков.

Иногда продавцу удавалось посмотреть вниз. Тогда он видел крыши, черепицы, похожие на грязные ногти, кварталы, голубую узкую воду, людей-карапузиков и зелёную кашу садов. Город поворачивался под ним, точно приколотый на булавке.

Дело принимало скверный оборот.

«Еще немного, и я упаду в парк Трёх Толстяков!» – ужаснулся продавец.

А в следующую минуту он медленно, важно и красиво проплыл над парком, опускаясь всё ниже и ниже. Ветер успокаивался.

«Пожалуй, я сейчас сяду на землю. Меня схватят, сначала побьют основательно, а потом посадят в тюрьму или, чтобы не возиться, сразу отрубят голову».

Его никто не увидел. Только с одного дерева прыснули во все стороны перепуганные птицы. От летящей разноцветной кучи шаров падала лёгкая, воздушная тень, подобная тени облака. Просвечивая радужными весёлыми красками, она скользнула по дорожке, усыпанной гравием, по клумбе, по статуе мальчика, сидящего верхом на гусе, и по гвардейцу, который заснул на часах. И от этого с лицом гвардейца произошли чудесные перемены. Сразу его нос стал синий, как у мертвеца, потом зелёный, как у фокусника, и наконец красный, как у пьяницы. Так, меняя окраску, пересыпаются стёклышки в калейдоскопе.

Приближалась роковая минута: продавец направлялся к раскрытым окнам дворца. Он не сомневался, что сейчас влетит в одно из них, точно пушинка.

Так и случилось.

Продавец влетел в окно. И окно оказалось окном дворцовой кухни. Это было кондитерское отделение.

Сегодня во Дворце Трёх Толстяков предполагался парадный завтрак по случаю удачного подавления вчерашнего мятежа. После завтрака Три Толстяка, весь Государственный совет, свита и почтенные гости собирались ехать на Площадь Суда.

Друзья мои, попасть в дворцовую кондитерскую – дело очень заманчивое. Толстяки знали толк в яствах. К тому же и случай был исключительный. Парадный завтрак! Можете себе представить, какую интересную работу делали сегодня дворцовые повара и кондитеры.

Влетая в кондитерскую, продавец почувствовал в одно и то же время ужас и восторг. Так, вероятно, ужасается и восторгается оса, летящая на торт, выставленный на окне беззаботной хозяйкой.

Он летел одну минуту, он ничего не успел разглядеть как следует. Сперва ему показалось, что он попал в какой-то удивительный птичник, где возились, с пением и свистом, шипя и треща, разноцветные драгоценные птицы южных стран.

А в следующее мгновение он подумал, что это не птичник, а фруктовая лавка, полная тропических плодов, раздавленных, сочащихся, залитых собственным соком. Сладкое головокружительное благоухание ударило ему в нос; жар и духота спёрли ему горло.

Тут уже всё смешалось: и удивительный птичник, и фруктовая лавка.

Продавец со всего размаху сел во что-то мягкое и тёплое. Шаров он не выпускал – он крепко держал верёвочку. Шары неподвижно остановились у него над головой.

Он зажмурил глаза и решил их не раскрывать – ни за что в жизни.

«Теперь я понимаю всё, – подумал он: – это не птичник и не фруктовая лавка. Это кондитерская. А я сижу в торте!»

Так оно и было.

Он сидел в царстве шоколада, апельсинов, гранатов, крема, цукатов, сахарной пудры и варенья, и сидел на троне, как повелитель пахучего разноцветного царства. Троном был торт.

Читать Три Толстяка онлайн (полностью и бесплатно)

Сказочный роман «Три толстяка» — первое прозаическое произведение Ю. К. Олеши. Роман-сказка был написан в 1924 году и посвящен жене писателя — Ольге Суок. По сути, это произведение — первая сказка о революции в советской литературе, в которой отразилась истинная вера автора в то, что человечество рано или поздно встанет на путь обновления, которое коснется и мира природы, и мира чувств. Истинная причина создания сказки — неразделенная любовь Олеши к Суок, которая в этот период его творчества расстается с ним. Личную драму автор тщательно скрывает за рассказом о… революции. Мир сказки — авторский романтический мир, вот почему все положительные герои в конце будут счастливы. Автор сам поставил «Трех толстяков» на сцене. В 1963 году появился рисованный мультфильм, в 1966 году — кинофильм, в 1980-м — музыкальный кукольный мультфильм. В романе дается особое толкование многим именам. Имя Суок на вымышленном «языке обездоленных» означает «вся жизнь». Фамилия экономки доктора Гаспара — Ганимед — имя персонажа греческой мифологии, виночерпия на Олимпе. Просперо — имя чародея из шекспировской пьесы «Буря». Фамилия капитана Бонавентуры — псевдоним средневекового теолога и философа Джованни Фиданцы. Книга наполнена цирковыми трюками и ходами, которые не часто встречаются в сказках, а уж тем более в романах. За этой кажущейся легкостью аттракциона скрывается борьба добра со злом — вечная тема жизни.

Содержание:

  • Часть первая. Канатоходец Тибул 1

    • Глава I. Беспокойный день доктора Гаспара Арнери 1

    • Глава II. Десять плах 2

    • Глава III. Площадь Звезды 3

  • Часть вторая. Кукла наследника Тутти 4

    • Глава IV. Удивительные приключения продавца воздушных шаров 4

    • Глава V. Негр и капустная голова 8

    • Глава VI. Непредвиденное обстоятельство 10

    • Глава VII. Ночь странной куклы 12

  • Часть третья. Суок 13

    • Глава VIII. Трудная роль маленькой актрисы 13

    • Глава IX. Кукла с хорошим аппетитом 15

    • Глава X. Зверинец 16

  • Часть четвертая. Оружейник Просперо 18

    • Глава XI. Гибель кондитерской 18

    • Глава XII. Учитель танцев Раздватрис 20

    • Глава XIII. Победа 21

  • Эпилог 24

Юрий Олеша
Три Толстяка

Посвящается Валентине Леонтьевне Грюнзайд

Часть первая. Канатоходец Тибул

Глава I. Беспокойный день доктора Гаспара Арнери

ВРЕМЯ волшебников прошло. По всей вероятности, их никогда и не было на самом деле. Все это выдумки и сказки для совсем маленьких детей. Просто некоторые фокусники умели так ловко обманывать всяких зевак, что этих фокусников принимали за колдунов и волшебников.

Был такой доктор. Звали его Гаспар Арнери. Наивный человек, ярмарочный гуляка или недоучившийся студент могли бы его тоже принять за волшебника. В самом деле, этот доктор делал такие удивительные вещи, что они, действительно, походили на чудеса. Конечно, ничего общего он не имел с волшебниками и шарлатанами, дурачившими слишком доверчивый народ.

Доктор Гаспар Арнери был ученый. Пожалуй, он изучил около ста паук. Во всяком случае, никого не было в стране мудрей и ученей Гаспара Арнери.

О его учености знали все: и мельник, и солдат, и дамы, и министры. А школьники распевали про него целую песенку с таким припевом;

Как лететь с земли до звезд,
Как поймать лису за хвост.
Как из камня сделать пар,-
Знает доктор наш Гаспар.

Однажды, когда выдалась очень хорошая погода, летом, в июне, доктор Гаспар Арнери решил отправиться в далекую прогулку, чтобы собрать некоторые породы трав и жуков.

Доктор Гаспар был человек немолодой и поэтому боялся дождя и ветра. Выходя из дому, он обматывал шею толстым шарфом, надевал очки против пыли, брал трость, чтобы не споткнуться, и вообще собирался на прогулку с большими предосторожностями.

На этот раз день был чудесный; солнце только то и делало, что сияло; трава была такой зеленой, что во рту даже появлялось ощущение сладости; летали одуванчики, свистели птицы, легкий ветерок развевался как бальное воздушное платье.

— Вот это хорошо, — сказал доктор, — только все-таки нужно взять плащ, потому что летняя погода обманчива. Может пойти дождь.

Доктор распорядился по хозяйству, подул на очки, захватил свой ящичек, в роде чемодана из зеленой кожи, и пошел.

Самые интересные места были за городом, — там, где находился Дворец Трех Толстяков. Доктор чаще всего посещал эти места. Дворец Трех Толстяков стоял посреди огромного парка. Парк был окружен глубокими каналами. Над каналами висели черные железные мосты. Мосты охранялись дворцовой стражей: гвардейцами в черных клеенчатых шляпах с желтыми перьями. Вокруг парка до самой небесной черты кружились луга, засыпанные цветами, рощи и пруды. Здесь было отличное место для прогулок. Здесь росли самые интересные породы трав, здесь звенели самые красивые жуки, и пели самые искусные птицы.

«Но пешком идти далеко. Я дойду до городского вала и найму извозчика. Он довезет меня до дворцового парка», — подумал доктор.

Возле городского вала народу было больше, чем всегда.

«Разве сегодня воскресенье? — усомнился доктор. — Не думаю. Сегодня вторник».

Доктор подошел ближе.

Вся площадь была запружена народом. Доктор увидел ремесленников в серых суконных куртках с зелеными обшлагами; моряков с лицами цвета глины; зажиточных горожан в цветных жилетах, с их женами, у которых юбки походили на розовые кусты; торговцев с графинами, лотками, мороженицами и жаровнями; тощих площадных актеров, зеленых, желтых и пестрых, как будто сшитых из одеяла; совсем маленьких ребят, тянувших за хвосты рыжих веселых собак.

Все толпились перед городскими воротами. Огромные, высотою в дом, железные ворота были наглухо закрыты.

«Почему закрыты ворота?» — удивлялся доктор.

Толпа шумела, все говорили громко, кричали, бранились, но толком ничего нельзя было разобрать.

Доктор подошел к молодой женщине, державшей на руке толстую серую кошку, и спросил:

— Будьте добры, объясните, что здесь происходит. Почему народу так много, что за причина его волнения, и почему закрыты городские ворота?

— Гвардейцы не выпускают людей из города…

— Почему же их не выпускают?..

— Чтобы они не помогли тем, которые уже вышли из города и пошли ко Дворцу Трех Толстяков…

— Я ничего не понимаю, гражданка, и прошу меня простить…

— Ах, да неужели вы не знаете, что сегодня оружейник Просперо и гимнаст Тибул повели народ, чтобы взять штурмом Дворец Трех Толстяков?

— Оружейник Просперо?..

— Да, гражданин… Вал высок, и по ту сторону засели гвардейские стрелки. Никто не выйдет из города, и тех, кто пошел с оружейником Просперо, дворцовая гвардия перебьет.

И действительно, грохнуло несколько очень далеких выстрелов.

Женщина уронила толстую кошку. Кошка шлепнулась как сырое тесто. Толпа заревела.

«Значит, я прозевал такое значительное событие, — подумал доктор. — Правда, я целый месяц пс выходил из комнаты. Я работал взаперти. Я ничего не знал…»

В это время, еще дальше, ударила несколько раз пушка. Гром запрыгал как мяч и покатился по ветру. Не только доктор испугался и поспешно отступил на несколько шагов, — вся толпа шарахнулась и развалилась. Дети заплакали, голуби разлетелись, затрещав крыльями, собаки присели и стали выть.

Началась сильная пушечная пальба. Шум поднялся невообразимый. Толпа наседала на ворота и кричала:

— Просперо! Просперо!

— Долой Трех Толстяков!

Доктор Гаспар совсем растерялся. Его узнали в толпе, потому что многие знали его лицо. Некоторые бросились к нему, как будто ища у него защиты.

Но доктор сам чуть не плакал.

— Что там делается? Как бы узнать, что там делается за воротами? Может быть, народ побеждает, а может быть- уже всех перестреляли.

Тогда человек десять побежали в ту сторону, где от площади начинались три узеньких улички. На углу был дом с высокой старой башней. Вместе с остальными, доктор решил взобраться на башню. Внизу была прачечная, похожая на баню. Там было темно, как в подвале. Кверху вела винтовая лестница. В узкие окошки проникал свет, но его было очень мало, и все поднимались медленно, с большим трудом, тем более, что лестница была рваная и с поломанными перилами. Не трудно представить, сколько труда и волнений стоило доктору Гаспару подняться на самый верхний этаж. Во всяком случае, еще на двадцатой ступеньке, в темноте раздался его крик:

— Ах, у меня лопается сердце, и я потерял каблук!

Плащ доктор потерял еще на площади, после десятого выстрела из пушки.

На вершине башни была площадка, окруженная каменными перилами. Отсюда открывался вид по крайней мере километров на пятьдесят вокруг. Некогда было любоваться видом, хотя вид этого заслуживал. Все смотрели в ту сторону, где происходило сражение.

Три толстяка Юрия Олеши

Я читал это по крайней мере 100 раз в детстве в Румынии, только что нашел (мне чуть за 30) снова на английском и очень взволнован!

Однако, проводя некоторое исследование, я был шокирован, увидев, что Олешу критиковали за сентиментализм коммунизма. На самом деле, будучи совсем юной девушкой, я никогда не могла понять, почему эта книга не подверглась цензуре в Румынии: все, что касалось «трех толстых мужчин», напомнило мне Чаушеску, все, что касалось тяжелого положения людей и настроений по отношению к революции, было сигналом

I Прочитал это по крайней мере 100 раз в детстве в Румынии, только что нашел (мне чуть за 30) снова на английском, и я так взволнован!

Однако, проводя некоторое исследование, я был шокирован, увидев, что Олешу критиковали за сентиментализм коммунизма.На самом деле, будучи совсем юной девушкой, я никогда не могла понять, почему эта книга не подверглась цензуре в Румынии: все, что касалось «трех толстых мужчин», напомнило мне Чаушеску, все, что касалось тяжелого положения людей и настроений по отношению к революции, сигнализировало мне что, возможно, скоро произойдет что-то захватывающее — это случилось, 1989 год наступил через несколько лет после того, как я начал читать «Три толстяка» .

Когда революция разразилась в Бухаресте, единственный способ, которым мой 9-летний разум мог понять, что происходит, — это обратиться к этой книге.Я не был политически чувствительным, как большинство детей в возрасте от 6 до 9 лет, но по необходимости, живущим при таком режиме, у меня была интуиция о несправедливости, нанесенной румынскому народу / моим друзьям и семье, и я чувствовал, что все это так элегантно поэтично и красочно в этой сказке. Я не мог насытиться этой книгой, это была та самая большая работа, которую я читал в детстве при коммунистическом режиме, которая действительно помогла мне сформулировать, даже в таком юном возрасте, необходимость революции и свободы от гнета диктаторских режимов. .

Я бы сказал всем, кто видит в этом хоть какое-то одобрение коммунизма:
Олеша очерняется как сторонник Советского Союза просто потому, что ему чудом удалось , а не , провести какое-либо время в ГУЛАГе, как почти любой другой крупный писатель / художник в течение периода времени. Хотя прямое несогласие мощно и достойно восхищения, я думаю, что методы Олеши могут быть еще более далеко идущими и значимыми — потому что его искусство действительно попало в руки людей, и даже наивные дети, такие как я, почувствовали вкус революции, еще не узнав, что это было. .

Вот как коммунизм работал на практике: ничего нельзя было публиковать, если бы оно не было одобрено государством, и если государству не нравилась ваша работа, вас отправляли в трудовые лагеря. Единственный способ передать сообщения — это между строк, с помощью искусно замаскированной сатиры и юмора: этот роман / сказка делает это ГЛАВНО! Да, возможно, Олеша выдал эту книгу как о восходящей коммунистической революции, но мы, люди, живущие при диктатуре пролетариата, видели в ней то, чем она была: книгу о НАШЕМ угнетении, НАШЕЙ грядущей революции. Ни в коем случае грамотный человек, писавший для массовой аудитории, не имел в виду и не понимал, что именно так его прочитает средний Иоан (а) -шмое.

Обновлено 26 марта 2016 г.

75 Коротких рассказов

  • У глаза есть это Филип К. Дик

    Попытка идиомы в научно-фантастическом стиле. Если читать все буквально, мы сойдем с ума. Вы будете «в швах» к тому моменту, когда закончите читать «разветвленную» историю Дика!

  • Остроумие «Вдохновение двухлетних детей» Марка Твена

    «Самуэль — прекрасное имя.«Я видел, что надвигается беда. Ничто не могло этому помешать ».

  • Мэн спешит на помощь Лора Э. Ричардс

    Снежная буря в конце зимы — это просто повод для Мэн (девушки) выйти и спасти положение!

  • Ученик Оскара Уайльда

    Знакомая история Нарцисса, но с точки зрения бассейна.

  • Басня о проповеднике, который запустил своего воздушного змея, но не потому, что он хотел это сделать Джордж Эйд

    «Дайте людям то, что они думают они хотят «- явный моральный долг в этой истории.

  • Странная история О. Генри

    Как следует из названия, О. Генри представляет неожиданную историю о задержанном поручении в поисках лекарства от кашля, для которого требуются пациенты — на самом деле двое.

  • Утерянный шедевр А.А. Милн

    Винни-Пух Автор предлагает остроумную статью о том, как обращаться с «Тералбаем» — всего 181 440 способов.

  • Хлодвиг о родительских обязанностях Х. Х. Манро (SAKI)

    Предшественник SAKI того, что мы теперь называем «вертолетным воспитанием».»

  • Моя финансовая карьера Стивена Ликока

    Вот отчет о том, как человек действительно потерял равновесие.

  • Новая еда Стивена Ликока

    Что? Все питательные вещества, которые вам нужны в одной маленькой таблетке? История Ликока дает только одну

  • Аристократия против хэша, О. Генри

    Кому интересно ваше генеалогическое древо. Ничто не сравнится с ирландским рагу, кукурузным хлебом и пивом!

  • Заимствование спички Стивена Ликока

    Простое запрос от незнакомца не соответствует тому, что будет дальше.

  • Проклятие лорда Окхерста, автор О. Генри

    В этой истории паровое пианино вылетает за сарай и в отчаянии пинает себя.

  • Телефонный разговор Марка Твена

    Юмористическая тирада Твена, противопоставляющая то, как женщины разговаривают по телефону по сравнению с мужчинами.

  • Земблинский пленник — О. Генрих

    Разве это не рассказ о двух рыцарях, сражающихся за руку прекрасной девушки?

  • Реджинальд о тревогах Х. Х. Манро (САКИ)

    «Они напоминают утку, которая с вынужденной бодростью машет руками еще долгое время после того, как ей отрубили голову.»

  • Стихотворение мира Реджинальда, написанное Е. Х. Манро (SAKI)

    » Когда мы пишем о мире, нужно говорить то, что говорят все, только для того, чтобы сказать это лучше «.

  • О парикмахерах Марка Твена

    Почему бы и нет мужчины просто идут в салон, где они могут записаться на прием, вместо этой ерунды?

  • The Dog by Banjo Paterson

    «Собака всегда выглядит так, будто у нее во рту должна быть трубка, а на обед черный мешок. , а затем он с удовольствием каждый день приходил в офис.»

  • Терпеливый кот Лоры Э. Ричардс

    » Ну, из всех ужасных, подлых, неблагодарных созданий, которые я когда-либо видел, эти птицы самые ужасные, самые подлые и самые неблагодарные! »

  • Памятник Адаму. Автор Марка Твена

    «У нас были обезьяны,« недостающие звенья »и множество других предков, но не Адам».

  • Свисток Бенджамина Франклина

    «Когда я вижу красивую, добродушную девушку, вышедшую замуж за недоброжелательного грубого мужа, Как жаль, говорю я, что она так много заплатила за свисток!»

  • Загородный коттедж от Антона Чехова

    С нетерпением жду приятного тихого вечера вдвоем, вдруг…неожиданные посетители.

  • «Престарелая мать» Мацуо Басё

    Старшие не обременяют нас, а могут многому нас научить.

  • «Творец добра» Оскара Уайльда

    Стихотворение Уайльда в прозе о четырех людях, чье внешне греховное поведение явилось результатом вмешательства Бога.

  • Осел и его покупатель от Эзопа

    Человека знает компания, которую он составляет.

  • «Мораль шахмат» Бенджамина Франклина

    «Жизнь — это своего рода шахматы, в которых нам часто нужно набирать очки, и соперники, с которыми нужно бороться, и в которых есть огромное количество хороших и плохих событий, которые происходят. в какой-то степени последствия благоразумия или ее отсутствие.»

  • Цыпленок, который не будет есть гравий Клара Диллингем Пирсон

    » Людям, которые не будут делать тяжелые вещи, когда они должны, в конце концов, будут самые тяжелые времена. «

  • Собака и пчелы Эмброуз Бирс

    Нельзя придерживаться чистого разума во время ссоры с пчелами.

  • Пять благ жизни Марка Твена

    Вы решаете: слава, любовь, богатство, удовольствие или смерть?

  • Король и его ястреб Джеймс Болдуин

    Чингисхан получил ценный урок о гневных действиях от своего преданного ястреба.

  • Ужасная судьба Мельпоменуса Джонса, Стивен Ликок

    Пусть это будет уроком, чтобы избежать длительных прощаний, как будто от этого зависит ваша жизнь!

  • Отец — Бьёрнстьерне Бьёрнсон

    Отцовское благословение, принесенное его сыном; постепенное превращение в спиритизм.

  • История Конфуция Конфуция

    Урок самоконтроля, на котором он объясняет своему ученику, как зубы и язык демонстрируют, что тот, кто сильнее сопротивляется, первым разрушается.

  • Эфемера: эмблема человеческой жизни Бенджамина Франклина

    Жизнь поденок мимолетна; Франклин напоминает нам, чтобы мы тратили наши с умом.

  • Брюс и Паук Джеймса Болдуина

    Шотландский король Роберт Брюс воодушевлен не сдаваться после просмотра цепкого паука.

  • Воротник рубашки от Ганса Христиана Андерсена

    Не хвастайтесь, иначе попадете в мешок с тряпками!

  • Злой принц Ганса Христиана Андерсена

    Все, что он хотел сделать, — это завоевывать страны и пугать людей, за что в конце концов заплатил.

  • Работа, смерть и болезнь Льва Толстого

    Индийская легенда, объясняющая, как Бог пытался воспрепятствовать человеческому счастью, представляя работу, болезни и страдания. Это сработало?

  • Андрокл и лев Джеймса Болдуина

    Доброта приносит долгожданные плоды, большие и маленькие.

  • Неудобная кровать Ги де Мопассана

    Хрестоматийный пример самоисполняющегося пророчества.

  • Басня Марка Твена

    Умная аллегория Твена, объясняющая, почему ваша точка зрения неизбежно является отражением вашей работы.

  • Встреча Рождества Генри ван Дайк

    Готовы ли вы поверить, что любовь — самая сильная вещь в мире — сильнее ненависти, сильнее зла, сильнее смерти?

  • Эмансипация. Басня из жизни Кейт Шопен

    Цена свободы — радость и страдание.

  • Совет маленьким девочкам от Марка Твена

    «Пережевывайте» ваши действия внимательно и не забывайте никогда «насмехаться» над стариками, если они сначала не «насмехаются» над вами.

  • Маленький вор в кладовой

    Эта сказка о сострадательной девушке, которая учит мышь различать между дарением и воровством.

  • Правила отрочества Джорджа Вашингтона Джорджа Вашингтона

    В возрасте тринадцати лет Джордж Вашингтон написал 110 правил, которыми он руководствовался в действиях и речи. Они действительно хорошо ему служили!

  • Битва хорошего корабля Кларисса, Рэй Брэдбери

    Научная фантастика с изюминкой: бесконечные ракетные вечеринки и начинающий автор, пишущий «Фашизм — это коммунизм с бритой».

  • Ex Oblivione от H.P. Лавкрафт

    «Когда я смотрел на маленькие ворота в могучей стене, я чувствовал, что за ними лежит страна грез, из которой, как только в нее войдут, не будет возврата.»

  • Человек с двумя жизнями Эмброуз Бирс

    Дэвид Дак вернулся живым или нет?

  • Дом с привидениями Вирджинии Вульф

    » Блуждая по дому, открывая окна, шепча, чтобы не разбудить нас, призрачная пара ищет своей радости ».

  • Беспроводное сообщение Амброуза Бирса

    « Центральный Нью-Йорк — не регион опасностей, и никто не остается в нем потерянным », но этот человек был ошеломлен своим опытом там.

  • Юки-Онна, автор: Лафкадио Хирн

    Женщина в белом сказала, что произойдет, если Минокичи когда-нибудь раскроет их секрет…

  • «Грозный старик» Х.П. Лавкрафт

    Жуткая сказка о трех плохих людях и одном ужасном.

  • Человек в коричневом пальто Шервуда Андерсона

    «Иногда вся жизнь в этом мире витает в моем сознании на человеческом лице».

  • Азатот Х.П. Лавкрафт

    История человека, который отправился «из жизни в поисках пространства, куда сбежали сны мира».

  • Понедельник или вторник, Вирджиния Вульф

    Ленивая и равнодушная цапля легко сотрясает пространство своими крыльями.

  • Маленькая спичка Ганса-Кристиана-Андерсена

    Трогательная история отчаявшейся девушки, которую в конце концов утешают теплые воспоминания.

  • «Повесть часа» Кейт Шопен

    Услышав известие о смерти мужа, диапазон эмоций Луизы может вас удивить.

  • Бостонская резня Натаниэля Хоторна

    «Огонь, лобстеры!» проревели некоторые. «Не смей стрелять, трусливые краснокожие!» — кричали другие.

  • Палатка в агонии Стивена Крейна

    Маленький человек и медведь вместе в палатке? «Рука неба иногда тяжело падает на праведных.»

  • » Змея «Стивена Крейна

    Драматическая история о человеке и собаке, столкнувшихся со змеей.

  • » Сдержанность леди Анны «, написанная Е. Х. Манро (SAKI)

    Иногда молчание может доходить до крайности.

  • Две казни в армии, Эмброуз Бирс

    Что на самом деле случилось с рядовым Беннеттом Стори Грином после того, как он по неосторожности ударил своего офицера?

  • Одна летняя ночь, Эмброуз Бирс

    Два студента-медика изучают жизнь после смерти или наоборот ?

  • Ложь доктора Шевалье, Кейт Шопен

    Выбор врача, чтобы утешить ложью, а не раскрыть невыразимую реальность.

  • Сердца и руки О. Генри

    Повороты и повороты неожиданны, как и собственная жизнь О. Генри; он сбежал в Гондурас по обвинению в хищении, сдался, отсидел пять лет в федеральной тюрьме, а затем опубликовал эту историю.

  • Газетный рассказ О. Генри

    Это судьба или пресса и правоохранительные органы работают рука об руку?

  • Зачем я написала желтые обои Шарлотта Перкинс Гилман

    Автор никогда не лечил нервное заболевание при помощи ручки, кисти или карандаша.К счастью, она проигнорировала этот совет.

  • Через двадцать лет О. Генри

    Мужчина возвращается на встречу, которую назначил двадцать лет назад.

  • Луиза Мэй Олкотт: биография ребенка Луизы Мэй Олкотт

    «Потерянный — потерянный — маленькая девочка шести лет в розовом платье, белой шляпе и новых зеленых туфлях». Она крикнула: «Почему это Я!»

  • TMZ

    Эксклюзив

    Дональд Трамп получил новый способ выплатить свой огромный долг после ухода из Овального кабинета…. за выступления нужно заработать огромные суммы.

    45-й президент Соединенных Штатов мог бы легко получить более 1 миллиона долларов, чтобы выступить перед толпой в Америке и за границей … по словам людей, которые помогают знаменитостям заключать такие сделки. Трамп мог бы заработать еще больше за границей, где его гонорар за бронирование может достигать 2 миллионов долларов.

    Многим известным людям платят огромные суммы за выступления, и вскоре Трамп будет пользоваться большим спросом … как и Мелания и Иванка , , когда вся партия уйдет из Белого дома.

    Активные участники бизнеса говорят нам, что Мелания получит от 75 до 125 тысяч долларов за выступление в США и от 125 до 175 тысяч за рубежом. Эти оценки предполагают, что она останется замужем за DT, и нам говорят, что они увеличатся, если она когда-нибудь разведется с ним или напишет откровенную книгу. Как тебе дополнительный стимул?!?

    Иванка, как нам сказали, будет иметь наибольшее влияние среди детей Трампа … отчасти потому, что она уже была опубликованным автором со своими собственными линейками продуктов до того, как попасть в Белый дом.Иванка должна заработать от 75 до 100 тысяч долларов, чтобы выступить в Штатах, по сравнению с 100-125 тысячами долларов на международном уровне.

    Извини, Дон-младший , Эрик и Тиффани … нам говорят, что они собираются заработать около 75 тысяч долларов, чтобы выступить в США, и вряд ли это будет международный рынок для них. Это арахис по сравнению с папой.

    Трампа будет легко продать в Америке, где за него только что проголосовало более 72 миллионов человек…. и инсайдеры отрасли ожидают, что он будет в основном появляться на республиканских или правых мероприятиях. Нам говорят, что на международном уровне Трамп, скорее всего, проведет свои первые несколько выступлений в местах, где у него много друзей, таких как Израиль и Россия.

    Нам говорят, что выступления Трампа и его семьи, скорее всего, будут очень плотными по NDA, и эти соглашения позволят Трампу предотвратить запись выступлений.

    Деньги есть на выступления, но нам говорят, что PR-фирмы и агентства по работе с талантами не выстраиваются в очередь, чтобы подписывать козыри в качестве клиентов… они опасаются, что это разозлит существующих клиентов и вызовет массовый исход.

    Трампу нравится чистая прибыль, и ему это тоже понравится … нам сказали, что он получит первоклассное жилье и поездки в гольф, где бы ему ни платили за выступление.

    Жизнь после президентства все-таки звучит не так уж плохо.

    2013 г. 70

    Назначение № Девять 9

    ,:

    134. болит двигаться

    135.болит голова

    136. выгляжу очень больно

    137. лихорадка

    138. Измерьте температуру

    139. дать лекарства

    140. Избегать чего-л.

    Назначение № Ten 10

    . 9.

    Назначение № одиннадцать 11

    , г. (поддерживать форму)?

    Задание № Двенадцать 12

    ; :

    58.Яблоко в день убережет доктора.

    59. Здоровье превыше богатства.

    60. Рано ложиться спать и рано вставать делают человека здоровым, богатым и мудрым.

    Блок 4

    ЗЕЛЕНЫЙ ДОКТОР О. Генри

    Дайте русские эквиваленты следующим словам и выражениям из текста и используйте их в своих предложениях:

    заставлять кого-л. Делать что-л., Несмотря на что-л., Доставлять неприятности, развлекаться, одалживать что-л. У кого-л., Обращаться к кому-л. Из-за чего-л., Умывать кого-л (что-л.), Расстраиваться, смеяться (слезы).

    III Вопросы по тексту:

    1) Сделайте краткий набросок семьи Рамзи.

    2) Как вы понимаете выражение «паршивая овца»? Почему это применимо к Тому?

    3) Какое «приличное» начало жизни Тома?

    4) Что Том объявил однажды?

    5) В чем, по его словам, был смысл его жизни?

    6) Как он проводил время?

    7) Почему Джордж ни разу не давал Тому значительные суммы денег?

    8) Что Том сделал с деньгами?

    9) Каким образом и почему Том шантажировал брата?

    10) Опишите Тома в возрасте сорока шести лет.

    11) Был ли его брат намного старше его? Опишите его образ жизни.

    12) Почему Георгий обрадовался, что стал старше? Какие у него были планы?

    13) Какие новости Георгий сообщил автору?

    14) Как отреагировал автор?

    IV Обсудите следующее:

    1) Почему автор так вводит рассказ? Кто в этой истории «муравей» и кто «травка»? Дайте свои основания.

    2) Когда автор был маленьким мальчиком и впервые услышал басню, его симпатии были на стороне кузнечика. Сохранял ли он свои симпатии на протяжении всей своей жизни? Подтвердите это текстом.

    3) Что означало для Рамзи «причинять неприятности»? Зачем?

    4) Почему люди не могут не любить Тома, несмотря ни на что? Он был бездельником, не так ли? Как бы вы объяснили такое противоречие?

    5) Сравните двух братьев.Жизнь Тома была удовольствием и развлечением. Жизнь Джорджа была честной и трудолюбивой. Справедливый ли конец истории? Кому вы симпатизируете? Зачем?

    6) Георгию всю жизнь приходилось помогать брату. Что он получил взамен? Не могли бы вы предложить Джорджу как-нибудь иначе?

    V Перескажите историю со стороны 1) Джорджа, 2) Тома, 3) одного из Рамзи, 4) одного из друзей Тома.

    Блок 21

    Счастливый человек У.С. Моэм

    Управлять жизнями других — опасная вещь, и я часто удивлялся самоуверенности политиков, реформаторов и им подобных, которые готовы навязывать своим подчиненным меры, которые должны изменить их манеры, привычки и точки зрения. . Я всегда не решался дать совет, ибо как можно посоветовать другому, как действовать, если он не знает другого так же, как и самого себя? Бог знает, я достаточно мало знаю о себе: я ничего не знаю о других.Мы можем только догадываться о мыслях и эмоциях наших соседей. А жизнь, к сожалению, можно вести только один раз; и кто я такой, чтобы я сказал этому и как он должен руководить им?

    Но однажды я понял, что посоветовал хорошо.

    Я был молодым человеком и жил в скромной квартире в Лондоне недалеко от вокзала Виктория. Однажды поздно вечером, когда я начал думать, что достаточно поработал для этого дня, я услышал звонок в звонок. Я открыл дверь совершенно незнакомому человеку.Он спросил меня, как меня зовут; Я сказал ему. Он спросил, можно ли войти.

    Конечно.

    Я провел его в свою гостиную и попросил присесть. Он казался немного смущенным. Я предложил ему сигарету, и он с трудом ее закурил.

    Надеюсь, вы не возражаете, что я приеду к вам вот так, — сказал он, — Меня зовут Стивенс, и я врач. Я полагаю, вы в медицинском?

    Да, но я не практикуюсь.

    Нет, знаю. Я только что прочитал вашу книгу об Испании и хотел спросить вас об этом.

    Боюсь, это не очень хорошая книга.

    Факт остается фактом: вы кое-что знаете об Испании, и я не знаю никого, кто бы знал. И я подумал, возможно, вы не будете возражать дать мне некоторую информацию.

    Буду очень рад.

    Он помолчал. Он потянулся за своей шляпой и, рассеянно держа ее в одной руке, погладил другой.

    Надеюсь, вам не покажется странным, что совершенно незнакомый человек разговаривает с вами вот так.Он виновато рассмеялся. Я не собираюсь рассказывать вам историю своей жизни.

    Когда люди говорят мне это, я всегда знаю, что именно они собираются это сделать. Я не против. На самом деле мне это скорее нравится.

    Меня воспитывали две старые тетки. Я нигде не был. Я никогда ничего не делал. Я женат шесть лет. У меня нет детей. Я медицинский офицер в лазарете Камберуэлла. Я больше не могу этого выносить.

    Было что-то очень поразительное в его коротких, резких предложениях.Я смотрел на него с любопытством. Это был невысокий мужчина, коренастый и толстый, лет тридцати, с круглым красным лицом, на котором светились маленькие, темные и очень яркие глаза. Его черные волосы были коротко подстрижены до пулевидной головы. Он был одет в синий костюм, который выглядел гораздо хуже изношенного. Он был мешковатым в коленях, а карманы неопрятно выпирали.

    Вы знаете, каковы обязанности врача в лазарете. Один день во многом похож на другой. И это все, чего мне нужно ждать всю оставшуюся жизнь.Как думаете, оно того стоит?

    Это средство к существованию, — ответил я.

    Да, знаю. Деньги неплохие.

    Я точно не знаю, зачем вы пришли ко мне.

    Ну, я хотел знать, думали ли вы, есть ли шанс для английского врача в Испании?

    Почему Испания?

    Не знаю, просто мне это нравится.

    Это не похоже на Кармен, я улыбнулся.

    Но там солнечный свет, и хорошее вино, и цвет, и воздух, которым можно дышать.Позвольте мне прямо сказать то, что я хочу сказать. Я случайно услышал, что в Севилье нет английского врача. Как вы думаете, я мог бы там заработать на жизнь? Безумие отказываться от хорошей безопасной работы ради неопределенности?

    Что об этом думает ваша жена?

    Она готова.

    Это большой риск.

    Я знаю. Но если ты скажешь, возьми, я сделаю: если ты скажешь, оставайся на месте, я останусь.

    Он смотрел на меня своими яркими темными глазами, и я знала, что он имел в виду то, что сказал.Я задумался на мгновение.

    Все ваше будущее озабочено: вы должны решать сами. Но вот что я могу вам сказать: если вы не хотите денег, но довольны тем, что зарабатываете ровно столько, чтобы поддерживать тело и душу вместе, тогда уходите. Вы проживете прекрасную жизнь.

    Он ушел от меня, я думал о нем день или два, а потом забыл. Этот эпизод полностью ушел из моей памяти.

    Много лет спустя, по крайней мере пятнадцати лет, я оказался в Севилье и, имея какое-то незначительное недомогание, спросил портье отеля, есть ли в городе английский доктор.Он сказал, что есть, и дал мне адрес. Я взял такси, и когда я подъехал к дому, из него вышел толстяк. Он заколебался, когда увидел меня.

    Вы пришли ко мне? он сказал. Я английский врач.

    Я объяснил свой вопрос, и он попросил меня войти. Он жил в обычном испанском доме, и его кабинет был завален бумагами, книгами, медицинскими приборами и древесиной. Мы занимались своим делом, и я спросил доктора, сколько ему платят.Он покачал головой и улыбнулся.

    Нет комиссии.

    Почему нет?

    Ты меня не помнишь? Я здесь из-за того, что ты мне сказал. Ты изменил для меня всю мою жизнь. Я Стивенс.

    Я не имел ни малейшего представления о том, о чем он говорил. Он напомнил мне о нашем интервью, он повторил то, что мы сказали, и постепенно, из ночи, ко мне вернулись смутные воспоминания об этом инциденте.

    Мне было интересно, увижу ли я тебя когда-нибудь снова, сказал он, мне интересно, смогу ли я когда-нибудь поблагодарить тебя за все, что ты для меня сделал.

    Значит, успех?

    Я посмотрел на него. Он был теперь очень толстым и лысым, но его глаза весело блестели, а на его мясистом красном лице было выражение совершенного юмора. Одежда, которую он носил, ужасно потрепанная, была явно сшита испанским портным, а его шляпа представляла собой испанское сомбреро с широкими полями. Он посмотрел на меня так, будто узнал бутылку хорошего вина, когда увидел ее. У него был полностью отзывчивый вид. Вы, возможно, не решались позволить ему удалить ваш аппендикс, но вы не могли представить себе более восхитительного существа, с которым можно было бы выпить бокал вина.

    Неужто вы были женаты? Я сказал.

    Да. Моей жене не нравилась Испания, она вернулась в Камберуэлл, там ей больше было дома.

    Ой, извините за это.

    Его черные глаза сверкнули улыбкой.

    Жизнь полна компенсаций, пробормотал он.

    Едва он сорвал эти слова, как испанка, уже не в юности, но все еще красивая, появилась в дверях. Она говорила с ним по-испански, и я не мог не чувствовать, что она хозяйка дома.

    Когда он стоял у двери, чтобы выпустить меня, он сказал мне:

    Когда я видел вас в последний раз, вы сказали мне, что если я приду сюда, то заработаю ровно столько, чтобы поддерживать тело и душу вместе, но что я должен вести прекрасную жизнь. Что ж, я хочу вам сказать, что вы были правы. Бедным я был и всегда буду бедным, но, клянусь небом, я получил удовольствие. Я бы не променял свою жизнь ни на одного короля в мире.

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    по медицинской работе в области медицины

    удалить приложение sbipeaavb anrxeprcqm

    Упражнения и задания по тексту

    Задание № 1 1

    ,:

    241._________________________________________;

    242. _________________________________________;

    243. _________________________________________;

    244. _________________________________________;

    245. _________________________________________;

    246. _________________________________________;

    247., _________________________________________;

    248._________________________________________;

    249. _________________________________________;

    250. _________________________________________;

    251. _______________________________________;

    252. _________________________________________.

    Задание № 2 2

    ,; :

    выглядеть плохо _________________________________________;

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    измерять температуру кого-л. _________________________________________;

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    есть о чем (не о чем) беспокоиться _________________________________________;

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    есть (нет) опасность _________________________________________;

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    спать _________________________________________;

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    не может удержаться от чего-л. _________________________________________;

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    творить добро _________________________________________;

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    иметь некоторую (большую, не очень) важность _________________________________________;

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    Назначение № Три 3

    :

    1) Какие признаки болезни мог заметить отец мальчика, войдя в комнату?

    Когда зашел в комнату ______________________________________________________.

    2) Ложился ли мальчик спать, как просил его отец?

    _______________________________________________________________________________.

    3) Что сказал врач? Что он прописал?

    _______________________________________________________________________________.

    4) Найдите в тексте предложения, которые доказывают, что мальчика беспокоило что-то серьезное.

    _______________________________________________________________________________.

    5) Почему мальчик никого не впускал в комнату?

    _______________________________________________________________________________.

    6) Какой из вопросов мальчика оскорбил его отца?

    _______________________________________________________________________________.

    7) В чем была настоящая причина страданий мальчика?

    _______________________________________________________________________________.

    8) Как отец все объяснил сыну?

    _______________________________________________________________________________.

    Задание № Четыре 4

    : 1); 2).

    Назначение № Пять 5

    , г. 5 6 48, 49, 50 51 5 1. . 1 2 (Причастия 1 и 2) (,).,:,:

    Задание № 6 6

    .52, 53, 54 55 Непрерывное время 5 1. .

    Задание № семь 7

    ,:

    1) Когда пришел врач, он измерил температуру мальчика .

    ______________________________________________________________________________?

    2) Я сел у изножья кровати и прочитал про себя .

    ______________________________________________________________________________?

    3) В школе во Франции мальчики сказали мне, что нельзя жить с сорока четырьмя степенями.

    ______________________________________________________________________________?

    4) Он ждал смерти весь день, с девяти часов утра .

    ______________________________________________________________________________?

    Задание № восемь 8

    (Косвенные вопросы).69, 70 71 5 1. .

    Назначение № Девять 9

    ,:

    141. болит двигаться

    142. болит голова

    143. выгляжу очень больно

    144. лихорадка

    145. измерить температуру

    146. дать лекарства

    147. Избегать чего-л.

    Назначение № Ten 10

    .9.

    Назначение № одиннадцать 11

    , г. (поддерживать форму)?

    Задание № Двенадцать 12

    ; :

    61. Яблоко в день убережет врача.

    62. Здоровье превыше богатства.

    63. Рано ложиться спать и рано вставать делает человека здоровым, богатым и мудрым.

    Блок 4

    ЗЕЛЕНЫЙ ДОКТОР О.Генри

    Приведите русские эквиваленты следующих слов и выражений из текста и используйте их в своих предложениях:

    стесняться делать что-л., Смущаться, не возражаете ли … (делать что-л.)?, Быть воспитанным кем-л., С нетерпением ждать чего-л., Быть стоящим (делать) что-л., Любить что-л. , довольствоваться (делать) что-л., замечать кого-л., трясти головой, напоминать кому-л. о чем-л., быть успешным, сохранять тело и душу вместе.

    III

    Вопросов по тексту:

    1) Кто однажды заходил к автору рассказа?

    2) Как он выглядел?

    3) Как он объяснил причину своего приезда?

    4) Что показало, что человек смутился?

    5) Что Стивенс рассказал автору о своей жизни?

    6) Почему он сказал, что не может больше этого терпеть?

    7) Какой совет хотел получить Стивенс?

    8) Что рекомендовал автор?

    9) Как случилось, что автор встретился со Стивенсом много лет спустя?

    10) Что изменилось в человеке?

    11) Что доказывает, что Стивенс был действительно счастлив?

    IV

    Обсудите следующие темы:

    1) Стивенс не был богатым, у него были деньги только на то, чтобы поддерживать тело и душу вместе.Но тем не менее он сказал, что вел прекрасную жизнь. Может ли мужчина быть счастливым без денег? Есть ли в жизни вещи более важные?

    2) Сравните Стивенса в начале и в конце рассказа. Что в его внешности показало, что он доволен жизнью?

    3) Легко ли людям советовать? Кто, по вашему мнению, имеет право давать советы?

    4) Расскажите об отношении автора к главному герою рассказа.

    V Перескажите текст на парфе а) Стивенса, б) его жены.

    VI Расскажите, что случилось со Стивенсом за пятнадцать лет его жизни в Испании.

    Блок 22

    Побег В.С. Моэм

    Я всегда считал, что если женщина решила выйти замуж за мужчину, ничто не могло его спасти. Я только однажды знал человека, которому при таких обстоятельствах удалось спастись. Его звали Роджер Чаринг. Он уже не был молод, когда влюбился в Рут Барлоу, и у него было достаточно опыта, чтобы заставить его осторожничать; но у Рут Барлоу был дар, который делает большинство мужчин беззащитными.Это был пафосный дар. Миссис Барлоу была дважды вдовой ». У нее были великолепные темные глаза, и они были самыми трогательными из тех, что я когда-либо видел. Казалось, они всегда готовы были залиться слезами, и казалось, что ее страдания невыносимы. Если бы вы были сильным парнем с кучей денег, как Роджер Чаринг, вы бы сказали себе: я должен стоять между жизненными проблемами и этой беспомощной мелочью. Миссис Барлоу была одной из тех несчастных, с которыми все идет не так, как надо.Если она вышла замуж, муж избил ее; если она наняла брокера, он обманул ее; если она брала повара, она пила.

    Когда Роджер сказал мне, что собирается жениться на ней, я пожелал ему радости. Что до меня, то я считал ее глупой и твердой, как гвоздь.

    Роджер познакомил ее со своими друзьями. Он подарил ей прекрасные драгоценности. Он возил ее повсюду. Их брак был объявлен на ближайшее время. Роджер был очень доволен собой, совершал хороший поступок.

    Потом внезапно он разлюбил.Не знаю почему. Возможно, этот ее жалкий взгляд перестал трогать струны его сердца. Он понял, что Рут Барлоу решила выйти за него замуж, и поклялся, что ничто не заставит его жениться на ней. Роджер знал, что это будет нелегко. Роджер не показал, что его чувства к Рут Барлоу изменились. Он оставался внимательным ко всем ее пожеланиям, водил ее поужинать в ресторанах, присылал ей цветы, он был очарователен.

    Они должны были пожениться, как только найдут дом, который им подходит; и они начали искать жилье.Агенты послали Роджеру приказ «осмотреть», и он повел Рут посмотреть несколько домов. Было очень трудно найти что-нибудь удовлетворительное. Они посещали дом за домом. Иногда они были слишком большими, а иногда слишком маленькими; иногда они были слишком далеко от центра, а иногда — слишком близко; иногда они были слишком дорогими, а иногда требовалось слишком много ремонта; иногда они были слишком душными, а иногда — слишком воздушными. Роджер всегда находил неисправность, которая делала дом непригодным.Он не мог позволить своей дорогой Руфи жить в плохом доме.

    Руфь стала раздражаться. Роджер попросил ее набраться терпения. Они посмотрели на сотни домов; они поднялись по тысячам ступенек. Рут была измотана и часто выходила из себя. Два года они искали дома. Рут замолчала, ее глаза больше не выглядели красивыми и жалкими. Человеческому терпению есть пределы.

    «Ты хочешь жениться на мне или нет?» — спросила она его однажды.

    «Конечно, знаю.Мы поженимся, как только найдем дом ».

    «Я чувствую себя недостаточно хорошо, чтобы смотреть на другие дома».

    Рут Барлоу легла в постель. Роджер оставался храбрым, как всегда. Каждый день он писал ей и рассказывал, что слышал о другом доме, который они могли бы посмотреть. Через неделю он получил следующее письмо:

    ‘Роджер, я не думаю, что ты меня действительно любишь. Я нашла человека, который действительно хочет обо мне позаботиться, и сегодня я собираюсь выйти за него замуж.

    Рут.

    Он отправил ответ:

    ‘Рут, я никогда не выдержу этого удара. Но ваше счастье должно быть моей первой заботой. Отправляю вам семь адресов. Уверен, вы найдете среди них дом, который вам точно подойдет. Роджер.

    ПРИМЕЧАНИЯ:

    вдова БПОБР

    тверд как гвоздь ynpaMaa

    заказов на просмотр CMOTpOBbIB Op + BpR

    Упражнения и задания по тексту

    Задание № 1 1

    ,:

    253._________________________________________;

    254. _________________________________________;

    255. _________________________________________;

    256. _________________________________________;

    257. _________________________________________;

    258. _________________________________________;

    259., _________________________________________;

    260._________________________________________;

    261. _________________________________________;

    262. _________________________________________;

    263. _______________________________________;

    264. _________________________________________.

    Задание № 2 2

    ,; :

    выглядеть плохо _________________________________________;

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    измерять температуру кого-л. _________________________________________;

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    ________________________________________________________________________________

    есть о чем (не о чем) беспокоиться _________________________________________;

    ________________________________________________________________________________




    :

    .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.