Профессиональный стресс юриста: Стресс — неотъемлемая часть работы юриста?

Содержание

Работа как источник стресса: почему юристы страдают депрессиями

Стремительная карьера и высокий уровень компенсации в крупной юрконсалтинговой компании — предел мечтаний для многих юристов. Но обратная сторона успеха — работа 24/7 и депрессия. Почему работа в Big Law может закончиться в кабинете психотерапевта, а проблемы с психикой у юристов не столь редки, как может показаться на первый взгляд, рассказали эксперты Law360.

Еще до сорока лет Дэн Лукасик сделал успешную карьеру в праве — он был управляющим партнёром собственной юрфирмы в Нью-Йорке. Дела шли хорошо, клиентов было достаточно, но после судебного заседания — независимо от исхода дела — он уезжал на парковку большого торгового центра, туда, куда большинство людей не доезжало. Там он плакал — каждый день. Лиза Смит «поддерживала» карьеру в Big Law кокаином и алкоголем – пока не пришла к мысли о самоубийстве, после чего оказалась на 28-дневном реабилитационном курсе. Майкл Кристофер Старр был звездой юриспруденции и боксерского ринга. Все знали, что он занимался громким делом Раджа Раджаратнама об инсайдерской торговле, но о его депрессии не догадывался никто — до тех пор, пока не стало слишком поздно и он не покончил с собой. Таких историй в праве немало. Профессия юриста — одна из самых стрессовых, а работа в крупной юрфирме только усугубляет психические проблемы, уверены американские психологи. Сами юристы с ними солидарны — но выхода из ситуации часто не видят.

Культура молчания

Индустрия, в которой правит культура молчания, — так нередко описывают юриспруденцию. То, что о проблемах говорить не принято, и приводит к одному: юристы, нуждающиеся в помощи, за поддержкой не обращаются. Итог закономерен. Те немногие исследования, которые посвящены психическому здоровью юристов и студентов американских юрвузов, приходят к одному выводу: риск депрессии, тревожности, суицидальных наклонностей и развития зависимостей у юристов выше, чем у среднестатистического человека. Общий показатель, приведенный в исследовании Американской ассоциации юристов,  — 10% населения, у юристов возрастает до 28%. Более ранние исследования, проведенные в начале 1990-х, продемонстрировали: как минимум у 18% процентов юристов проблемы с алкоголем, а 19% страдают депрессией. Сегодня эти показатели ухудшились: о зависимости от спиртного говорят 20,6% опрошенных, а 28% заявили, что испытывают депрессию. Еще 19 и 23% указали, что страдают от тревожности и стресса. 

Аналогичные показатели — у представителей медцицинской профессии. Но если для психологической помощи врачам разработаны специальные программы, то юристам на внимание со стороны рассчитывать не приходится. Не улучшают ситуацию и требования компаний — доступность 24/7 и постоянно растущие показатели эффективностидля персонала. В праве каждый чувствует, как просто его заменить, и работает с перегрузками, скрывая проблемы со здоровьем, чтобы не притормозить карьеру. «Встречаются юристы, которые скрывали свои проблемы по 20 лет, — рассказывает

Эйлин Трэвис, директор программы по помощи юристам Нью-Йоркской юридической ассоциации. — Но однажды что-то происходит. Обычно вы вдруг замечаете, что стареете, и тело дает сбои. Или вы пропускаете заседание в суде, или появляетесь с запахом перегара».

Причины проблем

Причины проблем юристов — обратная сторона тех черт, которые помогают преуспеть в профессии, считают психологи. Часто карьеру делает тот, кто может побороть неприятности, что требует так называемого «мышления пессимиста» — возможности предвидеть все возможные негативные сценарии развития событий для клиента. «Проблема в том, что именно это может сделать из вас успешного юриста», — говорит Лукасик.

Но часто привычка к негативному мышлению может перерасти в заболевание. Сложности начинаются уже на стадии подготовки юриста, уверен Лукасик. Начинающие юристы часто слышат о том, что переработки, бессонные ночи, выходные в офисе — требования для каждого желающего получить продвижение.

По данным Национальной ассоциации занятости юристов с 2011 года требования по часам работы выросли с 1879 часов в год до 1892 часов. Небольшие компании с численностью юристов до 250 человек ставили норму 1850 часов в год, крупные юрфирмы (более 700 юристов в компании) считали нормой работу от 1900 до 2000 часов в 2015 году. Ассоциаты в американских юрфирмах в 2014 году работали в среднем 2199 часов, а в крупных компаниях — 2199 часов.

Такая нагрузка не только слишком велика, но в итоге снижает продуктивность работы, а часто может привести к ошибкам со стороны сотрудников и искам к компании. Пока одни юристы зарабатывают психические проблемы, другие предпочитают сменить работу в консалтинге на другую, позволяющую лучше сбалансировать дело и личную жизнь, — обычно в госструктурах или инхаусе.

Читайте также

Как помочь юристам

Помочь юристам избавиться от негативной корпоративной культуры, в том числе понизить уровень стресса на работе, можно, способствуя формированию общности в коллективе, уверены эксперты Law360. Как правило, юристы, особенно начинающие, не чувствуют, что могут задать простой вопрос коллегам, указывает на одну из граней проблемы Пэт Спатаро, глава программы помощи юристам Нью-Йоркской ассоциации юристов. Соревновательность — лишнее в корпоративной культуре, считает он. «Даже в собственной фирме юристы сталкиваются с постоянным соревнованием и в итоге оказываются в изоляции в собственной фирме, и грустно, что они не получают поддержки», — говорит Спарато. Весь стиль жизни оказывается зависим от выработки, и когда в личной жизни человека что-то происходит, он не может сохранять тот же темп и вынужден уйти. Чрезмерного акцента на бизнес в юрфирме стоит избегать, а взаимопомощь, совместную работу — поощрять и поддерживать.

Особенно сложным переход к «большому праву» оказывается для вчерашних студентов. «Обычно считается, что у юриста не должно быть эмоций, точнее, эмоций, не имеющих отношения к судебному спору», — сожалеет Катерина Бендер, директор Dave Nee Foundation, программы психологической помощи, названной в честь студента, покончившего с собой в процессе подготовки к адвокатскому экзамену.

В самом экзамене есть вопросы о психических проблемах соискателя, и законность выяснения медицинских данных об экзаменуемом в настоящее время оспаривается в суде. Однако бояться отвечать не стоит, уверяют те, кто статус уже получил. Даже положительный ответ на вопросы о психических проблемах не означает, что это может помешать получению статуса. Возможно, к вам просто присмотрятся повнимательнее — не более того. Но для самого юриста это повод задуматься, насколько он готов к тому, что уровень стресса вырастет еще больше. «Люди должны понимать, что, если в анамнезе есть проблемы с психикой, то стресс всё только усугубит», — предупреждает Маршалл.

Юрфирмы, в том числе и из числа крупнейших, уже осознали проблему чрезмерного давления на сотрудников. Некоторые члены BigLaw уменьшают требования к выработке и допускают гибкое расписание и возможность работы из дома. Однако большинство компаний пока есть за что критиковать. Индустрия идет к пониманию нужд работника не слишком быстро, так что пока оптимально помочь себе самостоятельно — терапией, лекарствами или просто нормальным режимом, говорит Лукасик.

Юрий Зачек: Как юристам справляться со стрессом

Юрий Зачек, коуч, бизнес-тренер, в прошлом директор по юридическим

вопросам компании Accenture в Восточной Европе и партнер юридической
практики Deloitte, рассказал PLATFORMA Media, почему юристы выгорают к 35-40 годам, какие факторы к этому приводят, как он сам справился с  профессиональным выгоранием, как юристам распознать у себя выгорание и  справиться со стрессом. 

«Я был в очень плохом состоянии»

— Юрий, как вы начали заниматься темой профессионального выгорания среди юристов?  

— Я начал заниматься синдромом профессионального или эмоционального выгорания (СЭВ) «не от хорошей жизни». К 37 годам у меня было всё с точки зрения достатка и карьеры, я был топ-менеджером крупнейшей в мире консалтинговой компании, но при этом я был абсолютно выгоревшим юристом. 

Я был в очень плохом физическом состоянии, у меня было много вредных привычек, включая злоупотребление алкоголем, я страдал от головокружений, вызванных постоянным и неконтролируемым стрессом, и когда в один из дней я чуть не упал под колёса машины на Садовом кольце, я понял, что дальше так продолжаться не может. То есть для меня вопрос работы с собственным эмоциональным и физическим состоянием был в прямом смысле вопросом выживания. 

Активная работа над собой заняла около полугода. Это была самая мощная трансформация, которую я когда-либо проходил в своей жизни. И когда я нашёл ответы для себя, я одновременно нашел и свое призвание. Вокруг я видел огромное количество коллег, которые, несмотря на свои высокие заработки и достижения, были совершенно несчастны на своей работе, и гробили свое здоровье, не в силах вырваться из порочного круга. Тогда я окончательно понял, что я хочу работать с людьми, помогая им реализовывать свой потенциал, а не просто прозябать на нелюбимой работе, проклиная свою жизнь и судьбу. 

На протяжении последних нескольких лет я работаю с людьми, командами и компаниями как коуч и как бизнес-тренер. Примерно половина моих клиентов — это юристы. 

— Как относитесь к тому, что проф выгорание признали болезнью?

— Несомненно, это положительный факт. Человечество в целом переходит на новый этап развития осознанности. Искусственный интеллект, автоматизация и роботизация процессов будут способствовать тому, что у людей, наконец, появится возможность не просто работать за деньги, как это происходит сейчас в подавляющем большинстве случаев, а максимально реализовывать свой потенциал. 

Таким образом обращение внимания на своё эмоциональное и физическое состояние на работе — это новый тренд. Тем не менее, стоит отметить, что выгорание сейчас происходит всё чаще и чаще из-за возросшей скорости и потоков информации, обрушивающихся на современного человека. Выгорание и депрессия — это поистине болезни XXI века.

«Работа с проблемами накладывает свой отпечаток»

— Какие профессии, на ваш взгляд, самые стрессовые?

— Выгорание может случиться у совершенно разных профессий. В первую очередь, этот синдром испытывают люди, чья работа связана с интенсивным и постоянным профессиональным общением с другими людьми: врачи, учителя школ и преподаватели ВУЗов, юристы, консультанты, менеджеры, предприниматели, офисные работники. 

Более того, сегодня эмоциональное выгорание рассматривается как признак переутомления, который может встречаться в любой профессии, даже не связанной с интенсивным общением (например, IT), а также и за пределами профессиональной деятельности (например, у домохозяек).

— Каковы основные факторы стресса, которые приводят юристов к проф выгоранию?

— Профессия юриста достаточно напряженная, у неё есть ряд особенностей, которые часто приводят к эмоциональному выгоранию. 

Во-первых, это работа в условиях постоянного давления времени, жестких дедлайнов, работа по ночам, выходным, в отпуске. Именно отсутствие work-life balance — это то, на что чаще всего жалуются юристы. У юристов катастрофически не хватает времени на себя, зачастую у них даже нет хобби — просто потому что на него нет ни времени, ни сил. И тогда они становятся чрезмерно серьезными и зацикленными на работе, а это прямой путь к выгоранию.

Во-вторых, это постоянная работа с негативом. К юристам не приходят, когда всё хорошо, к ним приходят, когда всё плохо, очень плохо. Радости и позитива в рутинных буднях юриста действительно не так уж и много. Постоянная работа с проблемами и фокус на рисках накладывают свой отпечаток: мир начинает представляться юристам в чёрном цвете, а жизнь превращается для них в череду тяжких испытаний, которые необходимо решить любой ценой. Вместо возможностей юристы начинают видеть вокруг сплошные риски. 

Как юристы справляются со стрессом? PLATFORMA проводит первый опрос российских юристов и адвокатов на тему борьбы со стрессом. Ответьте, пожалуйста, на несколько вопросов нашего исследования. 

В третьих, юристы — это зачастую перфекционисты, стремящиеся создать идеальный договор, написать идеальную рекомендацию для клиента или составить идеальный иск. Большинство юристов безумно боятся ошибок, потому что ошибки означают негативные последствия для клиентов, а также потерю собственной репутации. За свои допущенные ошибки юристы часто готовы буквально пожирать себя живьём целыми неделями, а то и месяцами. Но человек ведь не робот, без ошибок невозможно жить и развиваться!

В-четвертых, — юриспруденция это высококонкурентная среда. Юрист — это состязательная профессия: в судебном процессе всегда одна сторона выигрывает, а вторая проигрывает. Более того, в юридических фирмах, например, очень иерархическая структура, как в армии, и юристы вынуждены соревноваться друг с другом, чтобы получить продвижение по службе, стать старшим юристом или партнёром. Желание победить любой ценой, даже пройдя по головам других людей, лишь добавляет стресса. А страх показаться слабым и нежелание признать наличие у себя проблемы мешает обратиться за профессиональной помощью к психологам и коучам.

В-пятых, следует отметить, что юристы зачастую не получают благодарности за свою работу ни от руководства (например, генерального или финансового директора), ни от коллег из других департаментов (HR, финансы, маркетинг, производство, итд), ни от клиентов. Юристы воспринимаются как необходимое, но при этом очень дорогое зло, тормозящее развитие бизнеса. Никто и никогда не рад тому, что вопрос попал к юристам, и никто не доволен большими счетами от юристов. 

Ну и, наконец, последний, шестой фактор заключается в том, что юристы часто излишне зацеплены на деньгах. В эту профессию большинство и идёт-то за высокими заработками. Но к 35-40 годам, когда базовые потребности, в основном, закрыты, деньги перестают нас мотивировать. Тогда главным мотиватором становится желание баланса, гармонии и спокойствия: «Вот накоплю денег, уйду из профессии и уеду жить к тёплому синему морю». 

Но это порочный круг. Время идёт, зарплата растёт, но одновременно с этим растут и потребности. И вот уже юрист ездит не на Фольксвагене, а на Порше, и живёт не в Химках, а на Фрунзенской набережной, а вожделенная «ранняя пенсия» всё отдаляется, и отдаляется, и отдаляется… 

«К 35-40 годам юристы выгорают»

— Юристы каких практик выгорают чаще и быстрее, по вашему опыту? 

— Выгорают в первую очередь те, кто не видит результат и практическую пользу своей деятельности, например, сотрудники юридических фирм. Они настолько далеко находятся от конкретного человека, который получает пользу от их деятельности, что им начинает казаться, что их деятельность вообще не имеет смысла. «То, что я делаю, вообще никому не нужно».

Выгорают те, кто ощущает бессилие, например, адвокаты, которые сталкиваются с заведомо неправосудными решениями. Когда окончательно исчезает вера в справедливость, юрист-профессионал начинает умирать внутри. Также выгоранию способствует невозможность открыто высказать своё мнение и эмоции (потому что это непрофессионально по отношению к клиентам или потому что юристы боятся начальства). 

Выгорают те, у кого есть «синдром отличника», кто качественно и с полной отдачей выполняет работу, которую не любит — это, действительно, наихудший вариант траты своего жизненного ресурса. 

Выгорают юристы топ-менеджеры в компаниях, которые не умеет делегировать и доверять своей команде. С доверием другим людям у юристов вообще туго: что делать, профессия такая — никому не доверять, во всём сомневаться и всегда и везде искать «подставу». 

— Как юристу понять, что он выгорел? По каким признакам можно диагностировать у себя проф выгорание?

— Набор и комбинации симптомов СЭВ у всех людей разные. При этом опасность синдрома эмоционального выгорания заключается в том, что он развивается медленно и поэтапно – как при алкогольной зависимости. Это длительный процесс, который проявляется в состоянии истощения, физического утомления, снижения удовлетворенности работой и жизнью в целом.

Есть три обязательных симптома.

1. Эмоциональное истощение, хроническая усталость, снижение настроения (иногда при одной только мысли о работе). 

2. Личностная отстраненность, когда отношение к коллегам и клиентам становится негативным, даже циничным, появляется чувство вины. 

К сожалению, к 35-40 годам огромное количество юристов уже совершенно выгорели. Дорогой костюм и золотые часы остались, а внутри уже ничего нет: человек чувствует себя мертвым, усталым, опустошенным. Появляется разочарование в жизни, скептицизм, горечь. Нет ни радости, ни веселья, ни счастья. Юристы становятся унылыми, капризными и раздражительными, могут много конфликтовать с супругами, детьми, друзьями. 

3. Обесценивание профессиональных достижений, когда у человека возникают сомнения в собственной профессиональной компетентности, возникает чувство профнепригодности. Все достижения и успехи в работе обесцениваются, самооценка как специалиста падает. Появляется подавленное настроение, возбудимость, чувство стесненности, тревожность, беспокойство, чувство безнадежности и раздражительность, неспособность видеть будущее в положительном свете, пессимизм.

Всё это создаёт ощущение пустоты, к которой добавляется чувство бессмысленности. Развивается экзистенциальный кризис, и в итоге уже сама жизнь переживается как бессмысленная. Происходит потеря смысла: «Всё в этом мире бессмысленно. Жизнь не имеет смысла».

«Каждый четвертый-пятый юрист — алкоголик»

— Как юристы справляются со стрессом? 

— К сожалению, с этим у юристов проблемы. Никого из нас не учили даже базовым принципам управления стрессом, хотя их должны преподавать в детском саду, в школе и уж точно давать на юрфаке. Поэтому юристы справляются со стрессом, кто как может. 

Лидирует, конечно, алкоголь. В разных странах есть статистика, которая показывает, что от 20% до 24% юристов страдают от алкогольной зависимости. Если вдуматься, то эти цифры чудовищны: каждый четвертый-пятый юрист — алкоголик. Но этот «респектабельный алкоголизм», как я его называю, тщательно скрывается, и часто маскируется под «увлечение вином» (или дорогим коньяком, виски итд). Различные дегустации, винные бары и вечеринки, поездки в винные регионы на разных континентах — всё это может быть проявлением скрытой алкогольной зависимости. 

Курение, в том числе марихуаны и гашиша — еще одна форма «борьба со стрессом», а никак не богемная практика для «расширения сознания». 

Переедание — нужно же как-то себя радовать, когда радости в жизни так мало!

Также есть и информационное переедание для того, чтобы любым способом отключить мозг, перегруженный своими и чужими проблемами: зависимость от соцсетей, сериалов, бесконечное чтение новостных сайтов, поглощение порнографии.  

Экстремальные виды спорта, кстати, ещё один из способов отключить мозг и почувствовать себя живым, но этот способ дает лишь временное облегчение и не убирает причину стресса и выгорания. 

«Как управлять свои мозгом, чтобы он не управлял нами»

— Как нужно справляться со стрессом — какие основные приемы?

Работа со стрессом и выгоранием должна вестись по двум фронтам: работа со своим мозгом, психикой, и работа со своим телом, со своим физическим состоянием. 

На своих семинарах и тренингах я спрашиваю: «У кого есть мозг?». В основном все поднимают руки (хотя, что меня всегда удивляет и веселит, поднимают не все). А затем я спрашиваю: «А кто хотя бы примерно знает, какие основные системы есть у нашего мозга и как они функционируют?» Поднимаются в лучшем случае 1-2 руки. 

Действительно, мы не знаем, как работает наша психика, как работает связка неокортекса, лимбической системы и ретикулярной формации — то есть мы ведем себя в собственной жизни, карьере и бизнесе, как слепые котята. Но, как говорил американский психолог Джон Гриндер, «Если вы не начнете контролировать и использовать свой собственный мозг, то вам придется просто бросить его на произвол судьбы».

Таким образом, понимание, как управлять свои мозгом, чтобы он не управлял нами — это ключ к управлению стрессом. Для начала искорените в себе привычку думать мрачные мысли!

Наша задача развивать эмоциональный интеллект и свою осознанность. Это не так долго и сложно, как может показаться: за 3-4 месяца занятий этому вполне может научиться любой человек. Кстати, развитие осознанности клиента, привычки к самонаблюдению и самоанализу — то одна из одиннадцати компетенций профессионального сертифицированного коуча ICF (Международной Федерации Коучинга). 

Что касается наиболее эффективных инструментов, то это, несомненно, медитация и коучинг. Именно они помогли мне вытащить себя из трясины эмоционального выгорания и помогают миллионам людей во всём мире. 

Каждый юрист должен создать для себя стратегию качественного и здорового расслабления. Работа с телом — это движение, дыхание и питание. Это три кита, на которых базируется наше хорошее самочувствие. Мне, например, очень помогла в развитии телесной осознанности хатха-йога, а в техниках дыхания — кундалини-йога. 

Очень важно ваше окружение — те, с кем вы общаетесь, должны вас вытаскивать эмоционально наверх, мотивировать и приносить радость, а не ввергать в пучину стресса. 

Ну и, наконец, давайте будем честными: стресс и выгорание часто вызваны тем, что человек просто не на своём месте. Для топ-профессионалов это бывает особенно тяжело признать. Я называю это состояние «чемодан без ручки» — когда и тащить дальше тяжело, и бросить жалко. Действительно, страшно и обидно менять что-то, когда ты 10-15 лет в профессии, но часто это единственный способ изменить свою жизнь.

Когда же мы наконец, понимаем, что мы на своём месте в жизни, когда мы комфортно чувствуем себя в собственной шкуре, когда у нас появляется ощущение, что мы в своей жизни хозяева, а не гости, тогда всё быстро встаёт на свои места и выгорание исчезает. 

Я, например, завязал с курением и алкоголем и похудел на 11 кг за 3 месяца без диет, просто поняв, что мне дальше делать со своей жизнью, как развиваться, осознав свои ценности и поменяв свои приоритеты в жизни. 

Когда в нашей жизни появляется смысл, всё начинает складываться наилучшим образом. Я искренне верю в то, что смысл жизни человека на этой Земле больше, чем просто выплатить ипотеку. Задача каждого человека этот смысл для себя создать. 

Не найти себя, а создать себя. Почувствуйте разницу!

***********

Юрий Зачек: профессиональный сертифицированный коуч (PCC ICF), бизнес-тренер, спикер, автор книги «#UPшифтинг». Ранее Директор по юридическим вопросам компании Accenture в Восточной Европе; партнер юридической практики Deloitte.  О том, как создать для себя смысл в своей деятельности и запустить процесс перемен, Юрий подробно рассказывает в своей книге «#UPшифтинг. Пошаговое руководство по изменению жизни для тех, кто потерял себя в рутине».  

——-  Нина Данилина для PLATFORMA Media

Хотите рассказать свою историю успеха, заявить о себе на аудиторию в 40 тыс человек? Есть уникальный кейс по продвижению юридических услуг? Пишите нам на [email protected]. Самые интересные истории будут опубликованы на PLATFORMA Media.

Эксклюзив: Как российские юристы справляются со стрессом?

70% российских юристов испытывают высокий уровень стресса и 60% отмечают у себя профессиональное выгорание и задумываются о смене профессии. Подробности в  эксклюзивном исследовании PLATFORMA.

Неотложные задачи, горящие дедлайны, требовательные клиенты, сверхурочная работа – это неполный список ежедневных раздражителей, с которыми ежедневно сталкиваются юристы.  Неважно, в какой правовой сфере вы задействованы: адвокат, юрист, судья, нотариус или прокурор, работаете в крупной корпорации или маленькой фирме, за домашним столом или в офисном кабинете. 

Работникам юстиции во всем мире очень сложно избавиться от психологического давления и перенапряжения. По данным LexisNexis, две трети британских юристов испытывают высокий уровень стресса. 

PLATFORMA провела собственное исследование и узнала, как российские юристы справляются со стрессом. Результаты опроса позволяют максимально четко проанализировать динамику возникновения стрессовых ситуаций у представителей юридической сферы в России. 

  • 57% юристов оценили свой уровень стресса как высокий и 12% — как экстремально высокий.  Итого 69% юристов испытывают высокий уровень стресса. 

  • Больше 59% юристов задумываются о смене профессии 

  • 76 % юристов чрезмерно раздражительны из-за стресса, 60% юристов отмечают у себя профессиональное выгорание, 44% — апатию и 45% депрессию. 

  • 26% юристов заливают стресс алкоголем

  • 34% юристов  никак не борются со стрессом

Представляем вам основные результаты исследования PLATFORMA.

Наши респонденты: кто они?

В опросе приняли участие 362 профессионала правовой сферы России: юристы, адвокаты, судьи и представители юридических компаний. Количество мужчин и женщин находится в соотношении 44% и 66% соответственно. Возраст участников опроса: от 19 до 61 года. Стоит отметить длительность занятости в сфере юриспруденции: 53 % посвятили профессии более 10 лет, 32% — от 5 до 10 лет, и 15% опрошенных имеют опыт работы в данной сфере не более 5 лет. 

Необходимо подчеркнуть: 36,7% респондентов являются частнопрактикующими, 36,5% — корпоративными юристами. Из них в крупных юридических компаниях России работает 9,4%, в средних компаниях – 8,8%, и 8,6% участников трудятся в мелких юридических фирмах. 

Уровень стресса работников правовой сферы

У большинства опрошенных нами юристов отмечается высокий уровень стресса и профессионального выгорания.  

По результатам исследования PLATFORMA, 57% опрошенных юристов отметили высокий уровень стресса в своей профессиональной деятельности, экстремально высоким считают свой стресс почти 12% респондентов, а средним — 28,5% участников.  Лишь 2,8% участников отметили отсутствие стрессовых ситуаций. 

Почти две трети юристов время от времени думают о смене профессии: 59% признались, что задумывались об изменении рода своей деятельности. 34,5%, невзирая на все сложности юридической сферы, ощущают себя на своем месте.  

Признаки профессионального стресса

Респонденты рассказали нам, какое влияние оказывает стресс конкретно на них (можно было выбрать несколько вариантов ответов): 76% участников заявили о раздражительности, нервозности и частой смене настроения. 60% юристов отметили у себя синдром эмоционального и профессионального выгорания, апатию и депрессию наблюдали у себя 44% и 45% соответственно. 26% упомянули о своем пристрастии к алкоголю. Мировая статистика демонстрирует похожие цифры – каждый четвертый-пятый юрист имеет алкогольную зависимость. Также юристы отмечали у себя постоянную усталость, отсутствие интереса к работе, страх, тревожность и даже суицидальные мысли.  

Поединок со стрессом: эффективные методы борьбы

Для 44% респондентов спорт  — основной и самым действенный способ одержать победу над стрессом. 24% учатся регулировать уровень нагрузки и разделять свои обязанности с коллегами или стажерами. 14% обращаются к психологам и коучам.  Также участники активно занимаются любимым делом, ездят за город, устраивают развлечения с друзьями, иногда принимают антидепрессанты.  

В то же время 34% юристов вовсе не пытаются влиять на признаки стресса.

Что же вдохновляет юристов и как они отдыхают? 

29% участников опроса выбрали путешествия как эффективную возможность для перезагрузки, 15% забывают о плохом настроении, переступив порог дома: время, проведенное с семьей, оказывает на них целебное действие. 9% вдохновляются общением с друзьями, любимыми людьми, природой и полной тишиной. 

Большинство респондентов заявили о наличии большой эмоциональной и стрессовой нагрузки. Это связано с большой ответственностью, давлением со стороны клиентов, срочным принятием жизненно важных решений. Рекомендуем вам детально изучать эффективные методы борьбы со стрессом, дабы избежать профессионального выгорания, эмоциональной нестабильности и срывов. 

Результаты исследования прокомментировал Юрий Зачек, коуч для руководителей и юристов, в прошлом юрист и топ-менеджер крупнейших международных консалтинговых компаний:

«Результаты исследования показывают, что проблемы в российской юриспруденции налицо и требуют неотложного внимания и решения. 

Сложности в юридической профессии существовали всегда, но сейчас они обострились по нескольким причинам:

  • Юридическая профессия, наравне с целым рядом других профессий, проходит серьёзную трансформацию, связанную с автоматизацией процессов и переходом в новое, информационное общество. В средне- и долгосрочной перспективе юриспруденция является одной из «исчезающих» профессий, то есть юристам придётся существенно меняться, чтобы остаться на плаву. В ближайшие 3-5 лет масштаб трансформации юридической отрасли будет лишь увеличиваться, что порождает чувство неопределённости и страха у многих представителей этой профессии.
  • Поток информации приобрёл лавинообразный характер и скорость изменений увеличилась в разы. Юристам приходится намного быстрее реагировать на вызовы времени, однако выдавать по-прежнему точные, взвешенные и продуманные советы клиентам в условиях, так называемого, VUCA-мира, в котором мы живём, характеризующегося нестабильностью, неопределённость, сложностью и неоднозначностью. Это всё равно что пытаться мастерски жонглировать десятью апельсинами во время сильного землетрясения и, по-прежнему, стараться не уронить ни одного. Для юристов, которые в массе своей являются перфекционистами, эта задача не из лёгких, и она вызывает у них массу негативных эмоций.
  • В целом юридическая профессия достаточно консервативна, а в современном мире консерватизм подобен смерти. Юристам сложно меняться, сложно открываться и привыкать к тотальной прозрачности, которая становится новой нормой. Всеобщая открытость и доступность вызывают у юристов не воодушевление, а скорее раздражение и дискомфорт. Юристы всегда любили конфиденциальность и тишину, нынешний же мир развивается в совершенно противоположном направлении. В обществе будущего приватность будет сведена к минимуму, хотят этого юристы или нет.
  • У российской юриспруденции есть свои национальные особенности, которые ещё больше повышают градус стресса. Наша российская правовая и судебная система отнюдь не способствуют тому, чтобы юристы чувствовали себя уважаемыми и ценными частями этой самой системы. Когда отсутствует торжество правосудия и справедливости, когда нет верховенства права, и когда юристы сталкиваются с заведомо неправосудными и несправедливыми решениями суда, это пагубно влияет на их самооценку и ощущение собственной значимости. В первую очередь это, конечно, касается адвокатов. Ощущение собственного бессилия и бесполезности в борьбе с системой в разы усиливает и ускоряет профессиональное выгорание юристов.
  • Сложилась уникальная ситуация, которой раньше никогда не существовало: юристы поколения Y, которым сейчас около 40 лет, вошли в кризис среднего возраста и физически не могут больше работать в таком интенсивном ритме, как раньше. В то же время поколение Z, которому сейчас до 30 лет в принципе не хочет так перенапрягаться и работать в режиме постоянного подвига. Для них самореализация и счастье в работе занимают верхние строчки в списке личных ценностей и приоритетов, и однозначно находятся выше денег.
  • Тот факт, что 59% юристов задумываются об изменении рода своей деятельности связан с веянием времени. Мы привыкли к тому, что работники не меняли свои профессии на протяжении всей жизни, тем более такие профессии, авторитет которых не подвергался сомнению, например профессию юриста. Сейчас же мы живём во время, когда меняется ментальность всего общества, и приверженность одной профессии не только перестаёт цениться, но даже может становиться опасной для карьеры.
  • И, наконец, сейчас существует общий тренд на развитие осознанности во всём мире. Борьба со стрессом, поиск любимого дела и своего призвания заставили юристов по-новому взглянуть на свою загрузку и эмоциональное самочувствие и начать открыто обсуждать эти проблемы. Таким образом, помимо того что стресс современных юристов существенно усилился в последние несколько лет, мы также узнали об этом феномене много нового.

Навыки работы со стрессом становятся для современных юристов жизненно-важными. Стрессоустойчивость — это стратегия и перечень мер, которые должен освоить каждый юрист. Работа должна вестись одновременно в двух направлениях: работа с психикой и работа с телом. В этом смысле те 26% юристов, которые используют алкоголь для «управления» стрессом, к сожалению, на самом деле лишь усиливают свой стресс и загоняют себя в ещё большую ловушку».

—— PLATFORMA Media

Хотите рассказать свою историю успеха, заявить о себе на аудиторию в 40 тыс человек? Есть уникальный кейс по продвижению юридических услуг? Пишите нам на [email protected]. Самые интересные истории будут опубликованы на PLATFORMA Media.

Профессиональный стресс юриста — RusPsiholog.ru

Профессиональный стресс знаком большинству работников. Не часто у людей складываются комфортные отношения с руководством и коллективом. Трудно избежать проблем при решении производственных задач. Многие люди не удовлетворены своим положением в компании, отсутствием желаемого карьерного роста и размером оплаты.

Может не устраивать график работы, необходимость задерживаться после окончания рабочего дня или находиться на связи в нерабочее время. Претензий бывает множество. Негативные эмоции, которые человек испытывает на работе, накапливаются и вызывают у него психологические травмы.

Профессиональный стресс — это реакция человека на перенапряжение или негативные эмоции, которые возникают во время его профессиональной деятельности. Причины стресса на работе могут быть физическими и психологическими, реальными или предполагаемыми.

К физическим причинам относятся плохие условия труда или повышенная физическая нагрузка. Раздражать сотрудника может контакт с вредными веществами, вибрация, наличие шума или недостаточная освещенность на рабочем месте.

Большая ответственность, избыток информации, высокий ритм деятельности, неопределенность ситуации, дефицит времени, а также взаимоотношения в коллективе и с руководством относятся к психологическим причинам.

Профессиональный стресс разделяют на три вида: информационный, эмоциональный и коммуникативный.

Работа без стресса встречается крайне редко. Конфликтные ситуации в рабочем коллективе обычно повторяются с завидной регулярностью. Каждый работник реагирует на череду стрессов по-своему, реализуя свой индивидуальный сценарий поведения.

Одни выражают свое недовольство малыми порциями без особой агрессии, предпочитая не конфликтовать с окружающими. Другие копят обиду месяцами, а потом «взрываются» и полностью теряют самообладание. Такие сотрудники могут в состоянии аффекта порвать важные документы, накричать или написать заявление об увольнении.

Накопленное раздражение некоторые работники могут направлять только на себя, пытаясь найти в своем поведении причины возникновения конфликта. Другие сотрудники наотрез отказываются признавать за собой ошибки, обвиняя во всех грехах коллег.

Когда одна и та же конфликтная ситуация повторяется неоднократно, стрессовый сценарий работника запускается автоматически. Он перестает адекватно оценивать поведение окружающих и детали возникшей в данный момент проблемы. Наоборот, он заостряет внимание на таких мелочах, на которые в спокойном состоянии не обратил бы внимания.

Последствия профессионального стресса сначала проявляются в повышенной утомляемости, невозможности сконцентрироваться, в отсутствии желания идти на работу.

Человек может беспричинно срываться на близких, раздражаться по пустякам.

Со временем появляются вторичные состояния. У работника происходит профессиональное «выгорание». Постоянный стресс в работе убивает интерес к профессии. У человека может развиться депрессия.

Повторяющиеся конфликтные ситуации приводят коллектив к взрывоопасному состоянию. Развивается третья стадия разрушительных последствий профессионального стресса. Работники становятся конфликтными, эффективность их труда резко снижается. Понижается дисциплина, инициативность стремится к нулю. Работники начинают увольняться. Потеря работы для них кажется меньшим злом, чем постоянное эмоциональное перенапряжение.

Даже один серьезный эмоциональный срыв способен вызвать необратимые последствия для здоровья человека. Стресс на рабочем месте может запустить спусковой механизм множества заболеваний, среди которых такие тяжелые, как сахарный диабет, онкология и глубокие нарушения психики. Последствия хронического стресса могут быть еще более разрушительными. Как справиться со стрессом на работе, чтобы сохранить свое здоровье и получать удовольствие от профессиональной деятельности?

Стресс в профессиональной деятельности неизбежен. В любом коллективе возникают конфликты. Решение рабочих задач часто сопряжено с эмоциональным перенапряжением. В некоторых профессиях избежать стресса невозможно. Большая ответственность и напряжение всегда присутствуют в работе медсестры или врача, авиадиспетчера или пилота самолета, от которых ежедневно зависит жизнь человека.

Работнику необходимо выработать у себя стрессоустойчивость и научиться расслабляться. Как избежать стресса на работе?

Для начала нужно попытаться взглянуть на себя со стороны и проанализировать свою реакцию на конфликтную ситуацию. В процессе анализа нужно выработать оптимальную линию своего поведения.

Некоторым помогает известный метод борьбы со стрессом, который заключается в сознательной остановке своей реакции. При первых признаках нарастания напряжения необходимо сделать паузу, помолчать несколько минут и глубоко вздохнуть. Можно покинуть помещение на время. За время передышки произойдет трезвая оценка ситуации, градус напряжения спадет или исчезнет.

Если напряжение снять не удалось, необходимо переключиться на другой вид деятельности. Можно побеседовать с приятелем или сделать работу, требующую концентрации внимания.

Большое значение имеет профилактика профессионального стресса. На досуге следует проанализировать свое поведение в пережитых стрессовых ситуациях и определить те виды занятий, которые помогли максимально переключиться. В будущем им следует отдавать предпочтение.

Свободное от работы время нужно больше посвящать тем видам деятельности, которые приносят удовольствие. Даже предвкушение от вечернего досуга поможет не расстраиваться чрезмерно в рабочее время.

Если все зашло так далеко, что ничего изменить уже невозможно, стоит поменять работу. Новая работа поможет начать все с нуля и перезагрузить свой стрессовый сценарий. Смена работы подарит новые впечатления и возможности.

Адаптационный синдром, связанный с профессиональной деятельностью, в медицине расценивается как невроз, если исходить из определения стресса. То есть психическое расстройство, вызванное условиями труда – это невроз – психосоматическое нарушение, описанное в 1913 году психиатром из Германии Ясперсом.

Виды любых профессиональных стрессов имеют признаки триады Ясперса:

Иногда фактор, повлиявший на здоровье, устранить невозможно. Это случается того, когда профессиональный стресс развивается в полноценное психическое заболевание.

Человек становится восприимчивым к травме, когда происходит нарушение баланса между его способностями и возможностями. Другими словами – когда работник переоценивает свои силы.

Нервное перенапряжение во время выполнения трудовых обязанностей проявляется вспышками эмоций, спровоцированных экстремальными ситуациями. Постепенно этот порог снижается и тогда человека, находящегося в постоянном напряжении, не составляет особого труда вывести из себя. Иногда доходит до того, что эмоциональный всплеск возникает даже от резкого громкого звука или включившегося яркого света.

Специалисты сферы психологии различают следующие виды профессиональных неврозов:

Адаптационный синдром во многом зависит от личности человека, но, как правило, всегда имеет три стадии развития:

  • Запуск. Уровень напряжения доходит до предела. Можно сказать, что достигается точка невозврата. Для некоторых нужно несколько дней, другим – месяцы, а некоторые достигают критического состояния всего за пару минут;
  • Состояние аффекта. Человек не может себя контролировать. При этом он совершает действия, противоположные привычным, к примеру, у общительных происходит потеря активности, они становятся замкнутыми и мрачными, в спокойные – агрессивными;
  • Упадок сил. После спада нервного напряжения человек возвращается к стандартным эмоциям. Он может чувствовать раскаяние и вину, если совершил опрометчивые поступки.
  • Даже один-единственный нервный срыв сказывается на здоровье. На уровне высшей нервной системы укореняется патологический стереотип. В итоге профессиональный стресс становится обыденностью.

    Страдает не только нервная система, но и внутренние органы. Периферические органы начинают испытывать кислородное голодание из-за централизации кровообращения. Обостряется язвенная болезнь, снижается потенция, возникает варикоз.

    Причины профессионального стресса

    Существует несколько групп факторов, которые способствуют развитию неврозов, связанных с работой. К примеру, трудовые, заключающиеся чаще всего в перегрузках, реже в недогрузках. При повышенной нагрузке работник находится в состоянии тревоги, а при пониженной чувствует себя недооцененным или неполноценным.

    Существует группа должностных факторов. К примеру, человек регулярно испытывает неопределенности из-за непонятных требований к исполнению работы. Тогда стресс в профессиональной деятельности вызван невозможностью предугадать, как будут оценены результаты его труда.

    Карьерные факторы – боязнь увольнения, а также задержка карьерного роста.

    Личностные, когда человек не может нормально распределить время на семью, работу, отдых.

    Однако кроме психологических существуют физические причины. В их число входит плохая неустроенность рабочего места, постоянный шум, вибрации, контакты с вредными веществами и т. п.

    Общие закономерности профессиональных стрессов

    Спустя какое-то время нервный срыв может повториться. У каждого человека это время определяется индивидуально, это касается и поведения при стрессе, реакции на него.

    У одних профессиональные стрессы происходят чуть ли не каждый день, но с незначительными проявлениями, например, человек ведет себя не слишком агрессивно, не разрушает отношения с окружающими.

    Другие достигают стрессового состояния несколько раз в год, но их реакции выражены намного сильнее и влекут за собой более серьезные последствия: они теряют самоконтроль в общении; неожиданно начинают кричать на коллег, подчиненных; необдуманно подают заявление об уходе; разрывают документы и т. п.

    В параметры стрессового сценария входит не только частота невроза, но и форма поведения, общение человека. Важная роль отводится стрессовой агрессии: она направлена на самого себя или на окружающих. Одни люди винят только себя, стремятся анализировать свои действия. Другие обвиняют окружающих (коллег, клиентов, руководство) и не смотрят на себя со стороны.

    Стрессовый сценарий запускается автоматически при незначительном нарушении условий профессиональной деятельности или ее ритма. Механизм начинает активно развиваться против воли самого человека.

    Работник становится конфликтным, раздражается от любой мелочи. Он начинает воспринимать коллег и коммуникативную ситуацию искаженно, придает значение деталям, на которые не обращал внимания в спокойном состоянии.

    Профилактика профессионального стресса

    Если брать во внимание признаки неврозов по Ясперсу, включая профессиональные, лечение личности необходимо в обязательном порядке. Когда нарушения исчезают после устранения причины, значит, от таковой нужно избавиться. Но регулярное увольнение не решает проблему.

    Как руководитель коллектива, так и сами сотрудники должны создать соответствующую атмосферу. Профилактика стресса со стороны руководителя включает в себя целый комплекс мероприятий.

    Сперва нужно правильно оценить способности своих подчиненных, учесть их потребности и склонности. Затем составить четкий план действий с конкретными полномочиями для каждого сотрудника. Возможно, руководитель должен изменить свой стиль общения, к примеру, диктаторские и наставнические манеры не всегда уместны. Конечно же, стимул материальной заинтересованности никогда не будет лишним.

    В свою очередь, каждый сотрудник должен знать и применять правила саморегуляции. К примеру, ставить перед собой краткосрочные задачи, которые обеспечивают мотивацию на долгое время и могут повысить самооценку.

    Немаловажным фактором является обеспечение оптимального режима труда и отдыха. Человек должен отказаться от любого вида конкуренции, которая требует отдачи сил. Хорошо, если есть возможность переключиться с одного вида деятельности на другой в пределах своей занятости.

    Каждый человек, независимо от карьерного положения, должен понять, что работа является всего лишь частью жизни. Не нервничайте понапрасну и будьте здоровы!

    mjusli.ru

    Юристов признали самыми нервными работниками

    Наряду с соцработниками и акушерками

    Уровень тревоги и депрессии среди работающих по специальности юристов замерили специалисты Управления по охране труда в Великобритании. Эксперты сделали выводы на основе ежегодного исследования профзаболеваний представителей всех основных отраслей с участием 37 000 британских домохозяйств.

    Как следует из доклада, диагноз «профессиональный стресс», выражающийся в виде нервного перенапряжения, депрессии и повышенного уровня тревоги, имеет практически каждый тридцатый британский юрист. Исследование, проводившееся в 2016-2017 годах, выявило 3010 заболевших на 100 000 представителей юридического сообщества. Это в 2-2,5 раза больше, чем в среднем по всем профессиям в этой стране. При этом женщины оказались сильнее подвержены риску получить нервное расстройство на работе, чем их коллеги другого пола (с какими вызовами сталкиваются дамы, строящие юридическую карьеру, читайте здесь). Больше всего заболевших женщин в возрасте 35-44 лет. У мужчин – 45-54 года.

    Также выяснилось, что профессия юриста входит в тройку самых нервных, уступая только социальным работникам и медсестрам, включая акушерок (4420 и 3090 диагнозов на каждые 100 000 человек соответственно). Также серьезно страдают от неврозов, связанных с трудовой деятельностью, учителя и бизнес-администраторы. В числе главных факторов, приводящих к профессиональному стрессу, работники называли постоянные перегрузки, жесткие дедлайны и нехватку обратной связи с руководством.

    Специальный мониторинг по профзаболеваниям проводится в Великобритании с 1973 года, обязателен он и для стран – членов ЕС. Проблемы, связанные с профессиональным стрессом, являются приоритетными для европейских регулирующих органов. По оценке экспертов, только в Великобритании в 2016-2017 годах из-за различных «трудовых» неврозов 526 000 представителей всех отраслей официально не работали 12,5 млн дней, что привело к серьезному экономическому ущербу. Профессиональный стресс, как установили медики, поражает не только нервную систему. Из-за постоянной централизации кровообращения также страдают внутренние органы, что зачастую приводит к обострению язвенной болезни, развитию варикоза вен и снижению потенции.

    m.legal.report

    Профессиональный стресс юриста

    Профессия юриста предъявляет повышенные требования к его психике, интеллекту, эмоционально-волевым качествам. В какой бы области правоприменительной деятельности он ни занимался, его рабочий день нередко бывает насыщен разнообразными проблемными ситуациями, различного рода конфликтами, требующими оперативного принятия решений правового характера, что уже само по себе в гораздо большей мере, чем в других профессиях, способствует повышенной утомляемости, избыточному раздражению, появлению стресса

    Так, в ходе одного исследования выяснилось, что больше половины опрошенных прокурорских работников под воздействием перегрузок в работе постоянно испытывают отрицательные психические состояния, усталость, апатию Многие из них переживают повышенную тревожность, ощущают мало-значительность, ненадежность своего социального, профессионального положения. Практически половина из них жалуется на раздражительность, головные боли, нарушения сна.

    Не изменилось существенно в более благоприятную сторону социально-психологическое самочувствие прокурорских работников и в настоящее время. Так, например, примерно 25% опрошенных сотрудников прокуратуры отмечают у себя переживания, обусловленные дистрессом в работе. Все еще достаточно широко распространены среди работников правоохранительных органов различные психо-соматические расстройства и заболевания, возникающие под воздействием отрицательных эмоций и состояний, которые можно было бы значительно уменьшить, если бы сами юристы умели использовать естественные защитные механизмы своей психики от возрастающего давления нервно-психических перегрузок, владели бы достаточно простыми и в то же время доступными приемами нейтрализации ситуативной усталости, снятия психического напряжения (релаксации)

    Методам релаксации в настоящее время посвящено огромное число публикаций, издано много специальной, в том числе переводной, литературы по психотренингу, в которой при желании всегда можно найти большое количество разнообразных полезных советов, различного рода физических расслабляющих упражнений. Однако, несмотря на все эти методические разработки и рекомендации, прежде всего следует помнить о правильном режиме труда, разумном чередовании его с отдыхом. Иногда стоит даже незначительно изменить свой образ жизни, отказаться от некоторых вредных привычек, чтобы резко поднять порог устойчивости к нервно-психическим перегрузкам

    Кроме того, с учетом своих индивидуально психологических особенностей следует знать, как наиболее разумно вести себя в стрессогенных ситуациях, каким образом можно самому снимать у себя состояние избыточной тревожности, эмоциональной напряженности, усталости, повышая при этом эффектив-ность своего труда, улучшая самочувствие и настроение. Проще говоря, необходимо научиться оказы-вать самому себе неотложную психологическую помощь, уметь своевременно пользоваться легкодос-тупными приемами и средствами снятия психической напряженности. Рекомендации здесь несложны, и каждый при необходимости может ими воспользоваться

    Итак, какие наиболее простые советы, не требующие специальной подготовки, посторонней помощи, можно дать? Вот некоторые из них

    Лучше своевременно предупредить нарастающее состояние эмоциональной напряженности, чем бороться с ним. Обычно наиболее распространенными предвестниками наступающего ухудшения психического состояния являются все более частые ощущения усталости, раздражения. Снижается острота восприятия, ухудшается память, внимание, эффективность мыслительной деятельности

    Первый, достаточно простой совет- если позволяют условия, сделайте во время работы небольшой, неплановый перерыв.

    Проветрите помещение (особенно если в вашем кабинете накурено). Сядьте на стул (еще лучше в кресло). Расстегните ворот рубашки, ослабьте пояс. Слегка откиньте голову назад таким образом, что-бы затылок свободно лег на спинку стула. Опустите руки вдоль тела (если позволяет ваш рост, можно опереться локтями о сиденье стула).

    Сняв обувь, положите ступни ног на другой стул, поставленный напротив Закройте глаза Расслабьте мышцы. Дышите спокойно, равномерно. Постарайтесь ни о чем тревожащем вас не думать.

    Если вы беспокойный по характеру человек и сами себе не даете покоя, воспользуйтесь избирательностью своего мышления, используйте механизм вытеснения из сознания всего того, что вас сейчас тревожит, успокойте себя тем, что «все разно всех дел не переделаешь» В течение 20—30 мин, необходимых для того, чтобы привести себя в работоспособное состояние, за эти мысленно произнесенные слова, помогающие избавиться от напряжения, вас никто не осудит. В конце концов, подумайте о чем-нибудь приятном, вызовите в своем сознании наиболее весомые ценности в жизни и сравните: как много у вас есть из того, чего нет у других.

    Если почувствуете сонливое состояние, не препятствуйте ему. Крепко вы все равно не заснете, но за это короткое время вскоре почувствуете небольшое облегчение.

    Переходя в обычное состояние, сделайте легкий массаж поглаживанием лица (вокруг глаз, между бровей, виски, носогубные складки, подбородок), шеи, затылка, легкие кругообразные движения и на-клоны головы, повороты вправо, влево. Затем ополосните лицо, ушные раковины холодной водой1.

    Объективно оценивайте то, что с вами происходит. Не будьте (хотя бы на время!) максималистом по отношению к себе. Как часто оказавшись в той или иной непростой обстановке, люди реагируют не на нее, а на свое отношение к ней. Порой, переживая свое неблагополучное психическое со-стояние (например, повышенную тревожность, раздражение и т.п.), мы не задумываемся над тем, что оно нередко является следствием не той ситуации, в которой мы оказались, а результатом нашего от-ношения к ней, т.е. того, как мы воспринимаем происходящие события, какую ценность сами приписываем им, Образно говоря, сквозь какие очки смотрим на то или иное явление.

    Еще две тысячи лет тому назад стоики в Древней Греции, отыскивая прочное разумное основание для нравственной жизни общества, разделяя все человечество на два класса — мудрых и безумных, считали: не существует вещей, которые могли бы так беспокоить нас, как наши собственные впечатления, представления, взгляды на вещи. Поэтому стоит поменять их, изменить свое отношение к происходящему, хотя бы несколько снизив его значение (спросите себя в этот момент: с кем этого не происходит?), как сила воадействующих на наше сознание факторов снизится. И как следствие этого уменьшится и характер наших переживаний.

    Как писал Г. Селье, чаще для нас имеет значение не то, что с нами происходит, а как мы это воспринимаем, т.е. причины появления состояний эмоционального напряжения нередко кроются в нас самих и объясняются в первую очередь нашими индивидуально-психологическими особенностями. В этой связи можно воспользоваться еще одним советом. Если нас что-то в данный» момент сильно задевает и к чему-то очень обязывает, из-за чего мы испытываем сильное беспокойство, тревогу, раздраже-ние, иногда бывает полезно спросить себя: будет ли данное событие по-прежнему волновать нас так через несколько дней? А через пять лет? И если мы на эти вопросы ответим отрицательно, тогда, право, не стоит так сильно огорчаться и в настоящий момент.

    Постарайтесь внушить себе, что вы не только «жертва» экстремальной ситуации, но и ее участник, посмотрите на себя со стороны. Осознание себя только в качестве «жертвы», пишет Л.А. Китаев-Смык, исследовавший поведение летчиков-испытателей в критических ситуациях, еще более усиливает дистресс со всеми сопутствующими этому последствиями.

    Поэтому, воздав должное себе, мысленно отметив свои достоинства, несомненно, имеющиеся у вас, вспомните, как вам уже не раз приходилось выходить из трудных ситуаций, вспомните пережитые вами ранее чувства радости при преодолении трудностей и на этом фоне посмотрите на себя со стороны. Почувствуйте себя участником и одновременно ответственным за ход того, что происходит. И вам ста-нет легче, потому что вы почувствуете себя сильнее. «Даже после сокрушительного поражения, — писал Г. Селье, — бороться с угнетающей мыслью о неудаче лучше всего с помощью воспоминаний о былых успехах. Такое преднамеренное припоминание — действенное средство восстановления веры в себя. Даже в самой скромной карьере есть что-то, о чем можно с гордостью вспомнить. Вы сами удивитесь, как это помогает, когда все кажется беспросветным».

    Как часто нашим злейшим врагом является недостаточное самоуважение. В этой связи совершенно справедливо рекомендуется обращать внимание в первую очередь на те возможности, которые у нас есть, использовать их, вместо того чтобы придавать значение тем, которых нет3.

    Отступитесь на время от решения стрессогенных проблем. Расслабьтесь, выкиньте из головы все, что вас тревожит. Скажите себе: сейчас, в данный момент мне это не нужно. На какое-то время сведите к минимуму вашу активность. Наконец, переключитесь на совсем другие занятия, не имеющие никакого отношения к стрессу, более того, вызывающие положительные эмоции, удовольствие. Проще говоря, займитесь тем, что приятно.

    Такие занятия, увлечения, безусловно, есть почти у каждого. Ну а если их нет, делайте любую по-сильную работу (эффект «смещенной активности», «замещающих» действий по 3. Фрейду), которая всегда найдется дома: мойте посуду, убирайте квартиру и т.д. Подобная физическая активность в стрессогенных ситуациях выполняет роль своеобразного громоотвода, помогающего отвлечься от внутреннего перенапряжения. В конце концов, сходите на выставку, в театр, просто прогуляйтесь, поболтайте с приятелем. Подумайте о чем-либо приятном, что есть или было в вашей жизни. Иногда одного сравнения ваших проблем в этот момент с проблемами других людей хватает, чтобы понять, что не все так уж плохо и безнадежно, как, может быть, кажется.

    Положительный эффект в нейтрализации- негативных эмоциональных состояний оказывают встречи с близкими и даже незнакомыми людьми, помогающими по-иному взглянуть на мир, переориентироваться с трагического настоящего на события, которые предстоят в будущем. В эти моменты огромную роль играет семья, близкие друзья, благодаря психологической помощи которых снимаются отрицательные эмоции и неблагоприятные психические состояния

    Активизируйте мотивы достижения. Не последнее по значению место в профессиональной деятельности юриста в качестве стрессорегулирующего фактора имеет мотивация. Установлено, что, не-смотря даже на тяжелую ситуацию, при сохранности на должном уровне мотивации достижения, альтруизма, побуждающих нас к целенаправленной деятельности, имеет место значительное улучшение целого ряда психических показателей. И в этом процессе не последнее место занимает формирование уверенности человека в себе, в своих силах, его активность. Недаром говорят, что чувство уверенности — это ключ к успеху.

    Для того чтобы быть уверенным в достижении поставленных целей, представьте себе реально желаемый результат, вплоть до наглядного образа того, к чему вы стремитесь, чего желаете достичь. Сконцентрируйтесь на этом мысленном образе, повторяя про себя: я чувствую сильное желание до-биться поставленной цели. Я должен это сделать! Я верю в то, что это можно сделать потому, что я могу это сделать!

    Без веры в успех нельзя преодолеть свое негативное настроение, подавленное психическое состояние. Необходимо верить в свои силы, в собственные возможности добиваться успеха, и тогда вера вы-зовет решимость, которая нам так бывает необходима.

    Еще лучше, если это будет подкреплено кем-либо из близкого, значимого для вас окружения:

    — Я верю в твой успех, ты молодец! — как часто такие слова, сказанные матерью сыну, женой мужу, просто другом, побуждают нас добиваться того, чего бы мы никогда не достигли, не будь этой психологической поддержки со стороны близких людей.

    Разумеется, все это далеко не полный перечень рекомендаций, которыми можно воспользоваться. Тем более что каждый сам выбирает для себя то, что ему более всего подходит.

    Похожие вопросы

    • Юридическая психология — . преодоленияотрицательныхпсихических.
      Способыпреодоленияотрицательныхпсихическихсостоянийвпрактическойдеятельностиюриста. Профессия юриста предъявляет повышенные требования к его психике, интеллекту, эмоционально-волевым качествам.
    • Юридическая психология — Понятие и сущность судебно-психологической.
      Способыпреодоленияотрицательныхпсихическихсостоянийвпрактическойдеятельностиюриста. Профессия юриста предъявляет повышенные требования к его психике, интеллекту, эмоционально-во.
    • Шпаргалки по юридической психологии
      Способыпреодоленияотрицательныхпсихическихсостоянийвпрактическойдеятельностиюриста. Профессия юриста предъявляет повышенные требования к его психике, интеллекту, эмоционально-волевым . подробнее ».
    • Юридическая психология — Характеристика волевых психических.
      Воля как характеристика сознания и деятельности появилась вместе с возникновением общества, трудовой деятельности.
      Преодоление препятствий требует волевого усилия – особого состояния нервно-психического напряжения, мобилизующего физические.
    • Юридическая психология — . в деятельностиюриста. Способы.
      Значение знаний механизмов мыслительной деятельности в деятельностиюриста.
      Ввиду того, что среди прочих психических процессов мышление является одним из самых сложных познавательных процессов
      Оно чаще проявляется впрактическойдеятельности людей.
    • Юридическая психология — . от состояний и свойств. Виды психических.
      Реально этот мыслительный процесс обычно осуществляется в ходе какой-то конкретной деятельностипрактической трудовой деятельности
      На основе психических процессов формируются определенные состояния, происходит формирование знаний, умений и навыков.
    • Юридическая психология — Психическиесостояния. Понятие и признаки.
      Психическиесостояния влияют на протекание психических процессов, а, повторяясь часто, приобретя устойчивость, могут включиться в структуру личности в качестве её специфического свойства. Так как в каждом психическомсостоянии присутствуют психологические.
    • Юридическая психология — Цели изучения личности преступника.
      Значение знаний механизмов мыслительной деятельности в деятельностиюриста. Способы активизации мыслительной деятельности.
      — нервно-психические заболевания (психопатии, неврастении, пограничные состояния), которые повышают возбудимость нервной.
    • Юридическая психология — Характеристика эмоциональных психических.
      Эмоции – особый класс субъективных психологическихсостояний, отражающих в форме непосредственных переживаний процесс и результаты практическойдеятельности человека. Поскольку все то, что делает человек, в конечном счете.

    найдено похожих страниц:10

    cribs.me

    Эмпатия и стрессы: стоит ли юристу переживать за клиента

    Как юрист в сфере банкротства, я вижу много человеческих страданий. Никто не идет к банкротному юристу с хорошими новостями. Чаще из-за болезни, смерти, потери работы, развода или других непредвиденных жизненных событий, которые привели их к финансовому краху. Меня должны были научить на юрфаке, что страдания тех, кто рядом, влияют и на тебя тоже. Обычно юристы по ошибке принимают это чувство за слабость, некомпетентность или другой профессиональный недостаток.

    Распознать викарную травму

    Я хотела бы раньше узнать, что эти все предположения неверны. Или что стресс юриста, который он испытывает рядом со страдающим клиентом, – нормальное человеческое явление. Для него есть диагноз – викарная («вторичная») травма.

    Сюжеты

    Симптомы викарной травмы такие же, как и у непосредственной. У юриста могут быть нарушения сна или яркие кошмары, онемение во время общения с клиентами или, наоборот, необычная интенсивность переживаний. Например, навязчивые мысли о страшных событиях. Также часто встречается большая тревожность или страх, что поверенный попадет в такую же ситуацию, как его клиент. Некоторые юристы испытывают физиологические изменения. У них меняются привычки в еде, угасает сексуальное влечение, даже начинаются панические атаки.

    Если юрист не чувствует себя обособленным от клиента (хоть и сочувствующим), если его переполняют эмоции настолько, что он не может конструктивно думать, – по этим признакам он может распознать викарную травму, говорит бывший юрист, а сейчас психотерапевт Сара Вайнштейн. «Эмоции постоянно берут верх над познанием», – объясняет она. Викарная травма может появиться в результате накопления травматического опыта или от одного-единственного воздействия.

    Шэннон Калахан, старший советник Seyfarth Shaw, поделилась, что пережила викарную травму, когда занималась делом, связанным с психиатрической больницей и изнасилованием. «Мне было очень грустно, я не могла перестать плакать. Я избегала подобных дел. Не хотела опять потерпеть поражение, не хотела, чтобы оно отразилось на моем клиенте».

    Иногда дела, над которыми мы работаем, несут с собой тяжелые последствия, однако наши возможности повлиять на исход являются ограниченными. Юрист может добиваться определенного результата, но должен помнить, что это может отразиться на его собственном благополучии.

    Калахан говорит: «Я до сих пор думаю о своем клиенте: как там она после депортации. Я переживаю за нее, желаю ей всего лучшего и грущу, что проиграла. Чтобы помочь себе справиться, я говорю, что это был сложный случай и я сделала все, что смогла».

    Много лет я боролась с хронической бессонницей, была в грусти и оцепенении, работала круглые сутки и наконец-то стала искать терапевта. Я расслабилась, когда узнала, что я не одна борюсь с этими чувствами, что это нормально – думать о своих клиентах и облегчать их боль. Я узнала, что могу стать более стойкой через практики осознанности и самопомощь. Я узнала, как не утонуть в страданиях клиентов и как, покидая офис, не «брать» работу с собой.

    «Тем, у кого викарная травма, важно настроиться на сопереживание, но не на эмпатию с клиентами», – подчеркивает Вайнштейн.

    Когда юристам нужна помощь

    Когда вы сопереживаете, вы неравнодушны к страданиям окружающих и стремитесь их облегчить. Эмпатия означает, что вы становитесь на место клиента. Для юристов важно уметь обе вещи. Но юристы, которые часто работают со страдающими клиентами, должны себе напоминать, что они не клиенты.

    Юрист

    Отделять себя от клиента – навык, который поможет вам добиться больших профессиональных высот и не получить травму самому. Еще важно свести к минимуму стресс в других сферах и заботиться о себе. Здоровые привычки – сон, правильное питание, физкультура – имеют большое значение.

    Юристы могут быть немногословными. Разговоров о собственном стрессе легче избегать. К тому же часто мы можем отрицать наши страдания, а это чревато нездоровыми компенсациями. По мнению Вайнштейн, юристу надо искать психотерапевта, когда он больше двух-трех месяцев испытывает симптомы травмы – оцепенение, навязчивые мысли, физиологические изменения, сильный страх или беспокойство, что страшные события произойдут в его жизни.

    Кому-то может показаться эгоистичным фокусироваться на своих страданиях в свете трагедии клиентов. Но успешным юристом может быть только тот, кто в порядке. Как говорят, наденьте кислородную маску сначала на себя, потом на окружающих.

    Перевод статьи Джины Чу «Suffering can be the human consequence of lawyering».

    Переживания и крепкая психика

    Ирина Фаст из Региональный рейтинг × больше 20 лет помогает получать компенсации за вред здоровью или потерю кормильца. По ее словам, в первые годы она включалась эмоционально, переживала события каждого случая даже во сне. «Я тогда очень волновалась за близких, потому что каждый день видела, какой трагедией может обернуться обычная жизнь, – делится Фаст. – Затем защитные механизмы психики, видимо, взяли верх, и я стала спокойнее реагировать на дела своих клиентов». 

    Раньше я думала: «Какая ужасная и страшная трагедия». Сейчас я думаю: «Как я могу помочь, чтобы людям стало легче».

    Ирина Фаст

    Управляющий партнёр МКА Федеральный рейтинг группа Семейное/Наследственное право группа Трудовое и миграционное право группа Уголовное право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × Дмитрий Солдаткин защищает по уголовным делам и считает, что здесь адвокату изначально нужна крепкая психика. Его эмпатия выражается в том, что защитник должен сделать все возможное для доверителя, работать добросовестно и профессионально, правильно понять потребности клиента и не вводить его в заблуждение, перечисляет Солдаткин. Он уверен, что адвокат, погруженный в негативные эмоции клиента, не сможет в полной мере ему помочь, потому что ему самому нужна помощь.

    Арбитражный управляющий Андрей Шафранов занимается банкротствами физлиц. «Конечно, я испытываю определенное сочувствие людям, которые переживают потерю работы, безденежье, болезни, развод», – рассказывает он. Но голову при этом надо оставлять холодной, убежден Шафранов.

    Я взялся pro bono за банкротное дело должницы, которая развелась с мужем, помогавшим ей гасить кредиты. Через некоторое время она еще и потеряла работу. Первая инстанция отказалась освободить ее от долгов. Но это сделала апелляция, и должница заплакала прямо в зале суда, когда судья оглашала решение коллегии. В такие моменты чувствуешь, что полезен людям.

    Андрей Шафранов

    Отжиматься, петь и оставаться человеком: как юристы борются со стрессом

    Неважно, к какому разряду юристов вы относитесь: трудитесь ли в крупной компании или маленькой, ведете частную практику или работаете из дома, поскольку воспитываете детей. Вы в любом случае подвержены повышенному риску депрессий и нервных срывов, потому что профессия юриста одна из самых стрессовых. А если вы работаете в Big Law, нагрузка вырастает в разы. Американский юрист Гэри Росс, автор колонки в журнале Above the Law, рассказал коллегам, как воодушевлять себя и других и сохранять позитивный настрой, чтобы избежать «эмоционального выгорания». Своими советами с читателями «Право.ru» поделились и российские юристы.

    По мнению Росса, есть несколько важных нюансов, которым юристы должны уделять внимание каждый день. Необходимо вести здоровый образ жизни, следовать модным тенденциям и сохранять позитивный настрой. Если первый и второй пункты касаются создания внешней видимости успеха и здоровья, то в третьем речь идет исключительно о внутреннем состоянии, которое, как правило, сложно сохранять в стрессовых ситуациях.

    «Для многих людей жизнь – это всего лишь череда плохих событий», – пишет Росс, отмечая, что такая проблема присуща в большей степени представителям юридического сообщества. Однако он нашел выход из этой ситуации и поделился позитивным опытом в своей колонке. Вот, что он советует.

    Запомните несколько мотивационных фраз

    «Я умею!», «Я смогу это сделать!», «Жизнь прекрасна!» и даже… «Я властелин мира!» («Эта – моя любимая», – признается Росс). Постарайтесь выучить как можно больше таких мотивационных «мантр» и попробуйте использовать их тогда, когда это нужно. Например, если вам говорят, что у вас ничего не получится и даже пытаться не стоит.

    Повторяйте эти «мантры» снова и снова

    Перед работой, перед деловой встречей, перед свиданием. Вы даже можете делать это вслух. «Может быть, вы сможете заставить всех в поезде метро скандировать их вместе», – шутит Росс и рассказывает, как «один сумасшедший парень в Чикаго» начал петь «Amazing Grace», а некоторые люди стали петь вместе с ним.

    Пойте

    По мнению успешного юриста, работавшего в Big Law и начавшего собственную практику в юрфирме Jackson Ross PLLC, пение может положительно сказаться на внутреннем состоянии и снять напряжение. «Существует множество песен, которые могут поднять ваше настроение. У каждого свои фавориты», – пишет Росс. Автор также приводит собственный «позитивный» плейлист: “I Can” группы Nas, “Happy” Фаррелла Уильямса, “Firework” Кэти Пэрри, “Big Balls” AC/DC и “Always Look on the Bright Side of Life” Эрика Айдла.

    Воодушевляйте своих коллег

    Вы и сами можете распространять позитивное настроение. Правда, автор статьи отмечает, что этот совет больше подойдет для опытных юристов. По его мнению, если молодой помощник адвоката будет слишком много шутить и улыбаться, стараясь «распространять положительный настрой», то его, скорее всего, «сочтут за сумасшедшего». «Но если вы уже работаете в крупной компании, ведете практику или являетесь старшим юристом в фирме, где люди на протяжении долгого времени работают вместе, то почему бы и нет? Воодушевляйте свою команду», – пишет Росс. Он привел в пример своего знакомого юриста, который управляет правительственной контрактной компанией. «Каждое утро его команда выстраивается в две линии и они начинают бросать друг другу мяч, произнося мотивационные фразы, когда его ловят», – рассказал Росс.

    Воодушевляйте своих клиентов

    «Разве клиенты не захотят находиться рядом со специалистом, который излучает положительный заряд? Будьте счастливы! Может быть они позвонят вам просто так, чтобы зарядиться от вас позитивным настроением?» – пишет автор статьи.

    Воодушевляйте даже своих врагов

    Может быть, если вы сможете заставить своих заклятых врагов и конкурентов смотреть на жизнь позитивно, они смогут стать вашими друзьями, предполагает Гэри Росс.

    Другие идеи:

    Вместе с тем он приводит еще несколько советов для адвокатов, которые помогут им сохранять бодрость и хорошее настроение в течение дня.

    Делайте отжимания прямо перед ланчем.

    Всегда улыбайтесь, даже если внутри вы чувствуете себя подавленным.

    Не позволяйте негативным мыслям закрадываться в голову.

    Если вы «счастливый пьяница», выпивайте во время перерывов, чтобы пребывать в хорошем расположении духа. Можете даже предложить выпить кому-нибудь из своих коллег.

    Специалисты клиники Мэйо говорят, что позитивное мышление имеет для человека огромную пользу, пишет Росс. Например, снижает риск простуды. «Думая позитивно, вы сэкономите на «Тайленоле», – шутит автор и советует юристам – частнопрактикующим, из крупных или маленьких фирм – меньше переживать. «Повторяйте свои мантры. Спойте песню. Будьте счастливы, улыбайтесь неприятностям, делайте шаг вперед и радуйтесь тому, что имеете», – советует он напоследок.

    Читайте также

    Как со стрессом борются российские юристы

     

    Вадим Клювгант, адвокат, вице-президент АП Москвы

    Здоровый дух и высокая стрессоустойчивость – обязательные качества любого юриста, тем более судебного. Если с ними плохо, и это не удаётся исправить, лучше сменить профессию. Депрессивный, задавленный стрессом, неспособный держать удар юрист не имеет перспектив, он опасен для дела и сильно рискует здоровьем. 

    Второе, что необходимо, – здоровая самоирония (не путать с утратой самоуважения и заниженной самооценкой). Не стоит чересчур серьёзно относиться к себе любимому, воспринимать как личную обиду и оскорбление всё, что не получилось или не понравилось, любой ценой стремиться прямо сейчас оставить за собой последнее слово. Такое поведение – верный путь к стрессу и депрессии. К тому же оно непрофессионально и свидетельствует о закомплексованности. Правильная альтернатива – уметь и быть готовым пошутить и над собой, и над ситуацией (пусть даже стрессовой), в которой оказался. 

    Жизнь не состоит только из удач и побед, тем более быстрых, и не всё в ней зависит от нас. Поэтому умение трезво оценивать ситуацию, рассчитывать силы на «марафон» и, честно исполнив свой долг, грамотно отступить для извлечения уроков и корректировки позиции, отдать должное сильному оппоненту, а если уж совсем не повезло – достойно проиграть, не менее важно, чем умение побеждать.

    Когда плохо, самое время вспомнить и сказать себе: могло быть и хуже, а жизнь продолжается. И ни в коем случае не распускаться, а сохранять выдержку, достоинство, подобающий внешний вид, и опять же – улыбаться и шутить. Вообще, для здоровья и хорошего настроения полезно больше улыбаться и меньше рефлексировать. А вот культивировать и лелеять свои страдания – крайне вредно. 

    Самый же главный антидепрессант – гармония с собой. Вера в себя и своё дело, вопреки всему, что мешает и огорчает. Понимание, для чего и для кого ты всё это делаешь. И, конечно, чистая совесть. Если всё это есть, то с остальным помогут справиться жизнелюбие, широкий круг интересов, здоровый образ жизни и близкие люди.

    Анатолий Кучерена, адвокат, член Общественной палаты

    Настроение мне поднимает общение с детьми, с друзьями, игра в шахматы и чтение хороших книг. В театры и кино, признаюсь, хожу редко, поскольку мой рабочий день продолжается, как правило, до глубокой ночи. Правда, и начинается он не совсем рано. А вот всякого рода светские мероприятия мне настроения обычно не поднимают. Стараюсь посещать их как можно реже.

    Воодушевляет в работе и возможность добиваться практического результата, помогать конкретным людям – моим доверителям. Например, когда человек был арестован по ложному обвинению, провел некоторое время в тюрьме, а затем выходит на свободу.

    Вообще, адвокат должен думать не о своем настроении, а о своем доверителе и о том, чтобы добиться результата. В своей адвокатской практике я стараюсь руководствоваться принципом: «Безнадежных дел не бывает». Этот принцип много раз подтверждался.

    И еще советую почаще заглядывать в исторические книги и находить там примеры того, как люди, несмотря на все трудности, несправедливости, гонения и даже тюрьмы и пытки сохраняли оптимизм и добивались победы. А если и проигрывали, то принимали свое поражение достойно.

    Алексей Катков, основатель юридической компании «Катков и Партнеры»

    Юрист проводит на работе много времени, работа вообще занимает значительную часть жизни любого человека. Поэтому хорошая атмосфера и удовлетворение от работы важны. Первый способ всем известен – отдыхайте, путешествуйте, разнообразьте свой досуг. Лично я занимаюсь спортом и путешествую. 

    Однако отпуск недолог, поэтому второй способ – получайте удовольствие от работы. Помимо самой юридической практики, юрист может писать статьи, выступать, участвовать в конференциях. Отдельный вопрос – участие в законотворческой работе: любой юрист почтет за честь участвовать в ней pro bono.

    Наконец, важно отношение самого работодателя. Уютный, стильно оформленный офис, удобные и современно оснащенные рабочие места, внимание к сотрудникам руководства, предоставление возможности ротации задач – это лишь малая доля заботы о команде юридической фирмы, позволяющей держать ее в тонусе, в хорошей рабочей и эмоциональной форме.

    Адвокат Александр Боломатов, партнер юридической фирмы «ЮСТ»

    Полагаю, что ключевой момент в поддержании настроя на работу – коллективная работа. Невозможно сохранить позитивный настрой в дурной и негативной атмосфере. Юридическая работа – крайне сложная и стрессовая. Добрый настрой кроется в поддежке коллег, в уверенности, что они тебе помогут в сложной ситуации, а не «запинают». Мы работаем коллективом, мы радуемся нашим общим победам и расстраиваемся из-за общих промахов, поддерживаем друг друга. Это очень и очень важно. Может быть, это звучит очень пафосно, но поддержка и дружба с коллегами для меня лично имееют большое значение.

    В индивидуальном плане важным является настрой на успех. Нет ничего более духоподъемного, чем радость от побед и достижений. Работая над большим количеством проектов, получаешь дополнительный бонус – можно часто побеждать и достигать успеха в разных областях. Это очень поддерживает.

    Далее, думаю, что фактор семьи играет большое значение. Твоя семья должна тебя поддерживать. Быть членом семьи юриста – не самая простая задача. Юристы проводят много времени на работе, в командировках, а дома бывают редко. Думаю, что семья должна это понимать и принимать, давать поддержку тебе в сложные минуты.

    Вообще, самое важное, чтобы твоя работа тебе нравилась (во всех своих проявлениях), без этого никакие методики повышения настроения не сработают.

    Марина Костина, адвокат юридической группы «Яковлев и Партнеры»

    Основная часть моего рабочего времени, как и большинства юристов, проходит за компьютером, поэтому для того, чтобы создать благоприятную атмосферу в течение дня, вместе с ним я включаю спокойную фоновую музыку.

    Также для меня важно планирование рабочего времени, поэтому в конце каждого рабочего дня я составляю перечень необходимых дел на завтра и подвожу итоги выполненной работы, что позволяет ещё раз оценить ее результат и получить от этого моральное удовлетворение.

    Юлия Андреева, адвокат и руководитель проектов адвокатского бюро «S&K Вертикаль»

    Хотелось бы провести аналогию с известной шуткой людей, практикующих йогу: «А как йоги расслабляются? Они не напрягаются». К сожалению, реальность такова, что представить жизнь юриста без стресса и форс-мажоров просто невозможно. Приходится учиться справляться с такими негативными факторами.

    Мои личные способы доступны всем и каждому. Регулярная практика йоги, медитация время от времени, обязательное чередование деловой литературы с художественной. В особо стрессовых ситуациях хотя бы на минуту, но отвлечься и вспомнить забавные моменты, которые заставляют улыбнуться, чаще всего это что-то связанное с семьей, друзьями.

    А главное – в любой ситуации оставаться человеком и не совершать поступки, противоречащие собственной натуре, что помогает сохранить эмоциональную гармонию и не выгорать даже в самой напряженной работе.
    P. S. Заведите в офисе хомяка или кота и почаще смейтесь над собой.

    Психология профессиональной деятельности адвоката — Психология и право

    Психологическое здоровье является деликатной темой, которую зачастую не принято обсуждать в обществе, а особенно в трудовом коллективе. За последнее десятилетие единодушный призыв к большему пониманию физиологического и профессионального стресса отозвался во всем мире. Кроме того, многие работодатели начали понимать, что эффективность работы сотрудников во многом зависит от их эмоционального состояния. Профессиональный стресс — термин, используемый для определения постоянного стресса, связанного с работой. Как и в случае с другими формами напряжения, профессиональный стресс может в конечном итоге повлиять как на физическое, так и на эмоциональное благополучие, если к нему не будет применяться эффективная терапия. Стресс влияет как на индивидуума, так и на группу людей, например, коллег, а также в некоторых случаях может сказаться на работе организации в целом [6].

    Уровень стресса человека может повышаться из-за различных факторов, в частности таких, как личностные особенности, ролевые конфликты или должностные обязанности [2]. Перегрузка обязанностями, неоднозначность обязанностей, конфликты, групповое давление, повышенная ответственность, несоответствие статуса, отсутствие прибыльности — наиболее популярные причины профессионального стресса. Социальные, психологические факторы, индивидуальные факторы и восприятие также являются факторами профессионального стресса. Несмотря на достигнутый прогресс, проблема все еще сохраняется: рабочее место может быть стрессовым по своей природе, а чрезмерное количество стрессоров может привести к ухудшению психологического здоровья. При этом остаются вопросы: какие профессии наиболее стрессовые? Как избежать стресса на работе? Что может сделать работодатель для психологического благополучия своих сотрудников?

    Большинство исследований, посвященных изучению профессионального стресса, направлено на анализ двух явлений: неудовлетворенность работой и депрессия. Неудовлетворенность работой представляет собой субъективную конструкцию, характеризующуюся негативными чувствами к работе, которые могут быть спровоцированы различными стрессовыми ситуациями или личностными особенностями работника [4; 7]. Депрессия в результате профессионального стресса может быть идентифицирована по снижению способности решать проблемы или справляться с трудностями на работе, потере мотивации, грусти или чувству беспомощности, которые почти всегда существуют вместе со снижением производительности. Принципиальное различие заключается в том, что работник, не удовлетворенный своей профессиональной деятельностью, имеет силы изменить ситуацию в том или ином контексте, например, сменить организацию или рабочее направление, а в случае депрессии сил на решение проблемы, как правило, уже нет и, чаще всего, требуется помощь специалиста.

    Ежедневная работа юристов характеризуется постоянным давлением сроков и обстоятельств, усложнением законов и правовых процедур, необходимостью постоянного обновления информации о юриспруденции, доктрине и законах, высоким уровнем требований со стороны клиентов, конкуренцией с коллегами, систематическими переработками, постоянным интеллектуальным напряжением, контактом с конфликтами, агрессией и обвинениями. Немаловажной спецификой является регулярное участие адвоката в сложных и противоречивых процессах, нередко требующих внутренней борьбы с личными моральными ценностями. Кроме того, большинство адвокатов вынуждены смиряться с отсутствием достаточного времени на семью, хобби и отдых. Все это очень сильно влияет на психологическое здоровье юристов, заставляя их испытывать повышенный уровень стресса.

    На сегодняшний день все больше юристов в своей профессиональной деятельности сталкиваются с различными психо-эмоциональными проблемами, в частности, речь идет об эмоциональном и профессиональном выгорании, бессоннице, низкой производительности и болезнях, связанных со стрессом, об отсутствии баланса личной и профессиональной жизни. Все вышеперечисленное обусловлено постоянным психо-социальным диссонансом между личностью юриста, его руководством, властью, статусом, обслуживанием потребностей клиентов, интеллектуальными проблемами и другими, не менее значимыми факторами.

    Психологическое состояние работников сферы юриспруденции является объектом пристального внимания со стороны ученых последние несколько десятилетий, особенно, за рубежом. Проведение постоянных исследований способствует более глубокому пониманию факторов риска, влияющих на психологическое здоровье юристов, и позволяет оценить текущую ситуацию в сфере юриспруденции. Целью данной статьи является анализ наиболее известных зарубежных и отечественных исследований, а также представление и обсуждение результатов проведенного нами исследования, направленного на выявление наиболее проблемных аспектов профессиональной деятельности адвоката и осведомленности работодателей о психологическом состоянии своих сотрудников.

    Вопрос о психологическом состоянии юристов, и в особенности адвокатов, впервые был поднят в США из-за перманентно увеличивающихся обращений представителей данной специальности за психологической помощью, Начиная с 80-ых гг. прошлого столетия было проведено огромное количество исследований посвященных изучению стресса в профессиональной деятельности юриста, зависимостей среди юристов, количества самоубийств и депрессивных расстройств. Ниже будут приведены наиболее интересные, на наш взгляд, зарубежные исследования в данной сфере из различных государств и различные по времени проведения.

    Исследование, проведенное в Австралии в 2016 г., показало, что по сравнению с другими специалистами юристы страдают от более низкого уровня психологического и психосоматического благополучия. В частности было обнаружено, что злоупотребление психоактивными веществами у юристов встречается в два раза чаще, чем в иных профессиях. Кроме того, в рамках данного исследования отмечалось, что в юридических фирмах распространена проблема запугивания, отмечалось, что 58,4% адвокатов хотя бы единожды подвергались шантажу и запугиванию во время своей работы [11].

    Новые исследования канадских ученых показывают, что юристы тем чаще сталкиваются с проблемами психического здоровья, чем успешнее в своей области. В исследовании Университета Торонто, проведенном Д. Колтаем, сравниваются два национальных опроса тысяч юристов, проведенных в Канаде и Соединенных Штатах. В обеих странах исследователи обнаружили сильную корреляцию между признаками депрессии и традиционными показателями карьерного успеха. Адвокаты, работающие в крупных компаниях частного сектора, которые считаются наиболее престижными, чаще всего испытывали депрессивные симптомы. Исследование Д. Колтая показало, что чем крупнее фирма и чем выше должность, тем больше вероятность того, что у адвоката появятся симптомы депрессии [9].

    Ежегодные исследования проводятся Обществом юристов Великобритании с целью определения уровня стресса у юристов на занимаемых ими должностях. Кроме того, исследования необходимы для того, чтобы помочь выявить основную проблему, провоцирующую стресс и минимизировать его. Последнее проведенное исследование показало, что 90% молодых юристов говорят о постоянном стрессе и давлении на рабочем месте и более половины из них считают, что в результате они не смогут справиться с этим самостоятельно. В связи с этим Общество юристов Великобритании планирует выпустить руководство для работодателей по наилучшей практике поддержки начинающих юристов и других сотрудников [9].

    Различные исследования, проведенные в Северной Америке, показывают, что юристы страдают от депрессии в два раза чаще, чем население в целом, и в три раза чаще, чем работники иных сфер. Это же исследование показало, что юристы в два раза чаще становятся алкоголиками и думают о самоубийстве. Кроме того, было отмечено, что юристы чаще обращаются к безрецептурным лекарствам и алкоголю, чтобы справиться со своими депрессивными симптомами, чем их сверстники из иных профессиональных сфер; в результате каждый третий занимается самолечением [8].

    В другом исследовании, проведенном в Канаде, Уоллесом были изучены личные, семейные и профессиональные жизненные требования, а также стратегии, которые они использовали для удовлетворения этих требований. В исследовании участвовал 121 юрист из крупных и средних канадских юридических фирм [12; 13]. Собранные данные показали, что респонденты всегда ставили свою профессиональную деятельность в качестве своего основного приоритета, поэтому они обычно работали в среднем по 50 часов в неделю, что обычно включало ночи и выходные. По их мнению, такая перегрузка представляла собой один из главных стрессовых в их жизни, заставляя их чувствовать себя неудовлетворенными тем фактом, что эта ситуация не позволяет им проводить достаточно времени на отдыхе и в кругу семьи. Чтобы справиться со стрессом, который вызывает профессия, обычно использовались стратегии поиска социальной поддержки со стороны семьи и друзей или работы на дому.

    Стоит отметить, что проведенные исследования в основном описывают лишь распространенность эмоционального стресса среди юристов, но ни одно из них не рассматривает влияние стресса на их профессиональную работоспособность. Однако не стоит сомневаться в том, что данное влияние существует. Любой профессиональный стресс рано или поздно приводит к снижению производительности. Адвокаты в значительной степени полагаются на свое здравое суждение и способность ясно и беспристрастно мыслить, а эмоциональный стресс по самой своей природе нарушает эти интеллектуальные функции. Таким образом, можно сделать вывод, что необходимо проведение дополнительных исследований, посвященных изучению взаимосвязи эмоционального состояния и производительности [3].

    Как видно из проанализированных выше данных, за рубежом проведение исследований по удовлетворенности людей своей работой, в частности в сфере юриспруденции, является обычной практикой. Аналогичное исследование было проведено в России по инициативе Д. Бердина, Е. Грибкова и Ю. Зачека. В проведенном опросе участвовали 100 юристов, работающих в различных направлениях. Опрашиваемые должны были ответить на 23 вопроса, содержание которых было посвящено взаимоотношениям с коллективом, руководством, уровню загруженности на работе, свободному времени, карьерным перспективам, удаленной работе. Отмечалось, что наиболее активными участниками оказались юристы со стажем профессиональной деятельности более 10 лет. Результаты исследования показали, что для 62% опрошенных работа является отчасти стрессовой, а для 23% — чрезмерно стрессовой. Кроме того, 46% опрошенных отметили, что занимаются на работе не тем, что им интересно и в чем у них бы получилось работать лучше всего [1]. Половина респондентов отметили, что хотят продолжать развиваться, работая в своей нынешней компании, другая часть желают сменить либо организацию, либо направление работы, либо вовсе сменить свою профессию (каждый пятый респондент). Также проведенный в рамках исследования опрос показал, что 42% юристов считают, что их заработок не в полной мере компенсирует затраченные усилия, а 7% высказывают мнение об абсолютной недостаточности своей заработной платы.

    В рамках написания статьи нами было проведено собственное исследование, направленное на выявление дел, являющихся наиболее стрессовыми и эмоционально-затратными для практикующих адвокатов. Исследование проводилось путем анонимного письменного опроса 120 адвокатов в различных адвокатских образованиях 5 субъектов Российской Федерации, стаж работы которых превышает 10 лет. Опрос проводился в период с 20 июля по 20 августа 2018 г. и содержал ряд вопросов, направленных на выявление дел, которые были наиболее сложными с точки зрения психо-эмоциональных затрат, отнимали больше всего рабочего времени, требовали дополнительного времени сверх рабочих часов для их подготовки и являлись наиболее непредсказуемыми и непрогнозируемыми в части окончательного результата.

    Было установлено, что наибольший стресс вызывают уголовные дела связанные тяжкими и особо тяжкими преступлениями, а также бракоразводные процессы. Кроме того, респондентами было отмечено, что высокой эмоциональной отдачи требуют противоречивые судебные процессы, где ни одна из сторон не является однозначно правой, и процессы, в которых адвокату необходимо выступать с защитой, так как в некоторых случаях это может требовать борьбы с собственными моральными убеждениями. Также был проведен анонимный, письменный опрос среди руководителей адвокатских образований 5 субъектов РФ с целью анализа представлений о степени их осведомленности о психо-эмоциональном состоянии своих сотрудников. Было задано два вопроса. Первый вопрос — о том, обращались ли сотрудники с жалобами на постоянный стресс, и/или с просьбой изменить каким-либо образом условия их труда, например, позволить работать дистанционно несколько часов в день (в удаленном доступе). Результаты представлены на рис. № 1.


    Рис. 1. Степень осведомленности руководителей о психоэмоциональном состоянии своих сотрудников, обусловленном их обращениями по проблеме оптимизации условий труда

    Второй вопрос касался информированности руководителей о фактах обращений сотрудников за психологической помощью. Полученные результаты представлены на рис. № 2.

    Психологическое здоровье является деликатной темой, которую зачастую не принято обсуждать в обществе, а особенно в трудовом коллективе. За последнее десятилетие единодушный призыв к большему пониманию физиологического и профессионального стресса отозвался во всем мире. Кроме того, многие работодатели начали понимать, что эффективность работы сотрудников во многом зависит от их эмоционального состояния. Профессиональный стресс — термин, используемый для определения постоянного стресса, связанного с работой. Как и в случае с другими формами напряжения, профессиональный стресс может в конечном итоге повлиять как на физическое, так и на эмоциональное благополучие, если к нему не будет применяться эффективная терапия. Стресс влияет как на индивидуума, так и на группу людей, например, коллег, а также в некоторых случаях может сказаться на работе организации в целом [6].

    Уровень стресса человека может повышаться из-за различных факторов, в частности таких, как личностные особенности, ролевые конфликты или должностные обязанности [2]. Перегрузка обязанностями, неоднозначность обязанностей, конфликты, групповое давление, повышенная ответственность, несоответствие статуса, отсутствие прибыльности — наиболее популярные причины профессионального стресса. Социальные, психологические факторы, индивидуальные факторы и восприятие также являются факторами профессионального стресса. Несмотря на достигнутый прогресс, проблема все еще сохраняется: рабочее место может быть стрессовым по своей природе, а чрезмерное количество стрессоров может привести к ухудшению психологического здоровья. При этом остаются вопросы: какие профессии наиболее стрессовые? Как избежать стресса на работе? Что может сделать работодатель для психологического благополучия своих сотрудников?

    Большинство исследований, посвященных изучению профессионального стресса, направлено на анализ двух явлений: неудовлетворенность работой и депрессия. Неудовлетворенность работой представляет собой субъективную конструкцию, характеризующуюся негативными чувствами к работе, которые могут быть спровоцированы различными стрессовыми ситуациями или личностными особенностями работника [4; 7]. Депрессия в результате профессионального стресса может быть идентифицирована по снижению способности решать проблемы или справляться с трудностями на работе, потере мотивации, грусти или чувству беспомощности, которые почти всегда существуют вместе со снижением производительности. Принципиальное различие заключается в том, что работник, не удовлетворенный своей профессиональной деятельностью, имеет силы изменить ситуацию в том или ином контексте, например, сменить организацию или рабочее направление, а в случае депрессии сил на решение проблемы, как правило, уже нет и, чаще всего, требуется помощь специалиста.

    Ежедневная работа юристов характеризуется постоянным давлением сроков и обстоятельств, усложнением законов и правовых процедур, необходимостью постоянного обновления информации о юриспруденции, доктрине и законах, высоким уровнем требований со стороны клиентов, конкуренцией с коллегами, систематическими переработками, постоянным интеллектуальным напряжением, контактом с конфликтами, агрессией и обвинениями. Немаловажной спецификой является регулярное участие адвоката в сложных и противоречивых процессах, нередко требующих внутренней борьбы с личными моральными ценностями. Кроме того, большинство адвокатов вынуждены смиряться с отсутствием достаточного времени на семью, хобби и отдых. Все это очень сильно влияет на психологическое здоровье юристов, заставляя их испытывать повышенный уровень стресса.

    На сегодняшний день все больше юристов в своей профессиональной деятельности сталкиваются с различными психо-эмоциональными проблемами, в частности, речь идет об эмоциональном и профессиональном выгорании, бессоннице, низкой производительности и болезнях, связанных со стрессом, об отсутствии баланса личной и профессиональной жизни. Все вышеперечисленное обусловлено постоянным психо-социальным диссонансом между личностью юриста, его руководством, властью, статусом, обслуживанием потребностей клиентов, интеллектуальными проблемами и другими, не менее значимыми факторами.

    Психологическое состояние работников сферы юриспруденции является объектом пристального внимания со стороны ученых последние несколько десятилетий, особенно, за рубежом. Проведение постоянных исследований способствует более глубокому пониманию факторов риска, влияющих на психологическое здоровье юристов, и позволяет оценить текущую ситуацию в сфере юриспруденции. Целью данной статьи является анализ наиболее известных зарубежных и отечественных исследований, а также представление и обсуждение результатов проведенного нами исследования, направленного на выявление наиболее проблемных аспектов профессиональной деятельности адвоката и осведомленности работодателей о психологическом состоянии своих сотрудников.

    Вопрос о психологическом состоянии юристов, и в особенности адвокатов, впервые был поднят в США из-за перманентно увеличивающихся обращений представителей данной специальности за психологической помощью, Начиная с 80-ых гг. прошлого столетия было проведено огромное количество исследований посвященных изучению стресса в профессиональной деятельности юриста, зависимостей среди юристов, количества самоубийств и депрессивных расстройств. Ниже будут приведены наиболее интересные, на наш взгляд, зарубежные исследования в данной сфере из различных государств и различные по времени проведения.

    Исследование, проведенное в Австралии в 2016 г., показало, что по сравнению с другими специалистами юристы страдают от более низкого уровня психологического и психосоматического благополучия. В частности было обнаружено, что злоупотребление психоактивными веществами у юристов встречается в два раза чаще, чем в иных профессиях. Кроме того, в рамках данного исследования отмечалось, что в юридических фирмах распространена проблема запугивания, отмечалось, что 58,4% адвокатов хотя бы единожды подвергались шантажу и запугиванию во время своей работы [11].

    Новые исследования канадских ученых показывают, что юристы тем чаще сталкиваются с проблемами психического здоровья, чем успешнее в своей области. В исследовании Университета Торонто, проведенном Д. Колтаем, сравниваются два национальных опроса тысяч юристов, проведенных в Канаде и Соединенных Штатах. В обеих странах исследователи обнаружили сильную корреляцию между признаками депрессии и традиционными показателями карьерного успеха. Адвокаты, работающие в крупных компаниях частного сектора, которые считаются наиболее престижными, чаще всего испытывали депрессивные симптомы. Исследование Д. Колтая показало, что чем крупнее фирма и чем выше должность, тем больше вероятность того, что у адвоката появятся симптомы депрессии [9].

    Ежегодные исследования проводятся Обществом юристов Великобритании с целью определения уровня стресса у юристов на занимаемых ими должностях. Кроме того, исследования необходимы для того, чтобы помочь выявить основную проблему, провоцирующую стресс и минимизировать его. Последнее проведенное исследование показало, что 90% молодых юристов говорят о постоянном стрессе и давлении на рабочем месте и более половины из них считают, что в результате они не смогут справиться с этим самостоятельно. В связи с этим Общество юристов Великобритании планирует выпустить руководство для работодателей по наилучшей практике поддержки начинающих юристов и других сотрудников [9].

    Различные исследования, проведенные в Северной Америке, показывают, что юристы страдают от депрессии в два раза чаще, чем население в целом, и в три раза чаще, чем работники иных сфер. Это же исследование показало, что юристы в два раза чаще становятся алкоголиками и думают о самоубийстве. Кроме того, было отмечено, что юристы чаще обращаются к безрецептурным лекарствам и алкоголю, чтобы справиться со своими депрессивными симптомами, чем их сверстники из иных профессиональных сфер; в результате каждый третий занимается самолечением [8].

    В другом исследовании, проведенном в Канаде, Уоллесом были изучены личные, семейные и профессиональные жизненные требования, а также стратегии, которые они использовали для удовлетворения этих требований. В исследовании участвовал 121 юрист из крупных и средних канадских юридических фирм [12; 13]. Собранные данные показали, что респонденты всегда ставили свою профессиональную деятельность в качестве своего основного приоритета, поэтому они обычно работали в среднем по 50 часов в неделю, что обычно включало ночи и выходные. По их мнению, такая перегрузка представляла собой один из главных стрессовых в их жизни, заставляя их чувствовать себя неудовлетворенными тем фактом, что эта ситуация не позволяет им проводить достаточно времени на отдыхе и в кругу семьи. Чтобы справиться со стрессом, который вызывает профессия, обычно использовались стратегии поиска социальной поддержки со стороны семьи и друзей или работы на дому.

    Стоит отметить, что проведенные исследования в основном описывают лишь распространенность эмоционального стресса среди юристов, но ни одно из них не рассматривает влияние стресса на их профессиональную работоспособность. Однако не стоит сомневаться в том, что данное влияние существует. Любой профессиональный стресс рано или поздно приводит к снижению производительности. Адвокаты в значительной степени полагаются на свое здравое суждение и способность ясно и беспристрастно мыслить, а эмоциональный стресс по самой своей природе нарушает эти интеллектуальные функции. Таким образом, можно сделать вывод, что необходимо проведение дополнительных исследований, посвященных изучению взаимосвязи эмоционального состояния и производительности [3].

    Как видно из проанализированных выше данных, за рубежом проведение исследований по удовлетворенности людей своей работой, в частности в сфере юриспруденции, является обычной практикой. Аналогичное исследование было проведено в России по инициативе Д. Бердина, Е. Грибкова и Ю. Зачека. В проведенном опросе участвовали 100 юристов, работающих в различных направлениях. Опрашиваемые должны были ответить на 23 вопроса, содержание которых было посвящено взаимоотношениям с коллективом, руководством, уровню загруженности на работе, свободному времени, карьерным перспективам, удаленной работе. Отмечалось, что наиболее активными участниками оказались юристы со стажем профессиональной деятельности более 10 лет. Результаты исследования показали, что для 62% опрошенных работа является отчасти стрессовой, а для 23% — чрезмерно стрессовой. Кроме того, 46% опрошенных отметили, что занимаются на работе не тем, что им интересно и в чем у них бы получилось работать лучше всего [1]. Половина респондентов отметили, что хотят продолжать развиваться, работая в своей нынешней компании, другая часть желают сменить либо организацию, либо направление работы, либо вовсе сменить свою профессию (каждый пятый респондент). Также проведенный в рамках исследования опрос показал, что 42% юристов считают, что их заработок не в полной мере компенсирует затраченные усилия, а 7% высказывают мнение об абсолютной недостаточности своей заработной платы.

    В рамках написания статьи нами было проведено собственное исследование, направленное на выявление дел, являющихся наиболее стрессовыми и эмоционально-затратными для практикующих адвокатов. Исследование проводилось путем анонимного письменного опроса 120 адвокатов в различных адвокатских образованиях 5 субъектов Российской Федерации, стаж работы которых превышает 10 лет. Опрос проводился в период с 20 июля по 20 августа 2018 г. и содержал ряд вопросов, направленных на выявление дел, которые были наиболее сложными с точки зрения психо-эмоциональных затрат, отнимали больше всего рабочего времени, требовали дополнительного времени сверх рабочих часов для их подготовки и являлись наиболее непредсказуемыми и непрогнозируемыми в части окончательного результата.

    Было установлено, что наибольший стресс вызывают уголовные дела связанные тяжкими и особо тяжкими преступлениями, а также бракоразводные процессы. Кроме того, респондентами было отмечено, что высокой эмоциональной отдачи требуют противоречивые судебные процессы, где ни одна из сторон не является однозначно правой, и процессы, в которых адвокату необходимо выступать с защитой, так как в некоторых случаях это может требовать борьбы с собственными моральными убеждениями. Также был проведен анонимный, письменный опрос среди руководителей адвокатских образований 5 субъектов РФ с целью анализа представлений о степени их осведомленности о психо-эмоциональном состоянии своих сотрудников. Было задано два вопроса. Первый вопрос — о том, обращались ли сотрудники с жалобами на постоянный стресс, и/или с просьбой изменить каким-либо образом условия их труда, например, позволить работать дистанционно несколько часов в день (в удаленном доступе). Результаты представлены на рис. № 1.

     


    Рис. 1. Степень осведомленности руководителей о психоэмоциональном состоянии своих сотрудников, обусловленном их обращениями по проблеме оптимизации условий труда

    Второй вопрос касался информированности руководителей о фактах обращений сотрудников за психологической помощью. Полученные результаты представлены на рис. №2.


    Рис. 2. Осведомленность руководителей о фактах обращений сотрудников за психологической помощью

    Полученные нами в ходе исследования результаты позволяют сделать выводы о наиболее стрессовых направлениях работы современного адвоката, требующих от него наибольшей эмоциональной отдачи. Можно также отметить следующую положительную, на наш взгляд, тенденцию: работники говорят работодателям о необходимости оптимизации своего рабочего времени с целью предупреждения негативных проявлений и последствий стрессового воздействия и повышения производительности труда. Вместе с тем, считаем необходимым акцентировать внимание на том факте, что менее половины работодателей в сфере юриспруденции осведомлены о психологических проблемах своих сотрудников, что свидетельствует о недостаточном внимании со стороны большинства руководителей к психо-эмоциональным проблемам подчиненных, а также о их нежелании вникать в обозначенную нами проблему и менять что-либо в организации профессиональной деятельности адвоката в лучшую сторону.

    В заключении считаем необходимым отметить, что стрессовые проявления в работе юриста являются общемировой тенденцией, что подтверждается исследованиями, проведенными в разных государствах, в том числе, и в Российской Федерации. Многие юридические фирмы и компании уже осознают проблему чрезмерного профессионального стресса в сфере юриспруденции и готовы создавать условия для его предупреждения, например, уменьшают требования к выработке или создают возможности для дистанционной работы своих сотрудников. Очевидно, что абсолютно избавиться от стресса на работе невозможно, однако можно приложить усилия к его минимизации. При этом важна заинтересованность, как самого работника, так и его работодателя.

    Как отмечает П. Спатаро, важной частью снижения стресса является создание единой положительной корпоративной культуры, в которой возможна взаимопомощь и взаимовыручка [1]. Важность обратной связи не только между сотрудниками, но и между сотрудниками и работодателем подчеркивается А. Саливон: «Важна эффективная обратная связь: и вы, и ваш босс — не телепаты, чтобы догадываться, чем именно вам хотелось бы заниматься, счастливы ли вы в коллективе, довольны ли зарплатой и пр.» [1]. Безусловно, при недостаточной коммуникации и отсутствии системы наставничества карьерный рост внутри организации будет замедляться. Другой важной частью в решении вопроса о минимизации профессионального стресса является увеличение свободного времени адвоката. Отмечается, что почти 80% юристов считают физические упражнения одним из наиболее эффективных методов отвлечения внимания от работы и борьбы со стрессом и поэтому хотели бы больше времени уделять спорту. Между тем более 70% сказали, что общение с семьей наилучшим образом помогает им расслабиться. Наряду с проведением качественного времени с семьей и физическими упражнениями, 70% юристов заявили, что хотели бы иметь больше времени на хобби, в то время как 61% отметили, что хотели бы больше путешествовать [10]. Удовлетворить данную потребность сотрудников возможно путем оптимизации трудового времени. В частности, можно разрешить выполнять часть работы дистанционно, либо предоставить возможность дистанционной работы 1—2 дня в неделю. Полезным может оказаться привлечение к работе проектных менеджеров, которые помогут грамотно распределить задачи между сотрудниками организации с учетом их квалификации, нагрузки и навыков.

    Отдельно следует отметить, что, как уже упоминалось ранее, некоторые случаи не решаются дополнительным отдыхом или гибким рабочим графиком. Перечисленные выше способы минимизации стресса могут помочь избавиться от неудовлетворенности работой, но при возникновении симптомов депрессии (субдепрессии) необходимо обращаться за помощью к специалистам. В данном случае в рамках организации можно создать корпоративную культуру [5], благодаря которой психологические проблемы не будут восприниматься как неизбежность, обусловленная специфическими особенностями профессиональной деятельности, а также провести работу по информированию сотрудников об их ресурсах, как личных так и профессиональных. При длительном стрессовом состоянии, проявлениях депрессии или попытках употребления психоактивных веществ необходимо немедленно обратиться за профессиональной помощью.

    В заключении также следует отметить важность проведения специальных исследований в сфере анализа проявлений стресса в профессиональной деятельности адвоката с целью разработки научно-обоснованных рекомендаций и мер по профилактике стрессовых расстройств, приводящих на практике к синдрому эмоционального выгорания, а также личностным деформациям. Исследования помогут глубже изучить факторы, влияющие на профессиональный стресс, и найти пути его минимизации.

    В рамках дальнейших исследований было бы интересно рассмотреть влияние отдельных факторов на профессиональный стресс, таких, например, как личностные особенности. С другой стороны, влияние стресса на карьеру адвоката и его семью также следует исследовать дополнительно. Все это, несомненно, будет способствовать дальнейшим исследованиям стресса у юристов, особенно в отношении индивидуальных детерминант и последствий для отдельных лиц, семей, клиентов и общества, в целом. Снижение уровня напряженности, приводящего к возникновению профессионального стресса в работе адвоката является комплексной задачей, справиться с которой можно только при постоянном диалоге между сотрудниками и работодателями, в некоторых случаях — с привлечением психологов, социологов или других профильных специалистов.

    Адвокаты, испытывающие наименьший стресс в профессии, находящейся в стрессовом состоянии

    Адвокаты, испытывающие наименьший стресс в профессии, находящейся в стрессовом состоянии

    Натали Родригес
    23 июля 2018 г.

    В течение многих лет заголовки о компаниях среднего размера были мрачными.


    Как группа, они больше всего пострадали от из-за финансовых кризисов. Они сожрали в мании слияний в отрасли. Они видели , высокий оборот . Некоторые отраслевые эксперты даже зашли так далеко, что предсказали их кончину .

    Но новое исследование от Law360 показывает, что когда дело доходит до удовлетворенности работой и общего благополучия, юристы средних фирм выходят вперед. Наш анонимный онлайн-опрос, в котором было собрано более 1350 ответов, показывает, что эти юристы неизменно более удовлетворены, чем их коллеги из более крупных или мелких фирм.

    Согласно нашему опросу об удовлетворенности 2018 года, в ходе которого читатели в течение шести недель собирали ответы от читателей, они с меньшей вероятностью будут искать другую работу, наиболее удовлетворены своими возможностями для продвижения по службе и с меньшей вероятностью скажут, что они постоянно испытывают стресс. период этой весной.

    По сравнению со своими коллегами, больше респондентов из компаний среднего размера, определяемых здесь как фирмы, в которых работает от 100 до 500 поверенных, говорят, что они чувствуют, что могут выполнить все свои задачи за один день, и с меньшей вероятностью будут работать более 60 часов в день. неделю или отложить жизненное событие из-за работы. Когда их спрашивают, есть ли у них хороший баланс между работой и личной жизнью, большинство отвечает утвердительно.

    «В повседневной жизни роль здесь гораздо более приятна и интересна», — сказал в интервью Эдвард Коэн, партнер Pryor Cashman LLP, который покинул более крупную фирму BigLaw в поисках большего практического опыта.

    Быть юристом — нелегкая профессия, где бы вы ни работали. Более 60 процентов частных адвокатов сообщают о том, что испытывают постоянный стресс или большую часть времени, также как и 44 процента штатных юристов и 38 процентов государственных юристов.

    Но для тех, кто отказался от крупнейших компаний в пользу небольших пастбищ, преимущества очевидны. Прямой контакт с клиентами. Меньше ночных писем или выходных в офисе. Большая свобода действий при согласовании ставок. И, что, пожалуй, наиболее важно, больше возможностей заняться важной работой на раннем этапе.

    «Здесь многие наши клиенты не возражают, если они разговаривают с третьекурсником, — сказал Коэн.

    Преимущества для молодых адвокатов особенно заметны, учитывая тенденцию поколения миллениалов ставить во главу угла баланс между работой и личной жизнью, а не обещанием более высоких и лучших зарплат. Когда эти юристы становятся родителями, многие обнаруживают, что им нужна такая гибкость.

    Возможно, неудивительно, что наш опрос показал, что сотрудники, скорее всего, будут искать другую работу.Действительно, многие из лучших и ярких людей присоединяются к крупнейшему из BigLaw сразу после окончания юридической школы, чтобы погасить в остальном ужасающий долг. Но все чаще встает вопрос: останутся ли они?

    Данные опроса и интервью с юристами на разных этапах их карьеры показывают, что когда дело доходит до привлечения талантов, компании среднего размера играют в долгую игру. Возможно ли, что уровень юридических фирм, который, возможно, больше всего осажден рыночной конкуренцией, может быть лучшим местом для достижения успеха?

    Эдвард Коэн, сотрудник Pryor Cashman.(Макс Кларк | Law360)

    Деньги — это еще не все

    Нет сомнений в том, что крупнейшие фирмы обычно выигрывают, когда дело касается заработной платы. Респонденты из крупных фирм, которых насчитывается более 500 юристов, с большей вероятностью, чем юристы из средних или малых фирм, считают свое финансовое положение «отличным» и «очень удовлетворены» полученным вознаграждением.

    Только в этом году ряд фирм BigLaw последовали примеру Milbank Tweed Hadley & McCloy LLP и увеличили зарплату своим сотрудникам за первый год до 190 000 долларов.Между тем, компании среднего размера с большей вероятностью будут платить своим партнерам в первый год менее 180 000 долларов, а менее крупные фирмы — от 101 до 250 юристов — обычно платят примерно 135 000 долларов или меньше, согласно данным Национальной ассоциации по трудоустройству юристов. Несколько партнеров из средних фирм заявили Law360, что их фирмы взвешивают, как оставаться конкурентоспособными в области заработной платы сотрудников.

    «Разрыв в заработной плате увеличивается, — сказал Эрик Сигер, руководитель юридической компании Альтмана Вейля.

    Адвокаты из компаний среднего размера несколько чаще, чем их коллеги из более крупных фирм, сообщают о стрессе из-за своего финансового положения. Тем не менее 61% юристов средних фирм говорят, что довольны своей оплатой.

    «На мой взгляд, зарплата — это всего лишь один из многих компонентов, которые следует учитывать, когда вы говорите о своей карьере», — сказал Винсент Барбера, сотрудник White and Williams LLP из Филадельфии, который работает в своем офисе. девятый год с фирмой.

    Часто большее внимание уделяется тому, что они на самом деле делают, когда идут на работу.

    Элиша Бэррон работала клерком в Южном округе Нью-Йорка, когда увидела, как младший юрист Susman Godfrey LLP отстаивает важное ходатайство по делу на сотни миллионов долларов. Она была так впечатлена тем, что фирма была готова поручить молодому юристу такую ​​ответственность, которую она взяла на собеседование после того, как закончила свою работу в офисе.

    Теперь она работает над случаями, когда на кону стоят миллионы.В марте года присяжные вернули вердикт на сумму более 700 миллионов долларов для ее клиента, и в настоящее время она входит в группу, работающую над сохранением приговора.

    «Как сотрудник, вы действительно делаете работу», — сказал Бэррон, который живет в Нью-Йорке.

    В Pryor Cashman, где наблюдается приток бывших юристов BigLaw, один юрист за четыре с половиной месяца проработал больше вопросов, чем за четыре с половиной года в предыдущей адвокатской фирме, сказал управляющий партнер Рональд Шехтман.

    «Мы никогда не видели такого интереса со стороны высокопоставленных, авторитетных партнеров, желающих выйти из BigLaw и искать другие альтернативы», — сказал Шехтман. «Мы видим это практически в каждом отделе».

    Поскольку самые старшие представители поколения миллениума — родившиеся в начале 1980-х годов — приближаются к своему 40-летию, Шехтман заметил у поколений тенденцию к продолжению работы, которую они считают полезной.

    «Мы видим, что партнеры отдают этому приоритет над компенсацией и, возможно, даже статусом», — сказал он.

    Партнер Уайт и Уильямс Эрика Керштейн. (Макс Кларк | Law360)

    Восхождение по лестнице

    Не то чтобы соратники не хотели подниматься по лестнице. На самом деле, некоторые говорят, что путь к партнерству более доступен в компаниях среднего размера, поскольку они предлагают более широкие возможности юристам на ранних этапах их карьеры.

    Шестьдесят семь процентов респондентов из компаний среднего размера заявили, что они либо «удовлетворены», либо «очень довольны», когда дело доходит до возможностей для продвижения в их фирмах, по сравнению с 59 процентами юристов крупных фирм и 62 процентами малых фирм. поверенные.

    «У нас всегда было довольно короткое партнерство по сравнению с некоторыми другими местами», — сказал Калпана Сринивасан, партнер Сусмана Годфри из Лос-Анджелеса, который присоединился к фирме прямо из клерка.

    После создания партнерства юристы в компаниях среднего размера часто имеют более выгодные позиции для достижения успеха, чем их коллеги из крупных фирм, отчасти потому, что им дают больше свободы действий, чтобы предлагать клиентам гибкую структуру ставок, что для многих юристов может иметь решающее значение.

    «На уровне партнеров, я думаю, это действительно дает вам возможность развивать свою собственную практику таким образом, который не обязательно открыт в более крупной фирме», — сказала Эрика Керштейн, нью-йоркский партнер White and Williams.

    Офис Керштейн в центре Манхэттена находится всего в нескольких этажах от ее бывшей юридической фирмы O’Melveny & Myers LLP. Фактически, Уайт и Уильямс сдают это помещение в субаренду своему бывшему работодателю. Цветовая гамма и мебель такие же, как и виды на Таймс-сквер.

    Но во многом они разные миры. Хотя она ценит опыт, который дал ей О’Мелвени, Керштейн признает, что в White and Williams она поднялась быстрее, чем это было бы возможно в любой более крупной фирме — примерно через три года она уже входит в ее исполнительный комитет.

    Не то чтобы переход был полностью плавным. «Было шокирующим, что у меня не было круглосуточных служб редактирования или копирования текста», — сказал Керштейн.

    Управляющий партнер Pryor Cashman Рональд Шехтман. (Макс Кларк | Law360)

    Сохранение конкурентоспособности

    Конечно, небольшие фирмы также обладают гибкостью, когда дело доходит до предложения клиентам конкурентоспособных ставок, и могут предложить большие возможности талантливым молодым юристам, желающим «замочить ноги». Фактически, многие юристы, которые бросили карьеру в более крупных фирмах на другом конце спектра, говорят, что у них не было бы другого пути.

    В то время как респонденты из компаний среднего размера с большей вероятностью, чем участники опроса малых фирм, сказали, что они либо «удовлетворены», либо «очень довольны» своими возможностями для продвижения по службе, юристы небольших фирм по-прежнему имели больше всего людей в категории «очень довольны». .

    Но зачастую работа в небольшой фирме или бутике означает ограниченность узкой нишевой сферой деятельности или одним типом клиентов, говорит рекрутер Джейми Салливан из Robert Half Legal. Бутики могут показаться ограниченными, особенно для молодых юристов, которые хотят получить за плечами разнообразный опыт.

    Когда дело доходит до ресурсов, компании среднего размера также имеют преимущество перед более мелкими, говорят адвокаты. По мнению Коэна, корпоративного поверенного, ранее работавшего в Paul Weiss Rifkind Wharton & Garrison LLP, возможности Pryor Cashman с полным спектром услуг привлекают клиентов и делают сделки, с которыми небольшие фирмы не обязательно смогут справиться.

    «Вы получаете все преимущества юриста в Нью-Йорке — международная работа, международные вопросы», — сказал Коэн. «Вы не склонны совершать крупные сделки M&A в местной практике.«

    И, конечно, плата. Адвокаты небольших фирм, скорее всего, будут испытывать стресс из-за своего финансового положения и отложить жизненное событие по финансовым причинам, и более 40% говорят, что они либо «недовольны», либо «очень недовольны» своей компенсацией.

    Они реже, чем юристы в компаниях среднего размера, считают, что они могут выполнить все свои задачи за один день, и часто тратят больше часов. Около 42 процентов юристов небольших фирм говорят, что они работают более 60 часов в неделю, по сравнению с примерно 39 процентами юристов в компаниях среднего размера.

    Нажмите, чтобы просмотреть интерактивную версию

    Выходя из часов

    Меньше времени в офисе — больше времени для семьи и интересов вне работы — еще одной области, в которой компании среднего размера преуспели в исследовании. Помимо того, что они с наименьшей вероятностью будут работать более 60 часов в неделю, адвокаты в компаниях среднего размера с меньшей вероятностью откладывали жизненное событие из-за того, что уделяли приоритетное внимание своей профессиональной жизни.

    Когда Кевин О’Флаэрти пришел в Goulston & Storrs PC в 1990-х годах, ему было 39 лет, он был старше выпускников юридических школ, получив степень юриста после того, как проработал учителем.У него были жена, ребенок и ипотека на дом в районе Бостона.

    «Я долго искал место, где хотел бы остановиться», — сказал О’Флаэрти.

    В те первые дни в качестве нового сотрудника для него было обычным делом работать до 10 или 11 часов вечера вместе с некоторыми партнерами фирмы. Он обнаружил, что его коллеги не только понимают, но и поддерживают обязательства друг друга за пределами офиса. Если кому-то приходилось уезжать рано и работать в неурочные часы, чтобы решить проблему по уходу за ребенком, или если кто-то уезжал в отпуск, адвокаты покрывали друг друга.

    «Люди действительно вмешиваются, — сказал О’Флаэрти. «Мы верны друг другу, и это не какая-то абстракция. Если кому-то нужна помощь, вы дадите ее».

    О’Флаэрти поднялся по карьерной лестнице до режиссера, при этом не отставая от жизни своих четырех детей и присутствуя на особых мероприятиях.

    Аналогичным образом, в Morrison Cohen LLP партнеры должны засучить рукава и потратить время, особенно если наступает критический момент для сделки или судебного разбирательства. Но в целом также есть понимание, что если у них есть работа иным образом, то уйти на 5 р. Не проблема.м. чтобы сходить на детские игры или танцевальный концерт, — сказал партнер из Нью-Йорка Стив Куперман.

    «У меня двое мальчиков. Мне кажется, я видел, как они росли», — сказал Куперман. «Я видел их баскетбольные и бейсбольные игры».

    Стул Моррисона Коэна Дэвид Шерл. (Макс Кларк | Law360)

    Рок и твердое место

    В то время как компании среднего размера могут все больше казаться привлекательным местом для многих измученных юристов, будущее не гарантировано.

    За последние несколько лет произошла череда приобретений более крупными конкурентами, например, когда в 2014 году компания Squire Sanders LLP, насчитывавшая около 1200 юристов, приобрела компанию Patton Boggs LLP с 280 юристами, или когда крупная компания Dentons приобрела 313 юристов Маккенну Лонг. & Aldridge LLP в следующем году.

    По словам Альтмана Вейля, до сих пор в этом году четыре объединения юридических фирм включали либо предприятия среднего размера, которые были приобретены более крупными фирмами, либо слились вместе для увеличения масштабов и конкуренции с более крупными фирмами.

    Мания слияний привела к тому, что многие эксперты стали изображать компании среднего размера прочно сидящими между скалой и наковальней: скала — это более крупные фирмы с большими ресурсами и более глубокими карманами; жесткое место, более ловкие бутики.

    Но картина нюансированная. Альтман Вейл, который регулярно опрашивает руководителей фирм, обнаружил, что, хотя более крупным фирмам удавалось добиться большей прибыльности за счет постоянного или умеренного спроса, ведущие компании среднего размера в целом также демонстрировали уверенный рост.

    «Компании среднего размера с большей вероятностью скажут, что спрос вернулся к тому, что было до рецессии, и будут более оптимистичны в отношении роста спроса», — сказал Сигер из Альтмана Вейла.

    В эпоху крайнего стеснения кошельков гибкая ставка может иметь решающее значение. Недавно Шехтман нанял партнера, клиенты которого неожиданно последовали за ним из-за более крупного конкурента, потому что ставки Прайора Кэшмана были лучше.

    У Morrison Cohen разница в ставках с более крупными конкурентами составляет около 30 процентов, по словам Дэвида Шерла, который присоединился к фирме в качестве партнера и ушел на время, чтобы поработать в частной инвестиционной компании, прежде чем вернуться.Сегодня он глава фирмы.

    «Я люблю своих партнеров и испытываю много теплых чувств к этому месту, но причина, по которой я действительно вернулся, заключалась в том, что я думал, что Моррисон Коэн имел большее преимущество, чем все более крупные фирмы, которые вы и я могу назвать», — сказал Шерл. .

    Фирмы среднего размера также обычно работают более экономно, чем их коллеги из BigLaw, что позволяет многим фискально консервативным юристам чувствовать себя в большей безопасности в отношении будущего.

    «Мы можем не тратить столько денег, как другие фирмы», — сказал Керштейн, партнер White and Williams.«Но это понимание стоимости помогает нам оставаться здоровыми и выдерживать неровности дороги».

    Для Пола МакГлоклина, старшего сотрудника Atkinson Andelson из Калифорнии, Loya Ruud & Romo PLC, уверенность в том, что большинство партнеров его фирмы работают здесь десятилетиями и пережили несколько взлетов и падений в цикле юридической отрасли. .

    Он надеется однажды пополнить их ряды.

    «Если они будут иметь меня на срок от 30 до 50 лет, — сказал он, — я был бы счастлив быть здесь.«

    Натали Родригес — репортер, который также написал о данных нашего опроса удовлетворенности для этого отчета. Следуйте за ней на Twitter. Редактирование Джоселин Эллисон, Джереми Баркер и Келли Дункан.

    Методология: Law360 опросил адвокатов об их удовлетворенности работой и образе жизни, собирая ответы через наш веб-сайт и информационные бюллетени. За шестинедельный период, с 23 марта по 5 мая, мы собрали более 1350 анонимных ответов.Хотя это и не научный опрос, ответы дают представление о финансах адвокатов, о том, как выглядит их баланс между работой и личной жизнью, что они думают о своих карьерных перспективах и что их беспокоит.

    На графике все проценты округлены до ближайшего целого числа.

    Обновление: эта статья была обновлена, чтобы добавить более подробную информацию о том, как определяются компании среднего размера.

    .

    7 навыков для успешной карьеры юриста

    Есть ряд ключевых навыков, которые юридические фирмы ищут при отборе кандидатов, поэтому убедитесь, что вы можете продемонстрировать их в процессе подачи заявки

    Коммерческая осведомленность

    Юридические рекрутеры называют коммерческую осведомленность один из самых важных атрибутов кандидата. Это в основном означает владение знаниями о текущих событиях в местном, национальном и мировом бизнесе, особенно о любых вопросах, которые влияют на юридическую фирму и ее клиентов.

    Фирмы ожидают, что сотрудники будут предлагать свои услуги потенциальным клиентам, а также развивать доверительные отношения с существующими. В конечном итоге юридические фирмы — это бизнес, поэтому юристы должны понимать коммерческую важность соблюдения сроков, низких затрат и конфиденциального обращения с информацией.

    Тем временем клиент ожидает, что его юрист полностью поймет, как ведется его бизнес и какие более широкие социальные, политические и экономические проблемы могут на него повлиять. Если применимо, юристы должны также оценить краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные последствия бизнес-предложения своего клиента и стратегически подумать о сильных и слабых сторонах, возможностях и угрозах организации.Это позволяет юристу в меру своих возможностей предоставлять прагматичные, бизнес-ориентированные юридические консультации.

    Повысьте свою коммерческую осведомленность:

    • , став членом комитета университетского клуба или общества
    • просматривая специализированные веб-сайты, такие как RollOnFriday, LawCareers.Net, The Lawyer, Legal Cheek, Legal Week и Legal Futures
    • , приобретая опыт работы в коммерческой организации, такой как бар, колл-центр, универмаг или, если возможно, в юридической фирме
    • , работающей на перерыв в год, поскольку это улучшит ваши навыки составления бюджета, планирования и сокращения затрат, а также даст вам международную перспективу по вопросам бизнеса
    • присоединение к отраслевым форумам, которые позволяют вам посещать семинары и общаться с бизнес-профессионалами
    • слушать бизнес-подкасты или радиопередачи, такие как программа BBC Radio 4 Today
    • читать деловые публикации, такие как Financial Times и The Economist , а также деловые страницы ежедневной газеты, такой как The Times 900 16
    • смотрят телепрограммы, связанные с бизнесом, такие как Newsnight , Panorama и Dragons ‘Den .

    Ожидается, что вы продемонстрируете коммерческую осведомленность с самого начала процесса подачи заявки, продемонстрировав глубокие знания фирмы, в которую вы подаете заявку. Также вероятно, что вы пройдете тестирование во время экзаменационного дня. Вам могут задать такие вопросы, как:

    • Какая сделка или история вас больше всего интересовали в последнее время?
    • В сделке x какую роль играла фирма?
    • Как фирма могла подготовиться к экономическому спаду?

    Работа в команде

    Вы будете работать вместе с разными людьми, и чаще всего выигрыш дела будет результатом командных усилий.Адвокаты должны сотрудничать с коллегами и партнерами в своей фирме, а также поддерживать связь с клиентами. Барристерам необходимо наладить тесные рабочие отношения со своими клерками, и они часто будут вести высококлассные дела вместе с другими барристерами. Умение работать в команде имеет важное значение, и вам необходимо иметь возможность работать с людьми на всех уровнях юридической иерархии, от стажеров и учеников до членов судебной системы.

    Также важно, чтобы клиенты доверяли своим законным представителям, поэтому вам нужно быть представительным, убедительным и вежливым.

    Самый простой способ отточить свои навыки работы с людьми — это присоединиться к команде. Это может быть спортивная команда, драматический кружок или хор — все, что позволяет вам работать с другими. Вы также можете заняться редактированием студенческой газеты или присоединиться к дискуссионному сообществу. Работа с частичной занятостью в сфере обслуживания клиентов — еще один способ улучшить этот навык. Узнайте, как сбалансировать работу и учебу.

    Внимание к деталям

    Точность имеет решающее значение для успеха вашей юридической карьеры. Одно неуместное слово может изменить значение пункта или контракта, в то время как орфографические или грамматические ошибки в электронных письмах, письмах или документах производят на клиентов плохое впечатление, что может стоить вашей фирме их бизнеса.

    При приеме на работу или контракте на обучение помните, что работодатели обращают внимание на орфографические, пунктуационные и грамматические ошибки. Если ваше сопроводительное письмо расплывчатое, слишком длинное или испещрено орфографическими ошибками, рекрутер может задаться вопросом, что потенциальный клиент отнесется к вашему рекомендательному письму. Чтобы улучшить внимание к деталям, предложите свои услуги по проверке студенческих публикаций и привыкните выполнять свою работу с помощью тонкой расчески.

    Коммуникация

    Сильные устные и письменные коммуникативные навыки имеют решающее значение, и без них вам будет сложно эффективно выполнять обязанности солиситора.Отличное умение слушать также важно при работе с клиентами, так как вы должны уметь строить отношения и вызывать уверенность.

    Вы должны быть уверенным оратором при обсуждении дела в суде, ведении переговоров и разъяснении сложной информации клиентам. Вам придется использовать убедительный, ясный и емкий язык. Публичные выступления также необходимы в роли адвоката. Чтобы отточить этот навык во время учебы в университете, станьте спикером в групповых мероприятиях или участвуйте в дискуссионных группах.

    Письменные способности одинаково важны при составлении писем и юридических документов. Вам необходимо знать технический и юридический язык и уметь передать его четко и лаконично. Чтобы улучшить свои письменные коммуникативные навыки, присоединяйтесь к юридическому сообществу вашего университета. Вы можете вести протокол собраний, составлять электронные письма, писать информационные бюллетени или управлять аккаунтами в социальных сетях.

    Креативное решение проблем

    Некоторые могут подумать, что профессия юриста не дает возможности раскрыть творческий талант человека, но это не так.Независимо от того, какую юридическую карьеру вы выберете, вам часто придется мыслить нестандартно, чтобы выполнить свою работу.

    Как известно всем опытным адвокатам и барристерам, лучший способ действий не всегда самый простой или самый очевидный. Чтобы перехитрить противоборствующие стороны и обеспечить положительный результат для вашего клиента, вам нужно будет использовать свое творческое мышление и навыки решения проблем почти ежедневно.

    Хороший способ развить эти способности — принять участие в студенческих соревнованиях, например, в обсуждениях, стать представителем студентов или получить место в студенческом союзе.

    Анализ информации и исследования

    Чтение больших объемов информации, усвоение фактов и цифр, анализ материалов и преобразование их во что-то управляемое — особенность любой юридической карьеры.

    Ключевым моментом является способность идентифицировать то, что является актуальным из массы информации, и ясно и кратко объяснить это вашему клиенту. Оттачивайте это умение, беря большие документы или длинные новостные статьи и составляя пятибалльные списки наиболее важных тем.

    Исследования также играют огромную роль в повседневной работе юриста.Вам понадобятся исследовательские навыки при выполнении фоновой работы по делу, составлении юридических документов и консультировании клиентов по сложным вопросам. Используйте время, проведенное в университете, чтобы ознакомиться с ресурсами Интернета и библиотек, а также наладить сеть контактов. В качестве нового квалифицированного юриста или барристера связи с отраслью могут оказаться полезным источником совета.

    Организация

    Изучение вопросов права, составление юридических документов и контрактов, ведение дел, встречи с клиентами, посещение суда и общение с юристами — справедливо будет сказать, что жизнь адвоката или барристера — это одно большое жонглирование.Умение расставлять приоритеты и оставаться сосредоточенным среди конкурирующих приоритетов имеет важное значение, и поэтому так важны организационные навыки.

    У вас будет множество возможностей отточить этот навык на протяжении всего обучения и работы. Чтобы продемонстрировать это работодателям, вы можете упомянуть, как вы удерживались на работе с частичной занятостью или членстве в обществе во время учебы. Или, возможно, вы организовали мероприятие.

    Другие полезные навыки

    • Устойчивость и уверенность в себе — когда дело доходит до выделения из толпы, решительность и энтузиазм имеют большое значение, равно как и стойкость и уверенность в своих силах.Не пугайтесь трудностей с получением контракта на обучение или учебы. Это сложная карьера, и она не для всех. Будьте уверены, что подадите заявку (и подайте повторно, если необходимо), ищите отзывы и действуйте в соответствии с ними. Вам нужно дальше развивать свои навыки или лучше разбираться в профессии? Вы знаете, как продать свой опыт за счет необходимых навыков?
    • Инициатива — хотя способность успешно работать в команде очень важна, будут случаи, когда вам придется проявить инициативу и независимость.Иногда вам придется принимать быстрые решения, не посоветовавшись с коллегами.
    • Способность работать под давлением — адвокаты и барристеры справляются с тяжелыми рабочими нагрузками в сжатые сроки, и результат этой работы может иметь долгосрочное влияние на жизнь их клиентов.

    Благодаря юридическим курсам и опыту юридической работы многие студенты и выпускники уже имеют эти навыки и потенциал для достижения успеха, но они просто не знают, как использовать соответствующие примеры, чтобы проиллюстрировать эти способности.Чтобы сделать это правильно, нужна практика. Чтобы получить совет и советы, взгляните на написание юридического резюме и сопроводительного письма.

    Узнать больше

    Написано Джеммой Смит, редактором

    Перспективы · Июнь 2020

    Вам также может понравиться…

    работа выпускника

    Ассистент по исследованиям

    • Strategy International Ltd
    • £ 17,001- £ 19,500
    • Лондон
    Просмотреть вакансию Womble Bond Dickinson LLP

    Опыт работы

    Возможности ранней карьеры в 2020 и 2021 годах

    • Womble Bond Dickinson LLP (4 другие вакансии)
    • Конкурентоспособная зарплата
    • Различные места
    Просмотреть вакансию .

    Снизьте стресс при разводе

    МЕНЮ

    • Условия
          • Зависимости
            • Симптомы употребления психоактивных веществ
            • Симптомы употребления опиоидов
            • Лечение наркотических веществ
          • Обзор СДВГ
            • Симптомы СДВГ у взрослых
            • Лечение СДВГ у взрослых
            • Тест на СДВГ
            • СДВГ в детстве
            • Симптомы СДВГ в детстве
            • Лечение СДВГ в детстве
            • Тест на СДВГ в детстве
          • Тревога и паника
            • Общие симптомы тревоги
            • Лечение тревоги
            • Симптомы панического расстройства
            • Лечение панического расстройства
            • Тест на тревогу
          • Аутизм
            • Симптомы аутизма
            • Лечение аутизма
            • Симптомы Аспергера
            • Лечение Аспергера
            • Тест на аутизм
          • Биполярное расстройство
            • Симптомы биполярного расстройства
            • Лечение биполярного расстройства
            • Тест на биполярное расстройство
          • Депрессия
            • Симптомы депрессии
            • Сезонное аффективное расстройство
            • Послеродовая депрессия
            • Лечение депрессии
            • Депрессионный тест
          • Расстройства пищевого поведения
            • Симптомы анорексии
            • Лечение анорексии
            • Симптомы переедания
            • Лечение переедания
            • Симптомы булимии
            • Лечение булимии
            • Тест на переедание
            • Тест на отношение к еде
            • Тест на расстройство пищевого поведения
            • Тест на расстройство пищевого поведения
              • Симптомы ОКР
              • Лечение ОКР
              • Тест ОКР
            • ПТСР
              • Симптомы посттравматического стрессового расстройства
              • Лечение посттравматического стрессового расстройства
              • Тест на посттравматическое стрессовое расстройство
      .

      Как распознать и предотвратить выгорание адвоката

      Как потухший огонь или свеча, у сгоревших людей больше нет топлива. Они не могут продолжаться. Выгорание — это, как описал его один юрист, «сертифицированная обугленная туша». Проблема серьезная. «Технологии повышают вероятность того, что мы испытаем выгорание», — говорит Алессандра Уолл, клинический психолог.

      Фактически, Паула Дэвис-Лаак, адвокат и эксперт по эмоциональному выгоранию, считает, что мы живем в культуре разобщенности, отвлечения внимания и перегрузки, которая является идеальной питательной средой для выгорания.А закон с его неумолимой культурой, долгим рабочим днем ​​и оплачиваемым временем представляет особенно серьезную опасность выгорания.

      Что на самом деле означает выгорание

      «Болезнь разобщенности».

      Термин выгорание используется случайно и часто, но формальное определение на удивление неуловимо. Выгорание не является официальным медицинским диагнозом. Дэвис-Лаак, имеющий степень магистра позитивной психологии и часто работающий с юристами, определяет выгорание как «болезнь разобщенности.”

      «Это хронический процесс отключения от работы, друзей, семьи и здоровья», — сказал Дэвис-Лаак. «Самая важная часть этого определения — слово« хронический »». Выгорание возникает медленно, как лягушка в медленно кипящем котле, которая не понимает, что ее готовят.

      В значительной степени выгорание является результатом несоответствия между потребностями и ресурсами. Профессор Арнольд Б. Баккер, доктор философии, плодовитый исследователь эмоционального выгорания, заявил:

      [B] urnout развивается, когда кто-то имеет дело с высоким уровнем стресса, но не имеет доступа к адекватным ресурсам, таким как социальная поддержка, полезные советы, отзывы друзей коллег или контроль над тем, как они проводят свое время.

      Основные симптомы выгорания включают:

      • Усталость, независимо от того, сколько человек спит или отдыхает. Это истощение, которое протекает глубже, чем недосыпание, и его нельзя вылечить за несколько выходных.
      • Цинизм в отношении жизни или ощущение, что ничто из того, что делает человек, на самом деле не имеет значения. Выгоревшие люди не в восторге от своей работы, даже от больших успехов в том, что они когда-то любили, и они в целом чувствуют себя отстраненными.
      • Ощущение неэффективности. Выгоревшие люди чувствуют, что прилагают значительные усилия, но не достигают прогресса и не получают признания.
      • Недостаток внимания. Неспособность контролировать свое внимание — ключевой симптом выгорания, — говорит Дэвис-Лаак.

      Многим людям и их врачам трудно распознать выгорание, потому что его симптомы не являются уникальными для состояния выгорания. Хотя симптомы могут выглядеть как многие другие недуги, Дэвис-Лаак пишет, что есть подсказки, на которые следует обратить внимание.Физические признаки могут включать частые головные боли, проблемы с пищеварением, проблемы со сном и боль в груди. Психологические индикаторы могут включать панические атаки, гнев, раздражительность, безнадежность, беспомощность и общую потерю удовольствия.

      Люди, стремящиеся к выгоранию, также могут испытывать снижение производительности и повышенное желание побыть в одиночестве. Если вы подозреваете, что у вас может развиться выгорание, Дэвис-Лаак рекомендует сообщить своему врачу о хроническом стрессе и особо упомянуть эмоциональное выгорание .

      Наша личность и наша профессия подвергают нас высокому риску

      Юристы подвержены особенно высокому риску эмоционального выгорания как из-за работы, так и из-за наших личных качеств.

      «Одна из основных причин выгорания заключается в том, что потребности превышают ресурсы, необходимые для их удовлетворения, а долгая и трудная работа практикующего юриста может легко предъявить слишком много требований к практикующему специалисту».

      Как известно, юристы работают долгие и напряженные часы, что может означать, что требования к работе высоки.Одна из основных причин выгорания заключается в том, что потребности превышают ресурсы, необходимые для их удовлетворения, а долгая и трудная работа практикующего юриста может легко предъявить слишком много требований к практикующему юристу. Наши ресурсы и поддержка часто недостаточны.

      Наша жесткая правовая культура также создает риски выгорания. Очень часто юристы работают в среде, где девизом является что-то вроде «ты можешь поспать после смерти» или «много работать, потом играть». В сочетании с принуждением выглядеть жесткими и неуязвимыми для обоих клиентов — для которых юристы часто являются опорой в стрессовых ситуациях — и коллег, юристы часто живут в культурах, которые просто не терпят разговоров о выгорании или стрессе.

      Такая культура может помешать юристам признать, что они перегорели, поговорить об этом или обратиться за помощью, и все это важно для предотвращения серьезного выгорания.

      «Можешь поспать после смерти».

      «Одно из ключевых решений для борьбы с подобной культурой — это развитие качественных отношений, в которых можно безопасно обсуждать эмоциональное выгорание», — говорит Дэвис-Лаак. Налаживание отношений с людьми, которые не считают стресс и выгорание признаком слабости, может иметь огромное значение.К сожалению, для многих юристов на рабочем месте могут не быть качественных отношений. Если это так, ищите отношения, не связанные с работой.

      Соло-практикующие могут быть группой особенно высокого риска, — говорит Линда Рудник, бывший юрист-одиночка, которая пережила эмоциональное выгорание. Индивидуальные практикующие «теряют дух товарищества и взаимодействия», которые есть у юристов, практикующих в группах. Соло также имеют тенденцию делать все, от выставления счетов, развития бизнеса и самих законов, что может быть рецептом большого разрыва между требованиями и поддержкой.

      Психиатр Рон Хофельдт, который работает с поверенными, заметил, что тяжеловесы также выгорают особенно часто. Судебный процесс, конечно, по своей сути конфронтационный, что может вызывать стресс. Судебные тяжбы также плохо контролируют свои графики. Каникулы и выходные находятся во власти адвокатов противоположной стороны и судов, у которых нет стимулов (и, возможно, сдерживающих факторов) уважать столь необходимые простои. Сочетание отсутствия контроля над временем, конфронтации, часов и высоких ставок может привести людей в ярость.

      Многие методы предотвращения выгорания связаны с меньшими затратами времени или на перезарядку. Для юриста, который выживает благодаря часам выставления счетов, значительный перерыв для подзарядки может создать собственный стресс. Если вы не работаете, то получаете убыток. Тем не менее, время на перезарядку может потребоваться в долгосрочной перспективе и, вероятно, повысит производительность в краткосрочной перспективе.

      Влияние оплачиваемого часа выходит за рамки простого выделения времени на упражнения и отдых. Как написал Скотт Туроу, продажа времени ограничивает возможности юристов «получать профессиональный опыт, питающий душу юриста.«Предоставление бесплатных и недорогих услуг может придать практике именно ту цель, которая может предотвратить выгорание, но оплачиваемый час создает серьезное препятствие для этого. Просто нет простого способа согласовать оплачиваемый час — особенно если вы работаете в месте, требующем большого минимального количества часов — с предотвращением выгорания.

      Помимо проблем, связанных с юридической практикой, некоторые утверждают, что юристы, как правило, обладают личными качествами, которые делают их более склонными к выгоранию.Возможно, самая важная из таких черт — перфекционизм.

      Ло требует особого внимания к деталям, а цена ошибки может составлять миллионы долларов или жизнь в тюрьме. Таким образом, юристам хорошо — по крайней мере, профессионально — их перфекционизм. Но тот же перфекционизм может заставить их чувствовать, что их работа никогда не бывает достаточно хорошей. По словам Дэвис-Лаак, подобный перфекционизм — главный фактор риска выгорания. Юристам необходимо внимательно изучить свои основные убеждения.Включают ли эти убеждения идеи, которые мешают вам признать наличие проблемы или обратиться за помощью?

      Юристы также имеют низкую оценку устойчивости: до 90% юристов попадают в нижнюю половину рейтинга устойчивости. Людям с низкой устойчивостью труднее оправиться от неизбежных жизненных неудач, и они подвергаются высокому риску выгорания.

      Как предотвратить выгорание

      Хотя наше общество и профессия, похоже, способствуют выгоранию, вы можете многое сделать, чтобы защитить себя, и вам не обязательно вносить кардинальные изменения, например, уходить с работы.

      Найдите или создайте больше смысла

      Первое, что вам следует сделать, это проверить, нет ли серьезного конфликта между вашими ценностями и вашей работой, — говорит доктор Амиран Элрик, психолог, специализирующийся на работе с юристами.

      Отсутствие смысла — одна из основных причин выгорания. Вам не нужно каждую минуту спасать мир или выполнять цель своей жизни. Скорее, доктор Рон Эпштейн (PDF) обнаружил, что врачи, которые считали только 20% своей работы значимой, выгорали значительно меньше, чем другие, даже когда остальная часть работы истощала.

      Итак, ищите смысл в своей работе. Для многих юристов это уже есть, и их просто необходимо заметить. Юристы меняют жизнь, поэтому, возможно, вы сможете больше общаться со своими клиентами и сосредоточиться на том, насколько важна для них ваша работа. Напоминайте себе о добре, которое вы делаете. Это не только поможет предотвратить выгорание, но и, вероятно, сделает вашу работу лучше. Одно исследование показало, что, поместив фотографию пациента в файл, рентгенологи поставили точный диагноз на 46%.

      Если вы не можете найти никакого смысла, попробуйте его придумать.Возможно, вы сможете заняться делом pro bono или сместить место практики, чтобы служить делу или группе, которая вам небезразлична. Если это невозможно, может помочь даже наставничество или укрепление связей с другими людьми на работе. Для некоторых людей даже эти изменения могут быть невозможны. Если вы не можете найти или культивировать смысл в том, что вы делаете, возможно, следует внести более серьезные изменения.

      Отпустите совершенство

      «Совершенство — враг достаточно хорошего».

      Очень важно стремиться к совершенству.В частности, женщины страдают от потребности быть идеальными во всем — от внешнего вида до материнства и карьеры. А юристам, замечает Дэвис-Лаак, было бы полезно разделить свои перфекционистские тенденции.

      Возможно, вам придется включить свой скептицизм и перфекционизм, чтобы представлять своих клиентов, но, возможно, на ужин можно будет приготовить замороженную пиццу или в вашем доме останется беспорядок. Вспомните старую пословицу: «Лучшее — враг хорошего». Немного просмотрите свою жизнь и выясните, что на самом деле нужно сделать почти идеально, а когда достаточно хорошо, то хорошо, хорошо.

      Постарайтесь осознать свой стресс, свои чувства и свои триггеры

      Вы не можете решить проблему, которую не признаете. Научитесь распознавать признаки того, что вас доводят до крайности, будь то головная боль, гнев, раздражительность или что-то еще. Адвокаты, как правило, жесткие и стойкие, и мы очень хорошо умеем преодолевать боль. Однако важная часть защиты от выгорания — это распознавать, когда оно наступает, а когда ваша жизнь стала слишком тяжелой.

      Постарайтесь точно определить, что вас беспокоит, особенно если существует хроническое несоответствие между потребностями и вашими ресурсами. Есть мероприятия, которые можно сократить? Можете ли вы нанять кого-нибудь, чтобы помочь вам или что-то делегировать?

      Управляйте своей энергией

      Davis-Laack рекомендует управлять своей энергией, а не временем. Люди не машины; нам всем нужны перерывы. Исследования показывают, что люди не могут сосредоточиться дольше 90 минут. После этого мы получаем неэффективные, немного прожаренные и менее эффективные.Так что попробуйте сделать хороший перерыв для подзарядки (например, прогуляться или послушать музыку — не проверяя CNN или личную электронную почту!) Через 90 минут. Постарайтесь в первую очередь выполнять задачи, которые заряжают вас энергией, когда ваша энергия, вероятно, будет высока.

      Связанный «Как повысить концентрацию и продуктивность с помощью внимательности»

      Многие из этих изменений кажутся простыми — и они таковы, — но они нелегки. Подведение итогов того, где что-то пошло не так, и их изменение требует такого честного самоанализа, которого большинство из нас избегает.Но если мы этого не сделаем, мы можем провести год на диване и смотреть повторы.

      Что делать, если вы подозреваете, что перегорели

      «[выгорание] имеют тенденцию поражать лучших сотрудников…»

      Если вы подозреваете выгорание, вы можете пройти общий обзор выгорания в Маслахе. Этот тщательно изученный опрос может предоставить вам доказательства, которыми вы можете поделиться с вашим лечащим врачом. Вам также следует подумать о получении профессиональной помощи. Сообщите врачу, что подозреваете выгорание, и не бойтесь использовать эту фразу.

      Davis-Laack советует, что если вы серьезно перегорели, вам, вероятно, придется как можно скорее внести серьезные изменения. Вам не обязательно бросать работу, но подумайте о новых областях практики, взяв творческий отпуск, найдите работу, которая добавляет смысл, или найдите дополнительную поддержку. К сожалению, чем тяжелее становится выгорание, тем труднее его вылечить.

      Имейте также в виду, что выгорание — это не личная ошибка. «[Burnout] имеет тенденцию поражать лучших сотрудников, тех, кто с энтузиазмом принимает на себя ответственность и чья работа является важной частью их личности», — говорит Ульрих Крафт из Scientific American.И может быть серебряная подкладка. «Хорошие новости [о выгорании] в том, что это прекрасный мотиватор», — говорит Хофельдт.

      Выгорание — огромная проблема. Около 70% американских рабочих чувствуют себя оторванными, что является серьезным признаком выгорания, и нет особых причин, по которым подозреваемые юристы отличаются. На самом деле, юристы могут страдать даже больше, чем другие: наша профессия — единственная, целая отрасль которой посвящена тому, чтобы помочь своим членам уйти. Никто не знает, сколько юристов переживают эмоциональное выгорание, но, несомненно, слишком много.

      Первоначально опубликовано 9 сентября 2016 г. Опубликовано 01.08.2019.

      Кейт Майер Манган — юрист и основатель Donocle, консалтинговой компании, которая работает с адвокатами, их клиентами и работодателями, чтобы помочь юристам раскрыть свой наивысший потенциал. Она работает заместителем председателя Комитета по поведению и неврологии Американской ассоциации юристов и заместителем председателя нового комитета по улучшению профессионального здоровья при Американской ассоциации юристов. Она сделала успешную карьеру в качестве партнера в Hahn Loeser & Parks, юриста в Latham & Watkins и владельца сольной практики.Она также работала секретарем в Апелляционном суде девятого округа.

      Последнее обновление 5 октября 2020 г.

      .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *