Принципы гештальт терапии: Принципы гештальт-терапии

Содержание

Принципы гештальт-терапии

В теории, методологии и практике гештальт-терапия представляет собой психотерапевтический подход, центрированный на настоящем моменте. В гештальт-терапии важно не «Почему?», а «Что есть?». Подход, ориентированный на настоящее, акцентирует вопросы «Как?», «Что?», «Что это за опыт?», «Из чего он состоит?», «Как он организован?». С этой точки зрения, прошлое и будущее находятся в настоящем: все мечты и воспоминания, фантазии и мысли – это действия, происходящие в настоящем. Итак, в гештальт-подходе воспоминания – это некоторый опыт, переживаемый в настоящем. Схватывание настоящего момента, сосредоточение на настоящем, полное присутствие и ощущение настоящего – это подход, который применяется в гештальт-терапии как по отношению к воспоминанию, так и по отношению к фантазии о будущем. Все это в полной мере относится к понятию «осознавание».

Слово «гештальт» в немецком языке означает что-то, что испытывается как единство (целостность), несмотря на то, что оно состоит из различимых элементов. Это слово не поддается точному переводу и означает что-то вроде «формы» или «конфигурации», но для меня и «форма» и «конфигурация» очень загадочные понятия, поэтому я предпочитаю трактовать это слово, как «завершение незаконченного дела, обретение завершенной формы». Например, наблюдая корни, ствол, листья и ветви мы в итоге видим целостное дерево. Эти части формируют целое, являющееся чем-то большим, чем сумма его частей. На этом маленьком примере можно понять насколько велика роль наблюдающего человека в создании целостного представления, или «гештальта». Процесс распознавания любого объекта, формы или фигуры начинается с выделения его из окружения: объект, прежде всего, должен быть виден как фигура на фоне. Как только объект попадает в фокус и границы между ним и фоном четко определены, можно говорить о формировании «гештальта». Пока мы не всмотрелись пристально и не зафиксировали свое внимание, наше зрительное восприятие мира постоянно меняется: по мере того как интерес и внимание переходят от одного объекта к другому, выделяются новые объекты, а прежние становятся фоном.

ГЕШТАЛЬТ (Gestalt – нем.) – интегрированное целое, функциональная структура, упорядочивающая, согласно присущим ей законам, многообразие отдельных явлений; завершенная сущность (в частности, организм), значимая и организованная более, нежели простая суммация составляющих ее частей.

В. Зеленский. Словарь аналитической психологии.

ГЕШТАЛЬТ (нем.Geschtalt — образ, форма, конфигурация, способ) – некая завершённая структура, нечто единое целое, природа которого не может быть обнаружена посредством анализа образующих его частей («целое не есть сумма его частей»). Например, мелодия не является суммой звуков, она распознаётся даже тогда, когда составляющие её части значительно изменены. Значение или смысл какой-либо части целого может быть понят только в контексте последнего.

Энциклопедический словарь по психологии

и педагогике.

Базовым способом и основной целью гештальт-терапии является осознавание, как процесс.

Это направление помогает человеку обрести новое, удовлетворяющее его равновесие с окружающей средой – уникальное для данной личности и ситуации – уникальным, подходящим для нее способом. Для этого необходимо ясно осознавать как свои ощущения, чувства, потребности, так и сигналы, воспринимаемые от других; понимать, кто именно может удовлетворить данную потребность и каким образом этого возможно добиться.
Основной тезис гештальт-терапии заключается в том, что осознание само по себе способно вызвать излечение. Большинство из нас в разные моменты своей жизни научились избегать осознания определенных частей своего «Я» и своего опыта. Часто мы уклоняемся от осознавания, чтобы избежать пугающих нас и неприятных чувств. Расширение осознавания дает возможность достигать инсайтов, получать знания о среде, выбирать и нести ответственность за собственный выбор и в конце концов – возможность строить отношения с другими людьми. Кроме того, осознавание дает возможность человеку  почувствовать свою идентичность и мир, в котором он живет. Мы часто воспринимаем осознавание как случайный, беспорядочный и пассивный процесс – свет попадает в наши глаза, какие-то звуки с улицы проникают в наши уши, какие-то люди привлекают наше внимание, а мы при этом вроде бы ничего не делаем. Но у осознавания есть и активная сторона. Приведу пример. Мы начинаем терять интерес к делу, которым увлечены, когда испытываем голод. Почувствовав знакомые ощущения в области желудка, мы начинаем делать все возможное, чтобы удовлетворить потребность в насыщении и направляемся, например, к холодильнику. Открываем дверцу … и воспринимаем не дизайн холодильника, не полки и посуду, не форму бутылок (однако все это есть в поле зрения), а еду. Несмотря на то, что в поле зрения много предметов и деталей, мы начинаем видеть и осознавать то, что нам важно и нужно. Таким образом, осознавание может быть как пассивным, так и активным процессом. Осознавание – это длящийся процесс переживания и описания происходящих в настоящем ощущений, чувств, мыслей, доступный в любой момент времени, это способ постоянно находиться в контакте с самим собой. Осознавание когнитивно, сенсорно и аффективно.

…Если человек начнет в каждый момент действительно сознавать себя самого и свои действия на всех уровнях – на уровнях фантазий, слов и действий, — он может увидеть, каким образом он сам создает свои трудности и каковы его трудности в настоящем; и тогда он сможет обеспечить себе возможность в настоящем же – здесь и сейчас – разрешить их. Каждая трудность, которую он разрешает. Облегчает разрешение следующей, потому что каждый раз, когда человек справляется с какой-либо трудностью, он усиливает свою способность опираться на себя.

Ф. Перлз

 

Контакт с собой и другими – принцип, лежащий в основе гештальт-терапии.

Осознавание невозможно без контакта. Фриц Перлз утверждал, что переживания важнее концепций и мыслей, поскольку переживания чувства – это связь с физиологическими потребностями человека. Даже многие психически здоровые люди в какой-то мере отчуждены от своих переживаний и часто не осознают происхождения своих эмоций и чувств, не умеют говорить о чувствах и называть их словами, то есть контакт с собой у таких людей нарушен. Здесь также следует сказать, что человек существует во взаимосвязи с другими людьми и со средой, в которой на данный момент находится. А значит, только через них он проявляется и реализует свои потребности и желания. И тогда уместно говорить, что контакт с другими очень важен для человека, как и в какой мере он его осознает и ощущает, влияет на полноту его жизни. В гештальт-терапии контакт – это качество осознавания, которое встречает встречу с различиями. Без отличий контакта нет. Если мы касаемся кого-то пальцами, мы будем чувствовать давление на пальцы, если же нет, то мы имеем только иллюзию того, что прикасаемся. Без знания о том, насколько мы различны, нет отношений, ведь отношения включают двоих. Если мы контактируем с другими, мы контактируем с различиями между нами, и эти различия связывают нас.

Принцип  целостности и саморегуляции (гомеостаза).

Гомеостаз – динамическое равновесие в среде. Условно выделяют биологическое, организмическое и социальное равновесие.  Биологический гомеостаз включает в себя физиологию человека, а также осознанную и целенаправленную деятельность, направленную на контакт с окружающей средой. Организмический гомеостаз отвечает за выживание человека как биологического организма. А социальный гомеостаз – это равновесное положение в человеческом обществе.

У организма есть способность достигать оптимального равновесия внутри себя и во взаимоотношениях со средой. Чтобы выжить организм должен мобилизовать себя и/или среду в качестве опоры и тогда он сам регулирует удовлетворение своих потребностей. Организм как целое реагирует и воздействует на окружение с разной интенсивностью, используя разное количество энергии.

Принцип создания гештальтов или фигур, стремящихся к завершению.

Каждый организм стремится к достижению состояния полного функционирования, к завершению внутренней организации.  По мнению Перлза, этот принцип создания гештальтов или фигур, является основой не только процессов восприятия, но и универсальным принципом организации функционирования всех живых организмов. Все. Что препятствует или прерывает сознание или завершение этих фигур, является вредным для организма и приводит к возникновению так называемых «незаконченных ситуаций», которые требуют завершения.

Принцип «здесь и теперь».

Все актуальное и важное для человека происходит в настоящем моменте. Это могут быть чувства, восприятие, действия, мысли, в том числе фантазии о прошлом или будущем. Вспоминая о чем-то или планируя будущее, человек все равно находится в настоящем, здесь и сейчас он говорит об этом, он думает об этом, он двигается в соответствии с этими переживаниями и так далее. И тогда, в соответствии с этим принципом, обращая внимание именно на феномены настоящего момента, появляется возможность расширения осознавания в данный момент жизни.

Принцип диалога «Я-Ты». 

Гештальт-терапевт и клиент встречаются в определённой ситуации, где терапевт демонстрирует свою феноменологию и через обратную связь описывает клиенту феномены его опыта. При этом высказывания обоих имеют субъективный характер. Сознавание происходит в процессе диалога между терапевтом и клиентом. Терапевт помогает уделять внимание постоянно возникающим фигурам в собственном восприятии клиента. Такой диалог характеризуется тремя важными моментами:

— Терапевт  демонстрирует присутствие, свою феноменологию, собственный опыт.
— Терапевт включает себя в опыт и феноменологию клиента.
— Возникает встреча, контакт.

«Итак, когда двое общаются друг с другом, появляется что-то не принадлежащее каждому из них в отдельности, это что-то появляется как функция их двоих вместе. Это «со-творенная реальность», которая потенциально включает все, что имеется в поле опыта и жизненного пространства каждого из них. Но это не два опыта, арифметически прибавленных друг к другу. Появляется совместное поле, общая конфигурация (что-то созданное вместе, что нельзя отнести только к одному из участников общения)». М. Парлетт

 

Гештальт-терапия – что это такое, основные принципы, суть

Гештальт-терапия – направление психотерапии, базирующейся на гуманистических принципах, основная цель самоосознание. В центре методов стоит экспериментирование над самим собой и выявление феноменов при этом.

Посредством чувств человек создает себе определенную единую по своей структуре картину мира, делает выводы, планирует, контролирует свое поведение. Нет в мире двух людей с одинаковым жизненным опытом. Даже если их жизненные истории похожи, они все равно разные.

Ф.Перлз и его жена Л.Перлз

Только сам человек может регулировать свое поведение, только он в ответе за свои решения. Эту способность к саморегуляции нельзя восполнить или заменить чем-то другим. Следуя постулатам гештальт-терапии человек – существо самовосстанавливающееся. Любой индивид может помочь себе только сам. Он не просто в состоянии это сделать, он должен это делать, чтобы обрести душевное равновесие, здоровье. Основоположниками гешатальт-терапии считаются Ф.Перлз, его жена Л.Перлз, П.Гудмен. Основные идеи были разработаны в середине XX в., в 1940-1950-х годах.

Содержание статьи:

Взаимодействие организма и среды как контакт (по Ф. Перлзу)

Выше уже говорилось об уникальности опыта каждого человека. Исходя из теории Ф.Перлза опыт является своеобразной границей между индивидом и средой. Перед тем, как приобретется опыт, необходим контакт между человеком и средой. Чаще всего контакт происходит путем взаимодействия раздражителя, органов чувств и моторной реакции вследствие воздействия раздражителя. Опыт – это контакт, происходящий на границе между организмом и средой.

Вначале происходит сенсорное осознавание, а потом уже моторная реакция. Ф.Перлз приводит в качестве пример полет мяча. Вам кидают мяч, вначале вы осознаете факт его передвижения, видите его, просчитываете расстояние (сенсорное осознавание), а потом уже ловите его (моторная реакция). Все. У вас приобретен опыт – вы знаете как ловить мяч.

Ничего происходящего внутри человека, любой его функции (питания, дыхания, продолжения жизни, жажды и т.д.) невозможно без внешних объектов, среды. Если говорить о дыхании, то без воздуха оно невозможно, удовлетворение жажды не произойдет само собой, нужен источник жидкости, а он находится во внешней среде. При гневе мы злимся на что-то происходящее извне, нужен источник фрустрации, процесс мышления происходит только при возникновении затруднений при практических действиях. Перлз называл это взаимодействие полем организм/среда. При анализе взаимодействия человека и среды невозможно забывать о взаимосвязи физических, социально-культурных и биологических факторах. Далее автор предлагает объединить два утверждения:

  1. Опыт является контактом, возникающим на границе организма и среды.
  2. Все человеческие функции являются результатом взаимодействия социально-культурных, биологических и физических факторов в поле организм/среда.

Граница не является привычным понятием в данном случае. Она не отграничивает организм от среды. А скорее всего является способом связи между организмом и средой. Функционирование границы (приобретение опыта) это сообщение о реальности. По сути, функционирование границы является ростом человека. Так он охраняет свой организм от опасности, усваивает новые знания, развивается. То воздействие, которое ни на что не влияет, остается неизменным и не вызывает реакции, не будет предметом контакта.

Например, если у человека здоровая печень, то контакта не возникнет, пока она не заболит. Для развития человека необходима новизна. Все, что было новым постепенно становится старым и перестает входить в контакт. На смену обязательно должно приходить что-то другое. Иначе творческий процесс приспособления организма и среды прервется. Как результат – возникнет внутриличностный конфликт. Отсюда неврозы, тревога, страхи и прочие нарушения работы нервной системы. Ф.Перлз вообще не центрировался на вопросе «почему возникла проблема». Его больше интересовало как эта проблема будет переживаться, какое влияние способна оказать на жизнь человека.

Фон и фигура в гештальт-терапии

На протяжении всей жизни на человека буквально «выливаются» тонны информации. К счастью, благодаря генетически детерминированным особенностям организма человек научен фильтровать всю эту информацию – наши уши не в состоянии воспринимать слишком низкочастотные и высокочастотные звуки, глаза не видят так, как дает обзор микроскоп, например, кожа не воспринимает движения каждой молекулы, нос не ощущает всей гаммы запахов вокруг, мы слышим только близко находящиеся ароматы и то при условии их высокой концентрации в воздухе. В ином случае наш мозг просто бы «закипел» бы от такого количества информации.

То же самое касается нашей памяти – мы помним только то, что нам нужно в данный момент, не храним миллионы воспоминаний от нашего ежесекундного пребывания в сознании. Поэтому, важные события образуют в нашем сознании фигуру (гештальт), а все остальное только фон. Иногда фон и фигура меняются местами.

Изображение

Например, когда человек испытывает сильную жажду, он не обратит должного внимания на стоящую перед ним на столе еду, фигурой будет стакан с водой. Но вот попил, жажда удовлетворена, теперь вода для него не важна, он обнаруживает, что хочет есть. Здесь уже прослеживается четкая связь с потребностями. В зависимости от потребностей и будут возникать фигуры и фон к ним. Или он едет за рулем, давно, ему хочется есть, фигурой у него будет поиск кафе, но вот возникает опасность дтп, на первый план выходит мысль о безопасности, он максимально сосредотачивает внимание на дороге. Фигуры поменялись. Мысли о еде стали фоном.

Человеку необходимо равновесие, сам организм так выстроен. Мы дышим неосознанно, ходим, не думая, какую ногу ставить вперед, бегаем. Даже потеряв способность видеть или слышать, например, организм способен компенсировать эту потерю за счет других органов чувств – плохо видящий человек острее слышит. Не слыша и не видя, люди за счет осязания учатся читать, писать, разговаривать!

Возможности человека поистине безграничны. При болезни подключаются резервы нашего организма – начинают вырабатываться антитела, как противодействие болезни. Если болезнь не тяжелая, человек выздоравливает сам, без помощи лекарств. Здоровый человек в состоянии самостоятельно достичь равновесия между собой и окружающей средой и в самом себе, прежде всего. Собственно, без достижения внутренней гармонии не будет гармонии с миром. Также и наоборот, без гармонии с внешним миром, достичь внутреннего равновесия невозможно. Невозможно быть в душевном равновесии при частых и многих неудовлетворенных потребностях.

В теории гештальт-терапии в жизни человека постоянно возникают различные желания, мысли и чувства, выступающие на первый план, становясь фигурами, остальное фон. Как только человек получает желаемое, гештальт становится целостным. Все. Он отодвигается на задний план и человек уже думает о другом, выстраивая другую фигуру и стремясь достичь целостности в новом гештальте, завершить его.

И так гештальты сменяют один другого, происходит своеобразный цикл, так организм достигает состояния гомеостаза (равновесия). Если же потребность нельзя удовлетворить, то и гештальт остается незакрытым, незавершенным. И тогда другого гештальта не возникает. Цикл прерывается. Эти незавершенные гештальты и являются предметом внутренних проблем человек, вносящих дисгармонию. Если потребность невозможно удовлетворить по каким-то причинам, следует переключиться на другое, перейти на новое, сделать старое неважным. И тогда старый гештальт уйдет, станет ненужным и растворится. Возникнет новый. С таким незавершенными гештальтами и работают терапевты. Окончательная цель – уход фигуры в фон.

Человек с нарушениями нервной системы утрачивает способность разрушать или завершать старые гештальты самостоятельно, он не в состоянии переключиться на что-то другое. Он зафиксирован в одном состоянии – напряжении. Источник его напряжения – незавершенный гештальт.

Суть гештальт-терапии и области ее применения

Гешатальт-терапия сочетает в себе несколько направлений – психоанализа, экзистенциального подхода в терапии, психодрамы и даже дзен-буддизма. Следуя воззрения гештальтистов мир – это совокупность образов, а образ в свою очередь целостная структура – гештальт. Построение и смена гештальт образов закономерный непрерывный цикл. Фигуры (гештальты) должны создаваться именно для того, чтобы сменять друга, разрушаться и возникать вновь.

Где и когда можно использовать гештальт-терапию:

  • Кризисные периоды (возрастные, кризисы роста), острые стрессовые ситуации (развод, смерть близкого человека, хроническое чувство одиночества).
  • Психосоматические нарушения.
  • Личностый кризис, неуверенность в себе, раскрытие личностного потенциала.
  • В образовательных организациях различного уровня.
  • В частных организациях и фирмах.
  • В области культуры и искусства.

В наши дни гештальт-терапия пользуется популярностью – растет количество специалистов, применяющих ее и количество пациентов, выбирающих ее как способ психотерапии. Построение и разрушение фигур, вхождение в контакт происходит в несколько этапов или фаз. Деление на фазы условное, дается только для лучшего понимания.

Фазы контакта:

  1. Предконтакт. Во время этой фазы происходит возникновение потребности. В теле человека возникает импульс, желание. Здесь фигура начинает обретать свои первоначальные очертания. Но от фона она еще не отделилась. В контакт с окружающей средой не вступила. Именно в это время люди могут ощущать смутно потребности, они точно еще не знают что конкретно им нужно.
  2. Контактирование. В этой фазе человек придет к осмыслению и определению, действительно ли ему это нужно. Фигура станет четче, фон также станет более энергично выраженным.
  3. Финальный контакт. На этой стадии происходит слияние человека и среды. Нет фигуры и фона, границ не ощутить в системе объект-субъект. Возникает конкретная ситуация контакта – любви, ужаса, восторга и т.д.
  4. Постконтакт. Граница опыта закрывается. Он начинает ассимилировать. Постепенно исчезает, чтобы уступить место новой фигуре и новому контакту.

Защитные механизмы в гештальт-терапии

В процессе существования у человека вырабатываются защитные механизмы. Они играют адаптивную роль. Но порой выполняют тормозящую функцию. Замедляя или делая невозможным личностное развитие человека, что приводит к неврозам. Различают следующие механизмы защиты:

  • Слияние (конфлуэнция). В раннем детском возрасте слияние ребенка и матери естественно и необходимо. Мать физически способна ощущать потребности ребенка. Для ребенка мать и есть среда. Он полностью зависит от нее в пище, уходе, сохранении здоровья. Со временем у ребенка появляются личные границы. Порой же происходит нездоровое слияние одного индивида с другим. Когда человек ведет себя исходя не из своих интересов и желаний, а потребностей другого человека. Но желания двоих расходятся, начинаются разногласия. Не нужно делать что-то для кого-то. Только для себя. Самостоятельность в решении проблем и ответственность за свои решения – признак зрелости личности.
  • Интроекция. Здесь происходит сдвиг границы среды внутрь человека. Когда все, что приходит извне принимается на веру без критичности и пропуска через свой опыт. Есть положительные интроекты – дорогу переходят только по переходу или когда приходишь с улицы надо обязательно мыть руки. Но часто боязнь нового не дает дальше развиваться человеку. А это уже проблема, с которой надо работать.
  • Проекция. Обратный процесс интроекции. Индивид отрицает очевидные в себе качества, приписывая их другим. Это происходит с положительными чертами (при заниженной самооценке) и с отрицательными (при завышенной самооценке). При этом человек отделяет четко себя от среды. Как пример – я опоздал на работу, потому что у меня голова так сильно заболела. То есть виноват не он, а среда, в данном случае – его заболевшая голова. И ответственность за это человек на себя брать не хочет. Гештальт-терапевт вправе здесь задать вопрос: А почему ты заставил свою голову разболеться? Метод жесткий, но действенный.
  • Ретрофлексия. Это обращение чувств, которые необходимо было направить на среду, на себя. Злость на своего обидчика почему-то переносится на себя. Агрессия обращается исключительно вовнутрь. Это чревато психосоматическими проявлениями. Психосоматические проявления – это неотреагированные вовремя чувства. Этот механизм самозащиты характерен для детей, выросших в жесткой воспитательной среде. Классической техникой здесь будет техника «пустого стула». Когда все наболевшее человек проговаривает вслух перед пустым стулом.

       

  • Дефлексия. Автор термина И.Польстер. Это проявляется в уклонении индивида от прямого контакта с окружающими. Вместо откровенного общения мы получаем разговоры «ни о чем». Попытки обсудить проблему встречаются с несерьезными высказываниями и уходом от темы. Болтливость при этом может быть чрезмерной. Как-будто человек играет на опережение, чтобы не дать обсудить действительную проблему, он хихикает, болтает непрерывно о несущественных вещах.

Путь преодоления защитных механизмов непростой. Положительным результатом терапии будет искреннее эмоциональное и поведенческое реагирование, умение принимать осознанные самостоятельные решения и умение нести за них ответственность. Пациент преодолевает границы своей свободы, готов расти и развиваться при четком определении направления самосовершенствования. Он принимает то, что внутри его – страх или жестокость, трусость или смелость, сила или слабость.

Принципы гештальт-терапии

  1. Принцип «Здесь и теперь». Нет ничего важнее того, что происходит сейчас. Теперь это и есть настоящее. Прошлого уже нет, а будущее неизвестно, еще не наступило. Гештальт-терапия говорит о необходимости создания целостного образа человека в 5 сферах: физической, интеллектуальной, эмоциональной, духовной, социальной.
  2. Телесная работа. Терапевт обязательно принимает во внимание совокупность эмоциональных и телесных проявлений индивида. Но тело и эмоция это единство организма.
  3. Принцип «Я-ты». Имеются ввиду партнерские отношения между клиентом и терапевтом. Обязателен открытый контакт.
  4. Субъективизация высказываний. Пример: «У меня что-то давит в груди», а надо «Я подавляю себя». Пациент рассматривается как активный субъект. Не «Поезд ушел без меня», а «Я опоздал на поезд».
  5. Принцип непрерывности. Основан на усиленной концентрации своих спонтанных переживаний, высказываний. Непрерывное наблюдение за собой и вербализация своих переживаний.

Гештальт-терапевт верит в самоизлечение пациента и играет разве что направляющую роль. Он помогает человеку признать себя целиком такого, как он есть. Это восприятие особенно ценно. Без полного принятия себя невозможно завершить гештальт и двигаться дальше по жизни. Разрушив свой старый мир, он выстроит новый. Память о хорошем будет дополнительным ресурсом в движении.

Молитва

И в завершение, молитва гештальтиста:

Я делаю свое дело, а ты делаешь свое дело.

Я живу в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям.

И ты живешь в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим ожиданиям.

Ты – это ты.

А я – это я.

И если нам случилось встретить друг друга – это прекрасно.

Если нет, то ничего не поделаешь.

Принципы гештальт-терапии

Для понимания сущности гештальт-терапии рассмотрим основные принципы, которые, в отличие от других принципов такого рода, не представляют собой собрания жестких, директивных указаний. Они всего лишь дают предварительные направления поведения и условия, которые благоприятствуют или нет расширению осознания ситуации и наиболее полному контакту с окружением и самим собой.

Принцип «сейчас» или «здесь и теперь». Принцип «сейчас», или концентрация на настоящем моменте, является, пожалуй, самым важным принципом гештальт-терапии. Он берет свое начало в традициях дзен-буддизма и ряде других восточных практик, которые с присущей Перлзу тщательностью и основательностью, были им изучены. Суть данного принципа состоит в том, что в процессе сеанса терапевт часто обращается с просьбой определить, что пациент в настоящее время делает, чувствует, что с ним и вокруг него происходит в данную минуту. В случае появления в процессе работы материала, связанного с какими-либо важными аспектами личности, терапевтом предпринимаются усилия перенести этот материал в настоящее время. К примеру, если пациент рассказывает о каких-то событиях прошлого, то его можно попросить перенести с помощью фантазии действие в настоящее и излагать события так, как если бы они происходили в данный момент. В таких случаях часто выявляется, как много людей избегают контакта со своим настоящим и склонны углубляться в воспоминания о прошлом и в фантазии о будущем.

Принцип «я и ты» отражает стремление к открытому и непосредственному контакту между людьми. Пациенты свои высказывания, касающиеся других, очень часто направляют не по адресу, выявляя тем самым свои опасения и нежелание говорить прямо и недвусмысленно.

Боязнь контакта, его избегание, поверхностная или искаженная коммуникация с окружающими поддерживают чувство изоляции и одиночества пациента. Поэтому в процессе сеанса терапевт побуждает участников предпринимать попытки к непосредственному контакту и общению, настаивая адресовать конкретные высказывания к конкретным лицам, которых они касаются уже в первой фазе работы. При этом организуются непосредственные ситуации, направленные на установление контакта между отдельными лицами посредством серии коротких вербальных и невербальных упражнений в парах и тройках.

Принцип субъективизации высказываний. Этот принцип связан с ответственностью и причастностью пациента к происходящему. Достаточно часто люди говорят о собственном теле, чувствах, мыслях и поведении с определенной дистанции, находясь как бы в стороне. Например: «Это мне мешает сделать карьеру», «Они давно меня беспокоят». Часто в такой ситуации терапевт использует предложение пациенту заменить форму высказывания на более объективную, например, «Я сам не могу это сделать», «Я сам мешаю себе решить эту проблему». То есть, искусственно создается конфликт пациента с существенными для него проблемами избегания ответственности за собственное решение, а в конечном итоге за себя. Обращение внимания на форму высказывания может помочь пациенту рассматривать себя как субъекта, а не пассивного дистанцированного или отчужденного от себя объекта, с которым «делаются» или «происходят» разные, не относящиеся к нему вещи.

Непрерывность осознания. Осознание как основа терапевтической работы означает намеренную концентрацию на спонтанном потоке содержания переживаний, полный контроль за тем, что и каким образом происходит в данную минуту. Этот метод подводит индивида к собственному опыту и отказу от нескончаемых вербализаций, выяснений и интерпретаций ситуации. Осознанность чувств, телесных ощущений и наблюдений представляют собой наиболее определенную часть нашего познания, что создает основу для ориентации человека в своем внутреннем мире и в связях «Я» с окружением.

Использование осознания помогает перенести акцент с вопроса «почему» на вопрос «что» и «как» происходит. Поскольку каждое действие может иметь множество причин, то и выяснение всех этих причин уводит все дальше от понимания сущности самого действия.

Принципы гештальт-терапии

   1. Принцип «сейчас», или идея концентрации на настоящем моменте, является самым важным принципом в гештальт-терапии. Терапевт часто обращается к пациенту с просьбой определить то, что он в настоящее время делает, чувствует, что с ним и вокруг него происходит в данную минуту. Если в процессе работы появляется материал, связанный с какими-либо важными аспектами личности, усилия направляются на максимально возможный перенос этого материала в настоящее. Если пациент рассказывает о каких-то событиях прошлого, то его можно попросить перенести с помощью фантазии действие в настоящее и излагать события так, как если бы они разыгрывались в данный момент. В таких случаях нетрудно заметить, как много людей избегает контакта со своим настоящим и склонно углубляться в воспоминания о прошлом и в фантазии о будущем.

   2. Принцип «я и ты» отражает стремление к открытому и непосредственному контакту между людьми. Пациенты (и не только пациенты) свои высказывания, касающиеся других людей, зачастую направляют не по адресу, а «в сторону» или «в воздух», выявляя свои опасения и нежелание говорить прямо и искренне, избегая непосредственного контакта с другими людьми.

   Боязливое избегание контакта, поверхностная и искаженная коммуникация с окружающими поддерживают чувство изоляции и одиночества пациента. Поэтому терапевт побуждает участников психотерапевтической группы предпринимать попытки к непосредственному контакту и общению, часто просит адресовать конкретные высказывания к конкретным лицам, которых они касаются, обращаться по имени. В первой фазе работы психотерапевтической группы терапевт организует для участников ситуации, направленные на установление контакта между отдельными лицами посредством серии коротких вербальных и невербальных упражнений в двойках и тройках.

   3. Принцип субъективизации высказываний связан с семантическими аспектами ответственности и причастности пациента. Довольно часто люди говорят о собственном теле, чувствах, мыслях и поведении с определенной дистанции, объективизируя их. Например: «Что-то меня давит», «Что-то мешает мне это сделать» и т. п. Зачастую такой простой прием, как предложение заменить форму высказывания на более субъективную (например: «Я подавляю себя», «Я мешаю себе сделать это»), конфронтирует пациента с существенными для него проблемами избегания ответственности за себя. Обращение внимания на форму высказывания может помочь пациенту рассматривать себя как активного субъекта, а не пассивного объекта, с которым «делаются» разные вещи. Конечно, одного учета семантических аспектов высказываний для изменения этой фундаментальной позиции относительно самого себя недостаточно, тем более что при субъективизации высказываний часто принимается ответственность за деятельность, которую принято считать непроизвольной, например: мышление, воспоминания, фантазии, характер дыхания, тембр голоса и т. п. Однако применение этого принципа может помочь в начинании и проведении более глубоких поисков и экспериментов, направленных на повышение способности управлять собственным функционированием.

   4. Непрерывность (континуум) осознания как основа терапевтической работы означает намеренную концентрацию на спонтанном потоке содержания переживаний, самоотчет в том, что и как происходит в данную минуту. Континуум осознания является неотъемлемой частью всех технических процедур, однако он применяется и автономно, часто приводит к неожиданным и значительным для пациента результатам. Это метод подведения индивида к собственному опыту и к отказу от нескончаемых вербализаций, выяснений и интерпретаций. Осознанность чувств, телесных ощущений и наблюдений представляет собой наиболее определенную часть нашего познания и создает основу для ориентации человека в себе и в своих связях с окружением.

   Применение континуума осознания хорошо иллюстрирует следующий диалог.

   Терапевт. Что ты сейчас осознаешь?

   Пациент. Я осознаю, что говорю с тобой, вижу других людей в комнате, осознаю, что она вращается, чувствую напряжение в плечах, отдаю себе отчет в том, что меня охватывает беспокойство, когда об этом говорю.

   Терапевт. Как ты переживаешь свое беспокойство?

   Пациент. Слышу, что голос мой дрожит, губы пересохли, я говорю запинаясь.

   Терапевт. Ты осознаешь, что делают твои глаза?

   Пациент. Да, сейчас отдаю себе отчет в том, что мои глаза смотрят куда-то в сторону.

   Терапевт. Можешь ли ответственно это объяснить?

   Пациент. …Я стараюсь не смотреть на тебя.

   Использование континуума осознания помогает перенести акцент в терапевтической работе с вопроса «почему?» на познание «что и как» происходит. Это является одним из существенных различий между гештальт-терапией и другими психотерапевтическими подходами, в которых поиск причины определенного поведения считается наиболее существенной частью терапевтической работы. Однако более пристальное наблюдение за многими продолжительными беседами и рефлексиями, направленными на попытку установить, почему кто-то поступает так, а не иначе, показывает, что даже получение разумных ответов на этот вопрос не приводит к переменам в самом поведении и часто эти беседы представляют собой не более чем бесплодные интеллектуальные упражнения. Польза, полученная в результате подобных психотерапевтических бесед, часто является результатом действия побочных факторов, имеющих второстепенное отношение к главной теме разговора, таких как атмосфера беседы, влияние терапевта или состояние облегчения после эмоционального отреагирования. Поэтому в гештальт-терапии стремятся к сосредоточению на особенностях и процессе конкретных действий, выполняемых пациентом («что и как»), поскольку их осознание и переживание создают более непосредственные предпосылки как для их понимания, так и для попытки управления ими.

   Терапевт. Что ты сейчас чувствуешь?

   Пациент. Я боюсь.

   Терапевт. Как ты испытываешь свой страх, в чем это проявляется сейчас?

   Пациент. Не могу отчетливо видеть тебя, мои ладони потеют.

   Терапевт. Что еще ты сейчас делаешь?

   Пациент. Представляю себе, что ты думаешь обо мне.

   Терапевт. Как ты это себе представляешь?

   Пациент. Я… ты думаешь, что я трус.

   Терапевт. А сейчас?

   Пациент. Твой образ совершенно расплывается, вижу как сквозь туман. У меня болит сердце.

   Терапевт. Что сейчас себе представляешь?

   Пациент. Не знаю… сейчас вижу своего отца. Да, он смотрит на меня и говорит. Он всегда так говорил: «Ты трус и останешься им».

   Терапевт. Что ты сейчас чувствуешь?

   Пациент. Какая-то путаница внутри, что-то мне мешает.

   Терапевт. Попробуй отнестись ответственно к тому, что ты делаешь теперь.

   Пациент. Это я сам мешаю себе сейчас, воздерживаюсь… не позволяю себе…

   Терапевт. В чем ты пытаешься теперь мешать себе?

   Пациент. Не знаю…

   Терапевт. Уже несколько минут ты сжимаешь и разжимаешь пальцы.

   Пациент. Не позволяю себе… сказать ему, что ненавижу его и боюсь.

   Терапевт. А теперь?

   Пациент. Я немного меньше напряжен, дышу легче. Сильно бьется сердце, как будто я к чему-то готовлюсь.

   Терапевт. Что сейчас ты хотел бы сделать, сказать?

   Пациент. Я хотел бы наконец что-то сказать ему, не быть трусом.

   Терапевт. Что ты сознаешь теперь?

   Пациент. Что говорю про себя эти слова.

   Терапевт. Хочешь ли ты сказать это громко, так, как если бы твой отец сидел здесь и слушал, что ты ему говоришь?

   Пациент. Да… отец… ты не имел права считать меня таким, это было не по-человечески, ужасно, я не могу тебе это простить, я ненавидел тебя (в глазах его появляются слезы, продолжает говорить с детским всхлипыванием) …столько зла ты мне сделал, но я… не переставал любить тебя.

   Терапевт. Что теперь происходит?

   Пациент. Я чувствую поток тепла, я весь горячий, растроган, больше не боюсь… То, что я сейчас делаю, это что-то важное, я хотел бы пойти дальше.

   Нетрудно заметить, что основные шаги, предпринятые пациентом в драматически развивающейся терапевтической ситуации, являлись, главным образом следствием концентрации на поочередно осознаваемых содержательных элементах и действиях.

   5. Кроме вышеизложенных основных принципов А. Левицкий (A. Levitski) и Ф. Перлз дают описание более конкретных принципов, точнее говоря предпочтительных форм поведения в терапевтической группе:

   1) пациенты побуждаются к таким формам взаимоотношений, которые исключают сплетни или обсуждение кого-то из присутствующих без его участия;

   2) часто используется прием привлечения внимания к пациенту, который манипулирует вопросами, желая скрытым путем спровоцировать определенные реакции окружающих под видом поиска информации. В этих случаях терапевт может предложить такому пациенту сказать прямо, что он конкретно хочет сообщить;

   3) еще одной формой коммуникации, к которой иногда поощряются пациенты, является аутоэкспрессия – высказывание определенного содержания главным образом или исключительно с целью получения удовлетворения, вызванного самим фактом высказывания. Для многих пациентов это совершенно новый опыт, способствующий повышению уважения к себе и уменьшению зависимости от реакции окружения.

Основные положения и принципы гештальт – терапии, основные техники гештальт- терапии.

Основные положения гештальттерапии

1. Организм — это единое целое как в отношении организменного функционирования, так и с точки зрения создания единого поля деятельности. Между ментальной и физической деятельностью нет пропасти. Просто ментальная деятельность осуществляется на более низком энергетическом уровне, чем физическая. Когда интенсивность реакции организма на среду уменьшается, физическое поведение превращается в ментальное, когда увеличивается, метальное поведение превращается в физическое. То, что делает человек, дает много информации о нем, как и то, что он говорит и о чем думает. Между индивидом и его средой имеется контактная граница. У здорового она подвижна, постоянно допускает как контакт со средой, так и уход из нее. Контакт — это формирование гештальта, уход — его завершение. У невротика контакт и уход искажены. Не закончив одно дело, невротик принимается за другое. Индивид оказывается перед конгломератом гештальтов, которые в той или иной мере не закончены, не полностью сформированы или завершены. Ключом к ритму контактов и уходов является иерархия потребностей. Доминирующая потребность проявляется как фигура на фоне остального, что есть в личности. Эффективное действие направляется в сторону доминирующей потребности. Невротики неспособны определить и почувствовать, какая потребность является доминирующей. Нередко эта потребность вытесняется из сознания, и тогда все действия оказываются неэффективными.

 

Приведу пример.

 

 

Один пациент был раздосадован недостойным поступком своего друга. В дискуссии мы безуспешно пытались решить эту проблему, затем выяснилось, что у него были напряженные отношения с отцом. И здесь наши советы оказались неэффективными. Но как только мы стали обсуждать его взаимоотношения с приятельницей, то довольно быстро нашли решение проблемы. Мы даже выработали правило: если что-то не получается, значит, не то делаешь.



 

 

2. «Здесь и теперь* («here-and-now»). Невротик не способен жить в настоящем, поскольку несет в себе незаконченные ситуации (незавершенные гештальты). Их внимание, по крайней мере частично, привлекается этими ситуациями, поэтому им не хватает ни осознания, ни энергии, чтобы полно жить в настоящем. Как можно быть эффективным в сексе, если ночью думаешь о дневном конфликте? Хорошо, что еще это осознаешь. А если незавершенные гештальты не осознаются? Суть гештальтистского подхода как раз и состоит в том, чтобы не исследовать прошлое в поисках воспоминаний о травмирующей ситуации, а предложить пациенту сосредоточиться на осознавании того, что переживается в настоящем: фрагменты травмирующих ситуаций из прошлого неизбежно всплывут как часть опыта в настоящем. Тогда пациенту предлагается вновь проиграть их и пережить, чтобы закончить и ассимилировать их в настоящем.

 

Вот один характерный пример.

 

 

Больной с неврозом навязчивых состояний страдал от издевательств своего начальника и подшучиваний друзей. Первый момент он осознавал, и нам удалось с этим справиться. Но состояние не улучшалось. Когда удалось выяснить, что еще больше он страдал от дружеских шуток, то решение этой проблемы привело к значительному улучшению. Один из его приятелей удивился:

 

— «Ты ведь никогда так не реагировал».

 

На что наш больной ответил:

 

— «Нет, я всегда так реагировал, но только после того, как с тобой прощался. Вел мысленные разговоры с тобой ночью в постели. Больше не хочу с тобой спать. Теперь я тебе ответил, и ты поспи со мной, а у меня есть с кем спать».

 

 

Тревожность Перле определял как напряжение между «сейчас» и «тогда». Неспособность принять это напряжение заставляет невротика планировать, репетировать свое будущее. Это отвлекает от настоящего, постоянные репетиции создают незаконченные ситуации. Разрушается открытость в будущее. Это часто проявляется вопросом: «А вдруг станет хуже?» или ответом на вопрос о самочувствии: «Пока хорошо!» А ведь сейчас хорошо! Жизнь в настоящем сама по себе есть нечто хорошее.

 

3. *Как важнее, чем почему*. «Если я понимаю, как делаю, то я в состоянии понять и само действие». Каждое действие имеет много причин, и каждая причина сама имеет множество причин. Объяснение этих причин все дальше уводит от понимания самого действия. В гештальттерапии акцент делается на возрастающем осознании человеком своего поведения, а не на растраты энергии на исследование того, почему он ведет себя таким образом. Эти идеи позволили нам сформулировать правило общения: «Не интересуйся, почему человек именно так поступает, а проси, чтобы он совершал те поступки, которые тебе необходимы».

 

4. Сознавание. По Перлсу, процесс роста — это расширение зон самосознавания, а основной фактор, препятствующий росту, — избегание самоосознавания. Перле рассматривал здорового зрелого индивидуума как самостоятельное саморегулирующееся существо. Он развил понятие континуума сознавания. Прерывание самосознавания не дает человеку проработать неприятности. Он остается лицом к лицу с незаконченной ситуацией. Сознавать — это значит все время уделять внимание постоянно возникающим в собственном восприятии фигурам.

 

Перлс полагает, что у человека есть три зоны сознавания: сознавание себя, сознавание мира и сознавание того, что лежит между тем и другим — своего рода промежуточная зона фантазии. Эту промежуточную зону исследовал Фрейд, который забыл такие зоны, как себя и мир.

 

Перле дает два критерия психологического здоровья и зрелости: опора на себя и переход на саморегуляцию, тогда как незрелый человек пытается манипулировать другими людьми и менять ситуацию. Терапевтический процесс направлен на созревание организма, который обладает способностью достигать оптимального равновесия внутри себя и между собой и средой. Надо не жаловаться на волны, а обучаться в них плавать. Саморегулируемые опирающиеся на себя индивиды характеризуются свободным изменением и отчетливым формированием фигуры-фона, в выражении своих потребностей в контакте и уходе. Они знают о своих способностях и возможностях выбирать средства для удовлетворения потребностей, когда эти потребности возникают. Они сознают границы между собой и другими и внимательны к различению своих фантазий о других и среде и того, что воспринимается в непосредственном контакте. Пути психологического роста Перле видит в завершении ситуаций, или гештальтов.

 

Невроз Перле рассматривает как пятиуровневую структуру. Рост и освобождение от невроза происходит по мере прохождения этих пяти уровней.

 

Первый уровень — уровень клише («Доброе утро», «До свидания» и т. п.), уровень знакового существования.

 

Второй уровень — уровень ролей, или уровень игр. Он (как будто) характеризуется тем, что на нем мы притворяемся такими, какими хотели бы быть: компетентным бизнесменом, всегда очаровательной девушкой и т. п.

 

Реорганизовав эти два уровня, мы достигаем третьего уровня — уровня тупика, или фобического избегания. Здесь мы переживаем пустоту. Это критический момент. Он иногда напоминает депрессию. Близкие люди вдруг становятся чужими, дело оказалось неинтересным, все, что раньше было важным, стало ненужным. И тут некоторые индивиды опять возвращаются к знаковому существованию и игранию ролей.

 

Если мы способны поддержать сознавание себя в этой пустоте, то достигнем четвертого уровня — уровня умирания, или внутреннего взрыва. Старая личность с ее защитами умерла, а высвободившаяся энергия проявляется четырьмя вариантами взрыва: взрыв горя и печали, взрыв гнева, взрыв оргазма у людей сексуально заблокированных, взрыв смеха и радости. Не следует контролировать энергию этих взрывов.

 

Пятый уровень — уровень эксплозивный, уровень внешнего взрыва. Подлинная личность осознает его.

 

Невротики, т. е. те, кто прерывает свой рост, не принимают собственных потребностей, а также не могут провести четкое разграничение между собой и остальным миром. Обычно при этом человек чувствует проникновение слишком глубоко в себя границ социальной среды («Ты должен!»). Невроз состоит в защитных маневрах, предпринимаемых индивидом, чтобы уравновесить себя в этом нападающем мире.

 

Имеются четыре основных невротических механизма искажения границ, препятствующих росту: интроекция, проекция, слияние и ретрорефлексия.

 

Интроекция, или «проглатывание непережеванным» — это механизм, посредством которого люди присваивают стандарты, нормы, способы мышления. Они не становятся их собственными, не ассимилируются, не «перевариваются». Одно из следствий интроекции: индивид перестает различать, что он действительно чувствует, а что другие хотят, чтобы он чувствовал. А если требования интроектов противоречивы, то ему кажется, будто его рвут на части. Интроекты необходимо «переварить» или «отрыгнуть».

 

Вот как описывает пациент этот процесс.

 

 

«Долгое время принцип: плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, я понимал буквально. Мой жизненный путь наметил отец. Я должен был заниматься наукой. Для этого надо пойти в научный кружок, там взять тему, затем поступить в аспирантуру, быстро защититься, стать ассистентом, затем доцентом, а после защиты докторской диссертации и профессором. Легче всего это сделать, если заняться хирургией. И хотя у меня к хирургии не было большой склонности, я стал ею заниматься. Но в клинику не пошел, а стал заниматься оперативной хирургией, чтобы быстрее начать делать сложные операции, правда, на собаках, и быстрее защититься. Были и определенные успехи — несколько удачных сообщений на студенческих научных конференциях. После института я безуспешно пытался поступить в аспирантуру. Потом я хотел защитить диссертацию как соискатель. К этому времени я уже стал терапевтом, но тематика научных работ была связана с лабораторными исследованиями, которые меня не очень интересовали. Карьера не получалась. Не все ладилось и в личной жизни. Начались болезни. После психотерапевтического лечения я вдруг понял, что мечтать стать генералом надо для того, чтобы быть хорошим солдатом (интроект «переварился». — М.Л.). Я увлекся психотерапевтическими методами лечения, выздоровел сам и стал успешно лечить своих больных. Мысли о том, чтобы двигаться по служебной лестнице, меня не посещали («отрыгивание» интроекта. — М.Л.). Научный материал накапливался. Я сделал несколько сообщений. Мне предложили оформить все это в диссертационную работу. Вскоре пришло и повышение по службе. И ведь верно, что успех — побочный продут правильно организованной деятельности!»

 

 

Проекция — это тенденция переложить ответственность за то, что исходит от себя, на другого, поместить вовне то, что принадлежит тебе самому. Понимание проекции в системе гештальттерапии соответствует трактовке защитных механизмов других школ. Проецирующие люди видят свои неосознаваемые качества в других людях. Они видят «сучок в глазу брата своего», но не замечают «бревна в собственном глазу».

 

Слияние делает невозможным здоровый ритм контакта и ухода, поскольку контакт и уход подразумевают «другого». Слияние также делает невозможным принятие различий между людьми. Человек, страдающий слиянием, нередко заявляет, что «все одним миром мазаны». Мама, страдающая слиянием со свои собственным ребенком, рассказывая о нем, говорит «мы». «Вот побаловаться мы любим, а вот чтобы заниматься — это нам не нравится».

 

Ретрофлексия — это обращение энергии против самого себя вместо того, чтобы направлять ее на изменение среды. Эта форма защиты еще называется «окаменелость»: «Готов убить его, но держу себя в руках», т. е. убиваю себя. Иногда кулаки стискиваются так, что ногти впиваются в ладони, губы прикусываются до крови. Но чаще всего убийство самого себя идет путем развития психосоматических расстройств: артериальной гипертензии, инфарктов, кровоизлияний, язв и пр.

 

«Интроектор делает то, чего хотят от него другие, проецирующий делает другим то, в чем их обвиняет; человек, находящийся в патологическом слиянии, не знает, кому что делает; ретрофлектор делает себе то, что хотел бы сделать другим… Интроектор обнаруживает себя, когда говорит «я» вместо «они»; проекция обнаруживает себя употреблением местоимения «они», когда реальное значение — «я»; При слиянии используется местоимение «мы»; ретрофлектор обнаруживает себя употреблением рефлективныхся, себя».

 

Данные механизмы редко действуют отдельно друг от друга. Главное, что при этом происходит, — нарушение чувствования границы.

 

Перлс считал, что в нашем обществе слишком переоценивается, а точнее, не там, где надо, используется интеллект. Он больше верил в мудрость организма, но ее он понимал, скорее, как интуицию. Перле полагал, и отчасти можно с ним согласиться, что в нашей культуре переоценивается словоговорение. Он назвал три его уровня: цыплячий помет (болтовня в обществе), бычье дерьмо (извинения, рационализация), слоновья струя (теоретизирование).

 

Задача лечения в гештальттерапии — возвращение потенциала, задержанного мышечными напряжениями. Врач в гештальттерапии фрустрирует больного. Удовлетворяет его потребность во внимании и принятии, но в то же время отказывает ему в поддержке. В процессе лечения больной начинает осознавать и видеть, как он играет роли. Обычно гештальттерапия проводится в группе.

Гештальт-терапия

 

Гештальт-терапия – одна из разновидностей экзистенциальной психотерапии, течение, входящее в русло гуманистического направления. Несмотря на то что термин «гештальт» вызывает ассоциацию с именами М. Вертгеймера, В. Келера, К. Коффки и К. Левина, – это не более чем омоним, поскольку основатель гештальт-терапии, Фредерик Перлз (1892-1970), хотя и вынес известный термин в название своей концепции, на самом деле синтезировал в своем подходе элементы психоанализа, феноменологии, психодрамы Дж. Морено. Так что влияние собственно психологии формы (образа) сказалось больше в названии, чем в сущности концепции. Следует признать демократичность и доступность данной разновидности психотерапии в отличие, например, от психоанализа З. Фрейда.

Основные понятия и положения гештальт-терапии

 

«Здесь и сейчас» – основное понятие и принцип гештальт-терапии. В девяти положениях из «кредо» гештальт-терапии первые два гласят: «Живи сейчас. Пусть тебя заботит настоящее, а не прошлое или будущее» и «Живи здесь». Имей дело с тем, что присутствует, а не с тем, что отсутствует. В понятии и принципе «здесь и сейчас» легко прослеживается экзистенциальное его происхождение. Гештальт-терапия исходит из того, что люди тратят свою энергию на сожаления о прошлом и на тревоги и опасения, связанные с будущим, вместо использования ее для решения насущных задач. «Здесь и сейчас» выступает не просто декларацией или призывом, а существеннейшим моментом консультативного или психотерапевтического процесса, когда психолог побуждает клиента оставаться в потоке актуальных переживаний, не выходя из него и, тем самым, научаясь соотносить свое переживание в ситуации с самой ситуацией.

 

«Незаконченное дело» – понятие, пожалуй, единственное, заимствованное из гештальт-психологии (К. Левин), в гештальт-терапии оно отражает задержанные чувства, которые влияют на актуальное поведение личности, деформируя его, вызывая новые конфликты и т.д. Согласно концепции «незавершенного дела», неотреагированные эмоции препятствуют процессу актуального осознавания происходящего. По Ф. Перлзу, наиболее часто встречающимся и худшим видом «незавершенного дела» является обида, нарушающая подлинность коммуникации. Довершить незавершенное, освободиться от эмоциональных задержек – один из существенных моментов в гештальт-терапии.

 

Избегание – понятие, с помощью которого отражаются особенности поведения, связанные со способами ухода от признания и принятия, каким бы это ни было неприятным переживанием «незавершенного дела». В данном понятии легко проследить аналогии с понятиями «сопротивления», «защитных механизмов» и «цензуры» в ортодоксальном психоанализе. Гештальт-терапия поощряет выражение задержанных чувств, конфронтацию с ними и переработку их, достигая тем самым личностной интеграции.

 

Уровни невротичности – понятие, разработанное Ф. Перлзом. Согласно Ф. Перлзу, который любил метафорически сравнивать структуру личности с луковицей, нужно сбросить пять слоев невротичности, чтобы достичь психологической зрелости:

слой фальшивого ролевого поведения (привычные стереотипы, игры, роли;

слой фобий, на котором клиент стремится избегать столкновения со своими болезненными переживаниями;

слой «тупика и отчаяния» – моменты, связанные с переживанием своей собственной беспомощности;

слой доступа к своему подлинному «Я» (когда человек в слезах отчаяния переживает свою решимость самому принять ситуацию и справиться с ней;

слой эмоционального взрыва, когда клиент сбрасывает с себя фальшивое и наносное и начинает жить и действовать от своего подлинного «Я».

 

Энергия и блокирование энергии – заимствованное из психоанализа понятие «энергия», распределение ее и, в частности, блокирование, проявляющееся в напряжении (прежде всего телесном – поза, жесты, взгляд, тон голоса и т.п.), используется в гештальт-терапии как объяснительная терминология и как средство обучения. При этом используется «парадоксальная интенция» А. Адлера; поощряется поведение клиента, когда тот отдается переживанию собственной энергетической заблокированности путем преувеличения, гипертрофии определенных поз, действий и состояний.

Цели гештальт-терапии

 

Главная цель гештальт-терапии — достижение возможно более полного осознавания себя: своих чувств, потребностей, желаний, телесных процессов, своей мыслительной деятельности, а также насколько возможно полного осознавания внешнего мира, прежде всего мира межличностных отношений. Гешталь-терапия не стремится к немедленному изменению поведения и быстрому устранению симптомов. Устранение симптомов или изменение поведения, достигнутое без достаточного осознавания, не дает стойких результатов или приводит к возникновению новых проблем на месте старых.

В результате гештальт-терапии клиент приобретает способность сознательно выбирать свое поведение, используя различные аспекты своей личности, сделать свою жизнь более наполненной, избавиться от невротических и других болезненных симптомов. Он становится устойчивым к манипуляциям других людей и сам способен обходиться без манипуляций, другими словами, он научается стоять на собственных ногах.

Основные методы гештальт — терапии

 

Для работы с этими проблемами в гештальт-терапии применяют три основных методики:

контакт с окружающей средой – через прикосновения, обоняние, вкус, смотря, слушая, говоря, двигаясь. Это дает возможность человеку посредством реакций на окружающую среду расти и изменяться.

метод «здесь и сейчас»: направляет внимание клиента на процессы, протекающие в каждый момент настоящего времени, не беспокоясь о прошлом или будущем.

ответственность — подразумевает способность взять на себя ответственность за происходящее в жизни, не обвиняя других.

В рамках этого метода большое значение играет язык — клиент может пытаться избежать прямого принятия ответственности или пытаться перенести ее на других людей или внешние причины, например, фразами типа «Она заставляет меня злиться», «Это его вина» и т.д. Оба варианта – попытка избежать или сместить ответственность на внешние причины.

Применяя эти методы и упражнения, гештальт-терапевты не нацелены на изменение своих клиентов, их роль заключается в оказании помощи клиентам в развитии их собственного самосознания в настоящий момент.

Основными принципами гештальт-терапии являются следующие:

 

1. Принцип “сейчас”. “Сейчас” – это функциональная концепция того, что и как делает индивид в данный момент. Например, акт воспоминания далекого прошлого явялется частью “сейчас”, а то, что происходило несколько минут назад, не является “сейчас”.

 

2. Принцип “я – ты”. Выражает стремление к открытому и непосредственному контакту между людьми. Часто свои высказывания члены психотерапевтической группы направляют не по адресу – конкретному участнику, а в сторону или в воздух, что обнаруживает их опасения говорить прямо и откровенно. Психотерапевт побуждает участников группы к непосредственному общению.

3. Принцип субъективизации высказываний. Психотерапевт предлагает пациенту заменить объективизированные формы (“что-то давит в груди”) на субъективизированные (“я подавляю себя”).

 

4. Континуум сознания. Является неотъемлемой частью всех технических процедур, но может использоваться и в качестве отдельного метода. Это концентрация на спонтанном потоке содержания переживаний, метод подведения индивида к непосредственному переживанию и отказу от вербализаций и интерпретаций, одно из центральных понятий. Осознание чувств, телесных ощущений и наблюдение за движениями тела способствуют ориентации человека в самом себе и в своих связях с окружением.

Методы гештальттерапии направлены на развитие целостного образа человека в 5 сферах его жизни (С. Гингер):

 

 

Физическая. Включает в себя все аспекты материальной и физической жизни человека (материальное благополучие, физическое здоровье, сексуальная зрелость).

 

 

Эмоциональная. Сфера эмоциональных переживаний, чувства (любовь, радость, грусть, восторг…) и способность к их выражению и пониманию.

 

 

Рациональная. Способности к рациональному мышлению, планированию, анализу, способности к творчеству, умение предвидеть и создавать себя и окружающий мир.

 

 

Социальная. Отношения с другими людьми, (друзьями, коллегами, близкими) культурное окружение, весь комплекс социальных отношений человека.

 

 

Духовная. Место и знания человека о самом себе и окружающем космосе. Знание законов жизни и духовные ценности и смыслы, на которые опирается человек.

 

 

Основные техники гештальттерапии—

 

 

осознавание, Осознавание — как процесс, это полная вовлеченность, включенность в процесс, объединяющая одновременно и восприятие и действие, всегда относится к ситуации «здесь-и-сейчас», соответствует актуальной потребности, характеризуется спонтанным сосредоточением и концентрацией. Осознавание = восприятие -> мышление -> когнитивные процессы -> эмоции -> действия –> восприятие…

 

 

фокусировка энергии,

 

 

принятие ответственности,

 

 

работа с полярностями. В гештальт-терапии существует представление, что в личности одновременно сосуществуют противоположности, полярности. Клиенту, жалующемуся на неуверенность, предлагается представить свою уверенную часть личности, попытаться пообщаться с другими людьми как уверенному человеку, пройтись уверенной походкой, провести воображаемый диалог между собственной уверенностью и неуверенностью. Человеку, которому трудно просить помощи у других, дается задание выпрашивать внимание участников группы, обращаться к ним с любыми, даже нелепыми просьбами. Подобное экспериментирование позволяет расширить зону осознавания у клиента таким образом, чтобы включить в нее ранее недоступный личностный потенциал.

 

 

монодрама.

 

Также:

 

 

замена видения ситуации

 

 

активное эмпатическое слушание

 

 

парафраз

 

 

доведение проблемы до абсурда

круги (обратная связь от группы на проекции клиента)

 

 

«горячий» стул, «пустой» стул

 

«Горячий стул» — это место, на которое садится клиент, намеревающийся рассказать о своей проблеме. При этом взаимодействие осуществляется только между ним и ведущим группы, а остальные члены группы становятся безмолвными слушателями и зрителями и включаются во взаимодействие только по просьбе терапевта. По окончании сессии члены группы сообщают о своих чувствах, причем необходимо, чтобы участники говорили именно о чувствах, а не давали советы и не оценивали человека, сидящего на «горячем стуле».

 

«Пустой стул» используется для нескольких целей. Во-первых, на нем размещается значимый человек, с которым клиент осуществляет диалог, причем это может быть даже умерший человек, например отец, которому при жизни не были сказаны важные слова. Во-вторых, «пустой стул» может быть использован для диалога различных частей личности. Экспериментальную игру, связанную с диалогом частей личности, терапевт предлагает тогда, когда у пациента имеются противоположные установки, борющиеся между собой, порождая внутриличностный конфликт. Внутриличностные конфликты часто порождаются внутренним диалогом «собаки сверху» — долга, требований общества, совести, и «собаки снизу» — желаний, эмоций, спонтанности. Разворачивание этого диалога вовне оказывает терапевтическое воздействие.

Техника «пустого стула» используется как для интеграции «частей» личности, так и для диссоциации с интроектами.

Базовые техники гештальт-терапии (Классификация К. Наранхо,1995)

Супрессивные техники (изменяющие):

1. Осознание и недопущение повествовательности, интерпретации клиентом своих переживаний («эбаутизма»).

«Выразите одной фразой основной смысл сказанного Вами» – выход на избегание эмоционального напряжения.

2. Осознавание и недопущение долженствования («шуддизма») и оценивания.

«Замените «Я должен» на «Я хочу»»; «Замените «Он такой» на «Я воспринимаю его таким»» – выход на проекцию.

3. Осознание и прерывание манипуляций.

«Вы хотите мне что-то доказать? Вы хотите сыграть роль врача? Чего Вы ждёте от меня? Чего Вы сейчас хотите?» – выход на блокированную потребность.

Экспрессивные техники (проявляющие):

1. Инициация действия.

Начало любого действия: «Покажите как кружится Ваша голова». «Усильте своё волнение – на что это похоже?»

2. Обеспечение неструктурной ситуации («Психодраматический гештальт»).

«Расскажите свой сон в настоящем времени», «Станьте ребёнком. Сколько тебе сейчас лет? Что ты сейчас чувствуешь?»

2.1. Предписание об усилении прямой экспрессии (вербальной, невербальной, неструктурной вокализации).

«Повторите это громче. Попробуйте спеть. Сделайте что-то со своим голосом».

2.2. Предписание об усилении обратной экспрессии (действие, избегаемого клиентом, которое часто противоположно актуально демонстрируемому).

Клиентка говорит, что она очень застенчива, а её знакомая – раскованная и ведёт себя свободно. «Станьте своей знакомой, покажите какая она». (Часто функция знакомой, отторгаемая ранее проективно, объединяется при этой технике с актуально демонстрируемой).

Завершенность экспрессии:

1. Простое повторение действия.

«Продолжайте стучать рукой по колену. Что с Вами происходит?»

1.1. Преувеличение и развитие действия.

«Усиливайте постукивание рукой. Что Вы чувствуете?» или: ничтожный – стань огромным (танк, скала, слон) – выход на внутренний конфликт.

1.2. Выявление (вербализация невербальной экспрессии).

Монолог ощущения – станьте своим страхом или скажите что-то от своей тоски.

1.3. Перевод фигуры из одной модальности восприятия в другую.

Например, визуализация ощущения, пантомимическое выражение зрительного образа т.п. «Покажите как Вы это себе представляете или на что похоже Ваше ощущение».

1.4. Идентификация и исполнение роли.

«Станьте своей знакомой» или «Покажите своего начальника».

Прямота экспрессии:

1. Стимулирование прямоты экспрессии и конкретности в вербальном выражении пациентом своих чувств и желаний (преодоление «минимизации», проявляющейся в речи пациента словами: «наверное», «некоторые», «немного» и т.п., стимулирование принятия клиентом на себя ответственности за свои проявления: «это именно я хочу, именно я чувствую, именно я делаю»). Директивность от психотерапевта: вместо «мы» – «я»; «они» — кто именно?; «все» – по-разному, а как ты?

2. Оборачивание ретрофлексии.

При постукивании себя кулаком: «Кого ты хочешь ударить своим кулаком?»; «Вырази своё раздражение тому, перед кем чувствуешь себя виноватым».

Техники интеграции:

1. Ассимиляция проекции.

Клиент: «Люди злы». «Вы когда-нибудь были таким? Хотя бы иногда Вы проявляли злость по отношению к кому-либо?» или «Сыграйте роль злого».

2. Внутриличностное столкновение (диалог субличностей).

«Нападающий – защищающийся»; «Я» и «Моя мораль» и т.д.

Техники психодраматического гештальта:

1. Техника «пустого стула».

2. Техника «горячего стула».


Рекомендуемые страницы:


Воспользуйтесь поиском по сайту:

Принципы гештальт-терапии. Интегративная психотерапия

Принципы гештальт-терапии

1. Принцип «сейчас», или идея концентрации на настоящем моменте, является самым важным принципом в гештальт-терапии. Терапевт часто обращается к пациенту с просьбой определить то, что он в настоящее время делает, чувствует, что с ним и вокруг него происходит в данную минуту. Если в процессе работы появляется материал, связанный с какими-либо важными аспектами личности, усилия направляются на максимально возможный перенос этого материала в настоящее. Если пациент рассказывает о каких-то событиях прошлого, то его можно попросить перенести с помощью фантазии действие в настоящее и излагать события так, как если бы они разыгрывались в данный момент. В таких случаях нетрудно заметить, как много людей избегает контакта со своим настоящим и склонно углубляться в воспоминания о прошлом и в фантазии о будущем.

2. Принцип «я и ты» отражает стремление к открытому и непосредственному контакту между людьми. Пациенты (и не только пациенты) свои высказывания, касающиеся других людей, зачастую направляют не по адресу, а «в сторону» или «в воздух», выявляя свои опасения и нежелание говорить прямо и искренне, избегая непосредственного контакта с другими людьми.

Боязливое избегание контакта, поверхностная и искаженная коммуникация с окружающими поддерживают чувство изоляции и одиночества пациента. Поэтому терапевт побуждает участников психотерапевтической группы предпринимать попытки к непосредственному контакту и общению, часто просит адресовать конкретные высказывания к конкретным лицам, которых они касаются, обращаться по имени. В первой фазе работы психотерапевтической группы терапевт организует для участников ситуации, направленные на установление контакта между отдельными лицами посредством серии коротких вербальных и невербальных упражнений в двойках и тройках.

3. Принцип субъективизации высказываний связан с семантическими аспектами ответственности и причастности пациента. Довольно часто люди говорят о собственном теле, чувствах, мыслях и поведении с определенной дистанции, объективизируя их. Например: «Что-то меня давит», «Что-то мешает мне это сделать» и т. п. Зачастую такой простой прием, как предложение заменить форму высказывания на более субъективную (например: «Я подавляю себя», «Я мешаю себе сделать это»), конфронтирует пациента с существенными для него проблемами избегания ответственности за себя. Обращение внимания на форму высказывания может помочь пациенту рассматривать себя как активного субъекта, а не пассивного объекта, с которым «делаются» разные вещи. Конечно, одного учета семантических аспектов высказываний для изменения этой фундаментальной позиции относительно самого себя недостаточно, тем более что при субъективизации высказываний часто принимается ответственность за деятельность, которую принято считать непроизвольной, например: мышление, воспоминания, фантазии, характер дыхания, тембр голоса и т. п. Однако применение этого принципа может помочь в начинании и проведении более глубоких поисков и экспериментов, направленных на повышение способности управлять собственным функционированием.

4. Непрерывность (континуум) осознания как основа терапевтической работы означает намеренную концентрацию на спонтанном потоке содержания переживаний, самоотчет в том, что и как происходит в данную минуту. Континуум осознания является неотъемлемой частью всех технических процедур, однако он применяется и автономно, часто приводит к неожиданным и значительным для пациента результатам. Это метод подведения индивида к собственному опыту и к отказу от нескончаемых вербализаций, выяснений и интерпретаций. Осознанность чувств, телесных ощущений и наблюдений представляет собой наиболее определенную часть нашего познания и создает основу для ориентации человека в себе и в своих связях с окружением.

Применение континуума осознания хорошо иллюстрирует следующий диалог.

Терапевт. Что ты сейчас осознаешь?

Пациент. Я осознаю, что говорю с тобой, вижу других людей в комнате, осознаю, что она вращается, чувствую напряжение в плечах, отдаю себе отчет в том, что меня охватывает беспокойство, когда об этом говорю.

Терапевт. Как ты переживаешь свое беспокойство?

Пациент. Слышу, что голос мой дрожит, губы пересохли, я говорю запинаясь.

Терапевт. Ты осознаешь, что делают твои глаза?

Пациент. Да, сейчас отдаю себе отчет в том, что мои глаза смотрят куда-то в сторону.

Терапевт. Можешь ли ответственно это объяснить?

Пациент. …Я стараюсь не смотреть на тебя.

Использование континуума осознания помогает перенести акцент в терапевтической работе с вопроса «почему?» на познание «что и как» происходит. Это является одним из существенных различий между гештальт-терапией и другими психотерапевтическими подходами, в которых поиск причины определенного поведения считается наиболее существенной частью терапевтической работы. Однако более пристальное наблюдение за многими продолжительными беседами и рефлексиями, направленными на попытку установить, почему кто-то поступает так, а не иначе, показывает, что даже получение разумных ответов на этот вопрос не приводит к переменам в самом поведении и часто эти беседы представляют собой не более чем бесплодные интеллектуальные упражнения. Польза, полученная в результате подобных психотерапевтических бесед, часто является результатом действия побочных факторов, имеющих второстепенное отношение к главной теме разговора, таких как атмосфера беседы, влияние терапевта или состояние облегчения после эмоционального отреагирования. Поэтому в гештальт-терапии стремятся к сосредоточению на особенностях и процессе конкретных действий, выполняемых пациентом («что и как»), поскольку их осознание и переживание создают более непосредственные предпосылки как для их понимания, так и для попытки управления ими.

Терапевт. Что ты сейчас чувствуешь?

Пациент. Я боюсь.

Терапевт. Как ты испытываешь свой страх, в чем это проявляется сейчас?

Пациент. Не могу отчетливо видеть тебя, мои ладони потеют.

Терапевт. Что еще ты сейчас делаешь?

Пациент. Представляю себе, что ты думаешь обо мне.

Терапевт. Как ты это себе представляешь?

Пациент. Я… ты думаешь, что я трус.

Терапевт. А сейчас?

Пациент. Твой образ совершенно расплывается, вижу как сквозь туман. У меня болит сердце.

Терапевт. Что сейчас себе представляешь?

Пациент. Не знаю… сейчас вижу своего отца. Да, он смотрит на меня и говорит. Он всегда так говорил: «Ты трус и останешься им».

Терапевт. Что ты сейчас чувствуешь?

Пациент. Какая-то путаница внутри, что-то мне мешает.

Терапевт. Попробуй отнестись ответственно к тому, что ты делаешь теперь.

Пациент. Это я сам мешаю себе сейчас, воздерживаюсь… не позволяю себе…

Терапевт. В чем ты пытаешься теперь мешать себе?

Пациент. Не знаю…

Терапевт. Уже несколько минут ты сжимаешь и разжимаешь пальцы.

Пациент. Не позволяю себе… сказать ему, что ненавижу его и боюсь.

Терапевт. А теперь?

Пациент. Я немного меньше напряжен, дышу легче. Сильно бьется сердце, как будто я к чему-то готовлюсь.

Терапевт. Что сейчас ты хотел бы сделать, сказать?

Пациент. Я хотел бы наконец что-то сказать ему, не быть трусом.

Терапевт. Что ты сознаешь теперь?

Пациент. Что говорю про себя эти слова.

Терапевт. Хочешь ли ты сказать это громко, так, как если бы твой отец сидел здесь и слушал, что ты ему говоришь?

Пациент. Да… отец… ты не имел права считать меня таким, это было не по-человечески, ужасно, я не могу тебе это простить, я ненавидел тебя (в глазах его появляются слезы, продолжает говорить с детским всхлипыванием) …столько зла ты мне сделал, но я… не переставал любить тебя.

Терапевт. Что теперь происходит?

Пациент. Я чувствую поток тепла, я весь горячий, растроган, больше не боюсь… То, что я сейчас делаю, это что-то важное, я хотел бы пойти дальше.

Нетрудно заметить, что основные шаги, предпринятые пациентом в драматически развивающейся терапевтической ситуации, являлись, главным образом следствием концентрации на поочередно осознаваемых содержательных элементах и действиях.

5. Кроме вышеизложенных основных принципов А. Левицкий (A. Levitski) и Ф. Перлз дают описание более конкретных принципов, точнее говоря предпочтительных форм поведения в терапевтической группе:

1) пациенты побуждаются к таким формам взаимоотношений, которые исключают сплетни или обсуждение кого-то из присутствующих без его участия;

2) часто используется прием привлечения внимания к пациенту, который манипулирует вопросами, желая скрытым путем спровоцировать определенные реакции окружающих под видом поиска информации. В этих случаях терапевт может предложить такому пациенту сказать прямо, что он конкретно хочет сообщить;

3) еще одной формой коммуникации, к которой иногда поощряются пациенты, является аутоэкспрессия – высказывание определенного содержания главным образом или исключительно с целью получения удовлетворения, вызванного самим фактом высказывания. Для многих пациентов это совершенно новый опыт, способствующий повышению уважения к себе и уменьшению зависимости от реакции окружения.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

основные принципы, методы и техники лечения

Учение о гештальт-терапии было разработано супругами Фрицем и Лаурой Перлз, совместно с Полом Гудменом в 1940-1950 годах. Перлз работал над методикой лечения людей, страдающих от расстройства психики. Уже при жизни психоаналитика гештальт-терапия из простого учения превратилась в практику, широко используемую в психологических кругах. Она активно развивалась и разрабатывалась, вбирая в себя идеи разнообразных школ психологии.

Многие современные психотерапевты используют данную методику практически во всех сферах жизни, так как с её помощью можно разрешить трудные ситуации, в которые попадает пациент.

По убеждению Перлза, человек должен быть целостен, а все стороны его жизни – духовные, социальные и физические – должны сливаться в единую целую личность. Из этого утверждения учёного появилось название терапии. Слово Gestalt в дословном переводе с немецкого языка переводится как «фигура», «форма», «личность», «целостный образ».

Теории Фрица Перлза направлены на осознание жизни «здесь» и «сейчас», на полноценную жизнь настоящим, а не прошлым или будущим.

В процессе роста и развития психологии в гештальт-терапию было внесено два немаловажных изменения:

  1. Групповая терапия стала применяться значительно реже;
  2. Появилось более внимательное и терпимое отношение к пациенту, а вхождение с ним в контакт (что нередко использовал основатель учения) – нежелательным.

Молитва

В 1969 году Перлз опубликовал в одной из своих книг короткий текст, получивший широкую известность сначала в Америке, а затем и распространился по всему миру. «Гештальт-молитва», предлагавшая концепцию независимой личности, подвергалась как бурной критике, так и восторженным отзывам. Она оказала значительное влияние на культуру 1970 годов, когда люди вели активную борьбу за свои права, отвергали многие традиции и находились в постоянном поиске новых форм отношений друг с другом.

Основные принципы и положения терапии

В основе этого учения заложены следующие понятия и принципы:

  1. Целостность, единство личности. Нельзя делить человека на части: «душа», «психика», «тело». Такое разделение не поможет прийти к пониманию своего внутреннего мира.
  2. Создание структур гештальт-терапии и их последующее разрушение. Во время создания человек прорабатывает свои потребности и желания. Когда цель считается завершённой, структуру необходимо разрушить.
  3. Закрытие гештальтов. На сеансах терапии врач помогает пациенту осознать незавершённые дела, подтолкнуть его к их завершению. Впоследствии пациент переносит полученный на сеансе опыт в повседневную жизнь.
  4. Контакт и его рамки. Клиент живёт в постоянном контакте со своим окружением: другими людьми, животными и так далее. Присутствуют и «невидимые» контакты – энергетические, психологические, информационные поля. Цель терапии заключается в создании приятных условий именно на границе этих контактов.
  5. Жизнь «здесь и сейчас», принятие окружающей действительности. Осознанное движение вперёд, наслаждение текущим моментом своей жизни, а не строительство «планов на песке» или бесцельное прорабатывание старых ошибок и обид.
  6. Принятие на себя ответственности вместо перекладывания её на чужие плечи. Ответственность – важнейшее человеческое качество, и она развивается в процессе принятия окружающей действительности такой, какая она есть.

Таким образом, основная цель гештальт-терапии проявляется в возможности позволить человеку осознать себя в настоящем, принять и полюбить себя, двигаться вперёд собственным путём, а не пытаться подавить индивидуальность. Выполнение упражнений гештальт-терапии помогает чувствовать себя лучше, увереннее, отбрасывать все ненужное и находить свой путь в жизни.

Терапия может быть групповой, или проводиться в индивидуальном порядке. Во время групповых занятий терапевт обычно работает с одним (максимум с двумя) участниками, при этом остальные члены группы могут давать им обратную связь, идентифицироваться с «рабочим» участником и оказывать эмоциональную поддержку, что играет немаловажную роль в процессе лечения.

Кому подходит гештальт-терапия

Прибегать к методам гештальт-терапии может любой человек, испытывающий трудности в общении, находящийся в разладе с собой и желающий изменить свою жизнь в лучшую сторону.

Гештальт-терапия может быть также применена при следующих расстройствах, характерных для хронического стресса:

  • психосоматические заболевания;
  • подавленные переживания, фобии и страхи;
  • расстройства невротического характера;
  • депрессия, суицидальные наклонности, кошмарные сны;
  • повышенная агрессивность, раздражительность и тревожность.

Выяснилось, что этот метод имеет высокую эффективность при работе с клиентами, имеющими суицидальные тенденции.

Гештальт-терапия весьма эффективна при работе с жертвами изнасилования. Используемые при этом методы дают возможность:

  • возвращения к реальности, делая упор на «здесь и сейчас»;
  • сосредоточения внимания на актуальных переживаниях, отстранение от прошлого, установка акцента на переменах в собственном состоянии;
  • прорабатывания негативных воспоминаний, завершение гештальта;
  • вербализации мыслей и чувств;
  • осознанного контроля своих эмоций, избавление от бесчувственности и страха.

Существует несколько особенностей, которые необходимо знать для удачной терапии.

По статистике, женщины обращаются за помощью к психологии намного чаще, чем мужчины. Они более открыты и эмоциональны, а потому проще налаживают контакт со специалистом, чаще прислушиваются к советам и рекомендациям, с большей охотой участвуют в играх и групповых занятиях.

Мужчины, напротив, в большинстве своём, не склонны общаться на групповых занятиях и с трудом идут на контакт. Однако здесь все зависит от индивидуального подхода психотерапевта к общению с клиентом. Талантливый специалист, умеющий подбирать грамотную методику общения, сумеет выйти на контакт даже с самым нелюдимым клиентом.

К детям у психотерапевтов подход особенный, в том числе и в гештальт-терапии. Например, проблемным для них считается ребёнок, который никогда не жалуется на своих родителей. Это может означать, что идёт подавление истинных чувств ребёнка из-за страха перед недовольством родителей. С такими детьми наиболее сложно найти общий язык.

Как работает гештальт-терапия?

Незавершённые гештальты

Поведение личности легко объясняется при создании и завершении гештальт-структур. Всякая личность устраивает свою жизнь так, чтобы направлять свои действия на завершение текущих нужд и потребностей.

Например, человек, желающий приобрести какую-то ценную вещь, копит деньги на её покупку, ищет дополнительные способы дохода и прибыли. А тот, кто желает обзавестись потомством, направляет все силы на достижение именно этой цели. После выполнения гештальт разрушается, и человек испытывает чувство удовлетворения.

Однако не каждый процесс достигает своего завершения, и люди начинают постоянно формировать однотипные паттерны. Данные отклонения связаны с незавершёнными психическими образами, и человек будет продолжать попадать в негативную ситуацию одного и того же характера до тех пор, пока гештальт не будет разрушен.

Проработать незавершённые гештальты помогают психотерапевты на индивидуальных или групповых сеансах, используя специальные практики.

Терапевтические техники

Все техники гештальт-терапии могут быть разделены на две группы:

  1. Проективные. Используются во время работы со снами, образами, диалогами с вымышленными собеседниками и так далее.
  2. Диалоговые. Во время этих техник производится сложная работа психотерапевта с клиентом. Отследив механизмы прерывания, психолог трансформирует собственные эмоции в часть окружающей среды клиента и переносит их на границу контакта.

Чёткое разграничение техник есть только в теоретической психологии, на практике они тесно переплетены друг с другом.

Заключение контракта

Чаще всего процесс гештальт-терапии начинается с «заключения контракта»: соглашения о том, что врач и пациент – равноправные партнёры, несущие равную ответственность за результат совместной работы. Разделение ответственности – один из самых важных шагов в терапии.

«Горячий стул», «Пустой стул»

Пожалуй, это самый известный и распространённый метод гештальт-терапии.

«Горячий стул» – это то место, куда человек садится и рассказывает о своих проблемах, пока психолог и участники группы его внимательно слушают. Выражать свои эмоции, делиться мнениями и чувствами разрешено только после того, как речь будет завершена.

«Пустой стул» – это место, куда при помощи воображения помещают значительного для пациента человека, с которым можно вести беседу независимо от того, в каких они отношениях, и, вообще, жив ли этот человек. Ещё одним предназначением «пустого стула» является разговор между разными частями личности, необходимый в случае наличия у человека внутреннего конфликта. Подобные диалоги помогают обрести целостность, принять себя и окружающий мир.

Концентрация

Концентрация – это оригинальная техника института гештальта. Метод основан на концентрированном осознании внутренних миров (эмоциональные и физические ощущения), внешних миров (видеть, слышать) и мыслей. Используя главный принцип гештальт-терапии «здесь и сейчас», клиент рассказывает психологу о своих чувствах в данный момент времени, описывает все, что с ним происходит, и о чём он думает.

Эта технология позволяет усилить ощущение реальности и понять свои способы ухода от неё.

Экспериментальное усиление

Одна из эффективных техник – это специальное усиление каких-либо малозначительных проявлений. Например, пациент неосознанно может часто повторять слова «Да, но», тем самым отыскивая причину не делать что-либо, не следовать рекомендациям лечащего врача, и так далее. Специалист может предложить клиенту начинать каждое своё предложение с этой фразы, чтобы человек осознал стремление к противоречию и желанию всегда оставлять за собой последнее слово.

Работа с полярностями

Техники этого направления обычно нацелены на поиск противоположностей в личности. Например, скромному, неуверенному в себе человеку психолог может предложить вообразить себя сильной уверенной личностью и пообщаться с этой позиции с окружающими людьми.

Стеснительному клиенту, который боится просить о помощи, врач может посоветовать обращаться к группе с самыми невообразимыми просьбами.

Эта техника поможет расширить зону осознавания и открыть в себе недоступный ранее потенциал.

Работа со снами

Со сновидениями работают психологи и терапевты самых разнообразных школ, однако гештальт-методика имеет характерные черты. В ней детали сна рассматриваются как части личности, с каждой из которых происходит идентификация клиента. Это делается для присвоения собственных проекций и, несмотря на тонкую сферу работы данной методики, в ней продолжает действовать основное правило гештальт-терапии: «здесь и сейчас».

Клиент может рассказать психотерапевту о своём сне так, как будто это происходит в настоящем времени. Важно, чтобы описание сна происходило не только от лица сновидца, но и от имени предметов и других людей, являющихся частью сна.

Работа с техниками гештальт-терапии будет крайне полезна для любого человека, имеющего незавершённые дела, застрявшего в определённом сценарии, находящегося в разладе с собой или обществом. И даже если нет времени или возможностей обратиться к квалифицированному специалисту, будет полезным попробовать выполнить несколько упражнений самостоятельно. Нередко во время таких упражнений случаются инсайты, помогающие выбрать правильное и желанное направление в жизни.

Принципы гештальта — Scholarpedia

Принципы гештальта , или законы гештальта, представляют собой правила организации сцен восприятия. Когда мы смотрим на мир, мы обычно воспринимаем сложные сцены, состоящие из многих групп объектов на каком-то фоне, причем сами объекты состоят из частей, которые могут состоять из более мелких частей и т. Д. Как мы достигаем такого замечательного перцептивного достижения? учитывая, что визуальный ввод — это, в некотором смысле, просто пространственное распределение разноцветных отдельных точек? Начало и направление ответа было предложено группой исследователей начала двадцатого века, известных как гештальт-психологи.Гештальт — это немецкое слово, означающее «форма» или «форма». Принципы гештальта стремятся сформулировать закономерности, в соответствии с которыми входные данные восприятия организованы в унитарные формы, также называемые (суб) целыми, группами, группировками или гештальтами (форма множественного числа от гештальта). Эти принципы в основном применимы к зрению, но есть также аналогичные аспекты в слуховом и соматосенсорном восприятии. В зрительном восприятии такие формы представляют собой области поля зрения, части которых воспринимаются как сгруппированные или соединенные вместе и, таким образом, отделены от остальной части поля зрения.Принципы гештальта были введены в основополагающей статье Вертхаймера (1923/1938) и получили дальнейшее развитие Келером (1929), Коффкой (1935) и Мецгером (1936/2006; см. Обзор Тодоровича, 2007). Презентацию современного учебника, включая более свежие статьи, см. В Palmer (1999).

Фигурное сочленение

Рисунок 1: сочленение фигуры с фоном.

Если поле зрения однородно повсюду, ситуация, обозначенная как Ganzfeld (по-немецки «все поле»), у него нет последовательной внутренней организации.Простым случаем неоднородного поля является отображение с пятном одного цвета, окруженным другим цветом, как на рисунке 1.

В таких случаях визуальное поле воспринимается как разделенное на две составляющие: фигура , (участок) на земле , (объемное). Это соединение «фигура-фон» может показаться очевидным, но это нетривиально. Этот тип полевой организации имеет ряд замечательных особенностей, впервые описанных в работе Рубина (1915/1921), предшествующей публикации Вертхаймера.Эти два компонента воспринимаются как два сегмента поля зрения, различающиеся не только цветом, но и некоторыми другими феноменальными характеристиками. Фигура имеет объектный характер, тогда как земля менее заметна в восприятии и выглядит как «простой» фон. Области фигуры и земли обычно не кажутся сопоставленными в общей плоскости, как в мозаике, а скорее стратифицированы по глубине: есть тенденция видеть фигуру, расположенную впереди, а землю на большей глубине. плоскости и продолжая вытягиваться за фигуру, как бы перекрывая ее.Кроме того, граница, разделяющая два сегмента, воспринимается как принадлежащая фигуре, а не земле, и очерчивающая форму фигуры как ее контур, в то время как она не имеет отношения к форме земли. Некоторые дисплеи являются бистабильными, то есть то, что воспринимается как фигура, может также восприниматься как фон и наоборот. Однако на дисплеях, структурированных, например, на Рисунке 1, на которых меньшая область полностью окружена большей областью, обычно первая отображается как фигура (хотя ее также можно рассматривать как отверстие), а вторая — как земля.

Описанная организация отображения на рисунке и фоне — не единственная возможная его сегментация. Чтобы проиллюстрировать это, представьте, что рисунок 1, представленный на экране компьютера, представляет собой набор, состоящий из определенного количества пикселей, и что сегментация на рисунок и фон соответствует определенному разделу этого набора на два подмножества. Однако этот же набор может быть разделен на огромное количество других пар подмножеств (таких как подмножество пикселей в левой половине рисунка и подмножество в правой половине, или подмножество на одной стороне любой произвольной извилистой линии. через дисплей и подмножество на другой стороне или подмножество, состоящее из четных пикселей в нечетных строках плюс нечетные пиксели в четных строках и дополнительном подмножестве), или в любые мыслимые три подмножества или четыре подмножества и т. д.Тем не менее, хотя возможно огромное количество таких альтернативных перегородок, ни одно из них не воспринимается, за исключением одного или очень немногих. Фактически видимое разбиение — это не вопрос геометрической комбинаторики и внимания к произвольно выбранным подмножествам: естественный и часто единственный способ, которым мы можем воспринимать такое отображение, учитывая структуру визуального ввода, — это сегментирование в фигуре и земля. Такая артикуляция, при которой виртуальная бесконечность геометрических возможностей сокращается до одной или только пары перцептивных реализаций, является очень базовой особенностью работы зрительной системы.

Хотя восприятие фигуры и фона является фундаментальным аспектом организации поля, оно обычно не упоминается как гештальт-закон или принцип группирования. Скорее, такие термины в основном используются для описания правил организации несколько более сложных полей зрения. Не существует окончательного списка принципов гештальта, но некоторые из наиболее часто обсуждаемых перечислены и описаны ниже, проиллюстрированные примерами, в основном основанными на Вертхаймера (1923/1938) и Мецгере (1936/2006).Как показывают эти примеры, перцептивные группировки в некоторых случаях сильны и недвусмысленны, но в других случаях их лучше описать как тенденции, особенно когда различные факторы конкурируют друг с другом.

Принцип близости

Рисунок 2а содержит шесть пятен, каждый из которых воспринимается как визуальная единица, фигура на общем основании. Однако вместе они также являются элементами визуальной единицы более высокого порядка — горизонтального ряда. Согласно теории гештальта, этот тип интеграции отдельных компонентов в вышестоящее целое может быть объяснен принципом близости : элементы обычно воспринимаются как агрегированные в группы, если они находятся рядом друг с другом.

Рисунок 2: Принцип близости.

Эффект изменяющейся близости показан на рисунке 2b. Из-за изменения расстояния между некоторыми компонентами здесь патчи воспринимаются не только как совокупность шестерых, но и как подразделенные на тройку дублетов, организацию, которая в обозначениях Вертхаймера обозначена как 12/34/56.

Обратите внимание, что существует ряд других потенциальных разделов набора на рисунке 2b, например, на дублет троек (123/456), или на квартет и пару (1234/56), или даже на комбинации не -смежные элементы, такие как 16/25/34 / или 135/246 и т. д.Тем не менее, чрезвычайно сложно, если не невозможно, на самом деле воспринять групп исправлений, отличных от 12/34/56 на этом рисунке. С другой стороны, на рис. 2а можно увидеть некоторые подразделения. Например, при целенаправленном усилии и сосредоточенном внимании можно в конечном итоге мысленно разделить ряд пятен на три пары. Однако такое восприятие обычно бывает только частично и локально успешным (четко видны только одна или две отдельные пары), кажется надуманным и мимолетным.Напротив, восприятие одного и того же раздела на рис. 2b происходит спонтанно и без усилий, а восприятие глобально и стабильно. Внимание может способствовать фигуральному восприятию, но, за исключением особых случаев, его роль обычно ограничена: обычно не внимание создает формы, а скорее формы, организованные в соответствии с принципами гештальта, привлекают внимание.

При другом пространственном распределении шести компонентов, таком как на рис. 2c, возникает еще одно естественно воспринимаемое разделение на части, обозначенное как 1/23/45/6.Разделение 12/34/56, хотя, возможно, более простое и более регулярное, на рисунке 2c трудно представить себе с точки зрения восприятия: оно нарушило бы принцип близости, так как оно включало бы группировку вместе некоторых элементов на относительно больших расстояниях, но назначение других, относительно близких элементы, в разные группы.

Принцип общей судьбы

Принцип общей судьбы гласит, что элементы, как правило, воспринимаются как сгруппированные вместе, если они движутся вместе. Таким образом, если некоторые из элементов на Рисунке 2 начнут смещаться, они будут восприниматься как группа даже на больших расстояниях.Это показано на рисунке 3 следующим образом. Если вы переместите курсор в пределах области этого рисунка, некоторые участки переместятся на некоторое расстояние вверх, а если затем щелкнуть левой кнопкой мыши, они переместятся вниз. Многократное нажатие и отпускание левой кнопки мыши дает простую демонстрацию группирующей силы принципа общей судьбы.

Рисунок 3: Принцип общей судьбы.

Принцип подобия

Принцип подобия утверждает, что элементы имеют тенденцию объединяться в группы, если они похожи друг на друга.Это проиллюстрировано на рис. 3a-e, где близость остается постоянной, поскольку отдельные фигуры находятся на (приблизительно) одинаковом расстоянии друг от друга, как на рис. 2a. Тем не менее, они перцептивно разделены на три смежные пары из-за сходства визуальных атрибутов, таких как легкость (рис. 3а), цвет (рис. 3b), размер (рис. 3с), ориентация (рис. .

Рисунок 3: Принцип подобия.

Раздел 12/34/56 становится более заметным, когда сходства внутри группы и различия между группами объединяются, делая дублеты похожими / разными по более чем одному визуальному атрибуту (рисунок 3f).Важная манипуляция, изученная еще Вертхаймером (1923), заключается в изменении как сходства, так и близости, чтобы исследовать их совместное влияние на воспринимаемые группы. Обратите внимание, что за счет увеличения расстояния между элементами 2 и 3, а также элементами 4 и 5 (как на рисунке 2b) заметность организации 12/34/56 усиливается (рисунок 3g), поскольку сходство и близость взаимодействуют, благоприятствуя та же организация. С другой стороны, когда межэлементные расстояния изменяются, как на рисунке 2c, получающаяся в результате организация восприятия, рисунок 3h, менее ясна, потому что сходство по-прежнему способствует разделению 12/34/56, а близость — разделению 1/23/45. / 6.Таким образом, этот тип манипуляции можно использовать для количественной оценки эффектов различных принципов гештальт и сравнения их силы.

Принцип непрерывности

Отображение на рисунке 4a можно описать как состоящее из ряда элементов, расположенных в трех суб-целых или ветвях, сходящихся в X. Согласно принципу близости, можно было бы ожидать, что ветвь BX будет группироваться с ветвью CX, но вместо этого группы с ветвью AX, образующие субцелое AXB.

Рисунок 4: Принцип непрерывности.

Это группирование является примером принципа непрерывности : ориентированные единицы или группы, как правило, интегрируются в перцептивное целое, если они выровнены друг с другом. Этот принцип одинаково применяется к элементам, расположенным вдоль линий (рис. 4a), а также к шаблонам, построенным из самих соответствующих линий (рис. 4b). Баланс между непрерывностью и близостью в формировании заметных субцелых может быть изменен за счет различного сходства, что может быть достигнуто путем разной окраски различных ветвей.Таким образом, окраска BX такая же, как AX, но отличная от CX, делает AXB еще более заметной единицей (рисунок 4c), тогда как окраска BX, такая же, как CX, но отличная от AX, имеет тенденцию увеличивать заметность CXB (рисунок 4d).

Принцип закрытия

Рисунок 5a-b построен путем добавления некоторых соответствующих элементов к рисунку 4a-b. В то время как на рисунках 4a и 4b компонент BX сгруппирован с AX, на рисунках 5a и 5b этот компонент скорее группируется с CX, причем оба BX и CX являются сторонами формы BCX, которая сама составляет половину фигура в форме галстука-бабочки.Это пример принципа закрытия : элементы имеют тенденцию группироваться вместе, если они являются частями замкнутой фигуры. Однако в этом конкретном примере непрерывность все еще относительно эффективна и сильно конкурирует с закрытием. Используя подобие, значимость BCX как визуального целого может быть увеличена, как на рисунке 5c, или уменьшена, как на рисунке 5d.

Рисунок 5: Принцип закрытия.

Обратите внимание, что паттерны на рисунках 4a и 4b, хотя физически присутствуют на рисунках 5a и 5b, их трудно увидеть: их можно найти с направленным вниманием, но они не появляются спонтанно как естественные визуальные целостности.Причина этого не просто в том, что на дисплее добавляется больше элементов. Это продемонстрировано на рисунке 7, на котором узор в a легко различим в b , несмотря на множество добавленных элементов, но практически невидим в c , d и e , хотя геометрически он присутствует там (и там же) так же, как и в a и b . Утрата визуальной идентичности паттерна происходит из-за эффективности принципов гештальта, в основном непрерывности и замкнутости, в соответствии с которыми его элементы перцептивно интегрируются с другими существующими элементами и назначаются другим, новым визуальным целым.Один из способов восстановить его визуальную идентичность — просто изменить его цвет, чтобы он отличался от окружающего. Для демонстрации поместите курсор в любом месте в пределах области рисунка 7. Также обратите внимание, что когда курсор удаляется с рисунка и узор снова принимает тот же цвет, что и добавленные элементы, он быстро (хотя и не обязательно мгновенно) исчезает из поля зрения. , и никакое усилие внимания не может восстановить его в заметное визуальное целое. Для дальнейшей демонстрации удерживайте нажатой левую кнопку мыши, находясь в пределах области фигуры, что приведет к удалению шаблона и выявлению только добавленных элементов.Классическое исследование таких эффектов «скрытых фигур» было проведено Готшальдом (1926).

Эти примеры являются экземплярами камуфляжа , явления, при котором объекты скрыты от взгляда, но не за счет того, что они закрыты: вместо этого они перцептивно подразделяются (разбиваются внутри) и повторно разбиваются, то есть их части сгруппированы с частями окружающая среда. Таким образом, сила принципов гештальт, используемых животными в борьбе за выживание и людьми в войнах, позволяет организмам и вещам, которые находятся на виду, становиться фактически невидимыми и, следовательно, не обнаруживаемыми противниками.Таким образом, существует ли физический объект, который присутствует оптически, или не существует визуально, зависит от взаимодействия законов восприятия.

Принцип хорошего гештальта

Узор на рисунке 6a легко разделить на две составляющие, прямую и волнистую, которые пересекают друг друга. Эта перцептивная декомпозиция усиливается сходством (рис. 6b). Альтернативное разложение рисунка 6а на два примыкающих угла, изображенное на рисунке 6с, не кажется спонтанным; это можно объяснить, отметив, что это нарушило бы принцип непрерывности.Однако призыв к непрерывности не объясняет, почему разделение на рис. 6d не возникает самопроизвольно и на рис. 6а, хотя оба его компонента представляют собой непрерывные линии.

Рисунок 6: Принцип хорошего гештальта 1.

В другом родственном примере фигура 7а спонтанно распадается на полуколесо с изогнутыми зубцами, касающимися прямоугольной «змейки». Однако такой результат восприятия фактически нарушает принцип непрерывности, потому что в точке соприкосновения двух компонентов это разложение включает углы, а не следование направлениям пересекающихся непрерывных линий.Еще более четкое разложение достигается за счет введения сходства (рис. 7b). Однако подобие также может быть использовано для улучшения радикально различающейся декомпозиции на две пересекающиеся скрученные нити, чему способствует непрерывность, как показано на рисунке 7c.

Рисунок 7: Принцип хорошего гештальта 2.

Согласно гештальт-точке зрения, доминирующие восприятия на рисунках 6а и 7а являются примерами хорошего гештальт-принципа : элементы имеют тенденцию группироваться вместе, если они являются частями шаблона, который является хорошим гештальт, что означает простой, упорядоченный сбалансированные, унифицированные, последовательные, регулярные и т. д., насколько это возможно, с учетом входных данных.В этом смысле прямая линия и волнистая линия, воспринимаемые на рисунке 6a, являются лучшими формами, чем пары линий на рисунке 6c и рисунке 6d, а на рисунке 7a зубчатое колесо и змея имеют лучшие формы, чем гибридные формы на рисунке 7c. , который будет получен на рисунке 7a в соответствии с принципом непрерывности в точке пересечения. В таких случаях глобальная регулярность имеет приоритет над локальными отношениями. Этот принцип также называют «законом хорошего тона» или «законом Прананца», немецкое слово, которое переводится примерно как заметность, резкость, лаконичность, впечатляющая или упорядоченность.

Принцип прошлого опыта

В некоторых случаях визуальный ввод организован в соответствии с принципом прошлого опыта : элементы, как правило, группируются вместе, если они часто были вместе в прошлом опыте наблюдателя. Например, мы склонны воспринимать узор на рис. 8а как значимое слово, состоящее из штрихов, сгруппированных для образования определенных букв латинского алфавита (таких как «m», «i», «n» и т. Д.). Обратите внимание на то, что отдельные буквы довольно четко и отчетливо воспринимаются как «естественные» части соединенной фигуры, и их лишь немного легче различить и различать, если они будут далее индивидуализированы посредством разделения (Рисунок 8b) или окраски (Рисунок 8c).Однако, помимо этой стандартной сегментации на буквы, в шаблоне на рис. 8а есть много других альтернативных разделов, таких как показанный с помощью разделения и окраски на рис. 8d и рис. 8e. Но, в отличие от стандартной сегментации, различение этих альтернативных компонентов (некоторые из которых не являются буквами) на рисунке 8a является сложной задачей, подобной трудоемкому поиску скрытой формы на рисунках 6c-e; кроме того, стандартная сегментация до некоторой степени заметна даже на рисунке 8e, где она конкурирует с сегментацией, основанной на принципе подобия.Спонтанность и легкость стандартной, преимущественно воспринимаемой организации штрихов в буквы, вероятно, в основном связаны с прошлым опытом, то есть с нашим знакомством со словами, написанными в письменной форме латинского алфавита. Эта конкретная организация может не возникнуть для наблюдателей, которым не хватает таких знаний; более того, альтернативное разделение, по-видимому, было бы естественным для наблюдателей, привыкших к алфавиту, буквы которого соответствовали бы частям на рисунках 8d и 8e.Также обратите внимание, что в печати, возможно, наиболее действенным гештальт-принципом является близость: простая вставка больших пробелов между словами, чем между буквами (устройство, не использовавшееся в древности), помогает правильно сгруппировать буквы и установить слов в качестве основных визуальных единиц в текст. Важность пробелов демонстрируется трудностями, с которыми мы сталкиваемся при чтении текста, не разделенного пустым пространством, при написании кода разработчика и kspa cesap pea rinwr ongpl.

Рисунок 8: Прошлый опыт Принцип 1.

Несмотря на признание гештальтистов, принцип, основанный на опыте, считался второстепенным по сравнению с другими принципами, основанными на стимулах, и легко принимался ими. Например, в паттерне на рисунке 8f, в котором добавлена ​​слегка перекрывающаяся инвертированная версия, исходный стимул гораздо труднее увидеть из-за появления множества новых заметных суб-паттернов, генерируемых непрерывностью и замыканием.

Слуховой гештальтен

Подобно зрению, вопросы организации, группирования и сегментации возникают и в слуховой области (Bregman, 1990; Kubovy & van Valkenburg, 2001).Акустический вход — это всего лишь одномерная, изменяющаяся во времени форма волны давления воздуха, но на ее основе мы можем воспринимать слуховую сцену, включающую несколько источников человеческой речи, вокальной и инструментальной музыки, звуков животных и других шумов природы, иногда все происходящих одновременно. время, каждый со своей подфразировкой и структурой. Некоторые принципы визуального гештальта непосредственно применяются в акустической области, но в основном во временной, а не в пространственной форме. Например, тишина или фоновый шум, прерываемый громким звуком, за которым снова следует тишина или шум, является слуховым аналогом фигуры на земле.Точно так же регулярная серия идентичных коротких щелчков является аналогом рисунка 2а с равными временными интервалами между звуковыми событиями, играющими роль равных пространственных расстояний. С преднамеренным вниманием можно мысленно наложить структуру на эту последовательность, например, услышать последовательные пары щелчков, как в 12/34/56. Однако такая феноменальная сегментация достигается гораздо более естественно и легко, просто увеличивая интервалы между некоторыми щелчками, аналогично рисунку 2b. Это пример слухового временного аналога принципа визуальной пространственной близости; существует также пространственный слуховой вариант, включающий пары одинаковых звуков, разделенных равными интервалами, но исходящих из разных направлений, например, слева, слева / впереди, спереди / справа, справа.Слуховые аналоги примеров принципа визуального сходства, показанного на рисунке 3, также легко устанавливаются, но различия и сходства цвета, размера и т. Д. Заменяются различиями и сходством громкости, высоты тона и тембра звуков. Также могут быть построены слуховые аналоги некоторых других принципов гештальт.

Современная работа

Рисунок 9: Принцип прошлого опыта 2.

Принципы, описанные выше, вместе с другими, не проиллюстрированными здесь, такими как принцип симметрии (симметричные компоненты будут стремиться группироваться вместе), принцип выпуклости (скорее выпуклые, чем вогнутые узоры будут восприниматься как фигуры), и другие, являются частью классического наследия исследований восприятия.В современных исследованиях, из которых ниже будет приведено лишь несколько примеров, основополагающие идеи и проблемы, поднятые гештальтистами, развиваются и расширяются в различных направлениях.

Например, вопреки классическим взглядам, более недавние исследования показали, что даже такая базовая особенность, как артикуляция фигуры и фона, в некоторых случаях может быть основана на опыте (Peterson & Skow-Grant, 2003). Например, хотя на дисплеях с двумя однородными областями, ни одна из которых не окружает другую, назначение рисунку и фону часто бывает неоднозначным, в некоторых случаях, когда одна область напоминает объект, например дерево на рисунке 9, эта область предпочтительно воспринимается как фигура.

Палмер и его коллеги разработали несколько новых принципов организации поля зрения. Например, Палмер (1992) предложил принцип общей области : элементы имеют тенденцию группироваться вместе, если они расположены в одной и той же закрытой области. Иллюстрация представлена ​​на рисунке 10a. Он изображает то же пространственное распределение элементов, которое на рис. 2c вызывало группировку 1/23/45/6; однако с наложенными замкнутыми контурами предпочтительная группировка становится 12/34/56.

Палмер и Рок (1994) предложили принцип связности элементов : элементы имеют тенденцию группироваться вместе, если они связаны другими элементами. Этот принцип проиллюстрирован на рисунке 10b. Как и рисунок 10a, рисунок 10b также основан на рисунке 2c, но из-за того, что некоторые элементы соединены, предпочтительной воспринимаемой группировкой является 12/34/56.

Рисунок 10: Принципы общей области и связности элементов.

Исследователи также представили вычислительные модели некоторых принципов гештальта (Kubovy & van der Berg, 2008), изучили их возможные нейронные основы (Sasaki, 2007; Han et al., 2005; Цю и фон дер Хейдт, 2005; Roelfsema, 2006), и попытался связать их со статистикой естественных изображений (Geisler et al., 2001; Elder & Goldberg, 2002).

Нерешенные проблемы

В соответствии с формулировкой Вертхаймера, принципы гештальт включают условие «при прочих равных» (при прочих равных) (Палмер, 1999). То есть предполагается, что каждый принцип применяется, учитывая, что другие принципы не применяются или остаются неизменными. В случае, если два (или более) принципа применяются к одному и тому же входу, и они благоприятствуют одной и той же группировке, это будет иметь тенденцию к усилению; однако, если они не согласны, обычно побеждает один или организация восприятия неясна.Выше приведены несколько примеров преобладания одного принципа над другим. Однако, несмотря на то, что он в некоторой степени рассматривался в литературе (например, см. Kubovy & van der Berg, 2008), существенная теоретическая проблема о том, как предсказать, какой принцип победит в каких обстоятельствах, еще предстоит проработать более подробно.

Принципы гештальта обычно иллюстрируются довольно простыми рисунками, такими как приведенные выше. В идеале должна быть возможность применить их к произвольно сложному изображению и, как результат, произвести иерархический анализ его содержания, который соответствует нашему восприятию его целых и частичных целых.Эта амбициозная цель пока не достигнута.

Было высказано предположение, что большинство принципов гештальта являются частными примерами всеобъемлющего принципа хорошего гештальта в том смысле, что быть непрерывным, замкнутым, подобным и т. Д. Являются способами быть максимально хорошими, упорядоченными, простыми и т. Д. Однако, хотя эта идея дает некоторые объяснительная экономия и единство, это достигается за счет ясности и операционализации: хотя может быть относительно просто указать на наличие непрерывности, замкнутости и т. д., труднее установить, что именно делает модель визуально хорошей, простой, унифицированный и т. д.

Один важный вопрос, который мало обсуждался в классической литературе, — это происхождение принципов гештальт. Почему перцепционный ввод организован в соответствии с близостью, непрерывностью, замкнутостью и т. Д.? Гештальтисты склонялись к тому, чтобы считать эти принципы одними из основных свойств системы восприятия, обеспечивая основу нашей способности понимать сенсорные сигналы. Противоположная точка зрения состоит в том, что принципы гештальта — это эвристика, выведенная из некоторых общих характеристик внешнего мира, основанная на нашем опыте работы с вещами и их свойствами (Rock, 1975): объекты в мире обычно расположены на некотором фоне (рисунок — сочленение земли), имеют общую текстуру, отличную от текстуры фона (сходство), состоят из частей, которые находятся рядом друг с другом (близость), движутся как единое целое (общая судьба) и имеют замкнутые контуры (замыкание), которые являются непрерывными (преемственность).В целом, хотя эти принципы обсуждаются более 80 лет и представлены в большинстве учебников по восприятию, по-прежнему существует ряд вопросов, которые необходимо решить.

Список литературы

  • Брегман А. (1990). Анализ слуховой сцены: перцепционная организация звука. Бостон, Массачусетс: MIT Press.
  • Старейшина, Дж. Х. и Голдберг, Р. М. (2002). Экологическая статистика законов гештальта для перцептивной организации контуров. Журнал видения , 2, 324-353, http://journalofvision.org/2/4/5/, DOI: 10.1167 / 2.4.5.
  • Geisler WS, Perry JS, Super BJ, Gallogly DP (2001). Сочетание краев в естественных изображениях предсказывает эффективность группировки контуров. Исследование зрения , 41, 711-24.
  • Gottschaldt, K. (1926). Über den Einfluss der Erfahrung auf die Wahrnehmung von Figuren: I. Psychologische Forschung, 8, 261-317.
  • Хан С., Цзян Ю., Мао Л., Хамфрис Г. В., Гу Х.(2005). Модуляция внимания перцептивной группировки в зрительной коре головного мозга человека: функциональные исследования МРТ. Картирование человеческого мозга , 25, 424-32.
  • Кёлер, В. (1929). Гештальт-психология. Нью-Йорк: Liveright.
  • Коффка К. (1935). Принципы гештальт-психологии. Нью-Йорк: Харкорт, Брейс.
  • Кубовы М. и ван ден Берг М. (2008). Целое равно сумме своих частей: вероятностная модель группировки по близости и сходству в регулярных паттернах. Психологический обзор , 115, 131-154.
  • Кубовы М. и Ван Валкенбург Д. (2001). Слуховые и визуальные объекты. Познание, 80, 97-126
  • Metzger, W. (2006). Законы видения. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. (Оригинальная работа опубликована на немецком языке в 1936 г.).
  • Палмер С. (1992). Общая область: новый принцип перцептивной группировки. Cognitive Psychology, 24, 436-447.
  • Палмер С. и Рок И. (1994). Переосмысление перцептивной организации: роль единой связности. Psychonomic Bulletin & Review, 1, 29-35.
  • Палмер С. (1999). Vision Science. Фотоны в феноменологию. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Петерсон, М. А. и Скоу-Грант, Э. (2003). Память и обучение в восприятии фигуры и фона. В Б. Росс и Д. Ирвин (ред.) Когнитивное видение: Психология обучения и мотивации, 42, 1-34.
  • Qiu, F.T. и фон дер Хейдт, Р. (2005). Фигура и земля в зрительной коре: V2 сочетает стереоскопические сигналы с гештальт-правилами.Нейрон, 47, 155 — 166.
  • Рок (1975). Введение в восприятие. Нью-Йорк: Макмиллан.
  • Roelfsema, P.R. (2006). Корковые алгоритмы перцептивного группирования. Annual Review of Neuroscience, 29 , 203-227
  • Рубин Э. (1921). Visuell wahrgenommene Figuren. Копенгаген: Glydenalske Boghandel (оригинальная работа, опубликованная на датском языке в 1915 году).
  • Сасаки Ю. (2007). Преобразование локальных сигналов в глобальные шаблоны. Текущее мнение в нейробиологии, 17, 132-139.
  • Тодорович, Д. (2007). В. Мецгер: Законы видения. Gestalt Theory, 28, 176-180.
  • Вертхаймер, М. (1923/1938). Untersuchungen zur Lehre von der Gestalt II. Psychologische Forschung, 4, 301-350. (Выдержки переведены на английский как «Законы организации в формах восприятия» в WD Ellis (Ed.), A source book of Gestalt Psyology. New York: Hartcourt, Brace and Co, и как «Принцип организации восприятия» в DC Beardslee и Майкл Вертхаймер (ред.), Readings in Perception , Princeton, NJ: D. Van Nostrand Co., Inc.).

Внутренние ссылки

  • Родольфо Ллинас (2008) Нейрон. Scholarpedia, 3 (8): 1490.
  • Филип Холмс и Эрик Т. Ши-Браун (2006) Стабильность. Scholarpedia, 1 (10): 1838.
  • Джереми Вулф и Тодд С. Хоровиц (2008) Визуальный поиск. Академия наук, 3 (7): 3325.

Рекомендуемая литература

  • Сокращенный перевод Вертхаймера (1923), из книги Эллиса (1938), включая множество иллюстраций принципов гештальта.Обратите внимание, как Вертхаймер начинает эссе лаконичным предложением «Я стою у окна и вижу дом, деревья, небо» и продолжает использовать такие простые феноменологические наблюдения для ясной критики представления о том, что наше восприятие сцены состоит из набора точечные ощущения местного цвета, и таким образом мотивирует потребность в законах организации восприятия.

Внешние ссылки

См. Также

Восприятие фигуры-фона, Визуальный поиск, Привязка по синхронности, Зрение, Самоорганизация функции мозга

.

Теория гештальт-терапии. Понятия и история гештальт-психологии. Гештальт-подход

Гештальт-терапия — это высокоэффективная экзистенциальная экспериментальная психотерапия. Процесс основан на отношениях между терапевтом и пациентом и переживании в текущий момент или, как это называется в теории гештальта — «здесь и сейчас». Гештальт-терапевт играет несколько иную роль, чем традиционный психотерапевт. Будучи всего лишь помощником в процессе лечения и имея глубокое понимание гештальт-восприятия, гештальт-терапевту удается достичь необходимого результата при полном вовлечении пациента, ищущего улучшения.Совместная работа обеих сторон формирует поведение, которое устраняет проблему. Сначала это происходит в рамках группового сеанса, а затем такое же поведение переносится на обычную среду индивида. Главный акцент делается не на словах, а на непосредственном опыте человека.

Гештальт-концепция

Гештальт-терапия основана на ряде представлений и развивается благодаря работам в области психоанализа (Уильям Райх), последователей теории поля (например, Левин), экзистенциализма и экспериментального подхода специалистов по гештальт-терапии.Различные принципы слились воедино или, по крайней мере, оказали определенное влияние на гештальт-теорию и сформировали ее так, как мы имеем сейчас. Концепция целостности, холизма сделала человека саморегулирующейся и независимой сущностью, и гештальт-терапевт рассматривает клиента как функциональное целое, стремящееся к зрелости. Целое важнее, чем отдельные его части вместе взятые. Концепция осознания пришла из работ Райха, и теория поля также сильно повлияла на гештальт-теорию , продемонстрировав, что каждого человека следует рассматривать в контексте его окружения.

Гештальт-подход

Различный подход к предыдущему опыту клиента определил методы, которые использует Гештальт-терапия . Прошлое пациента не имеет особого значения, и Гештальт-терапия не концентрируется на нем, а использует его для решения проблемы. Поскольку прошлое влияет на решения человека здесь и сейчас, гештальт-терапевт показывает это человеку с помощью диалогов и экспериментальных методов, расширяя, таким образом, осознание человека.Пациент учится саморегуляции и методам преодоления нагрузки прошлого, которая мешает адекватному восприятию событий настоящего. Следует полностью принять себя. Облегчение приходит с полным осознанием. Поможет освободиться от бремени, пленяет человека и направляет индивидуальность. Развитие начинается после того, как человек осознает боль прошлого и только тогда, когда человек освобождается от страха и нервозности. Пациент несет полную ответственность за то, что он делает, и за альтернативу, которую он выбирает.

Фриц Перлз, основатель гештальт-терапии

Фредерик или Фридрих Саломон Перлз (8 июля 1893 г., Берлин — 14 марта 1970 г., Чикаго) вошел в историю как Фриц Перлс, известный психиатр и психотерапевт, основатель Гештальт-терапии , соучредитель гештальт-школы психотерапия.

Fritz Perls разработал совершенно новый подход в психотерапии. Согласно этой теории, одна из основных целей гештальт-терапии — это способность восстановить самосознание, которое теряется, когда психологическое расстройство становится очевидным.Это достигается за счет восстановления способности человека различать, что помогает человеку определить, что является и что не является истинной частью личности, что дает человеку чувство самореализации и достижений, а что приводит к разочарованию.

Благодаря ему в поле зрения появился термин гештальт-терапии . Он основан на гештальт-психологии и гештальт-теории психотерапии Ханса-Юргена Вальтера. Его жена Лаура Перлз также внесла свой вклад в развитие гештальт-психотерапии.


.

Гештальт-терапия, гештальт-психология и теория, гештальт-концепция, происхождение и история

  • Гештальт Теория
  • Меню
  • Гештальт-теория
  • Гештальт-терапия
  • Цитаты
  • Лица
  • Определения
  • Меню
  • Гештальт-теория
  • Гештальт-терапия
  • Цитаты
  • Лица
  • Определения
  • Обзор
  • Основные концепции
    • Феноменологическая перспектива
    • Перспектива теории поля
    • Экзистенциальная перспектива
    • Диалог
  • Другие системы
  • История
    • Прекурсоры
    • Начало
    • Текущее состояние
  • Личность
    • Теория личности
  • Психотерапия
    • Теория психотерапии
    • Процесс психотерапии
  • Механизмы психотерапии
    • Старые недостатки, новые силы
    • Разочарование и поддержка
    • Парадоксальная теория перемен
  • Приложения
    • Проблемы
    • Оценка
  • Лечение
    • Текущая индивидуальная гештальт-терапия
    • Групповые модели
    • Мастерская стиля
    • Менеджмент
  • Сводка
    • Карта сайта
    • © 2020 GestaltTheory.com
      GestaltTheory.com является участником программы Amazon Services LLC Associates, партнерской рекламной программы, разработанной для предоставления сайтам средств для получения рекламных сборов за счет рекламы и ссылок на Amazon.com.
.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *