Работы ницше: Непонятый Фридрих Ницше

Содержание

Непонятый Фридрих Ницше

Компаньонов ищет Создатель, не трупов, не стад и толп почитателей.

Товарищей-создателей ищет Создатель, тех, кто напишет новые страницы скрижалей.

Товарищей ищет Создатель, помощников в жатве, ибо пришло время собирать камни.

— Фридрих Ницше, «Так говорил Заратустра»

 

Ницше по праву можно назвать одним из величайших философов современности. Широчайшую известность принесли Ницше его философские труды и, в частности, самая значительная его работа «Так говорил Заратустра». Философские теории Ницше часто были весьма противоречивыми. Он, в частности, разработал целую теорию о «сверх человеке» — физически совершенном, благородном человеке, все потенциальные возможности которого могут раскрыться только с помощью его абсолютного индивидуализма. Философское учение Ницше было извращено, когда оно стало считаться, и совершенно несправедливо, теоретической основой нацизма. Ницше, кстати, всегда презирал любую форму проявления антисемитизма.

Философия Ницше не организована в систему. «Волю к системе» Ницше считал недобросовестной. Его изыскания охватывают все возможные вопросы философии, религии, этики, психологии, социологии и т.д. Наследуя Шопенгауэру, Ницше противопоставляет свою философию классической традиции рациональности, подвергая сомнению и вопрошанию все «очевидности» разума. Наибольший интерес у Ницше вызывают вопросы морали, «переоценки всех ценностей». Ницше одним из первых подверг сомнению единство субъекта, причинность воли, истину как единое основание мира, возможность рационального обоснования поступков. Его метафорическое, афористическое изложение своих взглядов снискало ему славу величайшего стилиста. Однако, афоризм для Ницше не просто стиль, но философская установка — не давать окончательных ответов, а создавать напряжение мысли, давать возможность самому читателю «разрешать» возникающие парадоксы мысли. Ницше уточняет Шопенгауэровскую «Волю к жизни» как «Волю к власти», поскольку жизнь есть не что иное, как стремление расширять свою власть.

Однако, Ницше критикует Шопенгауэра за нигилизм, за его отрицательное отношение к жизни. Рассматривая всю культуру человечества как способ каким человек приспосабливается к жизни, Ницше исходит из принципа самоутверждения жизни, ее избытка и полноты. В этом смысле, всякая религия и философия должна прославлять жизнь во всех ее проявлениях, а все, что отрицает жизнь, ее самоутверждение достойно смерти. Прежде всего, великим отрицанием жизни Ницше считал христианство (см. «Антихрист»). Ницше первым заявил, что «нет никаких моральных феноменов, есть только моральное истолкование феноменов». Согласно Ницше,
здоровая
мораль должна прославлять и укреплять жизнь, ее волю к власти. Всякая иная мораль — упадочна, есть симптом болезни, decadence. Человечество инстинктивно использует мораль для того, чтобы добиваться свой цели — цели расширения своей власти. Вопрос не в том, истинна ли мораль, а в том, служит ли она своей цели. Такую «прагматическую» постановку вопроса мы наблюдаем у Ницше в отношении к философии и культуре вообще.
Ницще ратует за приход таких «свободных умов», которые поставят себе сознательные цели «улучшения» человечества, умы которых уже не будут «задурманены» никакой моралью, никакими ограничениями. Такого «сверхнравственного», «по ту сторону добра и зла» человека Ницще и называет «сверхчеловеком», «белокурой бестией». В отношении познания, «воли к истине» Ницше опять же придерживается своего «прагматического» подхода, спрашивая «для чего нам нужна истина?» Для целей жизни, истина не нужна, скорее иллюзия, самообман ведут человечество к его цели — самосовершенствованию в смысле расширения воли к власти. Но «свободные умы», избранные должны знать правду, чтобы мочь управлять этим движением. Эти избранные, имморалисты человечества, созидатели ценностей должны знать основания своих поступков, отдавать отчет о своих целях и средствах. Этой «школе» свободных умов Ницше посвящает многие свои произведения…

Философские теории Ницше часто были весьма противоречивыми. Он, в частности, разработал целую теорию о «супермене» — здоровом, физически совершенном, благородном человеке, все потенциальные возможности которого могут раскрыться только с помощью его абсолютного индивидуализма.

Но таково ли на самом деле мировоззрение этого непонятого философа? Или это все только выдумки философистов и философастеров?

__

Фридриху Вильгельму Ницше есть в чем оправдываться, а может быть, даже и каяться. Имя этого философа для людей, воспитанных на гуманистических идеалах, звучит одиозно. Теория сверхчеловека, взятая на вооружение идеологами нацизма. Его изречения вроде «слабого толкни» или «бог умер». Воображение рисует сильного, самоуверенного человека, одержимого идеей величия германского духа…

Ницше по отцовской линии происходил из польских дворян. Учился филологии в Боннском и Лейпцигском университетах. Затем получил степень доктора наук и переехал в Швейцарию, чтобы, как он сам признавался, избежать воинской повинности.

Примерно в это время завязывается дружба и переписка между Ницше и Рихардом Вагнером. Вагнер, к которому обращена одна из первых значительных работ Ницше «Рождение трагедии из духа музыки», через пятнадцать лет станет едва ли не главным оппонентом философа. Кстати, отношения с Вагнером и его кругом лишний раз доказывают непримиримость Ницше к адептам германской исключительности: «Бедный Вагнер! Куда он попал! — Добро б еще он попал к свиньям! А то к немцам…». В этом высказывании Ницше звучит не столько неприязнь к родному народу, сколько раздражение воинствующим национализмом, которым увлекался прославленный композитор.

Вот обобщенный портрет Ницше, воссозданный со слов друзей: «У него была привычка тихо говорить, осторожная, задумчивая походка, спокойные черты лица… В обычной жизни он отличался вежливостью, почти женской мягкостью, постоянной ровностью характера. Ему нравились изысканные манеры в обращении, и при первой встрече он поражал своей церемонностью. И это «сверхчеловек», уверенный в собственном превосходстве и презирающий слабых?

Отчасти правы те профессиональные философы, которые пожимают плечами при словосочетании «философия Ницше». Он не совсем философ в приемлемом для них смысле слова. Тогда кто же? Говорят: филолог, поэт, философствующий эссеист.

.. Сам стиль, сама музыка его текстов разительно отличаются от научной манеры изложения. Его подход меньше всего рассчитан на объективное восприятие жизни. Логики в нем маловато, зато сколько страсти!

В возрасте 35 лет Ницше серьезно заболевает. «К 1876 году здоровье мое ухудшилось… Мучительная и неотступная головная боль истощала все мои силы. С годами она нарастала до пика хронической болезненности, так что год насчитывал тогда для меня до 200 невыносимых дней… Зрелость моего духа приходится как раз на это страшное время».

Среди его последних работ — «Так говорил Заратустра», «По ту сторону добра и зла», «Сумерки идолов»… Напряженные и полные отчаяния, эти книги отражают противоречия, разрывавшие душу больного философа, выражают внутреннюю борьбу, в которой Ницше проиграл сам себе. В 1900 году, на рубеже веков, он скончался в итальянской лечебнице для душевнобольных в Турине.

Дальше произошло нечто странное. Самый аристократичный из мыслителей, индивидуалист сразу же после смерти обрел массовую популярность, был растаскан на цитаты, превращен в идола.

Накануне Первой мировой именем Ницше оправдывались территориальные и политические притязания Германии. Многие восторгались принадлежностью немцев к разряду «сверхчеловеков», о которых сам Ницше, словно предвидя такой поворот событий, говорил, что «они дурно пахнут». Впрочем, о том, что действительно говорил Ницше, старались не вспоминать.

Английский политик лорд Крамер заявлял: «Одна из причин, вынудивших нас принять участие в войне, заключается в том, что мы должны защитить мир, прогресс и культуру, чтобы они не пали жертвой философии Ницше». Покойный философ оказался между двух огней.

Тексты Ницше в обязательном порядке стали изучать в гимназиях Германии. В рюкзаках немецких юношей, отправлявшихся на фронты Первой мировой, рядом с Библией и «Фаустом» лежал ницшевский «Заратустра». Впрочем, этот «Заратустра», как выясняется, был не совсем ницшевским…

Перед войной архив Ницше перешел в ведение его сестры Элизабет Ф„рстер-Ницше. Впоследствии она написала многотомную «Жизнь Фридриха Ницше», где представила себя единомышленницей и чуть ли не единственной ученицей покойного брата. «Люди вроде моей сестры, — писал философ, — неизбежно оказываются непримиримыми противниками моего образа мыслей и моей философии». Он как будто предвидел, что сестра опубликует его тексты, извратив их до неузнаваемости. Так на свет появился двойник философа, не оставивший своему прообразу шансов на оправдание.

Одна из главных концепций Ницше выглядит приблизительно так. Духовное совершеннолетие каждого человека отмечено кризисным переживанием своего я. Человек осознает, что его формирование протекало до сих пор без его ведома и участия. С ранних лет он подвергался воздействию традиционных воспитания, образования, морали, религии и науки, но с какого-то момента начал ощущать это опекунство как бремя и личную несвободу. Растет желание стать тем, кто он есть, скинуть маску, навязанную ему обществом. Я, вращавшееся вокруг объективных ценностей, хочет само стать центром и объективной ценностью. Удается это не каждому. Двадцатый век показал, что в итоге Я не только не сотворило себе новых миров, но и сорвалось с прежней орбиты. ..

Знаменитое «толкни слабого» звучит почти как инструкция для вышибал. Но о каком «слабом» здесь идет речь? В работе «По ту сторону добра и зла» Ницше писал: «В человеке тварь и творец соединены воедино: в человеке есть… глина, грязь, бессмыслица, хаос; но есть и творец, ваятель… — понимаете ли вы это противоречие?» Ницшеанский сверхчеловек, таким образом, — тот, кто в процессе внутренней борьбы сумел истребить в себе “тварное” начало и развить творческое. Ницше, по сути дела, категорически отрицал агрессию. Человек, по его утверждению, может нападать лишь на самого себя.

Обвинения Ницше со стороны поборников гуманизма сводятся обычно к трем пунктам: пангерманизм, антисемитизм, славянофобия. При внимательном изучении его текстов ни одно из этих обвинений критики не выдерживает. Вот несколько фактов и выбранных наугад цитат.

1. «Происхождение немецкого духа — из расстроенного кишечника». «Куда бы ни простиралась Германия, она портит культуру».

2. «Было бы, может быть, полезно и справедливо удалить из страны антисемитских крикунов». Разрыв с Вагнером был во многом вызван антисемитизмом знаменитого композитора.

3. «Одаренность славян казалась мне более высокой, чем одаренность немцев». Может быть, тут сказалось славянское происхождение самого Ницше. Но уж во всяком случае «недочеловеками» Ницше славян не считал, как это ему пытался приписать Гитлер.

В Советском Союзе Ницше долгое время был под запретом. Сегодня оригинальные тексты его книг хорошо известны и переведены на русский язык. Но удивляет и настораживает то, что наряду с подлинным Ницше продолжает выходить и фальсифицированный. Я собственными глазами видел книжку Ницше под редакцией его сестры на одном прилавке с русским переводом «Майн Кампф». Значит, страшный двойник философа на этот раз понадобился кому-то у нас.

Он был и остается самым загадочным и оригинальным философом. Фридрих Вильгельм Ницше и сейчас, спустя полтора столетия после своей смерти, продолжает будоражить умы людей. Можем ли мы в 21 веке утверждать, что приблизились к пониманию феномена Ницше? «Заблистать через 300 лет – вот моя жажда славы», – говорил он, предвидя, что останется непонятым как современниками, так и ближайшими потомками.

Понравилась статья? Поделись ею в соц сетях или плюсани.

При копировании информации просьба оставлять ссылку на статью и пару добрых слов в комментариях =)

Философия Ницше

Ницше был многосторонним, его труды можно разделить на несколько идей:

1) Воля к власти.

2) Смерть бог.

3) Нигилизм.

4) Переоценка ценностей.

5) Сверхчеловек.

Философия Ницше кратко упоминает теории, являющиеся почвой для его размышлений, таких как теория эволюции и естественного отбора Дарвина и метафизика Шопенгауэра. Не смотря на огромное влияние этих теорий на труды Ницше, в своих размышлениях он безжалостно критикует их. Тем не менее, естественный отбор и борьба за выживание, в которой выживают сильнейшие, привела к желанию философа создать некий идеал человека.

Основные идеи работ Ницше:

Зрелую философию Ницше кратко можно изложить в его стремлении к власти и господству. Это было его главной жизненной целью, смыслом существования. Воля для философа являлась основой мира, который состоит из случайностей и наполненный хаосом и беспорядком. Воля к власти привела к мысли о создании «сверхчеловека».

Философ считает, что жизнь является отдельной и уникальной для каждого человека реальностью. Он не отождествляет понятия разума и жизни и жестко критикует выражения и учения, касающиеся мыслей как показателя к существованию человека. Ницше представляет жизнь как постоянную борьбу, и поэтому главным качеством человека в ней выступает воля.

Философия Ницше кратко освещает проблемы бытия. Он считает, что нельзя противопоставить истинное и эмпирическое. Отрицание реальности мира способствует отрицанию реальности человеческой жизни и декадансу. Он утверждает, что абсолютного бытия нет, и не могло быть. Существует лишь круговорот жизни, постоянный повтор того, что уже когда-то было.

Ницше яростно критикует абсолютно все: науку, религию, нравственность, разум. Он считает, что большая часть человечества жалкие, неразумные, неполноценные, люди, единственным способом управления которыми является война.

Смыслом жизни должна являться только воля к власти, а разум не имеет такого значительного места в мире. Также он агрессивно настроен в отношении к женщинам. Философ их отождествлял с кошками и птицами, а также с коровами. Женщина должна вдохновлять мужчину, а мужчина при этом держать женщину в строгости, порой с помощью физических наказаний. Не смотря на это, у философа имеются множество положительных работ об искусстве и здоровье.

Кто такой сверхчеловек, по мнению Ницше? Конечно же, это человек, обладающий огромной волей. Это человек, управляющий не только своей судьбой, но и судьбами других. Сверхчеловек это носитель, новых ценностей, норм, моральных установок. Сверхчеловек должен быть лишён: общепринятых моральных норм, милосердия, у него свой, новый взгляд на мир. Сверхчеловеком можно назвать только, того, кто будет лишён совести, ведь именно она управляет внутренним миром человека. У совести нет срока давности, она может свести с ума, довести до самоубийства. Сверхчеловек должен быть свободен от её оков. 

Рассмотрим подробнее теорию сверхчеловека.

Идея сверхчеловека в произведении «Так говорил Заратустра»

«Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого» — впервые изданная в 1885 году, одна из самых спорных и известных философских книг. Изначально книга состояла из трёх отдельных частей, написанных в течение нескольких лет. Ницше намеревался написать ещё три части, но закончил только одну — четвёртую. После смерти Ницше книга «Так говорил Заратустра» была опубликована в одном томе.

В книге повествуется о судьбе и учении бродячего философа, взявшего себе имя Заратустра в честь древнеперсидского пророка Зороастра (Заратуштры). Через его речи и действия Ницше высказывает свои мысли. Одной из центральных идей романа является мысль о том, что человек — промежуточная ступень в превращении обезьяны в сверхчеловека: «Человек — это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком. Канат над бездной». Философ, важной темой которого является декаданс, также подчеркивает то, что человечество пришло в упадок, исчерпало себя: «Человек есть то, что должно превзойти».

В противовес сверхчеловеку автор создает образ Последнего человека, о котором в своей речи к толпе Заратустра рассказывает на площади. Он соединяет в себе все негативные, по мнению писателя черты: он не знает что такое любовь, творение устремление, он приспособленец, живет дольше всех, неистребим, но «делает все маленьким». Забыв о высших идеалах, он, остановившись в развитии, думает что нашел уже счастье. Для него труд не средство достижения цели, а лишь развлечение, да и то в меру, чтоб не утомиться. Он объединяется в стадо, желая равенства и презирая чувствующих иначе. Толпа радуется словам Заратустры и просит сделать их похожими на последнего человека, что дает нам понять, что, по мнению Ницше, весь мир стремится к неверным целям, руководствуется ложными идеалами. Заратустра в своих речах называет своих противников лишними людьми, посредственностью. Еще одной их ложной добродетелью является крепкий сон, которому подчиняется все их жизнь. Именно из него происходит их умеренность и ровность в желаниях, а не из соображений долга.

Сверхчеловек, напротив, должен гармонично сочетать в себе физическое совершенство, высокие интеллектуальные качества ради того чтобы обновить человечество, воплотив идею вечного возвращения Ницше, которая выражается в цикличности бытия. Сверхчеловек должен обладать, прежде всего, несокрушимой волей. С ее помощью он преодолеет все трудности и построит новый мир. Но сверхчеловек скорее гений или бунтарь, чем правитель или герой. Он разрушитель старых ценностей. Заратустра призывает «разбить старые скрижали, ибо Бог мертв». Ради достижения своей цели сверхчеловек может пренебречь общепринятой моралью («Нет истины, все позволено»), поскольку его разум не должен быть ничем задурманен. Придерживаясь прагматического подхода, Ницше дал ему право быть «по ту сторону добра и зла». Но афоризм «падающего подтолкни» происходит не отсюда. Его не следует понимать в том упрощенном смысле, что не стоит помогать ближним. Так как автор испытал на себе влияние дарвинизма, он уверен, что самая действенная помощь ближнему — дать ему возможность достигнуть крайности, в которой можно будет положиться только на свои инстинкты выживания, чтобы оттуда возродиться, или погибнуть. В этом проявляется вера Ницше в жизнь, в ее способность самовозрождения и сопротивления всему роковому («То, что не убивает нас, делает нас сильнее»).

Сравнивая великого человека и последнего, автор проводит параллель к разнице алмаза и древесного угля. Они ведь суть одно и то же, состоят из углерода, но алмаз тверд и несгибаем, как воля стремящихся к пришествию сверхчеловека, а уголь мягкий и рассыпчатый, так как последний человек слаб и безволен. Завершая сравнение, Ницше горюет о том, что даже великие люди все еще слишком похожи на людей, то есть человек стоит в самом начале своего пути к обновлению.

Обновление должно произойти с помощью трех превращений. Первое превращение Верблюд. Он символ стойкости и выносливости. Человек должен противопоставить эти качества духу времени, выдержать все испытания, не сдавшись, не превратившись в маленького человека. Второе превращение Лев. Своей силой и яростью человек должен разрушить старые устои и традиции, а не разрушив старого, не получить нового. («Беззаботными, насмешливыми, сильными — такими хочет нас видеть мудрость, она женщина и всегда любит только воина»). Последнее превращение Ребенок. Он символ невинности, забвения, нового начинания, начального движения, так как Лев разрушитель не способен созидать, ему на смену приходит Ребенок.

Ницше провозглашает свободу смерти, лозунгом которой является слоган «Умри вовремя». Это подразумевает то, что смерть, как часть жизни, тоже должна быть подчинена цели. Человек должен ей управлять, он имеет на это право. То есть для Ницше Бог уже не владеет монополией на жизнь, ибо Бог умер. А человек подчиняя смерть идее сверхчеловека, на одре благословит клятвы больших людей быть верными своей цели.

Сверхчеловек освобождается не только от морали и религии, но и от авторитетов. Даже таких сильных как пророк сверхчеловека — Заратустра, который учит своих последователей: потеряйте меня и найдите самого себя. То есть каждый человек должен найти самого себя, принять себя.

Поиску себя мешают традиции, институты общества… Автор объявляет священников врагами сверхчеловека, ибо они проповедники медленной смерти, они служат мертвому Богу и они лживы («Когда заповеди были особенно священны — на свете было больше всего грабежей и убийств»). С ними рядом стоят добрые и праведные. Это довольные и сострадательные горожане, «чья тетива разучилась дрожать и им не стать стрелами тоски». Они никогда не смогут стать мостом над пропастью, так как они довольны тем, что имеют. Аристократия тоже подвергается жесткой критике, поскольку кто как не они должны вести людей в светлое будущее, а они погрязли в пороках, в блуде и лжи, в корысти и лени.

В отличие от аристократии, Ницше возвышает простого крестьянина, который способен на перемены. У него есть воля и этим он силен. В подтверждение этой мысли, автор рассказывает нам о пастухе, в рот к которому заползла змея пока он спал, он откусил ей голову и отбросил прочь по подсказке Заратустры, таким образом, выжив. Этим Ницше обозначает главную свою идею: слушай Заратустру и будешь жить.

Фридрих Ницше. Эстетика ницше. «Искусство нам Дано, Чтобы не Умереть от Истины».

Фридрих Ницше. Эстетика ницше. «Искусство нам Дано, Чтобы не Умереть от Истины».

Эстетика ницше. Исходный пункт: Аполлон и Дионис. Складывание элитарной концепции искусства.

От философского мировоззрения Ницше, его филологических изысканий, его взглядов на мораль, политику, религию, науку неотделимы его эстетические критерии и вкусы. Ницше исключительно оригинален в своих эстетических построениях и, хотя элитарные тенденции в истолковании искусства мы можем зафиксировать на протяжении всей истории развития эстетической мысли, а в эстетике немецких романтиков (шлегель, новалис, шеллинг), и особенно шопенгауэра, можем отметить процесс складывания этих тенденций в систему элитарных идей, об элитарных концепциях в строгом смысле слова мы должны говорить лишь начиная с Ф. Ницше.

Немаловажен сам факт выступления элитарных тенденций в чистом виде именно во второй половине XIX века, времени, когда подобные тенденции возникают не , внимание, только в искусстве, но и в философии истории, и в социологии.

Эстетическое мировоззрение Ницше, неразрывно связанное с его общими философскими взглядами, проделало три этапа.

Первый этап начинается с первой значительной работы философа «Рождение Трагедии из Духа Музыки» *. следует сразу отметить, что в эстетике Ницше на первом месте не скульптура, не живопись, даже не театр, хотя о нем он говорит чаще всего, а музыка. Это романтическое предпочтение музыки всем другим искусствам остается главенствующей чертой эстетики Ницше на всех ее стадиях. Музыку Ницше считает универсальной, она — «Мать Всех Искусств», из нее возникли лирика и драма; она не отпечаток бытия, а его заговоривший таинственный голос: она — особого рода метафизика, проникающая за пределы всех недоступных логике жизненных явлений, через нее с нами «внятно беседует сокровеннейшая бездна вещей».

В своем темпераментно написанном трактате Ф. Ницше исследует греческую трагедию V века до Р. X. он выявил противоположные тенденции греческого искусства, связав их с именами двух богов Аполлона и Диониса. Первый — символ сновидений, иллюзий и в то же время спокойного артистизма, трезвого правила; второй — символ наития, вдохновения, упоительного восторга, ощущения невероятной силы. «Аполлоновское» начало — это пластические образы изобразительных искусств и эпической поэзии. «Дионисовское» — это музыка и лирика.

По Ницше, в человеческом уме тоже существует два отношения к жизни — дионисовское и аполлоновское. Близость к природе, инстинкт, страстность означает дионисовский элемент в человеке, нечто иррациональное, примитивное и трагическое. Аполлоновское начало помогает принимать жизнь через мышление, превращая ее в мечту, светлую, гармоническую и прекрасную.

Эти два начала, считает Ницше, лишь однажды соединились в одно целое в аттической трагедии, где бурные страсти и коллизии обрамлены изящной полной совершенства композицией. Греческие трагики эсхил и софокл, которых молодой Ницше считает медиумами дионисизма, оживили мир гомеровких богов и с помощью аполлоновских творений фантазии облегчили себе постижение мирового целого, придав его стихии конкретность форм. В единоборстве уродливого оргазма и чар красоты сильнее первое, никогда не заслоняющее ужасов действительности и доставляющее индивидууму «Экстаз Самоуничтожения».

Лейтмотивы книги Ницше — оптимизм, разумность и мораль отвечают «Предрассудкам Демократического Вкуса»; за благородным и гармоничным искусством древних греков, о котором молодой Маркс сказал, что «греки разбивали природу гефестовским молотом искусства, создавая статуи», Ницше видит только «дифирамбическое безумие»; жизнь «постоянно должна оставаться неправой»; Сократ с его «химерической верой» в возможность исцелить с помощью познания «вечную рану существования» виновен в повороте к рассудочному теоретизированию: истинное величие на стороне досократовской Греции. С точки зрения Ницше, греческая культура всего благороднее, там, где она трагична: «грек знал и испытывал страхи и ужасы бытия: чтобы вообще быть в состоянии жить, он должен был заслонить себя от них лучезарными призраками олимпийцев.

Это глубокое недоверие к титаническим силам, природы, это над всеми познаниями без жалостно царящая мойра, этот коршун, терзающий величайшего друга человечества Прометея. Вся эта философия. Была непрестанно побеждаема греками при помощи художественного промежуточного Мира олимпийцев. По глубочайшей необходимости, чтобы быть в состоянии жить, должны были греки создать этих богов».

Трагедия, говорит Ницше, являясь произведением аполлоновского импульса, достигает величия и истинности потому, что она включает в себя и дионисийское начало: «в совокупном действии трагедии дионисийское слово достигает перевеса. И благодаря этому аполлоновский обман оказывается тем, что он и есть — длящимся в течение трагедии заволакиванием собственного дионисийского действия, которое, однако, столь могущественно, что в конце концов загоняет драму в такую сферу, где она начинает говорить с дионисийской мудростью и где она отрицает и самое себя и свою аполлоновскую видимость. Дионис говорил языком Аполлона, Аполлон же в конце концов — языком Диониса, чем и достигается высшая цель трагедии и искусства вообще».

Ницше игнорирует ту сторону античной драмы, которая хотя и не утешает, но вселяет мужество и стойкость под ударами судьбы; он перестает замечать комедийное начало; для Ницше — это всего лишь скоротечный момент, светлая пауза в трагическом ходе жизни; еще холоднее он к Греции софистов и еврипида.

Нравственная подоснова эллинской трагедии — для Ницше «Плоский и Дерзкий Принцип Поэтической Справедливости» с его обычным «Deus eh Machina». Для Ницше не приемлем аристотелевский катарсис, очищающий душу зрителя эффектами ужаса и сострадания; по его мнению, греческий философ категорически не может объяснить воздействие трагического на «Дионисически Восприимчивого Зрителя».

Общий взгляд Ницше на классическую Грецию бесконечно трезвее и реалистичнее, чем у либеральных историков и философов. Для них в качестве идеала фигурировала только одна сторона античного полиса, состоящего из свободнорожденных. Вся античная культура связывалась только с этой системой отношений, выводилась только из нее.

«Даже в тех случаях, — пишет Ю. Давыдов, — когда (как, например, у Гегеля или Гете) возникло подозрение, что культура эта могла возникнуть только на базе рабовладения. От этой стороны вопроса старались абстрагироваться, забыть о ней. Предположить, что эти неистинные отношения между полисом и рабами (и варварами) не влияли на отношения, складывающиеся внутри полиса, не нарушали их истинности.

Ницше покончил с этим «Фальшивым Оптимизмом» в понимании античного общества, введя в поле зрения и тот факт, что это общество базировалось на рабовладении, которое должно было сделать отношения внутри античного полиса совсем не гуманными, а самих свободорожденных — весьма далекими от гуманистического и просветительского идеала. «Бесспорно, — писал он, — что гуманизм и просвещение привели с собой древность на поле битвы в качестве союзника; и потому естественно, что противники гуманизма нападают на древность. Только гуманизм плохо знал и фальсифицировал древность: если посмотреть тщательнее, она является доказательством против гуманизма, против доброй в своей основе человеческой природы и т. п. враги гуманизма ошибаются, когда они вместе с тем борются и с древностью; она сильный союзник для них».

Итак, вырисовываются основные положения эстетической концепции Ницше. Первое: великое искусство возникает тогда, когда художник оказывается под властью дионисийского начала, т. е. всего стихийного демонического, подсознательного. Аполлоновское начало, т. е. просветление, разум, добро, гармония должно молчать в момент творения. Гений — воплощение диониса.

Второе великое искусство возможно лишь там, где осуществлено разделение общества на касту рабов и касту господ.

Третьим, важнейшим положением эстетического элитизма Ницше является концепция мифа.

«С подлинно исторической точки зрения, — пишет с. финкелстайн, — одним из достижений греков, обусловленным как наукой, так и решительным преобразованием общества, следует считать то, что они вырвались из состояния невежества и преодолели страх перед примитивным мифом. Они таким образом перераспределили роли в своих легендах, что боги приобрели черты реальных людей, действующих в реальных общественных ситуациях. Другими словами, это рационалистическое достижение сделало их искусство классическим».

Для Ницше же лоном синтетической культуры, лоном вырастающей из нее общественной целостности является миф. «Без Мифа, — Пишет Автор»рождения трагедии», — всякая культура теряет свой здоровый творческий характер природной силы: лишь обставленный мифами горизонт замыкает культурное движение в некоторое законченное целое. Образы мифа должны незаметными вездесущими демонами стоять на страже; под их защитой подрастает молодая душа, по знамениям их муж истолковывает жизнь свою и битвы свои; и даже государство не ведает более могущественных неписанных законов, чем эта мифическая основа, ручающаяся за его связь с религией, за то, что оно выросло из мифических представлений».

Как видим, понимание мифа у Ницше всеобъемлющее. Он идет дальше своих предшественников в решении проблемы мифа — немецких романтиков, — его способ еще ярче обнажает социальные корни его элитарной концепции культуры и искусства.

По мнению Ницше, буржуазное общество лишило народ всего великого, и прежде всего «его Мифа». А на другом полюсе оно развило противоположность того, во что превратился народ — так называемый «Образованный Класс», смыслящий «в истинной поэзии, мифе ровно столько, сколько глухой в музыке». Глухой к мифологическим основам всякой истинной культуры, «Образованный Класс» мог создать лишь фальшивое подобие культуры и искусства, как раз то, что Ницше называл абстрактной, «сократической» культурой. От этих язв и пороков, считает Ницше, человечество должен освободить трагический миф.

Д. и. корнющенко.
Эстетика ницше. Исходный пункт: Аполлон и Дионис. Складывание элитарной концепции искусства.
(Ницшеанство как социокультурный феномен XX века).

Фридрих Вильгельм Ницше (1844 — 1900) — немецкий мыслитель, классический филолог, композитор, поэт, создатель самобытного философского учения, которое носит подчёркнуто неакадемический характер и имеет широкое распространение, выходящее далеко за пределы научно — философского сообщества. Фундаментальная концепция включает в себя особые критерии оценки действительности, поставившие под сомнение базисные принципы действующих форм морали, религии, культуры и общественно-политических отношений и, впоследствии, отразившиеся в философии жизни. Будучи изложенными в афористической манере, сочинения Ницше не поддаются однозначной интерпретации и вызывают много разногласий. Философия Ницше оказала большое влияние на формирование экзистенциализма и постмодернизма, и также стала весьма популярна в литературных и артистических кругах.

Список книг (архив fb2:

1. Ecce Homo, как становятся самим собой.
2. антихрист. Проклятие христианству.
3. антихристианин. Проклятие христианству.
4. веселая наука (La Gaya Scienza).
5. злая мудрость (афоризмы и изречения).
6. избранные стихотворения.
7. к генеалогии морали.
8. казус Вагнер.
9. несвоевременные размышления — Давид Штраус, исповедник и писатель 10. Несвоевременные размышления — о пользе и вреде истории для жизни.
11. несвоевременные размышления — Рихард Вагнер в байрейте.
12. несвоевременные размышления — шопенгауэр как воспитатель.
13. о будущности наших образовательных учреждений.
14. песни Заратустры 15. По ту сторону добра и зла.
16. рождение трагедии, или эллинство и пессимизм.
17. смешанные мнения и изречения.
18. странник и его тень 19. Сумерки идолов, или как философствуют молотом.
20. так говорил Заратустра 21. Утренняя заря, или мысль о моральных предрассудках.
22. человеческое, слишком человеческое.

* «Рождение Трагедии из Духа Музыки» — эстетический трактат 1872 года, в котором Фридрих Ницше изложил свой взгляд на дуалистические истоки искусства. Переиздан в 1886 году с предисловием «Опыт Самокритики» и подзаголовком «эллинство и пессимизм».

Сверхчеловек Ницше

Мораль должна быть направлена на культивирование сильного человека, который сам решает, что такое добро, а что зло. «Слабые и неудачники должны погибнуть — первая заповедь нашего человеколюбия. И нужно еще помогать им в этом», — провозглашал Ницше. По его мнению, сильный человек сам решает, что такое добро, а что зло, не перекладывая это на Бога.

Из «права сильного» следует понимать и мораль Ницше. Эта мораль возникает из чувства превосходства одних людей, «аристократов», «господ», над другими — «рабами», «низших». Натолкнувшись на настоящее проявление своей морали — противоположность классов — Ницше открыто встал на позицию защиты господствующего класса. Мораль Ницше — это вечное противоборство двух классов. Издавна рабы пытались отомстить господам, навязать им свои принципы. Начало этому положила нагорная проповедь Христа в «Ветхом завете». По словам Ницше, «Аристократическое уравнение ценностей (хороший = знатный = могущественный = прекрасный = счастливый = любимый Богом) евреи сумели с ужасающей последовательностью вывернуть наизнанку и держались за это зубами бездонной ненависти бессилия. Именно только одни несчастные, бедные, низкие — хорошие, блаженны, благочестивые…. Зато, знатные и могущественные, — злые, жестокие, похотливые, ненасытные, и они навеки будут несчастными, проклятыми и отверженными». Почти цитатой нагорную проповедь, Ницше пытается осудить христианскую мораль. Философ не пытается увидеть то, что в изначальном христианстве немаловажное место занимали другие мотивы, мотивы подчинения рабов господам (в земной жизни) и то, что христианство было поставлено на службу господам. Лицемерную форму христианской морали, обещающей людям блаженство в загробном мире ценой примирения с эксплуатацией в этом, он воспринял как определяющую ее сущность бунтарский гнев. Поэтому нужно сделать «переоценку ценностей»: восстановить «мораль господ» и отменить результаты «восстания рабов в морали».

Фридрих Ницше образование. Годы детства

Ницше в возрасте 17 лет, 1861 г.

Фридрих Ницше родился в 1844 году в Рёккене (недалеко от Лейпцига , провинция Саксония в составе Пруссии ), в семье лютеранского пастора Карла Людвига Ницше ( 1813 — 1849 ). В 1846 году у него появилась сестра Элизабет, затем брат Людвиг Йозеф, умерший в 1849 году спустя полгода после смерти их отца. Воспитывался своей матерью, пока в 1858 году не уехал учиться в знаменитую гимназию « Пфорта ». Там он увлёкся изучением античных текстов, осуществил первые пробы писательства, пережил сильное желание стать музыкантом, живо интересовался философскими и этическими проблемами, с удовольствием читал Шиллера , Байрона и особенно Гёльдерлина , а также впервые познакомился с музыкой Вагнера .

Философия Ницше. Философия Фридриха Ницше

Наиболее сильное влияние «философии жизни» обнаруживается в этике. Создателем этической «философии жизни» является немецкий философ Фридрих Ницше (1844—1900). Он развивал концепцию «воли к власти» на основе «воли к жизни».

«Воля к власти» — основа права сильного.

«Что хорошо?» — вопрошает Ницше. — Все, что укрепляет сознание власти, желание власти и саму власть человека. «Что дурно?» — Все, что вытекает из слабости. «Способствует ли познание как рациональная деятельность повышению “воли к власти”? — Нет, ибо преобладание интеллекта парализует волю к власти, подменяя активную деятельность рассуждениями. Общепринятая мораль также подрывает «волю к власти», проповедуя любовь к ближнему.

«Воля к власти» — основа права сильного. Именно таким правом должен руководствоваться сильный человек во всех сферах своей жизнедеятельности. Право сильного является также основой власти мужчины над женщиной.

Известен афоризм Ницше: «Идешь к женщине — бери плетку». Всякое стремление к уравнению прав мужчины и женщины — показатель упадка и разложения власти. Такая же характеристика распространяется Ницше и на другие демократические институты, и на демократию как институт в целом, поскольку, по его мнению, в условиях демократии масса составляет оппозицию праву сильного.

Он утверждает, что мораль, определяющими понятиями которой являются понятия добра и зла, возникает как следствие чувства превосходства одних людей над другими, аристократов (лучших) над рабами (худшими). На протяжении всей истории рабы в виде духовной мести пытались навязать свою мораль господам. Начало этому процессу, считает Ницше, положили евреи в Ветхом Завете. Наивысшее развитие этот процесс получил в христианстве, прежде всего в Нагорной проповеди Иисуса Христа. По словам Ницше, аристократическое уравнение ценностей (хороший = знатн

Читать книгу Ницше: принципы, идеи, судьба Валерии Черепенчук : онлайн чтение

Валерия Черепенчук
Ницше: принципы, идеи, судьба

© ИП Сирота, 2018

© ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Фридрих Ницше в 1882 году

15 октября 1844 года – Фридрих Ницше родился в городке Рёккен в семье лютеранского пастора. Получил имя в честь короля Фридриха Вильгельма IV.

1862 – поступление в университет Бонна, изучение теологии и филологии. Вскоре перевелся в Лейпцигский университет.

1868 – знакомство с Рихардом Вагнером, творчество которого оказало огромное влияние на философию Ницше.

1869 – двадцатичетырехлетнего студента Фридриха Ницше приглашают исполнять обязанности профессора классической филологии на кафедре университета в Базеле.

1872 – выходит книга «Рождение трагедии из духа музыки», в которой молодой философ изложил свои взгляды на сущность искусства.

1878 – выход первого тома книги «Человеческое, слишком человеческое», вызвавшей яростную полемику в обществе.

1879 – из-за резкого ухудшения здоровья Ницше прекращает преподавание.

1884–1885 – в нескольких томах издается ключевое произведение философа «Так говорил Заратустра».

1888 – издается книга «Сумерки идолов, или Как философствуют молотом».

1889 – Фридрих Ницше заболевает тяжелым психическим расстройством.

25 августа 1900 года – умер.

Фридрих Ницше. «Быть великим – значит давать направление»

Пожалуй, ни одна философская система – от древности до наших дней – не вызывала столь бурных дискуссий, как учение немецкого мыслителя Фридриха Ницше (1844–1900). Его называли трагическим гением Нового времени и глашатаем жестокости, причисляли к основателям «людоедской морали нацизма» и ставили в один ряд с титанами Древней Греции и Возрождения.

«…Ницше не был сатиром, – писал Даниэль Галеви в своей книге „Жизнь Фридриха Ницше“, – это святой, раненый святой, который жаждет смерти. Он говорит, что благодарен жизни; это неправда: душа его полна горечи. Он лжет, но ложь бывает иногда победой, единственной, оставшейся человеку…»

Как же воспринимать творения Ницше – написанные ярким, афористичным языком, мрачные и завораживающие? Как относиться к его неоднозначным высказываниям (которые, правда, часто искажают и вырывают из контекста) наподобие известного «Идешь к женщине? Не забудь плеть» или «Падающего подтолкни»? Отражали ли его работы истинные убеждения философа? А может быть, это была просто грамотная провокация, растянувшаяся на много лет? Да-да, высказывались мысли о том, что истинный Ницше, каким знали его друзья и родные, был милейшим человеком – с поправкой на странности гения и прогрессировавшую душевную болезнь. А его идеи о сверхчеловеке и отрицании морали по воле философа сыграли роль зеркала, в котором отразились ложь и лицемерие современного ему общества.

Нет сомнения в том, что философия Ницше – во многом детище эпохи: наверное, только XIX век с его промышленным подъемом, бесконечными войнами, религиозными спорами и политическими катаклизмами мог породить такую философскую систему. В ней сочетаются доступность и глубина, обращение к низменным качествам человека и надежда на то, что победит все же мораль сильных духом – людей благородных и достойных.

Но как же родилась эта удивительная философия? И каков был путь самого Ницше к своим убеждениям?

Фридрих Вильгельм Ницше родился 15 октября 1844 года в Рёккене (тогда это была территория Пруссии – Германия еще не стала единым государством). Его отец – Карл Людвиг – был лютеранским пастором, мать – Франциска – также происходила из семьи священнослужителей. Правда, некоторые исследователи упоминают, что родители будущего философа не были схожи по своему интеллекту и уровню образования. Отец – утонченный, склонный к размышлениям любитель книг; мать – приземленная, трезвая и практичная. Но все же связи в семье были очень прочными; и много лет спустя именно мать будет заботиться о своем знаменитом сыне, ставшем совершенно беспомощным.

Фридрих Ницше

«Поэзия лирика не может высказать ничего такого, что… не было бы уже заложено в той музыке, которая принудила поэта к образной речи»

«Без музыки жизнь была бы ошибкой»

«Моя тоска хочет отдохнуть в тайниках и пропастях совершенства: для этого нужна мне музыка»

«Меня раздражает все, что нельзя выразить музыкой»

«Всякая подлинная, всякая оригинальная музыка – это лебединая песня»

Маленький Фридрих Вильгельм рос в атмосфере любви и взаимопонимания, рано научился читать и писать, проявлял способности к музыке. В 1846 году у него появилась сестра Элизабет, а еще через два года – брат Йозеф. Но вскоре на семью посыпались несчастья. Карл Людвиг получил тяжелую травму, упав с лестницы, и в 1849 году после мучительной болезни скончался. Некоторые исследователи биографии Ницше склонны думать, что падение было вызвано прогрессировавшим заболеванием мозга, которое впоследствии проявится и у сына… Впрочем, в причинах смерти Карла Людвига и Фридриха Ницше до сих пор много неясного.

Через год во время внезапного приступа судорог умер маленький Йозеф. Возможно, эти потери, потрясшие Фридриха в раннем возрасте, оказали влияние на его мировосприятие.

Уже в шестилетнем возрасте, будучи учеником, он поражает учителей и однокашников несвойственной ребенку серьезностью, равнодушием к играм, пристрастием к духовной литературе. Но главным его увлечением была музыка: мальчик заслушивается классикой, боготворит Гайдна, Моцарта, Бетховена. Он и сам пробует сочинять мелодии, пишет песни и фортепианные пьесы – это увлечение останется с ним навсегда, и, будучи уже студентом, он долго размышлял о том, не посвятить ли себя музыке. В биографической литературе встречается мнение, что Ницше-композитор интересен ничуть не менее, чем Ницше-философ…

Вечные вопросы

Фридрих Ницше утверждал, что в его эссе «Свобода воли и рок» и «Рок и история», написанных им в восемнадцатилетнем возрасте, уже содержатся все основные идеи его философии и все интересовавшие его вопросы:

– Свободен ли человек?

– Существует ли рок, предопределение?

– Что такое свобода и несвобода?

– Каковы принципы и закономерности исторического процесса?

– Как связаны история и судьба отдельной личности?

В возрасте четырнадцати лет Фридриха Вильгельма, как очень одаренного мальчика, приглашают учиться в престижную гимназию-интернат «Пфорта», расположенную близ Наумбурга. Он сторонился шумных компаний, любил проводить время в одиночестве или в обществе одного-двух приятелей. Во время учебы в «Пфорте» Ницше всерьез задумывался о поступлении на факультет теологии и карьере священника. Но вскоре его взгляды резко меняются.

Часто исследователи не уделяют внимания детским и юношеским годам философа, считая, что его основные взгляды сформировались значительно позже; но на самом деле уже в 1862 году, в возрасте 18 лет, Ницше пишет две работы – «Свобода воли и рок» и «Рок и история», – и впоследствии к темам воли, свободы, морали, религии и веры он будет возвращаться постоянно.

Уже тогда сын пастора начинает высказывать идеи, явно противоречившие церковным догматам. Что отвратило его от религии, почему он впоследствии безапелляционно заявит «Бог умер!» и издаст своего «Антихриста» с подзаголовком «Проклятие христианству»? По мнению ряда биографов, философия Ницше рождалась на почве его неуверенности в себе, разочарованности жизнью. Юноша был крайне слаб здоровьем (к тридцати годам Фридрих почти ослеп), подвергался насмешкам и слыл странным – возможно, уже тогда начинали проявляться зачатки тяжелого заболевания мозга. Но, согласитесь, такое объяснение выглядит слишком упрощенным.

Лучший ученик «Пфорты» с детства отличался чувствительностью и мнительностью. Тяжелые воспоминания детства о крушении счастливой семьи усугублялись мрачными впечатлениями от окружающего: в 1870 году началась Франко-прусская война и на карте мира появилась новая могучая держава – единая Германская империя. Исполнились мечты тысяч немцев, но Ницше, проходивший в это время военную службу в качестве санитара, видел изнанку создания нового государства: кровь, смерть, лишения.

Почему люди воюют? Что заставляет их испытывать ненависть, сражаться друг с другом? Чем объяснить тягу правителей к бесконечным переделам мира? Можно ли решать возникающие проблемы мирным путем? Возможно, именно тогда молодой филолог (именно на этой специальности в итоге остановился Фридрих) решает не только представить в своих произведениях ответы на эти мучительные вопросы, но и заставить читателя увидеть на страницах книги портрет поколения, «лицо» себя самого и своих современников. И портрет этот будет непривлекателен…

Незадолго до войны в руки Ницше попадает книга Артура Шопенгауэра «Мир как воля и представление». Молодой человек был потрясен: ему показалось, что знаменитый философ пересказывает его собственные мысли. Зависимость человека от внешних обстоятельств, его «животность», которая обращается жестокостью и злобой, корысть и расчет – неужели это все, что движет людьми? Возможно, именно тогда в голове Фридриха начинают складываться образы, которые впоследствии выльются в идею о сверхчеловеке – одну из самых интересных и самых спорных в его философской системе.

Как только не трактовали этот образ! Дело осложнялось тем, что и сам Ницше в разные периоды своей жизни представлял своего сверхчеловека по-разному: как самый совершенный биологический вид, возникший в ходе эволюции, вершину творения природы; как идеальный морально и духовно, совершенно новый тип человеческого существа; как идеальное создание природы, не нуждающееся в общепринятой морали, – ведь его достоинства позволяют ему самому быть «моральным источником»!

Пройдет несколько десятилетий – и идею сверхчеловека поднимут на щит нацисты. Они оправдывали кровь и смерть идеями о расовом превосходстве и праве сильного. Они утверждали, что «сверхчеловек» в их понимании может позволить себе распоряжаться судьбами государств и народов. Но при этом предпочли забыть о том, что Ницше написал когда-то: «…человек – это грязный поток. Надо быть морем, чтобы принять его в себя и не стать нечистым. И вот – я учу вас о сверхчеловеке: он это море…» Не к возвышению за счет других, не к агрессии и кровопролитию призывал Ницше, а к самосовершенствованию!

Русский поэт и философ Вячеслав Иванов писал, что наиболее близким воплощением сверхчеловека является… Иисус. Колоссальный разброс, не так ли? От нацизма с его идеей расового превосходства до идеалов святости и моральной чистоты! Так, может быть, и в самом деле уникальность философии Ницше в том, что ее восприятие во многом зависит от личности и убеждений читающего?

«Книга – зеркало, – сказал однажды соотечественник Фридриха Ницше, ученый Георг Лихтенберг. – И если в него смотрится обезьяна, из него не может выглянуть лик апостола».


Музыка Вагнера – мощная, многогранная, подчас мрачная – была созвучна философии Ницше. Пристрастие композитора к истории древней Германии также находило отклик в душе философа Рихард Вагнер. Фото 1871 г.

Настольная книга юного Ницше

Работа Артура Шопенгауэра «Мир как воля и представление» посвящена:

– эпистемологии – исследованию знания как такового

– онтологии – учению о сущем, о бытии

– эстетике – учению о прекрасном, его сути

– этике – учению о морали

Уделяет особое внимание понятию ВОЛЯ: философ считает, что человек и природа подчинены острой жажде жизни. Воля – то же самое, что желание, стремление. Причем именно воля к жизни – одна из главных причин страдания человека!

Работа Фридриха Ницше «Рождение трагедии из духа музыки», увидевшая свет в 1872 году, стала завершением карьеры молодого преподавателя как филолога и ознаменовала его окончательный переход в стан философов.

С 1868 года Ницше, в то время сам еще студент, уже занимал пост профессора в университете Базеля: его пригласили на эту должность благодаря таланту! Случай поистине уникальный. В том же году молодой человек свел знакомство с Рихардом Вагнером: Ницше уже давно был горячим поклонником его творчества. Правда, через несколько лет их пути разойдутся: Вагнер не сможет простить Фридриху резких высказываний в его книге «Человеческое, слишком человеческое». Композитор мечтает о «новом Возрождении» на основе традиционных ценностей, философ же мечтает ниспровергать кумиров и развенчивать идеалы. И в итоге Ницше напишет книгу «Казус Вагнер», в которой раскритикует творчество великого автора «Тангейзера», «Гибели богов» и «Тристана и Изольды»…

Сомнения Фридриха Ницше в перспективах единой Германии приводят к тому, что его объявляют «врагом империи» и начинают препятствовать его публикациям. Но все же в 1878 году выходит его новая книга «Человеческое, слишком человеческое». В ней Ницше бичует христианство и церковь, критикует «искусство ради признания» в лице Вагнера и предостерегает от увлечения социализмом и революционными идеями.

Вагнер и Ницше: начало дружбы, причины расхождения

В начале знакомства Ницше пишет о музыке Вагнера:

«Я не в состоянии относиться к этой музыке с холодной критикой… Я давно не испытывал такого продолжительного восхищения»

Фридриху Ницше была близка позиция композитора относительно искусства: Вагнер был «психологом от оперы», сторонником символического, иррационального пути осмысления происходящего на сцене.

Причины последующего взаимного непонимания

Вагнер тяготел к истории, мифологии, классическому пониманию культуры.

Ницше берет на себя функции «нарушителя границ», «провокатора от культуры», что настораживает Вагнера

Композитор в расцвете своей карьеры стал выразителем государственных интересов

По мнению Ницше, то, что Вагнер стал «государственно-немецким», не пошло на пользу его творчеству: «куда бы немцы не проникали, они испортят культуру»

Философ обвиняет Вагнера (вполне справедливо) в нетерпимости к чужому мнению, в невнимании к чужим достижениям – будь то музыка, поэзия или изобразительное искусство. Но главное – он пишет: «Рихард Вагнер… пал вдруг, беспомощный и разбитый, перед христианским крестом»

Видимо, напряженная работа спровоцировала обострение многочисленных хронических болезней: философ, имя которого мало-помалу становилось все более популярным, страдает от резкого ухудшения зрения, приступов головной боли, обмороков и расстройства пищеварения. От всего этого его лечат ударными дозами лекарств, в число которых входят опиаты – и, конечно, подобные средства могли принести лишь временное облегчение… Преподавание приходится бросить, но, к счастью, университет выплачивал пенсию профессору, в возрасте тридцати пяти лет ставшему инвалидом.

Правда, творческие способности Ницше не изменяют: он издает книги «Странник и его тень», «Утренняя заря, или Мысли о моральных предрассудках»… А в 1883 году начинается издание самого, пожалуй, известного его труда – «Так говорил Заратустра». Это мощное и загадочное произведение можно трактовать по-разному – уж очень затейливым языком оно написано! Специалисты по творчеству Ницше даже утверждают иногда, что перевести «Заратустру» адекватно попросту невозможно. Следовательно, для подробного знакомства с этой книгой нужно изучить немецкий язык!

Текст подчинен сложному ритму, поэтому многие пытаются читать книгу нараспев, как древние саги, – и вроде бы даже достигают успеха. Именно в этом издании подробно раскрывается мысль о том, что человек всего лишь мост между обезьяной и сверхчеловеком: «Боги мертвы… Отныне мы хотим, чтобы здравствовал сверхчеловек».

«И пусть будет потерян для нас тот день, когда ни разу не плясали мы! И пусть ложной назовется у нас всякая идея, у которой не было смеха!»

Фридрих Ницше. «Так говорил Заратустра»

Попробуйте прочитать эту книгу – пусть в переводе, в сокращении. Найдете ли вы там призывы к «отказу от морали», к разгулу и насилию, в чем любят обвинять Ницше недоброжелатели? Или неожиданно придете к выводу, что философ отнюдь не благословляет всех, кто возомнил себя вершителем судеб? Он просто мечтает о том времени, когда моральное совершенство, обретенное тяжелым трудом, позволит человеку жить, не боясь карающего бога и посмертного наказания.

Во время работы над «Заратустрой» Ницше переживал личную драму. В 1882 году в Италии он познакомился с Луизой фон Саломе, более известной под именем Лу Саломе – удивительной женщиной, русской по происхождению, слушательницей университетских курсов в Швейцарии. Желание получить высшее образование для девушки в России тогда все еще было необычно. Но Саломе была не просто сторонницей передовых идей – она интересовалась философией и научными достижениями, мечтала создать студенческую коммуну. А кроме того, выступала за свободные отношения между мужчиной и женщиной.

Очарованный живым умом Лу (для Ницше интеллект всегда стоял выше внешней красоты), Фридрих делает ей предложение, но получает отказ. Вскоре между Ницше и Саломе происходит ссора – точные ее причины неизвестны, но есть версия, что здесь не обошлось без влияния сестры философа Элизабет. Биографы часто утверждают, что Элизабет, не отличавшаяся ни красотой, ни особенным интеллектом, возненавидела умную и обаятельную Лу… Впрочем, здесь многое относится к области предположений.

Больше Саломе и Ницше не встречались; она впоследствии стала известна как писательница и психотерапевт, близкая подруга Зигмунда Фрейда, автор почти полутора сотен научных статей и книг. Как писательница она оказалась даже более «плодовитой», чем ее несостоявшийся супруг. Фридрих Ницше издаст еще несколько трудов – среди них такие, как «По ту сторону добра и зла» и «Сумерки идолов», ставшие впоследствии хрестоматийными.

А в 1889 году происходит катастрофа. У философа начинает прогрессировать душевное расстройство. Друзья утверждали потом, что «спусковым крючком» послужил отвратительный эпизод, свидетелем которого Фридрих стал в Италии: на его глазах местный извозчик зверски избил кнутом свою лошадь. Если верить биографам, Ницше бросился на помощь несчастному животному, но в силу собственного плачевного состояния ничем не смог ему помочь.

Вскоре у него начались провалы в памяти, приступы агрессии; сознание путалось. Ницше то порывался устроить какой-то грандиозный бал, то впадал в бессмысленную ярость, грозя всем власть имущим – от папы римского до германского кайзера. Состояние его усугубила смерть матери, с которой он сблизился во время болезни, – от потрясения с философом случился апоплексический удар. Что стало причиной сумасшествия? Высказываются разные версии – от дефекта сосудов мозга до перенесенного в юности венерического заболевания. Впрочем, последнее – из-за робости Ницше в отношениях с дамами – у многих вызывает сомнения. Однозначного ответа на вопрос о причинах болезни философа нет до сих пор.

Ницше и герои древности

Однажды однокурсники Ницше обсуждали римского героя Муция Сцеволу: юноша, схваченный врагами и приведенный на допрос, положил руку в огонь жертвенника, чтобы продемонстрировать мужество римских граждан. Он держал руку в огне, пока она не обуглилась… Студенты пришли к выводу, что такого быть не могло: мол, ни один человек не выдержит подобной пытки. Фридрих молча выхватил из печки раскаленную головню и сжимал ее в кулаке, пока обуглившаяся деревяшка не остыла.

25 августа 1900 года, после одиннадцати лет болезни, Ницше скончался и был погребен на семейном участке кладбища в Рёккене – рядом с отцом, матерью и младшим братом Йозефом, которых он так любил.

Судьба его произведений была такой же бурной, как и изложенные в них идеи. Практически все права на издание и переиздание получила сестра Ницше – Элизабет, причем бойкая дама дополняла и урезала труды знаменитого брата по своему усмотрению. Это и стало одной из причин того, почему вокруг работ Фридриха Ницше всегда возникало такое количество домыслов и толкований.

Книги немецкого титана философии переиздавались на разных языках множество раз, но историки, филологи и переводчики признают, что большинство этих переводов далеки от совершенства – Ницше со своим образным и афористичным языком задал исследователям очень серьезную задачу…

Оценивать работы Фридриха Ницше с чужих слов – неблагодарное дело. Мы предлагаем вам составить собственное мнение об одном из самых неоднозначных мыслителей в истории. И кем для вас станет Ницше – провокатором, провозвестником зла или величайшим пророком? Давайте поищем ответ на этот вопрос.

«Культура и государство – не надо обманываться на этот счет – антагонисты: «культурное государство» есть только современная идея. Одно живет другим, одно преуспевает за счет другого»

Фридрих Ницше. «Сумерки идолов, или Как философствуют молотом»

Философия Фридриха Ницше

«Бог умер; теперь хотим мы, чтобы жил сверхчеловек.»
Ф. Ницше

Этого философа называют «Гитлером от философии», «провокатором», «философским террористом». Ницше открыто говорил о том, о чем многие боялись подумать. Что породило его агрессивные, аморальные высказывания? На чем основывался человек, написавший «Падающего толкни»?

Воля к власти

Фридрих Ницше, «философ воли к власти»

Ряд философских течений второй половины XIX — начала XX века принято называть «философией жизни». Это направление уделяет особое внимание культуре и ее значению в жизни отдельного человека и судьбе целого общества. Жизнь понимается прежде всего как постоянная активная творческая деятельность, а не пассивное бытие. К философии жизни часто относят и концепцию Фридриха Ницще (1844– 1900), правда, выделяя ее в отдельное течение — «философия воли».

По мнению Ницше, в культуре, да и в самом человеке присутствуют два начала: аполлоническое (гармоничное, светлое, упорядоченное) и дионисийское (хаотичное, мрачное, но в то же время очень сильное). Так как порядок и гармония могут быть порождены только силой и мощью, весь жизненный процесс определяется волей к власти. Именно ею объясняются борьба за существование и любое соперничество.

Ницше был в принципе согласен с теми постулатами Дарвина, в которых идет речь о естественном отборе. Победить должны самые сильные, самые приспособленные. «Что есть хорошо?» — вопрошает Ницше со страниц своих книг. И отвечает: все, что укрепляет человека в его стремлении к власти и способствует его становлению как сильной личности. «Что есть плохо?» Все, что проистекает из слабости. А что же может воспрепятствовать воле, стремлению к власти? И философ дает ответ, который приводит в ужас многих: мешают нам прежде всего мораль и проповедуемая на протяжении столетий любовь к ближнему. Превыше всего — право сильного.

Ницше был одаренным музыкантом. Им написано более 70 музыкальных произведений: песни, фортепианные пьесы и фантазии

Как же Ницше объяснял свою фразу «Падающего толкни»? Он считал, что наилучший способ помочь ближнему — это дать ему возможность достигнуть крайности. Пусть он сам попробует выжить в сложных условиях, бросить вызов природе и обстоятельствам. И тогда станет ясно — обладает он «правом сильного» или нет, достоин ли бороться за свое место под солнцем. Логическим продолжением стал афоризм «То, что не убивает нас, делает нас сильнее».

Явление сверхчеловека

По мнению Фридриха Ницше, христианская (да и любая религиозная) мораль — это лишь жалкая попытка «прирожденных рабов» встать вровень с теми, кто поистине достоин называться «сильной личностью». Моральные нормы и религиозные заповеди, с его точки зрения, надо пересмотреть. Ибо сильный человек свободен от каких-либо моральных обязательств. Они мешают осуществлению естественного процесса — борьбы в ходе стремления к власти.

«Человечество является скорее средством, а не целью. Человечество является просто подопытным материалом» (Ф. Ницше)

Именно борьба, естественный отбор породят в итоге сверхчеловека, наделенного сверхъестественной волей, мощью, острым умом и несокрушимым упорством. Именно теорию «сверхчеловека» впоследствии подняли на щит нацистские идеологи, и именно она по сей день вызывает ожесточенные споры. Интересно, что, с точки зрения философа, «сверхчеловеки» пока еще не появлялись на свет, и именно их рождение — главная цель человечества, большей части которого предназначено стать субстратом, «почвой» для этого. Сверхчеловек займет место Бога, который много столетий подряд играл роль утешителя для слабых и обиженных. Ницше не считал «сверхчеловеками» тех, кто, например, обладает огромным капиталом, доставшимся от родителей или нажитым на биржевых спекуляциях. «Сильная личность» повелевает другими уже просто потому, что получила это право от природы. Она наделена внешним благородством и аристократизмом, «мрачной жизнерадостностью», безумной волей к жизни, а ее железная рука направляет историческое развитие. «Тип самой высокой удачливости, в противоположность „современным» людям, „добрым» людям, христианам», — писал Ницше об этом образе. Для него сверхчеловек — образчик подлинной гармонии: прекрасный, мудрый и физически совершенный, но при этом нетерпимый к «чужим» и «недостойным».

Истоки философии Ницше

Как родилась эта стройная, но опасная (особенно для неподготовленных умов) теория? Кто-то считает, что философия Ницше — просто порождение каких-то личных комплексов: мыслитель был крайне слаб здоровьем, застенчив и впечатлителен, а в последние годы жизни страдал психическим расстройством. Кто-то называет его систему «продолжением» дарвинизма: ведь в XIX веке были очень популярны рассуждения о том, что человек — такое же животное, как и все прочие, а жесткое расслоение общества было удачной почвой для появления теорий о «высшей» и «низшей» категориях, «сверхчеловеках» и «недочеловеках». Высказывалось даже мнение, что часть книг Ницше на самом деле написана его сестрой Элизабет, которая была замужем за ярым антисемитом Бернардом Фёрстером и после смерти Фридриха распоряжалась его литературным наследием.

А может быть, все эти речи о «праве сильного», «сверхчеловеке» и «мертвом Боге» всего лишь злая, но явно удавшаяся провокация?

«„Возлюби ближнего своего» — это значит прежде всего: „Оставь ближнего своего в покое!» — и как раз эта деталь добродетели связана с наибольшими трудностями» (Ф. Ницше)

Поделиться ссылкой

Интерпретация Ницше в философии XX века

Определение 1

Ф. Ницше – это немецкий философ-литератор XIX века, один из известнейших философов неклассического периода.

Ницше и его влияние на европейскую философию

Творчество Ф. Ницше оставило глубокий след в философии и литературе XX века. Следы его идей видны в произведениях таких писателей, как А. Камю, Ж. П. Сартр, Ф. Юнгер, Ф.М. Достоевский, М. Булгаков, Бердяев, Соловьев и многие другие. Ницше поставил под сомнение все ценности, которые до этого признавали как таковые, добро и зло поменялись местами, «смерть бога» сняла с человека лишний груз ответственности, провозгласив создание «сверхчеловека», свободного от оков морали и закона, движимый волей к власти, использующий волю к власти по отношению к самому себе.

Основные труды Ницше, которые наиболее часто интерпретировались другими философами:

  • «Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого»;
  • «По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего»;
  • «Сумерки идолов, или как философствуют молотом»;
  • «Воля к власти».

Одним из первых попытку проанализировать влияние Ницше на философию предпринял Л. Штайн. Он разбирал проблему «культа Ницше» и отдельные аспекты его философии. Штайн отмечал наивность Ницше в плане отображения развития европейского общества и государства. Штайн представляет теорию Ницше в виде упрощенной морализаторской схемы, в которой вместо привычных категорий добра и зла введены «мораль рабов» и «мораль господ». В такой интерпретации философия Ницше выглядит как наивный анахронизм, ничего не имеющий общего с научной теорией и культурой.

В советской литературе можно встретить мнение, что Ницше был «аморальным певцом насилия», который пропагандировал социальное неравенство, превосходство одного человека над другим, проповедовал войну и выступал за насилие и жестокость. Однако такой образ Ницше складывался во многом под влиянием идеологии фашизма.

Ницше и фашизм

Идеи Ницше нашли живой отклик в фашистской идеологии, но поняты были неправильно. Идеологи фашизма подчеркивали наличие прямой связи, преемственности между ницшеанством и фашизмом. Гитлер неоднократно посещал музей Ницше.

Фашизм заимствовал у Ницше идею сверхчеловека, однако принимать ее как идеологию превосходства не стоит. У Ницше сверхчеловек предстает как результат долгого и мучительного процесса самосовершенствования, развития и самоактуализации, для которого понятия добра и зла, закона и морали вторичны, поскольку он осознал сущность мира и свободы, а потому сам для себя мораль и закон. Появление сверхчеловека – это торжество духовной природы человека, это интеллектуал и подлинный творец.

В учении Ницше также понятие сильной и слабой расы, которой также воспользовались фашисты. У Ницше сильная раса представлена сверхлюдьми, теми, кто обратил свою волю по отношению к самому себе, и стремится к прекрасному. Слабая раса – это раса рабов, обывателей, тех, кто подчиняется власти, ее главная черта – стремление к обладанию, к богатству. Таким образом, понятие «раса» у него не этнологическое (национальность), а как категория различения людей прежде всего по моральным качествам. Сильная раса – сильные люди с гордой душой, с высокой степенью самоуважения, которые ради своих целей готовы пожертвовать всем, в том числе своим богатством и жизнью, слабые – это мелочные, малодушные люди, способные к самоунижению и унижающиеся перед другими, если то им будет выгодно.

Призывы к войне, которые фашисты восприняли буквально, у Ницше есть призывы к войне духа, к самосовершенствованию, борьбе со своей внутренней «тварью», слабостью, чтобы в конечном итоге внутри каждого из нас победил «сверхчеловек».

Замечание 1

Лозунг националистов «Германия превыше всего» сам Ницше считал концом немецкой философии.

Есть, однако и общие черты у философии фашизма и ницшеанства. Так, они оба происходят из предшествовавшего немецкого романтизма, которая идеализирует прошлое, сакрализирует историческую почву и отторгает западную цивилизацию с ее либеральными идеями и капиталистическими ценностями. В обеих системах чувствуется трагизм, признание возможности идти на жертвы, волюнтаристское отрицание реальности. Кроме того, сторонники фашизма и Ницше оказывались людьми из одних и тех же социальных слоев. Выходцы из низших и средних слоев общества хотели почувствовать себя «людьми», поэтому проникались самыми радикальными идеями.

Таким образом, фашизм воспользовался идеями Ницше, но вырывал их из контекста, извращая, наделяя совершенно противоположным пониманием. Фашистам нужны были высокий интеллектуальный уровень, оригинальные и красивые идеи, подлинный аристократизм, поэтому вчитываться в «детали» не стоило.

Ницше и французская философия XX века

Во второй половине XX века Ницше становится очень популярным во Франции. Одним из исследователей его философии выступил Ж. Батай. Он выпустил работу по денацификации Ницше, проведя сравнение нацистской идеологии в Германии и философии Ницше, обильно ссылаясь на цитаты из трудов Ницше и факты из его биографии. Кроме того, он обращает внимание на безумие философа в конце его жизни. Для многочисленных исследователей этот факт становился аргументов против всей философской системы Ницше, однако Батай пытается взглянуть на нее по другому, представив его душевную болезнь как факт величия человека, его «бесценный дар человечеству», принесение себя в жертву, последний из доступных человеку актов познания. Батай также сделал прорыв в интерпретации идеи вечного возвращения Ницше.

Проблема безумия Ницше есть и у П. Клоссовски. Он выстраивает факты из жизненной биографии философа так, что они из очевидности становятся похожи на симуляцию болезни, показывая во всех поступках присутствие логики и смысла. Таким образом, грань между нормой и патологией размывается, философия предстает не столько как продукт, сколько как фактор его ухода в болезнь.

Значительное влияние оказал Ницше на М. Фуко. Одна из его работ – «Слова и вещи» показывает постановку проблемы, впервые сформулированной именно Ницше, таким образом Ницше у него выступает как философ, открывающий междисциплинарное пространств для исследований, в данном случае, философии и филологии. В центре внимания – идея знака, мир как интерпретация. Автор приходит к мнению: слово – это знак, слово остается, даже когда вещь исчезает, наука не столько изучает свой объект, сколько формирует его.

Канал Ницше. Опубликованные работы.

Обзор
Опубликованные работы Ницше
Выборки доступны в популярных цитатах.
* = Английский перевод в процессе.
Дата Оригинал Английский перевод
1867 «Zur Geschichte der Theognideischen Spruchsammlung.»В: Рейнский музей филологии 22: 161-200. «По истории собрания теогнидийской антологии» *
1868 «Beiträge zur Kritik der griechischen Lyriker I, Der Danae Klage «. In: Rheinisches Museum für Philologie 23: 480-489. «Взнос в Критика греческого лирического поэта 1, Ода [Симонида] на Данаю.»*
1868 Rezension: «Умереть» Hesiodische Theogonie, ausgelegt und beurtheilt von Georg Фридрих Шеманн. Берлин: Weidmann, 1868. В: Literarisches Centralblatt für Deutschland, № 18, 25 апреля 1868 г.: 481 f. Рецензия: «Теогония» Гесиода в интерпретации и критике Георга Фридриха Шеманн »*
1868 Rezension: «Anacreontis» Teii quae Vocantur ‘Symposiaka Hemiambia.’Ex Anthologiae Palatinae vol. II nunc Parisiensi post Henricum Stephanum et Josephum Spalletti tertium edita a Valentino Rose. Лейпциг: Teubner, 1868. В: Literarisches Centralblatt für Deutschland, Nr. 45, 31 октября 1868 г .: 1224 ф. Рецензия: «Фрагменты Анакреон назывался «Симпозиака гемиамбия». На основе т. II Палатинской антологии, находящейся сейчас в Париже, Генрика Стефана и Джузеппе Спаллетти под редакцией Валентина Роуза.»*
1868 Резензия: «Ричард Ницше, Quaestionum Eudocianarum capita quatuor. Лейпцигерская докторская диссертация: Альтенбург, 1868. В: Literarisches Centralblatt für Deutschland, Nr. 48, 21 ноября 1868 г.: 1309. Отзыв: «Ричард Ницше, Евдосовские исследования в четырех главах ». *
1868 «De Laertii Diogenis fontibus, 1-2.»В: Рейнский музей филологии 23: 632-653. «Источники Диоген Лаэртский, 1-2. «На латыни. *
1869 «De Laertii Diogenis fontibus, 3-6. «In: Rheinisches Museum für Philologie 24: 181-228. «Источники Диоген Лаэртский, 3-6. «На латыни. *
1869 Rezension: «Теогнидис» Elegiae.E codicibus Mutinensi, Венето 522 Ватикано 915, изд. Христофор Циглер. Тюбинген: Лаупп, 1868 г. » В: Literarisches Centralblatt für Deutschland, Nr. 6, 30 января 1869 г .: 144. Рецензия: «Элегия г. Теогнис. Согласно Кодексу мутиненов под редакцией Кристофер Циглер «*
1869 Резензия: «Иаков Бернейс, Die Heraklitischen Briefe.Эйн Бейтраг зур Философские унд религий гешихтлихен Litteratur. Берлин: Герц, 1869. В: Literarisches Centralblatt für Deutschland, Nr. 6, 30 января 1869 г.: 145. Рецензия: «Якоб Бернейс, Гераклитовец» Послания. Вклад в философские и религиозно-историческая литература ». *
1869 Резюме: «Аристоксену» armonikon ta sozomen = Die Harmony Fragmente des Аристоксен.Griechisch und deutsch mit kritischem und exegetischem Commentar und einem Anhang die Ritmischen Fragmente des Aristoxenus enthaltend, hrsg. против Пола Marquard. Берлин: Weidmann, 1868. В: Literarisches Centralblatt für Deutschland, Nr. 6, 30 января 1869: 145-46. : «Гармоника» Фрагменты Аристоксена. Греческий и немецкий с критикой экзегетический комментарий и приложение, содержащее ритмические фрагменты Аристоксена под редакцией Павла Marquard.»*
1869 Rezension: «Эрвин» Роде, Schrift Lukios ē Onos und ihr Убер-Люциана Verhältniss zu Lucius von Patrae und den Metamorphosen des Apulejus. Eine litterarhistorische Untersuchung. Лейпциг: Энгельманн, 1869. В: Literarisches Centralblatt für Deutschland, Nr. 15, 3 апреля 1869: 426-27. Отзыв: «Эрвин Роде, на Люциане Произведение «Люциус или Осел» и его отношение к Люциусу из Патры и Метаморфозы Апулея.А литературно-историческое исследование ». *
1869 Гомер und die klassische Philologie. Гомер и классическая филология.
1870 «Аналекта» Лаэртиана. «В: Рейнский музей филологии 25: 217-231. «Аннотации Лаэртий ». На латыни. *
1870 Beiträge zur Quellenkunde und Kritik des Laertius Diogenes.Благодарности Paedagogiums zu Basel zur Feier der fünfzigjährigen Lehrthätigkeit des Prof. Dr. Fr. Д. Герлах. Вклад в Изучение и критика источников Диогена Лаэрций. Поздравительная работа педагогической школы Базеля по случаю пятидесятилетия преподавания профессора доктора Фр. Д. Герлах. *
1870 Резолюция: «Самуил» Александр Бык, Der Hellenismus und der Platonismus.Лейпциг: Pernitzsch, 1870. В: Literarisches Centralblatt für Deutschland, Nr. 37, 3 сентября 1870 г., 1001 ф. Отзыв: «Самуэль Александр Бык, Эллинизм и платонизм ». *
1870 «Der Florentinische Tractat über Homer und Hesiod, ihr Geschlecht und ihren Wettkampf, 1-2. «In: Rheinisches Museum für Philologie 25: 528-540. «Флорентийский манускрипт Что касается Гомера и Гесиода, их предков и Конкурс, 1-2. «*
1871 «Certamen quod dicitur Homeri et Hesiodi». E codice florentino post Henricum Stephanum denuo edidit Fridericus Nietzsche Numburgensis. В: Acta societatis philologae Lipsiensis, ed. Пт. Ритчл. Лейпциг, 1871. Vol. 1: 1-23. «Так называемое соревнование Гомера и Гесиода.»Согласно флорентийскому кодексу Генрика Стефана и переизданию Фридрихом Ницше из Наумбурга. На латинском и греческом языках. *
1871 Сократ und die griechische Tragödie. Сократ и греческая трагедия. *
1872 умереть Geburt der Tragödie aus dem Geiste der Musik. Рождение трагедии из духа музыки.1 изд., 1 вып. *
1872 Rheinisches Museum für Philologie, Registerband zu Bd. I-XXIV der Нойен Фольге (1842-1869). Франкфурт а. М .: 1871. Рейнский музей für Филология. Указатель томов. 1-24 новой серии (1842-1869). *
1873 Ein Neujahrswort an den Herausgeber der Wochenschrift «Im neuen Reich.»» В: Musikalisches Wochenblatt. IV. Jahrg. № 3:38. Лейпциг: Fritzsch, 17 января 1873 г. «Новогоднее поздравление для редактора еженедельника «В новостях» Рейх. ‘»*
1873 «Der Florentinische Tractat über Homer und Hesiod, ihr Geschlecht und ihren Wettkampf, 3-5. «In: Rheinisches Museum für Philologie 28: 211-249. «Флорентийский манускрипт Что касается Гомера и Гесиода, их предков и Конкурс, 3-5. «*
1873 Unzeitgemäße Betrachtungen I: Давид Штраус. Der Bekenner und der Schriftsteller. Несвоевременно Размышления I: Давид Штраус: исповедник и Писатель. 1 изд., 1 вып. *
1873 Mahnruf an die Deutschen. Призыв к немцам. *
1874 Unzeitgemäße Betrachtungen II: Vom Nutzen und Nachtheil der Historie für das Leben. Несвоевременно Размышления II: об использовании и злоупотреблении историей для жизни. 1 изд., 1 вып. *
1874 Unzeitgemäße Betrachtungen III: Schopenhauer als Erzieher. Несвоевременно Размышления III: Шопенгауэр как педагог. 1 изд., 1 вып. *
1876 Unzeitgemäße Betrachtungen IV: Рихард Вагнер в Байройте. Несвоевременно Размышления IV: Рихард Вагнер в Байройте. 1 изд., 1 вып. *
1877 Рихард Вагнер в Байройте. Traduit par Marie Baumgartner. Рихард Вагнер в Байройте. Французский перевод Мари Баумгартнер. *
1878 Menschliches, Allzumenschliches. Человек, Все слишком человечно. 1 изд., 1 вып. *
1878 Die Geburt der Tragödie aus dem Geiste der Musik. Рождение трагедии из духа музыки.2 изд., 1 вып. *
1879 Vermischte Meinungen und Sprüche. Смешанный Мнения и максимы. 1 изд., 1 вып. *
1880 Der Wanderer und sein Schatten. г. Странник и его тень. 1 изд., 1 вып. *
1881 Morgenröthe. Рассвет. 1 изд., 1 вып. *
1882 Idyllen aus Messina. Идиллии из Мессины.
1882 умереть fröhliche Wissenschaft. Веселая наука. 1 изд., 1 вып. *
1883 Также sprach Заратустра, I. Таким образом Говорил Заратустра, I. 1 изд., 1 выпуск *
1883 Также спрах Заратустра, II. Таким образом Говорил Заратустра, II. 1 изд., 1 вып. *
1884 Также sprach Заратустра, III. Таким образом Говорил Заратустра, III. 1 изд., 1 вып. *
1885 Также sprach Заратустра, IV. Таким образом Говорил Заратустра, IV. 1-е изд. *
1886 Jenseits фон Гут унд Бёзе. Beyond Добро и зло.
1886 Die Geburt der Tragödie. Oder: Griechenthum und Pessimismus. Рождение трагедии. Или: Эллинизм и пессимизм. 2-е изд., 2-й вып. *
1886 Menschliches, Allzumenschliches. Bd. 1. Человек, Все слишком человечно. Vol. 1. 1-е изд., 2-е изд. *
1886 Menschliches, Allzumenschliches. Bd. 2. Человек, Все слишком человечно. Vol. 2. 1-е изд., 2-е изд. *
1886 Тоже самое Заратустра.In drei Teilen. Таким образом Говорил Заратустра, I-III. 1-е изд., 2-е изд. *
1886 Unzeitgemäße Betrachtungen I: Давид Штраус. Der Bekenner und der Schriftsteller. Несвоевременно Размышления I: Давид Штраус: исповедник и Писатель. 1-е изд., 2-е изд. *
1886 Unzeitgemäße Betrachtungen II: Vom Nutzen und Nachtheil der Historie für das Leben. Несвоевременно Размышления II: об использовании и злоупотреблении историей для жизни. 1-е изд., 2-е изд. *
1886 Unzeitgemäße Betrachtungen III: Schopenhauer als Erzieher. Несвоевременно Размышления III: Шопенгауэр как педагог. 1-е изд., 2-е изд. *
1886 Unzeitgemäße Betrachtungen IV: Рихард Вагнер в Байройте. Несвоевременно Размышления IV: Рихард Вагнер в Байройте. 1-е изд., 2-е изд. *
1887 Morgenröthe. Рассвет. 1-е изд., 2-е изд. *
1887 умереть fröhliche Wissenschaft. Веселая наука. 1-е изд., 2-е изд. *
1887 Hymnus an das Leben, für gemischten Chor und Orchester [Аранжировка фон Генрих Кёзелиц]. Гимн жизни, для смешанных Хор и оркестр [аранжировка Генриха Кёзелица].
1887 Zur Генеалогия морали. О генеалогии Нравственность. *
1888 Der Fall Wagner. Дело Вагнера.
1888 Briefe an Der Kunstwart .В: Der Kunstwart. Rundschau über alle Gebiete des Schönen. 6. Штюк, 2. Jahrg. 12-16-1888: 89. Письма на номер Der Kunstwart . *
1888 Götzen-Dämmerung. Сумерки идолов. (Опубликовано 24 января 1889 г.) *
1888 Ницше против Вагнера. Ницше против Вагнера.(Опубликовано в феврале 1889 г.)
1888 Дионис-Дифирамбен Дионис-Дифирамбы. (Опубликовано в марте 1892 г.)
1888 Der Antichrist. г. Антихрист. (Опубликовано в ноябре 1894 г.) *
1888 Ecce Homo. Ecce Homo.(Опубликовано в апреле 1908 г.) *

Ницше

Ницше

Ницше: вне морали

Немецкий философ Фридрих Ницше поделился Кьеркегор убежденность в том, что философия должна глубоко отражать личные интересы отдельных людей. Но для Ницше это повлекло за собой отказ от традиционных ценностей, включая христианскую религию. Заявление Ницше о «смерти бога» привлекает внимание к общему отказу нашей культуры от любой подлинной приверженности христианской вере.

Согласно Ницше Die Götzendämmerung ( Сумерки идолов ) (1889), западные философы с Сократ представляют собой вырождение природных сильных сторон человечества. Благородный вкус к героическому образу жизни может быть испорчен и подорван бесконечными спорами о диалектическом разуме. Таким образом, традиционная западная философия морали — и христианская религия в частности — противостоит здоровому образу жизни, тщетно пытаясь избежать неблагоприятных обстоятельств, разрушая исконные человеческие желания.

Он считал, что только извращенное упорство и трусость побуждают нас держаться этой рабской морали, Было бы смелее, честнее и благороднее освободиться и осмелиться жить в мире без Бога. В таком мире смерти не следует бояться, поскольку она представляет собой не что иное, как подходящее завершение жизни, посвященной личной выгоде.

Все это, конечно, разновидность нигилизма. Ницше настаивает на том, что нет никаких правил для человеческой жизни, никаких абсолютных ценностей, нет определенности, на которую можно было бы положиться.Если истина вообще может быть достигнута, то это может исходить только от человека, который целенаправленно игнорирует все, что традиционно считается «важным». Такой сверхчеловеческий человек {Гер. Übermensch }, предположил Ницше, может жить настоящей и успешной человеческой жизнью.

За гранью добра и зла

Ницше предложил квазиисторический отчет о вредных последствиях традиционной этики в Zur Geneologie der Moral ( На генеалогии морали ) (1887).«Хорошо» изначально и правильно обозначало только право тех людей, которые обладают социальной и политической властью, жить своей жизнью исключительно силой воли. Но «священническая» каста, движимая негодованием по отношению к своим естественным начальникам, создала коррумпированную альтернативу, которая обратилась бы к «стаду» менее способных людей, выворачивая ценности наизнанку. Ницше утверждал, что в «рабской морали», одобренной религиозными учреждениями, насильственные действия, которыми следует восхищаться, обозначаются как «зло», в то время как трусливая тенденция все продумывать заранее превращается в предполагаемую добродетель благоразумия.

Подлинная автономия, утверждал Ницше, может означать только свободу от всех внешних ограничений на поведение. В этом (естественном и достойном восхищения) состоянии существования каждое отдельное человеческое существо проживет жизнь без искусственных ограничений моральных обязательств. Никакой другой санкции за поведение не потребуется, кроме естественного наказания, связанного с победой превосходящего человека над побежденным противником.

Но желание меньших людей обезопасить себя от вмешательства со стороны тех, кто лучше, порождает ложное чувство моральной ответственности.Естественный страх быть подавленным превосходящим противником становится интернализированным как самопроизведенное чувство вины, и индивидуальная совесть накладывает серьезные ограничения на нормальное осуществление человеческого желания. Таким образом, с точки зрения Ницше, фундаментальное предательство человечества состоит в том, чтобы подчинить свою свободу вымышленным требованиям воображаемого бога. Боясь жить силой своей воли, мы изобретаем религию как способ порождать, а затем объяснять наше вечное чувство подавленности и поражения в жизни.

Нигилизм | Интернет-энциклопедия философии

Нигилизм — это вера в то, что все ценности безосновательны и что ничто не может быть известно или передано. Часто это связано с крайним пессимизмом и радикальным скептицизмом, осуждающим существование. Настоящий нигилист ни во что не верит, не будет иметь никаких привязанностей и никакой другой цели, кроме, возможно, импульса к разрушению. Хотя немногие философы утверждают, что они нигилисты, нигилизм чаще всего ассоциируется с Фридрихом Ницше, который утверждал, что его разрушительные эффекты в конечном итоге разрушат все моральные, религиозные и метафизические убеждения и вызовут величайший кризис в истории человечества.В 20 веке нигилистические темы — эпистемологический провал, разрушение ценностей и космическая бесцельность — занимали художников, социальных критиков и философов. В середине века, например, экзистенциалисты помогали популяризировать принципы нигилизма в своих попытках ослабить его разрушительный потенциал. К концу века экзистенциальное отчаяние как ответ на нигилизм уступило место безразличию, часто ассоциируемому с антифундационализмом.

Прошло более века с тех пор, как Ницше исследовал нигилизм и его последствия для цивилизации.Как он и предсказывал, влияние нигилизма на культуру и ценности 20-го века было повсеместным, его апокалиптический характер порождал мрачное настроение и много беспокойства, гнева и ужаса. Интересно, что сам Ницше, радикальный скептик, озабоченный языком, знаниями и истиной, предвосхитил многие темы постмодерна. Поэтому полезно отметить, что он считал, что мы можем — за ужасную цену — в конечном итоге преодолеть нигилизм. Если мы выживем в процессе уничтожения всех интерпретаций мира, мы, возможно, сможем найти правильный курс для человечества.

Содержание

  1. Истоки
  2. Фридрих Ницше и нигилизм
  3. Экзистенциальный нигилизм
  4. Антифундационализм и нигилизм
  5. Заключение

1. Происхождение

«Нигилизм» происходит от латинского nihil , или ничего, что означает «ничего», то, чего не существует. Оно встречается в глаголе «уничтожить», что означает «свести на нет», полностью уничтожить. В начале девятнадцатого века Фридрих Якоби использовал это слово для отрицательной характеристики трансцендентального идеализма.Однако он стал популяризирован только после его появления в романе Ивана Тургенева « отцы и дети » (1862), где он использовал термин «нигилизм» для описания грубого сциентизма, исповедуемого его персонажем Базаровым, проповедующим кредо полного отрицания.

В России нигилизм стал отождествляться со слабо организованным революционным движением (1860-1917 гг.), Которое отвергало власть государства, церкви и семьи. В своих ранних произведениях лидер анархистов Михаил Бакунин (1814-1876) сформулировал пресловутую мольбу, все еще отождествляемую с нигилизмом: «Давайте уповаем на вечный дух, который разрушает и уничтожает только потому, что он является неисследимым и вечно творческим источником всей жизни. — страсть к разрушению — это тоже страсть творческая! » ( Реакция в Германии , 1842).Движение выступало за общественное устройство, основанное на рационализме и материализме как на единственном источнике знаний, и на индивидуальной свободе как на высшей цели. Отвергая духовную сущность человека в пользу чисто материалистической, нигилисты осуждали Бога и религиозный авторитет как противоположные свободе. Движение в конечном итоге превратилось в этос подрывной деятельности, разрушения и анархии, и к концу 1870-х годов нигилистом был любой, кто был связан с подпольными политическими группами, выступающими за терроризм и убийства.

Самые ранние философские позиции, связанные с тем, что можно охарактеризовать как нигилистическое мировоззрение, принадлежат скептикам. Отрицая возможность уверенности, скептики могли осуждать традиционные истины как неоправданные мнения. Когда Демосфен (ок. 371–322 до н. Э.), Например, замечает, что «во что он хотел верить, то и во что верит каждый человек» ( Olynthiac ), он постулирует относительную природу знания. Таким образом, крайний скептицизм связан с эпистемологическим нигилизмом , который отрицает возможность знания и истины; эту форму нигилизма в настоящее время отождествляют с постмодернистским антифундационализмом.На самом деле нигилизм можно понимать по-разному. Политический нигилизм , как уже отмечалось, связан с верой в то, что разрушение всего существующего политического, социального и религиозного порядка является предпосылкой для любого будущего улучшения. Этический нигилизм или моральный нигилизм отвергает возможность абсолютных моральных или этических ценностей. Напротив, добро и зло туманны, а ценности, связанные с ними, являются продуктом не более чем социального и эмоционального давления. Экзистенциальный нигилизм — это представление о том, что жизнь не имеет внутреннего значения или ценности, и это, без сомнения, наиболее часто используемый и понимаемый смысл этого слова сегодня.

Атаки Макса Штирнера (1806-1856) на систематическую философию, его отрицание абсолютов и отказ от любых абстрактных концепций часто помещают его в число первых философских нигилистов. Для Штирнера достижение личной свободы — единственный закон; и государство, которое неизбежно ставит под угрозу свободу, должно быть уничтожено.Однако даже за пределами угнетения государства существуют ограничения, налагаемые другими, потому что само их существование является препятствием, подрывающим индивидуальную свободу. Таким образом, Штирнер утверждает, что существование — это бесконечная «война каждого против всех» ( The Ego and its own , trans. 1907).

2. Фридрих Ницше и нигилизм

Среди философов Фридрих Ницше чаще всего ассоциируется с нигилизмом. Для Ницше в мире нет объективного порядка или структуры, кроме той, которую мы им придаем.Проникая за фасады, подкрепляющие убеждения, нигилист обнаруживает, что все ценности безосновательны, а разум бессилен. « Каждое убеждение, каждое считающее что-то истинное, — пишет Ницше, — обязательно ложно, потому что истинного мира просто не существует» ( Воля к силе [примечания от 1883-1888]). По его мнению, нигилизм требует радикального отказа от всех навязанных ценностей и значений: «Нигилизм есть. . . не только вера в то, что все заслуживает гибели; но фактически подставляют плечо к плугу; «один уничтожает» ( Воля к силе ) .

Ядовитая сила нигилизма абсолютна, утверждает Ницше, и под его иссушающим вниманием самые высокие ценности обесцениваются . Цель отсутствует, и «Почему» не находит ответа »( Воля к силе, ). Неизбежно, нигилизм обнажит все заветные верования и священные истины как симптомы порочного западного мифа. Этот коллапс смысла, актуальности и цели станет самой разрушительной силой в истории, представив тотальное нападение на реальность и не что иное, как величайший кризис человечества:

То, что я рассказываю, — это история следующих двух столетий.Описываю то, что грядет, что уже не может прийти иначе: приход нигилизма . . . . В течение некоторого времени вся наша европейская культура движется как к катастрофе, с мучительным напряжением, которое нарастает от десятилетия к десятилетию: беспокойно, неистово, стремительно, как река, которая хочет дойти до конца. . . . ( Воля к силе )

Со времени убедительной критики Ницше нигилистические темы — эпистемологический провал, разрушение ценностей и космическая бесцельность — занимали художников, социальных критиков и философов.Убежденный, что анализ Ницше был точным, например, Освальд Шпенглер в книге «Упадок Запада » (1926) изучил несколько культур, чтобы подтвердить, что образцы нигилизма действительно были заметной чертой разрушающихся цивилизаций. В каждой из рассмотренных им неудавшихся культур Шпенглер заметил, что многовековые религиозные, художественные и политические традиции были ослаблены и, наконец, свергнуты коварными действиями нескольких различных нигилистических позиций: фаустовский нигилист «разрушает идеалы»; аполлинийский нигилист «наблюдает, как они рушатся у него на глазах»; а индийский нигилист «уходит от их присутствия в себя.«Уход, например, часто отождествляемый с отрицанием реальности и покорностью, за которую выступают восточные религии, на Западе ассоциируется с различными версиями эпикурейства и стоицизма. В своем исследовании Шпенглер приходит к выводу, что западная цивилизация уже находится на продвинутой стадии распада, и все три формы нигилизма работают над подрывом эпистемологического авторитета и онтологической основы.

В 1927 году Мартин Хайдеггер, чтобы процитировать другой пример, заметил, что нигилизм в различных и скрытых формах уже был «нормальным состоянием человека» ( The Question of Being ).Предсказания других философов о влиянии нигилизма были ужасными. Обрисовывая симптомы нигилизма в 20-м веке, Гельмут Тилике писал, что «Нигилизм буквально может заявить только об одной истине, а именно, что в конечном счете преобладает Ничто и мир бессмысленен» ( Нигилизм: его происхождение и природа, с христианским ответом, стр. 1969). С точки зрения нигилиста, можно сделать вывод, что жизнь полностью аморальна, и это заключение, по мнению Тилике, мотивирует такие чудовища, как нацистское господство террора.Мрачные прогнозы воздействия нигилизма также представлены в книге Юджина Роуза « Нигилизм: корень революции современности » (1994). Если нигилизм одержит победу — а он идет полным ходом, — утверждает он, — наш мир станет «холодным, бесчеловечным миром», в котором восторжествуют «ничто, бессвязность и абсурд».

3. Экзистенциальный нигилизм

Хотя нигилизм часто обсуждается в терминах крайнего скептицизма и релятивизма, на протяжении большей части 20-го века он ассоциировался с верой в бессмысленность жизни.Экзистенциальный нигилизм начинается с представления о том, что мир лишен смысла и цели. Учитывая это обстоятельство, само существование — все действия, страдания и чувства — в конечном итоге бессмысленно и пусто.

В книге Темная сторона: мысли о тщетности жизни (1994) Алан Пратт демонстрирует, что экзистенциальный нигилизм в той или иной форме с самого начала был частью западной интеллектуальной традиции. Например, замечание скептика Эмпедокла о том, что «жизнь смертных настолько ничтожна, что может быть практически неживой», воплощает тот же самый крайний пессимизм, который ассоциируется с экзистенциальным нигилизмом.В древности такой глубокий пессимизм, возможно, достиг своего апогея с Гегезиасом Киренским. Философ утверждает, что, поскольку несчастья намного превосходят удовольствия, счастье невозможно, а затем выступает за самоубийство. Спустя столетия, в эпоху Возрождения, Уильям Шекспир красноречиво резюмировал точку зрения экзистенциального нигилиста, когда в этом знаменитом отрывке в конце года Макбет Макбет излил свое отвращение к жизни:

Выходи, короткая свеча!
Жизнь — всего лишь ходячая тень, плохой игрок
Которая расхаживает и волнует свой час на сцене
А потом больше не слышно; это сказка
Рассказанная идиотом, полная звука и ярости,
Ничего не значащая.

В двадцатом веке именно атеистическое экзистенциалистское движение, популяризировавшееся во Франции в 1940-х и 50-х годах, несет ответственность за распространение экзистенциального нигилизма в массовом сознании. Жан-Поль Сартр (1905–1980), определяющий предлог для движения «существование предшествует сущности», исключает любую основу или основу для установления сущностного «я» или человеческой природы. Когда мы отказываемся от иллюзий, жизнь открывается как ничто; а для экзистенциалистов ничто — источник не только абсолютной свободы, но также экзистенциального ужаса и эмоциональных страданий.Ничто раскрывает каждого человека как изолированное существо, «брошенное» в инопланетную и неотзывчивую вселенную, навсегда лишенное возможности знать, почему, но требующее изобретать смысл. Это ситуация, которая есть не что иное, как абсурдных . Альбер Камю (1913-1960), писавший с просвещенной точки зрения абсурда, заметил, что бедственное положение Сизифа, обреченного на вечную бесполезную борьбу, было превосходной метафорой человеческого существования ( Миф о Сизифе , 1942).

Общая нить в литературе экзистенциалистов — справляться с эмоциональными страданиями, возникающими в результате нашей конфронтации с ничто, и они потратили огромную энергию, отвечая на вопрос, возможно ли это выжить.Их ответ был категоричным «да», отстаивая формулу страстной приверженности и бесстрастного стоицизма. Оглядываясь назад, можно сказать, что это был анекдот с оттенком отчаяния, потому что в абсурдном мире нет абсолютно никаких руководящих принципов, и любой образ действий проблематичен. Страстное обязательство, будь то завоевание, созидание или что-то еще, само по себе бессмысленно. Войдите в нигилизм.

Камю, как и другие экзистенциалисты, был убежден, что нигилизм был самой неприятной проблемой двадцатого века.Хотя он страстно утверждает, что люди могут вынести его разъедающее воздействие, его самые известные работы выдают необычайную трудность, с которой он столкнулся при построении убедительного доказательства. Например, в книге «Незнакомец » (1942) Мерсо отверг экзистенциальные предположения, на которые полагаются непосвященные и слабые. За несколько мгновений до казни за неоправданное убийство он обнаруживает, что одной жизни достаточно для жизни, однако raison d’être в контексте кажется малоубедительным.В Caligula (1944) безумный император пытается избежать человеческих затруднений, дегуманизируя себя актами бессмысленного насилия, терпит неудачу и тайно устраивает собственное убийство. Чума (1947) показывает тщетность стремления к лучшему в абсурдном мире. И в своем последнем романе, коротком и сардоническом, Падение (1956), Камю утверждает, что у каждого из окровавлены руки, потому что мы все несем ответственность за ухудшение своего плачевного состояния своими глупыми действиями и бездействием.В этих и других произведениях экзистенциалистов часто создается впечатление, что подлинная жизнь с бессмысленностью жизни невозможна.

Камю был полностью осведомлен о ловушках определения существования без смысла, и в своем философском эссе The Rebel (1951) он сталкивается с проблемой нигилизма лицом к лицу. В нем он подробно описывает, как метафизический коллапс часто заканчивается полным отрицанием и победой нигилизма, характеризующимся глубокой ненавистью, патологическим разрушением и неисчислимым насилием и смертью.

4. Антифундационализм и нигилизм

К концу 20 века «нигилизм» принял две разные касты. В одной форме термин «нигилист» используется для характеристики постмодернистского человека, дегуманизированного конформиста, отчужденного, безразличного и сбитого с толку, направляя психологическую энергию в гедонистический нарциссизм или в глубокий рессентимент , который часто взрывается насилием. Эта точка зрения основана на размышлениях экзистенциалистов о нигилизме, лишенном каких-либо обнадеживающих ожиданий, оставляющих только переживания болезни, разложения и распада.

В своем исследовании бессмысленности Дональд Кросби пишет, что источник современного нигилизма парадоксальным образом проистекает из приверженности честной интеллектуальной открытости. «Однажды начавшись, процесс допроса может закончиться только одним концом: разрушением убежденности и уверенности и впадать в отчаяние» ( Призрак абсурда, , 1988). Когда искреннее исследование распространяется на моральные убеждения и социальный консенсус, оно может оказаться смертельным, продолжает Кросби, продвигая силы, которые в конечном итоге разрушают цивилизации.Недавно отредактированная книга Майкла Новака The Experience of Nothing (1968, 1998) рассказывает аналогичную историю. Оба исследования являются ответом на мрачные выводы экзистенциалистов, сделанные в начале века. И оба оптимистично обсуждают пути выхода из бездны, сосредотачиваясь на позитивных последствиях, которые открывает ничто, таких как свобода, свобода и творческие возможности. Новак, например, описывает, как со времен Второй мировой войны мы работали, чтобы «выбраться из нигилизма» на пути к построению новой цивилизации.

В отличие от усилий по преодолению нигилизма, упомянутых выше, это уникальный постмодернистский ответ, связанный с нынешними антифундационалистами. Философский, этический и интеллектуальный кризис нигилизма, мучивший современных философов более века, уступил место легкому раздражению или, что более интересно, оптимистичному принятию бессмысленности.

Французский философ Жан-Франсуа Лиотар характеризует постмодернизм как «недоверие к метанарративам», тем всеобъемлющим основам, на которые мы опирались, чтобы понять мир.Этот крайний скептицизм подорвал интеллектуальную и моральную иерархию и сделал заявления «истины», трансцендентные или транскультурные, проблематичными. Постмодернистские антифундационалисты, парадоксальным образом основанные на релятивизме, отвергают знание как относительное, а «истину» — как преходящую, подлинную только до тех пор, пока что-то более приятное не заменит ее (что напоминает понятие Уильяма Джеймса о «денежной ценности»). Критик Жак Деррида, например, утверждает, что нельзя быть уверенным, что то, что знает , соответствует тому, что есть . Поскольку человеческие существа участвуют лишь в бесконечно малой части целого, они неспособны понять что-либо с уверенностью, а абсолюты являются просто «вымышленными формами».

Американский антифундационалист Ричард Рорти делает то же самое: «Ничто не обосновывает наши действия, ничто не узаконивает их, ничто не показывает, что они связаны с тем, как обстоят дела» («От логики к языку и игре», 1986). Этот эпистемологический тупик, заключает Рорти, неизбежно ведет к нигилизму. «Столкнувшись с нечеловеческим, нелингвистическим, у нас больше нет способности преодолевать непредвиденные обстоятельства и боль путем присвоения и трансформации, а есть только способность распознавать случайность и боль » ( Непредвиденные обстоятельства, ирония и солидарность, 1989 ) . В отличие от страхов Ницше и тревог экзистенциалистов, нигилизм становится для антифундационалистов лишь еще одним аспектом нашей современной среды, которую лучше всего переносить хладнокровием.

In The Banalization of Nihilism (1992) Карен Карр обсуждает антифаундационалистский ответ на нигилизм. «Веселый нигилизм», несмотря на то, что он все еще разжигает парализующий релятивизм и подрывает критические инструменты, играет роль, отмечает она, отличаясь легким принятием бессмысленности.Такое развитие событий, заключает Карр, вызывает тревогу. Если мы признаем, что все точки зрения в равной степени необязательны, то интеллектуальное или моральное высокомерие будет определять, какая точка зрения имеет приоритет. Что еще хуже, банализация нигилизма создает среду, в которой идеи могут быть навязаны насильно с небольшим сопротивлением, и только грубая сила определяет интеллектуальные и моральные иерархии. Этот вывод хорошо согласуется с выводом Ницше, который указывал, что все интерпретации мира — просто проявления воли к власти.

5. Заключение

Прошло более века с тех пор, как Ницше исследовал нигилизм и его последствия для цивилизации. Как он и предсказывал, влияние нигилизма на культуру и ценности 20-го века было повсеместным, его апокалиптический характер порождал мрачное настроение и много беспокойства, гнева и ужаса. Интересно, что сам Ницше, радикальный скептик, озабоченный языком, знаниями и истиной, предвосхитил многие темы постмодерна. Поэтому полезно отметить, что он считал, что мы можем — за ужасную цену — в конечном итоге преодолеть нигилизм.Если мы выживем в процессе уничтожения всех интерпретаций мира, то, возможно, сможем найти правильный курс для человечества:

Хвалю, не упрекаю, приход [нигилизма]. Я считаю, что это один из величайших кризисов, момент глубочайшего саморефлексии человечества. Выздоровеет ли человек от этого, станет ли он хозяином этого кризиса — вопрос его силы. Это возможно. . . . ( Полное собрание сочинений Т. 13)

Информация об авторе

Алан Пратт
Электронная почта: pratta @ db.erau.edu
Университет Эмбри-Риддла
США

Что стало причиной безумия и смерти Ницше? — Взломы разума

Статья, только что опубликованная в журнале « Acta Psychiatrica Scandinavica », пересматривает безумие и смерть философа Фридриха Ницше, который, как принято считать, умер от нейросифилиса.

Напротив, авторы нового исследования предполагают, что Ницше умер от лобно-височной деменции — типа деменции, которая специфически влияет на лобные и височные доли.

Хотя многие люди «ставили диагноз» историческим личностям ретроспективно, это исследование отличается тем, что авторы рассмотрели настоящие медицинские записи Ницше в свете того, что известно о прогрессировании сифилиса и деменции сегодня.

Спустя более 100 лет после своей смерти Фридрих Ницше остается одной из самых спорных фигур в истории философии. Его сочинения содержат некоторые из самых глубоких философских утверждений XIX века и оказали огромное влияние.Однако они также выражают двусмысленность и противоречия, которые ставят ученых в недоумение и продолжают спорить об их значении и намерениях. Такая двусмысленность отражена не только в жизни Ницше, но и в его неизлечимой болезни и смерти.

После психотического срыва в 1889 году в возрасте 44 лет он был помещен в Базельскую психиатрическую лечебницу, а 18 января 1889 года был переведен в психиатрическую лечебницу Йены. Он оставался в безумной темноте до своей смерти 25 августа 1900 года.В Базеле был поставлен диагноз «общий паралич душевнобольных» (GPI; третичный церебральный сифилис). Этот диагноз был подтвержден в Йене и до сих пор широко распространен. Однако даже некоторые современники Ницше сомневались в этом. Отсутствие уверенности в отношении его первичной люнетической инфекции, большой продолжительности заболевания и некоторых клинических особенностей заставляет нас усомниться в диагнозе GPI.

В этом исследовании мы реконструируем анамнез [историю болезни] болезни Ницше и рассматриваем клинические проявления.Затем мы отмечаем естественную историю GPI, как это было на рубеже 19-го века, и предлагаем альтернативный диагноз, а именно лобно-височную деменцию (FTD), который был подробно охарактеризован только в последние два десятилетия.

Ссылка на реферат статьи.

Ницше мертв | Национальный фонд гуманитарных наук

В течение предыдущего десятилетия работы Ницше штурмом взяли немецкую культуру. Один из друзей Кесслера пошутил, что «шесть образованных немцев не могут собраться и полчаса без упоминания имени Ницше.«Ницше стал героем — и культовой фигурой — для тех, кто хотел переосмыслить Германию; и злодей для тех, кто оставался приверженным протестантским корням и традиционным порядкам Германии.

Трагический упадок философа только усилил его загадочность. Ницше пережил серьезный психический срыв в 1888 году, когда его идеи загорелись за пределами академических кругов. Когда-то блестящий ученый и философ, сведенный к умственному познанию ребенка, не понимал, насколько знаменитым он стал.

По мере того как идеи Ницше адаптировались к различным и противоположным целям художниками-авангардистами, психоаналитиками и расовыми идеологами, его смерть вызвала битву за его наследие. Кесслер, выдающийся меценат и оператор с хорошими связями на европейской арт-сцене, принял участие в борьбе.

Граф был человеком ненасытного ума и бесконечного обаяния, а также глубоко преданным дневником. В возрасте двенадцати лет он начал вести дневник, создав настоящую сокровищницу для историков, пишущих о художественных силах Вильгельминовой Германии и Прекрасной эпохи.Кесслер, казалось, встречал или знал всех важных людей — более сорока тысяч имен появляется на пятнадцати тысячах страниц, написанных за пятьдесят семь лет. С дисциплиной великого репортера он записал бесчисленное количество замечательных моментов, которые во всех подробностях описывают сейсмические политические сдвиги, потрясшие Европу на рубеже веков до Третьего рейха. Лэрд М. Истон, биограф Кесслера, отредактировал и перевел отрывки из ранних лет графа, чтобы создать Путешествие в бездну: Дневники графа Гарри Кесслера, 1880–1918 (Кнопф).Среди его многочисленных историй — встреча Кесслера с жизнью и наследием Ницше. Когда Кесслер был молодым человеком, произведения Ницше давали ему основу для мышления, выходящего за рамки уравновешенных категорий его буржуазного воспитания. Со временем Кесслер превратился сначала в замечательного эстета, а затем в дипломата и шпиона. У. Х. Оден, считавший Кесслера своим другом, назвал его «вероятно, самым космополитическим человеком из когда-либо живших».

В годы, предшествовавшие Первой мировой войне, Кесслер направил свои организационные таланты на проектирование и сбор денег для мемориала в честь Ницше.Но он был не единственным, кто проявлял большой интерес к наследию философа. Элизабет Ферстер-Ницше, сестра философа, имела свои собственные представления о том, как следует использовать работу и жизнь ее брата.

ЖИЗНЬ И ЛЮБОВЬ ФРИЦА И ЕЛИЗАВЕТЫ

Близкого возраста, Фриц (так его называли друзья и семья) и Элизабет разделяли узы, которые стали еще более крепкими после потери их отца, лютеранского священника, который умер в 1849 году, когда Фрицу было четыре года, а Элизабет — три.В детстве Фриц получил прекрасное образование, которое поощряло его интерес к литературе и музыке. В 1864 году он поступил в университет в Бонне, а на следующий год переехал в Лейпциг, оставив Элизабет с Франциской, их властной матерью. Исследования Фрица и знакомство с более широким миром в другом смысле увели его от сестры и семьи. Он начал сомневаться в месте Бога и религии, а затем отказался от теологии в пользу филологии. Его разочарование в христианстве стало первым из множества разногласий с Элизабет, которую смутил его отказ от веры отца.

В 1869 году, после несчастного случая с верховой ездой, прервавшего военную службу, Ницше принял должность преподавателя классической филологии в Базеле, Швейцария. В том же году он познакомился с композитором Рихардом Вагнером. Несмотря на разницу в возрасте в три десятилетия, эти двое мужчин установили интеллектуальную связь благодаря своей любви к музыке и пониманию философии Артура Шопенгауэра. В книге «Рождение трагедии », опубликованной в 1872 году, молодой мыслитель утверждал, что западная культура достигла своего апогея при греках, но оперы Вагнера наиболее близко подошли к воплощению греческой традиции в современном понимании.

Здоровье Фрица никогда не было крепким, и его мания работать часто приводила к истощению и уязвимости перед болезнями. Его тело также медленно поглощалось сифилисом, которым он заразился от проститутки. Обеспокоенная письмами о мигрени и проблемах с желудком, Элизабет в 1870 году отправилась в Базель, чтобы позаботиться о своем брате. В течение следующих восьми лет она подолгу управляла его домашним хозяйством, чтобы он мог учить и писать.

Отношения Фрица с Вагнером со временем приобрели динамику отца и сына, и сын начал раздражаться из-за властного влияния отца.После посещения Байройтского фестиваля, который был открыт в 1876 году в ознаменование музыки Вагнера, Фриц пережил преобразование: оперы Вагнера были не пробуждением греческой культуры, как он сначала думал, а зрелищем, потворствующим самым низменным порывам недавно объединенной Германии. Он также сомневался в пессимизме Шопенгауэра и антисемитизме, пронизывающем мировоззрение Вагнера.

В 1878 году Ницше опубликовал Человеческое, слишком человеческое , , в котором содержалась критика христианства и антисемитизма.Книга расстроила Элизабет, которая была расстроена тем, что Фриц, возможно, сделал ее персоной нон грата для Вагнеров и их круга общения. Напряжение заставило Элизабет отказаться от брата и вернуться в Германию. Не имея возможности содержать собственное хозяйство, Ницше оставил свой пост в Базеле и стал странствующим философом.

Затем братья и сестры начали ссориться из-за любовной жизни друг друга. В 1882 году, в возрасте тридцати семи лет, Фриц сильно влюбился в Лу Саломе, 21-летнюю русскую девушку, которая была столь же умна, сколь и красива.Фриц находил ее ум опьяняющим, смакуя их бесконечные философские дискуссии. Элизабет, которая ценила респектабельность и яростно защищала свои отношения с Фрицем, считала нетрадиционную Саломе угрозой. Она возражала против плана Саломе по созданию «философского монастыря», в котором Саломе, Фриц и философ Поль Рэ создадут платонический дом. И она съежилась от стыда, когда Саломе поделилась фотографией — на которой Саломея с кнутом в руке ведет тележку, запряженную Фрицем и Ри, — с их социальным кругом.

В книге « Фридрих Ницше: философская биография » Джулиан Янг предполагает, что Ницше поставил эту сцену как дань уважения порабощению его и Реи очарованием Саломе. Фотография также послужила вдохновением для пресловутого замечания в Так говорил Заратустра : «К женщинам ли вы ходите? Не забывай кнут ».

Разгневанный вмешательством сестры, Фриц обвинил ее в «грязном и оскорбительном» поведении. У Фрица были свои проблемы с помолвкой Элизабет с Бернхардом Фёрстером, ведущей фигурой антисемитского политического движения Германии.В 1881 году Фёрстер организовал неудачную кампанию петиций с требованием, чтобы правительство зарегистрировало всех евреев, ограничило иммиграцию евреев и запретило евреям учить. Когда политическая деятельность Ферстера стоила ему его преподавательской работы, он решил направить свою энергию на создание Nueve Germania , расово чистой немецкой колонии в Парагвае. Поначалу скептически относясь к радикализму Фёрстера и его колониальному проекту, Элизабет приняла его идеи, найдя их более приемлемыми, чем отвержение Бога ее братом.К 1884 году братья и сестры перестали разговаривать друг с другом. «Это проклятый антисемитизм. . . является причиной радикального разрыва между мной и моей сестрой », — написал Ницше другу.

В течение следующего года они помирились. Элизабет даже попросила Фрица стать шафером на ее свадьбе. Он отказался — стоять на церемонии означало одобрить брак, чего он не мог сделать. Элизабет вышла замуж за Ферстера 22 мая 1885 года, в годовщину дня рождения Вагнера. В конце октября Фриц пожелал Элизабет всего наилучшего перед ее отъездом в Парагвай, втайне радуясь установить физическую и философскую дистанцию ​​между собой и Фёрстером.Это был последний раз, когда Элизабет видела своего брата в здравом уме.

К 1888 году Ницше стал чрезвычайно известным. В Копенгагенском университете был проведен цикл лекций о его философии, а переводы его ключевых работ находились в работе. Перспективы были настолько многообещающими, что он стал наводить справки о выкупе своих произведений у издателя.

Но большая часть его известности лежала за границей, он жаловался: «В Вене, в Санкт-Петербурге, в Стокгольме, в Копенгагене, в Париже, в Нью-Йорке — везде меня встречали; но не в тени Европы, Германии.”

В начале 1889 года он потерял сознание, его тело было истощено после почти двух десятилетий борьбы с сифилисом. Когда он пришел в сознание, философ объявил себя реинкарнацией Диониса. Это было не ироническое философское воззвание, а отчаянный крик нерешительного ума. Это был конец его интеллектуальной жизни и начало бессмертия. Но когда Фридрих Ницше и девятнадцатый век вступили в свои последние годы, немецкие читатели начали принимать произведения этого местного сына.

«Большая часть волшебства заключалась в лиризме, красоте и силе языка Ницше. Философ был немецким мыслителем с немецкими корнями, занимавшимся проблемами, которые считались в основном немецкими », — пишет Стивен Э. Ашхайм в книге« Наследие Ницше в Германии, 1890–1990 ».

Кесслер был одним из тех, кто восхищался магией. Он родился в Париже в 1868 году в семье гамбургского банкира и британской наследницы. Его детство прошло в Викторианской Британии и Вильгельминовой Германии.Националистический пыл конца девятнадцатого века в сочетании с давлением со стороны отца сделали невозможным быть гражданином Европы, как предпочел бы чувствительный молодой человек. Столкнувшись с перспективой стать банкиром, Кесслер на этот раз заявил о себе и убедил своих родителей позволить ему изучать право и историю искусств в Бонне и Лейпциге. Когда пришло время проходить военную службу, он получил место в элитных уланах Третьей гвардии.

Благодаря своим исследованиям Кесслер проявил интерес к Древней Греции, ценил искусство и эстетику и пренебрегал историзмом, что сделало его идеальным читателем сочинений Ницше.В конце 1891 года друг одолжил ему копию книги Человек, все слишком человек . Кесслера поразили не сразу. В своих дневниковых записях он оспаривает объяснение Ницше schadenfreude и отмечает, что ненависть философа ко всему немецкому «привела его к полному абсурду», например, к отрыву достижений Гете от немецкой культуры. Но скептицизм Кесслера вскоре рассеялся.

Не зная, какой карьерный путь выбрать, Кесслер нашел утешение в изречении Ницше, что «мир оправдан только как эстетическое явление.Отправляясь в кругосветное путешествие в 1892 году, он упаковал Так говорил Заратустра , Медитация Ницше о том, как достичь «сверхчеловеческого» состояния. Кесслер прочитал его вместе с Odyssey во время путешествия между S от Франсиско и Иокогамой.

МАДМАН В АРХИВЕ

После пяти лет в Парагвае Элизабет вернулась в Германию в 1890 году, приехав не как торжествующая первая леди, а как опальная вдова.Обвиняемый в неумелом управлении Nueve Germania и краже у его жителей, Ферстер скорее застрелился, чем выдержал унижение банкротства и возможного тюремного заключения. «Ложные друзья и происки врагов разбили ему сердце», — объяснила Элизабет, настаивая на том, что ее муж не покончил с собой, а вместо этого умер от сердечного приступа. Уже перенеся утрату мужа, Элизабет обнаружила, что у нее есть два брата: философ, которого пожирают немцы, как Кесслер, и сумасшедший, бродящий по залам дома их детства.

Вместо того, чтобы остаться и помочь своей матери заботиться о своем брате, Элизабет вернулась в Nueve Germania, решив продолжить работу Ферстера и восстановить его репутацию, но сама столкнулась с обвинениями в бесхозяйственности. Оставив за собой след кредиторов, она сбежала обратно в Германию и приняла себя сестрой Фридриха Ницше. Она больше не будет Элизабет «Эли» Ферстер, а скорее Элизабет Ферстер-Ницше, изменение имени было окончательным по решению суда.

Застряв под крышей своей матери в маленьком городке Наумбург, Ферстер-Ницше направила свою энергию на создание архива работ своего брата и начала процесс расшифровки того, что еще можно было опубликовать из его статей. Учитывая безразличное образование и противоречивые взгляды Фёрстер-Ницше, она не была идеальным хранителем. Но поскольку у нее были документы Ницше, его друзья мало что могли сделать. Любой, кто имел дело с бумагами Ницше и его наследием, должен был пройти через Ферстера-Ницше.

26 октября 1895 года Кесслер нанес визит, впервые встретившись с ней. Кесслер стал членом редакционной коллегии Pan , иллюстрированного журнала, посвященного литературе и современному искусству, и хотел публиковать музыкальные произведения Ницше. «Она маленькая, хрупкая, все еще красивая женщина со свежим лицом и локонами; ее внешний вид не указывает на ее энергию », — написал он в своем дневнике. Архив, в котором хранились книги и рукописи Ницше, представлял собой «уютную комнату средних размеров».”

За обедом и ужином Фёрстер-Ницше рассказала ему о своей «неприятной» ситуации. «Она говорит, что здесь никого нет ни малейшего интереса или понимания к ее брату. Она поддерживает свои прежние связи со старыми отставными офицерами и государственными служащими, но не получает благодарности за ее защиту интересов и мыслей Ницше, в лучшем случае прощается. Даже их собственная мать, жена старого благочестивого пастора, по ее мнению, находится среди врагов ». С подозрением относясь к Ферстеру-Ницше, Кесслер покинул собрание, яростный сторонник архива, и согласился помочь, чем мог.

Ферстер-Ницше никогда не недоставало амбиций, и растущая слава ее брата стала движущей силой этого. В 1896 году она вырвала у их матери контроль над авторскими правами на его произведения и перевезла своего брата в Веймар, сонный город, который считался колыбелью немецкой культуры. Там она могла поставить его равным Гете и Шиллеру.

В августе 1897 года семья Ницше переехала в виллу Зильберблик, четырехэтажный дом, расположенный в нескольких минутах ходьбы от центра Веймара. Вилла была куплена для них Мета фон Салис, швейцарским аристократом, который подружился с Ницше, когда он жил в Цюрихе.Очарованный ее прекрасными манерами и высоким немецким акцентом, Ницше упустил из виду пропаганду Салиса эмансипации женщин, вопрос, к которому он не питал особой симпатии. «Она, в свою очередь, была потрясена им — встреча, по ее словам, бросила« золотой блеск »на всю оставшуюся жизнь, жизнь, в течение которой она никогда не отказывалась от продвижения его философии», — пишет Янг.

Вскоре после того, как Ницше поселились на вилле Зильберблик, Кесслер заглянул туда. «Дом находится на холме над городом в недавно посаженном, но все еще довольно голом саду», — написал он в своем дневнике.Фёрстер-Ницше сказала ему, что ее брату понравился новый дом — по прибытии он бродил из комнаты в комнату, распевая «палаццо, палаццо». Эта история и другие рассказы о поведении Ницше обеспокоили Кесслера. «Похоже, она настолько привыкла относиться к своему брату как к заикающемуся ребенку, что, кажется, больше не чувствует всей ужасной трагедии».

Также кажется, что Кесслер впервые встретился с Ницше — использование слова «встретился» было бы ошибочным.

Он спал на софе.Могучая голова покоилась, словно слишком тяжелая для его шеи, провалилась ему на грудь, свисая на полпути вправо. Лоб просто колоссальный, грива все еще темно-каштановая, а также лохматые опухшие усы. Широкие черно-коричневые тени глубоко впадают в его щеки под глазами. На его плоском, рыхлом лице глубокие борозды от мыслей и желаний выгравированы, но постепенно исчезают и снова становятся гладкими. Руки похожи на воск, с зеленовато-фиолетовыми прожилками и несколько опухшие, как у трупа.

Несмотря на то, что Ферстер-Ницше гладил его и называл «милый, милый», философ не проснулся. «Таким образом, он похож не на больного или сумасшедшего, а, скорее, на мертвого человека», — писал Кесслер.

После обеда Фёрстер-Ницше предложил Кесслеру работу по редактированию новых изданий Заратустра и сборнику стихов, но Кесслер возразил, предложив вместо этого контролировать дизайн и печать.

Как всегда, Кесслер делал мысленные записи. Его не впечатлило, как был оформлен дом, он назвал его в дневнике «зажиточным, но украшенным без изысков».Фёрстер-Ницше, очевидно, чувствовал то же самое и предпринял серию дорогостоящих ремонтных работ, отправив счет Салису на оплату. Возмущенный «все более безрассудным высокомерием» Ферстера-Ницше и подпитываемый неприятным обменом письмами, Салис прервал контакт. Не желая больше иметь ничего общего с Фёрстер-Ницше, она продала виллу двоюродному брату Ницше в 1899 году. С уколом сожаления Салис присоединился к рядам друзей и поклонников Ницше, которые беспокоились о том, что станет с наследием Ницше, пока оно оставалось в живых. опека Элизабет Ферстер-Ницше.

МАСКА СМЕРТИ

Кесслер прибыл домой после дежурства и обнаружил ждущую телеграмму. «Этим утром неожиданно скончался мой горячо любимый брат», — писал Ферстер-Ницше. «В понедельник днем ​​в 17:00. похороны в Архиве Ницше. Если возможно, приходите. В этом не было никакого «если». Кесслер заказал билет на поезд до Веймара на следующий день. Когда он приехал, он обнаружил, что Ферстер-Ницше «очень расстроен».

Тело Ницше было положено в гроб, обшитый белой дамасской тканью и льняной тканью. Его полуоткрытые глаза предполагали, что он просто спал.«Его последняя болезнь вызвала у него жалко изможденное и изможденное выражение лица, но большие, пухлые, ледяные серые усы скрывают боль во рту», ​​- заметил Кесслер. «И эта великолепная фигура проявляется повсюду из-за исхудания: широкий, изогнутый лоб, крепкая, мощная челюсть и скула еще более отчетливо видны под кожей, чем при его жизни. Общее впечатление — сила, несмотря на боль ».

Идея увековечить память Ницше, должно быть, уже была в голове Кесслера.Утром в день похорон он организовал изготовление посмертной маски. Чтобы помочь ему, Кесслер нанял Курта Стоувинга, который несколькими годами ранее написал портрет философа, и местного штукатура. Они были сделаны за полчаса.

В пять часов скорбящие упаковали архив, тела теснились в гробу. Горели свечи, и женский хор спел Брамса и «великолепно трагический песнопение». Был также длинный панегирик искусствоведа Курта Брейзига, который предложил культурно-исторический анализ творчества Ницше.«Я редко бывал более мрачным», — писал архитектор Фриц Шумахер, присутствовавший на службе. «Стипендия преследовала этого человека до могилы. Если бы он ожил, он бы выбросил динамик в окно и выгнал нас из храма ».

На следующий день Ницше был похоронен рядом со своими родителями на кладбище церкви в Реккене, где его отец служил пастором. Это противоречило его желанию — он хотел, чтобы его похоронили в Швейцарии на полуострове Шасте в Зильс-Мария, где он провел так много приятных летних дней.«То, что было ницшеанским на службе, было солнечной тишиной этого естественного уединения: свет играл сквозь сливы на церковной стене и даже в могиле; большой паук, плетущий паутиной над могилой от ветки к ветке в лучах солнца », — писал Кесслер. В остальном это было христианское дело для человека, который не верил в Бога: звонили колокола, хор пел спиричуэлс, а на гробу лежал серебряный крест. В продолжающихся спорах о религии между Ферстер-Ницше и ее братом последнее слово было за ней.

ПАМЯТИ НЕТЦШЕ

По мере того, как новое столетие продвигалось вперед, Кесслера тянуло в Веймар по причинам, не связанным с Ницше. Его дорогой друг, бельгийский архитектор Генри ван де Вельде, стал директором Веймарской школы искусств и ремесел в 1902 году. Были люди при дворе Вильгельма Эрнста, великого герцога Саксен-Веймар-Айзенаха, который очень хотел увидеть Кесслера в Веймаре. также. Для человека, преуспевшего в культурной жизни Берлина и Парижа, решение укрыться в тридцатитысячном городе, населенном пенсионерами, было нелегким делом.Но от предложения почетного директора Музея искусств и ремесел отказаться было трудно, и Кесслер занял этот пост в марте 1903 года.

У Кесслера были грандиозные планы превратить Веймар и музей в центр эстетического модернизма. Он организовал серию выставок, которые продвигали художника-символиста Макса Клингера, французского постимпрессионизма и английского книжного и театрального дизайна. Кесслер также купил дом в Веймаре, наняв ван де Вельде, чтобы спроектировать интерьер, и снова сотрудничал с ним в планах строительства нового театра.

Собирая части своего видения, Кесслер провел подолгу в Лондоне и Париже, встречаясь с художниками и дилерами. В феврале 1905 года, во время одного из своих визитов в Париж, Кесслер подошел к Огюсту Родену с просьбой снять бюст Ницше. Художник не хотел брать заказ, сославшись на «огромную трудность сделать кого-то, кого он никогда не видел живым». Кесслер заверил его, что была сделана посмертная маска, что, казалось, его развеселило, но Роден все же отказался. «Костная структура — это уже что-то, это основа всего, что мы делаем», — сказал Роден Кесслеру.«Но помимо этого есть движение поверхностей, которое нужно наблюдать, главное направление движения мышц на костной структуре, которое можно наблюдать только с помощью модели. . . . Когда у человека есть движение, у него есть все ».

Современные представления Кесслера об искусстве вскоре столкнулись с более традиционными представлениями веймарского общества. В 1906 году он был вынужден покинуть свой пост после того, как выставка акварелей Родена с изображением обнаженных женщин вызвала скандал. Кесслер быстро переключился на другие проекты, например, стал покровителем художников, чьими работами он восхищался.Он также сотрудничал с композитором Хьюго фон Хофманнсталем над либретто к опере Рихарда Штрауса Der Rosenkavalier .

Ферстер-Ницше тоже не сидел сложа руки. Она заручилась услугами ван де Вельде, чтобы отремонтировать и расширить архив в 1903 году (он остается образцом дизайна в стиле модерн). В 1908 году она основала Фонд архива Ницше, который официально закрепил его работу. Кесслер получил место в совете директоров. Деньги на содержание архива поступили от Эрнста Тиля, шведского бизнесмена еврейского происхождения.Ферстер-Ницше преуменьшил ее антисемитизм, чтобы заручиться его поддержкой.

Непрерывный поток собраний сочинений и писем Ницше также появлялся под руководством Ферстера-Ницше, и его количество скоро появится. Тома изобилуют большими и маленькими подделками. Ученые, которые позже пытались согласовать содержание томов с архивными записями, отметили отсутствие оригиналов для многих писем, особенно в переписке между Ферстер-Ницше и ее братом во время ее пребывания в Парагвае.Фёрстер-Ницше также была не прочь изменить имена получателей писем или изменить текст, чтобы смягчить тирады своего брата против антисемитизма.

Знал ли Кесслер о ловкости рук? В его дневнике ничего не говорится об этом, и Истон, его биограф, тоже не уверен. «Неясно, подозревал ли Кесслер до войны, что Элизабет умышленно искажала наследие своего брата в соответствии с антисемитской, националистической интерпретацией», — пишет он.

Планирование мемориала шло урывками до 1911 года.Ферстер-Ницше начала настаивать на его завершении, чтобы отпраздновать семидесятилетие своего брата в 1914 году. Но как увековечить память философа, особенно того, кто глубоко писал об искусстве и плохо относился к современным формам искусства? Ферстер-Ницше представлял себе «скромный храм». Показательно, что она считала храм подходящим, если он не был «гигантским», на который могло не хватить средств. Когда-либо архитектор, ван де Вельде выступал за реконструкцию существующего архива, добавив большой зал с мемориалом.

Кесслер также хотел храм, который воплотил бы древнегреческие принципы, которые пронизывали мировоззрение Ницше, — и он уже наметил это в своей голове. Как дань аполлоническим принципам, во внутреннем дворе должна быть статуя обнаженного юноши, вырезанная Аристидом Майолем, французским каталонским скульптором, известным своими классическими формами. Интерьер будет называть Диониса с бюстом Ницше и барельефами Клингера. Цитаты Ницше, выгравированные Эриком Гиллом, британским художником с талантом к типографике, украсили бы стены.

Собирать разных художников для обслуживания большого проекта было чистым Кесслером. Он также мог быть невероятно убедительным. К концу их первой встречи для обсуждения проекта ван де Вельде и Ферстер-Ницше подписались под его видением.

На строительство храма потребовались деньги, порядка пятидесяти тысяч марок. Кесслер и другие решили предложить подписку, которая начиналась с тысячи марок (Кесслер обещал пять тысяч), и опубликовать факсимильные издания сочинений Ницше.Кесслер также предусмотрел благотворительные выступления, лекции и концерты в Германии, Франции, Австрии и Нью-Йорке. Неформальный комитет вскоре превратился в формальное правление с Кесслером в качестве президента. Однако Фёрстеру-Ницше не хватило места на доске. Истон предполагает, что Кесслер, возможно, не предлагал ей один, опасаясь оказать на нее слишком большое влияние.

Когда Кесслер рискнул приехать весной в Париж, он рассказал о планах мемориала в своем кругу общения, в который входили поэт Райнер Мария Рильке, писатель Жан Кокто, промоутер театра Габриэль Астрюк, композитор Рейнальдо Хан и основатель Ballet Russes Сергей Дягилев.Он встретил как восторженную поддержку, так и изученное противодействие. Художник Пьер Боннар отказался поддержать проект. «Это потому, что я в определенном смысле против Ницше, не против его идей, а против его личности», — сказал Боннар Кесслеру. «Я немного боюсь тех существ, которые являются ничем иным, как мыслями. Мне кажется, что однажды они закончат свое мышление, будучи поглощенными жизнью ».

За обедом Кесслер попросил танцора Вацлава Нижинского, известного в Париже за его выступления с Ballets Russes, выступить в качестве модели для скульптуры Майоля.Нижинский согласился, но Майоль возражал. «Вы видели его голым?» — спросил Майоль Кесслера. «Разве он не круглый? То, что красиво для других, редко бывает у художника, у которого в голове есть идея. Модель должна соответствовать идее, которую хочет воплотить художник ». Однажды вечером, когда я посмотрел танец Нижинского, Майоль изменил мнение. «Он настоящий Эрос», — сказал он Кесслеру. «Он настолько совершенен, что почти слишком красив».

Строительство храма было амбициозным, но осуществимым проектом — тогда пришла идея построить стадион.В письме Фёрстер-Ницше Кесслер умолял ее не бояться этой идеи. «Ваш брат был первым. . . научить радости тела, физической силе и красоте; первый, кто вернул физическую культуру, силу и благодать в связь с духом и высшими вещами ». Кесслер нашел поддержку идеи стадиона среди других членов совета директоров, которые понимали, что гимнастические клубы и спортивные лиги помогут финансировать его строительство.

Ферстер-Ницше была одновременно «взволнована и напугана» идеей стадиона — и обвинила Кесслера и ван де Вельде в том, что они работали у нее за спиной.«В основном она маленькая филистерка, дочь пастора, которая клянется быть уверенной в словах своего брата, но расстраивается и злится, как только вы пытаетесь превратить их в дела», — написал рассерженный Кесслер. «Она оправдывает многое из того, что ее брат сказал о женщинах. Фактически, она была единственной женщиной, которую он знал близко «. Отложив в сторону свой язвительный трюк, Кесслер встретился с Ферстер-Ницше, успокаивая ее паранойю, объясняя, как возникла идея стадиона.

К сентябрю Кесслер нашел участок подходящей земли.Теперь дело за ван де Вельде, чтобы спроектировать церемониальный вход, храм и стадион. Кесслер подсчитал, что окончательная цена составит около миллиона марок. «Если у нас будет больше денег или достаточно средств, я хотел бы создать рядом с мемориалом Ницше Институт« генетики »для улучшения расы», — написал Кесслер.

В середине октября Фёрстер-Ницше снова поднял шум вокруг проекта. «Невероятное письмо от Ферстера-Ницше, который просит меня отказаться от плана мемориала, потому что« герр Ленке или Менке »(она не может вспомнить имя) посетил ее и высказался против проекта», — написал Кесслер.«Откровенное негодование» этой «поклонницы Ницше» глубоко повлияло на нее, и «она сама не может сейчас ничего сделать, кроме как противодействовать этому» ». От проекта было нелегко отказаться. Кесслер договорился о ссуде в шестьдесят тысяч марок на покупку необходимой собственности, деньги предоставили два еврейских банкира. Он отправил Фёрстер-Ницше краткое письмо, в котором объяснил, что ссуду нужно будет вернуть, хорошо зная, что у нее нет для этого средств. Кесслер также посоветовал ей не ценить мнение человека, имя которого она не могла вспомнить.

В конце ноября Кесслер встретился с ван де Вельде, чтобы ознакомиться с планами. Кесслер был gr

Воля к власти Цитаты Ницше

Фридрих Ницше

Вторник, 24 ноября 2020 г.

Воля к власти — книга, содержащая выборочно переупорядоченные записи из записных книжек Фридриха Ницше, написанные его сестрой Элизабет и Питером Гастом. Впервые он был выпущен вместе с другими неопубликованными произведениями в 1901 году.


Моя идея состоит в том, что каждое конкретное тело стремится овладеть всем пространством и распространить свою силу (- свою волю к власти 🙂 и отбросить все, что сопротивляется его распространению.Но он постоянно сталкивается с аналогичными усилиями со стороны других органов и заканчивается тем, что приходит к соглашению («союзу») с теми из них, которые в достаточной мере связаны с ним: таким образом, они сговариваются друг с другом для власти. И процесс продолжается —
The Will to Power, s.636
Nietzsche Quotes
Создана возможность для создания … Высшей расы, будущих «хозяев земли» … созданных для того, чтобы жить тысячелетиями, — людей высшего сорта, которые … используют демократическую Европу как наиболее гибкую и гибкую. гибкий инструмент, позволяющий овладеть судьбами земли.
Воля к власти (1888). Раздел 960
Цитаты Ницше
Есть только благородство происхождения, только благородство крови. Когда говорят об «аристократах духа», обычно не хватает причин, чтобы что-то скрыть. Как известно, это излюбленный термин амбициозных евреев. Ибо один дух не делает благородным. Скорее должно быть что-то, что облагораживает дух. Что тогда требуется? Кровь.
Воля к власти (1888). Раздел 942
Цитаты Ницше
Усреднение европейского человека…. требует оправдания: оно заключается в служении высшему суверенному виду, который стоит на первом, который может подняться до своей задачи, только сделав это. Не просто Высшая Раса, единственная задача которой — править, но Раса со своей собственной сферой жизни, с избытком силы … достаточно сильной, чтобы не нуждаться в тирании императива добродетели.
Воля к власти (1888). Раздел 898
Цитаты Ницше
Права, которые человек присвоил себе, связаны с обязанностями, которые он возлагает на себя, с задачами, с которыми он чувствует себя равным.Подавляющее большинство людей не имеют права на существование, но являются несчастьем для высших людей.
Воля к власти (1888). Раздел 872
Цитаты Ницше
Сильный становится хозяином более слабого, поскольку последний не может утверждать свою степень независимости — здесь нет ни милосердия, ни снисходительности, ни тем более уважения к «законам».
п. 630, Воля к власти
Цитаты Ницше
Необходимо объявление войны массам со стороны Высших Людей! … Все, что делает мягким и женственным, что служит цели Народа или Женственности, работает в пользу Всеобщего избирательного права, т.е.е. господство Низших людей. Но мы должны принять ответные меры и вывести все это дело на свет и за решетку суда.
п. 864, Воля к власти
Цитаты Ницше
Если во всем есть что прощать, то есть и осуждать.
Воля к власти, 1888
Цитаты Ницше
Необходимо объявление войны массам Высшими людьми! … Все, что делает мягким и женственным, что служит цели Людей или Женственности, работает в пользу Универсального избирательного права, т.е.е. господство Низших людей. Но мы должны принять ответные меры и вывести все это дело на свет и за решетку суда.
Воля к власти (1888). Раздел 864
Цитаты Ницше
Прекрасное существует так же мало, как Истина. В каждом случае речь идет об условиях сохранения определенного типа человека: таким образом, стадо будет испытывать ценностное чувство Истины в разных вещах, чем Сверхчеловек.
Воля к власти (1888). Раздел 804
Цитаты Ницше
Состояния, в которых мы наполняем вещи преображением и полнотой и поэтизируем их, пока они не отразят обратно нашу полноту и радость в жизни.… три основных элемента: сексуальность, опьянение и жестокость — все они принадлежат к древнейшим праздничным радостям.
Воля к власти (1888). Раздел 801
Цитаты Ницше
Мораль такова: посредственные стоят больше, чем исключения … Я ненавижу христианство смертельной ненавистью.
Воля к власти (1888). Раздел 685
Цитаты Ницше
Сильный становится господином над более слабым, поскольку последний не может утверждать свою степень независимости — здесь нет ни милосердия, ни снисходительности, ни тем более уважения к «законам».»
Воля к власти (1888). Раздел 630
Цитаты Ницше
Тем людям, которые меня волнуют, я желаю страданий, отчаяния, болезней, жестокого обращения, унижений — я желаю, чтобы они не оставались незнакомыми с глубоким презрением к себе, пытками недоверия к себе, убогостью побежденный: Мне их не жаль, потому что я желаю им единственного, что сегодня может доказать, достоин он чего-то или нет, — терпения.
Воля к власти (1888).Sec 481
Цитаты Ницше
Человеком, каким он должен быть: это звучит для нас столь же безвкусно, как «дерево, каким оно должно быть».
Воля к власти (1888). Раздел 332
Цитаты Ницше
Еще цитаты Ницше «Воля к власти» …

Цитата дня Фридриха Ницше

Вторник, 24 ноября 2020 г.
Самое старческое, что когда-либо думали о человеке, содержится в знаменитом высказывании «эго всегда ненавистно»; самое детское — это еще более знаменитое «возлюби ближнего твоего, как самого себя».- В первом случае познание природы человека прекратилось, во втором оно еще даже не началось.
.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *