Понсон дю террайль тайны парижа: Список книг и других произведений Понсон дю Террайль (Ponson du Terrail) Сортировка по году написания

Содержание

Список книг и других произведений Понсон дю Террайль (Ponson du Terrail) Сортировка по году написания

Пьер Алексис Понсон дю Террай, также Понсон дю Террайль (фр. Pierre Alexis, vicomte Ponson du Terrail, 8 июля 1829, Монмор, Верхние Альпы — 10 января 1871, Бордо) — популярный французский писатель, мастер жанра роман-фельетон (роман в выпусках, роман с продолжением), создатель персонажа разбойника Рокамболя, популярность которого отразилась во французском языке словом rocambolesque — невероятно-удивительный или в стиле Рокамболя.Родился в аристократической семье в местечке Монмор, недалеко от Гренобля. Вначале пошёл по стопам отца, морского офицера, и служил офицером. Сочинительством занимался с двадцати лет. Начинал в жанре готического романа. Первый удачный роман вышел в 1853 г. — «Кулисы света».

Пытаясь превзойти успех Эжена Сю и в подражание ему принялся в 1857 за приключенческий роман о разбойнике Рокамболе, давший начало саге «Похождения Рокамболя, или Драмы Парижа» (не закончена).

Его литературную деятельность прервала в 1870 г. франко-прусская война. В своем имении он создал нечто вроде партизанского отряда из добровольцев — вольных стрелков. Вынужден был укрыться в Бордо, когда немецкие солдаты сожгли его фамильный замок под Орлеаном. Там и умер в январе 1871 г.

Похоронен на кладбище Монмартр в Париже.

Творчество
Отличался быстротой писания (опубликовал свыше 200 произведений в течение 20 лет) и чудовищными стилистическими промахами. Наводнил своими романами всю парижскую прессу. Имел огромный успех у современников.

Интересные факты:

Персонаж Рокамболя стал первым среди литературных супергероев, он на 50 лет старше Фантомаса, за которым последовали истории о Тарзане, Джеймсе Бонде и других.

Первый перевод Рокамболя на русский язык вышел из печати в Санкт-Петербурге в 1868 г.

В Москве дворянская молодёжь, подражая клубу «Червонных валетов», создала подобную группу, занимавшуюся вымогательством и мошенничеством в 1871—1875 годах.

Единственное собрание сочинений Понсона дю Террайля издано в Санкт-Петербурге типографией В. А. Тихонова в 30 томах (1901-04 гг.)

Читателем Понсона дю Террайля был Максим Горький. Позже он вспоминал: «Рокамболь учил меня быть стойким, не поддаваться силе обстоятельств…»

Литературную деятельность Понсона дю Террайля прервала в 1870 г. франко-прусская война. В своем имении он создал нечто вроде партизанского отряда из добровольцев — вольных стрелков.

«Тайны Парижа» читать бесплатно онлайн книгу автора Понсон дю Террайль на MyBook.ru

Впервые мысль бросить сию книгу посетила меня, когда я прочла в описании одного из героев, что он был нервного сложения. Это как, простите? Его передергивало при ходьбе? Или часто по поводу и без донимал нервный тик? Но, думаю, мало ли. Может времена тяжелые тогда были: дуэли и прочие приятности и неприятности. А потом пошло-поехало.
Скажу честно, была у меня мыслишка начать записывать, кто кому из героев насолил, кто-кого любит, у кого когда дуэль (дабы не забыть). Да и на протяжении всей книги я периодически задавалась мыслью, как они вообще в столь «дуэльное время» умудрялись дожить хоть до тридцати? Это же ужас один! Вы на меня нехорошо посмотрели? …шмяк перчаткой в лицо… завтра в семь утра за N.. садом, в N..ом лесу, за N.. монастырем (нужное подчеркнуть). И при всем этом герои и героини умудряются влюбляться (иногда заочно, как в случае с Фульмен, а иногда по второму кругу) с молниеносной скоростью, так же быстро менять предмет любви и при этом опять таки время от времени посещать дуэли. Смею заметить, что женщины в многих случаях в книге ведут себя, как герои, на плечо которых могут опереться в передышках между дуэлями рыдающие от любви и терзаемые ревностью мужчины. А что же мужчины? А им некогда. Они то интриги плетут, то на дуэлях дерутся. Фактически в книге вся интрига закручена была вокруг двух сильных женщин. Одна доводила до конца начатое мужем, а вторая стояла горой за человека, которого была бы не прочь видеть своим мужем.

Прошу тапками в меня не бросаться, может, я что-то недопоняла, т.к.читала, видимо, сокращенный вариант. Может мною многое было упущено? Ведь я, например, сразу поняла, кто такая Дама в черной перчатке. Кстати, о Даме. Я так и не придумала, чей же черный локон она хранила у себя в кольце? Со светлым локоном в медальйоне все понятно, но откуда взялся еще и черный локон, черт побери?
За что же тогда 4? За легкость (книга читается легко и быстро), за моменты веселья (помним о нервном сложении, о создании кружка дуэльного искусства «Друзья шпаги» (простите, но мне местами было смешно, когда речь шла о секретности и важности сиего объединения по сравнению со всем остальным), о мужчинопаде: от шпаги, от потери сознания, от апоплексического удара, от злости и конечно же от нахлинувшей любви:)) и за хорошо проведенное время.
Итак, если Вы ищете хорошую исторически достоверную картину событий, то, боюсь, Вам не сюда. Вам, скорее к Гюго или Дрюону. Но! Если Вы хотите отдохнуть и немного отвлечься, то эта книга несомненно то, что надо!

Читать книгу «Тайны Парижа»📚 онлайн полностью бесплатно — Понсон дю Террайль


Понсон дю Террайль
Тайны Парижа. Том 2

Часть IV. ГРАФИНЯ Д’АСТИ

I

В трех лье от замка Рювиньи, где происходили описываемые нами события, отлого спускалась к морю небольшая, покрытая лесом долина; на склоне горы виднелся красивый, сложенный из красных кирпичей дом, окруженный развесистыми деревьями; перед ним расстилалась зеленая поляна, сплошь засаженная яблонями, составляющими богатство жителей Нормандии.

Дом, напоминавший собою современные виллы, четыре года назад вместе с превосходной фермой и плодородными пастбищами был куплен «парижанином», как говорят в провинции, отставным военным с красной ленточкой в петлице и густыми с проседью усами.

Мы уже знакомы со старым военным; это – полковник Леон, отец Армана, бывший глава общества «Друзей шпаги».

Дом назывался Сторожевым замком. Чтобы объяснить, почему полковник приобрел его, мы должны вернуться к событиям минувших лет.

Незадолго до прекращения основанного полковником ужасного общества он посетил Нормандию по случаю бракосочетания капитана Гектора Лемблена с Мартой де Шатенэ, овдовевшей два года назад после смерти барона де Рювиньи. Полковник находился в числе свидетелей капитана при брачной церемонии.

Свадьба была простая, скромная, в церкви замка, а затем в деревенской мэрии. Полковник Леон провел неделю у капитана, и так как он любил охоту, то вдоволь насладился ею в окрестных лесах замка. Застигнутый грозой во время одной из своих охотничьих экскурсий в долине, над которой возвышался Сторожевой замок, полковник укрылся в нем и узнал, что владелец его недавно умер, оставив лишь дальних родственников, которые поспешили объявить о продаже дома и земель.

Полковнику понравился Сторожевой замок; цена имения была подходящая, а земли находились в хорошем состоянии. В своих непрестанных заботах о сыне – своей единственной горячей привязанности – полковник вел денежные дела крайне осторожно и не доверял ни промышленным предприятиям, ни процентным бумагам; он купил замок, намереваясь сделать его краеугольным камнем состояния, которое он желал оставить Арману.

Сюда-то полковник привез сына накануне того дня, когда капитан Гектор Лемблен, майор Арлев и Дама в черной перчатке приехали в Рювиньи.

Полковник увез сына из Парижа по совету Фульмен. Но ни Фульмен, ни он сам не предвидели, что вследствие рокового совпадения Дама в черной перчатке также покинет Париж, хотя по совершенно другой причине, и поселится в трех лье от того места, где они думали скрыть Армана от ее преследований.

Полковник прибыл в Сторожевой замок под предлогом возобновления контрактов с окрестными фермерами, ремонта виллы и устройства некоторых денежных дел.

Несмотря на нетерпеливое желание разыскать Даму в черной перчатке, Арман не мог противостоять желанию отца; он поехал вместе с ним в замок, с условием, однако, что полковник поспешит окончить свои дела и вернется возможно скорее в Париж. Погода благоприятствовала полковнику. Хотя была середина февраля, но дни стояли теплые, и Арман, любивший охоту, весь отдался этому удовольствию. Густые леса окружали виллу, и, живя в Сторожевом замке, полковник всегда имел в своем распоряжении небольшую свору из восьми английских собак, показывавших на охоте настоящие чудеса.

Прошла неделя, и Арман начал уже чувствовать лихорадочное нетерпение, когда, наконец, пришло письмо от Фульмен.

Она писала ему:

«Мой милый неблагодарный юноша, знаете ли вы, что я, которая любит вас, поступаю дурно, взявшись за розыски своей счастливой соперницы?

Но люди, живущие надеждой, не должны жаловаться на горечь настоящего, а потому и я стараюсь забыть, что люблю вас, и помню только о взятой на себя роли поверенной и разведчика.

Итак, скажу вам, милый друг, что я напала на след нашей таинственной Дамы в черной перчатке и надеюсь разузнать решительно «все».

Как видите, я ставлю это слово в кавычках.

Но для этого необходимо, чтобы вы предоставили это дело всецело мне одной и не возвращались в Париж слишком скоро – так как это стеснило бы меня – и не подавали бы признаков жизни еще в течение, по крайней мере, недель двух.

Если вы вернетесь вопреки моему запрещению, то не узнаете ничего!

Прощайте, мой милый неблагодарный юноша, несмотря на все я люблю вас.

Фульмен».

Это письмо несколько успокоило пыл нашего героя. Он питал к Фульмен сильное доверие. Она приказывала – он решил повиноваться. Письмо Фульмен он получил около девяти часов утра. В этот день он собирался отправиться на охоту, и лошадь была уже подана к крыльцу, а егерь держал на своре собак. Арман обнял отца и вскочил на седло.

– Где ты рассчитываешь охотиться сегодня? – спросил его полковник.

– Около Рювиньи, – ответил молодой человек.

При этом имени полковник вздрогнул, но промолчал. Арман не был посвящен в ужасные тайны своего отца и не подозревал, что теперешний владелец Рювиньи, капитан Гектор Лемблен, с которым полковник уже четыре года не поддерживал никаких сношений, был так тесно связан с ним когда-то.

– Поезжай, – сказал полковник, – но не заставляй ждать себя слишком долго к обеду. Ты всегда возвращаешься к ночи.

– Я вернусь рано. До свидания, отец.

Молодой человек пришпорил лошадь и поскакал галопом, сопровождаемый собаками и егерем.

Было десять часов утра. Между Сторожевым замком и Рювиньи тянулись огромные леса, вплоть до самых утесов, у подножия которых бурлило море.

Сын полковника спустил именно в этом лесу свору, и собаки скоро выгнали дикую козу. Коза почуяла охотников; описав несколько кругов вместе с собаками, следовавшими за нею по пятам, коза решилась на крайнюю меру и, направившись по прямой линии к северной оконечности леса, перебежала равнину, которая простиралась от конца леса до высоких, отвесных в этом месте утесов. Животное значительно опередило собак, за которыми следовали верхом Арман и егерь.

Молодой охотник в порыве увлечения пришпоривал лошадь и понесся сквозь чащу кустов, яростно трубя собакам, чтобы они гнались вовсю, как вдруг раздался выстрел; егерь круто остановил лошадь, которая взвилась чуть не на дыбы, и крикнул: «Сударь, вашего зверя убили!»

– А! Вот как! – в свою очередь крикнул Арман. – Да ведь это нахальство!

И молодой человек ударил лошадь и пустил ее в ту сторону, откуда послышался выстрел, решившись лично убедиться в справедливости слов егеря. Таким образом он достиг опушки леса, выехал на равнину и остановился пораженный.

На расстоянии ста метров от леса какая-то амазонка прятала еще дымящийся пистолет в седельную сумку. Из этого пистолета она только что перед этим застрелила бедную козу, которая лежала тут же, в десяти шагах от нее.

Когда Арман выехал на равнину, собаки уже успели опередить его на несколько шагов и бросились на убитое животное. Амазонка, подскакав к ним, принялась разгонять собак хлыстом, несмотря на то, что они бросались на нее, и в то же время с неподражаемой грацией управляла лошадью ирландской породы.

При виде женщины гнев Армана сразу остыл, сменившись любопытством. Он подъехал к незнакомке и вдруг громко вскрикнул и пошатнулся на седле; сердце его забилось ускоренно. Женщина, убившая пистолетным выстрелом наповал дикую козу и совершенно одна находившаяся в пустынном и диком месте, была Дама в черной перчатке.

Она тоже узнала Армана. Но на этот раз женщина, так долго избегавшая его, так долго тщетно им разыскиваемая, не подумала бежать от него. Она неподвижно и спокойно поджидала Армана, направившегося к ней.

Юноша испытывал сильное волнение. Но это волнение вместо того, чтобы парализовать его силы, напротив, придало ему решимость, и он остановил лошадь в каких-нибудь двух шагах от амазонки. Тоща он поклонился ей и пробормотал только одно слово: «Наконец-то!»

В слове этом слышалось: «Наконец я снова встретил вас, после того как уже думал, что потерял вас навсегда… Наконец я получу разрешение загадки, олицетворением которой являетесь вы… Наконец я узнаю все, и вы должны будете объяснить мне, зачем вы скрылись перед свиданием, которое назначили мне сами неделю назад».

Без сомнения, Дама в черной перчатке угадала все, что Арман хотел выразить одним словом. Быть может, она решилась даже пойти навстречу тем объяснениям, которые молодой человек мог потребовать у нее. Она встретила его улыбкой… улыбкой, полной очарования, полудружественной и полунасмешливой, которая обезоружила бы самого рассерженного человека, если влюбленный когда-либо бывает таковым.

– Вот как, милостивый государь, – проговорила она. – Мне, право, кажется, что сама судьба принимает участие и хочет рушить все преграды между нами.

– Сударыня, – прошептал Арман.

– Мы встречаемся в Италии, в Вене, Петербурге, Париже, в Нормандии – всюду. В Париже вы являетесь ко мне в окно…

– Ах, – с живостью перебил ее Арман, – вы не откажете мне в просьбе объяснить мне ваше странное поведение…

– Нет, – сказала она. – Вы последовали за мной в мое последнее убежище, и я сознаюсь, что мне трудно бежать теперь от вас. Но все же, – прибавила она, – согласитесь, что не перед вашим егерем нам…

Арман обернулся, собираясь отослать своего спутника.

– Нет, не надо… – шепнула она, – до вечера.

– Но… где?

– Вы знаете скалы?

– Которые тянутся вдоль берега на протяжении шести верст?

– Значит, вы знаете и тропу таможенного досмотрщика?

– Еще бы!

– Сегодня, – продолжала она, – в десять часов вечера, пойдите по тропинке, которая спускается со скалы к берегу моря, войдите в пещеру, проходящую через всю гору, и ждите…

– Боже мой! – прошептал молодой человек, вдруг охваченный сомнением. – Неужели вы меня еще раз обманете?

– Я обману вас?..

– Да, назначив мне свидание, на которое вы не придете. Амазонка молчала. Бе шею обвивала золотая цепь с коралловым фермуаром. На ней висел медальон, в котором хранился локон белокурых волос. Она сняла с шеи цепь.

– Возьмите, – произнесла она, – все царские сокровища нейдут для меня в сравнение с этой цепью и медальоном. Возьмите, вы вернете их мне сегодня вечером.

И она протянула цепочку Арману.

– Неужели, – спросила она, – вы сомневаетесь еще и теперь?

– Нет, – ответил Арман, жестом благородного негодования отстраняя от себя цепочку.

– Если вы верите мне, – продолжала она, – то приходите, и вы узнаете, отчего я избегаю вас.

Она повернула лошадь и хотела было уехать.

– До свидания, – проговорила она, – до вечера!

Но почти в ту же минуту амазонка вернулась обратно и сказала:

– Еще одно слово.

– Говорите, – прошептал Арман, с восхищением любуясь ею и чувствуя, как его сердце трепещет от радости.

– Вы знаете, – с улыбкой продолжала она, – человек,

который хоть раз осмелился выказать свое недоверие женщине, страшно теряет в ее глазах.

– Ах, сударыня…

– Вы провинились, но, так и быть, я прощаю вам; зато если вы в другой раз не поверите мне – все пропало для вас.

– О, – воскликнул он, – я верю вам!..

– Верьте и повинуйтесь…

– Что прикажете мне сделать?

– Во-первых, не следовать за мною, не стараться узнать, ни куда я еду, ни кто я… до тех пор, пока мне самой не заблагорассудится открыть вам это.

– Клянусь вам в этом.

– Клянетесь вашей честью?

– Да, моею честью.

– Дальше: вернувшись домой… к вашему отцу, вы ни слова не скажете о нашей встрече.

– Обещаю вам это.

– И, в случае необходимости, купите молчание вашего егеря.

– Все будет по вашему желанию.

– В таком случае, – сказала амазонка, – до вечера… в десять часов… до свидания.

Она послала ему рукою привет, пришпорила лошадь и умчалась галопом.

Молодой человек, опьяненный страстью, смотрел ей вслед. Она удалялась, смелая и воздушная, несясь по краю утесов, выбрав узкую тропинку, змейкой извивавшуюся над обрывом бездонной пропасти, и презирая опасность, которая грозила ей на дне бездны при малейшем неверном шаге лошади. Сердце у Армана было полно восхищения и ужаса.

– Неужели это женщина? – спросил он себя, когда она наконец исчезла вдали.

Он задумчиво направился к лесу и вилле, сказав егерю, который вез поперек седла убитую дикую козу:

– Помни, Жан, что это ты убил козу из винтовки; что мы не встретили никого, – слышишь ли: никого? – что эта дама не существует.

Егерь поклонился.

– Через месяц, – прибавил Арман, – если ты не проболтаешься, то получишь двадцать пять луидоров.

И молодой охотник продолжал путь к замку.

Когда он подъезжал к дому, солнце уже садилось за соседним холмом, золотя шпиц замка последними лучами заката.

На пороге дома сидел полковник, поджидая сына, и курил трубку с той безмятежностью, которая является у людей при мысли, что они сумели предотвратить грозившую им опасность.

Улыбка появилась на губах у старика, когда он увидал любимого сына, которого при помощи Фульмен он спас от преследований Дамы в черной перчатке – этого безжалостного и таинственного врага.

Бедный отец!..

II

Арман помнил клятву, данную прекрасной амазонке, и свято хранил ее. Несмотря на нетерпение, радость и безумные надежды, овладевшие им, после того, как Дама в черной перчатке назначила ему свидание, сын полковника сумел сохранять в присутствии отца полное спокойствие, ожидая часа, когда тот имел обыкновение уходить к себе. После ужина полковник пожелал ему спокойной ночи и отправился в свою комнату.

Старая кухарка, камердинер Армана и егерь, бывший в то же время садовником и конюхом, составляли весь штат прислуги. Камердинер спал недалеко от комнаты полковника, в его уборной.

Все слуги так же, как и полковник, ложились спать очень рано; с тех пор, как на вилле поселился Арман, по парижской привычке ложившийся не ранее полуночи, он взял на себя труд запирать двери, предварительно совершив обход дома, что являлось прямо-таки необходимым, так как вилла стояла совершенно уединенно.

Убедившись, что отец спит, Арман отправился в конюшню, где егерь кончал чистить лошадей, собираясь подняться в людскую.

– Жан, – обратился к нему Арман, – если ты хочешь, чтобы к обещанным двадцати пяти луидорам прибавилось еще кое-что, ты должен не только молчать, но и повиноваться мне беспрекословно.

– О, господин Арман хорошо знает, – сказал егерь, – что со мною нечего говорить о деньгах. Я и без них предан всей душой господину Арману.

– Оседлай Роб-Роя.

Егерь сделал рукою движение, выражавшее изумление.

– Как, – сказал он, – господин Арман думает выехать после десяти часов вечера?

– Да поскорее, – прибавил молодой человек тоном, не допускавшим возражений.

Егерь оседлал лошадь, удивленную не менее конюха тем, что ее беспокоят в такое неурочное время.

– Слушай, – продолжал влюбленный, – отец не должен знать о том, что я уехал, а стук копыт по камням непременно разбудит его; разрежь попону на четыре куска, обвяжи ноги Роб-Роя, выведи его под уздцы и жди меня в том месте, где дороги перекрещиваются!

Егерь в точности исполнил приказание молодого барина. Роб-Роя он провел через двор так тихо, что ни одна из собак, запертых в сарае рядом с конюшней, не залаяла. Тем временем Арман поднялся в свою комнату, нарочно стараясь больше шуметь, чтобы слышали, что он вернулся. Потом, не зажигая огня, он на цыпочках спустился вниз.

Он вышел в садовую калитку и дошел до перекрестка, где одна из дорог вела к морю, а другая в глубь страны.

Отправляясь на ночное свидание, Арман вспомнил наставления Фульмен, которая, сопровождая его неделю назад на площадь Эстрапад на свидание с Дамой в черной перчатке, советовала ему захватить с собой кинжал. Не любимой женщины опасался Арман, а того, что старик, который ревниво сторожил ее, как дракон, охраняющий свое сокровище, мог последовать за нею. На этот раз Арман взял с собою, однако, не кинжал, а пару пистолетов и спрятал их в сумке у седла.

Затем, вдев ногу в стремя, он сказал егерю:

– Я не знаю сам, когда вернусь, а потому жди меня часа два. Если я не вернусь к тому времени, то на рассвете ты найдешь лошадь, привязанную у садовой калитки.

– Слушаю, – ответил егерь.

Арман поехал по направлению к утесам по неровной каменистой дороге, которая, однако, значительно сокращала расстояние от виллы до таможенного поста. Ночь была холодная, но ясная и светлая; светила полная луна. Выехав из лесу, Арман очутился на зеленом лугу, окаймленном утесами; добравшись до них, он увидал, что дальше начинается обрыв и лошадь его не спустится. Только те, кто знаком с берегами океана от Шербурга до Булони, могут ясно представить себе зрелище, представившееся глазам нашего героя.

Утес, круто обрываясь, образовал залив, где с громким ревом разбивались волны, когда прилив был высок.

При отливе же море обнажало небольшую песчаную отмель и края утеса, имевшие вид гигантских скамеек. Тропинка, по которой спускались в пропасть, принимала тогда вид лестницы с неровными и крутыми ступеньками, доходившими до самой бухты. Дойдя до половины тропинки, можно было увидеть углубление в скале. Оно имело вид ниши и служило в темные ночи местом наблюдений для таможенных солдат. Когда сын полковника проходил мимо грота, грот был пуст.

Взобравшись на скалу, отстоявшую на несколько jot метров оттуда, часовой видел море на далекое расстояние вокруг; ни один корабль не мог приблизиться к берегу, не замеченным им.

Арман привязал лошадь к дикой яблоне, поднимавшейся из-под уступа скалы, засунул пистолеты в карман и начал спускаться по тропинке, столь смело проложенной по утесу. Море было безмятежно. Приближаясь к морю, молодой человек чутко насторожил уши, спрашивая себя, с какой стороны и каким путем явится сюда женщина, которую он ждет; кроме горной тропинки, по которой спустился он сам, и моря, другого пути сюда не было. Легкий всплеск весел был ему ответом. При свете луны, отблески которой разливались далеко по волнам, Арман различил небольшую лодку, по-видимому, приближавшуюся к заливчику, названному бухтой Таможенного досмотрщика.

Не успел он пройти и двух третей тропинки, которая кончалась каменной площадкой, куда выходил грот таможенных, как лодка остановилась. Женщина легко выскочила из нее на землю, сделала рукой знак, и лодка удалилась. Это была она! Арман узнал ее по учащенному биению своего сердца; не успел он подойти к ней, как она сказала насмешливым тоном:

– Мне кажется, милостивый государь, что дамы первые являются на назначенные ими свидания.

– О, простите! – воскликнул Арман, – но я, помня ваш запрет, не мог уехать из замка, прежде чем не заснул отец.





«Тайны Парижа» Понсон дю Террайль Пьер Алексис: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-9910-2940-7, 9789661472838

Наконец-то дочитал эту книгу. Ни в коем случае не подумайте, что чтение ее мне было в тягость! Начну с качества самого печатного издания. Очень качественная обложка, листы газетные и тоненькие, но на удивление, приятные на ощупь и их легко листать, шрифт четкий. В общем, к качеству издания претензий нет. Теперь непосредственно о содержании. «Тайны Парижа» вначале читались очень тяжело, потому что, на мой взгляд, первые страницы романа содержали большое количество диалогов, коротких причастных и деепричастных оборотов, не свойственное русскому языку описание природных явлений. Мне даже на какое-то время показалось, что я лучше пишу (хотя делаю это, откровенно, не на очень высоком уровне), но преодолев все-таки более сотни страниц, я понял, что очень сильно ошибался. Книга оказалась очень интересной, появилась интрига, сюжет романа оказался увлекательным. «…Мы живем в том веке, когда все совершается быстро. Чтобы «жить», то есть чтобы наслаждаться жизнью, нужно быть богатым в тридцать лет, пресыщенным в тридцать пять, эгоистом к сорока…» Это цитата из романа наиболее полно описывает мотивы поступков главных героев романа — участников тайного общества «Друзья шпаги». Само произведение можно условно разделить на три части: первая — знакомство с жизнью главных героев, создание и прекращение деятельности общества «Друзей шпаги», вторая — смерть Гонтрана де Ласи (я выделил ее в отдельную часть как переломный момент в романе), третья — месть бывшим участникам вышеназванного общества за их преступную деятельность. Интригу в части имени личности, которая мстила участникам обществ, конечно, автору не удалось сохранить (хотя какое-то время она присутствовала), но раскрытие подробностей плана мести этой личности в третьей части книги, выделенной мной, сделало чтение увлекательным. Не буду раскрывать всех секретов, в окончание скажу, что роман о любви, предательстве, настоящей любви, мести, приключениях. Книга читается легко, так как отсутствуют философские мысли, заставляющие нас задуматься о нашей жизни. Рекомендую для прочтения с целью отдохнуть, так сказать от умных книжек!

Читать онлайн — Тайны Парижа

Текст издания: Понсон дю Террайль. Тайны Парижа. Ч. 5. – Пер. с фр. – Санкт-Петербург: тип. и лит. В. А. Тиханова, 1904. – 290 с. 22 см.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

* * *

Часть I. Оперные драчуны

I

Однажды вечером в январе 1836 года по дороге, высеченной в обрывистом склоне Абруццких гор в Южной Италии, быстро катила почтовая коляска, запряженная четверкой сильных лошадей.

Слуга, сопровождавший карету, ехал, стоя сзади и держась за ремни, а единственный ямщик правил лошадьми, запряженными не a la Daumont, как это в обычае при почтовой езде, а с выносными.

В карете, стекла окон которой были опущены, сидели молодой человек и молодая женщина и с наслаждением вдыхали вечерний воздух, напоенный ароматом горных цветов.

Молодому человеку было, судя по наружности, лет около двадцати шести; он был среднего роста, белокур, нервного сложения; лицо его выражало одновременно энергию и доброту. Блеск его голубых глаз свидетельствовал о львиной храбрости, а прямой нос – о сильной воле и настойчивости.

Его спутница представляла тип совершенно ему противоположный. Ее черные, как смоль, волосы, пунцовые, оттененные легким пушком губы и блестящие черные глаза обличали ее южное происхождение. Она была высока и стройна, а руки ее были замечательно изящны. Молодой человек улыбался задумчиво, почти грустно; наоборот, улыбка молодой женщины носила отпечаток затаенной иронии, свидетельствующей у женщин о слишком рано пережитых ими житейских бурях.

Взглянув на нее, не трудно было угадать, что она долго надеялась, страдала и плакала, но теперь перестала уже надеяться и принимала жизнь такой, какова она есть, и, устав страдать, предпочла роль мучителя роли жертвы.

Ее высокий с несколькими преждевременными морщинками лоб носил печать ума, быть может, даже гениального, а по складкам в углах губ и насмешливой улыбке психолог мог бы угадать равнодушие, наступающее после чрезмерных страданий, и горький скептицизм, составляющий силу у женщин и доводящий до отчаяния мужчину.

Почтовая карета спускалась по крутому склону в глубокое ущелье, дикий вид которого напоминал самые мрачные произведения Сальватора Розы. Между двух горных цепей расстилалась равнина, по которой несся горный поток. Обрывистые, почти остроконечные горы были покрыты низкорослыми растениями с темной зеленью, из-за которых там и сям выступали то старые скалы или развалины феодального замка, то полуразрушенная стена или обвалившаяся башня.

В просвете между скал мелькал иногда вдали голубой горизонт, опоясанный морем, залитым лучами заходящего солнца.

– Леона, – говорил путешественник, сжимая в своих руках руку молодой женщины, – не находите ли вы так же, как и я, что дикая красота природы составляет чудную рамку для любви?

– Да, – кивнула она головой с очаровательной грацией.

– Дорогая моя, – продолжал он, – как сильно любишь во время путешествия! Жизнь вдвоем во время передвижения, уединение двух сердец среди вселенной, больших дорог и незнакомых людей, разве это не величайшее блаженство, о котором только можно мечтать?

Молодая женщина не отвечала. Мысли ее были далеко, быть может… быть может, суровое величие природы, среди которого она проезжала, всецело поглотило ее.

– Ах! Дорогая Леона, – снова восторженно заговорил путешественник, – какую бесконечно счастливую жизнь, жизнь, полную упоений, дает ваша любовь!.. Пока случай не столкнул меня с вами, я был свободен, но грустил; мое незанятое сердце призывало незнакомку, мое воображение рисовало мне идеал… Я нашел и то, и другое. Этот год, проведенный в путешествии, которое скоро придет к концу, миновал, как сон… как счастливый сон… Выстрадали, когда я встретил вас, мрачная и печальная, точно статуя отчаяния, вы казались уже умершей для жизни, для любви, для надежды, и отчаяние наложило на ваше лицо свою роковую печать.

– Молчите, Гонтран, молчите! – перебила его молодая женщина.

– Я никогда не спрашивал вас о том таинственном прошлом, которое вы так тщательно скрывали от меня. Вы были прекрасны, умны и вы страдали; я полюбил вас с первого взгляда. А потом, – о Боже! ведь молодость отважна и любит вступать в неравную борьбу, – я захотел бороться против вашего горя, отчаяния, уныния, против всего, что так терзало вас. Я осмелился надеяться, что ваше разбитое, усталое сердце сохранило хотя одну струну, способную издать звук. Я вернул к жизни вас, готовую умереть, я надеялся, что вы полюбите меня, и вы любите меня теперь… В течение целого года, как мы покинули Францию, вы счастливы…

Прекрасная путешественница молча пожала руку своему спутнику.

– Однако, – прибавил он, – теперь я боюсь.

– Чего? – спросила она.

– Возвращения, – пробормотал он.

– Какое безумие!

– Ах, дорогая моя, если бы вы тол

Тайны Парижа : Пер. с фр. / Понсон дю Террайль


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2.4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

Ponson du Terrail — Oeuvres LCI / 69, автор Pierre Alexis Ponson du Terrail

  • Домой
  • Мои книги
  • Обзор ▾
    • Рекомендации
    • Choice Awards
    • Жанры
    • Подарки
    • Новые выпуски
    • Списки
    • Изучить
    • Новости и интервью
    • 4
        26 Жанры
      • Бизнес
      • Детский
      • Кристиан
      • Классика
      • Комиксы
      • Поваренные книги
      • Электронные книги
      • Фэнтези
      • Художественная литература
      • Графические романы
      • Историческая фантастика
      • История
      • Ужасы Музыкальные истории
      • Тайна
      • Документальная литература
      • Поэзия
      • Психология
      • Романтика
      • Наука
      • Научная фантастика
      • Самопомощь
      • Спорт
      • Триллер
      • Путешествия
      • Молодые люди
      1 90 Больше жанров 025
    • Сообщество ▾
      • Группы
      • Обсуждения
      • Цитаты
      • Спросите автора
    • Войти
    • Присоединиться
    Зарегистрироваться
    • Профиль
    • Посмотреть профиль
    • Друзья
    • Группы
    • Обсуждения
    • Комментарии
    • Задача по чтению
    • Kindle Заметки и основные моменты
    • Цитаты
    • Любимые жанры
    • Рекомендации друзей
    • Настройки учетной записи
    • Помощь
    • Выйти
    • Мои книги
    • Обзор ▾
      • Рекомендации
      • Награды Choice Awards
      • Жанры
      • Подарки
      • Новые выпуски
      • Списки
      • Изучите
      • Новости и интервью

    • Новости и интервью 04
    • Детский
    • Христиан
    • Классика
    • Комиксы
    • Поваренные книги
    • Электронные книги
    • Фэнтези
    • Художественная литература
    • Графические романы
    • Историческая фантастика
    • Ужасы
    • История
        5004 Terrail

        Ла барон трпассе.

        Le Чамбрион.

        Les nuits de la Maison-Dore.

        Le piqueur Sonne-Toujours.

        Le Castel du Diable.

        L’anneau de fer du pass.

        La fe d’Auteuil.

        L’orgue de Barbarie.

        Жанна.

        Les aventures du baron de Brhat de Brhaut.

        Le Grillon du moulin.

        La Bohmienne du grand monde.

        Le serment des Hommes Rouges.

        Le Forgeron de la Cour-Dieu I.

        Le forgeron de la Cour-Dieu II.

        Mmoires d’un gendarme.

        La femme immortelle.

        Les nuits du Quartier Breda.

        Les exploits de Rocambole ou les Drames de Paris

        L’hritage mystrieux I.

        L’hritage mystrieux II.

        Le Club des Valets-de-Coeur I.

        Le Club des Valets-de-Coeur II.

        Les подвиги де Рокамболе I.

        Les подвиги де Рокамболе II.

        Les подвиги де Рокамболе III.

        Les Chevaliers du clair de lune I.

        Les Chevaliers du clair de lune II.

        Les Chevaliers du clair de lune III.

        Les Chevaliers du clair de lune IV.

        Ла Воскресение де Рокамболе I.

        Ла Воскресение де Рокамболе II.

        Ла Воскресение де Рокамболе III.

        Воскресение де Рокамболе IV.

        Le dernier mot de Rocambole I.

        Le dernier mot de Rocambole II.

        Le dernier mot de Rocambole III.

        Le dernier mot de Rocambole IV.

        Le dernier mot de Rocambole V.

        Les misres de Londres I.

        Les misres de Londres II.

        Les misres de Londres III.

        Les misres de Londres IV.

        Рокамбол в тюрьме.

        La corde du pendu.

        Carti Ponson du Terrail

        АНТИКАРИАТ ОНЛАЙН — VÂNZARE CĂRŢI VECHI ŞI NOI